Фортунская Светлана: другие произведения.

Война победоносная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По мотивам песен Булата Окуджавы и детских английских стихов в переводе С. Я. Маршака


   Война победоносная
  
   Король просил разбудить его на рассвете.
   Но рассвет - понятие относительное.
   И растяжимое.
   Едва только в саду королевского замка затрещала всякая птичья мелочь, а небо не посветлело даже, а так, слегка потеряло черноту, Королева, кряхтя, осторожно сползла с королевского ложа. А попробуй сползти с него неосторожно - ноги сломаешь, и шею, и еще какую-нибудь часть хрупкого королевского организма. Это же не ложе, это городская площадь на ножках! И под балдахином!
   Стараясь двигаться тихо и неслышно, но поминутно натыкаясь на мебель, Королева сновала по спальне, проверяя, все ли готово. Хорошо еще, что мебель в королевской спальне (табуреточки, пуфики, стульчики, столики, тумбочки) - под стать королевскому ложу, по размерам напоминала стадо пасущихся динозавров, а по удобству - россыпь валунов на языке ледника (об элегантности умолчим). Опрокинуть предмет меблировки в спальне, наткнувшись на него, мог, разве что Кинг-Конг, да и то вряд ли, но никак не тендитная Королева.
   Когда небо стало светлым, а птичья мелочь замолчала - завтракать отправились, пернатые! - Королева вскарабкалась на кровать и толкнула Короля в бок.
   -- Рассвет, Ваше Величество!
   Их Величество пробормотал: "Да, дорогая?" и повернулся на другой бок.
   Королева снова сползла на пол. Рассвет еще продолжается, так что Короля она разбудит чуть попозже. А пока ей нужно проверить при свете еще одну вещь: вчера за полночь шила при свечах.
   Королева развернула мантию и на вытянутых руках поднесла к окну, придирчиво проверяя, не светится ли где?
   Однако прорехи не светились, аккуратно заштопанные лилейной королевской ручкой. А вот горностай - да, горностай изрядно протрачен молью. И проплешины: живот у Короля круглый и упирается в стол, когда Король кушает или подписывает указы. Что делать? С горностаем нынче трудно, ни клочочка меха у Королевы не осталось, нечем подлатать изъяны. Королева взялась за маникюрные ножнички, выстригла проплешины, придав горностаевой оторочке затейливый фигурный изгиб.
   Когда рассвет наступил уже окончательно: солнце встало, птичья мелочь, накушавшись, игриво почирикивала, перепархивая с ветки на ветку или с карниза на карниз, а на хозяйственном дворе переругивались скотник с молочницей, Королева снова вскарабкалась на кровать.
   -- Ваше Величество! Рассвет уже наступил! Опоздаешь на войну!
   Подействовало.
   Пока Король умывался, причесывался и подравнивал бороду перед зеркальцем, Королева давала последние наставления:
   -- Вот тут белье, пожалуйста, после бани не надевай грязное, надевай чистые кальсоны и рубаху. А если промочишь ноги, то обязательно переоденься в сухое: тут три пары нитяных и три пары шерстяных носков, должно хватить. А вот тут, к изнанке мантии я приколола две иголки с нитками, не уколись ненароком. Если что-то порвется, попроси Ефрейтора, он тебе зашьет, он умеет. Драного не носи - смеяться будут.
   -- Кто? -- весело вскричал Король, лихо щелкая ножницами, -- кто посмеет? А кто посмеет, того я побе... Того мы победим! Мы всех победим! И ура!
   -- Обязательно, -- сказала Королева. -- А тут сухари, в одном мешке ржаные, а в другом - белые, и вот еще, отдельный мешочек - тут сладкие сухарики, к чаю. И цибик чаю. А соль в тряпочке, поаккуратнее с нею, не рассыпь - сам знаешь, как сейчас с солью... Махорки пачку я тебе положила, и пожалуйста, не угощай куревом всех подряд, а то тебе самому не хватит. Завтракать будешь?
   -- Зачем? На охоту ехать - собак не кормят, злее буду!
   -- Ну, очень-то не злись, прошу тебя, а то увлечешься и забудешь, что тебя дома ждут... -- Королева утерла слезинку.
   -- А ждать будут? -- спросил Король, отбрасывая ножницы и протягивая руки к Королеве.
   -- Очень, -- всхлипнула Королева, прижимаясь к мужу. Но совладала с собой и сдержала слезы. -- Присядем на дорожку?
   Присели, то есть вскарабкались на слоноподобные табуреты.
   Королева вздохнула.
   Король, едва сдерживая нетерпение, через три секунды вскочил.
   -- Ну, с богом!
   -- С богом, -- сказала Королева, сползая с табурета.
   Поцеловались по-русски, троекратно приложившись. Королева перекрестила мужа, потом не выдержала, прижалась еще раз к его груди:
   -- Возвращайся поскорее! С победой! И с пряниками!
   Король чмокнул жену куда-то возле уха.
   -- Пора, пора!
   Средь двора королевского замка выстроились войска.
   А по краям двора стояли женщины.
   Король с Королевой остановились на крыльце.
   -- Сми-ирна! -- скомандовал Ефрейтор.
   -- Ур-ра! -- вскричал Король. -- Мои храбрые воины! Мы отправляемся на врага! Мы его разобьем или...
   Тут надо было сказать "умрем" - во всяком случае, так было написано в бумажке, спрятанной в рукаве королевской мантии. Нет, он, конечно, выучил речь наизусть - вчера зубрил полдня, после обеда и после ужина; - но на всякий случай все-таки спрятал шпаргалку в рукав.
   Так вот, в шпаргалке пурпурным по белому (короли всегда пишут пурпурными чернилами, это им по должности полагается) стояло: "...разобьем или умрем". Королева предлагала вариант: "ляжем костьми", но Королю не понравилось - слишком заумно. Король всегда избегал заумностей и слишком высокопарных слов. Поэтому даже заменил первоначальный вариант "...или погибнем", на "умрем".
   Но солнышко так ярко сияло!
   Птички почирикивали!
   И мычание коровы, такое мирное, такое домашнее мычание доносилось со скотного двора - корову гнали на пастбище...
   И солдаты, все такие знакомые, такие молодые, и так преданно смотрели на короля, и такими чистыми, сияющими глазами, что вспоминать о смерти совсем показалось Королю неуместно, не вовремя, да и вообще не нужно. Какая смерть! Смерти вообще, может быть, и нету вовсе!
   Поэтому Король сказал:
   -- ...или не разобьем. Победа или... -- тут опять было слово которое Король не хотел сегодня употреблять - а ну ее, нету ее, и точка. И Король продолжал от себя, импровизируя, и шпаргалку не вспоминая:
   -- ...или не победа. Но мы все равно победим, потому что иначе просто быть того не может! Ура, за пряниками! В бой!
   -- Ур-ра! -- рявкнули десять молодых глоток. Нет, одиннадцать - потому что Ефрейтор тоже кричал "ура".
   На этом торжественная часть окончилась. Наступило время отправляться в путь.
   -- А где моя лошадь? -- спросил Король, оглядываясь. Лошади нигде не было видно.
   -- Королевский конь! -- вскричал Ефрейтор. -- Почему не привели королевского коня?
   Двое солдат побежали на конюшню. Вернулись они, ведя вдвоем лошадь, впряженную в телегу, а за телегой бежал, спотыкаясь, Конюх.
   -- Почему королевского коня в телегу запрягли? -- загремел Ефрейтор. -- Непорядок!
   -- Так ведь сено возить надо! Пока вёдро! -- огрызнулся Конюх.
   -- Ты разве не знаешь, что на сегодня назначена война? А ты со своим сеном! -- грозный Ефрейтор даже подбоченился. (Может быть, для того, чтобы ненароком не пустить кулаки в ход? Все-таки Конюх, хоть и виноватый - но все же наш, злость же нужно приберечь для Врага.) -- Распрягай!
   -- А все-таки сено важнее войны, -- бурчал Конюх, выпутывая лошадь из постромков и затягивая подпругу под королевским седлом.
   Ну, вот, наконец, и тронулись -- впереди Король, на лихом коне, за ним Ефрейтор, а дальше войско, по двое в ряд, бравые молодцы-солдатушки. И песню затянули: какой поход без песни?
   Женщины потянулись за ними, совсем не радостные, а почему-то расстроенные, и некоторые даже утирали слезы белыми платочками, и теми же платочками махали вслед войску.
   А Королева ушла с крыльца, Король заметил это и немножко огорчился. Хотя и пытался уход королевы оправдать рассудком: бедняжке горько расставаться с мужем, и не хочется омрачать его, мужа, отбытие своими слезами. Но сердцу, знаете ли, не прикажешь - сердце желало, чтобы королева была тут же, шла вместе с этими женщинами и махала мужу вслед. Платочком.
   Королева же взбиралась в это время по огромным ступеням замковой башни - право слово, этот замок выстроили динозавры для мастодонтов! - и слишком злилась, чтобы плакать.
   И через несколько минут Ефрейтор толкнул Короля, слегка надувшегося -- "ну, и поплакала бы, чего тут такого, а она взяла и убежала!" -- в его королевский бок:
   -- Ваше Величество! Оглянись-ка!
   Король оглянулся.
   -- Да не туда глядишь! Вон, на башню гляди!
   Король посмотрел на башню. Из самой верхней бойницы замковой башни высовывалась лилейная королевина ручка с белым платочком, а платочек этот был размером с добрую простыню. Это чтобы ему, Королю, было далеко ее видно, подумал Король, приосанился, даже гикнул:
   -- Га-га! -- и тоже подхватил песню, и вместе с солдатами запел:
   -- Мыла Марусенька белыя но-оги...
   Ать-два!
  
  
   И вот они возвратились.
   С победой.
   Победа незримо веяла над войском.
   Войско торжественно шествовало.
   Впереди вСйска, конечно же, Король.
   На лихом коне.
   А следом толстый интендант, пыхтя, тащил трофей - мешок пряников, сладких и печатных.
   Ур-ра!
   А дальше шел Ефрейтор и вел пленную.
   То есть это раньше она была пленная, а теперь Ефрейтор на ней женился, и стала она Ефрейторшей.
   А дальше шли солдаты.
   Королева, нетерпеливая, счастливая, сбежала с крыльца.
   Она хотела побыстрее кинуться к мужу на грудь, а пока Король слезал с лошади, обнимала лихого коня за шею.
   Но подошел Конюх, вежливо отодвинул Королеву и принялся расседлывать коня.
   -- Вот, -- сказал Король, -- теперь можешь возить сено, сколько твоей душе угодно.
   Король был доволен и весел: мы победили, и враг бежит, бежит... Убежал уже. И пряников целый мешок захватили, а мешок пряников - это вам не шутка! Это вам не какой-нибудь десяток, или даже два десятка - это мешок! Ура!
   Только что-то не слышны приветственные крики.
   И Конюх бурчит, что возил бы он сено, да нечего возить, сгнило сено, пока воевали.
   И Королева, обняв мужа, и поцеловав, и промочив его мантию на груди счастливыми и светлыми слезами, почему-то стала что-то считать, старательно загибая пальцы и шевеля при этом губами.
   -- Ты чего, Ваше Величество? Не рада, что ли?
   -- Рада-то я рада, да вот смотрю, куда твое войско подевалось? Было десять?
   -- Десять.
   -- А стало пять?
   -- Пять. Так ведь война, матушка Королева, а на войне всегда потери. Пятьдесят процентов живой силы - это еще ничего, это по-божески. Зато в технике потерь нет. И трофей! И пленная! То есть бывшая пленная, а теперь Ефрейтора жена...
   -- Это какая такая Ефрейтора жена? -- спросила стоявшая тут же, рядом Ефрейторша - не бывшая пленная, а та, которая оставалась дома. -- А я вот сейчас покажу ему жену! То есть я ему сейчас двух жен покажу! Трех! Он у меня сейчас гарем получит! -- и, выломав из окружавшего королевский замок забора жердину, кинулась на Ефрейтора. Ефрейтор спрятался за жену - за новую жену, разумеется. И ей, новой жене, тоже досталось жердиной.
   Так что триумфа не получилось.
   Победа пореяла-пореяла, потом плюнула и отправилась искать других победителей, иные триумфы, более торжественные и патетичные.
   А Король, и Королева, и войско остались в замке.
   Пряники поделили на всех - и на тех, кто воевал, и на тех, кто ждал.
   Каждому досталось по два пряника и еще по четвертушке.
   -- Вот видишь, -- сказал Король, -- а если бы все вернулись из военной схватки, то четвертушки бы не досталось.
   -- Пряников всегда не хватает на всех, -- сказала Королева грустно. -- Это такое общее свойство пряников - не хватать на всех.
   ...А потом пришла зима.
   И Королю перестали подавать сливки и масло к чаю.
   Король, конечно, этим обстоятельством весьма был возмущен.
   А придворная Молочница объяснила Королю, что сливки и масло можно получить из молока, когда молоко жирное. А для этого корову надо хорошо кормить. Сеном, например, и сочными кормами. А когда корова кушает одну сухую солому, то ни сливок, ни масла не получишь.
   А потом корова откинула копыта (говорить "сдохла" было никак нельзя, потому что Король специальным указом воспретил употребление слова "смерть" и всех его синонимов, и приходилось обходиться эвфемизмами).
   К чаю Королю перестали подавать и молоко тоже.
   А пряники уже давным-давно закончились.
   Потому что на самом деле сено важнее войны.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"