Французова Татьяна: другие произведения.

Мой лягушонок-42

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ко всем прочим радостям выяснилось, что мачо арендовал до следующего утра совершенно замечательный туристический островок, специально оборудованный для любителей природы и избранного общества. Там было несколько бунгало, выстроенных вокруг довольно большого круглого бассейна, просторная беседка со столом, уставленным всякой снедью, неподалёку - чистейший ручей с пресной водой, почти нетронутая цивилизацией роща и ни одного человека в округе!

  Глава сорок третья.
  
  К счастью, обещание своё Эдор сдержал, и до самых экзаменов больше не появлялся. Кстати, и сами экзамены не оправдали моих страхов: преподаватели словно сговорились поскорее отвязаться от меня. Когда я попыталась напомнить, что готова ответить на их вопросы после изложения основной экзаменационной темы, глава комиссии выразительно посмотрел на меня и сказал:
  - Идите уже, студентка Вайберс. Мы все и так впечатлены, не надо доводить нас до нервного потрясения своими знаниями. Эдак можно и комплекс неполноценности заработать...
  А ещё один преподаватель, который совсем недавно, до приступа моего учебного безумия, критически оценивал любые попытки получить высший балл по его предмету, как-то грустно заметил:
  - Знаете, вы буквально утекли между пальцами у госпожи Шлее... Она очень хлопотала, чтобы вас распределили именно к ней. Возможно, вы сами сделаете выбор в её пользу? Всё-таки привычная обстановка, привычный коллектив...
  Я вежливо улыбнулась, стараясь не показать лёгкого приступа паники, накрывшего меня после его слов.
  Помянутая не к ночи госпожа Шлее была директрисой одного из Домов оставленных детей, в которых я до недавнего времени подрабатывала на половинной ставке. Мало того, что она, экономя на оплате настоящего профессионала, заставляла меня выполнять работу дипломированного специалиста, так и моё рабочее время растягивалось до бесконечности, - я постоянно возвращалась домой далеко заполночь. Позже эта самая директриса как-то пронюхала, что я знакома с господином Скроссом и решила, что и возглавляемому ею заведению должно что-нибудь от этого знакомства перепасть. Из чего следовал такой вывод - оставалось целиком и полностью на совести госпожи Шлее, но она очень возражала против моего увольнения. Помнится, я тогда вздохнула с облегчением, но мне и в голову не пришло, что директор довольно захудалого Дома может иметь какие-то связи в нашем Университете, позволившие бы ей закабалить меня ещё на год!
  - Спасибо вам и госпоже Шлее за беспокойство, но нет. Возможно, мне придётся искать место работы на другой планете, для этого всё и затевалось, - любезно пояснила я. - Семейные обстоятельства так сложились...
  - Да, да, понимаю.
  Тут вмешался глава комиссии и попросил меня немного подождать в коридоре.
  Когда двери открылись снова, я уже не сомневалась, что получу заветный диплом, раз уж у педагогов даже вопросов не возникло. Не зря, выходит, были все мои терзания с дополнительными заданиями и работами!
  Так и вышло, мне выдали диплом с отличием, именуемый на студенческом жаргоне 'кровавым', с намёком на то, скольких литров алой жидкости он стоил каждому отличнику. Ещё его называли 'красным', по цвету камня, вставленного в центр здоровенного золотого диска, довольно неудачно, на мой вкус, имитировавшего старинные медали. Варварски-роскошную штуковину полагалось носить на шее, на широкой переливчатой ленте, - дань старинным университетским традициям.
  Сам по себе камень был куда ценнее своего золотого обрамления, потому что, собственно, и являлся дипломом, - кристаллом памяти, на котором хранились все основные сведения о моей учёбе: результаты, выполненные работы, написанные статьи, отзывы преподавателей, рекомендации, и прочая и прочая, что понадобилось бы мне потом, при поиске работы. Диск же был всего лишь красивой рамкой-декорацией.
  Дипломы рангом пониже обозначались синими и зелёными камнями. Ну и выдавался ещё, так называемый, 'серый' диплом, означающий, что его обладатель прослушал какое-то количество курсов, но учебное заведение не окончил.
  Вообще-то, когда я видела выпускников прошлых лет на ежегодных сборищах, мне они казались неестественными и смешными: надувшись, как индюки, надевали какие-то архаические балахоны и гордо таскали на шее золотые кругляши с ладонь размером. Словно все поголовно играли массовку в плохом любительском спектакле... Но, опять же, традиции! Однако сегодня, когда я шла по коридорам, а безвкусная штуковина сияла, разбрасывая вокруг алые искры, и встречные студенты, словно спотыкаясь об меня взглядом, расширяли глаза, понимая, что видят, я чувствовала, что поймала свой момент славы!
   Дойдя до парадных дверей Университета, которыми почти никто не пользовался, но через которые непременно полагалось выходить после окончания сего учебного заведения, я задержалась: вдруг, на какую-то секунду, стало не по себе. Прямо здесь и сейчас заканчивался целый период моей жизни, не самый плохой, между прочим...
  Решив, что погрустить и нареветься успею и во флайере, я решительно переступила порог и пошла в 'самостоятельную жизнь', которая почти сразу и закончилась, потому как выяснилось, что прямо за дверями меня ждал Эдор. Не успела я и рта открыть, как ГИО-стратег сгрёб меня в охапку, крепко обнял, сказал в ухо:
  - Поздравляю, Жужелица!
  И впился в губы отнюдь не братским поцелуем. Я так растерялась от неожиданности, что не сразу вспомнила о многочисленных зрителях, оккупировавших двор вокруг нас.
  - А как ты?.. - начала было я охрипшим голосом, когда стратег отпустил меня, наконец.
  - Прилетел тебя поздравить. Не каждый же день моя девушка оканчивает Университет! - непререкаемым тоном заявил мачо и потащил меня за собой под восхищённо-завистливое шушуканье окружающих.
  Оглядевшись, я обнаружила, что их было предостаточно, чтобы эпохальное прощание с альма-матер запомнилось не только мне, но и пяти курсам, как минимум. Вограны б побрали эти длинные перемены! Нет, чтоб сейчас быть занятию...
  - Не обращай внимания, - тихо посоветовал красавчик, непривычно выглядевший сегодня: в серебристо-сером классическом костюме, контрастирующем с бронзовым цветом кожи и чёрными глазами. Волосы тоже были скромно забраны в хвост. Единственным напоминанием об экстравагантных пристрастиях стратега были алмазные искры, сверкавшие в кудрях - его любимое украшение.
  Я подумала, что он сбежал с какого-нибудь совещания или конференции, потому что обычно Эдор выглядел куда ярче. Хотя, бизнес-стиль его тоже красил... Впрочем, любая одежда или даже её отсутствие были мачо к лицу.
  - Сегодня твой день, и никто его не испортит! - непререкаемым тоном заявил он, бросив косой взгляд на вытянутые лица Ванды и Бадры, как раз попавшихся нам навстречу. - Сейчас доберёмся до моего флайера, а там тебя ждёт сюрприз.
  Ало-золотую машину было видно из любого края стоянки, настолько она выделялась своими размерами и цветом. Но подойти к ней удалось не сразу, поскольку, как и хозяин, флайер мачо всегда привлекал множество знатоков и простых зевак. Добравшись до антигравитационного трапа, мы торопливо скрылись внутри под заинтересованными взглядами зрителей.
  Внутри, действительно, ждал сюрприз: не только Лавиния с лягушонком, тут же кинувшиеся меня поздравлять и обнимать, но и Вигор с Эктором, и даже неразлучная парочка инженеров! Короче, здесь собралась вся наша тёплая компания ГИО-изменённых, во главе со стратегом номер один.
  - Я решил, что этот день непременно нужно отметить, - заявил он, вводя какие-то координаты в бортовой кибер. - Поэтому собрал всех, и сейчас мы полетим праздновать.
  - Куда? - осторожно поинтересовалась я.
  Некоторые идеи бывшего контрабандиста бывали, мягко говоря, слишком экстравагантными, а у меня совершенно не было сил ни на что экстраординарное.
  - Знаешь, мне бы куда потише, - попросила я мачо. - А то стресс... и вообще, сесть хочется!
  Меня тут же усадили и всунули в руки бокал со знакомым лиловым вином. По-видимому, Эдор ухитрился увезти с Мирассы не одну бутылку... Мачо, за ним Эктор, а потом и суровый Вигор начали произносить тосты, пока я не заподозрила, что ГИО-изменённые просто-напросто пытаются меня споить. Но сопротивляться было уже поздно: в голове приятно зашумело, настроение поднималось, и жизнь необратимо налаживалась!
  Ко всем прочим радостям выяснилось, что мачо, словно предвидя мои пожелания, арендовал до следующего утра совершенно замечательный туристический островок, специально оборудованный для любителей природы и избранного общества. Там было несколько бунгало, выстроенных вокруг довольно большого круглого бассейна, просторная беседка со столом, уставленным всякой снедью, неподалёку - чистейший ручей с пресной водой, почти нетронутая цивилизацией роща и ни одного человека в округе!
  Вода в море была ещё слишком холодной, и мы предпочли бассейн, защищённый силовым полем. Я наконец-то дорвалась до любимой стихии, и она подействовала на меня почти волшебным образом, прибавив сил. В отличие от парней, Лавиния охотно поддержала моё игривое настроение, и мы с ней принялись нырять, плескаться и брызгаться, как два тюленя. Конечно, у ГИО-красавицы была передо мной масса преимуществ, но она честно пыталась не использовать их, так что мне почти удалось её победить!
  Наплававшись, вся наша компания переместилась в беседку, и с удовольствием принялась поглощать приготовленные деликатесы, время от времени воздавая должное и мирасскому лиловому. Я уже даже перестала считать бутылки, извлекаемые Эдором словно из воздуха. Лягушонок теперь вполне свободно сидел вместе со всеми, стараясь только поменьше есть, чтобы ненароком не шокировать кого-нибудь. Увы, хорошие манеры по-прежнему давались ему с трудом, и он до сих пор, забывшись, мог взять из тарелки что-нибудь прямо пальцами или вытереть грязные губы тыльной стороной руки.
  Когда ни в кого уже ничего больше не помещалось, к моему величайшему смущению, мне принялись вручать подарки в честь окончания учёбы.
  Вигор преподнёс новую малюсенькую кофеварку, наподобие той, что стояла у него в лаборатории, и громадную пачку молотого кофе. Лавиния вручила набор кристаллов, на которых была записана целая библиотека книг моих любимых авторов, я давно хотела найти и собрать их вместе, но всё как-то не получалось. Митор и Кандор, сделав загадочные лица, одарили меня какой-то неопознанной штуковиной, напоминающей яйцо птицы манооли: такой же маленькой, но тяжёлой и металлической. Оказалось, что это был аналог той самой летающей камеры, которая когда-то поразила меня при просмотре записи, сделанной на базе ГИО-изменённых. Я только ахнула: великолепная вещь, которая программировалась под твои нужды, и потом вообще ориентировалась сама, что снимать. Ну, просто мечта туристки!
  Маугли, смущаясь и зеленея сильнее обычного, вручил мне... мой портрет. Лягушонок нарисовал его на настоящей бумаге и настоящими старинными красками - судя по прозрачности оттенков, акварелью. Рассматривая его подарок, я на некоторое время вообще лишилась дара речи, потому что рисунок вышел, скорее, похожим на иллюстрацию к сказке, чем на портрет реального человека. Моё изображение, словно подёрнутое дымкой, наводило на мысли о доброй волшебнице, а не о вполне земной девушке. Позади, в качестве фона, лёгкими контурами было набросано строение, в котором смутно угадывался наш лесной домик, тоже больше похожий на жилище волшебника. И вообще, вся работа была выполнена в необыкновенно мягкой, воздушной манере, ставшей для меня сюрпризом, - раньше я таких рисунков у лягушонка не видела...
  Когда я поцеловала заморыша, ставшего от удовольствия кораллово-красным, и спросила, почему он нарисовал меня похожей на фею, лягушонок сначала вопроса не понял, а потом ответил, что я такая и есть. По крайней мере, лично он видит меня только такой. Я сначала, было, загрустила от столь большого расхождения между реальностью и видением лягушонка, но, с другой стороны, вспомнила, как он рисовал ту же Линн... Право слово, мой вариант нравился мне намного больше!
  Но самый удивительный подарок преподнёс Эдор, который подошёл последним. Предвкушающе улыбаясь, он подал мне подозрительно знакомый футляр. Я удивилась, открыла его, а потом удивилась ещё больше, обнаружив внутри то самое, немыслимо дорогое ожерелье на молекулярном креплении, которое надевала на достопамятную вечеринку господина Скросса.
  - Что это? - недоумевающее спросила я у довольного, как слон, стратега.
  - Мой подарок, - ответствовал он. - В конце концов, эта вещь была куплена для тебя, и гармонирует именно с тобой, так что и остаться она должна у тебя.
  - Но как же Линна? - нахмурившись, спросила я. - Ведь ты собирался отдать ей это украшение!
  - Ну... Линне куплю что-нибудь другое. Причём, судя по всему, прежде чем дарить, придётся попросить братьев начинить его кое-чем...
  - Чем?
  - Следящими устройствами, - мрачно ответил стратег. - Именно этого мне не хватало всё время, пока я общался с ней. А то и глазом моргнуть не успеваешь, как она уже поссорится с кем-нибудь или кого-то обидит, и я появляюсь только к шапочному разбору, когда срочно надо всех успокаивать и мирить.
  - Да... - машинально пробормотала я, почти невольно проводя по ожерелью кончиками пальцев. - Линна такая, за ней нужен глаз да глаз...
  Вся компания дружно потребовала немедленно надеть подаренную красоту, и дальше я праздновала разряженная, как дерево Последнего дня года, не сняв украшение даже тогда, когда все снова полезли в бассейн. Теперь активного движения уже никому не хотелось, и мы просто блаженствовали в тёплой воде, расслабляясь и болтая о разных пустяках. На самом деле, за последние месяцы устали даже ГИО-изменённые: подготовка к переселению была сложной, все круглосуточно занимались каким-то срочными делами, и, вообще-то, Эдор поступил мудро, воспользовавшись поводом дать передышку своей команде.
  Напоследок, наговорившись досыта, мы, уже в тишине, просто наблюдали за тем, как постепенно светлело небо, и звёзды гасли одна за другой.
  - Вот и рассвет, - озвучил общее настроение Эдор. - Пора назад...
  К счастью, эта мысль никого не расстроила.
  Домой мы вернулись вдвоём с лягушонком: чуткая Лавиния, конечно, ощутила, насколько сильно мы нуждались сейчас в уединении, и придумала себе какие-то дела. Маугли, шедший позади меня, остановился перед первой ступенью лестницы, ведущей на второй этаж, и нерешительно спросил:
  - Сагите, можно?..
  - Что?
  - Можно... взять вас на руки?
  Я несколько растерялась:
  - А ты можешь? В смысле, тебе Вигор разрешил поднимать тяжести?
  Кикиморыш кивнул.
  - И удержишь? Я ведь совсем не пёрышко...
  Вместо ответа заморыш улыбнулся, подхватил меня, словно я вообще ничего не весила, и пошёл наверх, так осторожно ступая, словно плывя... Невольно я обхватила его покрепче за шею и близко-близко увидела расширенные зрачки, наливающиеся зеленоватым светом. Только успела подумать, что долгое воздержание, похоже, заставляет лягушонка терять над собой контроль: раньше, чтобы вызвать его вторую ипостась, требовался хотя бы поцелуй в губы, а сейчас оказалось достаточным одних объятий... Но тут случилось нечто невероятное, Проводник заговорил вслух!
  - Носил бы... тебя... всегда, - незнакомым голосом, словно бы с трудом выговорил Вайятху и сам потянулся к моим губам.
  'Носи', - не удержавшись, мысленно ответила я ему. - 'Носи, сколько хочешь'.
  Не знаю, услышал ли он, но на кровать меня опустили очень не скоро...
  
  Утром, проснувшись, но не открывая глаз, я долго перебирала в памяти события прошлого вечера, то и дело возвращаясь к заговорившему Проводнику. Раньше это происходило только мысленно, так что могли означать изменения? Что слияние двух половинок личности лягушонка происходит быстрее, чем раньше, или что его второе 'я' становится сильнее?
  Маугли ещё спал, оккупировав большую часть меня, так что спросить его самого пока было невозможно, как и выбраться из-под придавившего тела. Побарахтавшись, я мысленно попросила Деону:
  - Део, разбуди этого соню, пожалуйста, только как-нибудь нежно...
  - Хорошо, - спокойно ответила моя кибер-помощница.
  Не знаю, что именно она сделала, но вскоре заморыш заулыбался, потом захихикал, задвигался, словно его щекотали и, наконец, сполз с меня. Возрадовавшись обретённой свободе, я быстренько слезла с кровати и пошла прямиком в камеру поддержания физического здоровья. Да и снять, наконец, украшение очень хотелось... Конечно, ожерелье бесподобное, спору нет, но спать в нём было-таки неудобно. А всё заморыш, - 'ах, не снимайте его, сагите, оно так вам идёт!'
  Пережив в камере пятнадцатиминутный ураган в Салайе, я вышла бодрая и преисполненная новых сил. Хотелось сворачивать горы, прокладывать новые русла рек, ну, или хотя бы начать изучать книжку по этикету...
  Вроде бы разбуженный лягушонок продолжал спать, так что я была одна, когда к нам опять пожаловал Эдор. Каким бы лиричным ни казался иногда мачо, но дело было для него важнее всего. Так и на этот раз, он прилетел сугубо по большой надобности: оставалось совсем немного времени до грандиозного императорского бала-маскарада, и стратег номер один собирался лично помучить меня подготовкой.
  Когда я думала об этом мероприятии, у меня заранее буквально начинали ныть зубы! Вся та же ерунда, что в прошлый раз, когда мы были приглашены на вечеринку к Скроссу, только помноженная на десять, вот чем представлялся мне этот маскарад, Вограны б его побрали! Но, невзирая на моё упадническое настроение, бывший контрабандист напомнил, что я обещала ему помочь, и принялся просвещать относительно известных ему тонкостей хождения на императорские танцульки.
  Во-первых, оказалось, что для мирассца, например, получить приглашение на ежегодный бал во дворец - большая честь, поскольку это событие происходит именно один раз в год, не чаще. И больше поводов побывать в императорской резиденции у простых аристократов нет. То есть, случаются, конечно, заседания Малого и Большого Советов, но это совсем не то. (Действительно, они же там не танцуют!)
  Во-вторых, на маскараде все, натурально, должны быть в масках. Абсолютно все, включая императора! То есть, он может быть на балу, а может и не быть, никто достоверно ничего не знает, но для общего спокойствия считается, что Его величество там присутствует, и все приглашённые тщательно соблюдают этикет. (Я заранее посочувствовала Альдору, на которого, похоже, хитрые бизнесмены собрались спихнуть ответственность за поведение жены).
  В-третьих, плебс на такие балы, само собой, не допускается, только аристократы или приглашённые гости, наподобие нас. Но, зато потом народу показывают специально отснятые фильмы о праздниках, чтобы они тоже чувствовали свою сопричастность к событию. Короче, анонимная всемирасская слава ждёт нас...
  В четвёртых, никому, кроме соответствующей службы императора, не известен точный поимённый список гостей, поэтому один Всевидящий знает, кто может встретиться вам на балу. Может, оперная звезда, а может, вздорная соседка из особняка напротив. Маски разрешено снимать только по собственному желанию, и только в специальных комнатах, где можно поесть, передохнуть, пообщаться с друзьями или с кем-то, вас заинтересовавшим. (Я понадеялась, что никого из моих бывших преподавателей там не окажется внезапно...)
  В-пятых, обычное число гостей переваливает за семьсот человек, поэтому надо держать ухо востро и, лично мне, ни в коем случае не отпускать локоть стратега, иначе можно попросту потеряться. Те, кто бывали на подобных мероприятиях раньше, рассказывали мачо, что иногда гости ухитрялись заплутать так, что их находили аж несколько дней спустя! Дворец, мол, - он большой... Я засомневалась в правдивости таких россказней, но Эдор заявил, что не собирается быть первым, кто возьмётся проверять их истинность на собственном опыте.
  В-шестых, для каждого маскарада разрабатывается целая программа увеселений: торжественное открытие, спектакль, концерт, что-нибудь ещё и, конечно, танцы. Причём каждый гость обязан принять участие хотя бы в одном из них.
  Я мгновенно затосковала, потому что вообще дёргаться под музыку не слишком любила. Но неумолимый стратег приговорил меня к ежедневному обучению хореографии. Список предполагаемых танцев со схемами и описаниями движений, изображения нарядов и масок, макияжа и украшений прилагались вместе с новым блокнотом, который стратег презентовал мне, перед тем, как испариться по более неотложным делам. Подавив решительное нежелание чему бы то ни было учиться, я открыла его заметки и погрузилась в мир великосветских развлечений Мирассы.
  Изучала я их до самого вечера, прервавшись только для того, чтобы позавтракать, а потом и пообедать вместе с лягушонком, решившим, что рай уже наступил: я больше никуда не спешила по утрам. С удовольствием оторвавшись от сравнений па в двух довольно длинных хороводах, я попыталась узнать у Маугли, что случилось вчера ночью, и почему Проводник вдруг получил голос? Но кикиморыш только пожимал плечами, утверждая, что тот и раньше мог разговаривать, просто 'не хотел'. Но теперь, раз сагите понравилось, фокус можно повторять, хоть каждую ночь... Я вздохнула и расспросы оставила. Некоторые вещи приходилось узнавать самой, иногда даже сам Вайятху ухитрялся не замечать перемен, происходивших с ним... И мы снова переключились на танцы.
  В отличие от меня, заморыша императорские традиции очень даже заинтересовали, и он напросился учиться танцевать вместе со мной. Учитывая, что лазание по деревьям довольно хорошо повлияло на его координацию, я ждала, что у него будет легко получаться, но не тут-то было! Почему-то именно танцевальные движения не давались Вайятху ни в какую, и он больше напоминал грацией танцующего медведя, чем изящного придворного.
  Но он упорно продолжал изучать искусство хореографии, пока я не обессилела от смеха. Хорошо, что хоть лягушонок не обижался на мои приступы хихиканья. Позже к нам присоединилась Лавиния, и внесла свою лепту в веселье, хотя у ГИО-девушки с её врождённой пластикой всё получалось если не с первого, то со второго раза. Я про себя подумала, что Эдору надо было именно её брать с собой на бал, а не меня...
  Так в трудах и музыке пролетели пять дней. Я остановила выбор на самом простом танце, чем-то напоминающем старинный полонез, польку и шобби одновременно. Во всяком случае, со специальным шагом, поворотами и приседаниями я справлялась куда лучше, чем со сложными фигурами и сменой партнёров.
  На шестой день нас вновь посетил Эдор, и на этот раз привёз мне копию церемониального платья, которое мирасские аристократки надевали исключительно по весьма торжественным случаям, - например, при поздравлениях императора с рождением наследников престола.
   Точнее было бы сказать, копию не платья, а платьев, потому что полный вариант наряда состоял из трёх штук сразу: первое, узкое, длинное и облегающее, белого цвета, обтягивало фигуру, как перчатка. Второе, чем-то напоминающее тонкую цветную хламиду, ворот которой, при желании, можно было накинуть на голову, как капюшон, надевалось на первое, и делало его не таким вызывающим. А третье, сшитое из какой-то полупрозрачной мерцающей материи, казалось жёстким, словно его посадили на проволочный каркас. Оно надевалось поверх двух первых, и создавало иллюзию того, что дама находилась в полупрозрачном футляре, схожем с песочными часами. И во всём этом надо было ещё и непринуждённо передвигаться!
  Именно ради того, чтобы я научилась ходить в полном облачении, стратег и привёз образец.
  - Тренируйся, Тэш, - подбодрил он меня, когда я рассмотрела, что именно он мне приволок, и подняла на него недоверчивый взгляд. - Времени не так много.
  - Ты же говорил, что на маскараде не понадобятся никакие ритуальные одеяния! - возмутилась я.
  - На маскараде нет, а вот на коронации - да. Год всего остался.
  - Погоди, погоди, - запротестовала я. - Да ведь ты собирался бросить меня в ближайшее время! Значит, на коронации ты будешь уже с Линн, вот её и дрессируй!
  - Ну, Тэш... Ну, ты как маленькая, честное слово. Неужели ты решила, что если мы с тобой расстанемся, то моё место никто не займёт?
  - Кто? - ошарашенно спросила я. Вот уж ни разу не приходило в голову, что стратег собирается 'пустить меня по рукам'!
  - У меня много братьев... - уклончиво ответил ГИО-мерзавец, вперяя взор в окно.
  - Опять?! Ну, уж нет! Я лучше останусь для всех одинокой. Хватит с меня публичных выступлений!
  - Да не кипятись, Тэш... Подумай лучше о том, что тебе нужно будет как-то закрепиться на Мирассе. И как ты сможешь сделать это лучше, чем стать... ээээ, подругой одного из нас? Ведь именно мы станем строить курорт, а потом обслуживать его!
  - Это опять временно, пока он себе более подходящую постоянную подругу не присмотрит? - с горечью поинтересовалась я. - Нет, спасибо. Вот закончим роман с тобой, и на этом всё. Нигде я закрепляться не собираюсь, ни с кем больше виртуальных романов заводить не буду, ищите себе прикрытия, где хотите!
  - Эй, Тэш, погоди... Ты что - плачешь?.. Тэш, ты серьёзно, плачешь?! Ну, извини, извини, пожалуйста... - стратег повернул меня к себе, как я ни отворачивалась, пытаясь скрыть слёзы, и крепко прижал к груди. - Всё, не будет пока никакого расставания, не переживай так.
  - А как же Линн? - прогнусавила я, хлюпая носом и вытирая слёзы об очередной дизайнерский изыск, надетый на мачо.
  - Да Вограны с ней, - с досадой ответил Эдор и тяжело вздохнул. - Подождёт...
  - А если не подождёт? - упрямо допытывалась я. - И вообще, зачем менять планы? Просто не надо навязывать мне никого другого.
  - Не буду, извини, Жужелица. Но расставание мы пока, действительно, отложим. Есть некоторые события, которые меня смущают...
  - Какие? - немедленно встревожилась я, отлепляясь от стратеговой груди и пытаясь рассмотреть выражение его лица. - Что-то случилось?
  - Ничего особенного. Так, какие-то непонятности, которые не к чему привязать, но напрягать они меня всё равно напрягают.
  - Например?
  Эдор опять тяжело вздохнул, выпустил меня из объятий, уселся в кресло и сказал:
  - Ну, например то, что со строительства внезапно уволили нашего директора и назначили своего, мирассца.
  - Почему уволили? Плохо работал?
  - Нет, его обвинили в воровстве.
  - Ого... И что же он украл? - поразилась я.
  - Утверждают, что несколько килограммов местной специи, запрещённой к вывозу. И не просто украл, а уже попытался вывезти, так что его взяли с поличным прямо на космодроме.
  - Глупость какая-то, - медленно проговорила я. - Если уж украл, зачем сразу всё вывозил?
  - Да в том-то и дело... Вроде, простая глупость и жадность, но что-то меня в этой истории тревожит.
  - А ты сам с этим вором говорил?
  - Да.
  - И что? Он сознался?
  - Сознался.
  - Ничего не понимаю, - воскликнула я с досадой. - А как он объясняет свои действия?
  - Никак не объясняет. 'Нечистый попутал', - примерно так. И клянётся, что сам не понимает, как его угораздило, что он - сама честность, никогда и ни за что... ну и всё в таком духе.
  - И что с ним теперь будет? - спросила я.
  - Будет сидеть в местной мирасской тюрьме, - мрачно ответил стратег, нахмурившись. - Есть, понимаешь ли, Жужелица, у них и такое заведение, несмотря на всю их веру в райскую жизнь.
  Я передёрнула плечами. История и вправду получалась странная и необъяснимая. А, учитывая то, что мы знали о местных властях и их играх с подсознанием, всё вообще выглядело тревожно.
  - Что ты думаешь? Его могли подставить? - спросила я задумчивого стратега, постукивавшего пальцами по подлокотникам кресла в такт каким-то своим мыслям.
  - Могли. Но зачем? Вот вопрос, ответ на который я очень хочу получить, но пока не могу. И именно поэтому наше с тобой расставание откладывается, Тэш, раз уж ты не хочешь играть роль подруги кого-то другого из моих братьев. Я должен быть абсолютно уверен в людях, которые рядом. Поэтому Линна подождёт до лучших времён.
  Конечно, теперь, зная о проблемах стратега, возможно, мне следовало согласиться на замену мачо кем-то другим, но всё внутри противилось такому повороту. Удалось бы мне изобразить любовь к кому-то другому или нет - большой вопрос. А притворяться, что Эдор мне дорог, и не требовалось, это было чистой правдой, и если уж он сам хотел повременить с публичным разрывом, я была только 'за'. Действительно, пусть Линна подождёт...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"