Французова Татьяна: другие произведения.

Сундук с приданым. Глава девятнадцатая.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я продолжала сидеть за "моим" столиком, снова чувствуя странную усталость и озноб. Вообще-то, мне следовало бежать в гостиную, чтобы не пропустить ничего из того, что будет там происходить, но сил абсолютно не было. После кофе меня начало еще и подташнивать. Я невольно подумала, что, наверное, простудилась вчера, когда сидела на мокрой земле. А, может, это просто мой организм высказывает мне, наконец, свое "фи" за дикий напряг и нервотрепку последнего месяца.

  ЛЮБОВЬ С ПОСЛЕДСТВИЯМИ.
  
  Мы вернулись домой не сразу, а только после того, как я успокоилась достаточно, чтобы не пугать Ангела. Цветан сказал, что они вошли в квартиру почти сразу, как только я вылезла, и успели заметить, куда я пошла. А потом брат Ангела, заподозривший, что я что-то услышала из их разговора, и поэтому сбежала, уговорил его подождать в квартире, а сам отправился объясняться со мной.
  Я больше не пыталась спорить с Цветаном, просто молчала, и все. Молчала, пока мы шли через парк, молчала, пока мы поднимались по лестнице, молчала, когда мы зашли в квартиру. Ангела в прихожей не оказалось, но, бездумно следуя своему сердцу, я нашла его в спальне. Он сидел на кровати Леокадии, спиной к двери, и смотрел в окно. Даже не видя его лица, я поняла, что ему плохо. Обежав кровать, я опустилась на колени перед ним, и заглянула ему в глаза. Они были безжизненными, как камень, устремленными куда-то туда, куда мне не было доступа.
  Я осторожно взяла его за руку. Пальцы опять были ледяными. Сжав их между ладонями, я тихо позвала:
  - Ангел... Ангел, пожалуйста, вернись ко мне! Я не могу уйти следом за тобой, туда, где ты сейчас, поэтому, пожалуйста, вернись... Я боюсь...
  Он слегка вздрогнул, словно просыпаясь, и ответил ровным, бесстрастным голосом:
  - Я не знаю... стоит ли мне возвращаться. Рада, иногда мне кажется, что я, как и все мы, проклят: всем, кто любил меня, я приносил только горе, никто не был счастлив со мной... Даже я сам не умею быть счастливым. Я сидел здесь, и думал, думал. Наверное, все дело в том, что я - эгоист. Я очень хочу быть с тобой, и у меня ... просто нет сил расстаться, но, может быть, они есть у тебя? Подумай, Рада, нужно ли тебе всё это? Нужен ли тебе я? У тебя уже начались проблемы из-за меня, из-за нас, с братом... Ты не видишься с семьей, ты порвала с мальчиком, который тебе нравился, ты прячешься от людей, ты начала их бояться, совсем, как мы... Разве так должно быть?! Ты - чистая, как родник, веселая, живая, доверчивая, как птичка... Ты любишь людей, и они любят тебя... Но все это я постепенно у тебя отбираю, ты понимаешь? Наверное, еще нет. Но скоро ты почувствуешь это в полной мере: тебе нельзя будет просто и легко разговаривать со знакомыми, ты все время будешь искать скрытый смысл во всем, что тебе скажут, тебе придется постоянно лгать, изворачиваться, что-то придумывать... А еще может настать такой момент, когда тебе придется спасаться бегством, чтобы просто выжить... И все это из-за меня... Боже, я, наверное, сошел с ума, когда остался здесь... Цветан, как всегда, был абсолютно прав: я должен был исчезнуть, как только встал на ноги. Но я остался... идиот. Боже, какой идиот! Прости меня, Рада! У меня нет никаких оправданий, я знаю, но... просто очень трудно сопротивляться судьбе, когда она вот так ведет тебя. Я не хочу причинять тебе зла, я хочу, чтобы у тебя всё было хорошо, понимаешь? Хотя бы у тебя...
  - Подожди, подожди, - ошеломлённо забормотала я, заглядывая ему в лицо, - но как же Узел?...
  - Ах, да... Узел...- Ангел нахмурился и посмотрел на наши переплетённые пальцы. - Эта связь между нами, которая обрекает тебя оставаться рядом... Но, знаешь, ради твоего спокойствия я бы сделал что угодно, даже поспорил с судьбой! Если это позволит тебе жить нормально... Ведь на самом деле я не могу гарантировать тебе ничего! Абсолютно ничего: ни дома, ни семьи, ни безопасности... Я - изгой, Рада. Мы, вампиры - умирающий вид, если можно так сказать. На всей Земле нас всего несколько тысяч, и становится всё меньше. Так оно и должно быть. Жить должны люди, а не мы, неизвестно кто... Я еще раз прошу: брось меня, если можешь... Подожди, не говори ничего, просто послушай. Я не могу отказаться от тебя, знаю, что должен, но не могу. Впрочем, это неважно. Если ты захочешь, если ты обдумаешь все, что я сказал, и поймешь, что я прав, тогда освободись от меня. Несколько капель моей крови - и действие вампирских меток исчезнет, ты не будешь больше связана со мной. Мы можем собраться за пять минут, и больше ты не услышишь о нас... Я никогда не побеспокою тебя, клянусь, что так и будет... Ты хочешь?
  Пока он говорил, его глаза стали оживать, в них заполыхали фиолетовые переливы, но блеск так и не вернулся, они оставались все такими же матовыми. Замолчав, он всмотрелся в меня, словно хотел проникнуть внутрь, прочитать мои мысли.
  Глядя на безупречный контур его лица, подсвеченный случайным лучом уходящего солнца, я попыталась представить, что вот он сейчас встанет, подхватит куртку, висящую на спинке кресла, и выйдет из спальни, скорее всего, даже не поцеловав меня на прощание. Потом хлопнет дверь, и я останусь одна. Со всеми своими родственниками, соседями, университетом, отдельной квартирой, каким-нибудь другим Андрюшей... но совершенно одна, потому что Ангела больше не будет. Никогда.
  Мне показалось, что в сердце воткнули одновременно тысячу иголок, я даже зажмурилась, чтобы перетерпеть этот внезапный приступ боли, который парализовал меня, как только я всерьез поверила, что такое возможно.
  А потом, прижавшись губами к ледяным рукам своего возлюбленного, я прошептала:
  - Ангел, скажи, ты меня любишь?
  - Ты ведь и так это знаешь.
  - Как сильно ты меня любишь?
  - Больше всего на свете.
  - Так ты не хотел бы, чтобы мне было больно?
  - Конечно, нет!
  - Тогда я прошу тебя: когда ты соберешься оставить меня, убей до того, как уйдешь. Больше мне ничего не нужно.
  Он стиснул меня так порывисто, что я всхлипнула.
  - Зачем ты так говоришь?! Почему просишь об этом?!
  - Потому, что я смогу пережить всё то, о чем ты говорил мне: конфликты с родителями, отсутствие друзей, ложь, подозрения. Я не могу пообещать, что сделаю это легко. Но я смогу пережить это, и еще много чего, если ты будешь рядом. Наверное, все это будет больно... Но не смертельно для меня. А вот если уйдешь ты... Этого я пережить уже не смогу и не хочу даже лгать, что попробую. Я знаю точно и отвечаю за свои слова: Ангел, я не могу жить без тебя, мое существование потеряет всякий смысл, и я все равно умру, только медленнее и мучительнее, чем если бы ты меня убил. И поэтому я прошу тебя о милосердии, если уж ты соберешься меня убить, то сделай это быстро, не растягивай мое умирание на месяцы или годы... Обещаешь?
  Ангел ответил не сразу, словно повторяя про себя все, что я сказала. Но, наконец, покачав головой, словно подчиняясь неизбежному, он сказал:
  - Хорошо, пусть будет так. Видимо, и вправду - это наша судьба...
  
  Всю ночь мне снились кошмары о том, что Ангел ушёл, исчез из моей жизни, не оставив после себя ничего, кроме ярких воспоминаний, от которых ныло сердце. Просыпаясь, я с облегчением видела его рядом и, прижавшись к прохладному плечу, снова проваливалась в тягостный сон.
  Наверное поэтому, уже с самого утра, я почувствовала себя уставшей, невыспавшейся и слабой, как будто только что вставшей с постели после тяжёлой болезни.
  Ангел был погружён в свои мысли, но не отпускал меня от себя ни на шаг, словно тоже боялся, что я исчезну.
  После того, как мы все, в дружном молчании, выпили кофе, а я ещё и вяло поковырялась в своём завтраке, Цветан ушёл на балкон со своим вечным собеседником - мобильным телефоном.
  Когда он вышел, Ангел подхватил меня, посадил к себе на колени и крепко обнял. Он ничего не говорил, ни о чем не расспрашивал и ничего не обсуждал со мной, но я ощущала его эмоции: сосредоточенность, смирение и крепнущую решимость. Почувствовав что-то тревожное, я, наконец, решилась спросить его:
  - Ангел, что случилось? Ты какой-то странный сегодня...
  В ответ он потер глаза рукой и сказал, что совершенно не выспался, поэтому никак не придет в норму. А еще он слишком долго постится, так что это - просто синдром голодного вампира.
  Я сделала вид, что поверила и не стала надоедать ему вопросами, просто сидела, откинувшись на его грудь, и наслаждалась такой редкой минутой спокойной близости с моим возлюбленным. Даже несмотря на его внутреннее беспокойство, находиться с ним рядом было для меня блаженством.
  Сплетя наши пальцы, я смотрела то в окно, на непрекращающуюся игру тополиных листьев на ветру, то на крошечных солнечных зайчиков, скользящих по столу, и чувствовала себя почти совершенно счастливой.
  Ангел, приняв, наконец, какое-то решение, как будто успокоился и облегчённо вздохнул. Притянув к себе моё лицо, он принялся покрывать поцелуями щёку, лоб, шею, мочку уха, заставляя мой пульс учащаться сильнее и сильнее... Он все больше становился похожим на прежнего Ангела - того, каким был до просмотра кассет и услышанных мною признаний. Это заставило меня горячо откликнуться на его стремление оставить в прошлом последние два дня.
  Поцелуи уже почти подвели нас к тонкой грани между нежностью и страстью, как вдруг раздался звонок в дверь. Я подпрыгнула от неожиданности, Ангел на мгновенье замер, а потом расслабился, объяснив все одним словом:
  - Компьютерщик.
  Я тут же вспомнила о делах насущных: о тайнах Леокадии, найденном компьютере, о том, что она по-прежнему представляет для нас угрозу, и со вздохом слезла с колен своего вампира, простонав:
  - Уже пришел?..
  Ангел исчез в коридоре, и скоро оттуда донеслись голоса, потом к ним присоединился Цветан, и вся компания дружно двинулась в гостиную.
  Я продолжала сидеть за "моим" столиком, снова чувствуя странную усталость и озноб. Вообще-то, мне следовало бежать в гостиную, чтобы не пропустить ничего из того, что будет там происходить, но сил абсолютно не было. После кофе меня начало еще и подташнивать.
  Я невольно подумала, что, наверное, простудилась вчера, когда сидела на мокрой земле. А, может, это просто мой организм высказывает мне, наконец, свое "фи" за дикий напряг и нервотрепку последнего месяца. И, кстати, месяц заканчивается завтра, значит, мне нужно позвонить адвокату Леокадии и договориться о подписании последних документов, или что там осталось сделать...
   Я неохотно встала и, шаркая ногами, потащилась в гостиную, но по дороге меня так скрутило, что пришлось запереться в ванной.
  Постояв над унитазом, я умылась и присела на его крышку. Ноги и руки противно тряслись, во рту был привкус горечи, а желудок болел так, как будто его выкручивали, как мокрое полотенце.
  Посидев еще, я выползла в коридор и стала обдумывать, как бы мне вызвать Цветана, чтобы... мм, попросить его помочь мне. Что бы я по этому поводу ни думала, но сегодня мне действительно была необходима вампирская кровь.
  Поломав голову, я снова вернулась на кухню, нашла свою сумку и вытащила мобильник. Конечно, это просто глупость - звонить в соседнюю комнату, но... Иначе сейчас примчится Ангел, и все, я напугаю его до полусмерти, сама себя я уже напугала, когда увидела свое отражение в зеркале. Поэтому мне нужен Цветан - спокойный, невозмутимый, а, главное, с замечательной, целебной кровью...
  Я, наконец, нашла его номер и нажала кнопку вызова. После третьего звонка голос Цветана нетерпеливо ответил:
  - Ну?
  - Не нукай, не запрягал! - не удержалась я. - Слушай, ты мне очень нужен, иди прямо сейчас на кухню, только Ангелу ничего не говори, хорошо?
  - Да, - с досадой ответил он и через секунду появился в дверях, все еще с телефоном в руке.
  - Что случилось? - недовольно поинтересовался вампир. - И почему нельзя было позвать Ангела? У тебя что, прокладки кончились, и ты стесняешься послать его за ними?
  - Иди к черту, - вежливо ответила я. - Мне нужно только пару капель твоей крови, а потом можешь бежать снова к своему компьютерщику.
  Тут Цветан насторожился, внимательно посмотрел на меня, прищурившись, и спросил:
  - В чем дело? Ты решила заболеть, несмотря на все мои старания?
  - Какие старания?
  - Зря я, что ли, тебя чуть не каждый день своей кровью пою? Уже все пальцы искусаны, просто вивисеция какая-то...Что с тобой такое?
  Он поморщился, сунул палец в рот и сжал зубы.
  - Ну, извини, - уныло сказала я. - То ли отравление, то ли нервы - не знаю... Знаю только, что мне очень плохо.
  Цветан быстро накапал в рюмку крови и протянул мне. Я охотно (в первый раз!) ее выпила. Как всегда, действие проявилось сразу: мне стало жарко, потом холодно, потом прояснилась голова, прошел желудок и слабость. Я потянулась и сказала с восхищением:
  - Оооо, вот это другое дело! Спасибо, Цветанчик, дорогой! Ты меня спас!
  - Не смей называть меня этой дурацкой кличкой, - хмуро ответил вампир, посасывая палец.
  - А разве это не твое имя? - поддразнила я его и встала. Настроение стремительно подпрыгнуло вверх, вот теперь можно было встречаться лицом к лицу с любыми проблемами!
  Я уже прошла мимо Цветана и направлялась по коридору к гостиной, когда он остановил меня.
  - Ну-ка, стой! - сказал он таким тоном, что я сразу остановилась, испугавшись, что что-то случилось, - в голосе Цветана звучала настоящая тревога.
  - Повернись, - скомандовал он тем-же странным тоном.
  Я повиновалась, недоумевая. Быстро оглядела себя, но ничего страшного не обнаружила, всё было нормально. Подняв голову, я хотела спросить Цветана, что ему нужно, но осеклась. Брат Ангела смотрел расширившимися глазами на меня, точнее, на мой живот. Потом перевел взгляд на мое лицо и спросил ровным ледяным тоном:
  - Вас что, елки-палки, предохраняться не учили?
  - Что?.. - тупо спросила я.
  - То! - прошипел он в ответ. - Вы что, совсем рехнулись? Или решили, что другого времени уже не будет? Что за спешка?!
  - Ты... о чем говоришь? - жалобно спросила я, чувствуя, как мгновенно вспотели ладони.
  - О том, что ты беременна! - пригвоздил меня к стенке Цветан, уничтожающе поглядев. - О чем вы только думали, черт бы вас побрал? О чем только думал мой братец, интересно... Ну, это мы сейчас узнаем.
  Он быстро прошел по коридору к гостиной, и я услышала, как он вежливо извиняется перед компьютерщиком и просит брата выйти на минутку.
   Я продолжала стоять, привалившись к стене и не чувствуя под собой ног. Что же делать, что делать... И что скажет Ангел? О, Господи, что скажет Ангел?! Боже, Боже, дай мне силы, пожалуйста...
  Тут в коридоре появился мой любимый и, увидев меня, мгновенно изменился в лице. Секунду он вглядывался в меня, потом перевел взгляд на мой живот, и я увидела, как расширяются его глаза, а на лице появляется выражение ужаса.
  - Но это... просто невозможно, - прошептал он, не сводя глаз с моего живота. - Этого не может быть!
  - Угу. Ты еще скажи, что ветром надуло, - язвительно прошипел Цветан. - Какого черта, братец?! Ты в своем уме?!! Нельзя было, что ли, подождать, хотя бы год-другой? Ну, куда такая спешка?!
  Ангел, с трудом оторвав от меня взгляд, отрицательно замотал головой, словно говорить был не в состоянии.
  Цветан продолжал бушевать шепотом:
  - Ты ведь обещал, что возьмешься за ум - и на тебе! Мало у нас других проблем? Ну что за черт, неужели я ещё должен проверять, предохраняетесь вы или нет?!!
  Ангел снова отчаянно замотал головой.
  - Этого не может быть, - сказал он наконец. - Я клянусь тебе, я был осторожен... Господи, ну этого просто не могло случиться! Я ничего не понимаю!
  Зато я, кажется, все поняла. Правда, я и не предполагала, что такое возможно - забеременеть с одного раза... Ну, век живи, век учись.
  Отлепившись от стенки, я сделала шаг вперед на негнущихся ногах и сказала:
  - Это я виновата. Сама.
  Они оба, как по команде, замолчали и повернулись ко мне. Я сглотнула и повторила:
  - Ангел здесь не при чём. Это я сама. Сама виновата.
  Они продолжали с недоумением смотреть на меня. Пришлось снова набраться сил и сказать то, о чем я думала, вслух:
  - Это, наверное, случилось в позапрошлую ночь, когда мы смотрели кассеты. Ты, - я повернулась к Цветану, - дал мне тогда один совет, а я... его выполнила.
  Цветан выдохнул воздух сквозь стиснутые зубы. Он уже явно всё понял и теперь только закатил глаза, показывая всем видом, что такого идиотизма он не советовал.
  - Но я... была неосторожна, наверное, поэтому всё и... случилось. Я... я забыла, что нужно предохраняться, и не придала этому значения. Вот и все.
  Ангел продолжал, нахмурясь, смотреть на меня. В его взгляде читалось недоумение, - конечно, у него в памяти об этой ночи ничего не сохранилось.
  Я тоскливо вздохнула и пояснила:
  - Мы были с тобой... вместе, в ту ночь.
  Ангел медленно покачал головой, отрицая что это было.
  - Да, да, - ты просто не помнишь, ты спал. Я... Цветан посоветовал мне заняться с тобой любовью, именно, когда ты спишь, и я... последовала его совету. И, правда, забыла обо всем... поэтому все и случилось. Ты не виноват. Я просто не думала, что такое возможно: с одного раза, и сразу забеременеть...
  Он смотрел на меня, словно лишившись дара речи навсегда. Потом, тоже с трудом, взяв себя в руки, он сказал:
  - Рада, милая, ты не должна была этого делать! Проблема в том, что... от вампиров беременеют именно так: с одного раза. Но я не думал...
  Голос у него прервался, и он опустился на корточки, прямо там, где стоял, у стенки.
  Немую сцену прервал появившийся откуда-то незнакомый мне маленький рыжий, как ирландский сеттер, вампир, который весело сказал:
  - Ну, что - там пароль нужен, а для этого мне потребуется ваша помощь... У вас все в порядке? Оу, здравствуйте, - он широко улыбнулся и, слегка наклонившись, протянул мне руку, которую я машинально пожала. - Ого, я смотрю, вы ждете пополнение? Можно вас поздравить?
  Ответом ему было три тяжелых вздоха.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"