Французова Татьяна: другие произведения.

Мой лягушонок. Главы с 21 по 30-ую.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.80*7  Ваша оценка:

  Глава двадцать первая.
  
  На какую-то секунду меня охватила полная паника. Не просто испуг, а почти обморок, когда все звуки замирают, им на смену приходит странный глухой шум в ушах, и всё окружающее отдаляется куда-то, подёрнутое как бы стеклянной зыбью. Не в состоянии отвести взгляд, я смотрела и смотрела в ледяную синеву, чувствуя себя глупым кроликом, который вдруг обнаружил, что мирно пасся рядом с удавом.
  Слава Всевидящему, Вигору первому надоело играть в "гляделки", и он снова уставился на бассейн. Тогда и я начала потихоньку приходить в себя. Замершее, было, сердце вспомнило, что ему полагается биться, а мурашки замаршировали в обратном направлении - вниз, с затылка на спину.
  Я осторожно вытерла вспотевшие ладони о подол платья и перевела дух. Давнее зло, оказавшееся по совместительству единственной надеждой лягушонка на нормальную жизнь, продолжало, по счастью, изучать окрестности, явно давая мне передышку.
  Через несколько минут-часов разбежавшиеся мысли сделали слабую попытку сползтись обратно, и я принялась усиленно выполнять дыхательную гимнастику, чувствуя, что само по себе спокойствие ко мне не вернётся ещё долго.
  Не сразу решилась заговорить с сидящим рядом ожившим кошмаром, но всё-таки собралась с духом и спросила:
  - Так всё, что ты рассказал, это правда?
  Он кивнул.
  - Вас, действительно, пятьсот?..
  Опять кивок.
  Мне захотелось куда-нибудь испариться с этого балкона, прямо сейчас, не теряя ни секунды. Всевидящий, да за что всё это мне?! Неужели у Тебя совсем не осталось крепких мужчин, способных принимать быстрые и правильные решения?! Почему все эти ГИО-сюрпризы сыплются на мою голову?! Ладно, один, ещё куда ни шло. Но пятьсот!.. И что я должна теперь делать?! Бежать в Охрану порядка?
  Какая-то часть меня была совсем не против это сделать, подвывая и повизгивая от страха, но вторая, закалённая школой приключений, пройденных вместе с Линн, уже начала анализировать ситуацию, ища выход.
  Итак, исходные данные: генно-изменённые, кошмар всего человечества, - живые и на свободе!!!
  Одна мысль об этом вызывала истерические вопли, по счастью - внутренние, так что можно было заставить мозг думать дальше.
  Дополнительные данные: они не агрессивны (по крайней мере, прямо сейчас), выглядят вполне вменяемыми, рассуждают здраво и предлагают помощь нам с лягушонком. Причём, взаимовыгодную.
  Побочный эффект: плохо то, что они теперь крепко связаны с заморышем. Мы засветились рядом с ними, они - рядом с нами, и связать нас в одну цепочку сможет даже слепой дурак, которых в Охране порядка не держат. А, учитывая повышенный интерес к нам со стороны господина Скросса, положение и вовсе становится отчаянным.
  Опять же, - допустим, я гордо говорю ГИО-особям "нет", мы расходимся, и...
  Вот именно, - что будет дальше? Даже если нас, как обещали, благородно отпустят (это с такой-то информационной бомбой!), свои попытки легализоваться они не прекратят, шанс провалиться или просто попасть на глаза властям всегда есть. А потом будет такая охота на всех и вся, кто имел к ним отношение, даже случайное, что сбежать не удастся, можно и не мечтать. И как бы папашка Линн не пёкся о её благополучии, такое преступление он покрывать не будет, даже ради десяти дочерей...
  Вывод: нам с лягушонком совершенно не нужно, чтобы о существовании выживших ГИО-особях узнали, а, тем более, поймали. Значит, мне придётся согласиться на сотрудничество с ними, в надежде, что их план удастся. Или я хотя бы смогу повлиять на их замыслы, чтобы сделать их более успешными...
  Паникующая часть меня снова захлебнулась страхом: а как же угроза Содружеству? А как же безумие, накатывающее на ГИО-особей?! Могу ли я брать на себя такую ответственность?!!
  Мысленно я дала ей затрещину, но пообещала выяснить в самое ближайшее время, как обстоят дела с крышей у Вигора и его компании. На первый взгляд, с ней всё было нормально, но мало ли...
  Всё время, пока шёл внутренний монолог, причина моих терзаний продолжала сидеть рядом, рассматривая бассейн, как будто прикидывая, как бы его модернизировать. Но, как только я приняла нелёгкое решение (и не окончательное, ничего подобного! Я собиралась выторговать себе максимальную свободу действий), викинг, как будто почувствовав это, повернулся ко мне, вопросительно подняв брови. Я раскрыла рот... но сказала совсем не то, что собиралась:
  - А... ты кто? В смысле, специализации?..
  - Генетик, естественно, - ответил оживший ужас и внезапно улыбнулся. - Я думал, это и так понятно.
  Генетик. Ну, конечно! Могла бы и сама догадаться, если бы способность соображать вернулась побыстрее. Но легче от этой информации не стало. Вот, нисколечко! Самый худший из всех возможных вариантов. Потенциальный гениальный маньяк-убийца...
  - А остальные? Те, которые приезжали к тебе, в лабораторию?
  - Они техники. Авинор занимается кибер-системами.
  Очень не хотелось об этом спрашивать, я бы вообще предпочла забыть его, как ночной кошмар, но... я должна была знать точно.
  - А... Эдор?
  - Стратег.
  - Кто?!
  - Стратег. Он разрабатывает всевозможные операции по обеспечению жизни тех, кто остался на базе, готовит нужных людей, заводит контакты, строит планы, обеспечивает наше внешнее прикрытие, да много чего ещё.
  Мне усиленно захотелось побиться головой об стенку. М-дааа... Выбрала безопасный вариант секса, называется. И ведь даже некого спросить, почему из всех возможных кандидатов я остановилась на самом худшем, да ещё и выполняющем задание "налаживать контакты"?!
  Лучше бы слетала в Университет на один вечер, мелькала ведь такая мысль... Так нет, - решила использовать этого мачо, раз уж он так удачно подвернулся... Можно только гадать теперь, кто кого использовал, да и кто кому подвернулся - тоже... Ой-ёй-ёй... Прости меня, Линн! Больше и слова не скажу о твоей глупости...
   Оказывается, жгучий стыд очень даже способствует оживлению мыслительного процесса! Картинки и события замелькали в голове, как калейдоскоп, складываясь и тасуясь. Кое-что начало проясняться прямо на глазах.
  Теперь стало понятно, почему они вынуждены прятаться. Думаю, не только мне показалась бы странной, как минимум, концентрация такого количества красавцев, где бы они ни собрались. Интересно, для чего создатели генно-изменённых существ сделали их такими... чрезмерно привлекательными?
  Назрел очередной вопрос:
  - А какой у вас биологический возраст?
  - Нам всем по двадцать пять стандартных лет.
  Ну, памятуя Маугли, я бы не удивилась, даже если бы он сказал, что им лет по восемнадцать. Я же не в курсе, с какой скоростью идёт у них развитие... А, кстати, вот что действительно важно:
  - И сколько времени ваши программы уже... активны?
  - В восемь лет прошёл первый, начальный этап активации, в двенадцать - второй и окончательный.
  Ого-го!! Это значит... это значит, что они уже миновали рубеж в восемь-десять лет функционирования, который оказался роковым для ГИО-поселенцев на той же Джорбе. И выглядят, вроде, вполне разумными. Как-то сумели избежать или отсрочить наступление безумия?
  Будто подслушав мои мысли, ГИО-генетик сказал:
  - Мы не сумасшедшие, как видишь. И не представляем для вас никакой опасности.
  Я неопределённо пожала плечами. Хотелось бы верить!
  Вигор продолжил:
  - Думаю, что и уничтоженные поселенцы ничем подобным не страдали. Скорее всего, проблема была в другом.
  - В чём? - тут же спросила я.
  Очень хотелось услышать что-то, примиряющее меня с существованием живых генно-изменённых особей...
  - В эмоциональной недостаточности. Наш Хранитель предположил, что предыдущие поколения ГИО-людей выращивали и воспитывали неправильно. Скорее всего, заботились о физическом и умственном развитии, но совершенно не обращали внимания на эмоциональные привязанности. Проще говоря, - каждому нужно, чтобы его любили.
  Я, не удержавшись, вытаращилась на эскулапа.
  - Да-да, представь себе, - усмехнувшись, ответил он на мой невысказанный вопрос. - Нам тоже нужна любовь. Причём, в большей степени необходимо испытывать любовь самим, чем быть объектами любви.
  Я вытаращилась ещё сильнее.
  Спасением от сумасшествия оказались обычные человеческие эмоции? Чувства?! Воистину, пути Всевидящего неисповедимы! Если, конечно, варвар не пытался заморочить мне таким образом голову...
  - И как же вы решаете эту проблему? - недоверчиво поинтересовалась я.
  - Самым обыкновенным. Те, кто покинули базу, стараются как можно быстрее завести себе друга или подругу. Ну, если не получается, то участвуют в разных благотворительных акциях, связанных с заботой о людях. В детских лагерях, в домах для одиноких пожилых людей, в больницах, - где только возможно. Один из нас, например, работает в Доме содержания преступивших закон.
  - Там тоже можно найти любовь? - не удержавшись, фыркнула я.
  - Можно, - серьёзно ответил синеглазый варвар. - Ты бы удивилась, если бы я начал перечислять места, где можно найти эмоциональную привязку...
  - А те, кто остались на базе?
  - Они заботятся о Хранителе и друг о друге. У каждого из нас с самого детства есть "брат" или "сестра", за которых мы отвечаем.
  Я покрутила головой. Всё страньше и страньше! Какая-то школа-пансионат для искусственно созданных получается. С другой стороны, почему нет? Как-то ведь их надо было воспитывать... Как будущий детский психолог, пожалуй, я должна признать, что этот Хранитель, кто бы он ни был, оказался весьма умным человеком.
  - И что, вам совершенно всё равно, кого... привязывать к себе? Или как вы это делаете? В смысле, я хотела спросить, как вы выбираете, кого любить? - По мне, так это само по себе звучало дико. Всё равно, что решить: вот этот мне подходит, я в него влюблюсь. Как хотите, но не по-человечески. Механизмами попахивает...
  - Наверное, ты не поймёшь, - задумчиво ответил викинг. - Не думаю, что у людей есть что-то подобное. Что до нас, то мы их чувствуем, - тех, кому нужна забота. Именно они нас и привлекают. Посуди сама: какой смысл предлагать помощь тому, кто в ней не нуждается?
  - Не знаю, вам виднее, - пробормотала я. - А как же... "нравится-не нравится"? Неужели вы можете так вот, волевым решением, влюбиться?
  - Ну, не всё так однозначно и прямолинейно, я же не говорю, что мы притягиваемся к ним, как магнит к железу. Но если ты имеешь в виду внешность, - это последнее, на что мы обращаем внимание.
  Я покрутила головой. Вот тебе и злодеи, вот тебе и сумасшедшие генно-изменённые убийцы. Наверное, последнее, что пришло бы мне в голову, - предположение о том, что джорбиане и остальные поселенцы страдали от недостатка любви, и вследствие этого были уничтожены пять планет... Это так сразу и не осмыслишь!
  Хотя, если подумать... Любой из нас, влюбляясь, становится на порядок лучше. Почему бы ГИО-особям не сделать это состояние обязательным условием нормального существования? А если ещё подумать, то получается, что в этом они не слишком-то и отличаются от людей...
  - Ладно, допустим, что вы постоянно кого-то "пасёте", чтобы не... эээ, не стать неуправляемыми, - несмотря на насмешливый взгляд генетика, меня понесло дальше. Видимо, проснулся азарт исследователя: когда ещё можно вот так, вблизи, изучить то, что мы считали мировым злом! - А если нет под рукой никого? Тогда как?
  - Заводим зверюшку. Или птичку, - невозмутимо ответствовал Вигор.
  Не удержавшись, я прыснула, представив себе эскулапа, чирикающего с каким-нибудь жако или неразлучником.
  - И ничего смешного. Мы, между прочим, куда чувствительнее к эмоциям, которые люди испытытвают к нам, чем вы сами. От тебя до сих пор страхом тянет... Думаешь, мне приятно?
  Я озадачилась. Викинг чувствовал мой страх?.. Ещё один эмпат на мою голову?! Ей-богу, мне и лягушонка до сих пор хватало с лихвой!
  - А что, вы все эмоции ощущаете? Или только самые сильные?
  - Сильные. И не ощущаем, а, как бы сказать... чувствуем запах, что ли.
  Потрясающе! Нет, у животных такое бывает, но чтоб люди...
  - Хочешь сказать, что я сейчас пахну страхом?!
  - Ага, - поморщившись, подтвердил эскулап. - Уже меньше, но всё-таки... Неужели ты до сих пор мне не веришь? Или ждёшь нападения?
  Ну-у... может, и не жду уже, но, где-то глубоко внутри, всё равно опасаюсь. Вслух я этого, конечно, не сказала, просто примирительно улыбнулась:
  - Извини, со временем привыкну и перестану бояться. Наверное.
  Лучше бы тему поменять, не углубляясь в мои чувства, а то я и сама в них разобраться не могу...
  - А для чего вас создавали? Для освоения новых планет?
  - Скорее всего.
  - Значит, должны быть и сверх-способности? И какие?
  - Ну, я, например, могу ставить диагноз по пульсу, по дыханию, по запаху, по цвету кожи, по звуку голоса, по радужке глаз. Это если нет под рукой специального оборудования. Могу довольно долго не дышать, спать по два часа в сутки в течение пары месяцев, могу повышать температуру своего тела до сорока градусов Цельсия или снижать до тридцати двух, могу не есть дней десять без ущерба для себя. Могу не пить столько же. Ещё могу несколько дней поддерживать жизнь в теле пациента, если он, к примеру, в коме.
  - Да, впечатляет, - грустно сказала я. - Даже слегка завидно становится... Я по сравнению с вами - неприспособленная неумеха.
  - Обычное заблуждение, - отрезал эскулап. - Ты - человек, созданный Всевидящим, по Его образу и подобию, а мы - всего лишь ваши копии, овеществлённые представления об идеальном работнике. И потом, знаешь пословицу? Если в одном месте густо, то в другом - пусто. Мы можем идти пешим маршем три дня подряд, но не в состоянии завести настоящую семью.
  - Почему?
  - Потому что стерильны. Все, - и мужчины, и женщины.
  - А почему? Какой-то неучтённый фактор или специально было так задумано?
  - Никто точно не может понять. Но не запланированный, - это точно.
  Я нахмурилась.
  - Получается, что каждого из вас можно только создать заново?
  - Получается. Только зачем?
  Действительно... Вряд ли хоть один из них мечтает получить свою собственную копию, вместо ребёнка, судя по неприкрытой горечи в голосе варвара. Мне даже стало его немножко жаль: расстраивается, совсем как обычный человек. И в этом, кстати, они тоже схожи с лягушонком...
  - А сколько у вас женщин? - Мне пришло на ум, что они могли бы создавать пары между собой, это же намного проще, чем постоянно обманывать своих человеческих партнёров.
  - Немного, всего двадцать пять из пятисот.
  М-даааа... Действительно, с таким количеством каши не сваришь. Даже если их переженить на своих же, нейтрализованными окажутся всего пятьдесят ГИО-особей, а четыреста пятьдесят - в свободном плавании. Не вариант...
  - Но если вы бесплодны, то как вы тогда создаёте семьи? И ты же сам говорил, что у тебя есть сын?..
  - Приёмный, как и у всех остальных, кто решился на брак. Мы выбираем сирот из Домов оставленных детей, или ищем партнёров, у которых дети уже есть. Кстати, они, как правило, больше остальных нуждаются в заботе.
  Ну, просто благотворительная организация помощи одиноким матерям (учитывая соотношение мужчин к женщинам среди ГИО-людей)! Но одно было несомненно: я больше не воспринимала Вигора, как угрозу для себя или лягушонка. Сделал ли он точный психологически рассчитанный ход или поведал реальную историю существ, ставших заложниками ситуации, но я сочувствовала им. Оставалось только надеяться, что мне не придётся пожалеть об этом...
  Снова, как по заказу, эскулап озвучил моё настроение:
  - Теперь понимаешь, как нам сложно вписаться в обычное общество людей? Мы вынуждены жить по одному, встречаясь друг с другом изредка и украдкой, скрывая, кто мы такие, ото всех, включая близких. Так что, ты по-прежнему считаешь, что нас нужно уничтожить?
  Я почувствовала, что невольно краснею. После нашего разговора я увидела, что, по сути, они мало чем отличаются от моего лягушонка. Их тоже никто не спрашивал, хотят ли они родиться, желают ли, чтобы из них сделали идеальных врачей или агрономов, а затем им тоже отказали в праве на жизнь, хотя, скорее всего, никто из них не сделал ничего противозаконного, кроме того, что появился на свет. (Ну, о художествах Эдора пока умолчим...)
  Хотела ли я, чтобы их уничтожили? Нет. Собиралась ли обращаться в Охрану порядка? Нет. Верила ли я Вигору? Положа руку на сердце, - да. Конечно, нужно было ещё навести некоторые справки и проверить кое-что из его рассказа, но в целом, я была уверена, что он не лгал. Какой смысл был ему обманывать меня? Я ничем не могла бы ни помешать, ни помочь в достижении его целей, потому что не имела ни влияния, ни связей, ни даже потенциальных возможностей получить их. Скорее, всё было наоборот: это мы с Маугли остро нуждались в помощи, если генно-изменённые, конечно, были способны её оказать...
  - Прости, пожалуйста, - покаянно сказала я. - Просто много лет мне внушали, что вы - монстры. Сложно сразу измениться.
  К счастью, на "монстров" Вигор внимания не обратил, просто кивнул головой и спросил:
  - Теперь ты знаешь, с кем связываешься. Принимаешь нашу помощь?
  Помолчав, я тихо попросила:
  - Можно ещё чуть-чуть подумать? Конечно, особого выбора у меня нет...
  - Ничего подобного, - возразил эталон северного воина. - Выбор есть всегда. Например, решиться на риск или избрать путь осторожности. Оставить у себя беглого раба или вернуть его хозяину. Влезть в авантюру ради того, чтобы привезти его на свою планету или сдать властям, как незаконного пассажира. Защищать его или бросить в первой попавшейся больнице...
  Я почувствовала, что опять краснею.
  - Ты так это сказал, будто я... какая-то героиня. Но ведь это неправда! Я ничего особенного до сих пор не сделала, и вообще... Ты всё выложил о себе, но откуда вам известно, что мне можно верить?
  - Ты помогла такому же, как я. Как все мы. На самом деле, ты свой выбор уже сделала, когда приняла этого гуманоида, не выдала его. И для меня это - самая лучшая рекомендация, которую только можно получить. Ты даже не догодывалась, но, помогая ему, ты помогла и нам. Мы внезапно поняли, что есть люди, которым не нужно лгать, которые смогут принять нас, зная, кто мы. И, кстати, ты же подсказала, на какой планете можно обосноваться.
  Я покраснела ещё гуще. Вот уж не ожидала похвал и комплиментов от сурового предводителя морских разбойников! Да и вообще, приятно, что хоть кто-то не считает меня ненормальной, пусть даже те, кого все принимали за отъявленных злодеев и маньяков...
  Подумав, я решила, что Вигор прав: выбор уже был сделан, причём давно, а теперешние события только логически следовали из него. Осознав это, я, как ни странно, успокоилась. Раз сворачивать некуда, можно сосредоточиться на том, как дойти до намеченной цели.
  Однако, комплименты комплиментами, но пора переходить к серьёзным темам. Кое-что я хотела уточнить прямо сейчас.
  - Вигор, а как вы собираетесь нейтрализовать Скросса? Ведь у него тоже есть свой интерес к заморышу. И ему вряд ли понравится, если я буду игнорировать его распоряжения. Думаю, один раз это может прокатить, но постоянно...
  - Ты о чём?
  - Я о той лаборатории, в которой пытались заграбастать Маугли. Если бы я привела его туда второй раз, боюсь, что лягушонка просто не выпустили бы. И не думаю, что Скросс сильно возражал бы против такого развития событий. Если это вообще не было его распоряжением...
  - Ну, пока надо будет его успокоить, а потом подумаем. Наверное, тебе лучше обсудить это с Эдором, Скроссом занимается именно он, так что вместе что-нибудь придумаете.
  Подавив желание немедленно попросить в напарники кого-нибудь другого, я ограничилась тем, что поморщилась. Чтоб этому Эдору... не попадаться мне никогда на глаза!! Есть у меня сильное подозрение, что он не только Скроссом "занимается", но и мной лично... Интересно только - для дела или думает, что я нуждаюсь в помощи и защите? Мысль, что контрабандист выбрал меня на роль "опекаемой", заставила поперхнуться и закашляться. Не дай, Всевидящий! Пусть уж лучше просто контакты налаживает...
  Вигор, не подозревавший о моих метаниях, видимо, неправильно воспринял мои гримасы, потому что спросил, улыбнувшись:
  - Надеюсь, ты не ожидаешь, что мы прямо завтра полетим штурмовать оплот потомков Лемира Грасса?
  Я смущённо потупилась, потому что, вообще-то, хотелось чего-то именно такого. К тому же - такая команда, сверх-люди, со сверх-способностями...
  Эскулап правильно расценил моё молчание и покачал головой.
  - Нет, Тэш. Любую успешную операцию предваряет долгий подготовительный процесс. Сначала - разведка, сбор данных, планирование... И только потом будем потихоньку воплощать то, что придумали. Надеюсь, ты не забыла, что твоему гуманоиду ещё предстоит повзрослеть? Это тоже не так просто, уверяю тебя. Мало изменить его тело, надо и сознание "дорастить" до нужного уровня. Так что не рассчитывай на взятие Мирассы в ближайший год, как минимум.
  Я уныло вздохнула. Наверное, дело было в том, что Вигор говорил правильные, но такие обыденные и обыкновенные вещи, а из уст сверх-человека хотелось услышать что-то другое... обещание чуда, что ли. Вроде волшебного заклинания: абракадабра, и всё готово! Заморыш вырос, Мирасса впустила нас, императорская семья свергнута, все Вайятху на свободе, ГИО-люди нашли себе новый дом... Все счастливы и довольны.
  Озвучивать я это, конечно, не стала. Не стоило сходу портить благоприятное впечатление о себе, ещё успеется... Поэтому я заверила Вигора, что всё понимаю, и попросила время на дополнительное обдумывание ситуации. Эскулап понятливо кивнул. Наверное, ему тоже было что обдумать.
  Легко поднявшись, он покинул балкон, а я осталась. Идти куда-то не хотелось. Мне очень нужно было ещё раз (а может, и не один) прослушать только что состоявшуюся беседу, чтобы полностью понять всё, что было сказано, вникнуть в мелочи, которые могли ускользнуть от моего внимания, и проверить свои выводы.
  Поглядывая одним глазом на заморыша, который, видимо, устав, просто лежал теперь на бортике бассейна, лениво гоняя ладошкой волны, я мысленно приказала Деоне прокрутить запись разговора с предводителем морских разбойников, начиная с его слов: "А ты согласишься принять мою, - и не только мою - помощь?", постоянно останавливая воспроизведение и обдумывая услышанное.
  В целом, после вторичного прослушивания моё мнение не изменилось. Эскулап, судя по всему, не врал, а я приобрела дополнительную головную боль. Чем только Вограны не шутят: к одной государственной тайне, которой являлся лягушонок, я присовокупила ещё одну, уже масштаба всего Содружества: сведения о том, что ГИО-люди не были уничтожены полностью. Боюсь даже предположить, что ждёт меня в будущем, если эти секреты валятся на меня, один за другим. Что-нибудь галактического масштаба?..
  Удостоверившись у Деоны, что всё спокойно, лягушонок играет у себя в комнате, я, наконец, побрела на поиски Вигора и его напарника. Они нашлись в кабинете, тихо беседующими о чём-то своём. Задержавшись на пороге, я в последний раз спросила сама себя: "Готова?" и, как в воду головой, шагнула к повернувшемуся ко мне эскулапу. Вопрос не прозвучал вслух, но я на него ответила:
  - Да, я принимаю вашу помощь. И сделаю всё, что зависит от меня, чтобы помочь вам.
  Оба генно-изменённых очень серьёзно кивнули, словно со своей стороны подкрепляя мои слова, а потом викинг встал.
  - Тогда мы, пожалуй, откланяемся. "Иллюзор" работает, всё в порядке, посторонний сигнал нейтрализован, так что в ближайшее время кое-кто может забеспокоиться.
  - Кто?
  - Тот, кто его устанавливал, конечно. Можно ожидать, что кому-нибудь срочно понадобится встретиться с тобой или приехать в гости. Если это не кто-то из наших, можешь быть уверена, что он - "шпион".
  - И что мне тогда делать? - забеспокоилась я. - Не пускать их на порог?
  - Ну, почему, пускать-то можно, хотя и нежелательно. Лучше встречайтесь где-нибудь на нейтральной территории. Там сложнее испортить настройки охранной системы. - Вигор улыбнулся. - Ну, давай прощаться, Тэш. Надеюсь, завтра-послезавтра ты обойдёшься без нас?
  Я неуверенно кивнула. Знать бы, что никого Вограны не принесут ко мне...
  - Если что, - звони мне или Эдору, выручим.
  Надеясь, что непроизвольная гримаса, перекосившая моё лицо при упоминании Эдора, ускользнула от внимания викинга, я торопливо попрощалась, поблагодарила за всё и проводила обоих ГИО-людей к флайеру, стоявшему на площадке.
  Подчёркнуто аккуратно и точно эскулап поднял машинку в воздух, махнул мне ещё раз на прощанье рукой и заложил чуть ли не с места длинный красивый вираж. Несколько секунд - и летательный аппарат исчез за деревьями.
  К полному своему недоумению, я вдруг почувствовала себя брошенной и беззащитной. Ну, просто колдовство какое-то! Или я, незаметно для себя, стала излишне эмоциональной, или это события последних дней меня так измотали. Никогда раньше не ощущала такого одиночества и беспомощности... И, конечно же, именно в этот момент в кармане зазвонил вифон.
  Глянув на экран, я прикусила губу. Кто-то должен был забеспокоиться после установки "Иллюзора"? Ну вот, пожалуйста, - номер первый, видимо, уже изнывает от беспокойства...
  
  Глава двадцать вторая.
  
  Господин Скросс по-прежнему очень ценил своё время, поэтому начал без предисловий:
  - Тэш, у вас какие-то сложности?
  Подавив желнание честно ответить, что, раз он позвонил, то сложности точно имеются, и даже большие, я вежливо спросила:
  - Добрый день. Не совсем понимаю, что вы имеете в виду?
  - Лабораторию, в которую я вас отправил, по вашей же горячей просьбе. Вы прошли только обследование, а дальше? Ваш подопечный больше не нуждается в корректировках, или у вас изменились планы?
  Даа, разведка у него хорошо поставлена, ничего не скажешь... Всего один день прошёл, а он уже явился с молниями и громами. Или просто байон Вольп наябедничал?
  - Планы не изменились, но... мне не очень понравилось отношение персонала в той лаборатории, простите. Мы не договаривались, что у меня будут пытаться отобрать Маугли.
  - Отобрать? Каким же образом?
  - Мне буквально только руки не выкручивали, чтобы заставить привести его ещё раз и оставить там для исследований. Я думаю, что такое развитие событий было бы ни в моих, ни в ваших интересах.
  Последовало молчание, - видимо, крокораус переваривал услышанное. В его способности читать между строк я не сомневалась, поэтому надеялась, что посыл "не троньте лягушонка - я не буду пытаться напакостить вам", он понял. Главное, чтобы не разозлился...
  - Просто психологический феномен какой-то, - задумчиво проговорил он, наконец. - Замуж вам пора, Тэш, и детей завести. Вот что.
  Я подумала, что ослышалась, - ничего подобного! Мегалозавр индустрии ещё и развил эту тему:
  - Кстати, через месяц моя корпорация курортов отмечает годовщину создания, будет много перспективной молодёжи. Я распоряжусь, чтобы вам прислали приглашение.
  - С-спасибо, - просипела я, судорожно пытаясь выдавить улыбку и, одновременно, сообразить, что он задумал: срочно сбагрить меня на руки кому-то из своих протеже или просто отвлечь от забот о Маугли? Ни тот, ни другой варианты меня совершенно не устраивали! Ещё не хватало добавить ко всем проблемам необходимость бегать от навязанного мастодонтом ухажёра! - Я очень благодарна за заботу, но, видите ли...
  - Если вам понадобится платье или ещё какая-нибудь дамская амуниция, можете обращаться к моему кибер-секретарю, она всё устроит, - не слушая, продолжал благотворитель.
  - Спасибо, но...
  - Кстати, там будет Линна. Они с мужем приедут, но только на пару дней, как раз к празднику. Думаю, вам захочется увидеться с ней? Боюсь, другого времени для встречи просто не будет.
  Ещё и Линн?! Мне пришлось срочно глотать все заготовленные возражения и активно благодарить Скросса за любезность и предусмотрительность.
  Вообще-то, встречаться с подругой, особенно в свете последних событий, свалившихся на меня с её подачи, совершенно не хотелось. Равно, как и видеть её лощёного муженька. Не уверена, что вообще смогла бы теперь общаться с ними, как ни в чём не бывало, нервы уже не те... Но крокораус, похоже, что-то задумал, раз так недвусмысленно настаивал на нашей встрече. Знать бы только - что, и чем оно грозит нам с лягушонком...
  Тут у меня промелькнула мысль, которую я поспешила озвучить:
  - А смогу ли я прийти на праздник не одна?
  Гениальный предприниматель завис на пару секунд, а потом осторожно и как-то холодно поинтересовался:
  - Надеюсь, вашим спутником будет не... известный нам субъект?
  - Ну, что вы! - с жаром возразила я. - Ни в коем случае! Просто знакомый, чтобы не чувствовать себя одиноко, особенно поначалу...
  - Если вам так хочется... - тепла в голосе мастодонта не прибавилось, но облегчение всё-таки было - едва заметное, то тем не менее. - Как хотите, Тэш. Лишь бы вам было удобно.
  Так я и поверила, что его хоть на секунду взволновало моё удобство...
  Убедившись, что рыба с крючка не сорвётся, и на приём я являюсь обязательно, мегалозавр от бизнеса заметил вскользь:
  - Надеюсь, вы всё же найдёте способ уладить разногласия с баойном Вольпом?
  Мысленно показав ему язык, я вежливо ответила:
  - Не беспокойтесь, есть другая лаборатория, где нам помогут в самое ближайшее время.
  - Вот как? - отозвался папашка Линн, приподняв одну бровь. - Очень рад... Полагаю, финансовые вопросы уже решены?
  - Конечно, всё в порядке.
  Да, да, - пусть думает, что я нашла какого-нибудь жадного и беспринципного генетика. Надеюсь, Вигор готов к проверкам, не вчера же он родился - или как это назвать? - и вряд ли в первый раз его деятельностью интересуются серьёзные люди. Хотя, уровня Скросса - наверное, всё-таки, в первый раз. Надо будет предупредить эскулапа: пусть спрячет "уши и хвосты", если они есть где-то...
  В самом конце этой познавательной беседы экономист и предприниматель небрежно спросил:
  - Как вам дом, Тэш?
  - Замечательный! Как раз то, о чём я мечтала! Спасибо огромное за помощь!
  - А как охранная система?
  - Была не слишком хорошая, пришлось поменять на более новую, - внутренне подобравшись, ответила я.
  Крокораус задумчиво кивнул.
  - Может быть, прислать специалиста, чтобы он отрегулировал её работу, как следует?
  - Нет, спасибо, всё прекрасно функционирует, меня заверили, что проблем никаких не будет.
  - Ну, хорошо. Обращайтесь, если понадобится. Кстати, а какая фирма ставила?
  Ах, ты ж... Откуда мне знать, какая фирма? И вообще, может, никакой фирмы в помине нет?! Надо срочно что-то придумать...
  Я пошла проверенным путём недомолвок:
  - Сейчас не вспомню, но могу найти договор и посмотреть название, если вам нужно.
  - Да нет, не стоит. Возможно, позже...
  Попрощавшись, мегалозавр отключился, а я села прямо на траву. Сил, даже дойти до беседки, не было.
  В пору было хвататься за голову. Что за игру затеял папашка Линн?! Зачем тащит сюда дочь, и для чего ему понадобилась наша встреча? Что он надеется в результате выиграть? Учитывая трудности со связью, отправить приглашение Линн он должен был явно заранее. Возможно, его задумка и не касается Маугли, но тогда что?..
  Посидев в раздумьях некоторое время, я спросила своего кибер-консультанта:
  - Део, сбоев в работе "Иллюзора" не было?
  - Нет, Тэш, - мгновенно отозвалась она.
  - А атак?
  - Атаки были, но безуспешные.
  - И как их пережил лягушонок?
  - Спокойно. Мы договорились с ним, что к новой системе безопасности он подключаться не будет.
  Я только покачала головой. Вот, дожили... Мой кибер договаривается с Вайятху, меня в известность не ставя. То ли это хорошо, то ли плохо, - непонятно. С одной стороны, учитывая, что в самое ближайшее время мне будет, чем заняться, неплохо, что они не грузят меня лишними проблемами. С другой, надо бы установить границы этих договоров, чтобы не проморгать что-нибудь важное.
  - Део, найди мне всё, что есть, о курортном бизнесе господина Скросса и вечеринке, которую он устраивает, примерно, через месяц, - попросила я.
  - Да, Тэш, - с готовностью отозвалась моя помощница и принялась вываливать на меня выуженные сведения.
  Через несколько минут я знала об этой корпорации всё самое главное, что было в доступном пользовании в сети. Выяснила, что туризм стал одним из основных направлений бизнеса крокорауса в последние годы, причём, бурно развивающимся. В настоящий момент у папашки Линн были свои интересы на двадцати двух самых привлекательных планетах Содружества, и планировалось расширение поля деятельности ещё на пятнадцать, в том числе и на... Мирассу!
  Ну, чего-то такого я и ждала всё время. Должна же была найтись хоть одна причина, по которой Линн вышла замуж за мирассца? Туристический бизнес ничуть не хуже любого другого, и денег приносит немало, так что Скроссу светил бы весьма неплохой куш, если бы ему удалось добиться разрешения на посещение Мирассы туристами. Вполне вписывалось в эту картину и имя Линн среди списка кандидатов в директора нового филиала, об официальном открытии которого как раз должны были объявить на грядущем корпоративном сборище.
  Что ж, всё закономерно: нет лучшего стимула, чем собственный карман. И, поскольку из Линн такой же директор, как из меня - чтица священного речетатива племени байто, вполне понятно, что на самом деле местечко предназначается для её мужа. Или кого-то из его семейства... Хотя, вряд ли. Жадность - основополагающая черта характера Альдора, так что он не подпустил бы кого-то другого к кормушке. Конечно, женитьба на Линне и так весьма неплохо обеспечила гордого, но, на тот момент почти нищего, мирасского аристократа, да ведь аппетит, как известно, приходит во время еды...
  Прочитав всё, что Деона, сочтя важным, предложила мне для ознакомления, я поморщилась: та же мышиная и крокодилья возня, что и четыре года назад, когда мне довелось в первый и, как я надеялась, последний раз, попасть на подобное мероприятие. Я тогда поклялась, что ноги моей больше не будет на бизнес-празднованиях, кто бы их ни устраивал, - и вот, пожалуйста!
  Верно говорят: никогда не говори "никогда". Не своей волей, так крокораусовой, мне опять придётся танцевать эти ритуальные танцы крутых бизнесменов и тех, кто жаждет к ним присоединиться. Официоз, платья строго определённой длины, драгоценностей не меньше, чем полкилограмма (и не дай тебе Всевидящий надеть подделки! Урон своему престижу нанесёшь несмываемый!), любезные оскалы и клацанье челюстей, едва повернёшься спиной...
  В прошлый раз было легче, - меня пригласила Линна, дочь хозяина, которая, как всем было достоверно известно, не претендовала ни на какую заметную роль в расширяющейся торговой империи своего папаши, зато активно транжирила зарабатываемые им кроды. Поэтому ни она, ни её гости не считались заслуживающими особого внимания. Мне повезло наблюдать грызню пауков в банке с безопасного расстояния.
  В этот же раз ситуация вырисовывалась куда худшая: я была не просто наблюдателем, я - одна из игроков, точнее, фигур, которыми двигал господин Скросс. И играть придётся вслепую, по чужим правилам, которых я не знаю... Впрочем, всегда возможны незапланированные повороты. Если хорошенько подумать и правильно всё организовать, возможно, мне удалось бы преподнести крокораусу сюрприз.
  Вспомнив, что у меня теперь в рукаве есть козырь, - а если быть точной, то целых пятьсот козырей! - я несколько воспряла духом. Может, всё не так уж и плохо. Может даже, удастся как-то использовать это сборище для достижения своих собственных планов? Если бы, например, со мной пошёл Вигор...
  Хотя, - нет. Не стоит демонстрировать какие-то особые отношения с ним. Он же по легенде - жадный до денег, беспринципный генетик из третьесортной лаборатории, и не стоит разрушать его образ в глазах мастодонта индустрии. Лучше я у генно-изменённых ещё кого-нибудь попрошу в сопровождающие...
  Взбодрившись такими мыслями, я поднялась, наконец, и пошла в дом.
  
  Остаток дня прошёл в трудах праведных, но вполне приятных: обучении лягушонка пользованию домашними приборами, призванными облегчить быт. За всеми переживаниями и откровениями я успела соскучиться по заморышу, о нём и говорить нечего, - он всегда жаждал внимания "сагите", так что мы просто наслаждались тихим семейным вечером. С удовольствием отложив в сторону все тайны Содружества, я принялась учить его варить кофе.
  Начали с кофемашины, поскольку лягушонок уже давно порывался чем-нибудь "радовать" меня, а чашка хорошего кофе - кратчайший путь к моему сердцу. Я подробно и обстоятельно ознакомила Маугли с таинствами помола зёрен, закладывания порошка в дозатор, взбивания молока в густую пену и добавления нужного количества сахара. Он слушал меня, открыв рот, старался повторить всё в точности и... портил одну чашку за другой. Я никак не могла понять, что можно было сделать не так в простом, как собирание ромашек на лугу, процессе приготовления капуччино, но заморышу явно это удалось! После третьей порции решила прервать его муки и спросила:
  - Маугли, в чём сложности? Я же всё тебе рассказала и показала!
  И тут выяснилось, что лягушонок просто-напросто "не слышит" мою кофеварку!
  - Она не говорит со мной, сагите! - пожаловался он, шмыгнув носом. - Как ни стараюсь, она всё время молчит!
  Я от неожиданности тоже замолчала, не зная, что ответить. Почём мне было знать, отчего именно этот старинный агрегат оказался столь скромным или глухим? Возможно, дело было в том, что для "разговора" с Маугли у кофемашины было слишком мало "мозгов"...
  Постаравшись утешить расстроенного заморыша, я заставила его просто заучить последовательность действий и количество используемых продуктов. Когда он приготовил первую сносную чашку кофе, правда, с большими, лопающимися молочными пузырями вместо крепкой устойчивой пены, мы оба устали так, как будто самолично изобретали способ готовки капуччино, чтоб его Вограны побрали...
  Смешно, но и в дальнейшем, сколько бы лягушонок ни старался, варить по-настоящему вкусный кофе он так и не научился. Это стало для него источником бесконечных страданий, а для меня - напоминанием, что нет в этом мире совершенства. Иногда осознание этого очень утешало! Особенно, когда вокруг группировались сплошь типы с аномально разнообразными способностями, мне недоступными...
  После кофе мы вплотную познакомились с холодильной камерой, потом с посудомоечной машиной, потом с агрегатами по приготовлению и разогреву пищи. Попутно я узнала, что холодильник уже устал, и скоро захочет отдохнуть (а агент меня уверяла в полной исправности оборудования!); что старая плита, которую я приняла за бесполезный, хотя и красивый антиквариат, вполне готова работать, - для этого требуется только чуть-чуть ей помочь; что генератор силового поля терпеть не может снегопады ("А что такое снегопад, сагите?"); и что в окнах игрового холла не работает затемнение стёкол, потому что лягушонку нравится, когда света много...
  В конце концов, когда мы закончили, заморыш уселся на пол, рядом со мной, робко погладил по ноге и сочувственно сказал:
  - Вам так много надо всего знать, сагите...
  - Ну, теперь и тебе - тоже, - возразила я. - Если не будешь знать, как достать или подогреть еду, рискуешь остаться голодным.
  - Это ничего, - торопливо заверил меня кикиморыш. - С вами всё равно лучше...
  Как пить дать, существовали какие-нибудь правила, не позволяющие Вайятху есть без особого разрешения хозяев, даже в их отсутствие. Но я не стала пока заморачиваться этим. Вот когда я начну учиться и буду появляться в доме только ближе к ночи, вопрос еды, скорее всего, отпадёт сам собой. Особенно, если будет прямой запрет терпеть голод до моего прихода.
  Я совершенно забыла о проблемах, нависших над нами, слушая откровения заморыша о тайной жизни нашего жилища, - кстати, со слов того же Маугли, дом нас принял с удовольствием и всячески старался помогать. Мне даже начало казаться, что я угодила в сказку Андерсена, с гуманоидом в роли Оле-Лукойе. Только фей не хватало!
  Уже ночью, когда мы легли, я, поддавшись настроению, рассказала зелёному недоразумению о его волшебных "родственничках", которые, по преданиям моей пра-родины, жили в лесах и садах, тоже любили всё живое и умели разговаривать с деревьями и цветами. Лягушонок тут же загорелся идеей поиска фей и, пока не уснул, долго тихо бормотал себе что-то под нос, строя планы прочёсывания ближайших окрестностей, - разумеется, "если сагите позволит"... Когда он, наконец, тихонько засопел, заснула и я. Но даже совершенно мирный вечер не помешал мне рухнуть прямиком в объятия ночных кошмаров.
  Через несколько часов я проснулась в поту, с бешено колотящимся сердцем и полным ощущением реальности происходящего: мне приснилось, что ГИО-люди объявили на нас с Маугли охоту, и мы оказались в ловушке, окружённые толпой молчаливых чёрных теней, со светящимися красным глазами. Они неумолимо, глухо и молчаливо надвигались на нас, неся смерть.
  Отдышавшись и осознав, что вокруг всё спокойно, я попыталась уснуть снова, но ненадолго: очередной кошмар заставил меня очнуться от собственного крика. В этот раз, для разнообразия, нас ловили силы Охраны порядка, заодно с теми же генно-изменёнными, и тоже собирались уничтожить, не слушая никаких объяснений и просьб.
  Надеясь отвлечься, я сходила вниз, напилась воды, выслушала ворчания Део о моём злоупотреблении бодрящими свойствами кофе и снова попыталась поспать... Надо ли говорить, что проснулась я оттого, что во сне нас опять пытались убить! Но теперь это был господин Скросс, узнавший, что мы с Вайятху собираемся нарушить его планы.
  Поняв, что одной воды будет мало, я выпила ещё успокаивающие капли и решила, что не буду ждать, пока к толпе желающих убить нас с заморышем присоединится и муж Линн, - а, судя по всему, дело шло к тому. Моё подсознание настырно подсовывало всё новых кандидатов во враги, и я совершенно не горела желанием узнать, сколько их ещё там было. Мне и показанного вполне хватило, чтобы надолго расхотелось спать.
  Возможно, я бы так просидела до утра в кабинете, делая вид, что читаю, но через некоторое время на пороге появился сонный лягушонок, пытающийся разлепить глаза. Умилительно-забавный, как разбуженная зверюшка.
  - Сагите... что-то случилось? - встревоженно спросил он, щурясь от света лампы.
  - Ничего страшного, мне просто не спится. А ты иди обратно в постель.
  Ну да, как же! Он пошёл, - только совсем в другую сторону, прямиком к креслу, в котором я свернулась. Усевшись на своё любимое место - у моих ног, - он положил голову мне на колени и спросил:
  - Сагите, вы нервничали весь день... Можно мне помочь вам?
  - Чем?
  - Я умею делать массаж, - напомнил он, отчаянно пытаясь удержать зевоту.
  - Не надо, ты засыпаешь на ходу, пожалуй, ещё что-нибудь не то намассажируешь...
  - Нееет, я не сплю, - шепнул упрямец и взялся доказывать, что совершенно бодр.
  Сказать правду, сначала я хотела настоять на своём, но потом вспомнила, как один раз кикиморыш уже сотворил массажем чудо, и решила подождать, - вряд ли он сделает хуже, чем есть...
  Заморыш уселся поудобнее и взялся за мою руку. Как и в первый раз, началось всё с поглаживаний, лёгких нажимов, касаний, растираний. Постепенно его пальцы перебежали с кисти на предплечье, потом - на плечо, заставляя зажатые мышцы расслабиться. Затем точно так же, аккуратно, нежно, но сильно была "проработана" вторая рука.
  Мои мысли уже слегка "поплыли" от удовольствия и недосыпа, когда он застенчиво спросил:
  - Сагите, можно... расстегнуть вашу пижаму?
  - Зачем? - лениво осведомилась я. Внутри было так тепло, словно в меня вставили подогревательный элемент. Всё казалось неважным и далёким...
  - Теперь нужно массировать спину, - пояснил лягушонок.
  Спину так спину, - опустила спинку кресла, превращая его в нечто, вроде узкого ложа, и медленно повернулась, предоставляя кикиморышу свободу действий. От прикосновений чутких горячих пальцев по телу волной потекло расслабление, освобождая даже мысли от груза проблем и мрачных предчувствий.
  Когда Вайятху принялся за мои ноги, я уже блаженствовала где-то в нирване. Никогда не думала, что массаж может принести столько удовольствия! Вместе с зажатостью мышц уходили усталость, страхи, тревога. Я летела сквозь тёплый сумрак, набирая высоту, дальше и дальше от земли...
  - Всё, сагите. Вам хорошо? Я угодил вам?.. - спросил мальчишеский хрипловатый голос, возвращая меня в реальность.
  - Мммм, просто волшебно. - Глаза с трудом открывались, так тянуло спать. - Это и есть твоё четырнадцатое небо?..
  Честное слово, я бы поверила в это! Никогда, ни один любовник не доставлял мне столько удовольствия, сколько этот несуразный гуманоид, причём, вовсе не сделав ничего сексуально-возбуждающего.
  - Нет, сагите, на четырнадцатое небо надо подниматься другим путём. Хотите, я покажу?.. - выдохнул лягушонок шёпотом мне прямо в ухо и, не дожидаясь ответа, легко скользнул ладонью по моей спине, задержавшись на пояснице. Клянусь Всевидящим, он просто подержал руку на одном месте, даже не нажимая, но меня как будто прожгло от его прикосновения! Сквозь мышцы спины вниз, вниз... Закручивая всё внутри во внезапный, резкий, жгучий всплеск желания.
  От неожиданности я замерла, не зная, как реагировать на такие выверты собственной физиологии, но тут заморыш положил мне на спину вторую ладонь, чуть ниже, и меня накрыло второй волной возбуждения, от которой по телу прокатилась дрожь.
  - Стой! - хрипло приказала я, пытаясь восстановить контроль над взбесившимся либидо, требовавшим немедленного продолжения, причём с Вайятху в главной роли...
  Паршивец остановился, потом медленно-медленно "отлепил" руки от моего тела, заставив меня снова содрогнуться в сладострастной истоме, разлившейся от макушки до пяток. Я обернулась, не обращая внимания на то, что моя пижама давно не просто расстёгнута, а уже снята, и я лежу совершенно обнажённая, а ведь этого, кажется, надо было почему-то избегать... Но тут мой взгляд упёрся прямо в огромные зелёные глаза, горящие не меньшим возбуждением!
  Краем сознания я отметила, что лягушонок вовсе не выглядел испуганным или смущённым. На его лице отражались, скорее, напряжение, жажда, даже исступление... Казалось, он плавился в том же огне, что разжёг внутри меня.
  И я не выдержала. Не опуская глаз, села и наощупь принялась освобождать его от одежды, с удовлетворением ощущая, как и он вздрагивает от моих прикосновений, как горяча на ощупь его кожа, как быстро сохнут полуоткрытые губы...
  Он не был больше ни забавным, ни милым, ни даже безобидным. Напротив, сейчас Вайятху напоминал совершенное, обоюдоострое оружие, которым можно и пораниться, если действовать неумело. И почему-то очень хотелось узнать, каково это - обжечься или порезаться об него...
  Я смотрела в потемневшие глаза с расширившимися фиолетовыми зрачками и, как никогда ясно, ощущала, что являюсь центром его мироздания, смыслом существования и пределом, к которому он стремится, как пловец к финишной черте. Это предельно откровенно читалось в его взгляде, в движении - когда он шагнул ко мне и опустился на колени, прижимаясь к моим ногам, в напряжённости позы, в которой застыл потом.
   Я чувствовала, что он "горит" для меня. И вообще сейчас, здесь, он весь, целиком - для меня. От высокого лба, с бисеринками выступившего пота, до прерывистого вздоха, от упругого движения бёдрами навстречу до горячих, как лава, ладоней на моём лице, от беззвучного шёпота до отравляюще-сладкого поцелуя... Принадлежащий мне незнакомец, похожий на хищного, опасного зверя, скрывающийся до поры в неуклюжем подростке. Немыслимое сокровище, которое я должна буду отдать. Вернуть кому-то, кого даже не знаю... Но всё это будет потом, потом - ещё не сейчас, не сегодня!
  Сейчас были только он, я, ночь и безумие, овладевшее нами. Мольба в зелёных глазах стала нестерпимой и я, нащупав пояс от пижамы, шепнула:
  - Закрой глаза, - когда он повиновался, атласная полоска пересекла его лицо, погасив обжигающий взгляд. - Не двигайся... Просто стой...
  Я просто физически ощутила, как тяжело ему было подчиниться, но он сделал это.
  Вот теперь можно было, не торопясь, почувствовать его... На ощупь, на вкус, на запах... Гибкое тело, расцвеченное пурпурными и фиолетовыми вспышками, в такт неровному дыханию, сводило с ума своей доступностью. Я замерла на секунду, предвкушая, сколько всего мне ещё предстоит узнать о нём и, возможно, о себе. Какие умения прячутся под неказистой маской кикиморыша, и каково будет оно - обещанное четырнадцатое небо...
  Но, прежде, чем пускаться на его поиски, я должна была закрепить эту власть над лягушонком, стать той самой, настоящей хозяйкой, о которой он мечтал, и без которой пока обходиться не мог. Конечно, можно было опять отложить, но... Раз уж так всё сложилось, раз он сам захотел этого, раз я связала нас, скрепив союз болью... Да будет он моим по-настоящему!
  
  
  Глава двадцать третья.
  
  Уже много позже, возвращаясь мыслями к этому вечеру, я вспоминала о том, как хотела обставить первый раз настоящего секса с женщиной для лягушонка. Как собиралась исправлять, последовательно и терпеливо, последствия его "общения" с Линн, как обдумывала ласки и позы, которые должны были помочь заморышу смириться с тем, что хозяин поменялся на хозяйку. Но мне и в страшном сне не могло привидеться, что этот самый, так тщательно планируемый, первый раз произойдёт посреди бессонной ночи, на полу в кабинете, без малейшей подготовки, и будет лихорадочно-торопливым, с явственным привкусом сумасшествия...
   Нет, меня всё-таки хватило на ласки, но совсем не нежно-расслабляющие, а, скорее уж, близкие к лёгкому мучительству: лягушонок так сильно рвался ко мне, что приходилось раз за разом прижимать его руки к полу, напоминая, что партию веду я. Кто бы мог предугадать, что пугливый, трепетный кикиморыш в одночасье превратится в неукротимого любовника, никак не могущего насытиться ни моими прикосновениями, ни мной...
  Скользя по нему ладонями, я ощущала, что он дрожит. Но, смирившись с пассивной ролью, лягушонок реагировал только непроизвольными полувсхлипами-полустонами и разбегающимися по телу перламутрово-лиловыми волнами.
   Доведя его до того, что вместо стонов из горла начало вырываться рычание, я, наконец, решилась. Как могла, медленно и осторожно опустилась на него сверху, позволяя ему проникнуть внутрь меня. Сама, не удержавшись, застонала. Кикиморыш закаменел, перестав, кажется, даже дышать. Я тоже затаила дыхание, не зная, какой реакции ждать от него. Сиреневые переливы постепенно сменились быстрыми радужными всполохами, и дыхание заморыша снова участилось им в такт. Надеясь, что правильно истолковала смену цветов, я приподнялась, опустилась, потом снова приподнялась, вглядываясь в его лицо, с закушенной губой, и задержалась... Но тут лягушонок ожил и сам подался бёдрами ко мне, понуждая продолжить движение.
  - Ещё... ещё... - хрипло попросил он, выгибаясь навстречу. - Ещё!
  Одного этого хватило, чтобы остатки благоразумия улетучились из моей головы. Отбросив сомнения, я прильнула к нему, ускоряя темп, стараясь довести его до оргазма как можно быстрее, пока могла сама сдерживаться...
  Слава Всевидящему, - я ещё контролировала себя, когда заморыш вскрикнул и содрогнулся всем телом. Это подействовало, как спущенный курок: тут же острая игла наслаждения пронзила меня до самой макушки. Ощущения были настолько сильны, что я чуть не потеряла сознание. Испугавшись, что просто рухну, прилегла на грудь лягушонка, слушая, как колотится его сердце. Одна за другой протекли несколько медленных секунд, прежде чем я смогла поднять голову и посмотреть в запрокинутое лицо Маугли. Повязка сбилась вверх, позволяя видеть сомкнутые густые ресницы.
  Вайятху лежал совершенно неподвижно, и я забеспокоилась: неужели только мне было так сногсшибательно хорошо? Может быть, я поспешила? Или потрясение было слишком сильным? Или он опять уснул, как это, помнится, было уже однажды, в самом начале нашего знакомства...
  Всмотревшись, успокоилась: дыхание выравнивалось, цвета потихоньку бледнели, - вроде, все признаки указывали на то, что с лягушонком всё было в порядке. Я завозилась, собираясь встать, но внезапно обжигающе-горячие пальцы сжали моё бедро, не позволяя подняться. Скоропостижно оживший заморыш сдёрнул с себя повязку, приподнялся на локтях, уставившись на меня абсолютно голодными зелёными глазищами, облизнул губы и хрипло заявил:
  - Ещё!
  
  К концу этой совершенно безумной ночи мы всё-таки добрались до спальни, и даже улеглись в кровать. Засыпая, успела подумать, что смена сексуальной ориентации лягушонка прошла без сучка и без задоринки. Даже странно, учитывая, как он боялся Линн...
  А проснулась я с ощущением, что не спала вообще, - зелёный паразит ухитрялся так притискиваться ко мне, как будто и во сне продолжал заниматься любовью. Впрочем, судя по его блаженной мордочке, так оно и было. Когда я выкарабкалась из-под него, подсунув вместо себя подушку, он, не просыпаясь, пробурчал обиженно: "Сагиииите...", но с заменой, вроде бы, смирился.
  Дошлёпав до ванной, я посмотрела в зеркало и досадливо вздохнула. Всегда подозревала, что утверждение о ночах любви, красящих женщину, - некоторое преувеличение, но сегодня оно вообще выглядело явной ложью. Последствия накатившего накануне безумия сегодня вылились в синяки под глазами, особую бледность лица, несколько красноречивых ссадин, разбросанных в живописном беспорядке там и сям, а ещё головной боли и ощущении, что меня придавили персональной бетульной плитой, - из тех, что используются при строительстве космодромов.
  Налюбовавшись на свою мрачную физиономию, а также выслушав замечания и предостережения Деоны, которыми она не преминула усугубить моё паршивое настроение, я вспомнила, что наш замечательный домик имеет свою собственную Камеру поддержания физического здоровья, установленную на первом этаже. До этого я только мельком заглядывала в неё, когда осматривала новое обиталище, так что сейчас было самое время познакомиться с ней поближе.
  Кабинка оказалась, прямо скажем, не самой новой, да и выбор программ разнообразием не блистал, но для моих целей даже базового набора было вполне достаточно. Я начала с режима "Шторм в южном море", потом добавила опцию "корабль", минут через двадцать с чистой душой переключилась на "Штиль" и "Пляж", а закончила основательным прогревом, водным массажем пяти видов и ароматерапией. Ну, и без птичьего пения, конечно, не обошлось!
  Некоторые считали Камеры имитацией жизни для лентяев, не вылезающих из городских квартир, но я привыкла к ним ещё со времён детства, когда вечерний сеанс в одной большой кабине, рассчитанной на целый этаж густозаселённого дома, был самым любимым и частым развлечением для всех детей, вне зависимости от возраста. Конечно, уединения там не было по определению, зато режимов - около двухсот! И чего только я там не опробовала! И бури Савонии, и ветры Пандана, и полёты над горами хребта Каблонга на Третьей... Но самыми любимыми почему-то оставались имитации природы Земли.
  Никто из нас, детей, никогда не бывал на нашей пра-родине, но это не мешало нам считать себя её знатоками, потому что мы регулярно переживали "Шторм на Тихом океане" или "Муссонный дождь в тропическом лесу"... Никому не было известно, почему дождь назывался "муссонным", но это было ещё интереснее! Мы любили Землю именно за её загадочность и искренне считали, что пра-родина была образцово-идеальной планетой... Не зря же в Камерах чаще всего воссоздавались именно её природные явления!
  С тех пор так и повелось, что, даже имея возможность посещать другие планеты и испытывать все погодные катаклизмы на собственной шкуре, я всё равно упорно ставила везде Камеры, будучи уверена, что лучшего места для релаксации, ухода за собой и решения психологических проблем, просто не может быть. В этот раз я тоже появилась из своего любимого "приюта уединения" совершенно проснувшаяся, бодрая, полная сил и энергии, и... тут же наткнулась на лягушонка, который с потерянным видом сидел на полу возле Камеры. Увидев меня, он просиял и вскочил на ноги.
  Ну, к радостному возгласу: "Сагите! Наконец-то!.." я ещё отнеслась лояльно, но когда он, без малейшего сомнения, полез ко мне с явным намерением поцеловать, пришлось срочно восстанавливать барьер.
  - Маугли, не сейчас, - строго возразила я, уворачиваясь от его рук. - Нет-нет, мы не будем заниматься любовью!
  Сияние в глазах лягушонка слегка померкло, а я подумала, что надо очень срочно озаботиться сменой приоритетов в его жизни. Волшебные ночи - это прекрасно, но посвящать сексу, даже настолько великолепному, ещё и дни - увольте! Понятия не имею, как справлялись предыдущие хозяева лягушонка с его непомерными аппетитами, - и не спросишь ведь! - но выматываться так каждую ночь я не собиралась. Придётся выкручиваться своими методами, психолог я, в конце концов, или кто... Например, усиленно отвлекать и развлекать.
  Начала тут же, с расспросов как он возле Камеры оказался. Выяснилось, что Маугли проснулся, не нашёл меня, испугался, бросился на поиски, но, к счастью, "железная сагите" объяснила ему, что госпожа никуда не улетела, - она просто "отдыхает в большом железном ящике".
  Я явственно услышала тяжёлый вздох Деоны, - видимо, лягушонок позволил себе достаточно вольно интерпретировать её слова. Улыбнувшись, подумала, что неплохо было бы и Маугли познакомить с таким чудом техники, как Камера, тем более, что он и так поглядывал на неё с умеренным любопытством, явно ожидая пояснений, как можно "отдыхать" в достаточно небольшой по размеру кабине.
  Я пригласила его зайти внутрь вместе со мной, и для начала установила один из моих самых любимых режимов - лёгкий утренний дождь в тропическом лесу. На нас тут же повеяло тёплым, насыщенным влагой воздухом, напоённым тяжёлыми, сладкими, щекочущими обоняние ароматами, а на стенах возникла сплошная зелёная масса переплетённых между собой растений. Широкие, упругие, ярко-изумрудные листья вздрагивали и качались от тяжёлых редких капель воды, падающих сверху. Такие же капли начали падать и на нас с заморышем. Он тихо ахнул и дёрнулся было, но я удержала его, обняв сзади и успокаивающе поглаживая по спине.
  - Что это, сагите? - прошептал он через несколько мгновений.
  - Это тропики, - тоже шёпотом ответила я. - Слушай!
  Из ближней кроны дерева послышался короткий крик птицы. Чуть дальше отозвалась другая. Всё пространство вокруг нас заполнялось звуками: шелестом листьев, стуком капель дождя, голосами обитателей леса, шорохами и скрипами.
  Через пятнадцать минут (стандартное полное время работы одного режима), я вытащила лягушонка наружу. Он казался настолько ошарашенным, что не сразу пришёл в себя, но потом буквально зафонтанировал вопросами и эмоциями. Мне пришлось прочесть целую лекцию о работе кабин, о том, что они такое, зачем нужны и как ими пользуются. Когда Маугли узнал, что таких "мест" как он упорно называл программы, можно посетить аж целых тридцать, у него так заблестели глаза, что я заподозрила его в намерении поселиться в Камере навечно.
  Поселиться не поселился, но на полдня пропал, едва дождавшись окончания завтрака, - это было моим обязательным условием разрешения воспользоваться кабиной, как парком развлечений. Я уже успела забыть собственные детские восторги, и теперь нетерпение заморыша напомнило мне меня саму, только лет на пятнадцать помладше. Он торопливо проглотил свою еду, почти не обращая внимания на то, что сидит за столом и пользуется столовыми приборами, - пусть пока кое-как, но уже прогресс!
  Закончив, лягушонок сложил руки перед собой лодочкой и протянул умоляюще:
  - Сагиииите... пожалуйста!..
  Ну, само собой, я не смогла отказать. Только велела Деоне приглядывать за ним, - мало ли какой режим включит. Кибер-консультант ворчливо ответила, что и так уже контролирует всю технику этого дома, и высказала предположение, что её ожидает, видимо, скорая переквалификация в кибер-управляющую, если и дальше дело пойдёт такими темпами. И что ей нужен будет тогда дополнительный блок памяти для всего этого хозяйственного безобразия, потому что объёмы информации, которую от неё требуют хранить, замедляют операционные процессы.
  Я, сказать честно, очень удивилась. Конечно, мы в последнее время много где были, много чего видели, записывали и хранили, но это никоим образом не должно было беспокоить моего кибер-консультанта, поскольку информация регулярно сбрасывалась на кристаллы и архивировалась. И вообще, двести зеттабайтов, - вполне приличный объём, даже для кибера её уровня. Так что... оставалось только предположить, что Део настигла бацилла, называемая "Вайятху", - прилив эмоций. Ну, или психологический феномен, - как выразился господин Скросс. Если и дальше процесс "очеловечивания" пойдёт такими темпами, скоро мне придётся не приказывать, а уговаривать её работать!
  И всё-таки, в первый раз я не удержалась и пришла через пятнадцать минут к Камере, убедиться, что лягушонок жив-здоров, и не лежит в обмороке. Когда двери с тихим щелчком открылись, наружу выбрался совершенно счастливый, разноцветный Вайятху! Я потеряла дар речи, потому что до сих пор он менял цвета только в весьма определённые моменты жизни, но тут... Кикиморыш просто переливался разнообразнейшими красками, являя собой потрясающее зрелище радужного гуманоида.
  - С-сагите... Это так... это... как хорошо, сагите!.. - бормотал он, протягивая ко мне руки и пошатываясь.
  - Тебе понравилось? Что ты выбрал?
  - Лес... Деревья... цветы... небо... - принялся перечислять заморыш, глядя на меня затуманенными, зелёными как ряска, глазами. - И там так красиво, так красиво... Неужели так бывает? На самом деле?..
  - Бывает, - подтвердила я. Должно быть, поскольку все режимы - суть записи и воспроизведение реально существующих мест и явлений.
  Мысленно я спросила Деону, что за режим выбрал Маугли, и получила ответ: "Южные леса Бории". Что ж, теперь я понимала восторги лягушонка, - тамошние чащобы считались заповедными именно из-за своей красоты. Туристов не пускали, зато вовсю использовали записи недоступных красот для индивидуальных и общественных Камер поддержания здоровья.
  Заодно выяснилось, что заморыш просто млеет от счастья при виде первозданных лесов. И как это понимать? Существо, выведенное в пробирке, прожившее сто лет в четырёх стенах, обожает леса, которых никогда в жизни не видело! Уму непостижимо... Причём, именно дикие леса, - роща вокруг нашего дома у него таких бурных восторгов не вызвала. Конечно, ему понравилось там гулять, но чтоб почти падать в обморок...
  Оклемавшийся и вооружённый знаниями Вайятху отправился навстречу новым приключениям в Камеру, а я занялась хозяйственными делами, оттягивая момент, когда придётся звонить эскулапу. Конечно, можно было бы сделать это и завтра, но предложение господина Скросса заслуживало всяческого внимания, и не только моего. Возможно, генно-изменённые придумали бы какой-нибудь контр-план, разрушающий намерения бизнес-мастодонта? Очень уж мне не нравилось его стремление подсунуть какого-то потенциального жениха. Учитывая то, что замуж я в ближайшее время не собиралась, а уж за протеже папаши Линн, так и тем более, надо было срочно принимать меры. Правда, я обещала богу варваров оставить их в покое на пару дней, но... кто бы меня оставил!
  Протянув ещё час и совершив некоторое насилие над собой, всё-таки попросила Део соединить меня с генетиком. Ответил он немедленно, как я и ожидала. Порадовавшись, что выглядит Вигор вполне спокойным и слать меня в звёздные дали, вроде, не спешит, я рассказал ему о звонке господина Скросса. Предводитель морских разбойников задумчиво пожевал губу, а потом выдал предложение, которого я ждала, но надеялась, что обойдётся.
  - Звони Эдору, - посоветовал он. - Задачка как раз для него.
  - Погоди, пожалуйста, - взмолилась я. - А нельзя кого-то... другого? Не Эдора?
  - Да в чём дело? - удивился викинг. - Вы что, поссорились с ним?
  - Нет, скорее уж наборот, - невольно краснея, пробурчала я.
  - То-есть, не ссорились, а сблизились? - подняв брови, поинтересовался вредный конунг варваров. - И тебе так не понравилось, что ты теперь видеть его не хочешь?
  - Н-не совсем, но... вроде того, - туманно подтвердила я, чувствуя, что щёки уже вовсю горят.
  Эскулап как-то странно хмыкнул и сказал:
  - Ты меня удивляешь. Вот, всем нравится, а тебе - нет. Ладно, подумаем...
  
  Что именно они придумали, выяснилось буквально этим же вечером, когда Део сообщила, что меня вызывает контрабандист. Проглотив парочку крепких выражений, я поплелась в кабинет, к стационарному вифону, досадуя на Вигора, который обещал "подумать", а вместо этого, видимо, спихнул всё Эдору.
  Появившийся на экране мачо опять ухитрился поразить меня своим видом до глубины души: выкрашенные в золотисто-оливковый цвет кудри были уложены вокруг головы в подобие не то короны, не то лаврового венка. Мало того, криминальный тип щеголял в снежно-белом костюме, выгодно оттеняющем гладкую бронзовую кожу. Не хватало только наличия поблизости какого-нибудь средства передвижения, желательно тоже белого цвета, - и он был бы живым и безупречным воплощением тайных мечтаний старых дев половины Содружества, как минимум.
  Некстати вспомнив, что скрывается под этой одеждой, я невольно сглотнула. Хотя казалось бы, после ночи-то с лягушонком... А вот ведь! Магия контрабандиста действовала, несмотря ни на что.
  - Привет, Жужелица, - промурлыкал идеальный мужчина. - Как поживаешь?
  - Спасибо, лучше всех, - мрачно ответила я. - А ты?
  - Неплохо, неплохо, - отозвался криминальный элемент и бархатисто засмеялся. - А твоими стараниями у меня есть шанс зажить вообще необыкновенно интересной и насыщенной жизнью.
  - Рада за тебя.
  - А я-то как рад... Вигор сказал, что у тебя мелкие неприятности с господином С?
  - Ну, пока мелкие...
  - Постараемся крупных избежать. Не переживай... Кстати, у меня для тебя есть подарок.
  Я вздрогнула. Что-то мне не нравилась сама мысль о подарках от Эдора!
  - Какой ещё подарок? И зачем?
  Подозрение, что контрабандист рассматривал меня, как "объект опеки", не на шутку нервировало. Возможно, поэтому я говорила резче, чем нужно.
  - Большой и красивый подарок, - ответил ГИО-красавец. - Хочешь посмотреть?
  - Нет, - совсем уже мрачно ответила я.
  - А придётся, - укорил меня Эдор. - Нельзя же его на пороге держать.
  - На каком пороге? - холодея, спросила я.
  Неужели это чудовище опять просочилось сквозь охранный контур, и система даже не пискнула?!
  - На твоём, - невозмутимо ответил невыносимый контрабандист, подтверждая мои худшие опасения, и добавил. - Дверь сама откроешь или тоже мне предоставишь это сделать?
  Я подскочила и побежала ко входу, почему-то испугавшись. Распахнула дверь... и потеряла челюсть в какой-то-там раз по счёту.
  Эдор, мало того, что, действительно, стоял у меня перед дверью, так ещё и рядом с ним обнаружился огромный букет каких-то бледно-сиреневых цветов, похожих на мелкие лоллеи, которые умопомрачительно пахли.
  - Нравится? - поинтересовался контрабандист, перешагивая порог и вынуждая меня посторониться. - Я не знал, какие ты любишь, но подумал, что если даже ты не будешь от них в восторге, то где-нибудь место им всё равно найдёшь.
  - Спасибо, - с сомнением ответила я, втаскивая в дом ёмкость размером с приличное ведро, в которой помещались цветы.
  Контрабандист отмахнулся царственным жестом, исчезая за дверью моей - моей, Вограны его побери!! - кухни. Там немедленно что-то загремело. Я, злобно пыхтя, дотащила букет до стола в гостиной, но поднять не смогла - не хватило сил.
  - Напоишь кофе? - вопросил появившийся на секунду в дверном проёме контрабандист, и снова исчез в недрах дома. - Сто лет уже не пил! - крикнул он откуда-то из этих недр.
  - И не подумаю, - ожесточённо пробормотала я, чувствуя, как у меня начинает гореть лицо. Опять эти воспоминания!
  - Что ты сказала? - поинтересовался Эдор, снова возникнув на пороге.
  - Сейчас сварю, - вздохнув, ответила я, пытаясь говорить так же спокойно и непринуждённо, как мачо.
  Получилось плохо, потому что внутри всё клокотало. Криминальный элемент совершенно игнорировал моё состояние, и я, в конце концов, начала сомневаться, что Вигор говорил правду о способности ГИО-людей чувствовать запах эмоций. По-моему, от меня должно было так сквозить раздражением, что любой здравомыслящий человек сбежал бы уже куда подальше. Но ничего подобного! Получив чашку кофе, мечта всех женщин устроился поудобнее на стуле и окинул меня оценивающим взглядом. Я почувствовала, что начинают гореть уже не только щёки, но и уши.
  - Ну? - вопросил Эдор, сделав первый глоток и со вкусом облизав губы. - Так что случилось?
  - Вигор же уже рассказал?
  - Рассказал, но я хочу послушать тебя.
  Скрепя сердце, пришлось снова рассказывать об идеях господина Скросса, напирая на то, что замуж я не хочу. Ни при каких обстоятельствах.
  Контрабандист под мой рассказ опустошил чашку и теперь задумчиво вертел её в длинных пальцах.
  - У меня есть соображения на этот счёт, Тэш, - сказал он, оставив в покое посудину. - Только выслушай спокойно...
  Нечего сказать, прекрасное начало. Естественно, я напряглась, вместо того, чтобы расслабиться.
  - Самый простой вариант решения этой проблемы, если ты станешь моей девушкой.
  Ну, вот. Так я и знала! Внутри что-то противно сжалось и, одновременно, что-то расширилось, так что стало трудно вдохнуть воздух. При этом, часть меня ужасно гордилась (ещё бы знать, чем!), зато другая оцепенела от страха (тоже, вроде, не с чего)... В-общем, меня просто разрывало на эти, взаимоисключающие, части! Непонятно, почувствовал ли Эдор, что со мной творилось, потому что, как ни в чём не бывало, продолжил дальше:
  - Во-первых, замужество отпало бы сразу, само собой. Во-вторых, я получил бы железную причину для вмешательства в твои дела. В-третьих, решился бы вопрос связи с нами. В-четвёртых, ты, наконец, познакомила бы меня с господином С. В пятых... Ну, в пятых, мне просто понравилось, как ты слизываешь сироп.
  Я и так была красная, но тут опять полыхнула вся - от шеи до макушки, включительно.
  Ведь знала, знала, что буду сожалеть о своей слабости! Никогда ещё мои авантюры не кончались ничем хорошим! Вот, пожалуйста, - объясняй теперь Эдору, что ты его просто цинично использовала, не предполагая никакого продолжения и даже надеясь никогда больше не встречаться! Если есть время разбрасывать камни и собирать их, то у меня они шли параллельно. Бросила камушек - получи в ответ булыжник!
  Неуверенно покачав головой, выдавила:
  - Прости, но так ничего не выйдет... Я не могу... Это не выход, поверь. Надо придумать что-то другое...
  Контрабандист резко наклонился вперёд, положив обе руки на стол, и удивлённо спросил:
  - Тэш, я не понимаю, что не так? Всё, что я предложил, само напрашивается, можно сказать, лежит на поверхности. Что тебя так смущает? То, что я буду рядом? Но это для твоей же защиты, мне будет намного проще заботиться о тебе, если мы будем вместе!
  Услышав ключевую фразу "заботиться о тебе", я ещё решительнее замотала головой:
  - Нет, нет, нет! Не надо обо мне заботиться! И привлекать к нам лишнее внимание не нужно! Понимаешь, ты - как магнит, притягивающий к себе взгляды, но нам-то этого не нужно! Самое лучшее - стать незаметными, невидимыми, чтобы тот же Скросс считал нас неопасными и тихими!..
  Мачо, с недоумением взирающий на меня во время этого страстного спича, возразил:
  - Тэш, и как долго ты собираешься прятаться, при наших-то планах? Как собираешься объяснять интерес того же Вигора или мой к тебе и гуманоиду? Или ты думаешь, что мы подготовим всё к проникновению на Мирассу, и позовём тебя в самый последний момент, как пассажира?
  Я покраснела ещё сильнее, хотя, казалось бы - куда?
  - Нет, Эдор, я вовсе не собираюсь отсиживаться в стороне, но и быть твоей девушкой тоже не могу...
  Неизвестно, сколько бы мы ещё препирались, если бы в этот момент на пороге гостиной не появился лягушонок. Я немедленно встревожилась:
  - Маугли? Что-то случилось? Ты в порядке?
  Поколебавшись мгновенье, он прошелестел в ответ:
  - Всё хорошо, сагите... Можно?.. - не докончив фразы, просочился к креслу, в котором я сидела, и опустился рядом на пол. Лицо у него было бледное, почти серое, напряжённое и немного испуганное.
  Я наклонилась к нему и тихо спросила:
  - Ты точно в порядке?
  - Да.
  - Может быть, ты голоден?
  - Нет, сагите.
  - Устал?
  - Нет...
  - Замёрз? Ты наигрался с Кабиной?
  - Да, сагите...
  Выяснение того обстоятельства, что его просто напугал приход "этого сагата", занял минут пять. Когда я, наконец, выпрямилась, то натолкнулась на взгляд Эдора. Не знаю, что именно он увидел, но выражение его лица разительно изменилось. Криминальный тип очень внимательно, прищурившись, посмотрел на лягушонка, потом на меня, потом опять на него... А потом вдруг хмыкнул и сказал:
  - Вот оно что... Ну да, куда уж мне до такого-то совершенства...
  Мы оба с Вайятху, как по команде, вытаращились на контрабандиста, картинно закатившего глаза. Встряхнувшись, он поднялся и заявил:
  - Всё-таки мне придётся воспользоваться твоим гостеприимством, Тэш. Время уже позднее, а мы ещё не обговорили всех вопросов. Но, если не возражаешь, продолжим утром. Хорошо?
  - Как скажешь... - ошарашенно ответила я, пытаясь понять, что вот это только что произошло у меня на глазах. Выглядело, по крайней мере, так, как будто мачо уступил меня заморышу, как некий спорный приз. Чепуха, однако!
  - Куда ложиться? - поинтересовался красавчик, становясь совершенно прежним, как будто ничего не произошло, и вообще, последних недель не было, мы только что встретились после долгого перерыва.
  - Во вторую спальню, - спохватившись, ответила я. - Сейчас, поменяю бельё...
  Хозяйственные хлопоты отвлекли меня на некоторое время, и вернуться к своим мыслям я смогла уже позже, стоя под горячими струями душа.
  Что за странное изменение настроения? Контрабандист мог казаться капризным, но на самом деле он был очень расчётливым и прагматичным. Я не сомневалась, что его предложение не было спонтанным или необдуманным. В том, что он говорил, было много правды, - действительно, большая часть сегодняшних проблем могла бы решиться, согласись я стать его девушкой. Ведь, если мы сейчас сохраняли некоторую свободу действий и манёвров, это было только заслугой Эдора. Возможно, я бы и согласилась, если бы не...
  ... не огромные глаза цвета листвы в середине лета, не горячие руки, не фантастические цветовые эффекты, не тихий шёпот: "Сагииите", от которого внезапно начинают рушиться перекрытия в голове... Если бы не эта губительная бацилла, под названием "Вайятху"...
  
  
  Глава двадцать четвёртая.
  
  Утром выяснилось, что тупо покалывающая заноза в груди, с которой я уснула, за ночь никуда не делась, и сидела там по-прежнему, не давая забыть, что мне стыдно перед Эдором. Нет, в самом деле, - он сделал столько хорошего для нас с заморышем, и имел полное право рассчитывать на благодарность, как минимум, а я поступила как-то... Неправильно, что ли. Да, пожалуй, это именно то слово: неправильно.
  Я встала с твёрдым намерением извиниться и попытаться объяснить, почему не согласилась на настоящие отношения. Причина же моих душевных терзаний продолжала дрыхнуть без задних ног и ничем, похоже, не мучилась. Даже сожалениями по поводу того, что прошедшая ночь была тихой и спокойной. Конечно, лягушонок попытался предпринять некие действия, но, подчиняясь прямому приказу, покорно лёг и уснул, выпросив в качестве компенсации возможность обвиться вокруг меня. Если бы ещё так же просто удалось договориться с Эдором...
  Дверь напротив, ведущая во вторую спальню, оказалась открытой нараспашку, словно специальное предупреждение, что гостя там нет. Так и вышло: контрабандист обнаружился на кухне, увлечённо колдующим над чем-то, источавшим соблазнительный аромат.
  Я осторожно вошла и уселась за стол, с ощущением некоего смещения реальности: полуголый мачо, во вчерашних белых брюках и защитном прозрачном фартуке, который и я-то никогда не надевала во время готовки, осторожно встряхивал закрытую сковороду, в которой что-то приглушённо шипело и шкворчало. Длинные волосы Эдора, снова вернувшие свой естественный жгуче-чёрный цвет, были небрежно собраны в хвост.
  - Доброе утро, Жужелица, - приветствовала меня мечта всех женщин, как ни в чём не бывало.
  - Доброе, - промычала я.
  Может, у меня уже провалы в памяти, и на самом деле мы договорились, что он теперь будет проживать здесь?! Во всяком случае, выглядело это именно так! Никакой другой причины, по которой этот нахальный красавчик мог распоряжаться на моей кухне, в голову не приходило.
  - Есть хочешь? - спросил самозваный кулинар, усиливая моё ощущение нереальности происходящего.
  - Эээ... нет, спасибо... - пробормотала я, ломая голову, как начать разговор о том, что ему, по моему глубокому убеждению, тут не место.
  - Давай-давай, это вкусно, - безапелляционно заявил контрабандист и вывалил часть содержимого сковороды на тарелку передо мной. Это оказалась жареная паранга в кляре. Пахло совершенно замечательно, но на душе стало ещё тоскливее. Уж лучше бы он ничего этого не делал...
  Эдор тем временем уселся напротив меня с такой же тарелкой и, ничтоже сумняшеся, принялся уничтожать завтрак. У меня невольно потекли слюнки, - так увлечённо он это делал. Я тоже взялась за вилку и... сама не заметила, как всё съела, с трудом удержавшись от желания облизать тарелку (насмотрелась на лягушонка!). Невольно закрались подозрения относительно специализации Эдора, - может, он никакой не стратег? Может, он специально выведенный повар?
  Мачо, отставив в сторону свою посуду, спросил с надеждой:
  - Кофе?..
  Не споря, поднялась. Почему бы и нет? Это, можно сказать, мой конёк...
  Когда мы уселись оба с чашками, ГИО-красавчик начал:
  - Жужелица, мы тут посоветовались...
  Я мрачно кивнула: как же, как же - утром целый час болтал с кем-то по своему вифону, мимоходом полностью заблокировав слышимость. Это было первое, что сообщила мне Деона, как только я глаза открыла.
  - Так вот, мы решили наше предложение подкорректировать, в связи с... твоими обстоятельствами. - И насмешливо хмыкнул, нахал! - Теперь оно звучит так: давай ты будешь играть роль моей девушки. Для всех окружающих. И со всеми вытекающими.
  Я осторожно поинтересовалась:
  - Только играть? Ничего больше?
  - Ну, обойдёмся без сиропа, если ты об этом, - промурлыкал наглый тип и лучезарно улыбнулся.
  Я заскрипела зубами, но промолчала.
  Вообще-то, предложение было куда более подходящим, чем вчерашнее. Если Эдор согласен делать вид, что он мой парень, но не быть им, - похоже, это как раз то, что надо!
  На всякий случай, уточнила:
  - А насколько убедительно и глубоко нужно будет изображать... эээ, твою девушку?
  - Ну, ты влюблённые парочки когда-нибудь видела? Вот на них и ориентируйся.
  В голову мне сразу полезли воспоминания о "любовях" Линны и сцены страстных поцелуев на движущихся тротуарах в центре столицы. Энтузиазм начал увядать: изображать такую любовь с контрабандистом я бы точно не рискнула.
  - Просто ничего другого мы придумать не смогли, - продолжал невозмутимый разбиватель сердец. - Не перевозить же тебя с гуманоидом к нам на базу?
  - Н-да, уж лучше вы к нам... - пробормотала я, лихорадочно соображая, как стану объяснять лягушонку постоянное присутствие в доме "этого сагата", который ещё и будет изображать "моего" сагата, при этом таковым не являясь... Ужас! Я уже заранее предвидела постоянные конфликты между двумя "моими" парнями, которые, похоже, не питали друг к другу симпатии. Ну, лягушонок ещё понятно почему, а вот Эдор?..
  - Знаешь, я хотела извиниться за свой отказ, - вспомнила, наконец, о том, с чем шла искать своего нежданного гостя. - Надеюсь, ты не обиделся?
  На мой вопрос красавец-мечта-всех-женщин-умереть-не-встать снова рассмеялся, но ответил неожиданно серьёзно:
  - Тэш, я был на семьдесят процентов уверен, что ты откажешься.
  - Как?! - поразилась я.
  - Обыкновенно. Мы же чувствуем такие вещи, не забыла? И потом, есть те, кому больше нужна помощь, а есть те, кто больше хочет помогать сам. Ты из вторых. Для тебя важнее заботиться о ком-то, так что я почти не сомневался, что ты не захочешь стать моей опекаемой.
  - А... А зачем тогда вообще предлагал? - возмутилась я.
  - Ну, семьдесят процентов - это, всё-таки, не сто, - спокойно ответил доморощенный казанова. - И потом, мечтать ведь не запретишь?
  М-да, остаться спокойной, как хотелось, не удалось.
  - Я просто надеялся, что ты, вопреки всему, согласишься, - бархатные нотки в его голосе просто физически ласкали. - Тем более, что в тот раз, когда мы были вместе, нам было очень даже хорошо... Могло ведь так случиться, что и ты вспоминала обо мне чаще, чем о своём гуманоиде?
  Я стиснула зубы. Нет, всё-таки не повар. Совратитель - вот кто!
  - Могло, но... не случилось. Извини.
  - За что? - удивился сердцеед и, точно издеваясь, потянулся, продемонстрировав мне свой идеальный торс во всей красе. - Всё честно - нет, так нет... Будем играть. "Весь мир - театр..." Помнишь?
  - Да, - пробормотала я.
  Странно, явственное облегчение от реакции Эдора мешалось с непонятной досадой и разочарованием. Вот и пойми нас, женщин! Нет, чтоб радоваться, что всё прошло так гладко, а я злюсь... Рррррр!
  - Кстати, начать изображать мою девушку можешь прямо сегодня, - продолжил, становясь деловым и собранным, мачо. - Вигор согласился ускорить исправление генов твоего найдёныша и даже установку уже смонтировал, так что поедем к нему в лабораторию. Заодно продемонстрируем всем заинтересованным сторонам, что ты теперь не одна.
  - Это каким ещё сторонам?
  - Заинтересованным. Не думаешь же ты, что за тобой никто не присматривает?
  - А кто-то присматривает?
  - Кто-нибудь есть точно, - туманно ответил великолепный злыдень и, по-кошачьи гибко встал, вызвав у меня непроизвольную волну сожалений о принятом решении не вступать с ним ни в какие отношения. А ведь ещё придётся изображать на публике любовь... Ой-ёё-ёй... Может, пока не поздно, переиграть?! Попросить заменить его кем-то, менее привлекательным? Если у генно-изменённых такие есть, конечно...
  - Жужелица, ты чего такая мрачная? - поинтересовался эпицентр скачков моего настроения. - Не хочешь ехать к Вигору?
  - Хочу, - мысленно отвесив себе подзатыльник, ответила я. - Хочу, как можно быстрее! И, кстати, скажи, пожалуйста... - замялась, пытаясь вежливо сформулировать вопрос. - Ты что, собираешься теперь тут жить?
  - Не отказался бы, но это невозможно. - Я с трудом удержала рвущийся наружу вздох облегчения. - Так что, буду только навещать. И ночевать!
  Чтоб его!.. Лучше бы приезжал с утра и готовил такие вот завтраки!
  - Эээээ... - начала я, - прости, а как же будет с твоей реальной личной жизнью?..
  - Если ты беспокоишься, не притащу ли я сюда любовницу и не устрою ли сексуальную оргию, то могу тебя успокоить - не притащу. И вообще, не нужно так переживать за меня.
  - Ну, почему же не нужно, - пробормотала я, чувствуя, что опять стремительно краснею. - Ты же тоже... должен...
  - Тэш, я в первую очередь - солдат. Знаешь, что это значит? - неожиданно серьёзно спросил контрабандист.
  - Да, Вигор кое-что рассказывал...
  - Ну, так вот. Я могу прожить десять дней без воды, не испытывая особых трудностей, а уж без секса... - и он пренебрежительно хмыкнул. Потом прислушался к чему-то, бесшумно встал и направился к дверям, продолжая нарочито легкомысленно болтать. - Некоторые полководцы древности, например, считали, что перед битвой воин вообще не должен иметь отношений с женщиной, так как это ослабляет его дух и тело. А воевали они, случалось, месяцами. И я с ними согласен...
  С этими словами мачо неожиданно резко метнулся к дверям и... вытащил откуда-то Маугли! Лягушонок мгновенно вылинял до бело-серого цвета, а его глаза превратились в блюдца.
  - Тебе никто не говорил, что подслушивать нехорошо? - строго вопросил Эдор, слегка встряхивая заморыша, которого держал за шиворот. - И подкрадываться - тоже!
  Я вскочила, намереваясь броситься на помощь кикиморышу, но мачо сам отпустил его, слегка подпихнув ко мне. Перепуганный Вайятху немедленно нырнул за мой стул, сжавшись, как загнанный зверёк.
  - Эдор!.. - возмущённо начала я, но непробиваемый криминальный тип, небрежно пожав плечами, перебил меня:
  - Тэш, тебе не кажется, что пора уже начать приучать твоего гуманоида вести себя, как полагается в нормальном обществе? Как ты собираешься посылать его в школу, если он у тебя от людей шарахается?
  Я собралась было возразить, что ни в какую школу в ближайшее время Маугли не пойдёт, но осеклась, поняв, что, вообще-то, мачо прав. Что толку будет, если Вигор вырастит его до взрослого, но на деле я получу двухметрового ребёнка, при малейшем испуге хватающегося за мои ноги? Надо как-то совместить несовместимое, - с одной стороны, не перегружать кикиморыша новыми правилами, а с другой - не давать ему вести себя, как постельная игрушка. Я как-то даже отвыкла, зациклившись на лягушонке с его проблемами, что жизнь может быть совершенно другой, очень отличающейся от правил поведения, прописанных для рабов и их хозяев. И мне надо начать готовить Вайятху к этой новой жизни уже сейчас, иначе он не сможет адаптироваться и превратится в отшельника или изгоя...
  Всё правильно, но зачем пугать Маугли?! Как будто мало ему поводов для страха и без выходок контрабандиста! Неет, насчёт поведения самого Эдора мы ещё поговорим, только чуть позже...
  Наклонившись к дрожащему заморышу, я обняла его и принялась успокаивать, уговаривая, что всё хорошо, он ничего страшного не сделал, но лучше и вправду не прятаться, а просто подойти и спросить, если что-то понадобилось... Лягушонок постепенно перестал трястись и, наконец, поднял на меня посветлевшие глаза:
  - С-сагите, а правда, что мы сегодня п-поедем меня выращивать?..
  - Правда. Вот как только умоешься, оденешься и позавтракаешь.
  Осчастливленный кикиморыш, на ходу чмокнув мою руку, поднялся... и наглядно продемонстрировал, как сильно его перепугал мачо. М-да, опять я забыла об этой его милой особенности! Криминальный тип закатил глаза, и показал жестами, что умывает руки, - расхлёбывать осложнения, естественно, пришлось мне, для чего мы экстренно отбыли в спальню...
   Позже, отправив Маугли в душ, я спустилась вниз и нашла контрабандиста в кабинете, что-то просматривающем на экране кибера. Убедившись, что отрываться от своего занятия контрабандист не намерен, начала разговор сама:
  - Эдор, почему ты так накидываешься на него?
  - Как? - спокойной переспросил мачо. - Я обращаюсь с ним совершенно так же, как будут это делать другие люди. Или ты ожидаешь, что они все, как один, будут водить вокруг него хороводы, присюсюкивая от восторга?
  Ну, положим, я бы этому не удивилась, хотя для достижения подобного эффекта им надо было бы провести с Вайятху несколько дней. Но убеждать красавчика, что подобное вполне возможно, не стала.
  - Я не требую от тебя сюсюкать с ним! Просто не надо на него набрасываться и ругать. У Вайятху очень ранимая психика, даже повышение голоса - для него трагедия!
  - Скажите пожалуйста! - Брови контрабандиста взметнулись так высоко, что исчезли под волосами. - И как же мне с ним общаться тогда?
  - Спокойно и выдержанно! Или вообще не общаться!
  - Извини, но я не собираюсь делать вид, что здесь нет надоедливого зелёного гуманоида, если он имеется! И разговаривать я с ним буду так, как принято среди мужчин. Или ты его в закрытое женское учебное заведение пошлёшь? Нет? Ну, так вот, поверь, что у парней приняты и более жёсткие шутки. Пусть адаптируется сейчас, а не тогда, когда тебя не будет рядом, чтобы вытереть ему сопли.
  Я уже открыла было рот, чтобы выдать соответствующую отповедь, но тут меня осенило.
  - Эдор, а скажи, пожалуйста, у тебя сейчас есть кто-то, о ком ты заботишься? - вкрадчиво спросила я.
  - Нет, - буркнул он.
  Ха, я так и знала!
  - И как давно ты один?
  - Довольно давно.
  - А сколько точно?
  - Около года.
  Ого! Да тут, похоже, критический случай!
  - Так ты поэтому хотел заботиться обо мне?
  - В том числе. Если уж мы должны изображать пару, так почему бы и не создать реальную привязку... А вообще, к чему эти вопросы?
  - Ну, к тому, что каждому из вас обязательно нужен опекаемый, да? И без него вы чувствуете себя... некомфортно?
  - Допустим, и что? - насторожившись, спросил мачо. - Давай короче, Жужелица, куда ты клонишь?
  - Всё очень просто. Пусть Маугли станет твоим опекаемым. Ты ведь не станешь отрицать, что он нуждается в опеке?
  - Не буду, - медленно ответил контрабандист.
  - Ну, вот и прекрасно! Тебе нужен объект заботы, а ему - те, кто будут о нём заботиться. По-моему, это прекрасный выход из ситуации! - с торжеством заключила я.
  На лице у ГИО-красавчика последовательно отразился весь спектр чувств, которые он испытывал по мере того, как до него доходило, что же именно я предложила. Восторга, увы, так и не появилось, но и реальных поводов отказать мне, судя по всему, он найти не смог. Дождавшись момента, когда с озадаченного стратега можно было бы писать портрет человека, смирившегося с ударами судьбы, я осторожно спросила:
  - Ты считаешь, так нельзя сделать?
  - Ну, отчего же, - неохотно ответил он. - Наверное, можно. Даже наверняка можно. Просто твоё предложение... несколько неожиданно.
  - Но оно же тоже лежит на поверхности! Просто, прямо-таки, напрашивается, в качестве решения проблемы ваших отношений! А то они у вас какие-то неправильные...
  - Почему? Самые, что ни есть, правильные. Он меня раздражает, я его пугаю. Всё закономерно и естественно.
  - Да чем же он тебя раздражает? - поразилась я.
  - Не кокетничай, Тэш, тебе это не идёт. Естественно, тем, что ты предпочла его.
  Я опять уткнулась взглядом в чашку. Всевидящий! Эдор ревнует?! Эти сто с лишним килограммов совершенства и непробиваемой самоуверенности ревнуют к зелёному недоразумению?! Вот так номер!
  Хотя... как ни крути, выбор-то я, действительно, сделала отнюдь не в пользу красоты и роста. Но как объяснить ему, что такое Вайятху? И я когда-то смеялась над Линн, льющей слёзы над кикиморышем, а теперь сама себе иногда напоминаю курицу-наседку.
  - Всё не совсем так, как ты думаешь, - покачав головой, ответила я. - И с выбором, и с предпочтением... И с тем, что дальше будет. Рано или поздно, но я отпущу его, чтобы он сам решал, как хочет жить. Но, прежде всего, я должна сделать из него нормальную личность, и прошу тебя мне в этом помочь. Так что?
  Контрабандист тяжело вздохнул, покрутил головой и ответил:
  - Сдаюсь! Ты умеешь быть убедительной, если захочешь... Да и от него, вправду, фонит так, что аж прямо по инстинктам бьёт. Хотя рассказать кому, - не поверят... Берусь опекать гуманоида, в четыре раза старше меня самого! Чтоб я сдох! Он же мне в прадедушки годится!!
  Я пожала плечами, старательно сдерживая улыбку. Учитывая, что сам ГИО-стратег появился из пробирки, и стало быть, никакого пра-дедушки у него в принципе не могло быть, такой вариант "родственной" связи был не так уж и плох... А что поделать? У меня тоже сначала глаза на лоб лезли, теперь привыкла. М-да.
  - Вон, идёт... родственничек! - мрачно заявил Эдор и вскочил. - Пойду-ка я пройдусь... Это ведь переварить надо! Дедуля...
  Как только он ушёл, в дверях появилась озадаченно-испуганная мордочка кикиморыша. Я поманила его к себе, и когда лягушонок опустился на колени рядом со мной, блаженно прижавшись щекой к моей ладони, подумала, что мачо совершенно прав. Даже более прав, чем я думала, как ни больно это осознавать. Если я не собиралась оставлять заморыша себе, в качестве раба, (а я не собиралась, Всевидящий мне порукой!) значит должна была подумать о том, как он будет жить один. И готовить его к этому. И вовсе незачем было так пугаться этого слова: "один". Может быть, одиноким останется вовсе и не он... Маугли вернётся на свою планету (если Всевидящий поможет), может, даже заведёт себе там семью. И при чём тут буду я? У нас с ним изначально были разные дороги, разные цели, и вообще... Это случайность, что мы пересеклись, но ненадолго, только пока ему требуется помощь, а потом - он будет свободен, а не одинок, и я тоже свободна, а не одинока... И всё будет замечательно, надо только правильно смотреть на вещи, не позволяя себе увлекаться излишне тем, чего у меня нет. Например, привязанностью Маугли. Это как атавизм, - сейчас ещё ему нужна хозяйка, определённый сексуальный партнёр, но постепенно всё это уйдёт, связь нужно будет разорвать, и отпустить его... Но пока, - пока об этом рано думать. Тем более, что я и не хочу об этом думать..
  
  Вылетели мы через час, на собственном флайере Эдора, который вызвал его аж со стоянки в городе. Я с искренним восторгом смотрела на вытянутое, хищно-обтекаемое тело машины премиум-класса, зависшей над нашей площадкой. Летательный аппарат красавчика был под стать хозяину - тоже очень красивый, вызывающе-роскошный, алого цвета, да ещё и снабжённый золотыми накладками, делающими из него стилизованное подобие летающих ящеров с Барроу. Этот гигант свободно мог вместить до двадцати пассажиров, зато не мог сесть у нас из-за своих размеров. Но не это стало проблемой, - на такие случаи имелся специальный трап, - проблемой стал подъём Маугли во флайер.
  Оказалось, мало заставить его закрыть глаза, - кредит доверия лягушонка исчерпался, как только он понял, что ему придётся идти по узкому, повисшему в воздухе без видимой опоры, мостику. Наличие перил его ничуть не успокаивало. Я всерьёз начала обдумывать вызов флайера меньших размеров, с которыми лягушонок уже "был знаком", но тут в дело вступил Эдор. Скомандовав Маугли: "Закрой глаза и не смей открывать!", он просто подхватил его на руки и в два шага занёс внутрь своего монстра. Заморыш успел только пискнуть что-то нечленораздельно, а я - ахнуть.
  Дальше всё пошло обычным порядком: я села в кресло, кикиморыш примостился у моих ног, и мы оба принялись старательно игнорировать неодобрительные взгляды контрабандиста, который предпочёл тоже усесться в салоне, а не в кабине, видимо, всецело доверяя автопилоту.
  Долетели до лаборатории Вигора почти в полной тишине. Мачо что-то обдумывал, попутно набрасывая в своём блокноте какие-то планы, или быстро чирикая письменные сообщения на экране вифона. Я тоже молчала, крепко сжимая ладонь Вайятху, которого потряхивало, - то ли от страха, то ли от предвкушения процесса "выращивания". На всякий случай, я поглаживала его по голове, стараясь передать чувство спокойствия и умиротворения, которого и сама-то не ощущала... Ни дыхательная гимнастика, ни ментальные барьеры не помогали, - я тоже боялась предстоящей процедуры, потому что мучилась сомнениями, возможно ли такое вообще сделать. Конечно, Вигор обещал, и выглядел вполне уверенным в себе, но делал ли он что-то подобное на практике? И какого Вограна я побоялась спросить его об этом?..
  Когда прилетели, оказалось, что места на ближайшей стоянке нет, и Эдор, найдя через Сеть свободную площадку в приличном районе, отправил свою машину туда, как только мы выгрузились. Оглядевшись, я опять поразилась тому, какое злачное местечко генно-изменённые выбрали для своей лаборатории. Эдор, когда я спросила его об этом, ответил, что они исходили из нежелания "светиться". Этот район был достаточно "тихим", чтобы не опасаться ежемесячных облав, и соседи были приучены не лезть слишком настырно в чужие дела. Да и образ Вигора, как третьесортного полулегального генетика, куда лучше вписывался в местное окружение.
  Когда мы вошли, лягушонок потряс меня до глубины души, бросившись навстречу эскулапу и поцеловав ему руку. Эдор дёрнул меня за рукав, выводя из ступора, и прошептал на ухо:
  - Закрой рот, Жужелица. Ну, что ты, в самом деле... Может, это просто жест благодарности. Или он так здоровается.
  При этом сарказма в его голосе было, хоть вёдрами черпай.
  Возможно, он был прав, и Вайятху просто поздоровался, но меня опять неприятно резануло поведение лягушонка, и я дала себе слово, что прямо завтра начну готовить его к "выходу в свет". Не будет же он вечно сидеть в лесу, в глуши...
  Надо отдать должное викингу - он, не моргнув глазом, принял лобызание длани и в ответ ласково погладил кикиморыша по голове.
  - Ну, что? Готовы? - вопросил, внимательно оглядывая нашу группу пронзительными синими глазами. - Я вас уже два часа, как жду...
  Сама капсула была втиснута между кучей коробок и упаковок, а также каких-то неопознанных медицинских аппаратов, так что подойти к ней можно было только с одного бока, и то, желательно, какому-нибудь тощему индивиду. Ну, Маугли прекрасно вписался бы, что и требовалось.
  - Раздевайся и укладывайся, - скомандовал генетик, направляясь к своему киберу, поставленному рядом, на гору коробок.
  Над его рабочей панелью висела фигурка "исправленного" Вайятху, медленно поворачиваясь вокруг своей оси. Лягушонок послушно выполнил команду и забрался внутрь серебристой каплевидной кабины, бросая на меня испуганные и, одновременно, полные надежды взгляды. Когда крышка с тихим чавкающим звуком закрылась, Вигор набрал команду на кибере, тихое гудение, на грани слышимости, которое издавал аппарат, чуть-чуть усилилось, достигло некоего порога и остановилось.
  - Ну, теперь можно пока оставить всё это минут на сорок, - заявил эскулап, снимая перчатки для управления кибером. - Поговорим?
  Я без энтузиазма кивнула, и генетик повёл нас обратно к входу, где у него была оборудована "берложка" площадью со среднюю собачью конуру. Мы расселись вокруг коробки, изображающей стол, и Эдор вытянул ноги, перегородив и без того узкий проход. Кофе в этот раз не пили, и даже не предлагали. Вместо этого эскулап вынул из кармана маленький кристалл и передал его мне.
  - Это кое-что для тебя. Потом, дома, в безопасном месте посмотришь...
  - А что это? - насторожившись, спросила я, с подозрением рассматривая голубой камешек на тонкой цепочке.
  - Увидишь, - туманно ответил викинг, но потом всё-таки снизошёл до пояснения, - сняли специально для тебя, чтобы ты, так сказать, была в курсе... Береги и никому не показывай. Думаю, после того, как ты это посмотришь, кристалл надо будет уничтожить.
  Я округлила глаза. Ещё одна тайна?! Очередная? Вот, мало их было на моей шее...
  - Следующий вопрос, - продолжил эскулап. - По поводу моей лаборатории не беспокойся, всё чисто, все документы легальные, не подкопаются. Деньги будешь продолжать перечислять со своей карты, это нужно фиксировать, чтобы лишних вопросов ни у кого не возникало. Хорошо?
  - Хорошо.
  - Теперь насчёт вас двоих, - я поёжилась, предчувствуя неприятное объяснение, но оказалось, что эскулап уже в курсе нашей с Эдором договорённости. - Дело ваше, как именно вы будете всем пудрить мозги, главное, чтобы это выглядело достоверно. А как уж вы проводите время там, в доме - никто не узнает, "Иллюзор" не позволит.
  - Думаю, нам стоит постараться изобразить дело так, что Тэш безумно влюблена в меня, - вступил контрабандист.
  Викинг согласно кивнул.
  - Зачем? - возмутилась я. - Мы же договорились, что только играем! Зачем какая-то безумная влюблённость?!
  - Затем, что посланцы господина С очень плотно "пасут" тебя, - ответил бог варваров. - И было бы неплохо внушить им, что твоё самое слабое место - это Эдор, а не найдёныш. В случае чего, первый удар достанется ему, а не... как-ты-там-его-зовёшь. Да и не поддаться шантажу тоже проще, если удар проходит мимо.
  Я потеряла челюсть, не помню уже в какой раз по счёту.
  - Вы что... хотите сказать, что господин Скросс... будет меня шантажировать?! Станет похищать Эдора?!
  - Мы привыкли допускать всё, что угодно, дорогая Жужелица, - лениво ответил упомянутый Эдор. - Я бы точно стал... Не нужно идеализировать твоего знакомого, Тэш. Обычно, по пути к большим деньгах и успеху люди что-нибудь да теряют. Совесть и жалость теряются, как правило, первыми. Так что, лучше мы перестрахуемся.
  Я поёжилась ещё раз. Наверное, они были правы, но верить в это не хотелось. Отец Линн, подаривший мне катер и Деону, не раз покрывавший наши с ней выходки (в-основном, её, конечно, но была и у меня пара проколов), исправно переводивший деньги на лучшие в Университете вечеринки... Да, я сама говорила о том, что он может погубить нас с Вайятху, вот только до конца в это не верила. Даже тогда, когда он пришёл ко мне во флэтку, чтобы решить на месте, что делать с нами, и я считала вполне возможным, что решение будет не в нашу пользу, - даже тогда я не верила в это. Но вот сейчас почему-то предположения ГИО-изменённых не казались ни бредом, ни преувеличением. В-общем, на душе стало как-то темно и холодно, словно резкий порыв ветра выдул оставшееся летнее тепло.
  - Ну, с этим закончили, теперь вернёмся к нашим баранам, - продолжил эскулап, отрывая меня от грустных размышлений. - Тэш, как быстро тебе нужно выполнить процедуру генного исправления твоего гуманоида?
  - Как можно быстрее, - ответила я. - За пару месяцев уложимся?
  Вигор удивлённо посмотрел на меня.
  - Ты что - садистка?
  - П-почему? - поразилась я.
  - Да потому. Ты хоть представляешь, что это такое - вырастить из подростка взрослую особь, да ещё за пару месяцев? Да он у тебя без обезболивающих сам не доживёт до конца этих месяцев!
  - Почему?!
  - Да потому! Болеть всё будет зверски! Это же тебе не те десять-двенадцать лет, в течение которых организм развивается в заданном режиме, это стресс, да ещё какой! А ты предлагаешь ещё и усилить его!
  - Ну, тогда я не знаю... а за какой срок можно это сделать безопасно?
  - За год ещё куда ни шло, хотя лучше бы за три-четыре. Перестройка, развитие и всё такое... Да ещё и сознание подгонять. Да, лучше четыре.
  - Но у нас нет столько времени! - возразила я, ошарашенная перспективой "выращивания" Вайятху в течение целых четырёх лет. - И потом, можно же продолжить уже потом, когда вы переселитесь, ну, переедете уже...
  Вигор пожал плечами.
  - Ладно, начнём, с благословением Всевидящего, а там видно будет. Пока что мне нужно, чтобы ты привозила его два раза в неделю. По результатам будем подстраиваться... Выдержит он такой режим, - продолжим так же, а нет - растянем слегка процедуры.
  Я кивнула, всё ещё находясь под впечатлением от услышанного. Четыре года!! Нет-нет-нет, это явный перебор! Год - ещё куда ни шло, но больше... Больше я не выдержу. Сама.
  
  Глава двадцать пятая.
  
  Больше о Скроссе и его "посланцах" мы не говорили, - Вигор, сжалившись надо мной, принялся объяснять, как именно будет исправлять то, что сотворили с заморышем кудесники с Мирассы, будь они не тем словом помянуты. Вкратце всё сводилось к тому, что капсула проецировала излучение с "будущего" тела Вайятху на настоящее. То-есть тот, почти идеальный вариант, должен был, в конце концов, заменить в генных "чертежах" лягушонка уродливое создание, в которое его превратили. На словах всё выходило достаточно просто, загвоздка заключалась в том, что до этого дня Вигор ни разу в таких объёмах генные перестройки не осуществлял. Частично - да, позволяя себе вмешиваться в святая святых куда дальше, чем позволял "натуральный" закон, но не настолько. Так что, я была права: для генетика это тоже был эксперимент.
  Правда, оба генно-изменённых дружно игнорировали мои страхи, упорно утверждая, что исправить пятнадцать тысяч пар генов, или пять - не суть важно. Просто требуется больше времени и всё. Сама же схема была разработана по принципу "от малого к большому". Точный смысл этого утверждения я не поняла, разобралась только, что изменения будут поэтапными. То-есть, не сразу всё тело менять, а, как бы, ступенями. Правда, лягушонку от этого было бы не намного легче.
  Я, конечно, верила - а что мне оставалось? - но бояться всё равно боялась. Поэтому мелодичный звон, возвещавший об окончании работы аппарата, заставил меня вздрогнуть. Прорвавшись вперёд ГИО-красавцев, которые тоже жаждали, судя по их торопливости, узреть, как там лягушонок, я добралась первой до установки, которая, действительно, медленно открывалась.
  Когда щель стала достаточно большой, чтобы можно было в неё заглянуть, я так и сделала. И обнаружила, что заморыш просто-напросто спит! По крайней мере, выглядело это именно так. Подоспевший Вигор, узрев мирно почивавшего кикиморыша, хмыкнул, покрутил головой, словно бы в восхищении, и сказал:
  - Вот нахал! Обычно пациенты нервничают, дёргаются... А этот уснуть ухитрился! Ну, будите спящего красавца...
  Я потрясла Маугли за плечо, отчего он резко дёрнулся и подскочил, стукнувшись головой о всё ещё продолжавшую подниматься крышку капсулы. По виду, в нём ровным счётом ничего не изменилось. Вообще-то, эскулап предупреждал меня, что результаты облучения никогда не бывают видны сразу, организму требуется время на исправление и перестройку, но я всё равно присматривалась к телу заморыша, словно ожидая увидеть зримые следы произведённой процедуры.
  - Ну, как ты? - осведомился Вигор, помогая кикиморышу выбраться из капсулы.
  - Хорошо... - пискнул Вайятху, пытаясь сохранить равновесие.
  - Голова не болит?
  - Нет...
  - А где-нибудь в других местах? Руки, ноги, спина, живот?..
  - Нет, сагат... Всё хорошо.
  - Ну, вот и славно, одевайся, - удовлетворённо заключил Вигор и обратился ко мне. - Сейчас дам кое-какие лекарства, витамины. Не забывайте принимать.
  Я послушно кивнула, не отрывая взгляда от заморыша. Ну, совершенно такой-же, как был! Как бы узнать, подействовало излучение или нет?..
  Весь обратный путь, который мы тоже проделали на флайере Эдора (лягушонка внутрь пришлось загружать контрабандисту, тем же манером, что и в первый раз), я продолжала присматриваться к Маугли, пытаясь понять, как он себя чувствует. Но на первый, второй, третий и даже тридцать третий взгляд, он вёл себя так же, как и раньше. Разочарованно вздохнув, я оторвалась от кикиморыша и уставилась на мачо, который, как сел в кресло, так углубился в информационные недра своего блокнота. К сожалению или к счастью, чего он там выкопал, осталось неизвестным, поскольку поделиться результатами Эдор и не подумал, но вид имел весьма задумчивый.
  После успешной высадки на площадке возле нашего домика, контрабандист озабоченно посмотрел на нас, словно прикидывая, сколько мы продержимся без подвозки снарядов и пуль, и пообещал прилететь сегодня же вечером. Или завтра утром, - смотря по тому, как будут развиваться события. Настоятельно посоветовал за пределы территории, охраняемой "Иллюзором", не соваться. Я послушно кивала, чувствуя, как, против воли, на душе, на сердце и во всех прочих чувствительных местах, начинает немедленно скапливаться тревога.
  Или эти ГИО-конспираторы знали что-то, о чём меня не предупредили, или просто перестраховывались... Ладно, мы тоже не лыком шиты, сейчас свою аналитическую базу подключим и будем думать, с Деоной на пару.
  После обеда, доставку которого на дисколёте-курьере лягушонок воспринял уже, не моргнув глазом, я решила поговорить с ним, учитывая грядущие изменения в нашем проживании, приездах Эдора и моём скором возвращении к учёбе. Надо было предупредить заморыша обо всех этих изменениях, чтобы на корню изничтожить ненужные и вредные мысли, которые бы непременно у него возникли.
  - Маугли, - проникновенно начала я. - Мне нужно тебе кое-что рассказать.
  Кикиморыш немедленно бросил ложку, которой пытался выскрести остатки мангового пюре из упаковки, и выжидательно уставился на меня.
  Я с удовлетворением отметила, что сидел он уже на стуле, и ел почти, как цивилизованный человек - во всяком случае, пользовался ложкой, а не своим, по-змеиному вытягивающимся языком, цвет которого постоянно наводил на мысли, что лягушонок злоупотребляет замороженной черникой.
  - Мы договорились с Эдором, что... он будет делать перед всеми вид, что он ээээ... мой сагат. Понимаешь?
  По выражению мордочки заморыша было совершенно очевидно, что он ничего не понимает.
  - Эдор не будет моим сагатом по-настоящему, он только станет делать вид.
  - Зачем? - недоумение ширилось, грозя выплеснуться из круглых глаз заморыша и затопить его с головы до ног. - Разве он... вы... хотите, чтобы он стал вашим сагатом? Вы говорили, что он вам нравится...
  - Да, я и не утверждаю, что он мне разонравился. Просто не хочу никакого постоянного сагата. Мне ведь ещё нужно продолжить учиться, и времени это будет отнимать очень много, сам увидишь.
  - Вы уедете?.. - недоумение явно собиралось перерасти во вселенское горе.
  - Нет, я буду уезжать утром, но возвращаться обратно вечером. - Умолчим, что это "вечером" скорее можно будет назвать "ночью".
  - А я?.. Я буду где?.. - всё, горе плескалось вокруг, захлёстывая волнами по щиколотку.
  - Ты будешь здесь.
  - Один?! - горе смешалось с паникой. Волны уже по колено.
  - Не один, а с Деоной. И ещё Эдор будет заезжать.
  Тааак, кажется, будущее присутствие контрабандиста ничуть не обрадовало заморыша. Затопление плавно подступало к поясу.
  - Маугли, и ещё тебе нужно тоже начинать учиться.
  - Учиться? Чему?.. - Теперь ещё и обида!
  - Как чему? Ты же почти ничего не знаешь! Ни о мире, ни о правилах поведения, ни о людях, ни о... ни о чём ты не знаешь!
  На мордочке лягушонка выразилось искреннее непонимание:
  - Но... зачем мне это всё учить, сагите? Вайятху не должен знать слишком много, от этого он становится плохим Вайятху... Я стараюсь, как могу... что-то делаю плохо?
  Ну вот, ещё и пыльные постулаты "хорошего" раба вытащил! Вот упрямец!
  - Не плохо, а неправильно. Это разные вещи. Но здесь, где ты теперь живёшь, нужно многое знать и уметь делать. Ты не можешь всю жизнь прожить, не выходя из дома, понимаешь? Мы живём по-другому: учимся, работаем, ездим в гости друг к другу, покупаем одежду, дома и машины, летаем на флайерах... Это и значит - вести себя нормально. Понимаешь?
  Ну, да, как же, - в глазах сплошной ужас, и, кажется, нас заливает по горло... Надо спасать, пока не поздно.
  - Маугли, это и есть обычная жизнь. Та, которую ты вёл у Альдора и других хозяев, не была ни нормальной ни хорошей. Я хочу, чтобы ты смог жить, как все мы здесь. Мог делать всё то, что делаем мы. И ничего и никого не боялся.
  Ну, пожалуй, тут я загнула, достаточно вспомнить о господине Скроссе или бывших хозяевах Вайятху, или службе Охраны порядка, чтобы понять, - бояться ему есть чего. И расслабляться совсем уж не стоит. Ну, скорректируем.
  - Ты сможешь научиться очень многим замечательным вещам, например, готовить еду самому, плавать, гулять в лесу, читать интересные книги...
  Лягушонок задумался.
  - Вы хотите, чтобы я знал очень много и стал как сагат Эдор? Чтобы нравиться вам?..
  Эээ... сомнительная мотивация, но лучше такая, чем совсем никакой. И я энергично кивнула.
  Маугли продолжил напряжённую умственную деятельность:
  - А когда мне... если вы... может быть, захотите...
  Я подняла брови, и заморыш окончательно смешался, запутавшись в словах.
  Надо бы, конечно, выяснить, что именно он там себе придумал, но... Рано или поздно, сам расскажет. Чего-чего, но молчать кикиморыш не умел. И слава Всевидящему! Если бы мне ещё и вытаскивать из него информацию клещами приходилось, я бы точно рехнулась. Поэтому просто пропустила мимо ушей его бормотание и резюмировала:
  - Учись, Маугли! И тогда ты, может, даже перегонишь сагата Эдора...
  Зелёные блюдца загорелись восхищением:
  - А чему я должен учиться, сагите? Вы расскажете?..
  О, да! У меня уже лежали в кибере загодя найденные курсы обучения, которые проходят все дети перед поступлением в школу. Вот с них я и планировала начать образование лягушонка. Мысленно отдав приказ Деоне продемонстрировать вводную часть, отправила Маугли в кабинет, знакомиться с тем, чему он должен был научиться, причём в ближайшее время.
  Пока кикиморыш повышал уровень своей информированности, я передала кибер-помощнице последние сведения, полученные от ГИО-изменённых, и попросила сделать анализ и прогноз развития событий. Део предупредила, что данных слишком мало, но послушно "задумалась".
  То, что она выдала мне через пару минут, совсем не радовало. Проценты успешного решения наших проблем не то, чтобы стремились к нулю, но были достаточно низкими, чтобы рассчитывать на безболезненное и радостное продвижение к цели. Ни одна из рассмотренных вероятностей не давала больше тридцати пяти процентов возможной реализации, а значит, была вилами на воде писана. Или нужно было трясти наших ГИО-помощников на предмет больших сведений о том, что они собирались делать, или собирать информацию самой.
   Похоже, все, кто мог, стремились подставить нам подножку или сделать какую-нибудь гадость. Векторы возможного развития событий тоже не радовали конкретикой, предполагая всё: от вероятного убийства людьми Скросса нас всех, включая генно-изменённых, до занятия императорского трона мужем Линн или ею самой, что уж совсем смахивало на сюжет фантастического романа.
  Мне очень хотелось как-то повлиять на последующие события, вот только вопрос - как?
  Через час я бросила это гадание на кофейной гуще, смирившись с тем, что будущее по-прежнему скрывается в тумане неизвестности. В результате встала от переносного экрана кибера ещё более уставшая и разочарованная. За этот же самый час лягушонок успел познакомиться (поверхностно, конечно) с теми отраслями знаний и понятий, в которых у него наблюдались пробелы, и впал в сомнения. Когда я вернулась в кабинет, он сидел на полу и потерянно глядел в пространство перед собой.
  - Что с тобой, Маугли? - удивилась я.
  - Это слишком много, сагите... - грустно резюмировал он. - Даже те слова, которыми называется то, что мне нужно знать, уже наполовину потерялись где-то у меня в голове...
  - Ну, половина-то осталась. Не переживай, - присев рядом, я погладила его по плечу. Он тут же прильнул ко мне, уткнувшись в шею. - У тебя будет время всё запомнить. Люди вообще учатся иногда всю жизнь.
  - Всю жизнь?! - он охнул и отстранился. - Когда же я... а вы... но, тогда вы никогда меня не возьмёте?..
  - Не возьму куда?
  Он покачал головой, потупившись.
  - Ма-у-гли! Куда я тебя не возьму?
  - В... в... простите, сагите... Я сказал глупость, потому что не подумал! Пожалуйста, не обращайте на меня внимания!
  Я вздохнула и снова привлекла его к себе. Вот такой, каким он был сейчас, он безумно привлекал меня: ласковый, беспомощный, чуточку бестолковый, наивный, с этим нескрываемым обожанием в глазах... Кто бы сказал, что или кто из него вырастет в конце концов, когда он пройдёт через изменения тела, а главное - духа? И откуда мне знать, буду ли я ему по-прежнему нужна? Да, мы в ответе за тех, кого приручили, но иногда их приходится отпускать, и кто бы знал, как это больно... Увозя лягушонка с Мирассы, я принимала решение разумом и даже предположить не могла, что это как-то коснётся моего сердца. Непростительная самонадеянность. Ах, Маугли, Маугли... Вопрос не в том, захочу ли я тебя через год, вопрос в том, будешь ли ты, по-прежнему, хотеть меня...
  Окончание выяснение отношений с Вайятху лучше всего получалось в спальне, кроме того, секс оставался самым эффективным способом снятия стресса у лягушонка. Конечно, утром, до отъезда в лабораторию, я его уже так "успокаивала", но это было не в счёт, особенно теперь, когда я знала, какими могут быть занятия любовью с ним.
  И, кстати, была у меня одна задумка, пока не реализованная... почему бы и не сейчас?
  Я подняла кикиморыша с пола и привела его к Камере поддержания физического здоровья, мысленно приказав Деоне не беспокоить нас, если только домик не начнут штурмовать. Установив режим "Тропический ливень", втолкнула заморыша внутрь и, прямо под струями воды, хлынувшей словно отовсюду, раздела его, ощущая, как он начинает дрожать от предвкушения. Потом сбросила одежду сама и притянула к себе кикиморыша, найдя его губы.
  Да, я не ошиблась! Поцелуи - это было именно то, что будило в нём дремавшего зверя. Ощутив моё прикосновение, Маугли всхлипнул, словно задохнувшись, и сжал меня в неожиданно сильных объятиях. По его телу побежали быстрые вспышки сиренево-голубых оттенков, почти сразу сменившиеся лилово-перламутровыми, уже знакомыми мне по прошлому разу. Просыпающийся хищник как будто заполнял собой лягушонка, изменяя его взгляд, движения, повадки. Несколько секунд - и я обнимала совершенно другое существо. Он даже вроде бы стал выше ростом!
  Раздувая ноздри, этот знакомый незнакомец навис надо мной, стиснув мои плечи и всматриваясь немигающими глазами. Струи дождя заливали его лицо, напоминавшее фарфоровую ритуальную маску, но Вайятху будто ничего не чувствовал. Поцелуи явно завели его, - когда я легонько погладила узкую спину, по телу Маугли пробежала мгновенная судорога. Но мне этого было мало, - я тянулась к нему, скользила пальцами по мокрой коже, чтобы узнать, изучить каждую чёрточку, уловить каждый стон, каждый вздох... В этот раз мне не хотелось его контролировать, - наоборот, я хотела перестать думать и просто поплыть по течению, отдавшись во власть разбуженному зверю, понять, каково это - войти в клетку к тигру и бросить кнут.
  Ощущения оказались незабываемыми! Одно мгновение - и небрежным движением меня буквально швырнули к стенке кабины, притиснув к ней всем телом.
  - Подожди, подожди, не надо торопиться... - прошептала я ему на ухо. - Поцелуй меня ещё, я хочу твоих поцелуев...
  Маугли хрипло перевёл дыхание и чуть-чуть отстранился, а потом снова жадно приник ко мне, но только губами. Всевидящий, как же он умел целовать! Заставив меня гореть в пожаре, который не смог бы затушить даже настоящий ливень, лягушонок начал спускаться вниз: по подбородку к шее, потом к груди, к животу и ещё вниз, вниз... Я уже знала, как виртуозно Вайятху пользуется своим необыкновенно длинным языком, поэтому не испугалась, когда он, вдоволь исследовав мои бёдра, скользнул между ними и проник внутрь. С трудом удалось удержаться от вскрика, прикусив губу почти до крови, - лёгкое помутнение рассудка маячило где-то совсем рядом...
  Хищник же явно был настроен "помучить" жертву: не доведя дело до конца, он спустился ещё ниже, к коленям, потом заставил меня поднять ногу и принялся лёгкими, нежными поцелуями покрывать ступню. В том состоянии, в котором я была, это действовало не хуже электрических разрядов. Контролировать себя становилось всё труднее, стоны рвались один за другим, только подстёгивая моего страстного "мучителя". Потом, таким же образом, была исцелована вторая ступня, после чего я удивлялась только тому, что ещё держусь на ногах.
  Когда он, наконец, встал передо мной, уперевшись ладонями по обеим сторонам моего тела в стену кабинки, на которой мокли под дождём изумрудные кусты, его глаза светились почти таким же зелёным светом. Тонкие губы шевельнулись, но я услышала голос внутри, словно говорила с Деоной:
  - Четырнадцатое небо. Сейчас.
  Он не спрашивал, он утверждал. Этому незнакомцу, кем бы он ни был, не нужно было моё согласие, - он собирался взять меня с собой на немыслимо высокое "небо" удовольствия и просто милостиво сообщал мне об этом.
  Я кивнула, стараясь не сползти по стене вниз раньше времени.
  Уголки рта чуть изогнулись, обозначая улыбку, а потом он накрыл мою грудь руками, и я ахнула: внутри что-то оборвалось, а потом рухнуло, как стена, которая защищала меня, но о которой я и не догадывалась. Резко возросла чувствительность, как будто кожа просто растаяла от излучаемого им жара!
  Ладони легли на живот - и ещё одна защитная стена осыпалась осколками, заставляя чувствовать себя невероятно уязвимой и... ещё более обнажённой!
  Последнее движение - его пальцы проникли между бёдрами, и я попыталась отпрыгнуть - это уже слишком! Прикосновение обжигало, как раскалённый металл, заставляя балансировать на тонкой грани между наслаждением и почти проснувшейся болью. Откуда-то прорвались воспоминания о том, как я сравнивала Маугли с оружием. Теперь это оружие, во всей своей грозной красоте, блестело передо мной, нацеленное прямо в сердце!
  Я тянулась вверх, цепляясь за стену и пытаясь отстраниться от будоражащих прикосновений, но хищник, в которого превратился Вайятху, и не думал отпускать меня. Победительно улыбаясь, он повторил, глядя мне прямо в глаза:
  - Сейчас. Один раз.
  И тут же вздёрнул меня на руки, заставляя максимально раскрыться ему навстречу.
  Когда он вошёл в меня, - не поколебавшись ни на секунду! - мне почудилось, что это был не вполне себе человеческий орган, а столб пламени, - настолько невероятно чувствительным было это слияние, заставившее меня потеряться и вообще забыть, где я, и с кем. Огонь, стремительно распространявшийся от места нашего соединения по телу, выжигал меня самоё из вен, из мускулов, из памяти, оставляя после себя вычищенное, отполированное пространство, на котором можно было что-то создать. Что-то иное, чем то, что сгорело, что-то более красивое, может быть, - если бы память позволила осознать, какой я была раньше...
  Не знаю, сколько времени я приходила в себя, - когда рушится внутренняя вселенная, это может занять секунды, а может часы... Меня привёл в чувство щелчок открывающейся двери Камеры, свидетельствующий о том, что время её работы истекло. "Дождь" закончился, свет погас. И тут я обнаружила, что по-прежнему, практически, вишу, впечатанная в стенку, меня удерживает Вайятху, прижавшийся головой к моему плечу, и мы... хм, до сих пор не разъединились.
  Я поёрзала, пытаясь освободиться, но Маугли остановил меня, подняв голову. Его глаза совершенно явственно светились! Это было особенно хорошо заметно сейчас, в полумраке, который царил вокруг. Расширившиеся почти во всю радужку зрачки отливали бледно-фиолетовым светом, создавая полное впечатление, что я смотрю в глаза зверя. Ощущение было довольно жутким! Я уже решила, было, испугаться, когда моего лица коснулся горячий палец и провел, нажимая, сверху вниз по губам, заставив их разомкнуться. В голове прозвучал голос:
  - Погоди. Нельзя сразу.
  Я притихла, пытаясь сообразить, почему процесс разъединения наших тел требует какого-то дополнительного времени.
  Впрочем, почти тут же получила ответ. Вайятху прикусил губу и медленно, осторожно начал приподнимать меня вверх, снимая с себя... Всевидящий! Я и помыслить не могла, что можно испытывать такие странные ощущения! Это почти не поддавалось описанию: и невероятно приятно, и болезненно, словно от тебя отрывают твою собственную часть, и щекотно, и остро, и нежно, и горячо... Не сдержавшись, я закричала в голос, когда он, наконец, полностью вышел из меня. Только тут до меня дошло, что весь этот невероятный спектр ощущений породили всего два его движения! Сначала Маугли вошёл, доведя меня чуть ли не до безумия, а вот теперь - вышел, заставив кричать от острого ощущения разъединения.
  Я сползла, наконец, на пол, совершенно без сил. Да, пожалуй, такого я бы не смогла испытать больше ни с кем! Но вот, хотелось ли мне повторить всё с начала, - ещё вопрос... Похоже, это четырнадцатое небо требовало более крепких нервов и лучшей физической подготовки. Меня вот сейчас трясло так, что зубы стучали, как от сильного холода.
  Маугли опустился рядом и затих, тоже постепенно успокаиваясь. Я заново осознавала, какой подарок судьбы сидел рядом, прижавшись ко мне. Дождавшись, пока вихрь цветов, бушующий на его теле, не сменится привычным уже лиственно-зелёным, осторожно повернула за подбородок его лицо к себе. Привычно застенчивый взгляд, лёгкая виноватая улыбка, - и абсолютно ничто не напоминает о хищнике, который затаился там, внутри.
  На секунду мелькнула мысль поцеловать кикиморыша в губы, чтобы проверить, проснётся ли его зверь опять, или ему тоже требуется время на отдых... Но, поразмыслив, раздумала проводить эксперименты. Какое бы оно ни было, это небо выжимало из восходящих к нему все силы. Вон, и лягушонок уже начал зевать, явно раздумывая, не пристроиться ли поспать прямо на полу. Надо было заставить себя встать, да ещё и кикиморыша поднять. Конечно, это не было подвигом, но что-то героическое в этом явно прослеживалось...
  
  Когда мы доползли до спальни, выяснилось, что всё не так уж плохо, и спать ни один из нас не хочет, - возможно, просто отдохнуть. Закутавшись в уютный домашний балахон из пушистой ткани, я лежала, перебирая в голове воспоминания о незабываемом четырнадцатом небе. Лягушонок тихонько лежал рядом, даже не делая попыток меня обнять. Даа, похоже, испытанное нами удовольствие способно удовлетворить даже обычно ненасытного Вайятху. Как никогда, мне захотелось понять, как Маугли живёт с "этим" внутри. Как ухитряется примирять две свои совершенно разные половины, если незнакомец - тоже его часть, конечно.
  Решив, что пора начать выяснять хотя бы наши, семейные тайны, спросила:
  - Маугли, а как ты это делаешь, - сопровождаешь на четырнадцатое небо?
  - Вам понравилось, сагите? - немедленно заулыбался кикиморыш. Из него прямо-таки полилась тихая гордость.
  - Очень, - как можно убедительнее ответила я. - Так как ты ухитряешься это делать?
  - Ну... я вызываю Проводника.
  - Какого Проводника? Откуда?
  - Не знаю, сагите... Знаю только, что когда надо, он... ну, как будто приходит и делает всё, что надо, вместо меня.
  Я обдумала услышанное. Значит, Проводник, говорите...
  - А ты где находишься в этот момент?
  - Здесь. Я просто впускаю его в себя, - Маугли показал на голову. - И он оттуда командует.
  - Каким образом? Говорит, что делать?
  - Нет, он не говорит... Но я знаю, чего он хочет, и делаю это. И тогда открывается четырнадцатое небо...
  - А сам, без него, ты не можешь это сделать?
  - Но, это и есть я, сагите, - лягушонок с недоумением захлопал глазами. - Проводник - это тоже я. Но... второе.
  - Второе?! - Всевидящий, да у нас тут раздвоение личности, похоже! - А есть ещё кто-то? Третье "я", например?
  - Нет, нет, сагите, больше никого. И Проводник приходит только тогда, когда я его зову. Он не всё время здесь...
  Я кивнула, напряжённо обдумывая его слова.
  Ну, что-то такое и мне на ум приходило. Маугли словоохотлив, даже болтлив иногда, а Проводник, если принять название самого Вайятху, наоборот, - молчалив, говорит рубленными фразами, буквально из пары слов... И то - внутри меня. Как кибер-помощница. Дикарь? Некая память предков? Ещё одна из просыпающихся способностей заморыша? Нет, не подходит, - это его "второе я" существовало намного раньше, сопровождая на четырнадцатое небо и прежних хозяев кикиморыша.
  Невольно представила Альдора один на один со зверем, - и меня передёрнуло. Что-то было в этом совсем неправильное, какое-то изломанное... Хотя, Вайятху ведь "водил" мужа Линн на небеса для избранных, сам, помнится, рассказывал. Бррррр... Так, не будем об этом.
   "Второе" я, появляющееся только в определённые моменты. Причём, не зависимое от обстановки... нет, не раздвоение, это что-то другое. Обычно вторая личность является, чтобы защитить первую, неспособную за себя постоять. Логичнее было бы, если б этот зверь являлся в моменты, когда лягушонок испуган, но чего нет, того нет. Гуманоидные заморочки? Или там все такие были - с встроенными Проводниками, Вограны знают куда?..
  А, что толку ломать голову! Надо будет обсудить это с Вигором... если я наберусь смелости обсуждать с ним такие интимные подробности нашей жизни. Впрочем, больше всё равно не с кем, не с Эдором же советоваться по этому поводу. И, кстати! Я вспомнила о кристалле, который благополучно продолжал лежать в моей сумке, ожидая, когда у меня найдётся для него время. Всё, как просили: я дома, в безопасности, и свободное время имеется. Надо только лягушонка отвлечь.
  - Маугли, попроси Деону рассказать тебе сказку. Я хочу, чтобы ты отдохнул хорошенько, - заявила я, вставая.
  - Да, сагите, - пробормотал заморыш, провожая меня удивлённым взглядом.
  Возражать не стал, спросить тоже ни о чём не решился. Ну и... плохо, конечно, хотя и удобно. Не надо придумывать объяснений или уговаривать дать мне побыть одной. Надо просто отдать распоряжение, и послушный раб всё выполнит.
  Ненавижу мирассцев!
  Спустившись вниз, я нашла сумку с кристаллом, принесла его в кабинет, вложила в соответствующее гнездо и остановилась. Вограны его знают, что именно там было записано, но боязнь плохих новостей, выработавшаяся у меня в последнее время, заставляла медлить. Уговаривая себя, что ничего особо страшного быть не может, поскольку иначе генно-изменённые мне бы просто-напросто всё рассказали, не разводя непонятных тайн, включила воспроизведение.
  Не знаю, чего я ожидала, но к появлению над рабочей панелью изображения сидящего в кресле старого человека, одетого в потёртый коричневый пиджак, совершенно точно оказалась не готовой.
  Ничего из того, что окружало его невозможно было разглядеть. Казалось, старик со своим креслом был заключён в круг неяркого света, за границами которого всё тонуло в непроглядной тьме. Колени сидящего были укрыты чем-то вроде пледа или одеяла. Густые серебристо-белые волосы зачёсаны назад, небольшая бородка, тоже седая, аккуратно подстрижена. На массивном носу золотились очки, - пережиток прошлого. Вообще, облик неуловимо наводил на мысли о профессоре или учёном. Невольно вспомнился байон Вольп, который тоже предпочитал операции по восстановлению зрения старомодный аксессуар, и я нахмурилась. Неприятные ассоциации длились ровно до того момента, когда старик в кресле откашлялся и, улыбнувшись, произнёс неожиданно глубоким, низким голосом:
  - Здравствуй, дорогая наша девочка!
  
  Глава двадцать шестая.
  
  Сказать честно, после такого начала моя многострадальная челюсть опять укатилась куда-то под стол. Как хотите, но среди людей, которые даже теоретически могли бы так обратиться ко мне, вот этого пожилого мужчины не было!
  - Надеюсь, ты извинишь мне некоторую вольность в общении и не примешь её за неуважение, - продолжал вежливый незнакомец. - Видишь ли, я так много слышал о тебе, что не могу отделаться от чувства, что мы лично знакомы, хотя, конечно, это не так. Поэтому, прежде всего, если позволишь, представлюсь: байон Арпер Алистер, Главный и единственный смотритель базы номер пятьсот шесть дробь восемь, третьего сектора Внутреннего диаметра Кольца.
  И он торжественно склонил голову в полупоклоне, от которого веяло той же чинностью и старомодностью, что и от всего его облика и речи.
  Тут до меня дошло. Хранитель!.. Тот самый, который вырастил всех этих ГИО-изменённых! Невольно я впилась в него глазами, впитывая каждый жест, каждую эмоцию, отражающуюся на лице. Да, с этим человеком я бы очень, очень хотела познакомиться лично...
  - Полагаю, мои дети не слишком распространялись обо мне.
  Да-да, он так и сказал: мои дети! И видно было, что это не игра, рассчитанная на меня, он назвал их так, как привык ежедневно это делать.
  - Но их молчание легко объяснимо, они привыкли держать в тайне всё, что касается семьи, я учил их этому едва ли не с пелёнок. Да... Но теперь способность хранить секреты стала ещё более важной, - от сдержанности тех, кто смог улететь отсюда, напрямую зависит жизнь оставшихся. Не знаю, сообщили ли мальчики тебе о том, что большая часть детей до сих пор не могут покинуть базу, поскольку найти для них безопасное место проживания весьма трудно. Вообще, они не любят жаловаться. Но, должен тебе признаться, бывали моменты, когда я начинал думать, что положение безвыходное. Конечно, мы не сдавались и ни на один день не прекращали стремиться к нашей мечте: найти нам всем настоящий дом, под небом и на земле. - Он помолчал, словно вспоминая что-то, не слишком радостное, а потом улыбнулся мне так, как будто и я была его ребёнком, только потерявшимся, а теперь внезапно нашедшимся, и от этого особенно горячо любимым. - Девочка моя, с твоим появлением в нашу жизнь вошла надежда. И не призрачная, как раньше, а вполне осязаемая и достижимая. И поэтому мы рискнули сделать эту запись, чтобы все, - не только я, но и мои дети, - могли сказать тебе большое, большое спасибо!
  Ээээ... я что-то такое недавно уже слышала про надежду, и чуть ли не теми же словами. Похоже, генно-изменённые считали своего воспитателя образцом во всём, если, сознательно или подсознательно, цитировали его. А вообще, старик пробил моё недоверие просто на раз-два-три: всего-то несколько слов и, пожалуйста, - в носу подозрительно защипало, в горле запершило, а в глазах туман появился... Это при том, что я не считала себя излишне эмоциональной! Просто феноменально...
  А баойн Алистер продолжил:
  - Мы хотели передать тебе это "спасибо" сами, чтобы ты поняла, насколько возможность обрести дом на какой-нибудь планете важна для нас... - Он обернулся и сделал приглашающий жест рукой. - Дети, пожалуйста, подойдите сюда.
  И они начали подходить. Откуда-то из темноты, окружавшей фигуру сидящего Хранителя, который до этого напоминал одинокого актёра на полуосвещённой сцене, один за другим, ГИО-изменённые подходили к нему, присаживаясь рядом, прямо на пол, и улыбаясь, махали рукой, приветствуя меня:
  - Привет, Тэш!
  - Здравствуй, Тэш!
  - Привет!.. Привет, Тэш!.. Привет...Привет....
  Их оказалось много, намного больше, чем я представляла себе, когда слушала рассказ Вигора о нелегальной колонии генно-изменённых в космосе. Почему-то у меня создалось тогда впечатление, что большая часть ГИО-людей всё-таки покинули базу, но это оказалось не так.
  Когда свет упал на лица тех, кто подошли первыми, я решила было, что у меня галлюцинации, но, присмотревшись, поняла, что не ошиблась: вокруг Хранителя, рядом с красивыми, но незнакомыми мне людьми, действительно рассаживались копии тех, кого я уже знала: целых два Вигора, Авинор, те двое, что приходили в лабораторию эскулапа, и вот, ещё раз они же... Всевидящий! Во втором ряду явно усаживался Эдор. И ещё один!..
  Я сглотнула комок в горле, таращась на улыбающихся мне с голографического изображения людей. Дааа, в очередной раз всё оказалось ещё более запутанным, чем я думала. Они сами никогда не говорили об этом, а мне и в голову не приходило, что их производили совершенно одинаковыми, как будто помеченными определённым предназначением. Генетики - золотоволосые, с синими глазами, стратеги - наоборот, брюнеты и черноглазые, а инженеры - с каштановыми шевелюрами... Никаких сложностей, - сразу видно, кто есть кто.
  В передний ряд пробрались несколько более хрупких и тонких фигурок. Я придвинулась к изображению ещё ближе, хотя и до этого сидела, почти уткнувшись в него носом. ГИО-девушки... У меня почему-то сжалось сердце, когда я увидела пять - пять! - совершенно одинаковых, безупречно красивых лиц. У всех - светло-русые волосы, голубые глаза, изящные черты. Напоминали фарфоровых куколок, сошедших с одного конвейера.
  Нет, они, конечно, пытались как-то отличаться друг от друга. Разного цвета одежда, разные причёски, одна из девушек вообще была коротко острижена, но они всё равно оставались похожими, как горошины в стручке.
  Те, кто создавали генно-изменённых, наделили их сверхъестественными чувствами и возможностями, но лишили неотъемлемого права на уникальность, неповторимость, которым обладали почти все, рождённые естественным образом. Да, однояйцевые близнецы встречались, но каков был их процент среди всего человечества?! Да, ещё оставался шанс встретить кого-то, похожего на тебя, но только похожего! Здесь же были полные, абсолютные копии... Мраак!
  Когда вокруг Хранителя собралась уже приличная толпа народу, и приветственные голоса затихли, байон Алистер как-то очень просто и по-домашнему сказал:
  - Тэш, мы бы хотели пригласить тебя в гости, но, пока это невозможно, просто проведём для тебя экскурсию по нашей базе. Лейра, можно попросить тебя?..
  - Да, отец, - одна из девушек, в светло-голубом комбинезоне, с волосами, заплетёнными в сложную косу, тут же поднялась с места. - С удовольствием!
  - Спасибо, малышка, - отозвался старик и снова улыбнулся, глядя в снимающую камеру, а казалось - прямо мне в глаза. - Я не буду прощаться, Тэш. Лучше скажу: до свидания, дорогая моя девочка. И буду надеяться, что однажды мы, действительно, встретимся.
  Я опять судорожно сглотнула. Как-то всё было... неожиданно, странно и оглушающе. Вот так, внезапно оказаться в самом "логове" генно-изменённых, смешаться с ними...
  Изображение погасло, а в следующий момент я увидела вместо "сцены" ярко освещённый коридор, мимо двигались закрытые двери. Хотя тут же стало понятно, что это не двери проплывали, это мимо них шла та самая Лейра, а камера двигалась следом за ней, судя по всему, по воздуху. Я было поразилась такому феномену, но тут же вспомнила, что у ГИО-людей в наличии имелся целый отряд механиков и кибернетиков. Наверняка, база, где они жили, была первым, что подверглось всесторонней модернизации.
  Девушка, шла впереди, иногда оглядываясь и на ходу давая пояснения:
  - Смотри, Тэш... Это наша кухня.
  Я увидела сравнительно небольшое помещение для такого количества едоков, которых надо было кормить, но зато под завязку набитое бытовой техникой. Причём, модели выглядели как-то непривычно. Тоже самоделки?
  - А вот это - столовая.
  Довольно просторный отсек, стены отделаны панелями-колорайтерами, несмотря на непривычно низкий потолок, уютно. Насколько вообще может быть уютно в переделанной военной базе. Отдельные столики сдвинуты вместе буквой П, так, что получался один большой-большой. Я сначала удивилась, - зачем? Потом мелькнуло воспоминание о прочитанных методиках объединения. Да, точно: общий стол объединяет даже на подсознательном уровне.
  Девушка быстро скользила (иначе не скажешь!) дальше. Коридор, коридор, коридор, спуск вниз, причём, пешком. Странно, нет лифтов или подъёмников? Добежали до высоких, как на грузовых кораблях, дверей, напоминающих шлюзовые, и мой "гид" остановилась.
  - А здесь у нас тренажёры-стимуляторы. Занимаются на них мальчики, в-основном. Пилоты, солдаты, но и остальные специалисты не обходят стороной. А мы, честно говоря, ленимся... - Лейра заговорщицки улыбнулась в камеру и приложила палец к пластине у двери.
  За дверями, которые открылись с таким лязгом, что я подпрыгнула, оказался огромный зал, похожий на грузовой трюм. И высота переборок - ого-го! Всё пространство было довольно плотно заставлено отдельными модулями, креслами, имитаторами и тренажёрами. Какие-то были мне знакомы, например, кабина-симулятор рубки межпланетного дисколёта, а какие-то я видела впервые, как кресло, напоминающее тот же ложемент для пилота, но почему-то прозрачное и снабжённое множеством датчиков. Вообще, тренажёров для обучения полётам казалось особенно много.
  Вдруг до меня дошло: а ведь им особо-то и не полетать. Все базы, особенно военные, даже законсервированные, до сих пор находились под наблюдением. Если бы генно-изменённые начали тут регулярно вылетать, даже по окрестностям, - очень быстро дождались бы проверяющих...
  Лейра не стала заходить далеко вглубь зала, потопталась у дверей, помахала кому-то из занимающихся и пошла дальше. Теперь наверх, поворот, короткий коридор, очередная дверь, небольшая.
  - А это - наша вотчина, - засмеялась моя "гид". - Медблок. Тут уже мы с девчонками командуем.
  Открыла очередной замок и вошла в неожиданно маленькое, тесное помещение. Когда камера "оглядела" всё вокруг, я начала понимать, откуда у Вигора такая страсть к узеньким, захламлённым лабораториям. На базе обнаружилась почти полная копия берлоги эскулапа, с той только разницей, что аппаратов и оборудования было ещё больше, чем у викинга. Видимо, он с детства привык, что оборудование громоздится везде, где можно, и чуть ли на голову не падает. В медблоке никого не оказалось, поэтому и задерживаться мы там не стали, к некоторому моему облегчению.
  Пролетев, как вихрь, ещё пару коридоров и поднявшись на один этаж, девушка затормозила около одной из целого ряда дверей, которую открыла всё тем же способом: с помощью приложенного пальца.
  - Это моя каюта, - объявила Лейра
  Я машинально задалась вопросом о том, зачем им замки, открывающиеся только прикосновением. Кого там можно опасаться? Вокруг же только свои? Даже если их тут по пять-семь копий, и у всех совершенно одинаковые отпечатки. Ни воров, ни грабителей. Так зачем?..
  - Вот, здесь мы живём, - с явной гордостью сообщила мне "гид", поворачиваясь вокруг своей оси и делая широкий приглашающий жест. - У нас комната небольшая, но зато всего на двоих. Мальчикам сложнее, им по трое или даже по четверо жить приходится.
  Я растерянно оглядела следом за ней крохотное пространство, под завязку "набитое" всего двумя кроватями и столиком между ними. Стульев не видно, да их и ставить некуда было бы. Шкафа не видно тоже. Может, встроенный? Хотя, куда тут его прятать, - разве что в потолок... Даааа, моя мама, верная адептка Рационального Использования Ресурсов и Пространства, просто рыдала бы от умиления. Не то, чтоб метров, - тут сантиметров лишних, неиспользуемых, не было!
  Лейра с энтузиазмом показала мне свой "гардероб", обнаружившийся под кроватью, какие-то девичьи украшения, которые лежали в коробке, крепившейся под столешницей, ещё что-то, спрятанное в нише под полом... Я смотрела и мучительно соображала, сколько таких "комнат" поместились бы прямо здесь, в кабинете. Девушка закончила демонстрацию встроенных чудес, активировав экраны и светильники, вмонтированные в скошенные потолочные панели над кроватью. А я с ужасом подумала, что даже заключённым выделяют больше свободного пространства.
  Когда "мы" вышли оттуда, Лейра тщательно закрыла за собой дверь и лукаво улыбнулась.
  - Ну, а теперь - сюрприз! - пообещала она мне, снова припуская почти бегом по коридору. Камере-то было совершенно всё равно, с какой скоростью передвигаться, а вот я бы уже пыхтела, как пароход. Или паровоз. Короче, что-то такое древнее и медлительное. Интересно, какая специализация у неё, что она так носится...
  - Вот, смотри! Мы называем наш сад "Райским", - с особой гордостью сообщила девушка, вырулив к большим (действительно, большим) раздвижным двустворчатым дверям. Повинуясь жесту моей проводницы, камера "посмотрела" вверх, и перед моими глазами предстала солидная вывеска, на которой значилось: Сад "Эдем". Не удержавшись, я присвистнула. С размахом они, однако, названия давали!
  Очередное касание пальцем очередной пластины, и - как в сказке - металлические махины поехали в разные стороны, открывая совершенно фантастическую картину.
  Сначала я подумала, что это - какая-нибудь гигантская Камера поддержания здоровья, настроенная на режим "Весна" или ещё что-нибудь эдакое, романтическое. Но потом присмотрелась и поняла, что вижу реальный сад! Прямо в отсеке росли деревья. Видимо, по местному календарю и вправду была весна, потому что они цвели. Везде, куда доставал глаз, пространство было заполнено облаками нежно-розовых, белых и светло-лиловых цветов, окутывающих почти голые ветви невысоких деревьев. На какую-то секунду мне показалось, что я буквально чувствую их свежий сладковатый запах. Всмотревшись, узнала сипону, яблони, капари, вишни... Даже освещение было в точности таким, как бывает весною, ясным утром.
  Наудивлявшись, вспомнила, что среди ГИО-изменённых были генетики и биологи, так что, вполне вероятно, деревья тоже подвергались генным изменениям, но впечатления это не портило: настоящее чудо посреди железа, космоса и пустоты.
  Камеры поддержания физического здоровья, которыми укомплектовывались почти все корабли, - это было здорово, замечательно, почти реально. Но настоящий сад на корабле - не несколько кустиков, не грядки, не контейнеры с цветами, как делали некоторые оригиналы, а полноценный сад, - тянул на что-то невероятное!
  Судя по количеству обнаруженных там обитателей базы, это было любимое место для проведения свободного времени. При виде Лейры, сопровождаемой камерой, все как-то сразу понимали, для кого записывалось происходящее, и тут же принимались махать, улыбаться, приветствовать меня, так что под конец я начала чувствовать себя так, как будто и вправду лично побывала там. И не среди незнакомых мне людей, а в своей собственной семье, о которой почему-то ухитрилась забыть. Вообще, с таким энтузиазмом меня даже мои настоящие родственники не встречали!
  Напоследок мне показали ещё мастерские, библиотеку (в которой все ГИО-изменённые занимались, когда были детьми), музыкальную гостиную (именно так - гостиную!) и большой общий зал, в котором проводились праздники, в том числе и день рождения всех тутошних обитателей, кроме Хранителя, конечно.
  Закончив экскурсию, Лейра повернулась лицом к камере, широко улыбнулась и радостно сказала:
  - Ну, вот, теперь ты видела почти весь наш дом. Он замечательный, правда?
  Я невольно моргнула. Жестяная банка, давно и безвозвратно устаревшая, да к тому же, наверняка ещё и проржавевшая, за столько-то лет...
  - Мы тут все решили, что, даже если переселимся куда-то, то дом возьмём с собой, - заговорщицки сообщила моя провожатая. - Перегоним к планете поближе, и будем сюда иногда возвращаться. Знаешь, ностальгия и всё такое...
  Я покачала головой. Нет, не знаю... И слава Всевидящему, что среди самого лучшего, что хранится в моей памяти, нет этого металлолома, и какого-либо другого металлолома тоже нет, как нет и воспоминаний о живых деревьях, растущих под металлическими переборками, выкрашенными в голубой цвет. В моей памяти есть леса, джунгли, сады, степи, даже парочка пустынь... Когда я думаю о них, я вспоминаю дуновения ветра, напоённого запахами дождя и земли; высокое небо, похожее на чёрный мягкий бархат, украшенный вышивкой из сверкающих звёзд; тепло воды в реке на рассвете, когда воздух кажется холодным, как первые заморозки; или маленькую ящерку, растворяющуюся в норке вместе с песком, если подойти к ней слишком близко... В моей памяти живёт целый мир, и даже не один!
  Изображение давно исчезло, а я всё сидела, уставившись на погасшую панель, и думала, как справедлива поговорка о том, что добрыми намерениями мостится дорога к Плораду. Те, кто принимали "натуральный" закон, стремились защитить человечество от ужасных монстров, а в результате приговорили к смерти ни в чём неповинных, ими же созданных, существ. Могла ли я судить ГИО-людей за то, что они просто хотели жить? И жить лучше, чем в той тюрьме, которой, по сути, и стала база? Даже их безумные предшественники имели в своём распоряжении планеты, для освоения которых их и готовили. Но чтоб так...
  Я пыталась вспомнить, говорил ли кто-то из ГИО-изменённых, сколько было тех, кому удалось покинуть базу и поселиться где-то в других местах. Вряд ли много... Навскидку я бы сказала, что осталось не сто и не двести. Мне пришло в голову, что генно-изменённые должны были расселяться определёнными командами, включающими в себя всех специалистов, по одному. Так проще было бы выживать. Во всяком случае, те, с кем я познакомилась через Эдора-номер-один, производили именно такое впечатление: единой организации. Одинаковая внешность ГИО-изменённых объясняла, почему им было так тяжело вписаться в общество людей: если трудно понять, как сложилась компания, в которой из пяти друзей все пять - редкие красавцы, то ещё сложнее объяснить (если вдруг встанет такой вопрос), почему аналогичные компании существуют на разных планетах, но в одном и том же составе?
  Впрочем, создателям, должно быть, и в голову не приходило, что их творениям придётся прятаться или скрываться. Наоборот, - они должны были прямо-таки сразу, с первого взгляда, без слов, сообщать о своём искусственном происхождении. Что они и делали...
  Я потёрла глаза и запустила запись с самого начала, присматриваясь к подробностям и мелочам, которых не заметила сразу. Например, в этот раз я поняла, что Хранитель гораздо старше, чем кажется. У меня сложилось впечатление, что он прожил лет на двадцать дольше, чем ему можно было дать на первый взгляд, но, возможно, это сказывалась нелёгкая жизнь с пятьюстами "преступниками".
  Опять поразила необыкновенная теплота, которую излучал байон Алистер. И то, как его подопечные, сознательно или нет, группировались вокруг него, словно пытаясь согреться. Удивительный человек! Вот теперь, глядя на него, я начинала верить, что ему удалось-таки сделать то, что считалось невозможным: воспитать из генно-изменённых людей, а не бездушных монстров. И между собой все они говорили удивительно спокойно и мягко. Человеческие особи, собранные в таком количестве, уже начали бы создавать какие-нибудь крохотные, сиюсекундные конфликты, но ГИО-люди казались единым, монолитным сообществом, где все смотрят в одну сторону и думают одни и те же мысли.
  И, кстати, никаких проявлений агрессии я вообще за всё время записи так и не увидела. Все, кого Лейра заставала на их рабочих местах, или за приёмом пищи, или гуляющими в саду, реагировали на нас (ну, я уже говорила, что было у меня ощущения своего присутствия там...) радостно и приветливо. Никакого ворчания, никаких косых взглядов, даже простого равнодушия. Нет, все были искренне рады, готовы помочь, если потребуется, - пару раз Лейра просила о мелких услугах встречных собратьев: придержать дверь, отойти с дороги... Меньше всего обитатели базы походили на безумцев, вынашивающих планы уничтожения кого бы то ни было.
  Просмотрев запись в третий раз, я хотела приказать Деоне запомнить всё, что могло пригодиться нам в будущем, но раздумала. Мало ли, как повернулись бы в дальнейшем события, - раз меня просили уничтожить запись, следовало просьбу выполнить и излишней инициативы не проявлять. С сожалением вынула кристаллик из гнезда, посмотрела на него и, вздохнув, тщательно растёрла в порошок с помощью тяжеленной старой подставки для диоснимка. Кстати, надо бы и вправду заполнить её, чтобы не мозолила глаза своей пустотой. Учитывая, что у меня теперь как бы есть парень, его-то физиономию и надо будет вставить...
  Вспомнила о четырёх абсолютных копиях мачо, которых видела на записи, и опять вздохнула. Четверо Эдоров! Интересно, - они и по характеру одинаковые, или всё-таки отличаются? А ещё захотелось узнать: пристрастия контрабандиста к вычурному внешнему облику - это скрытый комплекс неполноценности, оттого, что у него столько двойников, или личные предпочтения? Или вообще, продуманная маска, заставляющая людей принимать его за недалёкого любителя женского пола и эпатажа?..
  
  Позже, ужиная вместе с лягушонком, я всё время возвращалась мыслями к записи, прокручивая увиденное и так, и эдак, поэтому говорила мало. Долгое молчание оказалось непосильным для Маугли, который сначала робко, а потом всё настойчивее пытался вывести меня из раздумий, негромко рассказывая о том, что он видел или слышал, и задавая какие-то вопросы. Я слушала вполуха, машинально отвечая, пока очередное замечание кикиморыша не вывело меня из состояния глубокой задумчивости.
  - Это так ужасно, сагите... Ведь они умирают!
  - Эээ... Кто умирает? - встрепенулась я.
  - Цветы...
  - Какие? - Всевидящий, у нас что-то случилось в саду, а я даже не заметила?
  - Те, в кабинете... Которые принёс сагат.
  Не поленилась, встала и прошла в кабинет, Вайятху - следом.
  Клумба Эдора, прикидывающаяся букетом, ничуть не изменившаяся, продолжала благоухать на всю комнату. Ну, может, чуть меньше. Оглядев упругие листья и бодро торчащие лиловые венчики, я с недоумением обернулась к заморышу:
  - Они же в полном порядке, посмотри!
  Совершенно неожиданно зелёные глаза лягушонка наполнились слезами, он покачал головой и возразил:
  - Нет, сагите, они гибнут, только медленно. Кто-то растянул их смерть...
  Я вытаращилась на заморыша, потом на цветы, и осторожно спросила:
  - Ты это от них узнал? Сам?
  Маугли кивнул с самым несчастным видом.
  Тааак, похоже, развлечение на вечер было обеспечено. Вограны б побрали контрабандиста с его подарками в виде медленно загибающейся растительности! Мысленно вздохнув, начала реанимировать психику кикиморыша:
  - Ну, не надо так расстраиваться. Их и выращивали специально для того, чтобы срезать и поставить в вазу, для красоты. И, даже если бы их не срезали, они всё равно бы завяли, ведь так?
  - Да, сагите... Но они бы умерли сами, а не... их бы не сохраняли так, умирающими.
  Продравшись сквозь специфическую терминологию и похоронный тон, выяснила, что шокирует лягушонка именно то, что сорванные цветы законсервировали. Он воспринимал это, примерно, так же, как если бы мы обнаружили, что наших молодых людей какие-нибудь садисты смертельно ранили, потом замедляли процесс расставания с жизнью, да ещё и раскладывали живописными группами, для придания интерьеру пикантности...
  В свою очередь, с трудом оправившись от шока, что меня причислили к некрофилам, я постаралась реабилитироваться в глазах ярого защитника флоры и отвела его в сад, подальше от греха. Благо, растительностью на нашем участке ещё никто не занимался, так что там был непочатый край работы! Для начала предложила гуманоиду побеседовать лично со всеми растениями на предмет ознакомления с их нуждами, а сама поспешила обратно в дом.
  К диосам помирающие цветы, - доволокла букетище до кухни и порциями скормила его самому большому из имеющихся в доме утилизаторов, который каждый раз подозрительно хрюкал. Закончив, спохватилась и пригрозила рыгающему ящику, что, если он расскажет лягушонку о моём поступке, то сам отправится в утиль. Не знаю, понял ли он, но хрюкать тут же перестал. Я пошла в кабинет, раздумывая по дороге, что, наверное, потихоньку схожу с ума: вот, уже собственные вещи шантажирую... Приехали!
  Добравшись до вифона, позвонила контрабандисту и сообщила, что он мне нужен, вернее, нам. Заодно поинтересовалась, не было ли у него в планах покупки очередного букета.
  - А что, понравились цветы? Могу ещё привезти, - легкомысленно ответил мачо, спровоцировав меня на непроизвольное скрежетание зубами.
  - Нет! Никаких цветов! Особенно срезанных! - заявила я. - Если уж что-то хочешь притащить - бери только с корнями!
  Эдор тут же посерьёзнел.
  - Жужелица, ты в порядке? А гуманоид?
  О, в первый раз спросил! Неужели таки начал устанавливать связь?
  - Ни я, ни твой подопечный не в порядке! Ты приволок забальзамированные трупы цветов, а мне за это только что истерику устроили!
  - Хмммм... Трупы, говоришь? - мачо покрутил головой. - Ну, хорошо, исправлюсь, привезу тебе что-нибудь... незабальзамированное. Через час. Дождётесь?
  - Вполне, - я кивнула с облегчением.
  Ну, теперь не я одна должна буду отдуваться за "садизм". Пусть-ка стратег побеседует со своим опекаемым, не только же моим мозгам постоянно вставать дыбом! И, заодно, я намеревалсь порасспрашивать контрабандиста его о собратьях, оставшихся на базе. А то опять вопросов накопилось больше критической массы, которую могли вынести моё любопытство и инстинкт самосохранения. Надо было их срочно спасать!
  
  Глава двадцать седьмая.
  
  Контрабандист появился точь-в-точь через указанный промежуток времени, - я специально засекла. Поскольку делать мне всё равно было нечего, а идти объясняться дальше с лягушонком не хотелось, я сидела в беседке, ожидая появления мечты всех женщин этого сектора Галактики. Правда, наличие ещё четверых таких же красавцев несколько понижали шансы этого, конкретного, на безоговорочное и всеобщее обожание, но... Нет полного совершенства в мире!
  Ало-золотое чудовище зависло над нашим садом за минуту до окончания срока, - а срок истёк ровно в то мгновение, когда на плиты площадки ступил ботинок мачо, сшитый, если мне не изменяло зрение, из кожи тех самых летающих ящеров, чей облик был придан флайеру ГИО-стратега. Да и сам Эдор, в кожаном же комбинезоне и защитной светоотражающей панели, закрывающей верхнюю часть лица, напоминал одного из "скайзауров", - безбашенных пилотов, которые периодически устраивали гонки на запредельных скоростях, в самом верхнем эшелоне воздушных трасс. Я их довольно часто встречала, потому что обычно соревнования проводились над Университетом, - рядом была достаточно большая площадь, позволявшая устраивать временную стоянку для гоночных флайеров и выставлять столы для банкетов, на которых чествовали победителей.
  Но полностью соответствовать образу сурового и мужественного гонщика Эдору мешал довольно внушительный пакет из обёрточной ткани, который он держал обеими руками. Судя по всему, там было что-то довольно тяжёлое. Вздохнув, я выползла из беседки встречать долгожданного гостя.
  - Привет, и где твоя зелёная истерика? - приветствовал меня "любимый" мужчина, крутя головой, видимо, в поисках гуманоида.
  - Пасётся, - ответила я, подозрительно присматриваясь к ноше контрабандиста. - Это что?
  - Не бойся, ничего забальзамированного, наоборот, всё живое и бодрое. Сейчас, покажу. Ну, если ему и это не понравится... - и мачо зашагал к дому, не дожидаясь ответа.
  Я слегка забеспокоилась, потому что в последний момент явственно увидела, как пакет в руках мачо зашевелился. Неужели он приволок какое-то домашнее животное? Вот только их мне тут и не хватало! Учитывая то, что Маугли чахнет над цветами, страшно даже представить, как он будет трястись над какой-нибудь зверюшкой. Вот наказание! И этот хорош, - хоть бы посоветовался сначала...
  Тем временем Эдор уже исчез за дверью, и мне пришлось ускориться, чтобы не пропустить эпохальное событие: стратег, налаживающий связь со своим подопечным. Причём, ни сам мачо, ни объект заботы, никакой связи налаживать не хотят. М-дааа...
  Я успела во время: лягушонок только-только поднялся с земли, а без пяти минут опекун стоял перед ним, неодобрительно скривившись. Судя по грязным коленкам, заморыш оползал все кусты вокруг бассейна. Надеюсь, ему хватило разговоров с местной флорой, чтобы оправиться после душевной травмы, нанесённой столь неосмотрительно подаренным мне букетом.
  Ещё ускорившись, я подоспела к тому моменту, когда контрабандист потребовал:
  - Ну и? Как ты здороваешься? Покажи!
  Лягушонок искоса бросил на меня затравленный взгляд, но, видимо, не углядел на моём лице никаких приказов, препятствующих распоряжению мачо, потому что покорно опустился на колени, неловко дотянулся до руки Эдора и прикоснулся губами к тыльной стороне ладони. А потом замер, опустив голову.
  - Ага, - с глубоким удовлетворением заметил криминальный тип. - А у нас принято это делать совершенно по-другому! Ну-ка, встань!
  Очередной опасливый взгляд, брошенный кикиморышем на меня, судя по всему, опять ничем его не порадовал, и заморыш послушно встал, уставившись себе под ноги.
  - Слушай меня внимательно! Сейчас повторять будешь! - пригрозил неугомонный мачо и медленно, разделяя слова, возгласил:
  - Здравствуйте! Добрый вечер! Очень рад вас видеть! Как ваши дела? Как поживаете? Как прошёл день?
  Шокированный лягушонок вытаращился на контрабандиста и приоткрыл рот.
  - Что? Не понял? - уточнил контрабандист и повторил всю цепочку приветствий заново.
  - Ээээ... - проблеял Маугли, осторожно отодвигаясь от Эдора. - Простите, сагат... Всё-всё надо говорить?
  - Всё-всё. И это только вечернее приветствие! Утром будет другое. Похожее, но другое.
  Лягушонок рот закрыл и явно закручинился.
  - Тааак... Сейчас ты у меня, как миленький, всё выучишь! - заявил ГИО-стратег, поставил подёргивающийся пакет на землю около коленопреклонённого Маугли и сдвинул свою светозащитную панель вверх, на лоб. - Вот разберёмся с подарком и будем зубрить. Смотри, гуманоид, что я тебе принёс...
  - Ему? - уточнила я, потихоньку подбираясь поближе. - Не мне?..
  - Нет, не тебе, - сурово ответил непреклонный мачо.
  Но, подумав пару секунд, добавил:
  - Вот, если он не научится здороваться, тогда заберу у него и отдам тебе!
  Я замялась, - Вограны его знают, этого Комсо, чего он притащил? Согласишься, а потом окажется, что в пакете гигантская ядовитая многоножка с того же Барроу... Оч-чень экзотичная и смертельно опасная тварь. Держать их дома - держат, но только больные на всю голову биологи...
  - Ну, разворачивай! - велел нетерпеливый красавчик кикиморышу, который, взглядом же испросив у меня разрешения, начал осторожно снимать упаковку.
  За первым слоем последовал второй, потом специальная влагосохраняющая ткань, из чего я сделала вывод, что это что-то, любящее сырость. Земноводное, что ли? Заморыш осторожно стащил последний покров и... не удержавшись, я взвизгнула и отпрыгнула в сторону, Эдор ехидно ухмыльнулся, а Маугли застыл, благоговейно уставившись на несуразное ярко-зелёное растение, которое, будто бы в сильнейшем негодовании, трясло листьями и, мало того, раскачивало свой горшок, словно пыталось уронить его!
  - Что это?! - в ужасе спросила я. - Что за монстра ты приволок?
  Невероятно довольный Эдор ответил покровительственно:
  - Эх, Жужелица, Жужелица... Вот никакой из тебя биолог, сразу видно. Это - ходящий цветок с Кассары!
  - Что?.. То самое растение, которое умеет передвигаться?! Всевидящий, где ты его взял? Они же жутко редкие! А уж стоить должны...
  - Ну, где взял, там больше нету. Чего не сделаешь для близких... - закатив глаза, проникновенно заявил мачо.
  - Ой... Настоящее ходячее растение?! - теперь я ощущала не меньший восторг, чем Маугли. - А большое какое... как же оно передвигается-то? Я думала, это что-то вроде перекати-поля или засыхающих мхов Фуорса, которые ветер переносит...
  Кустик доставал мне примерно до колена, это если брать вместе с посудиной, из которой он торчал.
  - Неет, это ещё росток, он маленький, - поправил меня стратег, с удовольствием обозревая наши обалделые физиономии. - Большие не провезёшь, - чуть что, они листья сбрасывают, вместе с верхними ветками. Видишь, какая у него интересная структура?
  Я ничего не видела, но поверила на слово. Растение и вправду было необычным. Более яркого ядовито-зелёного цвета, чем мы привыкли, даже, пожалуй полупрозрачное, если хорошенько присмотреться. По виду оно больше всего напоминало карикатуру на земной фикус.
  - А почему оно не ходит?
  Не успела я задать вопрос, как трясущийся цветок, будто рассердившись на мои слова, высунул из-под горшка довольно длинные толстые отростки и, с некоторым трудом, передвинул свою немаленькую тару на несколько сантиметров. Я невольно опять вскрикнула, а Эдор рассмеялся. Самым странным образом отреагировал заморыш: взявшись за край горшка, перетащил раскорячившийся "фикус" к самому бортику бассейна. Злобная зелень тут же запустила отростки в воду, поболтала ими там и затихла, даже трястись перестала. Мне показалось, что от удовольствия.
  - Оно очень хотело пить... - сообщил заморыш, переводя сияющие глаза с меня на Эдора.
  - Да? - Стратег задумчиво поднял бровь. - А ты откуда знаешь?
  Эх, спалились мы, похоже...
  - Маугли работал садовником на Мирассе, - вмешалась я. - Так что в нуждах растений разбирается.
  - Ага, - пробормотал мачо, рассматривая подопечного в своей фирменной манере: будто прикидывая его стоимость. - Настолько хорошо, что сходу определяет, что им нужно? Ну-ка... А вот этому чего не хватает? - И палец стратега упёрся в ближайший чахлый куст.
  При этом уставился он вовсе не на лягушонка, а на меня!
  - Он... он... его надо подкормить, - запинаясь, ответил заморыш.
  - Откуда знаешь?
  - Листья опустились... и вот тут пятнышки... жёлтые... - кикиморыш явно паниковал, не зная, как отвечать, а я ничем не могла помочь, поскольку мачо продолжал сверлить меня взглядом.
  М-да, пора делать выбор: с одной стороны - ГИО-люди наши союзники, а с другой - я бы предпочла оставить способности лягушонка в тайне от всех. Просто, на всякий случай. Но, похоже, сейчас всё решится само собой, - Эдор явно почуял подвох, а лягушонок вообще не умеет врать. Лучше сдаться самой, чем ждать, пока меня припрут к стенке.
  - Ну... Маугли умеет общаться с цветами, так что действительно знает, чего они хотят.
  - Общаться?!
  - Да. Вы же чувствуете эмоции других людей? А он слышит растения.
  - Таааааак... - не удержавшись, мачо слегка присвистнул и, обернувшись к Маугли, воззрился на него с удвоившимся интересом. - Очень любопытно.
  - Мы никому не говорили об этом, потому что... Ну, ты сам понимаешь, насколько нереально было бы мне удержать его у себя, если бы кто-то пронюхал.
  - Молодец, - серьёзно заявил стратег. - И дальше молчите. Только постарайтесь больше вот так впросак не попадать.
  Я тоскливо вздохнула. Интересно, как? Разве что не выпускать Маугли из его комнаты...
  - Ладно, вернёмся к этому позже. Ну, что, цветовод? Продолжим обучение?
  - А что делать с этим? - я показала на блаженствующий "фикус".
  - Да ничего, пусть сидит. Пока ему есть, что пить, оно с места не тронется.
  - О, Всевидящий... - не удержавшись, пробормотала я. - Пить. Угу. То-есть, теперь оно присосалось тут и больше двигаться не будет?
  - Если не станешь заставлять, то нет. Вообще-то, ты помнишь, почему они передвигаются? - поинтересовался мачо.
  - Эээ... Ну, вот же с водой что-то связано, кажется.
  - С водой, с водой... На Кассаре вода появляется ненадолго и в разных местах. Кочующие ручьи, - слышала? Вот, в том-то и дело. Ручьи меняют свои русла непредсказуемым образом, то наполняясь влагой, то пересыхая, и местные растения вынуждены кочевать следом за появляющейся на поверхности водой. Они чувствуют её на больших расстояниях. Кстати, двигается этот цветочек довольно шустро, когда надо. Имейте в виду.
  - И что, его периодически надо оттаскивать подальше от воды?
  - Ну, да. Если не хочешь, чтобы он окопался прямо тут, в бассейне.
  - Окопался?..
  - Угу. Как показала практика, эти растения, если их обильно поливать, во-первых, растут очень большими, а во-вторых, устраивают себе что-то вроде специальных прудиков, огораживая место, откуда идёт вода, собственными корнями и почвой.
  - То-есть, они не только ходячие, но и самозакапывающиеся?
  - Ну, вроде того... Пока ему хорошо, оно сидит на месте, как только стало плохо - так снимается с места и пошло искать воду и новую жизнь.
  - Таак... Значит, его ещё и дрессировать надо?
  - Ну, не то, чтобы дрессировать, но променады устраивать придётся.
  Я закатила глаза: мало мне неадекватного гуманоида, которого воспитывать и воспитывать, так нате - монстрообразный ходячий цветок до кучи презентовали! А то мне скучно было, - не передать!
  - Что ж, отлично! Сам его и будешь выгуливать. Или вместе с ним, - я кивнула на заморыша, уловив мольбу в зелёных блюдцах. Вот кто, похоже, был очарован сердитым "фикусом" с первого взгляда!
  - Можно, сагите? Правда? Я смогу за ним ухаживать? - лягушонок прямо-таки засветился, как праздничная гирлянда и, словно для усиления впечатления, пошёл цветными пятнами. Ну, прелестно просто...
  - Если научишься здороваться, как следует! - отрезал непреклонный воспитатель. - Чтобы не позорил ни Тэш, ни меня!
  Кикиморыш тут же закивал головой. Вот так новости! Кто на что ведётся, а Маугли, похоже, можно на новые растения ловить, как на живца. Помнится, после того, как его поймали на Мирассе в первый раз, то перепрограммировали в садовника. Это вот оно и есть? Заложенная любовь ко всему, что растёт? С другой стороны, настройки-то потом сбились.. Или это уже я, ломая старые установки, вернула память обо всём, что он знал? Вограны знают, что тут сработало, но одно было понятно совершенно точно: если "зверская" половина лягушонка была Проводником, то вторая - однозначно Садовником. Причём именно так: с большой буквы. Другого существа, которое бы билось в истерике из-за букета цветов, я не встречала!
  Задумавшись, попыталась вспомнить, видела ли хоть раз в доме Линны срезанные цветы, и поняла, что нет. Ни разу! Всё то, что стояло на подоконниках, подставках или столиках, всегда росло. Местные традиции? Или они все там помешаны на уважении к растениям? Хотя, при той красоте, которой отличалась флора Мирассы, срезать тамошние растения и впрямь казалось святотатством. Ну, значит, поэтому и садовник...
  Тем временем, Эдор вовсю гонял лягушонка по списку приветствий, дополнив его ещё парочкой выражений из сленга. Бедный кикиморыш мужественно сражался за право обихаживать ползающий куст, который застыл на том месте, куда его поставили, только изредка шевеля своими отростками-корнями. По-моему, он уже ушёл в нирвану. Ещё бы - столько воды!..
  Покачав головой, я покинула тот дурдом, что творился у бассейна, решив озаботиться ужином. Сейчас надрессируются, и кто-нибудь окажется голодным, наверняка. Лягушонок, например, никогда не отказывался от еды.
  Когда Эдор, а следом за ним и Маугли, вернулись в дом, я уже ждала их за накрытым столом. Поужинали все, с большим аппетитом, за исключение кикиморыша, который скованно ковырялся в тарелке, косясь на Эдора. Ну, хоть под стол не запросился, - и то хлеб. Мне мерещилось, что лягушонок постоянно хотел спросить: "И так теперь будет всегда?". Я только сочувственно вздыхала. Целеустремлённости стратегу было не занимать, силы воли - тоже. Не миновать Маугли стать в высшей степени вежливым и благовоспитанным гуманоидом. Впрочем, мне это было только на руку, потому что сама я лягушонка постоянно жалела, чем он неосознанно и пользовался. Или не совсем неосознанно?..
  После еды пошла уложить кикиморыша в постель, - он до сих пор отказывался ложиться, если меня не было рядом, так что у нас выработалось нечто вроде вечернего ритуала: гигиенические процедуры, потом душ, потом надевание пижамы, которое частенько затягивалось и превращалось вовсе даже в снимание пижамы... потом укладывание заморыша в постель (мою, естественно), потом обязательный поцелуй (ну, или несколько, - как пойдёт), и пожелание спокойной ночи. После этого счастливый Вайятху соглашался отпустить меня, если требовалось.
  В этот раз всё прошло почти точно так же, как и всегда, за исключением одной детали: Маугли постоянно передёргивал лопатками, словно его что-то беспокоило. Отговорился тем, что "по спине мурашки бегают", и лёг спать, а я спустилась вниз. Мне нужно было поговорить с Эдором.
  Стратег нашёлся в кабинете, в кресле, которое предпочитал всем остальным, и с блокнотом в руках. Естественно.
  - Спрашивай, - разрешил он, не отрываясь своего занятия и продолжая что-то передвигать и помечать на экране.
  Я поморщилась. Ну, не нравилось мне, когда вот так прямо давали понять, что я предсказуема и понятна, как старая напечатанная книга. Из вредности ушла на кухню и принялась готовить кофе. Вот сейчас пойдёт аромат, и посмотрим, кто из нас двоих более предсказуемый...
  Победил кофе. Вскоре после того, как обе чашки были поставлены на стол, в дверях появился Эдор. Принюхавшись, он притворно вздохнул и констатировал:
  - Вообще-то, это уже нечестный приём.
  - А ты знаешь, что я очень любопытна. Но молчишь.
  - Ну, что? - глаза мачо хитро блеснули. - Будем меняться? Кофе на информацию.
  - Идёт, - быстро согласилась я, пока он не раздумал. - Итак, первый вопрос. Сколько ваших смогли улететь с базы?
  - Ага, успела посмотреть? - прокомментировал контрабандист, смакуя первый глоток. - Всего двадцать семь человек.
  - Так мало?! - не удержалась я.
  - Увы, всё очень сложно. Посещать базу слишком часто, - значит, привлекать к ней ненужное внимание. Кроме того, нельзя же им лететь в никуда, нужно подготовить легенду, документы, жильё, дать время на адаптацию. Кстати, скоро будем пытаться вывезти очередных желающих.
  - Каким образом?
  - У меня есть транспортная курьерская компания. Мелочь, но своя. Так, - перевозка и доставка небольших грузов. Подбираем крохи у Почтовых служб разных планет этого сектора. В-основном, конечно, самые нелюбимые направления, - окраины, Кольцо, такие вот заброшенные базы.
  - Значит, продукты и всё такое, вы привозите сами?
  - Да, почти всё. Часть они выращивают прямо на месте, часть получают через благотворительные организации, часть - как необходимое для ремонта оборудование и детали. Там же до сих пор все эти базы числятся, как "третья линия обороны". Знаешь, - если вдруг, когда-нибудь, кто-нибудь пробьётся из-за Рубежа, то предполагается, что пустующие базы можно будет использовать для организации ещё одной линии в Кольце.
  Я кивнула.
  - Ну, вот так потихоньку и перебиваются. Плюс - отец согласился на проведение некоторых медицинских экспериментов, из разряда очень долгосрочных, на охраняемой им базе. Мы выращиваем опасные ингредиенты для лекарственных препаратов. За это тоже кое-что капает.
  - Опасные? А как же здоровье? - поразилась я.
  - А мы устойчивые. Нам это не мешает, зато платят неплохо. И нашим фармацевтам материал бесплатный достаётся.
  - Они тоже, что ли, лекарства разрабатывают?
  - Да.
  - А зачем? У вас же иммунитет?
  - Нам не нужно, а вот людям... Отец серьёзно болен, и уже несколько лет держится только на наших разработках и силе воли.
  - Сочувствую... - мне стало неловко. Тут же вспомнилась фигура в кресле и глубокий голос: "Здравствуй, дорогая наша девочка..."
  - Спасибо. Это ещё одна причина для нас поскорее найти планету для проживания. Он мечтает быть похороненным в земле. Говорит, никогда не любил космос.
  - Но столько лет прожил именно в космосе.
  - Да.
  - Он у вас очень сильный, - задумчиво сказала я, грея пальцы о горячую чашку. Почему-то стало холодно.
  - Он - самый лучший, - как нечто, само собой разумеющееся, сообщил Эдор. - Ну, так вот... Мы говорили о деньгах. Семье нужно довольно много денег, и их надо было как-то зарабатывать. Не просто прокормить столько народу. Даже если учитывать наши скромные запросы.
  - В смысле?
  - В смысле, что мы там ели по очереди, один раз в три дня. Для роста и нормального самочувствия вполне хватало, мы же специально приспособлены для лишений. В основной массе. Каждодневное питание необходимо только некоторым врачам и поварам, а так... Справлялись. Поначалу вообще одна сухая смесь и концентраты были, и ничего. Выжили.
  Я бросила пить кофе и теперь таращилась на Эдора, вальяжно расположившегося на стуле.
  Это я считала своё детство тяжёлым? Это мне было обидно, что покупают мало игрушек? Это я устраивала скандалы родителям, когда они пытались не отпускать меня на затяжные вечеринки с Линн? Мои бы проблемы да генно-изменённым... Стало жаль контрабандиста, просто до слёз. Не удержавшись, быстро вытерла глаза.
  Похоже, мачо заметил, потому что выпрямился на стуле и серьёзно заявил:
  - Эй, а вот оплакивать нас не надо! Мы ещё живы, знаешь ли! Что за манера, - ты рассказываешь о пройденный трудностях, ожидаешь, что тебя похвалят, скажут, что ты велик, как герой древности, а вместо этого над тобой хлюпают носом, как будто ты упал и разбил коленку... Тэш, прекрати!
  - Угу, уже, - прогундосила я, старательно изгоняя слезливое настроение.
  Если уж сам Эдор расценивал свою жизнь, как нечто эпическое, следовало поддерживать его в этом. И вправду, отсутствие нормального детства - это не самая большая трагедия в жизни. Их вот, например, никто в секс-игрушки не превращал. Что, кстати, снова вернуло мои мысли к заморышу.
  - Ладно, Всевидящий пусть присматривает за твоей жизнью, ты мне лучше скажи, зачем так вцепился в Маугли?
  - Я вцепился?!
  - Нет, наверное, я вцепилась!
  - Я не всего лишь начал его учить!
  Мы бы ещё долго, вероятно, спорили на тему воспитания, если бы меня не отвлекла Деона, сообщившая, что Маугли во сне стонет. Я подхватилась и побежала в спальню, на ходу информировав Эдора о возникшей проблеме. Он тут же сорвался следом.
  Когда я открыла двери, то и сама расслышала тихий, явно не первый, стон. Не успела впасть в панику, - Эдор включил ночное освещение и стало видно, что с лягушонком всё в порядке: кожа нормального для него зелёного цвета, никаких признаков рвоты или кровотечения, - словом, ничто не напоминало ту жуткую ночку на корабле, когда Деона разбудила меня почти теми же словами. Облегчённо вздохнув, я потрогала лоб заморыша, - и температуры нет. Тем не менее, он опять застонал. Я осторожно потрясла его за плечо, потом ещё, - тёмно-зелёные глаза распахнулись, будто он и не спал.
  - Маугли, - осторожно спросила, стараясь не напугать. - Что с тобой? Что-то болит?
  Он помолчал, словно прислушиваясь к себе, потом кивнул:
  - Да, сагите... Болит, всё болит...
  - Где? - я откинула одеяло и принялась ощупывать лягушонка. - Здесь?.. Здесь?.. Или здесь?..
  - Везде, сагите... Внутри...
  Я оглянулась на Эдора.
  - Как ты думаешь, надо вызывать Вигора?..
  Контрабандист хмыкнул, присел на кровать и медленно прощупал ногу кикиморыша, периодически надавливая, словно что-то искал. Потом пожал плечами и сказал:
  - Вроде, всё нормально. Ну, похоже, началась перестройка организма после облучения. Тебя же предупреждали, что ему будет фигово? Вот, пожалуйста. И боли поэтому плавающие и неопределённые. Короче, поздравляю, - твой гуманоид растёт.
  - Растёт?! - я, не удержавшись, тоже села на кровать.
  - Ну, он же явно не дотягивал до нормальных размеров, вот и растёт. Первые сдвиги. Готовься, Жужелица, это только начало. Дальше будет хуже.
  Маугли снова застонал и попытался перевернуться на бок, поджимая колени к груди. Я мрачно посмотрела на мачо и пошла искать контейнер с лекарствами, выданными Вигором. Среди немалого количества различных пилюль нашлось обезболивающее, причём в виде инъекций. Я сделала лягушонку укол и обняла его, укачивая, как ребёнка. Всего через несколько минут он расслабился и снова задремал. Укрыв заморыша, сделала знак Эдору и мы на цыпочках удалились из спальни.
  Пока спускались вниз, я с горечью думала, что явно поторопилась с расчётами, - если кикиморышу будет постоянно вот так больно, я не то, что на несколько месяцев - на десять лет растяну этот процесс взросления, Плорад его возьми, лишь бы заморышу не было так плохо... Всё-таки, я не садистка, чтобы обрекать его на такую "жизнь". Надо что-то придумать: например, отменить такие частые процедуры облучения, пусть всё идёт медленно, но зато безболезненно.
  Эдор тоже что-то обдумывал по дороге, поэтому молчал. Мы дружно домолчали до кухни, где уселись опять за стол, и только тогда контрабандист заявил:
  - А к Вигору всё-таки лететь надо. Пусть посмотрит его.
  Я кивнула. Да, если бы сейчас могла показать лягушонка эскулапу, мне было бы намного проще. Несмотря ни на что, викингу я верила. Значит, полетим...
  - Ладно, что ещё ты хотела узнать? - спросил мачо, стряхивая задумчивость.
  Я постаралась сосредоточиться. Что-то там, в записи о жизни генно-изменённых, которую я смотрела, меня насторожило. Вспомнить бы ещё, что...
  - Скажи, пожалуйста, а ваш Хранитель когда-нибудь улетал с базы?
  - Да, два раза. Первый - когда потребовалась личная встреча с человеком, помогавшим наладить постоянную связь с теми, кто готов был нам продавать нужные вещи, не задавая лишних вопросов. А второй - когда умерла его единственная родственница. Он организовывал похороны.
  Я покачала головой: двадцать пять лет добровольного заключения - это уже по любому законодательству тянет на досрочное освобождение. Мне хотелось помочь ему, освободить от непосильной тяжести, лежавшей все эти годы на его плечах. Конечно, я не титан, и небо перехватить не смогу, но какой-то толк от меня может быть. Тем более, когда этого так ждут. Я вспомнила, как радостно приветствовали меня все, кого я видела на записи. А, вот и вспомнила, что хотела спросить у мачо:
  - А сколько у тебя... двойников?
  - Девять.
  - Девять?! - я была в шоке. - И что, вас всех... по десять?
  - Нет, не всех. Это зависит от того, сколько эмбрионов каждого вида было взято. Например, нас, стратегов, - десятеро, генетиков, как Вигор, - пятеро, кибер-специалистов, подобных Авинору, - семеро. И не спрашивай, почему так, этого никто не знает. Самый первый Хранитель давным-давно умер, так что спросить не с кого. А записей, чем он руководствовался, когда выбирал тех, кого собирался спасти, не осталось. Возможно, он просто набрал тех, кто попался под руку, и всё.
  Я пожала плечами. Ну, неизвестно, и ладно. Мне гораздо интереснее было бы спросить того врача, как он вообще решился спасать ГИО-людей...
  - А что за язык вы используете, когда говорите между собой? - вспомнила я подробности первого посещения лаборатории Вигора. - Я такого никогда не слышала
  - Это один из мёртвых языков. Вариант наречия с Джорбы.
  - Джорбы? Почему?
  - Потому, что больше его никто не знает и не помнит. Дополнительная гарантия того, что мы сможем сообщить что-то в экстремальной ситуации, но так, что этого никто больше не поймёт, кроме адресата.
  - А как вы общаетесь с остальными - теми, кто живёт где-то на других планетах?
  - Через сеть. Существует множество сообществ, где люди болтают ни о чём. Мы выбрали несколько окололитературных, где обсуждают новые романы. Пересказывая подробности какого-нибудь боевика, к примеру, можно много чего рассказать, если знать, как читать сообщения.
  Я невольно поёжилась. Вот так, прямо в сети?!
  - И что? Вы не боитесь, что кто-то раскроет тайну вашей переписки?
  Эдор зевнул.
  - Нет, Жужелица. Этих болталок около пятидесяти. И мы редко пользуемся одной и той же несколько дней подряд. Просто каждый день в сообщении выдаётся номер говорильни, в которой мы будем общаться на следующий день. Удобно и безопасно. Те, у кого нет пронумерованного списка сообществ, вряд ли поймёт, где искать и что.
  Ну, если система столько лет работает, значит, не настолько она плоха, как кажется.
  - Ясно, - я вздохнула. - Давай ложиться спать. Остальное дорасскажешь завтра, а то уснёшь ещё прямо на столе.
  - Всё может быть, - не стал спорить Эдор. Видимо, и впрямь, устал. - Ты тоже ложись, неизвестно, какая ночь выдастся. Вдруг придётся ещё подскакивать и лечить твоего гуманоида?
  - Он же теперь и твой гуманоид, разве нет? - осторожно спросила я.
  - Почти, - контрабандист опять душераздирающе зевнул. - Всё, спать надо. Растение из бассейна будем вытаскивать?
  Хотела сказать: "Да", но заколебалась. Вот вытащишь его, а оно начнёт шариться в потёмках... ещё разобьёт что-нибудь. А не разобьёт, так шуметь будет, спать не давать. Ну его, к Вогранам! Пусть наслаждается пока.
  - Не будем, - решительно сказала я. - Завтра переставим.
  - Ну и ладушки, - охотно согласился засыпающий стратег и отбыл в гостевую спальню.
  Видимо, его даже на душ не хватило, потому что, как ни прислушивалась, шума воды я так и не услышала. Улёгшись, осторожно подобралась к лягушонку, обняла его, дождалась, пока он, не просыпаясь, обвил меня руками и уткнулся носом в плечо, - самое любимое положение наших тел, в котором засыпалось на счёт раз-два-три, - и отключилась сама, успев от всей души попросить Всевидящего, чтобы вколотое Маугли обезболивающее продолжало действовать до утра.
  
  
  Глава двадцать восьмая.
  
  Ночь и вправду прошла спокойно, я проснулась только потому, что мне в ухо полилась трель звонка, транслируемого Деоной.
  - Пора вставать, Тэш! Уже утро! - пропела следом за звонком кибер-помощница, вызвав у меня затяжной приступ недоумения. Вроде, раньше такого за ней не замечалось. Будить - будила, но как-то без песен. Нет, действительно, - пора поинтересоваться, чем они там с лягушонком занимаются...
  Маугли заворочался рядом, почти одновременно со мной. Судя по лёгкой улыбке, появившейся на его сонной физиономии, Деона и ему что-то музыкальное исполнила в качестве побудки. Чудеса творятся вокруг заморыша.
  Дождавшись, пока он открыл глаза, я убедилась, что чувствует кикиморыш себя вполне хорошо, настроение приподнятое... эээ, во всех смыслах, и вообще... Обычно, с утра Вайятху напоминал котёнка, игривого и ласкового, пока грубая реальность не врывалась в спальню в виде какого-нибудь звонка или срочной необходимости куда-то мчаться, или, как сегодня, в виде мачо, который, коротко постучав, приоткрыл дверь, просунул голову в щель и сообщил, что завтрак на столе, а сам он завален делами, и поэтому у нас есть всего пять минут, чтобы собраться к Вигору.
  Я прошипела себе под нос нечто, не совсем приличествующее воспитанной девушке, потому что в результате вторжения контрабандиста лягушонок Ласковый превратился в лягушонка Перепуганного, и как следствие - перевозбуждённого. Мысленно послав Эдора прямым курсом подальше, принялась успокаивать своё личное земноводное, пытающееся слиться цветом с постельным бельём. Вот тебе и доброе, Вограны его возьми, утро!..
  
  К эскулапу вылетели через сорок минут, - в рекордно короткое время, и то, только потому, что хмурившийся красавец всех торопил, возмущаясь, что мы опаздываем, при этом ничего не объяснял. Лягушонку не удалось даже полюбоваться на свой ненаглядный "фикус", - его попытка просочиться из кухни к бассейну была пресечена на корню бдящим ГИО-стратегом. Кстати, первое, что Эдор заставил Маугли сделать, как только мы спустились, - это поздороваться "цивилизованным" образом. Заморыш оттарабанил всё, как автомат, к вящей гордости своего наставника.
  Обещанного разговора, понятное дело, не вышло, а на мой осторожный вопрос: "Почему мы так спешим?" мачо ответил коротко и невразумительно:
  - Бизнес, Жужелица... Требует присутствия.
  И замкнулся, всем своим видом давая понять, что ему не до меня.
  Пока мы летели в лабораторию (во флайер Маугли опять был занесён, как багаж), мачо, как бы между делом, сообщил кикиморышу знаменательную новость о том, что берёт над ним шефство, и стало быть, будет теперь воспитывать его наравне со мной. Бедный кикиморыш едва не упал в обморок, и всю оставшуюся дорогу бросал на меня отчаянные взгляды, игнорируя даже тот факт, что, вообще-то, мы летели по воздуху. Видимо, Эдор оказался страшнее...
  После выгрузки у лаборатории контрабандист вверг меня в натуральный ступор, устроив публичное представление со страстным прощальным поцелуем прямо у дверей Вигора. Учитывая, что предупредить меня о своём намерении мачо не посчитал нужным, реакция у меня была самая что ни на есть инстинктивная: я попыталась его оттолкнуть. После чего гадский актёр переключился с моего рта на ухо и принялся беззастенчиво ласкать языком мочку, в промежутках между ласками ухитрившись прошипеть:
  - Тэш, не валяй дурака! Наблюдатели, - помнишь? Подыгрывай!
  Спохватившись, я состроила соответствующее лицо и прижалась к Эдору всем телом, изображая нахлынувшие чувства. Изображать, кстати, пришлось не так уж и много: сводить с ума красавчик умел профессионально, так что, когда он отпустил меня, ноги были совершенно ватными, а томление, поднявшееся снизу живота, затопило меня целиком. Оставшись без опоры (мерзкий стратег разжал объятия и начал подниматься в зависший над нами флайер), я покачнулась и не сразу сообразила, что нужно делать дальше. Контрабандист, перед тем, как исчезнуть за бортовой панелью машины, оглянулся на меня, покачал головой и назидательно сказал:
  - Дверь справа, не перепутай!
  Я почувствовала, что неудержимо краснею. Сдержавшись, чтобы не запустить сумочкой в ало-золотой нос летательного аппарата, повернулась и наткнулась на печальный взгляд лягушонка. Он тут же глаза опустил, но на душе у меня стало ещё более мерзко. Чтоб этого Эдора, Скросса, соглядатаев и всех прочих, портящих мне жизнь, Плорад пожрал, переварил и изверг!
  От злости в мозгу сразу прояснилось, и я решительно вошла в лабораторию, прихватив кикиморыша. Потом будем разбираться, позже.
  На этот раз Маугли приветствовал эскулапа, как его научили: выпалив разом все заученные фразы. Культурологический шок Вигор пережил на удивление быстро и ответил соответственно. Я, не откладывая, принялась излагать викингу свои опасения насчёт того, что заморыш слишком быстрого роста не выдержит.
  Эскулап пожал плечами:
  - Я тебе ровно то же самое говорил. Ну, отложим тогда следующий сеанс, а сегодня избавим его от перетяжки на желудке: он начал активно расти, значит, и питаться ему надо усиленно.
  - А как ты будешь снимать бандаж? Сам, прямо здесь?
  - Да, операция относительно несложная. Кабина у меня с хорошими хирургическими программами, состояние твоего гуманоида вполне удовлетворительное, возможно, даже моего участия не потребуется. Уложу в капсулу, и автомат сам всё сделает.
  - С гипносном?
  - Само собой. Потом останется несколько проколов, но они быстро заживут.
  Я вздохнула. Опять кикиморыша резать... Понятно, что это необходимо, но каждый раз, когда заморыша укладывали в медицинские аппараты, моё сердце пускалось в незапланированный вояж по организму. Вот сейчас, например, непоседливый орган штурмовал пятки. Судя по укоризненным взглядам викинга, он прекрасно ощущал мой страх, но молчал. И правильно, - не хватало только заморыша напугать, который как раз удачно отвлёкся на созерцание себя-виртуального-в будущем. Похоже, эта картинка придавала ему сил и решимости перед дальнейшими экзекуциями.
  Вигор решительно прервал медитацию земноводного, отправив его к медицинской капсуле. Пока лягушонок раздевался, устраивался внутри и выслушивал инструкции предводителя варваров, я усиленно уговаривала себя, что всё кончится хорошо. Операция-то, действительно, укладывается в стандарты, я же сама смотрела в сети...
  Крышка медицинской камеры начала медленно опускаться, а викинг вернулся к столику, около которого я сидела, и уставился на панель кибера, где появились какие-то схемы, цепочки цифр и голограмма работающих внутренних органов заморыша. Я решительно отвела глаза и подумала, что надо отвлечься, причём срочно. Дождавшись, пока эскулап запустит программу удаления перетяжки, я приступила к добыче очередной порции информации о ГИО-изменённых, на этот раз у Вигора, раз уж Эдор улизнул.
  - А скажи, пожалуйста, - начала я издалека и как бы вообще с другой стороны, старательно избегая глядеть на панель, где отражалось течение начавшейся операции. - Как Маугли должен будет питаться после того, как ты снимешь эту гадость?
  - Нормально питаться, - рассеянно ответил Вигор. - Сначала, конечно, диета, чтобы вторая половина желудка снова начала функционировать, а потом, постепенно - обычный режим. Только о витаминах и минералах не забудь.
  Я кивнула.
  - А что с этими болями? Полностью их не удастся избежать?
  - Совсем уж, наверное, нет. Разве что ты передумаешь, и мы будем его менять в течении пяти или шести лет. Тогда есть шанс обойтись без обезболивающих. А так - придётся принимать.
  Я поморщилась, - хотелось бы, конечно, вообще обойтись без боли. Но кто бы сказал, сколько у нас есть этого самого времени? Где гарантии, что прямо завтра не случится какая-то непредвиденная катастрофа, и нам не придётся срочно искать убежище? И где оно будет, это убежище, если будет?..
  Варвар на мгновенье оторвался от наблюдения за процессом удаления бандажа с желудка кикиморыша и цепко глянул на меня.
  - Чего затаилась? Ты же хотела что-то спросить.
  Вот эмпаты, чтоб их... Подумать не дадут! Заставила себя переключиться на день сегодняшний и вспомнить, что за вопросы у меня были.
  - Скажи, а вы всегда жили так мирно? Я имею в виду, на базе - все спокойные, уравновешенные, добрые... просто не верится, что это возможно.
  - А, посмотрела запись? Кристалл уничтожила?
  - Да, в тот же вечер.
  Викинг одобрительно кивнул:
  - Отец сделал из терпения и терпимости что-то, вроде культа, поэтому для нас как раз нормально не скандалить, не ругаться, а искать точки соприкосновения в споре, если уж он возник. Мы выросли в атмосфере любви и доброжелательности. Когда Эдор улетел с базы, то несколько месяцев не мог в себя прийти от шока. Оказалось, что люди реально могут быть и грубыми, и бесчестными, и вообще отвратительными.
  Я поёжилась:
  - Это с кем же он встретился, что испытал такое отвращение?
  - С преступниками. Мы долго думали, как начать легализоваться, и пришли к выводу, что сначала надо отправить некоторых из нас вперёд, чтобы они прозондировали почву и подготовили необходимые условия для нашего переезда. Самым первым улетел Эдор.
  - Почему именно он?
  - Из-за своей специализации. Он - военный стратег, поэтому ему проще спланировать события и потом заставить их развиватся в требуемом русле.
  - Но ведь их целых десятеро? Почему именно этот Эдор?
  - Этот Эдор? - викинг нахмурился. - Он, вообще-то, единственный. Или ты решила, что мы не только внешне одинаковые, но и имена у нас, так сказать, серийные?
  - Н-нет... - ох, Вограны меня побери, а ведь и правда, подсознательно я так и думала! Даже называла их про себя по номерам: Эдор-один, Эдор-два, Вигор-четыре... Вот, спрашивается, почему? Они ведь сами говорили: семья, отец. Стал бы разве отец называть своих детей по номерам?
  - Ты права только в одном: имена тех, кто имеет одинаковую специализацию, начинаются на одну и ту же букву. Стало быть, все стратеги названы на "Э": Эдор, Эктор, Эйнор, Эстор, Элмор, Эльхор...
  - Ага. А генетики - все на "В"?
  - Да. А кибер-специалисты - на "А".
  - А почему имена такие... однотипные? Эдор, Вигор, Авинор...
  - Ну, традиция мужских имён на какой-то планете. Она просто понравилась отцу, ему показалось, что это всё очень "мужские" имена. Не то, что какой-нибудь Инти или Любвэн.
  Я состроила недоумённую гримасу: ничем особо мужественным, на мой взгляд, эти имена не отличались. Разве что, звучали как-то нарочито по-варварски. И обычными их трудно было назвать. С другой стороны, кто, кроме самих обитателей базы, Хранителя, ну, теперь и меня, слышал их подряд, чтобы сравнивать? Каждый генно-изменённый был уникальным для его знакомых-людей.
  - С именами понятно. Но ты не ответил, почему именно Эдора отправили первым? Были же и другие стратеги?
  - Потому что по результатам тестов он был самым подготовленным. Ну, и характер у него, наверное, самый авантюрный.
  - А что, у вас у всех разные характеры? - не удержалась я.
  Вигор бросил на меня насмешливый взгляд.
  - Тэш, мы же всё-таки не конвейерный продукт. Конечно, характеры похожи, но не идентичны. Отец с самого раннего детства относился к нам, как к разным личностям, воспитывал в каждом что-то индивидуальное, свойственное только ему. Поэтому мы выросли разными, насколько это вообще возможно в заданных генами рамках. Эдор - авантюрист по натуре, постоянно ввязывается в новые проекты, любит риск. А, к примеру, Эктор - намного более спокойный, предпочитает анализировать и изучать информацию, собранную другими. Ещё один стратег, Эстор - живчик, каких мало, и, кстати, прекрасно поёт.
  - Поёт?!
  - Угу.
  - Но тогда... получается, Эдор тоже поёт?
  - Наверное, пел бы, но он терпеть этого не может. Если захочешь его как-нибудь взбесить, - просто попроси спеть.
  Я с лязгом захлопнула рот. Вот так-так, поёт, значит...
  - А ты?
  - Что - я? - невозмутимо переспросил эскулап.
  - Когда ты улетел с базы?
  - Вскоре после Эдора. От преступных элементов мы с ним отбивались уже вдвоём, ну, и компании создавали на пару. Короче, - мы с ним самые "старые" переселенцы. Все остальные прилетели позже, уже на наших кораблях.
  - Тогда понятно, - заметила я, как бы про себя.
  - Что понятно?
  - Почему вы такие... адаптированные. И ругаетесь, и скандалите, и слова доброго от вас не дождёшься.
  - Хо! - от удивления брови Вигора взметнулись аж к золотистым прядям, упавшим на лоб. - Это чем же мы заслужили такую "лестную" характеристику?!
  - Эдор на Маугли постоянно давит, строит его, как сержант рядового. Ты мне не улыбнулся ни разу, с самой первой встречи. Не то, что ваши... остальные, которые ещё остаются на базе.
  Вигор ехидно усмехнулся, бросил на меня косой взгляд, а потом спокойно ответил:
  - Всё говорит за то, что к концу нашего общения мы испортимся ещё больше.
  Намёк я поняла, поэтому пришлось остальную речь проглотить. Хотя вопросы у меня не закончились:
  - А как вообще вышло, что кто-то смог улететь?
  - Помог старый друг отца, он навестил нас и, улетая, забрал Эдора с собой. А потом, рискуя репутацией и имуществом, высадил его на Варравве, прежде, чем вернуться к себе домой.
  Я невольно вытаращила глаза. Означенная планета являлась, по сути, одним большим игорно-развлекательным заведением. А проще говоря - галактическим притоном, в котором, в отличие от вполне приличных аналогичных местечек, кучкующихся вдоль курортных зон, собирались все отбросы общества, коих, к сожалению, до сих пор имелось немало на просторах Содружества. И как это ГИО-стратега могло угораздить отправиться именно в такое место?! Да ещё и первым делом?
  Не замечая моего вытянувшегося лица, эскулап продолжал:
  - С этого всё и началось. Эдор выиграл космический катер у одного из местных главарей, потом отстоял выигрыш в потасовке, и с этого момента начался отсчёт изменений в нашей судьбе. Он перевёз сюда меня, а через полгода, теми или иными способами, заполучил ещё пять кораблей. После этого уже можно было организовывать транспортную компанию и начинать добиваться права снабжать товарами именно тот сектор Кольца, в котором находилась наша база. Когда мы это сделали, он оттянул бизнес у криминального "короля" ещё одной планеты, и увеличил свой флот до одиннадцати разнокалиберных посудин. Потом занялся гостиничным бизнесом, а я начал обустраивать эту лабораторию. Эдор купил блочный завод на Первой, ну и... вот так, потихоньку, он стал полулегальным бизнесменом. А по мере того, как нас тут становилось всё больше, мы наладили производство кое-каких штучек, разработанных ещё на базе.
  Я тут же вспомнила "невидимость" Эдора, когда даже Деона, супер-кибер-консультант не смогла его засечь. На мой вопрос викинг подтвердил, что это, действительно, было одной из новинок, придуманных ГИО-изменёнными.
  - Но как это вообще возможно?! - поразилась я. - И что это такое было? Татуировка?
  - Нет, - усмехнувшись, поправил меня бог варваров, продолжавший одним глазом следить за ходом операции. - Это была пилюля. Вообще-то, очень специфическая вещь, изготавливается для каждого персонально, в соответствии с характеристиками конкретного организма. Даёт эффект "невидимки", примерно, на двенадцать стандартных часов. Потом просто растворяется.
  - Ух ты, - медленно протянула я. - А что, если эту чудо-пилюлю предложить Скроссу, для совместного продвижения? Может, это его заинтересует?
  Вигор пожал плечами.
  - Пока мы не знаем, что его может заинтересовать. Он создал себе образ исключительно миролюбивого человека и бизнесмена, который оружием или шпионскими разработками не занимается, так что... Ну, на пилюле свет клином не сошёлся, у нас и ещё кое-что есть.
  - Что? - немедленно спросила я.
  Любопытство женщины воистину неистребимо.
  - Узнаешь, при случае, - уклончиво ответил генетик и сменил тему. - Ты когда уже перестанешь над парнем издеваться?
  - А?.. - я шокированно уставилась на эскулапа, который невозмутимо подправил что-то на клавиатуре, поменяв ракурс голограммы, на которой красовался розовый подрагивающий желудок кикиморыша, уже освобождённый от пережимающей его дряни, но пока ещё полностью не расправившийся.
  - Я спрашиваю: когда ты поменяешь установки гуманоиду, чтобы он не пугал всех неподготовленных своей внезапной эрекцией? Сколько можно парня подставлять?
  - Ну... это же было заложено изначально, - принялась оправдываться я. - Если ты считаешь, что такую реакция можно убрать...
  - Нужно! Не можно, а нужно, причём давно! - с досадой поправил меня викинг.
  - Ну, хорошо, - я несколько опешила от такого напора. - Только мне придётся его вводить в транс. Гипносом, наверное?
  - "Наверное, Гипносом", - передразнил меня варвар и хмыкнул. - То-есть, нормальной мощной гипнологической установки у тебя нет?
  - Вот, как раз подумывала её купить... - как можно более оптимистично ответила я.
  В доме, кажется, этой полезной вещи не было, по крайней мере, на глаза она мне не попадалась. Раньше я спокойно обходилась университетской лабораторией, - во флэтку всё равно ничего лишнего было не всунуть, ну, а теперь - другое дело: место есть, мы оба вот-вот учиться начнём... Действительно, надо приобрести.
  - Можешь моей воспользоваться, она встроена в камеру, - предложил конунг. - После пробуждения он как раз слегка расторможенный будет, ещё и легче пойдёт.
  - То-есть, прямо сейчас? После операции?
  - А чего ждать? Пока он кого-нибудь до инфаркта доведёт своей... неадекватной реакцией?
  - Ладно, - пробормотала я, прикидывая, что надо сказать, чтоб прекратить "издевательства" над Маугли.
  На формулировку у меня ушло несколько минут, на обдумывание, не добавить ли ещё чего-нибудь к озвученным пожеланиям, - ещё пара. Пока я решила больше ничего не касаться. Посмотрим, как скажется это изменение, оно ведь, судя по всему, одно из базовых. Ох, не напортачить бы...
  До окончания операции мы сидели молча. Вигор, углубился в свои расчёты, что-то перекраивая и перестраивая в проекции заморышева организма. Мне хотелось спросить его, что он делает, но не решилась: и так возникло стойкое ощущение, что я ему мешала. Возможно, он привык к одиночеству в этой лаборатории, и моя болтовня его не развлекала, а раздражала...
  На этот раз кабина информировала нас об окончании операции резким звонком. Эскулап первым подошёл к капсуле, набрал некую комбинацию символов на виртуальной панели, расположенной прямо на крышке, и повернулся ко мне:
  - Ну вот, смотри. Я поставил отсрочку на минуту. Как только на табло будут одни нули, он проснётся. Включится гипнологическая установка. Дождись, пока красный огонёк сменится на зелёный, и вещай, чего ты хочешь, чтобы он делал. Или не делал. Всё поняла?
  - Да.
  - Отлично, действуй.
  Слава Всевидящему, Вигор не стал торчать рядом, ожидая, когда все описанные манипуляции будут проделаны, и я скажу слова, избавляющие лягушонка от навязанной ему создателями реакции на испуг. В последний момент задумалась, как это скажется на наших отношениях вообще, и занятиях любовью в частности, но додуматься ни до чего не успела: красный огонёк, несколько раз мигнув напоследок, потух, и рядом загорелся зелёный кошачий глаз, словно бы нетерпеливо подмигивавший. Я заторопилась, наклонилась к переговорному устройству и сказала:
  - Маугли, слушай меня, слушай мой голос... Слушай внимательно, что я говорю тебе... Ты слышишь?
  Из недр капсулы донеслось тихо, почти шёпотом:
  - Да...
  - Слушай, что я говорю и запоминай. Ты больше не будешь испытывать эрекцию в момент, когда пугаешься. Понимаешь? Больше твой страх и эрекция никак не связаны. Страх - отдельно, эрекция - отдельно. Понимаешь?
  - Да...
  - Хорошо. Теперь слушай мой голос... Только мой голос. На счёт три ты проснёшься, всё будешь помнить и делать, как я сказала. Раз, два, три!
  До меня долетел глубокий вздох, и я отстранилась. Крышка, издав предупреждающий мелодичный звонок, начала подниматься, открывая бледное до голубизны лицо кикиморыша, на котором неожиданно ярко блестели зелёные глаза, сейчас напоминавшие стекло. По крайней мере, жизни и мысли в них было не больше, чем в обточенных стекляшках.
  - Что с ним?! - спросила я у подошедшего генетика.
  Тот нахмурился, всмотрелся повнимательнее и ответил встречным вопросом:
  - А ты использовала уже когда-нибудь гипнологическую установку для его обучения?
  - Нет. Я меняла Маугли психические установки, заложенные его прежними хозяевами, но... не таким образом.
  - А каким?
  Я запнулась. Совершенно не хотелось вспоминать о том, как выжигала клеймо на теле заморыша, но ещё меньше хотелось рассказывать об этом кому бы то ни было, тем более Вигору.
  - Там... своя была история. Но она не имеет отношения к гипнологической установке.
  Эскулап подозрительно посмотрел на меня, но настаивать не стал. Сверившись с несколькими экранами, показывающими текущее состояние лягушонка, он, наконец, резюмировал:
  - Похоже, твой гуманоид тяжело переносит такое воздействие... непонятно, почему. Ну, будем разбираться. Пусть пока полежит в капсуле. Посидишь с ним рядом?
  - Да, конечно, - я опустилась на какую-то коробку.
  Викинг вернулся к киберу и принялся быстро перебирать страницы, что-то открывая, закрывая, перелистывая и проглядывая. Я тревожно вгляделась в серо-голубую мордочку. Бедный, бедный лягушонок... Не везло ему с медициной! Как вмешательство - так проблемы. Непонятно только, - неужели заморышу противопоказаны гипнологические процедуры?! Как же он учиться-то будет?
  Я успела бы, наверное, накрутить себя до Вограны знают каких ужасов, но, к счастью, бог варваров вернулся к установке. Быстро проглядел что-то на панели и удовлетворённо хмыкнул:
  - Вот в чём дело... Сейчас исправим.
  Быстрый, почти музыкальный пассаж, исполненный пальцами, облачёнными в спецперчатку, и Вайятху начал подавать признаки жизни: голова дёрнулась, и в пустых глазах появился проблеск сознания.
  - Ага, живой! - с удовлетворением констатировал блондинистый конунг.
  Ещё через несколько минут пошатывающийся и поскуливающий заморыш выполз из мягко светящейся капсулы и привалился ко мне. Чуть ниже грудины у него влажно блестел прямоугольник напылённой повязки, закрывающей места проколов, через которые производились манипуляции внутри заморышева тела. Судя по непроизвольным гримасам, Маугли было больно. Правда, Вигор пообещал, что скоро ему станет легче, - и обезболивающее подействует, и заживление пойдёт. Нужно только подождать пару часов.
  Я вызвала флайер, чтобы мы могли вернуться домой, кое-как одолела нелёгкий процесс одевания стонущего кикиморыша, и, сопровождаемые эскулапом, мы потихоньку доковыляли до летательной машины. Убедившись, что все загрузились, и аппарат начал подъём, Вигор скрылся в дверях лаборатории. Я облегчённо вздохнула и откинулась поглубже на спинку сидения: кажется, можно было расслабиться.
  Лягушонок, по причине временного нездоровья, не сидел на полу, а был тоже упакован в кресло и аккуратно пристёгнут ремнями безопасности, исключающими любую возможность пассажира от этого самого кресла оторваться. Вайятху сидел, зажмурившись, но хотя бы повязку на глаза не требовал. Какой-никакой, но прогресс наличествовал. Задумавшись о том, как новая установка скажется на психике кикиморыша, я не заметила, как мы долетели.
  Первым неприятным сюрпризом стало обнаружение какого-то флайера, выписывающего круги над нашим участком. Вторым - то, что около калитки, ведущей на дорожку к дому, стояли двое парней, явно собиравшихся пересечь границу моих владений. Ну, а третьим и завершающим штрихом стало появление над нами знакомой ало-золотой машины, так стремительно снижающейся, что я испугалась, как бы она не села нам прямо на крышу. Похоже, дело было плохо, если Эдор, бросив все дела, примчался сюда. Закусив губу, я смотрела в окно, не решаясь дать флайеру команду садиться. О, Всевидящий, неужели против нас начали военные действия? Но кто?!
  В этот момент зазвонил мой вифон.
  
  Глава двадцать девятая.
  
  Увидев лицо, появившееся на экране, я поморщилась от досады: вот только болтливой однокурсницы сейчас и не хватало, когда тут неизвестно кто ко мне ломится! Я не стала отвечать на звонок, а вместо этого быстро набрала Эдора.
  - Жужелица, что, Плорад тебя забери, происходит? - раздражённо поинтересовался он.
  - Откуда мне знать? - опешила я. - Мы сами только что подлетели!
  - Охранная система выдала мне имя какого-то Лона Бракта, а сеть утверждает, что он - твой друг! Что за друзья у тебя такие, и почему они силой лезут в твой дом?!
  Я открыла и... закрыла рот. Лон, действительно, числился у меня в друзьях, но откуда он мог взяться тут?! Хотя, если это был он, с него вполне сталось бы взять забор приступом, такие пустяки его никогда не то, чтобы не останавливали, - даже не тормозили! Но тогда, получается, ко мне в гости пожаловали мои развесёлые однокурсники?! А как, во имя Всевидящего, они узнали мой новый адрес?!
  Впрочем, к диосам вопросы, главное - узнали и, похоже, решили припереться самолично. Зачем - дело десятое, может, поздравить, а может и ещё зачем. Что же делать-то?!
  - Эдор, кажется, это и вправду мои знакомые, из Университета... Понятия не имею, как они узнали, что я переехала, но если не спуститься и не встретить их, они просто-напросто возьмут дом штурмом, им мозгов хватит.
  Машина мачо зависла совсем рядом с нами. Если бы не светозащитные панели на стёклах кабины, я могла бы разглядеть его лицо.
  - Значит, студенты. Чтоб вас... - выдал контрабандист после некоторого молчания. - Так. Садись на площадку, но гуманоида оставляй внутри. Набери адрес Вигора и отправь флайер с Маугли обратно, к нему. Я предупрежу, чтобы он встретил твою лягушку там. Не стоит показывать своё приобретение кому ни попадя... Я выйду после тебя, будем поддерживать нашу легенду и тренироваться в изображении бурных чувств, как раз тут публика появилась, вот и проверим, достоверно выходит или нет... Что-то ещё? Они могут остаться?
  - Запросто! С них станется залипнуть тут на пару дней!
  - Хм, тогда... Предлагаю сказать, что дом - мой, а я докучливых гостей не люблю. Ты просто живёшь тут, со мной, потому что я предложил. Кстати, чтоб не возникало вопросов, почему нет моих вещей или ещё что-то не так, - сразу говори: дом куплен недавно, и ты переехала первой. Хорошо? Ни про гуманоида, ни про Скросса, ни про что другое не упоминай!
  - Ладно, поняла. Только можно помягче как-то? А то, ты как будто на войну готовишься. Это же всего лишь безбашенные студенты-старшекурсники, не шпионы какие-нибудь!
  - Угу. Вот проверю, а потом расслаблюсь. Слишком некстати они тут появились... Всё, спускайся! Я подожду.
  - Хорошо. Свой флайер отошлёшь?
  - Собирался. А что? Не нужно?
  - Не знаю... Ну, выкрутимся как-нибудь, если что.
  - Договорились.
  Я дала машине команду на посадку, продолжая лихорадочно прикидывать, что могло стоять за стихийным появлением приятелей в этой глуши. Соскучились, что ли? Смешно...
  Вкратце объяснила позеленевшему лягушонку новую диспозицию, не дала и рта открыть, чтобы возражать, он успел только испуганно вытаращиться, как я извлекла предусмотрительно припасённый заранее шарф и завязала ему глаза. Чмокнула в щёку, предупредила, чтобы он сидел тихо, пока его не отстегнёт Вигор, и вылезла. Диск плавно поднялся и медленно заскользил прочь. А я направилась к забору, встречать друзей, которые, увидев меня, принялись подпрыгивать и выкрикивать что-то невразумительно-приветственное. Пока шла к ним, успела порадоваться, что отослала заморыша, - поведение расслабляющихся студентов явно стало бы для него очень плохим примером.
  Не дождавшись, пока я открою калитку, оба парня перескочили через неё и затормошили меня.
  - Тэш, привет! Давно не виделись!
  - Тэш, старая ты вокка! Куда спрятала свою найси тушку так лонгово? Мы уже обыскались тебя! Фонили-фонили, и всё впустую! Если бы не пацан, который абитатед в твоей лостовой мышеловке, мы бы тебя ещё дооолго сёрчили!
  Я неловко улыбалась в ответ: Лон, как он есть. Смешливый, лёгкий на подъём и повёрнутый на изучении древних языков, которые, мало того, что непонятны почти никому из ныне живущих, так ещё и исковерканы этим доморощенным полиглотом в соответствии с какими-то его собственными представлениями. Короче, - мы понимали его через слово, но уже успели так навостриться, что почти не обращали внимания на лингвистические выверты. В крайнем случае, переспрашивали, и всё.
  Так и в этот раз, я привычно сопоставила ситуацию с предыдущими событиями и догадалась, что ребята, видимо, вернулись с каникул чуть раньше и решили собраться тёплой компанией. Внезапно обнаружили, что меня нет, вифон не отвечает, а с флэтки я съехала. Хм, вот тут сразу возникает вопрос: откуда у нового жильца взялся мой теперешний адрес? Хотя... Вограны всё побери, - кибер флэтки я не чистила, сведения так там и остались! Ох, надеюсь ничего, по-настоящему страшного, я там не оставила. Однако, пожалуйста, - сведения о доме, который планировала купить, оказались в доступе. А ещё в заговор ввязалась! Правильно меня Лон воккой обозвал...
  Пока я мысленно рвала на себе волосы и посыпала голову пеплом, парни вдруг замолчали и уставились мне куда-то за спину. Я невольно оглянулась - ну, да. Торжественное явление Эдора. Бурные аплодисменты и обморок восхищённой публики.
  Стратег не спеша спускался по трапу, похлопывая себя по бедру гоночными перчатками. Откуда только взял их? Но, надо сказать, вот в таком виде: в кожаном комбинезоне, шлеме, и без пакета с цветочком в руках, он выглядел полной копией "скайзауров". Хоть сейчас бери и отправляй на соревнования!
  Кто-то из парней за моей спиной тихонько присвистнул.
  - Тэш, старушка, только не вандери мне, что это кулово тоже прикучковалось к твоей мазанке! - с сомнением прошептал Лон.
  - Это, между прочим, не моя мазанка. Это его мазанка! - ответила я, испытывая странное и неуместное чувство гордости за контрабандиста.
  - Ох ты... - прошипел мой восхищённый друг.
  - Знакомьтесь, это Эдор. Лон и Викус, - мои приятели, - представила я их, когда супер-гонщик подошёл к нашей скульптурной композиции.
  Глядя на ошарашенные лица ребят, вдруг увидела себя со стороны, какой была несколько дней назад, при знакомстве с Вигором и остальными. Это теперь я привыкла, а тогда - дааа, впечатление было незабываемым...
  Стратег молча кивнул гостям и по очереди пожал им руки.
  - Рад нашей встрече. Я так понимаю, вы решили навестить Тэш? Проходите тогда, чего стоять... - с едва-едва заметной ехидцей заметил мачо и повернул к дому.
  - Гёлси, где ты нафондила такого боя?! - восхищённо зашептал мне на ухо Лон. - В журнале "Онли для озабоченных дамочек"? "Вы можете воч, но не можете тач"?
  Я отрицательно помотала головой:
  - Он не снимается в журналах, - и тут же подумала: а вдруг снимается? С такой внешностью ему, реально, самое место в женских изданиях. Не всю же подноготную стратега мне рассказали! - Ну, я так думаю, по крайней мере...
  - Шитс! Ты даже не знаешь этого?! - Лон явно вознамерился пробуравить во мне дыру укоризненным взглядом.
  - Он не слишком любит разговаривать, - оправдываясь, сказала я. Да что ж такое! Нам с Эдором нужно срочно составлять сводную таблицу сведений друг о друге, что ли?! - И вообще, у каждого есть свои тайны. Ты бы, небось, тоже не хотел, чтобы твоя девушка знала о праздновании поступления в Университет?
  Приятель тут же умолк и надулся. Да, это было по больному... Ну, так нечего ко мне приставать! Тогда и я не буду напоминать о том, как Лона, вдребезги пьяного, снимали с флайера, зацепившегося за шпиль главного здания Университета. Осталось полной тайной, как он ухитрился миновать силовую защиту здания и отключить автопилот флайера... В-общем, историю эту Лон оч-чень не любил. Хотя подробности знал только из чужих уст и записей, - в его памяти все эти безобразия не сохранились.
  Мы прошли, примерно, половину дорожки к дому, когда у меня опять зазвонил вифон. Глянув на экран, вновь увидела лицо всё той же однокурсницы, и тут до меня дошло, что её звонки и флайер, по-прежнему летающий над нами, взаимосвязаны. Чертыхнувшись про себя, ответила на вызов.
  - Тэш!! Какого Вограна ты не отвечаешь?! Я тебе звоню-звоню, вижу, как ты тащишься там, внизу, и ни ответа, ни привета! Ты разрешишь, наконец, нам сесть?! Эта система безопасности уже замучила своими предупреждениями, что нам отказано в доступе на площадку! Мы что, - выпрыгивать все должны?!
  - Ой, извини, Ванда... Я просто не сообразила, что ты тоже тут, думала, только мальчишки прилетели. Сейчас, погоди, охрану отключу.
  Я резво рванула к Эдору, - Деона была у меня с собой, в хранителе, поэтому договариваться с системой нужно было ему. Как я и подозревала, нахмурившийся мачо вытащил из незаметного кармана на комбинезоне крошечный пульт и что-то нажал. Кружащий в небе флайер тут же поменял траекторию полёта и пошёл на спуск. А я подозрительно уставилась на контрабандиста. Теперь-то стало понятно, каким образом он так спокойно ухитрялся каждый раз миновать охранный контур, не подняв тревоги. Ай, да ГИО-изменённые...
  Я осталась во дворе встречать девчонок, а мой "любимый" повёл парней внутрь, бросив на меня напоследок довольно мрачный взгляд, когда гости уже вошли. Я ответила ему не менее мрачным взором, - на том мы и разошлись.
  Флайер утвердился на земле, и буквально через какие-то секунды оттуда вылезли две девицы и ещё один парень. Если первая парочка, ушедшая с Эдором, прибыла на этом же аппарате, выходило, что обормоты прилетели впятером на четырёхместном флайере. Экономили, что ли?.. По мере того, как они подходили ближе, я всё больше впадала в недоумение. За исключением Лона, ни один из прибывших навестить меня не был моим другом или хотя бы просто близким приятелем. Нет, конечно, мы были знакомы, но как бы... принадлежали к разным компаниям.
  Ванда, высокая стройная блондинка с золотистым загаром, все каникулы торчала на модных курортах и, как уже было сказано, обожала перетряхивать чужой мусор, который попадался ей на язычок. Её приятельница, Бадра, считавшая себя неотразимой красоткой, отличалась тем, что меняла приятелей каждые полгода, как гардероб. К новым платьям - новый парень. Она казалась негативом своей подруги, - пепельная брюнетка с молочно-белой кожей. Парень, следовавший за ними в кильватере, и вовсе был мне знаком только внешне, я видела его в шумных компаниях, в том числе и этой, но мы даже не здоровались. Не особенно атлетичный, но всегда с иголочки одетый, симпатичный шатен. Как ни старалась, я никак не могла вспомнить, как его зовут... Этот-то, спрашивается, чего у меня забыл?! Притащился за компанию с остальными?
  Вообще, вся великолепная четвёрка любила проводить время в танцклубах и барах, всему на свете предпочитая веселье и развлечения. С чего им было лететь к малознакомой девице, в глухомань, когда в городе к их услугам - масса круглосуточных заведений?! Может, их кто-то надул, сообщив, что я устраиваю вечеринку? Так нет же, время для начала ночного веселья явно слишком раннее. Я всё больше недоумевала. Что-то, воля ваша, в этом неестественное было...
  Подошедшие однокурсники приложились по очереди к моей щеке, девушки обдали похожими навязчиво-сладкими ароматами, а парень - внезапно в памяти всплыло его имя: Росси - вручил большую бутыль, вероятно, с алкоголем, и я пропустила их внутрь. Хотя намного больше хотелось захлопнуть двери у них перед носом.
  Первая пара гостей уже веселилась, судя по звукам, в гостиной. Туда же я ненавязчиво, но целеустремлённо отправила и остальных. Убедилась, что никто не сбежит из пределов отведённой им территории, и рванула в кабинет подключать Деону. Дождавшись активации кибер-консультанта, велела ей взять под полный контроль всё, что будет происходить как внутри, так и снаружи, сохранять все записи, и ещё немедленно заблокировать дверь в мою спальню. Ну их к диосам, этих танцоров... Не стану же я за каждым из них следить, а так хоть буду уверена, что никто на мою личную территорию не вторгнется. Поймала себя на ощущении, что нежданных гостей воспринимаю, скорее, как захватчиков, и передёрнулась. Нервы, нервы... Ах, как хотелось позвонить Вигору, чтобы лично проинструктировать его насчёт присмотра за Маугли, но - нельзя.
  Поскрежетав зубами, вернулась в гостиную, убедилась, что гости вовсю занимают сами себя, болтая и разглядывая обстановку, и отправилась в кухню, чтобы попытаться сообразить какое-нибудь угощение. Там же нашла Эдора, с самым разочарованным видом обозревающего внутренности холодильной камеры. Обшарив глазами все полки, он поморщился, печально резюмировал: "Да, Жужелица, ты безнадёжна..." и ушёл к бассейну, чтобы на свободе сделать заказ в ближайшем ресторанчике.
  Я только пожала плечами. Ну, что поделаешь? Не ожидали мы наплыва гостей, потому и не подготовились. Вряд ли их соблазнишь парой упаковок замороженной капусты или клюквы. Да и протёртые фрукты, которые Вигор прописал лягушонку, тоже не тянули на экзотическую или хотя бы оригинальную закуску. Я бы и вовсе пришлецов не кормила, но... так положено. И, хотя поклясться была готова, что тут витал дух большой каверзы, поделать ничего пока не могла, - надо было ждать, чтобы появился повод.
  Шарясь по шкафчикам в поисках бокалов для вина, тарелочек, печенья и праздничных салфеток, я продолжала обдумывать внезапное вторжение. И не то, чтобы это было таким уж из ряда вон выходящим делом, вовсе нет! Если бы прилетели мои друзья, я ни о чём не беспокоилась бы. Выходка была вполне в нашем духе: примчаться, например, с другой планеты на один вечер, чтобы поздравить именинника с днём рождения. Мы, кстати, так делали, но... мои гости - нет. И это ещё больше настораживало.
  Когда я принесла скудное угощение в гостиную, то обнаружила, что очень во время обеспокоилась неприкосновенностью своей спальни, - гости разбрелись, кто куда. На диване остался только Лон, который, прищурившись, рассматривал неопознанный музыкальный инструмент в углу. У меня, кстати, так и не дошли руки узнать, что же это такое было.
  - Тэш! - обрадовался друг, увидев меня, - давай ту ми, старушка! - и похлопал по сидению рядом.
  Я покладисто присела и привычно влилась в речевую стремнину Лонова потока сознания. Направляя его излияния осторожными вопросами, узнала, что, кому именно принадлежала идея их эпического появления здесь, приятель точно не знал. Просто, слово за слово, - и праздношатающаяся компания, к которой случайно прибился Лон, вдруг воспылала желанием увидеть меня. Да настолько сильным, что так и полетела, прямиком ко мне домой, то-есть, во флэтку! Но там выяснилось, что я съехала, а новый жилец - совершенно случайно! - знал, куда я делась, и знаниями своими бескорыстно поделился со страждущими, чтоб ему икалось до следующего праздника окончания года... Страждущие, ничтоже сумняшеся, тут же помчались по указанному адресу, в надежде таки меня повидать. Вот и всё. М-да...
  - Ну, повидали? - не слишком-то любезно спросила я.
  Лон с умным видом кивнул.
  - И зачем?
  - А Вограны его знают, - невозмутимо ответствовал приятель, потягивая что-то соломенно-жёлтое из плоской бутыли, вынутой из внутреннего кармана.
  - Так что? Просто так летели? - не отставала я.
  - Почему? Я тебя филлингую, - замысловато высказался Лон и снова прищурился.
  - Ладно. А остальные где? - решила сменить тему вопросов, поскольку для моего приятеля самого факта, что я находилась рядом, было вполне достаточно, чтобы оправдать любые несуразные поступки. И в этом вовсе не было каких-то особых чувств ко мне, - просто Лон был таким.
  - Рассредоточились. Перкуизируют... чего-то, - ответил приятель.
  - Деона, где наши гости, и чем они заняты? - мысленно обратилась я к своей всегдашней палочке-выручалочке.
  - Первый и вторая в игровом холле, целуются, третья - около бассейна, вместе с Эдором, они разговаривают, четвёртый - во дворе, возле забора. Пятый сидит рядом с тобой. Пьёт.
  - Спасибо, Део. Ты присматриваешь за ними?
  - Конечно, Тэш. Не волнуйся.
  Но я всё равно волновалась. Вот кто из девиц, интересно, уже добрался до Эдора? И что ей от него надо?
  Ответ пришёл буквально через несколько минут, когда разбежавшиеся однокурсники начали собираться обратно. Первыми спустились со второго этажа Ванда и Викус, хихикающие и держащиеся за руки, как парочка школьников. Странно, - вообще-то, на данный момент, Викус был официальным парнем Бадры... Впрочем, Всевидящий им в помощь, - сами разберутся. Следом пришёл Росси, - прогулялся от калитки, как сообщила моя кибер-помощница. Вид у прогульщика был задумчивый и встрёпанный одновременно. Последними явились из кухни Бадра и Эдор. О, это было зрелище!
  Контрабандист, гружёный двумя большими блюдами с закусками, шёл впереди, а за ним следом, изящно изгибаясь, вытанцовывала брюнетка, тоже тащившая какую-то снедь. Судя по всему, мачо таки дождался заказанную еду.
  Блюда были расставлены на столе, и тут Ванда в полной мере смогла оценить, кто же стал причиной того, что её заклятая подруженька срочно покинула своего очередного возлюбленного на произвол судьбы. Видимо, переоценка ценностей у девушек происходила мгновенно: блондинка выдернула руку у Викуса и отступила от него в сторону. Пара взглядов, которыми подружки обменялись между собой, и ещё один - в мою сторону, объясняли всё предельно просто: я не в счёт, ибо не борец, и - "извини, подруга, но в жизни каждый за себя".
  А дальше пошло такое шоу соблазнения и охмурения, что мы с остальными парнями просто обалдели и, сбившись в кучку на диване, только наблюдали за полыхавшими искрами и клацаньем зубов.
  - Как ты думаешь, - будет баттл? - спросил меня Лон, увлечённо следя за тем, как Ванда, напропалую флиртуя с контрабандистом, выверенным движением роняет полный бокал на колени второй гарпии.
  - Неее, вряд ли, - высказала я свои сомнения, закусывая алкоголь орешками в сахарной пудре. - Эдор же смотрит!
  И действительно, - пострадавшая вскочила с места с таким выражением на лице, что мне на секунду показалось - Ванде конец. Не тут-то было! Бадра, поймав извиняющийся взгляд контрабандиста, немедленно состроила умильно-страдающую гримаску и потянула его из кресла, жалуясь, что ей немедленно необходимо найти туалетную комнату, и не мог бы милый Эдор показать, где же эта таинственная комната сокрыта. Контрабандист покорно встал и дал себя увести.
  - Эй, гёлси, а ты не боишься, что она его там закиссает? - с неподдельным интересом спросил приятель, поворачиваясь ко мне. - Всё-таки, это ведь твой аманте мэн, нет? Как-то ты неприлично релаксуешь...
  Я встряхнула головой.
  - Не-а, не боюсь. Во-первых, насильно его не удержишь, если ему вдруг чего-то захочется, а во-вторых... он уже давно большой, пусть сам выбирает. Если не сумеет отшить Бадру, - значит так и будет бегать от всех назойливых девиц Университета. Пусть лучше сейчас учится говорить "нет".
  Лон состроил гримасу, долженствующую выражать высочайшую степень удивления, и ответил:
  - Ну, ты куловая девушка... Такого красавчика - и в фридовый вояж... А если не утерпит?
  - Ну, так тому и быть. Всё когда-нибудь кончается, закончится и этот роман, - чего ж теперь, убиваться?
  - М-дааа... - неопределённо высказался друг и переключил внимание с меня на Ванду, которая нервничала всё сильнее, явно представляя, чем могли заниматься в ванной комнате её вероломная подруга и несчастный мачо. Остальные парни, имевшие довольно бледный вид, уныло переглядывались. Я их прекрасно понимала: соперников у ГИО-красавчика здесь даже в первом приближении не было.
  С появлением заблудшей парочки представление продолжилось, но стало более камерным и тихим, поэтому заскучавшие студенты, накачавшись, от нечего делать, спиртным, вновь расползлись по дому в поисках развлечений. Мне вообще смотреть на процесс соблазнения Эдора было неприятно, поэтому я, прихватив Лона, потащила его знакомить с "несвоей" недвижимостью. Мы заглянули в беседку возле посадочной площадки, обошли задний двор и бассейн, и посмотрели на ходячий "фикус", ухитрившийся прибавить за сутки в росте никак не меньше десяти сантиметров.
  Лон, заинтересовавшись, оттащил его подальше от воды, и мы имели возможность наблюдать за тем, как мгновенно озверевшее растение поволокло свой горшок обратно, к бассейну, с неотвратимостью Немезиды.
  Позже, поглядеть на такую редкость пришли и все остальные, и бедному цветку пришлось ещё раз десять, трясясь от негодования, проделывать путь к бортику. На одиннадцатый "фикус" закапризничал и с места не тронулся.
  - Всё, вы его замучили, - заявила я ботаникам-энтузиастам и повела их в дом. Загнав изрядно развеселившихся студентов обратно в комнаты, я оглянулась и увидела, что оставшийся в одиночестве "фикус" тут же бодро потащился вновь к бассейну. "Наши не сдаются!" - хмыкнула я и пошла развлекаться дальше.
  Вечер набирал обороты: прилетел диск-курьер, уже с заказанным ужином, и веселье продолжилось. Всё время, пока мы ели, девицы продолжали мозолить глаза, и не только глаза, об Эдора, так что мне его, в конце концов, стало просто жалко. Вспомнив, что, вообще-то, мы должны изображать страстно влюблённых, я решила положить конец призрачным надеждам девиц и, когда ужин завершился, пересела на подлокотник кресла, в котором сидел стратег, и собственнически его обняла за плечи. Мне показалось, что контрабандист отреагировал на мою выходку вздохом облегчения. Девицы, разом замолчав, уставились на меня убийственными взглядами, видимо, всерьёз ожидая, что я дематериализуюсь и дам им возможность и дальше делить мачо между собой.
  Ухмыльнувшись, я демонстративно запустила пальцы в слегка растрёпанную шевелюру мачо и, наклонившись, потёрлась о его щёку. Эдор тут же повернул ко мне лицо, и наши губы встретились. Встреча затянулась так надолго, что я успела забыть, кто тут есть, и что, собственно, происходит вокруг, поэтому, когда настоятельная потребность дышать заставила меня оторваться от губ контрабандиста, я слегка обалдела, обнаружив, что мы целовались взахлёб под пристальными взглядами пяти человек. Три взгляда, как минимум, обещали мне смерть, - скорую, неминуемую и жестокую. Ещё один выражал недоумение, и только один - Лона - был полон чистой радости.
  - Гёлси! Ну, слава деусам! Я уж решил, что всё фегиблихево! А ты - молоток! Так и держи его в ежовых митэнах!
  Я смущённо откашлялась, а ничего не замечающий Лон встал и заявил:
  - Ну, по коням, мистеры! Тут ньюи д"амур намечается... пора, пора и нам быть онестерис...
  Невольно остальные студиозусы тоже начали подниматься. Последними встали со своих мест девушки, прожигая меня злобными взорами, отчего моё настроение только улучшилось.
  Возникшая было дискуссия о том, что нет флайера, чтобы вернуться, была на корню пресечена любезным предложением Эдора предоставить гостям свою собственную машину. Гости вяло поблагодарили хозяина и на этом препирательства и попытки остаться на ночь сошли на нет. Алая махина, почти бесшумно выплывшая из-за верхушек деревьев, была встречена невольными возгласами восхищения. Определившись с адресами и очерёдностью развозки, контрабандист ввёл всё это в кибер флайера и вежливо, но непреклонно запихнул гостей внутрь.
  Когда посверкивающий сигнальными огоньками диск исчез из поля видимости, я прислонилась плечом к ГИО-стратегу и простонала:
  - Всё, пропала я... Теперь эта компания решит, что сюда можно являться, как к себе домой. Как бы их разубедить?..
  Мачо тряхнул головой и задумчиво ответил:
  - Это не самое главное. Постепенно можно убедить даже крокорауса, что ему лучше с тобой не связываться. Мне бы гораздо больше хотелось получить ответы на несколько вопросов. А именно: кто всё-таки организовал эту странную поездку, зачем она понадобилась, и что искал один из наших гостей около охранного периметра?
  
  Глава тридцатая.
  
  Я невольно посмотрела на забор. Охранный периметр проходил, практически, по его границам, но излучающие устройства располагались совершенно в других местах, так что пытаться нарушить нормальную работу "Иллюзора", ползая вдоль охраняемых им границ, было совершенно бессмысленно. Но ведь кто-то там ползал... Ладно, узнаем. В записи должно быть всё хорошо видно.
  - Эдор, давай с Деоной посоветуемся, если ты не против.
  - Нет, отчего ж... Надо разбираться с этими странностями, и чем быстрее, тем лучше. Пойдём, соберём военный совет.
  И мы вернулись в дом. Правда, первым делом я не к Деоне обратилась, а позвонила по вифону Вигору и, видимо, разбудила его, потому что эскулап предстал на экране какой-то взлохмаченный и с голым торсом. Посмотрел на меня, прищурясь, поморщился и простонал:
  - О, Всевидщий... И по ночам от тебя покоя нет!
  - Да ведь сейчас всего лишь половина двенадцатого по стандартному времени! - обиделась я. - Ещё вечер!
  - Кому вечер, а кому - глубокая ночь! Короче, Тэш, давай прямо к делу: твой гуманоид уже спит.
  - Спит? А я думала... может, прилететь и забрать его?
  - Тэш, имей совесть! Я и так убил несколько часов жизни на то, чтобы успокоить твоего неадекватного подопечного. По головке погладил, песенку спел, накормил, напоил, успокаивающим накачал и спать уложил. Всё! Теперь я тоже хочу отдохнуть.
  - Погоди! - заторопилась я. - А возвращать как?
  - Отправлю тебе его завтра. Экспресс-доставкой. Или почтой, - как захочешь, - зевнув, ответил викинг. - Не напрягайся! Утром проснёмся и всё решим. Да, кстати, что там у вас случилось-то?
  - Гости у нас неожиданные случились. Вот и пришлось принимать меры...
  - Ладно, меры приняли, замечательно. А теперь - прости, я устал.
  - Да, спасибо. Спокойной ночи, - ответила я грустно и отключилась.
  Очень хотелось попросить эскулапа показать, где он там Маугли разместил, но я не решилась. Раз Вайятху уже спит, значит, всё в порядке. Опять же, - врач рядом, если что...
  Чуть позже, с традиционными чашками кофе в руках, мы с Эдором расположились около мониторов в кабинете и принялись просматривать записи, сделанные охранной системой. Несколько раз я с трудом удерживалась от того, чтобы не выразиться вслух на моём любимом наречии: сокурснички оторвались по полной программе! Возможно, дело было в том, что ко мне приехала чужая компания, - наши никогда ничего подобного не делали. Во всяком случае, Лон вёл себя совершенно нормально: почти всё время просидел в гостиной, попивая свою бурду из бутыли и созерцая картины из жизни мимопроходящих (это он сам так высказался), если и выходил, то со всеми вместе.
  Остальные же напоминали команду засланных шпионов из весьма недружественных государств. Ну, во-первых, мой дом не был осмотрен со всех сторон только ленивым, - то-есть, тем же Лоном. Как они ухитрялись не сталкиваться друг с другом во время своих походов - это отдельный вопрос. Может, уже наловчились? Но, глядя, как во вторую спальню, оставшуюся открытой, один за другим приходит по очереди вся великолепная четвёрка, я только головой качала в изумлении. Несчастную комнату обыскали четыре раза подряд! Причём, как-то сумбурно и бестолково. Больше всего внимания перепало шкафу, в котором хранились вещи заморыша. Судя по тому, как их тщательно изучали, каждый шпион пытался уразуметь, как мог Эдор натянуть на себя разглядываемый предмет гардероба. Мало того! Каждый из визитёров зачем-то сделал ещё и диоснимок того, чего разглядывал! Не иначе, на долгую память...
  Стратег, похоже, расценил происходящее на экране точно так же, потому что, повернувшись ко мне, тихо предупредил:
  - Только не вздумай заставлять меня надевать что-то подобное!
  Представив себе ГИО-красавчика в просторных голубых штанах, завязывающихся на поясе весёленьким шнурочком, да ещё длиной, примерно, на две ладони ниже колена, я нервно захихикала. Не помог даже предостерегающий взгляд мачо.
  Впрочем, чуть позже уже он отыгрался на мне, когда мы начали просматривать записи из игрового холла. Там тоже был аншлаг! Ну, понятное дело, - по холлу прошли все (опять -таки, за исключением Лона), и не по одному разу. Ещё там целовались Ванда и Викус, впрочем, поцелуи у них довольно быстро перешли в куда менее невинные занятия, и вот тут уже стратег ехидно посоветовал мне взять на заметку некоторые тонкости обращения с мужчиной в исполнении блондинки. По наглой физиономии красавчик, конечно, не получил, но был послан несколько раз в места весьма отдалённые.
  Оказалось, что и в мою спальню пытались проникнуть все четверо. Первым явился Росси, который хотел взломать замок с помощью электронной отмычки! Я, открыв рот, наблюдала за тем, как он перебирал ключи доступа. Добился бы он успеха или нет - неизвестно, но его спугнул Викус, который как раз тоже добрался до второго этажа. Только теперь в одиночестве.
  - Ну, знаете ли... - пробормотала я, когда и этот вынул из кармана отмычку и тоже принялся покушаться на мою дверь!
  - Какие у тебя занятные друзья... - задумчиво проговорил стратег, прихлёбывая кофе.
  - Не друзья они мне, - открестилась я. - Вообще малознакомая компания... Нет, ну вот ты мне скажи - они что, сговорились?! - простонала я, когда перекрутив запись вперёд, к следующему эпизоду, мы увидели Ванду, собственной персоной, тоже подбирающуюся к моим дверям!
  Впрочем, девушка ограничилась тем, что подёргала за ручку, убедилась, что заперто, и прошествовала во вторую спальню. Чем она там занималась, мы уже видели. Самой последней отметилась Бадра, которая проделала всё то же самое, что и трое предыдущих визитёров, но совсем уж поверхностно и небрежно.
  Первый этаж дома заинтересовал наших визитёров не в пример меньше, там они вели себя, как обычные любопытствующие гости. Зато все четверо незаметно сделали диоснимки Эдора, когда были уверены, что на них никто не смотрит. Прямо клуб тайных поклонников! Нет, я ещё могла понять девушек, но парням-то зачем?! Вроде, ни один из них в склонности к собственному полу замечен не был...
  - Всё любопытственнее и любопытственнее, - пробормотал контрабандист, когда мы смотрели на шатания моих однокурсников по прилегающей к дому территории. Одни Вограны ведают, зачем, но Росси обошёл участок по периметру, как бы гуляя, а Ванда обыскала все кусты около бассейна!
  Когда запись закончилась, я пребывала в глубоком шоке.
  - И что это было? У нас какая-то шпионская организация побывала?
  - Это ты мне скажи, кто тут был, - отстранённо ответил стратег.
  Судя по виду, он углубился в какие-то свои размышления, даже взгляд стал расфокусированным, словно он вёл напряжённый внутренний диалог. Видимо, так проявлялись заложенные в него сверх-способности, или он выполнял именно то, для чего был создан, - анализировал случившееся. Должна сказать, это была нереальная концентрация! На контакты с внешним миром осталось, от силы, процентов десять внимания, а остальные девяносто ушли на мыслительный процесс.
  Я не стала ему мешать, просто принялась сама обдумывать то, что у нас тут произошло. Представить, что легкомысленные танцоры являются членами некоей тайной организации, было непросто. Но, с другой стороны, допустить, что у нас случайно собралась комания, таскающая с собой электронные отмычки и диопикчеры, и интересующаяся всеми домами подряд, в которых им довелось побывать, - ещё большая нелепость.
  На первый взгляд, они хотели чего-то именно от меня, ведь понятно, что застать тут Эдора никто из них не рассчитывал. Кроме того, сначала они рванули в мою бывшую флэтку. Значит, целью была я? Однако, прилетели, увидели меня и... перестали обращать внимание. Зато дом обыскали, - зачем?! Хотели на самом деле найти что-то, принадлежащее мне? А зачем им диоснимки контрабандиста? Да ещё и вещей кикиморыша?
  Тут что-то шевельнулось у меня в памяти, что-то, связанное именно со снимками... Но внезапно вышедший из глубин анализа ГИО-стратег спугнул неоформившуюся мысль, спросив:
  - А кстати, Деона, кто-нибудь пытался нам напакостить?
  - Что ты имеешь в виду, Эдор? - спросила кибер-консультант. - Какие конкретные действия подразумеваешь?
  - Например, нарушение работы охранной системы, раскидывание следящих устройств, подсыпание чего-либо в вино. Или в молоко.
  - Нет, ничего подобного сделано не было. Возле бассейна, в квадрате пятнадцать- четыре, лежит диопикчер, но никаких следящих или деструктивных функций он не выполняет.
  - Так вот, что там делала Ванда. Она потеряла свою игрушку... Но, получается, они ровным счётом ничего не сделали? - недоверчиво переспросила я. - Просто обыскали дом, наделали снимков, - и всё?!
  - Да, - спокойно подтвердила моя помощница. - Даже дверной замок не был повреждён.
  - Ничего не понимаю! - беспомощно сказала я. - Более бессмысленных действий не видела!
  - Это тебе только так кажется, потому что ты не знаешь, какую цель они преследовали, - заметил мачо. - Ладно, мы знаем, что вреда они не причинили, на этом и остановимся. Надеюсь, больше ты их приглашать не будешь?
  - Я и в этот раз их не звала, если ты не заметил! - непонимание ситуации меня раздражало, заставляя быть излишне язвительной. - Это была сугубо их инициатива!
  - Отлично. Тогда огромная просьба: когда они в следующий раз нагрянут, просто не впускай их, и всё. Договорились?
  - Да.
  - Ну, а теперь можно с чистой совестью идти спать, - заявил Эдор, забирая со стола пустые кофейные чашки. - Посуду сам отнесу, иди уже... А то ты похожа на собственное привидение.
  Я обиделась слегка, но спорить не стала. Спать - значит, спать. Стратегам виднее...
  
  Следующее утро началось со звонка Вигора, о котором мне сообщила Деона, вытащив меня из тяжёлого неприятного сна, в котором я всё время пыталась утонуть в зловонном болоте. С трудом стряхнув с себя на редкость реальные ощущения трясины, я ответила на вызов. На экране возник омерзительно бодрый и деловой эскулап, с утра, почему-то, особенно красивый. Выспался, что ли?..
  - Доброе утро, Тэш! Я отправил твоё наказание обратно, он уже в пути, так что прибудет... - тут он на секунду прервался и бросил взгляд в сторону, словно прикидывая, - через сорок пять минут. Примерно. А ты что, ещё спишь?
  - Да, - просипела я. - Сплю. Вернее, спала.
  Вигор ехидно ухмыльнулся и сказал:
  - Раньше надо было думать, когда вечеринку устраивала.
  - Я не устраивала!
  - Конечно-конечно. Я устраивал. Кстати, где Эдор?
  - Не знаю, спит ещё, наверное.
  - А что, он не рядом с тобой? - удивился эскулап.
  - Нет!! - рявкнула я. - Не со мной! Звони ему сам, если хочешь знать, что он делает!
  - Вот, - назидательно сказал генетик, - сразу видно, что ты страдаешь от отсутствия нормальных отношений. Уже срываешься... Хочешь бесплатный совет? Просто пойди к Эдору. Он взрослый, он всё прекрасно поймёт.
  Я открыла рот, потом закрыла, потом опять открыла, но излагать вслух то, что рвалось наружу, всё-таки не рискнула. Просто состроила зверскую физиономию и погрозила Вигору кулаком. В синих глазах мелькнул смех. Издевается, скотина...
  Я отключила вифон и побрела просыпаться в своё любимое место. Конечно, можно было обойтись и душем, но Камера поддержания здоровья, как ни посмотри, куда эффективнее.
  Через сорок минут я сидела в беседке, ожидая прибытия лягушонка. Эдор уже улетел на своей алой махине, которую вызвал со стоянки, где она благополучно дожидалась его приказов, после того, как развезла непрошенных гостей. Я только завистливо вздохнула в очередной раз. Удивительно умный аппарат! Даже слишком, пожалуй.
  Когда над площадкой, наконец, завис маленький флайер городской транспортной службы, я уже нервничала вовсю. Всё-таки, одно дело - когда Маугли летит с кем-то, и совсем другое - когда один. Вограны его знают, как он второй полёт в одиночестве перенесёт...
  Оказалось - вполне неплохо. Когда я нырнула внутрь машинки, лягушонок сидел в кресле, пристёгнутый крест-накрест, и таращился в окно. Не успела я мысленно отругать эскулапа за то, что он не догадался завязать лягушонку глаза, как заморыш облегчённо всхлипнул: "Сагите!.." и сделал попытку рухнуть на пол вместе с креслом. Пока я его освобождала от ремней безопасности, он взахлёб рассказывал, как летел сюда, уже не боялся, даже смотрел сверху на город - это так здорово! - и разговаривал с флайером. Тот, представьте себе, знакомил его с особо интересными зданиями столицы. Я только закатила глаза: с лягушонком никогда не угадаешь, что может стрястись. То он пюре из паранги есть отказывается, потому что цвет продукта его, видите ли, пугает, а то летит один, и мало того, средство передвижения ему экскурсию устраивает!
  Хотя, это всё только к лучшему. Вот, и без шарфика обошлись...
  Первым делом, освобождённый кикиморыш, поцеловав мне раз сто руки, конечно, навестил свой "фикус", помедитировал над ним и сообщил, что его надо "тренировать", то-есть, заставлять двигаться, иначе растение "уснёт". Что это значит, я не очень поняла, но решила, что если не гонять ленивый цветок, то он вообще ходить разучится. В результате пришлось искать в кладовой антигравитационную переноску, - "фикус" таки прилично вымахал за это время, листья и стебли стали толстыми и ещё более прозрачными, чем раньше.
  Закрепив полудужия по бокам горшка, я нажала кнопку, и мы отбуксировали его в дальний угол участка, да ещё и построили перед ним баррикаду из камней, - чтоб жизнь бассейном не казалась. Я полюбовалась на то, как растение распускает в разные стороны отростки-корни, явно поливая нас на своём цветочном языке нецензурной бранью. Хотела было уточнить у лягушонка, что именно бродячий куст о нас думает, но не стала. Должна же быть в жизни хоть какая-то загадка, о которой ты точно знаешь, что можешь разрешить её в любой момент. В отличие от всех остальных секретов.
  Оставив негодующую зелень справляться с житейскими трудностями, мы пошли завтракать. Вернее, я повела лягушонка, потому что после отсылания к Вигору у него случился острый приступ коленоупадания, и мне постоянно приходилось его одёргивать и поднимать. Вроде, никто на кикиморыша не ругался, у эскулапа ему понравилось, Маугли даже с его сыном, оказывается, успел подружиться и поиграть, я его встретила с радостью, но ломкости в ногах заморыша это не убавило - чуть что, он тут же бухался на землю и лепетал: "Сагииииите...".
  И после завтрака, когда лягушонок уселся около меня на пол, положив подбородок на мои колени, я не стала его насильно пересаживать в кресло, а позволила млеть, прижавшись к моим ногам. Конечно, это было в корне неправильно, и не надо было позволять ему опять скатываться к поведению раба, но... Он выглядел таким счастливым, что я плюнула на свои собственные принципы. Мы просидели так около часа, но, когда уже пора было заняться делами, у лягушонка разболелся живот, потом операционные ранки, потом голова, потом суставы, - и я старательно лечила его, пока не поняла, что нахальное земноводное попросту манипулирует мною, прикидываясь больным и несчастным. Осознав глубину своей наивности, я хмыкнула и отправила заморыша наверх учиться, наказав Деоне не поддаваться на стоны и жалобы. Кибер-консультант заверила, что не подведёт, и я занялась домом, с неудовольствием отметив, что так и не привела его в нормальное состояние.
  Запустила уборщиков, систему помыва окон, очистку воздуха в гостиной (мне до сих пор мерещился там запах перегара) и дезинфекцию воды в бассейне, - там, как оказалось, поселилась куча бактерий. Не иначе, как "фикус" натащил. Ещё нашла садовый агрегат, который тоже что-то должен был делать, и отправила его ползать вокруг беседки. Он довольно громко жужжал, раздражая меня, возможно, именно поэтому я не заметила, когда надо мной появился серебристо-чёрный элегантный диск мощного летательного аппарата, небольшого, но стоящего, наверное, как весь домик. Я очнулась только тогда, когда Деона вклинилась в мои мысли с сообщением, что господин Скросс просит дать ему разрешение на посадку.
  
  Разрешение я дала, конечно, но ждала появления бизнесмена с некоторой внутренней дрожью. Одни визитёры за другими, и все, как на подбор - незваные. Я опять чувствовала себя пешкой в чужой игре, не понимающей, что происходит.
  Папашка Линн вышел из флайера с подобающим достоинством и направился ко мне точь-в-точь с таким же видом, с каким шествовал бы на заседания совета директоров. Я тут же очень остро ощутила, что одета в домашний костюм и кухонный фартук, что на голове у меня повязан старый шарфик, а на руках - перчатки для хозяйственных работ. Да ещё, для полноты картины, прямо перед носом респектабельного господина Скросса прополз садовый робот, собирающий мусор. М-да. Решительно ничего не соответствовало высокому визиту.
  Я провела чопорного посетителя в дом и традиционно предложила кофе. Пока готовила, успела морально подготовиться к разговору. Деоне был отдан приказ не пускать Маугли вниз, пока я не разрешу это сделать. Вроде, что смогла - предусмотрела. Выдохнула и понесла чашки в гостиную.
  Господин Скросс не обманул моих ожиданий. Первый глоток напитка совпал с первым вопросом:
  - Как у вас дела, Тэш?
  - Прекрасно, спасибо. - А на какой ответ, он, собственно, рассчитывал?
  - Обживатесь?
  - Да, привожу всё в порядок.
  - Как ваш подопечный?
  - Спасибо, неплохо. - Надеюсь, он не ожидал, что я стану перечислять болячки заморыша.
  - Продолжаете его лечить?
  - Да, вот, буквально вчера удалили бондаж с желудка. Теперь будем восстанавливать нормальное пищеварение.
  - Как у вас обстоят дела с финансами?
  - Спасибо, всё в порядке. - Моё недоумение росло. Неужели ему не докладывали о каждом кроде, переведённом с моей кредит-карты? Не верю! - На ближайшее время проблем не предвидится.
  - Это хорошо.
  Скросс повернул голову налево, потом направо, - видимо, обозначил интерес к обстановке.
  - Ваш подопечный в состоянии ходить?
  Я удивлённо воззрилась на него:
  - Да, в состоянии.
  - Можно его увидеть?
  Всевидящий, кто-то где-то помер в окрестностях, а я не заметила? Скросс интересуется здоровьем кикиморыша?! Бедная моя крыша, ну, нельзя же так вот сразу...
  - Конечно, сейчас его позову.
  Я вышла из комнаты и пошла наверх, старательно делая дыхательную гимнастику. Ещё бы понять, что папаша Линны хочет увидеть? Физическое состояние кикиморыша? Прогресс с прошлого раза?
  Ничего не придумала, решила исходить из того, что несчастный заморыш вызовет больше сочувствия, чем заморыш счастливый. Главное, чтобы новое впечатление не слишком отличалось от первого, поэтому я сняла с лягушонка футболку, выставив напоказ послеоперационную повязку. В качестве иллюстрации к вопросу о здоровье.
  Посмотрела критически, - испуганный, недоумевающий, взлохмаченный. Вроде, почти всё то-же самое, что увидел папаша Линн в прошлый раз. Осторожно предупредила о том, что пришёл сагат-который-как-камень, велела молчать, чмокнула в зеленеющую щёку и повела вниз. Слава Всевидящему, он хоть не упирался.
  В гостиной я оставила Маугли у входа, а сама прошла к креслу. Лучше пусть будет поближе к двери, - если что, быстрее сбежать сможет. Папашка Линн уставился на кикиморыша самым внимательнейшим образом, только что не ощупывая его взглядом. Но понять, что именно он хотел увидеть и увидел ли, - я не смогла. Всё-таки, уровень умения держать окаменелость физиономии в любой ситуации у нас с крокораусом разный. Мне с ним не тягаться.
  Закончив разглядывать совсем уж зелёного и съёжившегося заморыша, господин Скросс вновь переключил внимание на меня.
  - Я вижу, вы достигли определёных успехов в его воспитании.
  Хм, действительно, достигла. Например, он теперь ложкой суп ест, но крокораусу-то откуда об этом знать? Или мы о разном?
  - Спасибо, я очень стараюсь, - истинная правда! Пусть кинет в меня камнем тот, кто мог бы добиться большего... Хотя, вот стратег бы однозначно смог. Уверена, что лягушонок у него уже теперь стоял бы всегда ровно, демонстрировал манеры наследного дворянина и говорил длинные, умные фразы.
  - Похоже, у вас недавно были гости? - внезапно резко поменял тему непредсказуемый предприниматель.
  Я с трудом удержалась, чтобы не вытаращиться на него. Где он ухитрился разглядеть следы пребывания гостей, если я лично всё здесь убирала, тщательно следя, чтобы и духу их тут не осталось (Лон, конечно, не в счёт). Совпадение или он что-то знает? Но откуда?!
  - А почему вы спрашиваете? - задала ему встречный вопрос.
  Бизнесмен как-то странно посмотрел на меня.
  - Тэш, мы с вами договаривались, что не будем доставлять друг другу неприятностей. Так?
  - Да.
  - И я ожидал, что наше сотрудничество будет предполагать определённое доверие. Думаю, вы тоже?
  - Даа...
  - И было бы очень жаль узнать о вашем несерьёзном отношении к моим просьбам, не так ли?
  - Дааа...
  Крокораус нахмурился и посмотрел на меня ещё более странно, - как будто я его внезапно разочаровала.
  Я почувствовала, как кровь отлила от щёк. Очень прозрачный намёк, - вот только на что? Мысли запрыгали в голове, то короткие, то длинные, очень отрывистые и быстрые. Неужели он что-то узнал? Если про ГИО-изменённых, - то всем конец. Если нет, - то о чём? Вограны всё побери, я никак не могла сообразить, что пошло не так. Когда он только прилетел, настроение у Скросса было куда более лояльное, что-то произошло прямо сейчас. Но что?! Я только чувствовала, что всё летит к Плораду в пасть, но почему - не понимала. Если бы понять, где я прокололась?!
  - Может быть, вы объясните, что имеете в виду? Мне кажется, произошло какое-то недоразумение.
  Я тянула время, в почти бесполезной надежде, что он проговорится, или я вдруг пойму, что же он подразумевает под всеми этими намёками. И тут меня осенило.
  - Деона, - мысленно обратилась я к кибер-помощнице. - Ты же говоришь с Маугли беззвучно?
  - Да, Тэш, - тут же отозвалась она.
  - Ты можешь попросить его настроиться на Скросса, но так, чтобы тот ничего не заподозрил? Мне нужно понять, что происходит, а сделать это можно, только зная его чувства. Если лягушонок сможет сообщать тебе о том, какие эмоции вызывают у отца Линн мои слова, у нас есть шанс выкрутиться без потерь. То-есть, Маугли говорит тебе, ты - мне. Понятно?
  - Да, сейчас всё выясню, - чётко ответила Деона и замолчала.
  Я, на всякий случай следила за Вайятху, иначе не заметила бы, как он, едва заметно вздрогнул, бросил быстрый взгляд в мою сторону, потом на Скросса, поёжился и даже обхватил себя руками, словно внезапно замёрз. А потом потупился и глаз больше не поднимал.
  - Я имею в виду, Тэш, что рассчитывал на честное партнёрство, - вещал тем временем папаша Линн.
  - Но я всегда была честна с вами, - возразила я. - И не понимаю, на что вы обиделись. Разве я что-то скрыла от вас?
  "Да, он уверен, что ты скрываешь что-то", - сообщила Деона.
  Я лихорадочно соображала. О чём мы говорили перед этим? О гостях? Ну и... Плорад их сожри, нате вам гостей!
  - Если вы имеете в виду гостей, о которых упоминали, - то да. Ко мне действительно прилетали несколько человек из Университета. Но при чём тут они? Это был, насколько я поняла, случайный визит...
  "Да, да! Расслабляется!" - сигнализировала мне Деона, и я едва удержалась от вздоха облегчения. Значит, он, всё-таки, в курсе внезапного вторжения в мой дом. Оставим пока вопрос: откуда? Но тогда к чему эти расспросы?
  - Не такой уж случайный, - чуть поморщившись, ответил столп предпринимательства. - В том-то и дело.
  Я не удержалась, - совершенно неприлично вытаращилась на делающего очередной глоток крокорауса.
  - Должен признаться, что, к сожалению, не совсем верно оценил глубину проблем, связанных с... этим субъектом, - выдал господин Скросс, бросив неприязненный взгляд на Маугли. - Боюсь, что привязанность Линн к нему зашла куда дальше, чем я думал.
  Я почувствовала, что у меня мозги занимают свою излюбленную позицию: встают дыбом. При чём тут Линн?!
  Видимо, на лице у меня очень отчётливо отразился вопрос, потому что крокораус сдержанно покивал и продолжил:
  - Дело в том, что мы недавно посещали дочь - я и моя жена. Ненадолго, по делам. И Линна попросила мать отправить несколько сообщений своим друзьям. Сообщения были уже запечатаны, и хранились на кристалле. Мать выполнила её просьбу, не поинтересовавшись, что же Линн хотела от друзей. В результате, к вам вломилась компания, а вопрос безопасного пребывания гуманоида здесь был подставлен под угрозу.
  Я сглотнула. Всевидящий, как же хорошо, что мы отправили лягушонка подальше. Но чем Линн думала?!
  - Получается, что она отправила всю эту шайку сюда специально? Но зачем?!
  - Я так полагаю, чтобы они увидели гуманоида. Им удалось это сделать?
  "Он напрягся", - предупредила меня Деона. Но это я и сама чувствовала сейчас.
  - Нет. Я отправила его обратно к врачу, как только увидела визитёров. Так совпало, что мы прилетели позже гостей, и Маугли даже не выходил из флайера.
  - Это очень хорошо.
  "Расслабился", - пояснила кибер-консультант.
  - Но почему?! Объясните, ради Всевидящего! Почему она так поступила? Ведь знала, что о нём нельзя никому сообщать! Почему она не спросила меня?! Зачем надо было впутывать сюда абсолютно чужих людей? А если бы они начали болтать потом, что у меня живёт гуманоид?! - я с трудом заставила себя замолчать.
  Нет, беру свои слова обратно, - Линн не дура, она законченная идиотка!! Это же надо было так подставить нас!
  - Полагаю, она просто ни о чём не подумала. Видимо, Линна беспокоилась о своём бывшем... слуге. И решила проверить, действительно ли вы выполняете взятые на себя обязательства. Возможно, она подумала, что взвалила на вас слишком тяжёлое бремя и захотела убедиться, что вы его не скинули. Кроме того, всегда существует соблазн воспользоваться деньгами, а гуманоида просто сдать в какое-нибудь медицинское учреждение.
  Я вскинула голову и посмотрела Скроссу прямо в глаза. Он и не подумал отвести взгляд. Значит, и впрямь считал меня способной солгать и украсть. Замечательно! Просто-таки воодушевляет, когда тебя принимают за свою. М-дааа... Хотя, если заглянуть немножко вперёд, и вспомнить мои планы... Так, ну, будем считать, что Скросс предупреждён. Но на душе всё равно мерзко, несмотря на то, что я сейчас отчётливо поняла: если бы компания, прилетевшая с Лоном, увидела гуманоида, начала трепаться о нём, и возникла бы даже теоретическая угроза репутации Скросса, лягушонок уже сегодня оказался бы в закрытой больнице. А я... Ну, нельзя сомневаться, что и для меня папашка Линн заранее приготовил какой-нибудь схожий вариант. Бррр...
  - И что теперь?
  - Пока - ничего. Завтра я ещё раз слетаю к дочери и постараюсь донести до неё всю недопустимость подобных действий. Надеюсь, что вы продолжите действовать так, как мы договорились, и в дальнейшем недоразумений не возникнет.
  - А что будет с этими, которых Линн попросила прилететь ко мне? И как она им вообще объяснила свою просьбу?
  Поколебавшись, господин Скросс вынул из кармана сложенный в несколько раз листок "бумажного" пластика.
  - Полагаю, вы имеете право знать. Разумеется, никаких координат здесь нет, как и имён. Просто содержание, - и папашка подруги протянул мне эту несусветную архаику.
  Сообщение оказалось довольно коротким.
  
  " Привет, .......!
  Надеюсь, ты хорошо провёл лето? Я вообще замечательно, ко мне прилетала Тэш, мы облазили все наши чудеса природы. Кстати, - я ввела тут моду на вэлко, представляешь? Всем нравится! Вот по этому поводу у меня к тебе огромная просьба: проберись в дом к Тэш и сделай там пару снимков: один - парня, с которым она живёт сейчас, а второй - чего-нибудь из его белья или одежды. Если поможешь мне - гарантирую премию, которая тебе понравится.
  Хочу сделать Тэш сюрприз, уже заранее смеюсь. Надеюсь, ты по-прежнему в десятке лучших в вэлко? Смотри, не подведи! Прилечу через пару-тройку недель, тогда всё обсудим. Кстати, снимки отдай моей маме, она знает, как переслать их мне.
  Авангадеши! (Это мы тут так прощаемся!)
  Твоя далёкая подруга ...."
  
  Когда я дочитала, захотелось выругаться вслух. Дура, глупая курица! Но теперь хотя бы было понятно, чем занимались разлюбезные гости. Неудивительно, что у меня смутно что-то брезжило!
  Вэлко было любимой игрой целого поколения "золотой" молодёжи, выросшей в достаточно тепличных условиях, и таким способом пытавшихся внести в свою жизнь риск, азарт и приключения. Суть игры сводилась к тому, что кто-то назначался "шпионом", а кто-то - "банкиром". Причём, банкир мог знать о своей роли, а мог и ничего не подозревать, как я. Шпион должен был выполнить определённое задание, - как правило, проникнуть в дом к банкиру и выкрасть что-то "ценное", или подбросить какую-то вещь, или сделать снимок чего-то. На роль "ценности" обычно выбирали недорогой пустяк, но чтобы добыть его, надо было очень постараться. Например, бельё хозяина дома, которое было на нём в определённый день, - это не так уж просто! Были фанаты игры, которые заходили так далеко, что переигрывали: мне доводилось слышать о краже ожерелья, стоимостью в пол-планеты, или о внезапной страсти студента к пожилой матроне... Но большинство игроков всё-таки были вменяемыми и жизнь с развлечениями не путали.
  Я об этом не знала, но, видимо, вся четвёрка увлечённо играла в вэлко, и небезуспешно. Поэтому Линн и придумала такой "гениальный" план, сделав меня "банкиром", и не сообразив, что при этом подвергает опасности своего ненаглядного "Долло". Теперь восстановить картину произошедшего было не так сложно. Компания, похоже, собралась специально, чтобы навестить меня, а Лона они притащили, чтобы вообще попасть в дом. Пожалуй, если бы не он, я их просто не впустила бы.
  - Но зачем ей понадобилось целых четверо игроков? Неужели не хватило бы кого-то одного?! - не удержалась я от вопроса.
  - Если говорить начистоту, она просила отправлять письма по очереди, если не отвечал первый адресат, то отсылать сообщение следующему. Но... моей жене это показалось слишком сложным. Она не стала заморачиваться такими подробностями, а просто отправила сразу всё.
  Я кивнула. Глупость у Линн, похоже, была наследственная.
  "Он испытывает досаду и злость", - информировала меня Деона.
  Это что! Я бы на его месте просто отправила таких родственниц на какой-нибудь необитаемый остров, где у окружающих меньше всего было бы шансов пострадать от их кретинизма. Линн вон ухитрилась напортачить даже с изолированной планеты!
  Я передала листок обратно Скроссу и сказала:
  - Что теперь делать с игроками? Они же думают, что выиграли?
  - Не будем их разубеждать. Я позабочусь о том чтобы каждый из них, кто смог выполнить условия Линны, получил от неё обещанное вознаграждение.
  Я кивнула. Разумно, зачем заставлять их задавать лишние вопросы? И так неизвестно, какие будут отдалённые последствия у этой выходки дорогой подруги. Вон, как Ванда с Бадрой сцепились из-за Эдора, - как бы эти баталии не переросли во что-то большее. Или, не дай Всевидящий, не переместились ко мне в дом!
  - Итак, Тэш, я рад, что мы с вами прояснили ситуацию.
  - Да, я тоже. Кстати, господин Скросс, мне пришло в голову, что надо бы как-то поменять забор вокруг дома. Сделать его повыше, что ли... Если уж нам и тут не гарантировано уединение.
  - Хорошо. Вам что-то требуется от меня?
  - Нет, ничего. Я просто сообщаю вам об этом, во избежание каких-нибудь недоразумений. Я собираюсь защищать свою территорию всеми способами, что бы никто Маугли не навредил.
  Крокораус внимательно посмотрел на меня, пожал плечами и ответил:
  - Пожалуйста. Ничего не имею против. Возможно, так будет лучше всего.
  Прощаясь, папаша Линн напомнил о грядущем корпоративном празднике, и снова повторил своё приказание мне там быть. Ну, а я опять ему сообщила, что одна не приду. По сообщению Деоны, Скросс "испытал досаду", но согласился. Распрощались мы вполне доброжелательно.
  - Ах, да! Совсем забыл! - вдруг заявил столп экономики, притормозив у своего флайера. - Я кое-что привёз вам.
  Открыл боковую багажную панель, вытащил отуда большой ящик и поставил прямо на площадку.
  - Спасибо, - ошарашенно пробормотала я.
  - Не за что, - любезно ответил крокораус и лихо стартовал. Пара мгновений - и элегантный диск растворился в голубизне неба.
  Только тогда я перевела глаза на подарок, оставшийся сиротливо стоять на земле. Подошла ближе, наклонилась и прочла на красочной упаковке: "Лучшее коровье молоко! Представьте себе, что у вас есть настоящий домик в земной деревне!". Не удержавшись опустилась на корточки, - что-то сил внезапно не осталось, - и глупо захихикала. Потом громче, потом ещё, - кажется, у меня началась истерика. Впервые в жизни!
Оценка: 8.80*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Л.Маре "Рождественские байки некромантки"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"