Французова Татьяна: другие произведения.

Сундук с приданым. Глава двадцать пятая.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Деревенька казалась вымершей: ни лая собак, ни голосов, ни одного человека на улице, даже просто открытых дверей в домиках нет. Как будто здесь вообще никто не жил. На старой сосне, на нижней ветке, болтались оборванные верёвки с петлями. Я, конечно, догадалась, что когда-то это были качели, но смотрелось жутковато. Такой странный посёлок-призрак...

  КОГДА ОДНОЙ ВЕДЬМЫ МАЛО.
  
  Дальнейшее я запомнила плохо: слишком много сил отнимали попытки удержаться и не зареветь от злости прямо в кабинете напыщенного юриста, а ещё необходимость сохранять хотя бы видимость сосредоточенности и понимания того, что мне говорили. Впрочем, я больше надеялась на Ангела - в отличие от меня, он по-настоящему внимательно слушал, переспрашивал и уточнял какие-то детали. В моей же голове, как заезженная пластинка, крутилось только одно: "Переиграла... Она снова нас переиграла... Проклятая ведьма опять что-то приготовила нам, и я бессильна помешать ей..." А ещё мучило ощущение дежавю. Всё это уже было, даже чувства, которые теснились сейчас во мне, грозя разорвать на кусочки, уже были! И предвкушение чего-то хорошего, и удивление, и предчувствие беды, и спазм в горле... Боже мой, неужели опять всё заново?!
  Я с трудом дождалась момента, когда переговоры, наконец, закончились, документы были подписаны, и мы вышли из кабинета. Поразительно, но офисные девицы по-прежнему были на своём посту! А их количество, кажется, только увеличилось... Ангел вдруг сжал на секунду мою руку, потом отпустил и направился прямиком к цветнику местных достопримечательностей.
  - Простите, - промурлыкал он совершенно бархатным голосом, от которого даже у меня побежали по телу мурашки, - вы не могли бы нам помочь? У нас возникла срочная необходимость отправиться за город...
  Девицы оживились, задышали, задвигались, испуская взволнованные вздохи, томные взгляды и волны парфюма.
  - О, ну, конечно... Само собой... Мы будем очень, очень рады помочь вам... - защебетали они все вместе, окружая его и демонстрируя полную боевую готовность помогать.
  Мне вдруг стало нехорошо и, с трудом пробившись сквозь строй девиц, чтобы предупредить Ангела о том, что буду ждать его на улице, я вышла. Солнце пекло вовсю, пришлось спрятаться за серой массивной колонной. Тут было даже прохладно, а главное, не было ни одного любопытного взгляда. Я присела на цоколь, прижала к груди сумочку и наконец-то позволила себе расслабиться.
  Из глаз немедленно хлынули слёзы. В горле как будто застрял огромный ком бетона, мешающий вдохнуть. Злость прошла, осталось отчаяние, огромное и невыносимое. Я чувствовала себя марионеткой, которая возомнила, что вот-вот освободится, но тут кукловод снова дёрнул за ниточки, и я послушно пошла туда, куда меня направляли.
  Все повторялось, как в замкнутом круге - неизвестность, неведомая опасность, злая воля женщины, поставившей себе целью уничтожить нас... Только теперь я ощущала бесконечную усталость и беспомощность, даже большую, чем месяц назад, когда только-только узнала, в какой переплёт попала, благодаря стараниям Леокадии.
  Стараясь не всхлипывать слишком громко, чтобы не привлечь ненароком чьего-либо внимания, я не заметила, когда рядом возник Ангел. Он присел на корточки и встревожено заглянул мне в лицо.
  - Маленькая, ну, что ты? Не плачь, пожалуйста, не надо! Всё образуется, вот увидишь! Мы разберёмся и с этим...
  Я покачала головой:
  - Прости... Я боюсь. Я так боюсь! Мы как будто боремся с невидимкой, призраком... Даже не как будто, ведь так оно и есть! Поверить не могу, что эта ведьма уже месяц, как умерла, но при этом она продолжает управлять нами, и мы никак не можем избавиться от неё! Хуже всего то, что я понятия не имею, как защититься. Не знаю даже, откуда будет нанесён удар, на кого он будет направлен, кто пострадает на этот раз, и чем всё это безумие закончится!
  Ангел поднялся, заставил меня встать и крепко-крепко прижал к себе. Я уткнулась в грудь своего вампира, чувствуя, как прямо под моим виском бьётся его сердце: как всегда, спокойно и размеренно. Прислушиваясь невольно к его ритму, я постепенно стала успокаиваться - этот звук всегда был для меня самым лучшим транквилизатором.
  Наклонившись к моему уху, Ангел тихо сказал:
  - Не бойся. Это именно то, чего она добивалась от нас - чтобы мы боялись. Страх лишает сил и не даёт осознать, что происходит. Тот, кто боится поражения перед боем, тот проигрывает. А мы сейчас ведём настоящий бой, на уничтожение. И неважно, что Леокадия мертва - её злоба жива. Но это не значит, что мы обречены, понимаешь? Ничего не известно заранее, мы должны бороться, и Судьба на нашей стороне, ведь мы оба живы и любим друг друга, как ни пыталась она этому помешать... И я верю, что мы справимся! Теперь ты не одна, и я больше не один. Цветан готов помочь нам в любой момент. Леокадия могла бы победить нас поодиночке, но не вместе. На то, что мы объединимся, она явно не рассчитывала, о существовании моего брата даже не подозревала, и, значит, в её планах есть прорехи. Мы найдём их, обязательно. И разрубим этот узел, который она наплела вокруг нас своим колдовством!
  Я впитывала его голос, интонации, которые убеждали меня лучше любых слов. Он действительно был готов сражаться за нас! Сейчас он открывался мне с какой-то новой стороны: Ангел-боец, решительный, уверенный в себе, настоящий защитник. Я опять остро пожалела, что больше не чувствую его, как раньше - мне такая уверенность совсем бы не помешала...
  Замолчав, он поднял моё лицо за подбородок и внимательно посмотрел в глаза. Я старательно выдавила в ответ улыбку. В конце концов, он прав - ещё ничего не закончилось, но и так, как запланировала Леокадия, тоже не вышло. Мы, действительно, не один на один с безумной ведьмой. Более того, почему-то мне казалось, что если бы братья позвали, то сбежалась бы целая толпа вампиров, желающих поучаствовать в противостоянии с Леокадией. Просто пока близнецы считали, что это наше, семейное дело. И, наверное, были правы...
  Хлюпнув носом ещё несколько раз, я нехотя оторвалась от моего возлюбленного и вытерла ладонями лицо. Ангел тут же протянул мне носовой платок, который извлёк из нагрудного кармана. Я невольно улыбнулась: как и обещал, подаёт в самое нужное время...
  - Ну что, тебе легче? - спросил он.
  - Да... всё нормально.
  - Ладно. Тогда дай мне, пожалуйста, твой мобильник, надо позвонить Цветану.
  Я послушно залезла в сумку, нашла телефон и подала его моему любимому, машинально отметив, уже в который раз, что ему давно пора обзавестись собственным. Конечно, весь этот месяц он почти безвылазно просидел в квартире, но так не может продолжаться до бесконечности, ему надо возвращаться к нормальной жизни. И мобильник - это первое, что необходимо ему купить...
  Ангел немного отошёл от меня и вполголоса посвящал брата в новые подробности нашей жизни. Прислушавшись, я поняла, что Цветан хочет присоединиться к нам и, вроде, планирует подъехать прямо на место. Мой вампир, достав какую-то бумажку, зачитал ему адрес вновь приобретённой недвижимости и стал объяснять, как туда добраться, а я снова отключилась, уйдя с головой в свои безрадостные мысли.
  Закончив разговор, мой любимый вернул телефон и бодро заметил:
  - Ну, вот всё и решено. Стаки остаётся в квартире, корпеть над восстановлением уничтоженных файлов, а брат присоединится к нам. На всякий случай.
  Я вяло кивнула.
  - Погоди, - остановил меня Ангел. - У тебя глаза покраснели. Секунду...
  Он достал солнечные очки и аккуратно надел их на меня.
  - Так будет лучше. Теперь ты выглядишь, как загадочная незнакомка...
  - А не как красноглазый кролик, - дополнила я, пытаясь улыбнуться. - Ну, и хорошо. Куда нам сейчас?.. Ты извини, но я так расстроилась, что почти ничего не слышала из объяснений юриста.
  - Пустяки, - улыбнулся Ангел, увлекая меня из-за спасительной колонны под слепящий свет солнца. - Там были такие услужливые девушки, они мне всё объяснили...
  
  Я до такой степени выпала из реальности, что поездку в метро просто не заметила. На этот раз меня не трогали ни взгляды, ни обсуждения, ни толкотня, постоянно возникающая около нас. Оказалось, что полностью загруженный мозг - прекрасное средство от ревности. Более или менее я очнулась только тогда, когда вышла из метро и обнаружила, что мы уже находимся на Финляндском вокзале. Оглядевшись, я удивлённо спросила Ангела, куда мы направляемся. Он ответил, что нам надо садиться на электричку и ехать к Ладожскому озеру.
  Убедившись, что любимый прекрасно справляется с дорожными сложностями и без моей помощи, я опять ушла в свои мысли и предавалась им весь час, пока мы ехали до места. Снова и снова прокручивая в голове произошедшее, я пыталась сделать какие-то выводы. Пока их напрашивалось два: раз баба Люка оставила распоряжение сообщить мне о "дачке" в самый день окончательной передачи документов на квартиру, она предусмотрела, что план А может провалиться, и я останусь в живых. Что могла она предпринять в этом случае? Я пыталась поставить себя на её место, хотя получалось из рук вон плохо. Не умею я так ненавидеть, чтоб чужих жизней не жалко было...
  Ещё вопрос: догадывалась ли она, что Ангел не уедет, не бросит меня? Прикинув и так и эдак, вопреки рассуждениям любимого, что Леокадия не предполагала нашего объединения, я всё-таки решила, что она готовилась к худшему, с её точки зрения, варианту: Ангел не убил меня и, более того, остался со мной. И что тогда она собиралась сделать с ним? Я ни секунды не сомневалась, что ведьма не оставит в покое ни одного из нас - значит, возможно, что теперь удар будет направлен именно на него.
  Непонимание происходящего и предчувствие неминуемой беды давили, как камень. Видимо, нервы и вправду основательно расшатались... Тем более, что после увиденных кассет у меня не осталось ни малейших иллюзий насчёт того, как далеко Леокадия могла зайти в своей мести.
  Её зацикленность тоже пугала. Я не знала, как бороться с человеком, одержимым маниакальной ненавистью?! И не было никаких гарантий, что, даже если мы разберёмся с сюрпризом, наверняка оставленным ею в этом доме, то не обнаружится ещё один, скрытый до времени, план С, или даже D... И где вообще была граница её возможностей, если она была?! Мы до сих пор не имели понятия, на что была способна Леокадия. Я видела колдовство, открывшее ей моё имя. Но что она могла сделать с помощью магии, если хотела убить? Пока мы почти не сталкивались с этим, но, видимо, только потому, что так хотела она сама.
  Я взяла руку Ангела, сидевшего рядом, и крепко сжала её, вызвав у него понимающую улыбку. В нём сплелось воедино всё, что было дорого для меня: и надежда на счастье, и моя невероятная любовь, и мечта быть всегда вместе, растить его детей... Наших детей! Но, одновременно, самый сильный страх и самая сильная боль, которую я только могла бы испытать, тоже были связаны с ним. Он был средоточием моей жизни, её опорой и смыслом, он был тем самым якорем, который удерживал и спасал меня в мире, где правила бал свихнувшаяся мёртвая маньячка. Он был для меня всем, и я просто не могла потерять его!
  Однако, я понятия не имела, что делать, что предпринять для того, чтобы защитить Ангела, нашего ребёнка, себя? Как вообще возможно защититься от ведьмы?! Может, нужно искать другую колдунью, которая разбирается во всех этих тёмных делах?! Голова неотвратимо пухла от мыслей и вопросов, ответов на которые я не знала...
  
  Когда мы подъехали к платформе со странным названием "Двадцать первый километр", я чувствовала себя взвинченной и подавленной одновременно. Меня скорее раздражали, чем привлекали весёлые лица людей, стремящихся на природу. Не радовал ни яркий день, ни обилие зелени вокруг, ни явно курортные настроения аборигенов и дочерна загорелых дачников.
  Расспросив местных жителей, Ангел быстро выяснил, что нужная нам деревушка располагалась на берегу Ладоги. Отбившись от настойчивых предложений двух девушек проводить нас туда самым коротким путём, мы пустились на поиски озера сами, не слишком даже заплутав.
  Встреченный на перекрёстке мрачный рыбак, тащивший ведро с удочками и обутый, несмотря на жару, в высоченные болотные сапоги, ткнул пальцем в нужном направлении и пошагал дальше. А мы свернули на узкую дорогу, которая когда-то была заасфальтирована, но с тех пор, по-видимому, пережила вражеские бомбёжки или метеоритный дождь - всю её покрывали ямы и ямищи самых разнообразных размеров. Автомобили, рискнувшие проехать по ней, выписывали немыслимые кренделя, объезжая препятствия и распугивая пешеходов, которые тоже петляли, выискивая безопасный путь.
  Мы дошли до самого берега и тут обнаружили, что искомая деревушка располагалась намного дальше. Пришлось повернуть налево и, руководствуясь пояснениями аборигенов, идти вдоль озера по дороге, которая периодически удалялась от берега и возвращалась обратно. К счастью, погода стояла сухая, иначе нам пришлось бы брести, наверное, по щиколотку в грязи. А так получилась вполне приятная прогулка, с влажным ветром, криками чаек и особым запахом, который бывает только там, где много-много воды.
  Я далеко не сразу прониклась окружающими красотами, придавленная своими переживаниями. Но, постепенно, я начала замечать, что Ладога, сверкавшая под безоблачным небом, напоминала огромный сапфир, такой синевой отливала её поверхность. И тростник, в изобилии росший вдоль берега, своими серебристыми верхушками оттенял глубину цвета озера. В ветвях деревьев щебетали птицы, мимо беззаботно пропорхала пёстрая бабочка, напомнив со всей ясностью, что сейчас - самый разгар лета...
  Пожалуй, я была бы не против проводить здесь жаркие летние дни, когда Санкт-Петербург задыхался от запаха раскалённого асфальта вперемешку с выхлопными газами... Впрочем, одёрнула я себя, размечталась. Чего-чего, но спокойного отдыха тут тебе точно не светит.
  Мы миновали довольно большой песчаный пляж, потом лодочную станцию, и почти сразу после неё, прямо вдоль дороги, показались маленькие, как будто прибитые к земле домики разных цветов. Можно было подумать, что их выпустили с одного конвейера, так они были похожи. И только в задних рядах, у леса, виднелось несколько домов повыше, явно более поздней постройки.
  - Кажется, пришли, - сообщил мне Ангел.
  - Это оно? Кошкино? - с изумлением спросила я.
  - Получается, что да.
  - Какая же это деревня? - недоумевала я. - Это даже на дачный посёлок не тянет... И тут все дома можно по пальцам пересчитать. А какой адрес у бабы Люкиного дома?
  - Кошкино, дом двадцать девять, дробь два, - ответил Ангел, продолжая изучать окрестности.
  - А улица какая?
  - Никакой. Похоже, что тут улиц вообще нету.
  - Действительно, чего это я... И как мы этот дом искать будем? Все подряд обходить, что ли?
  - Ну, если надо, то обойдём все...
  Я передёрнула плечами.
  Деревенька казалась вымершей: ни лая собак, ни голосов, ни одного человека на улице, даже просто открытых дверей в домиках нет. Как будто здесь вообще никто не жил. На старой сосне, на нижней ветке, болтались оборванные верёвки с петлями. Я, конечно, догадалась, что когда-то это были качели, но смотрелось жутковато. Такой странный посёлок-призрак...
  - Ладно, чего стоять-то. Пойдём искать, - проворчала я. - Спросить тут всё равно не у кого, будем сами справляться.
  Ангел ободряюще улыбнулся мне... И тут случилось явление.
  Всю дорогу, пока мы шли вдоль озера, нам не встретилось ни одной едущей машины. Стоящие во дворах или вдоль заборчиков - да, но движущиеся - нет. Кроме того, все увиденные нами автомобили были невзрачными рабочими лошадками типа "Нивы", "Жигулей" или "Дэу". И вдруг, прямо на этой узёхонькой дорожке, сходившей почти на нет среди горстки домиков, показалось чёрное сверкающее чудо, обтекаемо-совершенное и абсолютно неуместное среди окружающих развалюшек, как бриллиант на пальце нищенки.
  - Ого! Кто же это здесь, интересно, разъезжает на "Мерседесах"... - пробормотала я, отступая с дорожки в траву.
  Машина почти бесшумно подкралась к нам, затормозила, и из распахнувшейся дверцы показалось до боли знакомое лицо.
  - Цветан?! - вытаращилась я на элегантного, как испанский кабальеро, вампира. - Ты что, угнал машину?!.
  - Вот ещё, - фыркнул тот, недовольно обозревая сгрудившиеся вокруг домики. - Я её взял напрокат.
  - Так электричкой же можно... - заикнулась было я.
  - Гран мерси, - с отвращением ответил Цветан, скривившись, словно укусил лимон. - Вы-то хоть вместе ехали, а мне одному отбиваться от кучи женщин, мечтающих познакомиться со мной поближе... Нет уж! Лучше я потрачусь на личное транспортное средство.
  Захлопнув дверцу, он обошёл автомобиль и присоединился к нам.
  - Ну что, Леокадия не дремлет? Вы нарвались на очередную пакость, правильно я понимаю?
  - Очень похоже, - ответил Ангел. - Поэтому я тебя и позвал.
  - Поэтому я и приехал. А ведь как просил вас: не ввязывайтесь ни во что... Н-да. Ну, каков план кампании?
  - Для начала надо найти эту... новую собственность Рады и осмотреться там. На всякий случай. А потом забрать ключи.
  Цветан кивнул.
  - Разделимся? Вы направо, я налево... Какой номер ищем?
  - Двадцать девять.
  - Ага, кто найдёт - свистит.
  Кстати, это было не совсем шуткой, в такой крохотном посёлке даже негромкого свиста было бы вполне достаточно, чтобы быть услышанным.
  Честно говоря, я не слишком усердно искала требуемый дом, оставив хлопоты вампирам, а больше рассматривала посёлок. Строения там были весьма примечательными! Некоторые выглядели настолько низкими, что, казалось, если войдёшь, то макушкой сможешь достать потолок, причём, не вставая на носочки. Окошечки были под стать - малюсенькие, подслеповатые, наглухо закрытые занавесками. Хотя это, как раз, было понятно: при такой скученности, выглянув из своего окна, вы буквально заглядывали в окно соседа.
  Разглядывая деревеньку со всё возрастающим изумлением, я пыталась понять, каким образом это забытое Богом место могло быть связано с Леокадией. Вот курортная зона, где отхватил дом юрист, или Крым - это я понимала, там бабу Люку можно было представить вполне легко. Но здесь?..
  Обойдя посёлок вдоль дороги, а потом и вдоль канавы, тянущейся по кромке леса, мы увидели Цветана, который курил, облокотившись на перекошенную ограду одного из домишек. Заметив нас, он помахал рукой и крикнул, не особенно напрягаясь:
  - Нашёл! Давайте сюда!
  Мы дружно ускорились. Подойдя, я уставилась на дом, около которого так вальяжно расположился второй вампир.
  - Это вот оно? - спросила я, наконец.
  - Угу. Это твоя латифундия. Нравится? - усмехнулся Цветан, выдыхая дым в противоположную от меня сторону.
  - Шапито какое-то, - ответила я, подозрительно уставившись на свою новую собственность.
  Да-а, на дачу она явно не тянула. Вот на разномастный курятник или крольчатник - пожалуй... Ближняя к нам хибара явно была одной из самых маленьких в этом посёлке. К ней лепился деревянный домишко побольше, на редкость неопрятный и облезлый, с облупившейся краской на стенах. А ещё дальше, уже ко второму, был пристроен самый большой, третий домик, который претендовал на то, что у него имелся чердак. Правда, залезть на этот самый чердак можно было бы только на четвереньках, но всё-таки, целых пол-этажа...
  - А ты не ошибся? - с сомнением спросил Ангел.
  - Не-а, вон, смотри сбоку. Видишь номер? - изящно взмахнул сигаретой его брат.
  Я тоже посмотрела в указанном направлении. Да, действительно, судя по табличке, это и было "оно", моё имущество. Осторожно взявшись за низенькую калитку, я покачала её, но она не поддалась.
  - Заперто, - заметил Цветан. - И домишко тоже заперт. Я проверил. Ну, что думаешь, братец?
  Мой любимый, настороженно всматривающийся в слепые окошечки несуразного строения, пожал плечами.
  - Пока я ничего не чувствую... Вернее, что-то чувствую, но слабо. А ты?
  - И я слабо... Думаю, надо брать ключи и проверять, что там внутри.
  Я встрепенулась.
  - Нет-нет-нет! Никто туда не пойдёт! Ключи мы возьмём, откроем этот чёртов сарай, не заходя внутрь, потом закроем и уедем отсюда! Условия будут соблюдены, а соваться туда вовсе необязательно. Потом, когда будет возможность, я найму бульдозер, чтобы сравнять это недоразумение с землёй. И закончим на этом!
  Я замолчала, увидев, что оба вампира, как по команде, отрицательно качают головами.
  - Что? - воинственно спросила я. - Неужели вам хочется копаться ещё и здесь? Разве не проще уничтожить всё разом?
  Ангел вздохнул:
  - Нет, маленькая, не проще. Видишь ли, сильная ведьма может наложить несколько заклятий, в том числе, рассчитанных и на разрушение ранее наложенных. В этом доме может оказаться всё, что угодно: от обычного проклятия, до предметов, нацеленных на тебя или меня. При разрушении эти заклятия всё равно сработают, только остановить их уже будет намного сложнее. С колдовством нельзя обращаться так... грубо. Возможно, нам придётся искать колдуна, или другие способы нейтрализовать магию Леокадии...
  Я застонала.
  - Чтоб она горела вечно в аду! И кто же пойдёт внутрь разбираться с этим? Есть добровольцы-смертники?
  - Да ладно преувеличивать, я пойду, - спокойно ответил Цветан. - Вряд ли там найдётся что-то, рассчитанное именно на меня... А вот вас могут ждать сюрпризы. Так что я буду разведчиком, а вы подождёте снаружи.
  - Не надо, а? - взмолилась я. - Ну, не дай Бог, с тобой что-то случится?
  - И что? - поднял брови вампир. - Ты навеки лишишься аппетита?
  - Да ну тебя, - сердито ответила я. - Буду чувствовать себя виноватой!
  - А, приятное ощущение... Но не стоит, право. Мне и с одним, вечно виноватым, хлопот хватает. И потом, ты знаешь кого-то ещё, кого можно послать туда рискнуть здоровьем?
  Я покачала головой. Действительно, кого?..
  - Ну, вот и ладушки, - ответил Цветан, отбрасывая сигарету. - Пора ключики забирать, а то уже вечер на носу, неплохо бы поторопиться...
  - Тогда надо искать деревню под названием Шереметьевка, где проживает Ольга Меняева, доверенное лицо Леокадии, - сообщил Ангел, в очередной раз доставая из кармана бумажку.
  - Меняева? - удивилась я. - Погоди, а это не та, про которую юрист что-то нам сегодня говорил?..
  - Скорее всего. Она была в списке людей, которым Леокадия оставила по завещанию немалые ценности.
  Цветан присвистнул.
  - Как интере-е-есно, - протянул он, - у нас новый персонаж?
  Ангел пожал плечами:
  - Всё может быть. А, может, напротив - ничего не подозревающая женщина, ведать не ведающая, с кем связалась.
  - Занятно... Ну, и где это?
  - Судя по карте, в противоположном направлении отсюда, где-то там, откуда мы пришли сюда.
  - Покажи! Хммм... Ага, понял...
  Подумав, мы решили разделиться. Поскольку мой возлюбленный уже больше тридцати лет не сидел за рулём, да и прав у него не было, он остался "приглядеть" за моим новым имуществом. А мы с Цветаном погрузились в длинную чёрную машину и поехали искать Шереметьевку, где жила таинственная "ключница", непонятным образом связанная с моей двоюродной бабкой.
  Цветан всю недолгую поездку виртуозно ругался на нескольких языках, проклиная узкую, ухабистую колею, которую тут выдавали за дорогу. Первые метров пятьдесят вообще пришлось пятиться задом, поскольку развернуться было негде. Выбравшись на поляну, вампир облегчённо вздохнул и добавил газу.
  Шереметьевка оказалась той самой деревней, к которой мы вышли в самый первый раз, когда искали Кошкино. Она тоже тянулась вдоль берега, который почти весь был заставлен рыбачьими лодками, накрепко привязанными тяжёлыми цепями к металлическим кольям, вбитым прямо в землю.
   Тут было намного больше людей, детей, собак и кошек. И сами дома были куда презентабельнее: в несколько этажей, с балкончиками и террасами, отгороженные друг от друга высокими заборами. Остановившись прямо у крайнего дома, после которого дорога опять сужалась, превращаясь в колею, рассчитанную на одну машину, Цветан прорычал: "Порка мадонна!" и скомандовал:
  - Вылезай, приехали. Дальше лучше пойти пешком.
  Я вяло повиновалась, преодолевая сильнейшее нежелание кого-то искать, куда-то идти и вообще что-то делать.
  Как только я вылезла, пискнула сигнализация, и Цветан, подхватив меня под руку, потащил вперёд.
  - Таааак, где тут номер шестнадцать...
  Метров через пятьсот он резко затормозил и встал около глухого забора тускло-зелёного цвета, опоясывавшего довольно большой участок. Никаких широких ворот, или ажурных металлических калиток, позволяющих видеть двор, как у других домиков, тут не было и в помине. Щель в сплошной стене, обегавшая правильный прямоугольник, была единственным указанием на вход. Рядом, на уровне глаз, висел почтовый ящик такого же зелёного цвета и маленькая табличка-указатель: номер 16.
  - Ну, судя по всему, нам сюда... - задумчиво прокомментировал забор Цветан и цепко оглядел всё вокруг. - У тебя паспорт с собой?
  - А?.. Да, с собой. А зачем?..
  - Не знаю. Мало ли, понадобится... - невразумительно ответил вампир.
  Я видела, что он хмурится всё сильнее, на лбу появилась складочка, придававшая ему недовольный и даже сердитый вид.
  - Голову даю на отсечение, что тут всё непросто, - пробормотал он.
  Крылья его носа затрепетали, словно Цветан принюхивался к чему-то.
  - Стучи! - наконец велел он, сжав мой локоть.
  Я нехотя послушалась. Стук получился тихий и какой-то неуверенный. Мы замерли, прислушиваясь, но никто не ответил. Я постучала ещё раз, погромче, но с тем же результатом. Разозлившись, я забарабанила кулаком так сильно, что за соседними заборами зашлись в лае собаки.
  Калитка открылась совершенно неожиданно, когда я занесла руку для очередного удара. В щели появился один глаз, который подозрительно оглядел меня (Цветан неуловимо быстро переместился в сторону, где его нельзя было увидеть).
  - Вам чего? - неприветливо поинтересовался женский голос из-за двери.
  - Эээ... здравствуйте. Мы приехали за ключами от дома, который баба Люка... то-есть, Леокадия, моя двоюродная бабушка, оставила мне... вы ведь та самая Ольга, у которой эти ключи, да?.. - от растерянности я начала путаться. - Нам Воробьёв, юрист, дал ваш адрес, сказал приехать прямо сегодня...
  Запнувшись, я замолчала. Меня продолжали сверлить взглядом сквозь щель.
  - Так что, ключи у вас? - неуверенно спросила я, подумав, что, может быть, мы ошиблись адресом.
  Вместо ответа дверца медленно растворилась, и женщина неохотно отступила, давая возможность войти.
  - А мне можно? - вдруг прозвучал позади голос.
  Спохватившись, я пояснила:
  - Это со мной! Мы вместе приехали...
  Женщина, сложив на груди руки, уставилась на замершего перед калиткой Цветана. Я завертела головой, бросая взгляды то на неё, то на него, пытаясь понять, чего он там застрял.
  Хозяйка хмыкнула, а потом протянула:
  - Таааак... Ну, чего топчешься-то? Не можешь войти? Поня-атно... Ишь ты, какие гости пожаловали...
  Мне стало не по себе. Неужели она знает что-то?! С другой стороны, если вампир не может войти, значит... Значит, у неё стоит магическая защита! Да, похоже, версия Ангела с непосвящённым посторонним человеком только что почила в бозе.
  - Простите, можно ему... войти? - чуть настойчивее спросила я. Ещё не хватало остаться одной с этой... неизвестно кем! Если она откажется впустить Цветана, то я, пожалуй, тоже никуда не пойду. - Мы же буквально на минуту! Ну, или, если хотите, я здесь, за воротами подожду, вы ключи отдадите, и мы уйдём!
  Тут брат Ангела, который не менее пристально изучал хозяйку, вдруг вкрадчиво поинтересовался:
  - Боишься?
  Женщина неприятно усмехнулась и ответила:
  - Да было б кого. Ну, коли пришёл, входи... пока.
  И сделала какой-то странный жест рукой. Потом повернулась и спокойно пошла к дому. Убедившись, что Цветан калитку преодолел, я последовала за "ключницей", исподтишка оглядываясь по сторонам.
  Дом у неё был двухэтажный, основательный и даже красивый. Первый этаж облицован камнем, второй - кирпичом, сбоку пристроена большая терраса, островерхая крыша покрыта красной черепицей. Над входом примостился маленький балкончик, с кованой чёрной решёткой-ограждением, выходящий в сторону озера. Я мельком подумала, что оттуда, наверное, открывается прекрасный вид на Ладогу.
  А вот двор был неприбранный, неухоженный, словно оттуда только что ушли рабочие, бросив незаконченные дела. Повсюду какие-то доски, кучи камней, в углу - покосившийся сарайчик, явный старожил этого участка, в отличие от дома. Складывалось впечатление, что у хозяйки завелись деньги совсем недавно, и она ещё не успела привести всё в порядок.
  Ольга вошла в дом, и я, чуть поколебавшись, прошла за ней. В неожиданно тесной и узкой прихожей после солнечного двора было темно и сильно пахло сухими травами. Когда что-то внезапно царапнуло меня по щеке, я шарахнулась, но быстро сообразила, что наткнулась на пучок высохших цветов. Подняв голову, я разглядела, что рядами засушенных букетов были увешаны все стены.
  Пробравшись сквозь эти "заросли", оказалась в довольно большой, но скудно обставленной комнате. Недалеко от двери стоял стол с тремя стульями, у дальней стены - камин, перед ним большое кожаное кресло, повёрнутое спинкой ко входу, рядом на полу валяются в беспорядке какие-то женские журналы. Две двери, видимо, ведущие в другие помещения, закрыты.
  Странно, Ольга вовсе не показалась мне женщиной, заботящейся о своей внешности. Насколько я успела её рассмотреть, она больше всего походила на одинокую тётку, неопределённого возраста, всему на свете предпочитающую копание на огороде. Из тех, кто привык и коня на скаку, и в избу горящую...
  Подойдя к невзрачному старому комоду, хозяйка облокотилась на него и снова уставилась на нас. Я нерешительно откашлялась.
  - Ну...так можно нам ключи?
  Она словно не услышала меня, поедая глазами моего спутника. Я невольно тоже бросила на него взгляд. Хмурый Цветан брезгливо стряхивал со своей безупречной бежевой рубашки сухие листики и травинки - видимо, ему тоже не удалось миновать прихожую без потерь.
  - Не стану скрывать, хотелось мне посмотреть на вас, - внезапно заговорила хозяйка. - Особенно на тебя...
  Её взгляд упёрся в лицо вампира.
  - Всегда интересно, из-за кого же такой пожар может разгореться...
  - Вы о чем? - с недоумением спросила я.
  - Да уж известно, о чём, - с сухим смешком ответила женщина, продолжая сверлить глазами брата Ангела. - Об этом красавчике, - и она тяжело кивнула в его сторону, - это ведь из-за него Люка чуть умом не тронулась?..
  Я беспомощно оглянулась на дверь.
  - Простите, я... не понимаю, о чём вы.
  - Да будет прикидываться! Знаю я, кто ты. И кто он. Так что нет нужды комедию ломать.
  Я в замешательстве покачала головой.
  - Нет... уверяю вас, вы ошибаетесь, Цветан тут совсем не при чём!..
  - А кто при чём? Папа римский? - горько спросила она, прервав меня. - Да если б Люка не встретила, на беду, этого парня, так, может, и жизнь прожила бы нормальную...
  - Сомневаюсь, - неприязненно отрезал вампир. - Если ваша Леокадия с самого начала была ненормальной, то и жизнь она могла прожить только ненормальную, даже если бы не встретила... кстати, не меня - моего брата. Я лично с ней никогда не встречался, и в этом ей, прямо скажем, повезло!
  В глазах Ольги появилось искреннее удивление.
  - Брата? Так у того... ещё и брат объявился! Ты старший или младший?
  - Ни тот, ни другой. Мы близнецы.
  - Вот как? Да-а, видать, Боженька в тот день расщедрился... И где же твой брат? Не приехал, что ли?
  - Отчего же, приехал. Он сейчас у дома Леокадии, ждёт нас.
  - Вот как, - опять повторила хозяйка и глубоко задумалась.
  Мы тоже молча ждали, когда она, наконец, отомрёт. Через несколько минут Ольга очнулась от своих мыслей и вдруг попросила:
  - Дай руку.
  Её взгляд, как и прежде, был устремлён на Цветана. Вампир вскинул брови и тихо предупредил её:
  - Не вздумай что-нибудь делать, я сразу почувствую. И голову тебе оторву, не задумываясь, можешь даже не сомневаться.
  Ольга, ничуть не испугавшись, растянула губы в усмешке и спросила:
  - Боишься, красавчик?
  Цветан насмешливо улыбнулся и демонстративно протянул ей руку каким-то особенным, соблазнительным движением.
  Женщина изучала его ладонь так внимательно, словно от этого зависело что-то важное. Время от времени она качала головой, что-то беззвучно шептала, проводила пальцами по линиям. Закончив, закрыла на несколько мгновений глаза и тихо пробормотала:
  - Зеркало... Ну, конечно!..
  Оторвавшись от комода, у которого она стояла, Ольга тяжело добрела до стола и села. Её лицо внезапно стало каким-то уставшим и даже как будто постаревшим. Посидев некоторое время, она сказала тусклым голосом:
  - А ведь предупреждала я её, что с судьбой спорить нельзя... не дело это, вмешиваться туда, где ничего изменить невозможно... Ах, Люка, Люка... Что же ты наделала...
  Я, в совершенном обалдении, слушала такие неожиданно искренние, полные горечи слова. Сожалеть об этой ведьме?! Вот не предполагала, что такое возможно! Впрочем, может, с кем-то другим, например, с Ольгой, она была другой? Не зря же "ключница" так горюет...
  - А что именно она натворила? - как бы невзначай поинтересовался Цветан, присаживаясь за стол напротив женщины.
  - Не знаю, - медленно ответила она. - В подробности меня Леокадия не посвящала. Я знаю только то, что она хотела сделать. Ну и, насколько вижу, у неё ничего не получилось.
  - А что она хотела сделать? - так же вкрадчиво спросил вампир.
  - Изменить плетение узла Судьбы. Опасная штука... Впрочем, Леокадия мало чего боялась на этом свете. Всегда шла напролом, если чего-то захочет, то уж непременно своего добьётся. Только вот с твоим... братом у неё осечка вышла, - Ольга неприязненно взглянула на собеседника, - лучше б им было никогда не встречаться...
  Цветан кивнул.
  - Ничего не имел бы против этого. Сколько она всем нам крови попортила, не передать... Причём, уже после своей смерти. До сих пор разгребаем... А, кстати, кем она тебе приходилась?
  Женщина бледно усмехнулась и сказала:
  - Ишь ты, какой любопытный... За информацию вообще-то платить принято.
  - А ты пока никакой информации и не дала. За что платить-то? - невозмутимо ответил Цветан, прищурившись.
  - А мы уже о цене говорим?
  - Если овчинка стоит выделки, отчего же не поговорить...
  - Ну, что ж, вот тебе информация к размышлению. Я Леокадии приходилась очень дальней родственницей, седьмая вода на киселе, можно сказать. И, одновременно, я была для неё самым близким человеком. Ближе, чем родная мать. Я знала о ней почти всё: совсем всё она вообще никому не рассказывала. И я была её ученицей.
  - Ученицей? - настороженно переспросил Цветан, весь превратившийся в слух.
  - Да, ученицей, - снова усмехнулась Ольга. - И если ты что-то про Люку знаешь, то должен понимать, что она меня не крестиком вышивать учила, и не пироги печь.
  Брат Ангела медленно кивнул. Я же почти совсем перестала дышать: вот тебе и невинная женщина! Да мы, похоже, прямо из огня да в полымя угодили! Надо бежать отсюда, пока не поздно... Ведьма - это очень серьёзно, Леокадия, к примеру, с вампиром легко справилась, а на что способна её ученица, мы и вовсе не знаем. Может, она учительницу переплюнула давно!
  Я потихоньку начала двигаться по направлению к столу. Пока они, вроде, на мои перемещения внимания не обращали. Вообще, эти двое так успешно игнорировали меня, что я уже начала чувствовать себя пустым местом. Теперь бы как-то намекнуть Цветану, что нам пора, давно уже пора!
  Подобравшись к вампиру, я осторожно потеребила его за рукав:
  - Поздно уже... А там ещё Ангел нас ждёт... Пойдём, а?
  Но он только поднял указательный палец, призывая меня подождать.
  - Если ты советовала Леокадии не вмешиваться в Узел, то, может быть, захочешь помочь нам исправить то, что она натворила? - небрежно спросил этот змий-искуситель, ухитрившись вложить в свой вопрос столько намёков и соблазна, что я почувствовала, как у меня загорелись щёки.
  Нельзя сказать, что Ольга осталась равнодушной к чарам вампира, но и кидаться ему на шею она не торопилась.
  - Не стану обещать, потому что действительно не знаю, что она там готовила. Этого Люка никому не рассказывала. Да и знала, как я отношусь к её помешательству на твоём брате. Так что, не уверена, что могу помочь.
  - А если я попрошу помощи? Придёшь?
  Я задохнулась: ну, это уже ни в какие ворота! Такое ощущение, что он её прямо сейчас в постель затащит! Так и хочется спросить: ребята, а ничего, что я всё ещё здесь?.. Чтоб чёрт побрал этого вампира вместе с его сексапильностью! И куда только его мозги подевались?! Один уже связался в своё время с ведьмой - и что? Тридцать лет провёл в сундуке! Теперь второй, ни на что не глядя, тоже лезет к ведьме! Семейное помешательство, не иначе!
  Я громко откашлялась и решительно вмешалась в их разговор:
  - Простите, но хотелось бы всё-таки получить ключи! Они у вас или нет?
  - У меня, где ж им быть... - пробормотала женщина, продолжая в упор рассматривать Цветана. - Ты сначала цену моей помощи узнай, красавчик, вдруг не потянешь?
  - Говори, - предложил Цветан, небрежно откидываясь на спинку стула, так что под рубашкой отчётливо обрисовались рельефные мышцы на груди.
  Мне нестерпимо захотелось треснуть его чем-нибудь по голове.
  - Дайте мне ключи и мы пойдём! В конце концов, я могу и одна вернуться! Если вам никак не расстаться! - почти закричала я, чуть не ударив по столу кулаком.
  Конечно, это было грубо, но сил наблюдать этот разврат уже не было! У меня просто клокотало всё внутри! Ольга, наконец-то, оторвала взгляд от брата Ангела и пристально посмотрела на меня.
  - А что ты так нервничаешь? Насколько я поняла, это ведь не твой парень, твой в деревне остался? Или ты обоих пасёшь?
  И опять Цветану:
  - Ладно, обращайся, если что. Может, и помогу. А цену... потом обсудим.
  Я молчала, потому что попросту потеряла дар речи, а Цветан, судя по довольной улыбке, похоже, уже услышал всё, что хотел.
  Женщина подошла опять к комоду и полезла в нижний ящик. Оттуда, покопавшись, вытащила свёрток материи, развернула и подала мне два больших чёрных ключа, как будто от амбарного замка. Я машинально протянула руку, но тут вампир мгновенно перехватил заветные куски железа, не позволив даже прикоснуться к ним.
  Ольга сухо усмехнулась и сказала:
  - Да не боись, ничего я ей не сделаю. И ключи как ключи, не наговоренные, не порченные... Зря ты так.
  - Бережёного Бог бережёт, - тихо и непреклонно ответил Цветан, старательно заворачивая полученную древность обратно в тряпицу. - Если честно, я бы предпочёл, чтобы ты сама нам дверь в тот дом открыла.
  - Мало ли чего ты там предпочёл бы, - пожав плечами, отозвалась Ольга, - я мотаться туда-сюда не собираюсь. Да и не маленькие уже, сами справитесь.
  - Уверена? - поднял брови Цветан.
  - А чего там? Замок я с месяц назад отпирала и запирала, как раз после того, как Леокадия померла. Ну, если что, так звоните.
  И она продиктовала номер своего мобильника, который мы оба старательно записали в память своих телефонов. Потом, поколебавшись, "ключница" пробормотала:
  - Грязи там, однако, должно быть... А ты, небось, и косынки не прихватила? -адресовалась она ко мне. - Убираться-то как будешь? Ну, ладно, так и быть. Возьми мою.
  Она сдёрнула с головы линялый старый платок и сунула мне в руки. Прежде, чем я успела открыть рот, чтобы поблагодарить и отказаться от такого сомнительного подарка, как Цветан с широкой улыбкой принялся горячо благодарить её, как будто мне вручили царский покров, не меньше! Я, конечно, ничего не поняла, но промолчала. Больше всего мне хотелось уйти отсюда, и если для этого надо было принять с расшаркиваниями старую стряпку, то пусть так и будет!
  Удивительно, но без платка женщина как будто помолодела на десять лет - по плечам рассыпались тяжёлые, густые пряди медного цвета, и стало понятно, что Ольге, от силы, около тридцати лет, она ещё молодая и очень интересная женщина!
  Встряхнув волосами, ученица Леокадии повернулась к Цветану:
  - Ну, всё, идите уже... А если что, - тут она как-то по-особенному прищурилась, - так ты знаешь, где меня искать.
  Цветан, после крохотной, едва заметной паузы, кивнул:
  - Знаю.
  Женщина внезапно лукаво улыбнулась ему и снова повернулась ко мне:
  - Ну, и ты... не тушуйся! А платок-то надень, не брезгуй... Мало ли чего там, в доме, могло развестись. Давай-давай!
  Я с недоумением покосилась на своего консультанта, но он молчал, вроде, как так и нужно... Поколебавшись, я повязала платок наподобие банданы. От него пахло сухими травами, деревом и немножко дымом. Ничего неприятного не произошло, впрочем, приятного - тоже. Обыкновенный старый платок...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"