Фуфло Феофилакт Феогностович: другие произведения.

Возвращение в Тооредаан3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 7.86*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    прода от 07/01/2016

  Возвращение в Тооредан 3
  
  Земля-1. Москва. Артур Веселовский, актер.
  
  Солидная фирма. - Подумал Артур, выйдя из лифта на хрен знает каком этаже новенького московского небоскреба, и сходу оценив интерьеры офиса. - Странно, что раньше я о них никогда не слышал. Но по всему видать - денег у этих ребят немеренно. Дорогая кожаная мебель, дубовые панели на стенах, и даже на полу - не какой-то там ковролин, а самые настоящие изделия восточных мастеров..., скорее всего - север Африки, - уж он-то, Артур, в этом разбирался, благодаря папе-дипломату и детству, проведенному в посольствах самых разных стран. - Какой-то нувориш решил отмыть неправедно заработанные гроши, или ему захотелось воплотить свою детскую мечту о кино и телевидении? В любом случае, в его, Артура, случае, особо выбирать не приходится. Нормальной работы не было уже больше полугода, а немалые гонорары за съемки в прежнем сериале, как-то уж очень быстро просочились сквозь пальцы и скрылись в карманах сомнительных приятелей, и кассах дорогих магазинов и ресторанов.- Артур Веселовский, мне назначено. - Он привычно тряхнул натуральными блондинистыми кудрями, и послал девушке за стойкой ресепшена фирменную улыбку князя Воротынского - аристократа, повесы, и предмета томных вздохов двух третей женского населения Российской Федерации и всех русскоговорящих окрестностей. Однако на этот раз, улыбка адресованная девушке, отразилась от ее полного холодного равнодушия взгляда, и вернулась к хозяину с сообщением - "Обломись, тут, похоже, никого встречей со звездой второй величины, не удивишь", что только подтвердило первоначальное мнение о солидности и богатстве фирмы.
  - Проходите. - Только и сказала она ему в ответ, сверившись с каким-то списком на экране компьютера. - Вторая дверь налево.
  - Странно, - подумал Артур заходя в указанный кабинет. - Как-то непохоже все это на обычный кастинг на роль. - Слишком все солидно и богато, и не видно нервно дергающихся конкурентов, да и вообще, атмосфера тут явно не мосфильмовская, скорее уж, больше похоже на какую-то инвестиционно-банкирскую контору, где ворочают миллиардами, ну или где там ими ворочают...
  - Артур Васильевич? - Улыбка, встретившего его в кабинете толстого лысоватого дяденьки в костюмчике тыщ за двадцать зелененьких денежек, была какая-то уж слишком профессионально-любезная. - Проходите, присаживайтесь.... Чай-кофе? Хотя нет. - Толстяк нажал на какую-то кнопочку у себя на столе, и пророкотал начальственным баском - Леночка, сделайте нам пару кружек гове. ...Новейший напиток. - Пояснил он своему посетителю. Полагаю, в ближайшее время войдет в моду..., уж мы, хе-хе, постараемся, чтобы вошел.... А впрочем, неважно. Просто попробуйте, и скажите, что вы об этой штуке думаете?
  - Приятный вкус. Освежает. - Вежливо кивнул Артур, приняв из рук, вынырнувшей откуда-то из глубин кабинета длинноногой секретарши, глиняную чашку сделанную нарочито грубо, и пригубив напиток. - Слегка горчит и немного необычное послевкусие.... Но приятно. Что это?
  - Корень одного тропического растения. - Кофеина в нем, кстати, в два с половиной раза больше чем в обычном кофе, плюс - совершенно уникальный набор всяческих полезных организму веществ. Бодрит необычайно, при этом можно пить даже гипертоникам - голова не лопнет. Собираемся продвигать на международном рынке, сначала - как эксклюзив для самых богатых, а потом..., кто знает, к тому времени, когда мы поставим его производство на промышленную основу, гове может это станет заменой обычному кофе или чаю!
  - Хм... Очень интересно.... - Вежливо покивал Артур, которого сейчас куда больше интересовала обещанная работа.
  - Еще интереснее, что ваша новая вероятная работа, будет напрямую связана с этим напитком. - Словно прочитав его мысли, очень серьезно заявил толстый дядечка, почему-то так и не удосужившийся представиться. Не имени не назвал, ни должности.
  - Я не снимаюсь в рекламе. - Сразу поспешил очертить рамки своей "продажности" Артур.
  - Никакой рекламы. - Улыбнулся толстяк. - Сериал! Научно-фантастический. Возможно на несколько сезонов, с бюджетом..., даже говорить не буду каким - пол Африки на те деньги прокормить можно. И немалая часть этих средств пойдет на гонорары актерам. Вот только, чтобы их заработать, придется немало поработать еще до съемок. Как вы относитесь, например, к тому, чтобы выучить новый язык?
  - Да я и так их знаю немало, какой именно вас интересует? - Попытался блеснуть Артур.
  - Да, вы владеете восемью языками, если моя информация не врет. - Спокойно покивал дядечка в ответ. - У вас вообще очень интересная биография. Одна только служба в десанте в роте разведки, для сына потомственных дипломатов, проведшего все детство по заграницам, это..., интересный поворот судьбы. ...Однако, такого языка, вы не знаете точно. - Толстяк рассмеялся мелким, слегка противным смехом. - Действие сериала, будет проходить в параллельном мире. ...А что? - попаданцы заполонили книжные прилавки, пора бы им уже и на экраны попасть. ...Уровень развития этого мира, примерно как наше средневековье. Культура - этакая смесь Европы и Азии. Благородные шевалье с этикой и повадками самураев. Шпаги, мушкеты, кружева, шелка, прекрасные дамы..., дуэли, сражения, множество приключений и путешествий. Ваш персонаж - резидент нашей разведки в чужом мире, сначала опустится в самые низы, даже попадет на местную каторгу, потом поднимется до уровня советника королей! В общем - сценаристы изрядно постарались, насочиняли там всякого....
  - Очередной "князь Воротынский"? - Артур позволил себя чуть брезгливо поморщиться. - Амплуа героя-авантюриста-любовника елизаветинских времен, ему уже изрядно осточертело.
  - Скорее - новый дон Румата Эсторский. Только без всяких этих интеллигентски-шестидесятнических соплей про "что такое хорошо, и что такое плохо". Наш, современный герой знает, чего хочет от жизни, и знает, как это получить.
  - Интересно. ...А при чем тут.... - Артур кивнул на кружку, которую все еще держал в руках.
  - В этом-то и самый смак! Другой мир, другие напитки! - Довольно осклабился толстяк. - Согласитесь, было бы смешно, прилететь куда-нибудь на Альдебаран, и увидеть как местные шестиглазые восьмиухи, гоняют у самовара чаи с баранками и жрут гречневую кашу. Зачем тогда, спрашивается, вообще было лететь в такую даль? В новом мире - свои напитки, свой этикет, свой язык.... Да там почти все, вроде бы и чуть похоже на наше, но в то же время - чисто свое. Например - все ездят на верблюдах. Представьте себе д*Артаньяна верхом на верблюде.... Интересно?! ... Вот под это дело, мы и начнем продвигать наш новый продукт. Сначала зритель увидит его на экранах своих телевизоров, а потом - опаньки! А он уже в магазинах лежит. Неплохо задумано?
  - И что, весь этот ваш "полуафриканский" бюджет, только ради скрытой рекламы? Не слишком ли дорого обойдется?
  - А вы представляете, сколько чая-кофе, выпивается ежедневно..., да хотя бы только в одной нашей стране? А во всем мире? Тут не то, что пол Африки, тут даже всей Европе с Америками обожраться хватит. И вообще - мне конечно приятно, что вы так беспокоитесь о наших доходах, но - давайте оставим финансы финансистам, а кино - артистам. ...Вот предварительный контракт. Прочите внимательно на досуге. Возможно - посоветуйтесь с юристом. И мне хотелось бы, чтобы ответ вы дали, не позднее чем через три дня. Вот, позвоните по этому номеру.
  
  Черед два дня, Артур согласился на предложенную работу. А еще через неделю, отбыл в специальный тренировочный лагерь, где, как ему пообещали, он овладеет всеми необходимыми для съемки навыками.
  
  - Выпад. Резче. Ноги как пружины. Задняя толкается, передняя гасит инерцию, "сжимаясь" до определенного уровня, а потом распрямляется, совершая отскок. И сразу в защиту. ...Что это за театральщина Артур? Забудь про "двигаться красиво", всю эту чушь придумали люди, которые ни драться, ни красиво двигаться не умеют. Красота - в стремительности, в отточенности и наработанности движения, а не всех этих махах и вычурных позах, которым тебя обучили в театральном училище. Резче выпад, сильнее толчок задней ногой. Представь перед собой своего настоящего врага, и убей его. Одним ударом - одним быстрым неотразимым ударом.
  Артур представил себе рожу безымянного толстяка из крутого московского кабинета, и прикончил его с особым цинизмом и жестокостью.
  - Вот тебе неустойка, падла!
  
  ...Учебный лагерь, оказался где-то на просторах Средней Азии. Испепеляющая жара, лимит воды, и изнуряющие тренировки. Пахать приходилось часов по четырнадцать в сутки, в качестве отдыха меняя занятия тяжелые физически, на занятия тяжелые интеллектуально.
  Столько вкалывать, Артуру не приходилось даже в армии. А уроки по языку, изобретенному какими-то идиотами, дурацкому этикету и танцам воображаемого мира, доставали еще похлеще фехтования, езды на верблюдах, и стрельбы из тяжелых неудобных мушкетов "лягающихся" при отдаче еще как тому верблюду и не снилось.
  Но больше всего убивала бессмысленность прилагаемых усилий. Ну серьезно - не все ли равно будет зрителю, говорит ли актер в кадре что-то осмысленное, или просто - "дыр-тыр-тыр", изображая иностранную речь? ...Он-то раньше думал, что все ограничится изучением десятка-другого наиболее распространенных фраз, типа - "здравствуйте-до свидания-как-пройти-в-библиотеку", то - что зритель, худо-будно и сам может запомнить и узнать. А вместо этого - подробно разработанный язык с весьма своеобразными грамматикой и фонетикой. А еще все эти поклоны, приличные-неприличные фразы, что с чем носить, и даже собственна жестикуляция..., выдумано столько ненужных правил, якобы для правдоподобности. Но скорее всего, кто-то просто тупо погрел на этом руки. Учитывая, сколько тут платят.... Да за такие деньги, Артур бы и сам, с удовольствием, придумал новый язык и правила этикета - самые бредовые и фантастические.
  ...Первый месяц, его держали мысли о гонорарах. Честно говоря, когда он увидел все эти нолики вслед за цифрой 3, ему сразу расхотелось раздумывать о "стоит, не стоит сниматься", и вчитываться в другие пункты договора. За одну серию, ему пообещали чуть ли не столько же, сколько в прошлый раз за целый сериал. Ради этого можно было, и потерпеть небольшие трудности и капризы продюсеров.
  Однако, всякому терпению приходит конец, и через два месяца беспросветной пахоты Артур устроил скандал совмещенный с истерикой, заявив что хочет расторгнуть контракт и забыть об этом бредовом проекте навсегда. ...И тут, вежливый юрисконсульт, показал ему в его же контракте на пункт о неустойке. Неустойка была такого размера, что чтобы выплатить ее, Артуру пришлось бы не только отдать все что он уже заработал, но и продать свою, доставшуюся от покойных родителей четырехкомнатную квартиру возле Белорусского вокзала.
  - А что вы хотите? - Сочувственно сказал юрист. - Мы вкладываем в вас большие деньги, а главное - наше время. Все эти инструктора, этот лагерь, одежда наконец, которую шили именно на вас..., если вы уйдете, нам придется искать и заново обучать кого-то другого, это упущенное время, и потерянные колоссальные деньги. ...И кстати, имейте ввиду, согласно контракта, чем дольше вы занимаетесь на наших курсах, тем больше будет неустойка в случае расторжения договора. ...Тут не то, что квартиру, впору себя будет продавать для разделки на внутренние органы. ...Люди, которые вас наняли, деньги считать умеют. Так что....
  ...Так что пришлось смириться, и остаться в тренировочном лагере, находя утешение в мечтах о сладкой мести, когда-нибудь в будущем.
  После фехтования, началась выездка на верблюде. А общем-то, для Артура, в свое время серьезно занимавшегося конным спортом и даже освоившим кое-какие каскадерские трюки на съемках "Князя Воротынского", - верблюд не был совсем уж экзотическим зверем, - первый раз, меж высоких горбов корабля пустыни, его усадили еще года в четыре. Всего-то и надо было выучить несколько команд и приноровиться к своеобразной верблюжьей поступи, чтобы при минимуме спецэффектов убедить зрителя в своем мастерстве. Но и тут, продюсеры решили извратиться, и настойчиво потребовали чтобы он в совершенстве овладел искусством не только управлять горбатой зверюгой, но даже и использовать ее в бою. Видимо, ожидались впечатляющие батальные сцены, поскольку вместе с Артуром и еще десятком актеров, искусство верблюжьих наездников, осваивала и почти сотня сотрудников ЧВК, которой и принадлежал лагерь.
  - Им-то это зачем? - Удивился Артур, впервые увидев, как сотня здоровенных парней в камуфляже, садится верхом на верблюдов.
  - Вообще-то, они будут охранять место съемок, когда те будут проходить в разных..., экзотических странах. - Требование страховых компаний. Но иногда - ребята и сами будут сниматься в массовке, особенно в батальных сценах. Это дешевле, чем нанимать каскадеров-проффи.
   Продюсеры, явно были людьми..., не совсем здоровыми умственно. А может наоборот - знали как заплатив вдвое больше, можно заставить человека пахать в десять раз усерднее. "Солдатикам" тоже доставалось. Тут тебе и муштра с тяжелыми мушкетами на плечах. И пальба из примитивных дульнозарядных ружей, и выездка на верблюдах. Но все это - вроде как вместо отдыха, а уж как "солдатики" упахивались на полосе препятствий, стрельбище и прочих, известных Артуру по армии "удовольствиях" - даже смотреть было больно. Их словно не к охране съемочной площадки готовили, а к захвату небольшой страны где-нибудь в Азии или Африке.
  - Сам-то пробежаться не желаешь? - Ухмыльнулся инструктор "солдатиков", ехавший рядом, показав Артуру кивком головы на возвращающихся с полосы препятствий сотрудников ЧВК.
  - Нет. спасибо. Набегался, в свое время, в армии. - Недовольно буркнул тот в ответ.
  - Так ты служил? - Искренне удивился тот. - Где?
  - Десант. Развед рота.
  - Был в горячих точках?
  - Бог миловал. ...Один раз, когда та заварушка в Сомали случилась. Нас уже в самолеты посадили, на случай если ребята из ССО* сами не справятся. Но..., они справились. Так что пронесло.
  (ССО* - Силы Специальных операций).
  - А все-таки, пробежаться, тебе бы стоило, и жирок лишний растрясешь, и..., кто знает, какие по-жизни навыки, потребуются.... - Влез в разговор "кавалерийско-верблюжий" инструктор. Но быстро оборвал себя. -Ладно, об этом потом. - И начал отдавать команды всему "войску". - А сейчас отрабатываем атаку вражеской шеренги. Вон мишени, на той стороне полигона. Верблюд, долго быстро бегать, не особо любит. Так что подъезжаем метров на двести неспешной рысцой. Начинаем разгонять животину. Метров сто - это уже дистанция действительного огня для длинноствольных егерских мушкетов, так что тут уже, разгоняем "лошадку" по-максимуму, пролетаем дистанцию как можно быстрее, и бьем первые две мишени пикой. Бросаем пику (условно утеряна), и рубим третью мишень саблей. Потом - главное внимательно слушайте сигналы горниста, надо будет развернуться, не смешиваясь в кучу. Запомните, это - атака либо на малочисленного, либо на недостаточно подготовленного к бою противника. Если враги успеют построиться в каре..., - ваш верблюд скотина умная, и на штыки не попрет. Остановиться как раз перед строем, и вас расстреляют из мушкетов практически в упор. Атаку каре, мы будем изучать завтра. Все поняли? Горнист - сигнал "Приготовиться к атаке".
  - Господи, какой бред! - Подумал Артур, половчее перехватывая пику. - Вот что бывает, когда куче не наигравшихся в солдатики мужиков, дают полную волю, и безграничное финансирование. Он что, действительно собрался атаковать кого-то верхом на верблюде?
  
  Раскаленное южное солнце уже закатилось за горизонт, на недолгое время украсив сухую безжизненную пустыню романтическими тенями и добавив ей оттенков красного, когда "рабочий" день Артура, наконец-то закончился. Можно было, наконец-то пойти в свой "актерский" барак-казарму, принять тепленький со слабеньким напором воды душ, и рухнуть в койку. Но..., койку пришлось отложить. Артура срочно вызвали к начальству.
  Да непросто к начальству. Еще на предыдущем занятии щелкая языком и удваивая гласные, осваивая дурацкую фонетику идиотского языка, Артур слышал характерный звук садящегося вертолета, но не придал этому никакого значения. - Вертолет тут был чем-то вроде обычной маршрутки. А иначе, добраться до лагеря расположенного где-то в самом центре пустыни, стало бы настоящим испытанием выносливости техники и людей. А как оказалось - зря не обратил, на этот раз, старенький МИ-8 привез редкого гостя, а правильнее сказать - "гостей".
   "Боссов кишлак" - как звали его "солдатики", - несколько роскошных, по местным меркам, коттеджей, располагался чуть в стороне от основного лагеря. Обычно тут было достаточно пустынно и тихо, но сегодня - он просто-таки сиял иллюминацией зажженных фонарей. А на роскошной веранде в центре "кишлака", была накрыта шикарная поляна. Вот только, вопреки ожиданиям Артура, сейчас, ни начальника лагеря, ни менеджмента проекта, ни инструкторов, выпивающих с начальством, он тут не увидел. Зато - увидел своего старого, и не сказать, чтобы очень доброго знакомого, в компании всего лишь троих сотрапезников, сидящих за низким восточным столом с видом каких-то небожителей. Чуть в стороне, - то ли чтобы не мешать своей возней гостям, то ли чтобы держать свои уши подальше от их разговоров, трудилась команда поваров, и кажется лишь только лишь парочке официантов бала оказана высокая честь прислуживать важным людям. Артур даже засомневался, - уж не пригласили ли его сюда по ошибке. Мало ли - хотели позвать официанта, а под руку подвернулся ведущий актер сериала. ...Для Этих -разница невелика.
  - А вот и наша звезда..., проходи, садись.... - Лысый толстяк, чей виртуальный образ, сегодня утром, Артур мысленно заколол с немыслимыми жестокостью и цинизмом, увидев стоявшую возле входа на веранду фигуру, гостеприимно помахал рукой и указал ему на место напротив себя за, по-восточному богато накрытым достарханом, продолжая улыбаться своей дежурной неискренней улыбкой.
  Пожав плечами, Артур поздоровался и присоединился к компании, сев на расстеленный на полу матрасик-курпача, и решив особо не стесняться, налил себе прохладного вина из ближайшей бутылки. Выдул бокал божественного нектара, едва ли не одним глотком, и оглядел стол повеселевшим взглядом. После всех мучений дня, и особенно последних издевательств урока "идиотского" языка, лишний раз шевелить языком собственным, решительно не хотелось, а вот пить.... А потом появился наваристый душистый плов, истекающий соком шашлык, а стол был уставлен самыми разнообразными деликатесами, - виноград, фрукты, дыни-арбузы..., а еще сыры, явно не местного производства, испанская ветчина, обалденно пахнущая осетрина, икра..., кажется тут были собраны вкусняшки со всех краев света.... В общем, - пока язык отдыхал, челюстям нашлась работа. Сотрапезники, и сами отдавая должное искусству поваров, разговорами Артуру не докучали, беседуя о чем-то о своем, о банкирско-инвестиционном, плавно переходя с обсуждения амплитуд вращения задниц карибских мулаток, танцующих в каком-то казино Лас-Вегаса, на свои успехи в отстреле большой африканской пятерки*, и дороговизну эксплуатации мега-яхт. Легкий ветерок игриво носился над пустыней, звенели цикады, своим звоном лишь подчеркивая удивительную тишину и первозданность природы. И умиротворенный Артурчик уже было совсем решил, что его позвали чисто "для интерьера", - украсить, так сказать, собой стол, на манер экзотической птички или редкого зверька, как вдруг толстяк, так и не соизволивший ни представиться сам, ни представить своих товарищей, задал неожиданный вопрос.
  (*слон, носорог, буйвол, леопард, лев - наиболее престижные трофеи африканской охоты*).
  (* Автор не одобряет ни африканскую, ни какую-либо еще охоту, за исключением охоты ради пропитания).
  - Ну и как Артур, общий настрой? Готов работать?
  - Всегда готов! - Отдал тот шутливый пионерский салют, и понимая, что жаловаться этим дядям на них же самих - дело бессмысленное, добавил уже более серьезным тоном, пустив в ход все запасы своего актерского лицемерия. - Не терпится уже скорее приступить к съемкам!
  - А съемок-то, никаких и не будет. - Почему-то довольно лыбясь, заявил в ответ толстяк.
  - К-как? Проект закрыли? - Еще минуту назад, Артур искренне и от всей души ненавидел этот дурацкий сериал, и желал ему самого мучительного провала, а сейчас, его вдруг охватила такая неизбывная тоска.
  - А и не было никакого проекта. - Все так же довольно ухмыляясь, ответил толстяк, и все его дружки дружно заухмылялись, видимо из чисто банкирско-инвестиционной солидарности.
  - А как же.... Но тогда зачем.... К чему это все? - Артур беспомощно обвел руками замерший в ночи лагерь и окружающую его пустыню. - Зачем было посылать меня..., и других актеров сюда, зачем все эти занятия...? Ведь это же все немалых денег стоит. Вы что, просто решили так пошутить? Это какой-то розыгрыш?
  - Вот, опять ты о моих деньгах Артур беспокоишься. - Толстяк как-то злобно осклабился, будто бы, на этот раз, стоило упомянуть деньги, его умение фальшиво улыбаться ему отказало. - А очень даже напрасно. Вон, знающие люди..., - толстяк кивнул на своих ухмыляющихся товарищей. - Соврать не дадут - я очень-очень прижимистый человек, и не копейки лишней не потрачу. ...Сериала про параллельный мир, никакого не было и не будет. А вот мир такой - ЕСТЬ! И у нас есть к нему доступ. Осталось мелочь - пойти и взять! ...Хм..., вот ты пойдешь, и возьмешь! - Лицо толстяка вдруг стало таким серьезным, жестким и..., Артур бы даже сказал - "беспощадным", что даже мыслей спросить - уж не шутка ли все сказанное, не дурацкий ли розыгрыш, у него не возникло. Зато вдруг стало очень страшно, потому что он понял, что только что ему открыли тайну такого масштаба, что поведи он сейчас себя как-нибудь не правильно..., и эта ночь, эти ухмыляющиеся рожи, будет последнее что он увидит в жизни.
  - Что взять-то? - В горле пересохло, и чтобы выдавить из себя эти два слова, Артуру пришлось смазать горло изрядным глотком вина, еле сдерживая дрожь в руках.
  - А я не знаю! - Заржал толстяк, и шутка эта ему настолько понравилась, что кажется впервые, его смех стал звучать искренне.
  - Видишь ли, друг мой Артур.... - Толстяк сделал паузу, налили себе вина в бокал, и застыл с вилкой на изготовку над блюдом с нарезкой сыров, хищно водя носом. Наконец высмотрел жертву, пронзил ее зубьями вилки и потащил к себе. - ...Наше ленивое государство, получило доступ к этому миру, уже несколько десятков лет назад. Но до сих пор, никто толком и не удосужился тщательно изучить его ресурсы и возможности. Им, вишь ли, не до этого! Оне всё высокой наукой заниматься изволят. Цветочки нюхают, да микробам задницы рассматривают на предмет смертельной опасности. - Гримасничая, толстяк явно пытался кого-то передразнить, но получалось у него не очень. Актерскими навыками он похоже не обладал. - А может и знают, да просто нам говорить не хотят. - Толстяк перестал гримасничать и перешел на деловой тон. - Эти хитровымудренные ботаники, с "государевыми людьми"..., хоть нам и удалось продавить допуск к переходу, но информацией по миру они делятся крайне неохотно. Еще бы - сорок-пятьдесят лет сидели в тепле и уюте, на хороших зарплатах, нифига не делая, и еще лет четыреста готовы так же просидеть. Наша инициатива им как кость в горле. ...К счастью - деньги творят чудеса. Удалось кое-кого перекупить. И кое-кто из этих "кое-кех" - твои инструктора, как ты наверное уже и сам понял. В общем, нам нужен свой человек в этом мире, - Словно бы сам обрывая свои рассуждения, резко подытожил толстяк. - То есть - ты!
  - Но.... А почему я? - Задал вполне логичный вопрос Артур. - Может лучше послать кого-нибудь..., ученого там, или допустим.... Опять же - я ни в коммерции не силен, ни геологий там всяких не знаю, скважины для нефти бурить не умею.
  - Бурильщиков скважин, у нас дружок и так своих хватает. - Злобно осклабился толстяк. - От ученого люда, палкой отбиваться приходится. Они все готовы..., хоть сейчас!.
  Но Это, Артур, новый, непривычный нам мир. - Прежде чем начать копаться там в земле, надо понять что за люди его населяют. ...Тут бы, по-хорошему, нужен разведчик. Настоящий такой, вроде Штирлица. Такие на примете есть, но..., людям из органов, мы доверять не можем - как известно "бывших" не бывает, а насколько можно верить информации принесенной "не бывшим"? А своих..., буду с тобой откровенен. - Тут ведь и кого попало не пошлешь. Внешность должна быть подходящая, способность к языкам, актерские навыки.... Нашли мы одного ушлого мужичка - промышленным шпионажем занимался. Обучили, заслали. ...А он, сука, на себя работать решил. Тут-то он, сколько жопу не рви, все равно шестеркой останется, а там, решил в короли пробиться. В местной республике Кредон, одно время большого шороху навел. Ан хренушки - местные тоже знают, как от конкурентов избавляться. Выпил Йаду, как писали в Интернете в дни моей молодости. ...Не вышло из шестерки короля.
  - Но почему я?! - Опять задал тот же вопрос Артур.
  - А мы к умным людям обратились. Заказали им создать, так сказать, модель идеального резидента. Потом стали искать подходящего под нее человека. Ты подошел, где-то процентов на восемьдесят. Это очень много. С детства рос в самых разных культурах. До двенадцати лет - успел поменять Дальний Восток на Латинскую Америку, потом Ближний Восток на Англию. Мозги пластичные легко приспосабливаешься к среде. Знаешь кучу языков, и твои успехи в имперском, говорят сами за себя.... Актер, сын дипломатов, десантник. Можешь постоять за себя, но в драку лезть не любишь. Есть склонность к авантюрам, но мозги не теряешь. Опять же - что довольно редко встречается в нашем мире - умеешь владеть шпагой, скакать на лошадях, и прочее. А главное - в роли князя Воротынского, ты был очень убедителен. Есть в тебе этакий аристократизм. Вот мы и решили нанять тебя. ...А на случай если ты заартачишься, или тоже захочешь поработать на себя..., мы в курсе кому ты ежемесячно высылаешь деньги в Саратов.... Думаю, продолжать не надо.
  - Не надо.... - Сквозь зубы процедил Артур. - Так что от меня там требуется сделать?
  
  Оу Маалер, старший дознаватель Бюро всеобщего блага.
   Из отчета агента Кудрявый
  
  ...таким образом, мне удалось попасть на бал Магистрата острова Гриит, под видом слуги.
  Ранее, я входил в группу наблюдения за вышеуказанными фигурами, еще во время их первого посещения Мооскаа, и сейчас я так же сумел их очень хорошо рассмотреть с близкого расстояния, на основании чего могу с полной достоверностью утверждать, что генерал оу Ренки Дарээка, полковник оу Готор Готор, и девица Одивия из рода оу Ваксай, присутствовали на этом балу. Причем, невеста нашего монарха, вела себя, как ни в чем не бывало, словно бы и не исчезала никуда на три года. А на прямые вопросы некоторых присутствующих о месте своего пребывания, как мне удалось подслушать, либо искусно уводило разговор в сторону, либо отвечала "Путешествовала".
  Помимо них там так присутствовали следующие, интересующие нас лица: оу Иигрь Рж*коов - представленный как член свиты владетелей Фааркоона, так же известный на острове как судовой лекарь пиратского корабля "Кусачая Черепаха". (полностью соответствует словесному портрету разыскиваемого Бюро оу Рж*коова - бывшего сотрудника БВБ). Его супруга - Неевия из рода оу Рж*коов, урожденная оу Наугхо. (полностью соответствует словесному портрету, данному мне перед операцией). Оу Наугхо, - полусотник БВБ, находящийся под негласным наблюдением Бюро.
  Так же присутствовал некий оу Эгииноасиик. - Человек почтенного возраста, однако еще весьма крепкий на вид, которого оу Готор Готор представил гостям как своего деда. Мое внимание оу Эгииноасиик привлек не только древним именем, словно бы из легенд, но в первую очередь своим величественным видом, и взглядом, словно бы излучающим привычку повелевать. Именно такими, по моим представлениям, и были древние вожди и первые императоры. Как я заметил, его облик и взгляд действует на людей просто магически. Желая получше рассмотреть данное лицо, я под видом исполнения служебных обязанностей (замена сгоревших свечей), приблизился поближе к этому старику. Ему хватило одного щелчка пальцев и взгляда на свою опустевшую чашу, чтобы я, бросив все свои дела, поспешил принести ему новую, и только потом опомнился и пришел в себя. Из расспросов экипажей кораблей флотилии оу Дарээка, тех что родом из Фааркоона, я узнал что в этом городе существует поговорка "Встретиться с дедушкой оу Готора", что соответствует понятия попадания в крайнюю, безвыходную ситуацию, ибо по этому городу, уже давно ходили слухи насколько грозен и страшен этот престарелый родственник одного из их соправителей. Что полностью соответствует моему впечатлению от встречи с благородный оу Эгииноасииком.
  Еще мое внимание привлек некий оу Огууд. Судя по манере держаться, и некоторым повадкам, я предположил, что он является сотрудником одной из тайных служб подобной нашей. Судя по выговору, он является типичным уроженцем Тооредаана, что на мой взгляд, позволяет сделать определенные предположения, и даже выводы.
   Еще должен отметить, что судя по поведению и тону общения, оу Дарээка, оу Готор Готор, и девица Одивия, раньше довольно неплохо знали оу Рж*коова, и относятся к нему не столько как к лицу подчиненному, сколь как к младшему товарищу, или даже родственнику. А вот его супруга и ее брат, тут явно были лицами новыми, и не удостоенными полного доверия. Несколько раз я заметил, как говорившие между собой вышеозначенные фигуры замолкали, при приближении к ним дамы Неевии, или ее брата.
  Дама Неевиия и девица Ваксай, словно бы держались вместе, но было заметно, что связь эта скорее более интересна супруге оу Рж*коова, что-то старательно выспрашивавшей у своей собеседницы, нежели девице Ваксай, которая, под конец вечера, даже словно бы и тяготилась присутствие данной персоны, хотя и старалась не показывать этого, несмотря на свой, всем известный, резкий характер....
  
  Оу Маалер аккуратно вложил донесение в папку, с которой собирался идти на доклад к оу Лоодиигу - директору Бюро, а потом, немного подумав, добавил туда же еще один листок, бегло пробежав глазами его содержание.
  
  Из переписки Аалаакса Зуура, коллежского советника на дипломатической службе королевства Тооредаан.
  
  ...в прошлом своем письме, дорогая кузина, ты спрашивала меня мое мнение о том, что же в действительности творится сейчас на берегах Срединного моря. Отвечу тебе - война!
  Но война необычная, ибо хоть кровь уже и пролилась весьма обильно, - главные соперники так еще и не скрестили клинки в решительном сражение, и вместо мушкетных залпов, обмениваются дипломатическими нотами и уверениями в своем дружелюбии. И война эта, идет не столько за земли, или торговые привилегии, как обычно бывает, сколько за умы жителей берегов Срединного моря.
  Республика Кредон, лишенная воинской силы по итогам прошлой войны, усиленно старается доказать что без нее Срединноморью не выжить, стравливая между собой различные страны, сея недоверие и хаос. Ее главная цель - развалить Союз Государств, созданный четыре года назад, в противовес захватническим замыслам республики, и предназначенный принести спокойствие и стабильность, на берега этого древнего моря.
  Решительные и мудрые действия сатрапа Мооскаа, его первого министра оу Лоодиига, и нашего национального героя генерала оу Ренки Дарээка, уже во многом смогли обуздать опасность, грозившую Срединноморью от удихских пиратов. Недавняя решительная победа флотов Литруги и Сатрапии, нанесли значительный урон этим мерзавцам, и думаю, склонили немало умов, на сторону Союза. Но откуда последует новый удар? - Вот вопрос, которым сейчас задаются все думающие люди.
  ...Враг коварен. Он действует не только оружием, но и подкупом, и распространяя ложные и нелепые слухи. Недавно, я был удостоен высокой чести, аудиенции у его превосходительства оу Лоодиига. Конечно, выступал я исключительно как частное лицо, ибо не имею никаких полномочий говорить от имени нашего короля, а Литруга, интересы..., назовем это "флотом", которые я представляю, пока, как отдельное государство, никем не признанна. Его превосходительство, задал мне прямой вопрос - "Насколько верны слухи, о возвращении полковника оу Готора Готора, и девицы Ваксай". И потребовал от меня сказать все, что мне известно по этому поводу. Я заверил его, что все это чистая ложь, которую распространяют наши враги, дабы поссорить Тооредаан и Сатрапию. В чем, готов уверить и тебя, дорогая кузина, ибо никаких слухов о возвращении этих двух интереснейших персонажей в новейшей истории нашей страны, до меня не доходило....
  
   - Наверняка знает, подлец, - подумал оу Маалер. - Что с началом войны, вся почта, отправляемая за пределы Сатрапии, подлежит перлюстрации. И потому пишет то, что мы хотели бы от него услышать. Но при случае, пользу можно извлечь, даже из откровенной лжи. Впрочем, шеф почему-то ему верит. Считает, что и дипломатишка всей правды о своих хозяевах не знает. А что знаю о них я? - В который уже раз задумался оу Маалер. - Нам достоверно известно, что оу Ренки Дарээка - уроженец нашего мира. Будучи совсем еще мальчишкой, вляпался в серьезные неприятности с законом, и попал на каторгу. Там он, скорее всего и встретил оу Готора Готора, бывшего в ту пору просто Готором - видимо, выходцем из другого мира, чьи следы до каторги отследить, пока никак не удается. Эти двое сколотили команду из таких же каторжников, как и они, и будучи отправлены на войну в виде обозной команды, а прощен говоря - тягловой силы, там, благодаря свершенным подвигам, сумели не только вернуть себе свободу, но и весьма продвинуться в карьере. Всего за несколько лет - от каторжника до полковников, - взлет просто невероятный. Хотя, если учитывать что Тооредаан безнадежно проигрывавший ту войну, внезапно смог одолеть очень сильного противника, и судя по всему, тут не обошлось без знаний, принесенных оу Готором Готором из другого мира, - удивляться взлету карьеры не стоит.
   Чем они занимались еще, помимо военной карьеры? - Поисками древних регалий Императоров. ...И что самое удивительное - смогли найти парочку вещей, считавшихся пропавшими уже тысячи лет. ...А вот делали ли они это только по заданию Тайной Службы королевства Тооредаан, или это во многом была их собственная инициатива - загадка. С одной стороны, все указывает на Тайную Службу, так как королю Тооредаана в тот момент и правда нужно было что-то, для подтверждения своего права на престол и для воздействия на умы подданных, среди которых, из-за неудач на военном поприще, зрело сильное недовольство. ...Вот только - проклятые ученые, раскопали в древних свитках, намеки, что само появление людей из других миров, как-то связанно с таинственным Амулетом Манаун*дака, который, компания "пришельцев", кстати, найти так и не смогла. ...Или все-таки смогла?
   Доказательств этому никаких нет. Но если все-таки предположить что смогла, то это сразу многое объясняет. а именно - внезапное исчезновение оу Готора Готора из этого мира. Словно был человек..., и раз - никаких следов пребывания в этом бренном мире. Все бы ничего, исчезни он один, так ведь еще и умудрился утащить с собой невесту сатрапа. А это уже дело государственной важности и престижа. Одно дело, если там какая-то любовная история, и совсем другое - коли девице захотелось посмотреть на другой мир.
   Да и сама эта Одивия Ваксай - ох и не простая же особа! Казалось бы - обычная купчиха, а вдруг оказалась наследницей очень древнего рода. Тем не менее, не смотря на древность рода - свои купеческие занятия она не забросила, и сумела вывести свой, средней руки Торговый Дом, в число одних из самых богатых Домов всего света. И опять же - все это во многом благодаря знаниям и покровительству оу Готора Готора, - новые корабли, новые вещи..., много нового, вдруг начали продавать Торговый Дом Ваксай и использовать королевство Тооредаан. Неудивительно, что при известии о появлении нового пришельца, оу Лоодииг так задергался. Похоже - где они, там удача. ...Хотя - девица Одивия Ваксай и сама была весьма шустра и предприимчива. Ходили даже слухи, что именно стальным характером и деловой хваткой, она и смогла покорить сердце нашего монарха.
   И вот она исчезла, вместе с оу Готором Готором. ...Пылкие чувства, или простое желание посмотреть на новый мир? - Остается только догадываться. Так же, как остается только догадываться, зачем они снова появились в нашем мире, и что притащили сюда на этот раз?
   ...Неужели вслед за Рж*коовым? Но кто он им? - Ведет себя, скорее, как лицо подчиненное, однако.... Спасать слугу, с таким пылом и рвением, никто не бросится. Младший родственник? - Но ведь достоверно известно, что оу Дарээка и девица Ваксай - уроженцы нашего мира, - немалую цепочку их предков, можно проследить чуть ли не до еще доимперского периода. А вот оу Готор Готор и оу Рж*коов - явные чужаки. Не то, что цепочку предков, даже свидетелей их пребывания в детском и юношеском возрасте, отыскать так и не удалось. И даже о месте своего рождения, они предпочитают либо не говорить вообще, либо отделываются общими туманными рассуждениями. ...Так о каком родстве может идти речь? А еще большая странность - при всех знаниях и умениях оу Готора Готора, оу Дарээка остается явным лидером в их команде. ...Или - они специально пытаются убедить в этом окружающих? Тогда - с какой целью? Если бы оу Готору Готору были бы нужны просто власть, деньги, и положение в обществе, уж наверное, он бы не стал прятаться за спиной своего младшего товарища. А значит - ему нужно что-то другое. Что именно?
   ...М*да.... - оу Маалер чувствовал, что разобраться во взаимоотношениях этой четверки, для него - дело первой необходимости. Ведь если даже главная цель всех этих поисков - просто привлечь оу Рж*коова к сотрудничеству, это будет непросто сделать, коли он пойдет вслед за своими старшими товарищами. А если там скрыто что-то большее...!
   ...Но ведь есть еще жена Рж*коова, и некий непонятный "дедушка".
   ...И есть еще неизвестность, тем, зачем все эти люди вообще появились в нашем мире.
   ...И могут ли они это делать в любой момент, по собственному желанию, или тут замешаны какие-то игры богов и стихий?
   ...И есть ли еще кто-то, обладающий такой же способностью?
   ...И почему они вообще приходят сюда, на протяжении нескольких тысяч лет истории?
   ...И.... Вопросов много, - ответов нет. А его высокопревосходительство оу Лоодииг, - вовсе не тот человек, который любит слушать вопросы, не зная ответов.
  
   Оу Ренки Дарээка, генерал.
  
   -...Да, нам это надо, ведь я, в некотором роде, давал слово.
   - Но ты ведь не обязательно должен присутствовать там лично. Пошли своих ребят, они и без тебя, прекрасно разберутся с этим засранцем.
   - Готор, ты слишком оторвался от этого мира, а ведь тебе в нем жить. - Ренки укоризненно посмотрел на старшего товарища, и неодобрительно покачал головой. - Литругские ребята, - существа очень чувствительные. И в наших же интересах, чтобы они чувствовали, что когда мы с ними - они побеждают и набивают карманы золотом. А если они почувствуют что могут сделать это и без нас...? ...Опять же - одно дело. Если на Гассеера нападут неизвестные пираты, и совсем другое - если я покараю его, за попытку нападения на наш флот. Для шахиншаха и его окружения, это должно стать достаточно прозрачным намеком.
   - Я все понимаю, просто досадно тратить время и силы на все эти мелкие разборки. У нас ведь есть дела и поважнее.
  - Когда-то ты сам меня учил, что на свете нет ничего важнее мелочей. - Усмехнулся в ответ Ренки. - Поверь, я и сам не очень жажду бежать-наказывать мелкого мерзавца. В Тооредане меня ждут супруга и сын, которому уже почти три месяца, а я его так и не видел. Но разве Зооткас оказал нам мало услуг? И разве мы, как благородные люди, не должны отплатить ему втрое щедрее?
  - Ладно, уговорил. Так какой у тебя план, генерал?
  
  Дул плотный северо-западный ветер. Почти попутный. И подгоняемые им, корабли эскадры владетелей Фааркоона входили в бухту Гассеер быстро и уверенно. Среди бела дня, нисколько не скрываясь, под флагами "Красного вепря" и "Красной звезды" - родовых гербов славных героев Тооредаана. Их ждали. Если противник и не был заранее извещен о приходе эскадры, то явно ждал и опасался чего-то подобного.
  Небольшой форт, расположенный на восточной стороне бухты, попытался было огрызнуться залпами десятка стареньких пушек. Но почти одновременного залпа орудий правого борта шести фрегатов, хватило, чтобы заставить его заткнуться. Затем наступила очередь нового большого форта на острове посреди бухты. С ним пришлось провозиться почти пол дня, прежде чем его, запрятанные между высоких скал орудия, окончательно замолчали. И победа эта, далась эскадре Ренки отнюдь не бесплатно - две сбитых мачты, и десяток убитых и три десятка раненных членов экипажей пиратских кораблей - такова была цена этой победы. Но пока что - цена эта была вполне приемлемой.
  Ренки волновался. Впервые, действуя в паре с Готором, он играл главную скрипку. Которую приятель уступил ему, с добродушной улыбкой родителя, наблюдающего за первыми самостоятельными шагами своего отпрыска. ...Конечно, за эти три года отсутствия Готора, Ренки уже неоднократно приходилось полностью самостоятельно, без советов и поддержки старшего товарища строить планы и принимать важные решения. Иногда они были верны, иногда ошибочны. И Ренки уже научился смиряться с этими ошибками, учитывать их, анализировать, и исправлять по ходу претворения плана в жизнь. А самое главное - он перестал чувствовать страх, - парализующий страх совершить ошибку, который подчас бывает губительнее самой ошибки. Когда держишь в руках судьбы сотен, а подчас и тысяч людей..., такая ответственность может свести с ума. Жизнь и Готор, в свое время, научили его справляться с этой проблемой, чему генерал оу Ренки Дарээка, во многом и был обязан своими успехами и победами. Но одно дело жизнь, а сейчас, - он словно бы сдавал экзамен на зрелость своему учителю, и как всякий прилежный ученик, надеялся сдать его безупречно. Потому-то, сейчас, он втайне очень радовался, что испытание это проходит на его поле и по его правилам.
  ...В гавани и на прибрежном пляже началось какое-то шевеление. Ренки поднес к глазу подзорную трубу.
  - Кажется, наш противник выдвинул все свои силы для отражения десанта. - Спокойно сказал он стоящему рядом с ним шкиперу Лоону. - Как думаете, насколько близко мы сможем подойти к берегу?
  - Недостаточно близко, сударь, чтобы угостить их картечью. - ...Как обычно перед битвой, и без того флегматичный Лоон, и вовсе приобрел вид вялой рыбины, но Ренки знал, что это ни есть следствие страха или растерянности, а вовсе даже наоборот - наивысшей сосредоточенности и собранности. - Мне не очень нравятся вон те волны, капитан. Чувствую, там уже начинается отмель.
  - Ничего. - Усмехнулся Ренки. - Угостим их отсюда ядрами. Прикажите поднять сигнал - "Встать на якорь, начать обстрел берега. Шлюпки на воду". У нас нет никаких причин торопиться. Нерегулярные войска плохо переносят ожидание, быстро перегорают и теряют боевой пыл, так что, действовать будем не торопясь.
  ...Генерал и тут оказался прав. Пока спускали шлюпки с левого борта кораблей эскадры, чтобы прикрыть их от вялого обстрела с берега из пушечек мелкого калибра, недостаточного, чтобы пробить обшивку боевого корабля. Пока сажали на шлюпки десантные команды - прошло не менее часа. Весь этот час, ополчение Гассера простояло под не слишком интенсивным, но достаточно эффективным огнем корабельной артиллерии, и Ренки хорошо было видно, что с каждой минутой ожидания, воинственные потрясания оружием и крики становятся все слабее, а лица защитников, с каждым удачно попавшим ядром - все бледнее и бледнее. В конце концов, там, у противника, собралось городское ополчение, - обычные купцы, ремесленники и подмастерья, а не бывалые воины, способные часами стоять, под градом вражеских пуль и ядер.
  
  ...Главный злодей тут - Гассеер - зарвавшийся феодалишка и помет верблюда в одном лице. Именно его мы и должны устранить в этом предприятии. Но боюсь, - проблема в том..., - Сказал Ренки на прошедшем накануне вечером Большом Совете, выступая перед капитанами всех собравшихся поучаствовать в деле кораблей. - Что население этой местности, связанно с Гассером родовыми узами, и встанет на его защиту весьма решительно. Так что, хотя более-менее регулярного войска у этого проходимца не более пяти сотен солдат, - драться нам придется со всем городом и окрестностями. Причем, можно быть уверенным, что сам Гассеер запрется в своей крепости на вот этом вот холме, - Ренки указал острием кинжала на соответствующее место на карте, предоставленной ему Зооткасом. - А на нас бросит простых бедолаг. ...Конечно, серьезным препятствием они для нас не станут. Но излишней резни стоит избегать. Одно дело - покарать разбойника. И совсем другое, - оставить пепел и трупы на месте целого города. Сейчас, по всему Срединному морю у нас репутация суровых, но справедливых и в целом - добрых парней. Репутация убийц и негодяев, нам ни к чему. Да и шахиншах может начать предъявлять претензии и даже объявить это поводом к выходу из Союза. Надеюсь - всем это понятно? ...Однако, повторю, - наша главная проблема, это то, что население все равно полезет под наш топор. Во-первых - родовые связи. Во-вторых - Гассеер неплохо подкармливал своих людей из награбленной добычи. Они, во многом ему благодарны, у этого подлеца слава доброго разбойника, который крадет у чужих, и отдает своим. Его тут любят. И наконец - третье - Судя по предоставленным мне сведениями, у местных весьма своеобразное толкование культа Предков - глава родовой знати для них, - почти что бог, или существо к нему приравненное. ...Так что, - настраивайтесь на серьезную драку. Потому как горожане прятаться по углам не станут, а вот пальнуть в спину из-за угла, или сбросить на голову цветочный горшок со второго этажа.... Так что, даже попав в город, не разбредайтесь в поисках добычи. Свое мы возьмем, в свое время, это я вам обещаю. А вот новые головы, к старой тушке не приставишь. ...И в то же время - никакой резни. Узнаю, что кто-то поднял все паруса в бурю и пошел убивать напропалую - лично повешу на городских воротах!
  
  - Десант в шлюпках..., ваша милость! - Поднявшись на мостик, доложил бодрый и чуть злобно лыбящийся оу Рж*коов. Сейчас на нем опять были надеты его старая, иссеченная царапинами и вмятинами от ударов кираса, и такая же, видавшая виды кавалерийская каска, что на морском офицере смотрелось несколько странно. А чуть позади, так и не поднявшись на шканцы, у него за спиной маячила фигура его шурина. - Разрешите начать штурм берега?
  - Поднять сигнал - "На абордаж". - Приказал Ренки шкиперу Лоону. - Артиллеристам беглый огонь по берегу. ...Идите сударь, займите свое место в шлюпке. ...И помните, о чем мы говорили намедни.
   Довольный оу Рж*коов, которому поручили командование одним из отрядов корсаров, составленным из двух абордажных команд, - со "Счастливого" и с "Кусачей черепахи", осклабился еще шире своей людоедской улыбочкой. Зачем-то, каким-то явно отработанным жестом, поднес ладонь к виску, и чуть ли не бегом побежал к трапу. ...Ренки, недовольно поморщился. Позавчера, когда они обсуждали план нападения в тесном кругу соратников, Готор вообще настаивал, чтобы Рожков не лез в драку. Ренки, поначалу, было все равно. Но сам Рожков взбеленился, и едва не перешел нормы приличия, пытаясь доказать свое право на кровавое развлечение.
  -...В конце концов... - Наконец, выслушав доводы, вывел свое резюме командующий операцией генерал оу Ренки Дарээка. - Я могу понять чувства этого благородного оу, не желающего оставаться в стороне от битвы, в коей примут участие его друзья и соратники. ...Да и некоторые аргументы.... - Действительно - участие в битве, укрепит его репутацию. А чем выше репутация оу Рж*коова, тем..., выше его ценность для нашего дела. Однако, думаю было бы глупо, отправлять его в бой в качестве простого абордажника, - и славы не особенно много, да и убить могут скорее. ...Сударь, могу ли я доверить вам командовать одним из отрядов? Справитесь ли вы с управлением в бою примерно полутысячей человек?
  - Мой уровень! - Решительно закивал головой Рожков. - Батальон я осилю.
  - Вы уверенны? Потому что, я собирался доверить командование этим отрядом майору оу Вигдшее - командующему абордажной командой "Счастливого". А сейчас - мне придется передать его в ваше подчинение, что он наверняка воспримет..., с некоторым неудовольствием. И если вы провалитесь, у него будет повод озвучить это недовольство в кругу людей, чье мнение мне не безразлично. И мне вовсе не хочется подрывать свою репутацию справедливого генерала, выдвигая на командные должности любимчиков. ...С другой стороны - Это Ренки сказал уже, обращаясь больше к Готору. - Если Иигрь справится со своим делом, то при аттестации его можно будет сразу произвести, как минимум, в капитаны. Капитан в отставке - это уже серьезно. Это будет иметь вес в обществе. ...Да и схлопотать шальную полю или клинок в брюхо, у командира поменьше.... Что скажешь?
  - Ты тут главный. - Усмехнулся в ответ Готор. - Ты знаешь мое отношение ко всей этой авантюре, однако, коли уж пришлось в нее влезть, так почему бы и правда, не извлечь из этой неприятной ситуации всю возможную пользу. ...А Рожков, думаю, не подведет. Он ведь и военное училище закончил, там, у нас, а в Спецкомплексе специально изучал тактику вашего времени, причем как этого, так и нашего мира. Да и тут у вас он уже успел и сам повоевать и другими покомандовать. Знает как действуют и корсары и наши фааркоонские егеря. Так что - думаю справится. ...Твой шурин, - обратился он к Рожкову, - в прошлый раз, кажется порывался быть твоим телохранителем? Пусть и сейчас оберегает в бою твою тушку. Назначим его твоим помощником. И Рааста возьми. Дельный парень, пригодится.
  
  Шлюпки, по прежнему не торопясь, двинулись к берегу. Орудия шести кораблей эскадры зачастили с максимально возможной скоростью, закидывая берег тоннами чугунных шаров, которые отскакивая от песка пляжа, проносились через ряды защитников берега, круша и калеча все на своем пути. А некоторые из них, еще и имели привычку взрываться, забрасывая окружающих осколками рваного металла. Даже высокие шканцы, где находился наблюдающий за высадкой генерал, заволокло клубами дыма и вонью вылитого на раскаленные стволы уксуса. Ренки поморщился, и тут же усмехнулся в свои роскошные усы - запах битвы, - как он грезил им когда-то в юности.
  Вот первые шлюпки достигли берега. С них, действуя с виду беспорядочно и хаотично, как при обычном абордаже, спрыгивали пираты, и с ходу врезались в прихлынувшую к кромке воды толпу, высвобождая место для своих товарищей. Это были чисто литргугские парни, хорошо владеющие боем в тесноте корабельных палуб, но не обученных правильному полевому бою. Если бы их противник был бы чуточку грамотнее, литругских корсаров, несомненно, раздавили бы без особого труда. Но и люди Гассера, хотя и имели многократное преимущество в численности, предпочитали действовать толпой, больше теснясь и мешая друг дружке. Да и в отличии от корсаров, вооружены они были, по большей части какими-то прадедовскими саблями и пиками. Огнестрельное оружие почти отсутствовало - мушкет требует долгих, упорных и дорогостоящих тренировок, а откуда у лавочника или ремесленника найдутся время и средства на подобные занятия?
   Битва на берегу шла ни шатко ни валко. Противника удалось отжать от кромки воды, примерно так саженей на пятьдесят, но тут, то ли враг уперся, то ли напор нападавших ослаб, - продвинуться дальше так и не удалось. И в этот момент, к берегу подошел последний отряд, под предводительством оу Рж*коова. В нем были собраны команды со "Счастливого" и "Кусачей черепахи", - единственные, имевшие удовольствие тренироваться по стандартной армейской системе. ...Уж за своих то фаарконских егерей и абордажников, Рении точно был уверен. Но и оу Рж*коов, заверял его, что большинство из его людей и раньше было солдатами, да и он немало погонял своих квад-ал-ахарских дикарей по "стандартной системе и не только...". К тому же, после некоторого сравнения, стало понятно, что и его "дикари" освоили азы тактики фааркоонских егерей. Что только вызвало усмешку у Готора и его дедушки.
   По крайней мере, выстраивались в каре они не намного дольше его солдат. Вытащить пробку из дула мушкета, и размотать замотанный куском парусины замок. Раздуть фитили, зарядить, примкнуть штыки. И вот, два ощетинившихся стальными иглами ежа, с видимой неторопливостью двинулись вперед, пропуская между своих боков струйки отходящих за их спины бойцов первой волны десанта, и подбираясь поближе к противнику. Первая остановка в десятке саженей от вражеских рядов. Кто не спрятался - я не виноват! Свои, те кто излишне увлекшись боем, так и не отошел в тыл..., им же хуже. Военная машина не знает что такое сантименты, она идет вперед, перемалывая живую плоть, не разбираясь где свои, где чужие.
  - Первый ряд на колено, штыки вперед. Второй ряд, целься. Пли! На колено. Третий ряд, целься. Пли! Первый ряд, целься. Пли! В штыки!
  Пока первый ряд каре, опустившись на колено и выставив штыки, не подпускал толпу к строю, два вторых дали убийственный залп, практически в упор. Первый добавил, и все разом, единым кулаком рванули вперед, разя ошеломленного врага штыками.
  Десять, двадцать, тридцать... сто шагов. - "Стой! Первый ряд на колено. Второй и третий, заряжай". - Пока враг был растерян и подавлен, "стальные ежи" шли сквозь него как раскаленные клинки сквозь масло. Но вот противник немного пришел в себя, клинок словно бы остыл, а масло загустело. Оу Рж*коов, почувствовав этот момент, прорываться дальше не стал. А повторил свой прежний прием. Только вот на этот раз, одним залпом он не ограничился. Пришлось дать как минимум три залпа второго и третьего ряда, чтобы вновь внести хаос в ряды противника. ...Еще одна штыковая атака. Остановка. Перезарядка. Залпы. Новый бросок, усиленный напором всего десанта, и враг не выдержав, побежал спасаться за стены города.
  - Ну все, берег наш. Велите спустить мой ялик. - Распорядился Ренки. - Пора и мне переместиться поближе к месту событий. Передайте оу Готору, чтобы заканчивал пить гове, и тоже шел воевать.
  
  -... Ну Сергей, по-моему ты не справедлив к этой девушке. - Одивия укоризненно покачала головой, и переждав сотрясение корабля после очередного залпа, сделала глоток из изящной глиняной чашечки. - Мне пришлось немало пообщаться с женой Рожкова, и могу сказать, что, конечно да - образования ей изрядно не хватает, а светский лоск отсутствует полностью. Однако, это явно незаурядная особа. У нее достаточно живой ум, изрядная практическая сметка, и я бы сказала - очень сильный характер. Тебе стоит к ней присмотреться.
  ...Говорить приходилось на повышенных тонах, но не в силу напряженности самой беседы, а дабы расслышать друг друга в грохоте пушечной пальбы. Они сидели в кают-компании "Счастливого", увлеченно беседуя о своих делах, и лишь время от времени поглядывая в иллюминатор. ...Очередной каприз Одивии, напрочь отказавшейся прятаться в канатном ящике трюма, и даже пожелавшей было наблюдать за ходом битвы с капитанского мостика. Отговорить ее удалось с большим трудом, ссылаясь на пиратские предрассудки и общую неуместность такого поведения. Окончательно ее убедили рассказы про вонь сгоревшего пороха, першение в глотке и красные глаза, после длительного пребывания в клубах дыма. Так что, после длительного спора, она согласилась остаться в кают-компании и наблюдать за ходом битвы в подзорную трубу.
  - Там будет весьма мало приятного, и слишком много сцен, не предназначенных для женских глаз. - Все же счел долгом предупредить ее Ренки, уже смирившийся с проигранной схваткой. - Красивыми, сражения выглядят только на картинах и в описаниях людей, скорее всего в них не участвовавших.
  - Может это и к лучшему. - Усмехнулся в ответ Готор. - Наша Одивия очень храбрая девушка, с крепкими нервами. И ей уже доводилось видеть смерть вблизи. Однако, будет не лишним, если она узнает границы своей стойкости и любопытства. Так что пусть посмотрит, в конце концов, у нее всегда будет возможность отвернуться от окна.
  Сам Готор, не задействованный в первом этапе операции, решил составить ей компанию. Они обсуждали их шансы противодействовать новой опасности, и поспорили относительно личности жены Рожкова, - записывать ли ее в актив, или в проблемы.
  - ... Рожков конечно преизрядно сглупил, женившись на местной девушке. Однако, коли уж так вышло, что же теперь поделаешь? Я, пожалуй, могла бы взять ее под свою опеку, и немного поднатаскать в разных светских и жизненных премудростях, и уверена, через какое-то недолгое время, она достаточно созреет, чтобы открыть ей тайну происхождения ее муженька и тех задачах, которые нам предстоит решать.
  - Я категорически против! - Заявил в ответ Говоров. - Не хватает еще только рассказывать о множественности миров первому встречному. В первую очередь, меня смущает ее братик. - Он связан с местными спецслужбами, а это....
  - А это те, с кем нам, скорее всего придется сотрудничать. Ты сотрудничаешь с Тайной службой Тооредаана, так почему бы не наладить связи и с ведомством оу Лоодиига?
  - Имперцы слишком подозрительны. Боюсь, после того как мы откроем им правду об опасности исходящей из моего мира, этот мир тоже станет закрытым для нас. Да к тому же...
  - Ваша милость. - Прервал их беседу вестовой. - Капитан оу Дарээка, отплывает на берег, и зовет вас с собой.
  
  - Ну, сударь военный инженер, что изволите сказать по этому поводу?
  ...Ренки с Готором остановились на расстоянии чуть превышающим дистанцию картечного залпа, от городской стены, и рассматривали сей объект в подзорные трубы.
  - Стены, не сказать чтобы очень высокие. Но, - хорошая каменная кладка. Старая. - Одобрительно отметил Готор. - Толщина, полагаю, не меньше двух саженей, так что без хороших осадных орудий брешь не пробьешь. Видимо, когда-то этот городишко и впрямь имел важное значение, коли его жители не поленились возвести этакую твердыню. Вон там правда, стену ремонтировали не так давно, и вместо гранита, умудрились заложить дыру кирпичом. Если спустить с кораблей десяток тяжелых пушек, я берусь разнести эту кладку за пол дня. До конца дня, полагаю, удастся переправить пушки на берег. Если хорошенько постараться, то ночью успеем обустроить позиции, а завтра....
  - Сам же знаешь, что у нас нет столько времени.
  - Да-да, пока шахиншах не очухался, и не прислал свои войска разобраться, что тут происходит.... Тогда надо сосредоточиться на воротах в порт. С виду они очень крепкие, но что-то мне подсказывает, что хорошего обстрела не выдержат. Надо только снести вон те склады, и подвести корабли как можно ближе к берегу. Сейчас как раз начнется прилив, так что, думаю, через пару часов, можно будет приступить. Если не удастся проломить ворота, то хотя бы посбиваем пушки со стен, и попугаем защитников. Потом можно будет подвести мину, а дальше..., либо ночной штурм, либо дождемся рассвета.
  - А сколько времени тебе понадобиться чтобы сломать склады?
  - Надо сходить и посмотреть. Но думаю что не очень долго, исходя из того как принято строить тут на юге..., - подорвать десяток несущих колонн, - стены и крыша обвалятся сами. Распорядись доставить пару десятков бочонков пороха, и пусть пришлют полсотни матросов с кирками и ломами.
  - Заодно велю Лоону промерить глубины, и поставить бакены на отмелях. ...Два часа говоришь? - Ренки посмотрел на уже клонящееся к закату солнце и прикинул, что времени хватит только для одной, но решительной и мощной атаки. - Воевать в темноте, в незнакомом городе, ему очень не хотелось. Хотя, с другой стороны, темнота могла посодействовать той, другой части их плана, в отношении которой правда, он испытывал изрядные сомнения. ...А впрочем - чтобы измыслить этакий ход, нужно было иметь мозги и знания Готора. А идеи Готора, несмотря на всю свою необычность, обычно имели привычку срабатывать. ...Вот хотя бы взять тот же подрыв складов. Лично ему бы и в голову не пришла такая возможность. А он - запросто - склады мешают стрелять по воротам? - Надо убрать помеху.
  
  Следующие два часа, Ренки отнюдь не отдыхал. - Доставка на берег необходимого оборудования и людей, подготовка своего войска к штурму, - через ворота пойдет отряд оу Рж*коова, остальные - полезут на стены, а значит, нужны лестницы и канаты, чтобы карабкаться на стены, фашины, чтобы завалить неглубокий ров перед стеной, а может даже и деревянные щиты, как прикрытие от мушкетных пуль для штурмующих. Работы корабельным плотникам и их помощникам хватало с избытком. Как впрочем, и простым матросам, на коих легло бремя доставки грузов с кораблей на берег и обратно. - Склады ведь, что характерно, оказались отнюдь не пустые. И прежде чем Готор там все уничтожит, не мешало бы вывезти из них все самое ценное. А ценного там было не мало - одни только благовонья и специи - уже были отменной добычей. А знаменитые ковры из верблюжьей шерсти - с удивительно яркими красками линий прихотливого узора..., - на противоположном берегу Срединного моря, за них можно было получить цену, едва ли не по весу серебра. А уж если переправить на другой берег океана..., - в Тооредаане, подобную роскошь могли позволить себе только очень и очень богатые люди. А еще - прекрасная посуда и ткани, кожи отличной выделки..., да хотя бы даже запасы зерна - все это стоило немалых денег, и легко могло окупить потраченный на штурм города порох.
   Наконец, вся эта суета закончилась, едва Готор прислал человека, с сообщением, что у него все готово к взрыву. ...Потянулись долгие минуты ожидания, пока огонь пробежит по насыпанным пороховым дорожкам, и доберется до зарядов.
   Грохот, взметнувшееся вверх облако пыли.... Честно говоря, Ренки ждал чего-то более грандиозного, но вопреки его ожиданиям, склады не взлетели на воздух и не рассыпались на мелкие осколки, а словно бы вздрогнули, и остались стоять, как ни в чем не бывало. ...Сначала, а потом - часть стены и крыши с грохотом обвалились.
  - Нормально. - Пожал плечами Готор. - Колонны мы заминировали основательно, даю гарантию, что они разрушены. Кладка кое-где еще держится, но достаточно будет десятка ядер, чтобы окончательно все завалить. Вели начинать обстрел.
  
   Готор, как всегда, оказался прав - хватило шести ядер ударившихся в стену недоразрушенных сараев, чтобы остатки строений обвалились окончательно, обнажив городские ворота перед жерлами пушек "Крыльев Удачи" - самого малого корабля флотилии Ренки - полуфрегата-полушхуны, пусть и несущего всего три десятка пушек, зато со столь малой осадкой, что его удалось подвеси к берегу буквально на сотню саженей. Другие корабли тоже участвовали в бомбардировке стены, но с более дальней дистанции, и с менее удобного ракурса. А, сравнительно небольшой корсарский корабль, стоял точно напротив ворот, как ключ - напротив замочной скважины.
  Канониры "Крыльев Удачи" начали неторопливо пристреливать свои орудия, - каждое по отдельности, чтобы не мешать друг другу, - словно бы невидимый великан подошел к воротам города и вежливо постучал. Но вот - орудия замолчали, правда обманчивая тишина длилась совсем недолго. - Залп, и старые толстенные дубовые плахи, из которых были набраны ворота, содрогнулись от, почти одновременного удара пятнадцати чугунных кулаков. - Великан разозлился что его не пускают в город, и забыл про вежливость! ...Полетели щепки, взметнулись клубы пыли, но прочные, оберегавшие город многие годы, окованные железными полосами полотнища, пока держали удар.
  Еще один залп. Еще один. Одно из ядер попало в верхнюю петлю правой створки, и Ренки без всяких подзорных труб увидел, как огромные массивные ворота слегка перекосились.
  - Передайте командирам отрядов, чтобы готовились к штурму. - Приказал он своим вестовым, и те бодро потрусили передавать послание обожаемого генерала.
  Понадобилось еще четыре залпа, чтобы одна из створок, с грохотом свалилась, открывая дорогу нападающим.
   На этот раз, солдаты оу Рж*коова шли не единым строем, а разрозненными группами по десятку человек, избегая прицельных картечных залпов - тактика фааркоонских егерей. Но уж кому как не генералу оу Дарээка знать, что в случае необходимости, по сигналу командира, они мгновенно соберутся в единый кулак, коий и сокрушит любого противника штыком и пулей.
  Двигались корсары достаточно быстро, однако..., не успели - в воротах их уже поджидали защитники, лихорадочно возводящие баррикаду из обломков ворот, уличных строений, и какого-то мусора. Люди оу Рж*коова, попытались сбросить их одним решительным натиском, но были отбиты, и были вынуждены отхлынуть от ворот, оставляя врагам трупы товарищей. ...Бывший корабельный лекарь, опять поступил мудро - не стал бросать подчиненных во вторую самоубийственную атаку, а организовал обстрел баррикады и стены над ней издалека, и начал готовить новый штурм. ...Ренки усмехнулся, заметив такие знакомые шары гранат, и зажатые в зубах, дымящиеся фитили - в свою бытность простым гренадером, ему довелось немало перекидать подобных снарядов во вражеские ряды.
  Вот последняя решительная атака была подготовлена. - Опытные стрелки повыбили наиболее рьяных защитников баррикады. Гренадеры зашли в слепую зону, и уже готовы были привести свою карманную артиллерию в действие..., как вдруг все кончилось. - Проем ворот опустел, словно бы приглашая штурмующих заходить, и через некоторое время, оттуда вышел какой-то седой старик, держа в руке круглый предмет. Даже не вглядываясь, Ренки знал - это голова. Отрубленная голова местного царька и почти что бога - Гассера.
  
  За неделю до этого.
  
  Своей тайной службы у Гассера не было. Но были доверенные люди. Да и зачем нужна эта тайная служба, коли ты окружен сплошь родней, коия почитает тебя наравне с богом?
  Тайной службы не было, но мало что могло укрыться от глаз его доверенных людей, в его родовом городе и окрестностях. Конечно же, не стал тайной и приезд некоего почтенного старца, откуда-то с западного края Южной земли. Да и трудно не заметить такую персону - несмотря на седую бороду - спина прямая как копье, в глазах - властность и надменность, а весь облик говорит о величии и многолетней привычке к безусловному повиновению со стороны окружающих.
  Гассеер - город Гассеер, был конечно же убежищем одного клана. Однако - варясь в собственном соку, сильно не разбогатеешь, потому в городе было место и купцам и гостям, и из соседних провинций, и даже с самых дальних уголков земли, ибо пиратскую добычу надо реализовывать, а потом и тратить вырученные деньги с пользой и удовольствием.
  Не прошло и суток, с момента прибытия нового, сравнительно небольшого каравана, возглавляемого столь примечательной личностью, как Гассеру - феодалу и повелителю, уже донесли, что прибыл один из вождей-царьков с дальнего края земли. Зовут - оу Эгииноасиик. Привез с собой несколько писем от весьма почтенных и уважаемых купцов в Аэрооэо. И прибыл он с особой целью - купить небольшое стадо агоорских белоснежных верблюдов. ...Не столько цель, сколь мечта, ибо, как известно, агоорские кочевники, своих горбатых животин держат едва ли не за родню, и отдавать их в чужие руки напрочь отказываются. Но сравнительно небольшие, зато сильные и очень выносливые животные - были словно воплощением мечты об идеальном верблюде, а изделия из их тончайшей шерсти, считались роскошью, доступной немногим. Неудивительно, что оу Эгииноасиик, поклялся сделать все возможное, чтобы добыть себе несколько экземпляров этой удивительной породы, и даже готов был расплачиваться за них драгоценными камнями, коих он привез с собой целую горсть, и уже успел презентовать несколько больших самоцветов, за сведения о том где. и как он может воплотить свою мечту в жизнь.
  
  - Я конечно видел знатоков и ценителей верблюдов, да и сам, признаюсь, не равнодушен к хорошим скакунам... - Так начал свою речь Реенсег - один из доверенных людей Гассера, отвечавший у него за реализацию добычи и торговую политику, - один из тех, кому было адресованы рекомендательные письма предъявленные оу Эгииноасииком. - Но сей почтенный старец, удивил даже меня. Когда он начинает говорить о верблюдах, у меня подчас складывается ощущение, будто он говорит о семье, с которой был разлучен многие годы, и наконец встретил снова. А его знания в этом вопросе столь глубоки и обширны, что мне сразу захотелось отправить к нему наших старших пастухов на обучение. Да я бы и сам, не отказался у него поучиться. Очень знающий человек.
  - Тогда хотел бы я посмотреть на его лицо, когда ты объяснил ему, что агоорские дикари не за что не продадут ему своих драгоценных верблюдов. - Усмехнулся Гассеер. - Интересно, что от сказал тебе в ответ. Каковы его намерения?
  - Он сказал что готов предложить за животных баснословную цену, и надеется, что кочевники не устоят перед блеском самоцветных камней. ...Они у него и правда хороши, вот посмотри господин, получил от него в счет добрых намерений. - Реенсег почтительно преподнес Гассеру крупный, примерно с ноготь большого пальца, ярко красный камешек. - У него таких еще много. А есть несколько штук и покрупнее, только синие.
  - Раз он все равно собирается с ними расстаться. - Задумчиво сказал Гассеер, подставив камешек под лучи заглянувшего в окно солнца. - Так может, стоит ему в этом помочь? ...Так сказать, упростить расставание. Зачем отдавать дорогие камни за грязных верблюдов, (как моряк, и житель прибрежного города, Гассеер слегка пренебрежительно относился ко всяким там животноводам), пусть лучше сразу отдаст их мне, и..., упокоится с миром?
  - Это было бы не лучшее решение! - Решительно замотало головой его доверенное лицо. - Напасть на гостя города - слухи пойдут такие, что убытки быстро превысят стоимость добычи. А если сделать это где-то за городом..., я посмотрел на его людей - матерые волкодавы, что и тигра загрызут, не поморщатся, - победа весьма сомнительна и будет стоить нам больших потерь, а главное - сделать все по-тихому, выйдет едва ли. ...Даром ли сказать - чтобы попасть к нам, им пришлось пересечь почти пол континента, и путешествовали они не по самым спокойным местам. Вооружены хорошо, и обращаться с оружием явно умеют. ...Да и сам оу Эгиинасиик, он хоть и старец, но признаюсь тебе, господин, я бы не решился схватиться с ним один на один. А ты знаешь - я не всегда занимался подсчетом товаров и денег, в былые времена мне довелось взять на абордаж не одну посудину. ...Да к тому же, я поговорил с ним, - его племя кочует где-то на юг от Большого Каменного Щита. И как я понял, они обложили данью, живущих в тех краях искателей самоцветов - отсюда и его богатство. Камней у них много, но вот купить на них что-либо, там весьма непросто. Если мы договоримся сбывать им наш товар, то выгода будет колоссальной. - Горцы с радостью купят даже залежалое зерно, прогорклое масло, и скисшее вино, - как известно, на Каменном Щите почти ничего не растет. Ткани, посуда, оружие.... Вещи, которые мы вынуждены выкидывать, чтобы освободить место на складах, там пойдут по цене самоцветов. А самоцветы, это такая вещь, цена на которую никогда не падает, зато постоянно растет. Особенно в наступающие смутные времена, когда сберечь свое добро становится все сложнее. А камни и жемчуг - достаточно маленького мешочка, чтобы вместить стоимость целого поместья. Так что я думаю, нам стоит помочь достойному человеку, и неплохо заработать при этом.
  - И как ты думаешь это сделать? Ведь не просто так он вручил тебе такую игрушку? - Гассеер, продолжавший вертеть камешек в руках, спрятал его в карман, и стал необычайно серьезен.
  - На тот случай если кочевники проявят упорство, - Усмехнулся Реенсег. - план оу Эгииноасиика, заключался в следующем, - "найти" потерянное стадо верблюдов. Ведь бывает так, что, допустим - пастухи недоглядели, песчаная буря, или мор уничтожили кочевье. Или, к примеру, какие-то злые люди, вырезали небольшой кочевой клан, и все верблюды разбежались, куда глаза глядят. Почтенный оу Эгииноасиик, почему-то уверен, что удача приведет его на встречу такому отбившемуся стаду. А если и не удача..., то за ту цену, что он готов заплатить за свою покупку, можно нанять не мало "злых людей". А в Аэрооэо, умные люди открыли ему глаза на то, что в наших краях все "злые люди", очень уважают тебя господин, и не посмеют сделать хотя бы шаг, без твоего приказа. Поэтому-то он и поспешил обзавестись рекомендательными письмами.
  - Настраивать против себя агоорских дикарей? - Поморщился Гассеер. - А если они начнут грабить наши караваны? На гибель одной-двух кочевых семей, они особого внимания не обратят. Но вот эти их верблюды.... Тут они могут серьезно обидеться. Тебе нужна война с пустыней?
  - Я уже обдумал это.... - Залетный чужак, с дальнего края земли. ...Да, был у нас в городе. С виду - очень почтенный и уважаемый человек. Кто же мог знать, что он окажется таким..., безобразником. Мы, со своей стороны, готовы оказать любую посильную помощь, чтобы настичь, и покарать негодяя. ...Настичь и покарать, скорее всего не удастся, потому что он перегнал украденное стадо на побережье, где и погрузил на неизвестное судно. ...За то, чтобы переправить его к Аэрооэо, мы сдерем с почтенного оу Эгииноасиика достойную цену. ...В той, последней неудачной битве..., - Реенсег осторожно затронул болезненную тему. - Мы потеряли слишком много кораблей и бойцов. Понадобятся немалые деньги, чтобы восстановить утраченное.
  - Что ж... - Гассеер поморщился при напоминании о недавнем разгроме своего флота, однако сдержал, готовую вырваться наружу вспышку гнева, и сказал достаточно спокойно. - Полагаю, и впрямь стоит помочь уважаемому человеку. Но держи его под наблюдением, так, на всякий случай. Он ведь поселился в лучшем караван-сарае недалеко от ворот в мою крепость? - Пусть сидит там, и не лезет в пустыню, пока мы все не подготовим. Не стоит привлекать к себе слишком много внимания. ...И запомни, - ты, отвечаешь за это дело головой. В случае провала, я выдам тебя на расправу агоорским дикарям, а я слышал, что они становятся большими затейниками, когда дело касается мести за обиду их любимым верблюдам.
  
  Почтенный оу Эгииноасиик и сидел, целых четыре дня. Выезжал, конечно, на базар, где много общался с торговцами верблюдами и оружием, быстро прослыв среди них большим знатоком того и другого, и завоевав заслуженное уважение. Вкусно ел и пил, и даже приглашал себе и своим людям танцовщиц, для услады глаз, и не только. А Реенсег, все это время, лихорадочно подготавливал все необходимое для экспедиции для "поиска" столь драгоценных животных. - Деньги пиратам Гассера, действительно были очень нужны.
  Увы, на пятый день, Гассер собрал на Совет своих доверенных людей. и сообщил им пренеприятнейшее известие, что по сведениям привезенным гонцом из Аэрооэо, в их сторону движется флот проклятого "Красного Вепря", а значит, им необходимо, отложив все свои дела, срочно подготовить город и крепость к обороне.
   Шесть кораблей "Красного Вепря" пожаловали как раз на седьмой день от "пришествия оу Эгииноасиика", и Реенсег, увы, был разодран в клочья ядром, когда выводил городское ополчение на берег, для отпора десанту. Его хозяин, искренне, хотя и недолго поскорбел о гибели верного и полезного человека, послав лишнее проклятье в сторону ненавистного "Красного вепря" посмевшего встать на его пути и помешать его, - божественного Гассера, планам. Но..., было не до долгих переживаний, зато судьба Реенссега, послужила ему хорошим уроком, и когда проклятые порождения ада - литругские пираты, умудрились сокрушить, казалось бы непоколебимые ворота его города, он, с двумя десятками доверенных людей. поспешил укрыться в крепости, чьи стены и ворота, были не в пример выше и прочнее, что давало верный шанс отсидеться и дождаться помощи правительственных войск.
   Увы, немного не доходя до ворот, там, где центральная улица города, необычайно пустынная для этого времени дня, немного сдавливалась жилыми домами.... Сначала, груда мусора лежащая в двух десятков шагов перед его паланкином, вздыбилась огнем и дымом сильного взрыва, и Гассера выбросило из его, опрокинувшегося набок транспортного средства. Кажется еще два таких же взрыва, прогремели за спиной, а откуда-то слева, послышалась частая стрельба.
  Потом кто-то подошел к Гассеру. Сквозь заливающую кровь глаза, полубог разглядел фигуру высокого крепкого старика. Потом солнечный лучик вспыхнул на лезвии сабли ..., взмах, и удар, оборвавший жизнь столь перспективного правителя и пирата.
  
  - ...Потом мы собирались уйти в город, затеряться там, и дождаться пока вы не захватите Гассеер. ...Но, не успели. Взрывы привлекли внимание людей, и сначала я подумал что нам придется пробиваться сквозь толпу. Однако видно, когда убиваешь местного бога, его почитатели начинают считать богом тебя. - Эти порождения песчаных сусликов, падали передо мной ниц, и конечно же, я воспользовался этим. ...Вот собственно говоря и все.
  - Да, вышло как по нотам, даже странно. - Покивал головой Готор.
  - И даже обидно. - Поддержал его Ренки, и пояснил, в ответ на вопросительно поднятую бровь приятеля. - Город и замок достались нам целыми и невредимыми. А в одном замке богатств..., боюсь трюмов наших шести кораблей не хватит, чтобы вывезти все ценное. Конечно, можно позаимствовать кое что из флота Гассера, но вот время.... Полагаю, правительственные войска будут тут уже завтра-послезавтра. К этому времени мы должны уже быть готовы к отплытию. Так что придется поторопиться.
  
  Артур Веселовский, путешественник между мирами.
  
  - И что дальше? - Артур неуверенно остановился перед..., даже сложно было сказать, что это там впереди. Может быть это так разыгралось его воображение, но оттуда столь явственно веяло какой-то жуткой жутью, что все волоски на теле Артура встали дыбом, а ноги, словно бы приклеились к полу.
  - Просто иди вперед... - Усмехнулся провожавший его техник.
  - И что будет?
  - Зона сама решит.... - Техник внезапно как-то очень злобно оскалился. - Может, вывернет наизнанку и разорвет в клочья. Может к динозаврам закинуть, может - к питекантропам. Повезет - попадешь куда и когда надо.
  - Что значит - "наизнанку"? Мне про это ничего не говорили.... - Возмутился было Артур.
  - Я не знаю, что там тебе говорили. - Окрысился в ответ техник, явно, с самого начала недовольный появлением в его владениях чужака. Впрочем, с подобным отношением, в Спецкомплексе, Артур встречался почти везде. - Мне вообще пофигу. Хочешь - иди вперед. Хочешь - беги назад. Деньги уплочены, ворота открыты, а дальше - уж решай сам.
   "Пугает, сволочь" - Тоскливо подумал Артур, и внезапно разозлившись, сделал шаг вперед, потом еще один, еще.... Потом, его словно бы затянуло в какой-то водоворот, и....
  - И где это я? - Громко спросил себя Артур, оглядывая окружающую местность. - Широкая степь, с редкими вкраплениями не то кустиков, не то невысоких деревцев, - это как бы не о чем еще не говорило. Насколько Артур помнил географию Земли-2, подобный пейзаж тут частенько встречался, причем на всех трех известных континентах. Было довольно жарко, но даже до испепеляющей жары среднеазиатской пустыни, в которой находился учебный лагерь, было далеко..., что тоже не о чем не говорило, в плане географии. "...Динозавры?" - Внезапно мелькнуло у него в голове. - "Этот гад ведь сказал, что может и к динозаврам закинуть". - Он забрался на ближайший холм и огляделся, но динозавров, или хотя бы зарослей гигантских папоротников вокруг видно что-то не было. А вот та вот полоска, тянущаяся от горизонта до горизонта, метрах в ста от того места, где стоял Артур, - точно дорога. Не асфальт конечно, и даже не обычная грунтовка, но явно тут топтали землю не одно десятилетие, проходя..., сориентируемся по солнышку...., проходя с востока на запад и обратно. Значит, все-таки не динозавры и не питекантропы, ...и наизнанку, что характерно, тоже не вывернуло. Заброс можно считать удачным!
  ...Проверить снаряжение. - Кажется, тоже ничего не пропало по дороге из мира в мир. Рюкзак, с запасом провизии и воды на десять дней, аптечкой, и прочими вилками-котелками-подштаниками. Короткая шпага на бедре, кинжал, мушкет на плече, пара пистолетов за поясом. Через плечо перевязь с боеприпасами. Широкий пояс с потайными карманами, набитыми золотом, и кошелек с медной и серебряной мелочью, висящий, так сказать, на виду. Еще есть драгоценные камни в каблуках высоких сапог. Одежда, как объяснили в Спецкомплексе, - нейтральная для цивилизованной части Земли-2. Тут так может одеваться и зажиточный простолюдин, и небогатый дворянин, - оу, как говорят местные. "Оу", правда, означает "всадник", вот только никакого подходящего транспорта в Артура нет. В Спецкомплексе объяснили, что ни один нормальный верблюд, в Зону-1 не пойдет, даже будучи вусмерть пьяным, или обколотым наркотой..., якобы проводили такие опыты. Так что - передвигаться придется своими ножками. ...На запад, или на восток? Артур подбросил монетку, и выпало идти на восток. Он и пошел.
  
  За остаток дня, (часов шесть-семь), он успел пройти всего десяток километров. Шел не торопясь, часто останавливался и осматривал местность - все как учили. Но пока было достаточно тихо. Один раз наткнулся на речку, с явными признаками водопоя. В том смысле, что пологий сход к воде был весь истоптан следами каких-то копытных.... Ага, и верблюдов, и лошадей. Причем, лошадей подкованных! Были следы и помельче - не то оленей, не то кабанов, а может быть даже и овец, но только очень-очень больших. Вот только как давно были оставлены эти следы - так и осталось большой-большой загадкой, - в науке следопытства, Артур был не силен.
  Зашел в воду по щиколотку, благо - особая пропитка кожи, делала сапоги не промокаемыми. Умылся, осторожно зачерпнул прозрачную прохладную воду ладонью, и попробовал ее языком. ...Что, прямо говоря, инструктора делать не советовали. Сплюнул. Хотя вода, на вкус, казалась вполне обычной, и даже очень приятной. Но черт его знает, какая зараза там обитает. На всякий случай, прополоскал рот коньяком из своей особой фляги.
   Заночевал посреди степи, на всякий случай, закрывшись от дороги невысоким холмом. Развел небольшой костерок, слопал банку гречневой каши с тушенкой, запил водой из фляги, и улегся спать. ...Ночь прошла тревожно - непривычные звуки, непривычные запахи, и общая неизвестность. Было страшно, одиноко, и хотелось домой, в уютную московскую квартиру. Где есть такие блага цивилизации как компьютер, телевизор, электричество, набитый едой холодильник, и теплый ватерклозет, и где нет странного запаха высохшей травы чужого мира, и криков неизвестных ночных животных...
   "...Чтобы выбраться обратно, тебе надо найти Амулет. Он находится в местности под названием Драконьи зубы, что в верховьях реки Аэрооэо".... - Всего-то и делов, пойти да найти. Тут не знаешь, даже на каком континенте находишься, и даже на той ли планете - хрен его знает, какие шуточки могла учинить эта проклятая Зона-1. ...И дернул же черт, вписаться во всю эту авантюру. Ведь предлагали же роль импозантного частного детектива, щелкающего преступления как семечки, и свысока поучающего придурков-оперов из полиции. Нет, решил что образ слишком картонный, а сериал - тупой. Лучше уж было получать гроши за съемки в откровенно провальном сериале, чем торчать тут..., в хрен знает где, хрен знает когда....
  Заснуть удалось только под самое утро, но первые же лучи солнца, отлично сыграли роль будильника.
  Встал, хмуро позавтракал шоколадкой и растворимым гове, разведенным в холодной воде. Чуток взбодрился, и потопал дальше.
  ...И топал, до самого обеда, а там.... Сначала впереди показалось облачко пыли. Облако неторопливо росло, и постепенно, в этом облаке стало возможным разглядеть караван, состоящий из примерно десятка верблюдов.
  - Наконец-то люди. - С облегчением подумал Артур. Конечно, инструктора вовсю ему твердили, что там где люди, там и опасность, однако одиночество было столь невыносимо, что мысли об опасности как-то отошли на второй план, а на первый - радость и предвкушение от предстоящей встречи. ...Артур никогда не боялся людей, и всегда чувствовал себя комфортно даже в незнакомой компании. Люди были его стихией, он любил людей, и они отвечали ему взаимностью. Возможно, это отчасти и сподвигло его пойти в актеры - всегда быть на виду, что может быть лучше?
  - А рожи.... Да не такие уж и страшные. - Подумал он, разглядывая кружащих вокруг него всадников. - Блондины с европейскими лицами. Особой печатью интеллекта не отмечены, но и кровожадными крокодилами не выглядят. Вон тот вон, вроде бы даже мне улыбается.... Надо улыбнуться ему в ответ.
  - Привет вам, да будет легка ваша дорога, верблюды здоровы, а пища - вкусна и обильна. Я мирный путешественн....
  Что-то шлепнулось Артуру на плечи. Он успел скосить глаза и мельком увидел толстую кожаную веревку. Потом его что-то резко дернуло сбивая с ног, а петля аркана сползла на горло и сильно сдавила глотку. Он попытался было ослабить петлю руками, но рядом мелькнули ноги верблюда, и сверху прилетело..., что-то, кажется древко копья. Что-то, что погрузило Артура в долгое небытие.
  
   Очнулся горе-путешественник, когда его, словно тюк с ветошью, сбросили с высокой верблюжьей спины на землю. Некоторое время приходил в себя, пытаясь понять кто он, и как тут очутился. Вспомнилось с трудом. Огляделся - руки и ноги были связаны, а из всего имущества остались только нижняя рубаха и штаны.
  - Ну хоть штаны оставили, сволочи. - Пробурчал он себе под нос, и попытался получше рассмотреть своих пленителей. - Их было немного - всего четверо, остальные верблюды каравана видимо были грузовыми. Лица, как он заметил раньше - вполне европейские, вот только сейчас, они ему уже не показались столь милыми. Одеты..., штаны, под стать артуровым, длинные цветные рубахи почти до колен, перепоясанные широкими поясами - в общем, чем-то тоже похоже на ту одежду, что выдали ему в Спецкомплексе. ...Ага, по крайней мере, вон тому вот бородатому уроду, сапоги Артура явно подошли и с общим ансамблем не дисгармонировали. А тому вон, достался пояс пленника. Правда он его не нацепил на себя, а держит на коленях, и активно потрошит потайные кармашки с золотыми монетами. ...А рожа-то какая довольная! ...Вот только поверх рубах, на неизвестных сволочей, были еще накинуты длинные халаты каких-то диких расцветок, а на головах - не то чалма, не то еще какая-то хрень, больше напоминающая намотанный на голову длинный шарф. ...Еще сабли на поясах. Не шпаги, а именно сабли. Причем сабли какие-то непривычные на вид. ...И говорят они на незнакомом языке. ...Вот радость-то - почти год учил иностранный язык, а попал в края, где говорят совсем на другом.
  И тут, захватчики похоже увидели что их пленник очнулся, и закончив интересоваться вещами Артура, и решили всерьез поинтересоваться самим Артуром. Двое "нукеров" довольно грубо схватили его за локти, и притащив пред светлы очи своего вожака, поставили на колени. ...Судя по более пестрой одежде и толстым грязным пальцам унизанным золотыми кольцами, и надменной роже, это был вожак. А на земле перед ним, лежал рюкзак Артура. Рюкзак был сделан а-ля средневековье. Якобы из грубой холстины, с завязочками, вместо молний, кнопок и липучек, однако все равно, смотрелся достаточно непривычным для этого времени, и выдавшие его люди, настоятельно рекомендовали избавиться от "странной" вещи, едва подвернется возможность переложить груз в что-то более привычное. Другое дело, что его могло забросить куда-нибудь в пустыню или степь, (ага, и забросило), и выбираться оттуда с вещами сложенными в узелок, было бы не совсем удобно.
  - Твой кто? - Презрительно осмотрев Артура сверху вниз, коротко поинтересовался вожак на ломанном имперском, задумчиво вертя в руках банку консервов.
  - Я мирный путешественник.... А-а-а-а!!! - Хлесткий удар плетью обжег спину, Артур и не подозревал, что это может быть так больно.
  - Твой кто? - Равнодушно повторил вопрос вожак. - Где твой верблюд, где караван?
  - Я отстал от каравана, мой верблюд сдох. Я ходил по степи целых три дня, заблудился и не знаю куда попал. Не подскажете ли, как называется эта местность? А-а-а-а!!!!
  - Твоя врать. Плохо врать. Это..., - вожак приподнял рюкзак за лямки. - ...не седельный сумка или тюк. Я такой видеть, когда ходить набегом за горы. Похоже на ранец мооскаавского солдата. Твоя шпион Мооскаа. Хотеть выведать тайны славных удихов. Признавайсь.
  Артур чуть помедлил с ответом, говорить правду было так же бессмысленно, как и врать, оставалось только признаться в работе на Мооскаа, просто чтобы избежать пыток, а что там будет дальше.... Пока он раздумывал, очередной удар обжег спину. - "Признаю! Признаю! Я Мооскаа шпион" - Истерично заорал пленник, - третий удар лег поверх первых двух, и был особенно болезненен.
  - Мой сдавать тебя людям хана, и получать большой награда. - Удовлетворенно кивнул головой вожак. И сделал повелительный мах рукой. Артура оттащили обратно, и дали напиться воды, а потом....
  Веревки с ног ему сняли. Но вовсе не для того чтобы облегчить участь, а чтобы он мог самостоятельно бежать за верблюдами, идущими вроде бы и неспешно, но такими широкими шагами, что угнаться за ними, можно было только мелкой трусцой. Сапоги ему так и не вернули, и очень быстро, бег превратился в настоящую пытку - земля степи, вовсе не была мягким ковриком, а кажется, полностью состояла из колючек, сучков, и острых камешков. Веревка, один конец которой был привязан к рукам Артура, а другой - к седлу одного из всадников, не позволяла отстать. И продолжалась эта пытка, почти пол дня, до тех пор, пока уроды, захватившие несчастного пленника, не соизволили встать на ночевку.
  ...Он рухнул на жесткую землю, и немедленно отключился, и даже пинки мучителей не помогли им привлечь бесплатную рабочую силу, к общественно-полезному труду. В конце-концов "славные удихи" видимо сообразили, что слегка перестарались, а за труп предполагаемого шпиона им много не заплатят, и оставили Артура в покое. Он провалялся несколько часов, и даже миска с какой-то едой, сунутая ему под нос, не заставила его оторвать голову и тело от земли.
  - ...Я так точно сдохну! - Только эта мысль и билась в голове путешественника между мирами. - Сволочи, гады, продюсеры-уроды моральные. Такого, не было прописано ни в одном сценарии. Они же ведь меня на верную смерть послали! Как тут вообще возможно выжить?
  Ступни ног кровоточили, и словно бы горели огнем. Спина болела, бил озноб и накатывали приступы тошноты. - "Даже если я завтра смогу убедить этих тварей посадить меня на верблюда, - то что ожидает меня в дальнейшем? - Допросы и пытки! А поскольку ничего внятного я сказать не смогу, пытки будут продолжаться долго, до полной потери человеческого облика - как физического, так и морального. ...Надо как-то выбираться, но как? Думай Артур, думай, думай.... Веревки, сначала надо перерезать веревки.... Чем? - Да чем угодно - разбить миску и воспользоваться острым осколком? - Нет, судя по всему, миска самая простая из обожженной глины, скол будет слишком мягким. А вот грохоту..., сейчас не лучшее время, привлекать к себе внимания. Аплодисменты тут принято выдавать носками сапог по ребрам.
   Люди схватившие Артура, набив животы своей, не то кашей не то еще какой-то гадостью, заснули, громко похрапывая, и даже выставленный часовой, усевшийся у костра с мушкетом в руках, скоро уткнулся подбородком в грудь, и начал издавать весьма характерные звуки. Видно - в этих краях "славные удихи" никого не опасались, - что тоже говорило о многом. Да и пленника своего, серьезным противником не считали. ...Артур осторожно подкатился к костру, выкинул из него тлеющую головню, и начал пережигать ременный шнурок, которым ему связали руки. Время тянулось мучительно долго, и каждое шевеление, каждый новый звук, издаваемый его спящими мучителями, заставлял Артура вздрагивать и покрываться холодным потом. Наконец - довольно тонкий, хоть и очень прочный ремешок лопнул, и ему удалось освободиться. Распутать ноги было еще проще. А вот заставить себя двигать затекшими конечностям..., и не стонать, когда кровь начала притекать к онемевшим пальцам....
  - Что дальше? - Спросил он у самого себя. - Бежать? Но куда, и как далеко я убегу. Один в степи, без оружия и запаса продуктов. Да я даже не знаю направления, куда бежать, чтобы спастись. И как далеко придется бежать - тоже не знаю. ...А один против четырех, пусть и спящих - что я могу? ...Спокойно Артур, ты ведь десантура, развед-рота. Да и в лагере тебя учили..., всякому. У тебе подготовка, - не у всякого спецназовца такая! Теоретически, ты этих четырех уродов, голыми руками порвать можешь, вот только одна закавыка - я еще никогда никого крупнее мухи не убивал. Ну, кроме той несчастной овцы, которую мне подсунули для тренировки на курсах экстремальной кулинарии. А я и ее-то..., а потом заблевал пол пустыни, и мясо еще недели две есть не мог. ...Ничего - резко оборвал он собственные причитания. - Выбор-то у тебе не велик. - Жить захочешь, справишься. В крайнем случае, лучше умереть сражаясь, чем сдохнуть под пытками. - Его охватило какое-то холодное, чуточку злобное спокойствие, которого он раньше никогда не чувствовал. Даже будто бы в голове прояснилось и меньше стали болеть спина и ноги.
   Осторожно, очень медленно и очень тихо подполз к лежащим чуть в стороне тюкам, на которых были сложены отобранные у него вещи, не приглянувшиеся удихским дикарям. Поверх растерзанного рюкзака, лежала его короткая шпага, и впрямь, на фоне удихских сабель-тесаков, не производившая серьезного впечатления.
   Из ножен, шпага вылезала с таким лязганьем и грохотом, что этот шум, казалось бы должен был переполошить всю округу, но удихи по прежнему продолжали мирно похрапывать. В несколько прыжков, Артур перекрыл расстояние между собой, и начавшим пробуждаться часовым, и одним движением воткнул шпагу ему в горло, чуть ли не по самый эфес, так что фонтан крови брызнул ему на лицо. Тихо сработать не получилось. То ли предсмертные хрипы были слишком громкими, то ли удихи просто почувствовали какое-то движение. Но к тому времени, когда пленник вырвал свое оружие из горла жертвы - ее товарищи не только пробудились, но и успели вскочить на ноги. Видно, вояки они были достаточно опытными, потому что время на потягушечки и протирание глазок, тратить не стали, а сразу схватились за свои сабли, с которыми не расставались даже во сне. ...Вот, один из противников подскочил к Артуру, высоко подняв свою здоровенную саблю. ...Все как учили в зале, ноги распрямились подобно пружине, быстрый выпад и отскок. Кажется, удих еще толком ничего не почувствовал, но кончик шпаги окрасился свежей кровью. Не дожидаясь, как там удих разберется со своей раной, Артур отскочил назад, отгораживаясь от двух оставшихся противников едва тлеющим костром и огляделся. Вожак, видимо больше всех возмущенный таким коварным нападением, надвигался на него как таран, и сабля вертелась в его руке, что твой пропеллер, с шумом рубя воздух и выписывая восьмерки. Совать в этот живой пропеллер свое тонкое и достаточно легкое оружие, Артур не стал. Быстро нагнулся, подобрал тяжелый булыжник, и швырнул его в лицо противнику, благо - был переученным левшой, и достаточно хорошо владел обеими руками. Тот уклонился от летящего в лицо камня, не совсем удачно, сабля на мгновение зависла в воздухе, и Артур быстрым выпадом проколол противнику предплечье. Тот выронил свое жуткое оружие, но это его не остановило, он взревел раненным медведем, и ринулся на противника с голыми руками. Удар эфесом шпаги в зубы, и классический боковой слева. Как минимум - нокдаун. Только вот отсчитывать секунды было некогда, оставался последний удих.
  - А ведь он меня боится! - Пронеслось в голове у Артура, при виде неуверенных шажков, приближающегося противника. Эта мысль, словно бы прибавила ему очков к силе и решительности, и он, бросившись вперед, нанес серию ударов. ...И чуть не попался на ответный удар. Тяжелая сабля выскочила откуда-то сбоку и снизу, и только очень хорошая реакция, поставленная за долгие часы тренировок, позволила уклониться назад. Впрочем не до конца, самый кончик, прочертил на груди шпажиста небольшую кровавую царапинку. А вот зато следующая серия Артура, оказалась куда удачнее, и закончилась глубокой раной бедра противника. Нога у того подкосилась, на долю секунды он раскрылся, и этого хватило, для точного и смертельного удара в грудь.
   На секунду победитель остановился, чтобы перевести дух. Но сбоку опять заворочался недобитый главарь, и Артур бросился к нему. Занес было шпагу для решительного удара, однако передумал, и вместо этого, сначала пробил пенальти по ребрам противника, а потом окончательно упокоил его ударом рукояти в голову. Пока еще оставались силы - связал валяющемуся без чувств главарю руки за спиной, и....
  его собственные ноги предали его, сделавшись абсолютно ватными, и он плюхнулся задницей в траву. Артура била крупная дрожь, а по щекам текли слезы. Было одновременно и страшно, и противно, и как-то радостно на душе. Он победил! Можно сказать - впервые в жизни. Реальная, а не спортивная, или киношно-постановочная победа. Реальный бой, где ставкой были реальные жизни. И он смог выиграть эту ставку. ...Вдруг как-то стало не хватать воздуха. Он втягивал его в себя, широко разинув рот, и никак не мог насытиться этим божественным вкусом. Вкусом жизни!
   Вдруг захотелось жрать. Не есть, а именно жрать. Он подошел к котлу, до половины заполненному оставленной на утро кашей. Подбросил заранее заготовленных дров в костер, и при свете огня рассмотрел содержимое. Какие-то красные зерна, по виду напоминающие мелкий горох. Судя по запаху, щедро сдобренные мясом и салом. Он начал есть холодное варево, черпая содержимое из котла ладонью. Зерна были жестковаты и напоминали плохо сваренную перловку, но Артур не обращал на вкус никакого внимания, а просто набивал пузо. Вдруг случайно задев ладонью, что-то почувствовав на лице, содрогнулся, и его вывернуло наизнанку. Брызги крови первой жертвы, все еще "украшали" его лицо. Он поспешно подбежал к протекающему невдалеке ручейку, и как-то судорожно умылся. Потом просто погрузил голову в ледяную воду, и держал ее там, покуда хватило дыхания. Полегчало. - "Хватит истерить" - рявкнул он сам на себя. - Дальше надо действовать обдуманно и хладнокровно.
  
  Хмурое туманное утро, застало горе-путешественника в нескольких сотнях шагов от лагеря, прикорнувшего под каким-то кустом. Спать в компании трех трупов и пленника, ему не хватило хладнокровия и выдержки. Обильная роса густо усыпала каплями лицо и одежду, и просто смахнув ее, Артур выполнил ритуал утреннего умывания.
  Пришлось сделать над собой изрядное усилие, чтобы встать, и пойти в сторону лагеря. Все тело ныло и болело, а мысли в голове, двигались точно свинцовые, приходилось сосредотачиваться, чтобы сделать простейшие движения. ...Первым делом - проверил пленника. - Все нормально. Вчера он связал его достаточно надежно - как учили, да и удар по голове, видно еще давал о себе знать, - смотрел пленника малоосмысленно, да еще и валялся в луже собственной блевотины.
  - М*да.... - Вслух сказал Артур, нарушив хрупкую тишину начинающегося дня. - Не лучшее место для завтрака. После чего, собрав все оставшиеся дрова, развел огонь в сотне шагов, на берегу весело звенящего ручейка, и вернулся к останкам своего рюкзака. - Где-же тут...? Ага! - Банка гове. К счастью, дикари не смогли открыть завертывающуюся крышку, и не высыпали содержимое красивой стеклянной банки куда-нибудь в огонь. Гове и много-много сахара, это то, что ему сейчас просто жизненно необходимо. ...А еще, хорошо бы свежеиспеченного хлеба и.... - Стоп. - Оборвал он сам себя. - Продукты лучше бы поберечь на будущее. А сейчас можно воспользоваться содержимым котла. Хотя от одной мысли об этом красном горохе и начинает подташнивать, но эту свою сентиментальность, придется оставить до лучших времен, а сейчас - сугубый прагматизм, иначе не выжить. ...Но сначала - гове!
   Едва дождавшись, когда в малом котелке вскипит вода, он засыпал в нее целую горсть ароматного порошка, и засыпал сахаром из жестяной запечатанной банки, которую удихи тоже не догадались вскрыть. Обжигающе горячий, сладкий напиток прибавил бодрости и сил. И вместо ушедшего отупения, вдруг пришла боль. Болели ступни, болело тело, болела рана на груди. Артур опустил взгляд на свои ноги, и немедленно отвел в сторону - стало по настоящему страшно. Страшно почти до потери сознания, как бывает страшно абсолютно здоровому человеку, при мыслях об увечье или серьезной болезни, - мало того, что ступни были сплошной раной, местная грязь смешанная с кровью, покрыла их толстой коркой, забившись в каждую царапинку на его ногах. - Заражение, гангрена, ампутация, смерть.... - пронеслось него в голове. Он поспешно бросился к рюкзаку.
  - Где же оно, ведь было же тут! - Лихорадочно бормотал он, перебирая сохранившиеся вещи. Кусок мыла отыскался чуть в стороне, выброшенный в траву. Следы зубов на его поверхности, объяснили столь недоброе отношение удихских дикарей к сему предмету гигиены. Счастье, что хоть аптечку проклятые дикари не уничтожили. Видно чем-то она им приглянулась.
  Он вымыл ноги, наверное раз десять, прежде чем смог успокоиться. Особое, антибактериальное мыло, как заверяли его в Спецкомплексе, способно справиться с любой заразой. Потом смазал раны особой мазью, и обернул ступни бинтом, а сверху - намотал портянки из полотенца, мысленно благословляя того старого прапора, обучившего молодняк сей древней солдатской науке. Осмотрел царапин на груди - ничего особо опасного, но на всякий случай смазал мазью и ее, и стянул края раны пластырем.
  - Да уж.... - Опять вслух сказал он сам себе. - Всего-то пара суток, как в этом мире, а уже чувствую себя полной развалиной. ...Первым делом надо подумать об обуви.
  Его чудо сапоги, все еще находились на ногах вожака, который не стал снимать их даже на ночь. Артур брезгливо поморщился, подумав о чистоте этих ног, и о всяческих грибках и вирусах поселившихся на этой "чистоте". Но деваться было некуда, да и пленника в очередной раз было необходимо проверить.
  Пленник, по-прежнему никуда не делся, правда, смотрел уже чуточку осмысленнее, а при попытке снять с него обувь, попытался лягнуть Артура в причинное место. От удара тот ушел, но сильно разозлился, и врезал мерзавцу ногой по бедру. Кому в результате было больнее, сказать было сложно - все-таки его учили работать ногами в обуви, - едва не выбил все пальцы на ноге.
  - Надо бы допросить урода. - Подумал он. - С пристрастием, как учили. ...А ведь и правда учили. А что там у нас по науке? - Сначала постарайся узнать о допрашиваемом как можно больше. Изучи одежду, оружие, груз, документы, коли такие отыщутся. Действительно - что это за люди, так не вежливо обошедшиеся со мной. ...Жаль что в Спецкомплексе, мне про удихов ничего толком не рассказывали. Просто ткнули пальцем в карту - "А здесь обитают удихи". И на этом все, дескать - "больше про них и сами не знаем". Но местность эта где-то на восток от Мооскаавской Сатрапии - вполне, как мне объяснили, цивилизованного места. Что там еще было на карте, - горы, степи, реки, и леса. Горы тянутся с севера на юг, и как раз разделяют два государства. Леса ближе к северу, а самая большая река, тоже течет с севера на юг. Степи - это уже ближе к морю. Правда, судя по карте, это "ближе" может и в полтысячи километров вылиться, а может и больше. А если с востока на запад - то и несколько тысяч. ...В общем - радости мало. Одна надежда - раз меня приняли за мооскаавского шпиона, то можно ожидать, что граница где-нибудь рядом, и я смогу улизнуть в цивилизацию, где хотя бы говорят, на относительно понятном языке.
  Пока он размышлял так, - вернулся к ручью, и вымыл свои сапоги изнутри, с мылом. Поставил сушиться к костру, а заодно уж, перетащил туда же и котел с остатками каши, и поставил разогреваться на огонь.
  ...Так, с географией, более-менее разобрался. Теперь - одежда и оружие. В одежде я ничего не понимаю. Выглядит она не особо чтобы богато, но в дальний путь, никто на себя лучшие наряды и не надевает. ...Оружие - хорошее. Мушкеты правда фитильные, но судя по работе, достаточно качественные. Сабли вообще очень хороши, сталь отменная. Копья тоже, вполне на уровне. - Воины? Да воины, но наверное не солдаты, - дисциплины явно не хватает. Иначе бы караульный не спал, и я бы хрен вырвался. Да и взаимоотношения у них, насколько я успел заметить, не как у офицера и солдат, а скорее как у атамана и разбойников, - типичная человеческая стая. ...А что у них в тюках? - Артур подошел к снятым со спин верблюдов тюками, и распотрошил парочку. В одном лежала какая-то шерсть, зато в другом ткани. ...Хорошие кстати ткани, похоже на отбеленный лен. Очень даже пойдут на бинты. Еще бы и новую рубашку из них сшить, было бы совсем чудесно.
   - Ну, это, судя по всему, тюки с товаром. А вот что насчет личного имущества? ...Ага, запасная одежда, и довольно много, и относительно чистая. Может, переодеться удихом? Благо, их длинные просторные рубахи, будут впору человеку практически любого роста. ...Ага, денюжки! Кстати, не забыть бы отыскать свой пояс с монетками. У каждого из четырех разбойников, в тюках хранился собственный кошелек. У нукеров потощее, а вот у вожака..., похоже это казна банды, или они просто торговцы? - Это надо выяснить. Монеты самые разные, от меди до золота. От стандартных кружочков, до квадратиков с дыркой посередине. Изображено на монетах тоже разное, от профилей, видимо больших местных шишек, до корабликов, верблюдов, птичек, и вообще непонятно чего означающих символов. Есть даже просто кусочки серебра. ...А это что такое? - Похоже какая-то грамота. Написано..., на непонятном языке, хотя часть букв и кажется знакомой. Итак, вроде бы все изучил. Пора приступить непосредственно к допросу. ...Вот только поем сначала.
  Артур, без особого энтузиазма пожевал жесткого красного гороха удихов, стараясь выбирать куски мяса, и запил все это очередной кружкой гове. Подумал было выпить еще одну, но поймал себя на мысли что просто тянет время, и решительно встав, направился к пленнику.
  - Итак, что у нас тут есть хорошего? - Пробормотал он себя под нос, с сомнением посмотрев на настороженно притихшего вожака. Пытать людей ему еще не доводилось, и начинать приобщаться к ремеслу палача никакого желания не было. Он даже в детстве, мухам и бабочкам крылья не обрывал, - жалел. Да и вообще, его тонкая артистическая натура, чисто автоматически примеряла на себя "костюмы" всех встречных персонажей и различные житейские ситуации. Сидя в автобусе - он воображал себя шофером. По теленету* выступал президент - он видел себя в роли президента. В Сети ролик о последних дикарях Амазонии - и Артур чувствовал себя дитем природы, живущим в плетеном шалаше и добывающим еду на охоте. А еще в далеком детстве, увидев слепня с оборванными крыльями, тщетно пытающегося взлететь, он едва не заболел, внезапно ощутив на себе всю беспомощность и ужас жертвы чужой жестокости. Все это делало его хорошим актером, но в обычной жизни, заставляло быть куда более сдержанным в поступках, чем большинство обычных людей. Так что сейчас он точно знал, что стоит ему причинить чужаку боль, и его настигнет "роль жертвы", и он на собственной шкуре будет чувствовать боль и страдание причиняемые другому. Но так же он знал, что другого выхода нет, а раз так - то он сможет пересилить себя и сделать что требуется, и потому заранее примерял на себя роль безжалостного палача. - Вот тут плеточка, насколько я помню, - бьет очень больно и кое-кто, очень скоро отведает это на собственной шкуре. - Зловеще ухмыляясь и поглядывая на свою будущую жертву, проворковал Артур, входя в роль садиста и изувера, и несколько раз сильно хлестнул плетью по земле. - ...Черт, этого надо было лучше зафиксировать, а то он уже на попе, два метра прополз. А ну-ка, постой приятель, торопиться не надо. - Артур отловил пленника, и притащив его за шиворот поближе к огню, зафиксировал, привязав веревку к большому тяжелому камню.
  (*теленет - гибрид телевидения и Интернета).
  - Вот так-то лучше. Чем еще воспользуемся? - Этот тесак с деревянной ручкой, положим на угли, пусть греется, а этим.... - Артур внимательно рассмотрел один из тяжелых трофейных ножей, и даже изобразил, для наглядности, будто прикидывает насколько удобно им резать пальцы на руках. - Сгодится. - вывел он свое резюме. - Еще бы конечно какие-нибудь клещи, по зловещей на вид, было бы совсем идеально, но и так сойдет. ...Итак, друг мой, назови мне свое имя. - Обратился он к бывшему вожаку на имперском, поскольку тот сам, допрашивал его, именно на этом языке.
  - К*хеен Эст-альго Щерро. - Хмуро глядя на Артура, пробормотал пленник. ...Как ни странно, выглядел он встревоженным, но отнюдь не напуганным. Создавалось ощущение, что предстоящая процедура, суть которой он конечно же уразумел, была для него скорее неприятной, чем по-настоящему страшной, какой она была бы для самого Артура.
  - Вот и чудесно..., К*хеен Эст-альгович Щиррый. И кто ты по жизни? Чем занимаешься, говорю?
  - К*хеен. - Удивленно глядя на Артура, повторил пленник.
  - Моя плохо языки понимать. - Чуть кривляясь, заметил на это Артур, и словно бы невзначай, достал из костра уже изрядно разогревшийся клинок. - Объясни подробнее.
   - Я - вождь своих людей - к*хеен. Я им говорю - они делают. Они трудятся - я думаю. Они приходят, и спрашивают у меня что делать, как быть, кто виноват. Я думаю, и говорю.
  - Ага-ага..., Ты..., родился к*хееном, или стал им после? Твои люди - твоя родня, или ты собрал тех, кому некуда было пойти?
  - Я стал им, после своего отца, а до того, им был мой дед, и прадед.... Я же к*хеен, а не гв*аа.
  - К*хеен-мен, важный хрен.... Короче по-нашему будет хан. - Пробормотал по-русски Артур. - С этим кажется, разобрались. Кто такие эти гав-гав, разбираться будем после. - Твое племя, род..., большое?
  - Много людей. Много скота. - Важно покивал головой хан Эст-альго, и как-то неуверенно предложил. - Ты можешь получить за меня большой выкуп.
  - Угу, на электронный кошелек пришлют стадо верблюдов, порцию шашлыка, и десять наложниц. Нет уж, спасибо. Чему там учили - выскажи сомнение. - ...Ты лжешь мне! - Внезапно рявкнул Артур во все горло, и войдя в роль, хлестанул пленника плетью. - С тобой было всего три человека, а ты рассказываешь про "Много людей, много скота".... И где-же тогда твои люди и скот?
  - Этого я тебе никогда не скажу, чужак. Не стану, перед встречей с предками, марать свою честь предательством. ...Тебе довольно знать, что я с доверенными людьми, ушел на ярмарку в Гор*доову, продать шерсть, шкуры, и ткани. Теперь весь этот товар твой, как и богатство моего рода. Забирай, и будь проклят.
  -...Угу.... - Вычленил из речи хана кое-что важное для себя Артур. - "Этого" ты мне не скажешь, а что-то другое - скажешь?
  - При одном условии. - Внезапно начал торговаться пленник. - Я отвечу на все твои вопросы, которые не затрагивают интересы моих людей, а ты, в ответ, подаришь мне смерть благородного человека.
  - Опаньки.... И что у нас считается смертью благородного человека?
  Хан Эст-альго посмотрел на Артура как на полного дикаря, и терпеливо объяснил. - Смерть без пролития крови, дабы душа могла предстать перед предками, в своем истинном обличье.
  
  - Э-э-э..., а конкретнее? - Осторожно поинтересовался Артур.
  - Задуши меня перевязью сабли. Это почетная смерть благородного человека.
  ...И тут Артур слегка подвис. Нет, он в принципе понимал, что от пленника придется избавляться..., но все это было еще как-то достаточно абстрактно и где-то в будущем. Сам же пленник, предлагал весьма конкретную методу, да и еще, на взгляд Артура, не самую оптимальную. Одно дело спустить курок, или уж, на крайний случай - один быстрый удар шпаги, а вот так вот - душить, слушая хрипы жертвы, и чувствуя, как она дергается от боли и страха..., для психики незадачливого путешественника между мирами, это уже было как-то чересчур.
  -...Не сомневайся... - по-своему понял его колебания пленный хан. - Мой род достаточно благороден, чтобы я получил благородную смерть. Шестнадцать поколений моих предков, были к*хеенами и командовали людьми.
  - Ну, если целых шестнадцать.... - Пробормотал Артур, а сам подумал - "А куда мне собственно деваться - за спиной, такого врага не оставишь. Убивать более гуманными способами..., - он сам так хочет, в конце концов, это его мир, и его представления о хорошей смерти. ...Конечно, придется сделать над собой усилие, но..., может оно и к лучшему? - Еще неизвестно что ждет меня впереди, так что характер надо закаливать, и избавляться от сантиментальных соплей. А судя по бурному началу - дальше может быть все еще и похлеще. Дурак я, конечно, что вообще ввязался в эту авантюру, ведь до самого последнего момента, все представлял себе этакий жесткий сериал, однако вполне адаптированный к телевидению с допуском 16+. А тут, блин, и не всякому 30ќќ+, показывать можно. - Кхм.... Ладно, уговорил, получишь ты свое удушение. - Громко пообещал он пленнику.
  - Спрашивай. - Коротко кивнул тот в ответ, с явной миной удовольствия на физиономии, от чего у Артура слегка шарики в голове заехали за ролики.
  - Где мы сейчас, и как далеко эта местность от границы с Мооскаа?
  - Шесть переходов к югу от верховьев реки Вар-спаа, которую вы, мооскаачи, называете Балаклава.
  - Э-э-э.... - Как ни странно, но про такую реку Артур слышал, более того - она была обозначена на карте Земли-2, которую ему дали с собой. Он поспешно удалился к своему рюкзаку, и достал карту из потайного кармана, который удихские дикари не обнаружили при обыске. - Верховья, это довольно широкое понятие. - Пробормотал он про себя. - Тут, судя по всему, она вообще в верховьях, течет с запада на восток. ...Эй, слушай, а до гор далеко? - обратился он к пленнику?
  - Смотря куда тебе надо. - Ухмыльнулся тот в ответ. - Если тебе нужны просто горы, то через семь-восемь дневных переходов, ты уже увидишь вершины. А если тебе нужны перевалы, то к ним идти две дюжины дней.... Это мне - две дюжины дней. - Вдруг поправил он сам себя. - Потому что я пойду по торной дороге. Тебе же, придется идти обходными тропами, а это - еще дюжина дней, а может и больше. Только зачем тебе перевалы? Их крепко стережет северный Непобедимый тумен нашего бей*к*хеена Думир-лана. Тебе не проскользнуть мимо них. ...Я могу провести тебя по тропам, которыми в горы уходит запретный товар. Но..., тебе придется пообещать мне что-то большее, чем мою жизнь.
  - Два вопроса - чего ты хочешь, и - с какой стати я тебе должен верить? - Артур слегка опешил от подобной наглости.
  - Я хочу вернуть своих верблюдов и товар, а еще, мне придется что-то дать семьям моих убитых нукеров, чтобы они не умерли с голоду. Я мог бы забрать то золото, что ты прячешь в своем поясе и отдать им. ...А чтобы ты мог мне доверять - выгода от твоего спасения, должна превышать выгоду от продажи тебя людям Думир-лана. ...Все что есть у тебя сейчас..., такой гарантией послужить не может, я могу выбрать момент, убить тебя, и забрать все себе. Но ты шпион мооскаачей, а у мооскаачей много золота. В первой же пограничной крепости, ты отдашь мне еще столько же.
  - А как ты можешь верить, что я, в первой же пограничной крепости, не велю солдатам тебя схватить? - Из чистого любопытства поинтересовался Артур. Наглость этого ушлого хана, ему даже начала нравится - лежит связанный, только-только выторговал себе замену пыток на мучительную смерть, и надо же - ...отдашь мне все, что у тебя есть, и еще столько же сверху.
  - Я не пойду с тобой в крепость. - Усмехнулся пленник. - Но если ты меня обманешь - это будет оскорбление, которое смывают кровью. А ты не захочешь иметь такого врага как я. ...От ближайшей пограничной крепости, до равнин Сатрапии еще многие-многие дни пути. Я ходил тамошними тропами, и знаю где тайные тропы, пересекаются с торными. У меня будет много возможностей смыть обиду кровью. Твоей кровью.
  ...Как он это сказал..., Артура впечатлило. Похоже, эти удихи были и впрямь ребята очень мстительные, и связываться с ними лишний раз охоты не возникало. ...С другой стороны, своим дикарским чутьем, хитрый хан прочувствовал главное - в этих степях, Артур был сущим младенцем. Толком не знал ни дорог, ни условий, ни опасностей. Шансов у него, перейти хорошо охраняемую границу не было ни малейших. А если принять предложение пленника - шанс появлялся - один из тысячи. А с другой стороны, полагаться на одну только жадность хана..., как-то это не очень убедительно. Да и путешествовать, больше месяца, в паре с человеком, к которому не то что нельзя поворачиваться спиной, но и просто спускать с него глаз, - такого и врагу не пожелаешь. А путешествовать одному, шарахаясь от каждого куста - такой путь, тоже, отнюдь не медом намазан.
  - Я должен подумать. - Сказал Артур.
  
  - Неевия из рода оу Рж*коов.
  
  ...Городок был..., не слишком велик, даже по сравнению с Хиимки, что уж там говорить о самой Мооскаа! И вовсе не так мил и живописен как остров Гриит. Но в этом Фааркооне, тоже чувствовался свой характер, только вот Неевиия пока еще не смогла его прочувствовать. Город был..., словно бы себе на уме. Вроде любителя прибедняться и рыдать о своей бедности, - владельца стотысячного состояния. Город скрывал в себе какую-то тайну! И ей предстояло ее разгадать.
  Но отнюдь не тайны Фааркоона, сейчас больше всего беспокоили жену благородного оу Рж*коова. И нет, - отнюдь не муж. Тут все было в полном порядке. Поначалу Неевия правда его немного приревновала к новому окружению, явно с большой осторожностью отнесшемуся к ее появлению. Да и сам Иигрь, вдруг словно бы удалился от нее, уделяя куда больше времени своим солдатам, нежели супруге. Но, в конце-то концов, она была дочерью и сестрой офицера, и подобное отношение, было для нее отнюдь не новостью. Зато, ее супруг быстро делал карьеру, уже официально получив звание майора, и явное уважение окружающих, после какого-то там сражения, которое самой Неевии, к сожалению пришлось провести внутри канатного ящика в глубоком трюме "Счастливого". Что она, поначалу восприняла как нечто само собой разумеющееся, но потом, узнала о поступке Одивии, пожелавшей лицезреть битву из окна кают-компании, и даже слегка обиделась. - Если уж ОНИ подвергли такой опасности саму невесту сатрапа, то видно сама опасность вовсе не была уж совсем ТАКОЙ, а значит, вовсе было не обязательно и ее запирать на несколько часов в душном ящике.
   Но опять же - не это было главной причиной беспокойства, одолевающего прекрасную Неевиию. - Первой ее заботой, была судьба младшей сестры. И хотя брат, последовавший за ними за океан, и уверял ее что оставил Тиишкаат под присмотром уважаемой семьи своих сослуживцев - душа Неевии не лежала на месте. Тогда, год назад, в любовном угаре, она убегала от злополучной судьбы, и не могла думать ни о чем ином, а вот сейчас, когда жизнь ее стала вполне благополучной, настало время позаботиться о судьбе сестры, и выполнить свой служебный долг перед ней. И тем обиднее, что ей так и не удалось уговорить мужа, убедить своих командиров заехать в Сатрапию, по пути на Западный континент. - Какая-то, видите-ли, у них там срочность появилась. Правда брат обещал разобраться с этим вопросом, но пока дело так толком и не сдвинулось с места.
   И, вторая забота. - Одивия, явно решила взять ее под свое покровительство. С одной стороны, это было приятно и изрядно льстило - как-никак, невеста сатрапа. Но с другой, Неевиии ясно дали понять, что она пока недостаточно хороша для собственного мужа. Не хватает образования, манер и знания этикета, это было очень обидно, и вызывало внутренний протест. А нрав Неевии, отнюдь нельзя было назвать особо покладистым, - выросшая почти в трущобах, она с детства привыкла люто бороться хотя бы за видимость своего благородного происхождения и дворянского достоинства, и очень не любила, когда ее тыкают носом в ее недостатки, или недостатки ее семьи. Но тут однако, пока приходилось смиряться и терпеть в присутствии столь высокой особы как Одивия Ваксай. ...Зато потом, оставшись наедине, она невольно отыгрывала свои обиды на муже, который явно даже не пытался заступиться за нее, перед своим высоким начальством. А это отнюдь не способствовало благости семейной жизни. Неевиия прекрасно понимала это, но ничего не могла с собой сделать.
  
  Оу Иигрь Рж*коов, майор фааркоонских егерей в отставке.
  
  Думал, переплывем океан, и все немножко успокоится. ...Я это в смысле своей семейной жизни. Думал, удастся больше проводить время с женой, начнем вить собственное гнездышко, Неевиия начнем покупать пуфики-диванчики и переставлять мебель, и малость и подъуспокоится. Ан хренушки. Не успели мы сойти с корабля, как начальство уже начало вовсю намекать на то, что надо ехать в столицу, представляться очень большому и важному начальству. Но тут как бы еще куда ни шло, поздравкаться с большими боссами мне не в лом. Но как выяснилось - манеры и уровень общей культуры у меня, до высоких паркетов не дотягивают, и если я не желаю опозориться сам, и опозорить своих любимых начальников, то надо мне учиться, учиться, и еще много-много-много чему учиться. ...А потом загрузили меня такой мутью, что честное слово, я на уроках засыпать начал, чего со мной даже в школьные годы не случалось. Но все эти, "какую булавку пристегнуть...", "с какой ноги шагнуть...", "как поклониться герцогу, а как барону...". Даже шутки заставляли учить, причем по большей части не смешные, просто чтобы я знал в каком месте смеяться, когда изволит пошутить какая-нибудь высокопоставленная особа. Жуткая скука! А главное - времени для Неевии у меня оставалось совсем чуть-чуть. А она у меня, как выяснилось, далеко не забитая средневековая женщина, так что в ответку начала клевать меня в мозг, что твой дятел. Причем, я чувствую, что это ей и самой не в радость, но ничего поделать она с собой не может. И я ничего поделать не могу, - так и живем.
  Когда пришло время отъезжать, я воспринял это даже с некоторым облегчением. Но не тут-то было. - Даже в дорожной карете, боссы меня доставали разными этикетами, и рассказами про родословные и биографии выдающихся людей Тооредаана, кто с кем дружит, а кто враждует, не давая спокойно попялится в окно.
  А страна, кстати, довольно занимательная. Мне она чем-то Бразилию напоминает, ну, как я ее себе представлял по фильмам и сериалам. Патриархальное такое местечко, сплошные фазенды да плантации, а между ними леса-леса-леса. В Сатрапии чувствовалась цивилизация на каждом шагу. Возле Мооскаа, даже отъезжаешь да пару сотен верст от столицы, и все равно чувствуешь присутствие человеческого жилья. А тут - ехали через лес, где живет, наверное, только много-много диких обезьян, по довольно разбитой и корявой дороге, и вдруг - вот он - город-местный оплот цивилизации и культуры.
  ...Культурка правда с цивилизацией - так себе. Я конечно не ждал что это будет Москва, в смысле - наша Москва. Но хотя бы на что-то вроде той Мооскаа, что в Сатрапии, или Аэрооэо, надеялся. Увы, эта Мооскаа и размерами куда поменьше, да и лоска у нее того нету. Так, вполне себе тривиальный губернский город, не без претензий и характера, однако до мегаполиса явно не дотягивает. ...Нет, были тут и свои дворцы, и даже театр, университет, и какие-то большие крытые базары-супермаркеты, но..., все как будто в масштабе один к трем, супротив настоящего столичного города. Не то чтобы я был этим сильно разочарован, но все-таки..., мне ведь тут, в конце-концов жить, и скорее всего не один год, хотелось бы иметь что-то более приближенное к тому, что привык считать цивилизацией. Ну да ладно....
   Думал - приеду в Мооскаа, и наконец вся эта суета закончится, - опять облом. Мне наняли профессионального учителя этикета, и он в течении целых трех дней, пока боссы наводили мосты, и решали под каким соусом подать мою тущку высокому начальству, не отлипал от меня ни на шаг, посекундно поправляя каждое движение и жест - это был ад!
  Наконец, под вечер, меня вызвали для окончательного инструктажа. ...Посмотрел я на лица своих начальничков, и понял, что как ни невозможно это себе представить, а похоже им эти деньки дались еще тяжелее чем мне. Видать переговоры шли далеко не гладко, а скорее даже совсем наоборот. ...Что, конечно же, отнюдь не вдохновило меня совать свою задницу в этот дворцовый муравейник, - но кто меня спрашивает?
  - Сударь. - С ходу начал генерал. - Завтра мы пойдем в Малый Дворец, представим вас оу Риишлее. Полагаю, - вы не забыли кто это?
  - Начальник Тайной Службы, Верховный жрец, и первый министр! - Четко отбарабанил я.
  - А главное..., - влез в разговор Говоров. - Это человек, от которого зависит как ты будешь жить следующие несколько лет, и будешь ли жить вообще! Помни это. ...Нет, ты проникнись - именно от этого человека, зависит твоя жизнь.
  - ...И что мне ему говорить? - Честно говоря, я немножко струхнул, КАК Говоров произнес это.
  - Правду. Обмануть его тебе все равно не удастся, он умеет чувствовать ложь. А в голове у тебя нет никакой информации, которая могла бы нам навредить. Так что - правду, правду, и ничего кроме правды. И про то как ты сюда попал, и как служил в БВБ, и кстати, про свои подвиги в крепости Баязерт тоже постарайся упомянуть. Пусть видит, что человек ты полезный.
   - А если он начнет расспрашивать про наш мир, что ему говорить?
  - Опять же - правду. Можешь смело рассказывать про танки, сверхзвуковые самолеты, и миллионные армии. Другое дело - технологии. Но ты ведь ничего в этом толком и не соображаешь. Составов пороха или взрывчатки не знаешь. Танк построить не сможешь. Компьютер - тем более.
  - А мы не того..., до смерти его такими рассказами не напугаем? А то ведь решит еще и нас ликвидировать, на всякий случай.
  - Оу Риишлее - человек умный. Да и напугать его не так-то и просто. Убеди его, что от тебя будет польза для королевства, и он найдет применение любому пришельцу, хоть из параллельного мира, хоть с Альдебарана. А вот коли он решит, что ты существо никчемное, и проблем от тебя будет больше чем пользы..., в общем - сам понимаешь!
   Короче, накрутили они меня так, что полночи заснуть не мог, а утром в этот самый Малый дворец, едва ли не на ватных ногах шел. И только возле самого крыльца, после того как я споткнулся о ступеньку, на смену растерянности и испугу, внезапно пришла какая-то веселая злость. В первую очередь на самого себя - тоже мне "лучший спецназ России", испугался какого-то там средневекового пахана. Так что в приемную к очень большому боссу, я входил с гордо задранной головой и большим желанием сказать какую-нибудь гадость. Наверное бы и сказал, благо посетителей и великого и ужасного оу Риишлее, несмотря на ранний час, было уже вполне предостаточно. Но к счастью, нас троих пустили вне очереди, так что все что я успел - окинуть окружающих высокомерным и презрительным взглядом. Сохранив запал злости для беседы с великим и ужасным....
  Однако, - сходу обломался. В моем воображении, я уже нарисовал образ этакого нехорошего, самодовольного типа со злобной надменной мордой, который сходу начнет на меня наезжать и строить. Ан нет, оу Риишлее, оказался скорее похожим на какого-нибудь профессору из Университета, из тех, кто пользуется бешенной популярностью у своих студентов за свои глубокие знания и умение делиться ими с окружающими. Манеры его были довольно мягкими и обходительными, хотя некая властность так и чувствовалась в каждом жесте, кивке головой, или взгляде. Но это скорее была властность мудрого, хотя и сурового вождя, чем самодура и тирана. Дерзить такому - самого себя выставлять уродом и свиньей. Короче - дядька мне с самого начала понравился, так что я с ходу настроился на позитив и решил что разговор пройдет легко и просто, и пугали меня абсолютно напрасно.
   Нас официально представили друг другу, и я, вовремя сообразив, отвесил соответствующий своему положению поклон. Дядька ограничился небольшим кивком, и завел разговор с моими начальничками, о каких-то дворцовых делах, в которых я ни черта не понимал. Слушая их негромкие речи, я уже начал впадать в некую сладкую дремоту - ведь пол ночи не спал, как вдруг оу Риишлее ошарашил меня первым вопросом.
  - И как вам тут у нас, оу Рж*коов?
  - Э-э-э..., в смысле.... Прекрасная страна, ваша милость. Хотя я пока что видел не так много, но кажется, мне здесь жить понравится.
  - А как вам Тооредаан, по сравнению с Сатрапией?
  ... И дальше пошло-поехало, вопросы сыпались самые разнообразные, и не слишком связанные друг с другом. Какие там на фиг танки-самолеты, я чувствовал себя как на осмотре очень строгой и дотошной медицинской комиссии, где тебя выворачивают наизнанку и заглядывают в каждую щелочку, пытаясь выявить какую-нибудь, прячущуюся в тебе гадость. Меня конечно допрашивали, в смысле - собеседовали на предмет выявления вшивости, и раньше, но там был сущий детский сад, по сравнению с тем как работал товарищ Риишлее. Причем по его лицу невозможно было понять, удовлетворяют его мои ответы или нет. Дадут ли мне сейчас пряник, или потащат в пыточную. Наконец, спустя наверное час, после того как сюртук у меня на спине украсился здоровенными пятнами пота, мне было любезно предложено выйти в приемную, и подождать там.
  Там я просидел наверное еще не меньше часа, обстреливаемый со всех сторон любопытными и злорадными взглядами публики, для которой ни моя наглость при входе в приемную, не мое состояние при выходе из кабинета, не осталось тайной. Парочка, наиболее ушлых товарищей, видимо решив попинать распятую жерту, даже подошли "типа познакомиться", и развлечь меня светскими разговорами, активно пытаясь вызнать при этом кто я и откуда. Разговаривать не было ни малейшего желания, однако помня о приличиях, я попытался вяло поддерживать беседу. И в результате едва не нарвался на дуэль. Спасло меня только напоминание о том, что я состою в свите правителей Фааркоона. Кажется, у моих боссов тут была определенная репутация, и тот придворных хлыщ, решивший меня подоставать, все-таки решил со мной не связываться, и быстро отвалил в сторону.
   А тут и сами боссы появились из дверей кабинета. Генерал оу Дарээка почему-то был хмур. Зато Говоров улыбнулся мне вполне ободряюще, и даже быстро показал поднятый вверх большой палец, - жест, который тут понять мог только я.
Оценка: 7.86*27  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в темноту" М.Комарова "Со змеем на плече" И.Эльба, Т.Осинская "Маша и МЕДВЕДИ" В.Чернованова "Колдун моей мечты" М.Сакрытина "Слушаю и повинуюсь" С.Наумова, М.Дубинина "Академия-фантом" Т.Сотер "Факультет прикладной магии.Простые вещи" Д.Кузнецова "Кошачья гордость,волчья честь" Г.Гончарова "Полудемон.Месть принцессы" А.Одинцова "Любовь и мафия" С.Ушкова "Связанные одной смертью" М.Лазарева "Фрейлина специального назначения" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Здесь водятся драконы" В.Южная "Мой враг,моя любимая" С.Бакшеев "Опасная улика" В.Макей "Ад во мне"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"