Фрейдгейм Лазарь: другие произведения.

Ильф и Петров или Булгаков...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


Лазарь Фрейдгейм

Ильф и Петров или Булгаков...

Ниже приводятся две статьи, посвященные
этой неожиданной проблеме авторства романов
"12 стульев" и "Золотой теленок"

  

* * *

  

Романы остаются. Кто же авторы?..

Гипотеза, блеф или аксиома

  

Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы
явным, ни сокровенного, что не сделалось бы
известным и не обнаружилось бы
Евангелие от Луки (гл. 8, ст. 17)

  
   О России говорят, что это страна с непредсказуемой историей. Давно написанные книги могут иметь непредсказуемых авторов. Эти заметки - о непредсказуемости авторства Исторических романов (специально - с большой буквы: не об истории, а исторического значения).
  
   Почти детективное начало: по электронной почте друзья прислали несколько страничную выборку со странным тезисом: "12 стульев" и "Золотой теленок" написали совсем не И. Ильф и Е. Петров, а М. Булгаков. Обухом по голове... Не смешно!
  
   Столь же безапелляционно отреагировал на гипотезу ранее не публиковавшегося автора о подмене авторства романов мой знакомый писатель и философ в творчестве, а по совместительству - редактор популярного интернет журнала. Он сказал, что уверен на 100% в безосновательности главного тезиса, но готов опубликовать и другое мнение для дискуссии.
  
   Сейчас есть единственный путь оперативной проверки любой проблемы - интернет. Прыгаю, барахтаюсь, не нахожу ни обсуждения, ни публикаций. Но нахожу доступную для приобретения книгу с очень выразительной обложкой, весомую - в 300 с лишним страниц. Желание получить свое мнение, а точней - убедиться в безосновательности фантазий на тему авторства родных романов, заставили воспользоваться предоставленной возможностью положить на стол рядом с Ильфом и Петровым эту новую книгу.
  

0x01 graphic

  
   Ирина Амлински, 12 стульев от Михаила Булгакова, Kirschner-Verlag, Berlin, 328c, ISBN: 978-3-00-043284-2.
   .
   Я получил труд академического охвата, смысл которого по предварительной краткой информации я даже представить себе не мог. Но мое положение еще ухудшилось, когда я представил, что минимальная цель автора состоит в том, чтобы убедить читателя, что романы "12 стульев" и "Золотой теленок", прославившие имена И. Ильфа и Е. Петрова, принадлежат перу М. Булгакова...
  
   Эффект "обухом по голове" не может эквивалентно представить мое состояние. Булгаков, заявляемый без всякой тени сомнений в качестве автора самых зачитанных советских романов - возможно ли это?!
  
   "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда", - повторял герой одного из самых первых опубликованных рассказов "Письмо к ученому соседу" Антона Павловича Чехова.
  
   С многолетним навыком во всем сомневающегося научного работника мне бы хотелось сказать, что выдвинуто предположение, гипотеза об авторстве Булгакова, но автор лежащего передо мной исследования Ирина Амлински совершенно безапелляционно настаивает - не влияние, не скрытый соавтор, а автор романов - Михаил Булгаков. Остальные имена - политическое прикрытие.
  
   Автор по-дружески, доверительно обращается к читателю на "ты". Как отнестись этому читателю к версии явления нового автора романов:
Нет - Да - Может быть...
Выберите для себя исходную позицию. Иными словами, если вы априорно знаете, что предположение о несамостоятельном написании романов Ильфом и Петровым "чушь собачья" или все написанное по такому поводу не заслуживает внимания, или вы, только услышав о новом скандальном предположении, уже согласны с ним, вам не стоит читать ни книгу, ни мои заметки. Оставайтесь в тихой несомненности; Если вы хотите получить свое мнение о серьезно мотивированной гипотезе (может быть, ошибочной), прочтите эти небольшие заметки. А если после этого вам захочется глубже познакомиться с книгой Амлински и историей советской литературы 20-30-х годов прошлого столетия, я буду считать себя достигшим цели.
  
   Вечерние сумерки, вы ждете ночи, а вдруг начинает светать... Почти столетие романы были нашим достоянием, их авторы были нашими близнецами-братьями, а тем более единым телом между собой. И вдруг... Вас оглушает просто звучащая гипотеза - романы есть, а авторов нет. Подменили! Смеются над нами, прожившими с этими книгами на столе (настольные!) всю жизнь. Мы говорим Бендер - подразумеваем Ильф... Ушат холодной воды на разогретые теплом и юмором романов головы! "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда", читаем, листаем, возвращаемся назад...
  
   Вопросы об авторстве литературных произведений возникали многократно. Заимствования, аналогии, мистификации, плагиат... Шекспир, басни Крылова, "Конек-Горбунок", "Тихий Дон", "Далеко от Москвы"... Всплывающие имена советских писателей и квази-писателей советских республик, известных "авторизованными переводами"... Произведения лауреата Ленинской (самой высокой советской премии!) в области литературы, по совместительству Генсека КПСС... Последний пример является чуть ли не единственным, где однозначно названы "негры", творившие "нетленку".
  
   Пушкин в "Разговоре книгопродавца с поэтом" писал:
                  Не продается вдохновенье,
                  Но можно рукопись продать.
  
   Вероятно, в этих словах поэта не было той прямолинейности, темной нелегальности, подмены, с которой мы их воспринимаем сегодня.
   За что продать? За деньги, за возможность работать, за надежду публикации (хотя бы под другим именем)... Советская жизнь породила множество толкований проблемы реализации даже литературного творчества.
  
   Вокруг литературных тем и жизни литераторов тех лет появлялось и появляется множество публикаций. Особое место занимает Катаев "Алмазный мой венец" - названные, полуназванные и трудно проглядывающие современники, букет ассоциаций. Но без намеков на рассматриваемую нами тему. При этом Е. Петров приходился ему родным братом (а может, именно поэтому?). Нельзя не вспомнить воспоминания Е. Петрова о совместной работе над романами с Ильей Ильфом. Правда, они появились, когда на этом свете уже не было Ильфа. Броско и с претензиями на документальность выглядели рассказы о прототипе Остапа Бендера, жившего чуть ли не по соседству с семьей Ильфа, с как бы документальными черно-белыми съемками. Рассказы о жалкой судьбе одессита Иосифа Шора - прототипа Остапа, одиноко проведшего последние годы в коммунальной квартире и похороненного на Востряковском кладбище в Москве. Среди обилия могил Шоров на этом кладбище человека с похожими именем и годами жизни найти не удалось. Многие сходятся, что заказчиком романов, как, кстати, и публикации "Тихого Дона", были всеприсутствующие органы ОГПУ.
  
   Замечу, что есть некоторая загадка и с автором рассматриваемой книги. На титульном листе и выходных данных автор - Ирина Амлински. В аннотации - более привычное русскоязычное звучание: Ирина Амлинская. Но здесь, вероятно, не требуется особо глубокого исследования.
  
   Я не литератор и не литературный критик. Мой опыт писательства основан на изложении результатов исследований (порой на литературные темы) или воспоминаний. Порой я позволяю себе писать о своих хобби. Такой уровень не позволяет мне брать на себя роль критика, тем более, что исследованные тексты Ильфа с Петровым и Булгакова мне знакомы по давним прочтениям.
  
   Я могу позволить себе высказать только несколько эмоциональных впечатлений от работы по анализу авторства романов.
  
   Перед нами капитальный литературный труд. Автор "перелопатил" все основные (и не основные) работы трех авторов и людей, писавших об этих авторах. Больше 10 лет работы. Книга объемна и серьезна. Я бы сказал, что это материал весомой диссертационной работы. Собран гигантский фактический материал. Материал сложно ранжирован. Сделана попытка анализа многослойных тезисов (в планах литературных, бытовых, эмоциональных, событийных...). Поглавно анализируется сходство структур предложений, приемов, тем, восприятий, имен, мест. В каждом случае автор сопоставляет соответствующие планы и явления в этих романах с таковыми в других произведениях Ильфа/Петрова или Булгакова. Аналогичному анализу подвергаются обстоятельства жизни героев, мест их пребывания в сопоставлении с событиями жизни разных авторов. На труднообозримом множестве примеров (многие сотни, а может и тысячи!) автор акцентирует внимание на сходство этих романов с произведениями и событиями жизни М. Булгакова и отсутствие таких совпадений в других произведениях и жизни И. Ильфа или Е. Петрова.
  
   Я начинал знакомиться с работой с большой долей скепсиса. Но напор автора и богатое содержание, втянув в непростое чтение, постепенно подменяли априорный скепсис вопросами по существу и сомнениями. Вероятно, при обычном чтении этого необычного текста подняться до уровня владения материалом, демонстрируемым автором, невозможно. Это требует значительных затрат времени, энергии, самостоятельной работы с первоисточниками.
  
   Эта работа представляет собой богатейший материал, дающий основу для дополнительного детального исследования. Любая страница дает возможность углубиться и почувствовать себя исследователем проблемы. Я бы сказал, что это копна, требующая расчесывания жестким и частым гребнем, для очистки от перхоти и случайных наслоений. Я бы отнес к этим наслоениям излишний анализ совпадения некоторых достаточно простых и часто употребляемых слов и коротких выражений. Может быть, подобные экскурсы целесообразно перенести в приложения, сделав более прозрачным основной текст работы. Мне кажется, в подобной работе, безусловно, нецелесообразно приводить выборочные цитаты, мотивирующие отрицательные оценки Ильфа как человека (например, за его панегирики в адрес советской власти).
  
   Но несомненно, что представленные материалы показывают высокий уровень влияния М. Булгакова на рецензируемые романы. Этот аспект ранее рассматривался в немногих критических работах. (См., например, работа А.Б. Левина "12 стульев из "Зойкиной квартиры"). В некоторых из публикаций сходства в произведениях рассматривались и с обратным знаком - как влияние Ильфа на Булгакова.
  
   Ирина Амлински с завидной смелостью выдвигает совершенно новый тезис об авторстве Булгакова известнейших романов советского периода, предмета поклонения нескольких поколений российской (советской) интеллигенции. Может быть, это четкий первый шаг к скрытой правде (см. эпиграф). При этом автору необходимо не только "выговориться", но и обратить в свою веру литературную среду. Думаю, что это трудно сделать единым кавалерийским наскоком. Требуется многоплановая работа. Из эпохального фильма "Скандал в Клошмерле" бытует фраза "Надо дать людям возможность переварить прогресс"...
  
   Принял ли я позицию автора? Я бы сказал, что вошел в число сомневающихся... Мой уровень сегодняшнего знания текстов не позволяет однозначно согласиться с автором. Быть просто ведомым мне трудно. По природе - Фома неверующий. Но дополнительно сомнение обуславливается обращением, в частности, к мемуарной литературе. В ней нет материала для отрицания, но нет и фактов, которые можно воспринять как подтверждение. (Я вновь хочу направить внимание к эпиграфу...).
  
   Истории жизни и творчества М.Булгакова посвящено много искренних и заинтересованных работ. В первую очередь это "Дневник" Елены Булгаковой ( Гос. б-ка СССР им. В. И. Ленина; М.: Изд-во "Кн. палата", 1990. (Из рукописного наследия), это Л. Е. Белозерская-Булгакова, О, мёд воспоминаний, Ардис, 1968 г. -- осень 1969 г., это работы Мариэтты Чудаковой "Воспоминания о Михаиле Булгакове". Трудно представить, что для близких людей, постоянно (в разное время) общающихся с писателем, могло пройти незамеченным написание двух романов. Особо хочу отметить, что совсем не простые женщины и Е. Булгакова, и Л. Белозерская-Булгакова неизменно тепло относились к Ильфу. Его смерть Е. Булгакова восприняла как трагедию. Указанные воспоминания были изданы через много лет, когда скрывать обстоятельства взаимоотношений Булгакова и Ильфа было неестественно. То же можно отнести к воспоминаниям В. Катаева, в какой бы форме они не были написаны. Все тайное уже должно было стать явным...
  
   Позволю себе некоторый экскурс в личный опыта обсуждения авторства этих книг. Разные реакции...
         Старая: Я не читал, но заявляю: Не может быть!
         Молчание... - не моя проблема...
         Дайте мне время, и я докажу, что "Войну и мир" написал не Лев Толстой...
         Я прочла 20 страниц, дальше и читать нечего: все ясно доказано...
         Открыт и закрыт вопрос, тема исчерпана...
         И самое емкое: Интересно, но... Здесь - самое главное, что появляется за этим "но".
  
   Мое мнение после подробного знакомства: очень интересно, до шока неожиданно, побуждает к продолжению исследования и поиску документов. Мне нравится, когда на ровном, кажется, месте появляется новая, пионерская идея. Вопрос возник... Автор кропотливо собирает гигантский материал в обоснование своего тезиса. Закончена ли работа, получен ли однозначный ответ? Думаю, что нет. Необходима еще строгая фильтрация примеров, отсеивание случайных, поверхностных ассоциаций, привлечение современных методов статистического анализа текстов. Конечно, все это всё равно не даст убеждающего всех ответа. Мне представляется, что этот приоткрытый ящик Пандоры, уже не закрыть. Оттуда естественным образом продолжат выходить новые (порой не радующие) предположения и тяжелые свидетельства. Мне кажется, что новое для литературоведения имя Ирины Амлински станет привычным и уважительно ценимым.
  
   Окончательный ответ об авторстве многих очень и не очень известных произведений советской литературы, я предполагаю, найдется со временем совсем не в анализе текстов и не в литературных архивах. Советская власть прокладывала порой писательскую карьеру по особым принципам. Ответы на многие литературоведческие вопросы, как и причастность некоторых литературных фигур к произведениям, подписанных их именами, ждут своего часа в еще не доступных исследователям архивах следственных органов, через сито которых (с очень мелкими ячейками!) просеивалась вся жизнь страны эпохи социалистических преобразований. Также как однозначным доказательством родства может быть только генетическая экспертиза, также доказательством авторства могут служить только архивные документы - рукописи, расписки, переговоры... Столь долго скрывающиеся документы можно рассчитывать увидеть только в архивах советских органов внутренних дел с хамелеонски менявшимися названиями, но с однозначно определенной сущностью.
  
  
   PS. Уже когда эта работа была написана, появилась рецензия В. Козаровецкого на книгу Ирины Амлински. Владимир Козаровецкий - известный литературовед, прозаик, переводчик. В суждениях и дискуссиях он резок и ожидать от него подслащенных оценок не приходится. Я был беспредельно удивлен и обрадован, что на этот раз рецензент обошелся без подчеркивания недостатков. Я бы сказал, написал очень комплиментарный отзыв!
   Это позволило мне расширить перечень замечаний автору, уже успешно прошедшему первую фазу критики.
  
   PPS. Знакомый редактор сдержал обещание - опубликовал мой отклик на яркий нестандартный литературный вброс...
  
   Опубликовано
   Альманах "Порт-фолио"
   N 202, Октябрь 2013
   http://www.port-folio.us/2013/part111.html
  

* * *

Лазарь Фрейдгейм

Ильф и Петров или Булгаков...

Круглый стол (виртуальный вариант)

   Вышла книга: Ирина Амлински, 12 стульев от Михаила Булгакова, Kirschner-Verlag, Berlin, 328c, ISBN: 978-3-00-043284-2.

0x01 graphic

   О России говорят, что это страна с непредсказуемой историей. Давно написанные книги могут иметь непредсказуемых авторов. Эта книга - о непредсказуемости авторства Исторических романов (специально - с большой буквы: не об истории, а исторического значения). Цель автора книги состоит в том, чтобы убедить читателя, что романы "12 стульев" и "Золотой теленок", прославившие имена И. Ильфа и Е. Петрова, принадлежат перу М. Булгакова.
  
   Книга элегантно издана, и уже обложка отражает особенности авторского замысла. Книга не могла не вызвать дискуссии. Такая дискуссия началась и набирает обороты...
  
   Прислушаемся к первым реакциям и оценкам. Представляю участников круглого стола. Это Автор - лицо однозначно определенное предметом обсуждения - Ирина Амлински. Другие наши участники за столом - несколько выразительных масок КОС, КС и КД. Не подумайте, что это марки коньяка - очень старый, старый или Дербент. Это аббревиатура масок, которые по аналогии с классической комедией можно характеризовать как типовые маски критиков: очень строгий, строгий и добрый. При возникновении разночтений мы, возможно, попытаемся спиритически приблизить к нашему дискуссионному столу былых авторов книг и воспоминаний, критиков и героев. Возможно, прорежутся и другие голоса.
  
   Особую роль играет в нашем обсуждении Василий Семи-Булатов, явленный А.П. Чеховым в качестве автора "Письма к ученому соседу" Он многолик: это и маска и автор и резонер (как воспринять, как прислушаться...). Его голос слышен из-под разных масок. Я не призывал его в спиритическом сеансе. Он сам сюда пришел...
  
   Обязанности модератора узурпировал без всяких на то оснований один из участников обсуждения. Аутентичность текстов без кавычек не гарантируются.
   Обсуждение виртуальное - подключайтесь!
   Игра в разум. Игра в бисер. Я специально ассоциативно упоминаю эти слова, отправляющие к ток-шоу Игоря Волгина, который приглашает поучаствовать в своеобразной игре для всех, кто воспринимает мировую литературу как уже написанную книгу, которую никто и никогда не постигнет до конца, и, тем не менее, каждое новое прочтение удивительно. В литературном, а иногда в детективном плане...
  
   Модератор: Для начала - вопрос автору: "Вы не пошутили? А то мы изменим планы этого круглого стола и не будем увлекать читателя в фантастическое погружение в пространство непредставимых идей.
  
   Автор. Я совершенно серьезно. Вы можете называть это предположением, гипотезой или еще как - досужим вымыслом, фантазией, бредом сумасшедшей, - для меня это уже аксиома: "Волга течет в Каспийское море". Сидя на берегу, рыбаку трудно воспринять это, но изучив карту, трудно это отрицать.
  
   Затем последовал короткий диалог между модератором и автором об истоках гипотезы переноса романов из собраний сочинений Ильфа в сочинения Булгакова:
   - Какая гипотеза? Я же сказала: это уже аксиома.
   - У Вас есть документы, подтверждающие это?
   - Конечно, передо мной произведения Булгакова и произведения Ильфа и Петрова!
   - Но между их произведениями и Вашей книгой лежит анализ текстов...
   - Будьте объективны. Читайте книгу...Вы согласитесь со мной.
  
   КОС. Нечего читать такое... Василий Семи-Булатов написал точно: "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда".
  
   Автор. Больше 10 лет я жила этими проблемами, прежде чем решилась собрать все выстраданное в книгу. Уже само оглавление свидетельствует о многомерности факторов сравнения произведений Ильфа и Петрова и работ Булгакова.
   Это стилистика романов, астролябия и близнецы-братья, топография романов, крылатые выражения из творческой лаборатории Булгакова, многослойные пироги с сюрпризом от пекаря Михаила Булгакова и его зашифрованные послания... В каждом разделе десятки примеров и анализ каждого из них.
   Каждая отмеченная деталь прослеживается во всех произведениях Булгакова, Ильфа и Петрова. Анализ показывает, что все они имеют аналоги в различных произведениях Булгакова и абсолютно не встречаются в работах Ильфа или Петрова. В книге рассмотрены более 500 фрагментов и тем. Еще в два раза больше остались за рамками опубликованной книги.
   Это позволяет мне перенести романы "12 стульев" и "Золотой теленок" из списка произведений Ильфа и Петрова в библиографию Булгакова. Я чувствую моральную тяжесть от этого действия, которая обременяется тем, что этот перенос не очень много добавляет к весомости писателя Михаила Булгакова, но нивелирует имена Ильфа и Петрова, которые три четверти века произносились с придыханием.
  
   КД. Автор "пропахала" все произведения Булгакова (в том числе - редакции глав, не вошедших в окончательный текст "Мастера и Маргариты", "12 стульев" и "Золотого теленка"), все произведения Ильфа и Петрова и все воспоминания о них - обо всех троих. Проанализировав тексты по множеству "сечений", она обнаружила, что в этих двух романах многократно встречаются поразительно похожие по структуре и словарю описания сходных сцен, имеющихся и в произведениях Булгакова, написанных до описываемых романов (сцены вербовки, сцены убийства, сцены потопа в квартире, описания многоквартирного дома, одалживания одежды и т.д. и т.п.).
   Главные образы "12 стульев" перекочевали туда из прежних произведений Булгакова; стиль прозы романов - тот же, что и в написанных Булгаковым до и после произведениях. Дилогия буквально пропитана фактами из его биографии и случаями из его жизни, его привычками и пристрастиями, приметами обликов и характеров его друзей и знакомых и маршрутами его передвижений. Причем все это таким образом использовано и включено в плоть прозы, что речи о совместной работе над ней идти не может. Так вместе не пишут. Так мог писать только сам Михаил Булгаков. Но не Ильф и Петров.
  
   КС. Десять лет назад в одном интервью я ляпнул: "Не знаю, в каких отношениях были Булгаков и Ильф с Петровым, но я часто путаюсь, где описан тот или иной эпизод - в "Мастере и Маргарите" или в "Двенадцати стульях". Одна эпоха, одни учреждения, по которым ходят и Бендер, и Бегемот, один, в общем-то, и язык".
   История часто диктует одновременно нескольким писателям одно и то же. Кто-то записывает это плохо, и запись мгновенно уходит в небытие, кто-то перерабатывает диктуемое до неузнаваемости, а случается, что появляются два-три-четыре практически одинаковые произведения. Произведения могут оказаться схожими, почти одинаковыми, но авторы - разные.
  
   Модератор. Такой принцип разделения произведений по именам авторов, а не по литературным достоинствам выглядит своеобразно. Можно предположить, что почти неразличимое сходство формирует высокое единство неукоснительно соблюдавшихся принципов, например, социалистического реализма.
  
   КД. Начинать оспаривать или поддерживать взгляды автора следует, конечно же, с анализа стиля. Амлински, например, приводит две фразы - из "12 стульев" и "Мастера и Маргариты":
   "В половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровки, в Старгород вошел молодой человек лет двадцати восьми". ("12 стульев")
   "В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана..." ("Мастер и Маргарита")
  
   Да, действительно, музыка, ритм этих двух фраз практически совпадает - но по одной фразе судить нельзя, даже понимая, что такое совпадение не может быть случайным. А вот если продолжить этот начатый Амлински анализ ритма прозы "12 стульев" и "Мастера", то нетрудно убедиться, что и вокруг этих фраз в тех же местах обоих романов ритм - с небольшими вариациями - тот же.
  
   Но сюда прекрасно ложится и еще одна фраза - из романа "Золотой теленок", - которой, как и в двух предыдущих случаях, повествователь впервые знакомит читателя с новым героем:
   "Человек без шляпы, в серых парусиновых брюках, кожаных сандалиях, надетых по-монашески на босу ногу, и белой сорочке без воротничка, пригнув голову, вышел из низенькой калитки дома номер шестнадцать".
  
   КС. По мнению КД (а до этого Амлински), зачины наверняка написал один и тот же человек. А на мой взгляд, подобных зачинов повестей и романов, их частей и глав превеликое множество. Вот открыл я "Гарпагониану" Константина Вагинова и тут же наткнулся:
   "Коренастый человек с длинными, нежными волосами, в расстёгнутой студенческой тужурке с обтянутыми чёрной материей пуговицами, в зелёно-голубоватых потёртых диагоналевых брюках сидел за столом на кухне".
   Напоминает?..
  
   КОС. Возможно, у меня не все в порядке со слухом, но я полагаю, что эти фразы следует сравнивать, прежде всего, не между собой, а с первой фразой "Мертвых душ" Н.В.Гоголя, к которой они и восходят:
  
   "В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки: отставные подполковники, штабс-капитаны, помещики, имеющие около сотни душ крестьян, словом, все те, которых называют господами средней руки".
  
   Модератор. При таких методах анализа аутентичности возникает сложная дилемма с авторством произведений, разделенных вековым промежутком. Проблема такого писательского долголетия еще не освоена.
  
   КОС. Словесные периоды рассечены паузами на фрагменты, но если у Ильфа и Петрова интонацию и ритм, соответственно, формируют дактилические и гипердактилические клаузулы: двенАдцатого, северо-зАпада, ЧмАровки, СтАргород, оттенённые в конце периода клаузулами мужскими: человЕк, двадцатИ, восьмИ, у Булгакова клаузулы женские: подбОем, похОдкой, нисАна, мужская клаузула одна, она служит препятствием: числА, - в которое утыкается интонация, чтобы следовать дальше.
  
   Модератор. Это, кажется, уже за пределами общедоступного. Попытаемся перелистнуть несколько страниц книги: перейдем от особенностей стиля - к специфике героев...
  
   КД. Я с точностью до отдельных слов поддерживаю анализ Автора. "Последовательно, из произведения в произведение Булгакова, мы встречаем образ Остапа Бендера, - пишет Амлински. - Это ловкий, авантюрный, неглупый, обаятельный и симпатичный жулик, ...не лишенный актерских способностей, достаточно эрудированный, способный к месту сказать пару французских, реже - немецких слов, быстро принимающий решения в затруднительных ситуациях, карточный игрок, балагур, находящий со всеми общий язык, старающийся взять от жизни по максимуму и владеющий способностью подчинять своему влиянию разных людей". Герой приживается в любой среде и меняет от произведения к произведению лишь фамилию и имя, оставаясь верным своему создателю Булгакову, - тогда как образа героя, схожего с Остапом нет ни в одном другом произведении Ильфа и Петрова. Близнецы-братья Остапа - Аметистов (пьеса "Зойкина квартира"), рожденный до Бендера, и Жорж Милославский (пьеса "Иван Васильевич"), созданный после Остапа". В дальнейшем, в большой степени - Чарнота из пьесы "Бег".
  
   КС. Да и сколько десятков тысяч таких вот Бендеров моталось по просторам Советского Союза в те годы! Сколько Аметистовых мечтало о пляжах Ниццы или Рио-де-Жанейро и белых штанах! Они неизбежно должны были проявиться в прозе. Разных авторов, многих авторов...
  
   КОС. С моей точки зрения, в статье В. Козаровецкого есть один-единственный реальный аргумент в пользу "булгаковской" версии. Это - близость фамилий персонажа М. Булгакова с персонажем Ильфа и Петрова: Обольянинов - Воробьянинов. Но этот аргумент не более весом, чем сходство фамилий Онегин - Печорин.
  
   КД. Но все же о трех романах... Когда-то, где-то, в мире ином, дали двум людям прочитать одну и ту же книгу и приказали запомнить. И они запомнили, но, очнувшись в другом мире и иными, в сущности, людьми, одно и то же припомнили по-разному. И записали по-разному, но одно и то же. Этим "одним и тем же" был тот мир. Но от сходства - не уйдешь...
  
   Агностик. И. Амлински и В. Козаровецкий обращают внимание на странные совпадения между романами Ильфа и Петрова и произведениями М. Булгакова. Совпадения действительно странные. Однако, с нашей точки зрения, хотя эти совпадения (или даже заимствования) сами по себе довольно любопытны, они вовсе не являются доказательством того, что М. Булгаков написал романы Ильфа и Петрова. Влияние - это одно, авторство - совершено иное. В. Козаровецкий склонен к однозначному выводу: автор - Булгаков. Нам же кажется, что для такого вывода пока нет достаточных оснований.
  
   КОС. Всё-таки не сознание отдельных писателей определяет бытие нашей литературы, а общественное бытие находит выражение в сознании писателей. "Авторы всех литератур, - замечает Гончаров, стараясь объяснить самому себе поразительную схожесть романов Тургенева со своими, - беспрестанно сходятся в идеях: как же тут разобраться и разграничить?" Так же не разграничить и московские главы "Мастера и Маргариты" и романы Ильфа и Петрова - в них выразилось бытие определённого отрезка времени. Выразилось поразительно талантливо и ярко, - наверное, на века.
  
   Модератор. Ба! Общественное бытие с добавкой сознания отдельных писателей - в одном флаконе - создают литературу. Абсурдно говорить об авторстве - просто естественный вызов времени, отклик на время. Как закономерное следствие этого- возможность "безразмерного" совпадения по стилю, героям, обстановке...Не требуется других доказательств и исследований...
   Правильно и убедительно ли это?!
  
   Малые голландцы для случайного зрителя очень похожи. Но профессионал не спутает Габриэля Метсю с Герартом Терборхом, а экспертиза установит авторство каждого из них. А как насчет Булгакова и Ильфа?.. Лидия Яновская писала, что у жизни, как у Михаила Булгакова, неэвклидова геометрия. Поэтому цепочка прямолинейных построений всевозможных чудес, представляется, не имеет отношения к Булгакову.
  
   Модератор и Spiritus. Мы попытались призвать к участию дух авторов воспоминаний. Но за пределы текстов их воспоминаний нам выйти не удалось. Дух Е. Петрова повествовал о благостной совместной работе с Ильфом над романами. Но получить подтверждение этого, ни у его соавтора, ни у публикаторов других воспоминаний нам не удалось. За пределы максимы, что воспоминания без документальных дневниковых записей являются по преимуществу не фотографией прошлого, а пожеланием настоящего, нам выйти не удалось.
  
   Модератор. Что могло бы обосновать подмену авторства? Ваши мнения...
  
   КД. Логика подводит нас к единственно возможному ответу. Булгаков написал эти романы под заказ той организации, в руках которой находилась в тот момент его судьба, - заказ ГПУ. Это было соглашение, в котором условием с его стороны было обещание оставить его в покое. А со стороны противника? - Его согласие написать советскую прозу. Его остросатирическое перо органы намеревались использовать в развернувшейся в это время внутренней борьбе. Булгаков знал, что ему по плечу написать эту прозу так, что придраться к нему будет невозможно и что все поймут ее, как хотелось бы им ее понять.
  
   Модератор. А с точки зрения publicity, как Вы писали, Булгаков был человеком щедрым, он многое мог подарить - и, вероятно, дарил. Перешагнул и "забыл"...
  
   КС и КОС. (В унисон) Вопроса нет... "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда".
  
   Агностик. Загадка. Непознаваемо. Но великий Шекспир только в трёх из тридцати семи пьес не использовал сюжеты произведений других авторов или хроник. Но он счастливо избежал упрёков в заимствованиях.
  
   Модератор. Пушкин в "Разговоре книгопродавца с поэтом" писал:
   Не продается вдохновенье,
   Но можно рукопись продать.
  
   Вероятно, в этих словах поэта не было той прямолинейности, темной нелегальности, подмены, с которой мы их воспринимаем сегодня.
   За что продать? За деньги, за возможность работать, за надежду публикации (хотя бы под другим именем)... Советская жизнь породила множество толкований проблемы реализации даже литературного творчества. Вопросы об авторстве литературных произведений возникали многократно. Заимствования, аналогии, мистификации, плагиат... Всплывающие имена советских писателей и квазиписателей советских республик, известных "авторизованными переводами"... Произведения лауреата Ленинской (самой высокой советской премии!) в области литературы, по совместительству Генсека КПСС... Последний пример является чуть ли не единственным, где однозначно названы "негры", творившие "нетленку".
  
   КОС. Не надо путать божий дар с яичницей. Ильф и Петров были советскими писателями, к ним не могло ничего пристать.
  
   Модератор. Замечу, что есть некоторая загадка и с автором рассматриваемой книги. На титульном листе и выходных данных автор - Ирина Амлински. В аннотации - более привычное русскоязычное звучание: Ирина Амлинская. Но здесь, вероятно, не требуется особо глубокого исследования.
  
   Агностик. Предложу тестовую задачу: Литературовед К. (не спутайте с КД) через 100 лет начинает "копать" и быстро докапывается, что И. Амлински как писательница до своей книги об авторстве М. Булгакова ничем себя не проявила. Зато В. Козаровецкий - известный критик и литературовед (!), неформальный глава так называемого "сенсационного литературоведения" (!!), отец-основатель теории мистификации (!!!).
   Все ясно, как божий день, - воскликнет литературовед К.: И. Амлински - это не самостоятельный автор, а одна из сенсационных мистификаций В. Козаровецкого!
  
   Модератор. Яркий полемический хук Агностика! Но только он ничего не добавляет ни к версии авторства Ильфа и Петрова, ни к возражениям против М. Булгакова. Несколько движений пестиком в ступе с водой... На всякий случай дополнительно покопался в интернете. Нашлись другие упоминания (не авторские) Ирины Амлински и даже вполне человеческий (не занудный) сайт в Facebook. Нашлась там и фотография автора - очень привлекательная женщина, трудно представить скрытые аналитические возможности.

0x01 graphic

  
   Нет, это не портрет творения Козаровецкого, это не аналог портрета Клары Гасуль от Проспера Мериме и не портрет Козьмы Пруткова. Это светлое лицо реальной женщины, автора обсуждаемой серьезной книги.
  
   Автор. Раз уж Василий Семи-Булатов сам сюда пришел, то я позволю себе еще раз сослаться на его подходящее оценочное суждение (простите уж, род автора и Василия не совпадают): "Много я сделал открытий и кроме этого хотя и не имею аттестатов и свидетельств. Приежжайте ко мне дорогой соседушко, ей-богу. Откроем что-нибудь вместе, литературой займемся и Вы меня поганенького вычислениям различным поучите" (как говорят сейчас: конец цитаты). А ведь и правда, может, статистику освоить поможете для анализа текстов? Рецепт наказания за неповиновение в ученом исполнении опять же изложен у раннего Чехова. (Please: Особое внимание КС и КОС!). Если что не так, то "побейте по щекам по-профессорски нечего с этим племенем церемонится" (Орфография в цитатах, написанных Italic, заимствована у Чехова). Можно даже без волшебной палки обойтись.
   А я, к ужасу некоторых участников обсуждения, продолжу переработку "тысячи тонн словесной руды" ради надежды на обращение читателей к истине. У меня нет сомнений в истинности доводов.
  
   Модератор. Нельзя не отметить: автор у нас упертый! Я хочу позволить себе высказать только несколько эмоциональных впечатлений от работы по анализу авторства романов.
  
   Книга объемна и серьезна. Я бы сказал, что это материал весомой диссертационной работы. Собран гигантский фактический материал. Материал сложно ранжирован и детально проанализирован.
  
   Я начинал знакомиться с работой с большой долей скепсиса. Но напор автора и богатое содержание, втянув в непростое чтение, постепенно подменяли априорный скепсис вопросами по существу и сомнениями. Вероятно, при обычном чтении этого необычного текста подняться до уровня владения материалом, демонстрируемым автором, невозможно. Это требует значительных затрат времени, энергии, самостоятельной работы с первоисточниками.
  
   Эта работа представляет собой богатейший материал, дающий основу для дополнительного детального исследования. Любая страница дает возможность углубиться и почувствовать себя исследователем проблемы. Я бы сказал, что это копна, требующая расчесывания жестким и частым гребнем, для очистки от случайных наслоений.
  
   Но несомненно, что представленные материалы показывают высокий уровень влияния М. Булгакова на рецензируемые романы. Ирина Амлински с завидной смелостью выдвигает совершенно новый тезис об авторстве Булгакова известнейших романов советского периода, предмета поклонения нескольких поколений российской (советской) интеллигенции. Может быть, это четкий первый шаг к скрытой правде. При этом автору необходимо не только "выговориться", но и обратить в свою веру литературную среду. Думаю, что это трудно сделать единым кавалерийским наскоком. Требуется многоплановая работа. Из эпохального фильма "Скандал в Клошмерле" бытует фраза "Надо дать людям возможность переварить прогресс"...
   Принял ли я позицию автора? Я бы сказал, что вошел в число сомневающихся... Мой уровень сегодняшнего знания текстов не позволяет однозначно согласиться с автором. По природе - Фома неверующий. Но дополнительно сомнение обуславливается обращением, в частности, к мемуарной литературе. В ней нет материала для отрицания, но нет и фактов, которые можно воспринять как подтверждение.
  
   Объем публикации этого круглого стола потребовал резкого сокращения возникшей дискуссии. Особенно это сказалось на авторе, из 300 страниц текста книги которой представлены только единичные замечания.
  
   Но у Вас, уважаемый читатель, есть легкий выход: Вы можете самостоятельно перелистать страницы этой проблематичной по тематике работы и прийти к своему мнению, которое для Вас будет самоценным.
  
   Plaudite, amici, finita est comoedia - Рукоплещите, друзья, комедия окончена.
   Закончена? Закончено первое действие. Точней даже, пролог. Открыта тема, будущее которой трудно представить. Представляется, что это один из весомых шагов пересмотра истории советской литературы. Ящик Пандоры вновь приоткрыт. И оттуда вырвалась очередная порция скелетов. До дна еще долго не добраться...
  
   Как результат анализа всех мнений нужно признать, что все критики, даже строгий и очень строгий, согласились с очень весомым участием М. Булгакова в романах, известных всем пол именами И. Ильфа и Е. Петрова. Диаметрально противоположны оценки, как назвать такое влияние: авторством, заимствованиями, помощью или воздействием временем (а может, ветром надуло).
  
   Я надеюсь, что моя интерпретация не вызовет буйства масок и погромных последствий, что мне не будет представлен особо тяжелый счет мистически привлеченными голосами. А читатель будет внимателен к каждому высказанному тезису, включая сентенции модератора-резонера...
  
   Мне показалось, что в связи с дискуссионным характером темы в рамках этой публикации не имеет смысла подглядывать за маски участников, имена которых проглядывают из списка источников.
  
   В заключение с оптимизмом правдоискателя позволю себе цитату без маски - Евангелие от Луки (гл. 8, ст. 17):
   "Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы".
  
  
  
  
   В обсуждении использованы материалы:
  
   Ирина Амлински, 12 стульев от Михаила Булгакова, Kirschner-Verlag, Berlin, 328c, ISBN: 978-3-00-043284-2.
  
   Владимир Козаровецкий, Московские баранки и одесские бублики, Литературная Россия, N41. 11.10.2013
   http://litrossia.ru/2013/41/08347.html
  
   A.Б. Левин, "Двенадцать стульев" из "Зойкиной квартиры",
   http://www.netslova.ru/ab_levin/12s.html
   Роман Сенчин, Бытие определяет, Литературная Россия, N42. 18.10.2013 http://litrossia.ru/2013/42/08374.html
   А. Филимонов, Об авторстве знаменитых романов "12 стульев" и "Золотой теленок", Литературная Россия, 2013
  
   Ф. Икшин, Волшебная палка критика, Литературная Россия, N43. 25.10.2013
   http://litrossia.ru/2013/43/08391.html
  
   Майя Каганская, Мастер Гамбс и Маргарита
   http://e-libra.ru/read/336740-master-gambs-i-margarita.html
  
   Д. Небыков, О дискуссии, Литературная Россия (цитата)
   https://www.facebook.com/notes/452255481559602
   Об авторстве знаменитых романов "12 стульев" и "Золотой теленок", 12 октября 2013 г. https://www.facebook.com/notes/449091485209335
   Лидия Яновская, Неэвклидова геометрия по Михаилу Булгакову,
   http://sp-issues.narod.ru/3/yanovsk.htm
   Евгений Петров, Из воспоминаний об Ильфе, Сборник воспоминаний об И. Ильфе и Е. Петрове, М., "Советский писатель", 1963
   Елена Булгакова, Дневник, - Гос. б-ка СССР им. В. И. Ленина; М.: Изд-во "Кн. палата", 1990. (Из рукописного наследия)
  
   Л. Е. Белозерская-Булгакова, О, мёд воспоминаний, Ардис, 1968 г. -- осень 1969 г.
  
  
  
   Опубликовано:
   Журнал "Семь искусств"
   N 11(47) Ноябрь 2013
   http://7iskusstv.com/2013/Nomer11/Frejdgejm1.php
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   16
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"