Фост Ольга: другие произведения.

Интервью первой леди

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.81*7  Ваша оценка:

  - До встречи...
  - Счастливого пути! Жду тебя...
   Закрыв за мужем дверь, первая леди пошла на кухню.
   - Татьяна Николаевна, я прилягу ещё на часок, - сказала она домоправительнице, почтительно вставшей из-за стола при виде хозяйки. - А вам приятного аппетита.
   Лестницей супруга президента пользоваться не стала, поднялась на второй этаж лифтом отсюда же, из кухни - не хотелось разгонять утреннюю полудрёму, тем более, что спать отправились, как всегда, сильно за полночь.
   Прилегла в постель, всё ещё теплую, уютно обмятую, прижалась к подушке мужа, вдохнула родные запахи и скомандовала себе ни о чём не думать. Для записи телеинтервью нужен покой.
   Телевизионщики приехали минута в минуту, зная, чем расположить и порадовать супругу президента - Ксения Дмитриевна сама никогда ни на какие встречи не опаздывала, делом чести считая уважать и своё, и чужое время. И в ближних, и в дальних кругах администрации давно и прочно усвоили: умение прийти точно в назначенный срок служило первой леди одной из характеристик человека - именно из этого исходя, решала она, как вести с ним дела, если вообще вести. И от мужа своих соображений не скрывала.
   Первая леди встретила журналистку и съёмочную бригаду в просторной, светлой гостиной - окна смотрели прямо в сад и были настежь раскрыты сейчас, по случаю небывало тёплого апреля.
   Пока техники устанавливали свет, а гримёр заканчивала хлопотать над журналисткой, Ксения Дмитриевна спокойно сидела на выбранном для неё оператором месте, погрузившись в мысли и будто чётки перебирая пальцами звенья тонкого золотого браслета. Подарок мужа... специально надела сейчас, для этого телеинтервью, не что-нибудь, а именно "его" серёжки и браслет. То, что первая леди дома и принимает "без галстуков", говорили не только украшения - она и одета была не в костюм, а в длинное тёмное-синее платье из мягкого трикотажа, на плечах - яркий шёлковый платок. Как обычно, минимум макияжа, волосы свободны от укладки: никакого официоза, добро пожаловать, страна.
   - Владимира Алексеевича избрали на третий срок, мои поздравления, - начала журналистка. - Но предстоит ещё шесть лет волнений, официальных приёмов, жёсткой подчинённости расписанному на годы вперёд графику...
   - Спасибо, Дарья. Возможно, то, что скажу дальше, прозвучит пафосно, но для Владимира Алексеевича это переизбрание - честь, он рад оправдывать доверие людей. Пафос переводится с греческого как страсть. Так вот, трудиться для страны, отдавать ей лучшее, на что способен - такая у Владимира Алексеевича страсть. У него дворянские корни, все мужчины в его роду служили отечеству, защищали его. Для таких людей вся страна, от края и до края - их родной дом.
   Впервые Ксения услышала о Володиных предках-дворянах от свекрови, которая категорически не принимала выбранной сыном подруги. Столько интересных и перспективных невест вокруг, из очень хороших семей, готовых породниться, поскольку ровня, в конце концов, а он нашёл эту... лохматую, не пойми как одетую... на каком-то подозрительном загородном концерте. Неизвестно, сколько болячек она уже успела собрать - нравы-то у этой явно свободные. А тут золотой мальчик вдруг словно с неба упал... ещё бы за такого не ухватиться? И ведь связей никаких - ну что за связи у археологов, вечно пропадающих в экспедициях, или у пролетарской бабушки, на которую они свалили воспитывать девчонку? Неудивительно, что она ни волос уложить не умеет, и руки не имеют представления о маникюре, а лицо... ужас лицо. И чем только Володю привлекла? Губами в корках, обветренной кожей и бровями, косметолога не знавшими?
   - Вы предстали зрителям совсем домашней, Ксения Дмитриевна, и это первое интервью такого рода. Предыдущие двенадцать лет вы не баловали прессу личными встречами, а те, что всё же случились - проходили в официальной обстановке.
   - Тому несколько причин. Изначально Владимир Алексеевич хотел - и я полностью его в этом решении поддерживала - чтобы общество судило о нём только по результатам работы. А любая информация о частной жизни политика его уровня - по сути, скрытая игра на эмоциях избирателей. Кроме того, дети были ещё подростками, заботы о них, о доме, о том, чтобы Владимир Алексеевич успевал отдыхать от своих нечеловеческих нагрузок, всё моё время занимали... Но теперь... теперь многое изменилось - и наши дети уже сами стали родителями, и новое поколение вот-вот активно вольётся в жизнь общества... президент предложил, и я согласилась, что будет верным показать - кто они, люди, управляющие государством, если смотреть на их спутниц и глазами их спутниц. Небожители - или у них такие же тревоги, как и у всех? И если такие же, как и все, то что именно делают они, чтобы оказаться у руля государства. Серию интервью решили начать с меня.
   - И как же вы думаете, Ксения Дмитриевна? Небожители?
   - Когда-то мне так и самой казалось - пока Владимир Алексеевич не занялся политикой, пока не вошёл в самые высокие эшелоны... Выяснилось - это труд, ответственность огромная, колоссальная загрузка... себе человек не принадлежит. Он принадлежит своей работе. И его работа - это он сам. Для себя я поняла, что мужчине предельно важно, чтобы его работу ценили и уважали, работа для него - продолжение личности, неотъемлемая часть её. Не отделяет себя мужчина от дела жизни, как женщина не отделяет себя от своих семьи и детей. Попробуйте, встаньте между матерью и ребёнком... вот то же самое получится, если встать между мужчиной и его делом...
   Что бывает, если оказаться между женщиной и её ребёнком, Ксения испытала сполна. Господи, она же не хотела, она даже и не думала отнимать Володю у мамы! Мама - это святое... и пусть бабушка всю жизнь проработала на заводе, но кое-что важное внучке объяснить сумела.
   Свекрови же всё представлялось иначе. И став уже совсем взрослой, Ксения вполне её понимала - не просто чуждого круга появилась девочка у сына, но ещё и с очень самостоятельным, независимым характером, хотевшая свой с мужем дом, а не жить при мальчике наложницей да на родительском обеспечении. Хуже того - мальчик и сам стремился всего в жизни добиться лично. И если с ним одним ещё можно было бы управиться, то при жене, которая скалой стоит за этот его интерес...
   Сестра свекрови однажды предупредила Ксению: "Сжигай прокладки сразу, никаких мусорок. На эту кровь порча наводится смертная. И не заметишь, как всё..."
   Ксения передёрнулась и отмахнулась от совета - дичь какая-то, ей-богу. Тем более, тогда только Алёшенька родился, счастье пухлое и в точь, как папа, ясноглазое, Володя самозабвенно отцовствовал - до мрачных ли тут мыслей, при такой-то радости? Но вдруг на ровном месте заболела... врачи, лучшие врачи разводили руками, в лучших клиниках, какие только оказались доступны Володе по тем временам...
   Хорошо, в тот год ещё жива была бабушка, она-то и помогла - нашла через знакомых проверенную женщину, около месяца ездила к ней Ксения ежедневно, отчитывала та её - а заодно и возможный способ порчи указала...
   Да и после сестра свекрови много чего рассказывала Ксении нехорошего, запредельно тёмного, творившегося за спиной. Но однажды в ответ услышала тяжёлый вздох: "В любом случае, она - мама моего мужа. И сына вырастила замечательного. Так что... пусть её".
   - Интересные украшения на вас, Ксения Дмитриевна. Мы привыкли видеть первую леди в изделиях лучших ювелирных заводов страны. Каждое, как известно, уникально, отличается оригинальным дизайнерским решением. А сейчас эта простота...
   Первая леди улыбнулась, дотронулась до запястья, до неброских кружочков в ушах...
   - Те украшения - они парадные, для приёмов. И само собой, я признательна каждому мастеру, который вложил в них душу. Понятно, что таким образом мы показываем всему миру, кем и чем ещё богата наша страна. Но дома - вот. Между прочим, тоже оригинальное дизайнерское решение. Муж их сделал, руки-то золотые, да и первое образование у него техническое. Экономическое - то уже после, когда ушёл в политику... А по молодости увлекся вот ювелирным делом. Из старинных бабушкиных наручных часов этот мой браслет. И пуссеты... мне тогда ну так хотелось настоящие, чтобы с винтиком. Он и постарался...
   Он вообще всегда очень старался. Чувствовал, насколько между самыми близкими его женщинами нет лада - но не слинял в сторонку, оставив их разбираться один на один, как поступило бы на его месте большинство. Прямо говорил: вы мне обе нужны и дороги. Ни единое семейное торжество не обходилось без Володиных тостов в честь каждой.
   Всё это привело лишь к тому, что свекровь никогда не затевала с Ксенией скандалов при сыне. Наоборот, являла саму любезность. Но стоило им остаться вдвоём, яд из старшей женщины начинал хлестать. "Ты, часом, не лесбиянка?" - поинтересовалась как-то, разглядывая Ксению, одетую в брючный костюм. А та, грешным делом, действительно предпочитала брюки юбкам: удобнее с сыном в салочки побегать или через забор перелезть...
   - Разрешите вопрос о детях? Раньше эта тема находилась за семью печатями...
   - Она и теперь, и впредь не будет подниматься ни в наших, ни в мировых СМИ, таково уже не только наше с мужем стремление, но и наших детей. На семейном совете мы договорились - на интервью я сообщу лишь, что когда пришла пора получать паспорта, оба взяли другие фамилии. Это их решение, мы не навязывали. Но и сын, и дочь хотели быть собой, а не нашими тенями. Дочь вышла замуж за моряка и уехала с ним в его родной город. Мы переживали, конечно, тем более, она почти сразу нас дедушкой и бабушкой сделала - где-то там, вдали... но наша девочка сказала, что дом там, где любовь, и что жена должна быть рядом с мужем, словно нить с иглой. Разве могли мы с отцом возражать, если сами всю жизнь так и думаем? И сын женат. И тоже в другом городе. Созваниваемся ежедневно, иногда по скайпу говорим. Очень стараюсь удерживать себя, чтобы не давать непрошеных советов невестке, не воспитывать её... это трудно... но получается.
   А если не успокоить себя, не заставить думать, что ребёнок имеет право жить, как считает нужным - и с теми, с кем ему интереснее и лучше, то недолго и до беды...
   В тот день Ксения, как обычно, гуляла с Алёшей в парке. Он увлечённо копался в песочнице, строил что-то, она присела на скамейку поодаль - и видеть его, и не мешать: сын собрал гены независимости от всех, от кого смог - а Володя с Ксенией условились очень считаться с Алёшиным "я сам!"
   Парк и обычно многолюдная детская площадка оказались пустыми. Редкие прохожие мелькали где-то вдали. Ксения и не придала тому особого значения - ну, мало ли... И что какая-то крупная средних лет женщина в красивом костюме подошла и присела рядом... а потом вдруг подвинулась ближе и заговорила с Ксенией. О том, как одинока, муж часто в разъездах, а она вот сама по себе... Ксения понимающе кивнула: Володя тогда как раз начинал ездить по стране, неделями пропадал - общался, общался. И с людьми прямо на улицах, и с руководителями в высоких кабинетах... Старался вникнуть во всё - очень Ксения любила в нём эту его вдумчивость, въедливость. И пусть другие называли то же дотошностью и шилом в одном месте...
   Женщина придвинулась вплотную:
   - Понимаешь меня? Значит, мы похожи...
   Ксения только и успела взглянуть недоуменно, а женщина уже обхватила крупной ладонью грудь Ксении и присосалась к её губам...
   Миг-другой - Ксения изо всех сил отпихнула насильницу.
   - Пошла...! - заорала.
   - А ты ничего штучка, сладкая, - усмехнулась та. - Жаль, с тобой было бы вкусно.
   Развернулась и, тяжело ступая, удалилась.
   Не зная, куда деться от гадливости, Ксения затравленно, сквозь пульсирующую мраком пелену посмотрела - не видел ли Алёша, не бежит ли на мамин крик. Но малыш если и отвлёкся, то опять занимался своим замком.
   Трясущейся рукой Ксения достала носовой платок, утёрлась и выбросила платок в урну. Того показалось мало - и она шагнула в ближайший куст, прижимая его листву к лицу, будто полотенце. Это освежило. И сердце перестало колошматиться...
   Следующим вечером Володя вернулся домой весёлый. Страшно весёлый. Губы в улыбке, а в глазах... Отказался ужинать, молча налил себе выпить. Дождался, когда Ксения уложит Алёшу, выйдёт на кухню - и бросил на стол несколько фотографий. Из того самого парка. На той самой скамейке... Вчерашние фотографии.
   Сначала она попыталась говорить. Несла абсолютный бред. Что-то вроде: я не буду оправдываться, если ты мне не веришь, если ты веришь, что я виновата перед тобою, давай сразу разойдёмся, Алёша останется с тобой, папа мальчику нужнее, квартира, дача, машина - всё вам. Мне ничего...
   Он молчал, и молчание это набухало кровью.
   Молчал!
   "Да скажи же ты хоть что-нибудь!" - хотела крикнуть Ксения... не крикнула.
   Тишина.
   И только тяжесть в Володином взгляде. Тяжесть, за которой едва удерживаемое...
   Бешенство, поднявшееся в ней, напугало саму Ксению. Она словно раздвоилась тогда: ледяное спокойствие, намертво сцепленные челюсти и готовность в любой момент скрутить ошейник на горле вздыбившегося зверя - и сам зверь с пылающим яростью зевом, готовый рвать, рвать! Всех тех, кто хотел вот так, грязно и подло, разрушить не просто самое лучшее, самое драгоценное и чудесное, что когда-либо могло быть у неё, у него, у их сына - три жизни разрушить! Разрушить... просто потому, что они посмели сами решать свою судьбу.
   Ксения стиснула кулаки и двинулась на Володю. Подошла вплотную, тяжело дыша сквозь сжатые зубы. Посмотрела Володе даже не в глаза - а туда, в самую глубь завороженно расширившихся зрачков.
   Кулаки у Ксении были небольшие, но острые, и бить она умела с обеих рук. Коротко, резко, по-мужски, в солнечное сплетение, в печень - сказалось дворовое детство среди шпанистых мальчишек с их ножичками, приёмчиками... В общем, случись Ксении потерять над собой контроль, покалечить бы сумела. Поэтому она сдёрнула с плеча полотенце и принялась хлестать им Володю - по лицу, голове, плечам! Выбить этот ужас! Выбить, уничтожить!
   А он даже не закрывался - только веки вздрагивали рефлекторно, когда ткань со свистом царапала воздух возле глаз.
   Но женские силы - не то, что мужские: надолго не хватает. И когда Ксения, в голос рыдая, уронила руки и отступила, он обхватил её крепко-крепко и притиснул к себе, делая их единым.
   В ту ночь они зачали Веронику, и появление её вдруг примирило свекровь с невесткой.
   - Скоро у президента день рождения. Уже приготовили подарок?
   - Обязательно, но, конечно, это мой секрет, мой сюрприз.
   И, правда, не говорить же на всю страну, что условились с детьми - приедут все! В смысле, и с малышами... Есть, есть нечто такое, о чём ни в коем случае нельзя, которое касается только их - и никого другого. Володя на сей счёт крайне жёсток, равно и Ксения: мой дом - крепость. А ещё... нам в этом году век на двоих, родной. А в следующем будет тридцать три года нашей первой встрече...
   - Что делает супруга президента, когда мужа нет дома?
   - Зависит от того, где именно муж. Если на работе, то готовлю что-то для него - у нас, конечно, прекрасная домоправительница, она же талантливый кулинар, но хотя бы раз в день жене следует самой угостить мужа... А если он в отъезде... Грущу. Скучаю. Очень жду. Хотя всегда, постоянно чем-то занята. Нашими благотворительными фондами, например, или посещением подопечных этих фондов. Опять же, почта. У меня большая частная переписка, ведь все в стране знают, что можно напрямую написать президентской паре... Ещё я в редколлегии нескольких журнальных и книжных изданий - а потому бывают собрания, на которых нужно присутствовать. Но даже среди этих дел я не перестаю ждать мужа. И стараюсь почаще говорить ему о том. Человеку жизненно важно знать, что он любим и что его ждут... Да, мне порою его сильно не хватает - посидеть рядышком, поговорить на кухне за чаем, или погулять спокойно вместе, или кино сесть посмотреть... Но - у него такая работа, где во всё надо тщательно вникать, чтобы делать её так, как он привык. То есть - хорошо. А я - очень стараюсь помогать ему эту работу исполнять.
   На том первая леди и остановилась. Хотела бы продолжить, но решила приберечь для милого... когда его долго нет дома, а меня с собою почему-либо не взял или позвонить ему нельзя... что ж, есть его фотографии, есть наше домашнее видео, есть письма, наконец!
   "И сегодня я напишу тебе ещё одно, - подумала женщина и улыбнулась. - Ты ведь ждёшь, родной, мы оба очень этого ждём. Значит, нить будет рядом, всегда рядом, игла ты моя, иголочка".

Оценка: 7.81*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"