Фриз: другие произведения.

Прода от 24.05.2018

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:


Провидец с болот II

  

   Хоуленд спал и видел сон. Он давно привык к подобным видениям, поэтому всегда осознавал, что с ним происходит. Хоть и с трудом.
   Над ним клубились серые тучи, быстро двигаясь над землёй, стремясь слиться с далеким горизонтом. Внизу раскидистые кроны множества чародрев тянулись вверх к далекому будущему, их лики, вырезанные на жемчужных стволах, хмуро взирали на мгновения настоящие, а могучие корни уходили в глубины прошлого к самым первоосновам этого мира. Кроваво-красные листья шелестели на потоках северного ветра, с содроганием ожидая, когда те неизбежно превратятся в жестокие бури.
   Среди белых ветвей и красной листвы располагались десятки черных воронов. Они цеплялись за древесину острыми когтями, посматривая вокруг множеством блестящих глаз. Птицы были неподвижны как статуэтки и только наблюдали за неспешным течением времени, будто пытаясь подражать своим насестам.
   Внезапно среди чародрев зародилась лёгкая рябь, быстро накрывшая всю рощу. Некоторые ветви качнулись, а в шелесте листвы зазвучали иные, незнакомые ноты. Стволы слегка скрипнули и вновь вернулись к своему вечному, неподвижному бдению. Их существование было очень долгим, что им очередной камень, вызвавший волнение в потоке существования? А вот вороны не были столь пресыщены.
   Стоило ряби пройти среди них, как птицы тут же начали топорщить перья, угрожающе хлопать крыльями и дергаными движениями поворачивать клювы то в одну сторону, то в другую.
   "Что? Что! Что? Что! - разнеслось по роще удивленное карканье, которое быстро перешло в возмущенный гвалт: - Как?! Как?! Как?! Как?! Как?! Как?!"
   Один за другим вороны поднимались в воздух и разлетались во все стороны света. Гомон птиц быстро нарастал, меняя тональность с возмущённо-вопросительной на требовательную, пока, наконец, вся стая в едином порыве не вспорхнула в серые небеса, оглашая округу беспорядочным хлопаньем крыльев.
   "Где?! Где?! Где?!" - галдели они, живой волной катясь на юг в воздухе и стелясь сплошной маслянистой тенью по земле.
   Он не был вороном или даже любой другой птицей, хотя летел среди стаи, увлекаемый вперед общей волей, но не на своих крыльях. Всего лишь красный листок, который сорвало с чарадрева порывом ветра от множества хлопающих крыльев, и теперь носило среди пернатых тел, каким-то чудом не давая упасть на землю. Словно само провидение связывало его с чернокрылыми наблюдателями, несущимися к неведомой цели.
   Внизу расстилалась темная зелень хвойного леса, присыпанная снежными хлопьями. Словно смятая ткань, она стелилась по равнинам и взбиралась на крутые холмы, изредка сверкая разрывами прогалин и извилистыми швами замерзших рек.
   Он не знал, сколько длился их полет - часы, дни или годы - ощущение времени размывалось и искажалось, играя с разумом скверные игры. В какой-то момент в пейзаже, над которым пролегал путь стаи, начали появляться следы проталин, а далеко впереди обнаружилась длинная белая нить. И когда она начала быстро расти, превращаясь в колоссальную структуру чистого льда, его затуманенное сознание, наконец, поняло, что видит перед собой.
   Стена.
   Невероятное сооружение, протянувшееся от Узкого до Закатного моря. Граница между землями Семи Королевств и... чем? Неужели все это было построено только для защиты от разрозненных племён дикарей? Или же древние сказания не просто старые страшилки, а предупреждение? Глупые вопросы для человека, который сам несёт в себе частичку легенды, но почему-то сейчас они казались Хоуленду как никогда уместными.
   Эти и многие другие странные мысли блуждали в наполовину дремлющем сознании Рида, пока чужие крылья мчали его к чуду древнего зодчества.
   Оказавшись у кромки леса, вороны начали набирать высоту - уж очень высока была эта рукотворная ледяная скала - сблизившись с белой поверхностью, они свечкой устремились вверх, вдоль отвесной скалы. Путь давался стае нелегко. Лед будто давил на них одним своими присутствием, не желая пропускать непрошеных гостей мимо своего вечного бдения. Но усиленно работая крыльями, и грозя льду в ответ хриплым карканьем, вороны преодолевали расстояние локоть за локтем.
   Когда первые птицы на полной скорости завернули за верхний край Стен и исчезли из его поля зрения, Хоуленд ощутил безотчетное беспокойство. С каждым мгновением он сам становился всё ближе к кромке, но не мог найти причину своей тревоги. И только когда самый верх подтаявшего уступа невероятного ледяного сооружения оказался прямо перед ним, Хоуленд всё понял.
   Тишина. Пропадая из виду, вороны без следа исчезали из грая стаи.
   Заложив вираж, летящий перед ним ворон юркнул за край, увлекая за собой Хоуленда, и почти в тот же момент перед его взором что-то мелькнуло, после чего все вокруг завертелось. Неведомая сила сдавила его, а потом отбросила назад. Лист чародрева прокатился по поверхности Стены и замер, уцепившись краешком за небольшую трещину во льду, а Хоуленд наконец увидел, что происходит.
   Над ледяной гладью висела черная, дымчатая клякса. Она расползалась, словно пятно крови по стоячей воде, только вместо воды была невидимая стена воздуха или даже невероятно чистое и ровное стекло без единого изъяна, за который мог бы зацепиться взгляд. Вороны один за другим на всей скорости влетали в эту преграду, от удара превращаясь в черный дым, мгновенно становясь частью кляксы, от чего та всё дальше растекалась по незримой поверхности.
   Суть происходящего ускользала от Хоуленда, но от взгляда на это действо его почему-то замутило.
   Последний ворон врезался в преграду, и в тот же миг клякса пошла волнами и начала собираться в местах, куда чаще всего бились птицы. Накапливаясь в этих точках, полупрозрачная дымка превращалась в вязкую смолу.
   Когда процесс завершился, некоторое время ничего не происходило, но вскоре, прямо на глазах у Рида, смоляные пятна начали продавливать невидимую преграду. Медленно тягучая масса потянулась вперед над горизонтальной поверхностью, приближаясь к другому краю Стены. Достигнув его, жуткая клякса остановилась и начала постепенно расти, притягивая к себе всю смолу, которая еще оставалась рядом с Хоулендом, вбирая в себя её до последней капли.
   Стоило первому пятну полностью перетечь через незримый барьер, как оно тут же оторвалось от него и просто плюхнулось на лед, расплывшись, будто самая обычная полужидкая смола. В тот же миг из поверхности этой жижи высунулся клюв ворона, а вслед за ним показалась и взъерошенная голова. Хорохорясь и недовольно кудахча, ворон выбрался из смолы, после чего, нахохлившись, отпрыгнул в сторону, а из смоляной лужи уже показался второй клюв.
   Отойдя от смолы, первый ворон взмахнул крыльями, словно отряхиваясь, после чего повернул голову в сторону Рида.
   "К-ар-то?!" - громко каркнула птица, сверкнув на Хоуленда тремя черными бусинами глаз.
  

* * *

   Хоуленд резко вздохнул и открыл глаза. Видение истаяло, вернувшись из зеленой пелену дрёмы в страну вещих снов и кошмаров. Только трехглазый ворон задержался маслянистой тенью на границе яви, прежде чем исчезнуть, как и всё остальное.
   Чуть задержав дыхание, Хоуленд медленно выдохнул, стараясь успокоить бешено колотящееся сердце.
   Прежде с ним такого не бывало. Обычно его зеленые сны куда более абстрактны и далеки. Как правило, он оставался просто сторонним наблюдателем картин, несущих скрытый смысл и предупреждение, но в этот раз он оказался непосредственным участником действа, а сам сон ощущался необычайно живым и осязаемым.
   "И даже более непонятным, чем другие, - подумал Хоуленд, поднеся руку к лицу, чтобы протереть глаза. - Милостивые боги, а ведь последнее время я начал считать, что приобрел достаточно опыта в разборе дарованных мне видений. Поразительное самомнение, - устало вздохнув, он поднял голову с подушки и, спустив ноги на пол, сел на край кровати. - Ладно, нужно просто собраться с мыслями и подумать. Стена это хороший ориентир. В видениях не бывает лишних деталей, тем более, настолько бросающихся в глаза, следовательно, о чём бы ни говорили прочие образы, всё это связано с этим сооружением. Чародрева... тут и льву-ящеру понятно, что это исток всего. Дар взаимосвязан с белоствольными деревьями и старыми, священными капищами Детей Леса. Всякий раз, когда ко мне приходили видения, на границе между образами и непроглядным туманом виднелись белые ветви. Другой вопрос, почему я сам в этот раз оказался сорванным листом и почему рощу чародрев облюбовали вороны? - Хоуленд поднялся на ноги и прошёлся по комнате, разминая затекшие мышцы. Света из пары небольших окон едва хватало, чтобы осветить небольшие пятна, но, к счастью, вчера он хорошо запомнил расположение мебели, чтобы не боятся на что-то налететь. - Итак, сами вороны... вороны-вороны... С воронами обычно связывают мейстеров и, кажется, я слышал от одного из Черных Братьев, что Одичалые так называют их самих. Хм... мейстеры на фоне прочего кажутся здесь совсем не к месту, а вот Север, Стена и дозорные - это уже прямая связь. Да, в этом определенно что-то есть... Но тогда почему они пришли из-за Стены и натолкнулись на преграду? Это предупреждение? Возможно, дезертиры? Или даже дезертиры с поддержкой одичалых? - Рид нахмурил брови, задумчиво разглядывая тяжелую ткань, закрывающую выход из палатки. - Нет... слишком поверхностно... слишком просто".
   Хоуленд раздраженно тряхнул головой, разгоняя муть, возникшую от напряженного сверления взглядом одной точки. Он всё еще не до конца проснулся. Нужно было освежиться и подумать обо всём еще раз.
   Рид остановился у стола, взял в руки огниво и резким движением высек сноп искр в большое бронзовое блюдо, на котором лежал трут. Процесс потребовалось повторить несколько раз, но вскоре перед ним робко зазмеились первые языки пламени. Хоуленд быстро зажег о трут несколько свечей, после чего затушил его, прикрыв тяжелой глиняной крышкой.
   Хоуленд поднял свечи повыше, освещая себе путь, и отправился в дальний конец выделенного ему помещения, к бадье для умывания. Установив подсвечник рядом на небольшой столик, он склонился над бадьёй и, зачерпнув в ладони холодную воду, плеснул себе в лицо. Сразу стало легче, почти ледяная влага легко вымыла из его головы остатки дремы и переживаний, что принесли ему видения.
   Рид с наслаждением втянул влажный воздух, смакуя прохладные капли, оросившие его губы. Контраст температур быстро наполнял его тело и разум бодростью.
   Мысли Хоуленда вернулись к видению и размышлениям о его значении. По всему выходило, что первые выводы слишком поспешны и очевидны, чтобы быть верными. Если в том, что исток за Стеной, сомневаться не приходится, то всё остальное выглядит слишком надуманно. Хотя в любом случае стоит разузнать, что последнее время происходит в вотчине Черных Братьев. Осторожность никогда не бывает лишней.
   Что же до прочего...
   Он запрокинул голову назад, медленно выдыхая, на мгновение прикрыв глаза и запустив мокрые пальцы в свои короткие волосы, после чего облокотился о края бадьи и задумчиво посмотрел на своё, едва различимое в неровном свете свечей, отражение.
   - Я должен с кем-нибудь посоветоваться, - прошептал он сам себе. - Прежде второе мнение часто помогало мне, поможет и сейчас.
   Хоуленд отошел от бадьи и, подойдя к ближайшему окну - хотя, скорее бойнице, - взглянул через неё на серое небо, озаренное первыми утренними лучами.
   "Но кто на этом треклятом юге мог бы серьёзно воспринять историю о чудных видениях "болотника" и дать дельный совет?.." - подумал он, и эта мысль ещё не успела полностью сформироваться, как его словно молнией поразило осознание собственной глупости.
   Ответ находился буквально перед его носом. Он был настолько очевиден, что Хоуленд совершенно не понимал, как даже на миг мог упустить его из виду... или, точнее, её. Даже в этот самый момент он ощущал, как колдовской аналог Высокой Башни Староместа сияет на лиги вокруг прямо... со двора замка?
   Рид прислушался к себе, пытаясь понять, не обманывает ли его собственное восприятие, но нет, похоже, в этот ранний час Лианна Старк уже была на ногах. Это было необычно, ведь за время их совместного путешествия будущая королева не произвела не него впечатление утренней пташки.
   Впрочем, неважно. Это отличная возможность переговорить с ней, пока мелкие детали сна не выветрились из памяти.
  

* * *

   Двор встретил Хоуленда прохладой, привычной вонью конского навоза, которым тянуло со стороны конюшен, и громким стуком меча о дерево.
   Этан Гловер в дальней части двора сосредоточено рубил тренировочное бревно, буквально источая недовольство, а вот Лианну нигде не было видно, хотя она точно находилась где-то неподалёку. Несмотря на то, что он всё ещё чётко ощущал присутствие леди Старк, точное направление от него ускользало. Создавалось впечатление, что источник колдовского сияния, прежде сконцентрированный в одном месте, теперь равномерно разлился по окружающей территории. И вряд ли такие изменения произошли сами по себе.
   Еще раз осмотрев двор в безуспешной попытке определить направление, Рид сосредоточил внимание на Гловере, который продолжал самозабвенно лупцевать деревяшку.
   Этан на мгновение прервал серию ударов, чуть отступив от бревна, после чего поднял меч над головой и, шагнув вперед, с силой опустил его вниз. Клинок глубоко вошел в древесину даже несмотря на тупую заточку.
   "Если мистика вводит в заблуждение, стоит пойти простым путём", - подумал Хоуленд, направившись к тренирующемуся воину.
   - Здравствуй, Этан.
   - А, это ты Рид, - сказал Гловер, скосив на него свои тёмно-карие глаза, после чего, хекнув, выдернул двуручник из бревна, положил его себе на плечо, звякнув плоской стороной о звенья своей кольчуги. Бурая борода мужчины была всклокочена, а волосы, собранные в толстую косу, блестели от пота. Он утер свободной рукой испарину со лба и хмуро уставился на Хоуленда из-под кустистых бровей. - И тебе не хворать.
   - Где леди Лианна? Слуги сказали, что она уже бодрствует, - без предисловий произнес Хоуленд, нагло соврав про слуг.
   Этан нахмурился еще сильнее, но всё же ответил:
   - Перед нашем отбытием леди решила посетить богорощу, - пробасил он.
   - Ясно. Благодарю, - кивнул ему Рид, после чего сразу направился к выходу со двора, что вёл в святилище Бронзовых Врат.
   - Стой, Рид, - оборвал его путь грубый оклик Гловер. - Леди пожелала говорить с богами в одиночестве и не тебе прерывать её.
   Хоуленд посмотрел на Этана, непонимающе склонив голову набок.
   - Понятно, - сказал он, спустя пару мгновений вдумчивого изучения собеседника, после чего продолжил свой путь.
   - Если понятно, то куда тебя несёт, болотник? - рыкнул Этан, быстро зашагав следом. - Сказано же, что леди не желает, чтобы её отвлекали!
   Хоуленд остановился и снова посмотрел на Гловера.
   - Понятно, что леди Старк, наконец, решила выказать своё недовольство твоим навязчивым стремлениям защищать её. Право слово, твоё поведение уже начало переходить границы разума и приличий, - негромко произнес Рид, когда Гловер оказался буквально в двух шагах от него.
   - Я выполняю приказ лорда Старка, - прошипел Этан, грозно набычившись и крепче стиснув рукоять меча.
   - И заходишь в этом слишком далеко, - холодно отрезал Хоуленд. - Тебе не приходило в голову, что попытка заночевать под её дверью в первую ночь после нашего прибытия сюда это перебор? Не говоря уже об оскорблении Баклерам. Если так пойдёт дальше, люди могут решить, что ты возжелал залезть под юбку будущей королеве.
   В ответ на это Этан возмущенно вытаращился на него.
   - Да ты!.. Да я бы никогда!.. - попытался ответить он, едва не давясь воздухом.
   Хоуленд устало вздохнул.
   - Я это понимаю, Этан. В твоих действиях нет ни щепотки вожделения, лишь желание искупить мнимую вину за гибель Брандона, - ответил он, чуть смягчившись. - Уверен, что леди Лианна это тоже понимает, - продолжил он, подняв ладонь перед собой, чтобы остановить вскинувшегося было Гловера. - Но готов ли ты поручиться за то, что лорд Баратеон воспримет твои действия так же? Особенно после всего произошедшего.
   Этан чуть опустил плечи и впился хмурым взглядом в ближайшую стену. Хоуленд кивнул ему, принимая его молчание за ответ.
   - Но на мне лежит ответственность за её безопасность, - недовольно пробурчал он.
   - Вот и занимайся этим, а не преследуй её на каждом шагу, рыча на каждого встречного, - фыркнул Рид. - В начале нашего путешествия от сгоревшей башни у тебя неплохо получалось.
   Гловер насупился, но ничего не сказал.
   - В любом случае, мне нужно переговорить с леди Старк о нашем пути в Королевскую гавань, - покачав головой, сказал Хоуленд, после чего развернулся и продолжил свой путь в богорощу. - А ты, всё же хорошенько обдумай мои слова. Вреда от этого не будет, - бросил он на прощание.
   Уже у самых ворот до него донёсся треск многострадального бревна.
  

* * *

   Богороща в стенах замка Бронзовые Врата представляла собой уложенный фруктовый сад. Травяные аллеи блуждали между многочисленных фруктовых деревьев, манящих своими сладкими плодами. Воздух наполняли ароматы цветов, высаженных на клумбах. В ветвях щебетали мелкие птицы. Всё здесь буквально дышало летом и в равной степени рукотворной и природной красотой.
   Хоуленду такая картина казалась непривычной и даже несколько чуждой. Незнакомые растения, четкие линии и ухоженные клумбы просто не вязались с его представлениями о богорощах. На его родном болотистом Перешейке из-за особенностей местности капища вообще обычно располагались поодаль от людских поселений на редких пригорках, которые никогда не затапливало. Никому и в голову не могло прийти как-то изменять эти первобытные уголки в угоду своим прихотям. Дальше на Север богорощи у замков лордов часто находились в черте стен, но даже так они оставались частичками дикого леса. Эти места принадлежали богам с предками, и негоже смертным искажать их суть. Жаль, но здесь, на юге, под властью веры в Семерых, об этом давно позабыли.
   Да, сад был красив и полезен, но для любого истинного последователя Старых Богов он был просто садом, который южане будто в насмешку называли богорощей.
   Впрочем, так было только на поверхности. Непривычная глазу картина вводила в заблуждение, но если уметь смотреть глубже, то это место открывалось совсем с иной стороны. Богороща Бронзовых Врат обладала тем, чего были лишены многие и многие другие древние капища к югу от Перешейка - полноценным чародревом с ликом, которым могучее древо наделили еще резчики Детей Леса. Именно оно совершенно меняло дух этого места, превращая сад в настоящее место поклонения.
   За время войны Хоуленд успел побывать в нескольких старинных замках юга, в которых сохранились древние богорощи, и до сих пор с содроганием вспоминал об этом. Блеклые, полумертвые остовы былого величия, отчаянно цепляющиеся за своё существование, - вот какими представали они перед ним. Он никогда в жизни не видел ничего более жалкого, чем богороща, лишённая своего истинного сердца, а ведь на юге таких было большинство - фанатичные последователи Семиконечной звезды об этом позаботились.
   Хоуленд не знал, как роду Баклеров удалось сохранить своё наследие во времена воинствующей веры, но был по-настоящему счастлив побывать здесь. Ощущение близости к чему-то родному после всех этих напряженных месяцев было по-настоящему ценно.
   Пройдя немного глубже в сад, Хоуленд направился к чародреву, что высилось прямо в центре. Как и сказал Этан, леди Старк была здесь. Девушка, облаченная в простое серое платье, поверх которого был наброшен теплый плед, сидела прямо под деревом, подобрав под себя ноги. Её спина касалась белого ствола, немногим ниже резного лика, глаза были закрыты, а на лице читалось истинное умиротворение. Со стороны даже казалось, что она просто спит, выбрав для этого не самое подходящее место, но всё же что-то в этой картине не давало Риду покоя. Некая деталь на грани сознания твердила, что всё не так просто.
   Хоуленд попытался поймать эту мелочь и, в конце концов, когда он был уже совсем близко, его осенило - он почти не чувствовал её ауры. Мощное присутствие, что обволакивало весь двор, здесь, в богороще, едва ли можно было отличить от собственного духа этого места.
   - С добрым утром, Хоуленд, - поприветствовала его молодая женщина, не открывая глаз, когда он приблизился. - Рада, что ты решил заглянуть сюда.
   - Здравствуй... Что ты делаешь? - не удержался он от вопроса.
   - Хм? Просто решила кое-что проверить, - ответила она, не открывая глаз. - Это так заметно?
   - Не более чем обычно, но иначе, - задумчиво пробормотал Хоуленд, пытаясь разобрать, где кончается Лианна Старк и начинается богороща. Такое единение человека и места казалось ему странным и даже тревожным, но в тоже время невероятно притягательным. Воистину, мир полон скрытых чудес, недоступных обычному глазу.
   - А "обычно" это как? - спросила Лианна, слегка нахмурив брови.
   - Как маяк Хайтауэров, - рассеянно ответил он, чувствуя, что начинает видеть капельку больше...
   - Как, как? - переспросила Лианна, распахнув глаза.
   Хоуленд вздрогнул и инстинктивно прикрыл глаза, хотя это было бесполезно. Дух девушки столь стремительно отделился от спокойной сути богорощи и вернулся в своё прежнее состояние давящего присутствия могучей силы, что это почти физически резануло по его чувствам.
   - Кхм, я же уже говорил, что твоя сила очень велика, - произнес он, с некоторым трудом преодолев неприятные ощущения. Кажется, ему даже удалось спрятать свою реакцию от собеседницы... Ну или она просто решила пощадит его гордость.
   - Сила силой, но сравнение со всеми забытым островом и высочайшим строением всего Вестероса это разные вещи, - отрезала Лианна, опасно сузив глаза. - Насколько далеко меня видно?
   - Сложно сказать, - пожал плечами Хоуленд. - Думаю, за пару лиг точно, возможно, больше.
   Лианна болезненно поморщилась. Похоже, такой ответ её совсем не порадовал.
   - Эх, вот уж не было печали, - со вздохом произнесла она, тихонько стукнувшись затылком о кору чародрева. - Теперь еще и эту проблему нужно как-то решать.
   Лианна задумчиво подняла глаза вверх, то ли желая найти ответ в красно-белой кроне, то ли выискивая его в далеких небесах. Её правая рука рассеяно пошарила по земле, после чего метнулась вперед. Хоуленд хоть и не ожидал такого поворота, но всё же успел перехватить брошенный предмет. В его руке оказалось крупное зеленое яблоко.
   - Угощайся, - сказала Лианна, поднимая еще одно яблоко. - Они еще кисловаты, но есть можно, - после чего вгрызлась зубами в блестящий бок плода.
   Хоуленд задумчиво подкинул яблоко на ладони, проследив глазами за его полётом, снова перевёл взгляд на девушку и спросил:
   - Почему тебя так взволновало то, что ты заметна издали?
   В ответ на это юная Старк смерила его недоверчивым взглядом.
   - Фе флупфи, Фид, - пропыхтела она с набитым ртом.
   - Что-что? - переспросил он, вопросительно выгнув бровь. Уголки его губ слегка приподнялись.
   Девушка одарила его еще одним взглядом, на этот раз полным искреннего негодования, и быстро проглотила своё лакомство.
   - Я говорю: не глупи, Рид, - сказала она. - Мы с тобой живое доказательство, что древние силы до сих пор живы, что бы там ни говорили мейстеры. Кто знает, сколько еще в Вестеросе найдется практиков местных или гостей с Эссоса, на что они способны, какие цели преследуют и кому служат? У меня будет достаточно проблем с клубком обычных политических гадюк, чтобы зазывать в него еще и этих.
   - Да, об этом я не подумал, - пробормотал Хоуленд.
   На некоторое время между ними повисло молчание. Лианна механически грызла своё яблоко, Рид рассеяно рассматривал своё - каждый думал о чём-то своём.
   - В любом случае, я пришел сюда, чтобы поговорить о другом, - наконец нарушил тишину Хоуленд. Лианна вопросительно скосила на него глаза. - Сегодня у меня был довольно странный сон, и мне бы не помешала помощь в его толковании.
   - Продолжай, - кивнула Лианна. - Пророческие видения довольно зыбкая вещь, но, возможно, вместе мы сможем получить из него что-то полезное.
   Хоуленд начал рассказ, стараясь чётко описывать каждую мелочь, которую мог вспомнить. С каждым его словом лицо девушки становилось всё более бесстрастным, а взгляд тускнел - к концу повествования она напоминала ему некогда виденную статуэтку из Ийтийского фарфора.
   - Вот оно что. Воистину - черные крылья, черные вести, - прошептала девушка.
   Спустя пару мгновений она резко поднялась на ноги и начала расхаживать перед чародревом, едва слышно бормоча себе под нос:
   - Неужели что-то просочилось следом?.. Проклятые курицы точно могли... эта погань везде пролезет... ли были тут задолго до... Но, может быть, это что-то совсем иное?.. Опасно надеяться, но как же хочется... Боги, до чего же я ненавижу этих пернатых... - доносились до Рида обрывки фраз.
   Хоуленд растерянно следил за разворачивающимся действом и чувствовал, как в нем нарастает смятение. Он сам не знал, чего ожидал от неё, но точно не такой реакции - уж наверняка не столь эмоциональной. Даже когда юная Старк разговаривала с братом о принце Рейгаре, её тон был менее насыщен злобой и отвращением, чем последняя фраза, произнесённая сейчас. Похоже, что-то в его словах действительно сильно растревожило девушку, вот только от него совершенно ускользало, что именно. Или его видения каким-то образом свели её с ума? Но это уже совсем бессмыслица!
   В это же время девушка застыла на середине шага, после чего резко развернулась к дереву, напряженно уставившись на его резной лик, сжав губы в тонкую линию.
   - Лианна? - наконец, не выдержав, позвал её Хоуленд, но та, казалось, его даже не заметила, продолжая сверлить взглядом белую древесину.
   - Вороны в кронах, значит, - прошептала она, снова говоря сама с собой.
   Затем, без всякого предупреждения, девушка шагнула к чародреву и оперлась руками на кору по бокам от лика, а следом за ней сдвинулась её сила, мгновенно спугнув окружающих птиц. Тяжесть духа юной Старк накатила на дерево, словно приливная волна, после чего бессильно откатилась обратно. Лианна что-то прошипела сквозь сжатые зубы, и волна пришла вновь, а вслед за ней еще и еще.
   Хоуленд пребывал в оцепенении. В очередной раз после новой встречи он оказался не готов к движению той мощи, что клубилась вокруг леди Старк, и оказался в прострации от трепета и недоумения. Что именно происходило перед ним? Лианна атаковала чародрево или пыталась сделать что-то еще? Насколько это может быть опасно? Он должен был попытаться остановить её или же нет? Непонимание вынуждало его медлить.
   На седьмой волне Хоуленд было совсем решился попробовать оттащить девушку от ствола и потребовать объяснений, наплевав на возможные последствия, но реальность решила иначе. Под очередным напором что-то лопнуло, с неслышным щелчком стегнув по чувствам Хоуленда, и вся та мощь, которая неистовствовала вокруг, ухнула в небытие.
   Всё замерло, только верхушки деревьев тихо шевелились на слабом ветерке.
   Неожиданно ноги Лианны подкосились, и она рухнула коленями на траву. Хоуленд видел, что она начала заваливаться набок, но руки, крепко вцепившиеся в грубую кору, удержали её от этого.
   Хоуленд метнулся к ней, чтобы помочь. Оказавшись рядом, он попытался убрать её от дерева, но её пальцы так неестественно крепко держались за ствол, что ему просто не удалось её оторвать. Взглянув в лицо девушки, Рид увидел, что её глаза закатились вверх, демонстрируя только белок и налившиеся кровью сосуды.
   - Лианна! Лианна, очнись! - в отчаянии крикнул он прямо ей в ухо, особо ни на что не надеясь, но неожиданно это возымело эффект.
   Девушка моргнула и удивленно уставилась на него слегка не сфокусированным, но уже нормальным взглядом.
   - Хоуленд, что?.. - начала было она, но потом глубоко вздохнула и снова прикрыла глаза. - Похоже, я сделала глупость, но это того стоило, - слабо произнесла она.
   - Что значит "стоило"?! - негромко прорычал мужчина, чувствуя неожиданный прилив злости. - Что это вообще было?!
   - Хах, сейчас всё объясню, только сперва отпусти меня, - хмыкнула девушка, явно быстро приходя в себя.
   Тихо ругнувшись, Хоуленд выполнил просьбу.
   - Седьмое пекло, Старк, ты меня в склеп загонишь, - пробормотал он, отойдя на пару шагов и усевшись прямо на траву.
   Девушка тем временем развернулась и села на поджатые ноги, устало прислонившись спиной к дереву. Рид рассеяно отметил, что она фактически вернулась в ту же позу, в которой встретила его.
   - Прости, но твой рассказ меня по-настоящему испугал, - повинилась она. - Поэтому мне просто необходимо было убедиться, что хотя бы некоторые из моих подозрений беспочвенны.
   - Боги, да что же ты такого увидела в моём рассказе? - спросил он, недоуменно качая головой.
   Лианна, некоторое время помолчала, но всё же ответила:
   - Трехглазого мутанта.
   - Трехглазого?.. Ты про ворона? - переспросил Хоуленд, непонимающе уставившись на неё. - Тебя испугал ворон? И что значит мутант? На язык первых людей не похоже. Это валирийский?
   Девушка одарила его хмурым взглядом.
   - Мутант означает искаженный или оскверненный, не уверена в происхождении слова, - бросила она. - И образ любого существа с печатью искажения это, в любом случае, плохой знак.
   - Знак чего? - с раздражением в голосе спросил Рид. - Я не понимаю, о чём ты говоришь.
   Лианна невесело покачала головой.
   - Благое неведение... Не торопись его развеивать, Хоуленд, ты будешь жалеть об этом всю жизнь, - она на мгновение затихла, после чего продолжила: - Тем более, когда для этого нет нужды.
   - Нет нужды? - неверяще переспросил он. - Судя по твоей недавней панике, нужда есть, и она существенна. Разве знание опасности не первый шаг к тому, чтобы её избежать?
   - К сожалению, не в этом случае, - снова покачала головой Лианна. - По крайней мере, пока. Богороща помогла мне убедиться в отсутствии явных признаков гнили Врага, а ориентироваться на единственный образ из твоего видения слишком опрометчиво. Если это не то, о чём я думаю, и начну рассказывать об опасности, то это само по себе может послужить источником того, чего я боюсь. Пока нет более явных признаков присутствия скверны, лучше, чтобы эти знания оставались только в моём разуме.
   Между ними повисло молчание. Хоуленд лихорадочно пытался припомнить, что-нибудь из старых сказок, что можно было хоть как-то связать со словами Лианны, но в голову ничего не приходило. Легенды, как правило, рассказывали о более наглядных ужасах. Даже её обмолвки о "скверне" и "порче" ни с чем не ассоциировались, хотя стоит осторожно порасспрашивать стариков, возможно, кто-то сможет припомнить нечто похожее. Он, конечно, всецело доверял решению Лианны, но если среди историй есть указания на опасность такого толка, то об этом лучше знать. Быть может, это послужит тем доказательством, которое даст леди Старк повод раскрыть больше. Впрочем, если знание как таковое может представлять опасность, то его вполне могли целенаправленно вытравливать из памяти, а не оставлять предупреждения среди сказаний. Вот уж действительно - благое неведение.
   - Что ты собираешься делать, когда вернешься в Сероводье? - внезапно спросила Лианна, меняя тему разговора.
   Хоуленд растерянно моргнул, возвращаясь в реальность. Такая смена темы немного сбила его с толку, но было ясно, что прежний разговор она продолжать не намерена, так что он решил не заострять на этом внимание.
   - В первую очередь, посещу семейную крипту, чтобы проститься с отцом, - ответил он.
   - Лорд Рид погиб? - удивленно спросила она. - Ох, Хоуленд, прости, я не знала. Прими мои соболезнования.
   - Спасибо, - кивнул Хоуленд. - И не стоило извиняться, вряд ли в твоём заключении до тебя доходили такие новости. Старик был плох еще в начале восстания, именно поэтому знамена Перешейка собирал я, а не он. Старые боги призвали его к себе около полугода назад, и из-за всего безумия, творящегося вокруг, я до сих пор не посещал место его упокоения.
   - Да, последние годы отняли у нас очень многое, - печально произнесла Лианна, вероятно, думая о собственном отце, брате и сыне.
   - Пусть былое порастет мхом, а на место печалей придут радости, - сказал Хоуленд, заполняя возникшую паузу. - Тебя ждет замужество с Робертом и корона, меня мои любимые болотистые земли, охота на львов-ящеров и, конечно, женитьба. Думаю, все начинает налаживаться.
   - О, так твои свободные дни тоже подошли к концу, да? Больше не бывать тебе отшельником Острова Ликов, - слегка улыбнувшись, сказала Лианна.
   - Может быть, так, а, может быть, и нет, - хмыкнул он. - Моя будущая супруга тоже любит проводить время вдали от других людей, так что, возможно, в следующий раз на острове окажется два отшельника, а не один.
   - И кто же эта счастливая леди? - весело сверкнув глазами, поинтересовалась Лианна.
   - Жиана Марш, - ответил Хоуленд. - Вряд ли ты о ней слышала. Пусть благородный дом Маршей второй по значимости на территории Перешейка, но с внешними территориями они практически не взаимодействуют.
   - Хм, хм... ну именно про неё, может, и не слышала, но вот герб Маршей я припоминаю... - задумчиво протянула она. - Десяток лягушек на желтом фоне, верно?
   - И правда помнишь, - усмехнулся Рид. - Похоже, занятия по геральдике ты не прогуливала.
   - Отчего же не прогуливала? Прогуливала, конечно! - возмутилась Лианна. - Просто мне всегда нравились эти рисунки и курьезы, с ними связанные. По правде говоря, южан изучать было куда веселее. Все эти разбитые тележки, пятки со змеями и испорченные колеса никогда не давали скучать, - поделилась она, тихо хихикнув. - В любом случае, надеюсь, что на моей свадьбе ты будешь присутствовать вместе с ней. Я была бы рада познакомиться с этой девушкой.
   - Не смею перечить, ваше величество, если время позволит, я обязательно доставлю её на это знаменательное событие, - ответил Хоуленд, изобразив поклон.
   - Ну, думаю, некоторую задержку я тебе обеспечу, - величественно кивнула она. - Заодно посмотрю, кто прочит своих дочерей на моё место и как далеко они пойдут ради этого. Наверняка, таких будет немало.
   - Эм, Лианна, ты что задумала? - спросил Хоуленд, чувствуя укол беспокойства. - Ты же не думаешь провоцировать другие дома на конфликт?
   - Ай, не волнуйся, Хоуленд, я абсолютно ничего не собираюсь делать, - ответила Лианна, обезоруживающе улыбнувшись. - Думаю, когда пойдут слухи о моих тяжелых родах, найдутся те, кто прекрасно справятся сами. Возможно, Ланнистеры попробуют прощупать возможности подложить под оленя львицу. Конечно, судя по репутации, лорд Тайвин достаточно умный человек, но кто знает, может статься, что выигрыш без издержек в последней авантюре застелет ему глаза, - она чуть задумалась, после чего продолжила: - Так же мне очень интересно, как поведет себя лорд Аррен. Даже любопытно, насколько он в действительности заботится о Роберте и Эддарде, а насколько просто играет ими в политику.
   Хоуленд некоторое время смотрел на неё широко раскрытыми глазами, но, в конце концов, только покачал головой и устало вздохнул.
   - Знаешь, хорошо, что ты выходишь за Роберта, вы друг друга стоите, - доверительно сообщил он.
   - Как так? - спросила Лианна, с интересом склонив голову.
   - Перед Трезубцем он улыбался точно также, как ты сейчас, а я все никак не мог понять, обезумел ли он, - пожав плечами, ответил Хоуленд.
   - Хах, приму это за комплемент, тем более что у Роберта тогда все получилось очень даже удачно, - фыркнула Лиаанна. - Но, раз уж я так похожа на Роберта, то и мне нужны верные друзья, которые пойдут со мной в бой.
   - Хм? - Хоуленд вопросительно взглянул на неё.
   - Я бы хотела, чтобы ты рассмотрел возможность остаться при дворе в моей свите, - не став ходить вокруг да около, заявила она. - Твоя жена могла бы стать моей компаньонкой, а ты присягнувшим рыцарем, командиром северных воинов, оставшихся со мной или кем-то иным.
   - Я не рыцарь, - автоматически ответил слегка ошеломлённый Хоуленд. - Как и большинство северян.
   - По-моему, это упущение наших предков, которое пора бы исправить, - буркнула Лианна. - Давно нужно было взять на вооружение этот инструмент объединения народа.
   - Но это элемент веры Семерых, - возразил Хоуленд.
   - Ну и что? - спросила Лианна, беспечно пожав плечами. - Можно просто придумать перечень наших собственных клятв и посвящать северных всадников в богорощах. Еще можно выбрать другое название - не рыцари, а, скажем, витязи. Тут ведь главное чувство общности, которое связывает вместе богатейших лордов и бродяг, у которых кроме лошади и доспеха ничего и нет, а не конкретные названия и клятвы. Да и южанам, обладающим хоть каплей разума, волей-неволей пришлось бы с уважением относиться к тем, кто так похож на их рыцарей, - Лианна на мгновение умолкла и тихо фыркнула. - Но что-то я заговорилась. Каким будет твой ответ?
   Рид немного помолчал, обдумывая её предложение, и спросил:
   - Почему я? Игры в этикет и политику не мой конёк. Житель озёр вряд ли лучший выбор для того, чтобы находится при дворе короля.
   - Дурное дело нехитрое - научишься. И если говорить об этикете, то я сама не лучший выбор на роль королевы. Помнится, цвет Семи Королевств прозвал меня дикаркой еще в Харренхоле, - ответила она, после чего погрустнела и добавила: - Но, по правде говоря, выбор у меня не такой уж большой. Ты один из немногих людей, кому я могу доверять и, пожалуй, единственный, кто способен поглядывать вокруг из тени, и, если понадобится, выполнять... деликатные поручения. В Черноводной мутная водица, ловить в ней рыбу вместе с озёрником куда сподручнее, чем в одиночку.
   - Так ты предлагаешь мне роль своего личного шептуна? - задумчиво протянул Хоуленд.
   - Верно, - вздохнула Лианна. - Чувствую, что в столице без этого никуда, но сама заниматься еще и этим я просто не смогу, - и, чуть понизив голос, добавила: - Не доверять же мне такое важное дело драконову Пауку, которого следовало раздавить вместе с его повелителем, а не оставлять клыкастую тварь при себе!
   - Эх, сложно будет соревноваться с мастером, ведь разведка во время войны совсем не придворный шпионаж, - вздохнул Хоуленд, понимая, что уже согласен. Он просто не мог ответить отказом той, кого искренне считал другом, и тем паче не мог отвернуться от избранницы Старых Богов.
   - Думаю, твои дар поможет немного снизить разрыв в опыте, - с улыбкой ответила Лианна, чуть склонив голову в беззвучной благодарности.
   - Это так не работает, - слегка нахмурился он. Чем тут помогут его видения, когда они демонстрируют только что-то достаточно глобально значимое?
   - Посмотрим, - сказала девушка, сузив глаза. - У меня есть пара идей, как добиться от этих видений чего-то более путного.
   Хоуленд уже собирался спросить, о чем она, но в этот момент со стороны главного двора замка раздался бой колоколов.
   - Побудка, - пробормотал Хоуленд, оглянувшись в сторону стены. - Войско скоро должно выступить.
   - Иди, готовь своих людей. Я еще немного посижу здесь... попрощаюсь, - произнесла Лианна, задумчиво огладив ближайший корень могучего дерева.
   Хоуленд молча кивнул и поднялся с земли, сделав себе мысленную зарубку при первой же возможности расспросить Лианну о том, что она там придумала.
   Только уже у ворот, ведущих во двор, он осознал, что едва чувствует присутствие будущей королевы. То, что она ранее сделала с чародревом, дорого ей обошлось.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | | Н.Королева "Стажировка в Северной Академии" (Фэнтези) | | М.Весенняя "Босс с придурью" (Женский роман) | | N.Zzika "Лишняя дочь" (Любовное фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Чужих детей не бывает" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Мелоди "Тайфун Дубровского" (Современный любовный роман) | | Д.Соул "Публичный дом тетушки Марджери" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | А.Квин "Лабутены для Золушки" (Женский роман) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"