Fox-King: другие произведения.

Плохая Курама (фанфик по Наруто)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Может ли биджуу полюбить кого-то, если даже собственный создатель для нее не более, чем еда? Может ли страдавший всю жизнь человек понять монстра, являющегося причиной его страданий? Может ли чудовище обуздать свою силу и не навредить крошечному парнишке? Может ли ничтожный мальчишка изменить самое могущественное существо мира шиноби и остаться при этом в живых, или же поддастся тлетворному влиянию и будет развращен кровожадной кицунэ? Тема лисьих сисек раскрыта чуть более, чем полностью. Романтики найдут здесь много флаффа, хентайщики - прон, любители экшна - интересный хитрозакрученный сюжет. Уверяю, к этой книжице равнодушны вы не останетесь. Прона много, с подробными описаниями, потому, гетоненавистники, остерегайтесь. Прода выходит ежедневно в районе 10:00-12:00 по мск.

  Пролог
  
  Жила себе демонесса кицунэ, никого не трогала, скорее наоборот - все хотели 'потрогать' ее. Имея облик высокой молоденькой девушки, которой сложно было дать больше шестнадцати, Курама без труда соблазняла всех мужчин, которых хотела. У нее были длинные волосы до пояса, цвета полированной бронзы, точеное личико с чистой светлой и нежной кожей, и красивые упругие груди четвертого размера. Все это великолепие прекрасно дополнялось совершенной фигурой с осиной талией, аккуратными ягодицами и длинными стройными ножками.
  
  Демонесса великолепно маскировалась, и, за сотню лет, ее так ни разу и не раскрыли. Тем не менее, во избежание, лисица время от времени переселялась на новое место, путешествуя по всему свету и отрабатывая свой хлеб с маслом натурой. Совокупляясь, кицунэ поглощала силу своего партнера, продлевая свою жизнь, отчего она была совсем не против беспорядочных половых связей, ведь подхватить какую - нибудь заразу она была не в состоянии.
  
  Кицунэ считала людей жалкими, тупоголовыми и некрасивыми созданиями, отношение к которым колебалось от неприязни до открытого презрения, в зависимости от настроения лисицы, положения звезд на небе и погоды на Марсе. Тем не менее, кицунэ старалась не вступать в открытые конфликты - ей это было ни к чему. Демонесса не испытывала никакого пиетета перед человеческой жизнью, потому не гнушалась убить одинокого прохожего в темном переулке ради кошелька звонких монет, если рядом не было свидетелей.
  
  Курама умела превращаться в лисицу, что очень помогало ей пробраться незамеченной почти куда угодно. Кицунэ любила гулять по лесу в истинном облике, во время одной из таких вылазок, она почуяла одинокий запах человека. Любопытная от природы, демонесса направилась к его источнику. Лисица обнаружила небольшой бревенчатый домик, он был пуст. Курама превратилась в девушку, при этом вся ее одежда и вещи остались при ней, ведь она была не оборотнем, а колдуньей.
  
  Ровные тонкие пальчики ловко орудовали отмычкой, уже через минуту, замок поддался и кицунэ проникла в дом. На первый взгляд, здесь не было ничего необычного - одноместная кровать, камин, кресло, пара картин, комод, ковер на полу и кладовая, наполненная солониной и сыром, которую Курама с радостью опустошила. Жуя кусок мяса, девушка проверила все ящики массивного комода. В них не было ничего ценного, но в нижнем лисица обнаружила двойное дно, под которым была кнопка. Ведомая любопытством, кицунэ нажала на нее.
  
  Раздалось тихое шипение, пол в углу просел вниз и отъехал в сторону, открыв вход в подземный туннель. Шокированная кицунэ поперхнулась и, с третьего раза, выплюнула комок мяса. Посмотрев испепеляющим взглядом на ни в чем не повинный продукт, Курама пошла в подземелье. Девушка закрыла носик ручкой - в помещении стоял невероятно терпкий запах, отдаленно напоминающий саке, ранее ей никогда не встречавшийся. В красивые коралловые глаза ударил яркий белый свет, лисица никогда не видела ничего подобного, потому продолжила свой путь. Вокруг были стеклянные капсулы, наполненные зеленоватой жижей, в которых плавали самые разнообразные гомункулы. Девушка постучала ноготком по стеклу, за которым находилось отдаленное подобие человека, и в ужасе отскочила - существо внутри открыло глаза и показало ей средний палец, после чего снова обессиленно обмякло.
  
  - Как грубо! - прошептала кицунэ и пошла дальше.
  
  Девушка услышала металлический лязг за углом, прижалась к стене и осторожно выглянула за угол. Там был человек в белом халате с руками, облаченными в резиновые перчатки, он ожесточенно колупался скальпелем в теле странной на вид кошки. Странность ее заключалась в наличии двух хвостов. Тут незнакомец замер и повернул прикрытое окровавленной маской лицо в сторону гостьи. Глаза его были серыми с черными кругами, расходящимися от зрачка, похожими на след от брошенного в воду камня. Перепуганная кицнунэ тут же шмыгнула за угол, но не успела сделать даже один шаг, как перед ней очутился тот самый незнакомец и прижал ее шею локтем к стене.
  
  - Ну и что это мы тут делаем? - просветив тело девушки риннеганом, Рикудо возмутился.
  
  - Жрем чужой недельный запас провизии?! Грязная воровка! Я научу тебя хорошим манерам!
  
  Полубог замахнулся одетым в окровавленную перчатку кулаком, но кицунэ использовала всю накопленную силу, чтобы погрузить его в свои чары. Мудрец замер, в его необычных глазах появилось слепое обожание, лисица коварно усмехнулась - горе-экспериментатор попал на все сто. Кицунэ сильно обиделась на угрозы, потому судьба мужика с этого момента была предопределена.
  
  - Любимая... - протянул Рикудо, лисица презрительно сморщилась и отпихнула его в сторону.
  
  - Кто ты и чем занимаешься? - властным тоном спросила кицунэ.
  
  - Я ученый, я пришел сюда из другого мира. Меня зовут Рикудо. Недавно, я победил Шинджу и запечатал его в себе. Теперь, я собираюсь разделить его силу на девять частей и запечатать в разных существ.
  
  В коралловых глазах кицунэ с каждой секундой проявлялся все больший интерес. Шинджу был стихийным бедствием этого мира - огромный десятихвостый монстр уничтожал целые государства ради развлечения. Однажды, лисица имела удовольствие, сидя в кустах, лично лицезреть его величество, когда он топтал поселок, в котором был ее дом. Желание хоть как - то ему отомстить еще не угасло.
  
  - А мне можешь эту силу передать?
  
  - Не всю. Я не смог убить Шинджу, мне пришлось выкинуть его тело на луну. Если вся его сила будет в тебе, то он поглотит твой разум и вернет свою былую мощь, как только получит назад свое тело.
  
  Лисица скептически подняла бровь, но ее жертвы не могли лгать, находясь под чарами.
  
  - Сколько можешь дать?
  
  - Я подготовил девять существ для приема чакры, объем идет в порядке возрастания: енот, кот, черепаха, обезьяна, лошадь, слизень, жук, осьминог, лиса...
  
  Кицунэ ухмыльнулась - даже этот болван понимал, что лисы заслуживают большего.
  
  - В лису планировалось поместить тридцать процентов силы Шинджу.
  
  - Давай сорок и по рукам.
  
  - Хорошо, но мне понадобится время, чтобы переделать установку под человека.
  
  - В этом нет никакой необходимости, кицунэ сменила облик, Рикудо кивнул и демонесса снова превратилась в девушку. Мудрец потянулся рукой в окровавленной перчатке к ее груди, возмущенная кицунэ дала ему затрещину.
  
  - Отвали, мясник!
  
  - Как скажешь, любимая.
  
  Как оказалось, Рикудо уже готовился к запуску своей установки. Кицунэ как раз доела все, что еще оставалось в кладовой - демоническое тело потребляло много энергии, когда мудрец позвал ее.
  
  - Любимая, все готово!
  
  - Ну наконец - то!
  
  Мудрец вывел кицунэ из дома, подошел к странному на вид шатру. Скинув брезент, Рикудо открыл взору Курамы круг из девяти столов, на восьми из которых были прикованы живые животные, девятый же был свободен. Лисица на секунду засомневалась, но если бы Рикудо захотел причинить ей вред, то чары бы парализовали его, значит, все было более или менее безопасно, во всяком случае, так думал ученый. Курама превратилась в лисицу, Рикудо бережно положил ее на стол и зафиксировал лапы металлическими браслетами. Мудрец засунул толстый резиновый шланг в пасть кицунэ, такие же были у остальных животных.
  
  Рикудо подошел к сложной металлической конструкции, оснащенной небольшим светящимся экраном, потыкал в маленькие кнопочки, взял связку шлангов, оканчивающихся толстыми металлическими иглами. Шиноби активировал риннеган и, с его помощью, воткнул иглы в тенкецу у себя на животе, где содержалась чакра Шинджу. Курама уже с трудом сдерживала рвотные позывы - кусок вонючей резины в ее прекрасной пасти обладал отнюдь не лучшими вкусовыми качествами. Мудрец дернул рубильник и осел на землю - компьютер ввел ему снотворное, чтобы человек не сошел с ума от боли.
  
  Кицунэ почувствовала, как почти невесомая субстанция потекла в ее глотку. Она сразу же впитывалась в стенки желудка и наполняла все ее тело невероятной энергией. Уголки губ лисы приподнялись в легкой улыбке - с такой силищей, она будет жить вечно и сможет очаровать даже даймё со всеми его прихвостнями. Все же, ей невероятно повезло. Процесс длился почти трое суток, кицунэ уже очень сильно хотела в кусты, с трудом сдерживаясь от греха, когда Рикудо наконец - то очнулся и освободил ее. Отплевываясь и отфыркиваясь, лисица побежала в лес и вернулась обратно через несколько минут, изрядно приободрившаяся, но все еще кислая, как молоко недельной давности - поспать за это время ей не удалось. Курама почувствовала, что ее чары слабеют, и Рикудо уже приходит в себя, потому использовала часть полученной силы и снова поработила его разум. К несчастью для жертвы, повторное использование столь мощного гендзюцу за столь короткий период приводило к быстрой потери памяти и маразму. Впрочем, кицунэ было плевать на жалкого человечишку.
  
  - Любимая, все готово.
  
  - Поздравляю! - ответила лисица и пораженно затихла - раньше, она не умела говорить в облике зверя!
  
  - Какого черта... - раздалось праведное возмущение из - за спины Рикудо. Это был енот, пришедший в себя и обнаруживший на своих лапах кандалы.
  
  - Так, ладно, мне пора. Разбирайся пока со своим зоопарком.
  
  - Хай!
  
  Довольная собой, кицунэ отправилась в свое жилище, оставив Рикудо наедине со своим зверинцем.
  
  Глава 1 - Начало (Наруто)
  
  Шестилетний мальчик жил один. Никто не понимал, как такое возможно, и почему его не сдали в детский дом, но по приказу Хокаге, все было так, как было. Хирузен считал, что такая жизнь будет некоторой альтернативой Корню АНБУ, с чем, в принципе, согласились все старейшины, кроме Данзо - никто не хотел усиливать и без того слишком могущественную независимую военную структуру. Одиночество и нападки сограждан должны были закалить мальчишку, придать ему стрессоустойчивость и полную самостоятельность. Если же джинчуурики выйдет из под контроля - за ним постоянно следил кто-то из АНБУ, специализирующихся на фуиндзюцу.
  
  Наруто, как всегда, проснулся ранним утром, чтобы сходить в магазин, пока жители деревни спали. Позавтракав раменом быстрого приготовления, приняв душ и одевшись в серую футболку с синими шортами и синими же сандалиями, блондин вышел на улицу. Пыльная дорога встретила его полной тишиной, мальчишка побежал за продуктами. Избегая всех немногочисленных прохожих, мальчишка вышел на финишную прямую - темную подворотню, за которой горела вывеска 24/7.
  
  К большому несчастью, за мусорным баком тусовались трое пьяных в зюзю парней лет шестнадцати, не просыхавших всю ночь.
  
  - О, смотрите, да это же наш лисеныш... - Наруто застыл от ужаса и начал медленно пятиться.
  
  - Иди сюда, пиздюк! - худощавый пьянчуга в три шага настиг кинувшегося наутек мальчонку и поднял на вытянутых руках.
  
  - Отпустите!!! Пожалуйста!!! - мальчишка заплакал.
  
  - Давайте научим этого лисеныша уважать старших... - огромный кулак нанес сокрушительный удар по ребрам малыша, три из них с хрустом сломались. Наруто закричал.
  
  - Заткни пасть, сучонок... - следующий удар переломил руку мальчика, как тростинку, когда он прикрыл ей лицо. Узумаки завизжал, как резаный, с ужасом уставившись на окровавленную кость, торчащую из плоти.
  
  - Я сказал заткнись! - третий удар сломал челюсть ребенка и выбил его в подсознание.
  
  - СТОЯТЬ! - заорал человек в маске АНБУ, спрыгнувший с крыши дома. Пьяницы в ужасе разбежались, шиноби подошел к телу и взвалил его на плечо, отправившись в госпиталь.
  
  - Чертов лисий выкормыш, стоит отойти отлить, как эта тварь влипает по самое небалуй. Как это проблематично... Когда же он наконец сдохнет? - АНБУ мечтательно закрыл глаза, прыгая с крыши на крышу - это было бы просто замечательным подарком для усталого шиноби.
  
  Наруто очнулся в темном подземном помещении, по щиколотку заполненным водой. Чудовищная боль исчезла, мальчишка побрел вперед, размышляя над случившимся.
  
  - Почему?! За что?! Что я им сделал? - вопросы повисли в тишине. Курама услышала тот звук, который уже отчаялась услышать - шлепки ног по воде. Лисица сделала то, чего не делала уже несколько веков - она сменила облик, превратившись в прекрасную девушку с лисьими хвостами и ушами. Оглядев пушистые принадлежности, демонесса зажмурилась, напыжилась и скрыла их с помощью хенге. Дзюцу простых людей давались ей нелегко, отчего требовалось постоянное умственное напряжение, чтобы их поддерживать. Лисица решила действовать хитростью - малышу шесть лет, его мать я с наслаждением размазала по земле, значит, ничто мне не мешает ею притвориться и заманить сучонка в клетку, и тогда, я наконец вырвусь отсюда.
  
  Мальчишка вошел в темный зал, пополам перегороженный железными прутьями. Курама коварно ухмыльнулась и вышла на свет.
  
  - Кто ты?! - пораженно спросил парнишка.
  
  - Я твоя мама, помоги мне, сынок, открой эту клетку, - изо всех сил изображая муку в голосе проговорила лисица.
  
  - МАМА!!! Мамочка... - мальчишка кинулся к девушке, Курама мечтательно зажмурилась, представив, как она разорвет сочное тельце на кусочки и будет медленно жевать такие сладкие мясные волоконца. От таких мыслей, Кьюби потеряла концентрацию и хенге слетело, мальчишка замер в нескольких метров, с ужасом уставившись на мохнатые лисьи атрибуты.
  
  - Почему ты остановился, сынок? - лисица заметила свои хвосты, зашипела, сменила облик и кинулась на решетку. Огромная когтистая лапа обрушилась на каменный пол в паре сантиметров от Наруто, мальчик завизжал и побежал прочь. Курама вцепилась зубами в железный прут и ожесточенно скребла каменный пол огромными когтями оставляя на нем глубокие борозды.
  
  - ТВАРЬ!!! МАЛЕНЬКИЙ ГАДЕНЫШ!!! ИДИ СЮДА, Я СОЖРУ ТЕБЯ!!! - заревела лисица вслед удаляющейся свободе.
  
  - Прошу... - Курама всхлипнула и свернулась в позе эмбриона в мокрой клетке, обхватив хвосты лапами.
  
  - Почему ты не можешь просто сдохнуть?! Почему? - из красных глаз потекли ручьи слез. У Курамы уже не было сил бесцельно биться о холодный металл, это продолжалось уже больше века, все это время она была заперта самыми изощренными способами. Ее распинали на каменном шаре, ее сковывали цепями, ее кидали в мокрые клетки, ее ненавидели, ее били, ее унижали, у нее отобрали все - силу, свободу и радость в жизни.
  
  - НЕНАВИИИЖУ!!! - провыла лисица.
  
  Я много прошу? Неужели так сложно давать мне пару шиноби раз в месяц? Я же погибну от голода! Тупые людишки, почему вы такие тупые? Почему вы просто не признаете мою власть? Я бы никогда не повелась на кошелек звонких монет, я бы все делала правильно, по совести. Нарушил закон - стал моим обедом, стал героем - получил награду. Это было бы правильно, всем было бы хорошо. Но нет же, надо сопротивляться, нужно причинять боль и мне, и себе!
  
  Наруто очнулся в госпитале через три дня, его раны уже затянулись, чакра Кьюби инстинктивно лечила и оберегала своего носителя, несмотря на желание своего источника сожрать, переварить и испражниться этим самым носителем. Медсестра, протирающая подоконник, презрительно скривилась, когда ее взгляд упал на небесно голубые глаза.
  
  - Что, лисеныш, очнулся? Вали отсюда!
  
  - Почему вы называете меня лисенышем? Что я такого вам сделал?! - завопил мальчишка, у которого уже не было сил сдерживаться.
  
  Медсестра сконфуженно надула щеки - Хокаге всем строго настрого запретил рассказывать джинчуурики о его квартиранте.
  
  - Ты, маленький засранец, жрешь нашу еду, пьешь нашу воду, тратишь наши лекарства и дышишь нашим воздухом, хотя ты уже здоров. Пошел вон, пока я не расшибла твою поганую башку вот этой самой табуреткой! - медсестра взяла в руки указанный предмет мебели и угрожающе двинулась на мальчонку, тот в ужасе вскочил с койки и сиганул в окно, благо, это был первый этаж.
  
  - Чертов Кьюби, чтоб у тебя хрен отсох, проклятое животное! - в сердцах крикнула убегающему парнишке медсестра.
  
  - Мамочка... Папочка... Мне вас так не хватает... - девушка всхлипнула, вспомнив тот день, когда ее родители навсегда исчезли в глотке чудовища. Почему эти старые ублюдки, которые стоят у руля, не прикончат эту тварь? Почему он свободно разгуливает по городу, словно ничего не произошло? Медсестра в сердцах пнула табуретку и вышла из палаты.
  
  Наруто расслышал последние слова медицинского работника. Кьюби? Кто такой Кьюби? Может быть, дело в нем? Нужно разобраться... Не могут все люди быть злыми и ненавидеть меня просто так, на все есть причина... А может... Эта тварь внутри меня и есть Кьюби? Шокированный парнишка замер с занесенной ногой. Это все объясняет! Нужно срочно спросить об этом старика Третьего...
  
  Мальчишка побежал в резиденцию Хокаге. Секретарша окинула его полным ненависти взглядом, но не стала препятствовать - Хирузен приказал ей впускать демона без лишних расспросов. Наруто вежливо улыбнулся и легонько поклонился, лицо девушки скривилось - она бы своими руками придушила эту тварь, шесть лет назад спалившую ее дом вместе с новорожденным сыном, если бы не приказ Третьего. Узумаки тяжко вздохнул и пошел в кабинет Хокаге.
  
  Постучавшись и протиснувшись в дверь, мальчишка увидел старика Третьего с его любимой трубкой в зубах. Хирузен поднял на мальчишку тяжелый взгляд, но, увидев, что это сын его ученика, стыдливо опустил взгляд в пол. Минато хотел, чтобы Наруто считали героем, он и был героем, который спас деревню от Кьюби, который удерживал его в себе и защищал тем самым каждого жителя Конохи. Хокаге был в курсе недавнего нападения на маленького мальчика, джинчуурики едва не погиб, трое парней избили до полусмерти маленького ребенка. На что только не способен человек, потерявший близкого, особенно в состоянии алкогольного опьянения. Тем не менее, гибкая психика ребенка подстраивалась под жестокое давление со стороны окружения и Наруто оставался все тем же добрым, неискоренимым оптимистом, каким был его отец.
  
  - Привет, Наруто.
  
  - Здравствуйте, Хокаге-сама.
  
  - Оставь весь этот официоз... Ну, с чем пожаловал?
  
  - Меня снова избили...
  
  - Я уже приказал наказать виновных.
  
  - Возможно, это не их вина... - глаза старика удивленно расширились.
  
  - Когда я потерял сознание, я попал в какое - то мокрое подземелье... - Хирузен подобрался к столу и напрягся.
  
  - Там за решеткой была девушка, она сказала, что она моя мама... - Кушина?! Но как такое возможно...
  
  - Когда я подошел к клетке, у нее появились лисьи уши и хвосты, я испугался и остановился. Она превратилась в огромного монстра и попыталась сцапать меня, - Е**** в рот... Секундочку, но Кьюби же лис, а не лиса! Хотя кто их разберет этих биджуу, никто ведь не полезет к ним между лап, чтобы понять, самец это или самка. В целом, особо это ничего не меняло, разве что, нужно было усилить печать.
  
  - Тебе это приснилось, - уверенным тоном изрек старик.
  
  - Но в больнице на меня набросилась сумасшедшая медсестра с табуреткой и назвала меня Кьюби!
  
  - Ты сам ответил на свой вопрос, она сумасшедшая. Такое случается, особенно в наше время.
  
  - Я понимаю... Старик, почему все ненавидят меня?
  
  - Я не знаю, Наруто. Но твои родители любили тебя всем сердцем, они верили, что ты станешь сильным и сможешь преодолеть все трудности, став достойным шиноби и хорошим человеком. Храни Волю Огня в своем сердце и тебя обязательно признают.
  
  - Аригато, Хокаге-сама. Тогда, я пожалуй пойду.
  
  - Иди с богом, малыш.
  
  Наруто вышел из резиденции и направился к себе домой. В тот же вечер к нему явились АНБУ и усилили печать, сделав проникновение в подсознание невозможным для Наруто, по крайней мере, на ближайшие несколько лет. Валяющаяся в темной меланхолии Курама лишь лениво лягнула лапой стальную решетку, почувствовав изменения в печати. Она все равно ничего не могла сделать, потому накрыла морду хвостами и залилась горькими слезами.. Каждую ночь, Узумаки рыдал в подушку, стеная о погибших родителях и таком реалистичном сне, всколыхнувшем и многократно усилившем в маленькой душе невероятную боль, которую мальчик всю жизнь старался подавить. Мальчишка поверил старику и продолжил влачить свое жалкое существование, живя на пособие для сирот и питаясь всякой дрянью быстрого приготовления.
  
  
  Глава 2 - Превращение (Курама)
  
  Ближе к вечеру, когда алый диск солнца клонился к закату, Курама вошла в напоенный смрадом помоев, навоза, людского и лошадиного пота городок. Кицунэ не любила скопления людей, но они были необходимы для ее существования, впрочем, демонесса уже не раз задумывалась о небольшом отпуске в лисьем облике в местном лесу. Идущие навстречу мужчины провожали ее похотливыми взглядами, женщины же испепеляли ненавистью и завистью, лисица смотрела на всех, как на грязь под ногами.
  
  Кицунэ свернула в темную подворотню, где на нее набросился грязный мужик. Насильник приставил холодный нож к нежной шее девушки.
  
  - Ну что, куколка, развлечемся?
  
  - Конечно, развлечемся, - лисица схватила волосатую руку, сжала кулак и раздавила запястье преступника.
  
  - ААА!!! СУКА, ДА Я ТЕБЯ... - договорить мужик не успел, Курама свернула ему шею. Обыскав труп, лисица стала богаче на триста рё и один кухонный нож. Смачно плюнув на безжизненное тело, кицунэ продолжила путь к своему пристанищу.
  
  Девушка снимала достаточно большой одноэтажный деревянный дом с соломенной крышей. Обстановка была довольно-таки небогатой - демонессе было плевать на всякую мишуру. Из мебели присутствовали огромная двухместная кровать - Курама любила спать, раскинув руки и ноги, пара кресел, обеденный стол с четырьмя стульями, небольшой платяной шкаф, в котором приютились разнообразные наряды, в которых лисица соблазняла богатых или одаренных мужчин. На полу лежал алый ковер с длинным ворсом.
  
  Кицунэ заперла дверь, сняла деревянные сандалии и белые носочки, с наслаждением пошевелив ровными пальчиками. Курама решила опробовать новоприобретенную силу. Сосредоточившись, девушка сконцентрировала чакру во рту и выдохнула облако пламени - оно было таким же, как и раньше. Лисица осталась в недоумении - энергия Шинджу глубоко впиталась в мышцы и не хотела двигаться по весьма развитой СЦЧ демонессы. Решив, что утро вечера мудренее, Курама разделась и легла в постель, скомкала подушку и заснула с легкой улыбкой на лице. Эта ночь стала переломной в ее жизни.
  
  Во сне, кицунэ непроизвольно сменила облик. Чакра Шинджу заставляла клетки делиться с неимоверной скоростью - энергии было слишком много для крошечного тельца. Лисица прямо на глазах увеличивалась в размерах, один за другим, у нее вырастали новые пушистые хвосты. Через час, повидавшая немало на своем веку, кровать с треском рухнула на пол. Курама все росла и росла, деревянный пол затрещал и огромная лиса провалилась в подвал. К утру, кицунэ прекратила увеличиваться и заполонила собой весь дом, раздавив к чертям и кресла, и стол, и стулья, и шкаф. Огромные когтистые лапы уперлись в переднюю стену дома, она пошла трещинами.
  
  В дверь постучали. Длинные черные уши дернулись от резкого звука, Курама открыла глаза и пораженно уставилась в находящийся перед самым ее носом потолок. Лисица медленно повернула голову, зацепила мордой деревянную балку, та с треском сломалась пополам. Кьюби зашипела от боли, огромная лапа проломила стену и отправила гостя в затяжной полет. Что это за?! Что это со мной?! Это и есть сила Дзюби?! Курама шокировано оглядела свое огромное тело, лежащее в позе эмбриона, особенно внимательно остановившись на девяти хвостах, удлинившихся ушах и изменившихся до неузнаваемости передних лапах, больше напоминавших теперь человеческие руки. От носа до хвоста кицунэ была около пятнадцати метров. Лисица втянула левую заднюю лапу в дом и крепко задумалась.
  
  С одной стороны, сила Шинджу давала ей кучу новых возможностей - она могла без труда снести весь этот клоповник. Чакра архидемона исказила ее облик, придав лисице гуманоидные черты, но довела ее сразу до высшей стадии развития. О девяти хвостах, она могла только мечтать - другие кицунэ достигали такой силы лишь когда им исполнялась тысяча лет. С другой стороны, ее проживание среди людей осложнялось тем, что ее маленькая лапочка нарушила всю конспирацию. Решив свалить из города и залечь на дно, кицунэ приняла человеческий облик.
  
  Курама завизжала, как резаная, уставившись на оставшиеся при ней хвосты. Лисица напрягла всю свою силу воли, но пушистые атрибуты пропадать даже и не подумали. Кицунэ на негнущихся ногах подошла к груде обломков, оставшихся от шкафа, и откопала в них маленькое зеркальце, попутно отметив, что ее ногти превратились в острые коготки. Курама посмотрела на свое лицо и зарыдала - у нее были пушистые лисьи уши.
  
  - Я уродина-а-а! Рикудо, тва-а-арь, я убью тебя-я-я! - провыла кицунэ. Девушка откопала плащ с капюшоном, кое как упрятала под него хвосты и спешно ретировалась в окно, отметив, что у дверей дома собралась уже целая толпа, четверо стражников принесли небольшой таран и начали долбить им в дверь. Курама побежала к тому самому домику, где произошло ее превращение, все больше и больше накручивая себя по пути.
  
  Мудрецу было очень хреново - хоть риннеган сильно ослабил гендзюцу Курамы, отчего шиноби пришел в себя куда быстрее, чем рассчитывала кицунэ. Операция по извлечению Дзюби отняла у него все силы и повредила половину тенкецу, потому, сейчас ученый был беспомощен. Мудрец проклинал себя за то, что попался под влияние демонессы, хотя перед этим одолел сильнейшего архидемона. Воистину, нельзя недооценивать своего врага. Оставалось лишь надеяться, что кицунэ не вернется в ближайшее время, а уж потом он сам найдет ее и отдерет во все дыры.
  
  Рикудо усыпил свои творения на сутки, чтобы проследить за ходом превращения. Убедившись в том, что процесс идет нормально, мудрец выпустил биджуу на волю. Они окружили его тесным кольцом.
  
  - Всем привет, меня зовут Рикудо.
  
  - Ты нас создал? - спросил осьминог, остальные биджуу подобрались поближе, мудрец немного занервничал.
  
  - Да, это я.
  
  - Аригато, - хором ответили зверята. Рикудо улыбнулся - хоть кто - то оценил его тяжкий труд.
  
  - Слушайте меня внимательно, вы - хранители силы архидемона Шинджу. В этом мире нет существ, способных одолеть вас, но помните - большая сила, это большая ответственность. Любите друг друга, заботьтесь друг о друге, ведь люди всегда будут бояться вас.
  
  - А почему они будут нас бояться? - спросил двухвостый кот, размером с крупного тигра.
  
  - Вы пока еще маленькие, но уже через месяц вы станете в десять раз больше.
  
  - Десять? А это сколько? - прогнусавила черепаха, мудрец тяжко вздохнул - как сложно было гению общаться со слабоумными...
  
  - Не важно. Вы должны защищать людей и помогать им, ни в коем случае не нападайте на них первыми.
  
  - А ты человек? - прощелкал жук.
  
  - Да, - звери подобрались еще ближе, практически уткнувшись мордами в ученого, тщательно обнюхивая его и запоминая запах человека. Мудрец улыбался и гладил зверят - они действительно любили его.
  
  - Как вы себя чувствуете?
  
  - Хорошо, - хором ответили биджуу.
  
  - У вас будет еще одна сестра - девятихвостая лисица.
  
  - Здорово, а где она? - спросила лошадь.
  
  - Я не знаю. Но она была демоном, потому, первое время, держитесь от нее подальше, ведь она будет расти быстрее вас и всегда будет сильнее.
  
  - Вот еще, чтобы девчонка была сильнее меня! - обезьян гордо выпятил грудь и замолотил по ней кулаками, остальные биджуу поддержали его - ведь изначально, мудрец планировал чисто мужской коллектив хвостатых.
  
  - Прошу, если я для вас что - то значу, не приближайтесь к ней.
  
  - Хай! - хором ответили зверята.
  
  - Она появится где - то через месяц, потому пока, вы свободны и можете делать что хотите, только не отходите далеко от дома, - зверята молча кивнули и пошли исследовать близлежащий лес.
  
  К сожалению, прогнозы ученых нередко бывают ошибочны - на поляну выбежала девушка, закутанная в плащ.
  
  - Ублюдок, почему ты не сказал мне, что я стану такой?! - заорала взвинченная до предела гостья.
  
  - А что не так? - прохрипел держащийся за исколотый живот мудрец. До кицунэ дошло, что ее чары слетели. Она просто сбросила плащ, продемонстрировав Рикудо свое нагое тело во всей красе. У мудреца отвисла челюсть - за три года гордого единения с гомункулами и своей правой рукой, Рикудо уже позабыл, как прекрасно может быть женское тело, пусть и с некоторыми дополнениями.
  
  - А ты очень даже ничего!
  
  - Ты издеваешься, гад?! - лисица приняла свой истинный облик, Рикудо испуганно попятился - его чакра еще не успела восстановиться, отчего он был беспомощен.
  
  - А вот так тоже ничего?! - прорычала Кьюби.
  
  - В-вполне... - пролепетал мудрец. Глаза Курамы сузились в злобном прищуре, огромная когтистая лапа придавила человека к земле. Рикудо чувствовал, что если лиса захочет, то раздавит его как жука.
  
  - Ты сейчас же вернешь все как было, понял, тварь?!
  
  - Но это необратимо! Ты сама полезла под нож и должна была понимать, что это рискованно!
  
  - Ублюдок, ты ответишь за это! - прошипела лисица и сдавила человека в лапе.
  
  - РИКУДО! - заорал выбежавший на поляну тануки, ростом около трех метров, за ним последовали остальные звери.
  
  - Я потратил все силы на ритуал! Прошу, пощади, другие биджуу пропадут без меня!
  
  - Мне плевать! - лисица открыла пасть и швырнула в нее человека. Проскользнув по длинному пищеводу, Рикудо оказался в наполненном кислотой желудке.
  
  - НЕЕЕТ!!! - завизжал Шукаку и плюнул в огромную лисицу сгустком сжатого воздуха. Курама взревела, маленькие биджуу в ужасе побежали прочь.
  
  - Проклятая тварь, выпусти меня!!! - орал от безумной боли мудрец, остервенело пиная разваливающейся на глазах ногой мясистую темницу. Не зря, ох не зря он не проводил экспериментов над самками.
  
  Лисица сделала глубокий вдох и плюнула огромным огненным шаром вслед убегающим. Шукаку непроизвольно воспользовался новоприобретенной силой и поднял тонну дорожной пыли, защитив биджуу песчаным барьером. Раздался оглушительный взрыв, тануки потерял сознание и рухнул на землю. Разъяренная кицунэ рванула вперед.
  
  - Шукаку! - крикнул Сон Гоку. Обезьян подбежал к своему брату и взвалил его на плечо. Курама перепрыгнула через своих собратьев и встала у них на пути.
  
  - Сучата, это все ваша вина! - прорычала лисица и выдохнула язык пламени, маленькие биджуу завизжали, через несколько секунд от них остались лишь обгоревшие кости.
  
  Курама захохотала, теперь весь этот мир будет у ее ног. Ей больше не придется зарабатывать на жизнь прежним унизительным ремеслом - людишки сами отдадут ей все. От Рикудо остался лишь изъеденный кислотой скелет. Душа мудреца смогла вырваться из желудка чудовища, ведь Кьюби была еще очень слаба, но это было лишь временным неудобством.
  
  
  Глава 3 - Первые друзья (Наруто)
  
  В восемь лет, Наруто был зачислен в Академию. Хоть родители и запретили своим детям общаться с джинчуурики, но те не ненавидели одноклассника сами по себе. Наруто купил себе серый плащ с капюшоном, несмотря на подсрачники от продавца и завышенную втрое цену. Теперь, Узумаки сливался с толпой и ничем не выделялся, хоть ему до боли это не нравилось, но лучше уж быть пустым местом, чем боксерской грушей.
  
  Первый день Наруто провел в гордом одиночестве на последней парте, стараясь понять, куда здесь дует ветер, к кому прибиться, а кого обходить за три версты. Ярче всех выделялся Киба из клана Инудзука, так как притащил с собой крохотного щенка на голове. Все дети окружили собачника и просили разрешения погладить Акамару. Наруто остался в стороне, этим он привлек внимание широко известного в узких кругах ленивца и стратега от бога, по имени Шикамару Нара. Ананасоголовый медленно проплыл на Камчатку и сел рядом с человеком в капюшоне. Узумаки решил, что это его шанс завести друга.
  
  - Привет, меня зовут Наруто, - блондин снял капюшон, широко улыбнулся и протянул стратегу руку. Тот окинул его недоверчивым взглядом, медленно, словно она весила целую тонну, оторвал конечность от стола и пожал руку соседа.
  
  - Шикамару.
  
  - Очень приятно.
  
  Наруто заметил, что его собеседник не в настроении для беседы и оставил ленивца в покое, за что тот был ему вдвойне благодарен. Шикамару считал, что лучше вместе дружно помолчать, чем поговорить. Молодая прелестница Хината зарделась как спелый томат, когда увидела лицо Узумаки. Она втрескалась по уши, с первого взгляда. Наруто заметил реакцию девочки и решил обязательно поинтересоваться у нее, чем она вызвана, на следующей перемене.
  
  В кабинет вошел преподаватель младшей группы учеников, Умино Ирука. Учитель быстро провел детям курс молодого бойца и, под дружный стон трех десятков спиногрызов, вручил каждому по тесту, призванному определить склонности учеников в дальнейшем обучении. Наруто поставил галочки наобум - ему УЖЕ не нравилось учиться, Шикамару понимающе ухмыльнулся и сделал то же самое. Когда тест, наконец, закончился, Наруто пошел к закутанной в толстую куртку девушке с глазами, цвета луны.
  
  - Привет, меня зовут Наруто, - первым начал разговор блондин. Девочка снова покраснела и громко засопела.
  
  - Хи-хината.
  
  - Хихината? - с недоумением спросил блондин.
  
  - Хината! - собравшись с духом выпалила девчонка и уставилась белыми глазами в голубые омуты. Наруто широко улыбнулся, чуткая Хьюга чувствовала его искренность и, на грани восприятия, невероятную боль и тоску.
  
  - Хочешь, сходим сегодня куда - нибудь после уроков? - кровь набатом забила в ушах девочки.
  
  - Сви-свидание?
  
  - Ну, можно сказать и так... - блондин смущенно улыбнулся и закинул руки за спину.
  
  - Ах... - вздохнула Хината и упала в обморок, Неджи, все это время о чем то споривший с Учиха Саске, кинулся к своей госпоже и отпихнул Наруто прочь.
  
  - Пошел вон, урод!
  
  - Ты вообще кто такой? - завелся с пол-оборота Узумаки - его, как он надеялся, девушке, стало плохо, а тут какой - то хлыщ встревает.
  
  - Я ее брат! А ты, держись от нее подальше, лисеныш!
  
  - Да пошел ты! - Наруто повернулся спиной к буйному защитнику и пошел на свое место, скоро должен был начаться следующий урок. Веки Хинаты задрожали и она открыла глаза.
  
  - Хината-сама, вы в порядке? - обеспокоенно спросил Неджи.
  
  - Да... А где... Где Наруто?
  
  - Хината-сама, он опасен, это демон - лис, Хиаши-сама запретил мне подпускать его к вам.
  
  - Но я хочу на свидание с ним! - возмущенно выпалила Хината. Ее мечта почти осуществилась, но снова отец встал у нее на пути, пусть и через ее брата.
  
  - Я приказываю тебе не мешать нам встречаться и не рассказывать об этом отцу! - властным тоном проговорила Хината, Неджи почувствовал жжение на лбу. Именно за это, он ненавидел свою сестру всей душой и желал ей смерти. Проклятая печать подчинения делала его рабом, обязанным защищать свою хозяйку любой ценой и выполнять любой ее приказ. Если она скажет ему умереть, он ляжет и умрет.
  
  - Х-хай... - еле сдерживая рвущиеся наружу ругательства ответил мальчишка и сел на свое место. Он молил Шинигами, чтобы этот демон убил ее и всей душой был только за их свидание. Хината глянула на часы, заметила, что до звонка одна минута, потому быстро вскочила на ноги и быстрым шагом подошла к Наруто. Когда она была в двух шагах от блондина и встретила теплый взгляд голубых глаз, то снова раскраснелась, как спелый томат.
  
  - Наруто, я согласна! - быстро выпалила девчонка и смущенно опустила взгляд в пол.
  
  - Отлично! Твой брат не против? - Наруто нервозно глянул на Неджи. Что - то в этом обманчиво спокойном парне пугало его.
  
  - Нет, он не будет нам мешать.
  
  - Супер! Ладно, звоно... - раздался металлический грохот, девочка тут же бросилась на свое место, Наруто чинно напыжился, Шикамару вяло оторвал лицо от парты, увидел, что сенсей уже стоит у доски и что - то оживленно читает и вновь приземлился лбом на жесткую древесину. Узумаки с нетерпением ждал окончания первого учебного дня, бывшего не таким уж плохим.
  
  Наконец, прозвенел долгожданный последний звонок. Наруто быстро сложил вещи, попрощался с Шикамару и дождался Хинату у двери. Неджи смерил его испепеляющим взглядом и пошел прочь, решив следовать за сестрой на расстоянии ста метров. Узумаки взял сумку девочки и они вместе пошли по поросшей зеленью аллее, ведущей к горе Хокаге.
  
  - Наруто, почему ты всегда ходишь в капюшоне?
  
  - Меня не очень любят местные жители.
  
  - Ты хулиган? - встревоженно спросила Хината, слегка отодвинувшись от Наруто.
  
  - Нет. Я не сделал абсолютно ничего плохого... - в голосе мальчишки послышалась такая боль, что сердце Хьюги словно сжали рукой.
  
  - Наруто, что с тобой? Тебе плохо? Тебя кто-то обидел?
  
  - Нет, ничего, все хорошо! - Наруто посмотрел на Хинату и снова широко улыбнулся, искренне радуясь, что хоть кому - то было до него какое - то дело. Оказалось, даже ему было под силу завести себе друзей.
  
  - Расскажи мне о себе... - спросил мальчишка.
  
  - Ну... - девочка смущенно покраснела и потыкала указательными пальцами друг в друга.
  
  - Хорошо... - Хината рассказала краткую историю своего клана и об отношениях в своей семье. Наруто слушал все с живейшим интересом - с ним впервые кто - то говорил так много, и этот звонкий девичий голосок был словно бальзам на истерзанное болью одиночества и ненависти сердце Узумаки. Возможно, один этот разговор стал переломным в его жизни, поставив джинчуурики на путь добра и понимания.
  
  Неджи внимательно наблюдал за своей госпожой из кустов. К его удивлению, все шло на редкость гладко. Демон и Хината просто весело болтали, ни разу даже не прикоснувшись друг к другу. Узумаки привел Хьюгу на вершину горы Хокаге, где он любил проводить свободное время, любуясь открывающимся на Коноху видом.
  
  - Как красиво... Я никогда даже не задумывалась о том, что здесь такой прекрасный вид... - удивленно протянула Хината.
  
  - Ты еще прекраснее, Хината, - Узумаки нежно улыбнулся и провел рукой по челке Хьюги, та зарделась, как помидор.
  
  - Можно... Поцеловать тебя? - робко спросила девочка. Вместо ответа, Наруто быстро чмокнул Хинату в щечку, отчего та чуть не упала в обморок.
  
  - Думаю, нам пора возвращаться.
  
  - Х-хорошо, - пролепетала Хьюга и легонько улыбнулась.
  
  Наруто довел Хинату до квартала ее клана, где ее встретил брат и повел домой. Сегодня, и Узумаки, и Хьюга были счастливы, как никто другой.
  
  К сожалению для Узумаки, этот день был омрачен еще одним нападением. Наруто имел неосторожность проложить свой путь домой по окраине деревни. Блондин присматривал себе полигон для тренировок - учеба в Академии не требовала много усилий, да и, в конце - концов, хрен с ней, а вот свободное время нужно было куда - то девать. Мальчишка поскользнулся в лужице грязи перед сараем, рядом с которым были двое чунинов, явно готовившихся к сносу сооружения. Капюшон свалился с головы Узумаки, взгляды шиноби тут же наполнились злобой и бешенством.
  
  - Рикиши, эта та тварь, которая сожрала наших родителей! - прошипел один из них. Узумаки вскочил на ноги и бросился наутек, но шиноби тут же оказался перед ним и отправил мальчишку в затяжной полет, закончившийся переломом нескольких ребер и трещиной в тазе. Наруто заревел от боли.
  
  - Сучонок, ты ответишь за это! - второй схватил мальчишку за шиворот, открыл дверь сарая и швырнул его внутрь, заперев джинчуурики в деревянной тюрьме.
  
  - Сожжем его!
  
  - Но вдруг демон вырвется наружу?!
  
  - Мамору, если бы ты слушал, что говорили в академии на лекциях, ты бы знал, что биджуу погибает вместе со своим носителем и отправляется на реинкарнацию.
  
  - Вон оно что, ну тогда... - Мамору сложил пальцы кольцом и выдохнул небольшой огненный шар, сарай вспыхнул, как спичка. Изнутри, прерывая плач, раздался кашель - едкий дым причинял сильную боль нежным легким ребенка. Братья захохотали - теперь их родители будут отомщены.
  
  Наруто из последних сил скреб пальцами тлеющую древесину, загоняя занозы себе под ногти. Его легкие были наполнены едким дымом. Дикая боль пронзала треснувший таз, глаза были красными, как кровь и почти ничего не различали сквозь черную пелену. Обжигающий жар открытого пламени добрался до ног ребенка, нежная кожа тут же покрылась ожогами и лоскутами слезала с дымящегося мяса. Крики Узумаки раздавались на сотню метров вокруг, боль была просто невыносимой. Наконец, мозг сжалился над своим хозяином и отрубился, мальчишка упал на горящую солому.
  
  Все веселье прервал матерящийся АНБУ в маске медведя.
  
  - Какого хрена вы здесь творите?!
  
  - Мы... - братья хватали ртами воздух, как выброшенные на берег рыбы, силясь придумать себе оправдание. Анбу пинком выломал дверь, схватил бессознательного парнишку на руки и всучил его Мамору.
  
  - Ты понесешь его в больницу, под моим присмотром.
  
  - ЧТО?! Но это же Кьюби! Он должен сдохнуть! Он убил нашу семью! - заорал Рикиши.
  
  - Вы хотите нарушить приказ Хокаге? - вкрадчивым голосом спросил АНБУ.
  
  - Н-нет... - понуро пролепетал Мамору.
  
  - Вот и ладненько, давай, шевели батонами.
  
  Ворчащие чунины понесли неудавшегося сожженца в госпиталь, за ними по пятам следовал АНБУ. Он всей душой разделял порыв шиноби, но приказ есть приказ, что, впрочем, не мешало агенту наслаждаться болью и страданиями демона. Запах паленой плоти мальчишки был для него приятнее запаха сакуры, а вид покрытых пузырями и ожогами конечностей доставлял ни с чем не сравнимое удовольствие.
  
  
  Глава 4 - Заточение (Курама)
  
  Огромная лисица побежала в сторону городка, ей не терпелось показать жалким людишкам, кто здесь хозяйка. Достигнув своей цели менее, чем за час, Курама сменила обличье и снова укуталась плащом. Фигура в капюшоне не привлекала лишнего внимания, Курама сразу же направилась к местному даймё. Стражники скрестили нагинаты перед носом лисицы, но та сверкнула глазами и они пропустили ее, попав под чары Кьюби.
  
  Курама беспрепятственно прошла в тронный зал, сопровождаемая недоумевающим взглядом толстяка, сидящего на троне.
  
  - Пошел вон с моего места, - властным тоном сказала кицунэ. Восемь рослых телохранителей выставили клинки перед собой и двинулись в сторону гостьи.
  
  - ЧТО?! Ты кто такая, шлюха? Я отдам тебя своим солдатам для развлечений.
  
  Кьюби ухмыльнулась и скинула капюшон, из под полы плаща появилось девять хвостов. Даймё застыл от ужаса, солдаты бросились в атаку. Лисица поймала людей хвостами и подняла в воздух.
  
  Курама довольно оскалилась и приблизила к себе воина, лет тридцати на вид. Лисица решила попробовать, вдруг новая сила позволит ей получать духовную энергию напрямую, не прибегая к половому акту. Кьюби открыла рот, в него потекла синеватая дымка, которая выходила из глаз, рта и носа жертвы. Через несколько секунд, тело обессиленно обмякло и состарилось, на глазах превратившись в высушенную мумию. Курама довольно заурчала и провела язычком по пухленьким алым губкам.
  
  - Я буду кушать твоих солдатиков, пока ты не подпишешь указ, по которому я стану даймё. Трясущийся от ужаса мужик поднялся на ноги и неуверенно поплелся к письменному столу в углу. Курама начала есть новую жертву, толстяк ускорился в несколько раз, достал бумагу, кисть, чернильницу и принялся судорожно писать указание о добровольном сложении полномочий и назначении на правящую должность хвостатого монстра.
  
  Лисица бросила на пол три трупа и уже облизывалась на четвертого, когда бывший даймё, наконец, закончил.
  
  - Как тебя зовут?
  
  - Кьюби но Йоко, - Курама решила назваться случайно выдуманным псевдонимом - говорить свое истинное имя для демона было крайне недальновидно.
  
  - Все, я сделал, что ты просила, прошу, отпусти людей, они ни в чем не виноваты!
  
  - Нуу... - лисица задумалась, но решила, что поесть она всегда успеет, а вот новых слуг нанять будет проблематично.
  
  - Так уж и быть, - Курама разжала хвосты и оставшиеся в живых пятеро стражников рухнули на пол, тут же поднялись и вытянулись по струнке - никто не хотел оказаться в желудке монстра.
  
  - Уберите это... - лисица лениво махнула рукой на иссушенные тела и уселась на трон, опутав его подножие пушистыми хвостами. Солдаты с каменными лицами вынесли прочь трупы своих собратьев.
  
  - А мне что делать? - спросил бывший даймё.
  
  - Извести всех о том, что я новая правительница и отдай бумаги, куда нужно. И да, попробуешь привести солдат, все их души окажутся здесь... - лисица погладила свой живот и плотоядно облизнулась, бледный как полотно, мужик кивнул и выбежал прочь. Курама закинула ногу на ногу и расслабленно откинулась на спинку трона. Сила Шинджу опьяняла лисицу - теперь она могла сожрать вообще всех людей, но это было бы до безумия скучно, потому Кьюби бесцеремонно заперлась на самый верх, не думая о том, что падать будет очень больно.
  
  Андзэн пробился на пост даймё не за красивые глаза, у безобидного на вид толстячка с короткими засаленными угольно черными волосами и маленькими поросячьими глазками были связи, очень много связей. Среди его 'друзей' были так же и шиноби. Правитель не спешил слагать с себя полномочия - пусть эта шлюха сожрет хоть всех его людей, но с места она его не скинет. Мать рассказывала Андзэну сказки о кицунэ, но в них они были добрыми, а данная особь явно была недружелюбна, посему подлежала отлову специалистами-демонологами.
  
  Один из таких как раз проживал в этом городке, его звали Иши. Имя вполне подходило своему обладателю, коим был мужик среднего роста, но столь крепко сбитый, что больше походил на шкаф, нежели на человека. Выдавало его опасную профессию суровое лицо с волевым подбородком, испещренное многочисленными шрамами и покрытое трехдневной щетиной, дополняющееся глубоко посаженными изумрудными глазами, взирающими на мир с полной готовностью встретить любую опасность. Проживал сей кадр вместе со своими учениками в большом одноэтажном бревенчатом доме, наполненном самыми разными реликвиями и свитками.
  
  Даймё постучался и открыл дверь - она была не заперта. Хозяин стоял над столом, на котором была разложена ветхая на вид карта. Демонолог поднял на гостя возмущенный взгляд, но увидев, что это его давний друг, сумевший пробиться в верха, легко улыбнулся.
  
  - Иши, у нас проблема.
  
  - И тебе здравствуйте, Андзэн.
  
  - Прости за бестактность, но на мой трон усадила свою хвостатую задницу оборзевшая девятихвостая кицунэ. Она сожрала троих моих бойцов и угрожает сделать то же самое со всеми, кто прийдет к ней с плохими намерениями.
  
  Иши удивленно присвистнул и поскреб подбородок обломанными ногтями.
  
  - Девятихвостая значит... Сильный демон, очень сильный, я с такими еще не работал...
  
  - Я готов дать десять тысяч рё, если ты сегодня же прибьешь эту тварь. Ну же, Иши, это не шутки, соглашайся, мы ведь друзья!
  
  - Нуу... Убить ее не получится - она переродится и помчится мстить.
  
  - Так что же, нам теперь целовать ее в задницу и ползать перед ней на коленях? - Иши представил себе эту перспективу, вздрогнул и помотал головой.
  
  - Я могу запечатать ее, но мне потребуется больше денег, чтобы нанять помощников. Один я не справлюсь, - даймё тяжко вздохнул.
  
  - Сколько ты хочешь?
  
  - Двадцать тысяч и по рукам. Запечатанного демона можешь оставить себе.
  
  - Да это же грабеж средь бела дня!
  
  - Ну хорошо-хорошо, восемнадцать тысяч и ни единым рё меньше.
  
  - По рукам! - Андзэн достал мешочек с золотыми монетами, номиналом по пятьсот рё, отсчитал четыре с половиной тысячи и протянул демонологу аванс.
  
  - Отлично, все будет сделано в лучшем виде. Уже завтра, ты снова вернешься на свой трон.
  
  - Очень на это надеюсь.
  
  Андзэн вышел на улицу и пошел в свою резиденцию - происходящее далее от него не зависело. Иши же позвал шестерых своих учеников.
  
  - Собратья, сегодня нам предстоит непростое дело - мы должны запечатать девятихвостого демона-кицунэ. Всем необходимо надеть очки из горного хрусталя и амулеты из обсидиана, так она не сможет вас контролировать и сожрать вашу душу будет намного сложнее.
  
  - Сенсей, но это слишком опасно!
  
  - Я знаю, но награда будет достойной - всем по тысяче рё.
  
  Ученики присвистнули, почесали в затылках и согласно кивнули. Их наставник довольно потирал руки - несмотря на десятипроцентный налог и плату за 'крышу', львиная доля заработка достанется лично ему. Демонологи набрали с собой пузырьков с настойкой, повышающей выработку чакры и увеличивающей стойкость разума к постороннему вмешательству. Каждый захватил по бутылочке редкой вытяжки из слюны огромных насекомых - краулеров, живущих в горных пещерах. Один глоток этого варева мог поставить умирающего человека на ноги за считанные секунды и превратить его в боевую машину, правда, через пару минут наступал жесткий отходняк и без медицинской помощи пользователь погибал.
  
  Иши сосредоточенно ходил перед стеллажом с кусками горного хрусталя и обсидиана, пытаясь выбрать, какой материал использовать для хранения демона. Обсидиан был надежнее, но крупных кусков у демонолога не было, был риск того, что кицунэ не поместится в камень и его разорвет, тогда всем им будет ОЧЕНЬ весело. С хрусталем было проще - огромный кусок, размером с дыню, остался с прошлой вылазки в пещеры краулеров и был способен вместить что угодно, но демон мог подтачивать свою темницу и вырваться со временем, пусть не скоро, через несколько веков, но пленник вырвется. Решив, что пусть потомки расхлебывают, Иши ухмыльнулся и сунул камень в поясную сумку. Перекусив, отряд демонологов двинулся к дворцу даймё.
  
  Курама же творила полный беспредел - она оторвала голову молоденькой служанке и с наслаждением пила теплую кровь, стражники разбежались и забились в темные углы, опасаясь за свои жизни.
  
  - Мрр... До чего же вкусные эти людишки... - лисица отпихнула обескровленный труп и закинула ноги на подлокотник трона, блаженно улыбаясь. Ее отдых был бесцеремонно прерван семью подозрительными людьми в черных рясах с закрытыми красными масками лицами и очками с толстыми круглыми линзами. Лисица тут же спрыгнула с трона и напряглась, распушив хвосты, отчего ее плащ упал на землю и прекрасное тело открылось взгляду демонологов.
  
  - Я бы вдул... - прошептал один ученик другому, после чего оба захихикали, Иши отвесил им подзатыльники и вновь внимательно уставился в красные глаза со звериным зрачком, чувствуя ментальное давление на лобные доли мозга, вызывающее легкую мигрень. Курама была озадачена - ее могущественные чары не действовали на загадочных гостей.
  
  - Я тебе вдую, мясо! - рявкнула Курама и сменила ипостась, шутки среди учеников тут же прекратились, они рассредоточились и встали полукругом перед лисицей, по пути опустошив бутылочки с горьковатым на вкус синим раствором и проведя по полу черту красноватым камнем. Чакра в их СЦЧ ускорила свое течение до предела, люди начали синхронно складывать печати, Иши достал из сумки кусок хрусталя и положил на пол, Курама зашипела и плюнула огромным огненным шаром, не заботясь о состоянии помещения - она прекрасно знала о бессовестных людишках, смеющих поднимать свои грязные лапы на демонов, отказываясь понимать, что они стоят в низу пищевой цепи и просто обязаны лечь на пол и ожидать, пока кицунэ изволит ими откушать. Прогремел взрыв, в воздухе мелькнула алая дымка, остановившая взрывную волну и поток пламени. Иши, рисующий пентаграмму, довольно ухмыльнулся - тупая лиса, думала они не подготовились к бою с огненным демоном? Попробуй-ка пробить барьер из адского камня!
  
  Лисица взревела и бросилась в ближний бой, ученики синхронно окончили цепь печатей и резко толкнули воздух руками, мощный порыв ветра сбил огромную кицунэ с лап и она, преодолев тридцать метров по воздуху, проломила стену и вылетела на кухню. Кухарки завизжали, разъяренная Курама схватила двух женщин лапами и швырнула в пасть. Иши тихонько посмеивался - такая силища в руках такой идиотки... Кушай, кушай, мы как раз тебе десерт приготовим...
  
  Четверо учеников подошли к углам малой пентаграммы, трое учеников взяли синие камни и начертили неровный круг, вмещающий в себя половину помещения. Лисица, набив брюхо десятком ни в чем неповинных слуг, кинулась на врага. Иши и четверка его ассистентов складывала печати с невероятной скоростью, трое учеников носились кругами вокруг демонессы, уворачиваясь от хвостов и швыряя огненные шары в мягкое брюхо, Курама окончательно утратила над собой контроль и бесцельно прыгала внутри круга, расплавляя каменные колонны языками пламени, в попытках поджарить юрких противников. Один ученик все-таки вляпался и попал под когтистую лапу, к счастью, его тело угодило между подушечек пальцев и лисица раздавила только ноги, что было несложным случаем для современных ирьенинов.
  
  Демонологи закончили сложнейшее дзюцу и шлепнули руками по полу, пентаграмма засветилась алым светом, Курама негодующе взвыла, почувствовав, что ее физическое тело превращается в бесплотную дымку и втягивается в кусок хрусталя.
  
  - Я ЕЩЕ ВЕРНУСЬ! - проревела лисица, прежде чем окончательно раствориться в прозрачном камне. На полу остался десяток изъеденных кислотой трупов служанок.
  
  - Ааа-ууу-ыыы... - раздался вопль покалеченного ученика. Его собратья, несмотря на чудовищную усталость после применения настойки, тут же кинулись на помощь. Иши склонился над головой своего подчиненного и достал ампулу с бурой жижей.
  
  - Тише, Мамору, тише, твое лечение я оплачу, а пока выпей настоечки собачьего корня... - раненный затих, открыл рот, руководитель влил в него целебную жидкость, через несколько секунд боль утихла, и боец провалился в беспокойный сон. Именно за это демонологи любили своего наставника и никуда не собирались уходить, несмотря ни на что - Иши никогда не бросал своих в беде, сенсей сплотил своих учеников в невероятно слаженный и крепкий, как скала, коллектив.
  
  Один из учеников взвалил товарища на плечо и поплелся в госпиталь, остальных Иши отослал в дом - работа была выполнена, оставалось лишь получить награду и убедить Андзэна в том, что иначе, как разрушить его тронный зал, было нельзя. Осторожно положив в сумку прозрачный камень, внутри которого яростно крутился алый вихрь чакры, Иши ухмыльнулся и пошел в покои своего даймё.
  
  Глава 5 - Первое достижение (Наруто)
  
  Наруто очнулся в госпитале и уставился в потолок.
  
  - Почему? За что? - тихо прошептал мальчишка. Его лицо исказил злобный оскал - какого хрена им можно так делать, а мне нет? Узумаки резко поднялся в кровати - его тело, как всегда, уже восстановилось, благодаря чакре Девятихвостого, и было готово действовать.
  
  - Да я сам вас сожгу, уё... - остальные слова вылетели у Наруто из головы - у него в ногах стояла корзинка с фруктами, на которой лежало несколько открыток. Дрожащей рукой, Узумаки взял самую большую из них, с рисунком горы Фудзи и восходящим над ней солнцем.
  
  - Наруто, прошу, поправляйся скорее, мне тебя так не хватает! Без тебя тут так скучно - Ирука завалил нас своими никчемными лекциями, на тренировках гоняют до седьмого пота, в общем, все как всегда... Оставляю тебе корзинку фруктов, врачи сказали, что тебе нужны витамины. Я люблю тебя и жду с нетерпением!
  
  Хината.
  
  Наруто заплакал от счастья, как же долго он ждал этого... Сколько бы он отдал за простую открытку... Сколько бы он отдал за то, чтобы быть кому-то нужным... Вторая открытка была от Шикамару.
  
  - Наруто, ты это, выздоравливай давай, до меня тут какой-то толстяк с разговорами докапывается и метит на твое место, спаси меня!
  
  Шикамару.
  
  Узумаки хихикнул - Шика как всегда в своем репертуаре, интересно, все Нара такие ленивые?
  
  Третья открытка была от классного руководителя. Ирука был крайне обеспокоен тем, что на его ученика было совершено покушение в первый учебный день. Умино прекрасно знал о милом ушастом, хвостатом и пушистом зверьке, скрывающемся в мальчишке. Несмотря на то, что Кьюби раздавил его родителей, попросту изволив сесть на их дом, Ирука не держал зла на джинчуурики. Наруто не был демоном, он был обыкновенным ребенком, которому просто не повезло родиться не в то время не в том месте.
  
  - Наруто, желаю тебе скорейшего выздоровления, все ребята очень обеспокоены произошедшим, я приложу все усилия, чтобы виновные были наказаны. Оставляю тебе маленький сладкий презент для лучшего лечения.
  
  Ирука.
  
  Наруто широко улыбнулся и откинулся на подушку, с неверием разглядывая три клочка бумаги, перевернувших его мировоззрение. Ирука был первым взрослым, который признал его, Хината была его первой девушкой, а Шикамару - первым другом. Все, что нужно было сделать, чтобы завести знакомства - просто быть вежливым и не надоедать собеседнику. Возможно, мне действительно удастся завоевать всеобщее признание, или, как минимум, перестать быть беззащитным мальчиком для битья. Когда я стану шиноби, и люди увидят, что я такой же, как они. Или... О! Точно...
  
  - Я стану Хокаге! - рявкнул парнишка, отсалютовав открытками в потолок.
  
  
  
  В палату вошла медсестра, снова скорчившая недовольную рожу.
  
  - Пошла в жопу, психованная вобла, - от души сказал мальчишка, подхватил плащ, корзинку и выпрыгнул в окно, оставив возмущенную гостью хватать ртом воздух, как вышеупомянутая вобла.
  
  - Маленький гаденыш, только попади ко мне еще раз, я тебе хрен отрежу, - прорычала медсестра и пошла заправлять кровать.
  
  Хохочущий Наруто бежал по центру улицы, показывая прохожим неприличные знаки и доводя их до зубовного скрежета. Мальчишке теперь было наплевать на их мнение - у него появились друзья.
  
  Наруто вернулся домой и начал перебирать содержимое корзинки. Инвертаризация позволила обнаружить десять мандаринок, три яблока, два банана и две шоколадки, по-видимому, от Ируки. Узумаки тут же слопал половину фруктов и, заварив чай, чинно сгрыз шоколадку. Наруто трепетно положил открытки на небольшой письменный столик, словно они были сделаны из фарфора и убрал еду в холодильник, в котором уже мышь с голоду повесилась - пособия хватало лишь на заварные рамены и пюре. Заметив, что до конца уроков остается еще полчаса, юный академик решил навестить учебное заведение и снова прогуляться с Хинатой.
  
  Закутавшись в плащ, мальчишка твердым шагом пошел в академию, будучи уверенным в том, что все будет хорошо. Дорога прошла без приключений, дети как раз покидали стены учебной академии. Первым он встретил Шикамару.
  
  - Наруто, йоу!
  
  - Привет, Шикамару, - парни пожали друг другу руку, молча кивнули, улыбнулись и пошли каждый по своим делам. Все было ясно без лишних слов - Нара был рад, что единственный, по его мнению, адекватный человек в классе был снова в строю, и этот комбинат по уничтожению фастфуда, названный по недоразумению Чоджи, покинет его Камчатские владения.
  
  Хината, завидев Наруто, тут же радостно взвизгнула и побежала к нему, но замялась в нескольких метрах, не решаясь на объятия. Благо, Узумаки и сам все понял и нежно обнял девочку. Неджи недовольно напыжился, но был послан своей госпожой на... На все четыре стороны, что он с радостью и сделал.
  
  - Наруто, я так рада, что ты снова в порядке! Мне говорили, что у тебя сильные ожоги, я думала, ты пролежишь в больнице не меньше недели.
  
  - Ну, это моя маленькая особенность - я быстро выздоравливаю, - блондин смущенно улыбнулся и почесал в затылке.
  
  К парочке подошел улыбающийся Ирука, ему было приятно видеть, что у джинчуурики были не только друзья, но и девушка.
  
  - Ирука-сенсей! - радостно воскликнул Узумаки и повис на шее преподавателя, тот потрепал блондинистый еж волос, коварно усмехнулся и вручил Наруто домашнее задание за три дня, отчего тот сразу скис.
  
  - Аригато, - буркнул мальчишка и вновь ушел к Хинате. Ирука хохотнул и пошел домой.
  
  
  
  - Хината, по случаю выздоровления, я хотел угостить тебя раменом в Ичираку.
  
  - Ура! - радостно взвизгнула девочка и тут же смущенно улыбнулась, слегка склонив голову на бок.
  
  Путь до ресторанчика прошел спокойно, Хината вкратце рассказала Наруто о том, что произошло за время его отсутствия. По сути, не случилось ничего важного, разве что Киба подрался с Саске и тот выбил ему челюсть. Узумаки решил, что первым шагом на пути к признанию, будет победа над сильнейшим учеником академии, коим и был юный Учиха.
  
  Теучи встретил парочку широкой улыбкой и двадцатипроцентной скидкой для влюбленных, чему Наруто был несказанно рад. Повар и его дочь Аяме были одними из немногих людей, которые относились к джинчуурики как к простому человеку, ведь они были приезжими и им не довелось лицезреть Кьюби во всей красе.
  
  Посидев в кафе полчасика, Наруто и Хината отправились в квартал Хьюга. В этот раз, раскрасневшаяся наследница клана сама проявила инициативу и робко чмокнула Узумаки в щечку, тот широко улыбнулся и пошел домой, счастливый, как никто. В этот день, путь прошел без происшествий, во многом благодаря плащу, которому Узумаки был готов петь оды.
  
  Так, незаметно, пролетело несколько лет. Наруто ходил на свидания с Хинатой, у него появилось еще больше друзей - одноклассники перестали сторониться джинчуурики, ведь за несколько лет он стал настоящим весельчаком и душой компании. Да, иногда его юмор был глуп, но дети закрывали на это глаза или тихо посмеивались за спиной Узумаки. От былой ненависти не осталось и следа.
  
  Узумаки долго и упорно подражал своему верному другу Ли, вместе с ним ходя на тренировки, зачастую заканчивающиеся потерей сознания. Густобровик же был очень рад, что нашелся еще один человек, способный пробудить в себе силу юности, потому всегда относил отрубившегося друга до дому. К одиннадцати годам, Узумаки уже стал куда более физически развит, нежели его одноклассники, хотя до Ли ему было еще далеко. Наруто не хотел разбрасываться словами понапрасну, потому готовился по полной к бою с Учиха Саске.
  
  К сожалению, ничто не длится вечно - Хиаши прознал о том, что у его наследницы есть парень и проявил живейший интерес к его личности. Когда же выяснилось, что это был тот самый демоненок, Хинате было строго запрещено к нему приближаться.
  
  - Но отец, мы уже несколько лет вместе, он прекрасный человек! - из белых глаз текли ручьи слез.
  
  - Нет, и это не обсуждается. Еще раз увижу его рядом с тобой, посажу тебя под домашний арест, а про то, что сделают с ним, тебе лучше не знать.
  
  - Я тебя ненавижу! - выпалила девчонка и побежала в свою комнату. Неджи довольно оскалился - так этой сучке и надо. Хиаши тяжко вздохнул, до чего же тяжело быть отцом - дети не понимают, что он лишь хочет им помочь. Даже если закрыть глаза на Кьюби, что, впрочем, было невозможно, клан Узумаки погиб, его отпрыск не имеет веса в обществе и у него за душой нет ни гроша. Он был согласен выдать свою дочь за Учиха, Яманака или, на крайний случай, Нара, но никак не за безродное чучело с биджуу внутри, и чем раньше он разорвет эту связь, тем лучше будет для Хинаты.
  
  
  
  Когда Наруто подошел к парте наследницы клана, та подняла на него полный слез взгляд. Мальчишка обеспокоенно склонился над столом.
  
  - Хина, что случилось?
  
  - Наруто, мы должны расстаться.
  
  - ЧТО?! Почему? Я что-то сделал не так? Скажи мне, я исправлюсь, обещаю... - мирок Наруто рушился на глазах, он уже строил планы, как они с Хинатой сыграют свадьбу, купят большой особняк, и у них будет много белоглазых детишек.
  
  - Отец... Запретил... - Хината уткнулась лицом в сложенные на парте руки, Узумаки печально посмотрел в пол - клан Хьюга был очень суров даже к своим, потому последствия игнорирования требований главы клана сложно было себе представить - прежние побои на их фоне были бы детским лепетом.
  
  - Мне очень жаль, надеюсь, мы останемся друзьями... - едва сдерживая слезы пробубнил Узумаки. Неджи наблюдал за этой картиной с истинным наслаждением, так тебе и надо, лисеныш! Узумаки прошел на свое место и рухнул лицом на парту. Шикамару сочувственно вздохнул - Наруто и Хината были образцовой парой, вызывая жгучую зависть у всех мальчишек и девчонок.
  
  - Не парься, найдешь другую, жизнь на этом не кончается! - попытался ободрить друга ленивец.
  
  - Мне не надо другую, я люблю Хинату! - рявкнул Узумаки и отвернулся от друга. Шикамару махнул на него рукой и снова вернулся в горизонтальное положение - время лечит, перебесится.
  
  В этот день Наруто был очень зол, потому, когда его поставили на спарринг с Учиха Саске, его радости не было предела. Брюнет скользнул по блондину презрительным взглядом и криво усмехнулся - этого клоуна он порвет голыми руками.
  
  Наруто встал в боевую стойку, как учил его Ли и поманил Учиху рукой, тот бездумно кинулся в атаку. Спокойствие... Я гибок как ива... - голова Узумаки уходит с траектории удара Саске. Я текуч как вода... - тело Наруто резко смещается влево, нога Учихи рассекает воздух, гений клана начинает злиться и теряет концентрацию. Я быстр, как кобра... - один единственный удар Наруто настигает подбородка Саске, тот без сознания падает на землю, со все еще поднятой в воздух ногой. Все присутствующие пораженно замерли - бой длился лишь три секунды, а гений клана был повержен. Хината радостно взвизгнула и захлопала в ладоши, к ней присоединились Шика, Чоджи, Ли и Киба. Остальные девчонки кричали 'У-у-у!!!', а парни довольно ухмылялись - наконец-то этого индюка кто-то побил.
  
  Тен-тен выделилась из общего хора девчонок и посмотрела на блондина оценивающим взглядом. А он ничего, к тому же, теперь он свободен... Лучше уж синица в руке, чем журавль в небе... - оружейница оглядела Саске, немного тоскливо вздохнула, но согласилась с тем, что с Учихой ей ничего не светит, когда его охаживают такие красотки, как Ино и такие твердолобые буйволы, как Сакура.
  
  - Победитель - Узумаки Наруто! - удивленно воскликнул Ирука. Наруто показал всем большой палец и широко ухмыльнулся, затем подошел к ворочающемуся Саске, протянул ему руку, тот резко поднялся и прошипел в ухо блондина.
  
  - Это еще не конец!
  
  - Ждем с нетерпением, Соска... - Узумаки оттолкнул покрасневшего, как помидор, Учиху, тот заорал и снова кинулся в атаку, но Наруто поставил ему подножку и 'Соска' с позором набрала полный рот грязи. Теперь уже над ним смеялся весь класс, кроме женского фанклуба.
  
  - Так, а ну прекратить! - Ирука поднял мальчишку за шиворот и толкнул в толпу, позвав следующую пару.
  
  Наруто подошел к своим друзьям.
  
  - Наруто, это было супер! - воскликнул Ли,
  
  - Не то слово! - поддержали его Киба и Акамару.
  
  - Да, ниче так... - вяло протянул Шикамару, хотя по его лицу было видно, что ему тоже понравилось.
  
  Узумаки закинул руки за голову и лучезарно улыбнулся, его наконец-то признали всем классом. Глава 6 - Безысходнсть (Курама)
  
  Курама бешено билась о прозрачные стены своей темницы - она видела все, что происходило вокруг. Лисица поняла, что так просто ей отсюда не выбраться, если только удастся взять кого-нибудь под контроль и заставить жертву разбить камень. К сожалению, это ей не светило, во всяком случае, в ближайшее время.
  
  Андзэн услышал взрыв, тут же вскочил с постели и спрятался за кровать - демонолог предупреждал его, что кицунэ очень опасна, но даймё и не предполагал, что настолько. Дворец сотряс жуткий рев, затем все стены содрогнулись, словно сооружение пнул великан. Послышался истошный визг служанок, затем громкий рык: 'Я ЕЩЕ ВЕРНУСЬ!' и все стихло.
  
  Испуганный даймё высунул голову из-за матраса, огляделся по сторонам и поднялся в полный рост, чинно отряхивая пижаму. В дверь раздался стук, мужик на негнущихся ногах подошел к ней - если это была лисица, то быть ему обедом и никакие демонологи ему не помогут. Зажмурившись, правитель открыл дверь и робко глянул одним глазом, на пороге стоял ухмыляющийся Иши, в руках его был прозрачный камень с пульсирующим внутри красным светом.
  
  - Вот твоя кицунэ.
  
  - Убери от меня эту дрянь! - взвизгнул даймё и испуганно сжался в комок.
  
  - То есть, я могу оставить ее себе?
  
  - Да хоть над камином повесь, мне плевать, я больше не хочу видеть эту шлюху!
  
  - Это просто отлично... Андзэн, у меня плохие новости... - Иши глубоко вдохнул и приготовился к тираде.
  
  - Кицунэ была ОЧЕНЬ большой, она сломала стену на кухню, съела твоих кухарок и разнесла весь тронный зал к чертям, - глаз даймё нервно задергался, ноздри затрепетали, пальцы сжались в кулаки. Иши заметил, что его венценосный друг в бешенстве, потому пошел на попятный.
  
  - Я готов сделать тебе скидку! Все-таки, это частично наша вина...
  
  - Там были дорогие ковры, колонны были из белого мрамора, а кухарок я лично отбирал по всей стране! Мне нужно увидеть все это своими глазами...
  
  - Что, в таком виде? - Иши скептически оглядел белую пижаму с розовыми камелиями и вопросительно поднял бровь.
  
  - Да плевать! Пошли!
  
  Даймё и демонолог с кицунэ подмышкой дошли до лежащего в руинах тронного зала, правитель схватился за голову, упал на колени и зарыдал.
  
  - Проклятая твааарь, чтоб у тебя все хвосты отсохли! - Курама в камне презрительно фыркнула - сами виноваты, слушались бы, и все было бы в порядке.
  
  - Здесь ущерб на двадцать тысяч рё! - воскликнул даймё и обвинительно ткнул пальцем в Иши. Демонолог оскалился и 'случайно' выронил камень, Андзэн испуганно взвизгнул и кинулся наутек, лисица напряглась в предвкушении, но шиноби поймал камень в полуметре от пола и захохотал.
  
  - Да шучу я, шучу. Друг, ты и меня пойми тоже, я не могу работать себе в убыток. Я готов скинуть тебе восемь тысяч, если ты отдашь мне ее.
  
  - Да хоть в зад себе засунь, вот тебе оставшиеся деньги и вали отсюда прочь! - даймё швырнул демонологу кошелек монет, тот поймал его в полете, чинно поклонился и пошел прочь. Андзэн подошел к куче изуродованных трупов и пустил скупую мужскую слезу.
  
  - Айко, Чиё, Анзу... Простите меня... - всхлипнув, толстячок пошел переодеваться - заснуть после такого он сможет еще очень нескоро, а работы предстояла тьма.
  
  - Выпусти меня, обещаю, я вознагражу тебя! - попытала счастья демонесса.
  
  - Наградишь путевкой в твой ненасытный животик? Нет уж, лисонька, ты попалась. Ничего личного, это просто моя работа.
  
  - Но... Но почему? Почему вы просто не можете оставить меня в покое?
  
  - Потому, что ты демон. И еще потому, что ты убила кучу народа просто так.
  
  - И что? Вы должны почитать меня, а не запечатывать!
  
  - Да ладно, и почему же это?
  
  - Я сильная, умная и красивая! - кицунэ гордо выпятила грудь, что, впрочем, было видно только ей самой.
  
  - Согласен только с первым. Ты вела себя как ребенок, как последняя идиотка дала запечатать себя простейшей пентаграммой, что тебе стоило не войти в круг? И с этими ушами и хвостами ты - уродина, - Иши решил поиздеваться над демоном, теперь лиса была в его руках, навсегда, и у него был для нее пренеприятнейший сюрприз.
  
  - УРОДИНА?! Да что ты понимаешь...
  
  - Для всех людей ты уродина, если только какой больной на голову зоофил на тебя позарится, а самцов у вас нет, поздравляю!
  
  - ДА Я ТЕБЯ!!!
  
  Курама сменила ипостась и начала биться в хрустальной темнице.
  
  - Тупое мнительное животное. Теперь ты вечно будешь страдать.
  
  Лисица выбилась из сил и с ужасом осознала, что человек был прав. Кьюби свернулась калачиком и заплакала, как она могла быть такой идиоткой? Зачем она вообще полезла к даймё? Что ей мешало переселиться в глухую деревушку и развлекаться там, а не бурагозить в крупнейшем портовом городе? Дура, глупая дура. Но что было больнее всего, без чар или хенге на нее никто теперь даже не посмотрит! Иши был прав - она уродина, монстр-мутант...
  
  - Проклятый Рикудо, ненавииижууу... - завыла лисица и провела когтями по морде, оставляя глубокие царапины на рыжей шкуре.
  
  На этом все ее мучения только начинались. Придя домой, Иши понес демонессу в подвал. Кирпичные стены помещения были обклеены кучей подавляющий печатей, некоторые кирпичи были испещрены светящимися иероглифами, в углах под потолком висели металлические пластины с кайдзи 'Огонь', 'Вода', 'Земля', 'Воздух', на потолке висела еще одна - 'Молния'. В центре подвала возвышалась хитроумная установка из трех металлических колец разного диаметра, установленных друг в друга, опирающихся на каменный постамент, испещренный древними рунами. Курама занервничала.
  
  - Что это?!
  
  - Твой новый дом, моя лисонька. Будешь работать на благо человечества, - елейным голосом ответил Иши.
  
  - Работать?!
  
  - Ага, я буду выкачивать из тебя всю чакру, до последней капли...
  
  - ТЫ НЕ ПОСМЕЕШЬ!
  
  Демонолог расхохотался, в его глазах мелькнул безумный огонек.
  
  - НЕТ!!! НЕЕЕТ!!! - Кьюби вновь кинулась на прозрачную стену, Иши, со злобной ухмылкой, поместил камень в установку, тот повис посередине, удерживаемый невидимой силой. Металлические кольца начали мерно вращаться, делая около одного оборота в пять секунд, каждое в своей плоскости. Лисица почувствовала, как от нее во все стороны медленно, очень медленно, но верно, утекала вся ее с таким трудом накопленная сила.
  
  - Прошу... Умоляю... Не надо! - Курама залилась слезами.
  
  - Ничего личного, это просто бизнес! - демонолог захохотал и поднялся наверх, оставив Кьюби биться в истерике.
  
  С каждым днем, лисица слабела. Могучие мышцы иссохли, шкура пошла складками, под ней не осталось ни капли жира, мех перестал блестеть, красные глаза потускнели, уши обвисли, как старые тряпки. На морде пролегли две черные дорожки от слез. Кьюби понимала, что ей никак не удастся избежать своей ужасной участи, но она собиралась сражаться до последнего. Через неделю, когда у Курамы было недостаточно чакры, чтобы оставаться в истинном облике и она снова превратилась в девушку, установку, наконец, заглушили.
  
  Вся демоническая чакра скапливалась в серебряном амулете с крупным гранатом, принадлежащем одному очень богатому ученому шиноби. Для его экспериментов требовалась прорва энергии, которую человеческое тело было не в состоянии выработать. К тому же, алая чакра обладала уникальными свойствами и была интересным объектом для изучения сама по себе. Иши заплатили целых пять тысяч рё за заряженный артефакт, демонолог был доволен, как никто - не лиса, а золотая жила! Андзэн погорячился, отдавая кицунэ своему другу задаром, но что для одного мусор, то для другого клад.
  
  В это же время, из госпиталя был выписан Мамору. Демонолог вернулся домой и разузнал у своего друга Юкио о случившемся.
  
  - Слушай, раз Иши только что забрал заряженную железку, то наша лисичка должна быть обессилена! - воскликнул Мамору, довольно потирая руки.
  
  - А тебе-то какое дело?
  
  - Ты видел, какие у нее титьки? А какие стройные ножки? А эти ушки сводят меня с ума...
  
  - Ты что, хочешь ее изнасиловать?! - Юкио пораженно уставился на друга.
  
  - А ты, будто бы, не хочешь?
  
  - Нуу... - демонолог замешкался, достоинства у кицунэ были явно выдающиеся, но вот хвосты и уши все портили, при их виде сразу вспоминалось, что это вовсе не девушка, а десятитонный монстр.
  
  - Я даже и не знаю...
  
  - Да что ты ломаешься? Тебе понравится, обещаю!
  
  - Ну хорошо-хорошо, убедил.
  
  - Супер! В любом случае, мы всегда сможем сбежать.
  
  Ученики направились в подвал, где лежал кусок хрусталя, в котором сидела в заточении истощенная кицунэ.
  
  
  Глава 7 - Заклятый друг (Наруто)
  
  Узумаки пристально следил за Саске, ему удалось выяснить нелегкую историю Учихи - его собственный брат вырезал весь клан и убил своих родителей, отчего брюнет замкнулся в себе и не шел на контакт с окружающими. Наруто обеспокоился - он знал, каково это, быть одному... Совсем одному... Да, Саске не был лишен внимания девушек, но ему было не о чем с ними говорить, ведь никто не мог его понять, отчего людское общество его лишь раздражало. Блондин решил помочь Учихе во что бы то ни стало.
  
  После уроков, Наруто дождался, когда Учиха выйдет из Академии и пристроился рядом, всем телом ощущая жгучую ненависть, направленную не только на его персону, но и на весь мир.
  - Саске... Прости меня, я не хотел тебя оскорбить...
  - Ты УЖЕ оскорбил, отвали от меня, идиот.
  - Но это был всего лишь спарринг, почему ты так злишься на меня?
  - Ты... Вы все... Да пошли вы к черту! - заорал Учиха и побежал прочь, из глаз его текли соленые ручейки. Наруто побежал следом - тренировки сделали его куда выносливее Саске, потому тот скоро выдохся и остановился, согнувшись в три погибели и оперевшись руками на колени.
  - Саске, я могу тебя понять...
  - ЗАТКНИСЬ!!! Никто из вас не сможет меня понять, откуда вам знать, каково это остаться без родителей...
  - Саске, я сирота. У меня нет никого...
  - Ты всегда был один, а у меня было все... И я не смог их защитить! - Саске заревел и врезал кулаком в стену, до крови ободрав костяшки.
  - Может быть, мне этого не понять... Но я испытал не меньшую боль. Меня избивали с шести лет, до потери пульса, ломали кости, крошили ребра, выбивали зубы. Меня жгли заживо, меня топили, меня ненавидят ВСЕ жители деревни.
  - Что... Что ты несешь?! Ты все это выдумал!
  Наруто горько усмехнулся и задрал футболку, его грудь была испещрена уродливыми шрамами, из которых когда-то торчали обломки костей, Саске затих и пораженно уставился на блондина. Тогда Узумаки опустил футболку и закатал штанины, до середины бедра на ногах шли масштабные следы ожогов, затянувшиеся розовой кожицей.
  - Это сделали простые жители. Просто так. Потому, что им захотелось, - Узумаки всхлипнул и горько усмехнулся.
  - А я ведь ничего им не сделал! Я ничего не украл, я никому не навредил, они всю жизнь презирали и унижали меня, обращались хуже, чем с собакой. Может, я не знаю каково потерять семью, но я всей душой познал боль одиночества, потому я могу понять, каково тебе.
  Учиха с неверием уставился в добрые голубые глаза, в которых не было ни грамма лжи, лишь безграничное желание помочь. Саске протянул блондину руку и тот пожал ее.
  - Я прощаю тебя, - буркнул Учиха. Узумаки широко улыбнулся и хлопнул его по плечу.
  - Если хочешь, то можешь присоединиться ко мне в тренировках, сенсеем будет Рок Ли.
  - Что, этот полудурок? Да он же печать сложить не может!
  - Зато он может сломать тебе все кости за несколько секунд. Поверь, лучше него в тайдзюцу нет никого, разве что Неджи, но там уже всякие Хьюговские хитрости.
  - Посмотрим... - буркнул Саске и пошел домой, Узумаки довольно хмыкнул и закинул руки за голову, отправившись к себе. Свое доброе дело на сегодня он сделал.
  
  Тен-Тен всячески пыталась привлечь к себе внимание Наруто, но тот как угорелый носился с Саске. Девчонки уже грешным делом подумали, что объект их воздыхания предпочитает мальчиков, когда увидели его в компании Ли и Узумаки. Сакура проследила за парнями и увидела, что те лишь тренируются в тайдзюцу, беге и отжиманиях. Ухмыльнувшись, розоволосая куноичи успокоила подруг и они снова отправились штурмовать бастион невозмутимости, ставший лишь чуточку менее холодным после обретения друзей.
  
  Под конец, Тен-Тен все это задолбало и она сама пригласила Наруто на свидание. Оружейница встала на пути Узумаки, перемещавшегося из кабинета в столовую, с весьма решительным видом, вызвав у блондина легкое недоумение.
  - Тен-Тен, ты что-то хотела?
  - Да! Я хочу с тобой на свидание! - выпалила оружейница и гордо скрестила руки на груди.
  Удивлению Наруто не было предела - он всегда думал, что на свидания приглашать должны мальчики, но Тен-Тен, как всегда в своем репертуаре, ломала стереотипы.
  - Хорошо, если хочешь, можем погулять сегодня вместе.
  - Правда? - девочка улыбнулась, - Ты просто чудо! - Тен-Тен чмокнула опешившего от такой наглости Узумаки в щечку и убежала прочь. Проходящий мимо Шикамару хмыкнул.
  - Учиха плохо на тебя влияет, друг. Ты становишься популярным.
  - Ну, не сказал бы, что это так уж плохо...
  - Это все так проблемати-и-ично... - Шика широко зевнул, прикрыв рот рукой.
  - Просто кто-то у нас слишком ленивая задница.
  Нара хмыкнул и промолчал, Узумаки оставил его в покое и продолжил свое шествие.
  
  Наруто решил, что ему стоит поговорить об этом с Хинатой, но когда он подошел к ее парте, то увидел, что Хьюга о чем-то весело болтает с Кибой. Брюнетка покраснела и отвела взгляд.
  - Наруто... Я... Я встречаюсь с Кибой! - выпалила Хината, собачник гордо скрестил руки на груди и посмотрел взглядом победителя на улыбающегося Наруто.
  - Ничего страшного, Хината. Я тоже встречаюсь, с Тен-Тен.
  - О, отлично! Я надеюсь... Мы останемся друзьями? - девочка робко подняла взгляд, Узумаки широко улыбнулся.
  - Конечно же останемся! - Узумаки повернулся к Кибе.
  - Друг, ты уж береги ее.
  - Обязательно! - Киба хлопнул Наруто по плечу, он был рад, что не только нашел девушку, но и сохранил друга.
  
  Годы шли быстро. Новая девушка понравилась Узумаки даже больше, чем скромница Хината - с Хьюгой нужно было следить за своим языком, иначе можно было ее ненароком обидеть, отчего она дулась неделями, не подавая виду, что что-то не так. Тен-Тен была очень вспыльчивой и нередко давала бедному Наруто по сусалам, впрочем, тот не обижался и усмирял буйную оружейницу поцелуями. Ее он мог спокойно послать, получить в ответ то же самое, поорать друг на друга и помириться в тот же день, что безусловно, нравилось им обоим - общность характеров и все такое.
  
  Несмотря на все усилия друзей, Учиха по-прежнему оставался угрюмым, как скала. Но, даже скала рано или поздно поддается воде, которой была Сакура. Настырная до чертиков розоволосая бестия таки смогла выцыганить себе свидание с Учихой, тот проявил галантность кабана и тактичность бронепоезда, заставив девушку заплатить за съеденный рамен в Ичираку.
  - Что?! Ты хочешь, чтобы я заплатила сама? - зеленые глаза девушки походили на блюдца, парень криво ухмыльнулся.
  - Я живу на пособие, у меня нет денег на всякую ерунду.
  - То есть, для тебя я - ерунда? - Сакура едва не расплакалась.
  - Нуу... Не ерунда, но денег у меня все равно нет, - пошел на попятный Саске. Девушка тяжко вздохнула, протянула опечаленному Теучи купюру и пошла домой.
  - Ты задница! - изрек повар и пошел на кухню.
  - От задницы и слышу, - парировал Учиха и вышел из кафе.
  Тем не менее, Саске был слишком красив, и Харуно продолжала с ним встречаться, надеясь изменить такого красивого, но такого мерзкого Учиху. Столь завидный кавалер породил жуткую ревность со стороны остальных девчонок. Сакура печально вздыхала: эх, знали бы они, какая свинья этот Саске, тут же перестали бы за ним бегать...
  
  Саске было приятно узнать, что в ниндзюцу Наруто и Ли ничего не смыслят, после недолгих уговоров, Учиха согласился поделиться с Узумаки своими скудными знаниями Катона. К сожалению, Ли так и не смог освоить даже простейший огненный шар, но густобровик не отчаялся и лишь еще больше ударился в тайдзюцу, надеясь этим скомпенсировать свои слабости. Первая тренировка Наруто с успехом могла бы стать газетным комиксом недели.
  - Неправильно бл.ть! Собери чакру в легких, сложи пальцы кольцом и дуй через него.
  Наруто напыжился, набрал полную грудь воздуха и выполнил инструкции Учихи. Крохотный огненный шарик, размером с виноградину, пролетел три метра и, издав неприличный звук, развеялся. Бровь брюнета задергалась.
  - Добе, ты безнадежен!
  - Ттебайо, у меня же получилось! - возмутился блондин.
  Саске глубоко вдохнул и выплюнул огромный огненный шар, размером с быка, который пролетел тридцать метров и взорвался, разметав кучу камней и подпалив сочную зеленую траву. У Ли задергался глаз, а Узумаки спешно подбирал с пола челюсть.
  - Ну нихрена у тебя тут... - пораженно протянул Наруто, Учиха гордо выпятил грудь и презрительно усмехнулся - все же, он не зря был лучшим учеником Академии.
  Тем не менее, Узумаки быстро наверстывал упущенное и уже через полгода смог повторить успех Саске, но тот продвинулся еще дальше.
  - Ттебайо, я все равно стану сильнее тебя! - блондин ткнул пальцем в брюнета.
  - Посмотрим, уссаратонкачи.
  - Что, как ты меня назвал?! Наруто пнул под зад зарвавшегося Учиху, тот уже собирался сжечь агрессора, но Ли встал между заклятыми друзьями и успокоил их.
  
  - Ттебайо, я думал ему нужна поддержка, а он такая задница! - пожаловался Наруто Тен-Тен.
  - У него такой характер - Сакура уже настрадалась с ним по самое небалуй, поверь, твоя помощь ему была неоценима.
  - Надеюсь, надеюсь...
  
  Узумаки снова попытались избить двое алкашей, когда он вечером пошел за новым недельным запасом рамена.
  - Смотри, э-это же наш лисееныш, - заплетающимся языком протянул худощавый мужик.
  - Иди сюда, говнюк! - крикнул второй и двинулся навстречу мальчишке.
  Джинчуурики уже надоело бегать, потому он решил применить свои тренировки на практике. Ловко увернувшись и избежав захвата, мальчишка нанес удар в печень нападающего, тот согнулся пополам от боли - подточенный алкоголем орган отличался крайней чувствительностью.
  - Да я тебя... - крикнул второй, мальчишка поставил ему подножку и мужик грохнулся на своего собрата.
  - Долб.ебы, - многозначительно изрек Наруто и пошел дальше.
  В целом, нападки на Узумаки стали редкостью - боль от потери близких в сердцах людей притупилась, ведь прошло уже более двенадцати лет. В деревне появлялись новые жители, которые вообще были не в курсе - кто это и что он сделал. Близился экзамен на генина и день рождения Наруто.
  
  
  
  Глава 8 - Похоть до добра не доведет (Курама)
  
  Курама, в глубокой депрессии, валялась на холодном хрустальном полу, обхватив колени руками и прикрывшись пушистыми хвостами. У нее не осталось слез - ее прекрасное тело было в ужасном состоянии, под кожей проступили ребра, уши и хвосты облезли, груди сдулись, как проколотые шарики, живот прилип к хребту, кожа обвисла, как у старухи, лицо было болезненно бледным, а изо рта доносился отвратительный запах. Кьюби была готова разорвать на куски и сожрать любой источник белков и углеводов. На ее счастье, в хрустальную темницу прибыло сразу два свежайших куска мяса.
  
  Мамору и Юкио вошли в подвал, заперли дверь и подошли к тускло мерцающему алым светом камню, положили руки на него, превратились в дымку и перенеслись в гости к кицунэ. Ученики допустили фатальную ошибку и не взяли с собой очки и амулеты, все же, обычно Иши всегда думал за них, отчего юные демонологи отличались несамостоятельностью. Лисица подняла голову с пола, уставилась на гостей голодным взглядом, но решила подождать развития событий и, если что, улучить удобный момент.
  - Фуу, Мамору, я не буду трахать это! - возмутился Юкио, узрев дряблое тело Кьюби. Инициатор тоже был не слишком доволен увиденным - Иши перестарался, в сердце парнишки зашевелилась жалость к некогда прекрасной кицунэ.
  - Трахать? Да у тебя еще х.й не вырос, щенок! - возмутилась лисица. Курама поднялась на ноги, зашаталась и упала обратно, притворившись, что она абсолютно беспомощна, лишь нервно подрагивающие кончики хвостов могли показать внимательному демонологу, что кицунэ готовится напасть.
  
  Мамору был возмущен до глубины души, благородный порыв иссох на корню.
  - Тогда подержи эту сучку, она ответит за мои раздавленные ноги!
  - Ну, эт мы могем... - Юкио по почтительной дуге обошел кицунэ, растерянно переводящую взгляд с одного ученика на другого и пятящуюся по полу, Мамору пошел прямо.
  Ближе, бандерлоги, ближе... Живот предательски заурчал, немного смутив учеников. Еще чуть-чуть...
  
  Как только холодные руки коснулись плеч Курамы, а Мамору остановился в двух шагах и начал расстегивать ширинку, пушистые хвосты спеленали Юкио по рукам и ногам, а кицунэ набросилась на самонадеянного ученика. Инициатор с ужасом обнаружил, что исхудавшая демонесса была сильнее медведя и рухнул на пол под весом лисицы и своего товарища.
  - Ах ты тварь, да я тебя... - урчащая в предвкушении долгожданного обеда, кицунэ одним движением оторвала голову Мамору и отшвырнула ее прочь, Юкио в ужасе забился в пушистых путах и завизжал, тогда кончик хвоста заткнул ему рот. Демонолог попробовал вырваться из куска хрусталя, но демонесса подавляла его чакру и все попытки проваливались раз за разом. Курама припала губами к фонтану крови, бьющему из сонных артерий и начала жадно пить алую жидкость, оглашая темницу громкими глотками. Через несколько секунд, сердце ученика перестало биться и разочарованная лисица отлипла от обезглавленного тела. Юкио чувствовал, как с каждой секундой хватка пушистых хвостов становилась все сильнее, кицунэ быстро наверстывала упущенное.
  
  Курама воткнула пальцы в основание шеи Мамору, подцепила грудину и резко рванула на себя, вскрыв грудную клетку и обнажив нежные легкие, под которыми скрывалось затихшее сердце. Кьюби вырвала его и вцепилась в орган длинными клыками, довольно урча. Юкио залился горючими слезами - его ждала та же судьба, почему он только послушал этого придурка? Оставалось лишь надеяться на то, что его смерть будет быстрой и безболезненной. Курама съела сердце, затем легкие, потом добралась до печени, после чего, наконец, остановилась, громко отрыгнула и посмотрела на вторую жертву. Ее тело на глазах возвращало себе былую красоту, ведь вместе с душой и силой Мамору, она получила его жизненную энергию.
  - Ты, кажется, хотел меня трахнуть? - проворковала кицунэ, склонив голову на бок, и выжидающе подняла бровь. Вся лисица перемазалась в крови незадачливого ученика, алые подтеки спускались ото рта до самого сокровенного.
  - Н-нет, э-это все Мамору, че-честно, я так, з-за компанию! - заикаясь пролепетал заплаканный Юкио.
  - Это не важно, я хочу секса!
  - А я не хочу! - возмутился Юкио. Его тело тут же с невероятной силой сдавили пушистые канаты, а кицунэ приблизилась вплотную, вцепившись коготками в шею ученика.
  - Тогда я и тебе оторву голову, а потом сожру твое сердце, - прошептала в ухо дрожащего парня лисица. Курама не хотела использовать чары - разбазаривать с таким трудом накопленную энергию на развлечения не дело. К тому же, ей было интересно, способна ли она без чар с кем-то сношаться. Юкио снова попытался сбежать, но у него ничего не вышло. Кьюби медленно лизнула щеку задергавшегося демонолога.
  - Н-нет, не надо, я со-согласен!
  - Вот и отлично!- Курама повернулась задом к ученику, встала на четвереньки, раздвинула ножки и задрала хвосты, продолжая удерживать ими демонолога.
  
  Юкио дрожащими руками распахнул рясу и стянул штаны, к тихому ужасу ученика, происходящее возбуждало его не на шутку, отчего член стоял, как мачта. Демонолог дрожащими пальцами провел по гладкой щелочке демонессы, она была влажной, и не только от крови. Лисица выгнулась дугой, закинув кровавые волосы на спину, и застонала. Юкио, поддавшись порыву тела, резко вошел в нее, Курама зашипела от боли и сдавила его хвостами.
  - Будь нежнее со мной, малыш!
  - Хай!
  Хватка ослабла, Юкио легонько провел пальцами по красивой спине и положил руки на вновь ставшие упругими ягодицы Курамы, нежно поглаживая их. Ученик начал ритмично двигаться, получая немалое удовольствие и доставляя его кицунэ, оглашающей темницу томными стонами. С сосков раскачивающихся упругих грудей капала алая кровь незадачливого насильника, валяющегося в нескольких метрах с развороченной грудной клеткой. Пушистые хвосты беспокойно метались, щекоча лицо и обнаженный торс демонолога, Кьюби зажмурила глаза и прижала пушистые ушки от наслаждения. Курама попутно получала жизненную силу человека, но не всю - она не хотела потерять столь удачно подвернувшийся билет на свободу. За этим занятием их и застал Иши.
  
  Демонолог заметил, что дверь в подвал заперта изнутри, а Юкио и Мамору нигде не было.
  - Ксо! Озабоченные идиоты! - руководитель тут же обвешался амулетами, выбил дверь сгустком сжатого воздуха и бросился к установке. В куске хрусталя рядом с большим алым огоньком был маленький синий, похоже, одному из его учеников пришел конец. Иши приложил руку к камню и перенесся в темницу, увиденное превзошло все его ожидания - Мамору был разорван к чертям, а Юкио трахал перемазавшуюся в крови кицунэ. Мгновенно среагировав, руководитель шарахнул в ученика сгустком сжатого воздуха, тот отлетел от демонессы и тут же вернулся в реальность.
  
  Разъяренная прерванным оргазмом, Курама сменила ипостась и набросилась на руководителя, Иши решил не рисковать ради достойного погребения своего ученика жизнями всех горожан и переместился в реальность, где Юкио спешно застегивал штаны. Демонолог был в бешенстве и со всей дури врезал своему ученику по морде, тот упал на пол и пополз прочь.
  - ИДИОТ!!! Как ты мог это допустить?!
  - Это не я, это все Мамору! Он пошел бы и без меня!
  - Так какого же черта ты, мелкий извращенец, не сказал об этом мне? Я же по лицу видел, что тебе это нравилось!
  - Она заставила меня!
  - Не хочу ничего слышать! Ты с позором изгоняешься из нашего круга, пошел вон, я не хочу больше тебя видеть, ублюдок!
  - Но...
  - ВОН!
  Парнишка вскочил на ноги и побежал прочь, весь в слезах. Иши тяжко вздохнул и подошел к камню, из которого на него глядела пара красных глаз.
  
  Истощенная лисица в бешенстве билась о прозрачные стены, она упустила свой шанс, а все потому, что захотела доказать сама себе, что она еще способна соблазнить кого-нибудь, не отдавая себе отчета, что Юкио был сражен отнюдь не ее красотой, а страхом перед смертью. Курама в последний раз ударилась лбом о прозрачный пол, провела иссохшейся лапой по обвисшим ушам, схватила изуродованный труп и в три укуса проглотила его, после чего внимательно уставилась на разворачивающуюся за стеной полемику. Мальчишку изгнали из ордена, впрочем, ей от этого ни тепло, ни холодно, а вот главарь, похоже, не на шутку разозлился.
  - Ты самая низкая, самая гадкая, самая мерзкая и самая отвратительная тварь из всех, кого я видел!
  - Пфф, то же мне, ангелочек нашелся, крылышки еще на задницу себе пришей! - лисица презрительно махнула на него когтистой лапой и отвернула голову в сторону.
  - Это был всего лишь ребенок, как ты могла сделать с ним... ТАКОЕ...
  - Этот мальчик-одуванчик хотел меня изнасиловать, что мне, подарками его осыпать?
  - Но не жрать же его и не насиловать оставшегося!
  - О боги, насильника заставили сделать то, что он и так собирался, какой ужас... А чем еще мне по-твоему питаться, святым духом? Если бы ты не превратил меня в мешок с костями, я бы не стала его убивать.
  - Ты не оставила мне выбора, я брошу тебя на дно океана.
  Глаза лисицы расширились от ужаса, она уставилась на покрытое щетиной и шрамами лицо демонолога за стеной.
  - Прошу... Умоляю... Не надо! Я сделаю все, что ты попросишь! Я могу убить всех, кого ты захочешь, я... Я буду ублажать тебя, только пощади, пощади меня!
  Курама залилась слезами и прижала морду к полу, накрыв ее лапами и громко скуля. Иши положил камень в металлический сундучок, взял ключ и начал закрывать крышку.
  - Нет, ты сама сделала свой выбор, когда убила моего ученика. Ты слишком опасна.
  - Но...
  Демонолог захлопнул контейнер, закрыл его на три оборота, достал ключ и расплавил его Катоном. В тот же день, он нанял бриг, уплыл в открытое море на несколько миль и бросил в воду тяжелый сундук. Вода просочилась под крышку и наполнила контейнер, тот сразу же пошел ко дну. Теперь, Кьюби была под гнетом огромной толщи воды, в дали от света и всего живого, не способного выжить под таким давлением. Курама поняла, что у нее есть только один выход из этого положения без потери рассудка - лечь в спячку и дождаться, пока хрусталь ослабнет. Затем, она сможет вырваться на свободу и умереть, будучи раздавленной километрами воды над собой, после чего ее ожидала болезненная реинкарнация, увенчанная, однако, долгожданной свободой. Смирившаяся лисица свернулась калачиком и закрыла глаза на долгие века.
  
  
  Глава 9 - Подарочек (Наруто)
  
  У Наруто был день рождения. Ему подарили целую кучу подарков, особенно постаралась Тен-Тен и испекла торт своими руками. Шедевр кондитерского искусства хоть и не отличался вкусовыми качествами в лучшую сторону, но девушка вложила в свое творение всю душу, потому блондин, стиснув зубы, слопал пару кусочков.
  - Ммм, вкуснотища!
  - Правда? Я старалась! - Тен-Тен гордо вскинула носик и скрестила руки на груди, Наруто не сдержал улыбки и крепко обнял ставшую самым родным человеком особу.
  - Аригато, любимая! - блондин нежно поцеловал аккуратные губки и потерся щекой о туго скрученный хвостик каштановых волос. Тен-Тен сдавила Узумаки в медвежьих объятиях и пошла домой - она знала, что ее парень устраивал мальчишник, потому предпочла не задерживать его. Оружейница сокрушалась - когда же этот балбес поймет, что она уже готова и хочет проверить работоспособность Наруто-младшего. Тен-Тен, конечно, понимала, что как-то рановато, но 'Приди-приди тактика' одного небезызвестного автора сделала свое дело, заполонив разум девушки всяким непотребством.
  
  Курама валялась на спине на залитом водой каменном полу, уперевшись задними лапами в железную решетку, а передние вытянув вдоль тела, растопырив пальцы с длинными когтями. Все ее хвосты промокли до нитки и свернулись кольцами рядом со своей хозяйкой. Лисица, пристально изучая черную пустоту над собой алыми глазами, задумалась о своей тяжкой судьбе. Вот зачем я переварила все пойманные души? Было бы, с кем поболтать... - Кьюби тяжко вздохнула и почесала живот. Ее тело снова было на грани, скоро, от недостатка энергии, она начнет худеть, у нее снова будет выпадать шерсть, будут трескаться когти. А все из-за чего? Из-за какого-то жалкого мальчишки! Из-за глупого, никчемного кусочка мяса... Неужели он не может просто пожалеть меня и сломать эту долбанную печать?
  
  А ведь прошло восемь лет, он уже должен интересоваться девушками... А что, вариант! Нужно только потренироваться в хенге, чтобы хвосты снова все не испортили, ведь оставалось всего ничего... - Курама зарычала, в бешенстве вырвала когтями кусок камня из пола, сжала пальцы и раздавила его, повреждение тут же восстановилось. Так, забудь, слышишь? Забудь об этой неудаче, иначе и в этот раз провалишься! Кьюби сделала глубокий вдох, положила дрожащие лапы на землю и превратилась в девушку.
  
  Лисица встала на ноги, придирчиво оглядела свое тело, шлепнула себя по аппетитной попке и потискала упругие груди. Вроде бы, все было в полном порядке. Курама уставилась на свое отражение, напыжилась, и ее лисьи атрибуты пропали. Через пять секунд губы кицунэ задрожали, через десять у нее задергался глаз, и она задержала дыхание, через пятнадцать секунд хенге развеялось, и Кьюби смачно выругалась - ушки и хвостики снова были на своем месте. Да уж, если и искать кавалера, то он должен принять ее такой, какая она есть - поддерживать дзюцу во время секса было просто невозможно. Черт, о чем я думаю, какой секс? Мне нужно всего лишь заманить мясо в клетку, сожрать его и вырваться на свободу! Пусть и через реинкарнацию... Кьюби вздрогнула, вспомнив годы адской боли, нет, уж лучше заставить самого тюремщика открыть ее клетку!
  
  Курама снова превратилась в лисицу - лишь густой мех согревал ее в этом сыром и холодном подземелье. Маленький говнюк, неужели не мог сделать темницу убогой чуть менее, чем полностью? Достучаться до джинчуурики она не могла - проверялось не раз, а силы нужно было беречь. Чертовы АНБУ, без их происков я бы давно вырвалась! Кьюби свернулась клубочком и закрыла глаза - все, что ей оставалось, так это ждать у моря погоды.
  
  Узумаки позвал Шикамару, Ли, Кибу и Саске на Горячие источники. Ленивец сразу же засел в купальню и не показывал из нее носу до самого окончания вечеринки - Нара, он и в Африке Нара. Ли кинулся подглядывать за девчонками, на его беду, там оказалась Сакура, которая тут же заметила слежку и отметелила соглядатая до потери пульса. Заметив Саске в одном только набедренном полотенце, девушка зарделась как помидор и во все глаза уставилась на столь желанное зрелище. Учиха коварно усмехнулся и развязал полотенце, Сакура завизжала и упала в обморок. Наруто захохотал.
  - Сногсшибательно!
  - А то! - ответил Саске.
  Узумаки решил сходить за лимонадом и навернулся на очень кстати забытом куске мыла. Удар головой о кафельный пол выбил мальчишку в подсознание, пробив почти исчезнувший от старости барьер, установленный АНБУ. Наруто оказался в смутно знакомом ему подземелье. Через несколько минут петляний по запутанным туннелям, парнишка вышел в темное помещение, пополам перегороженное решеткой.
  - Минуточку... Это как в том самом сне! - прошептал Узумаки.
  
  Кьюби встрепенулась от долгожданного звука, быстро сменила обличье и вышла на свет. У Наруто упала челюсть - таких прелестей не было даже в том журнальчике для взрослых, который подарил ему Киба. Курама заметила произведенный эффект и добила мальчишку легкими чарами.
  - Ну же, иди сюда, и я вся буду твоей... - томно протянула лисица, повернувшись боком к парнишке, подогнув ножку и оперевшись спиной о металлический прут, медленно поглаживая руками свои прекрасные груди. Узумаки вытянул руки вперед и пошел к Кьюби, щупая пальцами воздух.
  - Сиси... - Курама оскалилась и потрясла вожделенной частью тела. Когда Наруто оставалось пройти лишь десять метров, лисица снова потеряла контроль над хенге и блондин в ужасе отпрыгнул прочь.
  - ДА БЛ.ТЬ!!! - Кьюби шарахнула кулаком в воздух, на мгновение между прутьями вспыхнула голубая дымка и остановила удар. Курама села в воду и схватилась за голову, из глаз ее потекли слезы - опять, опять провал...
  - К-кто ты? - пролепетал шокированный джинчуурики. Лисица подняла на него полный мольбы взгляд.
  - Сорви эту бумажку, прошу! - Курама указала пальцем на печать между створками ворот.
  - Это сон? - лисица гневно оскалилась и прижала ушки, но тут же успокоилась, решив воспользоваться подвернувшимся предлогом.
  - Да, это сон. Когда ты сорвешь бумажку, ты проснешься.
  - Я помню, в прошлый раз тут было огромное чудовище... - Наруто задумчиво поскреб подбородок, вспоминая давно забытый 'сон'.
  - О чем ты? Тут только мы с тобой, - Курама встревоженно огляделась по сторонам и снова выжидающе посмотрела на блондина, тот сверлил взглядом ее груди, изредка поглядывая на мохнатые уши.
  - Слушай, а не ты ли называлась моей 'мамой'?
  - Что? Я тебя впервые вижу! - отнекивалась Курама.
  - Повторю свой вопрос: кто ты?
  - Это же твой сон, откуда мне знать? Я знаю лишь, что ты должен сорвать печать...
  - Печать?! - в голове Наруто что - то щелкнуло, он пристально уставился на пушистые хвосты за спиной девушки, сосчитал их, ужаснулся, пересчитал еще раз, выпучил глаза и начал медленно пятиться назад. Он узнал достаточно, чтобы устроить Третьему допрос с пристрастием. Курама обеспокоенно вскочила на ноги и уперлась руками в прутья.
  - СТОЙ!
  - К-кьюби... - пролепетал мальчишка и ускорился.
  - СТОЙ!!! - заревела Курама и приняла истинный облик, вцепившись лапами в решетку и уткнувшись носом в холодное железо. Наруто заорал и кинулся прочь. Кьюби взбесилась и начала кидаться грудью на клетку, металл жалостливо скрежетал и прогибался под могучими ударами, печать надорвалась, но смогла удержать разъяренную демонессу в неволе. Узумаки выбежал из помещения и вернулся в реальность.
  
  Кьюби прекратила бессмысленные метания и повалилась на бок, тяжело дыша - она потратила оставшиеся силы на глупую попытку вырваться силой. Кураме было до боли обидно, что стоило парнишке увидеть ее хвосты, как все слепое обожание пропало к чертям, сменившись животным ужасом. Неужели, они и вправду настолько уродливы?
  - РИКУ-У-УДО, НЕНАВИ-И-ИЖУ!!! - провыла Кьюби.
  Курама зарычала, легла на брюхо и начала жадно пить разлитую вокруг воду, которая поднялась на полметра - это была чакра Наруто, значит, она вполне могла помочь демонессе восстановить потраченную энергию и хоть как - то отомстить маленькому упырю за ее унижения.
  
  Узумаки открыл глаза и увидел над собой обеспокоенные лица друзей.
  - Наруто, ты в порядке? - спросил Ли.
  - Хай! Мне нужно домой... Срочно! - блондин вскочил на ноги, зашипел, потер затылок и нетвердым шагом отправился в раздевалку.
  - Наруто, ты куда?! Это ведь твоя днюха! - возмутился Киба.
  - Это очень важно... - пробормотал Узумаки, прыгая на одной ноге и натягивая шорты.
  - Развлекайтесь без меня, спасибо вам за подарки! - Наруто выбежал из купален и хлопнул дверью, оставив возмущенных парней переглядываться.
  - Нет, вы это видели? Свалить с собственного праздника! - возмутился Киба.
  - Да пох.й! - сказал, как отрезал, Шика и ушел отмокать дальше. Парни пожали плечами и присоединились. Никто не заподозрил неладного - Наруто всегда был немного чокнутым.
  
  Узумаки шел к резиденции Хокаге в тяжких раздумьях. Выходит, все это время Кьюби была запечатана в нем. Именно была - Девятихвостый оказался самкой с весьма выдающимися достоинствами.
  - Лисьи сиси... - невесело хихикнул Наруто.
  Это все объясняет - жители ненавидели не маленького мальчика, а ужасную тварь, которая в нем проживала. Но почему я должен страдать за ее косяки?! Нет, она определенно должна за это ответить! С другой стороны... У нее наверняка были причины так себя вести, ведь ничто в этом мире не случается просто так, в этом я уже не раз убедился. Нужно разобраться в ситуации получше.
  
  Не знаю, может я идиот, но я поговорю с Кьюби. И если уж она снова будет в неадеквате, то тогда пойду к Хокаге. Старик наверняка все это время был в курсе происходящего, и если я все ему расскажу, то мне наверняка промоют мозги и наставят кучу печатей, а то и, чего доброго, закроют где - нибудь. А может, вообще убьют и переселят Девятихвостую в новый сосуд... От таких мыслей, мальчишка похолодел и еще больше уверился в правильности своего решения. Но все же... Не стоит торопиться - через неделю экзамен на генина, нужно сперва отстреляться, а потом уже браться за сиськи... Эмм... За Кьюби! Наруто развернулся в обратную сторону и пошел домой.
  
  Глава 10 - Тесный контакт
  
  На следующий день в Академии были предварительные экзамены. Наруто завалил. Узумаки, и вообще весь класс, включая преподавателя, были в полном шоке. Задание было простое, как два пальца - попасть дальнобойной техникой своей стихии в ростовую мишень с пятнадцати метров. Джинчуурики не смог создать даже самый слабенький огненный шар! Ветряные лезвия тоже не удались. Брошенный от отчаяния кунай, хоть и поразил мишень в голову, в зачет не пошел.
  - Наруто, что это за х.йня? - Киба негодовал.
  - Добе, ты задержан, или просто глупый? - вопрошал Саске.
  - Дружище, как же так, я ведь своими глазами видел, как позавчера ты десять таких шаров подряд выпускал! - глаза Ли были открыты еще шире, чем обычно.
  - Датебане, да отвалите вы все! - Узумаки хотел рвать на себе волосы от отчаяния, он понятия не имел, что с ним произошло и почему. Наруто в гордом одиночестве прошествовал до дома, проигнорировав даже желающую внимания Тен-Тен, что ему впоследствии ой как аукнулось.
  
  - Что же со мной? - Узумаки снова попробовал создать хоть одну технику, но чакры не было ни капли. Но почему? Куда она, Кьюби под хвост, делась? Наруто нахмурился, его губы сжались в узкую полоску.
  - Вот сука! А я ей помочь хотел... Ну да ладно, я бы на ее месте тоже гадил как мог, биджуу - паразит, о-ла-ла...
  Парень задумчиво почесал затылок, как же попасть к ней? Биться башкой об стену хоть и эффективно, но больно, черт возьми!
  Хочу к Кьюби... Хочу к Кьюби... Хочу Кьюби...
  - Так, а вот это уже перебор! - возмутился Наруто и продолжил медитировать. Через несколько секунд, мир перед глазами парнишки померк и он снова очутился в темном холодном подземелье, правда, воды на полу больше не было.
  - Та-а-акс, значит, это и была моя чакра... Но куда она ее дела? - блондин вошел в темную комнату и узрел ответ на свой вопрос - изрядно посвежевшая лисица сидела возле небольшого отверстия в полу и слизывала воду, фонтанчиком бьющую из него. Курама заметила своего гостя и довольно оскалилась - ей удалось привлечь внимание тюремщика.
  
  - Что, пришел ко мне, говнюк? - Узумаки испытывал животный ужас при виде такого огромного хищника и трясся мелкой дрожью. Наруто тяжко вздохнул - разговор предстоял нелегкий.
  - Я не желаю тебе зла и не хочу с тобой ссориться...
  - Ссориться? Для этого сначала нужно подружиться! - Курама поднялась на лапы и начала расхаживать вдоль решетки, глядя на блондина с открытым презрением и явно гастрономическим интересом.
  - Я знаю, чего ты хочешь. Пойми же, ну не могу я тебя выпустить, я же умру! Может, есть другой путь?
  Кьюби удивленно вскинула брови - это был первый джинчуурики, который вообще с ней заговорил о чем-то кроме ее силы! А чтобы сразу и по делу, так это вообще фантастика! Лисице было приятно видеть, что мальчишка ее боится, даже сейчас, находясь в двадцати метрах от решетки, он трясся, как маленький кролик.
  
  Заметив, что биджуу задумалась, Наруто задал мучающий его вопрос.
  - Кьюби, ты выпила всю мою чакру?
  - Ага. Она о-о-очень вкусная... - лисица облизнулась, теперь, в ее взгляде мелькали искорки смеха - небольшая силовая атака на пол позволила лисице пробиться к пролегающему рядом с печатью каналу чакры, благодаря чему все его содержимое с успехом перекочевало в желудок Курамы. Наруто похолодел - теперь он не мог сделать ей ВООБЩЕ ничего...
  - Может, договоримся? - дрожащим голосом спросил Узумаки.
  Нет, он мне определенно нравится! Как мило он дрожит, совсем как настоящий зайчик, так бы и съела его целиком...
  - Нуу... Мы можем заключить контракт на призыв, - в глазах лисицы засверкал азарт - как и любой другой демон, она обожала дурить людишек всякими договорами.
  - П-призыв? - Наруто побледнел - она реально собиралась выйти наружу!
  - Разумеется, в договоре будут пункты, по которым я не смогу тебе навредить, - с плохо скрываемым недовольством проворчала Курама.
  - Хорошо, но только с несколькими условиями! - выпалил джинчуурики. Девятихвостая возмущенно рыкнула.
  - С-слушаю... - прошипела лисица.
  - Ты больше не сможешь брать мою чакру без моего согласия.
  - Тогда и ты мою! - парировала хвостатая.
  - Ты не сможешь меня контролировать без моего согласия, и не будешь вредить Конохе и ее жителям без моего согласия, - лисица задумалась, а почему только без согласия? Курама озвучила свой вопрос.
  - Я все же смею надеяться на то, что со временем ты перестанешь желать моей смерти, может быть, даже станешь моим другом. Тогда, возможно, мы сможем доверять друг другу...
  - Вот еще... Да я скорее сжую свои хвосты, чем доверюсь человеку! - возмущенно фыркнула биджуу. Наруто грустно улыбнулся - он понимал, почему. Люди не сделали ей ничего хорошего. Но он действительно хотел помочь кицунэ - джинчуурики знал, что такое одиночество, а ведь лиса уже тысячу лет была одна, против всего мира.
  - Ну так что, ты согласна?
  Биджуу задумалась, но потом чуть не хлопнула себя по лбу - это же свобода, гребаная свобода, пусть и не полная, но мальчишка, сам того не зная, осуществлял ее заветную мечту.
  - По рукам, - Кьюби сменила облик, напыжилась, на ее ладони с хлопком появился небольшой свиток с договором. Лисица развернула его, прокусила изящный пальчик и расписалась кровью, затем кинула контракт Наруто. Узумаки пробежался глазами по бумаге, к его большому удивлению, все было в точности, как они договорились. Джинчуурики предполагал, что хвостатая попробует его обмануть, но она сдержала слово. Парнишка расписался кровью и кинул свиток обратно ухмыляющейся Кураме, лисица запихнула его в рот и проглотила, Наруто передернуло.
  - Ну что же, мой маленький друг, давай опробуем его.
  - Что, прямо в Конохе?!
  - А что не так? Я ведь не собираюсь появляться в истинном облике, - Курама коварно усмехнулась, у нее уже были планы на этого блондинчика, его страх сильно раззадорил лисицу.
  - Я ведь смогу тебя отозвать?
  - Конечно же сможешь, дурень! - рявкнула биджуу - ей очень не нравился этот пункт договора.
  - Х-хорошо.
  
  Узумаки закрыл глаза и вернулся в реальный мир. Дрожащими руками он сложил печати, прокусил палец и шлепнул ладонью по земле. Те крохи чакры, которые успели накопиться за время его беседы с лисой, тут же пропали без следа. В облачке белого дыма появилась Курама в своем человеческом теле.
  - Да-а-а! - заорала лисица и пнула джинчуурики, тут же зашипев и согнувшись пополам от боли - контракт вернул ей все с процентами. Валяющийся на полу Наруто уже начал складывать одну - единственную печать, но пушистые хвосты схватили его за руки.
  - А-а-а, не так быстро, - лисица подняла мальчишку в воздух, он уже открыл рот, чтобы заорать, но кончик пушистого каната заткнул его.
  - Ты такой слабый, такой беззащитный, такой беспомощный, просто идеальная жертва... - голубые глаза расширились от ужаса, неужели, контракт не действовал?! Курама нежно провела рукой по лицу с шестью черными полосками и втянула носом такой прекрасный запах своего джинчуурики. Лисица заурчала - сама наивность и невинность, и он был полностью в ее власти. Долгие сто лет в осточертевшем женском обществе сделали свое дело - Кьюби уже ни о чем не могла думать, кроме секса.
  
  Курама разорвала футболку и медленно провела языком по мускулистому торсу Наруто, мальчишка тут же судорожно задергался, но еще четыре хвоста спеленали его по рукам и ногам.
  - М-м-м... - вкус сводил Кьюби с ума, она едва не вцепилась зубами в горло Узумаки, буквально всем своим естеством ощущая пульсирующую в жилах горячую кровь. Курама одним движением сорвала с парня шорты и обнаружила небольшой, но крайне твердый орган.
  
  Лисица грубо повалила парнишку на пол и тут же приземлилась на его член, ритмично двигаясь вверх-вниз и оглашая небольшую комнату общежития томными стонами. Соседствующая с Наруто бабулька навострила уши и поцокала языком - вот молодежь нынче развратная пошла, еще молоко на губах не обсохло, а они уже трахаются.
  
  Наруто завороженно смотрел на прыгающие перед его лицом упругие груди, стоящие торчком пушистые ушки, пылающие желанием алые глаза и кончики острых, как бритва, клыков, торчащих из-под коралловых губок Кьюби, непроизвольно двигаясь навстречу лисице. Надо же, кто бы мог подумать, что его сокровенное желание так скоро осуществится? Узумаки хотел прикоснуться к прекрасному телу, но хвосты растянули его конечности по полу, едва не вырывая их из суставов, не давая даже шевельнуться. Парню казалось, что это Кьюби его трахает, а не наоборот. Курама словно взбесилась и вдалбливала партнера в деревянный пол с методичностью сваебойной машины, вцепившись руками в его плечи, разодрав нежную кожу и вонзив когти в плотную мускулатуру, громко крича и пугая соседей. Узумаки застонал от боли и получаемого удовольствия - он бы полжизни отдал за такое...
  
  К сожалению, будучи девственником, Наруто не мог похвастаться выносливостью и уже через минуту кончил. Курама еще несколько секунд скакала на нем, разочарованно рыкнула и располосовала грудь парнишки. Контракт вернул ей все повреждения, но демонесса мгновенно регенерировала. Узумаки счастливо улыбался, несмотря на полученные ранения - это был его первый раз, и не с кем нибудь, а с самой Кьюби но Йоко. Лисица встала на ноги и высокомерно посмотрела на распластавшегося по полу парня.
  - Обещаешь не орать? - парнишка кивнул и пушистый кляп освободил его рот.
  - Кьюби, это было... Ох.енно!!! - Курама довольно хмыкнула - все же, есть еще порох в пороховницах, а ягоды в ягодицах.
  - Можно тебя потрогать? Прошу!!!
  - Нет! - лисица гордо вздернула нос.
  - Тогда хотя бы отпусти меня, - Курама пристально посмотрела в голубые глаза.
  - Обещаешь не отзывать меня?
  - Обещаю, - пушистые хвосты подняли парнишку с пола и оставили его в покое.
  Узумаки печально оглядел останки своей одежды и с тоской посмотрел в алые глаза с вертикальным звериным зрачком.
  
  - Прости меня.
  - За что?! - Курама была в ступоре. Она ожидала чего угодно, вплоть до переноса обратно в темницу, но только не извинений.
  - Ты столько лет сидела взаперти, а я ни разу с тобой даже не поговорил.
  Кьюби была шокирована - неужели, кто-то понял, как плохо ей было? Неужели, Наруто было не все равно? Или же, он просто пытается ее задобрить...
  - Я знаю, что такое одиночество. До восьми лет у меня не было никого. Меня избивали, жгли заживо, топили, унижали, оскорбляли все жители деревни, - Курама недоверчиво посмотрела в голубые глаза.
  - Это еще почему?
  - Из-за тебя. Они ненавидят тебя и видят во мне лишь Кьюби но Йоко. Именно поэтому каждый мстил мне за потерянных близких.
  Курама была удивлена. Много он настрадался, судя по этим ожогам и шрамам, джинчуурики говорит правду. Что-то противно кольнуло душу Кьюби, неужели, совесть? Курама гордо фыркнула и погнала ее прочь. Она не собиралась ни перед кем извиняться, но стойкое желание сожрать Наруто наконец-то пропало.
  - Я хочу есть! - шедеврально ответила Кьюби.
   Глава 11 - El problemo?
  
  Наруто решил, что чем дольше Курама будет в клетке, тем сильнее ему потом прилетит, потому сразу же сложил печать и призвал лисицу, едва не отрубившись от расхода чакры.
  - Маленький пи... - разъяренная кицунэ замолкла на полуслове - из сломанного носа Узумаки текла кровь, а левый глаз наливался синевой. Кьюби тут же присела на корточки и взяла в руки полосатое лицо.
  - Кто это сделал? - обманчиво спокойным голосом спросила Курама.
  - А? Да это так, я поскользнулся на рамене и ударился об стол.
  - Хорошая попытка, но я хочу знать, кто посмел поднять руку на моего джинчуурики?
  - ...
  - Молчишь? Тогда я сама узнаю... - Кьюби лизнула искривленную переносицу, задумчиво пожевала губу, запоминая чакру Тен-Тен. Теперь, лисица чувствовала ее след, уходящий в город.
  - Это была твоя 'девушка'? - уголок рта кицунэ задергался от сдерживаемого бешенства.
  - Д-да. Не трогай ее, прошу тебя! Больше она нам не помешает, - лисица титаническим усилием воли удержала себя от погони за охреневшим мясом и медленно выдохнула. Сучке конец, это даже не обсуждается, но Наруто это знать необязательно, к тому же, сейчас необходимо оказать ему первую помощь. Курама молча подняла джинчуурики хвостами и уложила на кровать.
  - Не двигайся, я тебя подлечу.
  - А ты умеешь? - с нотками сомнения в голосе спросил Узумаки. Биджуу могла так подлечить, что в гроб будет нечего положить.
  - Обижаешь, конечно же... - Курама резко дернула парнишку за нос, вправляя кость, Наруто вскрикнул и заскулил.
  - Потерпи, сейчас все закончится.
  Кьюби приложила светящиеся голубым светом руки к лицу джинчуурики, повреждения на глазах заживлялись, кости срастались в считанные мгновения, под действием редчайшей чакры порядка. Лисица медленно провела ладонями по царапинам, оставленным ее когтями и с облегчением выдохнула - сил ушло немало. Узумаки шокировано оглядел свое тело и поднялся на кровати, нежно обняв обнаженную кицунэ.
  - Курама, аригато. Прости, что я снова кинул тебя в клетку - я надеялся уладить все миром, а оно видишь как получилось.
  - Знаешь, я ведь действительно подумала, что ты обманул меня. Еще минуту назад, я хотела разорвать тебя на куски, - тихо ответила лисица, Наруто вздрогнул, нужно было срочно спасать положение.
  - Курамочка, прости, прости меня, пожалуйста...
  - Да ладно, это ерунда, только в следующий раз предупреждай меня заранее, - немного более веселым тоном ответила Девятихвостая.
  - Конечно же, моя лисонька.
  - Лисонька? - Кьюби хихикнула, - Тогда ты будешь моим зайчиком.
  - Если ты меня не будешь кушать, то пожалуйста.
  - Не-е-е фа-а-акт, - загробным голосом ответила Курама, - Наруто испуганно поежился, - БУ! - крикнула лисица и распушила хвосты веером за спиной, блондин взвизгнул и грохнулся на пол, Кьюби засмеялась и сгребла джинчуурики в охапку.
  - Не ссы! Кто ссыт, тот гибнет!
  - Да я чуть не обделался! Пожалуйста, не делай так больше! - Кьюби лишь хихикнула и впилась в губы блондина страстным поцелуем. Ловкий язычок скользил по зубам парнишки, обвивался вокруг его языка и нежно ласкал внутреннюю сторону щек. Наруто удивленно выпучил глаза - так он еще никогда не целовался. Через пол-минутки Курама отстранилась и посмотрела в голубые глаза, страх сменился слепым обожанием, лисица ухмыльнулась - какой же он впечатлительный.
  
  Наруто молча прижался к Кьюби и затих, нежно поглаживая ее по спине и уткнувшись носом в мягкую грудь. Пушистые хвосты обвились вокруг парнишки, но Узумаки не было страшно - он доверился Девятихвостой. Курама почувствовала это и тихо заурчала - еще никто и никогда к ней не привязывался, а уж доверять ей не стал бы и самый больной на голову идиот. Наруто не был идиотом, он просто верил в добро. Он верил, что Кьюби хорошая, и лишь нелегкая жизнь сделала ее такой злобной стервой. В чем-то, он был прав, ведь даже самому кровожадному маньяку можно найти оправдание, было бы желание.
  
  - Лисонька моя, можно тебя вопросами завалить?
  - Ну, рискни... - лениво ответила Кьюби.
  - Почему ты не обожглась, когда ела рамен?
  - Я же огненный демон, могу хоть в лаве купаться, - гордо ответила Кицунэ.
  - Круто! Но как ты смогла слопать двадцать порций? Любого человека разорвало бы.
  - А я и не человек, мне нужно лишь несколько минут, чтобы превратить любую органику в чакру, хотя, это зависит от количества.
  - Ого... Тогда мне тебя не прокормить, - грустно протянул Узумаки.
  - А что так?
  - Я живу на пособие, этот рамен был моим недельным запасом, на большее денег не хватает.
  - Ой... Прости меня, пожалуйста... - Кьюби сконфузилась - ей от этого перекуса было ни холодно, ни жарко, а вот ее джинчуурики обанкротился.
  - Ничего страшного, через неделю экзамен на генина, если я сдам, то денег получать буду поболее.
  - Так ты даже не шиноби? - лисица была поражена до глубины души. Насколько же он был беспомощен...
  - Нет, но скоро им стану! - гордо выпятил грудь Узумаки, Курама улыбнулась.
  - Конечно же станешь, мой зайчик.
  Наруто засветился радостью, как маленькое солнце, Кьюби буквально заряжалась от него позитивом. Вся ее злоба растворилась без следа, хотелось лишь быть рядом с ним.
  - Ты удивительный человек, Наруто.
  - А ты удивительный демон, Курама.
  Парнишка и биджуу рассмеялись. Узумаки взял в руки пушистый хвост, обмотал вокруг шеи и зарылся лицом в мягкий мех.
  - Ты просто чудо, Курамочка.
  - Аригато... Жаль остальные так не считают, - Кьюби грустно вздохнула. Наруто задумался, чем же он мог ей помочь?
  
  - Слушай, думаю, я смогу подучить тебя хенге.
  - Вот еще, яйца курицу не учат! - назидательным тоном ответила кицунэ.
  - Ты еще не знаешь, на что я способен! - Наруто коварно усмехнулся и спрыгнул на пол.
  - Ойроке но дзюцу! - выкрикнул парнишка и превратился в прекрасную блондинку с сиськами еще больше, чем у Курамы и идеальной фигурой. У Кьюби отвисла челюсть - иллюзия была идеальна, никто не отличил бы ее от настоящей девушки.
  - И... Сколько ты можешь его поддерживать? - заинтригованно протянула Курама.
  - Если у меня будет полный запас чакры, то три часа, - мягким сопрано ответила, вернее ответил Наруто. Кьюби чуть не свалилась с кровати - вот тебе и беспомощный академик... Ей пятнадцать секунд уши прятать стоит неимоверных усилий, а тут великолепная иллюзия, искажающая даже голос, и три часа... Мир кицунэ перевернулся с ног на голову.
  - А я даже минуту уши прятать не могу, - всхлипнула Курама. Узумаки сбросил хенге и подхватил лисицу на руки.
  - Ерунда, я научу тебя, моя лапочка, и ты сможешь спокойно ходить по улице.
  - Правда?
  - Честно-честно! - Наруто нежно поцеловал Кьюби, она улыбнулась и заурчала. Неужели, он вернет ей то, что она потеряла тысячу лет назад? Узумаки поставил девушку на пол, достал халат из под дивана, хорошенько отряхнул и снова набросил на Кураму.
  - Наруто, мне не нравятся эти тряпки! - раздраженно рявкнула Кьюби.
  - Как только ты научишься хенге, мы сходим в магазин и купим тебе то, что ты захочешь.
  - Я вообще ничего не хочу!
  - Ты собираешься ходить по Конохе голышом? Тогда мужикам грозит массовый спермотоксикоз, - Кьюби хихикнула, да уж, мужчины, они такие впечатлительные...
  
  Наруто покопался в ящике стола и достал оттуда старый конспект за четвертый год. Половины там не было, но Ирука давал животворящих пиздюлей всем лентяям, потому что-то полезное в тетрадке все-таки было.
  - Курама, ты ведь знаешь базовые основы теории чакры и СЦЧ человека?
  - Что?! Говори нормально! - возмутилась Кьюби.
  - Понятно... - Узумаки достал все остальные конспекты и вручил их Кьюби.
  - Прочти это... - Курама открыла тетрадку и уставилась на иероглифы, как на клинопись. - Только не говори мне, что ты не умеешь читать...
  - Хорошо, не буду.
  - Так ты и вправду?! Пизде-е-ец! - простонал Узумаки и схватился за голову.
  - Да иди ты! Простую Бомбу Биджуу создать не может, а еще выпендривается! - парировала Кьюби.
  - А ты... Можешь? - Наруто с неверием уставился в красные глаза, Кьюби оскалилась и на ее ладони начал формироваться крошечный черный шарик из синих и красных пузырьков. Волосы на голове Узумаки встали дыбом.
  - К-курама, н-не надо, п-прошу... - пролепетал блондин. Кьюби швырнула шарик в рот, Наруто схватился за сердце, но взрыва не последовало. Парнишка упал в обморок, демонесса хихикнула и начала приводить его в чувство.
  
  Глава 12 - Сильная, но глупая
  
  Наруто решил, что чем дольше Курама будет в клетке, тем сильнее ему потом прилетит, потому сразу же сложил печать и призвал лисицу, едва не отрубившись от расхода чакры.
  - Маленький пи... - разъяренная кицунэ замолкла на полуслове - из сломанного носа Узумаки текла кровь, а левый глаз наливался синевой. Кьюби тут же присела на корточки и взяла в руки полосатое лицо.
  - Кто это сделал? - обманчиво спокойным голосом спросила Курама.
  - А? Да это так, я поскользнулся на рамене и ударился об стол.
  - Хорошая попытка, но я хочу знать, кто посмел поднять руку на моего джинчуурики?
  - ...
  - Молчишь? Тогда я сама узнаю... - Кьюби лизнула искривленную переносицу, задумчиво пожевала губу, запоминая чакру Тен-Тен. Теперь, лисица чувствовала ее след, уходящий в город.
  - Это была твоя 'девушка'? - уголок рта кицунэ задергался от сдерживаемого бешенства.
  - Д-да. Не трогай ее, прошу тебя! Больше она нам не помешает, - лисица титаническим усилием воли удержала себя от погони за охреневшим мясом и медленно выдохнула. Сучке конец, это даже не обсуждается, но Наруто это знать необязательно, к тому же, сейчас необходимо оказать ему первую помощь. Курама молча подняла джинчуурики хвостами и уложила на кровать.
  - Не двигайся, я тебя подлечу.
  - А ты умеешь? - с нотками сомнения в голосе спросил Узумаки. Биджуу могла так подлечить, что в гроб будет нечего положить.
  - Обижаешь, конечно же... - Курама резко дернула парнишку за нос, вправляя кость, Наруто вскрикнул и заскулил.
  - Потерпи, сейчас все закончится.
  Кьюби приложила светящиеся голубым светом руки к лицу джинчуурики, повреждения на глазах заживлялись, кости срастались в считанные мгновения, под действием редчайшей чакры порядка. Лисица медленно провела ладонями по царапинам, оставленным ее когтями и с облегчением выдохнула - сил ушло немало. Узумаки шокировано оглядел свое тело и поднялся на кровати, нежно обняв обнаженную кицунэ.
  - Курама, аригато. Прости, что я снова кинул тебя в клетку - я надеялся уладить все миром, а оно видишь как получилось.
  - Знаешь, я ведь действительно подумала, что ты обманул меня. Еще минуту назад, я хотела разорвать тебя на куски, - тихо ответила лисица, Наруто вздрогнул, нужно было срочно спасать положение.
  - Курамочка, прости, прости меня, пожалуйста...
  - Да ладно, это ерунда, только в следующий раз предупреждай меня заранее, - немного более веселым тоном ответила Девятихвостая.
  - Конечно же, моя лисонька.
  - Лисонька? - Кьюби хихикнула, - Тогда ты будешь моим зайчиком.
  - Если ты меня не будешь кушать, то пожалуйста.
  - Не-е-е фа-а-акт, - загробным голосом ответила Курама, - Наруто испуганно поежился, - БУ! - крикнула лисица и распушила хвосты веером за спиной, блондин взвизгнул и грохнулся на пол, Кьюби засмеялась и сгребла джинчуурики в охапку.
  - Не ссы! Кто ссыт, тот гибнет!
  - Да я чуть не обделался! Пожалуйста, не делай так больше! - Кьюби лишь хихикнула и впилась в губы блондина страстным поцелуем. Ловкий язычок скользил по зубам парнишки, обвивался вокруг его языка и нежно ласкал внутреннюю сторону щек. Наруто удивленно выпучил глаза - так он еще никогда не целовался. Через пол-минутки Курама отстранилась и посмотрела в голубые глаза, страх сменился слепым обожанием, лисица ухмыльнулась - какой же он впечатлительный.
  
  Наруто молча прижался к Кьюби и затих, нежно поглаживая ее по спине и уткнувшись носом в мягкую грудь. Пушистые хвосты обвились вокруг парнишки, но Узумаки не было страшно - он доверился Девятихвостой. Курама почувствовала это и тихо заурчала - еще никто и никогда к ней не привязывался, а уж доверять ей не стал бы и самый больной на голову идиот. Наруто не был идиотом, он просто верил в добро. Он верил, что Кьюби хорошая, и лишь нелегкая жизнь сделала ее такой злобной стервой. В чем-то, он был прав, ведь даже самому кровожадному маньяку можно найти оправдание, было бы желание.
  
  - Лисонька моя, можно тебя вопросами завалить?
  - Ну, рискни... - лениво ответила Кьюби.
  - Почему ты не обожглась, когда ела рамен?
  - Я же огненный демон, могу хоть в лаве купаться, - гордо ответила Кицунэ.
  - Круто! Но как ты смогла слопать двадцать порций? Любого человека разорвало бы.
  - А я и не человек, мне нужно лишь несколько минут, чтобы превратить любую органику в чакру, хотя, это зависит от количества.
  - Ого... Тогда мне тебя не прокормить, - грустно протянул Узумаки.
  - А что так?
  - Я живу на пособие, этот рамен был моим недельным запасом, на большее денег не хватает.
  - Ой... Прости меня, пожалуйста... - Кьюби сконфузилась - ей от этого перекуса было ни холодно, ни жарко, а вот ее джинчуурики обанкротился.
  - Ничего страшного, через неделю экзамен на генина, если я сдам, то денег получать буду поболее.
  - Так ты даже не шиноби? - лисица была поражена до глубины души. Насколько же он был беспомощен...
  - Нет, но скоро им стану! - гордо выпятил грудь Узумаки, Курама улыбнулась.
  - Конечно же станешь, мой зайчик.
  Наруто засветился радостью, как маленькое солнце, Кьюби буквально заряжалась от него позитивом. Вся ее злоба растворилась без следа, хотелось лишь быть рядом с ним.
  - Ты удивительный человек, Наруто.
  - А ты удивительный демон, Курама.
  Парнишка и биджуу рассмеялись. Узумаки взял в руки пушистый хвост, обмотал вокруг шеи и зарылся лицом в мягкий мех.
  - Ты просто чудо, Курамочка.
  - Аригато... Жаль остальные так не считают, - Кьюби грустно вздохнула. Наруто задумался, чем же он мог ей помочь?
  
  - Слушай, думаю, я смогу подучить тебя хенге.
  - Вот еще, яйца курицу не учат! - назидательным тоном ответила кицунэ.
  - Ты еще не знаешь, на что я способен! - Наруто коварно усмехнулся и спрыгнул на пол.
  - Ойроке но дзюцу! - выкрикнул парнишка и превратился в прекрасную блондинку с сиськами еще больше, чем у Курамы и идеальной фигурой. У Кьюби отвисла челюсть - иллюзия была идеальна, никто не отличил бы ее от настоящей девушки.
  - И... Сколько ты можешь его поддерживать? - заинтригованно протянула Курама.
  - Если у меня будет полный запас чакры, то три часа, - мягким сопрано ответила, вернее ответил Наруто. Кьюби чуть не свалилась с кровати - вот тебе и беспомощный академик... Ей пятнадцать секунд уши прятать стоит неимоверных усилий, а тут великолепная иллюзия, искажающая даже голос, и три часа... Мир кицунэ перевернулся с ног на голову.
  - А я даже минуту уши прятать не могу, - всхлипнула Курама. Узумаки сбросил хенге и подхватил лисицу на руки.
  - Ерунда, я научу тебя, моя лапочка, и ты сможешь спокойно ходить по улице.
  - Правда?
  - Честно-честно! - Наруто нежно поцеловал Кьюби, она улыбнулась и заурчала. Неужели, он вернет ей то, что она потеряла тысячу лет назад? Узумаки поставил девушку на пол, достал халат из под дивана, хорошенько отряхнул и снова набросил на Кураму.
  - Наруто, мне не нравятся эти тряпки! - раздраженно рявкнула Кьюби.
  - Как только ты научишься хенге, мы сходим в магазин и купим тебе то, что ты захочешь.
  - Я вообще ничего не хочу!
  - Ты собираешься ходить по Конохе голышом? Тогда мужикам грозит массовый спермотоксикоз, - Кьюби хихикнула, да уж, мужчины, они такие впечатлительные...
  
  Наруто покопался в ящике стола и достал оттуда старый конспект за четвертый год. Половины там не было, но Ирука давал животворящих пиздюлей всем лентяям, потому что-то полезное в тетрадке все-таки было.
  - Курама, ты ведь знаешь базовые основы теории чакры и СЦЧ человека?
  - Что?! Говори нормально! - возмутилась Кьюби.
  - Понятно... - Узумаки достал все остальные конспекты и вручил их Кьюби.
  - Прочти это... - Курама открыла тетрадку и уставилась на иероглифы, как на клинопись. - Только не говори мне, что ты не умеешь читать...
  - Хорошо, не буду.
  - Так ты и вправду?! Пизде-е-ец! - простонал Узумаки и схватился за голову.
  - Да иди ты! Простую Бомбу Биджуу создать не может, а еще выпендривается! - парировала Кьюби.
  - А ты... Можешь? - Наруто с неверием уставился в красные глаза, Кьюби оскалилась и на ее ладони начал формироваться крошечный черный шарик из синих и красных пузырьков. Волосы на голове Узумаки встали дыбом.
  - К-курама, н-не надо, п-прошу... - пролепетал блондин. Кьюби швырнула шарик в рот, Наруто схватился за сердце, но взрыва не последовало. Парнишка упал в обморок, демонесса хихикнула и начала приводить его в чувство.
  
  
  Глава 13 - Моя прелесть
  
  Кьюби похлопала Узумаки по щекам, едва не свернув ему шею, Наруто очнулся и завыл от боли, Курама сконфузилась - она не рассчитала силу.
  - Курама-чан, будь нежнее, ты же прибьешь меня так когда-нибудь!
  - Ну прости-прости, малыш, я все время забываю, какие вы хрупкие.
  Наруто буркнул что-то неразборчивое и посмотрел на часы - было всего семь вечера, а его уже дважды избили, сломали нос, изнасиловали, располосовали когтями и сожрали все съедобное, что было в доме.
  - Я могу почитать тебе теорию, как ты воспринимаешь информацию на слух?
  - У меня абсолютная память! - гордо ответила лисица.
  - И за тысячу лет ты ни разу даже не поинтересовалась, что там пишут людишки на своих бумажках?
  - Я тысячу лет просидела в куске хрусталя, запечатанная оборзевшим демонологом и шестью глупыми детишками, - рявкнула Кьюби.
  - Ой... Прости меня, пожалуйста...
  - Да что ты все извиняешься? Это не твоя вина! - возмутилась лисица.
  - Просто... Я не хочу причинять тебе боль... - Наруто смущенно опустил взгляд в пол, Кьюби растаяла и сдавила его в объятиях. Она поверить не могла, что это настоящий человек, из плоти и крови, такой же, как и все остальные. Но, в отличии от них, он не пытался ее убить, он не пытался ее использовать, он действительно хотел ей только добра. Неужели, он в нее влюбился? Девятихвостая пораженно выпучила глаза - за тысячу лет кицунэ никого не полюбила, но этот мальчишка был достоин ее.
  
  Наруто крепко прижал к себе девушку и тепло улыбнулся - Кьюби все понимала, она никакое не чудовище, она заслуживает куда большего, чем судьба дойной коровы и пугала для детишек.
  - Обещаю, когда я стану Хокаге, я сделаю тебя героем Конохи.
  - Лет, эдак, через сто? - хихикнула Курама. Наруто обиженно засопел.
  - Ладно-ладно, шучу. Ну, давай тогда читать.
  Кьюби легла на кровать, Узумаки взял в одну руку тетрадку, а другой нежно массировал спину девушки. Через несколько часов все конспекты были прочитаны, за окном царила ночь, а Курама была на седьмом небе в царстве неги и блаженства.
  - А теперь небольшой зачет, - елейным голосом протянул Узумаки над пушистым ушком, Кьюби фыркнула, перевернулась на спину и показала парню язык.
  - Сколько тенкецу в СЦЧ человека?
  - 361.
  - Сколько кругов циркуляции чакры в теле человека?
  - Три. Большой включает в себя все конечности. Средний включает в себя брюшную полость, грудную клетку и голову. Малый, включает в себя очаг чакры, находящийся в области кишечника, - у Наруто отвисла челюсть - все слово в слово, причем читал он эту информацию два часа назад! Лисица заметила произведенный эффект и улыбнулась.
  - Курама-чан, ты совершенна!
  - Думаю, я заслужила награду... - лисица распахнула халат и выжидающе посмотрела на Наруто. Блондин погасил свет, тут же разделся и рухнул сверху. В этот раз, он хотел доставить Кьюби как можно большее удовольствие, потому не торопился и начал с предварительных ласк.
  
  Узумаки нежно потискал пушистые ушки, провел пальцами по прекрасному личику и страстно поцеловал пухлые губки. Наруто медленно погладил упругие груди, нежно пощипывая розовые сосочки, и легонько целовал изящную шейку, спускаясь все ниже и ниже. Блондин медленно лизнул прекрасную грудь и подразнил зубами затвердевший сосок. Кьюби купалась в незнакомых доселе ощущениях, оказавшихся на редкость приятными.
  
  Наруто медленно лизал плоский живот и поиграл языком с аккуратным пупочком. Курама почувствовала, как в ней просыпается желание. Блондин приблизился к самому сокровенному и облизал плотно сжатые губки, погрузив лишь кончик языка во влажное нутро демонессы. Кьюби тяжело задышала, вздрогнула и обвила партнера и ножки кровати хвостами. Парень нежно погладил внутреннюю сторону бедер девушки и осторожно провел кончиками пальцев по сжавшемуся колечку ануса, кицунэ затрепетала и испустила томный стон. Узумаки осторожно коснулся клитора двумя пальцами, Кьюби запрокинула голову громко ахнула. Наруто медленно ввел пальцы во влагалище и осторожно провел ими сверху вниз, подготавливая Кураму к, собственно, началу полового акта.
  
  Блондин плавно вошел в кицунэ, она скомкала покрывало в кулаки и судорожно сжимала пальчики на ногах, тихо постанывая от удовольствия. Ее хвосты беспокойно метались, до скрипа сжимая деревянную мебель, но лишь нежно касаясь партнера. Наруто начал медленно двигаться внутри нее, стараясь продержаться как можно дольше. Кьюби томно застонала и порвала покрывало, ее хвост расщепил стоящую рядом табуретку. Бабулька за стеной снова возмутилась развратности молодежи, занимающейся этим по несколько раз на дню.
  
  Наруто продолжал ласкать Кураму, нежно поглаживая гладкие, без единого волоска, подмышки, плавно переходя на груди и возвращаясь обратно, изредка проводя пальцами по плоскому животу. Узумаки видел, что Кьюби было очень приятно, и сам получал неведомое доселе удовольствие. Путем невероятных усилий над собой, парнишке удалось продержаться десять минут, после чего Курама испытала то, чего не испытывала еще никогда - оргазм. Лисица закричала и сжала парнишку бедрами, ее хвосты с силой надавили на его спину, а ее руки вцепились в его плечи, прижимая партнера к упругой груди. Наруто не выдержал и обессиленно обмяк, наполнив нутро демонессы горячей жидкостью. Через несколько секунд, расслабилась и Девятихвостая.
  
  Джинчуурики и биджуу тяжело дышали, Узумаки рухнул рядом с Кьюби, та повернула голову и посмотрела на него неверящим взглядом. Оказывается, несмотря на все ее богатое сексуальное прошлое, она еще никогда не испытывала оргазм. О боги, как же ей было хорошо! Она бы еще год просидела в темнице, ради такого. Наруто нежно обнял биджуу и посмотрел в тускло светящиеся в темноте алые глаза со звериным зрачком.
  - Тебе понравилось?
  - Наруто... Я... Я... Аригато... - Кьюби не нашла, что ответить. К ее радости, джинчуурики и сам все понял. Наруто нежно поцеловал аккуратные губки и зарылся лицом в мягкую шевелюру. Курама снова была способна на мыслительную деятельность.
  - Это был мой первый оргазм...
  - Я старался, милая, - Курама затрепетала - Наруто столько всего сделал для нее, за один лишь жалкий день, он стал из ее главного врага ее второй половинкой. Он даровал ей свободу, он даровал ей защиту и кров, он ублажал ее так, как никто до этого. И все это после того, как Кьюби сломала ему жизнь! Нет, она отплатит ему сполна. Она убьет каждого, кто посягнет на него! Кицунэ просто разорвет на атомы любую угрозу, никто даже пальцем не тронет ее солнышко!
  - Я тебя никому не отдам, ты мой, мой, мой! - Кьюби скрестила ноги за спиной Узумаки и прижалась к нему всем телом, опутав парнишку пушистыми хвостами. Наруто широко улыбнулся и еще крепче прижал к себе Кураму.
  - Конечно же твой, моя лапочка, - кицунэ улыбнулась, Узумаки смотрел в ее глаза и видел в них все то, что она хотела, но боялась и стеснялась сказать. Полежав так полчаса, Наруто заснул. Курама осторожно выбралась из под тела своего джинчуурики. Кьюби открыла окно и прыгнула наружу, побежав по следу той, кто посмела поднять руку на ее зайчика. Стояла глубокая ночь, на улицах было пусто и никто не заметил хвостатую тень, прыгающую с крыши на крышу.
  
  В голове лисицы возник коварный план - контракт, в первую очередь, защищал тех, кто его заключил. Тен-Тен напала на Наруто, следовательно, она являлась угрозой, которую было необходимо устранить. Если Кьюби повезет, то договор не помешает ей расправиться с оборзевшим куском мяса. Оружейница проживала в одноэтажном домике с зеленой черепичной крышей на окраине деревни. Ее родители были на корпоративе, Кьюби обрадовалась тому, что кроме жертвы в доме никого больше не было, влезла в окно, но задела хвостом заварочный чайничек, тот упал на пол и с грохотом разлетелся на куски. Девушка в малиновом халате и пушистых тапочках, с двумя боевыми серпами в руках, выбежала на источник шума и завизжала - перед ней был не простой вор, а кицунэ, совсем как в детских книжках, с той лишь разницей, что она была абсолютно голой.
  
  Курама в одном прыжке сбила девушку с ног, вырвала из ее рук оружие, отшвырнула его в сторону и уселась у нее на животе.
  - Что тебе нужно от меня, чудовище? - собравшись с духом выпалила Тен-Тен.
  - Ты избила Наруто, а он - моя собственность.
  - Я три года с ним встречалась, гребанные три года! Если уж он и чья собственность, то моя, а ты вообще кто такая, шлюха? - глаз Курамы задергался - это слово всколыхнуло воспоминания о битве с демонологами.
  - Я Кьюби, - Тен-Тен побледнела, как полотно.
  - ПОМО... - мощный удар обрушился на череп оружейницы, расколов надбровную дугу и превратив нос в кровавое месиво, затылок девушки треснул, но удержал рвущийся наружу мозг. Курама рухнула на пол и завыла от боли - повреждения вернулись, но уже через несколько секунд демонесса исцелила себя - ее тело было намного прочнее и выносливее человеческого. Лисица просчиталась - договор продолжал защищать всех жителей Конохи, несмотря на то, что они покалечили составителя.
  
  Придя в себя Девятихвостая злобно оскалилась - глупый Наруто, зачем он защищает эту поганую тварь, годную только пойти на белки и углеводы? На горизонте маячила не иллюзорная угроза разоблачения - кицунэ не могла допустить смерти Тен-Тен, иначе, она погибнет сама. Кьюби задрала окровавленные веки девушки и посмотрела в остекленевшие карие глаза. Курама использовала гендзюцу и стерла воспоминания о произошедшем. Лисица поискала взглядом возможное алиби и остановилась на железной статуэтке Будды, стоящей на высокой полке. Довольно ухмыльнувшись, Кьюби положила изувеченную девушку под полку, сняла с нее статуэтку, намазала ее кровью Тен-Тен и положила возле ее головы. Полку она сорвала с одной из петель, чтобы создать видимость ее самопроизвольного падения.
  
  Кицунэ замела следы своего присутствия чакрой порядка, незаметно выскользнула в окно и побежала домой, по пути маскируя свой след. Запрыгнув в окно общежития на втором этаже, Курама тихо подошла к спящему Наруто, широко улыбнулась и осторожно легла рядом. Кьюби нежно обняла первого человека, которому была готова доверить свою жизнь. Она отомстила за него, пусть и не до конца, но отомстила.
  
  Бывшие навеселе родители оружейницы завалились в дом, громко смеясь.
  - Тен-тен, знаешь... - мать замолкла на полуслове и закричала - ее дочь валялась на полу с перемазанной в крови головой, рядом лежала злосчастная железная статуэтка, которую они давно хотели выбросить, но никак не решались. Родители бросились к девушке, отец проверил пульс - сердце билось, она была жива.
  - Доченька моя, как же так... - сквозь слезы провыла мать, прижимая к себе изувеченную Тен-Тен. Отец просто молчал, за эту ночь у него прибавилось множество седых волос. Они тут же вызвали ирьенинов, те прибыли через десять минут. Состояние было тяжелое, но не критическое. В ту же ночь, девушку положили в больницу.
  
  Глава 14 - Скелеты в шкафу
  
  Наруто разлепил буркала и посмотрел на часы.
  - ЕБ.НЫЙ ТВОЙ РОТ БЛ.ТЬ!!! - кицунэ подпрыгнула, ударилась головой о потолок и зашипела.
  - Ты что творишь, засранец?!
  - Я ОПАЗДЫВАЮ!!! - Наруто носился по комнате, спешно натягивая футболку и запасные шорты, лисица удивленно прижала левое ухо.
  - Возьми меня с собой.
  - И как ты себе это представляешь? У меня нет плаща тебе по размеру, да и в академии тебе делать нечего.
  - Хммм, давай заключим еще один контракт.
  - Что? Какой?
  - Сидя в твоем подсознании, я смогу с тобой мысленно общаться, видеть твоими глазами, слышать твоими ушами и чувствовать то же, что и ты.
  - Да пожалуйста, мне не жалко.
  Кьюби улыбнулась - она была рада, что не ошиблась в Наруто. На ее ладони появился еще один свиток, на этот раз совсем маленький, Узумаки прокусил палец и расписался не глядя, чем ввел демонессу в полный ступор.
  - Ты же его даже не прочитал!
  - Я тебе доверяю.
  - ...Аригато... - тихо прошептала кицунэ и проглотила свиток.
  - Зачем ты их ешь? - возмутился Узумаки, застегивающий сандалию.
  - Сложно представить себе место надежнее, - хмыкнула Кьюби.
  - Дело твое... Ну так что, я тебя отзываю?
  - Давай.
  
  Блондин сложил печать, Курама снова оказалась в сырой клетке. Лисица закрыла глаза и увидела то, что видел Наруто.
  - Наруто, ты слышишь меня?
  - Слышу. Прикольненько...
  - Можешь клетку переделать? Пожа-а-алуйста!
  - А как?
  - Иди сюда и представь это место таким, каким хочешь его видеть.
  Узумаки тоскливо посмотрел на часы - он опоздал. Ну да хрен с ним, Кьюби нужна помощь! Блондин зажмурился и перешел в подсознание, когда он увидел кицунэ в истинном облике, то его сердце сковал липкий ужас, а по спине пробежали стада мурашек.
  - Наруто, чего ты там застыл, иди сюда.
  Узумаки неуверенно сделал один шаг, Кьюби заметила, что ему страшно.
  - Ты говорил, что доверяешь мне! - обиженно возмутилась лисица. Наруто сделал еще один шаг и остановился - он не мог совладать с инстинктом самосохранения. Да, умом он понимал, что Кьюби не причинит ему вреда, но попробуй объяснить это обезьяне, засевшей в мозжечке со времен каменного века и дергающей за ниточки инстинктов. Курама тяжко вздохнула и сменила облик, блондин тут же приободрился и пошел к ней. Как только парнишка прошел через решетку, Девятихвостая тут же превратилась обратно в лисицу и схватила блондина лапами, тот закричал и начал вырываться.
  - Тише, тише, все хорошо, успокойся, я тебя не трону, - мягким басом говорила лиса, держа мальчишку в лапе перед своей мордой. Наруто постепенно затих и лишь трясся мелкой дрожью.
  - Ку-курама, п-прошу, п-превратись обратно, - пролепетал джинчуурики.
  - Со страхами нужно бороться, малыш. Привыкай, это мое настоящее тело.
  - Хо-хорошо, - ответил Наруто. Кьюби хихикнула и разжала пальцы, теперь парнишка сидел на огромной мохнатой ладони с черными кожаными подушечками, обхватив руками колени и с ужасом уставившись в алые глаза, размером с большие тарелки. Курама нежно лизнула блондина, тот едва не упал в обморок, увидев огромную клыкастую пасть на расстоянии вытянутой руки, и сжался в комок, прикрыв лицо руками. Он с ужасом осознал, что лисица может без труда проглотить его целиком. Кьюби поняла, что попытка выразить теплые чувства возымела диаметрально противоположный эффект, и тяжко вздохнула.
  
  Девятихвостая посадила дрожащего Наруто на мокрый пол и сменила облик. Кураме было стыдно - она довела своего джинчуурики до слез.
  - Наруто, прости меня, пожалуйста.
  - Курама, обещаю, я привыкну, только дай мне время, - ответил всхлипывающий Наруто.
  - Хорошо, малыш, хорошо, только успокойся, - Кьюби села позади парнишки и обняла его. Блондин вытер глаза рукой, сделал глубокий вдох и медленный выдох.
  - Ты говорила, надо представить это место таким, каким я хочу его видеть?
  - Да.
  - А ты каким его хочешь видеть? Ведь жить здесь будешь ты.
  - Нуу... Сделай здесь лесную полянку и деревянный домик с обстановкой, как у тебя в комнате. Воду сгони в ручеек, это не нарушит твою циркуляцию чакры и сделает проживание здесь гораздо комфортнее.
  - Хорошо, сейчас.
  
  Наруто закрыл глаза и сосредоточился. Решетку он заменил плотным частоколом деревьев, возле которого тек небольшой ручеек. Каменный пол сменили покрытые изумрудной травой холмы, потолок превратился в чистое лазурное небо, по которому медленно плыли кудрявые облачка и золотистый диск солнца. Затхлые туннели сменились извилистыми лесными тропинками, петляющими среди высоких деревьев. Посреди полянки стоял одноэтажный деревянный домик с желтоватой черепичной крышей. В нем была одна большая комната с широкой двухместной кроватью, на полу лежал бежевый ковер с длинным ворсом. Санузел также присутствовал. Стены комнаты были обклеены фиалковыми обоями с белыми камелиями.
  
  Курама начала беспокоиться - джинчуурики уже десять минут не подавал признаков жизни, но тут, внезапно, мир вокруг преобразился точно так, как задумал Узумаки. Лисица спешно поднимала с пола челюсть - темница превратилась в курорт.
  - Наруто... Аригато...
  - Это мелочь, моя лапочка. Если тебе еще что-нибудь понадобится, только попроси.
  - Спасибо, мне больше ничего не надо.
  - Прости, но мне нужно идти - я и так опоздал на первую пару.
  - Конечно, Наруто-кун, беги.
  Узумаки обернулся, нежно поцеловал алые губки и растворился в облачке белого дыма, оставив лисицу восседать на полянке в гордом одиночестве. Кьюби снова сменила облик - так она чувствовала себя увереннее.
  
  Наруто с грустью посмотрел в пустой шкаф, желудок предательски заурчал, Курама в подсознании схватилась за голову.
  - Наруто-кун, прости, прости меня.
  - О чем ты, Курама-чан, ты сто лет ничего не ела!
  - Нуу... В твой первый День Рождения мне перепала сотня-другая жителей Конохи... - Кураме было интересно узнать реакцию джинчуурики на этот немаловажный факт. Блондин тихо закрыл дверцу и пошел в Академию, так ничего и не ответив. Кьюби почувствовала, как в его подсознании стало холоднее, а солнце стало немного тусклее - эта новость сильно опечалила джинчуурики, омрачив и без того черный, как деготь, образ Девятихвостой.
  
  Лисица насупилась - надо потихоньку снимать с него розовые очки и открывать глаза на реальность. Кьюби не могла сидеть на одном только заварном рамене! Ей нужны были человеческие души, много душ, и чем сильнее они будут, тем лучше, тогда лиса будет расти и вернет себе былую мощь. Еще совсем недавно Курама была размером с гору, в холке достигая тридцати метров, а от носа до хвоста около семидесяти. Теперь же, она превратилась в свою жалкую тень, от носа до хвоста достигая лишь пятнадцати метров. Чертов Минато забрал с собой прорву ее чакры, ЕЕ ЧАКРЫ, которую она копила целую тысячу лет, которую она с таким трудом извлекла из сотен жалких мешков с мясом.
  
  Минато... Ксо, я убила родителей Наруто, если он об этом узнает, то запрет меня раз и навсегда! Что же делать... Даже и не знаю, пусть пока это останется моим секретом. Может быть, когда он привяжется ко мне еще сильнее, то простит меня. Эхх, мечты-мечты... Лисица подперла голову лапой и закрыла глаза, смешно прижав огромные уши.
  
  Наруто дождался окончания пары, поздоровался с друзьями и извинился перед Ирукой, отмазавшись сломанным будильником и хроническим недосыпом.
  - Ладно, Наруто, но больше не опаздывай! Хотя, о чем это я, экзамен на носу. Ты разобрался с причиной твоих неудач?
  - Хай, Ирука-сенсей.
  - Ну, тогда иди на свое место.
  Наруто уселся за свою парту, молчаливо переглянулся с Шикамару и легонько кивнул ему в знак приветствия. Парни синхронно перешли в горизонтальное положение.
  - Да-а-а, а ты у нас прилежный ученик, как я погляжу... - Узумаки вздрогнул, Кьюби молчала почти полчаса, и внезапный комментарий в блондинистой голове напугал парнишку.
  - Курама, а ты не шутила, когда говорила, что ела людей?
  - Нет. Более того, я надеюсь возобновить практику, когда ты станешь шиноби и начнешь ходить на миссии... - лиса в подсознании облизнулась и приподняла уголки угольно черных губ в легкой улыбке. Паренек снова замолчал, погрустнев еще больше. В подсознании пошел легкий дождик. Кьюби поняла, что любые разговоры еще больше расстроят Наруто и в конечном итоге приведут к скандалу, потому молча превратилась в девушку и ушла в дом. Лисица незаметно подслушивала мысли своего джинчуурики.
  
  - Как так... Почему? Почему она такая жестокая? Как можно заявить любящему человеку, что его собратья для тебя лишь еда? Может, она притворяется, что мы друзья? Может, она и меня сожрет, как только у нее появится возможность? - Наруто тихо всхлипнул, Шикамару удивленно поднял бровь, но решил промолчать. Сердце Курамы словно сдавили рукой, ну как, как ему донести, что он не один из них? Как ему объяснить, что он другой, и для нее он значит куда больше, чем все остальные люди вместе взятые? Кьюби тяжко вздохнула, но решила промолчать - стерпится, слюбится.
  
  
  
  Глава 15 - Разбор полетов
  
  Наруто заметил, что Тен-Тен сегодня нет.
  **Бедная Тен, она ведь делала все, что было в ее силах, она любила меня, а я ей изменил... Может, она не пришла сегодня из-за меня? Вдруг, она плачет? - свинцовые тучи закрыли золотистое солнышко в подсознании.
  **Но... Я не должен показывать Кураме, что Тен-Тен важна для меня, она ведь убьет ее... А потом и меня... Она такая огромная, такая сильная... Она ведь просто сожрет меня! Боги, в какую же задницу я попал... - Наруто схватился за голову. Кьюби смущенно опустила взгляд в пол, но в целом, Узумаки мыслил в верном направлении. Ему придется смириться с тем, что теперь он себе не принадлежит, хотя убивать его она, безусловно, не собиралась.
  
  После уроков, Наруто направился к Тен-Тен.
  - Ты куда, твой дом в другой стороне.
  - Эмм, Курама, мне нужно поговорить со своей бывшей, я хочу, чтобы она осталась моим другом, - лисица забеспокоилась - если Наруто увидит эту шлюху в больнице, то впадет в депрессию.
  - Да пошла она к Шинигами, у тебя есть я. Пошли домой.
  - Курама, я так не могу, мы три года встречались! Я в любом случае пойду к ней.
  - То есть, ты меня ни во что не ставишь?! - Кьюби начала злиться.
  - Ты прекрасно знаешь, что это не так.
  - Тогда какого черта ты меня не слушаешься?!
  - ...
  - Молчишь?! Ну молчи, зараза, ты все равно от меня никуда не денешься!
  **Не денусь... Я никуда не денусь... Боги, как же очково... Но я не могу так поступить с Тен-Тен! - Наруто, борясь со страхом перед молчаливой обиженной лисицей, дошел до дома своей бывшей и постучал в дверь. Открыла мать, с красными от слез глазами.
  
  - Наруто, это ты... Здравствуй. Зачем пришел?
  - Здравствуйте, я хочу поговорить с Тен-Тен, она дома?
  - Она в больнице!
  - ЧТО?! Как?! Что с ней случилось?!
  - Все... Это... Паршивая статуэтка... Она упала ей на голову... У Тен-Тен треснул череп... - мать зарыдала, блондин схватился за волосы, в подсознании началась гроза. Кьюби была в недоумении - она бы оторвала голову любому, кто посмел поднять на нее руку, а Наруто так беспокоится за ту, что избила его.
  - Я... Могу... Навестить ее?
  - Да... Думаю, ей будет приятно... Она в седьмой палате третьего госпиталя.
  - Аригато! - парнишка побежал в указанное место.
  **Статуэтка упала на голову... Но это же бред, это чертов бред! Может... - в подсознании наступил полный штиль, Кьюби удивленно выглянула в окно.
  - Курама, это ты избила Тен-Тен? - полным ужаса голосом спросил Узумаки. Лисица судорожно соображала - сказать или не сказать? Скорее нет, чем да... Иначе, он тут устроит ей сабантуй.
  - Если бы... Я бы с наслаждением сожрала ее заживо, кусочек за кусочком... Но твой гребанный контракт все портит, - Наруто облегченно вздохнул, Кьюби была не при делах, значит, защитить жителей контрактом было очень дальновидной идеей. Лисица возмущенно фыркнула и развалилась на кровати.
  
  Когда блондин вошел в палату, на его глаза навернулись слезы.
  - Тен-Тен, как ты?
  - Что? Наруто, это ты? - девушка на секунду улыбнулась, но вспомнила, что они больше не пара и гневно насупилась.
  - Зачем ты приперся, кобель?
  Узумаки подбежал к койке и присел на колени у изголовья.
  - Тен-Тен, я... Я хотел, чтобы мы остались друзьями.
  - Что?! Да ты охренел! - возмутилась оружейница и шарахнула кулаком по блондинистой макушке. Кьюби в подсознании зарычала и раздавила руками ни в чем не повинную табуретку.
  - Еще раз она к тебе прикоснется и, клянусь Шинигами, я убью ее!
  - ...
  - Прости меня... - тихо прошептал Узумаки и ушел прочь из палаты, сопровождаемый витиеватыми ругательствами девушки. В подсознании его бушевал настоящий шторм.
  **Слава богу, она в порядке... Ксо... Мне же придется сегодня еще и с Курамой разбираться... Как же сложно общаться с женщинами... - Кьюби презрительно сплюнула на пол - может, дело в том, что ты сам идиот?
  
  Блондин, решив отсрочить неизбежное и выпустить пар, пошел на тренировочный полигон. Там его встретил Саске.
  - Добе, ты какой-то странный сегодня, что стряслось?
  - Мы с Тен-Тен расстались, и ей на голову упала какая-то дрянь, она в больнице... - Наруто печально вздохнул и посмотрел на сандалии Учихи.
  - Ну так хрен с ней, она ведь больше не твоя.
  - Саске, ты всегда такой урод, или только по пятницам?
  - За урода ответишь, уссоратонкачи, - криво усмехнулся мститель и плюнул в товарища маленьким огненным шаром. Для него лучшим способом забыть о проблемах всегда была хорошая драка, потому Учиха рассчитывал таким образом помочь своему 'почти-другу'. Несмотря на долгое знакомство, брюнет до сих пор не слишком любил и доверял Узумаки. Тем не менее, он бы без всякого сомнения прикрыл его собой от вражеского куная.
  
  Блондин легко увернулся, в его глазах заплясал азарт - ему самому было нужно развеяться, а тут такая возможность... Пальцы быстро складывают печати, глаза следят за приближающимся зигзагом Учихой. Курама во все глаза наблюдала за происходящим, готовая в любой момент защитить своего джинчуурики демонической чакрой, но продолжая строить из себя обиженную недотрогу.
  - Райтон: Искры! - с кончиков пальцев Учихи сорвались синеватые сенбоны из чакры молнии. Разумеется, ни один идиот не станет орать о своей технике направо и налево в реальном бою, но на тренировке это было необходимо, чтобы оппонент успел спасти свою задницу.
  - Футон: Ветряные лезвия! - несколько незримых жгутов из сжатого воздуха без труда развеяли маленькие плазменные сгустки. Саске рухнул на пятую точку и проскользил под опасным порывом ветра.
  - Катон: Дыхание дракона! - Узумаки выдохнул длинный огненный язык, но Учиха откатился в сторону и ушел из под атаки.
  - Футон: Кулак ветра! - блондин разошелся не на шутку, огромный запас чакры, обеспеченный расширенной с помощью силы Кьюби СЦЧ, позволял ему сыпать техниками направо и налево. В этот раз, Саске не успел среагировать - плотно сжатый сгусток воздуха на огромной скорости врезался в грудь парня, и он пролетел три метра, приземлившись на задницу.
  - Ну, и кто из нас уссоратонкачи? - усмехнулся блондин.
  - Нечестно! Я требую реванша! - рявкнул Учиха.
  - Завтра на этом же месте в три часа! Чао! - довольный джинчуурики пошел домой, оставив закипающего Саске наедине со своим поражением и еще одним планом о мести, на этот раз лучшему другу. Чем ближе Наруто подходил к дому, тем меньше веселья в нем оставалось. Узумаки по пути зашел в магазин, купил пять порций рамена и через несколько минут добрался до дома.
  
  Блондин вошел в комнату, разулся, закрыл дверь и тяжко вздохнул, приготовившись к взбучке. Кьюби довольно потирала руки, кто-то сейчас огребет. Узумаки сложил печати, прокусил палец и хлопнул по полу, перед ним в облачке белого дыма появилась обнаженная Девятихвостая.
  
  - Засранец, как ты посмел меня игнорировать? - возмутилась Кьюби.
  - Курама, слушай меня, внимательно, - лисица удивленно расширила глаза, в голосе Наруто звенела сталь.
  - Я надеялся, что действительно что-то значу для тебя, но ты считаешь меня своей собственностью. Я не твой раб, я не твоя игрушка и никогда ей не буду.
  - Что?! Ты смеешь мне права качать?! - лисица пнула блондина в грудь, тот упал на пол, после чего его конечности спеленали пушистые хвосты а на горло наступила изящная ножка. Наруто было страшно до чертиков, но он поборол себя. Если он сейчас даст слабину, то действительно станет игрушкой в лапах кицунэ, а учитывая ее кулинарные пристрастия, свою жизнь он рано или поздно окончит в лисьем желудке.
  - Кьюби, ты забываешься. Я твой джинчуурики и все, что я дал тебе, я могу отнять в любой момент. Ты этого хочешь? - лисица сильнее надавила на кадык парнишки, но закашлялась сама - контракт начал действовать.
  - Ты ведь понимаешь, что не сможешь убить меня. Чего ты хочешь добиться? Запугать меня? Я и так боюсь тебя до потери пульса, и именно поэтому я не буду твоей игрушкой, ведь я ничем не отличаюсь от коноховцев, которыми ты изволила откушать, - Курама в сердцах проломила кулаком дверцу шкафа - мальчишка был прав, она не в тех условиях, чтобы диктовать свои требования. Лисица убрала ногу и помогла Узумаки подняться.
  
  Наруто заметил подавленность Кьюби и решил успокоить ее - все же, он ее любил, несмотря ни на что.
  - Курама-чан, это ведь не значит, что я не буду тебя слушать. Я по-прежнему люблю тебя, просто я рассчитываю на взаимность, а не на доминирование с твоей стороны, - Кьюби обиженно фыркнула, но потом легонько улыбнулась. Все же, ей самой было приятно, что Наруто - настоящий мужчина, а не забитая тряпка. Узумаки отбросил рыжую прядь волос и нежно поцеловал поначало вяло отбивавшуюся, но уже через несколько секунд обмякшую Кураму. Девятихвостая чувствовала, что джинчуурики ее действительно любит, иначе, он бы уже швырнул ее в золоченую клетку. Через почти минуту, лисица отстранилась и смущенно посмотрела через левое плечо Узумаки.
  - Наруто-кун, прости меня, пожалуйста. Я вела себя, как свинья.
  - О чем ты, моя лапочка, это ведь естественно, что ты считала себя моей хозяйкой, ведь ты намного сильнее меня.
  - Наруто, это неправильно, я не должна была так поступать, я не должна была тебе угрожать...
  - Тсс... - Узумаки нежно обнял Девятихвостую, взял ее на руки и посадил на кровать, накинул на изящные плечики халат, игнорируя неодобрительное фырканье.
  
  Наруто заварил себе рамен и сел по-турецки на пол перед кицунэ.
  - Теперь опробуем теорию на практике, попробуй использовать хенге, контролируя поток чакры через свой очаг.
  Лисица начала пыжиться и прятать свои ушки и хвосты, джинчуурики набросился на рамен, изредка поглядывая на свою протеже и давая ей ценные указания. Уже к вечеру, Курама смогла поддерживать иллюзию в течении десяти минут, чему была несказанно рада.
  
  
  Глава 16 - Понять и простить
  
  Наруто проснулся первым - Девятихвостая вчера потратила прорву чакры на тренировки, потому сильно утомилась. Кьюби прижалась к своему джинчуурики всем телом, обхватив его руками и ногами, соприкоснувшись лбом с парнем. Узумаки отстранился и с умилением смотрел на прекрасное личико, обрамленное густой рыжей шевелюрой, источающей приятный пряный аромат. Большие мохнатые ушки изредка подергивались, пушистые хвосты опутали все, до чего могли дотянуться. Блондин поражался, насколько же приятно быть в такой близости с девушкой и прижиматься к такому прекрасному, теплому и мягкому телу.
  
  Но все же... Зачем ей это? Почему нужно есть именно людей? Почему не тонны рамена? Наверняка, этому есть причина, нужно будет спросить у нее. Хм, если Кьюби переваривает своих жертв так же быстро, как давнишний рамен, то я даже и не знаю, что с ней делать... Можно сразу идти войной на Кумо, с таким супероружием... Наруто погнал эту мысль прочь - она не оружие, слышишь? Она моя девушка, она МОЯ, черт вас всех дери! Я не позволю использовать ее в чьих либо корыстных целях, она заслуживает куда большего!
  
  Кьюби заворочалась, широко улыбнулась и сдавила блондина в объятиях, открыв большие алые глаза.
  - Доброе утро, моя лапочка, - нежно прошептал Узумаки, припав губами к пушистому ушку.
  - Мр-р-р... - лисица потерлась лицом о мускулистую грудь парня и прижалась к ней, слушая спокойное дыхание и ритмичное биение сердца.
  - Наруто, прости меня за вчерашнее, прошу... Ты лучший человек из всех, кого я знаю, ты столько всего для меня сделал и на такое готов, что так обращаться с тобой - преступление, - Кьюби тоскливо прижала ушки - весь вчерашний вечер ее мучила совесть, и даже во сне, душевные метания не оставили ее в покое.
  - Ну что ты, милая, я на тебя не сержусь и даже не обижался, так что, мне не за что тебя прощать, - Курама трепетно прижалась к блондину - его любовь была бесценна, нельзя ею пользоваться просто так, нельзя подвергать ее постоянным испытаниям, нужно беречь ее всеми силами, а у кицунэ их было немало.
  - Между прочим, у тебя прекрасные ножки... - Кьюби хихикнула - Наруто в любой ситуации находил что-то позитивное.
  - А тебе сегодня никуда не надо? - спросила девушка.
  - Нет, у меня выходные, целых два дня.
  - Класс, значит, ты можешь остаться со мной?
  - Не только могу, но и останусь! - Наруто нежно чмокнул Кураму в носик, она взвизгнула от радости и начала тискать бедного джинчуурики так, что его ребра взмолились о пощаде. Через полчаса прессования, Кьюби наконец-то успокоилась и просто лежала рядом, с обожанием уставившись в голубые глаза.
  
  Наруто улыбнулся, но затем погрустнел и решил задать мучающий его вопрос.
  - Курама, почему надо есть именно людей? - лисица вздрогнула - вопрос был неожиданным.
  - Я поглощаю души своих жертв, это делает меня сильнее и больше.
  - Д-души? - в глазах Узумаки был практически осязаемый ужас. Кьюби снова удивилась - да какая разница, чего в этом плохого?
  - Да. Тебя что-то не устраивает?
  - То есть, человек больше не перерождается?
  - Нет, он становится частью меня.
  - К-курама, п-почему ты такая... - пролепетал Наруто и отвернулся к стене, тихо всхлипывая.
  - Да ладно тебе, девять из десяти человек просто никчемное мясо, мир ничего не потеряет, если сотня-другая бандитов станет моим обедом, - кицунэ нежно коснулась спины Узумаки, тот вздрогнул и еще крепче прижался к стене.
  - Пожалуйста, не трогай меня, мне нужно побыть одному... - Курама была в шоке - да какого же Шинигами? Неужели нельзя ее просто понять?
  - Наруто, но я слишком слаба, мне необходима эта сила.
  - Слаба? Ты издеваешься?! Как может чудовище размером с дом быть слабым? - Узумаки сорвался на крик, вскочил на ноги и начал ходить кругами по комнате.
  - Значит, для тебя я чудовище? - с грустью в голосе спросила Кьюби.
  - Курама, да пойми же ты, это даже звучит ужасно! Зачем тебе все это? Ты любого как орех разделаешь даже сейчас, почему ты просто не можешь жить и дать жить другим? Почему нельзя просто путешествовать, читать книги, гулять, заниматься любовью, ходить в кафе, отдыхать в парке, растить детей в конце-концов? На кой хрен тебе сдалась эта сила? Кому и что ты хочешь этим доказать? У тебя уже была сила до того, как тебя запечатали в меня. И что ты получила взамен? Увлекательные посиделки в мокрой клетке наедине с собой. Замечательно, круто, бесценно... - саркастично причитал блондин, тыкая пальцем в потолок. Курама все ниже опускала взгляд - а ведь он был прав. Она стала уродливым чудовищем из-за своей жажды силы, она больше тысячи лет просидела в куске хрусталя на дне океана, она сто лет была дойной коровой в руках оборзевших гром-баб из Конохи. Лисица всхлипнула, с аккуратного носика сорвалась одинокая соленая капля, увидев которую Наруто тут же прервал словоизлияние и сел перед биджуу на колени.
  - Прости меня, Курама-чан, я сорвался. Если тебе так уж хочется, то я согласен, но только бандиты, нукенины и вражеские шиноби, хорошо? - Кьюби улыбнулась, кивнула и перестала разводить сырость. Все же, ей все равно до чертиков хотелось стать сильнее, хотя монолог Наруто изрядно пошатнул ее мировоззрение. Дети... Дети - это хорошо... Но торопиться не стоит, это точно. Узумаки сел на кровать рядом с лисицей, положил на колени пару хвостов и нежно гладил их, Кьюби тихонько заурчала.
  
  Да, характер у Курамы был не сахар, но она же биджуу, это ее природа. Она навсегда останется безжалостной кровожадной стервой, для которой человек и рамен абсолютно равноценны. Но Наруто любил ее такой, какая она есть, и был готов смириться с ее недостатками. Если уж она так хочет есть людей, то пусть хотя бы ест тех, кто этого заслуживает, тогда она будет спокойнее и миролюбивее по отношению к его буйным и неблагодарным согражданам. Ему определенно придется ввести в курс дела свою команду, ведь использовать в бою против противников, и одновременно спрятать от глаз союзников огромного монстра, разумеется, практически невозможно. Кстати о команде... В понедельник гребанный экзамен! Хотя хрен с ним, сдам как-нибудь...
  
  - Наруто, помнишь, ты обещал привыкнуть к моему истинному облику? - Наруто вздрогнул и отпустил хвосты, посмотрев на Кьюби тоскливым взглядом.
  - Курама, я не готов.
  - Ну... Может, хотя-бы попробуешь?
  - Хорош-шо, но только из-за решетки, - прошипел недовольный Узумаки.
  - Ур-раа! Пойдем тогда!
  Хмурый блондин отозвал лисицу и перешел в подсознание.
  
  Курама превратилась в лисицу и выжидающе уселась перед частоколом деревьев, распушив хвосты за спиной. Наруто, превозмогая инстинкты, шаг за шагом, бочком подобрался к преграде и с ужасом уставился на огромную тварь. Кьюби боялась сделать лишнее движение, дабы не спугнуть и так на честном слове держащегося блондина. Дрожащей рукой парнишка взялся за деревянный столб и переступил решетку, Курама довольно оскалилась, обнажив клыки, размером с локоть, джинчуурики тут же отпрыгнул обратно. Лиса хотела было сказать Наруто все, что она о нем думает, но попробовала войти в его положение, ведь он ее понял и простил. Курама подумала, что бы она чувствовала при виде Шинджу и вздрогнула - да, теперь ей самой стало понятно, почему Наруто ее так боится, особенно после этого разговора о 'еде'.
  
  Кровь набатом стучала в ушах парнишки. Боже, какие огромные зубы... А эти когти... ими же можно стену проткнуть! Блин, я не хочу оказаться в ее брюхе, а ведь ей ничего не стоит это сделать - ам и все, нет надоедливого джинчуурики... О чем я думаю, это ведь моя девушка, она любит меня и не может мне навредить! Ты ведь сам знал, на что идешь, когда согласился помочь ей, потому назвался груздем - полезай в кузов. Кроме того, она признала наше равенство и навряд ли будет надо мной издеваться... Я надеюсь... Так, Наруто, ну ты же мужик в конце-концов, возьми себя в руки, е-мое!
  
  Блондин сжал кулаки, резко выдохнул и решительным шагом направился к лисе. На полпути он вновь замер, но потом преодолел отделяющие его и Кьюби три метра и приложил дрожащую руку к огромной когтистой лапе. Лисица чувствовала, что Наруто трясет, как от удара током, потому молчала и не двигалась, даже не опуская взгляда на крохотного человечка, ожидая, пока он хоть немного успокоится.
  
  Так, вот видишь, и совсем не страшно! Какой мягкий мех... Сколько же здесь меха, и он весь так хорошо пахнет, даже немного дурманит... Блондин осторожно провел рукой сверху вниз, перебирая рыжие волоски пальцами - шерстяной покров был с локоть толщиной, лиса была очень пушистой. Под мехом была теплая, почти горячая кожа, судя по всему, она была очень толстой и крепкой - прогнуть ее пальцами было почти нереально.
  
  Узумаки опустил взгляд и посмотрел на когтистые пальцы своей возлюбленной, они больше походили на человеческую ладонь, нежели на лисью лапу. Блондин робко посмотрел вверх, внимательно изучая каждую часть биджуу. Демонесса имела очень мало общего с обыкновенной лисицей, напоминая промежуточную стадию между гуманоидом и представителем семейства псовых. Ее тело было слегка приплюснутым, у нее были ключицы, позволяющие двигать передними лапами во всех плоскостях, а не только вверх - вниз. Тем не менее, туловище было пропорционально длиннее человеческого раза в полтора, а задние лапы были по бокам, а не под ним, что вынуждало кицунэ передвигаться на четырех конечностях. С задними лапами тоже было не все так просто - оснащенные мощными когтями, пальцы были длиннее, чем у обычных лис. Кицунэ при ходьбе опиралась не только на подушечки, но и на весь палец целиком, отчего конечности отдаленно напоминали крысиные. Морда была гораздо шире, чем у нормальных животных, скулы практически отсутствовали, зато пасть была просто феноменально огромной, в нее запросто поместился бы рояль. Походный набор вивисектора заставил бы всех крокодилов Нила удавиться от зависти - огромные белоснежные клыки, казалось, способны были перекусить стальной рельс. Длинные уши - единственная часть в Кураме, которая не вызывала благоговейного ужаса и хоть как-то смягчала леденящий кровь облик демонессы. Разумеется, внимание также привлекала девятка пушистых хвостов. Они, казалось, жили своей собственной жизнью, то подметая всю поляну кругом, то обвиваясь вокруг живота лисицы, то скручиваясь в один тугой канат, под конец распускаясь и зависая в воздухе пушистым веером. В целом, Кьюби была крайне необычным созданием, но все детали складывались очень гармонично и наделяли ее своей особенной, уникальной красотой.
  
  Блондин окончательно успокоился и прижался всем телом к могучей лапе, обхватив ее руками. Лиса облегченно вздохнула и посмотрела на джинчуурики, тот сразу же замер, под взглядом огромных светящихся алых глаз с вертикальным звериным зрачком.
  - Больше меня не боишься? - пробасила биджуу, Наруто непроизвольно вжался в мягкий мех и задрожал.
  - Б-боюсь, - тихо прошептал он. Лисица тяжко вздохнула и легла на землю, подперев голову лапой - это обещало затянуться надолго.
  
  
  Глава 17 - Незваный гость
  
  Через три часа робких прикосновений к мохнатому монстру, Узумаки наконец-то привык и со спокойной душой прижался к теплому брюху лисицы, подальше от зубастой пасти, нежно поглаживая огромную когтистую лапу.
  - Курама-чан, ты очень красивая, даже в этом облике, - Кьюби вздрогнула и подняла голову с лапы, на глаза ее навернулись слезы.
  - Ты... Ты не шутишь?
  - Нет, ты мне очень нравишься.
  - Почему же ты бегал от меня? - огромная морда нависла над джинчуурики, он тут же отвел взгляд в сторону, подавляя порыв вскочить на ноги и бежать без оглядки, но уже не дрожал.
  - Потому, что ты можешь проглотить меня целиком.
  - Но ты же понимаешь, что я этого не сделаю?
  - Я-то понимаю, но вот тело отказывается верить на слово. Но теперь я, кажется, привык... - блондин нежно провел рукой по мягкому влажному носу лисицы, Кьюби улыбнулась своей клыкастой улыбкой и положила голову на землю, окружив джинчуурики пушистой стеной со всех сторон.
  - Курама-чан, а ты лиса, которая умеет превращаться в девушку, или девушка, которая умеет превращаться в лису? - Кьюби удивленно выпучила глаза, ее уши и хвосты встали торчком - а действительно, кто она?
  - Нуу... Я не знаю! - честно ответил монстр.
  - Думаю, если уши и хвосты у тебя всегда при себе, то ты лиса, - Наруто потер подбородок и посмотрел в красный глаз.
  - И... Я тебе нравлюсь? - с мольбой в голосе спросила Кьюби.
  - Конечно же нравишься, моя лапочка, - Наруто приблизился к черному носу и поцеловал его. Курама счастливо затарахтела и лизнула блондина, с ног до головы обслюнявив его. Узумаки рассмеялся и прижался к огромной морде. Как я мог не доверять ей? Ведь это же моя лапочка, она любит меня, а я... Эх ты, тупое животное, своим собственным телом управлять не можешь!
  - Курама-чан, можно потрогать твое ушко? - лисица хихикнула и повернула морду боком к джинчуурики, мальчишка взял в руки огромное ухо и нежно терся об него лицом.
  - Какое мягкое... - Наруто отстранился и лиса снова повернулась мордой к нему. Кьюби широко зевнула, Узумаки снова испуганно сжался и задрожал - сколько же людей навечно исчезло в этом темном бездонном туннеле, и сколько же еще исчезнет? Лисица захлопнула пасть и возмущенно посмотрела на джинччурики.
  - Да не съем я тебя, бестолочь, успокойся, заколебал уже!
  - Хай, Курама-чан! - Наруто совсем не хотел раздражать многотонное чудовище, под боком которого он возлегал. - Курама-чан, я думаю, хватит тебе бездельничать, пора тренироваться в хенге, ты же хочешь выйти в свет?
  - Конечно же хочу, но мне так хорошо с тобой, можно ничего не стесняться, даже своего истинного облика... Ну да ладно, пойдем.
  Наруто кивнул и переместился в реальность, Кьюби превратилась в девушку и последовала за ним.
  
  Узумаки облегченно выдохнул и прижал к себе свое сокровище, все же, в этом обличье она выглядит куда безобиднее. Курама подняла на него игривый взгляд, пушистые хвосты проникли под футболку, изящные ручки легли парню на плечи.
  - Нар-р-руто-кун, я тебя хочу! - промурлыкала Кьюби.
  - Кур-р-рама-чан, я тебя тоже! - подыграл Узумаки. Лисица широко улыбнулась и начала стягивать одежду со своего джинчуурики.
  
  Саске пришел на полигон в назначенное Наруто время, прихватив с собой пачку дымовых и взрывных печатей. Где же этот добе, опаздывает уже на полчаса! Неужели зассал? Конечно же, этот уссаратонкачи на большее не способен! Учиха криво ухмыльнулся и решил сходить в гости к своему другу, оставить, так сказать, небольшой сюрприз в его комнате - Саске оценивающим взглядом смерил пакет с десятком дымовых печатей. Или же, если он дома, то я зачмырю его по-черному... Коварно ухмыляющийся брюнет побежал ко всем известному общежитию.
  
  Окно было открыто, что было на руку нашему мстителю. Саске быстро залез на черепичный навес и заглянул в окно. От увиденного, у него отвисла челюсть, задергался глаз, из носа пошла кровь, а по спине потек холодный пот.
  - Да!!! Быстрее!!! Еще быстрее!!! - стонала девушка с рыжими ушками и девятью пушистыми хвостами, стоящая на четвереньках на растрепанной постели. За ее спиной, властно обхватив руками упругие ягодицы, работал толкачом Наруто. Курама первая заметила ошалевшую физиономию Учихи, возвышающуюся над подоконником, вскочила с кровати, бешено зашипела, в ту же секунду схватила вторженца хвостами и втянула его в комнату, захлопнув окно.
  - Саске, бл.ть! - яростно рявкнул Узумаки, спешно натягивая шорты, - Тебя не учили, что надо стучать?!
  Курама же, будучи куда более импульсивной, чем ее парень, вполсилы врезала брюнету в солнышко, даже не дернувшись от возвращенной контрактом боли - прерванный половой акт был куда неприятнее какой-то там боли. Саске начал хватать ртом воздух и в полном замешательстве уставился на своего друга.
  - Прости меня, Курамушка, потом продолжим, - шепнул блондин в пушистое ушко, Кьюби легонько улыбнулась и поцеловала своего джинчуурики.
  - ЧТО... ЭТО... ТАКОЕ... БЛ.ТЬ?!?!?! - такого всплеска эмоций Учиха не испытывал со времен той самой ночи, когда его брат вырезал весь клан.
  - Знакомьтесь: Саске, это - Кьюби. Кьюби, это - Саске, - поочередно ткнув в лисицу и брюнета произнес джинчуурики.
  - КЬЮБИ?! ДОБЕ, ДА ТЫ ЕБ.НУЛСЯ!!! - Учиха завизжал, как резаный поросенок, но его рот заткнул пушистый хвост.
  - Можно, я скушаю его? Можно-можно-можно? - скакала лисица вокруг своего джинчуурики, продолжая удерживать в хвостах едва не падающего в обморок брюнета.
  - Нет, нельзя, это мой друг, - Курама обиженно скрестила руки на груди и посмотрела на несостоявшийся обед.
  - Ну и что мне с тобой делать? - спросила лисица, освободив гостю рот.
  - Ни... Ни... Ничего! - заикаясь пролепетал Учиха.
  - Кьюби-чан, а ты можешь заключить с ним клятву на крови? - спросил Узумаки. На позапрошлой лекции Ирука заикался о таких техниках, которые позволяют сокрыть информацию и не позволить ее выведать даже ментальными техниками, без гибели носителя, да и в этом случае успех вовсе не был гарантирован.
  - Могу, хотя я бы предпочла его съесть, - буркнула лисица и взяла в ладонь трясущуюся руку Учихи, тот сразу же попытался вырвать ее, но изящные пальчики сжали кисть парня так, что он заорал от боли - кости едва не трескались от такого давления.
  - Не сопротивляйся, заморыш, - Курама зажмурилась, представила себе новый контракт, запрещающий жертве разглашать посторонним любую информацию, хоть как-то касающуюся кицунэ, и на ее ладони с хлопком появился свиток. Лиса проткнула коготком кожу на пальце Учихи и приложила его к бумаге, Саске почувствовал неприятное жжение на языке - на его корне появилась крошечная, почти незаметная печать. Кьюби не удержалась и сунула в рот кровоточащий палец, тихо урча от удовольствия.
  
  Через несколько секунд на ее лице появилась растерянность, перешедшая в злобный оскал.
  - Учих-х-ха! - прошипела лисица и сдавила рукой горло гостя. Узумаки понял, что нужно срочно вмешаться, не то лиса убьет и себя, и Саске, и развернул кицунэ лицом к себе.
  - Кьюби-чан, все хорошо, он наш друг, успокойся, - блондин нежно поцеловал разъяренную демонессу, та разжала пальцы и бросила брюнета на пол, не разжимая хвостов, которые связывали его по рукам и ногам. Отстранившись, Курама была уже в более благодушном настроении, потому всего лишь несколько раз пнула корчащегося от боли гостя по ребрам.
  - Бл.ть, да отвали от меня, тупое животное! - взвизгнул Саске, Узмаки нахмурился и хотел было дать ему леща, но Курама его опередила и наступила парню на кадык.
  - Для тебя я Кьюби-сама, никчемный кусок дерьма! - с тихим бешенством в голосе сказала Курама.
  - Х-хай! - прохрипел Учиха - Саске понял, что шутить кицунэ не намерена. Лиса еще несколько секунд постояла, наслаждаясь кажущейся беспомощностью распластанного под ее ногой брюнета, после чего рывком подняла гостя и разжала хвосты.
  - Добе, я требую объяснений! - поняв, что ему ничего не угрожает, Учиха набрался храбрости и набросился на блондина с расспросами. Недовольная Кьюби сама надела халат - она не собиралась демонстрировать свое тело этому ничтожеству, хотя, никакого желания в его глазах и подавно не было - лишь отвращение и презрение, хвосты и уши делали свое гадкое дело... Ну да черт с ним, у меня есть Наруто, и он любит меня такой, какая я есть! - ободрила себя Курама.
  
  Блондин кратко ввел друга в курс дела, тот несколько минут молча переваривал информацию под тяжелым взглядом Курамы.
  - Добе, как ты можешь трахать это уродливое чудовище?! - задал мучающий его вопрос брюнет, Кьюби утробно зарычала и раздавила руками лежащий на полке камень. Наруто со всей дури врезал по морде оборзевшему другу, едва не сбив его с кровати, после чего добавил мощную затрещину, оставив Учиху возмущенно хватать ртом воздух. Девятихвостая легонько улыбнулась - ей было приятно, что ее парень защищал ее не только на словах.
  - Саске, если ты еще раз ее оскорбишь, мы поссоримся и я так набью тебе морду, что ты месяц из больницы не выйдешь! - тихо, со стальными нотками в голосе, изрек Узумаки. Учиха вздрогнул - если Наруто говорил ТАК, то с ним лучше не спорить. Гордо фыркнув, брюнет отвернулся к стене, утерев рукой кровь из разбитой губы - он в упор не понимал, как можно любить такую уродину? Да, телеса у нее ничего, но уши... хвосты... Фу! Это же все равно, что трахать собаку! Хотя, на вкус и цвет... Инудзуке бы понравилось... Саске тихо хрюкнул и встал на ноги.
  - Что же, раз я все равно ничего не могу рассказать, тогда я покидаю сей печальный коллектив неуравновешенных зоофилов и возвращаюсь к нормальным людям, - Учиха увернулся от пары хвостов и просвистевшей в воздухе сандалии и выпрыгнул в окно.
  
  Ушки Курамы поникли и она посмотрела на Наруто полным печали взглядом, ее глаза были на мокром месте.
  - Наруто, я уродина?
  - Курама, ты прекрасна, ты совершенна, я люблю тебя и всегда буду любить! Я люблю каждый твой хвостик... - Узумаки нежно погладил пушистые канаты, - ...каждое твое ушко... - блондин трепетно поцеловал пушистые треугольнички, - ...всю тебя... - Наруто взял лисицу на руки и понес на кровать, намереваясь продолжить то, что так бесцеремонно прервал Учиха. Через полчаса, Курама и думать забыла о незваном госте, наслаждаясь каждым мгновением рядом с Наруто. Он уже не раз подтвердил все свои слова делом, что очень нравилось кицунэ.
  
  Обучение Кьюби человеческим техникам шло медленно, но верно - к вечеру воскресенья, она могла поддерживать хенге в течении часа. Лиса не верила своему счастью - совсем скоро, она сможет спокойно ходить по улице. Наруто пообещал сводить ее во все красивые и интересные места Конохи, так что Кьюби сходила с ума от нетерпения и работала с утроенным усердием. Сам блондин немного волновался перед предстоящим экзаменом, но не сильно - его знаний было вполне достаточно, чтобы получить зачет.
  
  
  Глава 18 - Экзамен и исповедь
  
  В тесной комнатке общежития раздался зубодробительный звон, издаваемый адовой машиной смерти, названной по недоразумению будильником. Кьюби взвизгнула и подпрыгнула на кровати, ведь она еще никогда не слышала ничего подобного. Лиса со всей дури шарахнула по ни в чем не повинному механизму. Изящный кулачок превратил часы в металлическую тарелку и вдавил ее в столешницу тумбочки, проломив дерево насквозь. Наруто медленно оторвал голову от подушки и посмотрел на быстро дышащую Кураму, перевел взгляд на то место, где раньше стоял будильник и со стоном свалился обратно.
  - Курама-а-а-чан, ты мне всю мебель переломала! - пробубнил через подушку блондин.
  - Ты это слышал?! Я... Оно... Оно звенело, правда, я чуть не оглохла!
  - 'Оно' раньше называлось будильником, использовалось для того, чтобы вставать вовремя.
  - Ты больной?! Я чуть не описалась! Как можно держать эту штуку рядом с собой?!
  - Хорошо-хорошо, больше не буду... - изрек Узумаки и одним рывком вскочил на ноги - сегодня был понедельник - день тяжелый.
  
  Кьюби полезла было за утренними ласками, но была бесцеремонно остановлена вытянутой вперед ладонью и фразой: 'Нет!'. Лиса обиженно фыркнула, скрестила руки на груди и с досадой прижала ушки, направившись в душ. Ей очень понравился плод взысканий человеческой лени и интеллекта - можно было часами сидеть под теплыми струями и промывать каждую шерстинку своих роскошных хвостов душистым шампунем. Узумаки же быстро позавтракал, оделся и отозвал Кураму прямо из душа. Возмущенная такой наглостью лисица разразилась нотациями, которые, однако, были пропущены мимо ушей.
  
  Экзамен прошел на редкость буднично, даже скучно. Практическая часть была проста, как пареная свекла - жахнуть огненным шаром в соломенное чучело, превратиться в Ируку-сенсея, создать парочку иллюзорных клонов, сбить сюрикенами и кунаями подбрасываемые в воздух инструктором деревянные тарелки, обнаружить учебную взрывную печать в одном из десяти закрытых ящиков и отличить сдобренный пургеном яблочный сок от обычного.
  
  Основной мозген-трахен заключался в теоретической части экзамена.
  - Математика, ненави-и-ижу-у-у!!! - взвыл Узумаки и начал биться головой об парту, пока Ирука не подошел сзади и не отвесил ему смачный подзатыльник.
  - Да ладно тебе, это же просто, всего лишь взять интеграл от производной арктангенса третьей степени логарифма по основанию е от х... - попробовала помочь Кьюби.
  - ЧТО?! Ты даже читать не умеешь!
  -Зато я умею считать! - лисица в подсознании гордо выпятила грудь и довольно напыжилась.
  - Хорошо... Помоги мне, пожалуйста... - с надеждой в голосе протянул Узумаки.
  - Да я с радостью, если ты, конечно же, дашь мне контроль над своим телом, - Кьюби было интересно, далеко и надолго ли ее пошлет Наруто?
  - Да не вопрос... - блондин отрубился и передал контроль лисице. Курама была в таком шоке, что несколько секунд забывала дышать. Боги... Он ведь даже не спросил! Ни тени сомнения... Просто так отдал мне свое тело, ни секунды не колеблясь! Нет, малыш, я от тебя так просто не отвяжусь, ты останешься со мной на тысячелетия, на целую вечность, хочешь того, или нет... Тронутая таким поступком, Кьюби начала споро выводить замысловатые закорючки, и никто даже и не замечал ее милых глазок на месте голубых буркал Узумаки. По окончанию теста, лиса вновь вернула тело своему джинчуурики. Узумаки с неверием уставился на решенную попаболь.
  - Курама-чан, я люблю тебя!
  - Надеюсь, вечером ты мне докажешь это на практике...
  - Я буду лобызать тебя с головы до пят, моя лисонька, - Курама хихикнула, да, Наруто это любил, мог и практиковал. Дальше был тест по истории Конохи, в ней Кьюби, естественно, была полным нулем. Впрочем, Узумаки и сам знал достаточно. Экзамен по японскому не вызвал никаких проблем - Наруто не понимал, как можно говорить на языке и при этом не знать его? Отмучившись, Наруто вышел из аудитории и отправился на полянку возле академии, где он часто зависал в детстве с Хинатой. На этот раз, он хотел погулять с Курамой.
  
  - Курама-чан, ты ведь помнишь наши уроки? Сможешь создать иллюзию кимоно?
  - Конечно же, ведь ты отличный учитель, мой зайчик.
  Блондин воровато огляделся по сторонам, сложил печати, прокусил уже изрядно погрызанный палец и призвал Кьюби. Девушка за секунду скрыла свои лисьи атрибуты и нарядилась в алое кимоно, расшитое золотистыми лисами.
  - Да уж, скромности тебе не занимать... - протянул Узумаки, любуясь своей прелестью.
  - Скажи спасибо, что я вообще надела эти тряпки! - рявкнула Кьюби. Блондин улыбнулся и нежно обнял лисицу.
  - Аригато, Курама, ты просто бесценна, я люблю тебя всем сердцем... - лиса отстранилась и опустила взгляд в землю - после того, как Наруто доверил ей себя, все свое тело, вместе со всеми печатями и контрактами, Кьюби просто не могла скрывать от него такие ужасные вещи.
  - Наруто, я хочу сказать тебе кое-что очень важное. Я надеялась навсегда закопать эту правду, но после того, что ты сделал для меня, я больше не могу держать ЭТО в тайне.
  - Слушаю, - блондин напрягся - что же она имела в виду? Лисица всхлипнула - она понимала, что после ее слов их дружбе конец, а она снова будет запечатана в клетку, но она просто не могла так с ним поступить.
  - Наруто... Твоими родителями были Йондайме Минато Намикадзе и Кушина Узумаки... Это я убила их... - Курама закрыла голову руками, приготовившись к самому худшему. К ее удивлению, бури не последовало. Лиса открыла один глаз, затем второй и посмотрела на печального блондина, по щеке которого ползла одинокая слеза.
  - Еще... Есть еще что-то, что ты скрываешь от меня? - тихо прошептал Узумаки.
  - Да. Я избила Тен-Тен.
  
  Наруто сжал кулаки и повернулся к лисице спиной. Курама поникла, как засохший цветок. Боги... Она убила папу и маму... Она едва не убила Тен-Тен... Но все же... Нет... Это все обстоятельства, она хорошая, слышишь? Она любит меня, иначе, она никогда бы этого не рассказала! Узумаки медленно повернулся обратно и посмотрел на босые ножки Кьюби, погруженные в густую траву.
  - Я прощаю тебя... - тихо прошептал блондин. Курама вздрогнула и медленно подняла взгляд, посмотрев в бездонные голубые омуты. В них не было злобы, ни капли, лишь безграничная тоска и столь же безграничная любовь. Любовь чистая, как горный хрусталь, искренняя, как любовь матери.
  
  Кьюби упала на колени и зарыдала - она его недостойна. Она не имеет права быть рядом с ним. Она - демон, безжалостное, уродливое и кровожадное чудовище. А он - ангел, самый настоящий ангел, ведь не может простой человек так любить и прощать даже вселенское зло. Узумаки тихо подошел к девушке, сел рядом и крепко обнял ее, нежно поглаживая струящиеся по хрупкой спине густые рыжие волосы.
  - Тише, Курама-чан, тише, все хорошо, успокойся, - через пару минут, лисица затихла и посмотрела на Наруто. Он улыбался, не вымученно, не буднично, а от чистого сердца.
  - Наруто... Но как же так? Ведь это были твои родители? - в неверии пролепетала кицунэ.
  - Думаю, если бы на моем месте был Саске, он бы загрыз тебя собственными зубами в истинном облике. Я же никогда не знал родительской любви, я уже привык к тому, что их у меня нет. А вот ты у меня есть, ты раскаялась и все мне рассказала, это значит, что ты действительно любишь меня, - Курама набросилась на блондина и стиснула его в стальных объятиях.
  - Наруто... Аригато... Я рада, что ты все правильно понял.
  - Все же... Зачем ты так с Тен-Тен? - лисица вздрогнула и покраснела.
  - Ты мой, а она побила тебя, я не могла оставить ее безнаказанной!
  - Какая ты у меня ревнивая и мстительная... Нужно быть с тобой начеку! - Курама хихикнула и снова прижалась к своему возлюбленному. Наруто смотрел в ее алые глаза, из них пропала та едва ощутимая тоска, которую он видел каждый день до этого. Похоже, кицунэ действительно стало легче, что не могло не радовать джинчуурики.
  - Все же, с ушками ты выглядишь еще лучше... - лисица запищала, зажмурилась и впилась в губы блондина страстным поцелуем.
  
  Испортил момент, как всегда не вовремя появившийся Саске. Учиха решил проследить за своим другом и вышел на полянку, где он сосался с какой-то рыженькой девчонкой.
  - Наруто, а твоя блохастая шушера знает об этом? - парочка сию же секунду поднялась на ноги и двинулась к неуверенно пятящемуся брюнету, разминая кулаки.
  - Я же говорила тебе, тупое отродье, как ко мне обращаться? Посчитаю-ка я твои ребрышки, раз слова до тебя не доходят, - прорычала Кьюби и сбила брюнета с ног подсечкой. Тот тут же попытался подняться, но вновь оказался в неловком положении под изящной ножкой.
  - Саске, а я тебе говорил, что мы поссоримся? - Кьюби подняла брюнета с земли и схватила его под руки. Узумаки со всей дури врезал Учихе по печени, тот сдавленно захрипел.
  - Что, без ее помощи ты никто, уссоратонкачи? Самому слабо меня побить?
  - Кьюби-чан, позволь мне развлечь тебя небезынтересным зрелищем.
  - Жду с нетерпением! - лиса довольно оскалилась и оттолкнула Учиху, отошла к дереву на окраине полянки и уселась в тенек, вальяжно протянув ножки по зеленой траве.
  
  Узумаки тут же обрушил град техник на уязвленного Учиху.
  - Катон: Огненный шторм!
  - Футон: Порыв ветра!
  Объединенные техники огня и воздуха создали волну испепеляющего пламени, прошедшегося по всей поляне. Наруто начал беспокоиться - вдруг Саске пострадал? Но его опасения были беспочвенны, брюнет оказался клоном, оригинал в это время подкрадывался к джинчуурики со спины, готовый в любой момент выдохнуть огненный шар. Лисица неодобрительно нахмурилась - Учиха действовал нечестно, но не вмешивалась.
  - Катон: Огненный шар!
  Узумаки резко обернулся, выхватил кунай из подсумка, напитал его чакрой ветра, припал к земле, пропустил волну пламени над собой и швырнул смертоносный снаряд в соперника. Кусок металла оцарапал щеку Учихи и вонзился в дерево за его спиной по самую рукоять.
  - Убит, - с удовлетворением изрек блондин.
  - Ты хуй! - возразил Учиха и скрылся в кустах, под дружный смех биджуу и ее джинчуурики. Узумаки подошел к Кьюби и сел рядом.
  
  - Наруто-кун, ты хорошо дрался, ты показал этой крысе, где ее место!
  - Курама-чан, не будь так сурова с Саске, он хороший парень, просто у него было нелегкое детство.
  - Да мне плевать, лишь ты важен для меня.
  - А ты для меня...
  Наруто, уже давно смотрящий на прекрасные ножки Курамы, взял их в руки и положил себе на колени, нежно массируя и почесывая мягкие ступни. Кьюби хихикала и шевелила пальчиками - временами, ей было очень щекотно. Через полчаса, иллюзия начала развеиваться и на макушке разомлевшей от удовольствия Курамы с тихим шипением появились ушки.
  - Моя прелесть, тебе пора прятаться, - Узумаки в последний раз сдавил ножку Кьюби, нежно поцеловал ее, вызвав довольное урчание лисицы, и, получив утвердительный кивок, отозвал Кураму. На сегодня дел больше не было, и Наруто направился домой, но по пути ему встретился его 'любимый' преподаватель с весьма интересной ношей.
  
  
  Глава 19 - Победитель по жизни
  
  Путь до дома пролегал через лес, в чаще которого Наруто обнаружил Мизуки, ожесточенно копающегося в огроменном свитке.
  - Откуда такая вещь у простого учителя академии?
  - Спер где-нибудь, откуда же еще?
  - Думаю, я просто обязан его задержать.
  - Тоже мне, паладин доморощенный, - фыркнула Кьюби и почесала себя за ухом задней лапой.
  - Мизуки-сенсе-е-ей, что это у вас? - крикнул Узумаки, приближаясь к пепельноволосому. Мужик поднял на него затравленный взгляд и вскочил на ноги, приготовившись к обороне.
  - Поганый лисеныш! Чего тебе надо? Свали отсюда бл.ть! - проорал чунин.
  - Лисеныш? Вижу, он очень любит тебя...
  - Конечно же, я его помню - его мамаша была такой толстенькой, такой сочненькой, м-м-м, так и таяла в пасти...- Кьюби облизнулась и мечтательно зажмурилась - когда же ее пустой, как кошелек Наруто, желудок наконец-то отведает человеческой плоти? Узумаки передернуло - вот как она может быть такой милой и такой ужасной одновременно?
  - Я думаю, вы украли этот свиток, и я остановлю вас, - Узумаки встал в боевую стойку и поманил сенсея рукой.
  
  Мизуки заорал, быстро сложил печати и жахнул в блондина огненным шаром. Узумаки с трудом увернулся и выдохнул длинный язык пламени. Чунин был намного быстрее, сильнее и умнее новоиспеченного генина, потому без труда подменил себя клоном, а сам набросился на джинчуурики со спины. Мощный удар ногой сломал три ребра и разорвал связки, Наруто закричал от боли, сенсей не останавливался и кружил в смертельном танце вокруг вяло отбивающегося блондина - ранения значительно снизили его прыть.
  - Наруто, призови меня! - заорала Кьюби, - Он убьет тебя!
  - Нет, это скомпрометирует нас.
  - Тогда быстро бери мою чакру! - лиса припала к земле, ее тело окружила рыжая дымка и потекла в ручеек, являющийся образом СЦЧ Узумаки. Наруто не стал возражать - добрый чунин уже воткнул ему кунай в ногу, хорошо, что не в голову... Блондин покрылся демонической чакрой, его ранения на глазах затягивались, а за спиной развевалось три хвоста.
  - ТВАРЬ!!! ТЫ УБИЛ ЕЕ!!! ТЫ УБИЛ МОЮ МАТЬ!!! - со слезами на глазах обезумевший Мизуки пустил в ход все свои техники. Чунин зарядил небольшой плазменный шарик, размером с яблоко и швырнул его в блондина. Один из хвостов прикрыл джинчуурики, и техника просто растворилась в демонической чакре.
  - Курама... Что это такое?
  - Моя чакра.
  - А куда делась техника?
  - Поглощена.
  - Боги, тебя вообще возможно победить? - Наруто вновь ужаснулся силе своей возлюбленной, ему очень, ОЧЕНЬ повезло, что они друзья, а не враги...
  - Если бы не фуиндзюцу, то черта с два!
  - Я обязательно займусь этой проблемой, когда закончу дела... - полупрозрачные хвосты схватили Мизуки, остервенело лупящего непробиваемый покров огненными техниками.
  - Ублюдок, будь ты проклят! - провыл сквозь слезы чунин.
  - Наруто, позволь мне выкачать из него чакру, а то договор мешает.
  - Да пожалуйста, только не убивай, иначе нам пиз.ец.
  Чунин с ужасом почувствовал, как остатки его сил утекают в демонический покров, уже через несколько секунд, вор потерял сознание.
  - Курама, хватит! - довольно урчащая лисица перестала поглощать такую вкусную чакру и разочарованно фыркнула.
  - Убери эти штуки, пожалуйста! - сказал блондин, тыкая пальцами в хвосты. Кьюби снова втянула в себя демоническую чакру и свернулась калачиком - ей был необходим хороший отдых.
  
  Мизуки грохнулся на землю, Наруто достал тонкую, но безумно прочную металлическую проволоку и связал ему руки. Заинтригованный блондин взял в руки свиток - на нем стояла печать 'Абсолютно секретно' самого Хокаге! С трудом развернув эту махину, Наруто быстро просмотрел содержимое - судя по всему, это были техники, только вот большая часть из них зашифрована.
  - Курамушка, лисонька моя, душенька моя, прошу тебя, помоги мне! - растроганная такими эпитетами, лисица подняла морду и зажмурила глаза.
  - Ты можешь запомнить то, что я тебе прочитаю?
  - Никаких проблем, как ребенка разорвать!
  Узумаки снова поморщился и начал читать первую попавшуюся не зашифрованную технику - это было теневое клонирование, попавшее в разряд запретных дзюцу из-за больших чакрозатрат и негативных побочных эффектов, от которых скончалось несколько 'одаренных' шиноби. Хотя текста и было немного, но чтение заняло более десяти минут, джинчуурики уже начал беспокоиться - за вором наверняка была направлена погоня. Решив, что пока ему этого хватит, джинчуурики закрыл свиток, перевязал его длинным куском материи, взятым у Мизуки и повесил себе на спину, своего сенсея он закинул на плечо и, раскачиваясь под таким конским весом, направился в Академию.
  
  По пути его окружило шестеро АНБУ.
  - Именем Хокаге, стоять! - Наруто бросил связанного чунина на землю и поднял руки.
  - Я задержал его в лесу, мне показалось, он украл эту вещь... - блондин дернул плечом и свиток упал на землю.
  - Если все действительно так, как ты говоришь, то ты получишь награду за помощь в поимке вражеского лазутчика, - АНБУ в маске сокола осторожно приблизился к блондину, обыскал его, отобрал все кунаи и сюрикены, после чего его коллеги подобрали тело и свиток. Агенты конвоировали джинчуурики к резиденции Хокаге.
  
  Сарутоби был на нервах - пропала безумно ценная секретная информация, получив которую, враги узнают все тайные козыри великих кланов Конохи. В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, вошли двое рослых людей в керамических масках, сопровождающие Наруто.
  - Здравствуйте, Хокаге-сама! - хором сказали вошедшие.
  - Наруто, ты и был вором?! - Хирузен едва не проглотил свою трубку от удивления.
  - Никак нет! Этот человек задержал вражеского шпиона, им был некий Мизуки - учитель Академии. Наши менталисты проверили вора - виновник действительно он, и этот юноша не является его сообщником. Проверить Наруто не получилось - что-то блокирует доступ к его разуму.
  - Вы свободны, весь семнадцатый взвод получает премию! - люди в масках переглянулись и улыбнулись, что, впрочем, никому не было видно.
  - Хай! - АНБУ покинули кабинет, Наруто остался.
  
  Сарутоби тяжко вздохнул - он долго, очень долго откладывал этот разговор. Эта информация может привести джинчуурики в бешенство, но он уже достаточно взрослый, чтобы понять все правильно и держать эмоции под контролем.
  - Наруто... Я должен рассказать тебе кое-что очень важное, потому не перебивай меня... Ты - сын Четвертого Хокаге Минато Намикадзе и Узумаки Кушины. В тебе запечатан Кьюби но Йоко - девятихвостый лис-монстр, напавший на Коноху в день твоего рождения. Тебя ненавидели именно из-за него. Пойми нас правильно - ты был должен пройти жесткую психологическую подготовку, дабы не поддаться влиянию демона. Все старейшины хотели упрятать тебя в Корень АНБУ, где из тебя сделали бы бездушную марионетку. Ты - очень опасное оружие, нуждающееся в заточке - так считает Данзо. Я же хотел, чтобы ты оставался человеком, как завещал твой отец. Я использовал все свое влияние и смог убедить их оставить тебя на свободе, чтобы ты жил один, под гнетом ненависти со стороны остальных жителей. Это научило тебя выживать в любой ситуации и сделало самостоятельным в столь юном возрасте, послужив некоторой альтернативой спецподготовке. Твоей жизни никогда ничего не угрожало - АНБУ всегда наблюдали за тобой, правда, человеческий фактор виновен в недобросовестном исполнении их обязанностей - многие бойцы потеряли своих родных в тот день... В любом случае, я не жду от тебя прощения, я лишь хочу, чтобы ты не держал зла на Коноху.
  
  Наруто крепко задумался.
  - Кьюби но Йоко, расскажем ему все, или не стоит?
  - Как пафосно звучит, мне нравится... Я бы не стала ему рассказывать - тебя просто убьют и запечатают меня в другом.
  - Пожалуй, ты права, они еще не готовы тебя принять.
  Узумаки посмотрел на пыжащегося от нетерпения старика и ухмыльнулся.
  - Хокаге-сама, я догадывался об этом, информацию о своих родителях я нашел в библиотеке, а по печати на животе любой бы догадался, что во мне кто-то сидит. Несложно было сложить два и два и понять, что это Кьюби. Я рад, что вы наконец-то решили, что со мной стоит считаться. Никакого зла на деревню я не держу, если учесть, что это чудовище сотворило. Я бы сам забил до смерти табуреткой любого, кто с ним как-то связан. Ваш план, в целом, сработал, снимаю шляпу. Спасибо вам большое, что уберегли меня от Корня - видел я этих овощей, и ни малейшего желания присоединиться не имею.
  Сарутоби с облегчением выдохнул и благодушно улыбнулся - мальчик быстро повзрослел и удержал крышу на месте, что, безусловно, заслуживало как минимум уважения, а как максимум - награды.
  - Наруто, за помощь в поимке опасного преступника и твою службу на благо Конохе, я отдаю тебе в собственность дом на окраине деревни.
  - Ебаный в рот, да это же аху.нно!!! - Наруто чуть не подпрыгнул от радости, Курама поддержала его порыв - теперь она сможет ходить без всяких тряпок по всему дому.
  - Аригато, Хирузен-сама! - воскликнул счастливый блондин. Хокаге широко улыбнулся - ему подвернулась отличная возможность избавиться от освободившегося дома Мизуки.
  - Ну, тогда не смею тебя больше задерживать, можешь собирать вещи, вечером к тебе зайдет мой человек с ключом и документами.
  - Аригато! Всего вам доброго! - Узумаки низко поклонился и пошел домой, насвистывая незатейливую мелодию. Сегодня определенно был его день.
   Глава 20 - Новоселье
  
  - Поздравляю тебя, юный собственник!
  - А я тебя, юная собственница!
  - Ты мне льстишь! - Кьюби широко улыбнулась - лисе было очень приятно слышать такой комплимент.
  - Половина планов на жизнь выполнена - у меня есть недвижка! Теперь я коренной коноховец, отличное подспорье на пути к посту Хокаге! А потом, когда у меня будет власть, я дарую тебе почет и уважение.
  - Да уж, планы у тебя Мадаровские... Надеюсь, все так и будет, а я тебе в этом помогу.
  - Аригато, Курама-чан.
  
  Наруто пришел домой, собрал немногочисленные вещи и сосредоточенно кумекал - чем же ему возмещать нанесенный общежитию ущерб? Лиса смущенно сверлила взглядом землю - за три дня она превратила квартиру джинчуурики в руины.
  - Наруто, прости меня... Я не нарочно, у вас все такое хрупкое...
  - Ничего страшного, возьму кредит у Хокаге, расплачусь как-нибудь...
  Собрав чемоданы, блондин переместился в подсознание - призывать Кьюби было рискованно - одному Шинигами известно, когда и как придет человек от главы деревни.
  
  Курама снова была в истинном облике, блондин отвел взгляд в сторону и нетвердым шагом подошел к лисице. Кьюби положила морду на землю перед Узумаки и игриво завиляла хвостами. Увидев, что лиса в хорошем настроении, блондин уже смелее подошел к ней и прижался всем телом к мягкой морде. Девятихвостая зажмурилась от радости - наконец-то, он перестал ее бояться.
  - Какая же ты у меня красавица... - блондин нежно чесал длинное ухо и с восхищением рассматривал огромное тело, распластавшееся по земле.
  - Поверить не могу, что еще неделю назад ты разорвала бы меня на куски, а теперь мы спим вместе!
  - Сама в шоке! - только и ответила Кьюби. Она всю свою жизнь думала, что среди людей нет никого, достойного чего-либо, кроме судьбы обеда.
  - Сколько ты весишь?
  - Девушкам такие вопросы не задают! - возмутилась лисица и заехала ухом по морде Наруто.
  - А все же, тонн двадцать-то будет...
  - ЧТО?! Ты назвал меня жирной?! - лиса вскочила на лапы и придавила блондина к земле когтистой пятерней.
  - Хорошо-хорошо, восемнадцать! - пошел на попятный Узумаки, тихо посмеиваясь. Кьюби возмущенно фыркнула и убрала лапу.
  - И лапки у тебя такие мягкие, просто прелесть! - Курама обиженно тявкнула и повернулась хвостами к джинчуурики - слишком уж быстро благоговейный ужас сменился толстым стебом. Наруто оббежал вокруг хвостатой задницы и начал прыгать между передних лап лисицы.
  - Э-э-эй, я тут! Хватит меня игнорировать! - лиса злобно оскалилась, - Ну что же, ты сам напросился!
  
  Кьюби широко открыла пасть и набросилась на застывшего от ужаса блондина. Длинный язык обвил его тело и затащил внутрь, зубы сомкнулись у него под ногами, погрузив парня в удушающую темноту.
  - К-курама-чан, выпусти меня! ВЫПУСТИ МЕНЯ!!! - заорал джинчуурики и начал биться в истерике, остервенело мутузя кулаками влажную стену плоти, Кьюби тихонько хихикала - пусть знает свое место. Попытка вернуться в реальность плодов не дала - чудотворная чакра демонессы подавляла все порывы на корню. Через несколько минут, поняв, что глотать его не собираются, блондин снова набрался храбрости.
  - Знаешь, а у тебя тут мило... Очень тепло и мягко, и пахнет приятно, напоминает сакуру... - Курама аж подпрыгнула от удивления и, поняв, что ее план более не работает, выплюнула парня. Лиса отвернула голову, задрала нос и закрыла глаза, строя из себя обиженную недотрогу.
  - Прости меня, пожалуйста, - сказал поднимающийся с земли, мокрый до нитки, Узумаки, - вовсе ты не толстая, ты просто большая. Лисица открыла один глаз и недоверчиво глянула на обидчика.
  - А ты стал очень дерзким, малыш!
  - Я тебя не понимаю, то я слишком пугливый, то слишком дерзкий, ты уж определись!
  - Мне больше нравилось, когда ты меня боялся.
  - Ну, в этот раз у меня чуть инфаркт не случился. А все-таки, если бы ты случайно меня проглотила? Ты об этом подумала?
  - Я бы тебя сразу же отрыгнула, тебя бы немножко разъело кислотой, но ты бы выжил.
  - И ты была готова сделать это со мной? - Наруто в шоке замер на месте и с тоской посмотрел в алые глаза.
  - Нет, конечно, я об этом даже и не подумала! - Узумаки подошел к лисице и прижался к когтистой лапе.
  - Курама-чан, я тебя очень люблю и уважаю, прости, если я обидел тебя, больше не буду, клянусь Шинигами.
  - Мр-р-р... - лиса схватила джинчуурики лапой и прижала к себе, громко урча.
  - Ты просто чудо! - Наруто зарылся лицом в мягкий мех, Кьюби широко улыбнулась - пусть теперь он над ней прикалывается, зато стена отчуждения между ними наконец-то рухнула. Больше не было никаких тайн, никаких потаенных страхов, остались лишь любовь и нежность.
  - Ой... Кажется, к нам пришли! - блондин выпутался из рыжего меха, лиса поставила джинчуурики на землю, он переместился в реальность, где в дверь ожесточенно ломился 'почтальон'.
  
  - Здрасте... - только и успел сказать Узумаки, как ему всучили конверт и большой железный ключ, после чего АНБУ повернулся спиной и удалился в неизвестном направлении.
  - Как грубо... - буркнул Наруто. Глянув адрес, блондин взял чемодан с немногочисленным шмотьем, запер дверь и поплелся в новое жилище. По пути на него напало трое пьяниц.
  
  - Смотрите, да это же наш лисеныш! - три бугая окружили парнишку.
  - ДА ВЫ ЗА.БАЛИ!!!
  Наруто, не выпуская чемодана, пнул первого в колено, отчего здоровенная туша свалилась на землю и завизжала, как резанный поросенок, второму прилетела вертушка в голову, а третий скрылся в неизвестном направлении. Блондин забрал бумажники неудачливых бухарей в качестве моральной компенсации и пошел прочь. Кьюби робко подала голос.
  - Наруто, пожалуйста, призови меня. Здесь никого нет, никто и не заметит... - лицо блондина вытянулось, его исказила гримаса гнева.
  - Курама, даже думать об этом не смей, слышишь? Даже думать не смей!
  - Но...
  - Если ты продолжишь, мы поссоримся!
  Кьюби обиженно всхлипнула и завалилась на бок - ей было уже очень хреново от голода, ведь ее джинчуурики был бессердечным мучителем, не желающим войти в положение. Извинений она так и не дождалась - Наруто прибыл на место и думать забыл об их разговорчике.
  
  Домик был небольшой, но все же, это был целый, мать его за ногу, дом! Строение находилось в черте города, буквально в десяти метрах от стены. До ближайших соседей было около тридцати метров, так что шуметь можно было сколько угодно. Коричневая черепичная крыша, толстые стены из деревянного бруса - сотки в два слоя, пара маленьких окошек и крепкая дубовая дверь дарили блондину столь желанное с самого детства ощущение защищенности. Внизу был добротный подвал - раньше там находился тайный рабочий кабинет вражеского шпиона, но теперь остался лишь простенький стол и пустые шкафы. Чердак был не очень высок, но бомжатник устроить позволял. Основное жилое пространство делилось на спальню, гостиную, кухню и совмещенный санузел. В гостиной был аккуратный кирпичный камин с одним потрепанным креслом. Вообще, вся мебель была на месте, но остальное имущество Мизуки было изъято уже через полчаса после его поимки. Закрыв дверь на массивный металлический засов, и замок на три оборота, джинчуурики достал простыню, отшвырнул чемодан в сторону и поменял постель.
  
  Узумаки сложил печати и перед ним появилась Курама.
  - Курама-чан, осваивайся, это наш новый дом!
  Лисица презрительно фыркнула, взяла в руки табуретку и разорвала ее на части.
  - Ты что творишь?!
  - А ты что творишь?! Хочешь, чтобы я с голоду подохла?! - Кьюби сорвалась на крик и запустила в блондина деревянной ножкой, тот без труда увернулся и прикрылся руками - мало ли что.
  - Курама, а от меня-то ты чего хочешь?
  - Дай мне хоть одну душу, одну жалкую душонку, неужели я так много прошу?
  - Ты хочешь убить человека! Это по-твоему мало?
  - ДА ЧЕРТ ВОЗЬМИ!!! Почему вы отказываетесь это понять? Вы всего лишь мясо, вы должны быть моей едой! - Кьюби уже сама не понимала, что несла. Наруто просто молча прижал ее к себе, зажмурившись в ожидании удара. К счастью, лиса была слишком удивлена, чтобы быстро среагировать.
  - Курама-чан, потерпи пожалуйста, ты ведь столько лет держалась, скоро мы пойдем на первую миссию, обещаю, мы найдем кого-нибудь для тебя.
  - Наруто, прости меня, я уже с трудом себя контролирую... Все эти тренировки потребовали прорву энергии. Еще месяц-другой и у меня будет истощение, я не умру, но мне будет очень плохо... - блондин тяжко вздохнул и посмотрел на Кьюби полным печали взглядом.
  - Возьми мою чакру, если тебе от этого станет легче.
  - П-правда? Ты действительно готов пойти на это ради меня? - лиса с неверием посмотрела на блондина.
  - Конечно, бери.
  Курама медленно припала губами к губам блондина, в ее рот потекла голубая дымка. С каждой секундой лиса чувствовала, как ее силы прибывают - запас чакры у Наруто был как у четверых хороших чунинов. Лиса потеряла над собой контроль и блаженно зажмурилась, наполняя давно ничего не видавший желудок чакрой возлюбленного. Через десять секунд Узумаки почувствовал слабость и попытался оттолкнуть демонессу, но не тут-то было - держала она крепко. Блондин в панике замахал руками, но на них набросились пушистые канаты. Как вкусно... Очень... М-м?! Почему этот мешок с мясом все еще жив? Кьюби открыла глаза и увидела перед собой бледное, как фарфор, лицо Узумаки, лиса тут же с ужасом отпихнула его от себя и тяжело задышала - она снова забылась и едва не прикончила своего джинчуурики.
  - Наруто!!! Ты в порядке? - Курама рухнула на колени возле парня и взяла в руки бледное полосатое лицо.
  - Да... Я думал, будет полегче...
  - Прости меня, я немного увлеклась... - Кьюби взяла парня на руки и прижала к своей груди - его поступок был для нее очень важен.
  - Аригато. Теперь, я смогу еще неделю носить хенге.
  - Моя лапочка, проси, если что, - блондин встал на ноги и выкинул за дверь останки табуретки. - Надо будет чугунную мебель покупать... - задумчиво поскреб подбородок парнишка.
  - Не думаю, что это поможет...
  - Тогда кто-то будет отрабатывать нанесенный ущерб натурой! - джинчуурики зловеще ухмыльнулся и направился к лисице.
  - Нашел чем пугать... - Кьюби схватила парня хвостами и, гордо вздернув нос, понесла в постель. Глава 21 - Это нужно обмыть
  
  На следующий день были известны результаты экзаменов. Ирука был поражен аномально высоким показателям Наруто по математике, что, впрочем, компенсировалось полным провалом по истории и весьма посредственными успехами в японском языке. Блондину выдали протектор, тот с гордостью повязал его на голову, пожал руку улыбающемуся Ируке и улыбнулся в ответ.
  - Аригато, Ирука-сенсей. Если бы не вы, я бы так ничему и не научился.
  - Ты мне льстишь! Ладно, успехов тебе!
  - И вам!
  Блондин ушел на свое место.
  
  - Курама-чан, лисичка моя, аригато, если бы не ты, я бы не прошел!
  - Как ты там говорил: 'Будешь отрабатывать натурой!'.
  - Будто я и без этого плохо отрабатываю! Я так стараюсь, книжки всякие непотребные читаю, чтобы сделать тебе приятнее, а ты...
  - Да шучу я, шучу. Ты отличный любовник!
  - Аригато... Я не могу дать тебе свободу, я не могу даже накормить тебя, надеюсь, это хоть как-то тебя радует. Я очень хочу, чтобы ты была счастлива...
  - Наруто-кун, я тебе очень благодарна, честное слово... Даже если бы у меня была возможность сорвать печать и вырваться на волю, я бы этого не сделала. Ты для меня слишком дорог.
  Блондин на пару секунд переместился в подсознание и крепко обнял пребывающую в доме в человеческом облике кицунэ. После, он вернулся обратно, оставив удивленную, но до неприличия довольную лисицу наедине со своими мыслями.
  
  К блондину подошел довольный, как кот, Учиха.
  - Добе, я написал тест лучше тебя! - брюнет ткнул пальцем в Узумаки и засмеялся.
  - О, БОГИ, КАК Я БУДУ ЖИТЬ, Я НАПИСАЛ ХУЖЕ ТЕБЯ?!?! Я УМИРАЮ, А-А-А!!! - заорал Наруто, схватился за сердце и упал на пол, Саске покраснел и заозирался по сторонам. Весь класс вместе с блондином, Курамой и даже Ирукой заржал над мелочным Учихой. Джинчуурики поднялся на ноги, положил руку на плечо Саске и распрямился.
  - Ты смешон, Саске. Надеюсь, ты скоро поймешь, что все эти циферки в бумажке годны лишь на то, чтобы ими подтереться, и займешься чем-нибудь более важным, - брови Учихи сошлись на переносице, но блондин окончательно добил его одной лишь фразой, произнесенной шепотом, - Хотя бы используй уже Сакуру по назначению, она спит и видит, как ты ее трахаешь. Учиха возмущенно хватал ртом воздух, Курама в подсознании рухнула на пол и стучала по деревянным доскам кулаком.
  - Так его! Так это Учиховское отродье!
  
  С видом победителя, Узумаки уселся на свое место. Ирука зачитал список команд. К удивлению Наруто, он, Саске и, по невероятно удачному стечению обстоятельств, Сакура, были распределены в одну команду под предводительством некоего Хатаке Какаши.
  - Саске, у тебя будет шанс!
  - Да иди ты к Шинигами, з... - Учиха почувствовал жжение на языке и нахмурился, сказать 'зоофил' не получилось, печать этому ой как препятствовала. Пожав плечами, блондин отвернулся и посмотрел на Шикамару. У Наруто был значительный приток финансов, а так же появился новый дом, а еще он прошел экзамен. Если уж все это не является поводом для вечеринки, то что же тогда?
  - Шика, пойдешь ко мне на вечерину сегодня вечером? Мне Хокаге хату подарил, надо бы обмыть... - ленивец заинтересованно поднял бровь.
  - Обмыть? У тебя будет саке?
  - Естественно, на что нам еще хенге, как не порнушку и горячительное покупать? - Нара хохотнул - Наруто - он всегда Наруто.
  - Тогда пойду, с меня закусь.
  - Ну вот и отлично!
  
  После звонка, команды ждали своих сенсеев. Какаши проявил свою суперспособность опаздывать даже на жизненно важные мероприятия, потому у Узумаки было время, чтобы пригласить еще Саске, Сакуру, Кибу, Ли и Чоджи. Хината отказалась, а Тен-Тен все еще отходила от Курамотерапии.
  - А я надеялась провести этот вечер с тобой... - грустно вздохнула лисица.
  - Не волнуйся, все следующие у нас точно будут только с тобой. Генином становятся раз в жизни, а халявный дом вообще случай один на миллион, потому нужно это дело отметить, раз уж алконавты доставили нам кучку валюты.
  - Наруто, раз уж у тебя есть деньги, завтра купишь мне мяса? Только свежего, сырого, с кровью...
  - Конечно же куплю, моя лапочка. Десять кило хватит?
  - Да, аригато... - Курама мечтательно зажмурилась, предвкушая долгожданный обед.
  
  Сенсей седьмой команды прибыл последним, генины хотели было назвать его трехбуквенным словом, но решили, что за это им грозит экзекуция похлеще любого БДСМ в книжках Джирайи.
  - Вы и есть седьмая команда... - задумчиво протянул одноглазый, - Ну что же, я ваш сенсей, Хатаке Какаши...
  - Сенсей, вы опоздали на гребаные полчаса! - рявкнул Наруто и ткнул пальцем в часы, висящие над давно опустевшим креслом Ируки.
  - Сенсей не опаздывает, он приходит тогда, когда посчитает нужным! - многозначительно ткнув пальцем в небо изрек джонин, - ладно, пойдемте прогуляемся и познакомимся.
  
  Какаши отвел недовольно ворчащих генинов в беседку возле академии, с видом патриция развалился на скамейке и заговорил.
  - Что же, расскажите мне, как вас зовут, кто вы, чем увлекаетесь, что вам нравится или не нравится, ваши мечты и ваши цели.
  - Подайте пример, вы же сенсей!
  - Хм... Меня зовут Хатаке Какаши, мои планы вас не касаются, а от моих интересов вы придете в ужас.
  - Да вы же ничего кроме имени нам не сказали! - возмутилась куноичи. Саске тихо прошептал заветное трехбуквенное слово. Какаши хихикнул, но проигнорировал оскорбление - слишком уж от души оно было. Увидев, что парни молчат, розоволосая первая подала голос.
  - Меня зовут Харуно Сакура. Я люблю одного человека... - куноичи покосилась на Саске, - и ненавижу еще одного... - девушка зыркнула на Наруто с нескрываемым презрением.
  - Так, теперь эта шлюха первая на очереди в моем меню! - рявкнула лисица. Наруто легонько улыбнулся.
  - ... мечтаю стать самой сильной куноичи и оправдать ожидания своих родителей, купить собственный дом и завести детей.
  Ну, тут все ясно - обыкновенная девушка с обыкновенными интересами и желаниями, ничего интересного... Какаши скользнул по ней ленивым взглядом и перевел взгляд на Учиху, что же скажет он?
  - Меня зовут Учиха Саске, мне нравится тишина и не нравятся назойливые люди. Я мечтаю убить одного человека и возродить свой клан, - Сакура невольно поежилась, надеюсь, он не обо мне?
  Ого, йуный мстител... Я даже знаю, о ком он - Учиха Итачи? Веселая задачка, да его нынешний Хокаге навряд ли одолеет, куда уж там этому сопляку... Впрочем, нужно не дать ему замкнуться, еще психанет и поубивает тут всех... А что же с блондинчиком?
  - Я Узумаки Наруто, сын Йондайме Минато Намикадзе и Узумаки Кушины... - эти слова произвели эффект разорвавшейся бомбы: Какаши был удивлен тому, что Наруто знал засекреченную информацию, всегда гордившийся своим происхождением Учиха был оскорблен и еще больше напыжился, Сакура по-новому посмотрела на предмет своей ненависти - если он не лгал, то кавалер он завидный... Но Саске все равно лучше! - ... Я люблю проводить время вместе с друзьями и своей девушкой, ненавижу одиночество и высокомерие, мечтаю стать Хокаге и сделать одну особу счастливой.
  Курама в подсознании всхлипнула от умиления, Какаши почесал репу - задатки у паренька были, да и родословная была хоть куда, нужно будет уделить ему больше времени, тогда результат превзойдет все ожидания...
  - Что же, приятно было познакомиться, тогда я с вами прощаюсь, встретимся завтра в десять на тринадцатом полигоне. И да... Лучше не завтракайте! - джонин выпрыгнул из беседки и скрылся в кронах деревьев.
  - Ладно, до вечера, адрес у вас есть, чао! - Узумаки побежал в магазин, ему нужно было накрывать поляну. Саске и Сакура пошли по домам.
  
  Накупив два здоровенных пакета жратвы, Наруто разложил кухонный стол и поставил по центру гостиной. Собрав все стулья и табуретки в доме, он с грехом пополам организовал сидячие места каждому гостю. Три литровые бутыли саке, купленные обворожительной пышногрудой блондинкой с длинными хвостиками, приятно дополняли картину.
  - Лисичка моя, мяско я куплю тебе завтра, чтобы оно не испортилось.
  - Ого, я рада, что ты об этом не забыл!
  - Как я мог о тебе забыть? Я ведь люблю тебя!
  - Мр-р-р...
  Закончив приготовления, Узумаки только было уселся в кресло, как гости пожаловали.
  
  Первыми были Ли и Киба. Инудзука принес копченую колбасу, густобровик - пару батонов. Затем пришел Шика с лимончиком и Чоджи с кучей чипсов, половину из которых он съел по дороге, а потом подтянулись Саске и Сакура.
  - Ну нихрена у тебя тут хоромы... - протянул Шикамару.
  - Да ты у нас теперь мажор! - хохотнул Киба и по-дружески едва не выбил Наруто плечо кулаком.
  Застолье состоялось на славу, всем было очень весело, пока Ли не наклюкался. Впрочем, после этого стало еще веселее - поймать бухого мастера тайдзюцу - задача не из легких. Наконец, когда пациент перевернул вверх дном половину гостиной, Чоджи удалось придавить его своим 'авторитетом', а Шикамару скрутил его 'Теневым подражанием'. Решив, что это его долг, Нара, будучи самым трезвым, в одного повел сопротивляющегося Ли домой, не отключая технику.
  
  - Ты меня уважаешь? - заплетающимся языком спросил Узумаки у Чоджи.
  - Хрум-хрум... - ответил толстяк, жующий чипсы.
  - Значит уважаешь... - с удовлетворением заметил блондин и откинулся на стуле - поллитра огненной воды делали свое дело.
  
  - Наруто, а почему ты не покажешь нам свою девушку? - елейным голосом протянул Учиха.
  - Потому что ты - х.й... - ответил Узумаки и запустил в Саске куском колбасы. Мясной кругляш залепил один черный глаз, бровь другого задергалась от бешенства.
  - Саске-ку-ун, я хочу с тобой поговорить... - вовремя вмешалась Сакура. Учиха удивленно дернулся и посмотрел на куноичи, та взяла его за рукав и отвела в ванную.
  - Саске, когда мы уже переспим? Мы уже три года вместе, а ты все не решаешься. Может, я тебе не нравлюсь? - куноичи обиженно всхлипнула, Учиха пораженно уставился в зеленые глаза - чертов добе был прав!
  - Да хоть сейчас, пошли ко мне! - расхрабрившись от выпитого саке, Учиха подхватил куноичи на руки и понес в дом на окраине квартала его клана.
  - Х.й, ты куда? - пробубнил Узумаки.
  - А ты угадай! - хихикнула раскрасневшаяся от алкоголя Сакура в могучих руках брюнета.
  - Наруто... было весело... но мы тоже уходим... - заплетающимся языком изрек Киба и вместе с Чоджи вышел следом за учуханым.
  - Жопошники! - рявкнул Наруто и захлопнул за ними дверь.
  
  Все тело наполняла приятная легкость, хорошо, что саке было не таким уж крепким - блондин все еще мог стоять на своих двоих. Узумаки призвал Кураму, та сразу же принялась набивать брюхо остатками праздничной трапезы. Наруто еле-еле разделся и рухнул в постель, совершенно забыв о завтрашнем экзамене. Довольно поглаживающая наполненный живот кицунэ легла рядом со своим возлюбленным, крепко обняла его, укрылась хвостами и тихо засопела.
  
  
  
   Глава 22 - Плоскодонка и скорострел
  
  Сакура проснулась от сверлящей головной боли - похмелье было жестоким. Куноичи разлепила буркала и оглядела комнату, с ужасом отметив, что она не ее. Девушка медленно повернула голову и вздрогнула - рядом с ней, под одним одеялом, абсолютно голый, лежал Саске. Розоволосая улыбнулась - ну наконец-то легендарный Учиха снизошел до такой элементарной вещи, как секс, оторвавшись от своих великих и ужасных планов мести.
  
  Матерящийся Саске с третьего раза вставил ключ в замочную скважину, пинком открыл дверь, подхватил хихикающую девушку на руки и занес в комнату, кинув ее на кровать. Харуно, не теряя времени и не искушая судьбу, скинула сандалии и одежду, состоящую лишь из вечернего платья, лифчика и кружевных трусиков. Захлопнув дверь и заперев ее, Учиха подошел к кровати, разделся и расфокусированным взглядом посмотрел на свою партнершу. Розоволосая тоже была не в лучшем состоянии, сидя на пледе, раздвинув ножки и сжав коленки, упершись руками в подушки и тихо хихикая. Брюнет впервые видел женские причиндалы в живую, потому сгорал от нетерпения опробовать их на деле.
  
  - Хэй-хэй-хэй, а ну-ка убери от меня свою тыкалку! Ты купил пре... пререз... презервативы?!
  - Что? Нет, конечно... У меня еще никогда... не было...
  - Тогда х.й тебе, а не п.зда! - Сакура сама заржала над своей шуткой, Учиха покраснел и хотел было ей врезать, но потом понял, что бить девушек как-то не по джентльменски и лишь сделал ей рациональное в данной ситуации предложение.
  - Тогда... мыль попку! - Сакура затихла и таки смогла сфокусировать взгляд, - Хорошая идея... Я сейчас...
  Девушка прошествовала в ванную, легонько раскачиваясь, Учиха зажмурился от яркого света, но потом во все глаза уставился на прекрасное тело. Да, груди у Сакуры почти не было, но попка была очень даже ничего, длинные стройные ножки и изящная талия сразу же вызвали у парня мощный стояк и целый сноп мыслей эротического характера. Девушка закинула одну ногу на ванную, раздвинув ягодицы, намылила руку, тщательно смазала столь желанное колечко и, довольно ухмыльнувшись, едва не снеся собой косяк, направилась к разгоряченному Учихе. Парень подхватил ее на руки и швырнул на постель.
  
  Сакура встала на четвереньки, Учиха пристроился сзади на коленках и одним движением вошел в нее. Девушка взвизгнула от резкой боли, пронзившей ее зад.
  - Ауч! Скотина! Я тебе... не левая рука... больно же!
  - Да заткнись ты уже...
  Брюнет положил руки на упругие ягодицы и начал быстро двигаться внутри нее. Из зеленых глаз текли слезы, но боль смешивалась с удовольствием, создавая неповторимый коктейль ощущений, заставляющий наслаждаться происходящим каждую секунду. Затуманенный алкоголем разум девушки осознавал, что имеет ее сам Саске, отчего Сакура впадала в экстаз. Брюнет долго не продержался, все же, даже онанизмом он занимался очень редко, ведь месть и все такое... Потому, уже через минуту Саске обессиленно повалился на мокрую от пота спину куноичи, наполнив нутро девушки горячим семенем. Сакура рухнула под конским весом на кровать, блаженно улыбаясь.
  
  Учиха поднялся с кровати, вырвал одеяло из-под взвизгнувшей девушки, сделавшей оборот в воздухе. Парень лег рядом с Сакурой, прижался всем телом к ней и прикрыл разгоряченную парочку куском теплой материи.
  - Саске-е-е, а ты у меня скоростре-е-ел... - пропищала куноичи. Брюнет побледнел от гнева, но затем коварно усмехнулся, придумав план мести на месте.
  - Сакура-а-а, а ты у меня плоскодонка-а-а... - 'пропищал' Учиха и обвинительно поскреб полуторный размер девушки.
  - Хорошо, уел... - рявкнула Сакура и всем видом показала, что продолжать диспут она не намерена. Брюнет фыркнул и закрыл глаза, не отлипая от теплого тела, через несколько минут, заснула и куноичи.
  
  Розоволосая хихикнула и, превозмогая мигрень, поднялась на ноги. В мозгу девушки настойчиво билась одна мысль, словно она забыла что-то важное...
  - ЭКЗАМЕН!!! - завизжала Сакура. Саске вскочил с кровати, повинуясь рефлексам выхватил стилет из-под матраса и зашипел от головной боли.
  - Чего орешь, дура?!
  - Мы в десять должны были быть на тринадцатом полигоне... - девушка спешно натягивала трусики, - ... а уже половина одиннадцатого!!!
  - БЛ.ТЬ!!! - Саске присоединился к занятию Сакуры. Не чистя зубы и не завтракая, лишь забежав в сортир, юные генины ломанулись к пункту назначения.
  
  У Наруто тоже не все было так гладко, но красноглазая особа имела обыкновение помнить все мелочи, случившиеся за день. Могучий мозг демонессы дал пинка ее мозжечку и вырвал тело из царства Морфея за час, до назначенного сенсеем времени. Увидев перед собой помятое полосатое лицо, кицунэ улыбнулась и нежно провела рукой по щеке Узумаки, легонько коснувшись его губ своими. Веки джинчуурики затрепетали, явив миру слегка мутноватые голубые буркала.
  - Мой малыш, тебе пора вставать, у тебя сегодня командный экзамен, - нежно прошептала Кьюби. Наруто, несмотря на раскалывающуюся с похмелья голову, широко улыбнулся и едва не заплакал от счастья - он был готов полжизни отдать за такой будильник.
  - Курама-чан, милая, аригато. Обещаю, сегодня у тебя будет плотный ужин и жаркая ночь, - блондин нежно поцеловал изящный носик. Лисица тихонько хихикнула, сдавила жилистое тело руками и ногами и потерлась лицом о золотистую шевелюру, после чего спихнула парня с кровати и принялась заправлять постель.
  
  Узумаки, не тратя времени, плеснул себе на два пальца из оставшейся початой бутылочки, залпом опорожнил стакан и бешено заозирался в поиске закуски, которая уже давным давно сгинула в желудке его возлюбленной. Не найдя ничего подходящего, Наруто занюхал кулак и пошел в душ. Курама поломалась несколько минут - она ненавидела работу и все, что с ней было связано, но ради Наруто можно и постараться... Лисица начала убирать грязную посуду в раковину.
  
  Изрядно приободрившийся после ушата ледяной водицы на голову Узумаки вошел на кухню, замотанный в полотенце, и обнаружил Кьюби, скребущую посуду коготками. Наруто тут же подбежал к ней, отобрал тарелку и выключил воду.
  - Курама-чан, не надо, прошу, ты не должна работать!
  - Но почему?! Ты столько всего для меня сделал, это просто свинство, ничего не делать взамен!
  - Но не унижаться же перед раковиной?! Ты же великая Кьюби но Йоко, сильнейшая среди всех биджуу и красивейшая среди всех женщин! Заставлять тебя мыть посуду - это святотатство! Так нельзя!
  Кьюби заурчала от таких комплиментов и стиснула своего джинчуурики в объятиях.
  - Лисичка моя, мне нужно бежать, или меня покарают.
  - Вот еще, только я теперь имею право тебя карать! - фыркнула Кьюби, - Правда, пока я не вижу для этого ни единого повода.
  - Это радует, вся Коноха до сих пор на ушах стоит от твоих методов... - Наруто зябко поежился, Кьюби хихикнула и потрепала блондинистый еж волос. Парнишка улыбнулся и сложил печать, кицунэ кивнула, и он отозвал ее. Быстро собравшись, Узумаки побежал на тринадцатый полигон.
  
  К его удивлению, на покрытой сочной травой поляне, ничем не напоминавшей полигон, никого не было. Наруто пожал плечами и уселся под деревом.
  - Курама-чан, расскажи мне ту технику из свитка Хокаге, пожалуйста.
  - Да не вопрос. Слушай внимательно, техника Теневого Клонирования, создавалась во время второй мировой войны шиноби, в первую очередь для разведки...
  Наруто молча кивал и запоминал информацию в меру своих сил. Когда дело дошло до практической части, все было на удивление просто - в дзюцу была лишь одна печать концентрации.
  - Каге Буншин но Дзюцу... - перед блондином появилось три его копии.
  - Курама-чан, ты лучший сенсей на свете!
  - Ты мне льстишь!
  - Самый красивый точно!
  - М-р-р...
  
  Клоны начали озираться по сторонам.
  - Ты зачем нас призвал?
  - Чтобы ты спросил... Тренируюсь я, балбес.
  - Что?! Балбес? Да ты охренел! - возмутился клон и пошел в наступление, потрясая кулаками. Наруто быстро сложил печати.
  - Катон: Дыхание Дракона, - мощная струя пламени развеяла оборзевшие копии.
  - Курама-чан, что это за х.ня?!?!
  - Это нормально, пока у тебя мало опыта, они будут очень своевольны, но думаю, через неделю, они даже говорить перестанут. Плюс, ты слишком мало держал печать концентрации, вот твои мысли и передались клонам. К тому же, ты потратил на них очень много чакры, если будешь тренироваться, то при тех же затратах создашь как минимум десять клонов.
  - Понятно... Ладно, продолжим тренировку...
  - Не стоит, Наруто-кун, у тебя же экзамен, тебе потребуются все силы.
  - Точно, спасибо, что напомнила... Где этот ептиль? Уже одиннадцать!
  - Не знаю, иди ко мне, поиграем...
  - Да не вопрос!
  Блондин закрыл глаза и переместился в подсознание, кицунэ тут же улыбнулась и подошла к своему возлюбленному, крепко обняла его и повела в дом.
  
  - Саске-кун, я рада, что ты наконец-то сделал это... - сказала Сакура, бегущая рядом с Учихой.
  - Поздравляю... - едко ответил брюнет и замолчал. Розоволосая улыбнулась - если он не крыл ее трехэтажным, то ему тоже очень понравилось, просто у него такой свинский характер. Прибыв на место, парочка с удивлением обнаружила под деревом спящего Наруто. Саске глянул на часы, было уже полдвенадцатого. Учиха направился к другу, тот сразу же вскочил на ноги и встал в боевую стойку, но когда увидел гостей, сразу же успокоился и улыбнулся.
  - Как прошла ночь?
  - Не твое дело, добе!
  - У нас был секс! - гордо выпятив почти отсутствующую грудь сказала Сакура.
  - Да ладно, а я думал уссоратонкачи у нас только мстить умеет... - напомидорившийся Учиха заорал и плюнул огненным шаром в блондина.
  - А ну прекратить этот балаган, бандерлоги! - послышался ехидный мужской голос из-за спины. Команда обернулась, их глаза задергались, а губы задрожали.
  - СЕНСЕЙ, ВЫ Х.Й!!!
  
  
   Глава 23 - Какаши такой Какаши
  
  - А вы дерзкие, что же, у меня будет возможность вас проучить... - Какаши достал из подсумка пару бубенцов и показал их взбешенным генинам.
  - Вы должны будете отобрать их у меня в течении двух часов. Если вы не сможете этого сделать, то отправитесь в Академию на еще один год. Тот из вас, кто останется без бубенчиков, будет наказан. Время пошло... - седовласый повесил бубенцы на пояс и, словно издеваясь (хотя почему словно), достал кислотно-оранжевую книжечку 'Приди-приди тактика'.
  - А сенсей знает толк в извращениях...
  - Да ладно тебе, отличная книжка, ведь ты по ней научился всему этому... Ну ты понял! - Наруто хмыкнул и достал из подсумка пару кунаев. Блондин подбежал к оживленно перешептывающейся парочке, выслушал их план, удивленно выпучил глаза и кивнул, привязывая к кольцам оружия тонкую, но безумно прочную стальную нить.
  
  - Еще посмотрим, кто тут останется без 'бубенчиков'! - рявкнул Наруто и ломанулся в лобовую атаку. Брюнет не сказал ни слова, лишь быстро сложил печати и выдохнул огромный огненный шар, размером с кафешку Ичираку. Какаши лениво перелистнул страницу и просто сместился на пять метров влево, пропустив шар мимо себя. Дзюцу шарахнуло в огромный валун, превратив его в оплавленную каменную крошку. Учиха тяжело задышал - он потратил почти половину чакры на эту атаку. Наруто зарядил кунаи чакрой ветра и швырнул в Какаши. К его большому сожалению, сенсей распознал уловку, ведь она была стара, как мир, и просто перепрыгнул смертоносную нить. Струна глубоко вошла в древесину и лопнула, оружие просвистело дальше и воткнулось в землю.
  
  Розоволосая куноичи решила последовать примеру своего парня и побежала на джонина с голыми руками, стараясь зайти со спины. Саске сжал кулак и резко ударил воздух перед собой. Раздался громкий хлопок, и небольшой комок спутавшихся молний, размером с персик, полетел в сторону сенсея. Тот снова уклонился, откинувшись назад под невероятным углом, зависнув практически параллельно земле. Техника просвистела в воздухе и попала в Сакуру. Куноичи вскрикнула и упала на землю, сотрясаемая электрическими разрядами. Преподаватель чертыхнулся и подбежал к девушке, та ухмыльнулась, вызвав подозрение пепельноволосого. Какаши уже присел для прыжка, когда из земли выскочили матерящиеся клоны Наруто и схватили джонина за руки, тот без труда развеял их быстрыми ударами локтей, но было уже поздно - Саске срезал бубенчики с его пояса.
  
  - Идиоты, вы что творите?! - Какаши был возмущен до невозможности.
  - Это мое новое парализующее ниндзюцу, абсолютно безвредно для жертвы, воздействует лишь на нервные окончания, не причиняет болевых ощущений, - будничным голосом перечислял Учиха, отдавая бубенчик Сакуре. Наруто понял, что его на.бали, и возмутился.
  - Эй, а как же я?
  - Ничего-ничего, лишнее наказание тебе не повредит, добе!
  - Ах ты, мелкий черноглазый хвощ! Да я тебя... - блондин сложил печати и резко взмахнул руками, волна сжатого воздуха сбила Учиху с ног. Озлобленный брюнет зарядил огненный шар, к нему присоединилась довольная Сакура со взрывными печатями, но тут сенсей схватил их за уши и потянул вверх, заставив генинов встать на цыпочки. Блондин довольно хмыкнул - хоть в этот раз ему не прилетело. Но как же он ошибался...
  
  Клон Какаши тихо подкрался к нему со спины, Саске и Сакура наблюдали за ним, затаив дыхание. Клон сложил печать тигра и ткнул Наруто в седалище, выпустив из кончиков пальцев немного чакры. Узумаки выпучил глаза и с криком подпрыгнул на три метра, приземлившись на пузо - ощущение было таким, словно ему в зад воткнули раскаленный паяльник. Воя от боли, Наруто нарезал круги по поляне еще несколько минут, держась руками за 'подожженный' пукан.
  
  Генины вместе с сенсеем ржали, как среднестатистические гопники, не хватало только пакетика семок и бутылочки саке. Кураме же произошедшее сильно не понравилось.
  - Я разорву его череп пополам и забью ему в глотку его паршивые ручонки, - девятихвостая зарычала, вырвала когтями кубометр земли и швырнула в лес на окраине полянки. У Наруто было схожее желание, но он решил, что убийство элитного джонина будет очень заметно.
  - Не стоит. Как говорится, зуб за зуб, в нашем случае, зад за зад... Воткнем ему паяльник в жопу и дело улажено!
  Лиса хрюкнула и залилась хохотом, представив себе такую картину. Угомонившись, Узумаки коварно усмехнулся и осадил сенсея.
  
  - Какаши-сенсей, в конце 'Приди - приди тактика', наш герой женится на горничной даймё, - даже под маской было видно, как лицо джонина исказило бешенство, глаза его налились кровью, а видимая часть лица покрылась испариной.
  - Ах-ха-ха, ты посмотри только на эту рожу, похоже, ты вставил паяльник ему в мозг!
  - Ты думаешь, он у него есть? - лиса снова хихикнула, все же, Наруто был той еще занозой, совсем как она сама...
  - Триста отжиманий! - рявкнул сенсей и ткнул пальцем в Наруто.
  - Х.й... - прошептал Узумаки.
  - Я все слышу! - рявкнул клон Какаши и отвесил блондину смачный подсрачник, тот рухнул на землю и начал выполнять задание.
  - Вы свободны! - рыкнул Хатаке Саске и Сакуре, парочка кивнула и побежала по домам, по пути злорадствуя над неудачей своего сокомандника.
  - Выпусти меня, он все равно должен со мной познакомиться, а так я имею полное право сказать ему все, что я о нем думаю! И сожрать его... Медленно, кусочек за кусочком... - живот Курамы предательски заурчал, лисица поскребла его когтями и тяжко вздохнула - ответ Узумаки был непечатным чуть более, чем полностью.
  
  Отмучавшись, Наруто поднялся на ноги, его руки дрожали, как у паралитика. Сенсей хоть и злился до сих пор, но был приятно удивлен великолепной физподготовкой потомка великих кланов.
  - Молодец, все отжимания до единого были образцовыми! - Какаши ободряюще хлопнул Узумаки по плечу и улыбнулся, что было видно даже под маской.
  - Какаши-сенсей, у меня есть очень важная информация, которую вы просто обязаны знать, но только вы, и никто более, - заинтригованный сенсей напрягся и выжидающе посмотрел в голубые глаза.
  - Мне нужно, чтобы вы принесли клятву на крови!
  - Воу-воу, полегче, парниша! Такими вещами не балуются! - Какаши отпрянул и сгруппировался.
  - Может, брутфорс?
  - Не стоит, моя лисичка, ведь он будет бояться тебя и может отказаться меня учить. Лучше подождать, пока он не начнет мне доверять, тогда и покажем ему, какая ты у меня красавица.
  - Ты прав, обучение превыше всего... Все же, ты такой беззащитный...
  - Курама, перед тобой мой отец вместе со всеми АНБУ беззащитен, а для своего ранга я очень даже неплох.
  - Ну... Ладно, потом поговорим...
  
  Сенсей пристально наблюдал за зависшим учеником. Что же это за информация?
  - Ладно, тогда я расскажу вам потом, когда вы будете готовы.
  - Дело твое, но пока я никаких клятв приносить не намерен, мы видимся второй раз!
  - А в третий раз уже был секс у нас... - хихикнул Наруто. Кьюби вспомнила тот случай и смущенно уткнулась носом в землю.
  - Прости меня, пожалуйста...
  - О чем ты, моя лисичка? Мне очень понравилось, ты была такой страстной...
  - Еще бы, тысячу лет у меня этого не было...
  - Наруто, ты использовал теневых клонов, это секретная техника B ранга, откуда ты ее узнал? - седовласый был серьезен, как никогда.
  - Нуу... Обещаете никому не рассказывать?
  - Если это не выходит за рамки закона!
  - Выходит, но лишь чуть-чуть... - Наруто сжал пальцы, прищурился и показал маленькую щелочку нахмурившемуся Какаши.
  - Когда Мизуки спер свиток Хокаге, я поймал его и понес в руки правосудия, по пути я успел заглянуть в свиток, большая часть техник была зашифрована, я смог прочесть лишь эту, - вывалил в лоб Узумаки - ему нужно было повышать кредит доверия у сенсея, дабы войти с ним в крепкие дружеские отношения.
  - Вот оно что... Ну, если это действительно все, то ничего страшного, если Хокаге останется в неведении, не произойдет... - Какаши был доволен тем, что ему удалось хоть что-то узнать об этом родовитом юнце.
  
  - Я хотел бы провести с тобой дополнительные индивидуальные занятия, учитывая твою родословную, потенциал у тебя немаленький.
  - Эмм... Аригато, Какаши-сенсей, - безрадостно ответил Наруто. Ему и так было до ужаса впадлу всем этим заниматься, и хотелось лишь всю жизнь провести с Курамой.
  - Будешь лениться, я тебя съем!
  - Выпей соды и ешь, мне не жалко.
  - Соды? Зачем?
  - Кислота нейтрализуется.
  - Интересно... Я этого не знала!
  - Что так кисло? - Хатаке хохотнул, увидев эталонный 'Me Gusta Face'.
  - А? Нет, ничего, я очень рад, аригато!
  - Тогда приступим! - Какаши зловеще потер ладони друг о друга и навис над парнем, как коршун над гусем.
  
  Узумаки зябко поежился - с одной стороны его ждал лисий желудок, с другой адово истязание. Выбрав из двух зол меньшее, Наруто вздохнул и понуро кивнул.
  - Продемонстрируй мне свои знания ниндзюцу...
  - Нуу... Немного Катона...
  - Катон: Огненный шар! - неплохой шарик, размером с хороший арбуз, преодолел пятнадцать метров и рванул как ручная граната, разметав комья земли. Сенсей удовлетворенно кивнул.
  - Немного Футона...
  - Футон: Кулак ветра! - сгусток сжатого воздух сорвался с ладоней Узумаки и попал в кратер, оставшийся от огненного шара, подняв целый фонтан земли. Седовласый хмыкнул.
  - Еще я умею заряжать оружие чакрой ветра... - Наруто взял кунай, напыжился, вкачал в него немного энергии и запустил кусок металла в дерево напротив. Клинок разогнался до сотни метров в секунду и глубоко увяз в древесине. Какаши похлопал в ладоши - знание обоих своих стихий на весьма приличном уровне было очень неплохо, для генина, разумеется.
  
  - Замечательно, Наруто! - блондин довольно оскалился.
  - Только не обольщайся, вот как надо заряжать оружие... - Какаши запустил кунай на скорости звука, тот прошиб пять стволов и расщепил шестой. - ...и вот каким должен быть огненный шар... - сенсей набрал полную грудь воздуха и выдохнул целое море пламени, превратившее дальнюю часть поляны в дымящееся пепелище.
  - Я бы ему показала, каким должен быть огненный шар, хренов выпендрежник!
  Наруто же был в ах.е. До такого ему еще учиться и учиться...
  - Ладно, на сегодня ты свободен, мне нужно составить для тебя график тренировок, готовься пахать, как вол!
  - Хорошо... - буркнул Наруто и побрел на рынок за обещанным Кураме мясом. Джонин лишь прыснул со смеху и пошел домой, дочитывать 'шедевр'.
  
  
   Глава 24 - Все для тебя
  
  Придя на базар, Наруто начал расхаживать мимо стендов с мясом, уклоняясь от столкновений с недобро поглядывающими на джинчуурики прохожими. Курама высунула язык и во все глаза наблюдала за картиной, которую ей транслировал мозг Наруто - столько еды она не видела уже много лет.
  - Ну, что ты хочешь, моя лапочка?
  - Все, вместе с покупателями и продавцами, и еще десять раз по столько!
  - А если серьезно?
  - Ну... Даже и не знаю, все выглядит очень аппетитно...
  - Тогда я возьму говядину - она дешевле, и ее можно купить больше за те же деньги.
  - Надо же, ты постигаешь азы математики!
  - Еще бы, с таким гениальным профессором в голове, и не мудрено.
  - Я уже говорила тебе, что ты маленький подлиза?
  - Говорила... - Наруто протянул удивленному продавцу целых сто ре и взял аж десять кило говяжьей вырезки, завернув ее в плотный бумажный пакет.
  - Зовешь друзей на барбекю?
  - Ну... Можно сказать и так, - блондин широко улыбнулся, продавец хмыкнул и Наруто пошел домой по пыльной многолюдной улице, держа груз на сгибе локтя, слегка припадая на один бок от тяжести.
  - Надо было взять два пакета, не дай бог, ты спину потянешь... - обеспокоенно ворчала лисица. Джинчуурики лишь улыбнулся - ему удалось заставить сильнейшую из биджуу волноваться за него, как родную мамочку.
  
  Наруто пришел домой с заветным свертком, Курама в подсознании прыгала от нетерпения, взрыхляя грунт огромными когтистыми лапами. Парень сложил печать, прокусил палец, зарекшись придумать уже менее болезненный способ добыть свою кровь, и перед ним в белом облачке дыма появилась девушка с мохнатыми лисьими ушками и девятью пушистыми хвостами.
  - Мясо-мясо-мясо!!! Дай!!! - Кьюби вырвала пакет из рук парнишки, тот силой дотолкал ее до кухни и усадил за стол. Кицунэ уже почти достала говядину из пакета, когда парень вырвал ее из рук лисы и понес разделывать. Кьюби зашипела и хотела было наброситься на Узумаки, но сдержалась, хотя и с трудом.
  - Лучше отдай по-хорошему! - тихо прорычала Курама.
  - Потерпи, моя лапочка... - Наруто разделил вырезку на три части, нарезал мясо аккуратными полосками, положил в миску и принес его нетерпеливо размахивающей хвостами лисице. Кьюби тут же принялась горстями закидывать мясо в рот, проглатывая его не жуя и громко урча от удовольствия. Блондин с умилением наблюдал за ней, положив голову на сцепленные в замок руки. Курама опустошила первую миску меньше, чем за полминутки, тихонько рыгнула и довольно поглаживала округлившийся животик - мясо за такое время даже ей было не под силу переварить.
  - Вкусно?
  - Мр-р-р!!! - перемазавшаяся в крови кицунэ лишь широко улыбнулась и зажмурилась от удовольствия. Блондин снова набрал полную миску мяса и поставил на стол. Кицунэ уже не кидалась на него, как бешеная, потому парень передвинул стул и сел рядом с ней. Кьюби медленно открыла глаза и с благодарностью посмотрела на него. Наконец-то, она дождалась нормального ужина.
  - Хочешь, я тебя покормлю?
  - Очень... - лиса легла на колени джинчуурики, тот нежно погладил пушистые ушки, взял ломтик мяса и медленно опустил в ротик кицунэ. Курама блаженно зажмурилась и тщательно разжевала бесценный источник энергии. Наруто положил вторую руку на мягкий животик демонессы, всей ладонью ощущая тепло, граничащее с жаром. Вторая миска прожила уже куда дольше, опустев лишь через полчаса. Кьюби едва не плакала от счастья - никто и никогда не был с ней так нежен, как Наруто.
  - Аригато... - прошептала кицунэ.
  - Хочешь еще?
  - Мр-р-р... - через еще полчаса, последний кусочек мяса исчез в ротике Кьюби. Кицунэ облизнулась и заурчала.
  - Моя ненасытная хищница... - Узумаки нежно погладил пушистые ушки.
  - Хочешь стать десертом? - мурлыкнула Курама, не открывая глаз.
  - Все может быть... - блондин поцеловал окровавленную кицунэ в лоб, та лишь дернула ушками, не придав значения его словам.
  
  - А теперь, пошли мыться... - Наруто осторожно взял ее на руки и понес в душ. Блондин поставил Кьюби в кабинку и включил теплую воду. Лисица стояла с отсутствующим видом под струями воды, прижав ушки и блаженно улыбаясь. Наруто разделся, взял мочалку и залез в кабинку, стараясь не наступить на распластавшиеся по кафельному полу хвосты. Узумаки повернул Девятихвостую лицом к себе и предельно нежно тер ее мочалкой, отмывая все кровавые подтеки. Через несколько минут, решив, что еще немного, и кицунэ начнет скрипеть от чистоты, Наруто убрал мочалку, нежно поцеловал Кураму и дал ей зубную щетку, показывая пример, что с ней делать. Биджуу несколько мгновений соображала, чего от нее хотят, но потом почистила зубы. Блондин выключил воду, взял полотенце и принялся насухо вытирать Кьюби, особенное внимание уделив хвостам, ушкам и волосам. Наруто взял пребывающую в нирване Кураму на руки и положил на кровать.
  
  - Ляг на животик, я тебе массажик сделаю... - Кьюби мурлыкнула и перевернулась, нетерпеливо размахивая все еще влажными хвостами. Наруто коснулся нежной спины одними лишь кончиками пальцев и провел руками вдоль хребта кицунэ. Затем, блондин начал делать сильные, но предельно нежные круговые движения руками, чувствуя вибрацию от довольного тарахтения Курамы. Лиса и думать забыла о том, что она запечатана, что она на деле огромное чудовище, что ее презирает и ненавидит весь этот мир, и каждый человек считает своим долгом убить ее. Она прекрасно чувствовала эмоции окружающих, и то, что сейчас испытывал Наруто, было для нее дороже жизни. Она не была одинока, у нее был тот, кто никогда ее не предаст, тот, кто никогда не сделает ей больно. Но... Что же будет, когда он умрет? Она снова останется одна? Курама всхлипнула, но Наруто надавил на какую-то точку и кицунэ обессиленно обмякла, не в силах бороться с неземным удовольствием.
  
  Через сорок минут, Узумаки перевернул на спину разомлевшую лисицу и взял в руки ее ножку. Наруто любовно потерся щекой о гладкую нежную кожу и поцеловал коленку кицунэ. Она была его, только его маленькая, беспомощная биджуу. Да, она размером больше дома, но она была одна, против всего человечества. Крохотная, беззащитная кицунэ в огромном жестоком мире.
  - Ты больше никогда не будешь одна... Я всегда буду с тобой, обещаю... - прошептал Наруто и начал массировать ступни Курамы, нежно тиская аккуратные пальчики и почесывая розовые пяточки. Лисица высунула язычок и прижала ушки, тихо урча от удовольствия.
  
  Когда за окном стемнело, Наруто отпустил ножки едва не отрубающейся от кайфа Кьюби и лег рядом. Кицунэ лениво повернула голову и посмотрела на него, легонько улыбаясь. В алых глазах было столько нежности и тепла, что джинчуурики захотелось сделать последнее, что он мог.
  - Я хочу ублажить тебя, моя прелесть... - Кьюби удивленно вздрогнула, широко улыбнулась и игриво завиляла хвостами - ее еще никто и никогда не ублажал. Наруто заметил ее реакцию и попытался вспомнить все то, о чем он читал в книгах Джирайи.
  
  Узумаки нежно целовал коралловые губки, поглаживая упругие груди, медленно провел кончиками пальцев по мягким бокам демонессы, облизал вновь ставший плоским живот и самое сокровенное. Кьюби удивленно округлила глаза, но ничего не сказала, лишь легонько замахала хвостиками. Наруто робко лизнул плотно сжатые губки, лишь самым кончиком коснувшись клитора, но затем осмелел и тщательно заработал языком, периодически меняя угол атаки на заветную кнопочку и нежно пощипывая губами покрасневшую промежность кицунэ. Его руки, тем временем, нежно поглаживали внутреннюю сторону бедер демонессы. Курама откинулась на подушку и уставилась в потолок, стиснув в ладонях голову блондина и оплетя хвостами все его тело, изредка вздрагивая и тяжело дыша. Через четверть часа, Кьюби застонала и вдавила лицо Узумаки в свою киску. Наруто слизал все до последней капли и лег рядом с Курамой, крепко обняв ее и прижав к себе.
  - А как же ты? - спросила пришедшая в себя Девятихвостая.
  - Сегодня все для тебя, моя прелесть...
  - Аригато... - прошептала лисица. Наруто погасил свет и через несколько минут засопел.
  - За что? Боги, за что... - тихо прошептала кицунэ. Вскоре, разомлевшая от целого дня ласк, Курама закрыла глаза и десять раз пожалела об этом. Щемящие душу мысли о возможной потере ставшего дороже жизни человека превратились в навязчивые, до ужаса реалистичные кошмары.
  
  Курама и Наруто бежали навстречу друг другу по изумрудному лугу, весело смеясь. Солнце ярко светило, птички пели, и ничто не предвещало беды. Вдруг, полосатое лицо начали покрывать глубокие морщины, золотистые волосы седели на глазах, бег замедлялся, постепенно сходя на шаг. Кьюби сменила облик и побежала так быстро, как только могла с ужасом осознавая свое бессилие. Узумаки сделал последний шаг и замер, его ссохшаяся кожа, напоминающая пергамент, начала лопаться, тело скрутило дугой, после чего ветхая плоть осыпалась кучкой праха, которую развеял по полю порыв свежего летнего бриза. Курама рухнула на землю и пропахала глубокую борозду, уткнувшись носом в посеревший скелет Наруто. Лишь пустые глазницы, в которых когда-то были ясные, как небо, глаза, взирали на Кьюби с немым укором. Кости на глазах трескались, заметались пылью веков и рассыпались невесомым тленом. Лиса взвыла, схватилась за голову и залилась горькими слезами отчаяния.
   Кьюби широко открыла глаза и резко села в кровати, но увидела, что Наруто в полном порядке и затихла. Курама сделала глубокий вдох и прижалась к спине блондина, оплетя его тело пушистыми хвостами и обхватив руками. Узумаки недовольно заворчал, но продолжил свое увлекательное путешествие по царству Морфея. Нужно обязательно придумать, как спасти его от старости... Но как?! Люди ведь любят описывать свои никчемные жизни в книгах, может быть, там будет что то полезное? Определенно, нужно попросить Наруто научить меня читать, думаю, мне он не откажет... Решив, что утро вечера мудренее, кицунэ закрыла глаза и вновь погрузилась в кошмары, хватаясь за надежду на мудрость человечества, как за спасательный круг.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Брус "Код Гериона: Осиротевшая Земля" (Научная фантастика) | | В.Фарг "Излом 2.0" (ЛитРПГ) | | Д.Петришин "Волчатник " (Постапокалипсис) | | О.Обская "Приговорён любить, или Надежда короля Эрланда" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Г.Вед "Боевой робот Дуся-2" (Боевая фантастика) | | А.Озеров "Еще одна скучная история" (Научная фантастика) | | Т.Александр "Виртуальный апокалипсис" (ЛитРПГ) | | С.Морошко "Ментальный террор" (Киберпанк) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"