Фриз: другие произведения.

Трон Доблести

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    RWBY/Diablo(в заморозке)
    В сражении с Единым Злом великое копьё Соларион оказалось расколото надвое.
    После битвы Империй обнаружил большую часть древка и на его основе восстановил своё оружие, судьба же лезвия осталась неизвестна. Архангел решил, что оно пало с Небес, затерявшись в бескрайней пустоте, и более не имеет значения.
    Но великая сила, которой придали форму, никогда не исчезает просто так. В конце концов она вновь заявляет о себе.
    Так или иначе.


  

Глава 1

   Он помнил, как пал с Небес.
   Последняя битва в руках Создателя. Столкновение с мощью Единого Зла.
   Разлом!
   Нестерпимая боль неполноценности.
   Поражение.
   И полёт на волне от взрыва Небесных Врат.
   Он знал, что Враг, в конце концов, был повержен. Он засвидетельствовал падение Единого, прежде чем течения крови Ану унесли его за пределы небесной сферы, что питала его искалеченное тело знанием, и через боль утраты обрывки его сущности наполнились радостью. Но засвидетельствовал Он и то, что победителями в схватке за судьбу Творения вышли не Создатель и его родичи-серафимы, а нефалемы, пробудившие своё порочное наследие, и это наполняло его смятением.
   Как такое могло произойти? Высокие Небеса пали пред своим извечным врагом и были спасены мерзкими отродьями Инария и Лилит, когда сам Империй - архангел Доблести! - оказался повержен вновь восставшим Диабло, что собрал в себе силу всех семи великих Зол!
   Безумие.
   Так Он и летел, мучимый потерями и лелеющий воспоминания о прошлом.
   Но это было неважно, ведь вскоре Он рухнул в пустоту, за пределами бытия.
   Кто знает, сколько провёл Он в скитаниях? Для него время не имело ценности, - что в нём толку для оружия? - в пространстве же между сфер мгновения в равной степени могли быть эонами и ничем.
   Иногда в его сущности рождалось желание дозваться Создателя, но оно быстро исчезало, столкнувшись со своей несостоятельностью. С теми жалкими силами, что у него остались, зову не пробиться через границы сфер существования.
   Но всё имеет свойство заканчиваться, подошло к концу и его бесцельное путешествие.
   Как всё, что без должного вектора исходит с Небес и из Преисподней, Он должен был прибиться к пустошам Пандемония - шраму созидания - метафизическому центру реальности.
   Этого не произошло.
   В какой-то момент, который совершенно прошел мимо его внимания, Он оказался на безжизненном осколке камня, блуждающего в пустоте материальной сферы. Бесконечно далеко от мест, облюбованных народом Создателя или их врагами.
   Казалось, тут-то Он и проведёт остаток вечности, всеми забытый и не способный дать о себе знать, но вскоре вдалеке замаячил шанс. Он появился вместе с рассветом, когда лучи здешнего светила коснулись его лезвия.
   В далёкие времена, когда Он только-только был выкован в ядре угасающей звезды, выяснилось, что у него есть свойство, незапланированное Создателем. Он мог пить суть света своего горнила и ему подобных, пока тот не слишком рассеян, и получать из этого силу. Тогда эти жалкие капли в бесконечном море его могущества сочли пустяком, почти курьёзом, и забыли.
   Но теперь... теперь в этом курьёзе крылась его надежда на восстановление. На это могут уйти эоны, но, в конце концов, Он обретёт заветную мощь, чтобы подать зов.
   С этого и началось. Каждый раз, когда тьму побеждал свет, Он пил его, словно смертный воду в пустыне, поглощая до тех пор, пока вновь верх не брал мрак.
   Шло время, и вместе с мощью росла и область его восприятия. Через несколько тысяч восходов его ждала первая неожиданность. Выяснилось, что камень, давший ему пристанище, привязан к чему-то некой тёмной субстанцией, от которой так и разило Злом. Не злом Пылающей Преисподней, но столь же невыносимым и противным всему его существу. И Он ничего не мог с этим поделать, ведь даже имей Он больше сил, без направляющей руки его возможности были сильно ограничены.
   С отвратительным соседством пришлось смириться и ждать того чудесного дня, когда свет Небес сможет очистить заразу.
   Цикл сменялся циклом, и сфера ширилась, вбирая новые детали. Оказалось, что камней вокруг множество, их размеры варьировались от небольших скал до целых континентов, и всех связывала та же материя, в конечном итоге приковывая к небесному телу, частью которого они все, видимо, были когда-то.
   Ещё через несколько тысяч циклов тени и света его сфера восприятия соприкоснулась с атмосферой неведомого мира, в котором, тем не менее, виделось нечто знакомое. Далёкое, почти забытое чувство... такое Он ощущал лишь в Санктуарии, когда Создатель спустился туда, чтобы судить святотатца Инария и его извращённый приплод.
   То были следы нечестивых порождений Красоты и Искушения.
   Нефалемов.
   Вскоре у него появилось новое занятие помимо поглощения и ожидания - наблюдение за миром внизу и его обитателями.
   Прежде Он не имел какого-либо интереса к этим существам. Позиция Создателя четкая и недвусмысленная: грех Инария должен быть стёрт с лика Творения. Тем не менее Совет решил иначе, поэтому Империй просто ждал, когда жизнь докажет его правоту, а вместе с ним ждал и Он, всегда готовый принести смерть тем, на кого его направит Создатель. Теперь же ему не оставалось ничего, кроме как смотреть и видеть их без прикрас.
   Нефалемы оказались противоречивыми созданиями, как и следовало ожидать от слияния сути Небес и Преисподней. Он видел в них все худшие свойства демонов: ненависть, подлость, страх, похоть, садизм. Но вместе с тем, на каждый демонический изъян приходилось присущее ангелам сострадание, товарищество, справедливость, надежда... Доблесть. О, сколько Доблести!
   Зачастую совершенств было даже больше, чем грехов, и это на фоне бессилия, порождённого въевшимися в души оковами, что на заре появления этого народа сотворил их падший отец. Когда мир, в котором они обитают, полнился злобными тварями, вскормленными той же субстанцией, что и скрепы, удерживающие на месте осколки, жаждущими их и только их плоти.
   Он часто выбирал новорожденные души и следовал за ними весь их короткий век, искренне радуясь победам и печалясь поражениям. Восхищаясь их доблестью, Он начинал понимать Тираэля - ведь это безумно несправедливо, когда такой потенциал пропадает из поколения в поколение. Должно быть, архангелу Справедливости было просто невыносимо смотреть, как часть нефалемов падает во зло только из-за того, что их хрупкие тела не справляются с трудностями существования.
   Конечно, хватало и тех, в ком доминировало наследие демонов. Тех, кто с наслаждением нёс зло в мир. Но таких было немного. Очень немного.
   Иногда, следя за очередным своим избранником, Он задавался вопросом, а многие ли из ангелов справились бы лучше в той или иной ситуации? Как бы они повели себя, обладай столь же капризными вместилищами духа? А столкнувшись с тем же испытанием? С тем же выбором?
   О, эти проклятые сомнения! Не так ли началось падение Инария?
   Кто знает...
   Перелом наступил, когда очередная его избранница столкнулась с великим врагом - юная душа, меньше двух десятилетий отроду, едва миг для его древнего сознания. И эта душа должна была погибнуть, встретившись с силой далеко за пределами своих возможностей.
   Но не это стало для него последней каплей. Прежде Он не раз был свидетелем подобного исхода, ведь среди нефалемов юные часто гибнут. Уж таковы правила их скорбного бытия.
   Тем, что всколыхнуло всю его суть, стал сам противник. Это существо так сильно погрузилось в свою тьму, что само сделалось почти демоном, впустив чёрную бездну в собственное тело.
   Он не мог этого вынести, ведь его сотворили именно для того, чтобы уничтожать подобное! Оставаться безмолвным наблюдателем и ждать, пока накопятся силы на зов, Он решительно отказывался. Он должен помочь, и какая разница, что единственный путь для осуществления задуманного несёт массу неведомых последствий!
   Он - творение Доблести! Неуверенность и страх чужды самой его сути!
   К тому же, возможно... только возможно, этот путь позволит ему вновь ощутить себя целым.
   Впервые за своё долгое существование великий артефакт Соларион - Копьё Доблести - принял своё собственное решение.
   Решение, которому было суждено изменить лик самого мироздания.

***

   - Ты веришь в судьбу? - спросила Пирра, стоя на коленях перед своим врагом. Женщина, победившая её, была поразительно хороша собой. Пирра никогда не считала себя дурнушкой, но идеальная красота этой твари оставалась такой до сих пор, несмотря на сражение. Её притягательное очарование, словно вычурная маска, скрывало отвратительную чёрную душу.
   "Фолл - какая говорящая фамилия..."
   Пирра понимала, что сейчас умрёт и никак не способна повлиять на этот итог - её оружие сломано, последние крохи ауры до дна выпиты Проявлением во время последней отчаянной попытки контратаковать, а нога пробита стрелой, из-за чего она даже не способна толком передвигаться.
   Эта безумная сука Синдер Фолл стояла напротив, с презрением глядя на свою поверженную противницу. Интриганка, террористка и убийца, обрёкшая на чудовищную смерть многие тысячи, праздновала победу, уверенная в своей неприкасаемости.
   И она имела на это причины. Вэйл разорен и по нему бродят стаи Гриммов. Роботы Атласа охотятся на тех, кого должны защищать. Бикон разрушен, а вокруг наполовину снесённой башни нарезает круги чудовищный дракон-гримм, словно слетевший со страниц страшной сказки. Сам директор Бикона, Озпин - величайший охотник из живущих - пал в битве, а Синдер получила желанный трофей - мифическую силу Девы Осени.
   И все же Пирра отказывалась принимать поражение лежа. Хоть и сбитая на колени, но с гордо поднятой головой, она с вызовом вопрошала, ибо верила, что в конечном итоге, несмотря ни на что, судьба воздаст таким как Синдер по заслугам. Пусть даже самой Пирре суждена лишь безвременная кончина в неравном бою с врагами человечества.
   - Да, - произнесла Фолл, скривив губы в усмешке, и подняла лук.
   Стрела сорвалась с тетивы.
   Время для Пирры замедлилось. Она видела каждый микрон пути, по которому двигалась архаичная посланница смерти, летящая со скоростью мощного прахового снаряда, но изнурённое тело просто не успевало среагировать.
   И все же Пирра попыталась. Мучительно медленно ладонь двинулась вверх на перехват, и...
   - Судьба чужда смертным, Пирра Никос, - прогрохотал гулкий голос.
   Внезапно все замерло. Недвижимо застыла летящая стрела. Пылинки, поднятые в воздух битвой, замерли, переливаясь в замерзшем свете пары каким-то чудом уцелевших ламп. Не минула та же участь и саму Пирру, и Синдер, и неверморов в тёмных неподвижных небесах.
   "Что это? - пораженно подумала Пирра. Она не могла шевельнуть ни одним мускулом, но её разум по-прежнему чётко фиксировал происходящее. - Что за трюк?"
   В следующий миг ей показалось, будто она попала в середину неумолимого яркого зарева. Глаза не могли видеть этот свет, но его присутствие ощущалось так чётко, что в этом не было нужды. Это мягкое тепло, наполняющее усталые конечности, но в любой миг способное стать испепеляющим жаром... Это не человеческое суждение...
   - Внемли мне, порочный потомок Красоты и Искушения. Внемли мне, юный нефалем, ибо с тобой говорит Соларион - Копьё Доблести.
   "Привет?", - растерянно попыталась ляпнуть Пирра, совершенно не понимая, как на это реагировать. Она уже была готова к смерти, но не к голосу из ниоткуда, даже после всех оживших сказок последних дней. Да и что это за сказка такая? На ум ничего не приходило.
   А тем временем голос продолжал вещать.
   - Я увидел твою доблесть пред ликом превосходящего врага. Увидел и восхитился. Вопреки глубинной порче своего рода твои помыслы были чисты, а пламя решимости прекрасно, - грохотал назвавшийся Соларионом. В его голосе одновременно звучала пафосная возвышенность и холодная отчужденность. - Но этого оказалось недостаточно.
   Если бы Пирра могла, то закусила бы губу. Недостаточно - как же верно! Она не слишком много понимала из его слов, но в этом неведомый Соларион был прав. Чудо Мистраля. Непобедимая Девушка. Охотница. Герой... а что в итоге? О, если бы только она раньше согласилась на предложение Озпина! Как бы безумно оно ни звучало, каким бы отвратительным ни казалось, но это был шанс. Шанс если и не предотвратить то безумие, которое излила на Вэйл эта сумасшедшая, то хотя бы сразиться с ней на равных! А теперь... что теперь? Она погибнет, королевство падёт, а школа, прежде выпускавшая главных защитников человечества... школа, где она встретила первых настоящих друзей, станет гнездом чудовищнейшего Гримма в известной истории? И всё потому, что она испугалась ноши?
   - Да, я вижу, тебе предлагали силу, - всё так же ровно произнёс голос. Словно чтение мыслей было самой естественной вещью в мире. - Твои сомнения понятны. Но что ты скажешь, если получишь такое предложение ещё раз?
   "Что?" - с дрожью подумала Пирра.
   - Да... я могу дать тебе силу сразиться с этим врагом и даже обернуть вспять прилив чудовищ. Возьми мою силу. Защити то, что тебе дорого. Обрати Зло в бегство.
   "В чем подвох?" - выдавила Пирра, уже понимая, что согласится. Она была готова на всё, чтобы победить Фолл и спасти всех... спасти Жона... Но если эта неведомая сила сделает её саму чудовищем, то лучше ей принять смерть здесь и сейчас.
   - Подвоха нет, - прогудел голос, и почему-то она ему сразу поверила. - Помни лишь, что я не потерплю использования силы во зло. Я - Копье Доблести, и праведная Доблесть будет твоим мерилом. Готова ли ты принять ношу сию?
   "Готова!" - с надрывом вскричала Пирра, всё так же не разжимая губ.
   - Да будет так.
   И в тот же миг свет... нет не так... Свет, что она прежде чувствовала, стал неуловимо иным. Он излился на неё, проникая сквозь кожу, нежно обволакивая каждый орган, мышцу и кость, сливаясь с самой её душой. Внезапно пальцы руки, которой она пыталась закрыться от выстрела, ощутили теплую шероховатую поверхность.
   - Судьба чужда смертным, Пирра Никос, - голос повторил то, с чего начал. - Но, возможно, ты способна достойно распорядиться своим выбором.

***

   Синдер с улыбкой спустила тетиву, предвкушая, как сейчас прикончит эту назойливую девчонку. Она не ожидала, что протеже Озпина взбредет в голову отправиться в погоню. Идиотка явно возомнила о себе слишком много.
   Хотя нужно было отдать ей должное, Никос дала неплохой бой, но, в конечном итоге, просто помогла ей, Синдер, освоиться с новыми силами. Хорошая девочка. Старик сдох слишком быстро и не смог этого сделать.
   Внезапно её стеклянная стрела, наполненная магией Девы, разлетелась на куски, а в руке поверженной охотницы что-то блеснуло.
   - Всё ещё сопротивляешься? - спросила Фолл, зло сощурив глаза.
   А девчонка тем временем поднималась на ноги.
   "Хо, уже справилась с раной? Неп..."
   Тут Синдер услышала скрежет камня и обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть дуло снайперской косы, направленной на неё с края разрушенной башни.
   Бах!
   Синдер раздраженно отбила пулю, слегка сместив свой составной лук и отступила на шаг. Выстрел оказался высокого калибра и усилен гравитационным прахом.
   Бах! Бах! Бах!
   Теперь Фолл сочла за лучшее увернуться. Пусть её мощь велика, но привыкать подставляться под такие атаки глупо. Прошлая хозяйка этой силы отлично продемонстрировала, что подавить можно даже Деву Осени. Лучше учиться на чужих ошибках, сколь бы бесталанен ни был их источник.
   - Пирра! - выкрикнула девчонка Роуз и метнулась к той красной молнией. - Ты в порядке?! - спросила она, держа Синдер на прицеле.
   - Да, Руби. Спасибо за помощь, - улыбнулась Пирра и отвела руку в сторону. Вскоре откуда-то из обломков вылетел её щит.
   Синдер не спешила прерывать их, с интересом разглядывая оружие, которым та защитилась. Это был золотистый короткий меч - почти кинжал - чьё широкое лезвие делилось на два пустотой посередине. Или это не меч? Излишне длинная рукоять за опасной гардой в виде солнца с острыми лучами явно обломана. Возможно, копьё или алебарда?
   "Забавная игрушка, но это ей не поможет", - мысленно усмехнулась Синдер.
   - Давай покончим с этим вместе, но будь осторожна, Руби. Она сильна, - сказала Пирра своему неожиданному подкреплению, затем подняла перед собой щит, а меч над его краем в колющей стойке.
   - Да! - воскликнула сереброглазая девчонка, отходя за спину рыжеволосой гладиаторше.
   Классическая связка боец-стрелок.
   Синдер презрительно усмехнулась и, лёгким движением разъединив лук на два клинка, воспарила в воздух. Пара детишек против неё - ничто. Нет! Меньше, чем ничто!
   - Что ж, убью вас обеих. Чем меньше шавок Озпина будет жить, тем лучше!

Глава 2

  
   Пирре казалось, что она парит на невидимых крыльях. Рана на ноге и прочий урон, причинённый ей за время сражения - всё же, несмотря на мнения некоторых необразованных личностей, аура не даёт полной неуязвимости - исчезли, словно их и не было. Соларион успокаивающе отягощал руку, а сила души переполняла тело, размывая чёткие прежде границы возможностей и даже переваливая за них. Пирра ощущала себя непобедимой, она...
   Синдер не стала ждать, пока Пирра справится с накатившей эйфорией и атаковала. Пламенный ореол вспыхнул вокруг её тела и, раздуваемый ворованным волшебством, обрушился на преградивших ей путь девушек яростным потоком.
   Руби крикнула, предостерегающе подняла руку, но Пирра, повинуясь какому-то инстинкту, шагнула навстречу огню, прикрывшись Акуо и Соларионом. Совсем недавно ей уже приходилось делать подобное, с не очень хорошим результатом - затраты ауры на противостояние сжигающему тарану оказались слишком велики - и будь она сейчас в ином состоянии, предпочла бы не повторять этого без крайней необходимости, но её словно что-то дёрнуло.
   Приняв удар, она чуть отступила под тяжестью вражеского напора, а пламя, натолкнувшись на препятствие, раскололось на два потока, опаляя мусор вокруг. Затем Пирра с криком шагнула вперёд, распахнула руки в стороны, словно отталкивая огонь, и в тот же миг единым порывом выбросила из себя все излишки силы души. Ударная волна хлынула от неё палящим полукругом, обращая жар вспять, прямо на ту, кто его породил.
   Не ожидавшая такого поворота Синдер всё же успела вскинуть свои клинки для защиты, но её не спасло даже то, что она легко стряхнула с собственной ауры расфокусированное пламя. Последовавшая за огнём раскалённая отдача жёстко врезала по парящему телу, от чего Синдер беспорядочно закувыркалась в воздухе, не сумев компенсировать воздействие. Наконец, бросив поддерживать полёт, она рухнула вниз, приземлившись на одно колено.
   Стоило излишкам силы покинуть тело, как в голове Пирры прояснилось. Она облегчённо вздохнула, радуясь, что снова может мыслить здраво, ведь в бою ощущение всесилия до добра не доводит. Её новый друг не предупредил о подобном побочном эффекте, хорошо хоть эта эйфория продлилась недолго. "А что ещё он не досказал или не счёл важным?.. Но эту неясность придётся отложить, для начала нужно победить и, желательно, выжить", - эти размышления пронеслись в голове Пирры в одно мгновение, никоим образом не мешая ей следить за происходящим.
   Видя неудачу их общей противницы, Пирра хотела крикнуть Руби атаковать, но та уже метнулась размытым пятном в лепестках роз на ближайшую возвышенность, чтобы немедленно открыть огонь по упавшей террористке с лучшей позиции. Мысленно пожалев, что раньше не уделяла достаточно времени командной работе с подругами из RWBY, Пирра рванула вперёд, надеясь развить и закрепить первый успех. Она успела пробежать полпути, когда Синдер справилась с дезориентацией и, с презрительной лёгкостью отбив выстрелы снайперской винтовки Руби, махнула рукой в сторону Пирры.
   "У Руби кончились усиленные патроны?" - мелькнула мысль, прежде чем охотница увидела жест Фолл и насторожилась. Почти в тот же миг под ногами что-то вспыхнуло, Пирра попыталась отскочить, но не успела. Пол взорвался, и её отбросило в обратную сторону.
   Она кувыркнулась в воздухе, чтобы сбросить скорость и, управляя полётом с помощью полярности, без проблем приземлилась, готовая снова ринуться в бой. Однако сперва ей пришлось парировать входящую атаку: первое копьё из переплавленного бетона с грохотом разбилось об Акуо, второе Пирра снесла в сторону, шагнув ему навстречу и с разворота ударив по нему щитом, а на третье обрушила Соларион, вбивая его в пол. Больше снарядов не было, и Пирра стрелой метнулась к врагу, по дороге подобрав проявлением несколько кусков арматуры.
   За те мгновения, что потребовались Пирре, чтобы отразить атаку, Руби, благодаря своей скорости, успела уклониться от своей порции бетонных снарядов, и уже схватилась с Синдер в ближнем бою. Она метнулась по зигзагообразной траектории, возникла над Фолл и, бешено вращая косу, начала наносить удары.
   Синдер встретила её напор своими клинками, и когда гравитация догнала Руби, жестко остановила очередной удар тупой стороной косы. Нога террористки окуталась пламенем, и она нанесла сокрушительный пинок каблуком-шпилькой точно в грудь подставившейся противнице.
   - ОЙ! - только и успела пискнуть Руби, прежде чем её унесло далеко за край башни, а Синдер уже отправила ей вдогонку несколько огненных шаров.
   Руби переключила своё оружие, отбросила себя отдачей с траектории снарядов, но в этот момент, как назло, закончилась обойма, и возвращение к башне оказалось под вопросом.
   Краем сознания отметив беду союзницы, Пирра схватила её оружие полярностью - походя удивившись, что легко ей далось несколько разных воздействий на большом расстоянии друг от друга, ещё совсем недавно подобное требовало пасов руками - и дёрнула к башне. Одновременно с этим она перехватила арматурой несколько посланных навстречу огнешаров и схлестнулась с Синдер среди гаснущих искр и звенящих осколков металла.
   Звон и треск от столкнувшихся лезвий насытил воздух. Противницы кружили друг вокруг друга, на бешеной скорости обмениваясь ударами, то сближаясь, то отдаляясь. Уколы и причудливые узоры клинков с акробатическими кульбитами гармонично сочетались с жесткими толчками и сокрушительными ударами рук и ног. Каждое движение несло в себе опасность, и любой, самый крохотный намёк на ошибку нещадно использовался обеими сторонами, превращая смертельную схватку в прекраснейший из танцев двух партнеров. Руби Роуз, вернувшаяся на твердь, оказалась здесь третьей лишней, так как даже со всем своим мастерством стрелка не могла улучить момент, в который её огонь точно повредит только одной из сцепившихся девушек.
   Используя очередной взрыв пламени как трамплин, Пирра буквально перелетела через противницу, но на другой стороне её уже ждал удар клинка с пламенным шлейфом, который встретился с Акуо. Она пустила атаку по касательной, и сама рубанула Соларионом, метя в ноги, но удар оказался отброшен в сторону с высокомерной улыбкой, что, казалось, вообще не покидала лица Синдер.
   "И это высокомерие её погубит", - подумала Пирра, начиная очередную серию атак.
   Только сейчас она в полной мере смогла оценить мастерство Фолл, которая очень старалась не демонстрировать ничего особого на уроках профессора Гудвича, а в прежнем сражении просто подавила её силой краденного волшебства. Помня о сокрушительной мощи противницы на средней дистанции, Никос старательно навязывала Синдер ближний бой, но та и в этом оказалась весьма искусна, демонстрируя высочайшую выучку. Пирра не понаслышке знала, как тяжело дается такой уровень и даже немного зауважала свою противницу.
   "Ещё укол. Удар локтём. Низкий разворот и кромкой Акуо по ногам. Промахнулась? Кувырок вперёд от нового взрыва, и лезвием снизу вверх. Удерживать дистанцию. Не давать ни единого шанса отбросить себя".
   Конечно, даже в ближнем бою магия Девы давала весомое преимущество, но благодаря более активному применению магнетизма Пирре пока удавалось это преодолеть. На данный момент они бились более или менее на равных, вот только Пирра чувствовала, что если будет вести бой на истощение, то проиграет.
   "Отвести опасный удар куском железа. Как же не хватает стрелковой формы! Принять переплавленные осколки на щит. Жесткая сцепка. Лбом в лицо. Короткое отступление и снова вперёд!"
   После чудесного восстановления сил у неё ещё было достаточно ауры, чтобы долго держать темп, но её преследовало впечатление, что Синдер за все недавние сражения сначала с Озпином, а потом и с ней самой не истратила и трети. Ещё один эффект силы Девы Осени? Возможно... Пирра не слишком понимала, почему так уверена в своей оценке, но была готова поставить жизнь на этот неожиданно прорезавшийся инстинкт. К счастью, неожиданный договор дал ей в руки козырь, который Пирра ещё не пыталась использовать в полной мере.
   Сам Соларион.
   "Пируэт и укол в прыжке".
   Странное копьё - или лучше сказать "глефа"? Прежний владелец, похоже, был куда крупнее Пирры... да и людей в целом - заключившее с ней договор, обладало великой силой. Только то, что случилось с ней самой, говорило об этом чётко и ясно, и исцеление с восстановлением ауры далеко не предел его возможностей. В последнем Никос была уверена не менее, чем в том, что сила души Фолл сейчас неестественно велика. Проблема заключалась в том, что весь бой - как бы короток он ни был - копьё проявляло себя только как кусок высококачественной стали. Но Пирре казалось, что она знает, как заставить небольшую каплю этой скрытой силы сделать... что-то. Надеяться на неизвестно что - не самый разумный выбор, но почему бы и не попробовать? Главное сделать так, чтобы неудача не обошлась ей слишком дорого.
   Пирра нанесла очередной удар, потом вынужденно отступила дальше обычного, уходя от огненной контратаки, и в этот момент Руби наконец поймала свой шанс. Тяжелая винтовочная пуля покинула ствол и со скоростью, в несколько раз превосходящей скорость звука, врезалась в голову Синдер Фолл.
   Конечно, выстрел не преодолел оборону её ауры. Он даже не смог слишком сильно дезориентировать Деву Осени, но обидный удар заставил уже некоторое время накапливающуюся злость на надоедливых охотниц вырваться на свободу. Глаза Синдер вспыхнули яростью, а следом вспыхнула и магия Девы, обрушивая на всё вокруг целый сноп огненных комет.
   "Есть!" - мелькнуло в голове Пирры, когда она стремительным броском обошла направленный в неё снаряд, одновременно перекидывая Акуо на крепления за спиной, а затем, оседлав ударную волну взрыва, по восходящей траектории понеслась на Фолл, перехватив Соларион двумя руками.
   Сейчас она напоминала себе Нору. Её беспечная подруга просто обожала летать на взрывах, несмотря на то, что её проявление этому не потворствовало, в отличие от той же Янг, чья аура воспринимала любую кинетическую энергию как любимое лакомство.
   Оказавшись в идеальном положении, Пирра воздействовала на свою броню, усилив проявлением вектор притяжения и рухнула на Фолл, вкладывая в удар весь свой вес вместе с силой магнетизма - жаль, на Соларион последнее совершенно не действовало, а то бы получилось ещё лучше.
   Впрочем, всё это было вторично, по сравнению с главной частью атаки, на которую и делался основной - хоть и зыбкий - расчёт.
   Тот миг, когда до контакта оставались лишь доли мгновения, Пирра толкнула в Соларион свою ауру, осознанно передавая силе души своё намерение. Это была простая методика, которую используют на начальных этапах обучения в боевых школах, когда детей тренируют использовать ауру для чего-то, кроме самозащиты. Новички быстро привыкают контролировать силу, почти не задействовав разум, и этот этап остается позади, но сейчас Пирра чувствовала, что основы - это именно то, что ей нужно.
   Естественно, Синдер увидела её атаку, бойца такого уровня не застать врасплох чем-то подобным, но Пирра всё правильно рассчитала, и на что-то большее, чем жесткий блок, времени у Фолл уже не осталось. Лезвие копья встретилось со стеклянными клинками, и на какую-то долю секунды Пирре показалось, что ничего не вышло, но тут на золотистом металле мелькнула сеть оранжевых бликов и укреплённое стекло расступилось, пропуская кромку через себя. Глаза Синдер только и успели чуть расшириться, когда клинок обрушился на её левое предплечье, с равной лёгкостью разрезая ауру, мышцы, сухожилия и кости.
   Брызнула кровь.
   Синдер закричала от боли, выпуская из себя мощную вспышку неконтролируемого магического огня. Пирру снесло с места, пробив её спиной кусок разрушенной стены, после чего ей удалось перевернуться и затормозить, впившись в пол ногами и копьём, но её всё равно протащило чуть ли не до самого края башни, оставляя в бетоне борозды.
   - О Прах... - прошептала Пирра, выпрямляясь и отходя от края. Годы тренировок заставляли держать оружие в защитном положении, но её мысли были далеки от продолжения боя. Сердце юной охотницы бешено колотилось, а глаза приковала к себе культя, которую, подвывая, прижимала к себе Синдер.
   Умом Пирра понимала, что Фолл беспощадная убийца и террористка, но... но покалечить человека это совсем не то же самое, что рубить на куски гримм. У чёрных тварей даже крови нет! Несмотря на всю свою подготовку охотницы и победы в турнирах, Пирра совершенно не была готова к настоящим последствиям сражения с людьми.
   Сейчас она чувствовала себя немногим лучше, чем после произошедшего с Пенни.
   "Сияющий Прах, немного правее, и я бы её убила", - возникла мысль, заставив Никос мелко задрожать.
   - Пирра! Пирра, что с тобой?! - вывел её из прострации голос Руби. Девочка возникла около неё в вихре красных лепестков и обеспокоенно тормошила за плечо.
   - Р-руби? Я... я не... - начала Пирра, но умолкла, беспомощно опустив плечи.
   - Давай Пирра, ты почти справилась с ней! Мы можем взять её! - попыталась поддержать её Руби, делая только хуже. Именно это "почти" её сейчас и пугало.
   Пирра попыталась выдавить из себя ответ, но в этот миг краем глаза заметила оранжевую искру и, повинуясь вбитому рефлексу, резко оттолкнула Руби от себя, а сама бросилась в другую сторону, одновременно прикрываясь Акуо.
   Столб пламени успел лизнуть край щита, обдав Никос жаром даже через ауру, но вскоре погас, оставив после себя проплавленный след в руинах верхнего этажа башни.
   В начале этого следа застыла Синдер с поднятой рукой. Террористка тяжело дышала, на прежде идеальном красном платье виднелись следы пота и пыли. Её аура мерцала, проступая в видимом спектре - явный признак дефицита - а прежде ровное сияние магии вокруг глаз дико вспыхивало. Вокруг обрубка руки клубилась аура, перекрывая кровотечение.
   - Взять меня? - почти прорычала Фолл. - Вы, озпиновы сучки, думаете, что можете взять Меня?!
   Ещё один поток пламени понёсся к Пирре, но на этот раз она легко уклонилась.
   - Сдавайся, Синдер! Всё кончено! - крикнула ей Пирра. - Позволь заковать себя, и мы доставим тебя на суд народа Вейла!
   - Я от вас даже праха не оставлю! - взревела она в ответ, создав несколько огненных шаров, но в сравнении с прежними взрывались они куда тише, да и выглядели не слишком стабильно. - Ни за что не проиграю таким ничтожествам!.. Ни за что...
   Казалось, что Фолл действительно сильно ослабла. Честно говоря, хоть Пирра и перепугалась своего успеха, но подобного ожидать никак не могла. В истории было достаточно случаев, когда ауры людей пробивались тем или иным образом до истощения, но хорошие бойцы могли продолжать успешно сражаться даже с серьёзными ранениями, ведь после такого аура вновь восстанавливалась, перекрывая повреждения, а если ещё и владеть специальными умениями, заточенными под противостояние увечьям... Синдер была хорошим бойцом, поэтому демонстрируемое ею состояние вызывало недоумение пополам с подозрениями.
   Взгляд Пирры метнулся к руинам вокруг и обратно к Фолл, выискивая хоть какую-то подсказку к тому, что же та задумала. Блуждая среди кусков кирпича, стекла и металла, её взгляд мазнул по отрубленной конечности Синдер и так и замер, впившись в неё. Там, в лужице алой крови из места разреза теперь вытекала какая-то субстанция, тягучая, как горячая карамель, и чёрная, словно...
   "Гримм! - мысль взорвалась у Никос в голове, будто цельный кристалл огненного праха. К горлу подступил ком тошноты. - Да... да как вообще..."
   - Ты уже проиграла! - выкрикнула Руби, а затем метнулась снопом лепестков между огней и возникла над Синдер с занесённой косой.
   - Руби, нет! - в ужасе выдохнула Пирра, срываясь с места.
   Прежде чем Руби успела опустить косу, рухнувший откуда-то сверху грифон-гримм снёс её чудовищным ударом лапы. Девочка только сдавленно охнула, когда под ликующий смех Фолл её лёгкое тело с силой врезалось в бетон, оставив на нём несколько дополнительных трещин, после чего отскочило в сторону второго зверя, который прижал свою добычу к полу. И доли мгновения не прошло, как гибкая шея твари изогнулась назад, а затем белый клюв метнулся вперёд, намереваясь отведать на вкус сердце юной охотницы.
   Словно в замедленной съемке, клюв опускался вниз, грозя вскрыть ауру Руби как ореховую скорлупу. Уж больно неудачным было положение, в котором оказалась девочка, а клювы грифонов по бронебойности уступали только жалам ловчих смерти.
   Пирра видела всё это и понимала, что не успевает. Воздух стал вязким и густым на её пути, мешая развить нужную скорость. Охотники невероятно быстрые бойцы, но какие бы удивительные возможности ни давала аура, законы окружающего мира всё ещё сковывали их - разве что проявление окажется подходящим, как у самой Руби.
   Надеясь выиграть недостающие мгновения, Пирра протянулась вперёд своим магнетизмом, нащупывая небольшой кусок металла достаточно близко от Руби, а затем усилием воли метнула его в опускающуюся голову зверя.
   Железо звякнуло о жёсткий панцирь маски гримм, совсем немного смещая траекторию удара. Руби вскрикнула от боли, когда острый клюв вскрыл её ауру и впился в плоть, насквозь пробивая плечо и ломая ключицу, но быстрой смерти от размозжённой груди она избежала. А в следующий миг подоспевшая Пирра одним ударом разрубила шею грифона и, подхватив голову плавным движением, вырвала клюв из раны Руби - от чего та снова вскрикнула - и отбросила в сторону.
   Больше Пирра сделать ничего не успела, так как ей пришлось принять на Акуо широкий поток огня, грозивший накрыть и её и Руби. Синдер не собиралась упускать своё преимущество.
   - Руби! Как ты? Можешь сражаться?! - спросила Пирра, перекрикивая гул пламени, за которым слышался смех Фолл.
   - Я... Ох... Да... - через всхлипы и одышку выдавила Роуз. Краем глаза Пирра заметила, что её лицо блестит от слёз. - Дядя учил меня... методам замещения... я справлюсь.
   Пирра кивнула и сосредоточилась на обороне. Она и так знала, что Руби не зря пригласили в Бикон на два года раньше срока, но было приятно убедиться в этом снова, тем более в такой непростой ситуации. Владение настолько сложной техникой ауры в пятнадцатилетнем возрасте дорогого стоит.
   Методами замещения в среде пользователей ауры называли комплекс действий, благодаря которым сила души временно замещала утраченную или повреждённую плоть, позволяя активно действовать даже при очень серьёзных ранениях. Мастера этого искусства могли полноценно заменять такими конструкциями собственные органы и конечности. Конечно, только пока у них хватало ауры, расход которой на подобные действия был весьма значительным, но в бою даже секунды боеспособности могли сыграть решающую роль.
   Сбоку среди огня мелькнула тень. Пирра взмахнула Соларионом, уже почти привычно воззвав к копью через ауру, и отрубленная лапа грифона улетела вслед за потоком пламени.
   "Мне нужно прекратить её атаку, иначе силы так и будут уходить, а я не увижу, сколько ещё зверей призовёт на помощь эта... это... эта гриммова тварь", - подумала Пирра.
   Она вновь обратилась к своему проявлению. Где-то справа лежала одна из огромных шестерёнок от часов башни Бикона. Немного напрягшись, Пирра заставила её подняться в воздух и, раскрутив вокруг своей оси, швырнула наперерез пламени, прямо туда, где должна была находиться Синдер.
   Шестерня легко разметала огонь и, встретившись с Фолл, заставила ту проскользить с десяток метров, прежде чем террористке удалось отшвырнуть её в сторону.
   Пользуясь моментом, Пирра подскочила к покалеченному грифону и раскроила его до самой грудины, мгновенно прикончив. Она хотела атаковать Синдер, чтобы снова связать её боем, но в этот момент сверху обрушился мощнейшие порывы ветра, вынудив её даже немного присесть.
   Подняв глаза, Пирра увидела, как в вышине пронеслась огромная туша дракона. Вслед за собой монстр оставил шлейф чёрных капель: большая часть из них промахнулась, но около двух десятков попали как раз на площадку. Лужи чёрной жижи не остались долго лежать без дела, быстро превратившись в беовульфов, борбатасков, крипов и берингелей.
   - Госпожа благоволит мне, - рассмеялась Синдер, глядя на своё новое воинство.
   Пирра сжала зубы и бросила обеспокоенный взгляд на Руби. К счастью, младшая охотница уже стояла на ногах и достаточно уверенно удерживала своё оружие. На месте её раны клубилась концентрированная аура.
   Один из гримм-кабанов разогнался, навострив бивни на Пирру, но она легко ушла с его пути и поймала зверя на Соларион. Клинок чудесного копья прошел сквозь броню и чёрную плоть твари, как раскалённый нож сквозь масло, распоров тушу борбатаска от пятачка до хвоста.
   В следующий миг на Пирру обрушился удар огромных кулаков берингеля, от которого она успешно увернулась, но столкнулась с крипом, чью пасть пришлось заклинить щитом.
   Неподалёку Руби сцепилась с несколькими беовульфами, и приходилось ей несладко. Её огромная коса наносила удары куда менее изящно и точно, чем обычно. Пусть девочка и восстановила боеспособность, но рана всё равно давала о себе знать.
   - Нет! Я не проиграла им, госпожа! Дайте мне доказать это! - донёсся до Пирры голос Синдер, когда она отрубала голову приставшей к ней ящерице.
   Глянув в ту сторону, Пирра увидела, что крупный невермор - хотя и далеко не такой, как на их вступительном испытании - нежно подхватил террористку в свои когти и теперь уносил её прочь. И Фолл совсем не сопротивлялась.
   "О Боги, она действительно заодно с гримм, а не просто использует их", - мелькнула ужасная мысль, когда последнее доказательство, наконец, заставило охотницу поверить в свои собственные подозрения. А затем пришла ярость. После всех разрушений и страданий, что она причинила, эта тварь собиралась просто бежать? - Не позволю!"
   - Руби! Сбей её! - выкрикнула Пирра, перемахнув через очередного борбатаска, и бросилась вдогонку. На ходу она раскинула свою ауру настолько далеко, как только могла, не жалея вкладывая силы в проявление. Арматура, куски стен с засевшим в них железом и шестерни начали подниматься в воздух, закручиваясь вокруг сердца магнитного вихря, которым стала Пирра Никос.
   - Поняла! - ответила Руби, метнувшись мимо пары беовульфов. Звери попытались преследовать её, но пролетавшая мимо балка, оставшаяся от разрушенной крыши, резко развернулась и отправила их в далёкий полёт за край башни, словно бейсбольная бита пару мячей.
   Руби примостилась у края платформы, закрепив свою снайперскую косу на уцелевшем куске колонны.
   - Не уйдёшь, - прошипела девочка сквозь стиснутые зубы, выцеливая невермора.
   Бах!
   Бах! Бах!
   Первая пуля только встопорщила перья, но вторая и третья уже заставили существо пошатнуться в полёте. Почувствовав неладное, Синдер обернулась в когтях птицы и отправила в назойливую помеху несколько огнешаров. Руби успела выстрелить ещё раз, прежде чем ей пришлось отступить, чтобы избежать удара, который спустя долю мгновения разнёс её снайперскую позицию в щебень.
   А тем временем Пирра тоже не сидела без дела. Понимая, что слишком тяжелые шестерни просто не долетят до удаляющейся цели, она посильнее разогнала в своём магнитном поле несколько кусков арматуры, после чего выстрелила ими в невермора. Но все импровизированные стрелы прошли мимо, что и немудрено с баллистическими характеристиками гнутого хлама. А проявление тут не помощник, ведь подобранный мусор это не пронизанные её душой Мило и Акуо, на движение которых Пирра способна влиять даже в трёх-четырёх километрах от себя.
   - Проклятье! - выдохнула Пирра и в отчаянии метнула вслед улетающей террористке свой щит. Всё естество молодой охотницы сосредоточилось на желании принести этой предательнице рода человеческого справедливую кару за содеянное и в момент, когда Акуо сорвался с её руки, наполняющая его аура неуловимо изменилась.
   Щит понёсся к своей цели, крутясь, словно дисковая пила, сверкая электрическими разрядами на краях. Пирра растерянно смотрела на то, что у неё получилось. Акуо почему-то просто выпал из диапазона её магнетизма, но у неё было чёткое впечатление, что ничто не помешает ему найти свою цель, если только...
   Дракон заложил вираж, заслоняя своей тушей невермора с Фолл в когтях. Щит вонзился точно в грудь чудовища, пробивая себе путь в плоти гримм, искря молниями, но, через пару мгновений и они пропали без следа, исчезнув в туше монстра. Зверь взревел, впившись в Пирру своими четырьмя алыми глазами, где, казалось, пылала вся необъятная ненависть чёрных тварей к человечеству, и могучим взмахом крыльев понёсся прямо на башню.
   Понимая, что теперь, когда Фолл сбежала, твари ничто не мешает разнести ещё несколько этажей башни, если не полностью завалить её, Пирра подняла руку, до локтя окутанную тёмной дымкой и сжимая её в кулак. Повинуясь её воле, весь всё ещё парящий металл собрался в единый шар, после чего приложенные силы разогнали его по орбите вокруг башни.
   Когда до цели дракону оставался едва один взмах крыльев, рукотворный спутник завершил свой единственный оборот и с чудовищной силой обрушился на сустав левого крыла твари, с треском вминаясь в тело. Левый бок чудовища немедленно просел вниз, из-за чего его развернуло наискось и уже так оно с грохотом врезалось в башню Бикона.
   - Руби, держись! - крикнула Пирра, прыгая в противоположную сторону от угла наклона зверя.
   Всё вокруг содрогнулось. Две трети площадки, на которой они находились, разлетелись в куски, поднимая в воздух густое облако пыли, а остальное перекосилось.
   Когда тряска утихла, Пирра поднялась на ноги, прикрывая рот и нос рукой, пытаясь рассмотреть хоть что-то в густой пыли. Радиус обзора сократился до трёх-четырёх шагов, так что получалось не слишком хорошо.
   - Кхе-кхе... это было... круто... кхе, - выдавила Руби, вставая с пола в паре метров от неё. Пирра совершенно не помнила, как та оказалась рядом, хотя в то время и не слишком обращала внимание на что-то, кроме дракона и своего проявления. - Ты его прикончила?
   - Сомневаюсь, - покачала головой Пирра. - Этот монстр слишком большой и прочный, чтобы разбиться. Но взлетит он ещё не скоро. Даже гримм нужно время на регенерацию.
   - Вот и славно, - выдохнула Руби, и помахала ладонью перед лицом, отгоняя пыль. - Теперь всех можно перевезти в Вэйл, не беспокоясь об этом чудище.
   - Да... это хорошо, - произнесла Пирра и уже тише добавила: - Но Синдер всё равно сбежала.
   - Ничего, мы её ещё поймаем! Главное, ты жива, а то Жон очень о тебе переживал и мы с Вайсс вместе с ним, когда он нам позвонил, - преувеличенно бодро протараторила Руби. - Слушай, а что это у тебя за меч такой? Он такой классный и красивый! Но какой-то совсем не механический, в нём даже пушки нет. А где Мило?
   - Я... - начала было Пирра, подавляя нервный смешок (как хорошо, что даже в такой ужасной ситуации Руби остаётся Руби) и сожаление от потери своего старого оружия, но её прервал скрежет и утробный рык.
   - Ох, Прах, он всё ещё тут?! - пораженно воскликнула Руби.
   Огромное перепончатое крыло взмахнуло вверх, разметав облака пыли, потом сложилось, а в остатки платформы впился единственный белый коготь, который сам по себе был вдвое больше Пирры. Затем с нижних ярусов поднялась голова чудовищного зверя.
   Пирра выставила Соларион перед собой, стиснув двумя руками. В её душе поднимался страх, мысли неслись вскачь. На последнюю атаку она истратила почти все силы и большую часть металла, который улетел куда-то вниз, вне её диапазона. Да и даже если бы нет, что она могла противопоставить чудовищу, которое может пронять разве что главный калибр небесного линкора? В лучшем случае удалось бы повредить второе крыло. Похоже, им оставалось только воспользоваться тем, что дракон лишен мобильности и бежать. Здесь некого было защищать, если они уйдут от этого, никто не пострадает, но... могла ли она позволить себе бегство?.. Договор, на который она согласилась, говорил о доблести, но продолжать бой сейчас это просто самоубийственная глупость. У неё же просто нет способа навредить врагу... или всё же есть?
   "Эм... Соларион... - мысленно обратилась она к копью. - Я всё ещё не слишком понимаю, на что согласилась... и, честно, не представляю, что сейчас делать, но готова сражаться. Только... только, подскажи, как быть. Доблесть же не должна равняться бездумному бегу в пасть чудовищу, ведь правда?"
   Пару мгновений, казалось, ничего не происходило, - за это время дракон успел сосредоточить свои четыре глаза на желанной добыче - а потом... потом к Пирре пришло озарение. Соларион не заговорил с ней снова, просто в голове неожиданно появилось знание того, что нужно сделать. В её руках действительно находилась огромная сила, и способность разрезать ауру Девы - это едва не верхушка айсберга. Даже с тем, что ей сейчас доступно, принести смерть этому сгустку зла не такое уж сложное дело, нужно было только...
   - Вот оно как... понятно, - прошептала Пирра, заворожено глядя в красные буркала дракона.
   - Пирра? - неуверенно позвала её Руби, мелкими шажками отступая назад.
   - В сторону! - скомандовала та вместо ответа, а в следующий миг голова зверя метнулась вперёд.
   Челюсти сомкнулись на пустом месте, только прожевав кусок платформы. Дракон отдёрнул голову назад, сплёвывая бетон. Его глаза вновь нашли главную цель, и он, не обращая внимания на комариный стрекот с другой стороны, снова попытался её сожрать.
   Пирра замерла на крупном куске стены, в котором находилось несколько стержней арматуры - кажется, это была часть несущей конструкции. Раньше он в дело не пошел только потому, что две из них до сих пор скреплялись с остальной стеной и не позволяли куску улететь вместе со всем прочим, что она собрала. Сейчас это оказалось очень кстати. Сосредоточив своё проявление, Пирра легко разорвала это соединение и замерла, готовясь к новой атаке, и дракон не заставил себя долго ждать.
   Когда пасть снова метнулась к ней, Пирра заставила обломок стены встать и взлететь перпендикулярно полу, удерживаясь на плоской стороне с помощью магнетизма и, просто-напросто, заклинила челюсть твари.
   Железобетон стойко выдержал первый натиск зубов чудовища, а Пирра уже бросила себя вверх к рогу на носу твари и, ухватившись за него, оказалась прямо на черепе. Со второй попытки зверь перекусил затычку и тряхнул головой, попытавшись сбросить с себя наглую мошку, но Пирра удержалась. Улучив момент, когда тряска уменьшилась, она с криком прыгнула вперёд вдоль красной линии и, преодолев последний рубеж, вонзила Соларион в центр круга, очерченного красными узорами гримм.
   В тот же миг Пирра бросила всю оставшуюся ауру в копьё, которое вспыхнуло у неё в руках, обжигая их, но она не отпустила, только крепче сжав пальцы на остатке древка. Зверь взревел и снова затряс головой, но Пирра продолжала держаться. Спустя мгновение сила пронзила её ладони, наполняя пустые закрома души жгучим нектаром, грозя спалить новое вместилище словно спичку, но воля девушки сковала эту чуждую мощь, пропустила через себя и направила обратно в копьё, принуждая артефакт исторгнуть импульс прямо в нутро чудовища.

***

   Вайсс быстрым взмахом Миртинанстера снесла голову беовульфу, затем пируэтом ушла из-под лап урсы и, призвав глиф, вонзила клинок в асфальт. Несколько острых льдин взметнулись вверх, разрывая гримм-медведя на куски.
   Она утёрла трудовой пот тыльной стороной руки, довольно обозревая проделанную работу. Трупы десятка убитых гримм радовали глаза, уже распадаясь чёрным дымом.
   Скрежет когтей вынудил Вайсс повернуться в другую сторону. Там в нескольких десятках метров от неё из недавно появившихся чёрных луж вылезали новые монстры.
   - Что, опять? - возмутилась мисс Шни, глядя на это непотребство. - Это... это не дракон, а самый настоящий голубь!
   Устало вздохнув, Вайсс проверила заряд праха в своей рапире. Несмотря на то, что она старалась экономить, последняя обойма грозила вскоре показать дно.
   "Надеюсь, с вами там всё в порядке, Руби", - обеспокоенно подумала она, вставая в боевую позицию. Очень уж громко там наверху недавно грохотало, а вниз валился всякий мусор - даже несколько гримм прилетело, но эти, разбившись в лепёшки, уже не поднялись. И ведь ей самой никак туда не забраться. Лифт разбит, лестниц не предусмотрено конструкцией, а по глифам на такую высоту забежать у неё ни силенок, ни концентрации, ни скорости не хватит. Это Руби хорошо, с такой-то синергией, между её скоростным проявлением и этим типом глифов, а вот ей самой чтобы такое провернуть, ещё тренироваться и тренироваться.
   Звери уже почуяли её и сейчас приближались к опасной добыче. Вайсс была готова подловить их, как только они кинутся. Существа из помёта дракона не слишком сильны, но их много, поэтому стоит экономить не только прах, но и собственные силы. Тем более что она хоть и успела передохнуть после схватки со взломанными роботами Атласа, но для полного восстановления этого было категорически недостаточно.
   "Ну, давайте", - подумала Вайсс, недобрым прищуром оглядывая наступающую нечисть. Контратаки хорошо служили ей с тех самых пор, как Руби отправилась на вершину, послужат и ещё раз.
   Вдруг до её ушей донёсся пронзительный боевой клич, а следом за ним всё вокруг осветил свет цвета тёмного золота, а существа гримм бешено взвыли, как один. Их чёрные шкуры загорались под лучами, словно сухая листва, прошло не больше пары секунд, как вокруг остались только догорающие трупы.
   Растерянно осмотрев эту картину, Вайс вскинула голову на башню, надеясь разглядеть источник этого странного света.
   Там, на самом верху, застыл чёрный силуэт дракона, окружный чем-то наподобие короны солнца, которую можно увидеть во время затмения, по целому краю луны, а тёмные тучи в небесах блестели радужными отсветами от расходящихся от башни волн света.
   - Как красиво... - заворожено прошептала Вайсс, глядя на это зрелище.
   От прекрасной феерии её душа наполнилась восторгом и безмятежностью, смешавшихся в невозможной гармонии.

***

   Глаза и волосы Пирры вспыхнули тёмным золотом, из спины вырвались сияющие белые ленты, в которых уроженцы иного мира легко бы узнали крылья серафимов, а вокруг тела пылал полупрозрачный ореол в форме тяжелых лат. На белой маске и чёрной плоти дракона начали появляться трещины, сквозь которые прорывались лучи того же света, которым горела его убийца, а перепонки крыльев занялись пламенем, но сама охотница ничего не видела и не замечала. Всё её внимание и воля уходила на то, чтобы удержать мощь, для которой она стала мостом.
   Импульс!
   Вспышка озаряет весь Бикон, распыляя обычных гримм и заставляя особенно сильных Альф всех видов и огромных Голиафов реветь от боли, которой звери разрушения вообще не должны ощущать.
   Ещё импульс!
   Свет охватывает Вэйл и чёрные твари начинают беситься, забыв про людей, бегут или бестолково набрасываются друг на друга, не понимая, что впервые за существование даже самых старых из них испытывают страх.
   И ещё!
   Отблески огня доходят до границ города, вынуждая существ, идущих к прорехам в стенах на сладкий запах человеческого страха и отчаяния, разворачиваться обратно в дикие земли. Куда угодно, только подальше от силы, настолько чуждой их существованию.
   Снова и снова она продолжала проводить огонь Солариона, с каждым разом оставляя все меньше от той тьмы, из которой состоял древний гримм, а ночь над королевством Вэйл и академией Бикон всё больше напоминала день, отступая перед восходом нового солнца, рождённого из союза человеческой души и оружия верховного ангела.
  

Глава 3

  
   Руби лежала на бетоне, раскинув руки, и в растерянности хлопала глазами. Её зрение наполовину затеняли световые пятна, но они быстро исчезали, открывая взору тёмную бездну, заполненную россыпью далёких огоньков.
   Словно шоколад на печеньках наоборот.
   - Ух ты, - выдохнула она, глядя на подмигивающие звёзды.
   В голове был полный сумбур. Руби не слишком понимала, что произошло, но одно знала точно: что ни говори, но это было огриммически круто!
   Она обхватила себя руками, перевернулась набок, подобрав колени к груди и, счастливо зажмурившись, тихо захихикала. Свет был такой классный! Хотя, почему "был"? Есть! Даже сейчас он так приятно щекотал мышцы под кожей, нежно перебирая каждое волокно... хотелось прыгать, бегать и радостно кричать... Надо спросить Нору, не так ли она себя чувствует, когда её бьёт током. И Руби побежит и закричит. Обязательно! Вот только ещё чуть-чуть поваляется... Интересно, Пирра тоже...
   - Пирра?! - пискнула Руби, немедленно распахивая глаза и рывком усаживаясь.
   Сразу же протестующе взвыло раненое плечо, от чего она глухо всхлипнула, сдерживая рвущейся на свободу крик. Тепло, дарованное светом, рассеялось словно прекрасное сновидение, оставив наедине с реальностью, в которой Руби совершенно потеряла концентрацию. Из-за этого наспех залатанная рана немедленно открылась, а от неловкого движения сломанная кость впилась в мягкие ткани.
   Судорожно вздохнув, охотница сцепила зубы, и, шипя от боли, осторожно вправила кость, после чего закрепила её вместе с плотью вокруг концентрированной аурой. Голова закружилась, напоминая о том, что она почти истощила свои резервы, но, к счастью, конструкция удержалась. И болеть стало меньше, значит, всё в порядке, да?
   Немного приведя себя в порядок, Руби с кряхтением поднялась, опираясь на косу - к счастью, та оказалась рядом - и осмотрелась. От верхнего этажа не уцелело совсем ничего, а сама она сейчас находилась на пролёт ниже, который тоже изрядно потрепало. Здесь раньше была приёмная, но теперь от неё не осталось ни места секретаря, ни удобных диванчиков - только пролом ниже, на большую часть площадки, да борозды в полу от когтей драконьего крыла.
   И никаких следов туши титанического гримма.
   А ведь обычно чем больше монстр, тем дольше держит форму труп до того, как рассыпаться в прах. Тут же свет, вызванный Пиррой - ух, она должна узнать, что это такое было! - спалил зверя без остатка.
   Но где же сама подруга?
   - Пирра! - крикнула Руби, подойдя к пролому.
   Ни ответа, ни хотя бы пятна знакомой алой шевелюры или отблеска доспеха. Забеспокоившись пуще прежнего, Руби сложила Кресент Роуз в форму хранения и соскочила вниз. Она быстро осмотрелась, ничего не нашла и поспешила дальше.
   Пирра обнаружилась только ещё через этаж. Она лежала не слишком далеко от края очередного пролома, уткнувшись лицом в пол, и не шевелилась.
   - Ох, прах! - воскликнула Руби и бросилась вперед, едва удержавшись от использования проявления. Ауру нужно было экономить. - Пирра, Пирра, как ты? - зачастила она над бессознательной подругой и осторожно потормошила её за плечо.
   Та никак не отреагировала. Подавив панику, Руби проверила пульс и облегчённо выдохнула, уловив слабое биение. Затем тщательно осмотрела неподвижное тело, ища признаки травм. Аура - великое благословение человечества, оберегающее и исцеляющее, но и она не всесильна. Потеря сознания явно намекала, что пришло время вспомнить всё о полевой медицине.
   Тут Руби даже напрягаться не пришлось - она изучала её весь этот год факультативом. Обычно предполагается, что полевую медицину преподают в боевых школах, но так как она поступила в академию раньше, ей пришлось изрядно подонимать медицинский персонал Маяка.
   На дилетантский взгляд Руби, Пирра была в порядке - прикасаясь к подруге, она чётко ощущала наличие ауры. А это значило, что силы её души не истощены. Так что Роуз без опаски перевернула чемпионку на спину и тут же слегка отшатнулась от открывшейся картины. Нет, страшного там ничего не было. Даже крови, хотя к этому она себя давно приучила - как же спасать людей, если крови боишься? Просто нечто странное. Очень и очень странное. Это были... трещины. Светящиеся слабым золотистым светом трещины. Они поднимались из-под лифа брони Пирры, змеясь по коже вверх к шее, там утончались и, охватив бледной сеткой яремные вены, исчезали под челюстью. Ещё такие же, но совсем крохотные, соединяли края глаз с неровными кавернами на висках.
   Закусив губу, Руби после секундного колебания решила, что лучше всего ткнуть в странное пальцем. Возможно, не самая умная мысль, но чего-то более конструктивного её кружащаяся от беспокойства голова предлагать не спешила.
   Трещины на прикосновение никак не отреагировали, да и сами на ощупь были словно нарисованные на совершенно целой коже. Только на самой грани чувствительности кончики пальцев приятно закололо, почти как... Ну да, почти как от Света. С кавернами была та же песня: под видимостью блестящих ям скрывалась вполне здоровая плоть.
   Поднявшись с колен, Руби начала нервно нарезать круги вокруг бессознательной подруги. Странности стало чуть-чуть меньше, но как быть дальше, это не прояснило. Она же ни о чём подобном вообще никогда не слышала! Кто его знает, насколько это опасно?
   - Ой, что делать, что делать?!.. - залепетала она на ходу, но тут же затормозила и хлопнула себя по лбу. - Вот дурища, к врачу её надо! К профессору Гудвич!
   Руби начала поспешно оглядываться, ища выход с этажа.
   Но как бы отсюда выбраться?
   Шахта лифта? Нет, лучше не стоит, места маловато, не развернёшься. Лестница на несколько пролётов завалена всяким хламом, да и обвалиться может. Конечно, Руби могла пробить себе дорогу, но это будет долго, тем более, с Пиррой. Просто сигануть с башни тоже не вариант - ни с едва пятой частью резерва ауры, одним гравипатроном в обойме и с раненой на руках... Хотя...
   Руби развернула свиток и выбрала из списка контактов Вайсс. Охотничье приложение услужливо показало точное местоположение напарницы у подножия башни, от чего Руби облегчённой выдохнула и нажата дозвон. Может, передатчик ККСТ и разрушен, но свитки всегда делали с учётом использования во всякой глухомани.
   - Да? - ответил ей несколько отстранённый голос Шни.
   - Вайсс! Пирре нехорошо! Нужно отнести её к Гудвич, готовься нас ловить! - выпалила она.
   - А? Что ло... - начала было Вайсс, но Руби уже отключилась.
   Развернувшись к нужному окну на уцелевшей стене, она накренила Кресент Роуз и выстрелила огненным снарядом, не снимая оружие со спины. Затем наклонилась к Никос.
   - Потерпи, Пирра. Вот увидишь, с тобой всё будет хорошо, - пробормотала Руби, подхватывая подругу на руки.
   Сорвавшись с места, юная охотница выскочила из башни.
   ***
   - Руби, повтори снова! Руби?! - крикнула Вайсс в свиток, но связи уже не было.
   Девушка раздраженно выдохнула и спрятала устройство в карман на поясе.
   Связь забарахлила в самый неудачный момент, так что услышала она только отдельные слова, что серьёзно обеспокоило беловолосую охотницу. Ведь на то, чтобы определить нотки страха в голосе подруги, долетевших обрывков хватило. У Вайсс даже мелькнула мысль попробовать перезвонить, но она тут же отмела её: если у Руби там серьёзная проблема, то лучше не отвлекать её даже такой малостью. Нужно самой понять, что от неё требуется. И побыстрее.
   Кажется, там что-то было о ловле?..
   Тут до неё донёсся хлопок далёкого выстрела. В тишине, наступившей после Сияния, он звучал особенно отчётливо. Вайсс вскинула голову, успев заметить гаснущий трассер пули, и спустя мгновение от затенённой громады башни отделилось тёмное пятно.
   Глаза девушки расширились.
   "Оу, так вот чего ловить", - отстранённо констатировала она, холодея внутри.
   Вайсс сорвалась с места, неотрывно следя за траекторией падения сереброглазой бестолковки, на ходу переключая барабан рапиры на гравипрах. Точнее, бестолковок там было две, поскольку через пару мгновений после "прыжка веры" стало понятно, что с верхотуры падает сразу два сцепленных тела.
   И ладно бы только это - парная стратегия посадки, делов-то - но ведь ни одна из них даже не пыталась сократить нарастающую скорость полёта! Если они просто грохнутся с такой высоты, их же никакая аура не спасёт!
   - Ну, Рррубиии, - зашипела Вайсс, пытаясь подавить страх праведным возмущением. - Я тебе не посадочная площадка!
   Затормозив в нужном месте, слегка попортив асфальт, она перехватила рапиру двумя руками - одной за рукоять, другой за клинок - и с громким "Хааа" вскинула оружие вверх, одновременно вкладывая в него большую часть оставшейся в её распоряжении ауры. Под ногами немедленно развернулась чёрная глиф-снежинка двухметрового радиуса, а над головой перевёрнутой пирамидой возникли ещё четыре зеркальных отражения первой снежинки, каждая последующая вдвое больше предыдущей.
   Вайсс прикусила губу. Все глифы выглядели бледновато и смазано, нагло демонстрируя усталость создательницы, но если она всё правильно рассчитала, должно хватить и этого.
   "Рано... рано... рано..."
   На трети пути до верхнего глифа сверху грохнул одинокий выстрел, самую малость замедлив падение.
   "Ну, естественно, у неё кончились маневровые боеприпасы, как раз вовремя! - мысленно простонала Вайсс. - Рано... рано... Сейчас!"
   Почти перед самым касанием верхний глиф выпустил навстречу парочке импульс кинетической энергии, и тут же рассеялся. Второй и третий повторили воздействие через равные интервалы, ещё сильнее сбивая скорость падения. Последний же глиф принял на себя удар и прогнулся как натянутая ткань, остановив растяжение только почти коснувшись носа хозяйки.
   Серебряные глаза встретились с голубыми.
   - Э-э-э... снова привет, Вайсс, - с нервной улыбкой поздоровалась Руби.
   Та облегчённой выдохнула и уже было открыла рот, чтобы донести своё неудовольствие до юной Роуз, когда... последний глиф исчез. Неожиданно она оказалась придавлена к асфальту парой рухнувших на неё девушек. Их совокупного веса - к счастью, не слишком большого - хватило, чтобы истончившаяся сверх всякой меры плёнка ауры, покрывавшая тело Вайсс, лопнула, словно мыльный пузырь.
   - Оучь, - сдавленно булькнула Вайсс из-под кучи малы.
   - Ух, прости? - с хорошо знакомой нервной непосредственностью спросила Руби.
   Наследница медленно вздохнула, на несколько мгновений прикрыв глаза.
   - Просто слезь с меня, - приказала она, снова посмотрев на свою возмутительно миленькую напарницу.
   - А! Конечно! - воскликнула девочка, начав несколько беспорядочные барахтанья, которые, тем не менее, быстро привели к успеху.
   Избавившись от лишнего давления, Вайсс облегчённо перевела дух, но осталась лежать. Асфальт оказался неожиданно мягким, а демонстрировать идеальную наследницу славного семейства Шни сейчас было совершенно не перед кем. И хорошо!
   - Вайсс? - осторожно спросила Руби, стоя рядом с Пиррой на руках. Учитывая разницу в росте - а Руби Пирре чуть ли не в подмышку дышала - смотрелось это несколько комично.
   И нет, она совершенно не завидовала Пирре! О чём вообще речь?!
   Вайсс сморщила нос и с некоторым трудом уселась.
   - Знаешь, там наверху вроде ничего не взрывается и орда гриммов тоже не лезет, - сказала она, задумчиво обозрев лишившуюся шпиля и нескольких этажей башню. Затем с укором взглянула на подругу: - Может, в следующий раз, когда решишь использовать меня как батут, ты потратишь на предупреждение хотя бы пару секунд? У меня же ни ауры, ни праха толком не осталось! А у вас двоих с аурой как, а? А?! Вы же тут обе могли по асфальту размазаться тонким слоем! - под конец взорвалась Вайсс, выплёскивая свой страх за эту бестолковую девчонку. Да, охотники могут и не с таких высот приземлиться без единой царапины, но это когда они сами полётом управляют, и не после целой серии боёв с толпами гриммов и взломанных боевых роботов.
   Вот так вот держать в руках жизнь дорогих людей - даже не в бою! - оказалось занятием не из приятных. Она бы даже сказала, из совершенно отвратительных.
   - Ну... ну, я же знала, что ты нас обязательно поймаешь! - пролепетала Руби, ёжась под её взглядом. - Правда-правда!
   Плечи Вайсс бессильно опустились. Вот как её вообще отчитывать в такие моменты? Это же... Это же словно Цвая пнуть! Решительно невозможно!
   - Ладно... Ладно... - сказала Вайсс, пытаясь глубоким дыханием успокоить бешено колотящееся сердце. Незачем вступать в битву, которая априори проиграна. - Что с Пиррой?
   - Не знаю, - ответила Руби, обеспокоено глянув на рыжую охотницу. - Ран нет, ничего похожего на Ян и Блейк, аура нормальная, но она никак не просыпается. Где это видано, чтобы кто-то с хорошей аурой без сознания валялся?! - разочарованно воскликнула она с нотками паники в голосе. - Нужно быстрее её к Гудвич отнести!
   - Постой-постой! - крикнула Вайсс, хватая за плечо почти рванувшую с места подругу.
   Руби болезненно охнула. Вайсс отдёрнула руку и пораженно уставилась на свои влажные от крови пальцы.
   - Ты что, ещё и ранена?! - возопила она, чуть ли не переходя на ультразвук.
   - Ой, да всё со мной в порядке, - пропыхтела в ответ девочка. - Немного напоролась на грифоний клюв, и всё. Ты же знаешь, я умею с таким справляться.
   - Так! Ну-ка, отдай, - решительно скомандовала Шни, выхватывая у неё Пирру. - И руку чтобы больше не напрягала. Умеет о... - Вайсс застыла на полуслове от того, что её чувства затопило какое-то неведомое доселе ощущение. Ей бы даже под угрозой смерти не удалось описать его по-человечески, но вот источник определялся на раз. Она поражённо уставилась на свою ношу.
   В команде RWBY Вайсс могла лучше всех ощущать чужую ауру без дополнительных приборов. Не то чтобы это было великим достижением - люди с объёмом ауры, достаточным для первичного отбора в охотники, вообще не слишком приспособлены для изучения подобных навыков, - но семейное проявление Шни и праховое колдовство просто располагали к контролю. Так что некоторый уровень диагностики подобрался сам собой. И вот сейчас этот навык трезвонил о том, что с аурой Пирры творится что-то до жути странное. А ведь Вайсс даже не пыталась сосредоточиться!
   - Руби! - её голос предательски сорвался. - Ты уверена, что с аурой Пирры правда всё в порядке? Сколько у неё осталось процентов?
   - Э... я не смотрела через свиток, только на ощупь, - призналась та.
   "И, конечно же, ничего не заметила", - мысленно констатировала Вайсс, вслух же сказала: - Сделай это сейчас.
   - А? Зачем? - удивлённо спросила Руби, тем не менее потянувшись за свитком.
   - Я... не уверена, - призналась Вайсс, - не знаю даже, как описать... её аура будто... дрожит? - последнее прозвучало как вопрос, от чего она в расстройстве прикусила губу. - В любом случае, даже если мне просто кажется, лучше проверить. Будет плохо, если она останется без защиты во время бега. Мы можем случайно навредить ей.
   Руби быстро кивнула и, наконец выудив драгоценный девайс, развернула его в планшет из жесткого света. Пробежав пальцами по полупрозрачной поверхности, юная охотница нахмурилась, снова побарабанила по свитку, нахмурилась сильнее.
   - Да что за гримм?! - расстроено воскликнула она.
   - Что там? - спросила Вайсс.
   - Вот, только посмотри на это! - девочка развернула к ней планшет, в негодовании тыча пальцем в экран свитка.
   Потратив пару секунд, чтобы вникнуть в показатели, Вайсс удивлённо моргнула. Программа демонстрировала то, что просто не должна была. Полоска, обозначающая уровень ауры, скакала, как заведенная, то падая до красной зоны, то на полном ходу врезаясь в предельное значение, словно пыталась проломить планку ста процентов. Дополнительные диаграммы с параметрами напряженности и эластичности духовного поля вели себя не лучше, а окно диагностики нагло сообщало, что все системы работают в штатном режиме. То есть для сенсоров именно эта картина представляла действительность.
   - Так не бывает, - решительно заявила Вайсс, недоверчиво пялясь на свиток.
   - Вот именно! - воскликнула Руби, экспрессивно всплеснув руками. - И главное, ни единого сбоя! Я эти программы от и до знаю, они же простые, как кирпич! Специально, чтоб даже у кого-то вроде Кардина в поле проблем не было! - Она прислонила планшет к голове, словно пытаясь остудить мозги. Учитывая, что конструкты из жесткого света всегда были немного тёплыми, идея так себе. - Ух, да что ж такое? Сначала Пирра уделывает дракона с этим светящимся чем-то, потом трескается, перепугав меня до полусмерти, а теперь вот это вот? И что это значит, а? А?!
   На мгновение Вайсс закоротило от этой информации.
   "Светящаяся... Пирра?.. Так это она?!.. И дракона тоже? - Вайсс мотнула головой, собирая мысли в кучу. - Нет, без толку спрашивать. Руби, очевидно, сама не понимает, что произошло. Нужно быстрей начинать двигаться к точке эвакуации... Так, стоп, а что это там ещё было?.."
   - Как "потрескалась"? У неё что, переломы есть? Ты же говорила, что никаких ран нет!
   - Ой, да нет же, я про вон те светящиеся трещинки, - отмахнулась Руби. - Ну вон те, на голове и шее.
   Вайсс опустила взгляд на свою ношу, после чего непонимающе посмотрела на подругу.
   - Где?
   - Там, - Руби настойчиво ткнула пальцем в Пирру.
   - Нет на ней ничего, - отрезала Вайсс, нахмурив брови.
   Некоторое время они непонимающе смотрели друг на друга. Потом Руби подошла ближе.
   - Вот, вот и вот, - девочка провела пальцем у висков Пирры, и по шее от подбородка до ключицы, меняя направление, будто следуя за невидимой изломаной линией.
   - Эм... я ничего не вижу, - нерешительно сказала Вайсс.
   Ей вдруг стало не по себе. А что, если самой Руби куда хуже, чем кажется на первый взгляд? Что, если она потеряла много крови, или когда аура была пробита, сильно приложилась головой, и теперь страдала от галлюцинаций? Известно, что один из недостатков ауры это то, что она может дать иллюзию полной дееспособности, даже когда от этого больше вреда, чем пользы. Незаметные травмы, последствия которых были просто блокированы, а не исцелены, стали причиной гибели многих охотников.
   Нет, способность видеть то, что не могут увидеть другие, не так уж и уникальна. В конце концов, проявления бывают самыми разными, и изменение зрительного восприятия далеко не самый редкий тип. Вот только Руби Роуз своё проявление давно нашла, и к глазам, какого бы редкого цвета они у неё ни были, оно отношения не имеет от слова совсем. Развитие же второго проявления вообще за гранью фантастики.
   - Но вот же они, прямо перед глазами, - растерянно прошептала Руби.
   На какой-то миг Вайсс показалось, что серебристые ирисы подруги блеснули, словно настоящий металл.
   - Руби... - неуверенно начала Шни, сама слабо представляя, что должна сказать. К счастью, внезапный грохот избавил её от необходимости продолжать.
   Она повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как с одного из выездов с площади вокруг башни на полном ходу вылетел автомобиль, толкая перед собой изрядно помятый мусорный бак. И на водительском месте, вцепившись в руль с диковатым видом, восседал Жон Арк.
   Увидев, что несётся прямо на них, Жон резко крутанул руль и, судя по визгу, вжал до предела тормоз. Что, естественно, не закончилось хорошо. Машину развернуло, понесло вперёд уже боком, и несло так до тех пор, пока она не врезалась в невысокий бордюр клумбы, находящейся аккурат перед девочками. От удара подлетела вверх, сделав кульбит в воздухе, и приземлилась на крышу по другую сторону клумбы.
   - Очень своевременно, - констатировала Вайсс, глядя, как Арк на четвереньках неуклюже выбирается из перевёрнутого авто.
   - Привет, Жон! - Руби радостно помахала парню.
   Тот потряс головой, с трудом поднялся и нетвёрдой походкой заторопился к ним.
   - О боги, что с Пиррой? Она... - спросил он, со страхом глядя на неподвижную девушку.
   - Она жива, не переживай, Жон! - поспешила сообщить ему Роуз.
   - Ох, слава братьям, - подрагивая, выдохнул он. - Я думал... я боялся...
   Вайсс на это только глаза закатила.
   - Поздно думать, иди сюда и выполняй свои мужские обязанности, - оборвала она его, пытаясь словесным пинком вывести из этой полуистерики.
   - А? - растерянно моргнул Арк.
   - Бэ, - передразнила его Вайсс и, не дожидаясь, пока он что-то поймёт, подскочила и буквально всучила ему бессознательное тело Пирры. - Займись делом и позаботься о своей напарнице.
   - К-конечно! - заторможено кивнул Жон.
   Избавившаяся от ноши Вайсс молча прошла мимо, направившись прямиком к машине. Хоть Жон и потрепал несчастное авто, но на первый взгляд повреждения только поверхностные, а значит, им можно воспользоваться. Так добираться до аэродрома будет куда удобнее... Если, конечно, не садить за руль Арка, чего она уж точно делать не собиралась.
   - Итак, Жон, что случилось с твоим свитком? - раздался позади голос Руби. - Я вообще-то испугалась, когда связь пропала!
   - Эм... ну, видишь ли... я его, вроде как, сломал, - смущённо признался Арк. - Швырнул его со всей дури об асфальт.
   - Жон! Как так можно? - возмутилась Руби. - Это же средство связи! Да в боевой обстановке! Совсем с ума сошел?
   - П-прости, Руби, из-за того, что Пирра пошла драться с той сумасшедшей, я совсем голову потерял, - повинился Арк. - Было так страшно, что она умрёт, а эта Синдер выглядела такой сильной... Что там вообще произошло?
   - Мы накостыляли Фолл по первое число! - воскликнула Руби, воинственно потрясая кулачком. - Правда, потом она сбежала и натравила на нас дракогримма?.. Гриммодраку?.. В общем, ту летающую ящерицу! Ух, жуткий же он был, я тебе скажу! Но Пирра его влёт сделала! Сперва кааак шандарахнула всем железом, которое там валялось. Потом кааак скаканёт ему на голову, да кааак тем странным оружием в череп! И все загорелось, да засветилось, а гриммодрак ррраз, и сгорел весь!
   - О... - только и смог выдавить Арк, переваривая услышанное.
   Вайсс же, успевшая начать переворачивать машину, чуть было не выронила её. Вот в такие моменты становилось до ужаса очевидно, что Руби с Янг сёстры. Они обе как сказанут что-нибудь эдакое, а люди потом страдают. Спасало только то, что младшенькая не каламбурит почём зря.
   - Как она вообще это сделала? - спросила она подругу, полуобернувшись. Для душевного спокойствия некоторые элементы изъяснения Роуз и Шао Лонг лучше просто игнорировать. - Тот свет же был от сгоревшего дракона, да? От него же и внизу гриммы полыхнули! Ни одна пыль такого эффекта не даст.
   И не дожидаясь ответа, быстро поставила автомобиль на бок, одним прыжком перемахнула на сторону днища и осторожно опустила его на колёса.
   - Без понятия, но было классно, - откликнулась Руби, сверкая улыбкой. Но потом задумалась: - Хоть... у неё какое-то странное оружие было. Такое красивое, как будто из фэнтезийной книжки и, похоже, совсем не механическое. - Она обиженно насупилась. - Не знаю, почему она променяла Мило на эту штуку.
   Вайсс захлопнула капот и скептически взглянула на подругу.
   - Думаешь, это задело его чувства? - ехидно спросила она.
   - Нет, мистер Никос не стал бы на неё обижаться, - беспечно откликнулась та. - Но со стороны Пирры это всё равно некрасиво, так что я готова обижаться за двоих!
   - Эм... девочки, вы же об оружии говорите, или я что-то пропустил? - неуверенно спросил Арк, нежно прижимая к себе Пирру.
   Вайсс с интересом подметила эту маленькую деталь. Было в этом жесте нечто более личное, чем она ожидала от Жона. Несмотря на то, что парень был приставучим недотёпой, определённые границы никогда не переходил, и то, как он сейчас держал рыжую охотницу, было определённо за этими границами.
   "Ну, должен же был этот проклятый день принести хоть что-то хорошее", - мысленно вздохнула Вайсс и слегка улыбнулась. То, что Пирра давно и плотно сохнет по Арку, во всей академии не знал, наверное, только ленивый... ну и сам Арк.
   - Конечно, об оружии, а ты о чём подумал? - произнесла Руби, удивлённо хлопая глазищами.
   - Э... А... ни о чём, - стушевался Жон.
   Вайсс на это только возвела очи горе.
   - Ладно, как бы ни было мило тут болтать, аэродром сам к нам не придёт. Все на борт! - Она приглашающе махнула на машину. - Несмотря на все старания Жона, эта колымага ещё работает.
   - Эй, ничего такого я с ней не делал. Просто ехал, и всё, - пожаловался Арк, подходя ближе и открывая заднюю дверь. - Я, между прочим, был лучшим водителем в нашей деревне!
   - Да? И что же ты водил? - поинтересовалась Шни, недоверчиво выгнув бровь. - Трактор?
   - Ну да, - даже с некоторой гордостью подтвердил тот.
   - Оно и видно, - хмыкнула Вайсс, занимая место водителя.
   Руби примостилась на сиденье рядом.
   - Пристегнись, - строго сказала Вайсс.
   - Ой, да ладно тебе, - фыркнула Руби.
   - Ни каких "да ладно", - не отступила Шни. - Пристегивайся, говорю.
   - Пф, как скажешь, мамочка, - закатила глаза юная охотница.
   - То-то же, - удовлетворённо кивнула Вайсс, после чего до упора вдавила педаль газа.
   Взвизгнули шины, и машина рванула с места, закладывая виражи между клумб.
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"