Французова Татьяна: другие произведения.

Сундук с приданым. Глава тридцатая.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Комната, действительно, выглядела, как поле боя: под окном валялся разбившийся горшок с цветком, который эта тварь опрокинула, убегая. Горка рассыпанной земли перемешалась с поломанными листьями. Матрас Ангела сбился на сторону, стул упал, а главное - везде были пятна крови!

  Заклятия живые и мёртвые.
  
  Наступившее молчание прервал Ангел.
  - Не понимаю... Ловушка сработала, всё провалилось. Что там, спрашивается, ещё можно сделать?! А, главное, - какой смысл? Даже если Леокадия предполагала, что Раде удастся как-то уцелеть, неужели она думала, что её племянница снова войдёт в этот дом?! Это же чепуха какая-то!
  - Не чепуха, если найти подходящую причину, - возразил Цветан. - Бывают случаи, когда будешь рисковать, даже зная, что это смертельно опасно.
  Мой любимый с сомнением посмотрел на меня.
  - Маленькая, есть что-то, что заставило бы тебя опять туда пойти? - спросил он.
  Я задумалась. Вообще-то, одна мысль о том, чтобы вновь очутиться в тесном, как склеп, домишке и вдохнуть омерзительный спёртый воздух, вызывала у меня отвращение и страх. Но, если представить, что ситуация повторилась бы, и за дверью опять бесследно пропал Ангел...
  - Только если бы ты снова оказался там, и я не смогла бы тебя слышать, - честно ответила я.
  Любимый с шумом выдохнул, а его брат, пожав плечами, констатировал:
  - Ну, вот тебе, как минимум, одна причина...
  - Но это, если Люка догадывалась, что мы будем вместе, - нерешительно возразила я. - Не могла же она точно знать? А вдруг бы Ангел просто исчез после того, как я его выпустила?
  - Полумёртвый-то? Это вряд ли, - покачал головой Цветан. - Не сходится.
  - Ну... восстановил бы силы... а потом исчез, - поправилась я.
  Любимый несколько натянуто улыбнулся.
  - В принципе... это было возможно. Ведь Леокадия не знала, что у меня есть брат, значит, рассчитывала на то, что я буду выкручиваться сам.
  - Всё равно что-то не сходится... - поморщившись, сказал второй вампир. - Вот смотрите: она устраивает вашу встречу, в расчёте на то, что Рада погибнет, а Ангел получит прекрасный повод для мучений на всю оставшуюся жизнь. И все её дальнейшие действия направлены на то, чтобы подстраховаться, если этот план не сработает. Следующий этап - Рада наследует дом, и должна уже точно погибнуть там, если брат её не убил. Вопрос: где, по её мнению, должен был быть Ангел? Вместе с Радой или нет? Вот главная загвоздка.
  - Судя по отвлекающей ловушке в доме, рассчитанной именно на вампира, она предусмотрела вариант, что я останусь, - ответил мой любимый. - Значит, можно предположить, что следующая гадость предназначается мне.
  Я судорожно вздохнула. Вот только этого не хватало! Лучше бы Леокадия сосредоточилась на ком-то одном, и этим одним была я...
  - Это мы уже обсуждали, - возразил Цветан. - Подстраивать ловушки вампиру - сложно, ненадёжно, и чревато неудачами. Мы не слишком-то хорошо поддаёмся магическому воздействию.
  - Может, и так, однако защитный обряд на вас действует. Вы же не можете войти без разрешения! И там, на плёнках... Помните? Леокадия ведь заколдовала Ангела! - напомнила я с тревогой.
  - На каких плёнках? - немедленно встряла Ольга. - Что Люка сделала?
  Вампиры переглянулись и... промолчали. Я с досадой прикусила язык, - похоже, сболтнула что-то лишнее...
  - Ну, чего вы опять крутите? - рассердилась ученица ведьмы. - То "одна команда", то молчат, как воды в рот набрали! Если уж вместе делаем, так выкладывайте всё!
  Я сжала губы. Вот ещё! Так и разбежались ей "всё" выложить... Нет уж. Пусть близнецы сами решают, говорить ли ей, и что именно рассказать.
  Цветан, вздохнув, загасил сигарету и медленно, подбирая слова, пояснил:
  - Твоя учительница оставила нам несколько записей своего... скажем так, общения с братом. На двух из них - какие-то колдовские обряды. В одном случае она пыталась выведать, чем его можно шантажировать. А во втором... Во втором Люка умудрилась узнать имя той, с кем у него Узел.
  - Ох, тыы... - протянула Ольга с невольным уважением. - Сильна была, чертовка! Это у человека-то выведать ой, как непросто, а уж у вампира... Плёнки эти ещё у вас?
  Я мгновенно внутренне напряглась. Что, она нас совсем за дураков держит? Сейчас ещё посмотреть попросит! Чтобы лучше знать, как нам "помочь".
  - Нет, мы их уничтожили, - не моргнув глазом, ответил Цветан. Я невольно восхитилась его самообладанием и убедительностью. Если бы не знала точно, что он лжёт, ни за что бы не догадалась. - Сама понимаешь, такой компромат оставлять никак нельзя...
  Ольга кивнула, хотя разочарования в её взгляде было - хоть ведром вычерпывай.
  - Ну, тогда я так скажу... Она могла не просто догадываться, она могла и предвидеть, как всё получится. На это тоже заклятия есть, - рассудительно сказала ведьма.
  - Но, если она всё знала наперёд, зачем столько разных ловушек? - возразил ей Ангел. - Почему не одна - поставленная в точное время и в точном месте? Зачем все эти сложности? Нет, похоже, ничего она не знала, просто предполагала, как может всё обернуться...
  - Да, пожалуй, - согласился Цветан. - На знание это не похоже. Скорее, перебор наиболее возможных вариантов... И, всё-таки, мы не нашли ответ на вопрос: кто теперь стал мишенью? Говорю вам, в домишке нечисто, какая-то каверза готовится!
  - Просила вас всё снести, так не послушались, - тихо пробурчала я под нос.
  Братья, конечно, всё прекрасно расслышали, но предпочли сделать вид, что оглохли.
  - Ну, с вампира-то такое не считаешь, пожалуй, а вот с неё - можно, - протянула Ольга, кивнув на меня. - Я имею в виду, что могу посмотреть, есть ли на ней проклятие или нет.
  Все, как по команде, уставились на меня, а я - на Ольгу. Посмотреть? Интересно, как?
  Вслух этот вопрос задал мой любимый.
  - По-разному можно, но я бы, для верности, взяла яйцо. Только сперва нужно, чтобы вся кровь вампирская из неё вышла, иначе не увижу, - предупредила ученица Леокадии.
  Мы с близнецами опять переглянулись.
  - А когда она из меня выйдет? - осторожно поинтересовалась я. Вдруг окажется, что это через пару дней произойдёт? Почему-то в голове закрутились какие-то совершенно безумные способы ускорить процесс...
  Цветан, прищурившись, посмотрел на меня, как портной, прикидывающий мерки будущего клиента, и сказал:
  - Навскидку скажу... что через четыре часа в тебе почти ничего не останется. Через пять - гарантированно будешь чистенькая, как стёклышко.
  Ангел обеспокоенно спросил:
  - А как же излечение? И ведь ещё боль останется...
  - Это ничего, потерплю, - заверила я его. - Нам ведь надо узнать насчёт проклятия, да?
  Он в замешательстве принялся кусать губы. Ох, зря! Где-то внутри у меня ёкнуло, и снизу по телу начал разливаться жар. Я отвела глаза и обнаружила, что Ольга, похоже, тоже попала под вампирские чары: её руки, словно живые змеи, заскользили по телу Цветана, который почти машинально прижал их к своей груди ладонью. Я хмыкнула про себя: это действие выглядело уже чем-то привычным, стало быть, "Семицветик" вынужден отражать атаки Ольги, и не в первый раз...
  Я мысленно потёрла руки. Если так - они и сами разойдутся, без чужого вмешательства. Брат Ангела не из тех, кого можно легко приручить. Пусть её пытается и мечтает... а я пока посмеюсь. Конечно, это не очень-то красиво, но... Мне лично Ольгу было нисколько не жаль. Расчётливая, эгоистичная и недобрая, - неужели Цветан не заслужил кого-то получше?! Мне казалось, что уж он-то мог найти себе хоть сотню прекрасных девушек! И вообще, если бы не острая необходимость, он бы с Ольгой и двух слов не сказал...
  Предмет моих размышлений подытожил наши переговоры:
  - Ну, договорились? Значит, ждём, пока организм Рады очистится, потом проверяем, есть ли проклятие, а там уже видно будет, что делать. Все согласны?
  Мы нестройно закивали головами.
  Ольга снова принялась копаться в коробке, близнецы обменивались задумчивыми взглядами, а я пыталась справиться с желаниями, которые были сейчас совершенно неуместны. И тут что-то произошло.
  Я бы подумала, что мне почудилось, но все, одновременно, оторвались от своих занятий и прислушались. Возникло ощущение, что кто-то пробежал рядом - не то на улице, не то по лестнице за дверью... По крайней мере, так показалось мне.
  - Что это? - прошептала я, обведя взглядом насторожённые лица.
  Ангел неуверенно покачал головой.
  - Не знаю, - нахмурившись, ответил он, глядя в пространство невидящими глазам, словно пытаясь что-то расслышать. - Мне показалось...
  - Что характерно, - мне тоже показалось, - отозвался его брат, с силой втянув воздух ноздрями. - Что за чертовщина?..
  Ольга покачала головой, не сводя глаз с коробки.
  - Что?.. - спросил её мой вампир. - Ты что-то почувствовала?
  Она неуверенно пожала плечами.
  - Даже не знаю... Что-то, вроде, почувствовала, только вот что... Не понимаю, как это может быть?.. Вот оно было, и тут же его нет...
  - Чего - его? О чём вы говорите? - не вытерпела я.
  Все, как по команде, опять покачали головами, но никто не ответил.
  Постаравшись вновь почувствовать то, что мне померещилось, я обнаружила, что тоже качаю головой. Это "что-то" было настолько неуловимым, еле заметным, на самой грани даже не человеческого, а вампирского восприятия... Хотя, Ольга не вампир, но тоже что-то ощутила. Может, я уже сама запуталась? Не отличаю обычных чувств от обострённых?
  Ученица ведьмы посмотрела на коробку и сказала Цветану:
  - А давай-ка, милый, мы во двор пойдём... мне, всё одно, костёр нужен. Вот прямо сейчас и разберёмся с этим добром, от греха подальше.
  Цветан беспрекословно поднялся, и они вышли, прихватив коробку с тряпьём из проклятого домика.
  Оставшиеся часы до обряда я провела в непрерывных размышлениях о том, что происходит. Вертя факты и догадки то так, то эдак, я пришла к выводу, что выжила, практически, чудом, и второй раз чуда может уже не произойти... Борясь с тоской, я попросила Ангела дать мне мой мобильный и целых пятнадцать минут болтала с мамой, создавая у неё ощущение, что у меня всё прекрасно. Судя по результатам, я наловчилась прекрасно врать! Мама ничего не заподозрила, только просила звонить ей и расспрашивала о домишке и окрестностях. Я со смехом описывала свою новую халупу, посетовала на отсутствие воды и газа, и пообещала сдать "дачку" Марку, если она не развалится за ближайшую неделю. Развеселившаяся мама попрощалась со мной уже совершенно спокойно, а я, отдав трубку Ангелу, вдруг разрыдалась от ощущения, что, может быть, говорила с ней в последний раз.
  Мой любимый приложил поистине титанические усилия, чтобы успокоить меня и заставить взглянуть на вещи не так мрачно. И в какой-то степени ему это удалось, - по крайней мере, плакать я перестала. Даже начала улыбаться, только на сердце осталась тяжесть. Когда-то я слышала такое выражение: "как будто кто-то наступил на твою будущую могилу". Тогда я не могла представить себе - как это. Зато теперь прекрасно понимала.
  К концу четвёртого часа я прокляла нашу затею всеми доступными способами. Мало того, что я, обретя обычные человеческие чувства, ощущала себя беспомощной, как кролик в клетке, так ещё и вернулись все виды и оттенки боли, от которых меня спасала кровь Цветана. И боли этой было намного, намного больше, чем мне бы хотелось! Если бы не любимый, сидевший около меня, как ангел-хранитель, я бы давно плюнула на всё и попросила у его брата очередную порцию болеутоляющего. Но меня останавливала мысль: а вдруг Леокадия всё-таки сменила объект колдовства? Что, если она считала меня мёртвой, и теперь собиралась уничтожить моего вампира, просто потому, что того требовала её злоба?.. Нет, мне мало было предположений, я должна была знать точно!
   Поэтому, скрежеща зубами от сверлящей, ломающей, вгрызающейся боли, я ждала, как манны небесной, того момента, когда можно будет провести обряд. И заодно молилась про себя, чтобы удар был по-прежнему направлен на меня...
  Уже глубокой ночью Ольга и Цветан поднялись к нам. К тому времени я с трудом удерживалась от стонов, пытаясь сделать вид, что дремлю. Конечно, Ангел знал, что я притворяюсь, но молчаливо согласился с этим, не решаясь меня беспокоить. Моё терпение уже было на исходе, поэтому открывающаяся дверь вызвала нескрываемый вздох облегчения.
  - Ну, как вы? Готовы? - осведомился Цветан, усаживаясь в своё любимое кресло.
  - Рада? - тихонько спросил любимый, касаясь моей щеки. - Можно начинать?
  Я только кивнула, - разговаривать сил не было. Тут бы ещё не закричать...
  Мне казалось, что ведьминский ритуал должен быть жутким, или, хотя бы, впечатляющим, но ничуть не бывало! Ольга просто сунула мне в руки сырое яйцо и велела думать о своей проблеме. Я рассудила, что моя основная проблема - это Леокадия, и постаралась думать только о ней. Ведьма тем временем разложила на столе какие-то травы, поставила глубокую чашу с водой и зажгла две свечи.
  Мне помогли приподняться и сесть, облокотившись на подушки. Всё тело протестующе заныло на разные голоса, я сморщилась, пережидая боль. Ученица Леокадии тем временем забормотала что-то, водя у меня над головой руками. Потом забрала из моих рук яйцо и, с новыми приговорами, разбила его в чашу.
  Я невольно отшатнулась, почувствовав сильный запах сероводорода. В первый момент показалось, что Ольга просто разыграла нас всех, подсунув мне тухлое яйцо. Но потом, увидев какую-то чёрно-бурую массу, повисшую нелепой страшной кляксой в воде, я поперхнулась от ужаса.
  - Что это? - прошептала я, когда смогла справиться с собой.
  - Проклятие, - мрачно ответила ведьма, разглядывая мерзкое месиво.
  - Так всё-таки оно есть? - нелепо уточнила я. Хотя, чего было спрашивать! Даже если вы ничего не понимали в проклятиях и прочем колдовстве, одного вида этого яйца хватило бы, чтобы понять: так может выглядеть только страшное, мощное проклятие. На смерть.
  - Есть... - подтвердила Ольга. - И не просто есть, оно действует вовсю...
  - Действует? В смысле... как? Я что, должна умереть? Просто так? - недоумевала я. - Что это за проклятие-то?!
  - Не знаю, - пробормотала ученица Леокадии, продолжая изучать тошнотворную смесь. - Никогда прежде не доводилось такое встречать... Если бы не видела тебя сама, своими глазами, сказала бы, что человек, с которым такое сделали, должен быть при смерти, если не мёртв.
  - Ну... в-общем-то, так оно и есть, - стараясь говорить ровным голосом, ответила я. - Она ведь почти меня и убила... Это же тоже влияет? Да?
  Ольга, помедлив, покачала головой.
  - То, да не то, - ответила она сквозь зубы. - Тут не один заговор, похоже... Два, как минимум, а то и больше... Только вот как она смогла соединить-то?.. Ах, Люка, Люка, такая сила, - и всё потратила впустую...
  Оторвавшись, наконец, от чаши с водой, ведьма нахмурилась и сказала:
  - Однако сидеть-то нечего... Похоже, смерть совсем рядом ходит. Значит, так. Надо её накачать вашей кровью по самую маковку, - адресовалась она к Цветану. - Есть надежда, что если и не спасёт, то хоть выжить позволит. Я сейчас амулет принесу... Что ещё?.. А, надо на комнату охорон наложить. Ну, за дело!
  И через секунду вокруг меня поднялась суета сует! Все забегали, подгоняемые командами Ольги, начали двигать мебель, Цветан озаботился приготовлением лекарства для меня, что ужасно радовало: не иначе, как от испуга, всё тело разболелось ещё сильнее! Ангел сбегал ещё за какими-то травками, потом за свечами, а потом Ольге потребовалась прядь моих волос.
  Получив требуемое, она тщательно закатала её в воск, потом опустила получившийся шарик в стакан с водой и принялась шептать что-то прямо туда, почти касаясь губами края. Я подумала - лишь бы она не заставила меня потом эту воду пить... К счастью, обошлось, ученица ведьмы всего лишь поместила восковой шарик в маленький мешочек и повесила мне на шею, сказав, что я не должна его снимать, - дескать, это теперь мой амулет.
  Потом она занялась очисткой и зашитой комнаты, - зажгла свечу, обошла с ней вокруг комнаты, приговаривая что-то беззвучно. А затем начала сжигать в пламени веточки каких-то сухих трав. Комната наполнилась запахом сожжённого сена.
  Наконец, обряд закончился, и Ольга перевела дух.
  - Ну, не знаю, что ещё можно сделать, - сказала она. - Всё, что знала и умела, - сделала.
  - Спасибо! - искренне поблагодарил Цветан и скользнул поцелуем по её щеке. Удивительно, но Ольга порозовела! Оказывается, есть что-то, отчего она может смутиться!
  - Погоди благодарить пока, - хмуро ответила она. - Ещё надо обряд очищения провести... Но это уже завтра. Сегодня спать пора...
  Я покорно выпила чуть ли не полстакана вампирской крови, нацеженной Цветаном аж из двух рук, и только горько вздохнула, глядя, как он морщится, бинтуя запястья. Ангел сосредоточенно собирал оставшиеся после обряда ингредиенты и, судя по его лицу, намеревался в дальнейшем не оставлять меня ни на минуту. Поскольку я была вынуждена наблюдать за суетой, но не могла сама принимать в ней участия, то занялась анализом собственного самочувствия. Как человек, уже стоящий одной ногой в могиле, должна же я была как-то это ощущать? Но, на самом деле, не ощущала ровно ничего. Более того, после убойной дозы "лекарства" я вообще чувствовала себя превосходно! Боль бесследно испарилась, настроение резко подпрыгнуло, и вообще, мне захотелось гулять...
  Глядя в окно, на начинающее светлеть небо, я вдруг подумала, что очень хочу выйти отсюда. И пойти, пойти... Как можно дальше! Оказывается, за два дня эта мансарда мне надоела до чёртиков!
  Мой любимый, закончив уборку, подошёл к кровати и присел рядом. Я всмотрелась в его встревоженное лицо. Он так же внимательно всматривался в меня.
  - Я не потеряю вас, - вдруг сказал он, привлекая меня к себе. - Ни тебя, ни ребёнка. Во всяком случае, не по воле сумасшедшей ведьмы, которая уже на том свете. Если понадобится, лучше умру сам...
  Я вздрогнула в его объятиях. Ну, нет уж! Такой исход меня не устраивал совершенно. Если кто-то из нас и должен выжить, пусть это будет Ангел... Потому что убить его - то же самое, что убить меня. Нет, я тоже не могу потерять его. Нельзя даже думать об этом, - не спасает никакая вампирская кровь! В сердце сразу возникает жуткая пустота, в которую, как в вакуумную дыру, начинает утекать весь мой мир. И закрыть эту дыру почти невозможно... Почти - потому что, как выяснилось, моему возлюбленному достаточно просто поцеловать меня, - и все страхи тают, как снег под горячим солнцем. Как таю я в руках самого красивого, нежного и необыкновенного мужчины на свете.
  Поцелуи Ангела были способны заставить меня забыть и о более важных вещах, чем какое-то проклятие, так что, спустя полчаса, я была счастлива и беззаботна, как бабочка. В голове не осталось ни одной печальной мысли, мир сверкал и переливался (причём, не только в иносказательном смысле, спасибо свойствам вампирской крови), и я заснула с ощущением, что Бог явно за что-то любит меня...
  А проснулась внезапно, от сильного чувства страха, сковавшего всё тело. Не знаю, сколько времени прошло, - скорее всего, немного, потому что рассвет за окном так и не наступил, и вокруг царил серый полумрак. Открыв глаза, я несколько секунд пыталась понять, что меня так напугало, пока от окна не донёсся тихий звук: тот самый, еле слышный, который почудился нам всем сегодня вечером!
  Мгновенно облившись холодным потом, я повернула голову и увидела какую-то чёрную тень, пробиравшуюся в комнату через приотворённое окно. Существо с горящими глазами замерло на секунду на краю подоконника, а потом спрыгнуло на пол. Глухой стук приземлившегося тела словно разбудил меня окончательно. Оцепенение спало, и меня буквально подбросило: рядом, на полу спал Ангел! Внезапно прорезался голос и я закричала изо всех сил.
  Тут же демоноподобное существо оказалось на постели и прыгнуло вперёд, метя мне в лицо! Я успела только вскинуть руку, защищая глаза, как в неё вцепились чьи-то зубы и когти, раздирая кожу и мышцы, словно стремясь добраться до самой кости.
  В следующее мгновение вскочил проснувшийся Ангел и, схватив тварь за шею, оторвал её от меня. Но, бешено извиваясь, чудовище вцепилось в его руку с какой-то неестественной яростью. Не выдержав, любимый отшвырнул это создание прочь. Оно отлетело в угол комнаты, сильно ударившись об стену, но тут же вскочило и бросилось к окну. Секунда - и чёрная тень исчезла за стеклом.
  Всё это произошло с такой неимоверной быстротой, что, когда загорелся свет, и на пороге нашей комнаты появился Цветан, полуодетый и взъерошенный, всё уже закончилось. Я рыдала от испуга в объятиях Ангела, вцепившись в него и не позволяя отстраниться даже на миллиметр.
  - Что, чёрт подери, у вас тут стряслось? - спросил второй вампир, оглядываясь по сторонам.
  Комната, действительно, выглядела, как поле боя: под окном валялся разбившийся горшок с цветком, который эта тварь опрокинула, убегая. Горка рассыпанной земли перемешалась с поломанными листьями. Матрас Ангела сбился на сторону, стул упал, а главное - везде были пятна крови! Как выяснилось несколькими минутами позже, когда я немного успокоилась, от визита ночного гостя пострадали мы оба. У меня были глубокие раны на руке, возле локтя, оставленные зубами и когтями ночного гостя. У Ангела тоже была прокушена кисть, и несколько глубоких и длинных царапин исполосовывали обе руки до самых плеч. Глядя на него, я остро пожалела, что он не надел на ночь хотя бы футболки.
  В углу, куда мой любимый отбросил страшное существо, тоже нашлись следы крови. Пятна отмечали и путь, которым оно ушло. Значит, чудовище тоже пострадало, это была хорошая новость!
  Захлопнув окно и заперев его, Ангел подошёл ко мне и взял за правую руку. Осмотрел мои раны, потом осторожно слизнул потёки крови и нахмурился.
  - Яд? - коротко спросил Цветан, который рыскал по комнате, словно пёс-ищейка, выискивая какие-то следы.
  - Нет, - ответил Ангел и облегчённо вздохнул, - слава Богу...
  - А что? - так же коротко спросил его брат.
  - Ничего страшного... хотя какой-то странный привкус есть.
  - Да? На что похоже?
  - Не знаю, - покачал головой мой любимый. - Не встречал такого.
  Цветан поднял брови, потом решительно подошёл ко мне, взял за руку и... тоже лизнул ранку на руке. Я невольно дёрнулась. Вампир хмыкнул и сообщил:
  - Это для дела, не дрыгайся. - И снова прошёлся языком по царапинам.
  Я поёжилась и попыталась руку отнять. Почему-то стало неудобно и как-то... неуютно. Возможно, дело было в том, что до этого Цветан был для меня просто другом, братом моего любимого, а теперь... он стал ещё и чужим мужчиной. И мне было неловко, когда он прикасался ко мне. Что-то в этом появилось неправильное.
  Впрочем, вампир, даже если и почувствовал мои колебания, ничем этого не показал. Отпустив меня, он тоже нахмурился и посмотрел на Ангела.
  - Ну, что? - спросил мой любимый, пытливо глядя на него.
  - Не пойму... Но что-то такое есть, ты прав... Как будто что-то горелое примешивается... Или калёное. Очень странный привкус.
  - Ничего странного, - вдруг раздалось от двери. Мы резко повернулись навстречу Ольге, которая хмуро щурилась на свет, как разбуженная сова. - Если б ты раньше пробовал кровь тех, на ком проклятие лежит, так, небось, сразу бы понял, в чём дело.
  - Так ты думаешь, что это было исполнение проклятия?
  - Почём мне знать? А что вообще здесь было? - сварливо осведомилась ведьма, оглядывая комнату.
  - Кошка, - спокойно ответил мой любимый.
  - Что?! - не удержавшись, воскликнула я. - На нас напала кошка?!
  - Ну, да, - кивнул он. - Чёрная тощая кошка. Возможно, я ошибаюсь, но мне показалось, она сама была при смерти.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"