Фролов Андрей Евгеньевич: другие произведения.

В поисках люстрийской пирамиды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первый рассказ из короткой серии про частных сыскарей мира Warhammer был написан в 2005 году. По сути, это фанфик, хотя, полагаю, может оказаться интересен не только игрокам и фанатам Вахи, но и неосведомленному человеку. Писался он в журнал "Мир фантастики", где было предложено "написать мир, в котором наиболее ярко был бы раскрыт антураж мира Боевого Молота". Естественно, с ограничением по объему. Вуаля - тут вам и огр, и скэвены, и мрачный мир имперских городов, и колдовство... Но после прочтения редактор вдруг заявляет, что рассказ ни о чем, и брать его не будет. Этот тонкий юмор я, безусловно, оценил, и решил приурочить рассказик к полевой ролевой игре по Вархаммеру, на которой мне предстояло вновь побывать в шкуре Феликса Ягера, известного писаки. Рассказ был распечатан от его имени, и успешно продавался на полигоне за игровые деньги, которые мистер Ягер затем благополучно пропивал в кабаках. В общем, с финансовой точки зрения, в итоге это оказался довольно удачный проект :)


   Андреас Найтмауэр и Дирхан Чжау-да Отрубатель голов.
   В поисках люстрийской пирамиды.
  
   Веревка лопнула со звуком спускаемой на арбалете тетивы. Щелчок, зеваки на узкой улочке поднимают головы, а сорванный ветром с ратуши флаг уже подхвачен порывом и стремительно пролетает над крышами домов. Словно воздушный змей, отпущенный несмышленым мальцом, гербовой стяг Альтдорфа совершил несколько безумных кульбитов и упал на красную черепицу, зацепившись за печную трубу. Несколько человек в редкой толпе, жмущейся к стенам, сложили пальцы в охранные знаки, потянулись к амулетам и зашептали короткие молитвы.
   - Дурной знак, мой широкоплечий друг Дирхан, определенно - дурной знак, - однако в тоне молодого человека, небрежно бросавшего фразы через плечо, не слышалась тревога. Впрочем, это была вполне свойственная ему манера речи - чуть насмешливо, с легкой улыбкой, даже когда разговор заходил на самые нелицеприятные темы.
   Дирхан ничего не ответил. Бросив угрюмый взгляд поверх задранных к небу голов, он вернулся к изучению процессии. А та, между делом, уже подходила к финалу. Эскадрон благородных пистольеров, неторопливо миновавший улицу Четырех подков, уже скрывался из виду. Умолкал смех девчушек, подле стремени и прямо из окон флиртующих с юными совсем всадниками, возобновилось движение повозок и телег, успокоились псы из подворотен, с хриплым лаем бросавшиеся под копыта армейских скакунов.
   - Идем, мой немногословный приятель, - молодой человек, в голосе которого всенепременно звучала насмешка, двинулся вперед, манерно поправляя отвороты кожаных крагов. - Мы и так задерживаемся...
   Странная парочка, привлекающая к себе внимания не меньше, чем конная процессия, двинулась вверх по улице, прямиком к площади Звонарей. Двинулась неторопливо, посматривая по сторонам, и рассеяно разглядывая блеклые вывески на каменных домах.
   Они не могли не привлекать внимания - эти двое, старательно перешагивающие через свежие кучи конского навоза, оставленные эскадроном. Хоть редкостью и не являясь, огр на улице имперской столицы все равно притягивал взгляды. А особенно в паре с молодым дворянчиком, разряженным в яркий, хоть и неновый камзол темно-синего цвета, и видавший виды дорожный плащ. Однако в отличие от созерцания блистательных пистольеров, народ Альтдорфа не торопился в открытую пялиться на парочку - тяжелый взгляд из-под густых бровей огра, минуту назад названного Дирханом, мгновенно отбивал всяческое любопытство. Здоровяк, на три головы превосходящий статного молодого человека в росте, степенно вышагивал за спиной дворянина, привычным движением придерживая у пояса тяжелый меч.
   Часы на площади Звонарей пробили девять раз. Персональный сыщик Андреас Найтмауэр и его напарник Дирхан Чжау-да по прозвищу Отрубатель голов приближались к месту встречи.
  
   - Если вы хотели подобрать для нашей встречи неприметное и укромное место, в выборе явно ошиблись, - Найтмауэр скривил губу, чуть насмешливо, чуть презрительно, и старательно обтер линялым платком деревянную кружку, небрежно брошенную трактирщиком перед ним на стол. Подождал, пока пена чуть осядет, поднял и пригубил, вновь скривившись. Дирхан, сидящий слева, довольно рыгнул и отодвинул опустошенный кувшин. Андреас покосился на напарника, и взгляд его весьма красноречиво говорил:
   - Друг мой темнокожий, расходы на пиво, потребляемое тобой в безмерных количествах, я впишу в строку о жаловании...
   Но Дирхан как обычно предпочел не заметить. Едва не своротив столб, он махнул рукой в сторону деревянной стойки и заказал еще один кувшин. Собеседник Андреаса, за время встречи произнесший слов не более чем огр, с тревогой в глазах рассматривал парочку.
   - Все, что будет сказано за этим столом в ближайшую четверть часа, - с улыбкой резюмировал сыщик, - станет известно половине города уже к вечеру... Поэтому предлагаю вам, уважаемый... - невысокий мужчина, сидящий напротив него за столом вздрогнул, но Андреас и не собирался произносить имен, - быть осторожнее в описании вашей проблемы... Без конкретики, пожалуйста, если вы меня понимаете.
   Тот понимал, очень хорошо понимал. Сидел без движения, словно это могло спрятать его от цепких взглядов завсегдатаев таверны "Полночь" и медленно потел. Потел его шелковый шарф, потел бархатный камзол с кожаными вставками, потели пухлые ладони и залысина на лбу. Человек, чье имя не стал произносить Найтмауэр, крепко нервничал, даже не притронувшись к темной деревянной кружке с пивом. Он не понимал невозмутимости огра (он вообще с трудом понимал, как можно понимать этих страшных существ, да хранит нас всех Сигмар...), насмешки человека (интересно, есть ли в Империи люди, способные стереть эту поганую ухмылочку с этого гладко выбритого лица?), не понимал сам себя, все-таки согласившегося на эту, уже повторную, надо заметить, встречу... Он понимал только одно. Если Найтмауэр не найдет пропажу, ее не найдет никто.
   За прошедшие десять дней потеющему господину не помогли ни официальный сыск Альтдорфа, не способный собственную задницу в штанах отыскать, ни приятели с темным прошлым, способные выбить долги даже у блохи, ни маги, служившие знакомым ему почитаемым дворянским семействам. Странная же парочка, сидящая перед ним сейчас, помочь могла... Наверняка. Уж слишком дорого они брали за свои заботы, это раз; слишком уверенно и быстро Андреас (во время их первой встречи) набросал ему возможные пути поиска предмета, это два. Так уверенно, что в пору было подумать, что Найтмауэр сам же кражу и совершил... Однако шутки-шутками, но репутация сыскарей тоже обнадеживала. В конце концов, это именно они, если молва не врет, помогли замять дело с пропажей в прошлую зиму Рунного клыка, родового императорского меча. Да пребудет с нами свет Сигмара, почему бы и не попробовать?
   - Я согласен принять ваше предложение, господин Найтмауэр, - ну уж его-то имя здесь скрывать смысла не было, сыщика в нижних кварталах хорошо знали, хоть и в любви похвастаться не могли. Другое дело, что шелупонь, тут обитающую, Андреас и его друг-громила не трогали. Ни она, ни ее злодеяния просто не попадали в сферы интересов сыщиков, а потому отребья присутствие Андреаса и Дирхана терпели. - Озвученная сумма, все, как договаривались... половина перечислена на ваш счет в Центральном банке Альтдорфа, остальное получите, когда... вещь снова вернется ко мне...
   Андреас замер, глядя на Зольбаха Ванаубэ поверх кружки, и прищурился. Огр с глухим стуком поставил на стол опустевший кувшин.
   - Договорились, - неожиданно произнесла эта живая гора мышц, оскалив желтые зубы в дружелюбной усмешке, - как только мы убедимся, что счет пополнен, мы приступаем к работе.
   Признать, к чести Ванаубэ, тот сумел сдержать удивление. Даже виду не подал, обнаружив, что огр умеет говорить, а лишь еще сильнее вспотел. Гораздо сильнее, чем это делают люди в самой середине осени.
  
   - Я уже говорил тебе, мой необычайно сильный товарищ, что тайные вылазки и слежка гораздо легче даются существам с меньшими габаритами? - Андреас покосился на огра, каменной глыбой замершего за плечом.
   Тот как обычно промолчал, но Найтмауэр заметил, как сверкнули в темноте восемь железных зубов напарника - улыбнулся, значит. Порыв ветра разбросал по парку кучи травы, которую садовники не успели сжечь днем. Залилась лаем собака, где-то в квартале отсюда женщина звала детей возвращаться домой. Давно звала, нужно заметить. Холодало, причем довольно быстро. Все-таки нужно было захватить шляпу...
   - Ладно, чего уж там... - Андреас поежился, поправил ножны со шпагой и шагнул на аллею, - идем, Дирхан, не до утра же нам делать вид, что мы за кем-то следим... Если бы не эта безумная погода, я может быть еще и затянул бы дело на недельку, но учитывая обстоятельства, предлагаю завтра его закрывать...
   - Их четверо, а не пятеро, - неожиданно тихо сказал огр, шагая следом. Никто и поверить бы не смог, что огры умеют так тихо говорить. Андреас верил. Он вообще много чего узнал об ограх с момента знакомства с Чжау-да, - пятый либо принимал информацию, либо отдавал распоряжения.
   - Я знаю, старина, тоже заметил.
   - Драться будем?
   - Ой, Дирхан, ну все бы тебе драться, - казалось, что Андреас сейчас рассмеется, но огр знал, что легкая дрожь в голосе напарника не всегда является признаком веселья. Так чаще происходило перед боем, когда Найтмауэр уже решился идти в атаку. - Давай будем как обычно действовать по ситуации? Переступят черту, тогда посмотрим, а пока пусть себе наблюдают.
   Они пересекли парк и свернули на одну из сотен одинаковых улочек столицы, направляясь к набережной Рейна. Четыре тени вынырнули из-под крыльца шорной, где прятались от ветра и посторонних глаз, и неторопливо двинулись следом. Это не милиция, однозначно. И даже не частные сыскари, также идущие по следу статуэтки. И именно поэтому присутствие их так забавляло Найтмауэра.
   От набережной, где было еще холоднее, Андреас и Дирхан свернули в центр города. Останавливались перед особняками, что-то высматривали, прислушивались, а затем снова петляли, всем своим видом изображая бурную сыскную деятельность.
   - Значит, ты все-таки знаешь, где находится статуэтка? - все также негромко спросил огр, ни на секунду не выпуская преследователей из виду. А ведь хорошо следят, спору нет, профессионально. Кто другой бы и не заметил...
   - Да, конечно, - просто ответил Найтмауэр, легко перепрыгивая через вонючую лужу, - завтра, ровно в пять часов вечера мы заберем пропавшую вещь и вернем ее истосковавшемуся хозяину. Как обычно, собственно говоря.
   Он остановился, делая вид, что рассматривает темную улочку, убегавшую к площади Фонтанов. Вдалеке прошел патруль, на несколько мгновений осветив кусок ночного Альтдорфа светом масляных фонарей. Андреас обернулся к огру. Осенняя прохлада бодрила и придавала сил. Именно такие моменты Найтмауэр в их работе ценил более всего - окружавший каменный лес, ощущение погони, тяжесть шпаги на боку и ночной воздух, играющий с его длинными темными волосами.
   Огр, лишь частично освещенный бледными отблесками из ближайших окон, казался чудовищем из сказок про Норску. Огромный, казавшийся невероятно толстым, почти вдвое выше обычного человека, сейчас он казался нелепой гротескной пародией на самого Андреаса. Такой же формы нагрудник буйволовой кожи, блестящий от свежей смазки, металлическая горжета, защищающая шею, перекрестье ремней на поясе, один из которых поддерживал меч, а другой пистолетную кобуру. В которой, однако же, вместо обыкновенного пистоля хранился заботливо вычищенный и заряженный модернизированный имперский мушкет, заменявший Дирхану это привередливое оружие ближнего боя. Тяжелый плащ скрывал дагу за поясом на спине, гигантскую сестру-близнеца той, что покоилась в ножнах Найтмауэра. Но наиболее комично смотрелись кожаные ботфорты и краги, точные копии тех, что носил Андреас, сшитые по последней имперской моде, но невероятно огромные - в перчатке вполне мог уместиться (и например переночевать) вполне взрослый ребенок.
   Поймав оценивающий взгляд напарника, огр нахмурился.
   - Что-то не так, мой малокушающий друг?
   - А? О, нет, все в порядке, просто залюбовался, извини, - человек улыбнулся, на этот раз довольно тепло, и вынул из-под плаща флягу, - промочим глотки, а то и простыть недолго?
   Огра не нужно дважды приглашать выпить. По большому-то счету его и один раз приглашать опасно. Дирхан довольно ухмыльнулся, кивнул и достал свою, объемом примерно с небольшое ведро. В тишине ночной улочки раздался звон сдвигаемых фляжек. Тактично выждав, пока их обладатели пригубят, негромкий голос вежливо осведомился:
   - И как долго ты собираешься ломать эту комедию, Найтмауэр?
   Неторопливо убрав фляги, сыщики развернулись к соседнему переулку.
   - Хм, Дирхан, а мне кажется, что я узнаю этот голос...
   - Разве? - огр прищурился, вглядываясь в четыре силуэта, выходящие в бледный свет ущербной зеленой луны. - Ну разве что он напоминает голос одного нашего знакомого, охочего до чужого добра... Как там его звали? Кажется Серохвост? Но, сдается мне, он давно отошел от дел, поэтому мы все ошибаемся...
   - Нихрена ты не ошибаешься, верзила, - уже более дерзко ответили из темноты, - и если вы продолжите распускать слухи о том, что я отошел от дел, я сделаю достоянием общественности неприятную историю о золоченом венце, родовом перстне и толстой пачек корреспонденции, украденной сами знаете у кого.
   - Ой, Серохвост, ну к чему эти бесполезные угрозы? - словно невзначай Андреас откинул плащ, выставляя напоказ рукояти пистолета и шпаги, - ты ведь отлично знаешь, что мы не занимаемся грязными делишками. В отличие от некоторых... Чего тебе нужно? Вышел подышать воздухом?
   Но каждый из шестерых, стоящих друг напротив друга на этой темной улочке, продуваемой всеми ветрами, знал, что ночью в Альтдорфе воздухом дышать могут ходить либо гномы, либо сумасшедшие. Еще один вариант - готовые к скорой драке.
   - Я все наблюдаю за твоими ужимками, Найтмауэр, и не могу понять, кого именно ты намерен ими облапошить? Давай начистоту, статуэтка уже у тебя? Ведь так? Или ты просто знаешь, где она?
   - Серохвост, отвали, - незло бросил Андреас, словно не расслышав вопроса, - не нужно рушить мир, с таким трудом установленный... Ты занимаешься своим делом, а мы своим, так ведь? Я же не лезу к тебе с расспросами, когда ты раскаленным кинжалом пытаешь должников с улицы Мглистых гор? Вот и ты не лезь?
   - Если ты отдашь нам статуэтку, Найтмауэр, я обещаю откатить вам тридцать процентов.
   Огр фыркнул, оглушительно громко и презрительно, так, что четверка головорезов и сам Серохвост, пока находившийся в тени, отпрянули. После чего, наклонив голову, огр улыбнулся и задал вопрос.
   - А почему бы тебе просто не пойти домой, Серохвост? И девчонок своих забрать, а? С какого это перепугу мы должны отчитываться тебе о том, что делаем? Или Ванаубэ нанял на поиски и тебя? В таком случае приношу свои извинения - дело взяли мы...
   Воцарилась тишина. Недобрая, как сказал бы небезызвестный имперский писатель Феликс Ягер. По напряженным лицам людей Серохвоста, в призрачном свете луны казавшихся лицами мертвецов, было отчетливо видно, как те жаждут взвести курки своих пистолей. Дирхана же и Андреаса этот вопрос уже не волновал - отработанная схема - огр фыркает, рыгает или смеется, чего вполне хватает, чтобы быстро и неслышно взвести свои пистолеты.
   - Пойми, Найтмауэр, - в голосе Серохвоста слышалось напряжение, - что на кону стоит очень, очень много. Я бы даже сказал, что ставка оценена гораздо выше нашего с тобой нейтралитета... Поэтому, если ты все же настаиваешь на своем...
   Они не дали Серохвосту договорить. Практически одновременно выхватив пистолеты (мушкет в руке Чжау-да оказался чуточку раньше), Андреас и его напарник расцветили ночь вспышками выстрелов. В следующую секунду уже бросаясь вперед с обнаженными клинками.
   ...Вообще-то принято считать, что огры толстые. Очень толстые, да, таковыми они и выглядят. Как пивные бочки. Огромные, толстые, а значит, и неповоротливые. Правду знают немногие. Только те, кто дрался с ограми плечом к плечу, а таких, все же, не очень много, да имперские хирурги, проводящие вскрытия. Знают о том, что под непробиваемой кожей людоедов скрывается вовсе не жир, а много, очень много мышц. При умелой тренировке (а этого у огров всегда бывает в избытке) способных превратить громадину в стремительную и неудержимую машину убийства...
   Люди Серохвоста этого не знали. Двое упали, то ли убитые, то ли раненые первым залпом, один схватился за пистолет, последний потянул из ножен пару мечей. Налетели, грохнул еще один выстрел, за ним еще один, с надрывом лязгнула сталь клинков.
   Первая пуля попала-таки в Дирхана. Тот вздрогнул, не сбавляя скорости, и со всего маху влетел в головореза, не успевшего обнажить меч. Впечатал в стену, провез по булыжной мостовой, кучам гнилых овощей, нечистотам, камням и молниеносно добил огромной дагой. Вторая пуля - выпущенная самим Серохвостом, едва не угодила в Андреаса, просвистев буквально в локте от его головы. Найтмауэр отшатнулся, оглушенный и контуженый, и едва успел парировать летящие в него клинки. Закружился, едва не поскользнувшись, отбил еще, попробовал контратаковать, но звон в ушах и яркие пятна перед глазами мешали сосредоточиться.
   Серохвост, оценив ситуацию, бросился бежать. Последний же из его людей, все еще продолжавший атаковать Андреаса, неожиданно потерял голову. В прямом смысле этого слова, надо заметить. Обезглавленное мечом Дирхана тело тяжело упало на мостовую, кровь веером ударила по лужам, разбивая отражение зеленого полумесяца. Огр тем временем вытер клинок о плащ одного из поверженных врагов и спрятал в ножны. Найтмауэр оперся о стену, все еще пытаясь придти в себя. В голове гудело.
   - Ненавижу пистолеты, побрал бы их Хаос... Вот это бахнуло, право слово, едва не в голову... Дирхан, как там эти двое?
   - Мертвы.
   - Проклятье... Подойди-ка сюда, мой наилюбезнейший переросток, и помоги мне идти. Если мы не свалим отсюда, следуя примеру Серохвоста, утро вполне можем встретить в Корабельной тюрьме...
  
   - Никак не ожидал от Серохвоста такой прыти и решительности... поганый пес, - Андреас покачал головой, глотнул из фляжки, прислоняясь к стене. - Скоро ты там?
   - Еще минуту, - огр сосредоточено ощупывал рану, - ага, нашел... просто если я сделаю это дома, ты наверняка опять начнешь гундеть, что я заляпал кровью твои любимые ковровые дорожки...
   Дирхан вынул из-за отворота ботфорта широкий нож и поднес его к пулевому отверстию в плече, чуть ниже края горжеты. Резко вставил клинок в рану, надавил, поддел, и выдохнул, покачивая на ладони сплющенный и окровавленный кусок свинца.
   - Закончим дело, - подытожил он, - вставлю себе новый зуб.
   Найтмауэр ничего не ответил, лишь возвел очи горе, нетерпеливо похлопывая перчатками по голенище сапога. Дурацкая привычка напарника все еще раздражала его. Ладно, пусть побалуется, в конце концов, ничего же он против не говорил, когда огр из попавших в него пуль отлил себе уже восемь зубов.
   - Ну, мы готовы вернуться домой?
   - Ага, теперь готовы.
   Свернув на улицу Возрождения Империи, выждали в тени, пока мимо пробредет еще один ночной патруль городской стражи. Затем вышли на улицу Железного сапога и направились к узкому, но высокому (три этажа) каменному дому, вклинившемуся в череду себе подобных между конторой ростовщика и гадальным салоном. Надо заметить, собственному дому, а это в Альтдорфе удовольствие не из дешевых...
   Отомкнув замок массивным латунным ключом, Андреас напоследок привычно осмотрел улицу и вошел внутрь, на ощупь зажигая стоящий у дверей фонарь. Огр зашел следом, не без труда протиснувшись в крохотную, пусть и расширенную специально под его размеры, дверь. Надо заметить, что дом вообще претерпел реконструкцию. После того, как в него въехали новые хозяева - в одном месте три этажа были превращены в два, но более высокие, как раз под размеры Дирхана. Хотя на своем втором этаже огр почти не бывал - все опасался, что перекрытия в один момент не выдержат...
   Заперли засовы, сбросили плащи на деревянные крючки в стене. На ходу расстегивая портупеи и горжету, Андреас двинулся в холл, одновременно служивший приемной их частной сыскной лавки. Пригибаясь, Чжау-да двинулся следом, поднимая над головой человека фонарь.
   - Спать, немедленно спать, мой толстокожий напарник, - в голос Найтмауэра вернулась насмешка, - потому что если я сейчас же...
   - Может быть перед тем, как ты отправишься нежить свое тельце на перину, ты расскажешь мне, - Дирхан поставил лампу на широкий деревянный стол, делая огонь поярче, - где именно мы планируем найти статуэтку? Особенно учитывая твой оптимизм по поводу завтрашнего дня и завершения дела?
   - Ну, в принципе, почему бы и нет? - пожал плечами Андреас, и замер, так и не опустив перемотанные перевязью клинки в старое, но очень уютное кресло. Потому что одновременно с огром понял, что в комнате еще кто-то есть.
   Слова, произнесенные ночным визитером, без приглашения явившимся в дом человека и огра, утонули в бульканье и хрипе. Нет, своей вины ни Андреас, ни Дирхан в последствии не отрицали, хотя бы в приватных беседах. Да, погорячились, можно было и разобраться сперва, но в тот момент, едва вернувшиеся под защиту собственных стен после уличной схватки они сначала действовали, а потом уже думали. Над трупом, естественно.
   - Господин Найтмауэр, я прошу прощения за вторжение, но поиски пропавшей статуэтки... - это все, что успел сказать человек в черном плаче с капюшоном перед тем, как в его грудь почти по самую рукоять вошел метательный кинжал Андреаса.
   Потом он еще пытался что-то сказать, хрипел, булькал кровью и свистел дыркой в легком, но ничего связного сыщики узнать от него так и не смогли. Неизвестный в плаще неторопливо умирал на любимых ковровых дорожках Найтмауэра, нещадно пачкая их своей кровью. Андреас сидел рядом с ним на полу, огр стоял поодаль, держа лампу на весу. Затем незнакомец все-таки умер.
   - Очевидно одно, это не наемный убийца и не человек Серохвоста, - негромко сказал Найтмауэр, нарушая молчание, висевшее в комнате уже почти полчаса. Да уж, отправился спать, нечего добавить... - Убийца постарался бы убрать нас еще на входе, либо, если уж он каким-то образом проник в дом, дождался, пока мы разойдемся по комнатам...
   - Я тоже так думаю, - добавил Дирхан, прихлебывая из фляги и задумчиво ощупывая подраненное плечо, - неловко вышло, да?
   - Неловко...
   Да уж, неловко, это весьма мягкое определение... Почесав кончик носа, Найтмауэр распахнул на мертвеце плащ, умело обшарив его кошели, поискав за пазухой плотного колета и за отворотами сапог. По виду - дворянин, ухоженный, подстрижен по последней моде (не то, что Андреас), в меру богато одет, выбрит, усы аккуратно подстрижены. На ладонях мозоли, а значит, что с клинком визитер был дружен. Был...
   - Ну ладно, мой пуленепробиваемый сожитель, - Андреас покачал головой, рассматривая горсть золотых крон, патент на владение каретой, а также клочок бумаги, на котором был записан их с Дирханом домашний адрес, - предлагаю сейчас вынести сие тело на задний двор, а с утра передать жрецам Морра, пожертвовав в их храм некоторую сумму. Например, вот эту, - он взвесил на ладони кроны, - если уж на то пошло...
   Но Найтмауэр неожиданно замолчал, не вынимая руку из широкого кожаного кошеля, висящего на поясе незнакомца рядом с кинжалом. Огр наклонил голову, а плечи его напряглись. Человек поднял к напарнику лицо - тени от масляной лампы делали его лицо очень уставшим и словно постаревшим.
   - Хм... кажется, проблема несколько более весома, чем мы предположили изначально, - не убирая с губ презрительную усмешку, Найтмауэр вынул из кошеля тяжелый металлический жетон. Поднял к свету, осторожно положил на край стола. Медные листки лаврового венца, украшенные крохотными изумрудами, обрамляли перламутровый человеческий череп, на лбу которого красовалась гравировка - REX.
   Огр шмыгнул носом. Человек присвистнул. Еще какое-то время они молча смотрели на лежащий на столе знак тайного сыска двора его Императорского величества. Затем Андреас забрал значок и спрятал его в свой кошель.
   - Жрецы Морра отменяются, - озвучил он и так очевидную мысль, - полагаю, что мы влипли...
   - Да уж, - кивнул Дирхан, вновь отхлебывая своего адского пойла и шумно отрыгивая, - капитально...
   - Идеи? - с усмешкой в голосе спросил Андреас, вставая.
   - Избавиться от тела.
   - Ты понимаешь, что невольно мы совершили преступление против короны?
   - Нет тела - нет дела, - Дирхан протянул человеку флягу, но тот покачал головой и достал свою, - если мы избавимся от него, - кивок вниз, - даже жрецы Морра не смогут вопросить отлетающий дух. А пока хватятся, то и подавно поздно будет.
   - Я не собираюсь закапывать этого человека, сжигать тоже... - Андреас, бледнеющий исключительно при упоминании потусторонних сил, решительно покачал головой, - шутки с огнем оставим Хаоситам и дефективным поклонникам Ульрика, а в землю я не полезу. Помнишь, как в позапрошлую весну на дворе "Двенадцати кинжалов" поднялись сразу пять или шесть жмуриков? Некроманта, кстати, тогда так и не нашли...
   - Есть варианты, - веско ответил Дирхан, глядя в пол. У Найтмауэра опустились руки, - например, я сегодня еще не ужинал...
   - О, нет...
   Но он уже понял, что другие варианты потребуют от них либо гораздо большего времени, либо подключения совсем других сил. Все еще покачивая головой, он ополовинил остатки алкоголя во фляжке, и отвернулся от трупа.
   - Давай тогда уж ты сделаешь это на кухне...
   - Да не вопрос, - почтительно согласился огр, отставляя лампу на стол, - сделаю все аккуратно и чисто.
   - Я буду у себя, - Андреас отвернулся, не в силах сдержать подступающую тошноту. Справился с позывом, взглянул на напарника, уже заворачивающего труп в одну из ковровых дорожек, - когда закончишь, дай знать...
   И он пошел наверх, запалив еще один светильник, стоящий на высоком буфете.
   Все-таки, как не крути, а огры были людоедами и этого у них не отнять никогда...
   Дирхан закончил меньше чем за четверть часа - о скорости их поедания живых существ ходила масса легенд, по большей части вполне правдивых.
   Когда Чжау-да поднялся по ступеням (стараясь не раскачивать и без того скрипящую лестницу) к нему в комнату, Найтмауэр сидел перед горящей свечой, забросив ноги на столик, и через зарешеченное окно разглядывал неспокойно развевающиеся ветви клена, растущего во дворике. Он переоделся, скинул ботфорты, заменив их на домашние мокасины, и вывесил камзол сушиться, оставшись в одной холщевой рубахе. В голову лезли самые поганые мысли, а шрам, когда-то оставленный ему Дирханом, как нарочно начал болеть. И как только незнакомец проник в дом? Учитывая место его службы, Андреас вполне мог предположить изготовление поддельного ключа. Наверняка гномами. Придется менять замки...
   Огр легко стукнул в косяк костяшками толстенных пальцев, толкнул незапертую дверь. Андреас даже не повернул головы, продолжая всматриваться в ночь. Свеча моргнула, пламя заметалось на сквозняке.
   - Готово?
   - Готово, - кивнул огромной головой Дирхан, едва не ударившись о притолоку, и не смог сдержать сытую отрыжку. Андреас скривился.
   Здоровяк помолчал, уважительно пережидая, когда его слабохарактерный напарник окончательно придет в себя, смирившись с фактом.
   - Хм, Андреас... - тот наконец-то повернулся, невольно ожидая увидеть на широченном подбородке людоеда кровь или кусочек кости. Но тот был как обычно безупречно чист, подбородок выбрит, а длинные черные усы, отпускаемые ограми на восточный манер, заплетены в аккуратные косички. - Может быть, ты все-таки посвятишь меня в подробности своего плана по добыванию статуэтки? Сказать по чести, мне действительно хотелось бы окончить дело как можно скорее. А особенно учитывая поднявшийся вокруг всего этого шум...
   Вместо ответа Найтмауэр молча покачал головой. Скинул ноги со стола, едва не задев свечу. Глубоко вздохнул, словно собирался сделать или сказать что-то очень важное, взял подсвечник и встал, подходя к стене. К стене, возле которой (в изголовье широкой кровати) стоял окованный железными полосами огромный сундук, в каком дворяне хранят одежду, а иногда и просто барахло.
   В задумчивости нависнув над сундуком, он покосился на друга, все также ссутулившегося в дверном проеме, а на губах его, как приклеенная, играла привычная гаденькая ухмылочка. Глаза огра расширились.
   - Ты хочешь сказать?.. - Дирхан поперхнулся вздохом и неуверенно почесал щеку, - она... она... здесь?
   - Ну, - Андреас Найтмауэр неопределенно поиграл тонкими пальцами, - можно сказать и так.
   - Но... ты... ты? Так это ты украл статуэтку? Андреас? - огр перешел на шепот, тренировке которого они посвятили больше года, - она здесь? В нашем доме? Ты спровоцировал всю эту бучу сам?
   Найтмауэр не ответил, покусав губу. Отвел взгляд.
   - Но Андреас? Мы только что ухлопали четверых ребят Серохвоста, в меня стреляли, я только что... только что избавился от мертвого офицера Имперского сыска... И все это время статуэтка была у тебя?
   - Ну почему сразу украл? - человек скривился, словно только что съел кислый фрукт. Взялся за кованую ручку сундука, - будем считать, что уже после похищения я перекупил статуэтку у одного знакомого мне мошенника. Перекупил, чтобы заварить кашу, поднять ей цену, а затем перепродать Ванаубэ. Тебя устраивает такой вариант развития событий? Ты ведь не станешь отрицать, что после дела с почтовой каретой наши с тобой дела решительно пошли вниз? Замять дело не означает убить слухи и снова высушить репутацию, Дирхан...
   Он откинул крышку, наклоняясь над сундуком. Отбросил в сторону ворох одежды, копнул глубже, еще глубже. Замер. Медленно, очень медленно посмотрел на Дирхана. И во взгляде Андреаса Найтмауэра не было ничего доброго.
   Напряжение, ощущение того, что сейчас, в эту самую минуту должно произойти что-то очень важное и страшное, наполнило комнату, как свежий ветер наполняет затхлое помещение. Было отчетливо слышно, как на первом этаже негромко тикают часы.
   Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза, не произнося ни слова и все понимая. А затем огр вдруг отвел взгляд, не меняя позы и не поднимая головы обратив его наверх. Стараясь не делать лишних движений, Найтмауэр проследил. Некоторое время смотрел. Потом все стремительно сорвалось с места, закружилось по комнате, ломая стену с дверью, опрокидывая стол и кровать с перинами, гася свечу. В тот самый миг, когда скэвен, распластавшийся под потолком, когтями и крюком на хвосте зацепившись за стропила, бросился в атаку.
   Прямоходящая черная крыса размером со среднего человека рухнула на Андреаса, мгновенно откатившегося в сторону и уронившего свечу. В следующий миг в наступившей тьме вперед бросился и Дирхан, ломая дверной проем, вышибая дверь и опрокидывая стол. Скэвен, вооруженный крюком на конце розового крысиного хвоста и парой коротких клинков, крепившихся сверху на правое запястье, все-таки достал Найтмауэра.
   Человек упал лицом вниз, чувствуя, как по спине полосами растекается боль и что-то липкое и горячее мгновенно пропитывает разодранную рубашку. Попытался перевернуться, выдергивая из-под перевернутой кровати припрятанный кинжал, но крыса оказалась быстрее. Скэвен ударил в плечо, пробив человеческую плоть только вскользь и не дотянувшись до горла, а затем Дирхан все же дотянулся до противника.
   В зловещем зеленом свете луны, заглядывающей в окно, по комнате метались тени, хрипя в боевом азарте, трещала разламываемая мебель. Огр схватил крысу за хвост, рывком подтянул, сильно порезав кисть, перехватил за загривок, увернулся от железных когтей, удара крюком, вцепился в горло. Скэвен завизжал, тонко и отчаянно, когда Дирхан развернул его, удерживая, и на вытянутой руке приподнял еще выше, поднося к окну. Из-под тряпья, в которое был обмотан крысак, почти на голову Андреаса выпало что-то тяжелое, сверкнувшее золотом.
   Наконец Найтмауэр поднялся на ноги. Оперся о сундук, разглядывая, как напарник треплет скэвена, словно плюшевую игрушку, подошел ближе и одним ударом кинжала обрубил мечущийся хвост, норовивший уязвить огра в голову. Скэвен в объятьях Чжау-да визжал, пытался кусаться и изо всех сил рвался, не в силах разжать железных пальцев.
   - А ну, гаденыш, пропищи-ка нам, какого это рожна скэвены пытаются завладеть статуэткой?! - проревел Дирхан, уже не опасаясь разбудить соседей.
   Андреас, тяжело дыша и стараясь неловко ощупать рану на спине, нагнулся, поднимая выпавшую из крысы статуэтку. Темно-желтая люстрийская пирамида, на самой вершине которой, судя по замыслу создателей, должна была находиться какая-то фигурка. Чистое золото, немалого веса, до безумия старинная и насквозь пропахшая древней магией гигантских жаб с далекого континента. Причина смерти множества существ и предвестница не меньшего количества смертей.
   Огр повторил вопрос, сопроводив его усиливающимся сжатием пальцев. Скэвен не ответил, неожиданно обвиснув в лапе громилы. Затем из последних сил повернул к его лицу узкую длинную морду и звонко хрустнул зубами, ломая стеклянную капсулу. Выдохнул струю зеленого дыма прямо в глаза Дирхана, но тот только рассмеялся в ответ, открыл рот, и откусил крысе голову. Не переставая смеяться, проглотил, почти не пережевывая. Андреас отшатнулся, стараясь не угодить в облако дыма, оставленное ядовитым дыханием подземного убийцы. Это огру хорошо, на него даже Гнилой камень действует крайне медленно, а для человека глоток такого дыма вполне может оказаться последним вздохом в жизни...
   Дирхан швырнул тело скэвена в угол. Утирая окровавленный рот, подобрал подсвечник и передал его напарнику. Через минуту в комнате, превращенной в поле боя, снова стало светло.
   Андреас Найтмауэр, авантюрист, частный сыщик, дуэлянт и пройдоха, немножко разбойник и вор, немножко герой, присел на край разбитой в щепы кровати и задумчиво повертел статуэтку в руках. Дирхан Чжау-да по прозвищу Отрубатель голов, немножко людоед, немножко сыщик, авантюрист, бродяга и обжора, стоял рядом, старательно вытирая подбородок простыней своего напарника.
   - Завтра. Мы. Пойдем к Ванаубэ, - раздельно сказал Андреас, чувствуя, что ему требуется срочная перевязка, а рана горит, словно ее облили кислотой, - и отдадим ему статуэтку. Получим деньги. Забудем про статуэтку. И знаешь что, старик?
   - Что, мой истекающий кровью, и скорее всего отравленный, приятель?
   - За время работы ищейкой я нашел много потерянных предметов и существ. Я дрался, убивал и получал ранения. Я скрещивал клинки с людьми, ограми, гномами, орками и порождениями Хаоса. Но Сигмар свидетель, когда дело было честным, мне всегда везло. Дирхан, я больше никогда не буду воровать магические предметы, не разобравшись, что к чему...
   Найтмауэр обмяк, прикрыл глаза и привалился к стене. Золотая пирамида выскользнула из пальцев человека и со стуком упала на пол, прямо в лужу запекающейся крови. Патрули за окном устало бродили по улицам, гоняя жуликов и бродячих собак. Старый клен все так же задумчиво покачивал головой. Небо над Альтдорфом начинало светлеть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"