Французова Татьяна: другие произведения.

Мой лягушонок-68.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мы спускались вниз по довольно узкому проходу, рассчитанному явно на одного входящего, всё ниже и ниже, пока не упёрлись в очередную дверь, очень мощную, усиленную бронёй. Но отпечаток длани Эктора открыл и её, и мы вышли на узкую площадку, возвышавшуюся над сплошным серо-синим полем. Вглядевшись, я подавила вскрик: это были не дюны и не тюки, разбросанные по всему необъятному подземному помещению. Это были мёртвые гвардейцы.

  Глава шестьдесят девятая.
  
  Не знаю, сколько мы так целовались, но, когда Эдор отпустил меня, я чувствовала себя куда более спокойной. Мы продолжили спускаться молча, не сказав друг другу ни одного слова, да они и не были нужны. Стратег опять помогал, а я опять принимала его помощь. Наверное, такие отношения между нами были правильными...
  Комната, в которую привёл нас гвардеец, напоминала гардероб какого-то театра: три стены из четырёх сплошь были завешаны самыми разнообразными костюмами, мужскими и женскими. Здесь были сотни, если не тысячи вариантов на все случаи жизни: от коронации до похорон, и от бала до обычного выхода в город. Охранник Грасса в очередной раз удивил меня, подведя нас точнёхонько к вешалам с повседневной одеждой. Я радостно ухватила несколько комплектов блузок с брюками.
  - Может, платье? - с сомнением спросил мачо.
  - Нет уж... Пусть сами носят этот кошмар, - мрачно ответила я, скрываясь за какой-то перегородкой.
  - Так ведь бал ещё не закончился, - напомнил стратег.
  - Поверь мне, он очень скоро закончится. Как только начнут передавать запись Грасса о его завещании... Даже если во дворце нет каких-нибудь громкоговорителей, родственники начнут трезвонить тем, кто сейчас тут развлекается. Мой тебе совет: переоденься тоже, потому что неизвестно, что будут делать эти аристократы, когда узнают, что у них из-под носа увели целую империю, да ещё и навязали им чужака... Может, придётся бежать. Или драться, я ничего не исключаю, здешний гадюшник вполне соответствует своему предводителю.
  - А что они могут сделать? Дворец охраняется гвардейцами, а гвардейцы подчиняются только императору, ты сама говорила.
  - Да... гвардейцы... - пробормотала я, застыв на месте. - Именно, гвардейцы! Грасс ни слова не сказал о том, передаст он их или нет!
  - Что ты имеешь в виду? - спросил мачо, выныривая откуда-то в одних штанах и незастёгнутой рубашке.
  - Только то, что сказала. Он не пообещал, что передаст их Эктору...
  - Думаешь, это такая грандиозная свинья нам?
  - Не знаю... - я сморщилась. - Не знаю, просто царапает что-то, но не могу сообразить, что именно... Послушай, ты можешь сказать, кому подчиняешься сейчас? - спросила я у охранника, стоявшего за ширмой.
  - Императору, - коротко ответил синий балахон.
  - А это новый император? Не тот, что был час назад? - допытывалась я.
  - Нет. Тот ж-ш-е.
  - Вот видишь! - я повернулась к стратегу. - Он не передал их Эктору! Значит, что-то задумал!
  Эдор задумался только на одну секунду, потом спросил гвардейца:
  - У тебя есть приказ, что ты должен будешь делать, если этот император умрёт?
  - Да.
  - Что?
  - Тож-ш-ше умереть.
  - Оп-па... - обескураженно пробормотал мачо. - Генерал решил напоследок оставить нас без охраны? Вот это номер... Представляешь себе, что начнётся, когда они будут валиться всем под ноги, мёртвыми?! Ничего себе, начало царствования. Ну, Гр-расс... - и стратег добавил непечатное слово.
  Я тоже схватилась за голову. Похоже, старый мерзавец решил с самого начала играть нечестно!
  - Надо найти Эктора, срочно! - заявил мачо, переходя к решительным действиям. Его пальцы заскользили по застёжкам рубашки с такой скоростью, что это походило на волшебство. - Поторопись, Тэш. Возможно, у нас вообще нет времени. Если бы знать, где ещё могут быть подводные камни!
  - Да, сейчас... - пропыхтела я, судорожно втискиваясь в довольно узкие брюки. Искать более удобные было уже некогда. - Но я не помню, где этот проклятый кабинет!
  - Ничего, сейчас попросим твою палочку-выручалочку поработать снова провожатым.
  Буквально через пару минут мы, уже переодетые, бежали по коридорам следом за гвардейцем к комнате, в которой прощался с жизнью величайший негодяй всех времён и народов. Почему-то в этот раз дорога мне показалась длиннее, чем когда я спешила к Маугли. Впрочем, возможно, всё дело было в нервах.
  Когда мы затормозили перед уже знакомой дверью, в полуосвещённом коридоре материализовалась фигура в синем, шагнувшая нам наперерез:
  - Запрещ-ш-ш-ш-ено бес-с-с-покоить...
  Эдор быстро спросил:
  - Император там один?
  - Нет.
  - А кто с ним?
  - Принцес-с-са Кария с с-сопровож-ш-ш-дающ-ш-шими...
  - И много сопровождающих? - уточнила я.
  - Пятнадц-сать.
  - Ого! Кажется, тут срочное совещание... или свадьба? - предположил стратег.
  - А может, всё вместе. Главное, что мы успели, - пробормотала я, сгибаясь пополам, чтобы отдышаться. - Теперь осталось перехватить Эктора. Ведь не будет же Грасс рассказывать им всё то, что вывалил мне?
  - Не будет, - согласился Эдор. - Значит, подождём.
  Мои мысли, совершенно непонятным образом, от умирающего императора перетекли на лягушонка, который уже должен был очнуться, и я всерьёз задумалась о том, куда денется Вайятху, когда проснётся.
  - Может, отправим отсюда Маугли? С гвардейцем вместе? - нерешительно спросила я, оглядывая коридор.
  - Ну... Давай. Пока ещё арх-генерал жив. Командуй.
  Я немедленно принялась грузить "нашего" охранника инструкциями, как увезти отсюда гуманоида в дом Эдора на пляже. Странно, но моё предубеждение против этих существ совершенно исчезло. Познакомившись поближе с создателем несчастных солдат, я перестала от них шарахаться.
  Синий балахон выслушал меня, кивнул и исчез, - наверное, по привычке. Вроде, прятаться сейчас было не от кого. Мы же остались подпирать стену, ожидая, когда проклятая дверь откроется, чтобы перехватить Эктора. Пока было время подумать, я пыталась представить, как это Грасс, который терпеть не мог ГИО-изменённых, общался с фаворитом принцессы, но получалось плохо.
  Мы простояли так много дольше, чем я думала, наверное, минут сорок. А знаком, что переговоры близятся к концу, стало появление Лавинии, которую сопровождали ещё два гвардейца. Златовласка выглядела непривычно взволнованной и напряжённой. Увидев нас с Эдором, она ахнула и устремилась к нам.
  - Что происходит? Почему вы здесь?! И в таком виде?
  - А почему ты здесь? - перебил её стратег номер один
  - Потому что за мной послал Наим, - ответила Лави, вызвав у меня непроизвольный спазм в груди. - Но что вы здесь делаете?
  - Ждём Эктора, - ответил мачо. - Его тоже позвали, вместе с Карией. И ещё кучу народу. А мы... нам пришлось переодеться, небольшое недоразумение. Но здесь что-то случилось, Лави.
  - Да, похоже... - она встревоженно посмотрела на запертую дверь. - Как думаете, мне можно туда?
  Я не успела ответить, потому что в этот момент из кабинета вышел первый из посетителей императора. Им оказался отец Карии, довольно симпатичный, представительного вида мужчина лет сорока пяти, типичный мирасский аристократ. Я видела его несколько раз во время последних мероприятий, поэтому поздоровалась. Но сагат Баррох не ответил на моё приветствие, а, возможно, и вообще не заметил меня. Выглядел он вовсе не аристократично: на высоком лбу блестели капельки пота, глаза, казалось, норовили вывалиться из глазниц, и рука, которой он нервно прижимал ко рту салфетку, подрагивала.
  Следом за ним показалась и мать принцессы, опирающаяся на руку одного из своих сыновей. Оба они тоже выглядели так, словно их огрели дубинкой по голове. Потом кабинет покинули ещё какие-то люди, видимо, менее близкие родственники, и ещё первые лица Кабинетов императора - по крайней мере, я заметила пару знакомых министерских физиономий. Самыми последними вышли новоявленный император и первая императрица Мирассы.
  Надо сказать, что стратег не посрамил своей специализации, вид у него был спокойно-сосредоточенный, чёрные брови сдвинуты в одну линию, а губы слегка поджаты, словно он уже сейчас просчитывал и прикидывал, чем ему грозит императорство на этой планете. Что до Карии, то я впервые видела её такой... настоящей. На бледном личике читалось разом столько эмоций, что я испугалась, как бы она не стукнулась обо что-нибудь, потому что принцесса явно ничего не видела перед собой. Выйдя за порог, она вдруг остановилась, вздохнула, словно хотела что-то сказать, и... начала падать.
  Разумеется, Эктор был первым, кто подхватил её. Потом уже засуетились родственники, мать Карии, началась какая-то бесполезная толкотня и крики, и под этот шум Лавиния осторожно проскользнула между родственниками новой императрицы и вошла в кабинет, плотно закрыв за собой дверь. Но заметили это, кажется, только мы с Эдором.
  Стратег номер два, перехватив поудобнее свою почти супругу, бросил на столпившихся родственников оценивающий взгляд, что-то решил про себя и... приник к губам Карии. Мамаша принцессы шокировано ахнула, все остальные, наоборот, резко замолчали. Ну, я-то прекрасно поняла, что именно делал Эктор, потому что его брат совсем недавно проделал нечто подобное со мной. И никаких несвоевременных мыслей у меня не возникло. Поначалу. А вот через несколько секунд, глядя на страстные лобызания, я невольно отвела глаза и почувствовала, что начинаю розоветь.
  Плорад всё побери! Я как-то не думала, что это так выглядит со стороны... Так страстно и возбуждающе! Ой-ёй, теперь понятно, почему так разозлился Проводник, когда увидел похожую сцену в лесу. М-да, я бы тоже, пожалуй, эээ... прибила его, если бы увидела, что он так целуется с кем-то другим. Похоже, надо срочно менять взгляд на помощь стратегов...
  Пока шокированное общество таращилось на интимную сцену, не веря своим глазам, Кария пришла в себя и начала отвечать Эктору, причём, с немалым энтузиазмом. Когда стратег номер два, наконец, оторвался от неё и поставил на ноги, она уже не выказывала желания упасть, но взгляд всё ещё был слегка расфокусированным, впрочем, возможно, виной тому были уже не новости о короне, а старания будущего (или уже настоящего?) мужа.
  Я не поняла, сообразили ли свидетели ГИО-терапии, что именно сделал Эктор, но возражать никто не возражал, и с обвинениями не накидывался. Наоборот, мать Карии с возгласом облегчения схватила драгоценную дочку за руку, порываясь вести куда-то прочь. Возможно, принцесса не тронулась бы с места, но Эктор что-то шепнул ей на ухо, девушка кивнула, вздёрнула подбородок, точь-в-точь, как марионетка, которую дёрнули за ниточку, и какими-то ломкими шагами двинулась по коридору. Толпа двинулась следом, а я вцепилась в рукав освободившегося стратега мёртвой хваткой. Он удивлённо взглянул на меня.
  - Эктор, принимай меры! Вместе с императором сейчас помрут все его гвардейцы! Понимаешь? Все! Одновременно! - быстро проговорила я ему на ухо.
  Брат Эдора вздрогнул и уставился на меня круглыми глазами.
  Я отчаянно закивала:
  - Это правда! Клянусь, чем хочешь! Нам очень надо срочно поговорить, но ещё более срочно нужно разогнать всех из дворца и найти хоть каких-то охранников, потому что вот-вот у тебя на руках будет плорадова куча трупов!
  За что я обожала стратегов - будущий император не задал ни одного глупого вопроса, например, откуда я взяла всё это, и уверена ли в том, что говорю. Эктор просто кивнул и ответил:
  - Как только освобожусь, найду вас. Не уходите пока из дворца!
  - Мы будем на связи, - подтвердил Эдор, и новый правитель Мирассы устремился за толпой будущих родственников, поддерживающих Карию. Уже через пару секунд гомон был перекрыт его уверенным, властным голосом, отдающим распоряжения. Я с удовольствием наблюдала за тем, как неорганизованная толпа тут же перетасовалась, разделилась на несколько группок, которые уже вполне целеустремлённо направились куда-то.
  - Да, Грасс всё-таки умница, - пробормотала я себе под нос. - Подлец, маньяк, убийца, - но умница. Преемника он выбрал совершенно правильно.
  - Бесспорно, - ответил мачо, прислоняясь к стене. - Арх-генерал неординарная личность. Но вот это-то и есть самое страшное: когда талантливый, умный, решительный, харизматичный человек превращается в беспринципного и жестокого тирана.
  Я передёрнула плечами.
  - Как думаешь, может, нам надо уже срочно что-то делать?
  - Может. Но мы-то пока об этом не знаем, вот в чём штука. Как только узнаем, так сразу и займёмся, - успокоил меня стратег.
  Я кивнула и закрыла глаза, тоже прислонившись затылком к стене.
  Главное, не думать сейчас, каким проснулся Маугли после моего последнего вмешательства, долетели уже они с гвардейцем до дома на пляже, или нет. Удалось ли им вообще покинуть дворец, или Вайятху сейчас появится здесь, с вопросом и укором в глазах... Вздрогнув от явственно представившейся моему внутреннему взору картины, я открыла глаза и принялась сверлить взглядом дверь. Да простит меня Всевидящий за такую злобу, но я от всей души пожелала Грассу поскорее оставить уже этот мир в покое.
  Но мерзкий тиран покидать нас совсем не торопился. Мы ещё не менее полутора часов полушёпотом обсуждали с Эдором последние события, прикидывая, что и когда надо сделать, с кем связаться и какие шаги предпринять, прежде чем получили явный и недвусмысленный знак, что Грасс, наконец, скончался: стоявший неподалёку от нас гвардеец внезапно рухнул, как подкошенный. Я подскочила от неожиданности (к тому моменту мы уже сидели на полу), а Эдор вообще взвился, как пружина. Следом за первым, почти одновременно, начали падать и остальные охранники императора, стоявшие в коридоре. У стены проявились ещё двое, которых раньше не было видно. Я смотрела на мёртвые тела с неожиданной для себя самой жалостью: какие бы чувства они не вызывали, но эти существа тоже стали жертвами почти всемогущего маньяка.
  - Ну, вот... - проговорил мачо, глядя на поверженных солдат. - Свершилось. Не могу сказать, что сожалею о его смерти, но чувствую, что она нам ещё не раз аукнется...
  - Представляю, что сейчас творится там, наверху. Надеюсь, Эктору уже удалось разогнать всех гостей по домам, - заметила я тихо. - Войдём?
  - Да, конечно, - и стратег номер один решительно направился к двери. Вот только открываться она не пожелала, и мачо пришлось обыскать ближайшего гвардейца, чтобы найти ключ. Их у мертвеца оказалось несколько: странной, непривычной волнообразной формы пластинки, с зубчатыми краями. Я показала на ту, что была золотого цвета:
  - Кажется, вот этот.
  Ключ и вправду подошёл, и мы осторожно вошли в кабинет.
  После моего ухода там почти ничего не изменилось, за исключением того, что стоявшие ранее позади кресла гвардейцы теперь распростёрлись на полу. Тело диктатора так и продолжало лежать на кресле-кровати. Застывшее, белое до синевы лицо казалось монументально-спокойным. Увидь он себя сейчас, остался бы очень доволен: смерть наградила арх-генерала поистине королевским величием.
  Рядом, на полу, свернулся калачиком последний Вайятху императора. Как и обещал Грасс, его жизнь окончилась вместе с жизнью хозяина. Я знала, что так будет, но всё равно эта картина вызывала боль и холод в груди.
  Лавиния сидела в углу, на маленькой табуретке, сложив руки на коленях и опустив на них голову, так что видна была только вычурная причёска и сверкающая заколка в волосах. Подвески на ней мелко подрагивали.
  - Лави... - беспомощно позвала я, не зная, как подступиться к подруге.
  Златовласка подняла голову, и я осеклась: сейчас она и вправду напоминала ангела, какими их рисовали на старинных витражах. Прекрасная, светлая, далёкая и холодная.
  - Я помогла ему, - ровным голосом сказала она, глядя куда-то сквозь нас. - Несмотря ни на что, я помогла ему... Может, не стоило?
  Эдор тут же оказался рядом с ней и обнял сестру. Она как будто не почувствовала этого, продолжая с болезненным вниманием рассматривать что-то позади меня.
  - Я ведь поняла, что это не Наим... Я всё поняла, когда увидела его... И всё-таки помогла, как он просил. Эдор, как ты думаешь, я зря сделала это?
  - Даже не думай об этом, - убеждённо ответил мачо. - Ты поступила правильно. Он сказал, что это и есть твоё предназначение?
  - Да. Сказал. Объяснил. Что я - проводник к смерти. Облегчаю уход тем, кого уже не спасти. Ангел смерти - да, так он меня назвал... Всевидящий, я знала, что со мной что-то не так... Всегда знала...
  И Лавиния прикрыла глаза. Всего на одно мгновенье, и когда она открыла их, слёз не было, но мне почему-то казалось, что она рыдает. Стратег продолжал обнимать её, шепча что-то на ухо, кажется, даже не на лингве, а на каком-то другом языке, - возможно, их "семейном", на котором говорили только они одни.
  Мне некстати вспомнились слова покойного императора о том, что ГИО-люди не имели нормальных чувств и были просто орудиями для создавших их натуральнорождённых. В чём-то он, наверное, был прав, но не во всём: генно-изменённые становились тем, кого желали видеть хозяева или воспитатели. Во времена Грасса в них видели только говорящие орудия, и получили в ответ жестокость и презрение, а "отец" Эдора и Лавинии видел в ГИО-изменённых своих детей - и они стали ими.
  Во всяком случае, упрекнуть златовласку в бесчувствии сейчас не смог бы даже самый предвзятый по отношению к генно-изменённым скептик. Более того, она была куда более человечна, чем тот же Грасс, или многие из его аристократов. Стало быть, воспитание всё-таки значило куда больше, чем думал покойный арх-генерал.
  - Я в порядке, извините, - проговорила наша северная богиня, пытаясь встать. - Просто не ожидала такого... Я шла к Наиму, а оказалось... Брат, кто это был? Ты знаешь?
  - Грасс, - коротко ответил Эдор.
  Лавиния задохнулась на мгновение, с ужасом глядя на стратега.
  - Как - Грасс? Это же невозможно!
  - Увы, душа моя, тут всё возможно, даже не представляешь, до какой степени... Прости, но мне нужно теперь найти Эктора, ему понадобится любая помощь, которую я смогу обеспечить. У нас проблемы с охраной, поэтому я попрошу вас: или останьтесь здесь, или давайте найдём какое-то безопасное место, где не будет трупов, а эту комнату закроем. Здесь нельзя ничего трогать, слишком много тайн оставил после себя арх-генерал, в том числе тех, о которых мы пока не знаем, как умирающие вслед за ним гвардейцы, например.
  Златовласка встрепенулась, и глаза у неё стали более живыми.
  - Тогда я останусь здесь. Эти бедняги уже ничем не могут мне повредить, а тайны, пожалуй, соблазнят кого-нибудь на подвиги... Тэш, ты останешься со мной?
  Я заколебалась, а потом отрицательно покачала головой. Ну, не могла я опять запереться в этом склепе неизвестно на сколько, чтобы ждать, чем кончится всё там, наверху, и любоваться на мёртвого негодяя.
  - Лави, не рассердишься?.. Прости, но я пробыла тут три не самых счастливых часа в своей жизни, и у меня теперь что-то, вроде клаустрофобии на этот кабинет. А про Грасса я даже говорить не хочу...
  Златовласка серьёзно и грустно посмотрела на меня. Не знаю, что она почувствовала, но возражать не стала, просто сжала на секунду мою руку, словно поддерживая, а потом полезла в сумочку, прикрепленную к поясу на старинный манер:
  - Да, чуть не забыла... Император велел передать это тебе. Сказал: подарок, - пояснила она, протягивая маленький кристалл, похожий на бриллиант.
  Я подозрительно уставилась на безделушку. Подарок от Лемира Грасса? Мне? Как-то уже страшно...
  - А что это, он не сказал?
  - Нет. Просто просил передать.
  Ну да, понятное дело. А потом окажется - "сама виновата, никто не тянул выяснять, что там записано"...
  - Спасибо, потом как-нибудь посмотрю, что там, - пробормотала я, засовывая кристалл в собственную сумку, обнаруженную там же, на столе, куда её положил гвардеец.
  Слава Всевидящему, никто не покусился на моё имущество. Я проверила содержимое, со вздохом облегчения убедилась, что Деона на месте, и прикрепила сумочку на свой пояс. Изящная, из золотой ткани, она совершенно нелепо смотрелась вместе с обычными серыми брюками и синей блузой. Так же нелепо, как Лавиния в бальном платье, посреди сверхсовременного кабинета, и с десятком трупов. Перекосы имперского существования, чтоб его...
  - Лави, тут ещё вот... - Я кивнула на стеклянный сейф, тоже стоящий там, на столе. - Это вирус, тот самый, с Джорбы. Его надо охранять, как зеницу ока.
  Глаза златовласки расширились чуть не в пол-лица, и она твёрдо заявила, что немедленно запрётся и впустит сюда только кого-то из "наших": Эктора, Эдора или меня, больше никого.
  Стратег номер один мрачно посмотрел на хранилище и сказал:
  - Н-да, встретить самую легендарную личность и самое страшное оружие в одном замке - это дорогого стоит... Даже боюсь вспоминать, что там ещё рассказывали про события пятисотлетней давности, а то, вдруг оно тоже найдётся где-нибудь тут.
  Эдор всё-таки не захотел оставлять сестру в окружении такого количества мертвецов, поэтому вытащил тела гвардейцев и Вайятху в коридор, сложив их в ряд. Лавиния осталась хранить покой императора и его секреты, а мы пошли наверх, искать людей. Надо сказать, это оказалось очень непросто: даже при наличии карты подземелья, которая нашлась в одном из ответвлений коридоров, мы безнадёжно заблудились, и, возможно, нас нашли бы ещё нескоро, если бы Эктор не прислал за нами одного из своих гвардейцев. Оказалось, император забрал с собой не всех: десять солдат остались в распоряжении Карии, и ещё двадцать - Эктора. Вот одного из них он и отправил на наши поиски. Вполне себе успешные, надо признать.
  Выйдя наверх, к бальным залам, мы обнаружили, что дела обстояли много хуже, чем мы предполагали: чуть ли не в каждом помещении дворца лежали трупы в синем. К моменту встречи с Эктором я начала подозревать, что параноик Грасс напичкал охраной дворец, как кекс изюмом. Стратег номер два подтвердил мои подозрения, сообщив, что здесь постоянно пребывало около двух тысяч генно-изменённых солдат. Это не считая тех, что располагались в казармах.
  - А есть ещё и казармы? - удивилась я.
  - Есть, - как-то многообещающе-мрачно подтвердил новоявленный император и добавил. - Вот туда нам как раз и надо сейчас лететь. Я боюсь даже представить, что там творится.
  И мы полетели. Мы - потому что я наотрез отказалась оставаться, даже ради Лавинии, к которой, кстати, отправили нескольких охранников, чтобы они вынесли тело императора и не впускали в кабинет кого попало. Дело было в том, что родственники Карии удивительно быстро пришли себя и принялись лихорадочно соображать, чем им грозит превращение принцессы в настоящую императрицу, и что они могут от этого чудесного превращения получить. По всему получалось, что стоило подсуетиться. Вот они и ринулись суетиться, подгадывать, ухватывать, отрывать. И делали это с таким самозабвенным упоением, что даже Карии пришлось начать обрывать и останавливать их. Кого смогла, она увезла с собой в резиденцию покойного Наима, в том числе, министров и глав разных Комитетов, с которыми должна было долго и нудно обсуждать новое переустройство империи, а на самом деле - тянуть время до возвращения Эктора.
  Остальных же родственничков и заплутавших гостей ещё предстояло отловить и выдворить вон, а дворец перевести на полуосадное положение, активировав системы защиты. Ещё нужно было вызвать всех работников-людей, чтобы очистить помещения от мёртвых гвардейцев, и препятствовать дальнейшему разграблению императорского имущества. Да-да, мирасские аристократы, в суматохе и панике, охвативших их после объявления о неожиданной смене власти, покидая торжество, ухитрились захватить с собой, не иначе, как по ошибке, несколько сотен предметов позолоченной посуды и столовых приборов, которыми были сервированы столы. А ещё, один Всевидящий знает, сколько ваз, вазонов, фужеров, канделябров с гербами императорской семьи, не считая розеток и украшений с полудрагоценными камнями, оторванных с мясом прямо с мебели или скатертей, которые они украшали...
  Всё это с гневом докладывал Эктору пожилой человечек в богато украшенной ливрее, поймав нового императора по дороге к ангарам с флайерами. Да мы и сами видели этот вандализм, когда проходили по залам... М-да, вороватых подданных воспитал Грасс.
  Стратег номер два внимательно выслушал своего управляющего, или как там называлась эта должность, и пообещал всё вернуть обратно, попутно надавав человечку массу весьма толковых и нужных поручений. А потом мы снова рванули к летательным аппаратам, потому что времени на всё было катастрофически мало... Вообще, складывалось ощущение, что Грассу было совершенно наплевать, справимся мы, или нет. Главным было получить согласие на неразрушимость легенды о нём, а дальнейшая жизнь и судьба империи его не волновали, в отличие от нас.
  Первая казарма оказалась не так уж далеко. По плану, она занимала подземные помещения, спрятанные под довольно большим холмом округлой формы. Мы приземлились рядом с вершиной и некоторое время безуспешно искали вход, пока Эктор не пробормотал что-то нелестное в свой адрес, и не включил какой-то загадочный прибор, напоминающий наручный хронометр. Прибор запищал и указал на скрытую дверь, которая автоматически открылась после того, как ладонь стратега номер два была изучена сканером-невидимкой.
  Мы спускались вниз по довольно узкому проходу, рассчитанному явно на одного входящего, всё ниже и ниже, пока не упёрлись в очередную дверь, очень мощную, усиленную бронёй. Но отпечаток длани Эктора открыл и её, и мы вышли на узкую площадку, возвышавшуюся над сплошным серо-синим полем. Вглядевшись, я подавила вскрик: это были не дюны и не тюки, разбросанные по всему необъятному подземному помещению. Это были мёртвые гвардейцы.
  По-видимому, они стояли плечом к плечу, когда умер император, и смерть застигла их врасплох. Тела лежали друг на друге, вперемешку, как попало, разве что сохранялись следы длинных рядов, в которые были построены солдаты. Но количество мертвецов просто ужасало!
  - Всевидящий, - даже у железного Эдора голос дрогнул при виде такой гекатомбы. - Сколько же их тут было?!
  - Несколько сот тысяч, это точно, - тихо ответил Эктор. - Не представляю, зачем Грасс создал так много солдат?! Он что, воевать с кем-то собрался?!
  - Похоже, что да, - мрачно ответил стратег номер один. - И я даже знаю, с кем.
  - С Сосунами? - спросила я, слегка удивившись.
  - Нет. С Содружеством.
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"