Французова Татьяна: другие произведения.

Сундук с приданым. Глава двадцать третья.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая попытка тоже не увенчалась успехом, и только когда Ангел прибегнул к вампирскому гипнозу, а потом уже напоил меня, требуемое количество крови всё-таки осталось в организме, что и привело к нужному результату: метки исчезли, и я снова стала свободной или "ничьей", выражаясь вампирским языком.

   НАСЛЕДСТВО С ДОВЕСКОМ.
  
  В итоге, всё оказалось не так уж и страшно, - Стаки, быстренько согнав Цветана со стула, поколдовал над компьютером и сообщил, что записи Леокадии за последние пять лет её жизни, на самом деле, вовсе не перетасованы, а просто удалены. А на их место она вручную вставила разрозненные страницы дневника из разных лет, убрав даты.
  Выслушав это, Цветан присвистнул и недоверчиво переспросил:
  - Ты это серьёзно? Переставляла вручную?!
  Стаки, комично вытаращив глаза, энергично покивал, добавив с немалым уважением:
  - Упёртая у вас бабуля была... Так заморочиться! Сразу бы удалила, да и всё, так ведь нет...
  Цветан с искренним отвращением посмотрел на компьютер, словно надеясь, что от его взгляда ненавистный аппарат самовоспламенится или просто исчезнет, перестав осложнять нам жизнь. К сожалению, не сработало...
  Стаки одновременно обрадовал нас, заявив, что удалённые файлы можно найти на жёстком диске, и расстроил, пояснив, что связного текста мы не получим, даже если всё найдём. Это будут отдельные кусочки записей, которые ещё надо будет как-то собирать и состыковывать.
  Услышав это, я застонала про себя. Весь последний месяц, (ну, за исключением одной, самой лучшей в моей жизни, недели) мы только и делали, что пытались разгадать загадки Леокадии и, кажется, не продвинулись ни на шаг. Каждая новая находка, вместо того, чтобы пролить свет, наоборот, словно ещё больше усугубляла путаницу и уводила дальше в темноту и хаос. И теперь мне начинало казаться, что конца-краю этому не будет!
  Цветан выразил, наверное, наши общие мысли, от всей души пожелав Леокадии гореть в аду, но делать-то всё равно что-то надо было... Посовещавшись, мы решили пойти спать, - время приближалось к полуночи, и все мы не на шутку устали. Поскольку завтра мне и Ангелу надо было ехать к юристу, то договорились, что Стаки вернётся к нам утром и продолжит возню с компьютером. Цветан составит ему компанию, а мы присоединимся позже, когда вернёмся домой.
  Рыжий компьютерщик, пожелав нам спокойной ночи, мгновенно испарился, прихватив свою волшебную сумку. Цветан, заявив, что ему пока спать не хочется, удалился на балкон - курить и совещаться с мобильным телефоном. А мы с Ангелом пошли в спальню.
  Несмотря на то, что я почти валилась с ног от усталости и от эмоциональной чехарды, которая продолжалась сегодня весь день, сразу уснуть не получилось. Стоило закрыть глаза, как передо мной снова возникали кипы распечатанных страниц, принтер и горы папок... Вдобавок, в голове непрерывным потоком неслись мысли, навеянные событиями этого бесконечного дня.
  Вспомнив, что ещё не далее, как сегодня утром я была в неведении относительно собственной беременности, я поразилась, - мне казалось, что с тех пор прошло, как минимум, несколько недель. Одной этой новости хватило бы, чтобы сделать мою жизнь нескучной в течение целого месяца, как минимум, а ведь это ещё было только начало! Я пережила сложнейшее объяснение с Ангелом; потом Стаки взломал компьютер бабы Люки; мы успели намучиться с паролем; выяснилось, что Цветан был прав: Леокадия всё-таки любила Ангела... Господи, даже осознания этого было достаточно, чтобы моя крыша поехала, незнамо куда, но это опять был не конец! Мы начали читать дневники Леокадии и обнаружили, что она снова оставила нас в дураках. И это всё в один день!
  Но, главное - мы не стали ни на йоту ближе к решению самого важного для меня вопроса: что ещё приготовила для нас Леокадия (а в том, что она что-то приготовила, я нисколько не сомневалась!), и откуда нам ждать беды? Я вспомнила слова Ангела о том, что мы как будто сидим в несущемся под откос поезде, в котором нет машиниста. Или дело обстоит ещё хуже: место машиниста занимает призрак злобной ведьмы, поставившей себе целью уничтожить нас... Вот это совсем уж не способствовало спокойному сну!
  Повернувшись с боку на бок, наверное, раз сто, я решила прибегнуть к многократно испытанному способу: подобралась к Ангелу и обняла, положив голову к нему на грудь. Он тоже не спал, хотя и лежал с закрытыми глазами. Прижимаясь к нему щекой, я отчётливо слышала стук его сердца, сильный и ровный. Он оказывал на меня какое-то магическое воздействие: через некоторое время моё сердце автоматически начинало подстраиваться под его ритм, и через пару минут наши сердца бились в унисон.
   Когда я заметила это в первый раз, то немного испугалась, но потом, когда "подстройка" стала происходить регулярно, испуг сменился удивлением, а удивление - радостью. Теперь меня это успокаивало, потому что служило наглядным подтверждением того, что наша с Ангелом связь - нечто большее, чем простое "хотим быть вместе". Я никогда не слышала о таком феномене, а любимый на мой вопрос, как обычно, молча пожал плечами.
  Как бы то ни было, чудеса чудесами, но сегодня даже проверенный метод не помог мне забыться. Потянувшись чувствами к Ангелу, я поняла, что и он бродит в мыслях где-то очень далеко отсюда, чего-чего, а покоя у него на душе точно не было! Я окунулась в тот же самый круговорот: усталость, тоска, напряжение, досада и что-то, похожее на угрызения совести. Вот только этого мне для полного счастья и не хватало!
  Поняв, что нас обоих надо вытаскивать из мрачного настроения, я прошептала ему на ухо:
  - Любимый, прости, но мне никак не уснуть... В голове всё крутится, как сумасшедшая карусель... Помоги, а?
  Он открыл глаза и чуть-чуть устало улыбнулся:
  - Что ты хочешь? Может быть, сделать тебе массаж?
  - Э, нет, не стоит! Твои массажи заканчиваются известно чем, а я сегодня похожа на выжатую тряпочку... Может, ты мне что-нибудь расскажешь? Что-нибудь, далёкое-предалёкое от всего того, чем мы занимаемся уже целый месяц.
  Ангел на секунду задумался, а потом предложил:
  - А давай, я тебе спою?
  - Споёшь? Что? - обрадовалась я.
  Всё-таки он - гений: нашёл почти единственную вещь, которая, на самом деле, могла меня сейчас отвлечь от апокалиптических мыслей!
  - Колыбельную хочешь?
  - Хочу!
  - Тогда закрывай глаза, а я буду петь.
  Я повозилась немножко, устраиваясь поудобнее, и затихла, предвкушая нечто необыкновенное. Как я уже говорила, голос у Ангела был вполне... ангельский. Он запустил пальцы в мои волосы и, нежно перебирая их, тихо запел:
  - Тих ветрец е вече спрял,
  Ясен месечко изгрял.
  Рой звездички от небе
  Тебе шепнат: спи, дете.
  
  Спи от нищо се не бой,
  Аз съм тука, ангел мой,
  И ти пея на-ни-на,
  Спинкай, рожбо мамина...
  
  Я слушала его, с замиранием сердца, - такими понятными и, одновременно, загадочными казались мне слова колыбельной. И было что-то ещё в этой незатейливой, простой мелодии, словно это звучал не его голос, а голос давно умершей женщины, укачивающей ребёнка...
  Постепенно наступившее было успокоение сменилось смутным сожалением, тоской, неясной, но мучительно-привычной, как боль в застарелой ране... Я словно пила эмоции Ангела - взахлёб, как воду в жаркий день. И понимала без слов, что ощущала сейчас что-то очень важное для него и личное, - настолько, что он прятал эти чувства даже от себя самого.
  Подумав, что, может быть, эта колыбельная напомнила ему о матери, я почувствовала, что из глаз опять потекли слёзы: бесхитростная мелодия буквально рвала сердце пополам, заставляя чувствовать горе женщины, потерявшей обоих своих сыновей.
  Ангел замолчал, встревожился и, приподнявшись на локте, посмотрел на меня.
  - Ээээ, да ты опять плачешь!
  Я шмыгнула носом и виновато кивнула:
  - Угу, ничего не могу с собой поделать, прямо на глазах превращаюсь в жуткую плаксу. Да ещё разные мысли лезут в голову...
  - Какие мысли?
  - Совершенно дурацкие, - покаянно сказала я. - Всё сплошь про возможные неприятности...
  Ещё крепче прижавшись к моему возлюбленному, я спросила его:
  - Ангел, ты не оставишь меня? Никогда-никогда, пока я жива?
  Он удивлённо помолчал, потом повернулся так, чтобы видеть моё лицо, и спросил:
  - Ты до сих пор сомневаешься во мне?
  - Н-нет... Я не то, чтобы сомневаюсь... Не знаю, что со мной происходит, но я вдруг начала бояться.
  - Чего?
  - Всего: Леокадии, свадьбы, разговора с родителями, того, что может ещё произойти... Мне почему-то стало страшно, что всё может закончиться. Всё то, что есть между нами. И мне придётся остаться одной, без тебя... Вот этого я боюсь больше всего! Пожалуйста, пообещай мне, что ты меня не бросишь.
  Ангел вздохнул и ответил:
  - Я сделаю всё, что зависит от меня. Но... есть ведь ещё и воля Божия.
  Я замотала головой:
  - Не верю, что Богу понадобилось бы нас разлучать, после всего, что Он сделал, чтобы мы встретились! Нет, правда, ты ведь сам говорил, что Узел связывает навсегда. Я не боюсь вмешательства богов...
  - Тогда чего же ты боишься?
  - Злой воли людей. Я боюсь, что случится что-нибудь, после чего ты опять начнёшь думать, что мне будет лучше без тебя, и это меня убьёт. Потому что я не могу больше жить без тебя - не умею...
  Ангел озадаченно посмотрел на потолок, словно ища там подсказку.
  - Что же мне, поклясться на Библии, что я не никогда от тебя не уйду?
  - А эту клятву нельзя нарушать? - оживилась я.
  - Ну, вообще-то, да. Клятвопреступники горят в аду.
  - А ты веришь в это? - допытывалась я.
  - Верю, - улыбнувшись, сказал Ангел. - Очень даже верю.
  - Тогда поклянись, - потребовала я.
  - Я бы сделал это хоть сейчас, если для тебя это так важно, но у тебя Библии нет, - ответил любимый. - И в квартире её тоже нет, можно и не искать. Так что... придётся тебе потерпеть до завтра, как минимум. А потом мы её купим, если ты не передумаешь... Хотя, я не понимаю, зачем тебе это? Откуда столько недоверия?
  - Оттуда, что ты не доверяешь мне, - мрачно ответила я. - Так и жду, что ты скажешь, что у нас ничего не выйдет... Потому что мы слишком разные или потому что ты недостаточно хорош для меня... Или ещё найдёшь какую-нибудь причину, чтобы самоустраниться и благородно отдать меня первому встречному человеческому придурку...
  Ангел тяжело вздохнул.
  - Маленькая, не хочу тебя пугать, но это уже смахивает на паранойю. Что с тобой происходит?
  - Не знаю, - простонала я. - Не знаю! Но у меня такое ощущение, что меня разрывает на куски! То у меня депрессия, то мне страшно, то хорошо, то плохо, то грустно, то вдруг весело! Такое чувство, что я с ума схожу...
  - Не расстраивайся так, это просто усталость и нервы... Постарайся отвлечься, подумай о чём-то хорошем.
  - А что у нас есть хорошего? - горько спросила я. - Что-то ничего не вспоминается, вот так, сразу...
  - Ну, у меня есть ты, а у тебя есть я. Может, не слишком много, но всё-таки, - мягко напомнил Ангел. - У некоторых и этого нет...
  - Да, действительно, - прошептала я, - у некоторых вообще ничего нет...
  Ангел прижал к себе мою голову, погладил по волосам и успокаивающе сказал:
  - Это нервы... Ты просто устала. Слишком неспокойная у тебя стала жизнь, одни проблемы... Леокадия, мы с братом, а теперь ещё и дневники этой ведьмы... Тебе надо отдохнуть.
  - Но мне некуда деваться от неё, - возразила я, с отчаянием, - куда ни повернись, везде Леокадия! И всё крутится вокруг неё! Я просто хочу... проснуться утром и не чувствовать нависшей над нами опасности, спокойно прожить хотя бы день, не ожидая плохих новостей, обнимать тебя и не ощущать её тени рядом с нашей кроватью... Да и кровать-то не наша, - добавила я, - здесь вообще ничего нашего нет...
  - А это так важно? - спросил Ангел. - До сих пор ты, вроде, не слишком расстраивалась по этому поводу... Что вдруг случилось?
  Я только пожала плечами - даже разговаривать вдруг расхотелось.
  Несколько минут мы лежали молча, а потом Ангел вдруг сел, посмотрел на меня, нахмурившись, и спросил:
  - Маленькая, а скажи-ка, что ты сейчас чувствуешь?
  Я удивилась, но не успела ничего ответить, потому что меня вдруг обдало волной досады, причём совершенно непонятно, с чего бы? Повода никакого не было. Ощущение словно пришло само по себе, со стороны.
  - Как-то неуютно, - неуверенно сказала я. - Вроде, что-то меня злит...
  - Ага, - протянул Ангел, словно я подтвердила его подозрения. - А сейчас?
  И снова я не успела вымолвить ни слова, потому что на меня буквально обрушилось ощущение счастья и радости. Я восхищённо вздохнула.
  - М-дааа, - сказал Ангел. Во взгляде у него промелькнуло что-то вроде жалости. - А вот сейчас что ты чувствуешь?
  Меня как будто мгновенно погребли под горой чего-то мерзкого, даже губы свело в гримасе отвращения.
  Я не успела спросить любимого, что происходит, он заговорил сам, печально покачав головой:
  - Это, похоже, не только усталость. По-видимому, это сказывается беременность, ты становишься более чувствительной...
  - Ещё? - с ужасом переспросила я. - Но куда больше-то?!
  - Есть куда, - ведь ты носишь в себе не простого ребёнка, он - тоже эмпат, хотя и в меньшей степени, чем я. Поэтому твои чувства обострены в несколько раз. Я проверял сейчас твою восприимчивость - ты ловишь мои эмоции, не хуже радара. И я думаю, что это совершенно лишнее, тебе и так нелегко.
  Я слушала его с некоторым испугом. Так это были чувства Ангела?! Интересно, о чём он вспомнил напоследок, что меня так перекосило... И сразу напрашивается вопрос: чего мне теперь ожидать?
  Я тоже села на кровати и виновато пожала плечами:
  - Извини, я не ожидала, что моё восприятие тебя так... усилится. Я не могу это контролировать, совершенно не могу! Я даже не успеваю понять, откуда оно приходит! Я и не знала, что это твои чувства, думала - просто перепады настроения, нервозность... Может, мне какое-нибудь успокоительное попить? Пока не пройдёт...
  - Оно не пройдёт, - вздохнул Ангел, - в этом-то и проблема. Я слышал о таких случаях, когда связь между вампиром и его девушкой усиливалась настолько, что становилась невыносимой, причём для обоих.
  Я похолодела. Невыносимой для обоих?! Боже святый, о чём это он?! Неужели сейчас выяснится, что мы должны жить отдельно друг от друга, пока... Пока что? Пока не родится ребёнок?.. А потом всё вернётся на круги своя, или?..
  - И что теперь? - дрожащим голосом спросила я.
  Ангел задумчиво подёргал себя за мочку уха, а потом решительно сказал:
  - Нам нужно кое-что сделать.
  - Что? - я усиленно пыталась взять себя в руки. Не тут-то было! Уж чего-чего, а пугаться я научилась так, что будь здоров!
  - Думаю, тебе нужно выпить моей крови. Немного, всего несколько капель! Просто связь между нами сейчас больше вредит тебе, чем помогает. Лучше будет разорвать её.
  - А как же другие вампиры? - осторожно поинтересовалась я. Предложение Ангела мне вовсе не понравилось. - Разве это не будет опасно: остаться "ничьей"?
  - Я думаю, что нет. Практически все наши соседи, живущие в Санкт-Петербурге, знают о нас с тобой, поэтому мы можем и не соблюдать формальности. Ну, а кроме того, я не буду отпускать тебя от себя дальше, чем на десять метров. Полагаю, этого должно хватить для твоей полной безопасности.
  - Надеюсь, - протянула я не слишком уверенно. - Если ты так считаешь...
  Ангел успокаивающе улыбнулся, коснулся моей щеки мимолётным поцелуем и соскользнул с кровати.
  - Я сейчас приду, - сказал он, направляясь к двери.
  - Нет-нет-нет, не уходи! - подскочила я, потому что мне вдруг стало очень страшно. Не знаю, чего конкретно я испугалась, поскольку даже не успела задуматься над тем, что собирался делать мой возлюбленный - просто меня вдруг начало знобить.
  Вцепившись в его руку, я поплелась следом за ним на кухню, продолжая дрожать. Ангел усадил меня за стол и отошёл к плите, а когда он повернулся, я увидела у него в руке нож, - самый обыкновенный, столовый нож, которым я пользовалась каждый день. И вот тут-то меня и накрыло.
  Содрогнувшись, я неистово замотала головой:
  - Не надо, пожалуйста, не надо! Я расхотела... Чёрт с ними, с эмоциями! Лучше я помучаюсь немножко!
  Ангел сочувственно улыбнулся и ответил:
  - Маленькая, тебе ведь сразу станет легче... И недомогание пройдёт, и чрезмерная чувствительность. Если тебе неприятно смотреть - закрой глаза. Тут нужно всего лишь несколько капель!
  И Ангел поднёс лезвие к запястью. Я немедленно зажмурилась и закрыла лицо руками.
  Через несколько секунд что-то холодное коснулось меня. Вздрогнув, я открыла глаза и увидела хрустальную стопку, в которой, на самом дне, переливалась знакомыми черно-красными отсветами густая жидкость. Действительно, всего несколько капель, намного меньше того количества, которое, помнится, нацедил мне Цветан в самый первый раз...
  Невольно в горле образовался комок, совсем как тогда.
  - Давай, выпей, - подбодрил меня любимый.
  Медленно взяв стопку, я нехотя поднесла её ко рту, уговаривая себя, что уже пила вампирскую кровь Бог знает сколько раз, это совсем не страшно, и вообще, почти рутина... Ничего не получалось: как только я думала о том, что это - кровь Ангела, как всё внутри переворачивалось, вызывая тошноту. В конце концов, зажмурившись и постаравшись прогнать все мысли из головы прочь, я опрокинула сосуд прямо в рот, как какой-нибудь заправский алкоголик, и, зажав нос, проглотила содержимое.
  Показалось мне или нет - но кровь Ангела была другой, менее терпкой и обжигающей, со сладковатым послевкусием, наводящим на мысли о лете и фруктовом саде... Но пить её мне было гораздо труднее.
  Дождавшись момента, когда сведённое горло хоть чуть-чуть расслабится, я открыла глаза и хотела сказать "спасибо" любимому, но первое, что увидела - каплю крови, медленно ползущую по его руке вниз, от запястья к локтю. Эта картинка напомнила мне страшные сцены издевательств Леокадии, которые я видела на кассетах, и меня тут же вывернуло.
  Когда спазм закончился, я с трудом распрямилась и уткнулась взглядом прямо в расширившиеся, потемневшие глаза любимого, который напряжённо смотрел на меня. Виновато улыбнувшись, я попыталась трясущимися руками вытереть рот, но, видимо не преуспела, потому что его глаза окончательно залило чернотой.
  - Маленькая, что с тобой? Тебе плохо?- спросил он, наконец.
  Я помотала головой.
  - Н... не беспокойся... Это непроизвольно... вспомнила Леокадию, и вот - реакция...
  Ангел с облегчением перевёл дух.
  - Понятно... Не расстраивайся, бывает... прости, что я не подумал об этом раньше, надо было всё-таки принести тебе рюмку прямо в спальню.
  - Н-ничего... всё нормально... Просто, оказывается, я не выношу вида твоих ран, - пробормотала я, нащупывая позади себя стул. - Сама от себя не ожидала такого...
  Закрыв глаза, я подождала, пока Ангел ликвидирует беспорядок, который я устроила, а потом сказала:
  - Прости, пожалуйста... Я, вообще-то, не особенно брезгливая, это всё Леокадия виновата... Я как увидела кровь у тебя на руке, так сразу вспомнила, как она пила её...
   Желудок немедленно снова сделал кульбит. Стиснув зубы, я постаралась улыбнуться:
  - Ну, мы хоть не зря мучились? Получилось?
  Ангел грустно покачал головой.
  - К сожалению, нет... Ничего не успело подействовать, потому что даже до желудка не дошло.
  Я передёрнулась.
  - И что? Теперь опять всё заново?
  - К сожалению, - виновато сказал любимый.
  Я немедленно почувствовала угрызения совести: ведь он для меня старается, можно подумать, ему нравится резать себя, - это после того-то, как Леокадия резвилась тридцать лет! И я тут сижу, вся такая кисейная...
  Незаметно ущипнув себя изо всех сил за плечо, я нарочито бодро сказала:
  - Ну, если надо, значит, надо. Только давай, на всякий случай, перейдём в ванную...
  Вторая попытка тоже не увенчалась успехом, и только когда Ангел прибегнул к вампирскому гипнозу, а потом уже напоил меня, требуемое количество крови всё-таки осталось в организме, что и привело к нужному результату: метки исчезли, и я снова стала свободной или "ничьей", выражаясь вампирским языком.
  Первое, что я ощутила, выйдя из транса, - одиночество. Словно очень важную часть меня взяли и отделили, закрыв к ней доступ. Очень сложно было бы объяснить, чего именно я лишилась, но пытаясь это понять, я вспомнила прочитанное когда-то описание контуженного человека.
  Примерно то-же произошло со мной - разрыв связи с Ангелом контузил меня, оставив полуослепшей и полуоглохшей... И меня нисколько не успокаивало, что большинство людей воспринимают мир именно так, и им этого хватает. Выяснилось, что вампирские метки настолько обостряли все ощущения, что теперь я чувствовала себя упакованной в полиэтилен, изолирующий меня от окружающего мира. Поэтому я даже не обрадовалась тому, что мне стало лучше, как всегда, после приёма вампирской крови...
  Теперь ещё выяснилось, что пить кровь моего любимого я могу, только находясь в полном беспамятстве. И повторять попытку мне не хотелось, ни при каких обстоятельствах.
  Когда мы уже легли, я всё, по привычке, пыталась почувствовать Ангела, ощутить его эмоции, и раз за разом натыкалась на глухую стену, с отчаянием понимая, что теперь о его чувствах я могу только догадываться...
  - Рада, пожалуйста, перестань! - попросил он меня через некоторое время.
  - Что такое? - удивилась я.
  - Не надо постоянно прислушиваться ко мне. Теперь у тебя это уже не получится, да тебе и не нужно.
  - Прости, - прошептала я. - А ты по-прежнему всё чувствуешь?
  - Да, хотя и не так сильно, как раньше. Поэтому очень тебя прошу, успокойся и попытайся заснуть. Ты только зря себя мучаешь.
  "И тебя тоже", - с поздним раскаянием подумала я. Как же можно было ухитриться забыть, что Ангел, в отличие от меня, был и остаётся эмпатом!.. Попытавшись взять себя в руки, я сосредоточилась на том, чтобы вернуть себе чувство любви и благодарности к нему. Это помогло: через некоторое время я заметила, что он расслабился. А ещё через несколько минут, прислушиваясь к его дыханию, я поняла, что он уснул.
  Как ни странно, но это словно послужило сигналом и для меня - закрыв глаза, я привычно прижалась к нему и, наконец-то, провалилась в глухую черноту, в которой не было ничего: ни вампирских заморочек, ни кровавых обрядов, ни злой ведьмы...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"