Французова Татьяна: другие произведения.

Сундук с приданым. Глава двенадцатая.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Увидев своего соперника, Андрюша слегка отшатнулся от неожиданности, и несколько секунд пожирал его глазами. Видно было, что сбылись все его самые худшие подозрения. Бросив на меня очередной презрительный взгляд, он с самым независимым видом вошел в квартиру. Ангел, не оборачиваясь, прошел на кухню, и Андрюше не оставалось ничего другого, как идти за ним следом. Подойдя к столику, мой возлюбленный резко повернулся и присел на край, скрестив на груди руки.

  ЛЮБОВЬ, И НЕ ТОЛЬКО...
  
  Наша первая ночь затянулась до самого утра, продолжилась утром, и закончилась только глубокой ночью на следующие сутки. Если бы мне сказали, что можно не вылезать из постели целых два дня, я сочла бы это хвастовством и, мягко говоря, преувеличением. Но теперь я точно знала, что это возможно! Не знаю, как обстояло дело с другими вампирами, но Ангел оказался совершенно невероятным: он вспыхивал, как порох, от одного прикосновения, взгляда, или поцелуя. Его желание было таким же неукротимым, как и его темперамент. Он мог быть нежным, грубым, мягким, настойчивым, целомудренным и порочным, - каким угодно. Все, о чем может мечтать девушка, решившись провести ночь вместе с парнем, сбылось, и далеко превзошло мои ожидания. Нам не нужно было даже разговаривать, чтобы рассказать друг другу о своих чувствах, мы ощущали их одновременно и безошибочно. Мы не могли обидеть или задеть друг друга, потому что ясно осознавали, чего хочет каждый из нас, чего он ждет, на что надеется.
  Мы сгорели в эту ночь дотла, - те, какими мы были раньше, и стали другими, - более серьезными, более ранимыми, более защищенными, и более уязвимыми одновременно. Раньше я отвечала только за саму себя, а теперь нас стало двое: это было удивительно, необыкновенно, непривычно, и ... так знакомо! Как будто именно этого я хотела всю свою жизнь, к этому стремилась, и этого искала. Как странно! Я никогда не догадывалась о своем одиночестве, и как хорошо, что я осознала его именно тогда, когда оно закончилось: я больше не была одна, рядом со мною был мой Ангел.
  Два дня для того, чтобы узнать другого человека, - это или слишком много, или слишком мало. А, может, и то, и другое одновременно. Но, в нашем случае, мне казалось, что мы знали друг друга всегда, - с тех самых пор, как Земля вращается вокруг Солнца. И это было так странно, - что я встретила его только теперь, когда успела забыть...
  На исходе второй ночи я лежала, прижимаясь щекой к его груди, и снова заново перестраивала весь мир: ведь раньше в нем не было моего возлюбленного.
  Мне хотелось называть его именно так, - возлюбленным, потому что все остальные прозвища и имена, которыми награждают девушки своих парней, казались просто святотатством. Как можно половину своего сердца назвать бой-френдом, котиком или зайчиком?! Или сказать, что "я с ним гуляю"? Я для него живу! И если с ним, - не дай Бог! - что-нибудь случится, я перестану дышать в ту же самую секунду. Это я знала так же точно, как то, что меня зовут Рада Серебрякова.
  Ангел слегка пошевелился, и я почувствовала, как под моей щекой перекатились мускулы на его груди, он обнял меня и погладил по голове:
  - Давай не так трагично, ладно?
  Я улыбнулась, не поднимая головы. Как хорошо, что он все чувствует! Никаких недосказанностей, никакого недопонимания, или ошибок. Я - его, он - мой. И все. Больше нет никого и ничего между нами.
  Я повернулась, чтобы видеть его лицо, и сказала, - просто потому, что мне нужно было сказать это вслух:
  - Ты знаешь, я люблю тебя. Не смейся, но я всегда любила тебя, даже когда не знала о тебе, даже когда меня не было, - я все равно любила тебя.
  Он не стал смеяться надо мной, даже не улыбнулся. Абсолютно серьезно, без тени насмешки, он ответил:
  - Я знаю. Теперь я знаю. Я тоже всегда любил тебя. Только тебя. Вот уже почти четыреста лет.
  Разве можно было после этого удержаться, и не поцеловать его? А, поцеловав, не заняться любовью опять?..
  
  Не знаю, как Ангел, а я начала спускаться с небес на землю только на второй день, и то не до конца. Я как будто плавала где-то под потолком, мысли все еще путались, и я иногда начинала сомневаться, не приснилось ли мне все во сне? Как правило, это происходило, когда Ангел куда-нибудь выходил, и я оставалась одна больше, чем на пять минут. Каждый раз я пугалась, и бежала его искать, чтобы убедиться, что все - правда, он есть, он настоящий, и он меня любит.
  Ангел терпеливо сносил мои приступы паники, и даже утверждал, что чувствует то же самое, только скрывает это, чтобы не расстраивать меня.
  - Представляешь, что будет, если я начну бегать за тобой? Сидеть под дверью, например, и хныкать, чтобы ты немедленно вышла, - говорил он, улыбаясь.
  Я представила на секунду хныкающего Ангела и прыснула со смеху.
  - Вот-вот, это будет уже смешно. Поэтому я мужественно терплю, когда ты меня покидаешь.
  - Я тебя не покидала! - запротестовала я.
  - Еще как покидала! Сегодня ты целых двадцать минут сидела в ванной. Заметь, - я не стал ломать дверь, чтобы выяснить, что ты там делаешь.
  Я слегка покраснела, потому что это было правдой, ну, по крайней мере, отчасти: я действительно долго сидела в ванной, потому что хотела привести себя в нормальное состояние, причесаться подкраситься, так как обнаружила, что бессонные ночи, даже посвященные любви, сказываются не самым лучшим образом на моей внешности. А Ангел, при всем при этом, выглядел ... как ангел. Такой же красивый, как и всегда.
  Я клятвенно пообещала ему, что в ближайшие двести лет не буду отсутствовать дольше, чем десять минут. Он серьезно кивнул, и пододвинул мне кофе. Когда я выпила вторую чашку, и немного дольше смогла задержаться на земле, то вдруг вспомнила, что с самой первой нашей ночи, ни разу не видела Цветана.
  - А где твой брат? - спросила я, немного робея при мысли, что он сейчас войдет на кухню, и примется издеваться надо мной, как обычно.
  - Он уехал, - ответил мой ненаглядный.
  - Как уехал? - опешила я. - Совсем? Он больше не вернется?
  Сама эта мысль показалась мне абсолютно абсурдной: как это могло быть, чтобы Цветан исчез из нашей жизни? Невозможно! Все равно, как если бы потолок рухнул, или провалился пол. Несмотря на тяжелый характер, и странные привычки, он был таким же надежным, как скала. Вот именно: как скала, на которую всегда можно опереться. И он уехал?!
  - Не волнуйся, он уехал ненадолго. Сказал, что не будет пока нам мешать налаживать личную жизнь, - Ангел улыбнулся. - Дал неделю свободного времени, и обещал приехать только в среду. Кроме того, накопились проблемы, которые нужно решить в самое ближайшее время.
  - Какие проблемы?
  Ангел вздохнул.
  - Разные. Например, мне нужны документы, чтобы легально обосноваться здесь.
  - А разве у тебя нет никаких документов? - удивилась я.
  - Были, но что в них теперь проку? Думаю, мой паспорт Леокадия спрятала или уничтожила... Но, в любом случае, он был бы бесполезен. По моему старому паспорту мне должно быть больше пятидесяти... Вряд ли кто в это поверит.
  - Да, - сказала я и, не удержавшись, погладила его по щеке, - так старо ты не выглядишь...
  - Спасибо. Но проблема с документами, тем не менее, остается.
  - Ясно. А какие ещё затруднения?
  - Например, финансовые. Нам нужны деньги, чтобы жить.
  - О-о, - сказала я, покраснев, - прости, у меня как-то вылетело из головы... Ну, конечно... я постараюсь найти работу в ближайшее время, и мои родители, наверняка, смогут немножко помочь...
  Ангел отрицательно покачал головой.
  - Нет, тебе надо продолжать учебу. Но я пока искать работу не могу, поэтому Цветан поехал к себе домой, чтобы привести там дела в порядок, ну, и заодно взять денег.
  Я нахмурилась.
  - Но это как-то... нехорошо. Почему Цветан должен снабжать нас? Он не обязан!..
  Ангел обнял меня и, потёршись щекой о мою щёку, заставил умолкнуть.
  - Рада, ты не понимаешь... Мы - одна семья, и это совершенно естественно и нормально, что мы помогаем друг другу.
  - Да, но мне неудобно...
  - Тебе придется привыкнуть, потому что Цветан - это неотъемлемая часть моей жизни, а я - его. И так было всегда.
  Я помолчала, пытаясь подобрать слова, которые помогли бы мне выразить мои чувства.
  - Ангел, я ни за что не хотела бы разрушить отношения между тобой и твоим братом. Я очень ценю Цветана, очень благодарна ему, и считаю, что он - самый лучший брат, какой только может быть. Просто... мне не хочется быть обузой для вас, и особенно для него, понимаешь?
  - Ты не будешь, обещаю. Цветан всегда принимает решения сам, и обременить его чем-нибудь, если он этого не хочет, - вещь трудновыполнимая. Впрочем, ты сама еще в этом убедишься.
  Я вздохнула с облегчением:
  - Ясно. Это, вообще-то, очень на него похоже, правда? Уехать, чтобы не мешать нам.
  - Да. Он такой, - производит впечатление самого эгоистичного человека на свете, а на самом деле, он очень чуткий, заботливый и ранимый. Только не хочет, чтобы об этом знали.
  - Почему? Ему не нравится, когда люди узнают, что он вовсе не "плохой парень"?
  - Да. Он всегда был отличным старшим братом, но теперь предпочитает скрывать это. Кроме того, он думает, что в том, что мы стали вампирами, виноват он.
  - Почему? Он что-то сделал?
  - Не то, чтобы сделал... Просто оказался не в то время, не в том месте.
  - Как это? Или... ты не хочешь говорить об этом?
  Ангел тяжело вздохнул, и ответил, покачав головой:
  - Дело в том, что история нашего обращения - это болезненная тема для нас обоих. Мы предпочитаем не обсуждать это, ни между собой, ни с кем-либо еще. Одно из печальных обстоятельств заключается в том, что в тот день Цветан из чистого упрямства поехал в соседнюю деревеньку, на базар, чтобы купить свадебный подарок своей невесте. И именно там попался на глаза вампиру, который нас потом обратил.
  Я слушала с круглыми глазами. У Цветана была невеста?!
  - Подожди минутку... Ты говоришь: свадебный подарок? Цветан собирался жениться?!
  Ангел грустно улыбнулся. В этот момент он явно видел что-то другое, а не окно, с тополями за ним.
  - Да, мой брат был влюблен, и собирался жениться на своей возлюбленной. Уже назначили день свадьбы, почти все было готово... И вот, за неделю до этого, он тайком уезжает на базар, чтобы купить Анке подарок.
  - Ее звали Анка?
  - Да, она была совсем молоденькой, шестнадцати лет. Она очень любила Цветана, и гордилась им.
  Я заворожено слушала, боясь пропустить хоть одно слово.
  - Мы с матерью были против, но он не послушался нас. Белая шаль, - она мечтала о белой пуховой шали, и он поехал за ней на базар. Он любил баловать Анку. И там, на базаре его увидел бей. Случайность, - но она стала для нас роковой. Через два дня турки пришли в нашу деревню, и забрали нас с собой. Больше мы туда не возвращались.
  - А Цветан... так и не узнал, что стало с Анкой?
  - Она вышла замуж через год. Родила трех сыновей, и первого назвала Цветаном.
  Я тихонько охнула.
  - Так это был... ребенок Цветана?!
  - Нет, конечно! Это, все-таки, не свободные нравы двадцатого века! Просто она почтила его память таким образом.
  - То-есть, для всех вы тогда умерли?
  - Да. Мы и вправду умерли, - те, какими мы были до обращения. А после нам и вовсе нельзя было возвращаться. Не к кому, и не для чего.
  Я сидела, печально глядя на стол перед собой. Как все грустно! Они лишились, оказывается, не только матери, но и возлюбленных...
  - Ангел, а ты? У тебя была... девушка?
  Он выпрямился и отвернулся.
  - Нет, я был куда легкомысленнее своего брата. Вот он был готов стать мужем и отцом, а я... Мне не хотелось.
  Я тихонько накрыла его руку своей, и погладила. Он смотрел в окно, погрузившись в воспоминания о том, что произошло несколько столетий назад. Потом, словно очнувшись, повернулся, и потянулся поцеловать меня. Этот процесс всегда затягивался у нас надолго, поэтому десять минут спустя, когда в дверь позвонили, мы все еще продолжали целоваться, только я перебралась к Ангелу на колени.
  Звонок прозвучал как-то неестественно громко и требовательно. Мы оторвались друг от друга и посмотрели на дверь, а потом опять друг на друга.
  Ангел спросил тихонько:
  - Опять помощник? Но никто тебе не звонил, и не предупреждал...
  Я с недоумением пожала плечами. Вроде бы навещать меня здесь было некому: родственники знали, что им пока появляться нельзя, помощник был не так давно... Кто бы это ни был, но дать ему обнаружить здесь Ангела я не могла.
  - Боюсь, тебе придется опять лезть в окно, - с недовольной гримасой предупредила я его.
  - А, может, подождать? Вдруг это грабитель...
  - Или адвокат...
  - Или почтальон...
  - Или сосед...
  - Или маньяк...
  В дверь опять позвонили. Точно: звонок был долгий и требовательный.
  Я со вздохом слезла с колен Ангела и резюмировала:
  - Хорошо, иди тогда в спальню, и если услышишь кодовую фразу: "Я никого не ждала", сразу удирай через окно, ладно? А я потяну время, сколько смогу.
  - Договорились, - сказал Ангел, исчезая за дверью.
  Я опять вздохнула и пошла открывать, искренне надеясь, что это кто-нибудь ошибся.
  Распахнув дверь, я на секунду застыла от удивления: на пороге стоял Андрюша, мой последний бой-френд. Невольно я покраснела, словно он застал меня на месте преступления. Я не очень-то хорошо обошлась с ним, потому что сообщила о нашем разрыве sms-кой, по телефону. И, помнится, сообщение было какое-то путаное. Я как раз была на седьмом небе от счастья, - мы занимались любовью с Ангелом часов пять подряд, поэтому, согласитесь, от меня нельзя было требовать многого... Но все таки, что такое я ему написала, что он не поленился, примчался сюда?! И, главное, откуда он узнал адрес?
  Тут Андрюша, который все это время стоял, насупившись, уничтожающе глядя на меня, наконец, пошевелился и сказал саркастически:
  - Ну? Может, все-таки впустишь меня? Или будем разговаривать прямо здесь, чтоб все соседи слышали?!
  - О чем разговаривать, Андрюш? Я же, вроде, тебе написала, что все закончилось.
  - Ага, написала. Я прям в восторге от тебя: через неделю после того, как ты мне наставила рога, ты соизволила сообщить, что мы расстаемся! Это как называется?!
  - Как? - машинально переспросила я, сбитая с толку его агрессивным напором и осуждением, которое просто-таки сочилось из него.
  - Это подлость! - выпалив это, Андрюша как-то картинно стукнул кулаком по косяку.
  Я слегка забеспокоилась: никогда раньше я не видела, чтобы мой флегматичный бывший бой-френд так злился. Конечно, мы иногда ссорились, спорили и ругались, но так бурно не выясняли отношения никогда!
  - Андрюш, погоди, - начала я, поморщившись, - какая подлость? Ты о чем? И какие рога? Мы с тобой не были настолько близки, если ты еще не забыл! И я тебе никаких обещаний не давала! В жизни всякое случается, я встретила парня, влюбилась, и предупредила тебя, что хочу быть с другим. В чем проблема? Я тебя не подставляла, не врала тебе, не крутила два романа одновременно, чего ты бесишься-то?
  - Чего я бешусь?! А того, что ты еще на прошлой неделе приезжала к родителям со своим новым хахалем, и представила его им, как своего парня! Меня, значит, побоку, только сообщить мне об этом забыла! Подумаешь, - такие мелочи, всего-навсего я! И предупредила ты меня, дорогуша, только вчера!
  Я смутилась, потому что за последнее время у меня все так перемешалось, в том числе и даты, что, вполне возможно, все так и было. Но даже если это правда, так что?
  - Андрюш, я, конечно, очень извиняюсь, что не сообщила тебе о своем решении точно в тот момент, как только увидела другого парня, но... Я все равно не понимаю: чего ты с ума сходишь? Хорошо, может, я и опоздала на пару дней со своим сообщением, но это же не смертельно. Мы с тобой в это время не встречались, любовь не крутили, так в чем дело?!
  - А дело в том, что так поступают только обманщицы и стервы!
  Я только открыла рот.
  - Да-да, это точно про тебя! Крутишь парням головы, вертишь ими, а потом бросаешь, даже не поговорив! Да если бы не твой брат, я бы еще месяц ждал, пока ты очухаешься и вернешься!
  Тут у меня в голове начало потихоньку проясняться. Ну, конечно! Если к этому делу приложил руку Марк, то неудивительно, что у Андрюши истерика. Удивительно, что он еще не полез мне бить морду. Да-а, удружил братец, видно, специально подгадал момент, чтобы подложить мне свинью...
  А Андрюша продолжал свою обвинительную речь:
  - Я не ожидал от тебя такого... Мне казалось, что ты нормальная девчонка, с понятиями, не кинешь, и не подставишь. А ты... На кого, интересно, ты меня променяла? Марк сказал, ты откопала какого-то красавчика? Не ошиблась, может, он - гей? Смотри, будешь потом локти кусать!
  Я немедленно разозлилась и сказала резче, чем собиралась:
  - Знаешь, ни я, ни мой парень, к тебе больше отношения не имеем! Я уже извинилась, но могу и повторить: мне очень жаль, это вышло не специально, я просто ... влюбилась. По-настоящему, понимаешь? Ты можешь думать обо мне любые гадости, какие только придут в твою голову, - это дело твое. Только не заставляй меня их выслушивать!
  Повернувшись, я хотела уйти в квартиру, но, оказывается, Андрюша еще не все сказал. Просунув в щель ногу, он не дал мне запереть дверь.
  - Знаешь, подруга, - процедил он презрительно, - если бы я знал, что ты такая падкая на хорошеньких мальчиков, я бы с тобой тусоваться не стал вообще.
  - Ты можешь все исправить, - вежливо сообщила я ему. - Дай мне закрыть дверь, и катись подальше. Обо мне можешь не вспоминать, - я не расстроюсь. Пока.
  - Нет, не пока, - язвительно заявил он. - Где он, твой красавчик, небось прячется тут? Боится высунуться, чтобы ему мордашку не попортили?
  Я не успела ответить, потому что из-за моей спины прозвучал спокойный, мелодичный голос:
  - Да нет, я не прячусь, - зачем? Ты хочешь поговорить, - заходи, - и Ангел решительно отодвинул меня от двери, широко ее распахнув.
  Один только взгляд на него, - и мое сердце начало биться быстрее. Невольно я посочувствовала своему бывшему бой-френду: куда ему было тягаться с вампиром! Даже небрежно одетый, в расстёгнутой рубашке, черных джинсах и босиком, - он был ослепителен! Нереальное, инопланетное существо, каким-то чудом оказавшееся в загроможденной, грязной прихожей...
  Увидев своего соперника, Андрюша слегка отшатнулся от неожиданности, и несколько секунд пожирал его глазами. Видно было, что сбылись все его самые худшие подозрения. Бросив на меня очередной презрительный взгляд, он с самым независимым видом вошел в квартиру.
  Ангел, не оборачиваясь, прошел на кухню, и Андрюше не оставалось ничего другого, как идти за ним следом. Подойдя к столику, мой возлюбленный резко повернулся и присел на край, скрестив на груди руки.
  - Так что ты хотел сказать?
  Андрюша сунул руки в карманы джинсов, приподнялся на носках, опустился и, выпятив губу, агрессивно прищурился.
  - Я много чего хотел сказать. Не тебе. - Небрежный кивок в мою сторону. - Ей. Но, раз уж вы оба здесь... Я и скажу вам обоим. Во-первых, что плевать на вас хотел.
  Ангел вздернул одну бровь.
  - Во-вторых, что не стану молчать о твоем поведении, - снова кивок в мою сторону. - В-третьих, я желаю вам обоим получить по полной, как вы того заслуживаете. Не верю, что у вас что-нибудь получится, а если получится, - значит, вы друг друга стоите! Нимфоманка и явный голубой! Тьфу!
  Я подумала, что на месте Андрюши, уже давно дала бы деру: не припомню, чтобы Ангел так стискивал челюсти, и прищуривался. Чувствовалось, что в нем закипал глухой гнев, но пока ещё он его контролировал.
  Бывший бой-френд скорчил очередную гримасу и задрал подбородок.
  Ангел, не двинувшись с места, просто спросил:
  - Это все?
  - Да! - ответил Андрюша, и повернулся, чтобы гордо удалиться.
  - Минуточку, - безупречно вежливо остановил его вампир, - полагаю, теперь наша очередь.
  Он повернулся ко мне и сказал:
  - Это безнадежно. Одна извилина, и та напичкана всякой дрянью. Ну, и что мне с ним делать?
  - Эй, чувак!.. - начал было оскорбленный Андрюша, но Ангел небрежным жестом ухватил его за плечо и слегка встряхнул. Мой бывший сразу замолчал.
  Я подумала немного и спросила:
  - А можно сделать так, чтобы он не помнил всего этого? Пусть думает, что нас вообще не было, он пришел, и ему никто не открыл дверь. (Надо было так и сделать!)
  Ангел задумчиво покивал, и, взяв дергающегося Андрюшу за подбородок, уставился ему в глаза. Через несколько секунд мой отставной бой-френд обмяк, закрыл глаза и отключился. Ангел осторожно опустил его на пол и озабоченно посмотрел на меня:
  - Теперь нужно его вынести на лавочку, пусть там проспится.
  Я боязливо спросила:
  - А долго он будет ... спать?
  - Минут пятнадцать-двадцать. Потом проснется, и ничего не будет помнить.
  Я кивнула, открыла входную дверь, и прислушалась. Все было тихо. Следом за мной вышел Ангел с Андрюшей на плече. Мы бесшумно спустились, и я выглянула во двор. Мимо прошла парочка, на балконе, в доме напротив, женщина развешивала белье. Я дождалась, пока дворик обезлюдел, и махнула Ангелу. Через несколько секунд спящий парень разлегся на скамеечке, а за нами закрылась дверь подъезда.
  Я ждала, что проснувшись, Андрюша повторит попытку, но больше он нас не побеспокоил.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"