Французова Татьяна: другие произведения.

Мой лягушонок. Главы с 11 по 20-ую.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.50*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я дотащила его за руку до своей спальни, подвела к кровати и толчком заставила лечь, потому что лягушонку вдруг приспичило впасть в сомнения. Он заглядывал мне в глаза, словно пытаясь прочесть там что-то. Читать, между нами говоря, было совершенно нечего: я устала, получила все желаемые на сегодня впечатления, включая цветовые эффекты, и теперь хотела только спать. И чтоб Маугли сопел под боком... Всё-таки иногда его хотелось использовать именно в качестве плюшевой игрушки - обнять и заснуть.

  Глава одиннадцатая.
  
  В следующий раз меня разбудил уже вызов от входа. Открыв глаза, я некоторое время, морщась, слушала стандартную фразу: "К вам гость. Он находится прямо за дверью. Желаете его впустить?.. К вам гость. Он находится прямо за дверью..."
  Тут я подпрыгнула: как это прямо за дверью?! Кого это, к диосам, ко мне принесло?! Стоп, стоп... Принести могло кого угодно, начиная от мамы и заканчивая сумасшедшей подругой Каррой, которая обожала сюрпризы... А вот где Вайятху?!
  Лягушонок обнаружился забившимся в самый дальний угол и сверкающим оттуда перепуганными глазами. Бедолага был серым от страха. Чувство ответственности за него немедленно встрепенулось и заставило меня что-то предпринять.
  - Эй, всё в порядке! - внушительно произнесла я, торопливо сваливаясь с кровати. - Всё нормально! Просто кто-то пришёл к нам в гости... Сейчас узнаем, кого посылать к диосам...
  Я нажала кнопку связи и спросила хриплым спросонья голосом:
  - Кто там?
  - Привет, Жужелица, - ответили мне, заставив замереть на одной ноге, потому что вторую я забыла поставить на пол.
  Эдор?!
  - П-погоди, пожалуйста, - фальшиво-бодро ответила я. - Не успела толком проснуться... Секунду!..
  - Да жду, жду... - со смешком отозвался нежданный посетитель.
  Я заметалась по комнате, судорожно собирая вещи и отдавая команды заморышу:
  - Маугли, сиди там, в углу! Не вылезай, молчи и делай только то, что я тебе скажу! Понял?
  Он быстро закивал головой.
  Я отперла входную дверь, в очередной раз выпала в осадок от увиденного, извинилась и унеслась в ванную, переодеться.
  Делала это в рекордном для себя темпе, лихорадочно ломая голову, какого Вограна Эдору приспичило ко мне припереться лично?! Мог ведь прислать курьера? Мог. Чего ему надо-то? Ох, не к добру он появился сам... Плеснув в лицо водой, быстро прополоскала рот чистящей жидкостью, выплюнула, не выдержав положенных тридцати секунд, вытерлась, махнула расчёской пару раз... Ну, Всевидящий, помоги!..
  Эдор сидел на диване (кровать я всё-таки успела трансформировать), положив ногу на ногу, и разглядывал Маугли, который съёжился в своём уголке, стараясь по цвету слиться со стеной. Вполне успешно, кстати...
  Как и год назад, мне понадобилось время, чтобы свыкнуться с видом этого неординарного субъекта. Эдор любил внешние эффекты и добивался их мастерски! Он был бы заметен в любой толпе и без дополнительных усилий, за счёт своего высокого роста, ширины плеч, гривы волос, которые он любил красить в экстравагантные цвета. Сегодня, например, он щеголял расцветкой "под тигра". А год назад произвёл на меня неизгладимое впечатление шевелюрой, словно бы отлитой из бронзы. Если добавить к этому смуглую кожу, великолепное тело, которое он охотно демонстрировал взглядам окружающих, идеально правильные черты лица и взгляд прирождённого "мачо", то становилось понятным, почему рядом с таким экземпляром я невольно тушевалась. Он казался... ненастоящим, как рекламный снимок. Впрочем, ничуть не удивилась бы, если б узнала, что его внешность - как раз результат совместной работы пластических хирургов, косметологов и прочих "...ологов", чья работа - делать из обычных людей супер-красавцев, а также многочасового нахождения в камере Поддержания физического здоровья...
  - Извини, не ждала тебя, - несколько принуждённо улыбаясь, сообщила я своему криминальному знакомому. Лучше не показывать, насколько мне тревожно. - Каким ветром занесло сюда? Я ждала только твоего курьера, и то через пару дней.
  Эдор усмехнулся уголком рта и ответил, чуть растягивая слова:
  - Да так, образовался свободный часок, был по делам недалеко, дай, думаю, навещу знакомую... Тем более, что надо отдать кое-что.
  Бархатистый баритон буквально обволакивал и согревал, как манто стоимостью тысяч в сто пятьдесят кродов. Видимо, мне полагалось растаять и растечься по полу... И, заодно, поверить во внезапный сентиментализм этого крокорауса.
  - Ну, хорошо, что заехал, рада тебя видеть... Может, сварить кофе? Я как раз по утрам делаю...
  - Давай! Не часто встретишь родственную душу, такую, как ты. Мои охламоны, все, как один, каршу хлещут, не с кем даже выпить по чашечке.
  Да-да, тяжела жизнь одинокого контрабандиста...
  Ещё раз широко улыбнувшись, я занялась своим раритетом и тайной гордостью - настоящей кофемашиной, сделанной ещё лет сто назад. Теперь любителей кофе стало так мало, что домашние аппараты для его приготовления - музейные экспонаты. Даже кафе, где готовят этот напиток так, как надо, почти не осталось... Но самым сложным было найти требуемое молоко: именно от земных животных, коров. С этим возникали самые большие проблемы. Я искала, как могла, замену этому продукту. Вот сейчас, например, делала кофе с молоком буйволиц. По крайней мере, тоже с Земли, и рогатые... Вроде.
  Дождавшись, пока благоухающие чашки накроют шапочки из белой густой пены, я поставила их на маленький передвижной столик, который вытащила из-под большого, на котором обычно ела.
  Эдор, наконец-то, оторвался от созерцания Вайятху и обратил взор на меня. Сразу стало как-то... неуютно. Возможно, всё дело было в том, что мой знакомый принадлежал к типу мужчин, которые соблазняют всё, что движется. Не знаю, может, он такой от природы, а, может, это специально выстроенная линия поведения, но сидеть с ним рядом - то ещё удовольствие! Я невольно вспомнила нашу первую встречу, когда мне порекомендовали его, как человека, к которому стоит обратиться, чтобы решить проблему той дурацкой колонии ядовитых грибов, выросших (или выращенных) рядом с местом, где отдыхали дети.
  Помнится, он тогда точно так же долго и бесцеремонно разглядывал меня, даже не раздевая взглядом, а просвечивая до костей, пока я произносила пламенную речь "спасём детей от наркотиков", а потом сказал:
  - А грибы, кстати, эндемичные... Вы в курсе?
  - Дети тоже вполне себе... эндемичные, - ядовито ответила я.
  На это замечание Эдор искренне расхохотался и сказал, что я ему напоминаю жужелицу, - такая же целеустремлённая и прущая напролом... Комплимент был сомнительным, но зато я обзавелась прозвищем, что в его среде было совсем немаловажно. Он тогда помог мне, добровольно и без каких-либо условий, но предупредил, что благотворительность - не самая его сильная сторона.
  Конечно, я не собиралась повторно обращаться к нему... Но, некоторые пути ведут нас совсем не туда, куда думается. Я, например, намеревалась просто интересно провести время на Мирассе, а вылилось это в постоянную головную боль, под названием "Вайятху".
  Сейчас Эдор сидел, вальяжно раскинувшись на моём диванчике, ухитряясь занять его полностью, пил кофе маленькими глоточками и рассматривал меня так, словно я выступала в роли заказанного десерта. Но, при этом, я была совершенно уверена, что мозги в его красивой голове были заняты сейчас не мной, а просчётом увиденного, анализом и сопоставлением. Так что, эти его взгляды ровным счётом ничего не значили. Хотя нервировали всё равно!
  Допив кофе, мой нежданный гость поставил чашечку на столик и улыбнулся.
  - Ну, что, Жужелица, это и есть твоё приобретение, да? - он кивнул на сжавшегося в комочек Вайятху.
  - Угу, - подтвердила я, тоже бросив взгляд на Маугли.
  Он уже почти полностью "слился" со стеной, выдавали его только волосы и перепуганные глаза. Н-дааа, зрелище было, прямо скажем, неординарное!
  - А ты говорила, вроде, что он зелёный? - ненавязчиво поинтересовался Эдор, вновь переключая своё внимание на заморыша.
  - Как правило, да, - я пожала плечами. - Просто он напуган.
  - Напуган? Чем?
  - Не чем, а кем.
  - Это я его напугал? - изумился этот криминальный элемент. - Да я же ничего не сделал!
  - Ты просто пришёл, - улыбнулась я. - Он не привык к гостям, вот и всё. Не бери в голову.
  Эдор снова уставился на кикиморыша.
  - А может он встать?
  Поколебавшись секунду, я попросила:
  - Маугли, встань, пожалуйста.
  Лягушонок повиновался, и тут мы оба с Эдором поперхнулись. Ах, ты ж... Ну, опять я забыла, как это недоразумение реагирует на страх! М-дааа, судя по всему, заморыш был просто в панике...
  - Эээ... я не вовремя? - отмер, наконец, мой гость и посмотрел на меня округлившимися глазами. - Прошу прощения, если помешал...
  - Вовсе нет, - поспешно возразила я, чувствуя, как начинают краснеть щёки. - Это не то, что... Короче, это не та реакция, о которой ты подумал! У нас ровным счётом ничего не было, ни сейчас, ни раньше.
  Выпалив всё это, вдруг подумала: какого Вограна я оправдываюсь? Эдору-то какое до этого дело?!
  - Да? - изумился гость. - Хочешь сказать, это у него не на тебя так... стоит?
  - Нет, у него вообще с женщинами... сложные отношения, - попыталась отшутиться я.
  - А на кого тогда? На меня?! - изумление стало куда глубже, дойдя почти до шока, и брови уже потерялись где-то под прядями волос, уложенных в художественном беспорядке.
  Вот, Вограны побери его любопытство! Ну, почему всё кувырком-то так?!
  - Нет-нет, и ты тут не при чём! - торопливо заверила я возмущённого "мачо". - Видишь ли, это... Ну, как бы сказать... его инстинктивная реакция на испуг.
  - На что?!
  - На испуг. Когда Маугли боится, у него всегда так... вот.
  Эдор с шумом выдохнул.
  - Ничего себе, - пробормотал он, наконец, под нос и попросил, - а пусть он тогда обратно сядет? А то мне как-то... неудобно, честное слово!
  Я охотно велела Маугли сесть, и лягушонок снова втиснулся в свой уголок.
  - Это кто ж так поиздевался над мальчишкой? - поинтересовался мой гость после некоторого раздумья.
  - Ну, нашлись добрые люди, - неопределённо отозвалась я. - Теперь вопрос в том, что его надо как-то легализовать на Второй, потому что у него ничего нет. И один он в ближайшее время не выживет.
  - Ну, да, - задумчиво кивнул Эдор, опять что-то обдумывая.
  Я вспомнила, как была удивлена в нашу прошлую встречу, когда внезапно обнаружила, что под эпатажной внешностью ловеласа и прожигателя жизни скрывается очень умный, хладнокровный и расчётливый бизнесмен. Он и в прошлый раз помог мне только после того, как обдумал возможные выгоды для него самого. И в том, что, на самом деле, это была именно обоюдовыгодная сделка, я даже не сомневалась! Прижал ли он кого-то из конкурентов, или просто наступил на хвост, - но что-то он с этого получил. Несмотря на то, что обставил всё, как бескорыстную помощь.
  Вот и теперь, Эдор сидел и смотрел на Вайятху так, словно прикидывал, сколько кродов ему дадут за квадратный сантиметр уникальной шкурки бедного заморыша. Даже меня нервировало...
  - Так что там с легендами и мифами? Получилось? - поменяла я тему.
  - Ну да, конечно, получилось. Почему бы нет-то? - пробормотал мой гость, залез во внутренний карман своего пиджака и вынул несколько листков и карточку, которые протянул мне.
  - Угу, спасибо, - с благодарностью отозвалась я и принялась просматривать полученное.
  Тут была персональная карта гражданина Содружества, с правом проживать на любой планете; бумажный документ, подтверждающий рождение Маугли семнадцать лет назад на Терцоне, довольно удалённой планетке, в системе Омега-Тау. Ну, можно сказать, захолустье... Впрочем, это нам было только на руку. Ещё обнаружилось медицинское заключение о... психической нестабильности пациента, заверенное в Клинике болезней мозга мегаполиса Корайя Первой планеты!
  - А это зачем? - я с недоумением показала бумажку Эдору.
  - Ну, сделал на всякий случай, думал, не пригодится, однако, попал прямо в точку, - спокойно ответил он. - Ты сама на него посмотри, со стороны, и поймёшь. Его поведение никак нельзя назвать нормальным или адекватным. Когда - и если! - всё утрясётся, ты в любой момент сможешь потребовать повторного освидетельствования. Диагноз снимут. Только и всего! Зато пока тебе не придётся платить штрафы или вообще иметь дело со Службой поддержания порядка, если твоё... приобретение что-нибудь выкинет. Покажешь эту бумажку - и готово!
  Я не могла не признать, что это было очень разумно и дальновидно. Как именно поведёт себя лягушонок в будущем, знали только Вограны, так что...
  - Спасибо, Эдор! Мне как-то в голову не пришло...
  - Да пожалуйста, - ответил он, снова воззрившись на Вайятху.
  Я продолжила просматривать документы.
  Так, что тут ещё... Бумажный же вариант истории болезни... Где он только достал такой раритет?! И что тут у нас? Ого! Раз... два... три... четыре... семь! Семь коррекций за три года!! Ничего себе! И что же тут меняли?.. Таак, глаза... Нос... О, кожа!.. Руки... Ай да Эдор, ай да хитрюга! Ну, всё предусмотрел!.. А ведь и вправду, - почему я раньше не подумала об этом? Коррекция - этим можно многое объяснить! Конечно, не каждый день встречаются ненормальные, которые хотят себя изуродовать, но всё-таки... Кажется, даже есть такое неформальное течение, - что-то там про бунт против красоты...
  Отложив, наконец, бумажки, я от души поаплодировала Эдору.
  - Гениально! Замечательно! Для любого человека - готовое объяснение! Спасибо, спасибо, спасибо!
  В порыве восхищения я даже чмокнула гостя куда-то в щёку.
  - Потрясающе! Ну, теперь можно не бояться расспросов и замечаний... Кстати, а родственников обнаружиться не может?
  - Нет, - улыбаясь, как довольный кот, ответил криминальный тип. - Сирота он, это твоё чудо-юдо...
  - Отлично! - возрадовалась я ещё больше. - Значит, вообще можно жить спокойно...
  Ну, чувства чувствами, а денежные отношения ещё никто не отменял... Я взяла свою сумку, вынула кредит-карту и вопросительно посмотрела на Эдора.
  - Напомни, пожалуйста, номер, на который нужно переводить деньги!
  Продиктовав мне требуемое, гость вдруг спросил, как бы между прочим:
  - А что ты с ним дальше делать собираешься?
  - Ну, социализировать... Помочь адаптироваться к нашей жизни... Что же ещё?
  - Хм, думаешь, получится? - критически осведомился Эдор.
  - Надеюсь, - осторожно ответила я.
  - Это ты с Мирассы привезла такой... сувенирчик? - небрежно поинтересовался криминальный тип.
  - Узнавал? - парировала я.
  - Ой, тоже мне, тайна... - отмахнулся гость. - И откуда же ты там его выкопала?
  - Эдор, - начала я, собравшись с духом, - зачем тебе? Ты тоже хочешь получить себе проблему? Не стоит, честное слово. Это вовсе не весело, обременительно и, временами, неприятно.
  - Конечно, как скажешь, - блеснул он идеальными зубами. - Просто интересно... Он хоть говорить умеет?
  - Умеет.
  - Ну и хорошо... А то я уж засомневался. Ещё вопрос, можно?
  - Ну, давай, - с сомнением согласилась я.
  - Тебе же теперь наверняка костоломы понадобятся...
  - Кто?!
  - Ну, доктора, врачи... Не сама же ты будешь эту неведому зверушку исследовать и дрессировать. Так вот, у меня есть связи, если будет нужно, - обращайся.
  - С-спасибо, - удивлённо отозвалась я.
  С чего это вдруг такая щедрость?
  - Не люблю, когда так издеваются над кем-то, - поморщившись, пояснил "мачо", - особенно, над мужиками... Короче, обращайся!
  Я кивнула, а про себя подумала, что вряд ли воспользуюсь этим любезным приглашением. Хватит и фальшивых документов для Маугли.
  - Ну, дело сделано, можно бежать, - Эдор обманчиво-медлительно встал. - Ты тут жить останешься?
  Я уклончиво пожала плечами.
  - Как дела пойдут. Я же только вчера вернулась, пока не знаю. Там решу...
  - Угу, угу, - согласился гость и переместился к двери. - Ну, всего тебе, Жужелица... Не пропадай!
  - Спасибо, Эдор! - ответила я, старательно скрывая облегчение. Уж лучше как раз пропасть из его поля зрения... Конечно, деньги - достаточный повод для заинтересованности, но, чем я буду дальше, тем лучше.
  Нажав на кнопку "Запереть", вернулась в комнату. Заморыш метнулся ко мне из угла и обхватил мои колени руками. От неожиданности я пошатнулась и чуть не упала.
  - Маугли, ты что? Что с тобой? - я пыталась устоять перед этим неистовым напором и сохранить самообладание. Какого Вограна опять стряслось? Неужели кикиморыш так испугался Эдора? - Эй, да что случилось?!
  Лягушонок поднял ко мне бледно-палевое лицо и прерывающимся голосом попросил:
  - С-сагите, пожалуйста... Не продавайте меня этому сагату!
  Я, натурально, опешила. Какая продажа?!
  - Маугли, с чего ты решил, что я тебя продавать буду? Всё в порядке, я никому ничего не собиралась продавать!
  Но он продолжал лепетать, уткнувшись в мои колени:
  - Не продавайте... Только не ему, сагите! Пожалуйста!..
  Я, наконец, потеряла терпение, отодрала его от своих ног и строго сказала:
  - Маугли! Разве я не говорила, что не буду тебя продавать? Вообще никому! Ни этому сагату, ни какому-то другому! Я не буду тебя продавать вообще никому! Понимаешь? Ни-ко-му!
  Лягушонок, напряжённо смотревший на меня, непроизвольно всхлипнул.
  - У меня и в мыслях не было тебя продавать, и этот... сагат вовсе не просил об этом!
  - Сагите... но, если он попросит?..
  - Не беспокойся! - я погладила лягушонка по щеке. - Даже если он будет меня умолять об этом, я не продам! Доволен?
  - Спасибо, сагите, - прошептал кикиморыш и начал потихоньку зеленеть.
  Уф! Вот ещё трепетное создание, явно страдающее паранойей! Удружила мне, Линн, вот уж удружила! Чтоб ею Плорад завтракал, обедал и ужинал!! Мало того, что я с криминалом вынуждена была опять связаться, так теперь, чуть что, приходится откачивать её впечатлительного садовника...
  Я гладила замершего заморыша, пока он не перестал вздрагивать. Потом осторожно потянула вверх, заставляя встать и... столкнулась с проблемой, о которой опять уже успела забыть. Ох, Вограны всё побери, завтрак снова откладывается...
  - Маугли, пойдём со мной, - смиряясь, позвала я и направилась к ванной.
  Дальше - всё, как обычно. Душ, осторожные прикосновения к горячему, мокрому (для разнообразия) телу, радуга, скользящая по его лицу, груди, животу... Напряжение, которое нарастает, нарастает, нарастает, заставляя лягушонка уже не стонать, а вскрикивать... Невольно увлекаюсь, как всегда, - перестаю торопиться, мучаю кикиморыша, дразню его, отвлекаю. Любуюсь на всполохи красок, пробегающие по телу, которое я так ловко обманываю, обещая разрядку, но не давая её... Его глаза: лихорадочно-умоляющие, затуманенные... И, в первый раз за всё время, вырывающийся хриплый шёпот: "Сагите... Са-гиии-те... пожаа-луйста..." Ну уж нет! Я продолжаю ласки, старательно обходя те места, прикосновение к которым заставит его содрогнуться от так долго ожидаемого оргазма. Ещё не сейчас, не сейчас... Лягушонок, обессилев, сползает вниз, уже молча, но смотрит так, что я невольно начинаю чувствовать себя виноватой. Ну, ещё чуть-чуть, совсем немножко... О, Всевидящий, как же это красиво!.. Пожар затухает, последние искры пробегают по вздрагивающему телу, и его словно засыпает пеплом. Белесо-серым, всего лишь воспоминанием об отгоревшем пламени страсти.
  Вайятху с трудом садится, потом пытается встать, но его качает. Вот изнеженное создание... Но я всё равно горжусь тем, что довела его почти до полного изнеможения. Да, это смешно, и даже как-то по-детски, но я всё равно очень довольна. Мне ещё никого никогда не нравилось так ласкать, как это недоразумение, которое я теперь пытаюсь извлечь из душевой кабинки, но не получается. Может, оставить его пока здесь? Пусть посидит, наберётся сил.
  Предупредив лягушонка о том, чтобы он ещё какое-то время побыл тут, пока не придёт в себя, я пошла готовить завтрак, улыбаясь и напевая что-то под нос. Странно, но настроение поднялось, и всё теперь казалось просто замечательным: и небо, и город, и даже Эдор... Наложив еду в тарелки, совсем уже было собралась позвать заморыша, как вспомнила, что едим мы по отдельности, и села сама. Не смогла отказать себе в удовольствии - запила всё ещё одной чашечкой кофе, убрала посуду и заглянула в ванную, посмотреть, как дела у кикиморыша.
  Он обнаружился сидящим всё там же, в душевой кабинке, в накинутом на плечи полотенце. Голова опущена на колени. Сначала я встревожилась, но, наклонившись, обнаружила, что это недоразумение опять спит! Хотела разбудить, но раздумала: небось, промучился всю ночь, то плакал, то скучал, то ещё что-то... А секс на него всегда действовал, как лучший транквилизатор. Так что, пусть спит.
  Я тихонько прикрыла за собой дверь и направилась к вифону. Самое время вспомнить пароль, данный мне Линн для доступа к кибер-ассистенту её папаши. Если я не хочу и дальше иметь дело с криминальными и полукриминальными организациями, то мне надо искать какого-то неболтливого генетика, согласного провести анализы и дать заключение, но не задавать глупые вопросы, наподобие того, где я взяла это чудо-юдо? И где такие водятся? И кто его так уделал? И при этом, чтобы искомый генетик не побежал в Службу охраны порядка с криками о том, что к нему привели замученного гуманоида... В-общем, пора подключать папочку Линн!
  
  Прежде, чем сделать вызов, я, наконец, достала Хранитель памяти с Деоной и подключила к домашней сети. Вот теперь можно не опасаться, что что-нибудь ускользнёт от моего внимания. Если не сейчас, так позже, но я узнаю всё, что будет происходить с этого момента в моей квартирке. Конечно, хорошо было бы записать и разговор с Эдором, но вряд ли получилось бы. Помнится, в прошлый раз, после его визита, у меня вся аппаратура "оглохла" и "ослепла" на пару часов. И хорошо, что всего на пару! А то эти глушилки могут и вовсе вырубить... Скорее всего, он и сейчас был с чем-нибудь таким же за пазухой. Ну его, к диосам...
  А теперь посмотрим, насколько мои предположения относительно папочки Линн сбудутся... Я набрала номер, дождалась ответа и спокойно произнесла:
  - Доброго начала дня! Меня просили передать вам привет от Тамрии.
  Без малейшей заминки приятный женский голос сказал:
  - Спасибо. Я могу вам чем-то помочь?
  - Надеюсь, что да. Мне очень нужна консультация генетика, причём практикующего. Ещё необходимо найти лабораторию, в которой можно было бы сделать анализы, на предмет возможных генных модификаций и их исправления. Ну, и, собственно, само исправление...
  - Вам желательно, чтобы все процедуры были проведены здесь, или необходим перелёт на другую планету?
  - Лучше бы здесь. Хотя, в случае безвыходной ситуации, я готова и полетать...
  - Ваша просьба имеет ограничения во времени?
  - Да, мне бы побыстрее. Скажем, в течение трёх или пяти суток, максимум. - Да уж, нечего тут рассиживаться...
  - Эта консультация требуется лично вам? Или кому-то ещё?
  - Кому-то...
  - Понятно. На какую сумму вы рассчитываете?
  - Я не знаю, сколько стоят подобные услуги... Но, хотелось бы уложиться в рамки средней стоимости. И ещё одна просьба: генетик не должен быть связан со Службой охраны и порядка! Ещё лучше, если бы он недолюбливал её. И имел какие-то познания в физиологии и психологии гуманоидов...
  На последнем слове голос у меня невольно дрогнул. Сама лезу в пасть крокорауса...
  - Я поняла, - невозмутимо отозвалась моя собеседница. - Как можно связаться с вами?
  - По этому же номеру.
  - Хорошо, я перезвоню вам, как только получу всю требуемую информацию. Спасибо, что обратились ко мне.
  Ох, не за что! Главное, не пожалеть потом об этом...
  Под замедляющийся стук собственного сердца я отключилась. Ладони были влажными и скользкими. Ну, если эта железяка сейчас всё передаст туда, куда я думаю, то дальше возможны два варианта развития событий: или в ближайшее время мне пришлют список требуемых имён и адресов, или ко мне придут приятные ребята из соответствующих служб и увезут в Дом содержания преступивших закон... Конечно, шансы восемьдесят на двадцать в пользу первого варианта, но, всё-таки, полностью исключать второй нельзя...
  И Вайятху, в этом случае, тоже, скорее всего, придётся плохо. Вряд ли кто-то станет носиться с ним так, как я. И пока ещё разберутся, кто он и откуда. Вообще неизвестно, чем всё может закончиться... Впрочем, почему неизвестно? Очень даже известно! Приютом для душевнобольных, вот чем! Кому надо возиться с умственно неполноценным гуманоидом, принадлежащим к, Вограны знают какой, расе?..
  А, с другой стороны, какова альтернатива? Пойти на поклон к Эдору? Так с него станется воспользоваться результатами исследований Вайятху и попытаться их или продать, или самому применить, не дай Всевидящий... А если этот бизнесмен узнает все обстоятельства появления лягушонка здесь, на Второй, то ему вполне может прийти в голову ещё один милый вариант - продать Маугли обратно, его бывшему хозяину. То-то Альдор обрадуется!.. Нашлась потеря, и конец волнениям. Один укольчик, или как там у них это обставлено, и всё опять прекрасно!
  Я так погрузилась в свои фантазии, что почувствовала, как реально защемило сердце. Нет, такой расклад меня совершенно не устраивал! Надо думать, как обезопасить нас с заморышем.
  Конечно, предпочтительней было иметь дело с папашей Линн. Вроде, он был вполне вменяемым. Раньше. Правда, видела я его тоже нечасто за все годы нашей "дружбы" с его дочерью, поскольку он был перманентно занят своим бизнесом. Вообще, родитель подруги был незаурядной личностью: один из крупнейших предпринимателей в Союзе Трёх планет, владелец более чем пятидесяти предприятий в разных областях. Причём, его аппетиты давно уже переросли это объединение. Он активно искал выходы на рынки других систем, и даже замужество Линн должно было, в конечном счёте, служить его планам.
  Мирасса, - одно это название сулило соприкосновение с тайной! Какой простор для налаживания связей, при их почти полном отсутствии! Туризм, сельское хозяйство, промышленность - он мог мгновенно вписаться в любую отрасль и любой товарооборот, поскольку занимался бизнесом, практически, во всех направлениях. А если ещё добиться эксклюзивных прав на сотрудничество! Даже я понимала, что фокусы Линн могут очень сильно повредить интересам её отца. Вопрос состоял только в том, как именно он станет решать эту проблему...
  Каким бы образом дать ему знать, что мы с Маугли не представляем для него опасности? Что всё, что нам надо - это тихо-мирно перекантоваться до тех пор, пока Вайятху не сможет жить сам по себе, без моей активной помощи. А потом, если Всевидящий позволит, он сам решит, что будет делать дальше. Лишь бы никто не пытался его использовать в своих интересах. А это, кстати, первое, что приходит в голову, когда я пытаюсь встать на место папаши подруги. Лягушонок - обоюдоострый объект: им можно шантажировать как Альдора, так и самого родителя Линн, через дочь...
  Значит, надо как-то так его убедить в нашей благонадёжности, чтобы ничего подобного ему даже в голову не приходило! Если на нашей стороне не будет ни одного сильного игрока, мы обречены... Да, лучше просить о помощи того, кто сам заинтересован в сохранении тайны. Это, если не начинать думать о том, что ещё может случиться... Я понятия не имею, что выйдет из заморыша, в конце концов. И, думается мне, таких прецедентов у мирасских экспериментаторов тоже не было. Никому из "игрушек" не позволяли вырасти и повзрослеть. И тут я в первопроходцах! Что-то меня это эксклюзивное положение "пионера" начинает напрягать...
  В конце концов, я решила пожалеть свою голову и отложить не столь животрепещущие вопросы подальше, потому что имелись куда более насущные. Например, продадут мне дом или нет?! Уже два дня прошло с момента подачи заявки на покупку, а до сих пор в ответ тишина.
  - Деона, посмотри, пожалуйста, не было вызовов или сообщений от компании "Дом для вас"?
  - Нет, Тэш. Связаться с ними?
  - Да, причём прямо сейчас. Может, мне уже другой вариант искать пора...
  Через несколько секунд Деона проинформировала меня, что указанный номер на вызов не отвечает. Только этого мне и не хватало! Я попросила кибер-консультанта проверить все исходные данные, чтобы убедиться, что такая компания вообще есть, и дом был, а не приснился мне. Она проверила, сообщила, что всё соответствует действительности, указанные номера существуют, и снова позвонила им.
  На этот раз ответили! Только новости были, мягко говоря, нерадостные: кто-то опередил меня с заявкой на покупку. Правда, дом был до сих пор не оплачен, так что слабо трепыхалась надежда на смену настроения покупателя, и, соответственно, отказ от приобретения... Ну, резерв действителен до завтра, так что можно и подождать немного.
  Я переключилась на мысли о том, куда деть Вайятху на момент оформления документов, - мне ведь придётся лететь в офис. И только я дошла до светлой идеи снова сделать Деону нянькой, как мои размышления были прерваны сообщением: "У вас гость. Он находится прямо за дверью. Желаете впустить его?.."
  Я нервно подскочила. Да что ж это такое, к диосам?! Не успела появиться, как ко мне прямо паломничество началось! Подойдя к двери, опасливо ткнула в клавишу включения камеры перед входом и чуть не упала, потому что вот этого я точно не ожидала! Вернее, какой-то реакции, конечно, ожидала, но не личного визита! Что ж, если и требовались доказательства того, что пароль, данный мне Линн, вёл напрямую к её отцу, то я их получила, в полной мере: за моей дверью стоял не кто иной, как её папочка, собственной персоной!
  
  Глава двенадцатая.
  
  Оправившись от шока, я впустила господина Тароса Скросса, известного миллионера, бизнесмена и честолюбивого почётного гражданина нашего города, торопливо обдумывая, чем мне грозит его приход. Неужели явился наказать за авантюру, в которую я влезла по вине его доченьки?..
  Войдя, вечно занятый господин Скросс посмотрел на свой ручной хронометр и сказал:
  - Доброго дня, Тэш. У меня есть сорок минут, так что, давайте, не будем тратить их понапрасну.
  Я неуверенно кивнула.
  Папаша Линн уверенно прошёл прямо к дивану, расположился, мельком осмотрелся вокруг и сосредоточил своё внимание на мне. Сразу стало казаться, что я попала в сканер. Не каждому понравится, если его будут вот так рассматривать, как будто взвешивая и измеряя.
  С нашей последней встречи, которая состоялась более двух лет назад, в его офисе, он совсем не изменился. Дорогой бизнес-костюм, крепкая фигура, совершенно чёрные, без седины волосы, аккуратно уложенные в причёску, спокойные, внимательные серые глаза. Черты лица крупные, но ничуть не расплывшиеся. Если не знать, что дельцу уже за пятьдесят, нипочём не догадаешься! И манеры всё такие же: уверенные, властные.
  - Знаете, Тэш, я почти на сто процентов уверен, что вы меня ждали, - заявил, наконец, этот воротила бизнеса, изучив меня вдоль и поперёк.
  - Не ждала... Но надеялась, что вы уделите мне внимание, - осторожно ответила я.
  - Я уже сказал: сорок минут. Слушаю.
  - Ну, собственно... Тут вот какая история...
  И я принялась рассказывать. Со дня получения приглашения на Мирассу от Линн, до того момента, как Вайятху обнаружился в крышке контейнера. По возможности, я, конечно, фильтровала информацию. К чему, например, было Скроссу знать, что его дочь превращается в сексуальную маньячку, когда дело касается заморыша? Или что Вайятху, по сути, - умственно отсталый ребёнок, нуждающийся в няньке?.. Ну, и некоторые несущественные подробности я тоже опустила.
  Мой рассказ занял десять минут, ещё пять папаша подруги задавал уточняющие вопросы, а потом глубоко задумался. Я тоже затаилась, понимая, что наступает момент истины. Или он мне поможет, или... Вот о втором варианте развития событий думать совершенно не хотелось!
  - Тэш, помнится, вы любите кофе? Сварите мне, пожалуйста, чашечку, - вдруг попросил сторонник экспансии на новые рынки.
  Я охотно занялась готовкой, втайне радуясь, что могу отвлечься от разговора, который был таким... непростым. Хотя, если Скросс попросил кофе, значит, воевать со мной не собирается? Жаль, что нельзя заглянуть ему в голову...
  Поставив, наконец, перед ним чашку кофе с горкой пены, возвышающейся над краями, я подумала, добавила ещё сахарницу, потом салфетку, и попыталась непринуждённо усесться на стуле, вопросительно поглядывая на гостя. Отец Линн задумчиво сделал глоток, кивнул своим мыслям, добавил сахар и принялся помешивать напиток ложечкой. По квартире поплыл умопомрачительный аромат.
  Молчание затягивалось. Взгляд у крокорауса от предпринимательства был абсолютно отсутствующим, и мне казалось, что я слышу, как, с тихим постукиванием, падают на весы аргументы "за" и "против", которые он подсчитывал в своей голове. Ещё один счетовод, Вограны их всех побери! Наконец, занятие по арифметике окончилось, и я поняла, что сейчас меня ознакомят с результатами. Внутренне подобралась и почувствовала, что невольно стиснула зубы.
  - Мне хотелось бы сказать вам спасибо, Тэш, за вашу смелость и преданность, - начал папочка Линн, а я ещё крепче сжала челюсти, потому что прозвучало это, напротив, как констатация моей безнадёжной глупости и тупейшего упрямства. - Я догадываюсь, что ваша помощь Линн в таком деле не была полностью добровольной. И хочу извиниться за причинённые неудобства. Надеюсь, мы с вами сможем договориться о компенсации. Теперь о деле. Какие у вас планы, Тэш?
  - Согласно нашей договорённости с Линной, - обеспечить Вайятху уход, медицинскую помощь, помочь ему привыкнуть к жизни здесь, - невольно подстраиваясь под его манеру говорить, перечислила я.
  - Вы уверены, что хотите взвалить на себя такую ношу?
  - Больше некому, как видите... - Я пожала плечами. - Маугли остался совсем один, и я просто не могу бросить его.
  Почётный гражданин тяжело вздохнул, всем своим видом демонстрируя разочарование. Дескать, какую очевидную глупость я выбрала. Ну да, с его точки зрения, Приют для пациентов с нарушенной психикой - самое то. И за Вайятху присмотр будет, и опасности почти никакой... Только я так не поступлю, хоть дырку во мне просверлите взглядом.
  - Моя дочь пожертвовала всего лишь деньгами, а вы собираетесь пожертвовать достаточно большим отрезком своей жизни. Вы ведь понимаете, что ситуация не исправится прямо завтра? Что реабилитация вашего... гуманоида может занять несколько лет?
  Я кивнула.
  - Каприз Линн вряд ли заслуживает такого самопожертвования, - покачав головой, рассудительно заявил столп нашей экономики.
  Я и глазом не моргнула: такими вещами меня не проймёшь. Хотите изобразить мою помощь вашей дочери, как добровольное участие в некоей безделице, необязательной чепухе? Ну-ну, штандарт вам на башню...
  - Кстати, он ведь сейчас здесь? - осведомился родитель подруги.
  - Здесь, - подтвердила я. Какой смысл скрывать? Всё равно, рано или поздно, но они встретятся.
  - Тогда, по-видимому, это именно он смотрит на нас последние десять минут через ту щель? - и папаша Линн спокойно кивнул куда-то за мою спину.
  М-да, похоже, кикиморыш проснулся, но решил погодить с появлением на сцене. Вполне разумно... Тем не менее, предъявить его придётся.
  - Маугли! - позвала я, оборачиваясь. - Выйди сюда, пожалуйста!
  Точно, - дверь в ванную осторожно приоткрылась, и оттуда нерешительно выглянул один глаз. Потом, ещё более медленно, показалась голова, плечо и, наконец, весь лягушонок... О, Всевидящий! - опять напуганный! Ррррррр... Ну, это уже начинает нервировать всерьёз, честное слово!
  Сидящий на диване мегалозавр индустрии уставился на заморыша с каким-то странным выражением: на лице промелькнули удивление, недоумение, что-то вроде брезгливой жалости, досада и разочарование. Словно не удержавшись, он спросил:
  - Это вот... оно? Из-за него Линна заварила такую кашу?!
  Ну, что я могла ему на это сказать? Что у его дочери способность соображать отключается за ненадобностью, как только она видит Вайятху? Можно, конечно, но бессмысленно. Поэтому я ограничилась лаконичным: "Да".
  Крокораус покачал головой, словно сам себе не веря. Я его понимала: сама сначала не могла поверить... Впрочем, ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы взять свои эмоции под контроль и снова отхлебнуть кофе, как ни в чём не бывало.
  - Действительно, похоже, что генетики приложили руку к созданию этого... недоразумения.
  О, мы сошлись хоть в чём-то! Для меня Вайятху - тоже одно сплошное недоразумение.
  - Впрочем, это только делает ситуацию ещё более непростой, для нас обоих. Итак, давайте подведём итоги. Вы хотите оставить... беглеца у себя и попытаться исправить вред, который ему был причинён генными модификациями. Так?
  - Да.
  - И чего вы ожидаете от меня?
  - Помощи, - я старалась смотреть на него как можно увереннее. Как человек, ясно представляющий себе, чего он хочет.
  - А конкретнее? Что нужно этому... индивидууму, кроме анализов в лаборатории?
  - Отдельный загородный дом, флайер, медицинское обслуживание, средства на реабилитацию, консультации у генетика, хирурга, психолога. Это только самые необходимые специалисты. Что может понадобиться потом - пока не знаю. Ну, конечно, одежда, еда... Возможно, какое-нибудь дополнительное оборудование, но это станет известно только после посещения врачей. Пока всё, - чётко отрапортовала я.
  - Неплохо... Вы, действительно, подготовились к моему визиту, - прищурившись, констатировал господин Скросс. - Я подумаю над вашей просьбой. Не говорю, что собираюсь думать, выполнять её или нет, - продолжил он, заметив моё движение, - я имел в виду, что буду искать варианты её решения, удобные для нас обоих.
  Во время нашего разговора Маугли, вылинявший почти до полной бесцветности, потихоньку передвигался всё ближе и ближе ко мне, а, когда добрался, то тихонько стёк на пол, спрятавшись за стулом и прижавшись к моей ноге. Движитель экономики проследил за ним неприязненным взглядом, передёрнув плечами, - видимо, под впечатлением от некоторых деталей строения лягушонка. Что ж, и это мы проходили...
  - Можно ещё вопрос? - встряла я.
  - Насчёт компенсации тоже на надо беспокоиться, я помню, - отозвался промышленник и фермер, ставя на столик пустую чашку. Вот интересно, это у него само по себе так получается, или он подгадал: закончился кофе - закончился разговор...
  - Нет, я не об этом хотела спросить... Дело в том, что я нашла дом, но он, похоже, мне не достанется... Нельзя ли как-то повлиять на эту сделку? Просто он почти идеально подходит нам.
  - Передайте данные моему ассистенту, посмотрим.
  - Спасибо! - совершенно искренне сказала я. - Не представляю, как бы справилась без вас!
  - Никак, видимо, - прохладно отозвался крокораус, поднимаясь. - Всего доброго, Тэш. Да, кстати, из чего вы варите кофе? - вдруг осведомился он, притормозив у двери.
  Я назвала сорт, удивлённо хлопая глазами.
  - А молоко откуда берёте?
  Я и это объяснила.
  Финансовый воротила понимающе фыркнул:
  - Ах, да... Буйволицы... До свидания.
  Я почтительно попрощалась и с облегчением закрыла дверь. Уфф, кажется, можно жить дальше!
  Подойдя к дивану, с размаху плюхнулась на него. Что-то я устала после получасовых переговоров с мегалозавром от предпринимательства, как будто дисколёт вручную грузила... Ну, теперь можно расслабиться! Слава Всевидящему, господин Скросс решил, что помочь нам будет дешевле и выгоднее, чем утопить.
  А ведь я боялась, оказывается... Сама себе не отдавала в этом отчёта, но ужасно боялась! Всё-таки не хотелось идти в тюрьму, или на поселения... Эх, забыла совсем предупредить родителя Линн, что больше я ей помогать не намерена. Хватит, в самом деле! Я уже всерьёз рискую загреметь под фанфары в Дом содержания преступивших закон, а ей никто даже выговора не сделает! Нет уж, ну её к диосам... А то, в следующий раз, ей приспичит затеять что-нибудь глобальное и широкомасштабное, такое, что я, при всей своей изворотливости, прикрыть уже не смогу... Лучше предупредить сейчас, пока у них есть время принять это к сведению...
  Вайятху, наконец, отлип от ножки стула, за которую держался, как утопающий за соломинку, и опасливо спросил:
  - Сагите... этому сагату вы меня тоже не продадите?..
  Я закатила глаза.
  - Нет, не продам. Вот уж этому - точно никогда не продам, можешь не беспокоиться.
  - Он такой странный... - начал Маугли, подумав. - Кажется добрым, но, на самом деле, совсем не добрый.
  - А какой? Злой? - лениво спросила я.
  - И не злой... Он какой-то холодный, - озадаченно ответил заморыш, разглядывая напольное покрытие. - Как те камни, что летают в небе...
  - Метеориты? - уточнила я.
  - Да, сагите... Он такой же далёкий, как эти метариты, про которые вы говорили, и такой же равнодушный. Камень - и камень... Не ссорьтесь с ним, пожалуйста!
  - Ты боишься? - я приподнялась и наклонилась вперёд, чтобы видеть глаза лягушонка. Они были огромными, тёмными и переполненными тревогой.
  - Да, сагите, - тихо признался он. - Я боюсь... если этот сагат рассердится, он упадёт вам на голову, прямо с неба... И убьёт.
  Последние слова он произнёс шепотом. Признаюсь, меня впечатлила чувствительность Вайятху! Пожалуй, я и сама определила бы господина Скросса, надежду нашей экономики, как каменного идола. Чувств в нём точно было не больше, чем в камне. Но удивительно то, что заморыш, видевший его впервые в жизни, дал ему такую точную характеристику! Вот так кикиморыш, вот так заторможенный ребёнок... Однако, сюрпризы продолжаются!
  Я погладила его по голове и позвала пообедать, раз уж позавтракать у нас так и не получилось.
  Блюда остыли, пришлось всё разогревать заново. Маугли был под таким впечатлением от визита господина Скросса, что безропотно уселся за стол и даже начал есть, продолжая витать мыслями где-то вдали... Я тоже принялась обдумывать миллионера и благотворителя.
  "Бойся сильных мира сего, дары тебе приносящих", - я бы так охарактеризовала своё ощущение. Да, сейчас он мне поможет, в этом можно не сомневаться, но как долго продлится эта помощь? Не получится ли так, что, в какой-то момент, наши интересы разойдутся? И что в таком случае сделает папочка Линн?
  Эх, сдаётся мне, рано я расслабилась...
  - Деона, ничего интересного не происходило за время нашего разговора?
  - Было пять попыток взломать домашнюю сеть.
  - Оп-па... А почему ты мне об этом не сказала?
  - Потому что у тебя был очень непростой разговор, тебе требовалась максимальная концентрация.
  - Да уж... Спорить не буду, - проворчала я. - И что там... с попытками?
  - Ничего. Благополучно предотвратила.
  - Спасибо, Део, ты умница...
  - Я знаю, Тэш.
  Скромным это заявление назвать было нельзя, но и преуменьшить заслуги моего кибер-ассистента - тоже. Почему-то я была уверена, что если бы не она, то сейчас всю мою подноготную ворошила бы такая же умница, только не моя, а господина Скросса...
  - Део, а выдели-ка всю конфиденциальную информацию в отдельную корзинку и скопируй на носитель. Что там у меня есть... О, на кристалл Памяти! Ориентируйся на следующие слова и выражения...
  Пока я диктовала критерии отбора сведений, в голове одновременно крутились мысли о том, что, если родитель Линн захочет взяться за меня всерьёз, то и Деона не поможет. Значит надо срочно вывести информацию, которую ему знать необязательно, вообще из моей сети вон. Кристалл, конечно, менее ёмкий, чем Хранитель, ну, пока хватит, а там посмотрим. Как только эти сведения будут убраны, взломы будут уже не так страшны. Пусть себе ковыряются, главное, чтобы не заподозрили, что я в курсе их шалостей. Надо, пожалуй, наведаться в магазин последних новинок по ментопластике. Похоже, пора обновлять чип...
  Как выяснилось буквально час спустя, папочка Линн, и вправду, не привык зря терять время: мне позвонили из компании "Дом для вас" и радостно сообщили, что я могу хоть завтра посмотреть так понравившуюся мне недвижимость. Более того, в качестве персональной услуги, я могу там же и подписать документы, не приезжая в офис! Я слегка обалдела, потому что никогда ещё не сталкивалась с таким способом ведения дел. Вот что значат связи миллионера...
  Я поблагодарила за необыкновенную заботу и решила не тянуть с покупкой. Позвав лягушонка, ещё раз, вместе с ним, просмотрела все снимки комнаты на домашнем голограмматоре. Качество у него было, конечно, средненькое, но основные детали разглядеть вполне было возможно. А Вайятху так и вовсе был в полном восторге!
  Он несколько раз переспросил меня, правда ли это тот самый дом, в котором мы будем жить, и впал в восхищённый ступор, разглядывая каждую мелочь. Нечего и говорить, что с таким устройством он раньше не встречался, поэтому просто онемел на некоторое время... А когда я показала ему принцип управления картинкой, то лягушонок и вовсе выпал из реальности, заставляя каждую комнату вертеться и крутиться в самых немыслимых ракурсах. Я немножко посмотрела вместе с ним, но, когда он принялся изучать углы потолков, перевернув комнаты вверх ногами, я сдалась и оставила его наслаждаться видами в одиночестве. Главное для себя я уяснила: заморышу там понравится, ну, и мне будет замечательно!
  Домик был обставлен мебелью, по большей части даже нетрансформируемой, что особенно понравилось кикиморышу. Я не такой уж большой любитель антиквариата, но современная мебель смотрелась бы там негармонично. Да и сам дом был вовсе не новый: ему насчитывалось двести с лишком лет. Теперь уже так не строили, но для меня это было плюсом: больше похоже на прошлое обиталище Вайятху, и более привычная для него обстановка.
  Приняв решение, я начала паковать вещи, попутно выяснив, что их у меня скопилось намного больше, чем можно было уместить в чемоданы. Похоже, придётся арендовать грузовой флайер... а так и не скажешь - вроде, только самое необходимое.
  До назначенной на следующий день встречи у меня ещё была куча времени, которое я не хотела терять понапрасну. Дождавшись, когда Вайятху наиграется с голлограмматором, я принялась потихоньку готовить его к тому, что завтра улечу, а он должен будет остаться в квартире один, и не впасть в панику. Сначала лягушонок пришёл в ужас, но, когда я пообещала ему, что Деона будет его развлекать, он смирился (при этом у меня в голове раздался отчётливый вздох кибер-консультанта, что повергло меня в некоторый шок. Деона вздыхает?! Это то же самое, как если бы ваш аппарат для чистки одежды начал ворчать на вас за грязное бельё, или холодильная камера отказалась открывать дверцу, потому что вы на диете...). При этом я коварно напомнила, что у неё есть большой запас диомультов с разными интересными историями... (и велела мысленно кибер-консультанту использоваться только материалы, рассчитанные на нежный возраст, не старше шести лет). Мой навигатор (и нянька в одном лице), мученическим тоном сообщила, что таковых на пять-шесть часов моего отсутствия может и не хватить.
  В результате, я продолжала укладываться, Вайятху переключился на колорайтер комнаты, изучая стандартные программы расцветки стен, и все вместе мы принялись придумывать, чем же лягушонок будет заниматься в моё отсутствие... Остановились на голограмматоре, диомультах и коротких звонках мне, на которые я буду отвечать, если смогу. Основным и завершающим аргументом стало то, что ехать со мной заморыш боялся ещё больше, чем оставаться.
  До конца дня мы оба достигли значительных успехов в своих занятиях: я упаковала, практически, все свои вещи, а лягушонок сломал колорайтер, в результате чего все стены в квартире окрасились в разные цвета, причём, неоднородные. Далее, до самой ночи, я набрасывала в блокноте планы на различное возможное развитие событий, а кикиморыш развлекался тем, что, встав рядом со стенкой, пытался полностью слиться с ней, воспроизведя её окраску на своём теле. Очень даже небезуспешно... В отношении него выражение "слиться со стенкой" приобретало вполне себе буквальное значение.
  Прозвонивший за окном ужин уже не испугал заморыша, а пробудил любопытство: вместо того, чтобы нырнуть под стол, он выглянул в щёлочку, стараясь, чтобы диск-разносчик его не "заметил". Когда я объяснила, что делать это совершенно бессмысленно, поскольку "органы чувств" у робота иные, и занавеска для него препятствием не является, кикиморыш испугался, загрустил и снова ушёл под стол, видимо, размышлять о сложности мира...
  Во всяком случае, он не приставал ко мне, пока не пришло время ложиться спать, а тогда подполз к кровати и умильно попросился снова ко мне. Я удивилась, но не стала напоминать о нарушении запретов. Ну их, к Вогранам... Лучше потерплю ещё одну ночь, а там, глядишь, мы и переедем.
  Впущенный под одеяло лягушонок осторожно покрутился, выбирая наиболее удобное положение, и, наконец, подлез под мою руку, прижавшись ко мне всем телом. Я только усмехнулась его детским хитростям. Ну, хочет обниматься, так и сказал бы... В результате мы уснули почти одновременно, причём кикиморыш тихонько посапывал, уткнувшись носом в моё плечо, а его лапка устроилась у меня на талии. Я ещё успела задаться вопросом, как предыдущие хозяева заморыша расценили бы его поведение, и провалилась в сон.
  Утро началось с чьих-то голосов, что-то обсуждавших прямо у меня над ухом.
  - Рано ещё... Видишь, который час?
  - Я не понимаю, что такое "час"? На балконе уже светло, значит, пора вставать!
  - При чём здесь рассвет? Летом он вообще наступает в начале шестого часа, но это не значит, что люди должны спать по четыре-пять часов. Этого слишком мало, чтобы человеческий организм полноценно отдохнул.
  - Сагите Деона, это слишком сложные слова... Я знаю, что когда светло, надо вставать!
  - У вас на Мирассе в котором часу светало?
  - Н-не знаю...
  - Около семи часов по местному времени. Повторяю: ещё рано. Не надо будить Тэш.
  - Но я хотел показать ей... Это же так красиво! А то потом оно опять поменяется...
  - Ничего, ты сделаешь снова что-нибудь похожее.
  - Я не смогу, я не знаю, какие пуговки нажимал!
  - Я подскажу.
  - А вы что, запомнили?!
  - Конечно, - в голосе Деоны явственно прозвучала снисходительная небрежность.
  Что творится! Это недоразумение, похоже, скоро мне совсем консультанта очеловечит...
  - Что тут за ярмарка? - открывая один глаз, хмуро спросила я.
  - Сагите! - Лягушонок радостно подпрыгнул. - Посмотрите, сагите! Я хотел сделать что-то красивое, но получилось ещё лучше!
  Тут и я заметила, что стены моей многострадальной флэтки приобрели какую-то совершенно безумную расцветку: полосы розово-малинового чередовались с полосами бирюзово-голубого, причём, от потолка к полу оттенки становились всё ярче и темнее. Ох, что-то мне подсказывает, что надо съезжать отсюда, как можно быстрее, пока есть шанс отделаться только штрафом за поломанный колорайтер...
  - Сагите, вам нравится? - заморыш заглядывал мне в лицо сияющими зелёными блюдцами, и портить ему настроение ужасно не хотелось.
  - Дааааа... - протянула я. - Это просто... Слов нет! Как ты ухитрился это сделать?! Сколько тут живу, в голову не приходило, что такое вообще возможно...
  - Я уговорил её! - Ликующий лягушонок кивнул на белую коробочку колорайтера, скромно прилепившуюся к стене возле балконной двери.
  - Догадываюсь, что аргументы были убойными, - проворчала я себе под нос, - например, беспорядочное включение режимов...
  Попросив кикиморыша изобразить теперь что-нибудь спокойное и прочитав заодно ему лекцию о воздействии цветов на настроение, получила разочарованный вздох и грустный ответ:
  - Но ведь так сразу хотелось летать...
  Напомнила, что летать нам пока некогда, а вот готовиться к переезду - надо, и спокойные цвета, помогающие сосредоточиться - это как раз то, что требуется, а потом пошла умываться. Вернувшись, снова ахнула, потому что теперь полосы на стенах приобрели голубовато-сиреневый цвет, опять-таки, наращивая от потолка к полу глубину и интенсивность оттенков. М-дааа... Как бы меня не заставили новый колорайтер покупать.
  Хотя насчёт концентрации внимания я оказалась права: собрать мозги в кучку нужной высоты оказалось намного легче, чем обычно. Потягивая свой обязательный утренний кофе, я просматривала записи в блокноте, делая пометки к предстоящей встрече с агентом "Дома для вас", а Вайятху ждал своей очереди позавтракать, когда Деона сообщила мне мысленно, что опять началась атака на мою сеть.
  Вот, чтоб Вограны их побрали! Что за наглость?!
  - Део, кто? Можешь определить?
  - Нет, они хорошо концы прячут. Впрочем, и так можно догадаться: кто-то, очень заинтересованный в информации, хранящейся в твоей сети.
  Я хмыкнула. Тоже мне, ответ...
  - А почерк тот же самый, что и раньше?
  - Да.
  - Понятно...
  Кому ж так неймётся-то... Тут внезапно застонал лягушонок. Я наклонилась к нему:
  - Маугли? Что с тобой?
  - Голова, сагите... Сейчас лопнет... - Он сидел, сжав ладонями виски и страдальчески зажмурившись.
  Я мгновенно оказалась рядом.
  - Что случилось? Заболела внезапно?..
  - Да, - пробормотал он. - Ох, как больно...
  И вдруг приступ кончился: Вайятху открыл глаза, опустил руки и уставился куда-то в пространство, словно прислушиваясь к себе.
  - Прошло, - неуверенно сказал он.
  Я перевела дух и погладила его по холодной щеке.
  - Слава Всевидящему...
  - Тэш, я ликвидировала прорыв, - вклинилась Деона. - Они поменяли тактику: число атак резко возросло.
  - Что-то успели оставить? - переключилась я. - Или они забрали что-нибудь?
  - Оставить ничего не оставили, а вот список содержимого сети могли частично скопировать...
  - Ну и... пусть подавятся, - пробормотала я. - Ничего важного не найдут. Део, ты всё равно не расслабляйся, ладно? Вряд ли они успокоятся на достигнутом...
  Вайятху тем временем совсем оправился и начал жалобно поглядывать на стол, намекая, что земноводные тоже жаждут завтрака. Я, без всякого удовольствия уже, допила кофе и встала. Всё равно эти гады испортили настроение с утра... Придётся срочно озаботиться новым чипом.
  Пока я одевалась, Деона сообщила о новой атаке хакеров, а лягушонок свалился, в буквальном смысле, со стула, с новым приступом головной боли. Я и сама схватилась за означенную часть тела, не понимая, что происходит! И, наверное, ещё долго гадала бы, что происходит, если бы мне не подсказала Деона:
  - Тэш, похоже, Маугли реагирует на попытки взлома твоей сети.
  Я вытаращила глаза на заморыша, который в данный момент лежал на диване, свернувшись клубочком и закрыв глаза.
  - Ты хочешь сказать, что он чувствует нападения на тебя?!
  - Да.
  - Как?! Каким образом?!
  - Не знаю. Но у меня и раньше возникало ощущение, что он пытается общаться со мной ментально, как ты.
  - Но у меня дешифратор! А этот-то как ухитряется подключаться?!
  - Не знаю, Тэш. Говорю только то, что заметила.
  - Маугли, - осторожно позвала я, садясь рядом с ним на диван. - А как ты ощущаешь эту боль? На что она похожа?
  - Как будто что-то втыкают в голову, - слабо отозвался лягушонок после паузы. - Что-то острое и холодное... Только сначала оно было одно, а теперь их много-много стало...
  Я крепко задумалась. Что же это такое выходит? Недоразумение может одной "силой мысли" подключаться к носителям информации? Или только к искусственному интеллекту? Или что-то ещё?! Ох, ты ж... всё интереснее и интереснее...
  Время поджимало, мне пора было выходить, поэтому я мысленно поручила Вайятху Деоне, попросив её связываться со мной, как только в этом возникнет нужда, не взирая на то, занята я или нет. Похоже, то, что происходит с лягушонком сейчас, поважнее покупки дома будет. Ещё бы знать: это отмена лекарств на него так подействовала или какой-то неучтённый фактор? Мне всё больше и больше хотелось понять, каков же был исходный организм, который так безжалостно исковеркали. Мало того, что эмпат, судя по всему, так ещё и телепат?.. Ох, Всевидящий, что-то я начинаю бояться...
  Уговорив Маугли полежать и не вставать в ближайшее время, дав последние указания Деоне, я выскочила из квартиры и почти побежала к причалу. Времени оставалось уже в обрез. Хорошо, что свободный флайер обнаружился почти сразу, и я успела на встречу, буквально, минута в минуту.
  Агентом оказалась приятная молодая женщина, которая пригласила меня пересесть в её машину, и мы отправились к нашему будущему дому. В этом я уже почти не сомневалась. Дорога прошла под дружелюбную болтовню Шарды, - так мне представилась сотрудница компании "Дом для вас". Поняв, что я делиться сведениям о себе или своей жизни не собираюсь, она легко переключилась на собственный опыт и засыпала меня курьёзными историями из практики продаж. Через пять минут я уже хохотала, не в силах удержаться, над странностями, которыми изобиловали её клиенты: то им надо было непременно дом с видом на водоём, то мааааленький ангарчик в саду для личной космической яхты, то требовались соседи со специальным образованием... Так, под её весёлый голосок, мы и добрались незаметно до места.
  Когда флайер плавно пошёл вниз, на посадку, я уставилась в окно, совершенно забыв о собеседнице. К её чести, она вовсе не обиделась, а просто замолчала, давая мне время осмотреться. Даже машина предусмотрительно снизила скорость.
  Первое, что поразило меня, это обилие зелени. Я знала, что домик стоит на отшибе, но не предполагала, что вокруг вообще будет чаща! С высоты, на которой мы почти зависли, было хорошо видно, что единственная дорога, связывающая дом с остальным миром, проходила через густой зелёный массив, извиваясь, как потревоженная змея. По обе её стороны тянулись леса, и только позади домика, вдалеке, виднелась похожая крыша, утонувшая в море листвы. Но дорожка шла в противоположную сторону, значит, набегов соседей можно было ждать только с воздуха...
  Возле дома была оборудована площадка для флайера, причём, совсем не маленькая: при желании и мастерстве, туда можно было бы впихнуть и две машины. Наш летательный аппарат аккуратно опустился точно посередине, и наступила тишина. Открыв дверцу, я медленно вышла и замерла, - это было незабываемое чувство, что ты находишься где-то далеко-далеко от людей: шелестели деревья, где-то в кронах покрикивали птицы, потревоженные нашим появлением, и вся округа звенела от тихого треска проптов, как будто они сидели на каждой травинке... И казалось, что все проблемы остались в городе, никто до тебя здесь не доберётся. Обманчивое чувство заброшенности, с одной стороны, и защищённости, с другой, причём, одновременно.
  Агент терпеливо ждала, пока я налюбуюсь на двор, беседку, дорожку к дому, вымощенную настоящим камнем, цветы в стареньких, растрескавшихся вазонах и сам дом, возвышавшийся серо-зелёной неправильной массой, от двухэтажного главного здания до одноэтажных пристроек, лепящихся к центральному строению со всех сторон. Какая-то варварская, нерациональная архитектура, но это-то меня и завораживало!
  Я выросла во вполне современном доме, где главным достоинством была разумность, экономия и рациональность. Во всём. Мама была сторонницей движения за рациональное использование ресурсов, времени, денег и физических возможностей, так что... Площадь моей комнаты составляла всего лишь десять квадратных метров, комната родителей была немногим больше. У меня не было ни сестёр, ни братьев, потому что Первой грозило перенаселение, и мама горячо поддерживала призыв Совета планеты к ограничению рождаемости и прекращению притока эмигрантов с других планет.
  По этой же причине у нас не было собственного флайера (перерасход ресурсов), водного душа (излишняя роскошь), и вещи мы носили только из переработанного сырья, принципиально. У мамы была прекрасная фигура, на ней чудесно смотрелась любая тряпка, а вот я натерпелась, пока росла... Может, поэтому и прибилась в своё время к Линн, в надежде научиться быть свободной от запретов?..
  И теперь этот дом стал для меня настоящей воплотившейся мечтой: никакой экономии пространства, масса никому не нужных и неиспользуемых закоулков, нерационально широкие лестницы и двери, проходя в которые не нужно бояться стукнуться локтем, большая терраса, балкончик на втором этаже, - его не было видно отсюда, но я знала, что он там есть... Глядя на свой будущий дом, я вдруг поняла, что ничего не хотела так, как его! Рассматривая голограммы, я ухитрилась, незаметно для себя самой, влюбиться в него, в каждую половицу пола, в каждую трещинку на стене, в каждый кирпичик облицовки камина... И сейчас я просто забывала дышать, ступая по дорожке, как во сне... Это было непередаваемое чувство: найти наяву свою мечту.
  В таком же состоянии я шла по комнатам, узнавая их, и постоянно ловила себя "за руку", чтобы не гладить стены, или не опуститься на пол и не провести пальцами по ступенькам, не сунуть нос в камин, чтобы посмотреть, насколько он глубокий... Я любила этот дом, я уже считала его своим, и совершенно не собиралась отдавать кому бы то ни было!
  Требуемые документы были подписаны в рекордно короткий срок, я даже внимания не обратила на условия расторжения договора, потому что не представляла себе ситуации, в которой мне захотелось бы дом продать. А потом я буквально вытащила себя из полутёмной передней, - кажется, эта комната называлась именно так, - наружу, к флайеру, чтобы лететь обратно. Решено, - мы сегодня же переезжаем сюда! Даже если мне придётся бросить все вещи на старой квартире, и перебраться в том, что на мне. А лягушонку и вовсе голым...
  
  Покупка дома заняла всего два часа, намного меньше, чем я думала, поэтому, вернувшись в свою, без пяти минут бывшую, флэтку, нашла Маугли вовсе не соскучившимся, а наоборот, полностью поглощённым голограмматором, по которому заморыш изучал каких-то зверей.
  Ворвавшись, я любовалась на его отрешённую мордочку не больше секунды, после чего громогласно заявила:
  - Мы переезжаем! Прямо сейчас!
  Лягушонок подпрыгнул и уставился на меня, как на привидение:
  - Сагите?.. Вы уже вернулись?..
  - Да, и с прекрасными новостями, - ответила я, мечась по квартире и собирая чемоданы в одну большую груду около входа. - Маугли, одевайся! Деона, проверь сеть и отключайся, мы едем в новый дом!
  Заморыш, наконец-то, осознал причину переполоха и радостно засуетился. Буквально через двадцать минут багаж был вытащен за дверь, лягушонок засунут в комбинезон, я пробежалась по всем помещениям, проверяя, не забыли ли мы что-нибудь, и потом весь караван-сарай потянулся к причалу, где нас уже дожидался вызванный флайер. Я решила не брать сразу же всё, потому что возвращаться надо было в любом случае: предстояли переговоры с управляющим дома, и я заранее ёжилась, представляя, что мне скажут по поводу испорченного колорайтера...
  Только перед самой посадкой я вспомнила, что Маугли боится открытых пространств и высоты. Выругавшись про себя на свою забывчивость, велела ему зажмуриться и не открывать глаза. Доставила его к флайеру тем же манером, что и в прошлый раз, порывшись, нашла в чемодане какой-то шарфик и использовала его, как повязку на глаза, после чего мы оба с облегчением вздохнули.
  Перелёт занял около сорока минут, и я почувствовала, что моё сердце снова начинает биться чаще, как только впереди показалась островерхая крыша над зелёным морем сплошной растительности. Когда машина села, я вернула лягушонку возможность видеть и выпустила его наружу. Пока он испуганно разглядывал окрестности, прижавшись спиной к флайеру, я вывела багаж и оплатила перелёт. Затем мне пришлось отдирать кикиморыша от борта машины, которая не могла улететь, пока он стоял, вцепившись в дверцу мёртвой хваткой.
   Добившись того, чтобы заморыш держался за мою руку, я заставила его сделать несколько шагов по дорожке, и тут воздух позади нас задрожал, земля завибрировала, и кикиморыш в панике оглянулся как раз в тот момент, когда летательный аппарат плавно набирал высоту. Потом машина развернулась в воздухе и исчезла за кронами деревьев.
  - С-сагите... мы что, тоже так делали? - дрожащим голосом осведомился Маугли, тыча пальцем в небо.
  - Не волнуйся, - успокоила я его. - Мы не так, мы совсем низко...
  Лягушонок шмыгнул носом, но слегка успокоился.
  Надо будет как-то начать развивать его вестибулярный аппарат и готовить к перелётам, - отстранённо подумала я, не сводя глаз с дома, который высился прямо перед нами. Периодически подтаскивая заморыша за руку, я упорно шла по дорожке, прямо-таки физически ощущая, как он притягивает меня: мой дом. Наш дом.
  В прихожей было всё так же сумрачно, но я, не задерживаясь и не выпуская лапки кикиморыша, прошла дальше, не давая ему возможности застрять на пороге и начать задаваться вопросом, может ли он входить сразу за мной или должен выждать некоторое время (чтобы вы не подумали, что у меня такие шутки, могу сказать, что у нас с ним на самом деле состоялся такой разговор, только на тему может ли Вайятху пользоваться ванной сразу после меня, или это нанесёт мне несмываемое оскорбление. Помнится, лягушонок тогда довёл меня до трясучки, отстаивая постулат о необходимости пятнадцатиминутного перерыва между нами...). Наученная горьким опытом, я остановилась только посередине комнаты, обозначенной на плане, как гостиная.
  Отпущенный, наконец, на свободу Вайятху тут же принял свою излюбленную позу, опустившись на пол и прижавшись к моей ноге. Я машинально погладила его, чувствуя, как моё лицо расплывается в совершенно неконтролируемой счастливой улыбке. Всё, что было вокруг, мне ужасно нравилось. И отделанные деревом стены, и старая мебель, такая простая и красивая, одновременно: круглый стол, непрактично стоящий посредине комнаты, четыре стула вокруг, всё тоже деревянное, никакого пластика! Непонятный музыкальный инструмент, задвинутый в угол и накрытый чехлом, круглый крутящийся стул, на трёх ножках, перед ним. Какой-то высокий шкаф, наполненный посудой вместо одежды, с прозрачными, чуть мутноватыми стеклянными дверцами. Ещё один шкаф, с книгами - настоящими, пластиковыми, но с имитацией бумажных... Я только ахнула, увидев всё это богатство. Лягушонок обеспокоенно взглянул на меня снизу.
  - Сагите? Что-то случилось?..
  Я кивнула, не в состоянии говорить. Потом, откашлявшись, объяснила:
  - Не бойся, это что-то - очень хорошее... Я как будто попала в сказку. Придуманную специально для меня. Понимаешь? - Повела рукой вокруг себя. - Всё это - моя сказка...
  Лягушонок внимательно осмотрелся, потом опять взглянул на меня и спросил тихонько:
  - Сагите, а мне туда можно?
  - Куда, Маугли? - удивилась я.
  - В вашу сказку... - шепнул заморыш. - Вы возьмёте меня?..
  Я невольно почувствовала, как в груди опять что-то затрепетало. Стиснула зубы, прогоняя наваждение, и ответила:
  - Конечно. Если будешь себя хорошо вести!
  Кикиморыш торопливо закивал, а мне почему-то стало как-то не по себе, как будто я обманула ребёнка... Что ещё за напасть такая?! Мне только сюсюкать сейчас начать не хватало! Отогнав все лишние мысли, спросила:
  - Ну, что? Пойдём смотреть наш дом?
  Лягушонок кивнул, и физиономия у него стала такая предвкушающая, словно я ему пообещала подарок на конец года. Он уцепился за мою руку, и мы пошли.
  Дом оказался точно таким, как мы видели на снимках, даже ещё лучше. Самым современным помещением была кухня, на которой были и холодильная установка, и другая требуемая аппаратура, но. Ещё там была плита! Настоящая, работающая на топливных пакетах! Я такие раньше только на картинках видела... То-есть, она, конечно, давным-давно не работала, но стояла там, как памятник древней кулинарии! Я слегка впала в ступор, пытаясь понять, как мог сохраниться такой антиквариат, и что прежние хозяева с нею делали, но потом подумала, что, видимо, то-же самое, что буду делать с нею я: просто любовались. Позанимавшись этим какое-то время, мы пошли дальше.
  На первом этаже, кроме гостиной, прихожей и кухни, располагалась ещё одна комната - кабинет. Тоже обставленная старинной мебелью, почти нетрансформируемой, само собой, с большим деревянным столом и громоздким, но красивым креслом. А по стенам располагалось несколько экранов, трогательно декорированных под старинные картины. Я знала, что на них выводилась информация с систем безопасности дома и территории. Ну, видимо, именно здесь и будет моя берлога... Надо только поменять оборудование на более современное, и кресло тоже. Красота красотой, но удобство мне дороже...
  Спальни располагались на втором этаже, куда можно было попасть по винтовой лестнице, расположенной внутри одной из двух полукруглых "башенок", пристроенных к фасаду со стороны главного входа. Вторую занимал старинный подъёмник, работавший с таким скрипом и шумом, что я закаялась использовать его. Во всяком случае, до тех пор, пока не приглашу мастера, который сможет убедить меня в безопасности этого раритета...
  Двери всех помещений второго этажа выходили в "центральный холл", - так он был обозначен на плане. Меня эти слова завораживали одной своей несовременностью. Мало было сейчас квартир, которые могли похвастаться хоть каким-то "холлом", не то, чтобы центральным. Пожалуй, они оставались только в музеях, дворцах и таких вот загородных домах... Отчего я чувствовала себя ещё больше историческим персонажем.
  Предыдущим хозяевам эта комната, по-видимому, служила детской. В ней был настоящий склад из старых, подержанных игрушек, аккуратно сложенных в яркие большие коробки, в которых дети обычно хранят свои сокровища. Их наличие в доме почему-то рассматривалось агентством, как большой минус, и даже послужило поводом для небольшой скидки, но для меня оно было огромным дополнительным плюсом: используя эти игрушки, Вайятху мог восполнить многие пробелы в своём жизненном опыте. Если я правильно оценивала его развитие, он как раз подошёл к возрасту, когда мальчики начинают интересоваться конструкторами, машинками, роботами, действующими моделями техники и прочими вещами. И теперь у меня был прекрасный шанс предоставить ему игровую площадку, не потратив при этом ни крода.
  Спальни располагались симметрично по обеим сторонам холла, занимая большие "полубашенки", расположенные по бокам основного здания, и ещё часть центрального строения. Получалась какая-то древняя неэкономная архитектура, от которой у меня внутри всё пело: непонятные закуточки, неправильные контуры, странная форма комнат... Плюс, в правой спальне (если смотреть от лестницы) был ещё тот самый маленький балкончик, о котором я упоминала, а в левой, почему-то, не было.
  Конечно, я не могла удержаться от того, чтобы не выйти туда. Лягушонок пискнул, угадав моё намерение, и я отпустила его руку. Ладно, посмотрит потом, когда привыкнет, что здесь не нужно ничего бояться. С балкончика открывался отличный вид: стена леса невдалеке, прямо за оградой участка земли, относящегося к дому. Внизу - большой бассейн, облицованный мозаикой, с чистой, бирюзовой водой и парой кресел рядом. Вокруг - кусты, деревья, заросли цветов. Воздух над бассейном слегка подрагивал, выдавая наличие работающего защитного поля. Очень удобно, на самом деле: ни перепады температуры, ни ветер, ни дождь, в конце концов, не помешают мне плавать в любое время.
  Налюбовавшись, я вернулась в комнату и, глянув в перепуганные глаза заморыша, решила взять эту спальню себе, о чём тут же ему и сказала. Возражений, естественно, не последовало.
  Мы заглянули в левую спальню, которая была полностью идентична правой. Разница заключалась в отсутствии балкона и цветовой гамме отделки: у меня преобладали песочно-бежевые тона, а у Маугли - серо-голубые. Всё остальное - кровати, шкафы для одежды, зеркала, стулья - были похожи, как две капли воды. Разве что покрывала тоже были в цвет стен.
  Дополнительным приятным бонусом было наличие в каждой спальне собственного санузла, включающего не только банальные удобства, как можно догадаться, но и настоящую ванну. Лягушонок только захлопал глазами, увидев воочию эдакое бело-золотое чудо, а я ахнула от восторга. Она показалась мне даже большей, чем на снимках! Расточительность, похоже, была главной особенностью этого дома. Ну, с другой стороны, учитывая, что водоснабжение-то здесь своё, собственное, можно и побаловать себя. Пусть не каждый день, но всё-таки. Вот сегодня, например... Вдруг поймала себя на мысли, что очень хочется посмотреть на Маугли в этой посудине. Встряхнула головой, но мысль так и застряла...
  Для повседневного мытья имелся ещё небольшой душевой модуль, скромно задвинутый в угол. Вполне современный, но немного неуместный в такой ванной комнате. Я подумала, что надо будет сделать кое-какие перестройки. Потом, когда обживёмся и привыкнем, тогда... может быть.
  Когда мы снова вернулись в спальню, я спросила:
  - Ну, что? Нравится тебе твоя комната?
  Заморыш замер, оглядываясь.
  - Я буду тут жить, сагите? - спросил он несмело.
  - Угу.
  - Один?..
  - Угу.
  - А вы - в той комнате?
  - Угу.
  От вопроса к вопросу тон у него становился всё более унылым. Последний и вовсе прозвучал похоронно:
  - И спать я буду... один?
  Сдержав смешок, осведомилась:
  - А что? Тебе не нравится? Неуютная комната?
  - Хорошая комната.
  - Плохая кровать?
  В ответ взгляд, полный ужаса:
  - Мне не надо кровати!
  Ну вот, начинается.
  - Маугли, ты ведь спал уже на кровати? Со мной?
  - Да, но...
  - И тебе нравилось?
  - Да, но...
  - И я разрешила тебе спать на кровати?
  - Да, сагите, но...
  - Вот и привыкай спать, как все люди! А все люди спят на кроватях!
  - Да, но хороший Вайятху не спит на кровати, особенно один! Хороший Вайятху спит на полу! Я хочу быть очень хорошим Вайятху для вас!
  Подавив в очередной раз желание сообщить, что мне не нужен Вайятху, даже самый лучший, я смирилась с тем, что надо начинать с малого. Ну, хорошо хоть то, что постели здесь широкие, так что есть шанс выспаться, даже при наличии в этой самой постели одного несносного земноводного...
  - Ладно, пока мы отложим этот вопрос. Сегодня ты будешь спать со мной. Но в будущем тебе нужно будет привыкать ночевать одному!
  На сияющей мордочке лягушонка отчётливо читалось, что это самое "будущее" когда ещё наступит, а вот в мою кровать уже сегодня он пробрался. И, судя по всему, без боя завоёванных позиций не сдаст. М-да, может, я слишком быстро сдалась?..
  Закончив осмотр второго этажа, мы спустились в кухню, и тут обнаружилась первая накладка, о которой я не подумала: холодильная установка оказалась совершенно пустой! Срочно подключённая к местной сети Деона информировала меня, что ближайшее место, где мы могли бы заказать ужин, находилось от нас в пятнадцати минутах лёта. А заказ на продукты можно было разместить только в порядке очереди, и ждать надо было не менее трёх часов. Однако... Настоящее захолустье!
  Пожав плечами, я приняла это, как данность, и заказала ужин в предложенном ресторанчике "Сап и Саппора", выбрав из нехитрого списка блюд всё, что сочла съедобным. Нам ведь ещё и завтракать надо будет... А потом "встала" в очередь на заказ продуктов в ближайшем пункте доставки, наказав Деоне сообщить мне, как только подойдёт мой номер.
  Разобрав сумку с самыми необходимыми вещами, я начала готовиться к первому ночлегу на новом месте: проверила, не сломаны ли кровати, нашла постельное бельё (из натуральной ткани!), убедилась, что водопровод в порядке, и начала набирать ванну.
  Лягушонок таскался за мной хвостиком, пытаясь помогать, когда я его просила. Когда мы дошли до заполнения бело-золотой ёмкости для купания горячей водой, он просто прирос к бортику и даже не отреагировал на мой уход. Я добавила специальное моющее средство, а заморыш сидел и смотрел, как под струёй воды взбивается пена, распространяя запах лесных цветов.
  Я спустилась вниз, улыбаясь: кикиморыш, прилипший к ванне и заворожено созерцающий воду, производил неизгладимое впечатление! Это он ещё не знал, что ванна готовится для него... Как раз, когда я вошла в кухню, перед входной дверью опустился диск-разносчик и запиликал, вызывая меня. Забрав заказ и отпустив робота, я взяла поднос с едой и пошла к круглой беседке, стоявшей во дворе, рядом с дорожкой. Там, как и ожидалось, обнаружился небольшой столик, а вокруг него - деревянные сидения. Улыбнувшись, я крикнула:
  - Маугли! Эй, Маугли! Иди есть!
  Тут же в голове у меня отозвалась Део:
  - Он не слышит. Позвать его?
  - Ага, - согласилась я. - Скажи ему, пусть идёт ко мне сюда. Хочу поужинать на воздухе. Вечер-то какой! Просто великолепный!
  Через некоторое время в дверях возник силуэт заморыша, осторожно выглядывающего наружу. Я помахала ему рукой, подзывая. Поколебавшись, он робко сделал первый шаг, второй, третий... Видимо, уверившись, что кара небесная его не настигнет, Вайятху добрался до беседки, ошарашенный, судя по всему, своей смелостью.
  - Молодец, Маугли, - похвалила я его. - Ты хорошо всё сделал: я позвала, и ты пришёл! Очень хорошо!
  Несмело улыбнувшись, кикиморыш, сделал попытку сесть на пол, но места для этого было явно маловато, и он замер, не зная, как поступить.
  - На стул, только на стул, помнишь? - предостерегающим тоном сказала я, и приверженец традиций не рискнул со мной спорить.
  Тяжко вздохнув, он пристроил свой тощий зад на скамеечку и тоскливо посмотрел на еду. Я открыла поднос, вынула тарелки и спросила:
  - Будешь вместе со мной?
  Заморыш отчаянно замотал головой, и рот зажал для верности ладонью, как будто его намеревались кормить силком. Вот упрямое земноводное!.. Я, пожав плечами, принялась за еду, делая вид, что не замечаю его взглядов, бросаемых на меня исподтишка.
  - Маугли, что ты смотрел сегодня, пока я летала покупать дом?
  Он, нехотя, но покорно, принялся рассказывать что-то про животных, а я, слушая его вполуха, думала, что самое время искать программы начального обучения, причём, на дому. Пора всерьёз планировать образование кикиморыша и позаботиться о том, чтобы он смог кем-то стать в будущем. Пока я не представляла, в какой области он может найти себя, но собиралась выяснить это, как только он более-менее освоится. Если будет понятно направление, в котором надо двигаться, тогда станет ясно, чему его следует учить.
  А ещё нужно напомнить папаше Линн, что мне, по-прежнему, срочно нужны лаборатория и генетик. И ещё, наверное, консультация у хирурга, чтобы понять, как вытащить из желудка лягушонка ту дрянь, что ему поставили. И ещё комплекс упражнений, чтобы компенсировать его неравномерное физическое развитие. И ещё...
  Закончив ужин, я пододвинула тарелку Маугли и велела:
  - Ешь, а потом пойдём в ванную.
  Он явно собирался спросить, зачем, но, спохватившись, плотно сжал губы и принялся уминать за обе щеки индюшатину с картофелем по-деревенски. Вполне в духе окружающей обстановки!
  Деона сообщила мне, что ванна готова, вода набралась в нужном количестве, и кран закрылся. Когда мы поднялись на второй этаж, я велела заморышу раздеться и залезть в воду. Глаза у него тут же стали в два раза больше, но спорить он не решился и принялся сноровисто избавляться от своего комбинезона. Я, в который раз, отметила, что он стал намного энергичнее, чем в самом начале, когда обнаружился в контейнере. И движения стали увереннее, и координация лучше, хотя его по-прежнему иногда качало, и спотыкался он всё так же часто.
  Голый лягушонок осторожно влез в воду, и глаза у него стали ещё больше. Похоже, ванну он не принимал никогда. Даже странно, почему? Такие знатоки сексуальных игр, как озабоченные скробосы с Мирассы, не знали, как вода способствует раскрепощению? Что-то не верится мне...
  Ну, для начала я просто дала ему возможность привыкнуть, расслабиться и насмотреться на летающие вокруг него мыльные пузырьки. Потом немножко поиграла с ним, поплескав в лицо водой, потом пощекотала его, а потом принялась мыть, наслаждаясь уже вполне предсказуемыми побочными эффектами. Только в этот раз он реагировал как-то медленно, словно что-то постоянно отвлекало его. Возможно, всё дело было в ванне...
  Натирая заморыша очищающим маслом, я, одновременно, изучала его тело, отмечая, что он, определённо, поправился. Рёбра больше не выпирали, и, выгибаясь под моими руками, он демонстрировал игру мышц, а не подробности строения своего скелета. Даже щёки не казались больше такими впалыми.
  Я осторожно опускалась всё ниже и ниже, любуясь игрой цветов, вспыхивающих прямо под моими ладонями, разбегающихся от прикосновений пальцев, пульсирующих в такт его хриплому дыханию... Никогда и никто не отзывался так на мои ласки: безоглядно, до полного беспамятства, так что мне приходилось сдерживать себя, чтобы он не потерял сознание, в буквальном смысле!
  Доведя заморыша до полуобморока, я, наконец, сжалилась и позволила ему достичь пика, в результате чего пришлось его ловить, иначе бедняга просто захлебнулся бы, уйдя с головой под воду...
  Дождавшись, пока он отдышался и вернул себе природный цвет, я помогла ему встать, завернула в полотенце, довела до кровати и уложила. Ничего не попишешь, - пока недоразумение не привыкнет, придётся мне смириться с тем, что он будет спать рядом...
  Мимолётно коснувшись его лба губами, я прошептала ему на ухо:
  - Спи, я скоро приду.
  В ответ получила удовлетворённо-сонный вздох и вышла. Мне надо было ещё заказ на продукты сделать и самой помыться. Как раз, когда я спускалась по лестнице, Деона сообщила, что моя очередь на подходе. Старенький вифон в кабинете уже работал, так что мне нужно было только быстро ввести список, что я и сделала. Закончив, посидела в задумчивости и велела кибер-консультанту проверить тутошнюю сеть на предмет вредоносных устройств. Всё-таки, господин Скросс знал о подробностях сделки, и глупо было предполагать, что он постеснялся бы нашпиговать весь домик аппаратурой... Уф, похоже превращение в законченного параноика - это только вопрос времени!
  Дождавшись доклада от Деоны, что ничего лишнего не обнаружено, я, зевая, поплелась наверх, мечтая упасть и уснуть. Даже ванна уже не казалась такой привлекательной, как ещё два часа назад. Да Вограны с ней, обойдусь душем, по-походному...
  Так оно и вышло: быстро ополоснувшись, вытерлась, надела пижаму и собралась лечь. Лягушонок уже посапывал на своей половине кровати. Подумав, что надо прикрыть дверь, я подошла к ней и прислушалась: наше новое жилище жило какой-то своей, таинственной жизнью. Где-то что-то потрескивало, шуршало, даже как будто вздыхало... Улыбнувшись, я потянула за ручку и, с уютным скрипом, отгородилась от всего остального дома, оставшись в четырёх... нет, пардон, в шести стенах своей спальни.
  Нырнув под одеяло, с удовольствием вытянулась, предвкушая сон и ощущая, как приятно касается кожи ткань наволочки. Ничего общего с одноразовым бельём! Конечно, так гораздо больше расходов, но оно того стоит... Словно почувствовав моё присутствие, заморыш перекатился ближе и прижался, уткнувшись лбом в плечо. Эх, надо заканчивать с этой его практикой спанья голышом, завтра же закажу ему полный комплект одежды, - подумала я, ощущая, как горячее тело недвусмысленно трётся об меня. И это не просыпаясь даже! Вот маленький паршивец... Я-то надеялась, что ему на пару дней хватит, а тут даже часа не прошло! И как это понимать?
  Тем временем, заморыш, явно недовольный моей пассивностью, что-то забормотал во сне и попытался взгромоздиться на меня. Я поморщилась. Ну, уж нет! Ладно, раз опять приспичило - помогу, куда я денусь, но карабкаться на меня - уволь...
  Осторожно выползла из-под нетяжёлого тела, откинула одеяло и провела, чуть касаясь, по его напряжённому органу. Маугли застонал. Странно, мне показалось, что во сне его реакция ещё больше обострилась. Проверяя догадку, ещё раз погладила, потом ещё... Возбуждение, и вправду, нарастало просто-таки в геометрической прогрессии. В какой-то момент лягушонок проснулся, содрогнувшись всем телом от очередного прикосновения. Я не сразу заметила это, увлёкшись игрой с его телом, только когда он вдруг прошептал: "С-сагите...", до меня дошло, что кикиморыш уже не спит. Но, если его фокусы во сне были странными, то, что он сделал потом, было ещё более неожиданным для меня.
  Приподнявшись на локтях, он секунду смотрел мне в глаза, а потом резко качнулся вперёд и приник ко мне. Я не сразу даже поверила в то, что всё происходит на самом деле! Его губы, сухие и горячие, оказались неожиданно нежными, настойчивыми, трепетными... В голове мгновенно воцарился настоящий хаос. Да, целовался он просто волшебно! Не успев вовремя отстраниться, я оказалась в плену его прикосновений и поняла, что в этом аспекте Вайятху вовсе не ребёнок!
  Ничего невинного в его поцелуях не было, - наоборот, всего за несколько секунд ему удалось разжечь во мне огонь, которого я не ощущала ни разу за всё время, сколько ласкала его сама. Это было не просто неожиданно, это стало для меня шоком! Как если бы ребёнок, которого вы держали за руку, внезапно, прямо на ваших глазах, превратился во взрослого мужчину и принялся настаивать на близости с вами...
  Его поведение настолько поразило меня, что в какой-то момент мной овладела паника, такая же сильная, как и желание. Дёрнувшись, я отскочила назад и чуть не упала с кровати. Сердце билось, как обезумевший зверь в клетке. Лягушонок смотрел на меня, не отводя глаз, и с его лица постепенно уходило незнакомое мне выражение страсти и отрешённости одновременно, а ему на смену проступали испуг и недоумение. Пара мгновений - и вот, необыкновенный любовник исчез, а на его месте сидел перепуганный до икоты заморыш, с отпавшей челюстью.
  Я глубоко вздохнула, прогоняя наваждение, и сказала, стараясь, чтобы голос не дрожал:
  - Маугли, знаешь, лучше будет, если ты прямо сегодня начнёшь учиться спать один.
  Он шевельнул серыми губами, но не произнёс ни звука.
  - Пойдём, - решительно сказала я, вставая. - Заправим твою постель, и ты ляжешь там. Договорились?
  Он опустил голову и как-то затравленно кивнул, всё ещё молча. Не в состоянии даже смотреть на него после того, что случилось, я, не оглядываясь, вышла, пересекла холл и ворвалась во вторую спальню. Внутри всё бушевало, причём, я даже не могла понять, почему? Сердце никак не хотело успокаиваться, всё бухало и бухало, недоумение и злость нарастали, так что я с трудом сдерживалась. Какого Вограна с ним произошло?! Что опять, к диосам, тронулось в его голове, что он полез ко мне целоваться?!.
   Застилая кровать, я дёргала и швыряла постельные принадлежности, неудивительно, что, в конце концов, одеяло свалилось на пол. Я подняла его и бросила обратно. В этот момент в дверях появился Вайятху, какого-то грязно-белого цвета, вдобавок, дрожащий с головы до ног.
  - Ложись, - велела я.
  Всё так же, не оглядываясь, прошла к себе, захлопнула дверь и прислонилась к ней спиной. На душе было исключительно гадко, хотя почему - я никак не могла понять. Ведь должна, должна была понимать, что постельная игрушка - это тебе не плюшевый мишка, которого берут в кровать, чтобы просто обнять и заснуть. Что он должен уметь и знать многие вещи, которые мне даже не снились, о которых я слыхом не слыхивала... Почему же, когда он показал всего-то малюсенькую часть своих умений, мне стало так плохо?!.
  Не находя ответа, я обхватила плечи руками и принялась ходить по комнате туда и сюда, пытаясь успокоиться. Маугли не виноват, что он - то, что он есть, что из него сделали. Бессмысленно винить его в том, что попытался сделать то, что умеет лучше всего. Как там он сказал?.. "Хочу стать для вас самым лучшим Вайятху"? Вот, видимо, это он и пытался воплотить...
  Беда в том, что мне не нужен Вайятху. Ни лучший, ни хороший, ни средний, никакой. И если я не смогу объяснить это ему так, чтобы не напугать, не обидеть, не расстроить, то... лучше бы мне было не браться за его спасение вообще. Лучше было бы оставить Маугли на Мирассе, где он умер бы, но, возможно, так и не понял, что его предали. А сейчас выходило, что я говорила ему одно, а делала совсем другое. О, Всевидящий! Помоги мне, пожалуйста! Потому что сама я дров наломаю, как пить дать! Уже чувствую, что наломала... Так, ну, хотя бы это надо срочно исправить...
  Я вышла из своей спальни и решительно пошла к двери напротив.
  
  Глава тринадцатая.
  
  Постучав, перешагнула порог и остановилась. Конечно, он не лёг спать. Даже до кровати не добрался. Сгорбленная фигурка обнаружилась на полу, кажется, он и с места не сдвинулся после того, как я ушла. Всё такой же бесцветный, съёжившийся, дрожащий... Я почувствовала, как в груди начало уже не трепетать, а болеть.
  - Маугли, почему ты не ложишься? - я села рядом, положила руку ему на плечо.
  Лягушонок вздрогнул, подвигал лопатками, словно не решаясь выскользнуть из-под моей ладони, и спрятал лицо.
  - Ты замёрз? У тебя спина холодная... И волосы ещё влажные. Вставай, пойдём в постель, тебе надо согреться...
  Он начал всхлипывать, сначала тихонько, потом всё громче и громче, - минуты не прошло, как у него началась полноценная истерика!
  Я побежала вниз, к нераспакованным ещё чемоданам, искать лекарства. Нашла успокоительное, взлетела наверх, заставила заморыша принять пару таблеток, потом перетащила его в свою кровать, закутала в одеяло, легла рядом, обняла и принялась баюкать, как маленького. Очень нескоро рыдания затихли, и ещё долго потом он судорожно вздыхал и всхлипывал. Хорошо хоть, не пытался высвободиться из моих рук или уйти в свою спальню...
  - Маугли, - заговорила я, когда убедилась, что он уже способен воспринимать слова, - мне кажется, что мы опять с тобой что-то напутали. Как ты думаешь?
  Кикиморыш шмыгнул носом и насторожился.
  - Вот смотри: я не знала, что ты можешь начать целоваться, если я буду трогать тебя во сне. Если бы знала, то сначала разбудила бы. А что ты подумал?
  В ответ горестное сопение.
  - Маугли, расскажи мне, что, по-твоему, произошло?
  - Сагите... Я не... Вы не... Просто я так вот...
  Дождавшись, пока поток междометий иссякнет, я лишний раз убедилась в том, что лягушонок пока не превратился в неуправляемое животное, и контролировать его порывы мне, всё-таки, по силам. А потом начала выяснять, что же произошло. В результате, спать мы улеглись вообще под утро, но инцидент был исчерпан.
  Я поняла, что Маугли занесло, потому что он перепутал сон с явью. Как он признался, ему и снилось всё то же самое: как будто я ласкаю его. Только вот в снах кикиморыш был куда смелее, поэтому и попытался сделать то, что, как выяснилось, ему давно уже хотелось... М-даааа. А тут оказалось, что я против, да ещё и настолько, что сначала отпрыгнула от него, как от прокажённого, а потом и вовсе выгнала из своей спальни. Само собой, кикиморыш перепугался до смерти и впал в натуральный ступор, решив, что натворил что-то непоправимое...
  Хорошо, что я вернулась почти сразу, не то, боюсь даже представить, что бы он накрутил себе, скажем, к утру... С него сталось бы помереть от горя прямо там, на полу. Лишний раз отвесив себе мысленно подзатыльник, я вспомнила, что отказ от секса - чуть ли не единственное наказание в чистом виде, практиковавшееся хозяевами Вайятху. Вограны всё побери! И так-то всё сложно, тут даже головной болью, если что, не отговоришься... Надо искать новые схемы этих самых взаимоотношений, причём, видимо, сначала обо всем договариваться. О, Всевидящий! Что же это такое? Чем больше проблем решаешь, тем больше их наваливается!
  Для начала объяснила Маугли, что я не против экспериментов, но прошу, чтобы он перед тем, как их воплощать, спрашивал, а хочу ли я этого. Для наглядности привела пример на тему укусов. Рассказала, что некоторым в постели очень нравится кусаться, но если не предупредить об этом партнёра заранее, можно получить по физиономии. В качестве примера несильно укусила заморыша за ухо, для наглядности. Он от неожиданности вскрикнул, потрясённо уставился на меня и... начал приобретать лиловый оттенок! Таак, что-то я опять не угадала с иллюстрацией... Ну, почему его всё возбуждает-то, а?! Я же совершенно обратной реакции добивалась!
  Смущаясь и лиловея всё сильнее, самое большое недоразумение моей жизни прошептало:
  - Сагите... а что делать, если мне нравится?.. Притворяться, что я всё равно не хочу, чтобы вы так делали?..
  Зарррррраза зелёная! Я покачала головой и ответила:
  - Нет уж, лучше говори правду... А тебе нравится?
  - Да, сагите... Мне очень, очень нравится... За ухо, и за шею, и в плечо, и за пальцы, и за...
  К концу перечня заморыш был уже мечтательно-синим, а я - малиновой. Нет, вообще-то, ханжой меня никто не считал, но некоторые из перечисленных мест мне бы и в голову не пришли, даже чисто теоретически... У кого-то из Кальтари была весьма буйная фантазия!
  Понятно, что наговорившись об этом, кикиморыш тут же захотел практики, о чём и поведал мне бесхитростно и прямо. И я, обговорив предварительно все спорные пункты, этой самой практикой и занялась... Лишь бы никаких поцелуев! Ну их, к Вогранам.
  
  Следующий день принёс кучу новостей: Деона сообщила, что от господина Скросса пришёл список имён и адресов специалистов, к которым мы могли бы обратиться по различным медицинским вопросам; два раза звонил Эдор (вот уж кого мне точно слышать не хотелось!), и меня искали трое сокурсников из Университета. Да, через две недели начинаются занятия, пора втягиваться в обычный режим... Вот только как вписать туда ещё и Вайятху?..
  Поблагодарив Деону, я собралась пойти умыться, а потом, вспомнив, что у меня теперь есть свой собственный бассейн, радостная помчалась туда поплавать. Погода была прохладная, но защитное поле позволяло принимать водные процедуры, не заботясь о температуре окружающей среды, так что я не расстроилась. Наплававшись вдоволь, почувствовала, что мне ужасно этого не хватало: одновременно с физической усталостью, пришло внутреннее успокоение: всё будет хорошо, так или иначе, сейчас или позже, но всё будет хорошо!
  Вдохновлённая этой мыслью, я постояла под аркой автоматической сушки и вернулась в дом. Подумав, поставила разогревать завтрак, а потом попросила Деону разбудить зелёного соню, который продолжал дрыхнуть без зазрения совести. Через пять минут вниз сполз отчаянно зевающий Маугли и, глядя на меня одним глазом, попытался прочесть что-то вроде утренней мантры Вайятху: я так поняла, что эту тираду он должен был произносить каждый раз, когда господину приходила в голову блажь ночевать вместе с лягушонком. А то ведь он мог и уйти спать к себе или к своей госпоже...
  Попытки просветить меня, как он счастлив тем обстоятельством, что я до утра остаюсь рядом, кикиморыш делал и раньше, но у меня никогда не хватало терпения дослушать до конца. И сейчас я прервала его уже на второй благодарственной фразе и отправила умываться. Лягушонок сообщил, что уже умылся, и собрался продолжить свой спич. Тогда я коварно предложила ему пойти поплавать, напомнив, что плескаться в ванне ему понравилось. Тут на меня уставились уже оба глаза, и заморыш сбился с мысли о своём неземном счастии. Поколебавшись, он робко спросил, плавала ли я сама. Наученная горьким опытом, я, не моргнув глазом, ответила, что ещё нет, и позвала его составить мне компанию.
  Доведённый за руку до бассейна, Маугли затормозил, и на его физиономии явственно выразилось, что он погорячился и срочно ищет повод от процедуры отказаться. Не тут-то было! Я, пользуясь тем, что всё ещё была в купальном костюме, потащила его прямиком в воду, не слушая возражений. Ванна ванной, но так много воды сразу напугало заморыша, и он сделал попытку остаться на бортике. Пришлось стянуть его вниз, а потом удерживать силой на мелководье, уговаривая не бояться.
  В результате, после пятнадцати минут стараний, кикиморыш рискнул сделать первый шаг по дну бассейна. Мысленно я себе поаплодировала. Второй шаг дался чуть легче, а потом я принялась учить его ложиться на воду, не боясь утонуть. Причём, никаких вспомогательных средств у меня не было, пришлось изобретать всё на ходу. Сначала Маугли держался за бортик, потом за меня, потом я поддерживала его... Время пролетело незаметно, и, когда Деона сообщила мне уже в четвёртый раз, что пора завтракать, я почувствовала, что всерьёз проголодалась.
  Повернувшись к лягушонку, который расхрабрился настолько, что пытался убежать от меня, преодолевая сопротивление воды, я открыла рот, чтобы сказать, что на сегодня водные процедуры закончены, как вдруг улыбка на лице у Маугли сменилась выражением ужаса, а сам он начал стремительно сереть. Я мгновенно обернулась и остолбенела: прямо на краю бассейна, над нашими головами, возвышалась знакомая широкоплечая фигура Эдора.
  Я вытаращилась на него, открыв рот и не сразу сообразив, что делать. Неприятные мысли, одна за другой, атаковали сознание: как он здесь оказался? Почему меня не предупредила Деона? Один он здесь, или в доме уже полно его людей? Что, к Вогранам, вообще происходит?!
  - Ты?! - не сдержавшись, спросила я и спохватилась, запоздало попытавшись изобразить дружелюбную улыбку, хотя больше всего хотелось запустить в него чем-нибудь тяжёлым. - Почему ты здесь? Каким образом?..
  - Прилетел, - усмехнувшись, бархатным баритоном проинформировал меня торговец всякой нелегальщиной и... принялся раздеваться!
  Я смотрела на него, уронив куда-то в бассейн нижнюю челюсть, просто не в состоянии поверить, что всё происходит на самом деле: криминальный элемент весьма элегантно и умело избавился от рубахи, потом от штанов, которые улетели куда-то в сторону, потом туда же были заброшены туфли. Слава Всевидящему, хоть плавки на нём остались! Честное слово, в какой-то момент мне показалось, что Эдор решил присоединиться к нам нагишом, как заморыш...
  - Чудесная идея - поплавать перед завтраком, - сообщил этот ненормальный контрабандист и прямо с бортика сиганул в воду.
  На нас с Маугли обрушился столб воды, после чего мы дружно начали кашлять и вытирать лица. Я чувствовала себя полной дурой. Даже не так: полной, испуганной и злой дурой!
  Почему Эдор припёрся внезапно в мой новый дом, без предупреждения, да ещё и полез в бассейн?! Поглядывая краем глаза на двери в дом, я подсознательно ждала, что вот-вот оттуда появятся подсобные ребята мачо и сердцееда, но никого не было. Решив, что, видимо, мой криминальный знакомый появился здесь в одиночестве, я сделала логичный, но неутешительный вывод: ловелас что-то пронюхал и явился заключить со мной сделку. Или шантажировать меня. Иллюзий насчёт его морального облика я не питала...
  Дождавшись, пока безбашенный красавчик вынырнет, я направилась к нему, бросив тихо заморышу:
  - Оставайся пока здесь. Никуда не уходи, ничего не бойся, просто стой на месте. Понял?
  Совершенно бесцветный кикиморыш молча кивнул и вцепился мёртвой хваткой в поручень лесенки, ведущей наверх.
  Я быстро доплыла до контрабандиста, который нырял в самой глубокой части бассейна, напоминая дельфина своими сильными отточенными движениями, и спросила, стараясь говорить спокойно, небрежно и чуть-чуть насмешливо:
  - Так что стряслось, Эдор? Только не говори, что просто захотелось искупаться!
  - Ладно, не скажу, - пожал он бронзовыми плечами и окинул меня раздевающе-оценивающим взглядом. Выставив мне где-то в уме оценку, он видимо, счёл её достаточно высокой, чтобы продолжить общаться.
  - Хотел поздравить тебя с приобретением, - фыркнул незваный гость, ложась на спину и демонстрируя мне плоский живот и безукоризненные длинные ноги.
  Я в ответ хмыкнула:
  - Только вчера подписала документы... Как ты узнал?
  - О, тут такая история, - томно протянул он, закатив глаза, - вообще-то, этот домик я присмотрел для себя. И вдруг мне вчера устраивают облом по полной программе и, мягко выражаясь, шлют в даль туманную, со всеми моими правами первой брони... Ну, конечно, мне стало интересно, кто же этот счастливчик, который смог настолько заинтересовать агентство. Вот я и начал наводить справки. И, о чудо! Этой счастливицей оказалась ты! Неожиданно, правда?
  Я поперхнулась и закашлялась, сделав вид, что случайно хлебнула воды из бассейна.
  Вот это номер... Я отбила домик у Эдора?! Нет, я не сомневалась, что связи господина Скросса куда обширнее, чем у какого-то контрабандиста, и папаше Линн даже в голову не пришло поинтересоваться, кто же тот неизвестный покупатель, который перебежал мне дорожку. Но каково совпадение! Что-то меня это начинало напрягать... Опять Эдор.
  - Извини, - сказала я, наконец, мило улыбнувшись, - даже не представляла, что на этот дом были виды именно у тебя!
  - А если бы знала, то что? - поинтересовался соблазнитель и счётная машина в одной упаковке. - Уступила бы?
  Я отрицательно покачала головой. Нет уж! Этот дом должен был стать моим. И точка!
  - Так я и подумал, - вздохнул Эдор и снова перевернулся на живот. - Много переплатила? - совершенно по-деловому поинтересовался он.
  - Не очень, - осторожно ответила я.
  В ответ эта контрабандистская физиономия вдруг принялась хихикать, пока откровенно не заржала, как будто я рассказала неприличный анекдот. Мне оставалось только в недоумении наблюдать за его приступом веселья.
  - "Не очень"... ой, не могу... - простонал он, наконец, на несколько секунд ушёл под воду, потом вынырнул, откинул волосы с лица и интимным тоном продолжил, - всего-навсего постоянное место в Совете крупнейших торговцев недвижимостью для хозяина агентства...
  - Что? - поразилась я. - Постоянное место?! За один этот домик?
  Воистину, тут было чему удивляться! За право получить голос в Совете шла постоянная борьба между риэлторами всех трёх планет, и пролезть туда без драки было совершенно невозможно, разве что, совершить беспрецедентный поступок: бесплатно построить квартал в городе, или отправить несколько десятков грузовых дисколётов со строительными материалами на планету, где население пострадало от песчаной бури... В принципе, почти все члены Совета что-нибудь подобное, в своё время, и сделали. Но, чтобы вот так, всего за одну сделку... Да, я осознала, что у Эдора шансов не было - за такой куш хозяин агентства не только бронь аннулировал бы, но и уже проданный домик вырвал обратно, прямо из глотки клиента... Хотя тяжело поверить, что господин Скросс настолько близко принял к сердцу мою просьбу, чтобы подключить такие связи для её исполнения...
  - А ты не знала, чем соблазнила руководство "Дома для вас"? - ехидно поинтересовался торговец нелегальными товарами.
  Я в ответ только вздохнула:
  - Да хватит уже. Ты же понимаешь, что провернуть подобную сделку мне было бы не по силам!
  - Догадываюсь, - промурлыкал неотразимый мачо, - поэтому и заехал лично поговорить. Очень захотелось узнать, что тут происходит?
  Я хмыкнула. Меня, как ни странно, мучил точно такой же вопрос: что сейчас, у меня на глазах, происходит?
  Правильно истолковав моё молчание, упомянутый контрабандист начал излагать:
  - Поставь себя на моё место. Ты появляешься на горизонте с пустяковой такой просьбой: срочно сделать документы на парня, от которого за версту несёт нелегальным проникновением и нечеловеческим происхождением. Причём, тащишь ты его не откуда-нибудь, а с Мирассы, этого заповедного местечка, где не ступала нога такого, как я...
  - Да ладно! - не удержавшись, перебила я его. - Хочешь сказать, что на Мирассе нет контрабандистов?
  - Не-а, - энергично помотал головой соблазнитель. - Ни од-но-го! Закрытая зона, всех проверяют и перепроверяют... Но вернёмся к нашей проблемке. Ты ухитрилась притащить оттуда даже не что-то, а кого-то, причём, нелегально, что у меня, как у профессионала, не может не вызвать восхищения.
  Я только поджала губы. Тоже мне, нашёл повод для комплимента...
  - Пойдём дальше. Ты вторично появляешься на моём горизонте, буквально день спустя, и виртуозно перехватываешь у меня из-под носа почти купленный мной дом. И помогает тебе в этом не кто-нибудь, а... скажем, господин на букву "С". М-да. Ну, я обучен писать и считать, поэтому, путём наведения некоторых справок, узнаю, что на Мирассе ты была в гостях у подруги, которая является ни кем иным, как дочерью господина "С"! Становится всё интереснее и интереснее, правда? И вот, сделав совершенно логичные умозаключения, я прихожу к выводу, что ты привезла кого-то, переданного тебе твоей подругой. И она же помогла тебе вывезти его с Мирассы. Так? Ну и, поскольку вышеупомянутый господин "С" тебе помогает, я прихожу к выводу, что ты действуешь по инициативе и в интересах этой самой подруги. Пока всё правильно?
  Эдор наклонил голову набок, глядя на меня прищуренными чёрными глазами, в которых читался азарт. Вот ещё, охотничий пёс на мою голову!
  - Идём ещё дальше, - как ни в чём не бывало, продолжил искуситель-пройдоха, не дождавшись от меня ни звука. - Думаю, можно смело предположить, что у твоей подруги были или могут быть серьёзные проблемы с законом из-за этого... - он выразительно кивнул в сторону замершего у стенки заморыша, - значит, здесь есть поле деятельности даже для такой мелкой сошки, как я, который ходит по грани клинка во взаимоотношениях с любыми законами. Кроме того, знакомство с таким уважаемым гражданином, как "С", и помощь ему тоже обещают много полезного и интересного в будущем. Так что - я здесь.
  - Зачем? - не удержавшись, спросила я. - если тебе нужен господин "С", так и... лети к нему.
  - Ну, Жужелица, - с лёгкой укоризной сказал красавчик и даже пальцем мне погрозил. - Не надо меня недооценивать. И делать из меня идиота тоже не надо.
  - И не думала, - заверила я его. - Но помочь тебе в твоих делах я ничем не могу. У меня лично нет ни связей, ни денег, ни возможностей.
  - Но всё это у тебя вполне может появиться, - заявил торговец, - особенно, если ты этого захочешь.
  Я внимательно посмотрела на него. На что он рассчитывает? Что сможет, в случае чего, противостоять Скроссу? Ну, не настолько же он дурак! Скорее, я бы сказала, что Эдор надеется потихоньку, аккуратно отщипывать кусочки от пирога папашки Линн. Так, по мелочам, а там видно будет... Ведь даже просто попасть в поле зрения такого крупного бизнесмена - неслыханная удача. Конечно, вряд ли родитель подруги стал бы пачкать репутацию знакомством с нелегальным бизнесменом, но тут особый случай... Линн крупно подставилась, и ради её безопасности, а также возможных планов по развитию бизнеса с Альдором, господин Скросс реально мог стать более сговорчивым и менее разборчивым... Вот только мне что за радость с их возможных отношений?
  С другой стороны, пойди всё не так, я в противовесы папочке Линн никак не гожусь, да и Эдор, конечно, не ферзь. Но вместе мы, всё-таки, будем составлять что-то более весомое, чем по отдельности. Вот только надо ли мне лезть туда, где я и Вайятху станем всего лишь разменной монетой? А с третьей стороны - контрабандист уже знает достаточно много, чтобы от него можно было просто отмахнуться и забыть. Так что же делать?..
  В задумчивости я смотрела на идеал любой женщины, демонстрирующий себя со всех сторон. Собственно, почему бы и не посмотреть, если показывают... В голову пришла смешная мысль: а ведь Эдор и себя продаст, если что. Для него возможная выгода от гипотетической сделки со Скроссом того стоит.
  - Знаешь, - медленно начала я, - ты затеваешь игру, в которую я не готова играть и не хочу. Всё, что мне нужно - это спокойствие и возможность жить дальше, как я привыкла. Учиться, работать, самой выбирать то, что мне нравится. Извини, но закулисные интриги - не моя сильная сторона. И ничто, из перечисленного тобой, меня не интересует. Я не политик, не бизнесмен, не контрабандист, и доставлять неприятности или проблемы никому не собираюсь. Надеюсь, ты меня понимаешь?
  Эдор изучал мою физиономию. Так, главное, чтобы поверил... Я расширила глаза и постаралась скроить самое честное лицо. Пусть не считает меня опасной или хитрой. Я - прямая, понятная дурочка, которая счастья своего не ценит, потому что... потому что ценит что-то совсем другое, и это счастье для неё вовсе не счастье.
  С облегчением проследила за тем, как во взгляде Эдора появляется чуть снисходительное выражение, и голос меняет тембр на более обычный. Уф! А то ведь я не железная, правда-правда... Когда тебя так усиленно соблазняют великолепным телом, можно поддаться и плюнуть на принципы. Хотя бы на полчаса. Только вот неизвестно, чем потом придётся расплачиваться. Такие красавцы, как мой гость, достаются или шлюхам или богатым девочкам, вроде той же Линн... Однако, завидовать я бы ни тем, ни другим не стала.
  - Не торопись, Жужелица, - проговорил контрабандист, приблизившись ко мне настолько, что я во всех подробностях могла разглядеть, как сверкают капли воды на гладкой загорелой коже, как мокрые ресницы, слипшиеся в длиннющие стрелы, оттеняют чёрные холодные глаза, и твёрдые, даже на вид соблазнительные, губы растягиваются в понимающую, насмешливую улыбку.
  Скотина... Прекрасно знает, какое впечатление производит его близость, и нагло пользуется этим.
  - Конечно, я вижу, что прямо сейчас ты не готова дать мне ответ. Да и я пока не знаю, что именно смогу предложить господину "С"... - бронзовые руки уверенно легли мне на плечи. - Но думаю, мы ещё вернёмся к этому вопросу...
  Я увернулась от чересчур нахальных губ и прямо посмотрела в прищуренные наглые глаза. М-да... Моё собственное тело недвусмысленно напоминало, что последний раз меня соблазняли... Так, не будем о грустном, это было очень давно, настолько давно, что уже неприлично вспоминать. А тут такой роскошный мужчина... В голове замелькали крамольные картинки, одна за другой. Может, поддаться искушению? Вон как старается... Конечно, понятно, что мачо просто намеревается меня использовать, ну, так и я ведь хочу того же. Просто использовать его для того, чтобы немножко разрядиться, получить удовольствие...
  Почему-то мысль воспользоваться Эдором у меня никакого внутреннего протеста не вызывала, это совсем не больно, - не то, что с Маугли...
  Кстати, как там лягушонок? Повернувшись, я с беспокойством всмотрелась в напряжённую мордочку кикиморыша. Похоже, перенервничал: он был неестественного бледно-болотного цвета. Не того оттенка, что обычно. Надо увести его отсюда, как бы ни развивались события дальше, делать из заморыша невольного свидетеля своей слабости я не собиралась. Значит, Маугли - в дом, только не забыть накормить, и запереть в его комнате. Эдора оставим на сладкое... если у него хватит терпения. Впрочем, если не хватит, я тоже особенно не расстроюсь.
  Повернувшись к красавчику, продолжающему чувственно дышать мне прямо в ухо, я предложила:
  - Не хочешь чашечку кофе?..
  Эдор победительно улыбнулся и отпустил меня, наконец.
  Пора было заканчивать весь этот балаган. Остался только один невыясненный вопрос... Я мысленно позвала Деону: "Почему ты не предупредила о появлении в доме Эдора?" Ответ заставил меня застыть в недоумении.
  - В доме никого нет, кроме тебя и Маугли, - спокойно ответствовала Део.
  - Как это? Ты что, не видишь его?! Он торчит в бассейне, рядом со мной! Включи аппаратуру!
  - Аппаратура работает, Тэш, - ответила кибер-консультант. - В бассейне только ты, в квадрате три-пятнадцать, и Маугли. Квадрат четыре-один. Всё.
  Я, не удержавшись, уставилась на дурачившегося рядом красавчика, который как раз нырнул и ухватил меня за щиколотку, дёрнув вниз. Я начала брыкаться, он поймал меня за руку и подтянул под водой к себе. Чёрные волосы колыхались вокруг его лица, сделав из мачо мужской вариант Медузы-Горгоны. Зажав меня между коленями, он принялся беззастенчиво расстёгивать мой купальный костюм. Пришлось резко дать ему по рукам и энергично отрицательно помотать головой, указав наверх. В путанице смоляных кудрей, напоминающих извивающихся змей, сверкнули белоснежные зубы, и меня отпустили.
  Всплыв, я попыталась привести мысли в порядок. Как это может быть: вот оно тело, рядом, вполне себе материальное, твёрдое, тёплое... и Деона совершенно серьёзно мне заявляет, что его нет? Бред какой-то! Я принялась исподволь изучать Эдора с головы до ног, пытаясь понять, в чём фокус. Как можно обмануть аппаратуру класса моего кибер-консультанта, если принять за гипотезу, что он именно обманывает электронику? Где и что можно спрятать на, практически, голом теле? Неужели придётся тащить его в кровать, чтобы... ээээ, обыскать с пристрастием? Я, поморщившись, представила себе процедуру "досмотра".
  Да нет, не может быть, чтобы такой самовлюблённый тип согласился на вживление чего-то серьёзного в свой череп, или куда там можно вставлять такие вещи... Скорее всего, это что-то внешнее, только куда он это мог деть?
  Против воли, мой взгляд то и дело возвращался к плавкам красавчика, хотя, Всевидящий свидетель, - я не представляла, как туда можно было бы уместить что-то ещё, кроме самого Эдора?! Разве что речь шла о совершенно новой технологии?.. Не знаю, о чём там думал мачо, но, видимо, о себе, неотразимом, потому что он поменял позу, явно, чтобы мне было удобнее его рассматривать. "Эксгибиционист", - фыркнула я, но продолжила с удовольствием скользить взглядом по его телу.
  На этот раз экстравагантность контрабандиста выразилась не в цвете волос или глаз, и не в одежде (или её отсутствии). Единственным элементом, намекающим на его пристрастие к красивым эффектам, была чуть заметная серебристо-белая татуировка, которая охватывала верхнюю левую половину его тела, от затылка до талии. Нижний край тату исчезал под плавками.
  Чем больше я вглядывалась в причудливую вязь рисунка, тем большее подозрение он у меня вызывал. Белый, матовый... какой-то металл? И место странное, и размер... Эдор никогда не был поклонником татуировок или каких-то постоянных рисунков на коже: только временное, только смываемое, чтобы не портить его великолепную шелковистую, бронзовую кожу... И вдруг - такое нарушение его собственных правил! Неужели это оно? Рисунок, позволяющий скрыть своё присутствие... Как бы узнать?
  Добравшись до бортика, где стоял Вайятху, я ласково коснулась его плеча и сказала:
  - Выбирайся из воды, Маугли, и сушись. Вон там, под аркой, видишь?
  Он кивнул и неловко полез наверх.
  - Хм, а что, на Мирассе так принято, чтобы он постоянно ходил голым? - промурлыкал мне прямо в ухо татуированный искуситель. - Или это ты развлекаешься?..
  Я почему-то покраснела.
  - Нет, просто никак не соберусь купить ему одежду, - ответила сухо.
  - Ааа, ну-ну, - насмешливо протянул Эдор и слегка подтолкнул меня к лесенке.
  Я только прошипела мысленно ему пожелание провалиться. Извращённый ум, однако, помещается в его идеальной черепушке, и мысли у него тоже извращённые.
  Лягушонок не стал долго стоять под аркой, чуть-чуть обсох и пошёл к дому, постоянно оглядываясь на меня, пока не скрылся в дверях. Я мысленно велела Дионе отправить его сразу в спальню и заблокировать двери. Маугли до сих пор беспрекословно слушался "железную сагите", так что за него можно было не беспокоиться.
   Под автоматическую сушку мачо попытался влезть вместе со мной, в результате, ни он, ни я толком не высохли, зато толканий и смешков было море. Чем-то мне это сильно напоминало студенческие посиделки. Те же взгляды, та же возня, то же напряжение...
  В кухне я быстро разогрела завтрак для Вайятху и бегом унеслась наверх. По дороге попросила Деону открыть дверь, ворвалась, объяснила испуганному лягушонку, что буду занята некоторое время, велела поесть и убежала, наказав кибер-консультанту снова запереть двери и развлекать кикиморыша, пока я буду развлекать Эдора. Или он меня, - как посмотреть...
  Контрабандист сидел за столом, чинно сложив руки перед собой, и провокационно улыбался. Я поняла - почему, когда обнаружила, что перед моей драгоценной кофемашиной лежат его мокрые плавки... Остановившись, я уставилась на них, чувствуя, как внутри всё сжимается в тугой, болезненно-сладкий узел. Сзади послышались лёгкие шаги босых ног, и тут же ко мне прижалось тёплое, сильное тело. Не менее возбуждённое, чем я. "А ну его, к диосам, этот кофе", - подумала я и повернулась лицом к мечте всех женщин.
  - Только, чур, в губы не целоваться!
  - Как скажешь... - прошептал мачо, ловя губами мочку моего уха.
  
  Глава четырнадцатая.
  
  В-общем, мы не дошли даже до гостиной, не говоря уж о спальне. Из всего того, что происходило в течение следующего часа, мне запомнились только ненасытность и неутомимость красавчика. Я, конечно, тоже была на взводе, но до него мне было, как до другого края Галактики!
  После того, как контрабандист использовал стол, потом стул, потом панель холодильной установки, и всё нетрадиционными способами, мой здравый смысл попытался было возразить, но я велела ему заткнуться, и постаралась отключить голову вообще, просто сосредоточившись на получение удовольствия. И мне это удалось!
  Одним из явных плюсов идеи воспользоваться Эдором для снятия напряжения было то, что он, действительно, обладал безупречным телом. Особенно, когда снял плавки... Не знаю, приложил ли к нему руку какой-нибудь хирург, или мачо был уникальным творением природы, но он был великолепен! И поэтому абсолютно не страдал комплексами по поводу своей внешности. Его совершенно не смущали ракурсы, в которых я могла его увидеть, или обилие света, или позы... Более того, он и мне ухитрился внушить, что я хороша! Глядя на его энтузиазм, хотелось верить, что, раз такой красавец испытывает страсть, значит, я того стою...
  В конце концов, раскованность и свобода действий моего неожиданного любовника подействовали на меня, как пара бокалов шампанского. Я полностью расслабилась и начала подыгрывать его фантазиям, которых у него было - не сосчитать...
  Легко поняв, что мой опыт не так уж велик, коварный контрабандист взялся показать, как много я потеряла. Чувствовалось, что красавчик, напротив, имел дело со множеством женщин и аргументировано доказал мне, что в сексе можно использовать всё: ладони, пальцы, колени, бёдра, грудь, живот... Я просто потерялась в таком изобилии ощущений! Искуситель же, похоже, просто наслаждался моей "зажатостью" и возможностью её ломать, чем и занимался со вкусом в течение нескольких часов подряд.
  Я знала об этом только потому, что кибер-консультант периодически сообщала мне о времени, в попытках привлечь моё внимание к насущным проблемам, типа звонков от друзей. А вот Эдора она, по-прежнему, не видела... Так продолжалось, пока я не простонала мысленно: "Деона, отвяжись!.." и выпала в полную прострацию тактильного беспредела.
  Я с удовольствием уступила мачо ведущую партию в нашем дуэте, только иногда притормаживая его, если фантазии заходили совсем уж далеко. И не пожалела, - в целом, Эдор оказался замечательным любовником: не только красивым, притягательным и изобретательным, но и не жадным, и не эгоистичным, потому что заботился о моём удовольствии ничуть не меньше, чем о своём.
  Конечно, несколько раз мы отдыхали, если это можно было так назвать, и даже что-то ели... Помнится, разыгравшийся криминальный элемент высыпал мне на живот пригоршню ягод сафоры и собирал их губами. Ну, а я "отомстила", когда мы дошли, наконец, до кофе: использовала красавчика вместо десерта, обильно полив его карамельным сиропом в пикантных местах, а потом слизывая с него густые сладкие потёки и запивая их огненным кофе.
  Потом было ещё купание в бассейне, потом мечта всех женщин взялся учить меня правильно дышать во время секса, потом что-то ещё... Я очнулась только тогда, когда наступил вечер, и солнце стало клониться к закату.
  К тому моменту я была донельзя довольная, уставшая, насытившаяся по самую макушку, и с одним-единственным невыполненным желанием: лечь и уснуть. Эдор печальным тоже не казался, так что, можно было считать день удавшимся... Я медленно приходила в себя после самого долгого и фееричного секс-марафона за всю мою жизнь, постепенно вспоминая, что у меня есть ещё какие-то обязанности... Вот же, и в доме кто-то должен быть, кроме меня и мачо... Да, точно, Вайятху!
  Как только в голове прозвучало это слово, меня будто толкнуло: заморыш! Он же до сих пор сидит, запертый, в своей комнате! Сколько же времени прошло... Его, наверное, кормить пора! И успокаивать! И вообще... Похоже, пора возвращаться к прозаической реальности.
  Я, пошатываясь, поднялась с пола, где до этого, лёжа на плече у красавчика, с удобствами созерцала потолок, и начала оглядываться в поисках одежды.
  - Эй, ты куда? - осведомился образец мужской красоты и тоже поднял голову.
  - Встаю, - туманно ответила я и вышла.
  Странно, раньше мне не казалось, что лестница так далеко...
  - Деона, - мысленно позвала я, - как там Маугли?
  - Сидит в углу за кроватью, - ответила консультант. - Не спит. Я не стала заставлять его лечь, поскольку ты не просила об этом.
  - Угу, - пробормотала я. - Не просила... Не открывай пока дверь, мне надо ещё несколько минут...
  Ввалившись в свою комнату, я целеустремлённо дотопала до ванной, влезла под душ и постояла там, пытаясь вернуться в реальность. Всё тело сладко ныло, наполняя меня довольством и томной усталостью. Ох, как же, всё-таки, хорошооооо...
  Набросив какую-то домашнюю одёжку, я выползла из комнаты и попросила Деону открыть дверь к кикиморышу.
  Когда я вошла, он обнаружился сидящим в углу, за кроватью, как и сказала кибер-консультант. Мордочка была какой-то странной: напряжённой, грустной и задумчивой. Присев около него, я улыбнулась.
  - Привет, ты как тут? Скучаешь?
  Он отрицательно покачал головой. Но ничего не сказал.
  - Голодный?
  Снова отрицательное движение головой.
  - Пить хочешь?
  Запнулся, словно опять хотел сказать "нет", потом кивнул.
  Я тоже удовлетворённо кивнула: контакт восстановлен, - и встала.
  - Пойдём на кухню, налью тебе соку. Хорошо?
  Снова кивок.
  Спускаясь вниз, я думала, как бы вежливо выставить Эдора. Что-что, но его присутствие в доме ночью было бы явно излишним. Контрабандиста в кухне не оказалось, и я, облегчённо выдохнув, быстро подняла стул, который мы опрокинули, пока... ээээ, развлекались.
  Окинув взглядом обстановку, я особого беспорядка не обнаружила и достала сок грейпфрута, который лягушонку особенно нравился. Пока он пил, медленно, по глоточку, вертя стакан в руках, я раздумывала, как намекнуть своему нежданному любовнику, что "вечеринка" закончилась, и ему пора домой... Забывшись, села за стол, и тут же была вытряхнута из своих мыслей внезапно вскочившим кикиморышем.
  Досадливо поморщившись, я встала, велела ему снова сесть, а сама вышла к бассейну. На бортике валялось мокрое полотенце, а в одном из шезлонгов обнаружился вольготно развалившийся контрабандист. Кстати, из одежды на нём, по-прежнему, была только та проклятая татуировка.
  - Эдор, - осторожно сказала я. - Уже поздно. Тебя никто не будет искать?
  На бронзовом лице блеснули зубы.
  - Никто из тех, кого бы я хотел видеть сам, - отмахнулся он.
  - Ну, и хорошо. Только нам пора спать ложиться. Я прямо на ходу засыпаю...
  - Так в чём проблема? Обещаю, что ночью дам выспаться, - засмеялся он.
  Его уверенность, что он остаётся, начала меня злиться.
  - Нет, ты знаешь, я предпочитаю спать одна, и утром у меня будет много дел, - ответила я. - Спасибо, что заехал. Приятно было увидеться.
  Да, согласна, прозвучало совершенно по-идиотски. Но, что делать, если обиняков он не понимал?!
  Мачо с искренним интересом уставился на меня.
  - Намекаешь, что я могу убираться восвояси? - наконец, спросил он.
  - Не намекаю, и не восвояси, а просто прошу дать нам возможность выспаться. Завтра у нас, действительно, запланировано очень много дел.
  - О... Ты меня удивила, - констатировал красавчик, усмехаясь. - Пожалуй, меня никогда так не выставляли: как надоевшую шлюшку. Ты и впрямь уверена, что хочешь этого?
  Я виновато улыбнулась.
  - Извини, не хотела тебя обидеть. Но... тебе, и вправду, лучше уйти.
  Улыбка на лице Эдора слегка застыла, словно на диоснимке, потом стала шире:
  - Ладно, не буду настаивать... пока.
  Он встал, как ни в чём не бывало, и спокойно пошёл к дому. Я поздно сообразила, что там, внизу, Вайятху, поэтому побежала следом, когда уже услышала голоса.
  Вбежав, увидела заморыша, примёрзшего к стулу, и вцепившегося в стакан, словно это была последняя соломинка, и стоящего перед ним контрабандиста, который опять беззастенчиво разглядывал Маугли, словно какую-то экзотическую зверушку.
  - Так ты говорить-то умеешь? - насмешливо спрашивал Эдор.
  - Да... сагат, - еле слышно ответил лягушонок.
  - Ага, умеешь... А как это ты так цвет меняешь, интересно? - задумчиво осведомился контрабандист и, протянув руку, дотронулся до кикиморыша.
  Тут одновременно произошли три события: Маугли, пискнув, сверзился со стула, его цвет стал стремительно бледнеть, а мужское достоинство, как и следовало ожидать, наоборот, взметнулось вверх.
  - Чтоб я сдох... - вырвалось у Эдора, который ещё и отступил назад, таращась на лягушонка.
  "Вот было бы кстати!" - подумала я с досадой и вступила в диалог:
  - Эдор, тебе пора. Твоя одежда должна быть около бассейна... Маугли, если ты допил, то иди наверх, в свою комнату, пора ложиться спать!
  Одновременно, я ненавязчиво толкала мачо к выходу из кухни, жестами показывая лягушонку, что ему надо уходить. Слава Всевидящему, он быстро сообразил, что должен сделать и смылся, почти бегом.
  Когда он исчез в дверном проёме, я прекратила попытки транспортировать упирающееся тело к бассейну и устало попросила:
  - Эдор, пожалуйста, лети домой!
  Он покрутил головой, то ли удивляясь, то ли восхищаясь, но послушался. Через пару минут, одевшись, он собственнически чмокнул меня куда-то в лоб, сказал покровительственно, - Не бойся, Жужелица! Всё будет так, как надо... - и, наконец-то, отбыл восвояси.
  Убедившись, что его флайер исчез в небе, я вернулась в дом, собираясь устроить разборки своему кибер-консультанту.
  - Део! Что такое случилось, что ты не видела Эдора? Но, ты его хоть слышала? Или вообще не воспринимала?
  - Тэш, я не видела его и не могла засечь его физиологических характеристик. Но один раз в течение двух секунд я слышала голос. И ещё один раз, когда ты разлила сироп, что-то мелькнуло на четыре десятых секунды, какой-то неопознанный фрагмент. И всё.
  - Хм, - задумчиво сказала я, затормозив около лестницы, - а скажи-ка ты мне, как такое возможно? Хотя бы теоретически?
  - Ну, если предположить, что нашёлся способ нейтрализовать полностью излучения человеческого тела... Причём весь спектр, на который ориентирована поисковая система, включая инфракрасное излучение, электромагнитное, электрические импульсы... Ну, тогда человек может стать "невидимым" для датчиков, которыми снабжены большинство машин. Но, каким образом это может быть сделано, - я не знаю. Слишком мало данных.
  - Тогда займись этим, Део.
  - Хорошо.
  - Ещё вопрос. Чем занимался Маугли, пока я... была занята?
  - Он смотрел трансляцию с камер, установленных около бассейна и в кухне.
  - Что?! - на секунду мне показалось, что я ослышалась. - Как это, смотрел трансляцию?!. Ты что, выпускала его? Кто тебе позволил?!
  - Я не выпускала его, Тэш. Он всё время оставался в своей комнате, двери были заперты, как ты и хотела.
  - Тогда что ты несёшь?! Как он мог смотреть, к диосам, трансляцию?! У него же там нет экранов! Или я что-то пропустила?
  - Нет, экранов, действительно, нет. Но Маугли нашёл способ получать изображение, передаваемое мною, прямо в свой мозг.
  - Что?!! - тут я уже, натурально, споткнулась и села на ступеньку. - Как это - в мозг?! Это же невозможно!..
  - До сих пор я тоже так думала. Но, как оказалось, ошибалась. Маугли обладает способностью воспринимать и расшифровывать видеосигнал в своём мозгу.
  - Ох, Всевидящий, - простонала я, не в силах сразу уразуметь услышанное, - так он что, всё видел?!
  - Только то, что я принимала от камер безопасности, установленных на кухне и возле бассейна.
  - Оооо, - горестно протянула я. - Ты меня просто убила, Део... Какой кошмаар... А почему ты, собственно, позволила ему смотреть?!
  - Но, ты же не запрещала, Тэш. К тому же, Маугли сказал, что ему это нужно видеть, чтобы в дальнейшем улучшить ваши взаимоотношения.
  - Чтоб его Плорад пожевал... - пробормотала я, чувствуя, как начинают полыхать щёки. - Нет, не просто пожевал, а проглотил и переработал... И что, он смотрел так все... всё время, пока я... мы с Эдором...эээ, были заняты?
  - Да, - ответила Део, похоронив мою надежду на то, что это был кратковременный прорыв, эпизодическое чудо техники...
  Ах, ты ж... Я ещё посидела на ступеньках, пытаясь собраться с мыслями и понять, как вести себя теперь с кикиморышем. Потом поднялась и, нехотя, пошла в спальню Маугли, прикидывая, как он вообще мог воспринять то, что увидел.
  Вспомнив, рисунки лягушонка в блокноте, изображавшие Линн в... ээ, интересных позах, видимо, после её домогательств, я почувствовала, что мне становится нехорошо. Не дай, Всевидящий, завтра он вот так изобразит меня. И Деона, зараза, вместо того, чтобы удовлетворять его нездоровую страсть к ненужным знаниям, лучше бы меня предупредила, что лягушонок наблюдает за нами! Ох, чувствует моё сердце, кончится это плохо. Может, надо было увезти отсюда Эдора в какой-нибудь Дом странников и там развлекаться? Чтобы не впутывать лягушонка...
  Я покачала головой: ну, вот, расслабилась, называется! Как теперь с ним разговаривать-то? Хотя, с другой стороны, когда я за ним пришла, вроде, он от меня не шарахался... Ладно, клин клином вышибают. Увидеть меня обнажённой он уже увидел, теперь остаётся только скорректировать его впечатления. Если получится, конечно...
  Заглянув в спальню Маугли, я увидела его на прежнем месте: на полу, за кроватью. Он вертел в руках пустой стакан, с которым, не иначе, как с перепугу, сбежал из кухни.
  - Ну, что, - бодро начала я, начиная успокоительную терапию, - вот и день прошёл. Давай спать ложиться!
  Кикиморыш покорно встал, продемонстрировав мне, что он до сих пор не в себе, и пошёл к ванной. Я направилась следом, понимая, что вот сейчас и станет ясно, что же он теперь чувствует ко мне. Если то же, что к Линн, скрыть это ему не удастся...
  Но всё оказалось не так плохо: лягушонок без видимого отвращения или испуга позволил мне вымыть себя, и, более того, когда я взялась, как обычно, решить его проблемы с возбуждением, откликнулся так же охотно, как и раньше. Странно, но наблюдая за радужными переливами, скользящими по его телу, я вдруг осознала, что мне не хватало этого, когда я занималась любовью с Эдором. Подсознательно мне постоянно хотелось увидеть вот это: буйство эмоций, переплавленное в цвет.
  На этот раз всё закончилось быстро: и я устала, и кикиморыш был несколько скован произошедшим. Немножко, но всё-таки... Поэтому я быстро довела его до кульминации, а потом, обняв, ощущала, как он трепещет с головы до ног, в такт волнам оргазма. Он не попытался высвободиться или сжаться, но и расслабиться полностью не смог.
  Не давая ему отстраниться, я прижимала кикиморыша к себе, перебирая мокрые прядки волос на лбу, и думала, что одно это мгновение, пусть временного, но объединения, для меня значит много больше, чем несколько часов кувырканий с Эдором. Всё-таки этот заморыш что-то делает со всеми... Вот и я, похоже, не устояла.
  Через несколько мгновений я почувствовала, как руки лягушонка нерешительно обвились вокруг моей талии, он заглянул мне в глаза, пытаясь понять, как я отнесусь к такому самоуправству. Странно, но сегодня мне это было приятно. Очень приятно, - стоять вот так, обнявшись с ним, почти по-настоящему.
  Он прижался лбом к моей щеке и стоял, закрыв глаза. Только через некоторое время я поняла, что было не так: он не потерял цвет, как это было всегда, после оргазма. Всё его тело постепенно бледнело, но серым так и не стало. Вместо галечного, кожа почти сразу приобрела свой естественный, зелёный оттенок. Впрочем, стоило мне крепче обнять его, провести рукой вдоль ключицы, как он опять начал переливаться нежными, пастельными оттенками голубого, бирюзового, зеленовато-жёлтого и... сиреневого? Ну, уж нет!
  Улыбнувшись ехидно, я отпустила заморыша и сказала:
  - Маугли, пойдём спать, а?
  Он встряхнулся, словно просыпаясь, и согласно кивнул.
  - Да, сагите...
  Я дотащила его за руку до своей спальни, подвела к кровати и толчком заставила лечь, потому что лягушонку вдруг приспичило впасть в сомнения. Он заглядывал мне в глаза, словно пытаясь прочесть там что-то.
  Читать, между нами говоря, было совершенно нечего: я устала, получила все желаемые на сегодня впечатления, включая цветовые эффекты, и теперь хотела только спать. И чтоб Маугли сопел под боком... Всё-таки иногда его хотелось использовать именно в качестве плюшевой игрушки - обнять и заснуть.
  И мне почти это удалось. Почти... потому что в тот самый момент, когда я уже видела начало какого-то очень странного, но яркого сна, заморыш завозился и тихонько позвал меня:
  - Сагите...
  - Ммм? - отозвалась я, пытаясь остаться на грани реальности, чтобы тут же снова провалиться в сновидение, как только отвечу.
  - Сагите, можно... я спрошу? Тот сагат, который сегодня был здесь... он будет вашим?
  От этого вопроса я сразу проснулась.
  - Что? В каком смысле, моим?
  - Ну, у вас ведь нет пока своего... сагата. Это будет он?..
  - Погоди, Маугли... Я не поняла, что значит "мой" сагат? Это кто?
  - У сагата Альдора была сагите Линна, а у сагите Линны был сагат Альдор. А у вас... ведь никого не было? А теперь будет. Да?
  Я перевела для себя вопрос лягушонка и вздохнула.
  - Маугли, если ты спрашиваешь, выйду ли я замуж за сагата Эдора, то я тебе отвечаю: нет, не выйду.
  Понадеялась, что на этом инцидент будет исчерпан. Не тут-то было! Оказывается, это было только начало!
  - Но, тогда получается, что вы с ним... как с Вайятху?
  - Что?..
  - Я имел в виду, что... просто для удовольствия... не как с сагатом...
  - Хм, ну... В каком-то смысле, ты, наверное, прав. Мы просто хотели сделать друг другу приятное.
  - Но, тогда я не понимаю совсем ничего... Почему тот сагат? Ведь я тоже... умею всё это делать. Даже лучше... - последние слова он прошептал, ткнувшись мне куда-то в шею, видимо, от испуга. По крайней мере, я чувствовала, как колотится его сердце.
  С трудом удержавшись от тяжёлого вздоха, я постаралась объяснить:
  - Маугли, между вами есть разница. И дело не в том, что ты умеешь делать, и как ты это делаешь. Видишь ли... Тот сагат - он мне нравится. И мне нравится получать с ним удовольствие.
  - А со мной?.. нет?.. - совсем чуть слышно спросил лягушонок.
  Вот же, мука мученическая!
  - Маугли, я не хочу делать это с тобой, потому что не считаю тебя рабом или игрушкой, с которой можно делать, что захочется, понимаешь? Тот сагат, Эдор, сам хотел того же, что и я.
  - Но... ведь я тоже... хочу... - прошелестел заморыш.
  Рррррр! Как мне ему это объяснить?!
  - Ну, хорошо, хочешь... Но, дело в том, что тот сагат - он взрослый, и отвечает за свои поступки. Он знает, чего хочет, и знает, чего не хочет. И делает то, что считает нужным, понимаешь? Он сам решает!
   Судя по физиономии лягушонка, он совершенно ничего не понимал.
  А, к диосам!
  - Маугли, видишь ли, мне нравится, как выглядит Эдор. Поэтому я согласилась заняться с ним сексом.
  - А я? - обречённо спросил заморыш. - Я вам совсем не нравлюсь?..
  - Нравишься, но не так.
  - А как? Вам не хочется быть... со мной, как с Вайятху?..
  - Нет... Понимаешь, Маугли, мне хочется заботиться о тебе, гладить тебя, учить чему-то, защищать... Но сексом заниматься с тобой мне не хочется.
  "Что я несу?!" - с ужасом успела подумать, прежде чем мордочка лягушонка внезапно просветлела.
  - А с тем сагатом... вам хочется?
  - Да.
  - Потому, что он высокий? - уточнил заморыш.
  - Ну... да, - осторожно согласилась я.
  - И у него длинные чёрные волосы?
  - Это не так уж обязательно.
  - И потому, что у него коричневая кожа?
  - Нет, это, на самом деле, не имеет особого значения.
  - Значит, вам просто понравилась его фигура и рост? - продолжал допытываться кикиморыш.
  - Да, - вздохнув, согласилась я. - Фигура, рост, мускулы и лицо. У него очень красивое лицо, для меня это важно.
  Уффф! Ну, теперь есть надежда, что лягушонок, хотя бы на какое-то время, от меня отстанет. Вряд ли ему по силам будет изобразить из себя Эдора.
  Представив себе такую картинку, я невольно прыснула со смеху. Отсмеявшись, улыбнулась недоумевающему заморышу, покрепче обняла его и прошептала на ухо:
  - Спи уже, недоразумение...
  Но уснуть опять не получилось, потому что я почувствовала, как лягушонок заулыбался.
  - Что?.. - насторожилась я.
  - Нуу... сагите Линн я тоже сначала не понравился...
  - Да?..
  - Да, она в самый первый раз, когда пришла... увидела меня... Разные слова говорила...
  - Какие слова?
  - Ну... такие, некрасивые, - пояснил заморыш, смутившись. - Сверчком меня называла, сушёным проптом... Сначала.
  М-дааа, потом-то, помнится, она его, исключительно, Долло именовала. Как самую любимую зверушку. Ай, да заморыш! Значит, я оказалась права, никаких таких предпочтений у Линн не было, это земноводное ей голову заморочило! Что, в-общем, меня уже не удивляет...
  Так, а чего это он так обрадовался?
  - Маугли, но ты же боялся Линн? Ты же не хотел, чтобы она с тобой удовольствие получала?
  Паршивец тихонько вздохнул и пожаловался:
  - А с вами всё по-другому, сагите... Я, почему-то, уже не боюсь, как раньше. Я больше того сагата испугался, что он меня... со мной... Вот. Никогда такого не было! Никогда не боялся ни сагата Альдора, ни сагата Сваноса... А тут перепугался, так что ноги чуть не отнялись.
  - Оппаньки... Ты хочешь сказать, что уже не боишься заниматься сексом с... сагите? Это же по-другому делается!
  - Я знаю...
  - От Линн?
  - Нет, я ещё смотрел на экране...
  - Сегодня вечером? - я почувствовала, что опять краснею.
  - Нет, раньше... Я просил железную сагите... хотел знать, как это должно быть... для вас, - лягушонок бормотал уже совсем куда-то мне подмышку. - Простите, сагите... Я же теперь ваш... А вы женщина... Ну, я старался представить, как правильно, и...
  У меня отлегло от сердца. Уффф! Кикиморыш, оказывается, просто готовился к сексу со мной! Это уже прогресс. Даже не так, - это прогрессище! Это снимает столько проблем сразу... Ах, какая я молодец, что замкнула заморыша на себя! Худо-бедно, мы разберёмся, как сделать так, чтобы ему понравилось, в конце концов, заниматься любовью с женщинами. Главное, начало положено, и проблемы с Линн его не остановили... Ура!
  Я от души чмокнула лягушонка в щёку, вызвав у него что-то, вроде шока, от которого он пошёл быстрыми малиновыми всполохами и ошарашено уставился на меня.
  Улыбнувшись, успокоила:
  - Не пугайся. Я рада, что ты смотрел те картинки, или что там было... Рада, что ты хочешь доставлять мне удовольствие. В конце концов, кто знает... Может, мне тоже понравится, как Линн... Ты молодец!
  Успокоенный лягушонок смотрел на меня такими преданными зелёными глазищами, что я не удержалась и чмокнула его ещё раз, исключительно ради удовольствия посмотреть, как он будет менять цвет. Поменял, - на нежно-нежно коралловый, и тихонько улыбнулся.
  - А теперь - спать! - решительно скомандовал я.
  У меня была ещё большая куча вопросов, но задавать их я собиралась уже завтра...
  
  Глава пятнадцатая.
  
  Однако следующий день начался под знаком "мы опаздываем". Прямо с самого утра, когда мы ещё спали, мне позвонила кибер-ассистент господина Скросса и поинтересовалась, к кому из докторов я запланировала пойти сегодня, потому что она должна была составить для папашки Линн расписание наших врачебных мероприятий. Я не успела придумать, зачем ему это было нужно, потому что скатилась бегом по лестнице, не проснувшись до конца, и погрузилась в изучение присланных ранее материалов о тех специалистах, к которым мы могли пойти.
  Список был довольно большой: три лаборатории, в которых можно было сделать генетические анализы, два хирурга общего профиля и семь узкоспециализированных, режущих разные части тела, даже два пластических затесались... У меня мелькнула мысль, что, по-видимому, папашка Линн совершенно уверен, что с таким лицом, как у Вайятху, жить невозможно. М-да, знал бы он, насколько это не мешает лягушонку сводить всех с ума... Если предположить, что ему ещё и лицо сделают привлекательное, то это же просто смерть всем женщинам получится! Хотя... может, и обратный эффект выйти. Это сейчас Маугли беспомощный, неловкий, неуклюжий, и поэтому - милый. Вот превратится он в мачо, и что? Боюсь, тогда к нему будут другие требования...
  Кроме вышеперечисленных, ещё имелись два генетика, специализирующихся на работе с другими расами, ксенопсихолог и три консультанта по сексуальным расстройствам. Наличие последних заставило меня напрячься, но, прокрутив в памяти встречу с господином Скроссом, я поняла причину появления этих врачей в списке, а, заодно, похихикала над впечатлительностью мастодонта экономики. Подумаешь, возбуждённого лягушонка увидел...
  Набросав план действий на сегодняшний день, я галопом переслала его секретарю папаши Линны и снова взялась за список. Ну, первым делом, - лаборатория, это понятно. Вот туда мы сегодня и отправимся через... час. Так, дальше - хирург, мне нужно понять, как извлечь из Маугли ту дрянь, что стоит у него в желудке. Потом... а потом, видимо, уже по результатам из лаборатории. Почём знать, что у него найдут? Но ужасно интересно... Ещё бы понять, почему господин Скросс продолжает демонстрировать столь явный интерес к нам с заморышем...
  А ещё, помимо врачей, мне необходимо что-то предпринять для защиты дома от прослушек и прочей дряни. Голову могу дать на отсечение, что Эдор, прежде чем, так эффектно появиться перед нами у бассейна, пробежался по комнатам и оставил несколько... сувениров. Даже просто так, на всякий случай.
  - Део, есть у нас какие-нибудь посторонние предметы в доме, которых вчера не было?
  После секундной паузы, кибер-консультант ответила:
  - Да. Одна, две и две штуки.
  Ну, кто бы сомневался... пожалуй, не оставь он ничего, я бы разочаровалась в Эдоре.
  - Покажи.
  На экране передо мной появился план первого этажа дома, на котором светились красные крестики. Числом четыре штуки.
  - Почему только четыре? Ты же сказала, пять? - мысленно спросила я.
  - Ещё одна лежит на втором этаже, в центральном холле.
  - О, как... - восхитилась я. - Поднимался уже, пронырливый тип... Ну, хорошо, хоть не в кровать подложил.
  - Возможно, что пытался, но двери я заблокировала, - меланхолично ответила Деона. - Я зафиксировала сбой в работе механизма двери. Как раз тогда, когда вы были в бассейне вместе с Маугли.
  - Какая ты умница, что двери догадалась закрыть, - ответила я, мысленно же поаплодировав своему навигатору. - Сохранила в неприкосновенности святость частной зоны... Ну, хорошо. А перенастроить эти устройства ты можешь?
  - Нет. Они слишком примитивные. Любое вмешательство - и ломаются. Их проще уничтожить.
  - М-дааа.... Уничтожить-то не фокус... Фокус - заставить Эдора думать, что мы о слежке не знаем, а тайн своих не выдавать. Ну, ладно, эти придётся выкинуть. Если ты легко их нашла, он не поверит, что мы их не обнаружили. Может, что-то ещё изменилось? Не верю я в такую прямолинейность Эдора... Раскидать по дому пяток устройств и успокоиться? Нееет, не похоже на него...
  - Я пересмотрю ещё раз записи за последние сутки, - предложила Део. - Возможно, что-то ещё найду.
  - Договорились. Как там Маугли? Спит?
  - Да. Будить?
  - Буди, - согласилась я. - Нам выходить скоро...
  Через несколько минут на пороге появился слегка встрёпанный сонный лягушонок, протирающий глаза.
  - Сагите, - произнёс он, узрев меня, - как рад я встретить рассвет с вами вместе...
  - Стоп-стоп-стоп, - запротестовала я, - только не сейчас! У нас мало времени, нас ждут врачи, так что быстренько: умываться, завтракать и лететь!
  - Но... я уже столько раз пропускал утреннее приветствие... - уныло ответил заморыш, - я совсем перестал вас радовать...
  - Нууу, если проблема только в этом... Хочешь радовать меня каждое утро?
  Кикиморыш обрадовано закивал.
  - Нет ничего проще: научись готовить кофе. Ничто не радует меня больше, чем чашка горячего капуччино!
  Лягушонок захлопал глазами.
  - Как скажете, сагите... Мне прямо сейчас идти учиться?..
  - Нет, прямо сейчас тебе надо собраться, мы летим к врачам.
  Лягушонок немедленно позеленел и напрягся. А я, с опозданием, вспомнила, что одежду ему так и не заказала! Вот... Вограны всё возьми, а? Ну, кому сказать, ведь не поверят! Ни минуты не нашлось свободной, чтобы одеть это недоразумение...
  - Део, где ближайший магазин одежды? Мне нужно заказать комплект для Маугли. И, готовься, - ты мне у врачей тоже понадобишься.
  Час пролетел, как десять минут: пока я делала заказ на одежду и бельё для Вайятху, собирала результаты собственных исследований организма заморыша, которые проводила на катере, заказывала флайер, пыталась соорудить завтрак, и тормошила впавшего в ступор лягушонка, времени почти не осталось. Я уже не успевала расспросить, на какие такие страшные мысли наводило кикиморыша слово "доктора" (хотя, если вспомнить об императорском лекаре, упоминаемом через слово в "паспорте" на Вайятху, то его реакция, пожалуй, не удивляла). Вызванный транспорт пришлось ещё ждать целых десять минут, всё-таки это вам не центр города!
  Я, наверное, в десятый раз уже, проверяла Хранитель с Деоной, шарфик для Маугли, адреса лабораторий и магазина одежды, когда над нами, наконец, появилось овальное лоснящееся брюхо флайера.
  Мгновенно углубившийся ступор Маугли пришлось прекращать традиционным способом: завязав ему глаза. Именно так он и просидел всю дорогу до магазина, где я, выскочив на минуту, схватила пакет, расплатилась и запрыгнула обратно, в кабину флайера. Там же, прямо во время полёта, я его натянула на него бельё, обыкновенную летнюю рубаху и светлые брюки, обула в сандалии и нахлобучила на голову модный головной убор подростков: пайду. Я рассудила, что это будет самый удобный вариант, поскольку передний козырёк затеняет лицо, задний закрывает шею, а, если надо, можно и встроенную солнцезащитную плоскость активировать, сделав лицо заморыша почти невидимым для прохожих.
  Экипированный таким образом, лягушонок, на первый взгляд, стал походить на тысячи парнишек, которых можно встретить в любом уголке столицы. Не выделялся, не привлекал внимания, и я в первый раз за всё время нашего пребывания здесь, смогла спокойно подумать о выходе на улицу.
  В лабораторию мы попали в тот самый момент, когда истекали последние секунды назначенного нам времени. Я даже повязку с глаз Маугли срывала на ходу. Ворвавшись в нужное помещение, громко сообщила своё имя. Всё! Успели... Теперь нас уже не выставят, даже если у них очередь через три коридора и две планеты...
  Приятная молодая девушка, чуть старше меня, понимающе улыбнулась моему воплю и пригласила в кабинет заведующего лабораторией. Я потащила Вайятху за собой, чувствуя, как он даже упираться начал. Вот, Вограны его возьми! Это надо же так врачей бояться! В голове промелькнула мысль, что если и дальше так пойдёт, то я вплотную столкнусь со всеми прелестями реакции Маугли на сильный страх, и... Что я тогда буду делать?! Просить врачей "оставить нас вдвоём" на некоторое время?.. Надо бы как-то успокоить недоразумение, пока он не опозорился, и заодно, меня не опозорил.
  Когда я посадила его рядом с собой на длинном диванчике около стола, за которым сидел врач, сжала руку лягушонка и тихо сказала:
  - Маугли, сиди спокойно! Это просто осмотр, а не лечение, понимаешь? Только осмотр!
  - Вы не уйдёте, сагите? - умоляюще прошептал в ответ заморыш, судорожно стискивая мои пальцы.
  - Да куда ж я денусь! Здесь буду, следить, чтобы всё прошло хорошо!
  - Я... я не могу тут... - пробормотал лягушонок и, преодолев моё сопротивление, всё-таки сполз на пол и устроился рядом, в ногах. Ну, хоть не вцепился мёртвой хваткой, и на том спасибо, - смиряясь, подумала я....
  Неуверенно улыбнулась врачу, который, подняв брови, наблюдал из-под очков за нашими передвижениями, но пока молчал. Присмотревшись к нему, порадовалась своему выбору: доктор был такой уютный, старомодный, какой-то домашний даже, особенно в этих своих очках, которые давным-давно никто не носит... Оглядев нас, должно быть, в высшей степени странно смотрящихся вместе, байон Вольп, заведующий этой лаборатории, доброжелательно спросил:
  - Простите, молодой человек, вам там удобно?
  Вайятху быстро кивнул и крепче прижался ко мне.
  - Ну, хорошо, - заключил добрый доктор и внимательно взглянул на меня. - Так что вас привело к нам, да ещё так срочно?
  - Видите ли, господин Вольп, - начала я, глубоко вдохнув, - у меня есть сильнейшие подозрения, что вот его, - я ткнула пальцем в Маугли, - подвергали генным изменениям. И мне очень нужно знать, из кого его... сделали, понимаете?
  - Понимаю.
  - Вот. И ещё я хотела бы знать, можно ли исправить то, что было сделано? Можно ли вернуть его настоящий облик?..
  Доктор кашлянул и заметил:
  - Госпожа Вайберс, я понимаю вас. Но хотел бы уточнить кое-что. Знаете ли вы, что мы все - результат генных мутаций, вполне естественных, природных. Что, если бы не эти мутации, возможно, эволюции вообще не произошло бы? До сих пор продолжали бы существовать примитивные организмы, более-менее приспособленные к выживанию. Вы отдаёте себе в этом отчёт?
   Я энергично кивнула, а Маугли стал дышать через раз. Похоже, он ничего не понял из речей заведующего лабораторией, но перепугаться уже успел.
  - Видите ли, байон Вольп, тут речь идёт об изменениях не природных, а искусственных, введённых специально, с целью добиться определённых характеристик. Вот, посмотрите...
  Я выдала ему кристалл, на котором были записи всех исследований лягушонка, которые я смогла сделать. Конечно, это были довольно поверхностные результаты, но даже они должны были показать доктору, что я имела ввиду.
  - М-дааа, м-дааа... - протянул он, быстро просмотрев записи на своём экране. - Действительно, очень необычный случай. Уникальный, я бы сказал... Насколько я понимаю, эти изменения должны были быть сделаны совсем недавно? Не более, чем ... - он замялся, пытаясь на глаз определить возраст Маугли, - пятнадцать-двадцать лет назад?
  - Нет, - ответила я и облизала вдруг пересохшие губы. Ну, вот и пришёл момент истины. - Я думаю... что эти изменения были сделаны раньше. Возможно, от пятисот до восьмисот лет. И, во всяком случае, не позже века тому назад.
  - Века? - поразился доктор. - Вы хотите сказать, что вот этому мальчику - сто лет?!
  - Совершенно верно... - подтвердила я. - Именно поэтому мне хочется понять, какими же были исходные данные организма. И вообще, было ли что-то...
  Байон Вольп, широко раскрыв глаза, смотрел на Маугли, как на некий медицинский феномен, отчего лягушонок нервничал всё сильнее.
  - Простите, а он всегда ведёт себя... подобным образом? - наконец, обратился он ко мне.
  - В-основном, да... - неохотно созналась я. - Видите ли, к генным изменениям были добавлены ещё и психические, поэтому... Всегда возможны неожиданные и неадекватные реакции...
  - Всевидящий! - удивился врач. - Мне до смерти хочется спросить, где же вы взяли в наше время такое... архаическое существо?!
  Я пожала плечами. На этот вопрос лучше было бы вовсе не отвечать.
  Не дождавшись ответа, врач хлопнул по столу ладонями и поднялся.
  - Вы настолько заинтриговали меня, что, пожалуй, я сам провожу вас на обследование. Мне кажется, ваш ээ... подопечный предпочёл бы не разлучаться с вами?
  - Да, - твёрдо ответила я. - Мы предпочли бы быть вместе.
  - Ну, хорошо, - отозвался добрый доктор. - Думаю, мы всё устроим...
  
  Я боялась, что в собственно лабораторию Вайятху придётся тащить силой, но слава Всевидящему, этого не понадобилось. Он пошёл за мной сам, только дрожал всё время и заметно вылинял. Не знаю, видел ли это доктор, мне-то было заметно, и очень...
   Когда мы пришли в комнату, набитую различным оборудованием, лягушонок вовсе затосковал. Он опустился на пол, но так, как будто разом лишился сил. Оглядываясь вокруг, он смотрел с таким ужасом, что у меня просто сердце разрывалось.
  - Маугли, - тихонько сказал я, присаживаясь рядом с ним, - ты помнишь, как лежал у меня в каюте на катере, когда я тебя лечила?
  - Да, сагите... - прошелестел он.
  - Ты тоже тогда боялся?
  - Да, сагите...
  - Но ведь ничего страшного не случилось? Я просто полечила тебя и всё!
  - Да, сагите... - а голос уже, как у умирающего.
  - Здесь будет всё то же самое! Просто обследование, врачи будут изучать твоё тело!
  - З-зачем, сагите? Я всё выполнил, вы меня взяли... Я ничем не болен, честное слово!
  "Вот, дурашка", - подумала я, покачав головой.
  - Никто и не говорит, что ты болен. Я хочу знать, что с тобой сделали там, на Мирассе.
  - Ничего, - прошептал он. - Со мной ничего не делали! Совсем ничего!
  - А я хочу быть в этом абсолютно уверена! - ответила я. - Так что не надо расстраиваться, и сердиться не надо. Это не займёт много времени, вот увидишь!
  - Хорошо, сагите, - прошептал Маугли, кладя голову мне на колени, - если вы так хотите...
  Я чувствовала себя ужасно глупо: сидеть в лаборатории на полу, вот так, когда вокруг ходят ассистенты, готовя оборудование, байон Вольп негромко раздаёт распоряжения, а у тебя на коленях лежит голова настроенного помереть заморыша... Какой-то театр абсурда!
  Слава Всевидящему, это продолжалось недолго, вскоре лягушонка позвали занять место в медицинской капсуле. Я сама раздела его, потому что у него так дрожали руки, что он смог справиться с застёжкой. Снимая с него новую, пахнущую магазином рубашку, я, наплевав на всех, тихонько приговаривала:
  - Это совсем ненадолго. Ты просто полежишь там, на белом матрасе, - видишь? А сверху, над тобой, будут периодически загораться и тухнуть огни. Может что-нибудь зазвенеть, но это же не страшно, правда? А ещё у тебя на руках и на шее закрепят специальные датчики, они будут следить за твоим состоянием. Я буду тут, совсем рядом с камерой, на расстоянии вытянутой руки, видишь? Никуда не уйду, буду тебя ждать здесь...
  Разговаривая с ним, я добилась своего: Вайятху перестал дрожать, лицо его разгладилось, он покорно кивал или качал головой, в ответ на мои вопросы. Позволил уложить его на специальное ложе внутри капсулы, позволил защёлкнуть "браслеты" на запястьях и "ошейник" под подбородком. Пока его не спрятала опускающаяся крышка капсулы, я смотрела ему в глаза и улыбалась. Потом, с негромким щелчком, капсула закрылась, и на панели появились цифры, начавшие обратный отсчёт времени до её открытия.
  Я опустилась на стул рядом с изголовьем и потёрла виски. Уффффф, как же тяжело! И почему у меня такое чувство, будто я сама спихнула его в пропасть?! Вроде, сделала всё правильно, а сердце не на месте...
  - Скажите, - обратилась я к одному из ассистентов, - ему действительно не будет больно?
  - Конечно, нет! - улыбнулся он. - Необходимые образцы тканей берутся буквально на молекулярном уровне, и кровь на анализ забирается фильтрационным методом, даже укола не будет. Не переживайте, - у нас самое современное оборудование!
  Я кивнула, ничуть не успокоенная. Когда имеешь дело с таким нервным субъектом, как Вайятху, ничего неизвестно заранее... Может, никому до него и не было больно, а вот он вполне может стать первым. Я поглядела на цифры, которые ужасно медленно менялись на чёрном фоне. Когда крышка захлопнулась, они показывали тридцать пять минут, теперь осталось тридцать три минуты и пятнадцать... четырнадцать... тринадцать секунд... Долго, очень долго.
  Всё время, пока лягушонок был внутри, я сидела рядом с капсулой, от нечего делать наблюдая за персоналом, расхаживающим туда-сюда с самым серьёзным видом. Я, конечно, не специалист, но какие-то основные принципы сканирования и исследования понимала. Например, когда на десятой минуте обследования женщина, глядящая в монитор, подозвала мужчину, и они вместе стали что-то тихо обсуждать, я встревожилась. Мало ли, что там могло случиться... Но, они, приняв какое-то решение, ввели несколько команд, и мужчина удалился, а женщина осталась на своём посту. И лицо у неё было спокойное, разве что слегка удивлённое.
  Я решила, что ничего страшного не произошло, и снова застыла в ожидании. Почему-то, пока Маугли не выпустили из капсулы, я даже дышала трудно, словно через раз...
  Когда крышка, наконец, поехала в сторону, я уже готова была по потолку ходить, причём без страховки! Еле дождавшись, пока длинное, узкое ложе откроется хотя бы наполовину, я нетерпеливо сунулась туда, чтобы увидеть Маугли. Его глаза оказались открыты, только как-то странно затуманены... Он смотрел, вроде на меня, но, в то же время, сквозь...
  - Что с ним? - спросила я ассистента. - Почему у него такой взгляд?
  - Не беспокойтесь, просто небольшая доза успокоительного. Совсем небольшая, - улыбнулся мужчина. - Видите ли, у обследуемого возникла, мммм... несколько неожиданная реакция на излучение, нам пришлось прибегнуть к лекарственному вмешательству.
  - Что? Вы о чём? - встревожилась я, торопливо обегая глазами расслабленное тело заморыша.
  - Эрекция, - кратко пояснил врач, неловко улыбнувшись.
  Я невольно вспомнила аналогичную ситуацию у себя на корабле, когда тоже подумывала использовать медицинские препараты. Видимо, обследование кикиморыша впечатлило!
  Невольно фыркнув, я тихо пояснила ассистенту:
  - Это нормальная для него реакция на страх. Он просто испугался, поэтому и...
  - Страх? - удивился врач. - Довольно необычно. И как часто это происходит?
  - Постоянно, - ответила я. - Учитывая, что он вообще пугливый и нервный, то...
  Ассистент кивнул с задумчивым видом. Видно было, что ему ужасно хочется спросить меня о чём-то, но он удержался. И слава Всевидящему... Меньше всего мне хотелось сейчас объяснять, каким именно образом я помогаю заморышу это самое возбуждение сбрасывать.
  Дождавшись, когда Маугли освободят от закреплённых на нём датчиков, я помогла ему подняться, а потом быстро одела, стараясь не выдавать собственного волнения и страха. Он всё ещё был заторможенный, - настолько, что даже не отреагировал, когда я села рядом с ним, придерживая за плечи.
  Байон Вольп, уходивший на время работы капсулы, вновь появился, как только мы уселись на диванчик, и, приятно улыбаясь, сообщил мне, что им понадобится не менее трёх часов, чтобы подготовить подробный анализ состояния лягушонка, и около часа, чтобы выдать мне экспресс-результаты. Что я предпочитаю?
  Я предпочла получить сначала самые поверхностные сведения, просто, чтобы иметь информацию к размышлению. К тому же, мне нечем было бы занять себя и заморыша в течение целых трёх часов. Мы условились, что дождёмся экспресс-анализа с расшифровкой, а подробный отчёт я заберу в течение пары следующих дней. А пока мы добрались пешком до ближайшего кафе, где я, заняв самый дальний столик, усадила Вайятху спиной ко всему остальному залу и заказала ему завтрак, а себе кофе. Мне всё время казалось, что с дозой успокоительного вышла какая-то ошибка, - уж очень лягушонок был равнодушный ко всему, даже сонный.
  Определённая польза от этого была: он беспрекословно съел всё, что я для него выбрала, и ни слова не сказал насчёт того, что мы сидим рядом, за одним столиком. Я выпила кофе, обдумала ситуацию, повертела в голове факты и догадки, а потом вынула переносной вифон и набрала номер Эдора. Противовес, так противовес...
  
  Глава шестнадцатая.
  
  К моему немалому удивлению, на звонок ответили сразу, причём с видео! Глядя на улыбающегося мачо, я невольно стушевалась. Что-то мне не нравились такие быстрые, а, главное, ненужные перемены. Насколько он подчёркивал, что у нас с ним некие особые отношения, настолько мне хотелось огородить свою личную территорию забором и развесить предупреждающие таблички: "Посторонним контрабандистам вход воспрещён!"
  Сделав вид, что совершенно не впечатлена его появлением на экране моего вифона, изобразила ответную улыбку и торопливо заговорила:
  - Привет! Извини за беспокойство, я только на секунду. Помнится, ты предлагал помощь, если мне понадобятся врачебные услуги. Предложение ещё в силе?
  - Да, - глаза Эдора явственно вспыхнули. - Для тебя - всё, что захо...
  - Нет, не для меня, - нахально прервала я ненужные славословия. - Для... сам-знаешь-кого. Мне нужно обследование в лаборатории, как можно более полное. Генетический анализ, в том числе. Есть у тебя что-нибудь?
  - Есть, - вздохнув, ответил совершенный мужчина. - Не для тебя, так для твоего... как-ты-там-его-зовёшь?.. Район такой, не самый респектабельный, но доктор - умница, проверенный-перепроверенный. Когда ты собираешь приехать?
  - Лучше бы сегодня. Где-нибудь, через час. Можно?
  - Можно, - усмехнулся сногсшибательный тип на экране. Кстати, сегодня он щеголял сложным золотым узором на левой половине лица, замечательно гармонирующим с золотыми же волосами, уложенными в хаотичном беспорядке. Просто мечта нео-импрессиониста! - Тебе, Жужелица, всё можно... Фиксируй адрес, я предупрежу человечка. Мне приехать?
  - Нет-нет! Зачем? Я справлюсь! И, потом, не хочу тебя отвлекать, сама по уши в делах. Так что, спасибо, но не надо беспокоиться...
  - А я беспокоюсь, - насмешливо ответствовал криминальный элемент, - вот, ничего тут не поделаешь!
  - Зря, - с досадой сказала я. - Кстати, ты у кого "тараканов" покупаешь?
  - А что? - безмятежно спросил Эдор, даже глазом не моргнув.
  - Да дефектные они у тебя какие-то. Или ты продешевил, - съязвила я. - Хлипкие, не выносят, когда их роняют. Я тут, случайно, уронила... И всё! Вдребезги!
  - Да? И сколько ж ты уронила?
  - Все, представляешь? Такое невезение...
  - Прямо все семь, одновременно? - он картинно поднял брови.
  - Да, все десять, - ответила я, притворно потупившись.
  Приврать - это святое. Вот, пусть теперь думает, сколько "прослушек" я нашла, и зачем оставила некоторые на месте, если конечно, что-то осталось...
  - Уф, ну, это ничего. Ты уж не громи дом-то, - ехидно посоветовал контрабандист. - Он тебе ещё пригодится...
  Отключившись, я нервно вздохнула. Ну, Всевидящий, помоги! Два хищника с двух сторон, и мы с Вайятху, в качестве приманки, посредине... Вопрос: как успеть вовремя отскочить, чтобы остаться в живых, когда эти мастодонты столкнутся? А что столкнутся, - это и к гадалке ходить не надо. Эдор так прёт напролом, что Скросс просто не сможет его миновать...
  Встряхнувшись, спрятала вифон, подняла лягушонка и повела его на ближайшую стоянку флайеров. У нас ещё есть тридцать минут, надо бы навестить мою старую квартиру, забрать вещи, объясниться с управляющим, и... ох, там же этот колорайтер! Чувствую печёнкой, что достанется мне по первое число.
  Лягушонок покорно позволил отконвоировать его к флайерам, посадить, завязать глаза, потом, когда мы прилетели, вывести наружу, снять повязку и подвести к двери моей бывшей флэтки. Всё без единого слова, и без проблеска чувств в глазах. Я начинала беспокоиться: что ему там ввели? Почему он на зомби стал похож?
  Пристроив его на диван, я принялась быстро паковать оставшиеся вещи, предварительно позвонив управляющему. Минут через пять-семь он явился, собственной персоной. Будучи впущенным, холодно поздоровался, обошёл квартирку, заглядывая в каждый угол. Проверил все устройства, от холодильной камеры, до слива в туалете, и, наконец, добрался до колорайтера...
   Включенный прибор для начала выдал невообразимую рябь по поверхности стен, потом, подумав, остановился на рисунке в виде зигзагов, и принялся эти зигзаги раскрашивать в цвета флага Второй: жёлтый, зелёный и чёрный. Зрелище, надо сказать, получилось впечатляющим! Эдакая квартира рьяного патриота - защитника планетарных интересов...
  Полюбовавшись на заскоки колорайтера, я перевела взгляд на управляющего. Он как раз пытался закрыть рот, таращась на раскраску стен.
  - К-как вы... Как вам это удалось?! - Наконец, вопросил он, справившись с челюстью. - Они же все заблокированы!
  - Что именно? - невинно поинтересовалась я.
  - Дополнительные функции! Заблокированы, - пояснил потрясённый управляющий, - Мы специально сделали это, чтобы не поднимать плату за аренду... Но как вы ухитрились разблокировать его?!
  - Случайно, - открестилась я. - Вот, пригласила... эээ, знакомого, - указала на Вайятху, сидящего в ступоре. - И он как-то... ненароком! Так вот и получилось. Простите, не специально! Я могу как-то компенсировать?..
  Управляющий покачал головой и ответил:
  - Ну, в качестве штрафа я готов принять информацию о том, как ему удалось обойти блоки. Позже, когда он выйдет из пост-гипнотического дипа... Ну, а остальное сейчас оформим...
  Я машинально выполняла всю процедуру расторжения договора о найме квартиры, прикладывала пальцы, кивала, но ничего не слышала. Слова управляющего о том, что заморыш находится в пост-гипнотическом состоянии, меня озадачили. Гипноз?.. Где?.. В той капсуле в лаборатории?!.
  Я исподтишка, стараясь не показывать своего удивления, присматривалась к кикиморышу, который продолжал безучастно сидеть на диване, прикрыв глаза. Даже цвет у него сейчас был каким-то белесым, вполне можно принять за нездоровую бледность... Впрочем, после гипно-воздействия именно так и бывает. У некоторых, кому особенно не повезло, ещё и головокружения случаются, слышала я как-то про девушку, падавшую в обмороки каждый раз, когда нужно было очередную порцию информации в память вкладывать. Правда, сама я её не видела и россказни принимала за выдумки студентов, любящих попугать друг друга.
  Безумный профессор, который за невыполненные работы выжигал своим ученикам мозг; ненормальный авто-лаборант, которого уволенный преподаватель настроил на убийства тех, кто издевался над ним; даже диктатор, мечтающий покорить планету, и для этого зомбирующий студентов, превращая их в послушную себе армию... Это же всем известные студенческие байки, которые ходят с одной планеты на другую, отличаясь только деталями!
  Что же касается гипно-воздействия, то считалось, что его возможно производить только при наличии специального оборудования. Хотя, кто мне сказал, что в ту капсулу не было встроено такое оборудование? Ах, как всё сложно... Что же за игру ведёт байон Вольп, при условии, что он в курсе того, что происходит в его лаборатории? Интересно, а может ли быть по-другому... Или вовсе не Вольп? Может, надо брать выше?
  Но, если всё правда, если к лягушонку применили гипноз, что в него заложили? Ой-ой-ой... учитывая морально-нравственную свободу, которую господин Скросс демонстрирует по отношению к Маугли, вложить могли всё, что угодно. Вплоть до приказа пойти через часик и утопиться...
  Всевидящий, да что же это такое?! Надо взять себя в руки. Не время раскисать! Пока никуда не рвётся? Вот и хорошо, вот и ладушки... Отсюда ему спрыгнуть не удастся, барьер безопасности не даст. Из флайера - тоже, по той же причине, плюс, я его пристегну... Прикую, если надо будет! Когда же они могли назначить время и место самоубийства, если, конечно, оно планируется, и если у меня не развивается мания преследования стремительными темпами?..
  Выпроводила управляющего, пообещав ему напоследок, сама не знаю чего (всё равно не слышала ни слова из его разглагольствований, только кивала, как дрессированный маа), и понеслась обратно к дивану. Таак, я не знаток, но, всё-таки... Десять-двадцать минут у меня здесь ещё есть, попробуем.
  Я вытащила Деону из сумочки, подсоединила Хранитель к сети, подождала положенные две секунды загрузки и нервно, быстро заговорила:
  - Део, мне срочно нужно знать, может ли состояние лягушонка быть связанным с гипно-воздействием?..
  Кибер-консультант неожиданно вздохнула, потом, вполне по-человечески, ответила:
  - Тэш, ну как я тебе могу дать гарантии, когда ни оборудования, ни медицинского модуля тут нет? На глазок? Так я тебе "на глазок" скажу: есть симптомы заторможенности сознания, снижения кровяного давления и падения частоты пульса. И я тебе с ходу могу назвать двадцать причин, как минимум, почему это может с ним происходить. Но, тебе ведь нужно точно знать?
  - Хотелось бы... - протянула я.
  - Мне нужно обследование. Хотя бы поверхностное. Если ты спрашиваешь, похоже ли его состояние на пост-гипнотический синдром, - да, похоже. Но я не гарантирую, что это именно оно.
  Я вздохнула. Как плохо, когда нет никакой уверенности ни в чём... Ладно, будем играть теми картами, что достались.
  Отключив Деону, я спрятала Хранитель, собрала вещи ближе к выходу и подняла заморыша с дивана. Впечатление было такое, что он просто спит на ходу. Во флайере мне даже не понадобилось завязывать ему глаза, - он просто их не открывал. Долетев до лаборатории, я задумалась: что делать? Оставить его здесь или взять с собой? Пометалась, пометалась и решила оставить его пока в кабине. Если что - мне одной сбежать будет проще. Выбрала стоянку подальше от здания медицинского центра, где располагалась лаборатория, проверила ремень безопасности на кикиморыше и пошла закоулками на встречу.
  Меня уже ждали, байон Вольп радушно пригласил меня присесть, предложил чашечку кофе с коровьим - коровьим! - молоком, но я, старательно сглатывая слюнки, отказалась. Ну их, к диосам! Если они лягушонка, действительно, обработали, с них станется и в кофе снотворного подсыпать...
  Паранойя расцветает! Ещё немного, и плодоносить начнёт.
  Фальшиво улыбаясь и вежливо (поначалу) игнорируя вопросы о том, где же "этот молодой человек", начала тихо вытрясать экспресс-результаты, и через некоторое время поняла, что вся медицинская свора спит и видит оставить лягушонка у себя! Мне пообещали великолепное содержание для него, питание и моцион, самые новые разработки, лекарства и тесты. Выслушав, я снова попросила их выдать мне результаты. Мне опять попытались вежливо дать от ворот поворот. Тогда я встала и с самой милой улыбкой сообщила, что если они отказываются выдать мне медицинское заключение, я обращусь в органы охраны порядка с жалобой на невыполнение взятых на себя обязательств.
  Байон Вольп просто дар речи потерял, видимо, не ожидал от меня такой подлости, - ну, естественно, откуда ему знать, что я блефую... Последнее, что мне нужно - это проблемы с органами охраны порядка. Но, похоже, он тоже к ним особой любви не питал, как я и просила... В-общем, ещё через пятнадцать минут уговоров, уламываний, обещаний и пространных объяснений, меня, наконец, выпустили из лаборатории, и даже обещанные результаты отдали. Но клятвенно просили прийти за остальными данными через пару дней.
  Я, конечно, пообещала, но про себя решила: дудки! Ноги моей тут не будет, не говоря уже о лягушонке! Если они на самом деле применяют без предупреждения гипноз или ещё какие-то воздействия, то верить им нельзя ни на грош! Лучше уж я пойду, поплачусь Эдору. Ему-то меня обманывать смысла нет. Пока, во всяком случае...
  Добежав до флайера в рекордно короткие сроки, я запрыгнула внутрь и рванула с места, дав глупую, но действенную команду: "Вверх!" Машина не рассуждает, она выполняет устный приказ, если он не противоречит законам и нормам, а вот преследователям, буде такие найдутся, придётся оооочень несладко! Обычно подобного манёвра никто не ждёт, а если ещё и время правильно выбрать... Тогда любой хвост можно элементарно вычислить: дураков, желающих летать на верхнем предельном уровне высоты, практически, нет. И заметить наблюдателя - плёвое дело.
  Я придумала этот трюк, когда нам с Линн однажды пришлось спешно удирать с вечеринки, которую устраивала новая девушка одного из бывших парней моей подруги. Линн втемяшилось в голову, что она должна отомстить предателю, и мы прилетели незваными, с целью устроить небольшую диверсию. Намерение было успешно выполнено, а нам пришлось очень быстро покидать дом, отрываясь попутно от преследователей.
  В этот раз я не ждала особых сюрпризов, скорее, тешила набирающую обороты манию преследования. Поэтому, повисев на высоте около трёх минут, плавно снизилась и полетела в общем потоке, иногда меняя маршрут. До указанного Эдором адреса мы добрались быстро, так что у меня оставалось свободное время, и я посвятила его изучению вырванных чуть ли не с боем результатов обследования.
  Первый взгляд - и первое разочарование. Сплошные бесконечные цепочки ДНК, и пояснения в терминах, которые заставили бы усомниться в собственном интеллекте даже Део! Я в растерянности смотрела на них, гадая, что всё это означает. Но ответ так и не снизошёл на меня. Плюнув пока на это дело, я принялась изучать остальные данные.
  Кое-что стало понятно. Например, что органы, казавшиеся непропорционально большими по отношению к остальному телу, были, так сказать, исходного размера. То-есть, лягушонок должен был, всё-таки, быть выше и больше. Значит, версия с планетой, где уровень гравитации ниже стандартного, рассыпалась. Непонятно даже, плохо это или хорошо...
  Что дальше? Дальше шли списки генов, которые были "угнетены" в период от одной тысячи до ста лет назад. И было этих генов тьма-тьмущая! Вот только кто бы мне объяснил, что там было искусственно сделано, а что - само собой произошло. У нас ведь, если покопаться в генной цепочке, можно до ящерицы добраться, только никто ведь не считает, что ящерица - это наш настоящий вид... Короче, я поняла, что без пояснений специалиста ничего не пойму. Нет, конечно, если совсем припрёт, то я могу подключить Деону, набрать соответствующей информации отовсюду, и что-то да извлеку... Но специалист сделает это гораздо быстрее, а главное, только он мне скажет, что из сделанного можно исправить. И вообще, можно ли...
  Все мои сведения на эту тему исчерпываются парой лекций о генных модификациях и последствиях их применений. И, помнится, ничего хорошего нам об этом не говорили... Всё напирали на неправомочность и непредсказуемые отдалённые результаты.
  Повздыхав, я закрыла папку с результатами и сверилась с часами. Пора было идти на рандеву с очередным эскулапом, только теперь от Эдора. Ну, если мне и там будут пытаться напакостить!..
  Оставшиеся несколько минут до назначенного времени я потратила на то, чтобы отправить свои вещи, взятые из бывшей квартиры, в новый дом. К счастью, совсем рядом обнаружилось отделение срочных доставок, так что я быстренько привела к ним туда три чемодана, заполнила заявку и оставила багаж под присмотром маленькой, похожей на усохшее деревце старушки, работавшей там в полном одиночестве. Сначала я даже засомневалась, справится ли она, но глянув, как бодро старушка укладывает мои немаленькие кофры на тележку-робота, я успокоилась. Напомнив ещё раз, что можно всё оставить перед крыльцом дома, я расплатилась, и мы с лягушонком отправились снова на поиски приключений на наши головы, спины и прочие части тела...
  Лаборатория, в которую нас отправил Эдор, оказалась совсем небольшой, точнее даже маленькой: две комнатушки, набитые под завязку разной аппаратурой, даже по виду не самой новой. Причём этой аппаратуры было так много, что всё вместе производило впечатление медицинского склада. Но это всё были пустяки! Лаборатория и вполовину не поразила меня так, как работавший там врач! Я только глазами захлопала, когда увидела высокого широкоплечего красавца, с длинными пшенично-русыми волосами, собранными в хвост. Присмотревшись, я решила, что он напоминает древних разбойников с пра-планеты, которых, кажется, викингами называли. А этот точно тянул на их предводителя!
  Он пронзительно взглянул на меня глазами цвета ледяной синевы зимнего неба, выслушал слово-пароль, переданное Эдором, что-то буркнул в ответ и, нехотя, махнул рукой, приглашая войти в свою берлогу. Потом захлопнул дверь, продемонстрировав мне попутно чеканный профиль, и, ловко огибая препятствия, пробрался к столу, на котором тоже громоздились всевозможные приборы.
  - Ну? - неприветливо сказал он, усевшись и хмуро разглядывая нас по очереди.
  - А... разве Эдор не объяснил, о чём идёт речь? - несколько удивлённо спросила я.
  - Да, нёс чего-то про инопланетянина, которого надо восстановить. Как будто это поломанная посудомоечная машина...
  - Да, правда, звучит нелепо... Но, в-общем, это так и есть. Речь идёт о нём, - я повернулась к Вайятху, который так же безучастно смотрел вокруг. - Он на самом деле принадлежит к иной расе, и ему действительно нужна помощь.
  Врач фыркнул, потом наклонил голову набок, отчего стал похож на любопытного орла, посмотрел на Маугли и сказал:
  - Ну, раздевайте его. Посмотрим на вашего... гуманоида.
  Сделать это было непросто в условиях, когда свободными остались всего пара квадратных метров. Но, я не была бы дочерью своей матери, если бы не научилась обходиться минимумом площади, поэтому, не прошло и минуты, как лягушонок красовался в одном белье.
  - Полностью, - бросил врач, который в это время просматривал мой Кристалл с записями об обследовании заморыша с корабля.
  Я, пыхтя и проделывая чудеса эквилибристики, выполнила требование и отступила, насколько смогла, с охапкой одежды в руках. Эскулап оторвался от записей и уставился на лягушонка.
  - М-даааа... - выдал он после долгого и пристального осмотра. - Это ж надо...
  После такого невразумительного высказывания, он принялся обследовать Маугли, только совсем не так, как в предыдущей лаборатории: заставлял заморыша сгибать руки, ноги; сжимать кисти в кулаки; поднимать колени; стоять на одной ноге; ходить, даже пробежаться, для чего расчистил длинный узкий проход между оборудованием, попросту распинав коробки.
  Одновременно, врач подробнейшим образом расспрашивал меня о том, как кикиморыш питается, спит, ходит в туалет, что он любит, а что - нет, сколько ему лет, и ещё о тысяче разных и неожиданных вещей. На большую часть вопросов я так и не смогла ему ответить: иногда, потому что не знала ответа, иногда, потому что не хотела отвечать.
   Закончив внешний осмотр, потомок викингов загнал лягушонка в специальное кресло, пристегнул ремнями и установил медицинский модуль, похожий на мой, корабельный, только куда круче. Включил сканирование и повернулся ко мне. Судя по недоброму прищуру прекрасных голубых глаз, пришла моя очередь.
  - Пусть он пока полежит, а мы поговорим с вами, девица... - довольно грозно пообещал он и вернулся обратно к столу.
  - Итак, давайте подведём итоги. Вы приволокли ко мне гуманоида, но при этом почти ничего о нём не знаете...
  - Так вы поверили, что он - не человек? - удивилась я. До сих пор мне казалось, что врач жаждал разоблачить меня, как отъявленную лгунью.
  - Ну, я же не слепой, - снисходительно ответил блондинистый бог варваров. - Тут даже снимки скелета необязательно видеть, чтобы понять это. Само собой, он - инопланетянин. Вы лучше объясните, как так вышло, что вы не в курсе, откуда он?
  - Это... долгая история, - уклончиво ответила я. - И не уверена, что должна вам об этом рассказывать.
  - Зато я уверен, - припечатал золотоволосый красавец и тяжело взглянул на меня. - Это вам не шутки, и речь идёт не о безобидном вмешательстве, типа изменения цвета кожи или волос. Над этим парнем поработали очень профессионально, но такие работы не проводятся легально. Значит, делали всё нелегально. Мне дополнительные проблемы с законом не нужны. Поэтому спрашиваю: кто это, и откуда он взялся?
  Я задумалась. Выглядел морской разбойник взволнованным и обеспокоенным, но, скорее, не из-за себя или возможных неприятностей, а... из-за Маугли! Мне показалось, что он принял близко к сердцу то, что успел понять о лягушонке, и теперь пытался выяснить как можно больше, чтобы как-то помочь ему... Очень хотелось верить в то, что викинг не преследовал какие-то свои интересы, но и сразу уверовать в бескорыстную помощь и заботу было бы, по меньшей мере, глупо...
  Главная проблема заключалась в том, что мне очень нужен был союзник! Союзник, который помогал бы не Скроссу или Эдору, а нам с Вайятху! Вот только вопрос - годится ли предводитель морских пиратов на эту роль или нет? Насколько он подчиняется Эдору, что их связывает, и кого будет поддерживать конунг варваров, если придется делать выбор? Ох, Всевидящий, помоги!
  Я уставилась на эскулапа не менее испытующе, чем он на меня.
  - Откровенность за откровенность. Что вы делаете для Эдора?
  Викинг удивлённо поднял брови.
  - Выполняю его просьбы, - сухо ответил он.
  Я пожала плечами.
  - Ну, вот видите... Требуете от меня, чтобы я перед вами карманы вывернула, а сами даже на простой вопрос ответить не можете. Ничего не выйдет!
  Золотоволосый бог нахмурился, потеребил мочку уха, потом, приняв какое-то решение, ответил:
  - Я разрабатываю для Эдора систему фальшивых персональных меток.
  - Что?..
  - Ну, это способ выдать одного человека за другого. Есть же уникальные, свойственные только одному конкретному человеку, данные. Типа отпечатков пальцев, тембра голоса, сетчатки глаза... Понимаете?
  - Да, это все знают.
  - Ну, вот. Я ищу способ сделать так, чтобы следящие датчики обманывались, считывая ложные данные. Например, сидите здесь в кресле вы, а компьютер будет "видеть" меня. Понятно?
  - Да, - задумчиво ответила я. Кто бы, собственно говоря, сомневался, что сплотить викинга и мачо могут только криминальные цели. Странно, что в голосе предводителя пиратов особого энтузиазма не слышалось. - Полагаю, Эдору такие вещи очень даже нужны. А вам-то какая выгода? Деньги?
  Скандинавский бог побарабанил по столу пальцами, бросил взгляд на Вайятху, лежащего в кресле, и, видимо, решив, что мы в одинаковой степени преступаем закон, ответил:
  - Не только. Но это... В-общем, личная история. И вас она не касается.
  Я пожала плечами. Хорошо, что он не стал врать или выворачиваться, это внушает надежду, что предавать или продавать информацию налево-направо он не станет. Ну, рискнём...
  - Дело в том, что я вывезла этого гуманоида с Мирассы, причём, незаконно, с помощью одной местной влиятельной особы...
  Я рассказывала ему историю Маугли, старательно избегая имён, резких выражений и тщательно смягчая краски. Но даже и такой, урезанной информации хватило, чтобы, выслушав меня, викинг запустил пальцы в волосы, совершенно растрепав причёску, и разразился бранью. Заметив мой открытый от неожиданности рот, конунг вдруг смутился, извинился, заново собрал волосы в хвост, и знаком предложил мне продолжить рассказ.
   Информация о том, как мне удалось провезти Маугли на Вторую, не вызвала у него никакого удивления, а вот интерес, проявленный господином Скроссом (правда, имя бизнесмена я не стала называть), снова вызвал поток крепких выражений. Я поморщилась, но промолчала.
  Покупка дома, появление Эдора (наш с ним способ расслабляться, я, конечно, пропустила), его предложение, - всё было выслушано с величайшим вниманием. Величественный лоб эскулапа всё больше хмурился, по мере того, как моё повествование подходило к концу. Закончила я сегодняшним днём, упомянув и другую лабораторию.
  - Дай, - немедленно заявил врач, протянув руку.
  - Что? - опешила я от такого обращения и спонтанного перехода на "ты".
  - Результаты, естественно, - язвительно ответил золотоволосый бог. - А ты что подумала?
  - Ничего, - пробормотала я, краснея. - Вот, смотри.
  Эскулап открыл папку и углубился в записи.
  - Вигор, кстати, - вдруг сказал он, не отрываясь от чтения.
  - Что? - опять растерялась я.
  - Меня зовут так. Вигор, - ответил врач и, не глядя, протянул мне руку дощечкой.
  - А... очень приятно, - ответила я неуверенно и пожала длинные твёрдые пальцы.
  Конунг тут же отдёрнул конечность и снова углубился в результаты обследования. Судя по всему, там было написано что-то, вполне понятное для него и, кроме того, чрезвычайно интересное. Он даже перечитал какую-то страницу несколько раз, потом папку закрыл и уставился на меня сумрачно.
  - Ну? - спросила я. Видимо, любовь Вигора к краткости была заразной...
  - Ну и... Не знаю, зачем это всё было затеяно, потому что работа была проделана просто безумная. И тот, кто это делал, был гением, однозначно.
  - Ты думаешь? - пробурчала я. У меня имелись серьёзные сомнения на этот счёт...
  - Да, - отрезал викинг. - Сейчас я загружу это всё в мою старушку, и посмотрим, что получится на выходе. Таак...
  Эскулап быстро слил всю информацию с Кристалла и из папки к себе в кибер и принялся манипулировать рисунками и схемами, которые возникали на голограмматоре. Пальцы конунга, обтянутые специальными перчатками, плясали вокруг виртуальной панели управления, вводя команды. Иногда он использовал и голосовое управление. Надо признать, выглядело это красиво. Не удержавшись, я подошла поближе и машинально оперлась о его плечо, наблюдая за изменяющейся картинкой.
  Прошло несколько минут, и перед нами оказалась трёхмерная модель.
  - Ну, вот, - не без гордости прокомментировал Вигор. - Так он должен был выглядеть. Конечно, возможны некоторые нюансы, но не принципиальные.
  Я напряжённо вглядывалась в полученное изображение. По расчётам викинга, Маугли должен был иметь рост под два метра, вполне привлекательную, по человеческим меркам, фигуру и симпатичное лицо. Внешне инопланетное происхождение выдавал только цвет кожи, - по-прежнему, зелёный. Слава Всевидящему, никаких хвостов!
   Покачав головой в недоумении, я спросила:
  - Не понимаю, зачем надо было так его уродовать?! Он ведь был бы красивым!
  Викинг пожал плечами.
  - Да Вограны их знают... Ну, если, как ты говоришь, его сделали сексуальной игрушкой, то зачем им сдался такой громила? С маленьким проще справиться, да и потом контролировать. Кстати, насчёт лекарств - похоже, что они искусственно затормозили его психику, что до роста... Так, если прикинуть, получается - твой гуманоид даже не подросток, ему и четырнадцати нет, если брать в качестве ориентира развитие человека.
  - Всевидящий... - прошептала я, прикладывая ладони к горящим щекам. - Это вообще ребёнок?!.
  - Угу, - рассеянно ответил Вигор, снова что-то перемещая на голлограмматоре. - Вот, видишь? Естественному росту соответствуют сердце, печень, почки... объём мозга... О, нервная система тоже! Интересно, как же это они ухитрились... И пенис. Всё. Остальное - либо уменьшенное, либо заторможенное до почти полной остановки.
  Я немедленно вспомнила, насколько Вайятху чувствителен к прикосновениям. Стало жарко.
  - Ну, и... желудок, - продолжал викинг, поворачивая модель перед нами. Разноцветными струйками в прозрачном теле бежали кровеносные сосуды, нежно розовела печень, серебрились лёгкие. - Странно, что они не уменьшили его, а так вот решили, - через оперативное вмешательство. Видимо, тоже фактор уменьшения роста...
  Тут от кресла, где лежал Вайятху донёсся шорох, и мальчишеский голос позвал меня:
  - Сагите?..
  Я резко обернулась, следом за мной оглянулся выпрямившийся Вигор. Лягушонок, который лежал лицом к нам, приподнял голову, ища меня, и наткнулся взглядом на конунга. Он мгновенно стал серо-зелёного цвета, глаза округлились до чайных блюдец, и, естественно, мужской орган подпрыгнул вверх. Ну, всё, как всегда!
  Я только досадливо вздохнула, а вот бог варваров, не ожидавший такой реакции, нервно попятился и пробормотал:
  - Чтоб я сдох...
  
  Глава семнадцатая.
  
  Меня накрыло ощущение дежавю, - сходство оказалось, практически, полным, за исключением того, что в прошлый раз на месте врача был Эдор. Я, как смогла, максимально быстро добралась до лягушонка и принялась успокаивающе поглаживать его по голове.
  - Всё хорошо, Маугли, я здесь, всё нормально, не бойся...
  - Сагите... Где мы?.. Кто это? - заморыш с ужасом смотрел на Вигора.
  - Это врач, ты разве не помнишь, как мы пришли сюда?
  - Нет... Я как будто всё проспал... Помню, что меня закрыли в белом шаре, потом всё мигало, мигало... А потом я, кажется, уснул... И проснулся здесь!
  - Вот оно что, - протянула я. - Ну, это бывает! Врач в той лаборатории, которую ты помнишь, сказал, что они ввели тебе успокоительное. Ты переживал, да? Когда был в... том шаре?
  - Да, сагите, - прошептал кикиморыш, дёргая руками в попытках освободиться от ремней. - Я испугался, потому что долго не мог вас видеть... И всё мигало...
  - Теперь всё хорошо, - успокаивающе проворковала я. - Просто ты, наверное, и вправду, как будто уснул. Мы ушли уже из той лаборатории, прилетели в другую, чтобы тебя здесь могли проверить, понимаешь?
  - Да... - ответил заморыш, стараясь прижаться ко мне, несмотря на фиксирующие его ремни.
  Но, судя по всему, он вовсе не собирался успокаиваться, его тело демонстрировало это самым недвусмысленным образом. Вограны всё побери! Будь это дома, я бы решила проблему за несколько минут, но... не здесь же?! Я уже собиралась попросить Вигора освободить Маугли и быстренько увести его хотя бы во флайер, когда молча таращившийся на нас викинг взял инициативу в свои руки.
  - На что он так реагирует? - спросил он, заставив лягушонка вздрогнуть.
  - На страх, - ответила я. - Это, видимо, что-то, вроде рефлекса: как только ему страшно, у него тут же происходит эрекция. И чем сильнее испуг, тем сильнее реакция.
  Эскулап подошёл чуть ближе и, нахмурившись, принялся изучать заморыша, который даже трепыхаться перестал.
  - Я так понимаю, что он... очень испуган? - наконец, высказал предположение викинг.
  - Да. Практически, паникует... Может, тебе лучше отойти?..
  - Могу и отойти... - согласился предводитель варваров. - И часто с ним такое случается?
  - Довольно часто, - вымученно ответила я. - Не знаю, как снять эту зависимость, потому что понятия не имею, искусственная ли это или нормальная реакция его организма?..
  - Нормальная? Ну, это уж вряд ли... - пробормотал врач. - И что ты делаешь, когда его так... накрывает? Дашь успокоительное?
  - Нет, я стараюсь без крайней нужды лекарствами не пичкать. Обхожусь подручными средствами... - пробурчала я, чувствуя, что неудержимо краснею.
  Викинг дёрнул себя за ухо и сказал:
  - Сканирование ещё не закончено, минут двадцать осталось. Второй раз он может и вовсе отказать лечь сюда. Успокоительное уже было... Ну, что делать, - давай!
  - Что давать? - спросила я, искренне надеясь, что неправильно поняла предводителя пиратов.
  - Что-что, не догадываешься, что ли? - нетерпеливо ответил конунг, кажется, проглотив парочку крепких выражений. - Делай то, что обычно делаешь, чтобы он расслабился!
  - Как?.. - ошарашенно спросила я, становясь, судя по тому, как полыхнуло лицо, свекольного цвета. - Прямо... прямо тут?!
  - А что? Нужны какие-то особые условия? - удивился синеглазый извращенец. - Кровать, что ли, обязательно требуется? Или шёлковые простыни?
  - Н-нет, но... - запинаясь ответила я, пытаясь уложить в голове, как это вообще можно: в лаборатории, на медицинском кресле, чуть ли не на глазах у викинга, которого вижу в первый раз... - Вот прямо так?!
  - Прямо. Не тяни бульбакана за хвост! - посоветовал мне бог неприхотливых морских разбойников. - Не слышишь, что ли? У него пульс зашкаливает уже!
  Аппарат, действительно, довольно давно подавал сигналы, что с пациентом не всё в порядке. Размеренный тихий писк сменился громкими тревожными звонками. А, Вограны всё побери!
  - Тогда выйди! - дрогнувшим голосом велела я этому чокнутому блондину. Ещё не хватало мне наблюдателей за... процессом.
  Викинг снисходительно посмотрел на меня, пожал плечами, но послушно скрылся за коробками и оборудованием.
  Снова повернувшись к Маугли, я тревожно всмотрелась в него. Действительно, ему было нехорошо: скорее, серая, чем зелёная кожа, глаза огромные, столько испуга на лице и, главное, - эрекция, Вограны её возьми!! Я лихорадочно придумывала, как подойти к делу, пока меня не осенило: даже животные обычно успокаиваются, когда их лишают возможности двигаться и видеть. Ну, шевелиться Маугли и так почти не может, а вот глаза... Просто закрыть он их, конечно, не согласится, а что, если...
  Шарфик остался где-то позади, в сумке, идти за ним - только ещё больше испугать лягушонка. Ну, тогда подручными средствами... Стянула с шеи полупрозрачный платок и уверенно заговорила:
  - Маугли, послушай меня! Я понимаю, что тебе сейчас страшно, обстановка незнакомая, медицинское оборудование кругом. Тяжело отвлечься... Мы с тобой поступим вот как: я завяжу тебе глаза, и ты не будешь этого пугаться! Хорошо? Я хочу, чтобы ты сосредоточился только на своих ощущениях. Если не будешь видеть, что вокруг - быстрее сможешь расслабиться... Посмотри, какой у меня платок, красивый, правда? И мне тоже очень нравится... Приподними голову... Наклони её вперёд... Хорошо, умница. Вот так. А теперь постарайся ни о чём не думать, ничего не бояться, вспомни что-нибудь приятное...
  Поначалу все старания были напрасными, и с завязанными глазами лягушонок продолжал нервничать. Мне больших трудов стоило хотя бы притормозить этот процесс. Я, как могла, старалась заставить его переключиться, но получалось плохо. Даже изменения цвета кожи были каким-то вялыми, неопределёнными, словно Вайятху утратил свою чувствительность к прикосновениям. Возможно, всё дело было в том, что я сама нервничала, торопилась и не могла полностью сосредоточиться на нём. Кроме всего, мне чудилось, что эскулап следит за нами, и постоянно тянуло оглянуться.
  Внезапно, в какой-то момент, так и оказалось: рядом со мной возник Вигор. Я чуть не вскрикнула от неожиданности, но он прижал палец ко рту, показывая, что надо молчать. Оценив мои усилия, покачал головой, укоризненно посмотрел на моё оторопевшее лицо и недвусмысленно показал знаками, что хочет попробовать сам. Я и охнуть не успела, как он ловко отвёл мои руки от лягушонка и приступил к делу.
  С трудом подавив желание стукнуть чересчур энергичного эскулапа, я хотела поступить с ним точно так же, как только что сделал он сам, но... Меня остановила реакция Вайятху на прикосновения Вигора.
  В отличие от меня, викинг вовсе не исследовал Маугли наощупь, не блуждал, а как будто бы точно знал, куда и как надо воздействовать, чтобы добиться требуемого результата. Он пробежался по телу лягушонка длинными твёрдыми пальцами, и заморыш, даже ощутив смену партнёра, не успел рта раскрыть, как непроизвольно застонал и выгнулся ему навстречу.
  Всего несколько хирургически точных движений - и мерзкий конунг добился того, к чему тщетно стремилась я: тело кикиморыша расцвело первыми робкими радужными всплесками, которые быстро сменились глубокими, насыщенными цветами, даже более яркими, чем это было когда-либо до сих пор!
  Моё возмущение переросло в какую-то детскую обиду: всё-таки, я провела с лягушонком больше недели и ласкала его уже, Вограны знают, сколько раз, а этот скандинавский разбойник видел Вайятху первый раз в жизни, но ухитрился довести заморыша до оргазма за рекордные полторы минуты! Я точно знала это, потому что прямо передо мной, за спиной у конунга, на стене висели часы. Старенькие, со светящимся циферблатом. Антиквариат, однако...
  Я почувствовала себя слегка отомщённой, когда Вигор, узрев цветовую феерию, беззвучно повторил свою коронную фразу:
  - Чтоб я сдох!..
  Кстати, в своём рассказе о заморыше я не упомянула об этой его способности и имела удовольствие второй раз за последние пятнадцать минут наблюдать ошарашенное лицо предводителя пиратов. Но, увы, - викинг быстро вернул себе самообладание и продолжил, как ни в чём не бывало. Я со смешанным чувством следила за ним. С одной стороны, было облегчение от того, что Маугли, наконец-то, расслабился, а с другой... Ну, вот как это ему удалось?!
  Пират, тем временем, наблюдал за цветовым шоу, которые породил у кикиморыша бурный оргазм. Опять же, мне показалось, что он был сильнее, чем во все предыдущие разы. Вограны всё побери! Мерзкий профессионал, с большой долей врачебного цинизма...
  Паршивец и циник, дождавшись заключительного аккорда и последующего обесцвечивания кикиморыша, покачал головой в некотором обалдении, и беззвучно же, одними губами, подкрепляя слова жестами, сказал:
  - Я пойду... Приходи туда сама потом!
  Нехотя, кивнула, и бог викингов исчез, как тень, за коробками. Чтоб его!..
  Помедлив, я развязала глаза лягушонку и тут же оказалась под прицелом потемневших зелёных глаз.
  - Сагите?.. - вопросительно произнёс Маугли, и видно было, что он боится задать вопрос, который жжёт ему язык: кто только что здесь был?
  Я вздохнула и натянуто улыбнулась:
  - Как ты себя чувствуешь? - Да, нечестно менять тему, но рассказывать ему, прямо сейчас, о фокусах Вигора я не собиралась. Психика у заморыша хрупкая, не дай, Всевидящий, от новостей его опять переклинит, и понадобится новый сеанс релаксации! Этого я уже не перенесу... - Тебе осталось всего десять минут полежать. Сканирование закончится, и я тебя заберу. А пока полежи спокойно, мне нужно поговорить с врачом о том, как тебе помочь. Хорошо?
  К счастью, муштра не позволила Вайятху возражать. Он проглотил все вопросы, которые у него были, и даже смог разжать пальцы, чтобы отпустить мою руку, в которую вцепился, как только платок с его глаз был снят. Я ободряюще улыбнулась ему и пошла за коробки, где ранее исчез мерзкий пират и извращенец.
  Он, видимо, прихватил, уходя, свой кибер, потому что я нашла его сидящим на ящике и поглощённым изучением модели строения тела Маугли. Вероятно, у него на затылке были глаза, потому что, как только я оказалась рядом, эскулап, не дожидаясь моих слов, обратился ко мне сам:
  - Ну, что... Перспективы у твоего гуманоида неплохие. Процентов на семьдесят я, думаю, можно будет вернуть ему тот вид, который подразумевала матушка-природа.
  Я тут же забыла обо всём, что собиралась высказать голубоглазому цинику и самодуру, и недоверчиво переспросила:
  - Семьдесят? Так много? А ты уверен?
  - Гарантий, пожалуй, не дам... Но уверенность есть. Смотри... - и модель сменилась длиннющими таблицами, в которых были записаны попарно какие-то иероглифы. - Вот это - угнетённые гены. - Часть значков окрасилась красным. - А вот это - те, что современная наука позволяет заставить работать так, как надо.
  Большая часть красных значков сменила цвет на зелёный. Прежними остались только самые последние в таблицах. Я жадно всматривалась в непонятные символы, сулившие лягушонку возвращение к нормальной жизни.
  - Покажи, каким он будет, если всё получится!
  - Смотри, - охотно ответил эскулап и пробежался по виртуальной клавиатуре. - Как раз загрузил результаты, сейчас получим ответ...
  Я нетерпеливо ждала, пока ряды цифр и непонятных знаков совмещались, тасовались, отсеивались и меняли свои очертания. Наконец, после нескольких заключительных команд викинга, картинка сложилась, позволила нам полюбоваться на неё и начала заменяться новой виртуальной моделью тела. Прямо на наших глазах это тело выстраивалось, некоторые органы периодически очерчивались быстрыми мерцающими контурами, видимо, что-то сообщая конунгу, и утверждались в своих очертаниях. Раз, два, три - и вот, на голограмматоре стоит законченная прозрачная фигура, в которой вполне реалистично функционируют органы.
  Эскулап принялся объяснять мне:
  - Ну, как видишь, почти всё можно привести в нормальное состояние: и желудок, и лёгкие, и вот это... видимо, эквивалент надпочечников. Но есть одна серьёзная проблема, которую я, к сожалению, решить не смогу.
  - Какая?
  - Бесплодие. У твоего гуманоида никогда не будет детей.
  - Почему?
  - Потому что его не просто сделали стерильным, у него выброс семени был строго лимитирован. От природы. И он уже израсходован... Вот так.
  Я прикусила губу. Так вот в чём кроется причина его оргазмов "всухую"! Какие же сволочи... Значит, даже если Вайятху изменится и вырастет, он никогда не увидит сына или дочери. Потому, что так решили его хозяева с Мирассы. Взяли и выдоили лягушонка, как подопытное животное... и, наверняка, использовали его сперму для своих экспериментов! Чтоб они на веки вечные пропали в утробе Плорада!
  Конечно, сейчас у нас было множество более животрепещущих проблем, но что-то мне подсказывало, - когда-нибудь мы ещё вернёмся к этому и будем горько сожалеть о бесплодии Маугли...
  - Это самый серьёзный недостаток, который невозможно исправить? - спросила я.
  - Пожалуй, да... - ответил викинг, продолжая что-то вводить на клавиатуре кибера. - Ещё более точно я тебе смогу ответить, примерно, через полчаса. Устроит?
  - Да, - выдохнула я, внезапно обнаружив, что стою, ухватившись за плечо Вигора. Очень даже надёжное и сильное плечо, между прочим.
  Опять в груди возникло странное чувство, похожее на сосущую пустоту. Я знала, что это было: усталость от навалившихся проблем и острое желание разделить их хоть с кем-то... С богом варваров, например. Конечно, он далеко не идеальный союзник, и вообще, похоже, та ещё скотина, но... Выбирать-то не из кого! Вариантов не то, чтобы немного или мало, их вообще нет!
  - Как ты будешь исправлять генные изменения? - поинтересовалась я, оттягивая более серьёзный разговор.
  - Естественно, излучением, - ответил эскулап-извращенец. - Ну, всё. Стало быть, это будет как-то так...
  Прозрачное тело "оделось" мускулами, потом кожей. На голове "выросли" волосы, последними открылись глаза. Я жадно рассматривала Вайятху, каким он должен был быть, и каким, если позволит Всевидящий, у меня есть шанс ещё его увидеть. Конечно, до Эдора или того же циника-врача ему было далеко, но он выглядел очень симпатичным. Я пыталась рассмотреть во вполне взрослом лице черты того подростка, которым он был сейчас, но тщетно! Всё было другим: большие, но не чрезмерно, глаза, довольно широкие скулы, прямой нос, даже рот не казался таким широким... Но, бесспорно, превратившись в мужчину, лягушонок всё равно не растерял бы своего обаяния!
  Тут позади меня раздался мелодичный звонок, оповещающий о том, что работа медицинского модуля закончена. Мы дружно рванули с места, но я перехватила пирата и попросила:
  - Нет-нет-нет, не сейчас! Позже, после меня. Когда я позову, понял?
  Вигор поморщился, но вернулся обратно к киберу. А я пошла к заморышу.
  Он услышал, как я пробираюсь, и завозился на кресле, пытаясь приподняться.
  - Вот и всё, Маугли! - радостно сообщила я, изучая защёлки ремней. - Теперь ты изучен вдоль и поперёк, так что можешь одеваться.
  Глядя на моё весёлое лицо, лягушонок постепенно оттаял и тоже робко заулыбался.
  - Всё хорошо, сагите?
  - Да, очень даже хорошо! Вот, надевай... - я подала ему одежду. - Представляешь, оказывается, мы можем сделать так, чтобы ты, наконец, вырос!
  - Вырос?.. - Вайятху вытаращился на меня. - Я?..
  - Ну, да! Ты станешь таким, как... Ну, как высокий мужчина!
  Глаза лягушонка радостно вспыхнули.
  - Я буду большим?
  - Да!
  - Таким же большим, как... тот сагат?
  - Который?
  - Тот, что... не ваш сагат, - смущаясь, ответил кикиморыш.
  - А!.. Эдор, - я тоже почему-то смутилась. - Наверное, да. Таким же.
  - А... А... - лягушонка вдруг заклинило. Он даже перестал одеваться и теперь стоял в незастёгнутой рубашке, тщательно сминая в гармошку её правую полу.
  - Что? - не выдержала я.
  - А... я... буду похож на того сагата? - наконец, выдавил заморыш.
  Тут заклинило меня. Быть похожим на Эдора?..
  - Нет, это вряд ли. Да и зачем?
  Кикиморыш поскучнел и принялся одеваться дальше, но уже без прежнего энтузиазма. Я наблюдала за ним, ломая голову, за каким Вограном ему понадобилось становиться похожим на Эдора? В голове что-то забрезжило, какая-то мысль, насчёт заморыша и контрабандиста, но тут послышались приближающиеся шаги. Учитывая способность Вигора подкрадываться бесшумно, как кошка, топот, судя по всему, имел целью предупредить нас о его появлении.
  Маугли тут же сделал попытку превратиться в дрожащую статую, но я его немедленно обняла и прошептала на ухо:
  - Всё хорошо, ты не должен бояться! Этот сагат - врач, который будет тебе помогать расти.
   На фоне вновь проявившейся заинтересованности лягушонка появление эскулапа прошло почти безболезненно. Нарочито медленно шагающий между своими аппаратами и приспособлениями викинг, увидев, что Маугли уже встал, уставился на него с не меньшим любопытством, чем сам кикиморыш смотрел на конунга.
  - Так-так, ну, привет! - произнёс Вигор. - Как самочувствие? Голова не кружится?
  - Нет, - еле слышно ответил Маугли, прижимаясь ко мне, как застенчивый ребёнок к матери.
  - Вот и хорошо! Ну, что, ты уже знаешь, что я могу изменить тебя, чтобы ты не выглядел больше маленьким мальчиком?
  Лягушонок сглотнул и кивнул. В глазах у него появилось что-то восторженное.
  - А вы... правда, можете, сагат?..
  -Угу, могу. - Конунг энергично кивнул. - Хочешь посмотреть, как ты будешь выглядеть после того, как я восстановлю все твои гены?
  - А?.. А можно?.. Сагите?.. - заморыш только что подпрыгивать не начал.
  - Иди, иди, - сказала я. - Посмотри, каким ты будешь.
  Скандинавский бог, подмигнув мне, пошёл обратно, за коробки. Маугли последовал за ним, не переставая оглядываться и бросать на меня зовущие взгляды. Я ободряюще улыбнулась. Пусть себе пока развлекаются.
  Медленно пошла, наконец, следом, раздумывая, подписываться на сотрудничество с конунгом или нет. Так ни к чему и не придя, добралась до кибера врача-извращенца, на голограмматоре которого, по-прежнему, медленно вращалась зелёная фигурка. Вайятху, открыв рот, смотрел на свой будущий облик, и в глазах его было что-то, похожее на религиозный экстаз.
  - Сагите, вы видели? - он даже на меня смог оторвать взгляд от изображения только на полсекунды и опять застыл в священном восхищении.
  - Да, Маугли, видела, - я остановилась рядом. - Тебе нравится?
  - Даааа... - выдохнул кикиморыш и облизал губы. - А... вам? Сагите?
  - Очень даже хорошенький, - подтвердила я.
  Глаза у заморыша заполыхали прямо-таки фанатичным светом.
  - Так вам нравится? Правда? - допытывался он, опять облизывая губы.
  - Я уже сказала, - как можно мягче, подтвердила и усмехнулась. Вот и новая игрушка нашлась...
  - А когда... сагите? - умоляюще спросил кикиморыш.
  - Не знаю, - я пожала плечами. - Вигор, ты когда планируешь начать преображение нашего лягушонка в принца?
  Эскулап подумал и ответил:
  - Ну, мне нужно закончить матрицу для излучения. Так что, через неделю, не раньше.
  - Хорошо. Я позвоню тебе, ладно? - вздохнув, поднялась. Иронично подумала, что не вышло у меня поговорить с Вигором на тему дружбы и сотрудничества, зато мы совместно позанимались лягушонком, а это, как-никак, должно сближать... Возможно, в следующий раз буду смелее.
  Собрав вещи, я позвала Маугли и бросила взгляд на золотоволосого эскулапа, который с явной симпатией смотрел на кикиморыша.
  Неужели что-то получится?.. Хотелось верить, но, одновременно, было страшно. Взрослый лягушонок, ростом под два метра... Надеюсь, хоть с сексуальными аппетитами удастся разобраться. Кстати, понятно, почему кикиморыш такой ненасытный, - у него же подростково-пубертатный период длится вот уже более ста лет... И, похоже, так должно было продолжаться до конца жизни Вайятху.
  Остро захотелось вернуться на Мирассу с парой-тройкой космических тяжеловооружённых крейсеров и потолковать с правительством этой сказочной, чтоб её переварил Плорад, планетки... Изверги и уроды. Мысленно досчитала до десяти, и постаралась успокоиться. К революциям заморыш пока явно не готов, да и крейсеры эти ещё где-то взять надо... Так что, визит отложим до более подходящего момента. А пока - домой. Какое это счастье, что он у меня есть, - мой дом...
  
   Глава восемнадцатая.
  
  Я уже почти ушла, с трудом оторвав Маугли от созерцания собственного будущего великолепия. Во всяком случае, мы были в дверях, когда Вигор крикнул вслед:
  - Эй, а ты ничего не забыла?
  Притормозив, автоматически проверила всё ценное: Хранитель с Деоной, кристалл с записями, результаты обследования лягушонка из предыдущей лаборатории... Вроде, всё было на месте.
  - Кажется, ничего, - недоумевая, отозвалась я. - А что?
  - Ты не сказала, как тебя зовут.
  Я запнулась - и вправду, не сказала...
  - Думала, что и так знаешь. Эдор не говорил?
  - Нет, не озаботился. Так кто ты?
  - Меня зовут Тэш.
  - Тэш - и всё?
  - Да, - я устало оперлась на дверь.
  Надо будет - остальное он и сам разузнает. Скользнула взглядом по рядам коробок и встрепенулась: что-то такое, до боли знакомое, высовывалось из-за электроббера. На удачу спросила:
  - Слушай, а ты кофе, случайно, не пьёшь?..
  - Случайно - нет. Я его пью вполне целенаправленно. А что? Сварить?
  - Да, очень хочется, честно говоря...
  Не примерещилось: викинг, действительно, вытащил малюсенькую кофеварку и приступил к приготовлению моего любимого напитка, а я доползла до единственного сидения, на котором помещался до этого конунг, и, без зазрения совести, заняла его. Маугли охотно вернулся в комнату, видимо, чтобы иметь возможность восхищённо таращиться на своего будущего спасителя. Во всяком случае, занялся он именно этим.
  Как выяснилось, предводитель морских разбойников предпочитал чёрный кофе. Я слегка поморщилась, но промолчала: всё-таки, не каждый день найдёшь эскулапа со сходными пристрастиями. Да и сорт оказался замечательным: хорошо прожаренным, в меру терпким, чуть дымным, с послевкусием орехов и шоколада, но при этом без горечи. Просто мечта, а не кофе! Я даже без молока получила массу удовольствия.
  Конунг, как иллюзионист, вытащил откуда-то ещё одно сидение и устроился на нём. Попивая божественный напиток, мы лениво разговаривали ни о чём: о городе, о медицине, о путешествиях. Расслабившись, я впервые поделилась впечатлениями от Мирассы, - не от людей, которые там жили, а от природы. Живописуя необыкновенные красоты, я, видимо, увлеклась, потому что, в какой-то момент, лягушонок вдруг всхлипнул. Осёкшись на полуслове, я удивлённо взглянула на него. По зелёной щеке на самом деле катилась слёза! Вот ведь, трепетное земноводное... Соскучился по дому, оказывается. Обняла его и, не удержавшись, ткнулась носом в пушистые волосёнки на макушке. Мя-а-аагко!
  Заморыш сразу всхлипывать перестал и замер, как соляной столп. Я уже собралась узнать, что опять не так, но тут замок во входной двери заскрежетал, и она распахнулась без стука. В лабораторию вошли два высоченных парня, одетых в летние светлые костюмы и разноцветные пайды, скрывающих почти полностью их лица.
  Вигор заулыбался, что само по себе шокировало меня, и поднялся им навстречу. Поздоровавшись, парни сняли свои головные уборы и, пересмеиваясь, направились ко мне (Маугли, как только увидел незнакомцев, занял свою излюбленную стратегическую позицию под столом, вцепившись в мою ногу). Разглядев их, я уронила челюсть тоже куда-то под стол и поперхнулась кофе.
  Посмотреть было на что! Уж насколько викинг поражал своей внешностью, но эти двое не уступали ему ни в чём! Один - шатен, с вьющимися волосами и большими голубыми глазами, второй - блондин, как Вигор, но темнее, скорее, медового оттенка, с серыми глазами. Эти были похожи на... наверное, на греческих богов! Светловолосый на Аполлона, а второй - на типа, который чего-то там героическое совершил, стащил у богов огонь, кажется... Однако, меня заклинило на мифологии пра-планеты. Последствия шока, что ли...
  - Кандор, - представился шатен, протянув руку, и улыбнулся, отчего у него на щеках появились ямочки. Герой-после-совершения-подвига сразу превратился в молодого, обаятельного героя-до-подвига.
  - Митор, - сообщил блондин и тоже сжал на мгновенье мои пальцы.
  Руки у обоих были твёрдыми, с царапающими подушечками мозолей, словно они регулярно трудились физически. В наше-то время? Это ещё сообразить надо, что можно делать вручную, когда вокруг одни роботы...
  Гости расселись на появившихся откуда-то медицинских стульях, и Вигор снова принялся готовить кофе. Я ждала, что нас начнут расспрашивать, кто мы, откуда, что здесь делаем... Ничего подобного! Визитёры восприняли наше присутствие, как нечто, само собой разумеющееся. Настолько, что даже особого интереса не проявляли.
  Троица сногсшибательных красавцев общалась между собой, как старые знакомые, но не на лингве. Прислушиваясь, я нейтрально улыбалась на всякий случай, одновременно пытаясь понять, что за язык они используют, - тщетно! Ни одно из известных мне, это наречие не напоминало. Опять, как в самом начале, с лягушонком, я почувствовала себя немой и глухой иностранкой. Очень неприятное ощущение!
  Греческие боги не стали обременять морского разбойника длительным визитом, выпили по чашке кофе и поднялись. Вигор принёс откуда-то коробку, без единого опознавательного знака, и отдал им. Митор, кивнув, сунул её в свой рюкзак, а рюкзак закинул на плечо. Кадор, спохватившись, полез в один из необъятных карманов на своих штанах и выудил оттуда маленькую модель робота-планетохода. Очень, кстати, симпатичную и похожую на оригинал. Поставив игрушку на стол, шатен с улыбкой попрощался, Аполлон повторил его слова, как эхо, и оба красавца, скрывшись снова за своими весёленькими пайдами, покинули лабораторию.
  - Это что, тоже твои клиенты? - не удержалась я.
  - Почти, - невозмутимо ответил бог варваров и сунул грязную посуду в ящик, на поверку оказавшийся маленькой же посудомоечной машиной.
  Над столом появились любопытные зелёные глаза, уставившиеся на планетоход. Я усмехнулась, - лягушонок смотрел на игрушку так, словно увидел чудо. Конунг тоже заметил явный интерес заморыша и потрепал его по голове.
  - В следующий раз я тебе тоже что-нибудь подарю, - пообещал он.
  - А ты что, коллекционируешь такие игрушки? - снова не удержалась я.
  - Нет, это не мне. Это... для моего сына.
  - У тебя есть сын? - Моя бедная челюсть снова стукнулась об пол. - Правда?!
  - Представь себе. А почему тебя это так удивляет? - сухо осведомился викинг.
  - Да так. П-просто... - смутившись, ответила я. Действительно, чего опять в шок-то впала? Из-за его возраста, что ли? Так, вроде, Вигор вполне взрослый. Если Эдор - мачо в одиночном плавании, то почему его подручный обязательно тоже должен быть холостым? Хотя странно, - не похож Вигор на семейного человека. Впрочем, можно ведь иметь сына, но не иметь семьи... Ладно, не моё это дело, слава Всевидящему!
  Вздохнув, я поднялась, поблагодарила конунга за кофе, позвала кикиморыша и пошла к двери. На пороге задержалась и, повинуясь какому-то предчувствию, спросила:
  - А ты не сможешь, если будет нужно, купить мне контур безопасности?
  - Смогу, - подумав, оповестил меня золотоволосый бог варваров. - А тебе когда нужно-то?
  - Вчера, - грустно ответила я.
  Вигор удивлённо посмотрел на меня.
  - От кого прятаться будешь?
  - От всех. Достали, - пожаловалась я. - Хочу спокойно жить, а не чувствовать себя подопытным кроликом!
  - Сколько и чего защищать надо?
  - Дом и участок.
  - Твой?
  - Мой.
  Викинг уважительно присвистнул.
  - А ты девушка с секретами, - сообщил он мне после паузы.
  - Да ты тоже не рубашка-нараспашку, - ответила я и попрощалась, наконец.
  
  К хирургу мы уже не успевали, да и не хотелось никуда больше лететь. Эскулапов с меня сегодня было более, чем достаточно! Ну их всех, к диосам... Лучше добраться домой и подумать, во что же мы, всё-таки, вляпались.
  Флайер, на котором мы добирались сюда, стоял на одной из незарегистрированных крохотных стоянок, сплошь и рядом возникающих в таких вот злачных районах. Я забронировала его на четыре часа, и время ещё не истекло, но, уступая прогрессирующей паранойе, вызвала другой кораблик, и вскоре мы летели домой. Я - уставившись невидящими глазами в окно, а Маугли - сидя на полу и спрятав лицо у меня в коленях. Мне захотелось провести маленький эксперимент, поэтому лягушонок летел без повязки, компенсируя её отсутствие зажмуренными глазами.
  До дома добрались без происшествий. Я с удовлетворением обнаружила отправленные ранее чемоданы, которые смирно дожидались нас перед входной дверью. Заведя багаж внутрь, я, наконец-то, сообщила заморышу о бесценных сокровищах, хранящихся в ящиках для игрушек на втором этаже, и предложила проинспектировать их. Кикиморыш чмокнул мне руку от избытка чувств и умчался наверх, перепрыгивая через две ступеньки.
  Я же подключила Деону к сети и приказала ей искать всё, что может указывать на наличие поблизости шпионских устройств. Пять обезвреженных "тараканов" Эдора лежали кучкой ненужного мусора на столе. Вполне возможно, что он ухитрился рассовать и какие-то другие модели, не столь примитивные, пока шатался по дому, невидимый для датчиков и камер. Но это не так уж страшно, - от Вигора он, наверняка, узнает обо всём, что я рассказала в лаборатории. Гораздо больше меня интересовало, что мог запихнуть сюда господин Скросс, если, конечно, запихнул... Но беспечность в данном случае, пожалуй, была излишней. Лучше считать, что мог и сделал. Только вот куда?..
  Вместе с кибер-консультантом мы исследовали каждый метр дома, изучая чуть ли не под микроскопом все подходящие места. Беда в том, что этих мест была тьма-тьмущая! Учитывая зону охвата современных "прослушек", достаточно было бы всего трёх маленьких "проптов", чтобы иметь полное представление о моей жизни. И размеры у них были вполне себе скромные, позволяющие не заметить их, пока не ткнёшься носом.
  Через полтора часа выяснилась ещё одна неприятная новость: старые записи, которые велись системой безопасности до покупки мною этого дома, испарились. И не просто были отправлены в корзину, а тщательно уничтожены. Из оставшихся же самая первая относилась к посещению этого дома мной, вместе с агентом фирмы "Дом для вас". Что происходило ранее - покрыто мраком. Соответственно, если кто-то появлялся и мудрил с местной сетью, свидетельств этого не было. Я приуныла, понимая, что просто так чистить память кибера не стали бы, значит... Значит, есть, что искать!
  Ещё через час интенсивного изучения комнат и коридоров я, процентов на восемьдесят пять, уверилась, что дом чист. С участком возни было больше, - там требовалось прочёсывать траву и кусты специальным поисковым устройством. Но и эффективность "тараканов", разбросанных вокруг бассейна или беседки, была бы невысокой, так что их поиски можно было отложить.
  Почти успокоенная, я собралась закончить с проверками на сегодня, когда в кабинет заглянул лягушонок. Всё это время его было не видно и не слышно, видимо, игрушки полностью поглотили его внимание.
  - Сагите, - радостно позвал он меня, гордо демонстрируя довольно натуралистичную уменьшенную копию трабодавра с Эйены. - Посмотрите, какой зверь!
  - Прекрасный зверь, - машинально отозвалась я, прикидывая, где надо будет расставить маяки контура безопасности, чтобы полностью перекрыть всю, принадлежащую мне территорию. - Део, а проверь, не идёт ли сигнал откуда-нибудь вот отсюда... - И я ткнула в точку на плане доме.
  - Сагите... Вы что-то ищете? - несмело спросил Маугли, подходя поближе.
  - Да. Я пытаюсь определить, не оставил ли кто-нибудь здесь ненужные нам вещи. Иногда чужие вещи бывают очень-очень вредными...
  - А как вы их ищете? - поглядывая на кибер, продолжил расспросы кикиморыш.
  - Ну, мы с Деоной проверяем, не идёт ли чужой сигнал откуда-нибудь из дома. Или от бассейна, или ещё откуда-нибудь...
  - А какой он, чужой сигнал? - не отставал лягушонок.
  - Н-нуу, это ты спроси у Деоны, - отшутилась я. - Не знаю, какой он...
  Заморыш затих на некоторое время, и вдруг сказал:
  - А вот он, сагите...
  Я с недоумением оторвалась от экрана.
  - Что? Кто он?..
  - Сигнал, сагите... Я его нашёл. Наши сигналы жёлтые, а этот - синий. Значит, чужой?
  Я оторопело вгляделась в мордочку Маугли. Похоже, он и не думал шутить. Глаза у него были закрыты, словно он смотрел на что-то внутри себя. Вограны всё побери! Неужели он... видит сигналы киберов?! Но это же невозможно! Хотя, откуда мне знать, возможно или нет, если недавно, помнится, он пытался общаться мысленно с Деоной, и у него это получилось! А просмотр записей с камер без всяких экранов?! Нееет, тут нельзя просто так отмахнуться, надо выяснить, что же он там видит!
  - Део, - обратилась я к кибер-консультанту. - Ты можешь увидеть то же, что и Маугли?
  - Да. Мы способны обмениваться визуальной информацией.
  Обалдеть! Просто фантастика!
  - Тогда проанализируй то, что ты видишь.
  Наступила пауза, минуты на полторы. Потом Деона доложила:
  - Я думаю, он прав. Это сигнал не нашей сети, хотя они и переплетаются.
  На экране возникла карта местности, на которой нарисовался наш дом, потом оранжевые и синие линии, пересекающиеся и параллельные. Большая часть оранжевых, многократно перечёркивающих друг друга, заключалась в пределах дома, двора и бассейна. Только две из них уходили за пределы границ моих владений, теряясь где-то вдали, в направлении столицы. А вот синие линии создавали всего один чёткий квадрат и выходящий из него "луч", накладывающийся на "официальный" сигнал. Хитро...
  - Деона, а почему ты сама не видела этого?
  - Я и сейчас не вижу, Тэш. Это - то, что показывает Маугли, а как он определил, я не понимаю...
  Час от часу не легче... Развиваются неизвестные способности? Или результат отказа от одуряющих лекарств? Ладно, что бы это ни было, надо пользоваться.
  - Део, запомни это изображение.
  - Хорошо, Тэш.
  Ну, теперь понятно, что надо всё менять. Или закрывать дом "сеткой", или ставить специальную защищённую от взлома систему. Спасибо надежде нашей экономики! Чтоб всем этим сильным мира сего икалось отсюда и до Последнего праздника года! Как же они мне надоели со своим непонятным интересом... Можно подумать, я не лягушонка вывезла, а стащила самую страшную государственную тайну! Хотя...
  Прихватив переносной вифон, я сказала:
  - Маугли, а пойдём, прогуляемся!
  И мы пошли гулять. Прямо за воротами, ведущими на "главную дорожку", нашлась отличная тропинка, которая бежала от нашего дома вглубь леса. Прилично утоптанная даже, видимо, прежние хозяева частенько ею пользовались. Не могу не признать, что у Эдора тоже хороший вкус: места вокруг были замечательные! Конечно, это не Мирасса, да и Вограны с нею...
  Дойдя до опушки, на которой головокружительно пахло цветами и травами, я опустилась прямо на землю и достала вифон. Надеюсь, отсюда меня не отследят... Маугли, отпущенный на свободу, бродил вокруг, как в трансе, то ли прислушиваясь к чему-то, то ли принюхиваясь.
  Вигор ответил на звонок почти сразу, как будто ждал.
  - У меня проблемы, к сожалению, - вздохнула я. - Помнишь, о чём я тебя просила?
  - Да, - ничуть не удивившись, произнёс пират и разбойник.
  - Так вот, оно мне уже очень нужно.
  - Очень?
  - Очень-очень.
  Последовала пауза на десять секунд, - от нечего делать, я их считала.
  - Ладно, займусь. Но имей в виду, - с тебя оплата и ночлег. Жди нас через... час, примерно.
  И отключился. Нас?.. Стало быть, он сейчас привезёт не только новую систему, но и спеца, чтобы её подключить? Это замечательно. Хотя и наводит на мысли, что я имею дело с организацией, в которой есть все. Просто все, кто могут понадобиться. Мысленно я прикинула: сам Эдор, служащий космопорта, впустивший лягушонка без документов, кто-то, изготавливающий фальшивые документы, Вигор, теперь специалист по системам безопасности... Ах, да! Ещё парочка греческих богов, - наверняка, люди Эдора. А если вспомнить, какими разработками занимается тот же генетик... Что-то это уже похоже вовсе не на мелкого или даже среднего контрабандиста, а на хвост чего-то куда более крупного. И не контрабандиста... О, Всевидящий, не попусти, чтобы мы, избавившись от одного крокорауса, попали в зубы другому!
  Задумавшись, я не заметила, сколько прошло времени. Размышления, как на подбор, были вовсе не радующими. Как ни пыталась я переключиться на что-то привычное, неопасное, мысли упорно сворачивали на Маугли и его проблемы. По всему получалось, что оградить и защитить его мне удастся только чудом, или при наличии помощи от Всевидящего напрямую. До сих пор мне, конечно, грех было жаловаться: всё складывалось достаточно удачно. Вопрос - сколько это везение могло продолжаться? Как известно, всё хорошее имеет свойство кончаться, рано или поздно. И обычно в самый неподходящий момент...
  Занервничав, я позвала Маугли, и мы пошли обратно. Лягушонок, оказывается, прихватил с собой одну из игрушек и теперь забавлялся, отправляя её летать зигзагами над тропинкой. Я смеялась, глядя на неуклюжие пируэты копии медицинского флайера, пока не осознала, что в руках у заморыша нет пульта управления.
  - Ээээ... Маугли, а как ты заставляешь его летать? - как можно нейтральнее, спросила я.
  - Прошу, сагите, - бесхитростно улыбнувшись, сообщил кикиморыш.
  - Как - просишь? Просто говоришь, что ты хочешь, чтобы он сделал?
  - Да...
  - И он тебя слушается? Всегда? - небрежно уточнила я.
  - Дааа...
  Маленький флайер с жужжанием пронёсся мимо нас и нырнул в кусты.
  - А кого ещё ты можешь так попросить?
  - Сагите Деону.
  - И она отвечает? - сглотнув, спросила я.
  - Да, - расплылся в улыбке лягушонок. - Она мне каждый вечер так читает сказки. Очень интересные!
  Я споткнулась.
  - Таак, а ещё кого можешь попросить?
  - Ещё... ту, летательную машину могу.
  - Что?!
  - Ну, когда мы летели домой, я так боялся, что попросил её лететь пониже, а она мне сказала, что так нельзя, потому что мы можем столкнуться с другой машиной. И пообещала, что всё будет хорошо.
  Я автоматически переставляла ноги, переваривая эту шокирующую новость. Маугли общается с флайером! Это ещё полбеды, но флайер ему отвечает!! Всевидящий, что же это творится?!
  - А с кем-то ещё ты так говорил? - решила уточнить на всякий случай. Мало ли... Может, кикиморыш с холодильной камерой болтает или с плитой.
  - Только с цветами, там, на полянке... Я правильно сказал: полянка?..
  Машинально кивнув, я продолжала шагать к дому, пытаясь осознать, что вот только что, на моих глазах, заморыш разговаривал с продольниками. Или нет, с каллисами, или что там цвело... Мозг решительно отказывался верить в это!
  - Значит, ты можешь разговаривать с цветами? А с деревьями?
  - Могу, сагите, - подтвердил лягушонок, который, сам того не понимая, делал невозможные вещи возможными.
  Мамочка, помогите мне, кто-нибудь! Если об этих фокусах узнает папашка Линн, или тот же Эдор, боюсь, что заморыша у меня отберут, и даже спрашивать не станут. Мы просто пикнуть не успеем! Ни он, ни я!
  - Маугли, - остановившись, повернулась к нему, взяла за плечи и внимательно посмотрела в глаза. - Ты никому - слышишь? - никому не должен рассказывать, что можешь так делать!
  - Х-хорошо, сагите... - пролепетал мгновенно перепугавшийся лягушонок. - Это плохо, да?.. Я что-то сделал неправильное?
  - Нет, дело не в этом. Если кто-то узнает о твоих способностях, тебя заберут.
  - Заберут?.. От вас?..
  - Да, заберут в какую-нибудь лабораторию, и не будут выпускать. Станут изучать тебя, как подопытную мышь.
  На дорожку с треском упала игрушечная летающая машинка.
  - Мышь?.. - в глазах у Маугли плескался настоящий ужас.
  - Да, такое маленькое животное. Его часто в лабораториях держат.
  Заморыша явно начало потряхивать.
  - Я н-никому, н-никому не скажу, с-сагите! П-простите меня... Я н-не хочу в лабораторию!..
  - И я не хочу, чтобы тебя забрали! Поэтому не показывай, что умеешь и не рассказывай, понял?
  Он закивал, как заведённая игрушка, потом сполз на землю и прижался ко мне изо всех сил.
  - Сагите... Не хочу!.. - тихо бормотал он.
  - Всё будет хорошо, только помалкивай, ладно?
  - Да, сагите...
  Мы продолжили медленное движение к дому. Тут я подумала, что надо было просить Вигора купить самую навороченную систему безопасности, какая только существует. Кажется, она называется "Иллюзион", или что-то в этом роде, потому что не просто защищает от физических или компьютерных проникновений, но и создаёт ложную действительность, так что наблюдатели видят совсем не то, что происходит на самом деле. Похоже, это как раз то, что мне нужно.
  Я ещё раз послала вызов викингу.
  - Да? - отозвался он тут же. Удивительно! Это у него такая манера - никогда не заставлять собеседника ждать? Пожалуй, по сравнению с Эдором, эскулап мне нравится больше...
  - Я тут подумала, что не уточнила, какую именно мне... штуку нужно.
  - И?
  - Похоже, что самую-самую.
  - "Иллюзор" подойдёт?
  - Ээээ... наверное.
  - Ну, встречай. Мы как раз где-то над тобой.
  Тут и мы услышали стрекотание флайера в небе и дружно рванули к дому.
  
  Глава девятнадцатая.
  
  Когда небольшой летательный аппарат, с ручным управлением, аккуратно опустился точно в границах разметки для посадки, я уже не сомневалась в том, кто сидит в кресле пилота. И точно: из-за откинувшейся боковой панели первым вылез Вигор, собственной персоной. За ним появился незнакомый парень с двумя чемоданчиками в руках. Ну, я почти не удивилась, рассмотрев его и убедившись, что "спец" тоже отличается высоким ростом и недюжинной яркой красотой. Только этот тип принадлежал к так называемым "южным" народам. У него были довольно длинные кудрявые волосы, иссиня-чёрные, чёрные же большие глаза и золотисто-смуглая, словно напоённая солнцем, кожа. В-общем, Эдор номер два. Хорошо хоть, не такой наглый.
  Я, изобразив приветливый оскал в сторону незнакомого парня, ухватила Вигора за рукав и потащила его вновь на тропинку. Если уж говорить, то вне зоны прослушки... Эскулап, не моргнув глазом, пошёл следом.
  - Слушай, тут такое дело... Мы обнаружили, что в домашнюю сеть встроено шпионское устройство. Его надо обезвредить и, лучше всего, одновременно с ликвидацией всей теперешней сети.
  - Угу. - И он развернулся обратно к флайеру.
  Люблю понятливых и немногословных!
  Второй спец оказался таким же молчаливым, как эскулап, и целеустремлённым, как Эдор. Та ещё помесь, честно говоря... Игнорируя все мои попытки изобразить радушную или хотя бы вежливую хозяйку, он протопал к дому, подождал, пока я впущу его, и, безошибочно определив "центр" мозговой деятельности местной кибер-системы, прошёл в кабинет. Я, было, устремилась следом, но врач поймал меня за руку и спокойно покачал головой.
  - Не надо, не мешай, Авинор сам справится. Если ему что-то понадобится, он спросит.
  Я, поколебавшись, уступила. Главное, пусть поставит систему, а перенастроить её, если что, и сама смогу... Пожалуй, надо заняться хозяйственными делами, пока есть пауза. Для начала попыталась отослать лягушонка наверх, настоятельно посоветовав ему почитать, но была ошарашена сообщением, что читать он не умеет. Наткнувшись на внимательный взгляд Вигора, подобрала челюсть с пола и сделала вид, что выражение "Убью гадов!" на моём лице ему просто померещилось. Старательно выдавила улыбку и предложила Маугли построить что-нибудь из конструктора. Кикиморыш хотел было что-то сказать, - подозреваю, обрадовать, что он не в курсе, что такое конструктор, - но, увидев моё лицо, дисциплинированно исчез.
  Уф! М-да, что-то с нервами надо делать, не получается справляться с новостями спокойно, хотя уже можно было бы привыкнуть. Ведь неудивительно, что существо, которое спит на полу, ест руками и прячется под стол в случае опасности, вполне может оказаться и неграмотным...
  Ненавижу мирассцев!
  Я извинилась и отправилась на кухню, предоставив Вигору самому решать, к кому присоединиться, - ко мне или привезённому им специалисту. Эскулап выбрал меня. Повернувшись от холодильной камеры, я обнаружила его, сидящим за столом и, с самым задумчивым видом, уничтожающим бумажный лоскуток, извлечённый из упаковки, стоящей на столе. (С тех пор, как у меня появился заморыш, такие коробки валялись по всему дому - на всякий случай. А уж кухня и вовсе была набита ими!) Видимо, в свободное от потрошения людей время варвар любил рвать платочки.
  Понаблюдав, как белокурый пират аккуратно разделил на шестнадцать равных частей очередной ни в чём неповинный предмет гигиены, я осведомилась о вкусовых пристрастиях его и его товарища. В ответ получила небрежную гримасу, видимо, свидетельствующую об их общей неприхотливости. Сделала заказ, вытащила молоко, отошла сварить кофе, - и всё под неусыпным, неотрывным взглядом эскулапа. Занервничала и чуть не пролила готовый напиток, потом забыла о сахаре и печенье. В конце концов, я не выдержала и спросила:
  - Ну?! - ей-богу, манера Вигора общаться заразна!
  - Думаю, - так же пространно ответил он.
  - И?
  Он пожал плечами.
  - Ты не пыталась понять, из кого сделали твоего подопечного? - осведомился бог вандалов, беря ложечку.
  - Ещё как пыталась! Чуть ли не в первый же день, как его... получила. Но ничего не нашла, ни у одной расы не обнаружилось сходных признаков.
  Варвар кивнул и спросил:
  - А про туземцев Мирассы ты думала?
  - Конечно. Но там какие-то полосатые чудовища были. Ничего похожего на за... на Маугли.
  - Так это только горцы. А других ты видела?
  - Каких других? - насторожилась я. - Деона мне только один вид показала, и ничего общего с лягушонком у них не было! Даже с тем, что ты смоделировал!
  Вигор снова кивнул.
  - Дело в том, что ты искала среди существующих.
  - Естественно, - с недоумением ответила я. - А где их надо было искать? Среди вымерших, что ли?!
  - Именно, - невозмутимо ответил эскулап и с удовольствием отхлебнул кофе.
  Хорошо, что я успела поставить чашку - сейчас бы точно уронила её на пол, как и мою многострадальную челюсть, снова брякнувшуюся под стол.
  - Подожди... подожди... Ничего не понимаю, - забормотала я, вытаращившись на бога варваров. - Каких ещё вымерших? Ты о чём?!
  В ответ синеглазая скотина с чувством потянулась, потом заложила руки за голову, продемонстрировав мне внушительные бицепсы, и ответила, прикрыв глаза:
  - Устал я с тобой... Весь вечер, как заглючивший кибер, ношусь и информацию разыскиваю... А, между прочим, я не робот!
  С трудом подавив спонтанное желание надеть ему на голову упаковку из-под платочков, которую он, кстати, уже ополовинил, засыпав обрывками пол вокруг себя, я вежливо - вежливо! - попросила:
  - Вигор, будь добр, объясни, о чём ты говоришь!
  Закончив потягиваться, этот невыносимый пират ответил, вздохнув:
  - Да о твоём гуманоиде, естественно! О ком же ещё! Я просто-напросто приучен мыслить шире, чем обычные студентки, изучающие детскую психологию, поэтому рассмотрел вариант, при котором исходной особью всё-таки мог стать вид, живущий там же, на планете. Конечно, нельзя было исключить возможность привоза "материала" со стороны, но это, вообще-то, чревато. Оставшиеся соплеменники непременно сохранили бы об этом воспоминания, и, в конце концов, после установления всеобщих законов, эта история всплыла бы. А тут - молчание. Никто ничего не знает, никто ни о чём не догадывается, причём уже несколько сотен лет! О чём это говорит?
  - О чём? - послушно повторила я.
  - О том, что некому уже спрашивать, например. Или о том, что все уверены в том, что спрашивать реально не о ком. Гуманоидов, послуживших исходным материалом для создания Вайятху, считают вымершими.
  Я, забывшись, вслух выругалась на моём любимом наречии, заставив, в свою очередь, поперхнуться морского разбойника. Спохватившись, извинилась и схватилась за голову руками. Похоже, дело обстояло ещё хуже, чем я думала. То-есть, это если не предполагать, что предки Маугли были вывезены из-за Рубежа. Неужели правда? Лягушонок - коренной мирассец? Только какой-то вымерший вид? Но почему тогда остались эти, полосатые? Или они не представляли интереса для завоевателей? Ой-ой-ой... Похоже, я реально утащила с Мирассы тайну планетарного масштаба. А почему же они не ищут нас? Поверили, что Маугли погиб? Или, на самом деле, ищут, только очень-очень тайно? Тогда я вовремя озаботилась сменой контура безопасности...
  Тут вспомнилось, что надо бы и физическую защиту установить. Нет, конечно, дом был снабжён стандартным набором: от проникновения, от непогоды, от нападения сверху... Но, похоже, этого было мало, просто катастрофически мало! Тут уже пахнет не просто похищением гуманоида с его планеты, тут попахивает геноцидом, уничтожением разумных, запрещёнными экспериментами и ещё Всевидящий знает чем, не считая таких пустяков, как рабство!..
  Мне захотелось самой спрятаться под стол. Это как-то уже перебор, честное слово! Спасти от смерти, вылечить и выучить гуманоида - это одно. А вступать в конфликт с системой безопасности и секретов целой планеты - это совсем, совсем другое!! У нас просто шансов нет!
  Тут на мою руку внезапно легла тёплая твёрдая ладонь. Вздрогнув, я подняла глаза на эскулапа, про которого ухитрилась забыть, погрузившись в собственные мысли.
  - Эй, выше нос! - неожиданно мягко сказал он. - Не бойся, война даже ещё не начиналась. Но, если начнётся, то только тогда, когда этого захотим мы.
  - Мы? - хрипло переспросила я. - Кто мы?
  Вигор пожал плечами.
  - Мы - это достаточно большое число людей, которые заинтересованы в том, чтобы у тебя с... - как-ты-там-его-называешь? - всё получилось!
  - Кто? Кто эти люди?! - потребовала я ответа. - Кому здесь есть до нас дело? Пока Маугли заинтересовались только вивисекторы из той лаборатории, и то, потому, что им его интересно разобрать и посмотреть, как он устроен!
  - В своё время я тебе всё расскажу, - пообещал северный варвар, сжимая мою ладонь в своих. - Обязательно. Но лучше бы ты узнавала всё постепенно, не сразу. Так легче, поверь мне.
  Я верила, - мне для одного дня потрясений вполне хватило! Честное слово, хочу тайм-аут, чтобы как-то уложить всё по полочкам в голове, если получится, конечно... Хотя, вот уже сейчас начинают всплывать вопросы, один за другим, - похоже, с полочками ничего не выйдет.
  - Вигор, мне всё равно нужно будет ещё задать тебе кучу вопросов. Не сейчас, попозже... Сейчас у меня в голове полная каша, мне надо хотя бы с тем, что есть, разобраться. Но поговорить надо, причём, без свидетелей!
  Эскулап выпустил мою руку, помассировал себе шею, и сразу стало видно, что он и вправду очень устал.
  - Хорошо, давай попозже. Где, кстати, ты нас собираешься положить?..
  Я спохватилась. А, действительно, где?..
  Следующие полчаса были посвящены поиску компромиссов между пожеланиями и имеющимися возможностями. Отвергнув варианты ночёвки гостей в шезлонге, на полу в гостиной и на диванчике в кабинете, я настояла на второй спальне, предназначенной лягушонку. Во-первых, он всё равно бы спал со мной, а во-вторых, там была достаточно широкая кровать, так что, при желании, оба могли спокойно выспаться. Но тут упёрся специалист, заявив, что ему больше нравится вариант с ночёвкой в одиночестве, а Вигор, дескать, храпит по ночам.
  Прилетел диск с заказанным ужином, все с удовольствием поели, и перетасовка спальных мест возобновилась. В конце концов, взбеленившись от претензий, высказываемых всеми участниками, включая даже Маугли, который, под шумок, смылся с тарелкой под стол, я заявила, что сама могу лечь спать с Вигором, а Авинор займёт мою спальню в гордом одиночестве! Лягушонка я собиралась, вспомнив прошлый опыт, положить на полу, упаковав в спальный мешок.
  Тут взбрыкнул Вигор, заявив, что мы, дескать, недостаточно близко знакомы, чтобы он, в первый же день, ложился со мной в одну постель. Я в очередной раз сдержалась и даже не послала его туда, где ему, по моему глубокому убеждению, было самое место. Спасло варвара ещё и то, что он по-прежнему являлся источником ценной информации. Да и перепуганный нашими перепалками Маугли вцепился в меня, как клещ, и, судя по всему, собирался провести всю ночь именно так. Не выдержав, я просто сбежала наверх, прихватив своё "пушечное ядро", предварительно пожелав капризным красавцам улаживать проблемы с ночёвкой самим.
  Конечно, я скоро успокоилась и решила, что приготовлю вторую спальню - пусть спит, кто хочет. Поменяв бельё и полотенца, забрала лягушонка, не отстающего от меня ни на шаг, и ушла к себе. Всё, будем считать, что свой долг, как хозяйки, я выполнила, а если кому что не нравится - у меня ещё стол на кухне есть, и шезлонги у бассейна раскладные... Хотят спартанских условий? Они есть у нас!
  Гости угомонились далеко за полночь, когда лягушонок уже давно посапывал, уткнувшись носом в моё плечо. А мне не спалось, - я прислушивалась к голосам, доносившимся то снизу, из комнат, то из сада, от бассейна. Судя по всему, красавцы всерьёз озаботились нашей с заморышем безопасностью, потому что несколько раз меняли расстановку датчиков и маячков, стараясь охватить как можно большую территорию и подстраховаться от возможных проколов в защите.
  Закончив с контуром, они принялись налаживать генератор виртуальной реальности, что-то постоянно записывая, перезаписывая, уточняя и поправляя. В конце концов, их голоса смолкли, и в доме наступила тишина. Поняв, что вопрос с ночлегом они как-то решили, я, наконец-то, вздохнула с облегчением и уснула тоже.
  
  На следующее утро меня разбудил перепуганный Маугли, который вцепился в мою руку и дрожащим голосом твердил:
  - Сагите... Сагите, проснитесь! Здесь какие-то прозрачные люди! Пожалуйста, проснитесь, я боюсь!..
  Открыв глаза, я некоторое время очумело таращилась вокруг, пытаясь заставить свои мозги проснуться и начать функционировать.
  - Погоди, какие ещё люди? Где?.. - спросила я, убедившись, что никакие привидения не шастают по моей спальне, залитой утренним светом.
  - Здесь, здесь, сагите! - прошептал с отчаянием лягушонок, прячась под одеяло. - Вот же они, ходят... Ай! - вдруг взвизгнул он, подпрыгивая и скатываясь с кровати. - Сагите!!!
  - Так, стоп-стоп-стоп, - скомандовала я, поморщившись. - Вылезай сейчас же и не кричи! Толком говори: какие такие прозрачные люди?!
  Вдолбленная привычка беспрекословного послушания пересилила страх, и заморыш вскарабкался опять на кровать, немедленно зарывшись в одеяло.
  - В-вот они, сагите, - прошептал он, кивая куда-то в сторону платяного шкафа. - Ходят... х-ходят вокруг...
  Пространство около шкафа было совершенно пустым. Впрочем, лягушонок и раньше видел то, что человеческому глазу недоступно... Я встревожилась: что ещё за напасть? Какие привидения?!. Ладно, сейчас разберёмся, главное, чтобы Маугли не впадал в панику.
  - Ну, они же тебе ничего не сделали? - осведомилась я у него.
  Он пугливо покачал головой, продолжая таращится на что-то невидимое, что, судя по его взгляду, курсировало по комнате, вдоль кровати.
  - Не бойся, расскажи мне - какие они? Как выглядят?
  - Это... это прозрачные сагаты... Те, что прилетели вчера. Доктор и его друг, который помогал сагите Деоне...
  Упс! У меня по спальне шляются фантомы Вигора и Авинора?! Что за?..
  И тут до меня дошло. Ведь они вчера до поздней ночи налаживали новую систему безопасности! Похоже, Маугли сейчас созерцает ту самую виртуальную реальность, которая призвана обманывать постороннего наблюдателя. Ура! Значит, она работает!
  Радостно засмеявшись, я поцеловала ошеломлённого заморыша в щёку и сказала:
  - Так это же замечательно! Новая защита действует! Не надо никого бояться, ты же сам говоришь, что они прозрачные, значит, ненастоящие! Понимаешь? Только видимость! И то, не для всех - я, например, их не вижу!
  Кикиморыш нерешительно выглянул.
  - Это... не страшно, сагите? - уточнил он. - Они... игрушечные?
  - Н-ну, можно и так сказать. Они - как картинка в голограмматоре. Ты её видишь, но самого человека там нет, понимаешь? Всё, вылезай!
  Ободрённый кикиморыш выполз из-под одеяла, уставившись куда-то мне за спину. Потом сделал перепуганные глаза и пискнул, но тут же замолчал, зачарованно провожая взглядом что-то, похоже, только что прошедшее сквозь меня.
  - Ну, убедился? Со мной всё хорошо! - я развела руки в стороны. - Ничего не случилось! Я же говорю - новая защита. Как раз друг сагата Вигора вчера устанавливал. Вставай! Пора завтракать.
  Когда мы спустились, в доме царила тишина. Заглянув во все комнаты, я вышла к бассейну и даже не удивилась, обнаружив обоих несравненных красавцев рассекающих водную гладь, как пара морских котиков. Опять на ум некстати пришёл Эдор, тоже плавающий, как дельфин. Невольно сравнения продолжились, пока я не почувствовала, что краснею... "Так, хватит отвлекаться на чужие прелести, - одёрнула я себя, - пора возвращаться к делу".
  Водоплавающие выбрались на сушу только через час, когда мы с лягушонком уже давно позавтракали, и сидели наверху, в игровом холле, изучая сложное искусство составления мозаичных картин. Упорства Маугли было не занимать, поэтому медленно, но верно, изображение складывалось во что-то осмысленное.
  Вошедший Вигор удивил меня до глубины души, выдав заморышу маленький космокрейсер, который мог садиться не только на сушу, но и на воду, а потом отправив лягушонка вниз, тренироваться в управлении новой игрушкой. Я настойчиво несколько раз проинструктировала кикиморыша, какие кнопки следует нажимать, чтобы кораблик выполнял команды, пока Маугли не стиснул испуганно пульт, вспомнив мой наказ никому о своих способностях не рассказывать.
  Спровадив гуманоида, Вигор поманил меня за собой. Мы вышли на балкон, с которого открывался прекрасный вид на бассейн и резвящегося там заморыша. Я внутренне подобралась, догадываясь, что эскулап позвал меня не просто так. Похоже, бог варваров наконец-то созрел для серьёзного разговора.
  Начал он неожиданно, спросив:
  - Что ты знаешь о Лемире Грассе?
  Я захлопала глазами.
  - То же, что и все. Что он был величайшим стратегом времён последней войны, что именно благодаря нему был ликвидирован последний Прорыв из-за Рубежа, и что именно он был создателем системы опорных военных баз, на которых строится наша современная защита от угрозы извне. А почему ты спрашиваешь?
  - Проверяю твою информированность. А что с ним стало после войны, знаешь?
  - Ну, он получил все мыслимые и немыслимые привилегии, которые может получить человек в нашем обществе, посодействовал воспитанию новых военных специалистов, а потом ушёл.
  - Куда ушел?
  - Откуда мне знать? - я пожала плечами. Абсурдность разговора начинала меня раздражать. - Куда-то ушёл. Главное - он больше не вмешивался ни в политические, ни в военные дела. Да в этом и надобности не было. Всё прекрасно работало тогда, прекрасно работает сейчас. Так к чему эти расспросы?
  - Сейчас поймёшь. А попробуй узнать, куда девался межпланетный герой после войны?
  Не удержавшись, я пожала плечами ещё раз и мысленно спросила Деону:
  - Део, какова была судьба Лемира Грасса после окончания войны?
  Кибер-консультант тут же отозвалась:
  - После окончания военных действий, увенчавшихся блестящей победой войск, которыми руководил Грасс, он занялся организацией военных школ и академий...
  - Дальше, дальше! Когда он уже всё организовал!
  - Закончив создание системы тройного Кольца безопасности, арх-генерал Грасс попросил для себя и своей семьи, в качестве награды, планету, которую ему и предоставили. Далее сведения о нём отсутствуют.
  Я удивлённо подняла брови. Действительно, странно... Почему-то я никогда не задумывалась о том, чем закончилась жизнь Грасса. Всем известная фигура, герой всех планет, образец для подражания, - но информация о нём плавно заканчивалась его триумфом и последующей всенародной и всегуманоидной любовью. Он ведь не только планеты, населённые людьми, спас от Вторжения. Я сама, своими глазами, видела памятники генералу на всех планетах, где мне довелось побывать. Пожалуй, кроме... Но ведь там я мало по городу передвигалась, всё больше на природе, в лесах, полях. Хм.
  - Деона, а какую планету Грасс получил в своё пользование? И какое - временное, постоянное?
  - Храиссу, современное название Мирасса.
  Моя челюсть снова стукнулась об пол. Ничего себе, совпадение! В голове завертелся настоящий калейдоскоп из сведений, слов, разговоров, видений, сопоставлений... И, наконец, картинка начала складываться.
  Ну, конечно! Неудивительно теперь, что всенациональный и всерасовый герой всех времён и народов захотел того, чего ему не могла дать наша существующая общественная система: полного и безусловного господства. Впрочем, может, это и не ему пришла в голову такая идея, а кому-то из его детей или внуков. Я сморщилась, пытаясь вспомнить, с какого времени ведёт свою родословную Императорская семья Мирассы. И их высокомерие, и желание противопоставить себя всему миру, и претензии на свою уникальность и неповторимость, - всё получало объяснение, если допустить, что они были потомками Грасса.
  Но как могло случиться, что дело зашло так далеко?! Что они скатились до недопустимых игр с генетикой и уничтожения разумных рас, живущих с ними бок о бок? И как вообще получилось, что Грассу подарили обитаемую планету?! Ничего не понимаю... И почему никто не интересовался, как он и его семейка там поживают? Что делают? Куда вообще, к Вогранам, все смотрели?!
  Я невольно опустилась на пол. Всё это было как удар под дых! Внезапно узнать, что всеобщий герой выродился в мерзкого рабовладельца. Пусть даже не он сам, но те, кто произошли от него. Кто жили по разработанным им законам. Чем дальше, тем больше я убеждалась, что особое положение Мирассы тоже было не случайным, а тщательно обдуманным и последовательно претворённым в жизнь планом.
  Прекрасная планета, мечта любого колониста, мирное население (что мирное - нет сомнений, достаточно на лягушонка посмотреть), да ещё и полная, бесконтрольная власть над всеми, делай, что хочешь... Дааа, Лемир Грасс получил неслыханную награду за свои заслуги. Награду, стоившую многих и многих жизней и судеб...
  В мои размышления ворвался голос Вигора:
  - Ну, так что? Что узнала?
  Я медленно перевела на него глаза.
  - Достаточно, чтобы пожелать ему вечно гореть в утробе Плорада. Если даже и не ему самому, так его потомкам...
  Эскулап как-то презрительно фыркнул и сказал:
  - Да в том-то и дело, что ему, ему, голубчику... Больше никто не отличался такой изворотливостью ума и умением обделывать невероятные дела под носом у других так, чтобы они и не догадывались об этом.
  Я покачала головой.
  - Вот тебе и герой...
  - Ну, этого у него никто не отнимет. Он был героем. Но, когда надобность в героях отпала, и он понял, что его вскоре забудут, как прошедший день, он придумал, как продлить своё величие. Потребовал себе личную планету и стал обустраиваться там так, как ему хотелось. А хотелось ему поклонения и власти, к которым он привык. Поэтому и возникла такая вот Мирасса, - с нетипичным государственным строем, со странными и дикими для нас обычаями, закрытая для всех, обособленная и никого не интересующая. Настоящая terra incognita. Кстати, даже само название планеты, судя по всему, было образовано из имени арх-генерала: леМИр гРАСС - получается МИРАССа. Не очевидно, так, чтобы прямых ассоциаций не возникало, но тем не менее...
  Я опять покачала головой. Почему всегда так мерзко на душе, когда узнаёшь о чьей-то подлости? Вроде, ты и не виновата в том, что кто-то оказался на поверку подлецом, и ответственности за того, кто жил несколько столетий назад, не можешь нести, а всё равно... Мерзко и больно. Как будто тебя предали. А в данном случае, не только меня, - все миры, почитающие Грасса-защитника! Вот тебе и защитник...
  Я снова повернулась к Вигору, присевшему рядом.
  - Значит, ты думаешь, что Маугли - это один из вымерших туземных видов Мирассы?
  - Да, точнее, уничтоженных. Видимо, те гуманоиды, что жили в горах, чем-то ему не понравились. А, может, просто не удовлетворяли его требованиям. И он выбрал других, может, послабее, а может, более красивых...
  Мы, не сговариваясь, одновременно посмотрели на лягушонка, который, улёгшись животом на край бассейна, подгребал к себе игрушку, качающуюся на воде. Моё сердце как будто запнулось, когда я вдруг, со всей непреложностью, поняла: чтобы сделать кикиморыша по-настоящему счастливым, мне будет мало вернуть ему запрограммированный природой облик, мало обучить всему, что он должен был бы знать, мало построить дом и наполнить его приятными и занимательными для него вещами. Даже найти для него подругу, которая захотела бы разделить с ним оставшуюся жизнь, будет мало.
  Чтобы вернуть всё, что отняли у заморыша, я должна буду завоевать для него целую планету, ту на которой он родился, и на которой должен был жить...
  Просто аут.
  
  Глава двадцатая.
  
  Ступор от пришедшего, наконец, понимания во что же именно я ввязалась, закончился быстрее, чем можно было ожидать. Похоже, моё подсознание всё это время догадывалось, что сюрпризы ещё будут, вот они и продолжились. Только радости от того, что я, наконец-то, узнала всю подоплёку происхождения Маугли (ха, ещё вопрос - всю ли!), не было никакой. Вот ни на йоту.
  Насколько простым, хоть и досадным, казалось мне начало этой истории, настолько сложным, даже грандиозным, грозил стать её конец. Один маленький Вайятху, глупостью жены своего хозяина обречённый сначала на смерть, а потом на бегство, вполне мог стать причиной падения общественного строя целой планеты! Хотя, лавины в горах, говорят, тоже иногда начинаются с одного-единственного камушка...
  Тоску нагонял только один вопрос: почему я? Почему именно мне "посчастливилось" оказаться втянутой в самый центр этих планетарных изменений?!
  И я ещё собиралась предупредить папашку Линн о том, что неприятности, в которые его дочь продолжает влезать, превышают мои скромные возможности, и больше я её вытаскивать ниоткуда не буду. И тут же вляпалась сама, да так, что Линн и не снилось!..
  Я тихо застонала, представив себе лицо господина Скросса, когда он поймёт, что сидеть тихо мы с Вайятху не будем, не смотря на обещания. Ой-ёй-ёй... Нет, видимо, слабоумие - это заразно. А ведь раньше, до знакомства с Маугли, я ничем таким не страдала! Дурочка... Надо было сразу посмотреть на Линн, - что с ней делалось при одном только взгляде на заморыша. Это с Линн-то, которая славилась эгоизмом на всех Трёх планетах! Увы, я очень поздно поняла, что бацилла, под названием "Вайятху", косит всех подряд, кто с ней соприкоснётся...
  В свете моих новых, почти полностью сформировавшихся намерений, папаша Линн автоматом перекочёвывал в разряд врагов, пополняя и без того неслабенький список: Управление силами безопасности Мирассы, их же Служба охраны порядка, наверняка Планетарные силы по поддержанию мира, Комиссия по охране прав гуманоидов (почему бы и нет? Я всё-таки нелегально вывезла Маугли с его родной планеты), да мало ли кто ещё... И все они возьмутся за нас.
  Нет, нереально. У нас просто нет шансов, ни одного. Не говоря уже о таких пустяках, как то, что на Мирассу нам вообще не попасть: она же закрыта для всех. Чтобы мне разрешили снова прилететь туда, потребуется, диосы знают сколько, разрешений и подписей... Нет-нет, безнадёжно.
  При таком количестве врагов или просто противоборствующих сил, даже призрачную надежду может дать только не менее сильная поддержка. Жаль, что нет какого-нибудь Фонда или Межпланетной организации, посвятивших себя благородной цели возврата аборигенам отобранных у них ранее планет...
  Ну, на нет и суда нет. А что есть? Вигор? Да, конечно, он свою помощь предложил. Вопрос, - что мы с ним понимаем под этой помощью? Вряд ли он догадывается, что именно мне требуется... Как ни странно, он выглядит заинтересованным в благополучии лягушонка. Почему-то. Но нельзя забывать, что он - человек Эдора, а Эдор и пальцем об палец не ударит, если это не сулит ему выгоду. А какая выгода может быть от нас? Только необычные способности кикиморыша... Но вот торговать ими я не собиралась. Ни в коем случае.
  Впрочем, спросить-то всё равно нужно. Повернув голову, я посмотрела в очень спокойные, внимательные, льдисто-синие глаза и спросила:
  - Вигор, ты можешь помочь мне вернуть Маугли его дом?
  Он ответил не сразу, а когда заговорил, то ухитрился опять удивить:
  - А ты согласишься?
  - С чем?
  - Не с чем, а на что. Ты согласишься принять мою - и не только мою - помощь?
  Я открыла рот.
  - А что... Ты на самом деле можешь это сделать?! Возвратить Маугли на его планету?
  - Скорее всего - да, - просто ответил эскулап и перевёл взгляд вниз, на бассейн.
   Глаза у него сразу сделались такими же прозрачно-отстранёнными, как водная гладь. Мне даже померещились искорки, заплясавшие в их голубизне, как те солнечные зайчики, что прыгали по лёгкой бирюзовой ряби.
  Так и тянуло задать какой-нибудь глупый вопрос, например: "А ты кто - волшебник?" или ещё: "И много вас, помощников?", но я мужественно удержалась. Пожалуй, следовало всё-таки поинтересоваться другим. Например, почему он сомневался в том, что я приму его помощь. Это в моём-то положении...
  Но спросить ничего не успела, потому что Вигор пояснил сам:
  - То, что я могу предложить тебе, далеко выходит за рамки законов. И планетарных, и межпланетных. Но, думаю, ты и сама понимаешь, что обычными методами помочь твоему найдёнышу невозможно. Любое обращение к официальным лицам приведёт к тому, что гуманоид исчезнет где-нибудь в недрах государственной или частной лаборатории. Это если ему повезёт меньше. Или в Приюте умалишённых, - это если повезёт больше. Ну, а тебе - прямой путь в поселенцы где-нибудь на планетах Внешнего Кольца или на космических базах. Согласна?
  Я молча кивнула. Если не брать в расчёт возможности Маугли, о которых Вигор не подозревал, наше будущее, описанное им, выглядело вполне правдоподобным. Впрочем, если бы о лягушонке знали больше, нам пришлось бы ещё тяжелее...
  - Я хочу, чтобы ты поняла: соглашаясь на мою помощь, ты становишься преступницей в глазах закона, - продолжил предводитель варваров. - И это не шутка. Тебе нужно очень серьёзно подумать, прежде чем ответить.
  Ха, как будто до этого я не нарушила уже четырёх законов, как минимум...
  Но я всё равно подумала. Достаточно серьёзно, чтобы ещё раз осознать, что выбора у меня нет. Даже если я сейчас откажу Вигору и пошлю его в космические дали, следом появится Эдор со своими планами, неизвестными мне. А на горизонте вечно будет маячить господин Скросс, со своими планами, о которых, кстати, я тоже ничего не знаю... И нет никаких гарантий, что в ближайшем будущем не возникнет кто-то ещё, узнавший о нашей тайне, и составивший свои планы на нас...
  - Скажи, пожалуйста, ты предлагаешь помощь лично от себя, или от какой-то организации? - уточнила я, наконец.
  - Организации, - спокойно ответил эскулап.
  М-да, даже не удивлена...
  - А в этой организации много народу?
  - Много, - чуть улыбнувшись, ответил Вигор.
  - Сколько?
  - Я же сказал, - много. - И взгляд стал непреклонно-каменным. Прямо как ледяная стена выросла...
  Ладно, не хочет говорить - не надо. Но то, что их не двое и не трое, - уже радовало. Вообще, я бы предпочла несколько тысяч, как минимум. Как-то спокойнее было бы.
  - А... Эдор тоже там, с вами? - осторожно поинтересовалась я.
  - Да.
  Ох, а вот это уже не радовало! Совершенно не хотелось быть в одной связке с контрабандистом.
  Видимо, заметив, как вытянулось у меня лицо, Вигор пояснил:
  - Мы подчиняемся одной цели, ты зря боишься, что Эдор как-то вам навредит. Если договоримся, он будет помогать тебе, как и все.
  - А если не договоримся? - тихо уточнила я, выделив голосом "не".
  Вигор пожал плечами, словно не желая даже рассматривать такую слабую возможность развития событий.
  - Ну... разойдёмся в разные стороны.
  - И ты веришь в это? - недоверчиво спросила я.
  Вигор вздохнул.
  - Неважно, верю или нет, - так и будет.
  - А ты - важная шишка в этой вашей организации? - уточнила я.
  - Достаточно важная, хотя и не самая, - уклончиво ответил эскулап. - Ну, так что? Принимаешь нашу помощь?
  Я ещё подумала.
  - Ты рассказал мне или слишком много, или слишком мало. С одной стороны - пугаешь законом, с другой - тем, что ты преступник. - Я покачала головой. - Давай уж начистоту. Кто вы? Чем занимаетесь? Какая нужда вам помогать нам с Маугли? И на какую плату вы рассчитываете?
  Ответил Вигор в своей излюбленной манере - вопросом на вопрос:
  - А скажи-ка, что ты знаешь о "натуральном" законе? - поинтересовался он.
  О, об этом я знала довольно много! Как раз, не так давно, освежала в памяти его содержание, когда пыталась выяснить, чем мне грозит появление на борту катера лягушонка...
  Вообще-то, "натуральным" его называли только в обиходе. Официальное наименование звучало куда более длинно и сложно, а история принятия буквально изобиловала драматическими и трагическими обстоятельствами. Суть же сводилась к полному запрету на искусственные изменения генома человека, или его клонирование.
  Если точнее, то изначально формулировка была именно такой: полный запрет. Однако, с течением времени, законодатели и блюстители норм слегка расслабились, и появились поправки и регламенты, разрешающие вмешательство, если речь шла об излечении врождённых заболеваний или незначительных косметических изменениях внешности, к примеру, цвета волос. Постепенно все договорились, что если вносимые корректировки не влияют на выживаемость или приспособляемость человеческого организма к окружающему миру, то они возможны, но должны строго контролироваться. Если же говорить совсем коротко, то Маугли был одним сплошным нарушением этого закона.
  Причина для введения подобного запрета была, и очень весомая. Дело в том, что ещё несколько сотен лет назад, до Войны и образования Рубежа, Содружество не запрещало клонирование и генетическое улучшение людей. Не то, чтобы клонов было много, просто их "изготавливали" по мере надобности, когда надо было осваивать какую-нибудь не слишком приятную планетку, или обеспечивать работу космических станций, наблюдательных или военных: их старались облетать стороной все, у кого была такая возможность, так что клоны помогали решать проблему персонала. Конечно, они не были панацеей - все знали, что искусственно выведенные организмы особым умом не отличаются и живут не более десяти лет, но, на безрыбье, как говорится...
  С генетическими изменениями было немного сложнее, потому что активно их начали применять в период Большого Расселения. Это было время бурного освоения космического пространства в пределах систем, входящих в Содружество, открытия и заселения новых планет, далеко не всегда идеально приспособленных для человека. Конечно, часть из них уже имела обитателей, но часть была совершенно свободна и только ждала, чтобы их кто-нибудь обжил.
  Изначально это пытались сделать с помощью тех же клонов, но поняли, что им не хватает интеллекта. Больше всего они напоминали большое стадо маа, которому требовался пастух, а "пасти" их - то ещё удовольствие, полагаю... В общем, рано или поздно, но мысль об улучшении человека должна была прийти кому-то в голову. И пришла. В тот самый момент, когда пригодные для людей планеты закончились и остались интересные (в смысле ресурсов), но неподходящие для жизни. Или почти неподходящие.
  Обнаружив, что довольно часто колонистам не хватает какого-нибудь "пустяка", чтобы хорошенько освоиться на новом месте: то возможности глубже дышать, то иметь жабры, то способности легко переносить жару под пятьдесят градусов Цельсия, то ещё чего-нибудь, наши прогрессоры задумались, как минимизировать затраты. Учитывая, что это была уже "окраина" пространства, контролируемого Содружеством, толпы желающих переселиться туда, чтобы обитать вечно в колпаках-городах, не наблюдалось. Создание комфортных для человеческого организма условий требовало куда больших вложений и времени, чем имелось у поселенцев на тот момент. И вот, кто-то додумался: чем приспосабливать непослушные миры под единообразные требования людей, лучше попытаться изменить природу человека, согласно конкретным планетарным условиям. Такое решение задачи казалось и более многообещающим, и гораздо более дешёвым.
  До того генная инженерия считалась одной из наименее перспективных отраслей. Конечно, борьба с врождёнными уродствами и генными заболеваниями продолжалась, но развитие шло как-то вяло. А вот когда появился такой живой интерес, тут же расплодилось большое количество организаций и отдельных учёных, которые поспешно принялись улучшать человеческую природу. Причём, именно человеческую: клоны, как базовые организмы, были отвергнуты. И улучшения производились очень успешно, кстати говоря: именно усилиями тех, первых учёных-энтузиастов, были созданы поселения "первопроходцев", прекрасно приспособленных к местным условиям на Селерите, Мажоне, Кайэбо и Джорбе...
  Человечество упивалось успехами и верило, что стоит на пороге новых свершений. Фантасты грезили новыми "трудовыми помощниками", которые должны будут заменить людей на всех опасных или малопривлекательных работах, оставив своим создателям только радость творчества и науки... М-да. Нам и раньше доводилось ошибаться, хотя и не настолько сильно.
  Нет, конечно, если вспомнить историю, люди частенько творили жуткие вещи, но оказалось, что наши модифицированные версии способны зайти куда дальше нас. Первые "звоночки" прозвучали с Селерита, где поселились ГИО-люди (так их стали именовать), приспособленные к жизни в атмосфере, перенасыщенной аргоном.
  Буквально через каких-то десять-пятнадцать лет после прибытия на место своего постоянного проживания, они вдруг заявили о том, что законы Содружества не всегда годятся для новых территорий, - мол, нельзя равнять всех под одну гребёнку. У вас там - тишь и благодать, а у нас тут - экстремальные условия и сплошной риск для жизни. Учитывая, что даже там генно-изменённые поселенцы трудились под управлением и присмотром людей, рождённых, так сказать, "натуральным образом", и требования исходили именно от них, то особой тревоги тогда это не вызвало.
  Сенаторы Всеобщего Межпланетного Правительства несколько удивились, но значения просьбе не придали. Селеритянам были даны расширенные полномочия по освоению природы и вмешательства в геномы живых существ, и дальше всё покатилось своим чередом. Одна за другой, подобных же привилегий потребовали (и получили!) остальные планеты, заселённые ГИО-людьми. На Мажоне вообще сложился отдельный Институт Совершенствования Человека, - так помпезно они себя называли. И целая куча собранных отовсюду выдающихся учёных работали над "светлым будущим" окраинных планет...
  "Пионеры" докладывали о новых и новых успехах: покорено море серной кислоты; на дне Ааросовой впадины на Селерите найдено одно из самых богатых месторождений урана; в пустынях Кайэбо высадили модифицированные версии земных растений, и они вот-вот дадут плоды... Всё было прекрасно, безоблачно, от перспектив захватывало дух.
   Беда пришла оттуда, откуда её не ждали, - на Джорбе внезапно вспыхнула эпидемия, которая буквально выкосила половину населения. Туда срочно вылетела группа с Мавроки, на которой в тот момент находился вечно кочующий Парламент Содружества. И, когда они прибыли, то обнаружили, что "эпидемия" имеет вполне узнаваемое лицо: первых ГИО-поселенцев, которые подняли самое настоящеее восстание против управляющих-людей и вставших на их сторону своих собратьев, которых, к слову, было очень даже много. Бунтовщики перебили их всех, послав ложное известие о заболевании. Та же участь постигла и прилетевших парламентариев, которые только и успели передать сообщение о случившемся по цепочке обратно, на Мавроку.
  Следующими, кто отправился на мятежную Джорбу, были десять боевых крейсеров с ближайших космических баз. Долго сопротивляться военным обезумевшие обитатели, конечно, не смогли, но очень старались. В результате, планету пришлось тщательно вычищать от всех, кто ещё выжил, потому что вернуть их в нормальное состояние, как убедились медики, было невозможно, а держать в постоянном подавленном состоянии - бессмысленно. В живых оставили только контрольную группу захваченных поселенцев, чтобы исследовать позднее, и улетели на следующую планету. Но, как оказалось, опоздали.
  Уже потом удалось установить, что с Джорбы отправились несколько беспилотников на ближайшие к ней пять планет, которые благополучно долетели до цели. Кораблики были настолько маленькими, что никому в голову не пришло, что их необходимо уничтожать до того, как они сядут. В те времена люди были поразительно беспечны...
  Последствия сказались очень скоро: на этих планетах разразились уже самые настоящие эпидемии. Неизвестный вирус встраивался в генную систему всего живого, включая людей, и полностью разрушал её работу. В результате, население молниеносно перерождалось в немощных калек, монстров или буйнопомешанных, а, главное - вымирало. То же самое происходило с животными и растительностью, вплоть до бактерий.
  Далеко не сразу остальное человечество сообразило, что единственный способ прекратить распространение заболевания - прервать полностью контакты с заражёнными планетами. Чтобы понять это, потребовалось ещё несколько дисколётов и жизни сотен добровольцев, надеявшихся помочь... Но оказалось, что от этой заразы не спасают даже скафандры высокой защиты. Тогда было принято тяжёлое решение: предоставить умирающее население своей судьбе.
  На все пять планет выгрузили что-то вроде наборов первой помощи, на случай, если кто-то всё-таки выживет: медицинские модули, лекарства, еду, одежду, укрытия. Поверхности материков и океанов были опутаны сетью автоматических передатчиков, постоянно фиксировавших то, что творилось вокруг. На орбитах появились автоматические станции слежения, которые тоже передавали в обитаемый мир сведения о том, что теперь происходило на этих планетах. Зоны вокруг Доттха, Селерита, Маанга, Ксобра и Ипеи были полностью закрыты для полётов, вплоть до уничтожения кораблей нарушителей.
  Это казалось жестоким, но только не тем, кто рисковал посмотреть, что передавали камеры с брошенных планет: процесс разложения и перерождения продолжался до сих пор! Например, некогда цветущая Ипея превратилась в гнилое болото, в котором не жило ничего, кроме мутировавшей плесени, плавающей неопрятными осклизлыми кусками в мутно-бурой жиже. Ну, по крайней мере, так было, когда я смотрела передачу оттуда, пару лет назад. Но вряд ли с тех пор что-то сильно изменилось.
  Результаты проведённого расследования на восемьдесят процентов стали секретными, но и тех двадцати, что достались в общественное пользование, хватило, чтобы законодательство изменилось быстро и решительно.
  Оказалось, что вырождение модифицированных человеческих существ (назвать их по-другому просто язык не поворачивался!) происходило намного быстрее, чем рассчитывали их создатели. Более того, разработчики заботились о физическом совершенстве, а надо было в первую очередь думать о психическом. Почему-то деградация начиналась именно как помешательство, появление неких идефикс. И происходило это буквально через семь-десять лет после того, как созданный, выращенный и подготовленный экземпляр вводился в действие.
  Потом было много споров о том, что клетки для создания ГИО-особей надо было забирать у проверенно здоровых людей, так как тщательное расследование нашло какой-то процент доноров с признаками психических расстройств; что надо было выращивать эмбрионы в пробирках до определённой стадии и проводить тогда специальные пробы, которые позволяли предсказать, "сойдёт" ли данный экземпляр с ума, или нет... Но всё это было уже не важно. Факт оставался фактом: генно-изменённые жители Джорбы, у которых "уехала крыша", создали непревзойдённое по силе разрушения биологическое оружие, с помощью которого уничтожили целых пять планет. И, по-видимому, только воля Всевидящего не позволила им заразить ещё неизвестно сколько миров (в ангарах местного космопорта было обнаружено около сотни "заряженных" беспилотников...)
  Содружество содрогнулось, и на срочно созванном заседании Парламента был единогласно принят закон, названный потом "натуральным". Он запрещал клонировать и изменять геном человека, ну, и дружественных гуманоидов, которые пожелали присоединиться к нам.
  Всё это, только вкратце, я изложила Вигору в качестве ответа на его вопрос.
  Выслушав, он кивнул:
  - Правильно. Незначительные изменения, типа цвета кожи, волос, радужной оболочки глаз, в список запретов не входят, поскольку на выживание расы не влияют. Клонирование людей и гуманоидов запрещено, исключение, если ты знаешь, составляют семь планет Куабры, аборигены которых возвели изменения в ранг священных обрядов. Ну, они и в состав Содружества входят довольно формально... А что тебе известно о последствиях принятия этого закона?
  Я недоумённо наморщила лоб. Последствия были, что называется, налицо! Никаких клонов, никаких вмешательств в геном людей и дружественныз рас (официально, по крайней мере). Если кто-то и продолжал эксперименты, как свора Грасса, то делалось это в тайне, за семью замками. Но вряд ли викинг меня спрашивал об очевидных вещах.
  - Ты имеешь в виду какие-то неучтённые эффекты запрета?
  - Вообще-то, нет. Скорее уж историческую память... То, что происходило тогда. Эта история была достаточно широко известна в своё время, но потом её очень постарались забыть. Или заставить забыть. Кстати, наш генерал имел к ней самое непосредственное отношение.
  - Да? - удивилась я. - Какое же? Он что, уже тогда интересовался клонированием?
  - Нет, - криво усмехнувшись, сообщил Вигор. - Не в этом дело.... Для начала, надо учитывать, что его армия, которая отбивала нападения из-за Рубежа, на пятьдесят процентов состояла из клонов, а затем и из ГИО-солдат, когда генетика достигла своего максимального развития. Но, когда произошло восстание на Джорбе, их всех пустили в расход, не дав ни единого шанса. Просто уничтожили и всё.
  Я пожала плечами:
  - Учитывая, что речь шла о неконтролируемом сумасшествии, это было оправданно. Неужели ты думаешь, что военные должны были ждать, пока их собственные солдаты начнут уничтожать людей? И ведь это были самые современные на тот момент военные дисколёты! Неизвестно, что натворили бы генно-изменённые, если бы добрались до управления!
  Вигор, в свою очередь, тоже пожал плечами:
  - Мы этого не знаем, и никогда уже не узнаем. Возможно, что они не натворили бы вообще ничего. Впрочем, речь сейчас не о них... Возможно, генерал действительно имел поводы сомневаться в их лояльности после того, как именно его корабли произвели зачистку четырёх из пяти восставших планет. И солдаты прекрасно знали, кого уничтожают. Так что...
  - Четырёх из пяти? Погоди, но восстание ведь было только на одной - на Джорбе?
  - Нет, мятеж распространился следом за Джорбой на остальные планеты, где жили ГИО-поселенцы. Поэтому Грассу пришлось срочно решать проблему массовых зачисток населения.
  Я запнулась.
  Зачисток? Но официальные источники давали по этому поводу другую информацию: короткую и обтекаемо-уклончивую. "Проект обживания новых земель был немедленно свёрнут, освоенные планеты - оставлены". И случилось это уже после того, как произошло заражение. А, вообще-то, до сих пор я была уверена, что джорбиане разослали вирус именно потому, что задумали и воплотили самое чудовищное в истории самоубийство: уничтожили всех ГИО-людей, посчитав, что так будет лучше, чем дать человечеству возможность и дальше "эксплуатировать" их. Массовое помешательство, - я же говорила...
  - Погоди, ты меня совсем запутал... Значит, население других планет тоже восстало?
  - Да.
  - Но, даже если и так... Они ведь были уничтожены вирусом, который послали джорбиане. При чём здесь арх-генерал?
  - При том, что, как бы "безумны" ни были поселенцы, - саркастически ответствовал Вигор, - убивать самих себя они вовсе не планировали. Скорее всего, вирус был тем последним аргументом, который они собирались использовать в переговорах с людьми. И заражение планеты было, скорее всего, актом отчаяния.
  Я вытаращила на него глаза. Уничтожение биосферы целой планеты - это акт отчаяния?! Последний аргумент?! Да надо реально быть не в своём уме, чтобы разбрасываться такими "аргументами"! Да ещё рассчитывать, что тебя после этого слушать будут!
  Встряхнувшись, я возразила:
  - Это звучит, как полный бред.
  - Как раз, нет. Официальная версия случившегося выглядит куда более бредовой. Ты только задумайся! Ни с того, ни с сего, всё население Джорбы вдруг сходит с ума и решает покончить с собой, разом! А для пущего эффекта прихватывает на тот свет ещё четыре планеты! Зачем?!
  Я пожала плечами.
  - Ну, сумасшедшие, - как ты поймёшь мотивы их поведения?..
  Вигор непреклонно покачал головой.
  - Я не верю, что помешательство вообще было.
  - А что же это было, по-твоему? Какая-то ошибка, что ли? Они ненароком всё это сделали? Сбой аппаратуры?
   Хоть и не хотела, но от сарказма удержаться было очень трудно. Впрочем, на эскулапа мой тон особого впечатления не произвёл. Он серьёзно и задумчиво ответил:
  - Полагаю, их поразил грех их создателей.
  Я опять вытаращилась на него. Как ни в чём не бывало, он продолжил:
  - Если ты помнишь, мечтой человечества всегда было приблизиться к Создателю, а ещё лучше - сравняться с Ним. Полагаю, изменённые хотели того же.
  - Стать богами? - фыркнула я.
  - Нет, стать равными своим создателям, - людям.
  Я наморщила лоб.
  - Погоди-ка... И зачем им это было нужно? Они ведь не были слабее, наоборот, - имели сверхспособности, в отличие от нас. Какого равенства им было нужно?!
  - Возможно, политического или юридического... Изначально они не обладали правами людей, и вообще не считались гражданами Содружества. Скорее уж их можно было бы сравнить с крепостными крестьянами из до-Пространственных времён. Никаких прав, никаких свобод, только обязанности. Они не могли сами решать даже где именно на планете им жить, чем заниматься, - всё управление находилось в руках "натуральнорождённых", а по сути - рабовладельцев. Так что поводов для восстания у ГИО-людей было достаточно, поверь.
  Я потрясённо замолчала, пытаясь переварить услышанное. Опять этот бог варваров ставил всё с ног на голову! Поселенцы - не сумасшедшие, а рабы; люди, создавшие их, сами виноваты в случившемся; ещё немного, и он, пожалуй, договорится до того, что генно-изменённые вообще не уничтожали пять планет...
  - Откуда ты всё это знаешь? - подозрительно спросила я.
  - Оттуда. Историю надо изучать. Конечно, в чистом виде ты таких сведений не найдёшь, но архивы-то сохранились. Например, документы о том, кто и как поставлял поселенцев на осваиваемые планеты, отчёты об их размещении, питании, использовании, лечении... По косвенным данным вполне возможно составить картину того, что тогда происходило.
  - А ты так сильно увлекаешься историей? - хмуро спросила я.
  - Некоторыми периодами, - пожав плечами, ответствовал врач. - Приходилось углубляться, знаешь ли...
  - И что ты откопал? Может, скажешь, что ГИО-люди вообще не создавали никакого вируса?
  - Ну, почему - создали. И использовали. Только один раз. И против планеты, заселённой обычными людьми.
  - А как же остальные? Кто заразил их?
  - А ты догадайся, - иронически усмехнулся Вигор, склонив голову набок и глядя на меня прищуренными холодными глазами.
  - Нееет, - неуверенно возразила я. - Как это могло произойти? А, главное, - зачем?!
  - Ну, как зачем? Ты вообще себе представляешь, как это - взять и перебить население целой планеты? Это практически невозможно, если только не уничтожить всю планету целиком. Но это, знаешь ли, чревато непредсказуемыми последствиями. А тут в их распоряжении было совершенное генное оружие, крайне простое в использовании и необыкновенно эффективное, и они им воспользовались.
  - Погоди, я не успеваю за тобой... Ты хочешь сказать, что генерал сам заразил оставшиеся четыре планеты? Но откуда... как он добыл вирус? Как узнал, там же по времени не совпадает?..
  - Тэш, не будь ребёнком. Всё там совпадает, только никто теперь не будет копаться в прошлом, да и большая часть сведений до сих пор засекречена, может быть, навечно...
  - И откуда ты об этом знаешь?
  - Из своих источников, неофициальных. И, потом, я же говорил, что специально занимался этим вопросом. Прямых доказательств у меня, конечно, нет, но в своей версии я уверен почти на сто процентов.
  Я покачала головой.
  - Прости, но... твои слова звучат как-то... неправдоподобно. Да что там, - бредово они звучат!
  Вредный эскулап усмехнулся.
  - Ты просто не хочешь верить, - а это совсем другой вопрос. Впрочем, речь сейчас идёт не об этом. Я начал говорить о генно-изменённых солдатах арх-генерала, которые прекрасно понимали, что будет с ними после того, как они выполнят приказ, но не подняли руку на своих создателей и командиров. Тысяча шестьсот сорок два солдата были уничтожены на кораблях, и об этом просто забыли. История оказалась похоронена в памяти немногих, кто выжил после бойни.
  Я почувствовала, как по спине побежали холодные мурашки. Вигор рассказывал так, как будто сам принимал участие в тех событиях! Хотя, это было невозможно: восстание происходило более пятисот лет назад... Но, тогда откуда столько боли и горечи в его голосе?
  - А что, кто-то ещё и выжил? - осторожно уточнила я.
  Опять он излагал какую-то альтернативную историю! Совсем не ту, что я знала с детства, более прозаическую и жестокую, в которую, действительно, не хотелось верить.
  - Да. Двое солдат, практически случайно... Вернее, благодаря жалости одного из "ликвидаторов". Он помог им спрятаться, а потом выпустил на первой же планете, куда вернулись дисколёты после "победоносной войны" с ГИО-поселенцами. Тебя вряд ли учили этому, но во всех мирах Содружества началась потом форменная истерия с поисками и истреблением всех генно-изменённых. О, это была настоящая "охота на ведьм"! Уничтожали не только подвергшихся изменениям или даже лечению людей, но и лаборатории, записи, образцы, самих учёных! Сейчас уже почти никто не помнит об этом, - наверное, слишком много в этой истории было постыдного и страшного... Впрочем, я хотел рассказать не об этом. Перед тем, как всё это случилось, во времена расцвета генетики, учёные вплотную подошли к созданию не просто улучшенного человеческого организма, но и с точно заданными свойствами, причём, довольно широкого спектра. Например, речь шла не только о повышенной работоспособности или выносливости, но и о, так называемых, сверхспособностях. Умении видеть в темноте, задерживать дыхание на срок до пятнадцати минут, способности бегать со скоростью пятьдесят километров в час, нести груз до трёхсот килограммов, и много чего ещё. Создатели планировали поделить ГИО-людей на специализированные группы солдат, медиков, спасателей, водолазов, даже поваров... Но всё перечеркнули последующие события. Тем не менее, пробные образцы уже были созданы, и их собирались "запустить" в рост, когда началось тотальное истребление генетически модифицированных организмов. Большую часть, конечно, уничтожили, но некоторое количество удалось сохранить. Один из врачей, создававших этих усовершенствованных ГИО-людей, просто не смог разрушить то, во что вложил столько сил. Не поднялась рука. И тогда он спрятал столько эмбрионов, сколько смог, погрузив их в анабиоз. Возможно, в надежде, что происходящее будет объявлено глобальной ошибкой, всё выяснится, генетика реабилитируется, и к работе можно будет вернуться, но... Вместо этого был принят закон, запрещающий изменения генома, и все нерождённые ГИО-дети превратились в преступников, подлежащих немедленному уничтожению. Учёный оставил всё, как есть, и занялся другими делами, не забывая о своих подопечных. Перед смертью, так и не дождавшись изменений, он передал свою тайну надёжному человеку, который, в свою очередь, стал хранителем нерождённых генно-изменённых детей. Тот передал ответственность за них следующему, и так повторялось несколько раз, пока очередной хранитель не допустил какую-то ошибку, а, возможно, просто произошёл сбой техники, давным-давно устаревшей. Как бы то ни было, но эмбрионы вышли из анабиоза и начали развиваться.
  Я с шумом выдохнула: ничего себе! А говорили, что всех уничтожили... И, кстати, откуда Вигор всё это знает? Вопрос о его правдивости даже не вставал: я безусловно верила каждому его слову! Нельзя врать с таким лицом, а, главное - зачем?!
  Помолчав несколько секунд, эскулап продолжил:
  - Когда хранитель обнаружил, что произошло, то сначала, конечно, испугался, но потом принял решение спасти детей. Он ухитрился устроиться на бывшую военную базу, законсервированную где-то на окраине просто на всякий случай. Всё вооружение оттуда было давно снято, остались только помещения, несъёмное оборудование и небольшое количество планетарной техники. Туда требовался смотритель-техник, и он вызвался на добровольное одиночество, имея в виду эту базу, как подходящее место, чтобы вырастить там пятьсот проснувшихся эмбрионов.
  - Пятьсот?! - не сдержалась я. - Как много!..
  - А ты думала, речь идёт о паре десятков? - усмехнулся варвар.
  - Ну, не о таком количестве, конечно, - я передёрнула плечами.
  Пятьсот потенциальных убийц - это чересчур! На кой их хранили всё это время вообще?!
  - Ну, как бы то ни было, их оказалось ровно пятьсот. Хотя изначально было намного больше. По-видимому, первый из хранителей как-то отсортировал тех, кого пытался спасти, потому что он взял все модификации, которые разрабатывались в лаборатории. Получилось ровное число. Но вот вырастить такое количество детей-однолеток одновременно оказалось очень сложно. Хотя, если бы это были обыкновенные человеческие дети, хлопот было бы в разы больше.
  - Что ты имеешь в виду? - невольно спросила я.
  - Только то, что ГИО-дети были куда спокойнее, послушнее и быстрее взрослели. Поэтому, как ни невероятно это звучит, но одному человеку удалось справиться со всей оравой. При помощи роботов, естественно, но тем не менее.
  Я скорчила гримасу. Пятьсот детей одновременно?! Не верю!
  Вигор легко прочёл по моему лицу, о чём я подумала, и кивнул:
  - Я говорю правду. Конечно, ему пришлось тяжело, но это оказалось возможно. С тониками и стимуляторами, стабилизаторами и энерго-коктейлями, но - удалось. Несколько лет он просто растил их всех, заботясь о пропитании и гигиене, но потом пришло время знакомить детей с миром, в который они пришли.
  Я невольно кивнула: очень знакомая проблема, опять же, из собственного опыта.
  - Тогда он принялся обучать детей по программам общего развития и, одновременно, преподавать специализированные знания, которые были необходимы им в первую очередь. Как выяснилось, среди ГИО-детей были будущие солдаты, медики, биологи, техники и фармацевты. Хранителю удалось вырастить всех пятисот детей, дав каждому образование, соответствующее его специализации. Но потом встал вопрос: что делать дальше? Заброшенная база не могла быть постоянным домом для такого количества взрослых людей, они хотели жить по-настоящему, а не в железной коробке, висящей в космосе. Поэтому, после долгих обдумываний и обсуждений, они все вместе приняли решение о том, что необходимо потихоньку внедряться в мир людей. Ни в коем случае не объявляя о том, кто они на самом деле, и стараясь слиться с населением тех планет, куда они могли бы прилететь.
  У меня в горле образовался комок. Пятьсот потенциальных убийц! О, Всевидящий, как вышло, что они выжили?! И о чём только думал этот хранитель, выпуская будущих маньяков прямо к людям?!
  Я настолько увлеклась историей Вигора, что постоянно забывала задать главный вопрос: зачем он мне всё это рассказывал-то? Мы уже так далеко ушли от конкретной проблемы с лягушонком, что я потеряла нить его рассуждений.
  - План оказался вполне хорош, только возникли некоторые неувязки, - продолжал своё повествование врач. - Несмотря на то, что обитатели базы старательно пытались не выделятся из толпы, оказалось, что они всё-таки разительно отличаются от основной массы населения, и проживать больше, чем по одному, им совершенно невозможно, иначе это привлекало внимание окружающих.
  Я невольно хмыкнула: чем же это они, интересно, отличались? Дополнительными конечностями, что ли? Судя по специализациям, которые перечислил Вигор, ничего экстраординарного, вроде, быть не должно...
  - Поскольку вместе поселиться они не могли, как изначально планировали, а по отдельности - не хотели, начали разрабатывать другой план: найти планету, на которой все ГИО-люди могли бы жить, не привлекая ничьего внимания, и не опасаясь за свою жизнь. Ведь, если ты помнишь, они до сих пор подлежат уничтожению.
  Я нахмурилась:
  - Да какая планета? О чём ты говоришь?! Их вообще надо было отключить от аппаратуры, как только они вышли из анабиоза! Ты что - не понимаешь?! Им же грозит безумие, как и тем, на Джорбе! А если среди них ещё и биологи есть, и они займутся генетикой... - Я осеклась. По спине поползли мурашки. - Всевидящий... Неужели тот кошмар может повториться?!. Опять убийства, опять паника... Вигор, это что - происходит сейчас? Или ты мне рассказал о том, что было когда-то? Эти ГИО - они живы?
  Чуть поколебавшись, эскулап кивнул.
  - Прямо сейчас? Они что... живут сейчас?.. - от ужаса у меня сорвался голос.
  - Да, - ровным голосом ответил предводитель разбойников.
  - Да это же... Всевидящий, это же просто... Надо же что-то делать! - мысли в голове поскакали, как взбесившиеся сайгаки. Речь идёт уже не об одном гуманоиде и его выживании, речь идёт о безопасности всех миров, населённых людьми!
  - И что бы ты сделала? - донёсся до меня словно издалека голос золотоволосого предводителя пиратов.
  Если бы я знала - что! Наверное, надо обращаться в Службу охраны порядка... Или нет, в Планетарный Совет! Тут такой важности дело, что чем выше - тем лучше! Или сразу в Парламент? Нет, бессмысленно, пока там разберутся... Да, пожалуй, Охрана порядка - то, что надо...
  - Так как бы ты поступила? - Вигор таки ухитрился вырвать меня из сумбурных размышлений.
  Я неуверенно пожала плечами, не очень понимая, какого ответа он ждёт от меня. Я же не юрист и не законодатель! Скорее всего, необходимо передавать дело в руки тех, кто занимается безопасностью... Или это неправильное решение? Может, это ещё не всё, и Вигор не закончил свою историю?
  Непонятно до сих пор только одно: зачем? Зачем он мне всё это рассказал, и какое отношение всё изложенное имеет ко мне с лягушонком? Или он хотел предупредить меня о том, что Маугли, по сути, тоже не имеет права на существование, потому что является искусственно выведенным существом?..
  Я замерла, поражённая этой мыслью. А ведь правда, - закон действует до сих пор, и даже если мы найдём способ прижать правительство Мирассы, включая императорскую семейку, все Вайятху, - все! - подлежат уничтожению... Неужели сейчас, в наше время, такое возможно? В голове не укладывалось, что кто-то может взять и убить моего лягушонка. За что?! Разве он виноват в том, что его изуродовали? Сделали из него игрушку? Лишили возможности жить так, как хотел бы он сам? Нет-нет, это невозможно... Значит, мне нельзя привлекать к нам внимание государственных служб, иначе за это может поплатиться заморыш. Но тогда как поступить?!
  - Вигор, но ведь их нужно как-то нейтрализовать! - обратилась я к эскулапу, который молча сверлил меня взглядом. - Это же прямая угроза всему человечеству!
  Он как-то невесело усмехнулся, перевёл опять взгляд на воду и ответил:
  - Вообще-то, это вы все - прямая угроза нам... Хотя ни один из нас ничего плохого никому не сделал.
  Я смотрела на золотоволосого бога варваров, наверное, целую минуту, стараясь уложить в сознании страшный смысл его слов. По мере того, как до меня доходило, что это не было шуткой или неудачной попыткой испугать меня, по спине опять начали маршировать полчища холодных мурашек, подбираясь к затылку. Постепенно они взбирались всё выше и выше, пока не побежали колючими ледяными лапками прямо по голове, отчего у меня зашевелились волосы.
  Вигор, наконец, повернулся ко мне, и я уставилась прямо в невообразимо синие глаза нечеловечески красивой генно-изменённой особи человеческой расы.
Оценка: 8.50*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) О.Обская "Невыносимая невеста, или Лучшая студентка ректора"(Любовное фэнтези) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Белых "Двойной подарок и дракон в комплекте"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"