Фурзиков Николай Порфирьевич: другие произведения.

Дэвид Вебер "Настоящая крепость" (Сэйфхолд 04)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завоеванное Чарисом княжество Корисанда бурлит после убийства князя Гектора и его старшего сына, но крепнущие реформистские настроения помогают регентскому совету малолетнего наследника Дейвина ликвидировать враждебную сеть инквизиции в столице, а затем - и заговор аристократов. В центре земель Храма, городе Зионе инквизиторы арестуют реформистов высшего духовенства Церкви вместе с их близкими, пытками вымогают чудовищные признания и приговаривают к жесточайшей казни ради укрепления власти великого инквизитора. Для войны с Чарисийской империей Церковь строит огромные флоты в подконтрольных государствах, и Чарис уничтожает или заставляет сдаться вчетверо превосходящие силы объединенного флота земель Храма и Харчонга. А в семье императора Кэйлеба и императрицы Шарлиэн пополнение - родилась наследная принцесса Эйлана!


Дэвид ВЕБЕР

НАСТОЯЩАЯ КРЕПОСТЬ

  
   Бобби Райс. Жди нас, свекровь. Мы скучаем по тебе, но Шэрон, дети и я остаемся вместе.
  

Перевод: Н.П. Фурзиков

  
   Завоеванное Чарисом княжество Корисанда бурлит после убийства князя Гектора и его старшего сына, но крепнущие реформистские настроения помогают регентскому совету малолетнего наследника Дейвина ликвидировать враждебную сеть инквизиции в столице, а затем - и заговор аристократов. В центре земель Храма, городе Зионе инквизиторы арестуют реформистов высшего духовенства Церкви вместе с их близкими, пытками вымогают чудовищные признания и приговаривают к жесточайшей казни ради укрепления власти великого инквизитора. Для войны с Чарисийской империей Церковь строит огромные флоты в подконтрольных государствах, и Чарис уничтожает или заставляет сдаться вчетверо превосходящие силы объединенного флота земель Храма и Харчонга.
   А в семье императора Кэйлеба и императрицы Шарлиэн пополнение - родилась наследная принцесса Эйлана!
  
  
   СЕНТЯБРЬ, Год Божий 893
  
   .I.
   Площадь Лизардхерд, город Мэнчир, княжество Корисанда
  
   - Так что не знаю, как вам, люди, а с меня этого драконьего дерьма более чем достаточно! - крикнул Пейтрик Хейнри со своей импровизированной трибуны на цистерне муниципальной пожарной команды.
   - Ублюдки! - раздался голос из небольшой толпы, собравшейся у входа в таверну. Было раннее утро, среда, и, как и любое другое питейное заведение на территории Сэйфхолда и, в частности, города Мэнчир, в это время она была закрыта и останется такой до окончания утренней мессы. Солнце едва встало, узкие улочки все еще хранили тени, но облака над головой уже обещали дождь к полудню, и влажность была высокой.
   Как и вспыльчивость, - отметил Хейнри. - Это была небольшая толпа, на самом деле она была значительно меньше, чем та, на которую он надеялся, и, вероятно, по крайней мере, половина мужчин в ней была там скорее из любопытства, чем по обязанности. Но те, кто был посвящен...
   - Гребаные убийцы! - огрызнулся в ответ кто-то еще.
   Хейнри энергично кивнул, достаточно сильно, чтобы убедиться, что все в его разгневанной аудитории смогли распознать этот жест. По профессии он был серебряным дел мастером, а не актером или оратором и уж точно не священником! Но за последние несколько пятидневок у него была возможность воспользоваться опытом и советами довольно многих людей, которые были обученными священниками. Он узнал, как интонация голоса и "спонтанный" язык тела могут поддерживать и подчеркивать сообщение - особенно когда это сообщение подкреплялось искренним, жгучим возмущением.
   - Да! - крикнул он в ответ на последний возглас. - Чертовски верно, они убийцы, если только вы не хотите верить этому лживому ублюдку Кэйлебу! - Он вскинул руки в красноречивом презрении. - Конечно, он этого не делал! Почему, какой возможный мотив мог у него быть, чтобы отдать приказ об убийстве князя Гектора?
   Новый хор возмущения, на этот раз состоящий из чистого гнева, а не из чего-то столь же искусственного, как слова, ответил ему, и он свирепо улыбнулся.
   - Чертовы мясники! - крикнул еще один голос. - Убийцы священников! Еретики! Помни Фирейд!
   - Да! - Он снова кивнул головой, так же энергично, как и раньше. - Они могут говорить, что хотят - этот наш новый "архиепископ" и его епископы - но я не так уверен, что вы не правы насчет драгоценной "Церкви Чариса" Кэйлеба! Может быть, есть несколько священников, которые злоупотребляли своими должностями. Никто не хочет в это верить - я не хочу, а вы? Но помните, что сказал архиепископ Уиллим в своем отчете о резне в Фирейде! Нет сомнений, что Кэйлеб солгал о том, насколько ужасной была первоначальная атака, и чертовски уверен, что он и все его другие подхалимы лгали о том, насколько "сдержанной" была их реакция на это. Но даже в этом случае сама Мать-Церковь признала, что священники, которые были повешены - повешены нечестиво, без надлежащего церковного суда, собственным братом "архиепископа Мейкела", заметьте! - были виновны в проступках. Мать-Церковь сказала это, и великий викарий наложил личную епитимью на самого великого инквизитора за то, что он позволил этому случиться! Вам не кажется, что Матери-Церкви можно доверять? Как будто мы не можем положиться на нее в борьбе со злоупотреблениями и коррупцией? Как будто единственный ответ - бросить вызов собственной Божьей Церкви? Низвергнуть викария, рукоположенного самим Лэнгхорном?
   Раздался еще один яростный рык, но на этот раз, как отметил Хейнри, он был менее яростным, чем предыдущий. Он был немного разочарован этим, но на самом деле не удивлен. Жители Корисанды, по большому счету, никогда не чувствовали прямой угрозы со стороны политики Церкви Ожидания Господнего и рыцарей земель Храма. Конечно, не так, как чувствовали себя чарисийцы, когда обнаружили, что все их королевство оказалось под угрозой предания огню и мечу той же Церковью. Или, по крайней мере, людьми, которые ею управляли.
   Тем не менее, было бы неточно - и глупо - притворяться, что среди корисандцев было мало тех, у кого были свои собственные сомнения по поводу нынешнего правления Церкви. В конце концов, Мэнчир находился далеко от Храма или города Зион, и жители Корисанды в целом, несомненно, были более независимы в вопросах религии, чем действительно одобрили бы инквизиция или викариат в целом. Если уж на то пошло, у многих жителей Корисанды были сыновья, братья или отцы, убитые в битве при проливе Даркос, и всем было известно, что пролив Даркос стал катастрофическим последствием войны, в которой Корисанда и ее союзники были призваны действовать в качестве доверенных лиц Церкви. Те, для кого религиозный пыл и ортодоксальность были главной мотивацией, горели ослепительной, раскаленной добела страстью, которая превосходила все остальное. Большинство жителей Корисанды, однако, были менее увлечены этими конкретными проблемами. Их оппозиция Церкви Чариса в гораздо большей степени проистекала из того факта, что это была Церковь Чариса, связанная в их собственном сознании с завоеванием их княжества Домом Армак, чем из какого-либо оскорбленного чувства ортодоксальности. Если уж на то пошло, в Корисанде, несомненно, была своя доля сторонников реформ, и они вполне могли обнаружить, что их активно привлекает отколовшаяся церковь.
   Лучше не слишком зацикливаться на ереси, Пейтрик, - сказал себе Хейнри. - Оставь тех, кто уже горит из-за этого, гореть самим. Отец Эйдрин прав насчет этого, им и без тебя будет жарко. Потрать свои искры на другой трут.
   - Не сомневаюсь, что Бог и Лэнгхорн - и архангел Шулер - со временем разберутся с этим, - сказал он вслух. - Это дело Бога и Матери-Церкви, и я оставлю это им! Но то, что происходит за пределами Церкви - что происходит в Корисанде или здесь, на улицах Мэнчира, - это мужское дело. Наше дело! Мужчина должен знать, за что он выступает, и когда он знает, он должен по-настоящему стоять за это, а не просто размахивать руками и желать, чтобы все было по-другому.
   Последнее слово прозвучало в насмешку полуфальцетом, и он почувствовал, как вскипает свежий гнев.
   - Гектор! - крикнул жилистый мужчина с сильно изуродованной левой щекой. Хейнри не мог его видеть, но он достаточно легко узнал голос. В конце концов, он должен был его признать. Ран Эймейл был одним из его старших учеников до того, как вторжение чарисийцев разрушило некогда процветающий бизнес Хейнри, наряду со многими другими предприятиями осажденной столицы, и Хейнри находился рядом, когда треснувшая форма и брызги расплавленного серебра повредили щеку Эймейла и позднее образовали шрам.
   - Гектор! - повторил Эймейл. - Гектор!
   - Гектор, Гектор! - подхватили крик другие голоса, и на этот раз улыбка Хейнри могла бы быть улыбкой ящера.
   - Ну, - крикнул он тогда, - говоря по правде, нас чертовски намного больше, чем их! И не знаю, как вы, но я пока не готов предположить, что все наши лорды, великие люди и члены парламента готовы подлизываться к Кэйлебу, как этот так называемый регентский совет! Может быть, все, что им действительно нужно, - это небольшое указание на то, что некоторые из нас совсем не готовы к этому!
   ***
   - Гек-тор! Гек-тор!
   Сержант Эдвард Уистан поморщился, когда толпа подступила ближе, и ее пение стало громче и яростнее. Разобрать слова было достаточно легко, несмотря на слышимый рядом величественный, размеренный звон соборных колоколов. Конечно, одна из причин, по которой ему, возможно, было так легко распознать это пение, заключалась в том, что, к сожалению, за последние несколько пятидневок он уже слышал немало других песнопений, очень похожих на это.
   И это не то, чего я не услышу еще больше в течение следующих нескольких пятидневок, - мрачно подумал он.
   Сержант, один из снайперов-разведчиков, приписанных к первому батальону третьей бригады имперских чарисийских морских пехотинцев, лежал ничком на крыше, пристально глядя на узкую улочку под своим насестом. Толпа, текущая по этой улице, сквозь тени между зданиями, все еще казалась тронутой легкой нерешительностью. Гнев был достаточно искренним, и он не сомневался, что они начали в полном огне своего возмущения, но теперь они могли видеть купол и шпили собора, возвышающиеся перед ними. Идея... отметить свое несчастье больше не была сосредоточена на каком-то будущем событии. Сейчас это было уже почти здесь и могло иметь неприятные последствия для некоторых из них.
   Тем не менее, и все такое, не думаю, что это просто унесет легким ветерком. Здесь идет дождь - и что-то еще, не столь уловимое.
   Его пристальный взгляд медленно, неуклонно скользил по мужчинам и юношам, потрясающим кулаками и бросающим проклятия в сторону вооруженных винтовками людей, выстроившихся перед собором Мэнчира в традиционных темно-синих туниках и светло-синих брюках чарисийских морских пехотинцев. Эти морские пехотинцы образовали бдительную линию, барьер между кричащими и другой толпой - на этот раз гораздо более тихой, двигающейся быстро - когда она поднималась по ступенькам позади них.
   До сих пор ни одна из спорадических "спонтанных демонстраций" не вторгалась в собор или на его территорию. Уистан был на самом деле удивлен, что этого еще не произошло, учитывая готовый объединительный пункт, который "еретическая" Церковь Чариса предложила людям для организации сопротивления чарисийской оккупации. Может быть, до вторжения в Корисанде было даже больше религиозного недовольства, чем сержант мог вообразить? И, возможно, дело было просто в том, что даже самый воинственный бунтовщик не решался посягнуть на святость Матери-Церкви.
   И, возможно, эта толпа чувствует себя немного более предприимчивой, чем несколько предыдущих, - угрюмо подумал он.
   - Предатели! - крику удалось прорваться сквозь ритмичное пение имени убитого корисандского князя. - Убийцы! Убийцы!
   - Убирайтесь! Убирайтесь к черту - и заберите с собой своего ублюдка-убийцу "императора"!
   - Гек-тор! Гек-тор!
   Громкость возросла еще больше, как бы трудно это ни казалось, и толпа снова начала двигаться вперед с большей уверенностью, как будто ее собственные выкрикнутые в последнюю минуту проклятия сожгли любые колебания.
   Я бы хотел, чтобы у генерала Гарвея здесь были свои люди, - размышлял Уистан. - Если все пойдет так плохо, как думаю, это могло бы быть... - Группа вооруженных людей в белых и оранжевых цветах стражи архиепископа уверенно маршировала по улице к собору, и громкость криков усилилась еще больше, когда те же самые протестующие увидели белую сутану и шапку священника с белой кокардой и широкой оранжевой лентой в центре строя стражников.
   - Еретик! Предатель! - закричал кто-то. - Лэнгхорн знает своих - и Шан-вей тоже!
   Идеально, - с отвращением подумал Уистан. - Не мог же он войти с черного хода, не так ли? Не будь глупцом, Эдвард - конечно, он не мог! Только не сегодня, из всех дней! - Он покачал головой. - О, разве это не будет весело?
   ***
   Внизу, на уровне улицы, лейтенант Брад Талэс, молодой командир второго взвода роты "альфа", обнаружил, что думает почти теми же мыслями, что и находящийся над ним сержант-ветеран. На самом деле, он думал с еще большим вниманием, учитывая его близость к неуклонно растущей толпе.
   И его немалую ответственность за то, чтобы справиться с этим. - Не могу сказать, что мне все это так уж нравится, сэр, - пробормотал сержант взвода Жак Мейджи. Сержант был вдвое старше Талэса и впервые поступил на службу в королевскую морскую пехоту Чариса, когда ему было всего пятнадцать лет. С тех пор он побывал во многих местах и многое повидал - или, как он иногда выражался, "встретил много интересных людей... и убил их!" - и по пути основательно изучил свое ремесло. Обычно это делало его присутствие обнадеживающим, но в данный момент на его лице было сосредоточенное, сконцентрированное на деле выражение опытного сержанта, рассматривающего ситуацию, которая предлагала всевозможные варианты... ни один из них не был хорошим. Он старался говорить достаточно тихо, чтобы его мог услышать только Талэс, и лейтенант пожал плечами.
   - Мне самому это не очень нравится, - признался он тем же тихим голосом, более чем немного удивленный тем, насколько уверенно ему удалось это сказать. - Если у вас есть какие-либо предложения о том, как волшебным образом убедить всех этих идиотов просто исчезнуть, я, безусловно, открыт для них, сержант.
   Несмотря на ситуацию, Мейджи фыркнул. Ему скорее нравился его молодой лейтенант, и, что бы там ни было, у мальчика были крепкие нервы. Что, вероятно, имело какое-то отношение к тому, почему майор Портир выбрал его для своего нынешнего задания.
   И Мейджи, конечно.
   - Так вот, сэр, почему-то я не могу придумать, как это сделать прямо сейчас. Дайте мне поразмыслить над этим, и я вернусь к вам.
   - Хорошо. А пока следите за той группой вон там, у фонарного столба. - Талэс взмахнул рукой в ненавязчивом жесте, указывая на небольшую группу людей, которых он имел в виду. - Я наблюдал за ними. Большинство из этих идиотов выглядят как бездельники и сброд, которые могли бы просто собраться, но не эти парни.
   Мейджи рассмотрел группу корисандцев, которых выделил Талэс, и решил, что лейтенант был прав. Этих людей не было в первых рядах толпы, но и в тылу их тоже не было, и они казались странно... сплоченными. Как будто они были своей собственной маленькой группой, а не частью основной толпы. И все же они пристально наблюдали за окружающими мужчинами, с каким-то особым вниманием, которое отличалось от чьего-либо другого, и некоторые из этих других мужчин следили за ними в ответ. Как будто они... чего-то ждали. Или, может быть, предвидели что-то.
   ***
   Группа церковных оруженосцев теперь была ближе, - заметил Уистан, - и количество оскорблений, доносившихся из толпы, неуклонно росло. Они не могли стать намного громче, но становились все более... разнообразными, поскольку к продолжающемуся скандированию имени князя Гектора добавлялись крики и проклятия с четким, определенно религиозным содержанием.
   - Хорошо, ребята, - спокойно сказал сержант остальным членам отделения снайперов-разведчиков, находившимся вместе с ним на крыше. - Проверьте свою готовность, но никто даже ресницей не пошевелит без моего приказа!
   Тихий хор согласных возгласов донесся до него, и он одобрительно хмыкнул, но так и не отвел глаз от улицы под собой. Несмотря на его приказ, на самом деле его не беспокоили никакие зудящие пальцы на спусковом крючке. Все его морские пехотинцы были ветеранами, и все они были там, когда майор Портир изложил свои инструкции совершенно - можно было бы сказать, почти болезненно - ясно. Последнее, чего кто-либо хотел, - это чтобы чарисийские морские пехотинцы открыли огонь по "безоружной толпе" гражданских лиц на улицах столицы Корисанды. Ну, может быть, на самом деле это было предпоследнее. Уистан был почти уверен, что еще менее желательно было бы допустить, чтобы с архиепископом Клейрмантом случилось что-нибудь неприятное. Это, в конце концов, было тем, ради предотвращения чего был направлен сюда отряд Уистана.
   Конечно, если мы не готовы начать стрелять в кого-либо, как только они окажутся в пределах досягаемости, возможно, мы просто опоздаем, когда дело дойдет до "предотвращения", - подумал он с глубоким недовольством.
   ***
   - Богохульники! - крикнул Чарлз Добинс, размахивая кулаком в сторону приближающейся охраны архиепископа. Его голос надломился - у него все еще была раздражающая склонность делать это в стрессовые моменты - и его глаза блестели от возбуждения.
   По правде говоря, Чарлз на самом деле так или иначе не испытывал особых чувств по поводу этой чепухи о "Церкви Чариса". На самом деле, он не выбирал свой собственный боевой клич - это было предложено другом его старшего брата, Раном Эймейлом. И он тоже был не единственным человеком, который им пользовался. По меньшей мере дюжина других людей в толпе, большинство из которых были не старше самого Чарлза, начали выкрикивать то же самое слово, как они и репетировали, в тот момент, когда кто-то заметил приближение архиепископа Клейрманта.
   Судя по тому, как реагировали некоторые из окружающих их людей, Ран был прав, когда объяснял, насколько эффективным будет обвинение в богохульстве.
   Лично Чарлз даже не был до конца уверен, что такое "богохульство" - за исключением того, что его мать всегда била его по уху за это всякий раз, когда он произносил имя Лэнгхорна всуе. И он понятия не имел, как доктрина Церкви Чариса может расходиться с доктриной остальной Церкви. Он не был священником, это было точно, и он знал это! Но даже ему было трудно поверить в более впечатляющие истории об оргиях на алтарях и жертвоприношениях детей. Само собой разумеется, это никому не могло сойти с рук прямо здесь, в соборе, без того, чтобы все знали, что это происходит, и он еще не встречал никого, кто действительно это видел. Или, во всяком случае, кого-нибудь, кому он доверил бы сказать ему, идет дождь или нет!
   Что же касается остального, то, насколько он знал, в их новой "церкви" мог быть какой-то смысл. Если хотя бы четверть того, что некоторые люди говорили о так называемой "храмовой четверке", было правдой, он полагал, что мог понять, почему некоторые люди могут быть расстроены ими. Но это тоже не имело значения. Они были викариями, и, насколько Чарлз мог видеть, то, что говорили викарии, шло своим чередом. Он, конечно же, не собирался с ними спорить! Если кто-то еще хотел этого, это было их дело, и он знал, что немало корисандцев, казалось, соглашались с чарисийцами. На самом деле, в этот конкретный момент в соборе было намного больше людей, чем тех, кто стоял снаружи и кричал на них.
   Если уж на то пошло, собственная мать Чарлза была домоправительницей в доме священника в церкви святой Кэтрин. Он знал, где она была этим утром, и из того, что она сказала за последние несколько пятидневок, отец Тиман, казалось, тоже сильно склонялся к этой новой Церкви Чариса.
   Но, по мнению Чарлза, это действительно не имело отношения к делу. Во многом он разделял огромное уважение своей матери к отцу Тиману, но в данном случае она упускала истинную суть. Нет. Истинный смысл - или, по крайней мере, тот, который привел Чарлза сюда этим утром, - заключался не в доктрине и не в том, кто носил шапку архиепископа здесь, в Мэнчире. Или дело было бы не в том, кто носил шапку... за исключением того факта, что человек, который это сделал, поклялся в верности империи Чарис, а также Церкви Чариса, чтобы получить ее.
   Дело было не столько в том, что Чарлз был фанатичным патриотом Корисанды. На самом деле корисандских "патриотов" в том смысле, в каком кто-то из тысячелетней Земной Федерации мог бы понять этот термин, было не так уж много. Лояльность в большинстве королевств Сэйфхолда - были исключения, такие, как Чарис и республика Сиддармарк - как правило, была чисто местной. Верность определенному барону, или графу, или герцогу, возможно. Или князю, или отдельному монарху. Но не к понятию "нация" в смысле подлинного, осознающего себя национального государства. Молодой Чарлз, например, прежде всего считал себя мэнчирцем, жителем города с таким названием, а затем (в порядке убывания важности) подданным герцога Мэнчира и подданным князя Гектора, который оказался герцогом Мэнчира, а также князем Корисанды.
   Кроме того, до чарисийского вторжения Чарлз никогда по-настоящему глубоко не задумывался о том, кому он предан, или об отношениях между Корисандой и королевством Чарис. На самом деле, он все еще не совсем понимал, что именно спровоцировало открытую войну между Корисандой и Чарисом. С другой стороны, ему было всего шестнадцать сэйфхолдских лет (четырнадцать с половиной, по годам давно погибшей Земли), и ему была привычна неполная ясность во многих вопросах. Что он действительно знал, так это то, что в Корисанду вторглись; что город, в котором он жил, был взят в осаду; что армия Корисанды потерпела сокрушительное поражение; и что князь Гектор - единственный четко видимый (во всяком случае, с его точки зрения) символ единства и идентичности Корисанды - был убит.
   Этого было достаточно, чтобы расстроить любого, не так ли?
   Тем не менее, он был бы склонен оставить все как есть, не высовываться и надеяться на лучшее, если бы это зависело только от него. Но это было не так. Здесь, в Мэнчире, было много других людей, которые определенно не были склонны оставлять дела в достаточно хорошем покое, и некоторые из них выступали все громче и громче. Чарлзу казалось совершенно очевидным, что рано или поздно, если они добьются своего, людям придется выбирать, на чьей они стороне, и если ему придется это сделать, он знал, какую сторону выберет. Что бы ни привело к ссоре между Корисандой и Чарисом, ему не нужны были какие-то грязные иностранцы, которые совали палки в осиные гнезда здесь, в его родном городе.
   (И они должны были быть грязными иностранцами, не так ли? В конце концов, все иностранцы были такими, не так ли?)
   - Богохульники! - снова крикнул он.
   - Богохульники! - услышал он чей-то крик. На этот раз это тоже был не один из его друзей. Другие начали подхватывать крик, и Чарлз ухмыльнулся, сунув руку под тунику и ослабив короткую тяжелую дубинку на поясе.
   ***
   - Хватит!
   Скорее к удивлению Пейтрика Хейнри, голос молодого офицера-чарисийца перед собором действительно был слышен сквозь шум толпы. Вероятно, помогло то, что он использовал кожаную говорящую трубу, но, скорее всего, - размышлял Хейнри, - это было связано с тем фактом, что его учили быть услышанным сквозь гром поля битвы.
   Что удивило его еще больше, так это то, что первые ряды его толпы - нет, сборища, а не "толпы", - подумал он, - давай использовать честное слово, Пейтрик - на самом деле, казалось, колебались. Его глаза слегка расширились, когда он увидел это, затем снова сузились, когда он понял, по крайней мере, часть причины. Чарисиец, правда, повысил голос, чтобы его услышали, но это не был рев ответного гнева. Нет, это был голос... раздражения. И язык тела молодого человека тоже не был особенно воинственным. На самом деле, он держал одну руку на бедре, и это выглядело так, как будто он действительно постукивал носком по ступеням собора.
   Хейнри понял, что он больше похож на раздраженного собеседника, чем на армейского офицера, противостоящего враждебной толпе.
   - Сегодня утро среды! - продолжал чарисиец. - Вам всем должно быть стыдно за себя! Если вы сами не в церкви, самое меньшее, что вы можете сделать, это позволить другим людям спокойно ходить на мессу!
   - Что ты знаешь о мессе, еретик?! - крикнул кто-то - он подумал, что это мог быть Эймейл - в ответ.
   - Я знаю, что не собираюсь бросать камни в окна собора, - крикнул в ответ чарисиец. - Знаю это хорошо! - он заметно вздрогнул. - Только Лэнгхорн знает, что сделала бы со мной моя мать, если бы узнала об этом!
   Более одного человека в толпе удивили Хейнри - и, вероятно, самих себя - смехом. Другие только зарычали, и, по крайней мере, раздались дополнительные крики и проклятия, когда архиепископ Клейрмант прошел через двери собора за морскими пехотинцами.
   - Идите домой! - повышенный голос чарисийца звучал почти дружелюбно, с оттенком скорее смирения, чем гнева. - Если у вас есть что сказать, сделайте это где-нибудь в другом месте, в день, который не принадлежит Богу. Я не хочу видеть, как кто-то пострадает в среду! На самом деле, мне приказано избегать этого, если это возможно. Но мне также приказано защищать собор и всех, кто в нем находится, и если для этого мне придется причинить вред кому-то за его пределами, я это сделаю.
   Его голос теперь звучал значительно тверже, все еще как у человека, пытающегося быть разумным, но с оттенком, который предупреждал их всех, что его терпению есть предел.
   Хейнри оглядел лица четырех или пяти ближайших к нему мужчин и увидел, что они смотрят на него в ответ. Один из них поднял бровь и мотнул головой в ту сторону, откуда они пришли, и Хейнри очень слабо кивнул. Он сам не боялся встретиться лицом к лицу с морскими пехотинцами, но отец Эйдрин ясно дал понять, что работа Хейнри заключалась в том, чтобы воспитывать и направлять сопротивление против Чариса. Это сопротивление вполне может потребовать мучеников в ближайшие дни, но в то же время оно будет так же остро нуждаться в лидерах. Возможно, даже еще больше.
   Мужчина, приподнявший бровь, кивнул в ответ и отвернулся, прокладывая путь к передней части остановившейся толпы. Хейнри некоторое время смотрел ему вслед, затем он и еще несколько человек начали пробираться к задней части.
   ***
   Будь я проклят, если не думаю, что парень собирается это сделать! - с удивлением подумал взводный сержант Мейджи.
   Сержант не поставил бы ни единого харчонгского медяка на то, что лейтенант Талэс сможет уговорить толпу развернуться и отправиться домой, но Талэс явно задел за живое, напомнив им всем, что сегодня среда. Мейджи ожидал, что это приведет к обратным результатам, учитывая крики "богохульник" и "еретик", доносящиеся из толпы, но, похоже, лейтенант понял ее настроение лучше, чем он сам.
   - Продолжайте, а теперь, - сказал Талэс, его тон стал мягче, когда громкость толпы начала уменьшаться, и он смог немного понизить свой собственный голос. - Расходитесь, пока кто-нибудь не пострадал. Я этого не хочу. Если уж на то пошло, верите вы в это или нет, император Кэйлеб этого не хочет; архиепископ Клейрмант этого не хочет; и это чертовски точно - если вы простите мой язык - что Бог этого не хочет. Так что скажете, если мы с вами сделаем всех этих людей счастливыми?
   ***
   Чарлз Добинс поморщился, почувствовав, как изменилось настроение толпы вокруг него. Так или иначе, это было не то, чего он ожидал. Этот чарисийский офицер - Чарлз понятия не имел, как прочесть знаки различия этого человека, - должен был быть в ярости и кричать им, чтобы они разошлись. Угрожая им, ясно показывая свое презрение к ним. Он, конечно, не должен был просто разговаривать с ними! И урезонивать их - или, во всяком случае, притворяться таковым - было слишком хитро и коварно, чтобы в это можно было поверить.
   И все же Чарлз не был полностью невосприимчив к манерам чарисийца. И он был прав насчет того, что сегодня среда. Не только это, но и упоминание чарисийца о его матери сильно напомнило Чарлзу о его собственной матери... и как она, вероятно, отреагирует, когда узнает, чем занимался ее дорогой мальчик, когда он сам должен был быть на мессе.
   Он не знал, какие мысли бродили в головах остальной толпы, но он чувствовал, как вся толпа отступает назад, теряя поступательный импульс, который нес ее по улице. В ней все еще кричали некоторые люди - в том числе некоторые из друзей Чарлза - но их голоса потеряли большую часть своего пыла. Они звучали пронзительнее, более изолированно, как будто владельцы этих голосов чувствовали, что их собственная уверенность испаряется.
   Чарлз убрал руку с дубинки под туникой и был немного удивлен, обнаружив, что на самом деле он испытывал скорее облегчение, чем сожаление по поводу того, как все так неожиданно изменилось.
   Он начал отворачиваться, затем остановился, его глаза расширились от шока, когда мужчина, который только что подошел к нему сзади, вытащил что-то из-под своей туники.
   Чарлз никогда не видел ни одного из новых "ружей c кремневыми замками", которые вводились в корисандской армии, но он узнал то, что должен был видеть сейчас. Это было короткое, непропорциональное оружие - мушкет, приклад которого был обрезан, а ствол спилен до длины не более пары футов. Он все еще был намного больше и объемнее, чем пистолеты, которыми была оснащена имперская чарисийская стража, и, должно быть, его было чрезвычайно трудно прятать, но кремневый замок, который был установлен вместо его оригинального фитильного замка, не нуждался в неуклюжем, зажженном и медленно тлеющем фитиле, который невозможно спрятать. Это, вероятно, очень помогло в том, что касалось сокрытия, - почти спокойно подумал уголок сознания Чарлза.
   Он, замерев, наблюдал, как поднялось оружие. Оно торчало из-за плеча другого молодого человека, не более чем на год или около того старше самого Чарлза, стоявшего рядом с ним. Тот молодой человек дернулся от удивления, повернул голову, глядя поперек и вниз на дуло, когда оно вторглось в угол его поля зрения... как раз в тот момент, когда человек, державший его, нажал на спусковой крючок.
   ***
   Внезапный выстрел застал всех врасплох, даже таких опытных сержантов, как Уистан и Мейджи. Возможно, он не должен был застать сержантов внезапно, но очевидный успех Талэса в успокоении толпы немного расслабил даже их.
   Человек, державший этот мушкет, выбрал лейтенанта морской пехоты в качестве своей цели. Однако, к счастью для Брада Талэса, никто бы никогда не назвал оружие потенциального убийцы высокоточным инструментом. Это было гладкоствольное оружие с очень коротким стволом, заряженное молотым, а не мелкозернистым порохом. На самом деле при выстреле было израсходовано менее четверти этого медленно горящего, малокалорийного пороха, прежде чем остальное вылетело из ствола огромным ослепительным облаком, и полет пули можно было охарактеризовать только как... беспорядочный.
   Несчастный молодой человек, который смотрел на дуло в момент выстрела, закричал в шоке, когда его лицо было жестоко обожжено. Он отшатнулся, схватившись за свои навсегда ослепшие глаза, и еще четыре или пять человек, которым не повезло стоять прямо перед ним, закричали от собственной боли, когда пылающие хлопья пороха выжгли "татуировки угольщика" на задней части их шей. У одной особенно невезучей души в самом деле загорелись волосы, и он упал на колени, завывая от паники и боли, пытаясь сбить огонь обеими руками.
   Чарлз Добинс стоял достаточно далеко, получив лишь незначительные ожоги, и его голова резко повернулась в поиске цели мушкета.
   ***
   - Дерьмо.
   Лейтенант Талэс задался вопросом, осознал ли взводный сержант Мейджи, что произнес это вслух. В конце концов, это единственное слово было произнесено почти как в разговоре. Не то чтобы это имело большое значение.
   Лейтенант понял, что мушкетная пуля почти наверняка предназначалась ему, но она его не нашла. Вместо этого она врезалась в грудь одного из его рядовых, в добрых четырех футах справа от него. Морской пехотинец упал, схватившись за внезапно окровавившуюся тунику спереди, и Талэс понял кое-что еще. Приказы майора Портира были совершенно ясны относительно того, что должен был делать Талэс, если против кого-либо из его людей будет применено огнестрельное или холодное оружие.
   - Примкнуть штыки! - услышал он команду собственным голосом, и солдаты его взвода повиновались.
   Он видел, как многие из тех, кто был в толпе, внезапно попытались отступить, когда щелкнула сталь и длинные блестящие лезвия выросли на концах винтовок его морских пехотинцев. Некоторым из них это удалось, другие обнаружили, что их побег заблокирован массой тел позади них, а третьи отреагировали совсем по-другому. Выражения лиц оскалились, из-под туник появились дубинки и палки, и передняя часть толпы, казалось, каким-то образом затвердела, стягиваясь вместе. Казалось очевидным, что люди в этих первых рядах были готовы к бою.
   Пока, - мрачно подумал Брад Талэс. - На данный момент, возможно.
   Он посмотрел на своего окровавленного рядового, и его челюсть сжалась, а выражение лица стало гораздо старше, чем в его возрасте. Он достаточно повидал мертвецов на перевале Тэлбор. Он снова отвел взгляд, встретившись взглядом с Мейджи, и его юношеский голос был словно из кованого железа.
   - Сержант Мейджи, очистить улицу! - сказал он.
  
   .II.
   Мейкелберг, герцогство Истшер, королевство Чисхолм
  
   - Итак, - сказал сэр Кинт Кларик, генерал имперской чарисийской армии, бывший командир бригады имперской чарисийской морской пехоты, недавно посвященный в рыцари и удостоенный звания барона Грин-Вэлли, наливая вино в кубок своего гостя, - что вы думаете, сейджин Мерлин?
   - О чем, милорд? - мягко спросил высокий голубоглазый имперский стражник в черно-золотой форме Дома Армак.
   Он взял свой кубок и с удовольствием отхлебнул. Вкусы Кларика в вине всегда были хорошими, и его продвижение по службе не изменило бывшего морского пехотинца в этом отношении. Или в любом другом отношении, которое мог видеть Мерлин Этроуз. Он все еще оставался тем же компетентным офицером, каким был всегда, с той же готовностью засучить рукава и приступить к новому заданию. Свидетельством тому была палатка, в которой они сейчас сидели, в то время как ледяной осенний дождь барабанил по ее (номинально) водонепроницаемому брезентовому пологу. Послезавтра должна была состояться первая годовщина свадьбы Кэйлеба и Шарлиэн Армак, которая также стала годовщиной создания империи Чарис, и Мерлин не мог не сравнить холодную, влажную тоску за пределами палатки Грин-Вэлли с ярким солнцем, тропической жарой и цветами того свадебного дня.
   Разница была... очевидной, и хотя Грин-Вэлли мог быть простым бароном и одним из недавно пожалованных пэров империи в придачу (в конце концов, он носил свой новый титул менее четырех пятидневок), не было секретом, что император Кэйлеб и императрица Шарлиэн очень высоко ценили его. На самом деле, ни для кого не было секретом, что его перевели обратно в Чисхолм из недавно завоеванного (более или менее) княжества Корисанды именно из-за того, как высоко они его ценили. Учитывая все это, можно было бы разумно предположить, что человек с его связями мог бы найти удобное жилье в соседнем городе Мейкелберг, а не застрять под брезентом в преддверии зимы.
   И к тому же северной зимы, - сухо подумал Мерлин, взглянув на большое мокрое пятно в одном углу палатки, где теоретическая гидроизоляция полога оказалась недостаточной для сильного дождя. - В конце концов он парень с юга, и ему совсем не понравится зима в Чисхолме. Дождь и так сильный, но грядет еще хуже. Снег? Что это?!
   Что, как прекрасно понимал Мерлин, и было настоящей причиной, по которой Грин-Вэлли поселился в этой палатке вместо роскошного городского дома или, по крайней мере, комфортабельного номера в одной из респектабельных городских гостиниц. Очень многие другие бывшие морские пехотинцы Чариса собирались провести зиму в Чисхолме в далеко не идеальных условиях, и Грин-Вэлли не собирался перебираться из своей палатки до тех пор, пока последнему человеку под его командованием не будет предоставлено сухое, теплое место в спешно достраиваемых казармах.
   - О чем это? - повторил генерал, откидываясь на спинку складного походного стула рядом с чугунной печкой, которая делала все возможное - на данный момент успешно - для поддержания довольно комфортной температуры внутри палатки. - Сейчас, позвольте мне подумать... О чем я мог спросить? Хммм....
   Он нахмурился в очевидной, трудной задумчивости, почесывая подбородок с полузакрытыми глазами, и Мерлин усмехнулся. На планете Сэйфхолд было не так уж много людей, которые чувствовали бы себя достаточно комфортно рядом с грозным сейджином Мерлином, причиняя ему неудобства, и он дорожил теми, кто это делал.
   - Хорошо, милорд! - он признал поражение с усмешкой, затем позволил усмешке медленно исчезнуть. - На самом деле, - продолжил он значительно более серьезным тоном, - я был впечатлен. Вы и герцог Истшер, похоже, управляете процессом интеграции даже более плавно и быстро, чем ожидали их величества. У меня сложилось впечатление, что вы также в основном довольны возникающими командными отношениями.
   Его тон превратил последнюю фразу в вопрос, и Грин-Вэлли фыркнул.
   - Я ожидал от вас несколько более... дальновидного комментария, Мерлин, - сказал он. - На самом деле, я немного удивлен, что его величество счел необходимым послать вас сюда, чтобы, так сказать, посмотреть на все своими глазами.
   Мерлин ухитрился не вздрогнуть, хотя это в точности описывало ситуацию. С другой стороны, это было достаточно разумное наблюдение, учитывая, что Грин-Вэлли входил в относительно небольшое число людей, которые знали, что сейджин Мерлин был гораздо большим, чем просто личным оруженосцем и телохранителем императора Кэйлеба Армака.
   За последние несколько лет практически все в том, что стало империей Чарис, узнали, что старые басни и сказки о легендарных монахах-воинах сейджинах были не только правдой, но и фактически преуменьшали их смертоносность. Ни у кого не было абсолютно никаких сомнений в том, что сейджин Мерлин был самым опасным телохранителем, которым когда-либо обладал любой чарисийский монарх. Учитывая количество предотвращенных им попыток убийства, и не только императора, неудивительно, что его постоянно держали за спиной Кэйлеба наблюдать за ним и защищать его как в зале совета, так и на поле битвы.
   Но что знал Грин-Вэлли - и очень немногие из его собратьев-чарисийцев даже подозревали, - так это то, что у Кэйлеба и Шарлиэн была еще одна и совершенно особая причина держать Мерлина так близко.
   У сейджина были видения. Он мог видеть и слышать далекие события, знать, что происходило за тысячи миль отсюда, и даже когда именно это происходило. Его способность буквально присутствовать на военных советах и политических обсуждениях врагов Чариса была бесценным преимуществом для осажденной империи, а его роль телохранителя Кэйлеба была идеальным прикрытием. Он действительно был смертоносным и эффективным стражем, которым все его считали, но сама эта смертоносность давала достаточную причину для его постоянной близости к Кэйлебу и Шарлиэн. В конце концов, даже сейджин не смог бы защитить кого-то от убийцы, если бы его не было рядом, не так ли? И поэтому любые потенциально подозрительные души точно понимали, почему капитан Этроуз с его "нездешними синими сейджинскими" глазами постоянно находился рядом с императором, и это, очевидно, не имело никакого отношения к видениям. Мерлин был телохранителем, а не советчиком и оракулом. Любой деревенский дурачок мог бы это понять!
   Грин-Вэлли знал, что это не так. Действительно, он начал подозревать, что Мерлин был в такой же степени наставником, как и советником. Что большинство радикальных нововведений, которые до сих пор обеспечивали выживание Чариса перед лицом подавляющего численного преимущества его врагов, исходили от "предложений" сейджина чарисийцам, которые затем превратили их в работоспособные приложения. Барон подозревал это по той прекрасной причине, что он был одним из тех чарисийцев. Именно Грин-Вэлли, будучи майором королевской чарисийской морской пехоты, сыграл ведущую роль в разработке революционно новой тактики пехоты, основанной на полевой артиллерии и нарезных кремневых мушкетах, которые "просто случайно" появились в Чарисе вскоре после прибытия некоего Мерлина Этроуза. Он тесно сотрудничал с Мерлином в процессе выполнения этой задачи, и во многих отношениях они еще более тесно работали вместе во время кампании в Корисанде. Фактически, победа, которая принесла Грин-Вэлли его титул (с рыцарским званием) и закрепила поражение князя Гектора Корисандского, была возможна только потому, что Мерлин открыл ему свою способность наблюдать видения.
   Итак, да - барон Грин-Вэлли знал о Мерлине Этроузе гораздо больше, чем подавляющее большинство его собратьев-подданных. Но чего он не знал - и Мерлин искренне надеялся, что он даже не подозревал, - так это того, насколько Мерлин на самом деле был еще большим.
   Я бы очень хотел, чтобы его добавили во внутренний круг, - размышлял сейджин, - и знаю, что Кэйлеб и Шарлиэн тоже согласны со мной. На самом деле, думаю, мы должны добавить его. Просто не имеет смысла не вводить его полностью внутрь, и не думаю, что нам нужно беспокоиться о каких-либо кризисах религиозной совести с его стороны.
   Эта последняя мысль действительно почти заставила его вздрогнуть, учитывая ее прямое отношение к причине, по которой он был здесь.
   - Их величества на самом деле послали меня по нескольким причинам, милорд, - сказал он. - Одна из них, во многих отношениях, вероятно, самая важная, состояла в том, чтобы позволить мне оценить ваш прогресс - я имею в виду ваш и герцога Истшера - из первых рук. Когда я действительно смогу задавать вопросы, может быть, даже сделаю несколько предложений от имени его величества. Это трудно делать, если все, что ты делаешь, - наблюдаешь за видением.
   - Вижу, где это было бы правдой, - согласился Грин-Вэлли. Сейджин отметил, что его, похоже, нисколько не расстроила мысль о том, что Мерлин "оценивает" его успехи в выполнении нового задания.
   - И вторая причина, почти столь же важная, - признался Мерлин, - заключается в том, чтобы подвести меня достаточно близко к Истшеру, чтобы... взаимодействовать с ним.
   На этот раз Грин-Вэлли только кивнул. Мерлин не особенно удивился - барон всегда был проницательным и дипломатичным парнем. Он понимал, что даже ему Мерлин вряд ли мог прямо сказать: - Они хотят, чтобы я посмотрел, является ли Истшер тоже... предателем или нет.
   Хорошей новостью было то, что Мерлин был почти уверен, что Истшер не был им. Плохая новость заключалась в том, что, несмотря на все "несправедливые" преимущества сейджина, Мерлин был только "почти" уверен в этом. И, к сожалению, тот факт, что герцог фактически был дядей императрицы Шарлиэн по своему браку, что он был шурином недавно умершего герцога Холбрук-Холлоу, и что он был старшим офицером Холбрука-Холлоу, заместителем командующего королевской чисхолмской армией почти пятнадцать лет, означал, что "почти наверняка" было недостаточно.
   Не после предательства Холбрука-Холлоу.
   - Могу я спросить, каковы были ваши впечатления до сих пор? - вежливо спросил Грин-Вэлли. - В общем смысле, конечно. Я бы не хотел просить вас слишком подробно рассказывать о каких-либо особо достойных бывших морских пехотинцах - при условии, конечно, что они есть поблизости, - и смущать меня своей бурной похвалой, - добавил он, и Мерлин фыркнул.
   - Знаете, милорд, - сказал сейджин почти задумчивым тоном, - я всегда слышал, что определенная... дерзость, можно сказать, является неотъемлемой частью личности любого морского пехотинца. Вы случайно не знаете, как могли возникнуть эти слухи, не так ли?
   - Я? - Грин-Вэлли невинно расширил глаза. - Я не морской пехотинец, сейджин Мерлин! Я офицер имперской армии. На самом деле, у меня где-то здесь есть письменное подтверждение, чтобы доказать это. Так что же может знать грубоватый, честный, от природы скромный армейский офицер о морских пехотинцах и их завышенных представлениях о себе?
   - О, отличное замечание, - согласился Мерлин. - Не могу себе представить, что могло на меня найти, чтобы задать такой вопрос.
   - Я, конечно, надеюсь, что это так, - сказал Грин-Вэлли немного сурово, когда он взял бутылку вина и снова наполнил кубок Мерлина.
   - Ну, во всяком случае, отвечая на ваш вопрос, мои впечатления до сих пор были почти повсеместно хорошими. - Тон и выражение лица Мерлина снова стали серьезными. - Честно говоря, я на самом деле не совсем понимал, насколько хороша чисхолмская армия. Полагаю, мне следовало бы это сделать, учитывая ту роль, которую она играла при короле Сейлисе. Конечно, не говоря уже о том, чтобы сохранить королеву Шарлиэн на троне - и живой - после смерти Сейлиса. Имею в виду, что две трети его старших офицеров, в конце концов, ветераны кампаний Сейлиса, и очевидно, что Истшер - и Холбрук-Холлоу, если уж на то пошло, - отлично поработали над их обучением и оснащением.
   Грин-Вэлли медленно кивнул, его взгляд был задумчивым, и Мерлин пожал плечами.
   - Очевидно, - продолжил он, - их вооружение не настолько хорошо, как то, что мы взяли с собой в Корисанду, но, с другой стороны, если разобраться, его нет ни у кого больше. И так же, как вы, несомненно, обнаружили, их построение и тренировки ориентированы на тактику, которая только что устарела. Но, опять же, они вряд ли одиноки в этом. Учитывая оружие, доступное всем несколько лет назад, у меня сложилось впечатление, что войска Истшера могли бы, по крайней мере, при равной численности выстоять против любой из армий материка, и, вероятно, надрать им задницы, если уж на то пошло. За исключением Сиддармарка, конечно.
   Настала очередь Грин-Вэлли фыркнуть. Армия республики Сиддармарк была широко признана - и не без оснований - самой эффективной вооруженной силой в истории Сэйфхолда. По крайней мере, на суше. Военно-морского флота Сиддармарка практически не существовало, и королевский чарисийский флот безраздельно правил морями Сэйфхолда еще до прибытия Мерлина Этроуза в Теллесберг. Однако в любом месте, где фаланга сиддармаркских пик могла найти себе место, она царила без сомнений. Что объясняло успешную, устойчивую экспансию республики на юг в направлении Деснейрской империи за последние сто пятьдесят сэйфхолдских лет или около того. Эта экспансия была остановлена только тогда, когда рыцари земель Храма гарантировали границы великого герцогства Силкия в договоре о городе Силк в 869 году.
   Силкия, по крайней мере номинально, являлась независимой, хотя ее великий герцог ежегодно платил значительную дань Деснейру. Он также платил каждый год рыцарям земель Храма, хотя это называлось "десятиной" и до недавнего времени выплачивалось каждым правителем Сэйфхолда. Конечно, официально не для "рыцарей земель Храма", но это было только потому, что все рыцари земель Храма просто случайно оказались членами совета викариев Матери-Церкви. Их двойная роль как светских, так и церковных правителей давала им значительное несправедливое преимущество, но в то же время несла определенные недостатки. Особенно сейчас. Рыцари земель Храма долгое, долгое время нервничали из-за этой великолепной армии Сиддармарка по другую сторону их общей границы, и на протяжении многих лет они использовали свою власть как князей Церкви, чтобы препятствовать любому авантюризму со стороны сменявших друг друга лордов-протекторов республики. Договор о городе Силк, возможно, был самым вопиющим примером их вмешательства, но вряд ли он был единственным. Это не совсем помогло их отношениям с республикой, хотя, учитывая непререкаемое превосходство Церкви, вряд ли могло спровоцировать открытый разрыв, что бы ни думали некоторые викарии.
   Но теперь... теперь, когда верховенство Церкви стало оспариваться, все тревоги, которые испытывали декады церковных канцлеров, только что приобрели совершенно новый смысл. Не было никаких реальных свидетельств какого-либо общего движения сиддармаркцев за принятие Церкви Чариса, но это не помешало храмовой четверке - квартету могущественных викариев, которые действительно управляли Церковью, - беспокоиться о том, что еще может произойти.
   Я бы хотел, чтобы это произошло, - подумал Мерлин более чем с тоской, - но, как бы сильно Стонар ни возмущался Церковью - или, по крайней мере, храмовой четверкой, он не собирается лезть на рожон с Чарисом. Не думаю, что это потому, что он не согласен с обвинениями Чариса в коррупции в Церкви или потому, что у него есть какие-либо иллюзии относительно "святости" храмовой четверки и их мотивов. Но он чертовски прагматичен и так же хорошо осведомлен о балансе сил, как и любой другой. На самом деле, он знает об этом лучше, чем кто-либо другой. Кроме того, из того, что я видел, он не думает, что какой-либо шаг по разрыву с Церковью найдет общую поддержку в Сиддармарке. И, по крайней мере, на данный момент, похоже, что в этом он прав.
   - Честно говоря, что меня больше всего впечатляет в чисхолмцах, - продолжил сейджин вслух, - так это то, как легко и плавно они, похоже, приспосабливаются к новой тактике.
   Он поднял бровь, глядя на Грин-Вэлли, приглашая прокомментировать, и барон кивнул.
   - В этом вы правы, - согласился он. - Мне кажется, что их офицеры понимают причины новой тактики даже быстрее, чем в наших войсках. И они делают это не просто для того, чтобы их величества были счастливы. Если уж на то пошло, они даже не просто повторяют то, чему мы должны их научить. Вместо этого они думают о том, почему мы внесли именно такие изменения, и ищут способы сделать то, чего мы уже достигли, еще более эффективным.
   - У меня тоже сложилось такое впечатление, - признал Мерлин.
   - На самом деле, я не видел никаких признаков того, о чем больше всего беспокоился, - сказал Грин-Вэлли. Бровь Мерлина снова приподнялась, и барон пожал плечами. - У Чариса никогда не было ничего, что кто-либо в здравом уме назвал бы "армией", Мерлин. У нас был непревзойденный военно-морской флот, и никто не хотел сталкиваться с нашими морскими пехотинцами в море, но с точки зрения того, что сухопутная держава назвала бы армией, Чарис даже нельзя разглядеть на карте.
   - Однако здесь, в Чисхолме, - продолжил он, откидываясь на спинку стула с напряженным выражением лица, - армия явно доминирует. Именно армия сломила власть знати и обеспечила стабильность здесь, дома, которая позволила отцу императрицы - и ей, в свою очередь, конечно - достичь процветания королевства. Король Сейлис, возможно, начал строить флот, как только смог, поскольку Чисхолм нуждался в нем для защиты своей торговли от корисандских каперов, но лишь созданное армией процветание позволило ему это сделать. Так что, в то время как мы, чарисийцы, склонны расточать свое восхищение и гордость - не говоря уже о драконовской доле в нашем богатстве - военно-морскому флоту, в Чисхолме все было наоборот.
   Он снова пожал плечами.
   - В этих обстоятельствах я больше всего боялся того, что чисхолмцы автоматически отвергнут наши советы относительно новой тактики. Ведь что может знать кучка морских пехотинцев о реальных условиях и требованиях ведения войны на суше? Во многих отношениях это тоже был бы вполне разумный вопрос. Если уж на то пошло, полагаю, что многие чарисийские военно-морские офицеры чувствовали себя точно так же, когда дело касалось чисхолмского флота, если уж на то пошло. И тот факт, что именно наши морские пехотинцы вели все настоящие боевые действия в Корисанде - что их армия была полностью обделена, сидя здесь дома, - вполне мог разжечь их негодование. О, они сказали, что приняли аргументы в пользу логистики. Что они понимали, что мы могли доставить только столько людей через столько миль океана, а это означало, что мы не могли позволить себе взять с собой кого-либо, кто еще не был экипирован и обучен новому оружию. Но я боялся, независимо от их высказываний, что они возмутились бы, если бы с ними обращались как с какой-нибудь фермерской командой и оставили сидеть в землянке, пока игроки высшей лиги отправлялись на войну.
   - На самом деле, это было то, чего я ожидал, и не только из-за какой-то мелкой заботы об армейской "чести". Вы так же хорошо, как и я, знаете, что престиж - и способность указывать на прошлые достижения - играет большую роль в том, насколько большого успеха могут ожидать армия или флот. Это профессиональная армия с профессиональным офицерским корпусом, Мерлин. Они, должно быть, беспокоились о том, что когда их оставили дома, в то время как кто-то другой вел все боевые действия, могло... негативно повлиять на их карьерные перспективы, можно сказать. Я видел явный оттенок негодования у многих гражданских чисхолмских бюрократов, которые, похоже, считают, что Чарис получил несправедливую долю власти и преимуществ в империи, поэтому не думаю, что было бы неразумно, если бы армия чувствовала себя так же.
   - Знаю. - Мерлин кивнул. - Я видел то же самое - имея в виду бюрократов, - хотя по какой-то странной причине они кажутся немного более осторожными в проявлении своего негодования по отношению к императору или императрице.
   - Нет, правда? Интересно, почему это может быть? - Грин-Вэлли размышлял с невинной улыбкой, и Мерлин фыркнул.
   - Как я уже сказал, я действительно был обеспокоен возможным недовольством армии из-за того, что ее "оставили в стороне" от кампании в Корисанде, - продолжал Грин-Вэлли. - И я видел немного этого, но не очень много, спасибо Лэнгхорну.
   - Значит, они, похоже, тоже не расстроены внезапным вливанием всех морских пехотинцев? - спросил Мерлин.
   Он внимательно наблюдал за Грин-Вэлли. Барон был выбран для своего нынешнего назначения, несмотря на его относительную молодость - ему все еще не исполнилось сорока лет - и болезненно нового возвышения среди аристократии, не просто потому, что он был так хорош в своей работе, но из-за остроты его проницательности. Теперь Грин-Вэлли криво покачал головой сейджину, как бы упрекая его за то, что он задал вопрос, на который они оба, очевидно, уже знали ответ.
   - Нет, это не так, - сказал он вслух. - Отчасти, думаю, это из-за их профессионализма. Они больше заинтересованы в том, чтобы научиться выполнять свою работу еще лучше, чем в защите своей репутации о том, насколько хорошо они ее уже выполняют. В этом отношении они напоминают мне многих наших морских офицеров, таких как граф Лок-Айленд и барон Рок-Пойнт. В первую очередь они профессионалы, а примадонны - только во вторую или даже в третью.
   - Но, как я уже сказал, это только часть причины, - глаза Грин-Вэлли теперь были прищурены, выражение его лица было напряженным. - Думаю, что, вероятно, еще более значимо то, что, помимо самых высокопоставленных чинов, такой огромный процент офицеров армии - простолюдины. Одна из вещей, которая, я думаю, больше всего расстраивает знатных дворян, которые так недовольны императором и императрицей, - это то, что их лишили каких-либо реальных властных постов в армии. Полагаю, с их стороны было бы глупо удивляться этому, поскольку вся причина, по которой король Сейлис и барон Грин-Маунтин - и Холбрук-Холлоу, надо отдать должное этому человеку, - создали королевскую армию в первую очередь для того, чтобы восстановить прерогативы короны за счет дворянства. После того количества сражений, которые потребовались, не думаю, что кого-то должно удивлять, что они решили не назначать генералами любых дворян, в чьей лояльности короне они не были полностью уверены. И тот факт, что воины низкого происхождения могли - и достигли - высоких званий в армии, помогает объяснить, с каким энтузиазмом общественность поддерживает это. Здесь, в Чисхолме, армия занимает точно такое же положение - во всяком случае, в том, что касается общин, - как и военно-морской флот в Чарисе, и она достаточно молода и достаточно профессиональна, чтобы быть действительно гибкой. - Он покачал головой. - Честно говоря, я никогда не ожидал, насколько она гибка на самом деле.
   Мерлин кивнул в знак согласия. Он был немного более оптимистичен в отношении готовности королевской чисхолмской армии принять новое оружие и тактику, чем некоторые чарисийцы, но даже он был приятно удивлен энтузиазмом чисхолмцев по поводу изменений.
   В общем и целом, большинство чисхолмцев, казалось, были твердо едины в решении объединить королевства Чисхолм и Чарис (теперь почти повсеместно называемое "Старым Чарисом", просто чтобы все было правильно) в новую империю Чарис. Однако не все из них были такими. Некоторые - и особенно те, кто был наиболее склонен мыслить с точки зрения собственной власти и влияния, - сомневались в том, что обещанное равенство между Чисхолмом и Старым Чарисом действительно может (или будет) сохранено. При вдвое меньшем чем у Чисхолма населении экономическое богатство Старого Чариса было выше как минимум в четыре раза. Его мануфактуры и торговцы занимали преобладающее положение в экономике Чисхолма еще до объединения двух королевств, торговый флот Чариса доминировал во всех морях и океанах Сэйфхолда, а королевский флот Чисхолма исчез - почти бесследно - в гораздо более крупном королевском чарисийском флоте, даже если образовавшийся союз официально назывался имперским флотом.
   В сложившихся обстоятельствах, вероятно, было вполне разумно, по крайней мере, для некоторых чисхолмцев питать определенные сомнения относительно того, сколько времени пройдет, прежде чем Чисхолм открыто станет младшим партнером - можно сказать, партнером второго сорта - в имперских отношениях.
   Кэйлеб и Шарлиэн были полны решимости не допустить этого. Тот факт, что Шарлиэн была соправительницей Кэйлеба, что она управляла всей империей от своего и его имени из Теллесберга, пока Кэйлеб был на войне в Корисанде, и что именно она, а не Кэйлеб, наблюдала за созданием нового имперского парламента, в значительной степени способствовал достижению этой цели. Тот факт, что имперская столица будет располагаться в Черейте, столице королевства Чисхолм, в течение полугода, и в Теллесберге, столице королевства Чарис, в течение другой половины года, продвинул дело еще дальше. Это заверило граждан Чисхолма в том, что чарисийским взглядам не будет позволено доминировать в имперском правительстве просто потому, что люди, отстаивающие эту точку зрения, имели гораздо лучший, гораздо более близкий и непрерывный доступ к императору и императрице.
   Формирование имперской армии должно было стать еще одним подтверждением. Двумя главными опорами чисхолмской короны при короле Сейлисе и королеве Шарлиэн была яростная преданность чисхолмских общин и королевской армии. Как только что указал Грин-Вэлли, это была армия, поддерживаемая политически и финансово общинами, и ее ряды заполнялись в основном простолюдинами, с помощью которых король Сейлис сломил высокомерную власть великих магнатов аристократии Чариса. Именно та же самая армия и еще более яростная преданность - любовь - тех же самых простолюдинов к бесстрашной храбрости королевы-ребенка, которая сменила Сейлиса после его безвременной смерти, позволили Шарлиэн выжить. И те же самые глубокие источники поддержки помогли им принять ее решение выйти замуж за Кэйлеба и создать империю.
   Она и Кэйлеб полностью осознавали это, и именно поэтому, точно так же, как Кэйлеб настаивал на том, что чисхолмские торговцы и производители должны иметь равный доступ к рынкам империи, как иностранным, так и внутренним, они оба постановили, что именно Чисхолм возглавит формирование имперской армии. Среди королевских морских пехотинцев Чариса были те, кто возражал (хотя в большинстве случаев они были достаточно мудры, чтобы делать это тихо) против этого решения. Чье чувство гордости за свою собственную организацию, за то, как она так стремительно выросла, за то, как она сокрушила своих противников в Корисанде, было глубоко оскорблено идеей о том, что морские пехотинцы должны не только вернуться к тому, чтобы быть чисто корабельными и десантными силами, но и перевести в армию большинство ветеранов кампании в Корисанде.
   Те, кто был достаточно глуп, чтобы выдвинуть свои возражения, были таковыми... однако нашли себе другие обязанности.
   - Думаю, что, вероятно, еще одна часть, - сказал сейджин вслух, - заключается в том факте, что Кэйлеб и Шарлиэн так ясно дали понять, что, хотя Чарис разумно собирается взять на себя ведущую роль в военно-морских делах, имеет смысл отдать ту же роль Чисхолму, когда речь идет об армии. Вот почему ты теперь, конечно, армейский офицер. Решение перевести основную часть имперской морской пехоты в армию - и при этом уважать старшинство действующих офицеров армии - было непростым, но, как я думаю, Кэйлеб и Шарлиэн были правы, настаивая на этом.
   - Безусловно! - кивок Грин-Вэлли был более энергичным и решительным, чем у Мерлина. - Офицеры, с которыми я работаю, очевидно, рассматривают это решение как доказательство того, что их величества имели в виду то, что они сказали об организации вооруженных сил империи. Особенно после... ну...
   Голос барона затих на самой необычной ноте чего-то, что было почти - не совсем, но почти - смущением, и Мерлин улыбнулся без малейшего следа юмора.
   - Ты имеешь в виду, особенно после того, как командующий армией вступил в сговор со сторонниками Храма, чтобы убить - или, по крайней мере, похитить - Шарлиэн?
   - Ну, вообще-то, да, - признался Грин-Вэлли. Он слегка покачал головой. - На самом деле трудно винить их за то, что они беспокоятся об этом. На их месте я бы, конечно, опасался, что у короны возникнут серьезные сомнения в базовой надежности армии. Особенно учитывая, насколько популярен был Холбрук-Холлоу - среди простых солдат, а не только среди офицерского корпуса. Он тот, кто создал всю эту армию, Мерлин. Он сформировал ее, он командовал ею в большинстве важнейших сражений и вел ее солдат к победе в каждой кампании. Как они могли не беспокоиться о том, почувствует ли корона, что не может позволить себе доверять их лояльности после чего-то подобного? Если уж на то пошло, многие из них чувствовали себя пристыженными его действиями. Они не сделали ничего плохого, но он был их командиром, и, по крайней мере, некоторые из них чувствуют, что его измена запятнала и их тоже.
   - Точно знаю, что ты имеешь в виду, - серьезно сказал Мерлин.
   И правда в том, - сказал он про себя, - что, по крайней мере, некоторые армейские офицеры испытывают те же сомнения, что и Холбрук-Холлоу. Как, например, благородный граф Суэйл.
   Барка Раскейл, граф Суэйл, был молод, ему было всего тридцать семь лет по Сэйфхолду. Он также был очень высок для жителя Сэйфхолда, примерно на дюйм выше Мерлина, и невероятно красив со своими светлыми волосами, темными глазами и бронзовым от загара цветом лица. В те времена, когда Мерлин Этроуз был Нимуэ Элбан, она определенно внимательно посмотрела бы на Суэйла.
   Но в дополнение к своей привлекательной внешности и благородному происхождению Суэйл был убежденным сторонником Храма. Он скрывал это лучше, чем многие из его собратьев, включая Холбрука-Холлоу, но Мерлин не сомневался в его фундаментальных убеждениях. Чего он еще не знал, так это того, в чем заключалась преобладающая убежденность Суэйла. Приведет ли его отвращение к "отступничеству" и "ереси" Церкви Чариса - и, вполне возможно, смерть с позором командующего армией, которым он глубоко восхищался и уважал, - к собственной измене? Или давняя преданность его и его семьи Дому Тейт - на самом деле необычная среди высшей чисхолмской знати - и его клятва офицера королевской армии будут непоколебимы против этих сил?
   Мерлин боялся, что сможет угадать, в какую сторону в конце концов прыгнет Суэйл. Но он еще не прыгнул, и ни у Кэйлеба, ни у Шарлиэн не было привычки наказывать людей за то, что они могли бы сделать.
   Что вполне устраивало Мерлина Этроуза, когда дело доходило до этого.
   И, - подумал сейджин, - у Грин-Вэлли была даже лучшая точка зрения, чем мог бы понять сам барон, относительно важности армии в глазах чисхолмских подданных империи.
   Я слежу за всеми, кто, как мы знаем, разделял хотя бы некоторые сомнения Холбрук-Холлоу, - напомнил он себе. - И если Кэйлеб и Шарлиэн не собираются никого бить молотком до тех пор, пока кто-нибудь не решит подражать Холбрук-Холлоу, они также не будут колебаться, если когда-нибудь придет время опустить этот молоток. Знаю, они надеются, что им не придется этого делать, но они сделают это, если им действительно придется. И, по крайней мере, похоже, что те, кто придерживается приверженности Храму, определенно в меньшинстве... на данный момент.
   - А герцог Истшер? - спросил он вслух. - Что вы думаете о том, как он относится ко всему этому, милорд?
   - Вы просите меня обсудить моего командира, сейджин Мерлин, - сказал Грин-Вэлли с внезапной - и непривычной - суровостью и нахмурился. - Понимаю, почему вы обеспокоены, но, честно говоря, не думаю, что мне действительно уместно судить о верности его светлости короне.
   Мерлин позволил одной из своих бровей приподняться в легком удивлении. Он начал отвечать, потом остановился.
   На самом деле, - подумал он, - жесткость Грин-Вэлли была суждением о лояльности Истшера. Особенно потому, что это явно не проистекало из какого-либо нежелания рисковать противостоянием могущественному дворянину в чрезвычайно маловероятном случае, если слово о какой-либо критике с его стороны когда-либо вернется к Истшеру.
   Это показатель того, что он обнаружил, насколько сильно уважает Истшера, - сказал себе Мерлин. - Если бы у него были какие-то сомнения в лояльности Истшера, он бы тоже не стал его уважать, каким бы гибким герцог ни был в профессиональном смысле. Так что тот факт, что он не хочет отвечать, - это уже ответ.
   - Понимаю, милорд, - сказал он вслух, несколько более официально, чем это стало нормой для его бесед с Грин-Вэлли. Барон мгновение смотрел на него, затем почти незаметно кивнул, и его хмурое выражение исчезло.
   - Итак, в целом, вы удовлетворены? - Мерлин продолжил более нормальным тоном, и Грин-Вэлли снова кивнул, на этот раз тверже.
   - В целом, я очень доволен. Я хотел бы - и герцог Истшер тоже - чтобы нам могли предоставить еще больше морских пехотинцев в качестве опытных кадров, но мы оба понимаем, почему их величествам пришлось оставить генералу Чермину достаточно большой гарнизон в Корисанде. Я также хотел бы, чтобы мы могли быстрее открыть новые оружейные мастерские и литейные цеха здесь, в Чисхолме, но тут просто нет такого количества опытных механиков и мастеров, как у Старого Чариса. По крайней мере, первые две партии винтовок уже поступили, так что не все сверлят рукоятками метел.
   - С положительной стороны, в дополнение ко всему остальному, о чем мы только что говорили, должен признать, что герцог и его офицеры, похоже, лучше понимают реалии ведения боевых действий на суше, чем мы - чем я, а я разрабатывал всю нашу новую тактику пехоты. - Он фыркнул. - Они уделяют мне лестное внимание и чертовски внимательно слушают все, что я говорю, особенно учитывая тот факт, что, в отличие от них, у меня действительно есть опыт работы с новым оружием. Но правда в том, что они уже указали на множество мест, где мои идеи - и не только в тактике; у них гораздо больше опыта в армейской логистике, чем у нас, - могли бы быть улучшены. В некоторых случаях многое улучшается.
   И это говорит о вас очень хорошо, милорд, что вы не только распознаете правду, когда видите ее, но и готовы признать это - перед другими, а не только перед самим собой, - подумал Мерлин.
   - Так вы думаете, я могу вернуться в Черейт и сообщить их величествам, что проект интеграции единой армии продвигается успешно? - спросил он вслух.
   - Да, - сказал Грин-Вэлли, пристально глядя в голубые глаза сейджина, давая понять, на скольких уровнях он на самом деле говорил. - Да, думаю, вы можете сказать им, что все идет очень хорошо.
  
   .III.
   Королевский дворец, город Тэлкира, королевство Делфирак
  
   - Как ты думаешь, Филип, чего они на самом деле хотят?
   Тон Айрис Дейкин был спокойным, когда она смотрела поверх пустых тарелок за обеденным столом на своего законного опекуна, но карие глаза, которые она унаследовала от своей покойной матери, были темнее, чем можно было объяснить исключительно тусклым светом ламп.
   - В основном, думаю, то, что они сказали, ваше высочество. - Филип Азгуд, граф Корис, пожал плечами. - О, не сомневаюсь, что у них на самом деле на уме больше, чем они сказали до сих пор. Но что касается того, чем может быть это "больше", ваша догадка почти наверняка так же хороша, как и моя, - сказал он. И он имел в виду именно это. Айрис Дейкин могло быть всего семнадцать лет - меньше шестнадцати, по меркам планеты, на которой фактически развивалось человечество, - но ее едва ли можно было назвать типичной семнадцатилетней девушкой. Даже не типичной семнадцатилетней княжной.
   - Не ожидаю, что они прислали свое... приглашение, давайте назовем это, из-за их огромной заботы о Дейвине. - Тон Кориса был язвительным. Он бы никому другому не позволил услышать, как он говорит это о храмовой четверке, но ни у него, ни у Айрис не было никаких иллюзий относительно этого конкретного квартета, а за столом больше никого не было. - В то же время, - продолжал человек, который столько лет руководил шпионами князя Гектора Корисандского, - думаю, что это, вероятно, могло быть еще хуже, чем сейчас. По крайней мере, они не настаивают, чтобы вы вдвоем сопровождали меня!
   - Почему они должны утруждать себя, приглашая меня, каковы бы ни были их мотивы?
   Лицо Айрис напряглось, и Корис обнаружил, что кивает в знак согласия. Он имел в виду свою последнюю фразу, по крайней мере частично, как попытку пошутить, но на самом деле не был удивлен постфактум, что она провалилась. И он не больше, чем Айрис, сомневался в том, что для храмовой четверки она сама представляла очень малую ценность. Ее младший брат Дейвин, пусть в настоящее время он находился в изгнании, был законным князем Корисанды - даже Кэйлеб и Шарлиэн из Чариса признавали это. Но Айрис? Она была просто чем-то вроде второстепенного приложения. Она не имела внутренней ценности как политическая фигура в глазах храмовой четверки, и они, конечно, не собирались тратить время на беспокойство о том, что может подумать беглая княжна в изгнании, живущая исключительно (насколько они знали, во всяком случае) на скупую щедрость дальних родственников.
   Что было невероятно глупо с их стороны, по мнению Филипа Азгуда, независимо от того, насколько разумным они, очевидно, считали это.
   Во всяком случае, пока. Вполне возможно, что в конце концов они поймут ошибочность своего пути. Вероятно, довольно болезненно, - подумал он с некоторым несомненным удовлетворением.
   - Боюсь, что у вас есть мнение на этот счет, по крайней мере, с их точки зрения, - сказал он в ответ на ее вопрос. - С другой стороны, думаю, что моя собственная точка зрения остается в силе. Если бы у них были какие-то ближайшие планы, касающиеся Дейвина, они, вероятно, настояли бы, чтобы я взял с собой и его.
   Несмотря на самую настоящую привязанность, с которой она относилась к своему "опекуну", и, несмотря на свои собственные опасения, Айрис не смогла удержаться от ухмылки, услышав кислый тон Кориса. Конечно, на самом деле это было не смешно - путешествие на расстояние до девяти тысяч миль вряд ли было бы простой прогулкой по сельской местности, даже в середине лета. С быстрым приближением зимы это должно было быть крайне неприятным переживанием, что бы ни случилось. И его заключительная стадия потенциально могла быть активно опасной, если уж на то пошло.
   - Ты же не думаешь, что это только из-за всех трудностей поездки? - спросила она, косвенно выражая свое собственное беспокойство по поводу Кориса.
   - Нет, я не знаю, - губы графа сжались, и он покачал головой. - Дючейрн, вероятно, беспокоился бы об этом, особенно учитывая возраст Дейвина. Даже Тринейр мог бы подумать об этом, если уж на то пошло, хотя бы из-за его осведомленности о потенциальной ценности Дейвина. Однако сомневаюсь, что Мейгвейру даже пришло бы в голову беспокоиться о том, чтобы тащить девятилетнего ребенка по глубокому снегу. И Клинтан...
   Корис замолчал и пожал плечами, и настала очередь Айрис кивнуть. Викарий Замсин Тринейр, вероятно, был самым хладнокровным и расчетливым канцлером, какого Церковь Ожидания Господнего когда-либо производила за все девять пыльных столетий со дня сотворения мира. Он с гораздо большей вероятностью рассматривал Дейвина Дейкина исключительно как потенциальный политический актив, чем как маленького мальчика, чей отец был жестоко убит. И, судя по всем отчетам, Аллейн Мейгвейр, генерал-капитан Церкви, обладал примерно таким же воображением, как изношенный ботинок. Ожидать, что ему придет в голову беспокоиться о Дейвине, было бы столь же глупо, сколь и бесполезно.
   А потом еще Жэспар Клинтан. Айрис не больше, чем Корис, сомневалась в том, что великий инквизитор просто тупо посмотрел бы на любого, у кого хватило бы смелости предположить, что ему следует так или иначе беспокоиться о благополучии Дейвина.
   - Если бы они рассматривали какие-либо существенные изменения в своих расчетах, касающихся его, они могли бы захотеть, чтобы он был в Зионе, где им было бы удобнее, - продолжил граф. - Если уж на то пошло, думаю, что Клинтан, по крайней мере, хотел бы иметь возможность... произвести впечатление на Дейвина тем, насколько серьезно инквизитор и его помощники проявляют к нему интерес. - Он покачал головой. - Нет, я склонен думать, что это в значительной степени именно то, что предполагает сообщение Тринейра. Они хотят быть уверены, что я полностью понимаю их планы относительно него. И, конечно, чтобы получить мои собственные впечатления о ситуации в Корисанде.
   На мгновение Айрис выглядела так, словно хотела плюнуть, и Корис ни капельки ее не винил.
   - Уверен, что у них есть лучшие источники, чем у меня - чем у нас, - сказал он. - Или, по крайней мере, что их источники могут передавать свои отчеты в Зион быстрее, чем наши агенты могут передавать отчеты нам. Но все, что они знают о Корисанде, в лучшем случае из вторых рук, даже если это более свежо, чем все, что мы слышали. Не удивлюсь, если они захотят поковыряться в мозгах одного из советников твоего отца.
   - Особенно в мозгу его шпиона, ты имеешь в виду. - Губы Айрис дрогнули в короткой улыбке. Однако она была очень короткой. - И особенно теперь, когда отец умер. Без сомнения, они хотят получить твое представление о том, как, вероятно, отреагировали бы наши люди, когда Кэйлеб убил его.
   На этот раз Корис только кивнул. Он наблюдал, как растет Айрис Дейкин. На самом деле, как он однажды признался ей, он присутствовал не один раз, когда ей меняли подгузник. Он точно знал, насколько близка она была со своим отцом, точно знал, как она восприняла его убийство. И хотя он изо всех сил старался держать ее разум открытым для других возможностей, он точно знал, кого она обвиняла в этом убийстве.
   Личные подозрения Кориса лежали в несколько ином направлении. Но было опасно, особенно для нее, слишком открыто излагать ей эти подозрения.
   - Уверен, что это одна из вещей, которые они захотят обсудить, - согласился он. - В любом случае, думаю, что это, вероятно, означает, что они планируют оставить тебя и Дейвина здесь, в Тэлкире, с королем Жэймсом, по крайней мере, в обозримом будущем. Мне потребуется больше двух месяцев, чтобы только добраться до Зиона, и понятия не имею, насколько долгим они планируют мое пребывание после того, как я туда доберусь. Поскольку не думаю, что они собираются навсегда разлучить меня с Дейвином, или что они, вероятно, планируют отправить его куда-нибудь без меня в качестве его опекуна, это, вероятно, означает, что они собираются оставить его прямо здесь, по крайней мере, на пять или шесть месяцев. На самом деле, возможно, дольше.
   - Не могу сказать, что мне было бы очень жаль, если бы они это сделали. - Айрис вздохнула и покачала головой. - Никому из нас здесь на самом деле не нравится, но ему нужна некоторая стабильность, Филип. Нужно какое-то время в одном месте, чтобы исцелиться.
   - Знаю, - Корис потянулся через стол и нежно похлопал ее по тыльной стороне левой руки, - я знаю. И сделаю все возможное, чтобы убедить их и в этом тоже.
   - Знаю, что ты это сделаешь.
   Айрис улыбнулась ему, надеясь, что он не заметил страха за выражением ее лица. Она знала Филипа Азгуда. Несмотря на репутацию, которую некоторые приписывали ему, она знала, насколько он всегда был предан ее отцу, и сама безоговорочно доверяла ему. Возможно, даже больше, чем следовало бы, думала она иногда. Не потому, что она думала, что действительно существует какая-то вероятность того, что он предаст ее доверие, а просто потому, что, как всегда говорил ее отец, никто, кто сидел на троне или кто отвечал за поддержку того, кто это делал, никогда не мог позволить себе полностью доверять кому-либо.
   Но была причина, по которой ее отец выбрал Кориса ее собственным опекуном и опекуном Дейвина. И отчасти эта причина заключалась в том, что, по крайней мере, в случае Филипа Азгуда он отменил свой собственный запрет не доверять слишком глубоко.
   Именно поэтому они попытаются отделить нас от тебя, если узнают правду, Филип, - подумала она. - На данный момент они вполне могут поверить во все те истории о твоих собственных амбициях и зловещих мотивах, которые вы с отцом всегда поощряли. Но если они когда-нибудь поймут, в чем заключается твоя истинная преданность, что ты не готов с радостью пожертвовать Дейвином ради собственной выгоды или выслужиться перед ними, ты станешь потенциальной помехой, а не активом. И если это произойдет, Тринейр и Клинтан ни на мгновение не задумаются о том, чтобы объявить нас - или, по крайней мере, Дейвина - официальными подопечными совета викариев.
   Она посмотрела на него через стол в свете лампы, изучая выражение его лица, и, по крайней мере, на мгновение почувствовала себя такой же молодой, какой ее считал весь остальной мир. Желая, чтобы она была еще достаточно молода, чтобы забраться к нему на колени, положить голову ему на плечо и позволить ему обнять ее страхи, пока он обещал ей, что все будет хорошо.
   Но все больше никогда не будет "хорошо", и она это знала.
   Не позволяй им забрать тебя у меня, Филип, - подумала она. - Что бы еще ни случилось, не позволяй им забрать тебя.
  
   .IV.
   Город Мэнчир, герцогство Мэнчир, княжество Корисанда
  
   КОРИСАНДЦЫ!
   ГРАЖДАНЕ МЭНЧИРА!
   Кровь вашего убитого князя сочится из самых камней вашего города! Сапоги рабов и лакеев чудовища, пролившего эту кровь, маршируют по вашим улицам! Голоса священников-отступников звучат в ваших церквях! Защитники истинной веры вынуждены молчать и прятаться!
   Как долго вы еще будете терпеть эти оскорбления? Эти оскорбления как Бога, так и человека? Как долго еще...
   Пейтрик Хейнри сосредоточенно нахмурился, рассматривая верстатку и текущую строку шрифта. Как мастер по серебру, он был искусным гравером, но обнаружил (к своему удивлению), что между гравировкой и набором текста очень мало общего. Во-первых, у него все еще были сложности с чтением букв в зеркальном отображении. С идентификацией каждой буквы не было никаких проблем, поскольку он брал их из соответствующего места в рабочей коробке (хотя ему все равно приходилось смотреть, чтобы убедиться, что это правильное место), и было достаточно легко - заранее - наметить, какие буквы куда должны были идти на верстатке, прежде чем перенести их в форму и связать вместе. Но его мозг все еще продолжал читать каждое слово при наборе шрифта, и он обнаружил, что пытался обмануть его, заставляя читать буквы в "правильном" порядке, а не в обратном, в котором они должны были идти для печати.
   Тем не менее, этот навык можно было приобрести, и если это было не то же самое, что ювелирное дело, то сходство было. Ему всегда нравилась детальная работа, концентрация на мелочах, работа с металлами, тонкая координация рук и глаз. Печатное дело было другим искусством, но это все еще было искусством, и он обнаружил, что та его часть, которая никогда не ожидала стать уличным агитатором, ценила возвращение к роли ремесленника, даже если это было лишь временно.
   Он потянулся за следующим письмом, и его разум сосредоточился на поставленной задаче. Эта листовка будет распространена из тщательно спрятанной подвальной типографии через сеть преданных сторонников. Копии ее будут расклеены по всему городу к завтрашнему вечеру. Конечно, отряды городской стражи будут заняты их уничтожением к следующему рассвету. Не все из этих городских стражников согласились бы со своими приказами в этом отношении - Хейнри был уверен в этом - но они подчинились бы им. "Регентский совет" и этот предательский ублюдок Гарвей позаботятся об этом!
   Хейнри обнаружил, что его челюсть снова сжалась, и приказал ей расслабиться. Она повиновалась... в некотором роде, и он глубоко вздохнул. Одной мысли о сэре Корине Гарвее было достаточно, чтобы в каждой вене запульсировал гнев. Легкое поражение Гарвея от рук Кэйлеба Армака и его армии можно было бы списать на простую беспомощную некомпетентность. В более милосердном настроении Хейнри даже был бы готов списать хотя бы часть этого на простое невезение или на тот факт, что Шан-вей заботилась о своих подопечных. Но решение Гарвея фактически принять командование предательскими силами, готовыми исполнить волю Армака здесь, в Корисанде, должно было заставить человека задуматься. Действительно ли ему просто не повезло, или он был некомпетентен, или за этим стояло что-то более зловещее? Какое-то тихое маленькое взаимопонимание между ним и захватчиками?
   Началась ли его измена Корисанде и Дому Дейкин только после его поражения... или до него?
   Большую часть времени Хейнри был готов согласиться с тем, что нынешнее положение Гарвея было случаем оппортунизма после факта, а не признаком измены до факта. И он понял, даже без мягких намеков отца Эйдрина, что обвинять Гарвея и его отца в заговоре с Кэйлебом раньше времени было бы... на данный момент преждевременно. Со временем это может измениться, особенно по мере того, как назревали споры о том, чья именно рука наняла убийц, чтобы убить князя Гектора и его старшего сына. Лично Хейнри казалось очевидным, что те, кто больше всего выиграл от убийства князя, были теми, кто, скорее всего, планировал это убийство. И, если взять все вместе, он не мог вспомнить никого, кто получил бы большую прибыль, чем члены "регентского совета", созданного для управления княжеством в соответствии с требованиями Армака. Они могли сколько угодно называть себя советом князя Дейвина, но это не меняло того, перед кем они на самом деле отчитывались... или того факта, что им каким-то образом удалось не просто выжить, но и выйти с еще большей властью, чем у них было раньше.
   И это не изменило пассивной капитуляции парламента княжества, - подумал Хейнри, хмуро глядя на ручку для письма. - Он полагал, что было бы неразумно ожидать, что парламент бросит вызов воле Армака, так послушно выраженной через "регентский совет", когда чарисийский вице-король генерал Чермин и почти шестьдесят тысяч морских пехотинцев Чариса оккупировали Корисанду. У Чермина было двадцать тысяч таких морских пехотинцев прямо здесь, в Мэнчире, и, хотя он приложил некоторые усилия, чтобы не выставлять их слишком открыто напоказ по улицам города, все знали, что они там. Как и члены палаты лордов и палаты общин. Так что, неудивительно, что парламент проголосовал за то, чтобы дать Армаку все, о чем он просил.
   С другой стороны, вполне может быть разница между тем, за что они проголосовали, и тем, что они действительно намеревались сделать. По всем сообщениям, парламент вскоре распадется, и все его члены вернутся в свои дома, подальше от глаз - и штыков - оккупации. Было бы интересно посмотреть, что произойдет потом. Он знал, что здесь, в Мэнчире уже сформировался жесткий скелет организованного сопротивления, и его собственный контакт с этим скелетом заверил его, что за пределами города происходит то же самое. Ему еще предстояло обрасти сухожилиями и мышцами, но все остальное придет со временем. И не все из них из источников, которых Хейнри мог бы ожидать. На самом деле, судя по нескольким случайным словам, которые обронил его собеседник, Хейнри сильно подозревал, что руководство сопротивления уже вступило в осторожный контакт с несколькими членами парламента. Без сомнения, они посадили немало столь же незаметных семян, которые в свое время принесут плоды.
   Тем временем Пейтрик Хейнри сосредоточился на выращивании и удобрении своего собственного маленького участка прямо здесь, в столице.
   ***
   Хейнри был слишком поглощен своей работой, чтобы заметить крошечное устройство, расположенное в одном из углов потолка подвала. Даже если бы он не отвлекся на печатный станок, было крайне маловероятно, что он увидел бы эту штуку. Она была немногим больше чем микроскопически маленькой, хотя даже при этом была больше некоторых из ее еще меньших собратьев, и если бы кто-нибудь сказал ему, на что она способна, он бы отверг эти утверждения как нечто сказочное.
   К несчастью для него, он был бы неправ, и позже тем же вечером в далеком городе Черейт имперский стражник со свирепыми усами и аккуратно подстриженной бородой-кинжалом откинулся назад, закрыл глаза и задумчиво потер шрам на щеке пальцем, созерцая изображения, которые передал ему крошечный пульт наблюдения.
   Я бы очень хотел нанести визит мастеру Хейнри, - размышлял Мерлин Этроуз, даже не открывая глаз. - Он и его друзья становятся намного лучше организованными, чем я мог бы пожелать. С другой стороны, мы довольно подробно выявляем их организационную схему. Конечно, было бы лучше, если бы мы могли сказать кому-нибудь в Корисанде, что у нас есть, но полагаю, что нельзя иметь все.
   Он кисло поморщился при этой мысли, но в то же время знал, что был прав. Ему не нравилось, как много его собственного - и Совы, и Кэйлеба, и Шарлиэн - времени отнимал проект, но он широко распространил удаленные пульты своих снарков по всей столице Корисанды. По мере того, как идентифицировался каждый член формирующегося сопротивления, к нему на весь день подключался один из пультов-паразитов, а внутренняя организация этих людей была далеко не такой сложной, как могла бы быть. Эйдрин Уэймин - и он был тем, с кем Мерлин действительно хотел поговорить, - сделал все возможное, чтобы создать расширяющуюся организацию, по крайней мере, на самом верху. К несчастью для него, ему приходилось довольствоваться тем, что было доступно, и, по крайней мере, некоторые из его... коллег были слишком прямолинейны для такого рода изощренности. В них было гораздо больше энтузиазма, чем профессиональной скрытности. И, насколько Мерлин мог судить, до сих пор очень немногие сотрудники разведывательной службы графа Кориса были завербованы Уэймином.
   Конечно, мы не знаем, как долго это продлится, не так ли? - напомнил он себе.
   Были времена, когда Мерлин испытывал сильное искушение запрыгнуть в свой разведывательный скиммер, спуститься в Мэнчир и лично уничтожить Уэймина. Это было бы не особенно сложно. На самом деле, это было бы по-детски просто и, при данных обстоятельствах, одной из самых приятных обязанностей, которые он мог бы поручить себе сам. К сожалению, если бы он не был готов оставаться в Корисанде на полный рабочий день и проводить ночи, только и делая, что устраняя лидеров сопротивления, он скорее оказался бы в положении короля Канута. Хуже того, он лишил бы сопротивление его организованного руководства, а он этого не хотел. Гораздо лучше пока оставить Уэймина на месте, каким бы раздражающе компетентным и трудолюбивым он ни был, чем разрушать сплоченность сопротивления. Это может измениться, но сейчас было гораздо полезнее точно знать, кто его лидеры, где их можно найти, когда придет время, и какие именно планы они строят и какую информацию передают своим различным спутникам. Распад нынешней организации почти наверняка лишил бы ее растущей эффективности, но только ценой замены ее бесформенным, неорганизованным движением, которое было бы почти невозможно контролировать так, как они могли бы отслеживать в нынешней ситуации. Не говоря уже о том, что когда наконец настанет момент принять меры против него, искоренить его будет гораздо труднее.
   Я только хотел бы, - подумал он, возвращая свое внимание к изображениям снарка, - не ждать, чтобы они нанесли слишком большой ущерб за это время.
   ***
   - Знаю, что это заноза в заднице, - прорычал Хоуил Чермин, стоя, сцепив руки за спиной, и глядя из окна своего офиса на вид за дождем из облаков. - И, по правде говоря, что я действительно хотел бы делать, так это стрелять в ублюдков, как только они появятся!
   Бригадный генерал Жоэл Жэнстин, командир третьей бригады имперской чарисийской морской пехоты, посмотрел в спину своего начальника со слабой улыбкой. В основном это была улыбка любви, хотя в ней, возможно, была лишь тень веселья и, возможно, немного раздражения. Однако если это и произошло, то последняя эмоция была направлена на ситуацию, а не на вице-короля генерала Чермина.
   И если Старику нужно на ком-то излить свою злобу, полагаю, что я логичный кандидат, - размышлял Жэнстин. - Не похоже, что есть кто-то еще, с кем он мог бы ослабить бдительность.
   Это, вероятно, было бы справедливо практически для любого старшего офицера в незавидном положении Чермина, - подумал бригадный генерал. Совмещение ролей командующего силами оккупации и официального вице-короля императора Кэйлеба и императрицы Шарлиэн было бы достаточно сложной задачей практически для любого. Учитывая отвращение Чермина к политике в сочетании с его предыдущим постоянным успехом в том, чтобы избегать всего, что хотя бы отдаленно напоминало обязанности при дворе, было бы трудно найти кого-то, кто чувствовал бы себя менее подходящим для этой задачи.
   К счастью для Чарисийской империи, Хоуилу Чермину никогда не приходило в голову отказаться от своего нынешнего поста. И причина, по которой ему повезло, заключалась в том, что независимо от того, насколько неподходящим он себя считал, он почти наверняка был самым лучшим человеком, подходящим для этой работы. Генерал вице-король мог не любить политику, и он мог быть неполированным (мягко говоря) по придворным стандартам, но это не означало, что он не разбирался в политике, а его железное чувство долга и честность сочетались с драчливостью бульдога, которую любой дурак мог почувствовать с другого конца комнаты.
   Не было никаких сомнений в том, что дворяне и простолюдины, собравшиеся в парламенте здесь, в Мэнчире, во всяком случае, почувствовали это, и никто из них не был настолько глуп, чтобы бросить ему вызов. Во всяком случае, не открыто. Жэнстин не сомневался, что немало разговоров в разных гардеробных и частных квартирах было посвящено тайным способам уклониться от решимости Чермина проводить политику, которую император Кэйлеб изложил перед своим отъездом в Чисхолм. На данный момент, однако, генерал вице-король крепко держал руку на горле великих лордов Корисанды.
   Это облегчалось тем фактом, что, как и более состоятельным членам палаты общин, великим аристократам было слишком много чего терять. Это сделало их осторожными, не желающими пытаться оказать открытое сопротивление, особенно после того, как Чермин - в своем грубом, неотесанном, неучтивом, но кристально чистом стиле - совершенно ясно дал понять, что он намеревался сделать с любым дворянином, который нарушит свою новую клятву верности короне Чариса. Тот факт, что дипломатическая околичность была ему полностью чужда, во многом способствовал тому, чтобы никто из его слушателей ни на мгновение не усомнился в том, что точно означало каждое сказанное им слово. И что любые оправдания по поводу того, что клятвы отлученным не являются обязательными, оставят его удивительно равнодушным, когда он и его осадная артиллерия окажутся перед стенами замка любого клятвопреступника.
   - Но боль в заднице или нет, - продолжил Чермин, отворачиваясь от окна, чтобы повернуться лицом к бригадному генералу, все еще сцепив руки за спиной, - так оно и должно быть. По крайней мере, сейчас. - Он поморщился. - Имей в виду, я бы ничего так не хотел, как добраться до проклятых главарей! У меня нет особых сомнений в том, что большинство этих бедных ублюдков более или менее водят нас за нос. - Он издал звук отвращения, нечто среднее между фырканьем и рычанием. - И я читал проклятые расклеиваемые листовки, так же, как и ты. Кто-то помешивает в этом котле, и не сомневаюсь, что его величество был прав насчет того, что им нужно. Вот почему я не собираюсь отдавать это им.
   - Да, сэр, - подтвердил Жэнстин. Хотя, по правде говоря, это было не совсем так, как если бы он возражал против инструкций или политики вице-короля. С другой стороны, он почти уверился в том, насколько он понимал, по мнению самого Чермина, что "объяснение" его начальника было скорее способом для Чермина понизить собственное давление, прежде чем оно нанесет ему вред.
   - Последнее, что нам нужно предложить ублюдкам, стоящим за всем этим, - это мученичество, - прорычал Чермин, поворачивая голову, чтобы оглянуться на стекающие стекла. - Думаю, что большинство из этих людей, по крайней мере, готовы не высовываться, если нарушители спокойствия просто оставят их в покое. Не говорю, что мы могли бы вечно держать закрытой крышку на горшке, но все, что нам действительно нужно сделать, это держать ее завинченной до тех пор, пока Энвил-Рок, Тартариэн и остальные члены регентского совета не встанут на ноги. Создадут хотя бы немного легитимности. То дело у собора на днях, - он повернул голову назад, его глаза внезапно встретились с глазами Жэнстина, - могло обернуться неприятно. Достаточно плохо потерять одного из наших, но если этот ваш молодой парень - лейтенант Талэс, не так ли? - Он сделал паузу, пока Жэнстин не кивнул, затем снова фыркнул. - Если бы мальчик потерял контроль, позволил своим людям складывать тела так, как, я не сомневаюсь, они хотели, вместо того, чтобы довольствоваться расколотыми черепами и несколькими сломанными костями, это дало бы ублюдкам на другой стороне именно то, что они хотели.
   - Я уже выразил благодарность лейтенанту Талэсу, сэр, - сказал Жэнстин, не пытаясь скрыть, насколько он был доволен тем, что генерал вице-король запомнил имя молодого человека. - И я согласен с тем, что вы только что сказали. Все равно, сэр, если они продолжат давить, и особенно если мы потеряем больше людей, нам придется отступить. Одно дело проявлять сдержанность, другое дело, если другая сторона решит, что сдержанность - это действительно слабость.
   - Согласен. - Чермин мрачно кивнул. - Это одна из причин, по которой я хочу, чтобы формирования Гарвея как можно быстрее встали на ноги. Я бы предпочел придать всему этому противостоянию корисандское содержание, вернуть нас на второстепенную роль. - Он обнажил зубы в тонкой улыбке. - Как ты думаешь, кто-нибудь из этих людей поймет, насколько сильно мы не хотим убивать их больше, чем необходимо?
   - В идеальном мире, сэр, я уверен, они бы так и сделали. В мире, который у нас есть...? - Бригадный генерал пожал плечами, и Чермин резко усмехнулся. Затем он расправил плечи и направился обратно к своему столу. Он устроился в кресле за ним и взял первую из папок, сложенных на его бюваре.
   - Ну, как вы только что предположили, это несовершенный мир, генерал, - заметил он. - И в таком случае, я полагаю, пришло время разобраться с некоторыми из этих несовершенных мелких деталей. Начиная с этой просьбы бригадного генерала Майлса. - Он постучал указательным пальцем по верхнему листу бумаги в папке. - Думаю, что он прав насчет того, что его слишком разбросали.
   - Согласен, сэр. - Жэнстин поморщился. - Это не значит, что мне это нравится, но согласен, что у него есть проблема. И, к сожалению, уже вижу, что вы думаете о том, как найти людей и решить эту проблему за него.
   - Ты остер, как гвоздь, - сказал Чермин с другим, гораздо более веселым смешком. - Итак, как ты думаешь, с чего мне начать тебя грабить?
   - Ну, сэр, я подумал, что если бы мы взяли роту "альфа" из второго батальона третьей бригады, а затем взяли роту "чарли" из первого батальона четвертой бригады, у нас было бы довольно хорошее сочетание опыта и энтузиазма. Тогда, если мы добавим...
  
  
   ОКТЯБРЬ, Год божий 893
  
   .I.
   Разведывательный скиммер Мерлина Этроуза, круговая орбита Сэйфхолда, над морем Энвил
  
   Императрица Шарлиэн из Чариса была готова к чудесам - или, во всяком случае, думала, что готова. Но реальность оказалась настолько далека от ее ожиданий, что она обнаружила все свои приготовления недостаточными.
   Она сидела в пассажирском отсеке "разведывательного скиммера", ее нос находился примерно в двух дюймах от внутренней части прозрачного "бронепласта", который покрывал его, как какой-то идеально прозрачный пузырь, и смотрела в ночное небо. Луна стояла высоко и ясно, сияя, как новая, невероятно яркая серебряная монета на фоне самого черного неба, которое она когда-либо представляла, усыпанного звездами, которые были еще более невероятно яркими, чем луна. Они были странными, эти звезды, горевшие с четкостью булавочного укола, без малейшего следа мерцания. Она никогда не видела таких ярких и ясных звезд, даже в самую холодную зимнюю ночь, и вздрогнула, вспомнив объяснение Мерлина.
   Мы так высоко, что там даже нет воздуха. В любом случае, недостаточно, чтобы иметь значение. - Она покачала головой. - Мне даже не приходило в голову, что единственная причина, по которой они "мерцают", заключается в том, что мы видим их через столько миль воздуха, что это искажает наш обзор. Я всегда думала, что "ясно, как воздух" означает действительно ясно, но на самом деле, в конце концов, это не так. И теперь я выше всего этого. Нахожусь на самом пороге того, что Мерлин называет "пространством".
   Она знала, что ни одно другое рожденное на Сэйфхолде человеческое существо никогда раньше не поднималось так высоко. Даже Кэйлеб в его путешествии между Корисандой и Чарисом. Она смотрела вниз, вниз, туда, где сама планета превратилась в огромный изогнутый шар. Туда, где вершины облаков так далеко под скиммером были серебристыми и темно-черными, дрейфующими по морю Энвил, этой бурной водной глади между Чисхолмом и островом Хаммер. Она не могла разглядеть поверхность с такой высоты, не в темноте, не используя свои собственные простые смертные глаза. Однако она знала, что она там, и все, что ей нужно было сделать, это повернуть голову и посмотреть на "визуальный дисплей", чтобы увидеть этот огромный, взъерошенный ветром участок соленой воды в мельчайших деталях. Мерлин показал ей, как управлять элементами управления дисплеем, и управляемые компьютером датчики скиммера с радостью создавали яркие, как при дневном свете, изображения в истинном цвете всего, на что она хотела посмотреть. Она могла сфокусироваться ближе - "увеличить масштаб", как называл это Мерлин, - до тех пор, пока даже самые отдаленные объекты внизу тоже не казались чуть дальше, чем на расстоянии вытянутой руки.
   И все же, как и предупреждал ее Кэйлеб, это чудо, этот Божий взгляд, бледнел по сравнению с тем, что видел ее собственный глаз, когда она смотрела сквозь бронепласт.
   Это потому, что "образы" - это магия, - подумала она. - Мерлин может называть это как угодно, но это магия, и мои эмоции знают это, что бы ни пытался им сказать мой разум. Это как что-то из детской сказки, что-то не совсем... реальное. Но это - луна, эти звезды, эти облака - я вижу их своими собственными глазами, и это значит, что они реальны. И вижу их с высоты тысяч и тысяч и тысяч футов в воздухе. Я на самом деле здесь, наверху, лечу среди них, и они действительно, действительно там, все надо мной, вокруг и подо мной.
   Она глубоко вздохнула, улыбнувшись более чем криво, поскольку эта мысль напомнила ей о предыдущем вечере....
   ***
   Шарлиэн закончила (как она надеялась) извергать содержимое своего желудка и вытерла лицо горячим влажным полотенцем. У нее во рту, - размышляла она, - был самый отвратительный вкус, какой она когда-либо могла припомнить. При этой мысли у нее снова скрутило живот, но она решительно подавила это ощущение. Мышцы колебались на грани бунта в течение нескольких опасных секунд, затем успокоились... по крайней мере, на мгновение.
   - Лучше? - спросил чей-то голос, и она со слабой улыбкой подняла глаза от тазика у себя на коленях.
   Несмотря на потрескивание огня за спиной ее мужа и встроенные под плиточным полом спальни трубы, по которым циркулировала горячая вода, воздух был, мягко говоря, прохладным, а свежее полотенце, которое он только что взял из чайника на камине в спальне, дымилось в его руке. В сложившихся обстоятельствах было понятно, что император завернулся в одеяло, стоя рядом с их кроватью, каким бы нереальным он ни выглядел в данный момент. На самом деле Шарлиэн придерживалась мнения, что это выходит за рамки нерегулярного и приводит к чему-то, приближающемуся к глупости.
   С другой стороны, - подумала она, - он действительно вылез из постели и протянул мне полотенце, как только услышал, что меня тошнит. Это должно что-то значить... даже если все это по его вине.
   - Лучше... я думаю, - сказала она, добавив условие, когда ее желудок снова неуверенно вздрогнул.
   - Хорошо.
   Он выхватил полотенце, которым она вытирала лицо - и которое уже заметно остыло - у нее из рук и заменил его тем, которое только что отжал. Использованное полотенце вернулось в чайник, и он отнес таз в смежную ванную. Мгновение спустя она услышала, как спустили воду в туалете. Затем он вернулся, осторожно поставил таз на прикроватный столик рядом с ней, прежде чем сам забрался обратно в кровать и обнял ее.
   - Ой! - возразила она, когда под ней зашевелились холодные ноги.
   - Что же, - Кэйлеб Жан Хааралд Брайан Армак, герцог Армак, принц Теллесберга, принц-протектор королевства, король Чариса и, милостью Божьей, император Чариса, разумно сказал Шарлиэн Эйлане Жинифир Алиссе Тейт Армак, герцогине Черейт, леди-протектору Чисхолма, королеве Чисхолма и, милостью Божьей, императрице Чариса, - они замерзли на службе вам. Самое меньшее, что вы можете сделать, это помочь мне снова их разморозить!
   - А если шок от того, что меня ткнули двумя кусками льда, снова доведет меня до тошноты? - мрачно спросила она.
   - С такой скоростью, с какой тебя тошнит, независимо от того, ткну я тебя льдом или нет, это не будет иметь никакого значения, - философски сказал он ей. - Кроме того, ты смотришь в другую сторону.
   Ни одна уважающая себя императрица не могла пропустить мимо ушей некоторые вещи, и Кэйлеб взвизгнул, когда она резко обернулась и тонкие, мстительные пальцы нашли его подмышки. В одной из менее справедливо устроенной вселенной он был гораздо более щекотлив, чем она, и она безжалостно использовала свое презренное преимущество.
   - Хорошо! Хорошо! - выдохнул он наконец. - Я сдаюсь! Я сам себе ноги оттаю, неблагодарная и неразумная девчонка!
   - Оооо! Девка, не так ли? - парировала она, и он закричал от смеха, когда она удвоила свою атаку. Затем он перекатился со спины, схватил ее за запястья и прижал их вниз. Она начала вырываться, но остановилась, когда он наклонился над ней и поцеловал в лоб.
   - Но ты моя самая любимая девчонка во всем мире, - тихо сказал он ей, и она с улыбкой покачала головой.
   - Вам действительно нужно поработать над своей техникой, ваше величество, - сказала она ему. - С другой стороны, учитывая источник - и тот факт, что это, вероятно, самое лучшее, что может сделать ваш бедный, примитивный мужской мозг, - я принимаю ваши извинения.
   - Извинения? - Он приподнял одну бровь. - Не помню, чтобы приносил какие-либо извинения...
   Она толкнула его бедром в бок, и он замолчал на полуслове с задумчивым выражением лица.
   - Что я хотел сказать, - поправил он себя с достоинством, - так это то, что я польщен - глубоко польщен - вашим прощением.
   - Вот почему ты доживешь до следующего рассвета, - сладко сказала она ему.
   - Соображение, которое действительно приходило мне в голову, - признал он и еще раз поцеловал ее в лоб, прежде чем откинуться назад.
   Учитывая вкус своего собственного рта, трудно было придраться к расположению его поцелуев, -признала она, когда его правая рука вернулась под нее и обхватила ее, и он опустил ее голову на свое правое плечо. Она прижалась ближе, наслаждаясь теплом их тел, вдыхая его запах, и он поднял руку позади нее в объятии, которое случайно позволило его правой руке погладить ее волосы.
   - Серьезно, - сказал он, - как долго, по-твоему, это будет продолжаться?
   - Слишком долго, как бы это ни тянулось, - невесело сказала она, затем пожала плечами. - Я не уверена. Мама говорит, что ее вообще никогда не тошнило по утрам, и бабушку тоже, насколько мама помнит, так что это не поможет. Или будет справедливо, если подумать. И, по словам Сейрей, ее мать страдала по утрам по меньшей мере десять месяцев. Или это был целый год? Два года? - Императрица снова пожала плечами. - Во всяком случае, что-то в этом роде.
   Она с нежностью скорчила гримасу, и Кэйлеб сочувственно усмехнулся. Сейрей Халмин была личной горничной Шарлиэн с тех пор, как она была маленькой девочкой, и, казалось, она наслаждалась настоящим моментом гораздо больше, чем императрица. Она, безусловно, старалась изо всех сил, и независимо от того, что мог сказать отец Дирак, дворцовый целитель, на Сейрей можно было положиться, думая об одной из ее бесчисленных предков женского пола, которая столкнулась с той же проблемой, только несравненно хуже. Без сомнения, она наивно воображала, что успокаивает свою подопечную, рассказывая, как ей повезло, что все оказалось гораздо менее плохо, чем могло бы быть.
   Или что-то в этом роде.
   - Ну, может быть, Мерлин сможет дать нам оценку, - сказал Кэйлеб.
   - Может быть. - Шарлиэн знала, что ее тон звучал немного неуверенно, но она также полагала, что имеет право хотя бы на небольшое беспокойство, учитывая характер ее предполагаемого маршрута.
   - Нервничаешь? - мягко спросил Кэйлеб, как будто только что прочитал ее мысли... Не то чтобы требовался какой-то эзотерический талант, чтобы точно понять, о чем она думала.
   - Немного, - призналась она, поудобнее прижимаясь к нему. - В конце концов, это не то, чем я когда-либо занималась раньше.
   - Ну, я сам делал это только дважды - на самом деле один раз, если говорить о поездках туда и обратно, - сказал Кэйлеб. - С другой стороны, Мерлин делал это часто. Конечно, он не вывел меня "из атмосферы", - император на мгновение надулся, - но тогда ему не пришлось заходить так далеко, как в этот раз. И если он уверен, что его "стелс-системы" готовы к поездке, я не собираюсь с ним спорить.
   - Очень великодушно с твоей стороны, поскольку не ты совершаешь это конкретное путешествие, - сухо заметила она.
   - Нет, не я, - согласился он. - На самом деле, я хотел бы быть там. - Он на мгновение крепче прижал ее к себе. - Тем не менее, учитывая, что он может вместить только одного пассажира, думаю, что в некотором смысле ты действительно можешь быть лучшим выбором для этой первой поездки. И знаю, что отец Дирак говорит, что все в порядке, что вся эта утренняя тошнота совершенно естественна, но все равно буду чувствовать себя лучше, если Сова скажет то же самое.
   - Я тоже, - признала она, затем немного нервно хихикнула, уткнувшись ему в плечо. - И все же, мне кажется немного странным говорить о том, чтобы узнать мнение... машины.
   - Просто "странно"? - тихо спросил Кэйлеб.
   - Хорошо, - сказала она через мгновение, ее собственный голос стал более серьезным, - признаю, что меня это еще немного беспокоит. Ничего не могу с этим поделать. Знаю, здесь, наверху, - она подняла руку, чтобы постучать себя по виску, - что все, чему нас когда-либо учила Церковь, - ложь. Знаю это и искренне верю в это. Но я все еще воспитана как дочь Матери-Церкви, Кэйлеб. Где-то глубоко внутри есть та маленькая девочка, читающая свой катехизис, которая не может не испытывать легкого страха, когда думает о том, чтобы войти в самое логово самой Шан-вей. Знаю, это глупо, но...
   Она позволила своему голосу затихнуть, и его рука крепче обняла ее.
   - Я вовсе не думаю, что это "глупо", - сказал он ей. - Прошло меньше пяти месяцев с тех пор, как ты узнала о Мерлине и обо всем остальном. На самом деле, думаю, что это одна из причин, по которой ты делаешь лучший выбор, чем я сейчас. В конце концов, у меня было намного больше времени, чем у тебя, чтобы приспособиться - по крайней мере, настолько, насколько это возможно для любого, - хотя я бы солгал, если бы сказал, что у меня все еще нет своих собственных тревожных моментов. И прекрасно понимаю, что ты имеешь в виду. Дело не в том, чтобы сомневаться, а просто в том, чтобы осознать, насколько полностью и целиком ты порываешь со всем, что в тебе воспитали, зная, что ты должна была верить. С другой стороны, я обнаружил, что это помогает спросить себя, мог ли кто-то вроде "архангела Лэнгхорна" когда-либо позволить кому-то вроде храмовой четверки захватить его Церковь, если бы он действительно существовал!
   - Вот и все, - мрачно согласилась Шарлиэн.
   Кэйлеб был прав, - подумала она. - И, как он сказал, дело было не в том, что у нее тоже были какие-то сомнения в правдивости всего, что рассказал им Мерлин Этроуз. С другой стороны, случайные приступы глубоко запрограммированной тревоги, которые она испытывала, не давали ей полной уверенности в том, как отреагирует остальная часть населения планеты Сэйфхолд, когда наконец придет время раскрыть всю правду о Церкви Ожидания Господнего. Это должно было быть, по меньшей мере, некрасиво, и глубоко внутри она была уверена, что в конце концов все обернется гораздо хуже.
   На самом деле по-другому и быть не могло. Не тогда, когда каждого человека на всей планете учили тому же, чему учили ее. Верили в то же самое, во что верили всегда. Верили в изложенную в Священном Писании версию Божьего плана для Сэйфхолда и в описание дня Сотворения в Свидетельствах. И как они могли не верить в эти вещи? "Адамы" и "Евы", написавшие эти показания, сказали абсолютную правду, насколько они ее знали. Конечно, они не знали, что их воспоминания были изменены во время их долгого крионического путешествия (ей все еще было трудно понять, как это сработало) с обреченной планеты под названием Земля в их новый дом. Они не знали, что "архангелы", которые явились им в человеческом облике как посланники Бога и помощники, на самом деле были членами команды колонизационной экспедиции.
   И они не знали, что "архангел Лэнгхорн" и "архангел Бедар" намеренно и хладнокровно убили доктора Пей Шан-вей и всех остальных, кто не согласился с планом Лэнгхорна навсегда запереть Сэйфхолд в предтехнической цивилизации.
   Так что не было ничего удивительного в том, что их абсолютно точные рассказы о том, что они видели и пережили, думали и чувствовали после пробуждения здесь, на Сэйфхолде, должны быть такими чертовски последовательными и убедительными. Хуже того, их были буквально миллионы... и ни один из них не оспаривал официальную версию Церкви.
   Ну, может быть, кто-то из них и сделал это, - напомнила она себе, - думая о дневнике святого Жерно. Это не было частью официальных Свидетельств, и у нее не было никаких сомнений в том, что сделает инквизиция, если она когда-нибудь обнаружит существование этого дневника. Но святой Жерно - Джеримайя Ноулз - тоже был Адамом, и его версия событий не соответствовала Писанию, Свидетельствам или самой Матери-Церкви. Конечно, это было потому, что он был частью Александрийского анклава Пей Шан-вей. Он знал правду о Сэйфхолде, о геноциде Гбаба, который уничтожил нечто, называемое Земной Федерацией, и вынудил скрываться этот последний остаток человеческой расы. Он знал, что должно было произойти здесь, на Сэйфхолде, - знал, что планировщики миссии никогда не предполагали, что будет потеряна вся память о Гбаба. Что они признали, что рано или поздно человечество и Гбаба встретятся снова, и что, хотя для человечества было важно временно отказаться от технологии, пока оно бесследно пряталось среди звезд, было так же важно, чтобы эта технология снова появилась в полноте времени.
   И именно за знание этой правды - за отказ отказаться от этой правды - Пей Шан-вей и все остальные живые души в Александрийском анклаве были убиты Ракураи Лэнгхорна - катастрофической кинетической бомбардировкой, которая превратила Александрию в официально и навечно проклятый риф Армагеддон.
   Но Ноулз, его жена, его шурин и невестка выжили, спрятавшись в крошечном колониальном поселении под названием Теллесберг, которое однажды станет столицей королевства Чарис. Они написали свои собственные свидетельства, свою историю того, что произошло на самом деле, и спрятали ее, надеясь, что, когда она будет открыта заново, столетия спустя, кто-нибудь захочет признать правду, когда он наконец увидит ее.
   Кто-то оставался, и Братья Сент-Жерно хранили эти знания более четырехсот лет, передавая их, взращивая в тайне, постепенно работая над тем, чтобы подорвать сокрушительную политическую и духовную тиранию "Церкви", созданной Лэнгхорном и Бедар. Их никогда не было много, и им всегда приходилось быть безумно осторожными, но они никогда не сдавались.
   Тот факт, что они поверили дневнику Ноулза, когда прочитали его, все еще вызывал у Шарлиэн благоговейный трепет во многих отношениях. Интеллектуальная и духовная целостность, необходимая для того, чтобы принять этот одинокий голос несогласия, ошеломляла всякий раз, когда она думала об этом. Она надеялась, что смогла бы сделать то же самое, но в глубине души сомневалась в этом. Поверить в единый голос протеста, каким бы страстным он ни был, а не в массовое свидетельство восьми миллионов других Адамов и Ев? Принять слово того, кто умер почти за семьсот лет до рождения Шарлиэн, а не слово живой, дышащей Церкви Ожидания Господнего? Отвергнуть каждую веру в волю Божью, которой ее саму учили с детства?
   Нет. Несмотря на ее собственное глубокое разочарование в связи с недостатками Церкви, несмотря на ее признание вырождения и продажности людей, которые контролировали эту Церковь, несмотря на ее глубоко укоренившуюся убежденность в том, что Церковь должна быть каким-то невозможным образом очищена от накопившейся коррупции, она ни разу не подвергла сомнению фундаментальную, основополагающую "истину", которой ее учили о Лэнгхорне и Бедар. И, если быть честной, она бы никогда этого не сделала... если бы не встретила кого-то, кто был мертв даже дольше, чем Джеримайя Ноулз.
   Мерлин Этроуз. Сейджин Мерлин. Самый смертоносный воин в мире, наблюдатель видений, защитник Кэйлеба, наставник, друг и учитель. Все это сразу... а также ПИКА - "персональный интегрированный кибернетический аватар", в котором хранились воспоминания, надежды и мечты молодой женщины, которую когда-то звали Нимуэ Элбан.
   Мерлин, единственное существо на планете Сэйфхолд, которое знало правду о Земной Федерации и ее разрушении, потому что он видел это собственными глазами Нимуэ. Потому что сама Нимуэ умерла более девятисот лет назад, сознательно пожертвовав своей жизнью, чтобы эта планета, Сэйфхолд, могла когда-нибудь стать не просто убежищем человечества, но и колыбелью его возрождения.
   Нет, я бы никогда не поверила в это без Мерлина, - призналась она. - Я бы хотела, думаю, но я бы этого не сделала. Несмотря на то, как сильно я люблю Кэйлеба, не думаю, что даже он смог бы убедить меня в этом. Но у меня есть Мерлин. Он с нами. И учитывая это, как я могла не поверить?
   ***
   - Я бы хотела, чтобы ты был здесь, Кэйлеб, - сказала она теперь с тоской и услышала тихий смешок у своего уха.
   - Я бы тоже хотел быть с тобой, - сказал ее муж из их спальни в Черейте... более чем в шести тысячах миль отсюда. - И не только потому, что нам с Эдуирдом будет немного трудно объяснить, где ты находишься, если кто-нибудь случайно заметит, что тебя нет.
   Прозрачный, как вода, наушник, вставленный в ее правое ухо, передавал его голос с "защищенного коммуникатора", который она носила на золотой цепочке на шее.
   - К счастью, - заметил второй, более глубокий голос, - вы один из самых талантливых... фабрикаторов, с которыми я когда-либо сталкивался, Кэйлеб.
   - Любой дипломат учится лгать с лучшими из них, Мерлин, - ответил император.
   - Почему я подозреваю, что вы научились "лгать с лучшими из них", пытаясь объяснить такие мелочи, как разбитые окна, украденные яблоки и все те другие нарушения детства, в которых вы, несомненно, были виновны? - спросил Мерлин Этроуз из передней кабины скиммера.
   - Потому что ты его знаешь? - невинно предположила Шарлиэн.
   - Возможно, - сухо сказал Мерлин, и Шарлиэн усмехнулась.
   Что ж, может быть, "коммуникатор" и есть магия, - подумала она. - Но если это так, то, по крайней мере, это магия, к которой я начала привыкать. Интересно, дойду ли я когда-нибудь до того, чтобы принимать это как должное, как это делает Мерлин?
   Иногда она подозревала, что так и будет; в других случаях она была уверена, что этого никогда не произойдет. Это было просто слишком чудесно, слишком невозможно для этого. Но были и такие моменты, когда ее собственное незнание чудесных игрушек Мерлина на самом деле становилось преимуществом.
   Комм, который она носила на шее, был тому примером. Он был значительно меньше, чем тот, который Мерлин первоначально дал ей, и ее губы изогнулись в другой, менее кривой улыбке, когда она задумалась, почему это было так. Сначала ей не приходило в голову, что комм может быть меньше, чем тот, который он первоначально показал ей, но по мере того, как она сталкивалась с большим количеством примеров часто невероятно крошечных кусочков "технологии", которыми Мерлин поделился с ней и Кэйлебом, ей пришла в голову возможность.
   С самого начала она решила, что поиск способов скрыть такие вещи, как коммуникаторы, должен быть одним из их главных приоритетов. Какими бы маленькими ни были оригинальные портативные устройства, которые дал им Мерлин, они все равно выглядели явно - и опасно - инопланетными. Они не принадлежали к доморощенной (и допустимой) технологии Сэйфхолда, и любой, кто видел одно из них, понял бы это. Возможно, маловероятно, что кто-нибудь когда-нибудь увидит одно такое, но маловероятно - это не то же самое, что невозможно, и, как указал сам Мерлин, если храмовая четверка когда-нибудь обнаружит, что их враги действительно пользуются запрещенными знаниями Шан-вей, последствия могут быть катастрофическими.
   Особенно, если они смогут это доказать.
   Поэтому она спросила Мерлина, есть ли в "пещере Нимуэ" "коммы" поменьше, которые еще легче спрятать. Их не было, но когда Мерлин обдумал ее вопрос, он понял, что нет никакой весомой причины, по которой он не мог бы сделать их меньше. Размер большинства существующих устройств был скорее следствием необходимости обеспечить что-то достаточно большое, чтобы человеческая рука могла удобно манипулировать, чем из-за каких-либо неизбежных технологических ограничений. Те же самые базовые возможности могли бы быть предоставлены чем-то гораздо меньшим, если снять эти требования к манипуляциям. Фактически, до уничтожения Федерации они делались в форме хирургически имплантированных коммуникаторов, которые земные военные предоставляли своему персоналу. Конечно, у него не было ничего такого, и хирургическая установка чего-то, что могло бы навсегда приварить брови любого обнаружившего это целителя к его линии роста волос, вероятно, в любом случае была бы плохой идеей. Но если бы ему пришлось переделать комм, чтобы он отвечал только на устные команды - для "голосовой активации", как он это описал, - даже внешний комм можно было бы сделать лишь чуть больше концевого сустава тонкого большого пальца Шарлиэн.
   Именно это он и сделал, используя "производственную установку" в пещере, где Пей Шан-вей и коммодор Пей спрятали ПИКА Нимуэ (и все другие инструменты, которые они предоставили Мерлину для использования) для изготовления новых устройств. Точно так же, как он использовал тот же самый производственный блок, чтобы спрятать комм Шарлиэн в золотом нагрудном скипетре, который она носила на шее. Кэйлеб носил соответствующий скипетр - они были точными копиями, вплоть до печати производителя и мельчайших царапин, скипетров, которые она заказала в качестве подарка по случаю его возвращения из Корисанды, - и их нужно было буквально разбить, чтобы увидеть запрещенную технологию, скрытую в их сердцевинах.
   Пока он занимался этим, он создал еще одно чудо в виде "контактных линз", которые Шарлиэн носила в этот самый момент. Поначалу мысль о том, чтобы действительно вставить что-нибудь в свой собственный глаз - даже что-то такое прозрачное и крошечное, как "контактная линза", - была больше, чем она была готова предпринять. Однако Кэйлеб был более предприимчив, и его восторг был так велик, что Шарлиэн собралась с духом и сделала такой же решительный шаг.
   Она была рада, что сделала это, так как маленькие линзы не только исправили легкую, но раздражающую дальнозоркость, которая прогрессировала за последние пару лет, но и позволили ее новому крошечному компьютеру проецировать изображения непосредственно на линзы. Она могла просматривать удаленные изображения, передаваемые ей по комму, без предательской "голограммы", создаваемой первоначальным, более крупным коммом. Теперь она и Кэйлеб могли самостоятельно просматривать изображения, полученные с помощью снарков Мерлина - тех "самонаводящихся автономных разведывательно-коммуникационных" платформ, которые она все еще плохо понимала, - что фактически позволяло им помогать Мерлину и искусственному интеллекту под названием Сова в бесконечной борьбе за то, чтобы справиться со всеми разведывательными материалами, которые предоставляла сеть снарков Мерлина.
   Мерлин развил эту идею и предоставил такую возможность всем остальным, кто был добавлен в то, что Кэйлеб назвал "внутренним кругом" - список людей, которые знали всю правду и были допущены к использованию связи. К сожалению, пока их было немного, но список медленно рос. В некотором смысле это, конечно, только усугубляло ситуацию. Способность поддерживать тесную, мгновенную связь с людьми буквально за тысячи миль - не говоря уже о том, чтобы общаться с Совой или иметь возможность самостоятельно просматривать "видения" Мерлина - была преимуществом, важность которого было бы буквально невозможно переоценить. В то же время это было нечто такое, что требовало особой осторожности. Например, они не могли позволить, чтобы слишком много непосвященных людей начали задаваться вопросом, как именно им удавалось так идеально координировать свои действия на таких огромных расстояниях. И, в некотором смысле, возможность поговорить с некоторыми из их ближайших союзников только сделала их неспособность сделать то же самое со всеми ними еще более невероятно неприятной.
   Еще...
   Прекрати это, Шарли! - строго сказала она себе. - Ты намеренно позволяешь своим мыслям блуждать, и ты это знаешь.
   Что, по ее признанию, вероятно, было не слишком удивительно в данных обстоятельствах.
   Она посмотрела вперед и увидела огромный изгиб Сэйфхолда, простиравшийся перед ними. Она поняла, что начинает светлеть, и почувствовала новый прилив благоговейного восторга, когда поняла, что они действительно догоняют день, который уже оставил Чисхолм так далеко позади.
   - Сколько еще до твоей пещеры, Мерлин? - спросила она и услышала его тихий, веселый смешок по связи. Очевидно, ей не удалось произнести это так небрежно, как она намеревалась.
   - Около двадцати пяти минут, ваше величество, - ответил он. - Чуть больше семи тысяч пятисот миль или около того.
  
   .II.
   Пещера Нимуэ, горы Света, земли Храма
  
   Шарлиэн знала, что разинула рот, как ребенок, впервые наблюдающий за иллюзиями фокусника, но ничего не могла с собой поделать. Если уж на то пошло, ее это тоже не особенно заботило, поскольку она наблюдала, затаив дыхание, с неподдельным восторгом, пока Мерлин опускал разведывательный скиммер в более плотный воздух и яркий дневной свет гор Света.
   Более плотный воздух, действительно! - она фыркнула от собственной мысли. - Ты все еще под сильным кайфом, а на самом деле почти мгновенно потеряла бы в нем сознание - не говоря уже о том, чтобы замерзнуть до смерти почти так же быстро, - если бы не была заперта внутри скиммера Мерлина, глупая дурашка!
   Горные вершины, тянувшиеся к ним, были увенчаны толстыми вечными снежными покровами. В этих широтах уже стояла глубокая зима, но горы были покрыты снегом в любое время года, - подумала она и настроила визуальный дисплей, дрожа внутри, когда смотрела на их угрюмые, ледяные вершины и ледники, медленно стекающие по их склонам, и наблюдала, как ледяные кристаллы мерцают на слабом ветру, сверкая в ярком солнечном свете.
   Это был первый раз, когда она была на континенте Ист-Хэйвен. На самом деле, она вообще впервые была на материке. Она всегда намеревалась совершить паломничество в Зион и Храм, как предписывалось Писанием всем детям Божьим, но у нее всегда было слишком много времени, слишком много решений, которые нужно было принять. Слишком много политических кризисов, с которыми приходится иметь дело первой по-настоящему правящей королеве в истории Чисхолма.
   И последнее, что мне сейчас нужно, - это совершать какие-нибудь "паломничества" в Храм, не так ли? - с горечью подумала она. - Почему-то я не думаю, что мне понравились бы приветствия инквизиции. С другой стороны, викарий Жэспар, приближается день, когда многие чарисийцы отправятся в Зион, независимо от того, хочет инквизиция видеть нас там или нет.
   - Ты уверен, что нас никто не увидит, Мерлин? - спросила она, взглянув на дополнительный дисплей, на котором было видно лицо Мерлина.
   - Уверен, ваше величество, - ответил Мерлин, ободряюще улыбаясь ей в ответ с того же дисплея. - На самом деле здесь никто не живет, даже летом, и снарки держат всю территорию под наблюдением. Поверьте мне, там внизу никого нет. И даже если бы кто-то был, мой скиммер действует в режиме полной скрытности. Мы были бы невидимы, насколько это касается их.
   - Я не хотела колебаться, - сказала она наполовину извиняющимся тоном.
   - Ваше величество, Шарлиэн, насколько я себе представляю, вы справляетесь намного лучше, чем если бы мы поменялись местами, - заверил он ее.
   - Почему-то сомневаюсь в этом, - сухо сказала она. - Возможно, это просто потому, что я научилась притворяться лучше, чем ты думаешь. Думаю, это приходит с опытом жизни королевой. Марак всегда говорил мне, что жизненно важно убедить людей в том, что ты спокойна и ответственна, независимо от того, насколько ты напугана на самом деле.
   - Отец всегда говорил мне то же самое, - согласился Кэйлеб ей на ухо, и она услышала более резкие нотки зависти в его голосе. Она знала, что он наблюдал за изображениями, передаваемыми со скиммера, но знала также, что это не то же самое, что быть здесь на самом деле.
   И я, наверное, единственный человек, который хотел бы, чтобы он был здесь, больше, чем он сам!
   Она подавила нервный смешок при этой мысли.
   - В любом случае, это не займет много времени, - заверил ее Мерлин. - Смотрите.
   - Смотреть ч...? - начала Шарлиэн, затем замерла с широко раскрытыми глазами, когда Мерлин направился прямо в отвесную вертикальную каменную стену.
   На самом деле они двигались не так уж быстро, - осознал уголок ее мозга. - Во всяком случае, не по сравнению со скоростью их полета сюда! Но они двигались достаточно быстро, чтобы ее сердце подпрыгнуло к горлу. Она почувствовала, что бесполезно напрягается в ожидании удара, затем резко выдохнула, когда портал буквально распахнулся перед ними.
   - Мерлин!
   - Простите.
   В глубоком голосе звучало искреннее извинение... но в нем также чувствовалась несомненная нотка веселья, и Шарлиэн сделала мысленную заметку, чтобы выяснить, можно ли задушить ПИКА. И, если уж на то пошло, задушить своего невыносимого мужлана, - подумала она, слушая, как он смеется по комму.
   - Полагаю, ты думаешь, что это было удивительно забавно, не так ли, Кэйлеб? - спросила она опасно приветливым тоном, когда скиммер понесся по центру огромного, идеально круглого, ярко освещенного туннеля.
   - Ах, нет. Нет, на самом деле нет, - мгновенно ответил император, еще раз продемонстрировав свою тактическую проницательность.
   - Хорошо, - сказала она ему. - Что касается тебя, Мерлин Этроуз...!
   - Знаю, что вы заставите меня заплатить за это, - сказал он ей. - Но... оно того стоило.
   Кэйлеб снова рассмеялся, и на этот раз Шарлиэн обнаружила, что у нее нет другого выбора, кроме как присоединиться к нему. Ее пульс снова замедлился до нормального, и она покачала головой, пока туннель тянулся все дальше и дальше перед ними. Теперь они двигались достаточно медленно, чтобы она могла видеть, что каменные стены вокруг них были гладкими и отполированными, почти как зеркала, отражающие невероятно яркое свечение бесконечной линии верхних огней, идущей по центру изогнутой крыши. Там было достаточно места, чтобы по крайней мере полдюжины судов размером со скиммер прошли через него в ряд, и она обнаружила, что чувствует себя очень маленькой - почти крошечной - когда они плыли по нему.
   - Как далеко это уходит вниз? - спросила она.
   - Ну, пещера лежит под горой Олимп, - сказал ей Мерлин. - В данный момент мы все еще находимся примерно в двух милях от самой горы, приближаясь с севера. И когда мы доберемся туда, мы будем чуть более чем на двенадцати тысячах метров - это примерно семь с половиной миль - внизу.
   - Семь с половиной миль? - Шарлиэн повторила очень осторожно, и Мерлин усмехнулся. Она заметила, что в этом звуке было мало искреннего юмора, и задалась вопросом, почему.
   - Ну, это на семь с половиной миль ниже вершины, а не ниже уровня моря, - указал он, прежде чем ей пришла в голову причина боли, скрывающей его смешок. - Тем не менее, полагаю, что это достаточно глубоко, чтобы можно было работать дальше. - Она почувствовала, как он пожал плечами. - Коммодор Пей и Шан-вей хотели убедиться, что никто не наткнется на меня до того, как я проснусь.
   Шарлиэн начала отвечать, но остановила себя, внезапно поняв причину боли в его голосе. Иногда ей было трудно вспомнить, что люди, которые, по ее мнению, были мертвы большую часть тысячелетия, умерли всего несколько лет назад, что касается человека, который когда-то был Нимуэ Элбан.
   - В любом случае, - продолжил Мерлин через мгновение, его тон намеренно стал отчетливее, - после того, как они спрятали меня, они наполнили весь комплекс инертной атмосферой. А это значит, что на самом деле здесь не было ничего такого, чем мог бы дышать человек из плоти и крови. Но Сова обновил и запустил экологическую установку, так что, когда мы туда доберемся, воздуха будет предостаточно.
   - Что ж, это облегчение, - сухо сказала Шарлиэн, задаваясь вопросом, что именно такое "инертная атмосфера".
   - Стараемся угодить, ваше величество, - заверил ее Мерлин. - И говоря о том, чтобы добраться туда...
   Пока он говорил, разведывательный скиммер выскользнул из туннеля в гораздо более обширную камеру, и Шарлиэн резко вдохнула, когда зажглось еще больше верхних ламп, осветив огромную пещеру, имеющую форму сплющенной полусферы. Ее стены изгибались вверх и внутрь, гладкие, как и туннель, соединяясь с такой же гладкой плоской крышей в добрых двухстах футах над головой. И все же, какой бы высокой она ни была, она была намного, намного шире, и когда скиммер влетел в нее, она поняла, что ее огромный, ровный, как тротуар, пол был заставлен десятками устройств и машин, которые выглядели по меньшей мере так же великолепно, как и сам их транспорт. Скиммер грациозно скользил вперед еще несколько мгновений, затем плавно опустился на место рядом с вторым скиммером, расположенным под крылом другого, гораздо более крупного летательного аппарата. Они приземлились под сенью огромного крыла, которое затмевало их собственный транспорт, и, когда Шарлиэн посмотрела на крышу камеры, она поняла, что пещера имела по меньшей мере тысячу ярдов в поперечнике.
   - Боже мой, - услышала она свой собственный шепот.
   - Что это за штука, Мерлин? - спросил Кэйлеб по связи, и она тоже услышала удивление в его голосе.
   - Какая "штука"? - спросил Мерлин.
   - Та, рядом с которой ты только что приземлился!
   - О. - Мерлин пожал плечами. - Это то, что мы называем "штурмовой шаттл", - сказал он. - Думайте об этом как об одном из десантных кораблей, которые мы доставили на Корисанду, но предназначенном для переброски войск с орбиты на поверхность планеты.
   - Сколько войск? - голос Кэйлеба внезапно стал более решительным, более расчетливым, а изображения Мерлина и Шарлиэн посмотрели друг на друга с одинаковыми улыбками, когда включились военные инстинкты императора.
   - Всего пара сотен, - ответил Мерлин нарочито небрежным тоном.
   - Всего пара сотен, не так ли? - сухо повторил Кэйлеб.
   - Более или менее, - согласился Мерлин, и Шарлиэн выпрямилась, когда открылся двойной фонарь скиммера.
   Прохладный воздух, пахнущий свежестью, но с легким привкусом камня, окутал ее, и Мерлин выбрался на самовыдвигающийся трап и протянул ей руку.
   Она взяла его за руку и позволила ему вести ее вниз по лестнице, хотя едва ли была настолько стара и слаба - или беременна - чтобы нуждаться в помощи. С другой стороны, она поняла, что, возможно, ей действительно нужна небольшая помощь. Она была так занята, разглядывая все чудеса вокруг нее, что не осознавала, когда достигла подножия лестницы, пока ее ищущий носок обуви не коснулся твердой основы вместо того, чтобы найти следующую ступеньку, и она споткнулась, на грани падения, пока эта рука без усилий не вернула ее в вертикальное положение.
   Она встряхнулась, затем улыбнулась Мерлину.
   - Я впечатлена, - сказала она.
   - О, вы еще ничего не видели, - заверил он ее.
   ***
   - ...а это медицинский блок, - сказал Мерлин императрице Шарлиэн спустя почти час.
   У них не было неограниченного количества времени, но он намеренно потратил его достаточно для того, чтобы дать ей немного успокоиться. Ее способность справляться с происходящими с ней чудесами одновременно впечатлила и удивила его, хотя, вероятно, этого не должно было быть. Он уже знал, что она была одной из самых умных и решительных людей, которых он когда-либо встречал. Тем не менее, для нервной системы все это должно было быть чем-то большим, чем незначительный шок, как бы хорошо она ни была подготовлена, и у них было достаточно времени, чтобы позволить ей восстановить душевное равновесие, прежде чем она столкнется с экзаменом, ради которого она совершила путешествие в полпути вокруг всей планеты.
   - Понимаю, - сказала она теперь, наклоняя голову набок, чтобы рассмотреть блестящие изгибы диагностических инструментов над удобной мягкой кушеткой, похожей на кресло. В этих двух словах могла быть едва заметная дрожь, но даже со слухом ПИКА Мерлин не поклялся бы в этом. Она несколько мгновений смотрела на устройство, скрестив руки перед собой, нежно потирая ладонями предплечья, как будто от легкого озноба, затем криво улыбнулась ему.
   - Почему-то это не похоже ни на один кабинет целителя, который я когда-либо посещала, - заметила она.
   - Знаю. - Мерлин сочувственно улыбнулся. - Но обещаю, что доктор "в деле". - Он слегка повысил голос. - Сова?
   - Да, лейтенант-коммандер Элбан?
   Шарлиэн узнала голос ИИ - "искусственного интеллекта", которого Мерлин называл Совой. Теперь она довольно часто слышала этот голос в наушнике своего коммуникатора. Она даже обсудила кое-что с его владельцем... и по пути обнаружила, что Мерлин был прав насчет того, насколько буквален и лишен воображения Сова. Он все еще казался Шарлиэн достаточно чудесным, но мог быть немного медлительным. И все же в первый раз она услышала этот голос, обращающийся к ней с открытого воздуха, и быстро огляделась. Почти, - подумала она мгновение спустя, - как будто ожидала увидеть какого-нибудь маленького сморщенного ученого, выскочившего откуда-нибудь из шкафа.
   Эта мысль заставила ее улыбнуться, и она покачала головой Мерлину.
   - Привет, Сова, - сказала она вслух.
   - Доброе утро, ваше величество, - ответил компьютер. - Добро пожаловать.
   Шарлиэн увидела, как одна из бровей Мерлина приподнялась при последнем слове, и удивилась почему, но в данный момент у нее на уме были другие вещи.
   - Надеюсь, ты не обидишься, если я покажусь тебе немного... встревоженной, Сова, - сказала она. - Имею в виду, ни на мгновение не сомневаюсь в твоей компетентности, но все это для меня ново.
   - И мне, ваше величество, - ответил компьютер, и Шарлиэн фыркнула. Вот это было обнадеживающе для ее "целителя" - говорить ей об этом в такой момент!
   - Сова, возможно, никогда лично не делал этого раньше, - вставил Мерлин, бросив злобный взгляд на крошечный светящийся огонек, который, как внезапно поняла Шарлиэн, вероятно, указывал местоположение визуальной камеры Совы. - Но это потому, что он, по сути, тактический компьютер. Пока он не стал моим библиотекарем, он отвечал за работу с оружием, а не за проблемы со здоровьем. Медицинский компьютер, который на самом деле будет проводить обследование, делал это сотни раз, прежде чем коммодор и доктор Пей сняли его с транспорта и разместили здесь. Все, что собирается сделать Сова, - это сказать ему, чтобы он начал.
   - Понимаю. - Шарлиэн серьезно посмотрела на Мерлина, борясь с желанием улыбнуться его очевидному раздражению искусственным интеллектом. - Но сколько практики у него было с тех пор? - спросила она, намеренно придавая своему голосу нотку беспокойства.
   - Ну, что касается беременности, то не так уж много, - признался Мерлин. Скорее против своей воли, - подумала она и посмотрела на него так обеспокоенно, как только могла. - Тем не менее, это полностью соответствует его возможностям, - успокаивающе продолжал ПИКА. - И у него в файле уже есть ваши медицинские записи.
   - Действительно? - Шарлиэн моргнула. - Как это произошло? - спросила она, ее глаза сузились, когда ее живое любопытство было задето и отвлекло ее от поддразнивания Мерлина, чтобы поквитаться за этот трюк со скалой.
   - Ой. - На мгновение Мерлин выглядел озадаченным. Затем он встряхнулся. - Э-э, ну, вообще-то, - сказал он, - я должен был дать ему ваш полный профиль. Однажды ночью я воспользовался одним из удаленных диагностических устройств. Когда вы спали, - добавил он.
   - Когда я спала? - она посмотрела на него таким взглядом, каким смотрят няни на маленьких детей, которые настаивают, что они определенно ничего не знают ни о каком пропавшем печенье. Нет, мэм! Только не они! - И почему ты это сделал, сейджин Мерлин? - довольно резко спросила она. - Я имею в виду, не упоминая об этом мне.
   - Ну, в то время Братья все еще не согласились, что вам можно рассказать о Дневнике, - сказал Мерлин. - Это означало, что я не мог вам этого объяснить.
   - Это означало, что тогда ты не мог мне этого объяснить, - неумолимо заметила она. - Здесь ни слова не сказано о том, почему ты не мог объяснить мне это с тех пор. Это также не дает ответа на действительно важный вопрос. Это был бы вопрос о том, почему ты вообще это сделал.
   Мерлин долго смотрел на нее, затем покачал головой. Он знал, что этот момент наступит, - напомнил он себе. - И он действительно не ожидал, что она будет слишком расстроена из-за него....
   Конечно, нет, - сухо подумал он. - Вот почему ты так спешил признаться во всем, не так ли, сейджин Мерлин? И почему, черт возьми, Сова должен внезапно начать демонстрировать спонтанные автономные реакции прямо в эту минуту? Если бы он просто держал свой чертов рот на замке, как обычно...
   - Хорошо, - вздохнул он. - Причина, по которой я передал медицинскому компьютеру ваши записи - и ваши тоже, Кэйлеб, - добавил он императору, который, как он знал, слушал из Черейта, - заключалась в том, чтобы он мог выработать стандартные нанотехнологии для вас обоих.
   - "Нанотехнология"? - Кэйлеб повторил по комму, очень тщательно выговаривая слово, и Мерлин кивнул.
   - Да. Нанотехнология состоит из очень, очень крошечных машин - настолько крошечных, что вы не смогли бы разглядеть их с помощью самого мощного увеличительного стекла, какое только могло бы быть у любого оптика Сэйфхолда. В данном случае это медицинские машины, предназначенные для работы внутри человеческого тела, чтобы поддерживать его здоровым.
   - Внутри нас есть машины? - Шарлиэн знала, что ее немного потрясла эта идея, но это было достаточно справедливо. Она была потрясена. И даже не совсем немного, если она собиралась быть откровенной.
   - Да. Но они такие крошечные, что никто никогда не поймет, что они там были, - поспешно заверил ее Мерлин. - И они никоим образом не причинят вреда ни тебе, ни кому-либо еще!
   - Должен ли я предположить из того, что ты только что сказал, что ты поместил эти... машины внутрь нас обоих? - спросил Кэйлеб, и в этом вопросе была слабая, но неоспоримая суровость.
   - Да, - снова сказал Мерлин и расправил плечи. - Ты и твой отец оба отправлялись на войну, Кэйлеб, и вы оба были мне нужны. - Его лицо посуровело, а голос стал резче, тверже. - Я все равно потерял твоего отца, - проскрежетал он, даже сейчас не в состоянии полностью простить себя за это, - и не планирую терять тебя тоже. Конечно, я ничему не могу помешать! Поэтому ввел тебе стандартную нанотехнологию Федерации, когда ты спал. И сделал то же самое с Шарлиэн после того, как она приехала в Теллесберг. И, - он снова пожал плечами, - если сейчас самое время признаться, полагаю, я должен признать, что сделал это для Мейкела, Доминика и... некоторых других тоже.
   - Но... почему? - спросила Шарлиэн.
   - Потому что это убережет вас от болезней.
   - От каких болезней? - спросил Кэйлеб.
   - От чего угодно, - просто ответил Мерлин.
   - Что? - Шарлиэн снова моргнула, глядя на него. Конечно, он не имел в виду...
   - От чего угодно, - повторил Мерлин. - У вас больше никогда не будет ни рака, ни пневмонии, ни даже простуды. И если вас ранят, это поможет вам быстрее выздороветь. На самом деле, намного быстрее. Фактически, это была одна из причин, по которой я долго не решался вводить их. Если целитель случайно заметит, как быстро один из вас восстанавливается после пореза или перелома кости, это может привести к... вопросам.
   - Подожди минутку, - сказал Кэйлеб. - Просто подожди минутку. Ты хочешь сказать, что никто из нас больше никогда не заболеет? Никогда?
   - Вот именно. - Мерлин снова вздохнул. - У меня нет лекарств против старения, чтобы сдерживать его, даже если бы мы вообще осмелились использовать их, но это, по крайней мере, я мог сделать. И вы оба слишком важны для того, чего мы пытаемся достичь, чтобы я этого не сделал. - Он покачал головой, и выражение его лица все еще было жестким, как будто что-то выкованное из старого железа. - Я не могу уберечь тебя или Шарли от несчастного случая, Кэйлеб, и у нас уже было достаточно доказательств тому, не могу гарантировать, что тебя не убьют в какой-нибудь глупой битве. Но будь я проклят, если потеряю кого-нибудь из вас за минуту до того, как мне придется заняться чем-то таким глупым, как чертов микроб!
   Шарлиэн почувствовала, как выражение ее собственного лица смягчилось, когда она распознала грубую, искреннюю эмоцию, стоящую за этим ответом. Она все еще не была до конца уверена, что такое "микроб", хотя думала, что у нее есть довольно хорошая идея. Но на самом деле дело было не в этом, и она это знала. Нет, дело в том, что Мерлин Этроуз также все еще был Нимуэ Элбан, и что Нимуэ потеряла всю свою вселенную девятьсот лет назад. Точно так же, как Мерлин Этроуз знал, что он потеряет всю свою вселенную - или, по крайней мере, всех людей в ней, которые имели для него значение. Она и раньше пыталась (и, как она знала, безуспешно) представить, на что это должно быть похоже, каково это должно быть для того, кто так явно и глубоко любил друзей, которых он знал, что все они в конечном счете умрут и оставят его позади. Теперь, когда она смотрела в эти сапфировые глаза - и, черт возьми, это были глаза, а не кусочки стекла, металла и "технологии"! - Она знала, что, как бы ни были важны она и Кэйлеб для великой задачи Мерлина здесь, на Сэйфхолде, это была только часть - и не самая большая - его истинной мотивации.
   Тишина повисла в погребенной глубоко "пещере Нимуэ", а затем Шарлиэн Армак протянула руку. Она нежно коснулась предплечья ПИКА, в котором жила ее подруга. И улыбнулась.
   - Надеюсь, вы не обидитесь, если я укажу, что здесь просто немного прохладно - даже для чисхолмской девушки - чтобы раздеваться, доктор.
   - О, в этом нет необходимости, - заверил ее Мерлин с ответной улыбкой, его голубые глаза смягчились, когда он осознал преднамеренную смену темы. Или, по крайней мере, акцента. Он на мгновение легонько положил ладонь на ее тонкую кисть на своей руке, затем махнул той же рукой в сторону ожидающего диагностического сидения. - Просто ложитесь на кушетку, вот здесь. Оттуда Сова разберется со всем.
   Шарлиэн опять посмотрела на приподнятое сидение, пожала плечами и снова протянула ту же руку. Она взялась за его руку, взобралась на табурет рядом с сидением и села. Поверхность кушетки для осмотра двигалась под ней, приспосабливаясь к форме ее тела, но это она восприняла спокойно. В конце концов, она уже испытывала то же самое ощущение с летным креслом разведывательного скиммера.
   - Значит, я просто ложусь здесь? И это все?
   - Это все, - подтвердил Мерлин.
   Она смотрела на него, наверное, еще две секунды, затем глубоко вздохнула и откинулась на спинку кушетки.
   - Просто продолжайте и расслабьтесь, - подбодрил ее Мерлин, и ее брови поднялись, когда голос сейджина изменился. Его глубокий, мужской тембр стал выше, переходя в хриплое контральто, которого Шарлиэн никогда раньше не слышала. Каким-то образом он оставался узнаваемым голосом Мерлина, но императрица внезапно осознала, что на самом деле она впервые слышит Нимуэ Элбан, а не Мерлина Этроуза.
   Она повернула голову, глядя на него, и он улыбнулся. Это была нежная, странно грустная улыбка, и она склонила голову набок, вопросительно глядя на него.
   - Я давно не был Нимуэ, Шарлиэн, - сказало это контральто, - и мне пришло в голову, что при данных обстоятельствах тебе может быть немного комфортнее с ней, чем с Мерлином. Кроме того, ты здесь ради того, что Нимуэ всегда хотела испытать. Дети - младенцы... Они не были чем-то, что ответственные люди приносили в мир, когда она была жива. В любом случае, не тогда, когда все знали, что Гбаба собирались убить нас всех.
   Шарлиэн протянула руку и снова нежно положила ладонь на предплечье Мерлина/Нимуэ, когда узнала печаль, скрывающуюся за этой улыбкой.
   - Я всегда знала, что у меня никогда не будет ребенка, - тихо сказала Нимуэ из-за лица и усов Мерлина. Это была самая странная вещь, которую Шарлиэн когда-либо видела, но в то же время в ней была странная, совершенная "правильность".
   - Знала, что это было то, что никогда не могло случиться со мной. Но я никогда не осознавала, никогда не представляла, что буду стоять здесь сегодня, наблюдая за кем-то, кто собирается стать матерью. - Нимуэ грустно рассмеялась. - Это иронично, не так ли? Я всегда ожидала, что умру молодой. Теперь мне девятьсот лет, и - кто знает? - Я могла бы пробыть здесь еще девятьсот лет. И у меня все равно никогда не будет собственного ребенка.
   - О, да, ты это сделаешь, - мягко сказала Шарлиэн. - Этот ребенок твой, Мерлин... Нимуэ. Этот ребенок будет жить, вырастет только благодаря тебе. Мы с Кэйлебом никогда бы не встретились без тебя. Без тебя я умерла бы в конвенте святой Агты. Без тебя Чарис превратился бы в сожженные и уничтоженные руины. Без тебя победит храмовая четверка - победит Лэнгхорн.... В Писании говорится, что ребенок - это нечто большее, чем просто плоть от плоти своих родителей, и тот факт, что оно лжет о стольких других вещах, не означает, что оно лжет обо всем. Что бы ни случилось, мы с Кэйлебом всегда будем помнить, всегда будем знать, что это ребенок, которого мы разделяем с тобой, а также друг с другом. И я клянусь тебе, Нимуэ, - карие глаза заглянули глубоко в сапфирово-голубые глаза, отыскивая за ними умершую столетия назад молодую женщину, - что однажды, независимо от того, доживем мы с Кэйлебом до этого или нет, весь мир тоже это узнает.
   Они смотрели друг на друга несколько долгих, молчаливых мгновений, а затем Мерлин снова улыбнулся. В этой улыбке все еще была печаль, но было и нечто большее, и нежность, и жилистые пальцы мечника погладили тонкую женскую руку на его закованном в кольчугу предплечье.
   - Ну, в таком случае, почему бы нам не продолжить и не закончить осмотр?
  
   .III.
   Замок Мейруин, город Сирэйбор, баронство Ларчрос, княжество Корисанда
  
   Черт возьми, здесь достаточно холодно, чтобы отморозить яйца горному дракону, - подумал Саламн Трейгейр, граф Сторм-Кип, наконец слезая с седла.
   Октябрь в Корисанде был летним месяцем, а не зимним, но никто не мог бы доказать это по холодному, ледяному дождю, хлеставшему по улицам и крышам Сирэйбора. Тот же ледяной горный дождь, который обрушивался на него и его спутников весь прошедший день. Не то чтобы Сторм-Кип был незнаком с местной погодой. Его собственное графство лежало к северо-востоку от Ларчроса, и он был довольно частым гостем здесь на протяжении многих лет. Более того, зубчатые горы Мартак служили границей между Ларчросом и графством Крэгги-Хилл. Несмотря на то, что экватор проходил прямо через север гор Мартак, на их самых высоких вершинах почти круглый год лежал снег, а горы Баркор, в предгорьях которых приютился Сирэйбор, были еще выше.
   Думаю, на самом деле недостаточно холодно, чтобы кого-нибудь заморозить, - неохотно признал он, потянувшись назад, чтобы помассировать зад, когда остальная часть их многочисленной группы слуг, прочей прислуги и охранников спешилась вокруг него. - Хотя, черт возьми, это точно так и кажется!
   - Добро пожаловать в замок Мейруин, милорд, - произнес голос, и Сторм-Кип повернулся к говорившему. Ражир Мейруин, барон Ларчрос, был таким же мокрым - и выглядел почти таким же несчастным, - как и Сторм-Кип, но ему все же удалось улыбнуться. - Если вы не слишком сильно замерзли, я ожидаю, что нас ждет огонь и горячее какао - или, может быть, даже что-нибудь покрепче.
   - Вот это, Ражир, звучит как лучшая идея, которую я слышал за весь день! - сказал Сторм-Кип, улыбаясь в ответ.
   - Тогда давайте поищем и то, и то, - пригласил Ларчрос и махнул Сторм-Кипу, чтобы он сопровождал его, пока умелые конюхи уводили их лошадей.
   Граф кивнул, и они вдвоем вышли из вымощенного кирпичом конюшенного двора, пересекли главный двор замка и поднялись по ступенькам к массивной, старомодной центральной башне. Замку Мейруин было более трех столетий, и, несмотря на увеличенные окна со множеством стекол, которые заменили большую часть верхних щелей для стрельбы, старая крепость выглядела на свой возраст. Лично Сторм-Кип предпочитал свою собственную гораздо более новую резиденцию в городе Тилита, откуда открывался вид на сверкающие голубые воды залива Тилит. Во всяком случае, он определенно предпочитал тот пейзаж. Какими бы живописными ни были узкие извилистые улочки Сирэйбора, они были далеки от широких прямых проспектов Тилиты. Но это было потому, что Сирэйбор находился на вершине "холма", который, вероятно, назвали бы горой где угодно, кроме Баркора. Последняя миля или около того до городских ворот представляла собой непрерывный подъем в гору, который был чистым, безудержным страданием для их лошадей, а сам замок венчал прочную глыбу гранита, вокруг которой так давно был построен Сирэйбор.
   И все же, - подумал Сторм-Кип, - тот, кто выбрал это место для строительства замка, знал, что делал. Просто добраться до этого было бы настоящей занозой в заднице. А уж штурмовать это место на самом деле было бы чертовски хуже, чем добраться!
   Это было не то соображение, на которое он потратил бы много времени всего три месяца назад, однако на данный момент оно занимало важное место в его мышлении.
   Они поднялись по ступенькам и вошли в главный зал замка. Леди Ларчрос ждала их, приветственно улыбаясь, и Сторм-Кип был рад увидеть, что она действительно держала в каждой руке по дымящейся чашке горячего какао.
   - Добро пожаловать домой! - сказала Рейченда Мейруин, улыбаясь мужу, затем переключила свое внимание на Сторм-Кипа. - И дважды приветствую гостя, милорд! Стража предупредила меня, что вы приедете, и, учитывая погоду, я была уверена, что вы оба оцените это.
   Она протянула дымящиеся чашки, и Сторм-Кип широко улыбнулся, обхватив обеими замерзшими руками желанное тепло.
   - Вы хозяйка из хозяек, леди Рейченда, - сказал он, затем поднял чашку и с благодарностью отхлебнул. Тепло, казалось, разлилось по нему, и он вздохнул от блаженства. - Лэнгхорн вознаградит вас на Небесах, - заверил он ее.
   - Возможно, так, милорд. - Ее голос и выражение лица стали серьезными. - Однако следует надеяться, что это будет нечто большее, чем простая чашка какао.
   - Да будет так, - пробормотал он, спокойно глядя ей в глаза. Очевидно, она прониклась доверием своего мужа еще глубже, чем предполагал Сторм-Кип.
   Что же, ты уже много лет знаешь, что он в ней души не чает, - напомнил он себе. - И женщина она или нет, но она одна из самых умных людей, которых ты знаешь, если уж на то пошло. Даже если бы он не сказал ей ни слова, она бы достаточно скоро догадалась, что происходит.
   - Тем временем, однако, - продолжила она, - для вас обоих приготовлены горячие ванны. Мейра, - она кивнула одной из служанок, маячивших на заднем плане, - покажет вам вашу комнату, милорд. Полагаю, есть большая вероятность, что ваш багаж, по крайней мере, немного отсырел, учитывая погоду. Но вы с Ражиром, похоже, почти одного роста, и я приготовила для вас подборку из его одежды. Я пришлю вашего камердинера присоединиться к вам, как только он вернется из конюшни. А пока, пожалуйста, идите, выгоните холод из ваших костей!
   ***
   Час или около того спустя, чувствуя себя почти греховно согретым и уютно устроившимся, Сторм-Кип обнаружил, что сидит в богато обитом кресле в комнате, которую Ларчрос использовал в качестве кабинета. Секретаря барона нигде не было видно, но отец Эйруэйн Йер, капеллан и духовник Ларчроса, сидел в кресле чуть попроще по другую сторону камина. Дождь барабанил по окнам и музыкально булькал в водосточных желобах и трубах, на неглубокой решетке тихо горел уголь, на мраморной каминной полке над камином блестел декоративный хрусталь, и у всех троих близ локтей стояли бокалы с бренди. Это была такая мирная и приветливая сцена, какую только можно было себе представить, но выражение лица Йера было встревоженным, когда он посмотрел на Ларчроса.
   - Значит, предатели действительно решили капитулировать перед Кэйлебом, милорд? - голос священника звучал так, словно даже сейчас ему было трудно в это поверить.
   - Справедливости ради, отец, - сказал Сторм-Кип, прежде чем барон успел заговорить, - у регентского совета был не то чтобы большой выбор. Поскольку князь Гектор и его старший сын оба мертвы, Дейвин покинул княжество, а Кэйлеб осадил столицу, их единственными реальными вариантами были сдача или нахождение в осаде, которая могла закончиться только одним способом.
   - Верно, Саламн, - голос Ларчроса был значительно жестче, чем у графа, - но есть разница между тактическим решением сдать город и тем, что отец Эйруэйн так метко назвал "капитуляцией".
   Ларчрос почти рычал, но не мог оспорить точку зрения графа. Князю Фронзу, отцу князя Гектора, потребовалось больше двадцати лет, чтобы завершить процесс лишения своих дворян феодальных наборов рекрутов, но в конце концов ему это удалось. И, по правде говоря, Сторм-Кип и большинство его коллег-аристократов увидели мудрость его политики - по крайней мере, постфактум. В конце концов, королевская армия, с ее ядром профессиональных, постоянных войск, в любом случае превратила бы в фарш любые формирования, которые один из них (или даже союз нескольких из них) мог бы выставить против него. Никто из них не мог позволить себе содержать силы, которые могли бы это изменить, даже если предположить, что Фронз был готов позволить им попробовать. Он не был готов. Он высказал это довольно твердо, и простая правда заключалась в том, что большинство его магнатов были так же счастливы избежать случайного братоубийства, которое с мрачной предсказуемостью разрушало части Корисанды при отце и деде Фронза. По крайней мере, таким образом каждый из них был избавлен от расходов на содержание своих собственных частных войск, в то время как армия следила за тем, чтобы никто из его товарищей не мог угрожать ему самому.
   К сожалению, эта политика князя Фронза только что вернулась домой с удвоенной силой.
   - Самой большой силы, которой может командовать любой из нас - даже такой, как у герцогов, - едва хватает, чтобы поддерживать мир в наших собственных землях, и ни у кого из нас нет нового оружия, - безжалостно указал граф. - Не хотели бы вы попробовать противостоять с тем, что есть, батальону или двум чарисийских морских пехотинцев, с их проклятыми винтовками и артиллерией?
   На мгновение воцарилась тишина, достаточно глубокая, чтобы все они могли услышать стук дождя по окнам палаты. Затем Ларчрос покачал головой.
   - Нет, - сказал он. - Или... по крайней мере, пока.
   - Точно, - сказал Сторм-Кип очень, очень тихо, и они с бароном посмотрели друг на друга.
   Не то чтобы они подробно не обсуждали ситуацию во время бесконечной поездки из Черейта в Сирэйбор. Они должны были быть, по крайней мере, немного осмотрительными, поскольку никто не мог сказать, какая пара ушей, даже среди их собственных слуг, могла бы захотеть выслужиться перед чарисийскими оккупантами, пересказывая услышанное. Но они знали друг друга уже очень давно. Ни у одного из них не оставалось никаких сомнений относительно того, где стоял другой. С другой стороны...
   - С этим нужно обращаться осторожно, - мягко заметил Сторм-Кип.
   - О, полностью согласен. - Ларчрос поморщился. - Если не ошибаюсь, по крайней мере, некоторые из этих южан действительно готовы встать в очередь, чтобы лизнуть руку Кэйлеба... или его задницу, если уж на то пошло! - Он с отвращением покачал головой. - И я никогда не думал, что скажу это, но почти уверен, что Энвил-Рок тоже.
   - Правда, милорд? - Йер покачал головой. - Признаюсь, я всегда думал, что граф полностью предан князю Гектору. Не говоря уже о Матери-Церкви!
   - Я тоже так думал, Эйруэйн. - Ларчрос пожал плечами. - Однако, судя по тому, как он реагировал на любое предложение потянуть время, я начинаю думать, что мы оба ошибались в этом. Либо это, либо из него вышло все мужество. Не говоря уже о его проклятом сыне!
   Сторм-Кип подумал о том, чтобы указать на то, что сэр Корин Гарвей, сын графа Энвил-Рока, вероятно, поступил так же хорошо, как и любой другой, перед лицом сокрушительного тактического превосходства чарисийцев. Обвинение Гарвея в поражении его армии, каким бы удовлетворительным оно ни было, вряд ли было проявлением беспристрастности.
   С другой стороны, беспристрастность - это тоже не совсем то, что нам сейчас нужно, - напомнил себе граф. - И если злость на Энвил-Рока и Гарвея поможет... мотивировать Ражира или некоторых других, то так тому и быть.
   - В любом случае, отец, - сказал он вслух, глядя на священника, - Энвил-Рок, Тартариэн и Норт-Коуст достаточно ясно дали понять, что они не готовы поддерживать какое-либо вооруженное сопротивление. И перед тем, как отправиться в Чисхолм, Кэйлеб - будь проклята его душа! - еще яснее дал понять, что любой, кто не готов присягнуть ему на верность, будет лишен своих титулов и земель. - Он пожал плечами. - Не могу сказать, что это стало для меня большим сюрпризом. В конце концов, в первую очередь он вызвал нас всех в Мэнчир именно по этой причине. И какой бы горькой ни была пилюля на вкус, именно он выиграл проклятую войну, так что не думаю, что кто-то должен удивляться, когда он играет эту роль.
   - И эта... мерзость, мой господин? Эта его "Церковь Чариса"?
   - И он поставил такой же ультиматум духовенству, отец, - тяжело признался Сторм-Кип. - Уверен, что достаточно скоро вы услышите об этом от своего епископа - полагаю, должен сказать, вашего нового епископа.
   - Епископ-исполнитель Томис принял раскол? - Йер недоверчиво уставился на графа.
   - Нет. На самом деле, епископу-исполнителю и отцу Эйдрину, по-видимому, удалось выбраться из Мэнчира, несмотря на линии осады, - ответил барон Ларчрос за Сторм-Кипа. - Похоже, никто точно не знает, как они это сделали, но тот факт, что они, похоже, сделали это, наводит на мысль, что "император Кэйлеб" не так непогрешим, как ему хотелось бы, чтобы мы поверили в это!
   - Тогда кто?..
   - Епископ Клейрмант. Или, полагаю, я должен сказать "архиепископ Клейрмант", - с горечью сказал Ларчрос, и Йер заметно побледнел.
   Клейрмант Гейрлинг, епископ тартариэнский, один из самых уважаемых прелатов княжества Корисанда, происходил из самих земель Храма. Безусловно, Гейрлинги едва ли составляли одну из действительно великих церковных династий. Если бы они были такими, Клейрмант, несомненно, получил бы более престижное епископство. Но он все еще был, по крайней мере, дальним родственником нескольких нынешних викариев, что всегда давало ему большой моральный авторитет в рядах духовенства Корисанды. Хуже того, он служил своему престолу уже шестнадцать лет, не совершив ни одной поездки на отдых обратно в Зион, и в процессе заработал репутацию необыкновенного благочестия. То, что он признал главенство еретика Стейнейра, стало серьезным ударом по авторитету Церкви, и одна из рук Йера поднялась. Она начертала скипетр Лэнгхорна, и барон Ларчрос разразился лающим смехом, в котором было очень мало юмора.
   - Боюсь, что добрый епископ - не единственный слуга Матери-Церкви, который переодел свой сюртук - или я должен сказать, свою сутану? - отец, - решительно сказал он. - На самом деле, думаю, что это, возможно, было самой тревожной вещью в этом "специальном парламенте" Кэйлеба, если разобраться. Более трети - на самом деле почти половина - епископов княжества были готовы заявить о своей верности "Церкви Чариса". - Его губы скривились от отвращения. - И там, где епископы прокладывали путь, стоит ли удивляться, что остальная часть священства последовала их примеру?
   - Не могу... - Йер покачал головой. - Я не могу поверить...
   Он замолчал, и Сторм-Кип протянул руку, чтобы с утешением похлопать его по колену.
   - Еще рано, отец, - тихо сказал он. - Да, боюсь, что Гейрлинг действительно намерен... достичь соглашения, скажем так, с Кэйлебом и Стейнейром. Не претендую на то, что знаю все его мотивы. С одной стороны, он знает Тартариэна много лет, и, насколько я знаю, они всегда были в отличных отношениях. Это может быть частью этого. И, отдавая должное Шан-вей, полагаю, что, возможно, он, по крайней мере частично, пытается предотвратить какой-либо погром здесь, в Корисанде. В конце концов, чарисийская версия инквизиции вряд ли будет мягко относиться к любому открытому сопротивлению "сторонников Храма".
   Хотя, - признался он себе немного неохотно, морские пехотинцы этого "вице-короля" Чермина были намного "мягче", чем я ожидал... по крайней мере, до сих пор. Приклады мушкетов и штыки - это достаточно плохо, но пули еще хуже, а он был очень скуп на них, учитывая обстоятельства.
   - И, возможно, предотвращая любые "погромы", Гейрлинг, Энвил-Рок и Тартариэн видят возможность расправить свои собственные гнезда и Шан-вей, - едко сказал Ларчрос в ответ на последнее замечание графа.
   - Возможно, и это тоже, - признал Сторм-Кип.
   - Вы сказали, что более трети епископов признали власть Стейнейра, милорд, - сказал Йер Ларчросу. - Что случилось с теми, кто отказался?
   - Полагаю, большинство из них ушли в подполье, как епископ Эймилейн, - ответил барон, и на этот раз в его тонкой улыбке был, по крайней мере, намек на неподдельный юмор.
   Эймилейн Гарнат, епископ Ларчроса, "таинственно исчез" еще до того, как Ларчрос отправился в Черейт. Барон официально не знал точно, куда отправился Гарнат, но он знал, что отцу Эйруэйну это известно. Как и Сторм-Кип. Это, собственно, и было главной причиной, по которой граф был готов говорить так откровенно перед простым капелланом, которого он едва знал лично.
   - С семафорными станциями в руках подхалимов Гейрлинга, - продолжил барон более мрачно, - конечно, трудно понять, что происходит на самом деле. Многие епископы и верховные священники вообще отказались - как епископ Эймилейн - подчиниться призыву Кэйлеба. В случаях отказавшихся епископов, он и Гейрлинг назначили замену перед его отъездом, и "генерал вице-король" Чермин объявил о своем намерении отправить войска вместе с каждой из этих замен. Он говорит, что не будет массовых арестов или преследований "сторонников Храма" до тех пор, пока они воздерживаются от актов "восстания", - злобно фыркнул Ларчрос. - Могу только представить, как долго это продлится!
   - Но... но Кэйлеб и Стейнейр были отлучены от церкви! - запротестовал Йер. - Никакая клятва ни одному из них не может быть обязательной в глазах Бога или человека!
   - Это я и сам имел в виду, - согласился Ларчрос с мрачной улыбкой.
   - И я, - сказал Сторм-Кип. - На самом деле, полагаю, что немало дворян князя Дейвина думали об этом. Если уж на то пошло, я полностью уверен, что епископ Мейлвин тоже был таким.
   - В самом деле? - Йер заметно оживился. Мейлвин Норкросс был епископом Баркора. В отличие от Гейрлинга, он был уроженцем Корисанды. На самом деле он был двоюродным братом барона Баркора, и его семья обладала значительным влиянием как в Церкви, так и в светском плане.
   - Я бы не сказал, что мы на самом деле обсуждали это, вы понимаете, отец, - сказал Сторм-Кип, - но из пары "случайных замечаний", которые он умудрился отпустить в моем присутствии, полагаю, что епископ Мейлвин считает, что сейчас будет разумнее оказать услугу этой Церкви Чариса. Во всяком случае, я чувствую достаточную уверенность в том, что он сделает все возможное, чтобы... смягчить удары по тем, кто остается втайне верен Матери-Церкви.
   - На самом деле, - Ларчрос многозначительно посмотрел на своего капеллана, - если бы у кого-нибудь была возможность обсудить это с епископом Эймилейном, я подозреваю, что епископ Мейлвин был бы готов спокойно предоставить свою защиту коллеге-прелату, несправедливо лишенному своего поста.
   Йер оглянулся на него на мгновение, затем кивнул, и Сторм-Кип пожал плечами.
   - Правда в том, отец Эйруэйн, что никто на самом деле не знает, что произойдет. Насколько я понимаю, Кэйлеб намерен оставить дела здесь, в Корисанде, в руках регентского совета... "по совету" своего вице-короля генерала Чермина, конечно. Очевидно, он лелеет веру - или, возможно, надежду, - что теперь, когда он отправился в Чисхолм, люди могут забыть, что он убил князя Гектора. Вот истинная причина, по которой мы все провели так много пятидневок в Мэнчире, даже после того, как он отплыл в Черейт. Энвил-Рок, Тартариэн и другие были заняты тем, что вдалбливали всем нам в голову, насколько глубоко они привержены тому, чтобы сделать все возможное, чтобы сохранить княжество в неприкосновенности и защитить его древние прерогативы. Они говорят, что Кэйлеб пообещал им, что оставит Корисанде как можно больше "самоуправления". Предоставляю вам судить, сколько "самости" будет в этом "правлении"!
   Ноздри священника презрительно раздулись, и граф кивнул.
   - Совершенно верно, - сказал он. - На данный момент, по крайней мере, он оставил Энвил-Рока и Тартариэна, чтобы они занимались поддержанием порядка, пока он сваливает... сложную проблему, скажем так, урегулирования церковных дел в руки Гейрлинга. По Мэнчиру ходили слухи, что сам Стейнейр может посетить нас через несколько месяцев. На данный момент два или три высших священника из Чариса играют роль интендантов Гейрлинга и, без сомнения, следят за ним в рамках версии инквизиции Стейнейра. Если я серьезно не ошибаюсь, Кэйлеб считает, что его лучший шанс - это, по крайней мере, притвориться, что он планирует ехать на Корисанде не натягивая поводьев, если только мы ему позволим.
   - Вы думаете, именно поэтому он согласился принять Дейвина как наследника князя Гектора, милорд?
   - Думаю, что это, безусловно, часть проблемы. - Сторм-Кип медленно взмахнул рукой, как человек, пытающийся проложить путь сквозь туман. - Честно говоря, не вижу, какой у него был еще вариант. Он достаточно ясно дал понять, что хотим мы этого или нет, Корисанда только что стала частью его "Чарисийской империи". При любых обстоятельствах это было бы достаточно горькой пилюлей, чтобы пропихнуть ее через горло княжества; после убийства князя Гектора это будет еще труднее. Если бы он решил сразу поставить одного из своих фаворитов на место князя или претендовал на корону непосредственно от своего имени, он знает, что все княжество сгорело бы в огне. Таким образом, он и "регентский совет" могут спрятаться за легитимностью Дейвина. Он даже может притвориться, что заботится об интересах мальчика, поскольку, в конце концов, он никогда не имел никакого отношения к убийству князя Гектора, не так ли? О, нет, конечно, он этого не делал!
   Ирония графа была иссушающей.
   - И еще есть соображение, что, поскольку Дейвин благополучно покинул княжество, он аккуратно лишил любое потенциальное сопротивление точки сбора здесь, в Корисанде, - отметил Ларчрос. - Хуже того, Энвил-Рок и Тартариэн могут утверждать, что они на самом деле заботятся о притязаниях Дейвина на корону, когда они двинутся, чтобы подавить любое возникающее сопротивление! Посмотрите, какое прикрытие это им дает! И если Дейвин когда-нибудь окажется настолько глуп, чтобы вернуться в зону досягаемости Кэйлеба, с ним всегда можно поступить так же, как поступили с его отцом и старшим братом, если только Кэйлеб решит, что он ему больше не нужен. И в этот момент мы посадим на трон одного из его проклятых фаворитов!
   - Во многих отношениях я не завидую Кэйлебу в том, что он откусил кусок здесь, в Корисанде, - откровенно сказал Сторм-Кип. - Убийство князя и молодого Гектора, вероятно, было самой глупой вещью, которую он мог сделать, но Лэнгхорн знает, что ненависти достаточно, чтобы заставить человека совершать глупые поступки. Я не могу вспомнить ни одну другую пару людей, которые ненавидели бы друг друга больше, чем он и князь Гектор, особенно после убийства Хааралда в проливе Даркос. И давайте даже не будем начинать с того, как к князю относилась Шарлиэн! Так что, возможно, он просто решил, что личное удовлетворение от мести будет стоить любых политических головных болей, которые оно создаст. И если бы он не знал, что Дейвин уже покинул княжество, он, вероятно, решил, что контролировать маленького мальчика будет легче, чем контролировать кого-то молодого в возрасте Гектора, поэтому убийство наследного княжича, возможно, тоже показалось ему разумным... в то время. Если уж на то пошло, как ты только что отметил, Ражир, он всегда мог заставить Дейвина пострадать от одного из тех "несчастных случаев в детстве", которые, похоже, время от времени случаются с нежелательными наследниками. - Выражение лица графа было невеселым, и он пожал плечами. - Но теперь, в конце концов, у него в руках нет Дейвина, и это оставляет всю ситуацию в состоянии неопределенности.
   - Как вы думаете, что должно произойти, милорд? - тихо спросил Йер. - В конце концов, я имею в виду.
   - На данный момент я действительно не знаю, отец, - сказал граф. - Если регентский совет сможет контролировать ситуацию в течение следующих нескольких месяцев, и если Гейрлинг и другие церковные предатели смогут организовать какой-то плавный переход в эту Церковь Чариса, он действительно может добиться успеха с завоеванием. Думаю, что шансы против этого, и, честно говоря, - он обнажил зубы в улыбке, в которой не было абсолютно никакого юмора, - я намерен сделать все, что в моих силах, чтобы сделать их хуже, но ему, возможно, удастся это сделать. По крайней мере, на какое-то время. Но в долгосрочной перспективе?
   Он пожал плечами.
   - В долгосрочной перспективе, пока Дейвин остается на свободе, там будет светская точка сбора для сопротивления. Она может быть расположена где-то в другом месте, и поддерживать какой-либо прямой контакт между нами и им может быть практически невозможно, но символ все равно будет там. Также не имеет значения, утверждает ли "регентский совет", что действует от его имени, или нет. Пока он находится за пределами княжества, а "его" совет, очевидно, подчиняется приказам Кэйлеба, его легитимность будет, мягко говоря, сомнительной. И то же самое верно и для епископа-исполнителя Томиса. До тех пор, пока сохраняется иерархия истинной Церкви, даже если она загнана в подполье, любые попытки заменить ее "Церковью Чариса" будут построены на песке. В конце концов, Кэйлеб и его кошачьи лапы окажутся лицом к лицу с настоящим народным восстанием, отец. Когда это произойдет, думаю, они обнаружат, что их авторитет проник гораздо менее глубоко, чем они думали. И природа подобных вещей такова, что одно восстание сеет семена для следующего, независимо от того, удастся оно или нет. Поэтому, если настанет день, когда Кэйлеб будет вынужден вывести свои войска с территории Корисанды и отозвать свои корабли из вод Корисанды, чтобы справиться с угрозами ближе к дому, думаю, что те из нас, кто планировал, работал и ждал этого дня, будут в состоянии преподнести ему самый неприятный сюрприз.
  
   .IV.
   Башня короля Арналда, королевский дворец, город Горэт, королевство Долар
  
   Ливис Гардинир, граф Тирск, был не в самом веселом настроении, когда стражники отдали честь, и их командир поклонился ему через открытую дверь.
   Лэнгхорн, как я ненавижу политику - особенно придворную политику, - резко подумал он. - И особенно придворную политику в нынешнее время!
   Конечно, - признал он немного неохотно, когда один из бесчисленных секретарей герцога Ферна встретил его с глубоким поклоном прямо в башне короля Арналда, - могло быть и хуже. На самом деле, последние два года или около того было хуже - намного хуже. Сейчас дела шли в гору, по крайней мере, для него лично, и он был благодарен, что это было правдой. С другой стороны, он мог бы пожелать, чтобы они начали поиски немного раньше... и не такой катастрофической ценой для всех остальных.
   Секретарь провел его по короткому широкому коридору, повернул за угол, поднялся по пологой лестнице и осторожно постучал в украшенную резьбой деревянную дверь.
   - Войдите! - раздался глубокий голос, и секретарь широко распахнул богато украшенную панель.
   - Граф Тирск здесь, ваша светлость, - объявил он.
   - Превосходно. Превосходно! Входите, милорд!
   Тирск повиновался приглашению глубокого голоса и прошел мимо секретаря в роскошный, залитый солнцем кабинет. Стены башни короля Арналда были толщиной более трех футов, но какой-то ремонтник тщательно прорезал окна, простиравшиеся сквозь толстую каменную кладку почти от пола до потолка. Они наполнили комнату светом и, по крайней мере, иллюзией тепла. Это была приятная иллюзия, учитывая ледяную погоду на улице. Однако реальность огня, потрескивающего в широком очаге, значительно больше помогала сдерживать холод, и он был благодарен за это, даже если дымоход, казалось, немного дымил.
   - Спасибо, что пришли так быстро, милорд, - сказал обладатель глубокого голоса, вставая из-за своего стола.
   Сэмил Какрейн, герцог Ферн, был мужчиной среднего роста, широкогрудым, с все еще сильными руками и кистями, несмотря на годы, проведенные в офисах, очень похожих на этот. Его волосы засеребрились с возрастом, но все еще были густыми и вьющимися, несмотря на то, что он был на несколько лет старше седого Тирска. Однако в наши дни эти жилистые руки были мягкими и ухоженными, без мозолей от меча, которыми они хвастались, когда он был моложе, и он обнаружил, что гусиное перо было гораздо более смертоносным оружием, чем любой клинок, которым он когда-либо владел.
   - Мое время принадлежит его величеству, ваша светлость, - сказал Тирск, кланяясь первому советнику королевства Долар, - а морские офицеры рано узнают, что нет ничего дороже времени. - Он снова выпрямился с улыбкой, которая была явно очень тонкой. - Меняющиеся приливы и отливы не вызывают сострадания, а ветры, как известно, меняются всякий раз, когда у них возникает настроение, поэтому моряк учится не мешкать, когда они благоприятны.
   - Понимаю. - Ферн ответил на улыбку графа еще более тонкой улыбкой, затем изящным жестом указал на другого мужчину, который ждал в кабинете. - На самом деле, - продолжил он, - мы с герцогом Торэстом только что обсуждали это. Не так ли, Эйбрэм?
   - Да, верно, - ответил Эйбрэм Зейвьер, герцог Торэст. Однако на его лице совсем не было улыбки, и "поклон", которым он одарил Тирска, был гораздо ближе к короткому кивку.
   - Обсуждали, ваша светлость? - спросил Тирск, слегка приподняв бровь в направлении Торэста. Вероятно, это было неразумно с его стороны, но в сложившихся обстоятельствах он не мог удержаться от того, чтобы не вложить в свой тон некое невинное любопытство.
   - Да, мы обсуждали, - сказал Ферн, прежде чем его коллега герцог смог ответить. Слова были идентичны словам Торэста, но в них чувствовалась небольшая, но отчетливая нотка. Тирск услышал это и встретился взглядом с первым советником. Послание в них было достаточно ясным, и граф кивнул в знак признания и согласия.
   Наверное, он тоже прав, - подумал Тирск. - Как бы мне ни хотелось посмотреть, как этот ублюдок извивается, мне все равно придется с ним работать, так что втирать слишком много соли в раны, вероятно, не самое умное, что я мог бы сделать. Но, черт возьми, это было так приятно!
   - Как скажете, ваша светлость, - сказал он вслух. - И, честно говоря, не могу сказать, что я полностью удивлен, услышав это. Ведь ни у кого из нас нет неограниченного запаса времени, не так ли?
   - Верно, нет, - согласился Ферн и махнул рукой на большое кресло, стоящее напротив его стола. - Пожалуйста, садитесь, милорд. Нам нужно многое обсудить.
   - Конечно, ваша светлость.
   Тирск сел в указанное кресло и откинулся на спинку, выражение его лица было внимательным. Хотя в доставленной записке Ферна не была указана официальная причина его вызова в личный кабинет первого советника, он был совершенно уверен, о чем идет речь. То, что Торэст ждет вместе с первым советником - и в придачу выглядит как ящерокошка, расстающаяся с рыбьими костями, - подтвердило первоначальное предположение графа. Что еще оставалось выяснить, так это то, насколько далеко Тирска собирались официально "реабилитировать".
   - Как, я уверен, вы знаете, милорд, - начал Ферн через мгновение, - генерал-капитан Матери-Церкви викарий Аллейн несколько месяцев назад решил, что наши первоначальные программы кораблестроения требуют определенной степени... модификации.
   Что ж, можно и так выразиться, - кисло подумал Тирск. - В конце концов, вряд ли стоило бы говорить: - Гребаный идиот наконец вытащил большой палец из задницы и понял, что потратил впустую только Лэнгхорн знает сколько марок, строя совсем не те проклятые корабли, - даже если это было бы значительно точнее.
   - Хотя я уверен, что многие из галер, которые мы заложили изначально, все равно окажутся полезными, - продолжил Ферн, - очевидно, что, как указал викарий Аллейн, нам понадобится собственный флот галеонов, когда придет время вернуть войну Матери-Церкви отступнику.
   Именно это я и указал этому идиоту в своих отчетах - моих подробных отчетах - восемнадцать месяцев назад, если мне не изменяет память, - размышлял Тирск.
   Конечно, ему тактично, но твердо - очень твердо - дали понять, что он должен держать рот на замке о том, как долго викарий Аллейн Мейгвейр полностью игнорировал его собственные предупреждения о том, что тяжелые, вооруженные пушками галеоны Кэйлеба Армака сделали с галерами королевского флота Долара в битвах у Рок-Пойнт и Крэг-Рич.
   - Как я уверен, вы знаете, генерал-капитан приказал серьезно изменить наши планы строительства шесть месяцев назад, - сказал первый советник. - Потребовалось несколько пятидневок, чтобы это изменение направления было интегрировано в наши собственные усилия здесь, в Горэте - на самом деле, это заняло более двух месяцев, как прекрасно знал Тирск, - но мы предприняли крупномасштабную программу преобразования существующих торговых галеонов. Сейчас также полным ходом идет работа над новыми кораблями, и несколько наших оригинальных судов переделываются на ходу. Герцог Торэст, - Ферн кивнул в сторону Торэста, - сказал мне, что первый из наших переоборудованных галеонов будет готов сойти со стапелей в течение месяца, и что первый из наших новых галеонов будет спущен на воду довольно скоро после этого, хотя, очевидно, потребуется гораздо больше времени, чтобы их оснастили и подготовили к выходу в море. Однако, когда они будут готовы к выходу в море, милорд, я намерен призвать вас командовать ими.
   - Польщен, ваша светлость, - тихо сказал Тирск. - Могу я спросить, однако, должен ли я командовать ими на службе короля Ранилда или на службе Храма?
   - Разве это имеет значение? - спросил Торэст резким тоном, и Тирск спокойно посмотрел на него.
   - Во многих отношениях, совсем нет, ваша светлость, - ответил он. - Однако, если верно мое соображение о количестве кораблей, которые должны быть укомплектованы, у нас не будет другого выбора, кроме как произвести впечатление на моряков. Будет чрезвычайно сложно просто найти опытных офицеров, если предположить, что это вообще возможно, и наш запас опытных моряков вполне может быть еще более ограниченным по сравнению с тем количеством, которое мне потребуется.
   Губы Торэста сжались. Казалось, он собирался что-то сказать, потом взглянул на Ферна и явно передумал.
   Наверное, так же хорошо, что я не указал на то, что его идиотский шурин Мэйликей - одна из главных причин, по которой нам так не хватает моряков, - сухо подумал граф. - Особенно с учетом того, что последние два года он делал все, что мог, чтобы повесить ответственность за это фиаско на мою шею! И то, что каперы Кэйлеба сделали с нашим торговым флотом - на его собственных глазах - тоже ничем не помогло нехватке. Не говоря уже о значительном сокращении потенциального предложения тех переоборудованных галеонов, о которых только что говорил Ферн.
   - И к чему вы клоните, милорд? - спросил Ферн, как будто он совершенно не знал о мыслях Тирска... о которых он определенно подозревал.
   - Моя точка зрения, ваша светлость, заключается в том, что будет иметь большое значение, произведет ли на этих моряков впечатление королевство Долар или Мать-Церковь. Хотя понимаю, что никому не нравится это признавать, но многие подданные его величества практически не испытывают угрызений совести из-за того, что избегают вербовщиков военно-морского флота, и с сожалением должен сказать, что многие другие подданные не испытывают угрызений совести, помогая им в этом. Честно говоря, боюсь, было бы неразумно ожидать чего-то другого, учитывая участь обычного моряка на борту военного корабля.
   - Если, однако, на них произведет впечатление служба во имя Матери-Церкви, думаю, что, вероятно, многие, кто в противном случае попытался бы избежать службы, будут поступать более охотно. Более того, полагаю, что еще более вероятно, что те, кто в противном случае мог бы помочь... с меньшим энтузиазмом избегать вербовщиков, с гораздо меньшей вероятностью сделают это, если это будет противоречить заповедям Матери-Церкви.
   Ферн задумчиво нахмурился. Хотя первый советник сам никогда не служил в море, он дослужился до высокого звания в королевской армии, прежде чем заняться политической карьерой. Он понял, какой вопрос на самом деле задавал Тирск.
   - Понимаю вашу точку зрения, и она хорошо обоснована, милорд, - признал герцог через несколько секунд. - К сожалению, в данный момент я не могу ответить на вопрос.
   - Могу я говорить откровенно, ваша светлость?
   - Конечно, милорд. - Ферн слегка откинулся на спинку стула, его глаза сузились, и Тирск слегка пожал плечами.
   - Ваша светлость, понимаю, что великий викарий Эрик еще не решил объявить священную войну против Чариса. - Торэст заметно напрягся, но Ферн только сидел неподвижно, а Тирск продолжал тем же спокойным голосом. - Однако думаю, что уместна определенная степень прямоты между нами, как людьми, которые будут отвечать за то, чтобы ответить на призыв Матери-Церкви, когда он придет. Никто во всем королевстве не может усомниться в том, почему Мать-Церковь строит такой огромный флот. Учитывая действия чарисийцев за последние пару лет, неизбежно, что Мать-Церковь открыто выступит против Кэйлеба и Шарлиэн, как только это станет практически возможным. Уверен, что Кэйлеб и Шарлиэн тоже это понимают, если только все их шпионы чудесным образом не стали глухими и слепыми. В таком случае, считаю, что было бы лучше с самого начала определить, кому именно будут служить корабли - и их экипажи - и почему. Притворство в обратном никого не обманет, но может затруднить укомплектование кораблей персоналом. В сложившихся обстоятельствах я бы предпочел иметь возможность с самого начала указывать своим офицерам и солдатам, что им предстоит делать.
   Большую часть минуты в кабинете царила тишина. Даже Торэст выглядел скорее задумчивым, чем воинственным - по крайней мере, на данный момент. Наконец Ферн медленно кивнул.
   - Опять же, понимаю вашу точку зрения, милорд, - сказал он. - И, признаюсь, склонен согласиться с вами. Однако на данный момент у меня нет никаких инструкций от генерал-капитана или канцлера на этот счет. Без таких инструкций, несомненно, было бы... преждевременно, скажем так, начинать в одностороннем порядке заявлять о нашей вере в грядущую священную войну. В таком случае, я не верю, что мы можем разрешить вам начать производить впечатление на людей от имени Матери-Церкви. По крайней мере, пока. Но что я могу сделать, так это попросить епископа-исполнителя Арейна проконсультироваться с генерал-капитаном по семафору. Я сообщу викарию Аллейну, что согласен с вами в этом вопросе. Склонен думать, что, хотя великий викарий, возможно, не захочет объявлять священную войну так скоро, викарий Аллейн - или, по крайней мере, остальная часть храмовой четверки, первый советник тщательно не произнес это вслух - согласится с самоочевидностью, что флот воспитывается в служении Матери-Церкви.
   - Спасибо, ваша светлость, - пробормотал Тирск.
   - Не за что. - Ферн одарил его улыбкой, которая выглядела почти искренней, затем перешел к другим вопросам.
   - Кое-что, о чем вы, возможно, не знаете, милорд, - быстро сказал он, - это то, что великий инквизитор лично постановил, что новые артиллерийские установки не представляют собой никакого нарушения Запретов. Хотя я уверен, что все мы могли бы пожелать, чтобы этот момент был прояснен раньше, вся наша новая артиллерия будет модифицирована по мере ее отливки, чтобы включить эти "цапфы". Кроме того, мне сообщили, что была разработана методика добавления "цапф" к существующим пушкам. Я сам совсем не ремесленник, поэтому детали процесса для меня мало что значат, но уверен, что такой опытный морской офицер, как вы, поймет их.
   - Кроме того, мы будем внедрять новое парусное вооружение, и мне сообщили, что наши оружейники скоро также начнут производство нового и улучшенного мушкета. Все вместе, полагаю, это означает...
  
   .V.
   Дворец архиепископа, город Теллесберг, королевство Чарис
  
   - Еще бокал, Бинжэймин? - пригласил архиепископ Мейкел Стейнейр, протягивая длинную руку, чтобы поднять графин с бренди, и многозначительно изогнув бровь цвета соли с перцем.
   - Полагаю, при данных обстоятельствах это не повредит, ваше высокопреосвященство, - согласился Бинжэймин Рейс, барон Уэйв-Тандер.
   Барон был крупным мужчиной с совершенно лысой головой и мощным носом, и он прошел путь от скромного начала до своего нынешнего положения в королевском совете Старого Чариса. Хотя официальным имперским советником по разведке стал князь Эмерэлда Нарман, Уэйв-Тандер был начальником разведки короля Хааралда до того, как Кэйлеб взошел на чарисийский трон, и он продолжал занимать почти наверняка самый чувствительный из разведывательных постов новой империи Чарис. Он занимал эту должность, потому что был очень хорош в том, что делал, хотя недавно приобрел определенные преимущества, о существовании которых раньше и не мечтал.
   Он и Стейнейр сидели в кабинете священнослужителя на третьем этаже архиепископского дворца рядом с собором Теллесберга, слушая фоновые звуки погруженного во мрак города через открытые окна кабинета. Ночь была относительно прохладной - во всяком случае, для Теллесберга в октябре, - что было облегчением после дневной жары, и этим поздним вечером городские шумы были приглушенными. Конечно, они никогда полностью не прекратятся. Не в Теллесберге, городе, который никогда по-настоящему не спал. Но они определенно уменьшались по мере того, как сгущалась ночь, а дворец находился достаточно далеко от вечно оживленных доков, чтобы продолжавшиеся шумы приглушались расстоянием.
   Официальная резиденция архиепископа располагалась в величественном парке площадью чуть менее трех лесистых, красиво озелененных акров, которые сами по себе стоили не столь уж малого состояния, учитывая цену недвижимости в Теллесберге. Сам дворец был великолепным зданием, построенным из мрамора золотистого цвета Армаков и предназначенным для размещения одного из архиепископов Матери-Церкви в великолепии, соответствующем его высокой должности, но вкусы Стейнейра были несколько проще, чем у большинства предыдущих прелатов Старого Чариса. Великолепная мебель, которой, например, его непосредственный предшественник наполнил этот кабинет, была убрана в начале пребывания Стейнейра в должности. Он заменил их мебелью, которую они с Ардин Стейнейр, его давно умершей женой, собрали за время совместной жизни. Вся она была подобрана с достаточным вкусом, но в то же время оставалась старой, удобной и (очевидно) любимой.
   В данный момент Стейнейр полулежал, откинувшись назад, в глубоком кресле, которое его жена Ардин заказала для него, когда он впервые был рукоположен в епископы. С тех пор он восстанавливал его по меньшей мере дважды, и, судя по состоянию ткани, в ближайшее время ему придется снова обновить его. Причина, по которой он собирался это сделать (на этот раз), удовлетворенно лежала, свернувшись калачиком у него на коленях, мурлыча от счастливого собственничества. Белоснежный ящерокот, чьи когти разодрали обивку когтеточки в форме кресла, которой его так любезно снабдили, и которого тоже звали Ардин, несмотря на то, что он оказался самцом, явно не сомневался в том, кто кому принадлежит, что бы ни думали глупые люди.
   Теперь Ардин-ящерокот прервался и поднял голову, чтобы неодобрительно взглянуть на Стейнейра, когда архиепископ отклонился достаточно далеко в сторону, чтобы налить свежую порцию бренди в предложенный бокал Уэйв-Тандера. К счастью для взгляда ящерокота на правильную организацию Вселенной, процесс наполнения не занял много времени, и анатомия его матраса относительно быстро вернулась в соответствующее положение. Что еще лучше, руки, которые были отвлечены от своей надлежащей функции, возобновили свое послушное поглаживание.
   - Такое облегчение осознавать, что духовный пастырь империи сделан из такого сурового материала, - сухо заметил Уэйв-Тандер, указывая бокалом на большие, сильные руки, ритмично поглаживающие шелковистую шкурку ящерокота. - Мне бы не хотелось думать, что тобой можно легко манипулировать - или, не дай Бог, позволить доминировать над собой!
   - Понятия не имею, о чем ты говоришь, - ответил Стейнейр с безмятежной улыбкой.
   - О, конечно, нет! - Уэйв-Тандер фыркнул, затем позволил новому глотку бренди прокатиться по его языку и отправить медовый огонь вниз по горлу. Он наслаждался этим ощущением, но затем выражение его лица стало серьезным, когда он снова обратил свое внимание на истинную причину сегодняшнего вечернего визита.
   - Понимаю логику твоих планов путешествия, Мейкел, - сказал он трезво, - но я бы солгал, если бы не сказал, что у меня тоже есть некоторые существенные оговорки по этому поводу.
   - Не понимаю, как человек, на которого возложены твои обязанности, может чувствовать себя иначе. - Стейнейр слегка пожал плечами. - На самом деле, во многих отношениях я сам действительно предпочел бы остаться прямо здесь, дома. И не только из-за возможности подстерегающих убийц или каких-либо более приземленных опасностей, связанных с поездкой, или даже из-за того факта, что я предполагаю провести довольно много времени, испытывая невыразимую скуку. - Он поморщился. - С другой стороны, и даже учитывая все эти причины, по которым я должен оставаться дома, их справедливое значение, я все равно не могу оправдать отказ от поездки. Во-первых, потому что это моя духовная ответственность как архиепископа Церкви Чариса. У нас было более чем достаточно отсутствующих архиепископов, которые посещали свои архиепископства на один или два месяца каждый год! Дети Божьи заслуживают лучшего, и я намерен проследить, чтобы - в меру своих возможностей - они это получили.
   Губы Стейнейра сжались, а глаза потемнели. Уэйв-Тандер лучше, чем кто-либо другой, знал, что Мейкел Стейнейр был одним из самых нежных от природы людей, которых когда-либо создавала человеческая раса. Однако в тот момент, глядя в эти глаза, видя это выражение, он еще раз осознал, какая огромная пропасть лежит между словами "нежный" и "слабый".
   - И даже если бы это было неправдой - а это так, и вы знаете это так же хорошо, как и я, - продолжил Стейнейр через мгновение, - абсолютно необходимо, чтобы у людей за пределами Старого Чариса было лицо, которое можно было бы связать с моим именем. Или, скорее, с моей должностью. Пройдет совсем немного времени, прежде чем храмовой четверке удастся провести контратаку. Когда это произойдет, Церковь Чариса столкнется с первым настоящим испытанием своей силы и стабильности. И, честно говоря, в данный конкретный момент степень этой силы и стабильности все еще остается неизвестной величиной. Я уверен в состоянии Церкви здесь, в Старом Чарисе, и с оптимизмом смотрю на Эмерэлд и Чисхолм, учитывая мою переписку и... другие доступные нам разведывательные возможности. Но было бы ужасно несправедливо по отношению к таким людям, как архиепископ Фейрмин в Эмерэлде или архиепископ Поэл в Чисхолме, ожидать, что они будут твердо стоять перед лицом надвигающейся бури и поддерживать свое духовенство, по крайней мере, не имея возможности встретиться со своим старшим архиепископом лицом к лицу.
   - Я сказал, что понял логику, - указал Уэйв-Тандер. - Но я, возможно, просто немного больше сосредоточен на этих возможностях убийства, чем ты. Знаю, что с тобой будут твои собственные стражники, и, честно говоря, тот факт, что ты будешь движущейся мишенью, на самом деле сделает любую скоординированную атаку, подобную той, что произошла с Шарлиэн, более трудной для организации. Однако это все еще может случиться, Мейкел, и я не буду очень рад такой возможности, пока ты либо не окажешься в безопасности под присмотром Мерлина в Чисхолме, либо не вернешься сюда, где я смогу присматривать за тобой. Есть слишком много людей, даже не считая храмовую четверку, которые очень, очень хотели бы видеть тебя мертвым прямо сейчас. Однако, если я добьюсь своего, они будут продолжать разочаровываться в этом отношении, если ты не будешь слишком сильно возражать.
   Он бросил на архиепископа строгий взгляд, который превратился во что-то более похожее на сердитый, когда Стейнейр ответил на него с полным спокойствием. Секунду или две они смотрели друг на друга, и первым прекратил борьбу Уэйв-Тандер.
   - Однако в дополнение к этой небольшой проблемной области, - продолжил он, - то, что ты так долго будешь отсутствовать в королевстве, вызовет свою долю проблем, которые никоим образом не связаны непосредственно с Церковью - или любыми потенциальными убийцами - и ты это знаешь. Во-первых...
   Он постучал указательным пальцем по мочке правого уха, и Стейнейр кивнул, его собственное выражение лица было более серьезным, чем раньше. Как и у Уэйв-Тандера, в его собственном ухе был почти невидимый штеккер одного из новых коммуникаторов Мерлина Этроуза. Барон был одним из его собственных самых первых кандидатов, которые были добавлены во "внутренний круг" Кэйлеба, когда Мерлин сделал устройства доступными после того, как ужасающе близкой к успеху оказалась попытка убийства Шарлиэн.
   За почти пять месяцев, прошедших с момента покушения, и Стейнейр, и Уэйв-Тандер привыкли ко многим преимуществам, которые предоставляла связь. Действительно, архиепископ часто думал, что Уэйв-Тандер находит эти преимущества даже большими, чем он сам, что было неудивительно, учитывая характер обязанностей барона. Как священник, Стейнейр не мог быть полностью доволен степенью вторжения в чужую жизнь, которую сделали возможными снарки Мерлина, но он также знал, что Мерлин, с решительного одобрения Кэйлеба и Шарлиэн, установил "фильтры" (какими бы они ни были, что было предметом, все еще находящимся далеко за пределами понимания Стейнейра), чтобы максимально ограничить это вмешательство. Если уж на то пошло, и несмотря на тот факт, что любой человек мог бы соблазниться целесообразностью, потратив столько времени, сколько Уэйв-Тандер потратил на управление всеми шпионскими сетями Чариса, Стейнейр достаточно доверял честности барона, чтобы не проводить слишком много ночей без сна, беспокоясь о том, какие личные тайны он может нарушать. Он знал, что барон обычно проводил по крайней мере час каждую ночь, совещаясь с Совой и просматривая разведывательную информацию за день, но он также знал, что был более чем доволен тем, что оставил фактический мониторинг различных разведывательных платформ на усмотрение компьютера. Если Уэйв-Тандер и смотрел на что-то, то только потому, что это попадало в параметры, которые он определил для Совы - параметры, призванные гарантировать, что это действительно важно, - а не из-за какого-либо вуайеризма.
   К сожалению, количество других людей в Старом Чарисе, которые были допущены к уровню информации, доступной им двоим, буквально можно было пересчитать по пальцам одной руки. (Предполагая, что Ардин был готов отказаться от одной из рук Стейнейра достаточно долго, чтобы вычисление было выполнено.) Фактически, до сих пор людьми, которые были оснащены устройствами многосторонней связи, кроме императора, императрицы и Мерлина, оставались сам Стейнейр; Уэйв-Тандер; доктор Ражир Маклин из королевского колледжа; адмирал сэр Доминик Стейнейр, барон Рок-Пойнт (и брат Мейкела Стейнейра); сэр Эдуирд Хаусмин, который, несомненно, был самым богатым подданным империи Чарис; и отец Жон Биркит, настоятель монастыря святого Жерно. Были и другие, кого Стейнейр отчаянно предпочел бы добавить в этот список, но это решение ни он, ни Кэйлеб, ни Шарлиэн не могли принять в одиночку. И, несмотря на свое собственное нетерпение, он должен был согласиться с первоначальным решением Кэйлеба устроить все таким образом. Как бы часто это ни сводило с ума, он был готов признать непреодолимую силу аргументов в пользу того, чтобы действовать с почти безумной осторожностью там, где речь шла о расширении внутреннего круга.
   Это, пожалуй, единственное, что позволяет мне сохранять подобие терпения по отношению к Жону и остальным Братьям, - напомнил он себе. - Однако факт заключается в том, что кто-то должен быть этим голосом предостережения. И давай будем честны сами с собой, Мейкел. На данный момент гораздо важнее, чтобы мы не говорили кому-то, кому, как оказалось, мы все-таки не могли доверять, чем добавлять в список всех, кого хотели бы.
   - Доминик уже покинул королевство, - продолжил Уэйв-Тандер, - Хаусмин сейчас в значительной степени привязан к своему литейному цеху - который, я мог бы отметить, находится ни больше ни меньше как в одиннадцати сотнях миль от того места, где сидим мы сейчас, на случай, если это вылетело у тебя из головы - и отец Жон настолько близок к отшельнику, насколько может быть кто-то, живущий в центре Теллесберга. Так что, когда ты покинешь королевство, прямой доступ к императору или императрице здесь, в столице останется только у меня и Ражира. Ражир вообще не является членом совета - по крайней мере, пока - и, говоря откровенно, у меня нет такого влияния на Рейджиса, как у тебя. Мы с ним друзья и коллеги, и он доверяет моему суждению во многих конкретных областях. Но у меня нет тех отношений, которые есть у тебя с ним. Или с остальными членами совета, если уж на то пошло. Если они двинутся в каком-то неверном направлении, я не смогу обуздать их так, как это мог бы сделать ты.
   - Согласен.
   Стейнейр кивнул, и его глаза на мгновение потемнели. Уэйв-Тандер был совершенно прав относительно его собственного влияния на сэра Рейджиса Йованса, графа Грей-Харбор и первого советника королевства Старого Чариса. Они знали друг друга почти буквально с детства и безоговорочно доверяли друг другу. И все же это была не единственная причина, по которой Грей-Харбор так глубоко доверял суждениям архиепископа Мейкела Стейнейра.
   Точно так же, как это не единственная причина, по которой я даже не подумал о том, чтобы предложить Рейджису присоединиться к "внутреннему кругу", - отметил он с более чем легкой грустью, а затем поморщился от собственной извращенности. - Действительно, довольно глупо для архиепископа сожалеть о глубине личной веры первого советника королевства, - сурово сказал он себе.
   Возможно, так оно и было, но в некотором роде он сожалел об этом и был слишком честен с самим собой, чтобы отрицать это, особенно в уединении своих собственных мыслей. Как и любой другой житель Сэйфхолда, Грей-Харбор вырос в Церкви Ожидания Господнего, и, несмотря на его жгучую ненависть к храмовой четверке и другим людям, которые развратили эту Церковь, его вера была глубокой. Это было абсолютно важной частью того, кем он был, того, что делало его таким сильным и благородным человеком.
   И это было причиной того, что сэру Рейджису Йовансу никогда не могли сказать правду об "архангеле Лэнгхорне" и всей извращенной лжи, на которой покоилась Церковь Лэнгхорна. Это уничтожило бы его. А может быть, и нет. Он был сильным человеком, и его вера была могущественной. Он мог бы пережить шторм... но Стейнейр был уверен, что борьба будет ужасной. Которая, по крайней мере, ввергнет его в мучительный кризис совести, который парализует сильную, уверенную решительность, которая была такой неотъемлемой частью его - та самая вещь, которая сделала его таким выдающимся в его нынешнем положении.
   Лично Стейнейр принес бы глубокую, искреннюю молитву благодарности, если бы все, чего им это стоило, сохранило бы самого эффективного, по меньшей мере за два поколения, первого советника, который служил королевству Чарис. Возможно, это было недальновидно с его стороны как архиепископа, но он был священником задолго до того, как стал епископом, и каждую ночь молился о том, чтобы "государственные дела" никогда не заботили его больше, чем отдельные души. И все же священник в нем ужасно боялся, что первый советник - это не все, чего им это стоило... и в этом факте заключался микрокосм истинного затруднительного положения Мейкела Стейнейра как человека Божьего.
   У Стейнейра не было сомнений в том, что Бог должен был признать силу и страсть веры такого человека, как Рейджис Йованс, однако эта вера была искажена теми самыми людьми, которым было поручено воспитывать его душу. Как однажды сказал сам Стейнейр Мерлину Этроузу, Бог может многого требовать от некоторых своих слуг, но кем бы Он ни был, глупым Он не был. Он никогда бы не осудил такого человека, как Рейджис, за то, что он верил так, как его учили верить.
   И все же, когда - и как - Стейнейр и другие, подобные ему, знавшие правду, провозгласили эту правду? Этот день должен в конце концов наступить. В конечном счете, вера не может основываться на преднамеренной лжи, и те, кто знал, что была сказана ложь, должны разоблачить ее. Но как? Когда? И какой ценой для тех, кто был воспитан, чтобы верить в ложь? Несмотря на свою собственную веру, Мейкел Стейнейр ни на мгновение не сомневался, что, когда будет рассказана правда, многие решат, что Сам Бог тоже должен быть ложью. Он боялся этого момента, боялся возможной цены для всех этих душ, но все же знал, что это должно быть сделано в любом случае. Точно так же, как он знал, что религиозный конфликт, который этот раскол вызовет к жизни, во многих отношениях затмит нынешний.
   Вот почему они сначала должны были уничтожить храмовую четверку и разорвать мертвую хватку Церкви Ожидания Господнего на всем Сэйфхолде.
   Что, в свою очередь, вернуло его к проблеме его собственного предстоящего ухода и дыры, которая останется в совете.
   - Сказать по правде, Бинжэймин, на самом деле я не очень беспокоюсь о Рейджисе, - сказал он. - В конце концов, это не значит, что нам с тобой приходилось тратить все наше время на то, чтобы "направлять его" на то, что, как мы знаем, хотят сделать Кэйлеб и Шарлиэн. Имею в виду, что он уже делает это, и, видит Бог, он достаточно часто демонстрировал, насколько он компетентен на самом деле. Кроме того, существуют практические ограничения на объем "рулевого управления", которое мы могли бы выполнить. Если только ты не хочешь встать посреди следующего заседания совета и объявить, что ты "слышишь голоса"?
   - Маловероятно! - Уэйв-Тандер фыркнул.
   - Ну, когда ты дойдешь до этого, тогда оно и придет. - Стейнейр снова пожал плечами. - Рейджис не из тех, кто бросается в каком-то особом направлении, по крайней мере, не обсудив это сначала с остальными членами совета. Когда это произойдет, если ты думаешь, основываясь на чем-то, что ты знаешь неизвестное ему, что он вот-вот совершит ошибку, тебе просто придется сделать все, что в твоих силах. В любом случае, на твоем месте я бы не стал настаивать на этом слишком сильно, пока у тебя не будет возможности обсудить это напрямую с Кэйлебом и Шарлиэн. Вполне может быть, что если мы все соберемся с мыслями, то сможем придумать какой-нибудь способ... скажем так, обуздать его энтузиазм. И, зная Рейджиса, даже если мы не сможем найти способ сделать это, он вряд ли сделает что-нибудь глупое или достаточно рискованное, чтобы создать реальную опасность.
   - Вероятно, ты прав насчет этого, - признал Уэйв-Тандер. - Нет, в этом ты прав. И все же мне действительно не нравится, что двор в Черейте устроен таким образом, - он поморщился. - Я уверен, что Грин-Маунтин и королева-мать Эйлана чувствовали себя примерно так же, когда двор был здесь, в Теллесберге, и знаю, что нам всем придется к этому привыкнуть, но это не значит, что мне это нравится.
   - Да, это так, - согласился Стейнейр. - На самом деле, огромное расстояние - и то, сколько времени требуется для передачи сообщений между различными ее частями, по крайней мере открыто, - это самая большая слабость империи, и мы все это знаем. Я почти уверен, что храмовая четверка тоже так делает, и полагаю, что любой такой умный, как Тринейр и Клинтан, сделает все возможное, чтобы воспользоваться этим преимуществом. Конечно, - Стейнейр обнажил зубы в самой не архиепископской улыбке, - они не знают всего, не так ли? Возможно, мы сидим здесь и беспокоимся о том, как "управлять" Рейджисом, но они понятия не имеют о том факте, что ты или я можем обсудить ситуацию "лицом к лицу" с Кэйлебом и Шарлиэн в любое время, когда нам понадобится!
   - Что только больше расстраивает, когда мы не можем поговорить с кем-то еще в любое время, когда нам нужно, - прорычал Уэйв-Тандер, и архиепископ усмехнулся.
   - В Писании говорится, что терпение - одна из благочестивых добродетелей, - отметил он. - Интересно, что так же поступают и все другие религии, о которых читали мы с Совой. Так что ты не получишь от меня большого сочувствия только потому, что это добродетель, которой тебе особенно не хватает, Бинжэймин!
   - Я надеюсь, ты все еще найдешь это забавным, когда будешь сидеть на галеоне посреди моря Чисхолма, - ответил Уэйв-Тандер, сверкая темными глазами. - Терпение, я имею в виду.
   - Почему-то я подозреваю, что штиль в море Чисхолма будет одной из наименьших моих проблем в середине зимы, - криво усмехнулся Стейнейр. - По какой-то причине мне посоветовали взять с собой много золотоягодного чая.
   Блеск в глазах Уэйв-Тандера превратился в веселое фырканье. Чай, заваренный из листьев и плодов золотоягодного дерева, которое достигало высоты около десяти футов и произрастало практически в любом климате, был стандартным сэйфхолдским средством для лечения морской болезни.
   - Возможно, тебе эта мысль покажется забавной, - строго сказал Стейнейр, - но я сомневаюсь, что буду чувствовать то же самое, когда мы будем смотреть на волны высотой со шпиль собора!
   - Вероятно, нет, - признал Уэйв-Тандер с усмешкой. Он откинулся на спинку своего стула и несколько мгновений потягивал бренди, затем снова посмотрел на Стейнейра.
   - А Нарман? - спросил он. - Ты давил на отца Жона по этому поводу в последнее время?
   - Не совсем, - признался Стейнейр. - Если честно, я сам все еще в раздумьях. Понимаю, насколько ценным мог бы быть Нарман, но на самом деле я еще недостаточно хорошо его чувствую - как человека, а не просто как князя, - чтобы чувствовать себя комфортно, предсказывая, как он отреагирует на полную правду.
   - Он достаточно хорошо справился с версией правды "у Мерлина есть видения", - отметил Уэйв-Тандер.
   - Как и Рейджис, - возразил Стейнейр. - О, не пойми меня неправильно, Бинжэймин. Если и есть кто-то, кто... скажем так, достаточно гибок в ментальном плане, чтобы принять правду, то это должен быть Нарман. И я очень склонен верить, что Мерлин - и Кэйлеб, если уж на то пошло, - правы в том, где он сейчас разместил свои основные привязанности. Может быть, проблема просто в том, что Эмерэлд так долго был врагом. Имею в виду, вполне возможно, что у меня есть какое-то автоматическое предубеждение ко всему эмерэлдскому, включая самого князя Нармана. Я так не думаю, но это не значит, что я не такой. Мне просто... не по себе от того, насколько... стабильна его лояльность. Это неподходящее слово. - Архиепископ махнул рукой с выражением человека, непривычного к тому, что он не может точно выражать свои мысли. - Предполагаю, что все сводится к тому, что я на самом деле не смог провести с ним достаточно времени, чтобы почувствовать, что действительно знаю его.
   - Что ж, это достаточно справедливо, - признал Уэйв-Тандер. Князь Нарман провел в Теллесберге не более полутора месяцев, прежде чем отправиться в кампанию на Корисанде вместе с императором Кэйлебом. Он вернулся в Старый Чарис два месяца назад, но пробыл в Теллесберге менее двух пятидневок, прежде чем отправиться в Эмерэлд. Ни один разумный человек не мог бы жаловаться на его приоритеты, учитывая тот факт, что он не видел ни свою жену, ни своих детей почти год, но это означало, что Стейнейр - и Уэйв-Тандер, если на то пошло - не могли пользоваться драгоценной возможностью по-настоящему узнать его.
   - Может быть, у тебя будет возможность познакомиться поближе во время вашего пастырского визита, - отметил барон, и Стейнейр кивнул.
   - Я планирую обратить на это внимание, - сказал он. - Если уж на то пошло, думаю, вполне возможно, что в конечном итоге он тоже отправится обратно в Чисхолм со мной. И, как ты так тактично указал несколько минут назад, - архиепископ поморщился, - это должно дать мне достаточно времени, чтобы "познакомиться".
   - Понимаю, что океанские круизы должны быть отличной возможностью завести дружбу на всю жизнь, - заметил Уэйв-Тандер, и Стейнейр фыркнул. Затем выражение лица архиепископа стало немного более задумчивым.
   - На самом деле, - сказал он тоном человека, привыкшего признаваться в чем-то, что он находил, по крайней мере, слегка удивительным, - думаю, что настоящая дружба с Нарманом определенно возможна. - Он покачал головой с озадаченным видом. - Кто бы мог подумать об этом год или два назад?
   - Только не я, это точно! - Уэйв-Тандер потряс своей головой еще сильнее, затем взглянул на часы. - Что ж, - он поставил свой бокал с бренди обратно, - полагаю, мне пора возвращаться домой. Я хотел бы сказать, что Лиин будет задаваться вопросом, где я нахожусь. К сожалению, правда в том, что она уже знает, где я нахожусь, и у нее, вероятно, есть довольно четкое представление о том, чем мы вдвоем занимались. - Он поморщился. - Не сомневаюсь, что она собирается провести "тест на проверку" моего дыхания, как только я войду в дверь.
   Стейнейр усмехнулся. Лиин Рейс, леди Уэйв-Тандер, иногда описывали как "грозную женщину", что было достаточно точным, насколько это было возможно. Она была почти такого же роста, как ее муж, и никто никогда не обвинял ее в хрупкости. У нее также были твердые мнения по многим вопросам, острый язык, который она совсем не боялась использовать, и острый ум, который довольно часто помогал ее мужу решить особенно сложную проблему. Она также была добросердечной и глубоко заботливой, о чем епископ, так долго бывший ее священником, знал лучше большинства. Однако она приложила немало усилий, чтобы скрыть этот факт. Хотя на самом деле у нее это не очень хорошо получалось. Она и Бинжэймин были женаты почти двадцать пять лет, и, хотя Стейнейр знал, что Уэйв-Тандер забавно разыгрывал перед друзьями "мужа, которого клюет виверна", все, кто их знал, признавали, что правда была совсем иной. Тем не менее, нельзя было отрицать, что Лиин Рейс занимала явно собственническую позицию в том, что касалось кормления ее мужа и ухода за ним.
   - Настоящая причина, по которой она пристает к тебе, - это сердечный приступ, ты же знаешь, - мягко сказал архиепископ.
   - Конечно, знаю! - Уэйв-Тандер криво улыбнулся. - С другой стороны, это было шесть лет назад, Мейкел! Все целители говорили, что немного вина время от времени - или даже виски, в умеренных количествах - мне ничуть не повредит. На самом деле, они говорят, что это, вероятно, полезно для меня!
   - Если бы я не знал, что они дали тебе разрешение, я бы не пригласил тебя истощать мои запасы, - отметил Стейнейр.
   - Ну, я просто хотел бы, чтобы кто-нибудь из них еще раз поговорил с ней!
   - Чепуха! - Стейнейр погрозил ему пальцем. - Не пытайся ввести меня в заблуждение. Это часть игры, в которую вы двое играете уже много лет, и я действительно не уверен, кому из вас это нравится больше. - Он проницательно посмотрел на Уэйв-Тандера. - На самом деле, большую часть времени я думаю, что тебе.
   - Это просто смешно. - Стейнейр заметил, что голос мастера шпионажа звучал не совсем убедительно, когда он поднялся со стула. - Но, в любом случае, мне действительно нужно возвращаться домой.
   - Знаю, - ответил Стейнейр, но что-то в его манере остановило Уэйв-Тандера на полпути к подъему. Брови барона поползли вверх, а затем он снова откинулся назад, склонив голову набок.
   - И что ты только что решил, что все-таки собираешься мне сказать, Мейкел? - спросил он.
   - Мы знаем друг друга довольно давно, не так ли? - Стейнейр наблюдал немного искоса.
   - Да, верно. И я знаю это выражение. Так почему бы тебе не пойти дальше и не рассказать мне вместо того, чтобы сидеть там, пока я вытягиваю по дюйму то, что тебе известно и что ты собираешься рассказать мне?
   - На самом деле, - голос Стейнейра был непривычно серьезным, почти нерешительным, - это немного сложно для меня, Бинжэймин.
   - Почему? - спросил Уэйв-Тандер заметно другим тоном, его глаза сузились от беспокойства, когда архиепископ выказал неподдельный - и весьма необычный - дискомфорт.
   - Завтра рано утром, - сказал Стейнейр, - отец Брайан будет в твоем офисе, чтобы доставить тебе полдюжины ящиков. Они не очень большие, но довольно тяжелые, потому что почти полностью заняты бумагой.
   - Бумагой, - повторил Уэйв-Тандер. Он снова откинулся на спинку стула, скрестив ноги. - Какого рода бумага, Мейкел?
   - Документы, - ответил Стейнейр. - Фактически, дела. Сборники меморандумов, свидетельских показаний, личных писем. Вы можете думать о них как о... доказательстве.
   - Доказательстве чего? - пристально спросил Уэйв-Тандер.
   - Что-то вроде двадцатилетней задокументированной коррупции в викариате и инквизиции. - Голос Стейнейра внезапно стал очень ровным, глаза холодными. - Доказательства конкретных актов вымогательства, шантажа, краж - даже изнасилований и убийств. И доказательства того, что Жэспар Клинтан, по крайней мере, знал о многих из этих деяний и сговорился их скрыть.
   Несмотря на свой многолетний опыт, Уэйв-Тандер почувствовал, как у него отвисла челюсть. Он уставился на своего старого друга в течение нескольких секунд, буквально потеряв дар речи, затем яростно встряхнулся.
   - Ты ведь не шутишь, не так ли? Ты действительно это имеешь в виду!
   - Знаю, - вздохнул Стейнейр. - И я действительно не собирался говорить тебе, что они у меня. К сожалению, несчастные случаи действительно случаются, и в ближайшие несколько месяцев я собираюсь совершить несколько довольно длительных путешествий. Поэтому на всякий случай я решил, что должен передать их кому-нибудь перед отплытием.
   - И как давно они у тебя? - осторожно спросил Уэйв-Тандер.
   - Я изучаю их уже около месяца, - признался Стейнейр. - Потребовалось некоторое время, чтобы добраться сюда из... Ну, не обращай на это внимания.
   - И ты не собирался никому об этом рассказывать? - Уэйв-Тандер медленно покачал головой. - Мейкел, если твое описание того, что у тебя есть, является точным, тогда ты должен понимать даже лучше, чем я, насколько важными могут быть такого рода доказательства. Особенно если мы сможем это задокументировать.
   - Честно говоря, это часть проблемы. - Стейнейр откинулся на спинку своего стула. - То, что у меня есть, - это дубликаты первоначальных доказательств. Лично я полностью убежден в их подлинности, но никак не смогу доказать, что все это не просто искусная подделка, и это определенно делает их палкой о двух концах. Честно говоря, думаю, что мы могли бы нанести себе огромный ущерб в пропагандистской войне между нами и Зионом, опубликовав утверждения, которые мы не можем доказать.
   - Может быть, - признал Уэйв-Тандер. - С другой стороны, независимо от того, какие "доказательства" у нас были, храмовая четверка и ее рупоры в любом случае поклялись бы, что все это подделка. Имею в виду, что не важно, сколько у нас подлинных доказательств; люди с обеих сторон будут принимать решения, основываясь на том, во что они уже верят. Или, во всяком случае, во что они готовы верить.
   - Знаю. И я подумал об этом. Но есть и еще одна проблема, связанная с этим.
   - Какого рода "проблема"? - осторожно спросил Уэйв-Тандер.
   - Эта информация была передана мне под печатью исповеди, - сказал Стейнейр. - Человек, который доставил ее мне, согласился доверять моему усмотрению в отношении того, как я могу ее использовать, но источник документации сообщили мне в моей роли священника. И человек, который передал мне это, не хочет, чтобы личность источника стала известна.
   - Даже Кэйлебу или Шарлиэн?
   - Никому. - Выражение лица Стейнейра было мрачным. - Думаю, что человек, который передал это мне, вероятно, чрезмерно осторожен, Бинжэймин, но это не мое решение. И должен согласиться, учитывая то, что мне сказали - и то, что я уже видел в самой документации, - что если храмовая четверка заподозрит, даже на мгновение, что у нас есть эта информация и - особенно! - как она попала в наше распоряжение, последствия для очень смелого человека были бы разрушительными. Если уж на то пошло, последствия были бы фатальными и, вполне вероятно, также для большого числа других людей.
   Глаза архиепископа, как понял Уэйв-Тандер, были такими встревоженными, какими барон их еще никогда не видел.
   - Полагаю, что по многим причинам я действительно должен был передать это на хранение Хейнрику, - медленно сказал Стейнейр. - Я думал об этом... и усердно. Но, в конце концов, решил, что это тот случай, когда поиск наилучшего способа сбалансировать мои обязанности перед империей и мои обязанности перед Богом требует очень тщательного рассмотрения. Я не полностью удовлетворен ответом, к которому пришел, но это лучшее, что я смог сделать после настолько усердной молитвы и медитации, как я когда-либо молился или медитировал в своей жизни.
   Уэйв-Тандер медленно кивнул. Хейнрик Уэйнейр, епископ Теллесберга, был вторым по рангу членом епископата Церкви Чариса здесь, в Старом Чарисе. Фактически, Уэйнейр будет исполняющим обязанности архиепископа Чариса до возвращения Стейнейра. Он также входил в братство святого Жерно, а это означало, что - как и Уэйв-Тандер и Стейнейр - он знал правду, стоящую за ложью "архангела Лэнгхорна" и Церкви Ожидания Господнего. Он и Стейнейр были очень старыми друзьями, а также коллегами и братьями одного ордена, и Уэйв-Тандер знал, что Стейнейр безоговорочно доверял Уэйнейру, как человеку, так и священнику. Барон не сомневался, что, должно быть, действительно потребовалось много молитв и размышлений, чтобы довести архиепископа до того, что он оставил это ему, а не Уэйнейру.
   - В качестве члена имперского совета, архиепископа Чариса и советника Кэйлеба и Шарлиэн, у меня нет абсолютно никаких сомнений в том, что я уже должен был передать всю эту информацию и рассказать тебе и им, откуда она взялась, Бинжэймин, - продолжил Стейнейр. - Но, говоря как отец Мейкел - как священник, - я не могу нарушать святость исповеди. Я не буду. Церковь Ожидания Господнего может быть ложью, но Бог - нет, как и вера человека, который доверился мне в этом вопросе.
   Уэйв-Тандер начал открывать рот, чтобы возразить. Теперь он снова закрыл ее, осознав несгибаемую броню веры и честности Мейкела Стейнейра. Говоря исключительно за себя, Бинжэймин Рейс обнаружил, что он значительно менее уверен в существовании Бога после того, как узнал правду о Церкви Ожидания Господнего. Ему было неловко признаваться в этом даже самому себе, но все же возникало мучительное подозрение - возможно, результат необходимого цинизма его как начальника разведки - что если одна религия могла быть намеренно сфабрикована, то все они могли быть сфабрикованы. Он был слишком интеллектуально честен с самим собой, чтобы отрицать это сомнение перед самим собой, но оно также не мешало ему спать по ночам. Независимо от того, существовал Бог или нет, империя Чарис все еще была вовлечена в смертельную борьбу с храмовой четверкой, и, подвергая себя обвинениям в атеизме (слово, о котором Уэйв-Тандер никогда даже не слышал, пока не получил доступ к компьютерным записям Совы), он только вручил бы кому-то вроде Клинтана смертельное оружие.
   Но какие бы сомнения он ни испытывал, он знал, что в Мейкеле Стейнейре не было никаких сомнений. Архиепископ был настолько далек от фанатика, насколько это вообще возможно для человека. Уэйв-Тандер был почти уверен, что Стейнейр знал о его собственных сомнениях, но он был еще более уверен, что если бы архиепископ знал о них, он никогда бы не осудил барона за них. Стейнейр просто так не делал, и Уэйв-Тандер поймал себя на том, что надеется, что Бог, в которого верил Мейкел Стейнейр, - Бог, который мог породить такого человека, как Мейкел Стейнейр, - действительно существовал. Но если Стейнейр дал свое слово как священник, то он скорее умрет, чем нарушит его.
   Что, если разобраться, и есть настоящая разница между ним и кем-то вроде Клинтана, не так ли? - подумал Уэйв-Тандер. Клинтан верит в Церковь. Во власть Церкви, а не Бога, несмотря на то, что никто никогда не показывал ему ни малейшего доказательства, которое могло бы поставить под сомнение существование Бога. Мейкел знает, что Церковь - это ложь... но его вера в Бога никогда не колебалась ни на мгновение.
   - Хорошо, Мейкел, - тихо сказал он. - Понимаю твои мысли. И уважаю это. Но если ты предоставишь мне эти доказательства, то моим долгом будет воспользоваться ими. Или, по крайней мере, изучить все это очень внимательно. Ты знаешь, как много информации мы получили о Церкви и инквизиции из файлов, которые Доминик захватил в Фирейде. Из того, что ты говоришь, эти документы могли бы рассказать нам чертовски намного больше - если ты извинишь за язык - чем сделали те.
   - Понимаю это. Это одна из причин, по которой я так долго колебался, стоит ли отдавать их тебе. Я даже подумывал оставить их здесь, чтобы доставить тебе только в том случае, если со мной что-то случится, вместе с сопроводительным письмом, объясняющим, что это такое. В конце концов, однако, я решил, что мне нужно объясниться с тобой лично, и по многим из тех же причин решил оставить это тебе, а не Хейнрику. Хейнрик - мой брат в Боге и один из моих самых дорогих друзей, и он обладает мужеством великого дракона, но его глубочайшая и истинная радость заключается в его священстве, в служении нуждам своей паствы. Это во многом то, что сделало его таким идеальным выбором в качестве епископа Теллесберга - ну, честно говоря, это и тот факт, что я знал, что могу полностью доверять его лояльности. Но если бы я оставил это ему, это поставило бы его в крайне неудобное положение. Думаю, что он признал бы те же проблемы, которые я признаю, но не могу быть уверен в этом и отказываюсь ставить его в положение выполнения обязательных инструкций от меня, которые могли бы нарушить его совесть как священника.
   - С более практической точки зрения, он действительно ненавидит политику - даже церковную политику, хотя и знает, что должен быть в курсе ее. Однако светская политика, дипломатия и стратегия - это вещи, которые он предпочел бы оставить в других руках. Поэтому он гораздо менее информирован и осведомлен об... имперских реалиях, скажем так, чем ты или я. Он определенно не был бы лучшим человеком для оценки информации в этих файлах на предмет ее возможной значимости и ценности для империи.
   - У тебя, с другой стороны, очень остро развито чутье на все эти вещи. Если во всем Старом Чарисе есть хоть один человек, который мог бы более точно оценить ценность этого материала, я понятия не имею, кем еще он может быть. Вот почему я решил оставить это тебе... и чтобы ты знал о причинах, по которым я не могу точно сказать, откуда они взялись или кто доставил их нам. Доверяю твоему благоразумию и знаю, что ты будешь обращаться с ними с исключительной осторожностью. И, - Стейнейр спокойно посмотрел в глаза Уэйв-Тандера, - знаю, что ты не скажешь ни одной живой душе, где ты их взял, пока я не дам тебе на это разрешения.
   Барон хотел возразить, но, увидев это, понял, что упражнение бесполезно. И тот факт, что Стейнейр доверял ему настолько, чтобы вручить ему нечто подобное, означал, что немыслимо, чтобы он нарушил это доверие.
   - Хорошо, - снова сказал он. - Даю тебе мое слово в этом отношении. Но при одном условии, Мейкел!
   - И что это за условие?
   - Если с тобой что-то случится - не дай Бог - тогда я поступлю так, что, по моему мнению, будет лучше всего с этими доказательствами. - Уэйв-Тандер выдержал взгляд Стейнейра так же спокойно, как только что выдержал его архиепископ. - Я сделаю все возможное, чтобы защитить твой источник, кем бы он ни был, и буду настолько осторожен, насколько смогу. Но не предприму что-то подобное без понимания того, что потребуют мои собственные обязанности и ответственность при решении, что с этим делать, если тебя больше не будет рядом, чтобы переговорить. Это понятно?
   - Конечно, - просто сказал Стейнейр.
   - Хорошо.
   Последовало несколько мгновений тишины, а затем Уэйв-Тандер тихо фыркнул.
   - Что? - спросил архиепископ.
   - Ну, мне просто пришло в голову спросить, не собираешься ли ты рассказать об этом Кэйлебу и Шарлиэн?
   - Ни в коей мере не спешу это делать, - криво усмехнулся Стейнейр. - Уверен, что они будут уважать обязанности моего офиса. Однако это не то же самое, что сказать, что они были бы этому рады. Так что, если ты не против, я просто оставлю этого спящего дракона лежать дальше.
   - На самом деле, - криво улыбнулся Уэйв-Тандер, - думаю, что это, возможно, лучшая идея, которую я слышал за весь вечер!
  
   .VI.
   Церковь святой Кэтрин, Кэндлмейкер-лейн, город Мэнчир, княжество Корисанда
  
   Людей было гораздо больше, чем отец Тиман Хасканс привык видеть в своей церкви каждую среду.
   Церковь святой Кэтрин всегда была переполнена, особенно во время поздней мессы. И он это знал (хотя и старался изо всех сил избегать чувства чрезмерного удовлетворения), особенно когда он служил на этой службе, а не на утренней мессе, которую он предпочитал на самом деле. Писание предписывало всем людям смирение. Отец Тиман усердно старался помнить об этом, но ему не всегда удавалось это сделать. Он был таким же смертным и подверженным ошибкам, как и любой другой человек, и количество присутствовавших прихожан, когда доска с расписанием у церкви святой Кэтрин объявила, что он будет проповедовать в эту среду, иногда трогало его грехом гордыни. Он изо всех сил старался отбросить эту неприличную эмоцию в сторону, но было бы нечестно притворяться, что ему всегда это удавалось. Особенно когда один из его прихожан сказал ему, что слышал, как одну из его проповедей цитировал кто-то из другой церкви.
   И все же этим утром, когда он стоял перед алтарем, прямо за ограждением святилища, слушая хор за спиной и глядя на переполненные скамьи и толпу, собравшуюся у внешней стены святой Кэтрин, он чувствовал себя более встревоженным, чем когда-либо за последние десятилетия. Не потому, что у него были какие-то сомнения относительно того, что он собирался сказать - хотя он и не ожидал, что эта проповедь будет, мягко говоря, безумно популярна во всех кварталах города, - а потому, что он наконец собирался это сказать. За эти годы его достаточно часто заставляли молчать, предупреждали гораздо чаще, чем ему хотелось бы, о том, чтобы держать рот на замке по определенным темам, и вызывали на ковер всякий раз, когда он слишком близко подходил к этим ограничениям.
   И теперь, когда ты наконец-то сможешь говорить от чистого сердца, Тиман, по крайней мере половина твоей аудитории решит, что ты проклятый Шан-вей предатель, заискивающий перед оккупантами!
   Он почувствовал, что его лицо пытается скорчить гримасу, но снова разгладил это выражение с легкостью долгой практики. В свои пятьдесят шесть лет он более десяти лет занимал кафедру святой Кэтрин. Он совсем не был каким-то недавно рукоположенным младшим священником и хорошо знал, как не стоит демонстрировать что-либо, что могло быть неверно истолковано даже самыми изобретательными как неуверенность или нерешительность. Только не за кафедрой. Там он говорил собственным голосом Бога, по крайней мере, теоретически. По большому счету, Хасканс всегда был уверен, что Бог даст ему нужные слова, но он также должен был признать, что бывали времена, когда ему было трудно услышать голос Бога за посланием Церкви.
   На этот раз, по крайней мере, у него не было этой конкретной проблемы. Конечно, как предупреждало само Писание более чем в одном отрывке, донесение Божьего послания не всегда было лучшим способом завоевать популярность среди детей Божьих. У людей была склонность решать, что Бог должен быть достаточно умен, чтобы согласиться с ними... и игнорировать все, что Он мог бы сказать по какому-либо вопросу, если это не согласуется с ними. На самом деле, иногда посланнику везло, если все, что они делали, - это игнорировали его.
   По крайней мере, архиепископ Клейрмант и епископ Кейси пообещали ему свою поддержку, если - когда - дела пойдут плохо. Это сильно отличалось от отношения епископа-исполнителя Томиса к этому конкретному вопросу, хотя Хаскансу еще не совсем было ясно, кто их поддержит. Новый архиепископ и новый епископ Мэнчира уже достаточно наделали шума, и он подозревал, что будет более чем достаточно уродства, прежде чем они снова благополучно доберутся до порта.
   Предполагая, что они это сделают.
   Что, когда он теперь подумал об этом, было еще одной вещью, относительно которой Писание никогда не обещало, что она всегда будет происходить.
   Хор приблизился к концу благодарственного гимна, и Хасканс поднял правую руку и нарисовал скипетр Лэнгхорна.
   - Воспряньте духом, дети мои.
   Знакомые, любимые слова литургии слетели с его языка, когда последняя нота органа последовала за голосами хора в тишине. Простое предписание прозвучало тихо в этой тишине, и все же он почувствовал, как его утешение, как всегда, укрепило его голос.
   - Мы возносим наши сердца к Господу и архангелам, которые являются Его слугами.
   Массированный ответ прогрохотал в унисон, заполняя древнюю церковь, отражаясь от почерневших от времени балок над головой.
   - Давайте теперь возблагодарим Бога, который создал нас, и Лэнгхорна, который был, есть и всегда будет его слугой, - сказал он.
   - Это достойно и правильно.
   Все эти присутствующие голоса придавали ответу дополнительную силу, но в этой силе было нечто большее, чем простые цифры. Формальный ответ нес в себе пыл, говорил о потребности, которая выходила далеко за рамки обычного комфорта и общения массы. Это были уже не просто слова заезженной, возможно, чересчур знакомой литургии. На этот раз, сегодня, в этой церкви люди, стоявшие за этим ответом, осознали себя детьми Божьими в мире, плавающем по пресловутому морю проблем. Они были напуганы и обратились - как всегда - к Матери-Церкви и ее духовенству за утешением и руководством.
   - Вполне уместно, правильно и наш священный долг, чтобы мы всегда и во всех местах благодарили Тебя, о Господь, Творец и Строитель Вселенной, Вечный Бог. Поэтому, вместе с архангелом Лэнгхорном и архангелом Бедар, и всей благословенной компанией архангелов, мы восхваляем и возвеличиваем Твое славное Имя; вечно восхваляя Тебя и говоря...
   - Свят, свят, свят, - ответили собравшиеся, их голоса слились и окутали его собственный голос в их объединенном величии, - Господь Бог Саваоф, небо и земля полны Твоей славы: Слава Тебе, Господи Всевышний. Аминь.
   - Аминь, - тихо закончил Хасканс в тишине после этих многочисленных голосов и улыбнулся, когда спокойствие его призвания снова нахлынуло на него.
   Все в порядке, - подумал он. - Что бы ни случилось, куда бы это ни привело, все в порядке, пока Ты идешь со мной.
   - Садитесь, дети мои, - пригласил он, и по всей церкви зашаркали ноги и зашуршала одежда, когда те, кто садился на скамьи, повиновались ему. Те, кто стоял у стены, не могли сесть, хотя он чувствовал, что многие из них прислонились спиной к прочной каменной кладке и древним деревянным панелям. И все же во многих отношениях расслабление прихожан было чисто физическим. Только расслабление мышц и сухожилий, чтобы умы и души могли еще полнее сосредоточиться на том, что должно было произойти.
   Он улыбнулся и подошел к кафедре, где открыл огромный экземпляр Священного Писания, ожидающий там. Массивный том был значительно старше самого Хасканса. На самом деле, он был подарен церкви святой Кэтрин в память о глубоко любимых матери и отце одной из немногих по-настоящему богатых семей прихода за три года до рождения его собственного отца, и даже тогда он, вероятно, стоил почти вдвое больше годового дохода Хасканса. Это было одно из сокровищ святой Кэтрин - не тиражный экземпляр, а красивое издание, написанное от руки, с подсвеченными заглавными буквами и великолепными иллюстрациями, заполняющими поля и стекающими по желобам между столбцами слов. Аромат свечного воска и благовоний глубоко въелся в украшенную драгоценными камнями обложку и тяжелые, кремовые, с богатой текстурой страницы. Когда он открыл книгу, этот аромат поднялся до Хасканса, как само благоухание Бога, и он глубоко втянул его в легкие, прежде чем снова взглянуть на ожидающую паству.
   - Сегодняшнее Писание взято из пятой главы Книги Бедар, начиная с девятнадцатого стиха, - сказал он этому морю лиц и получил от этого некоторое дополнительное утешение. Возможно, это было добрым предзнаменованием, что текст в эту среду был взят из книги патронессы его собственного ордена.
   - Вот, - прочитал он, - я скажу вам великую истину, достойную всех людей и священную для Господа. Услышьте это и внимайте, ибо в Последний день от вас потребуют отчета. Церковь создана Богом и Законом Лэнгхорна, чтобы быть хранителем и учителем человеческих душ. Она не была предназначена служить воле человека или подчиняться его тщеславным амбициям. Она была создана не для того, чтобы прославлять человека или быть использованной человеком. Ей была дана жизнь не для того, чтобы этой жизнью можно было злоупотреблять. Она - великий маяк, собственный Божий светильник, установленный на могучем холме в Зионе, чтобы быть отражателем Его величия и силы, чтобы она могла дать свой Свет всему миру и отогнать тени Тьмы. Убедись, что ты держишь дымоход этой лампы чистым и святым, светлым и незамутненным, без загрязнений или пятен. Вспомни Закон, данный тебе, волю Божью, которая приведет тебя к Нему в безопасности в последний, предельный конец времен. Охраняй ее всегда, сохраняй верность Писанию, и все будет хорошо с тобой, и с твоими детьми, и с детьми твоих детей, до последнего поколения, когда ты увидишь Его и Нас, Его слуг, лицом к лицу в истинном Свете, которому не будет конца.
   Он поднял глаза в тишину, которая внезапно стала гораздо более напряженной, чем была, и улыбнулся.
   - Это Слово Божье для Детей Божьих, - сказал он им.
   - Благодарение Богу и архангелам, которые являются его слугами, - ответили прихожане, и он закрыл Писание, сложил руки на успокаивающем авторитете этой могущественной книги и повернулся к ним лицом.
   Его прежний страх, его прежняя тревога исчезли. Он знал, что они объявятся, потому что он был простым смертным, а не одним из архангелов, вернувшихся в Сэйфхолд. И все же сейчас, в этот день, он наконец был свободен, чтобы передать послание, которое так долго горело в его сердце. Послание, которое, как он знал, горело в сердцах гораздо большего числа Божьих священников, чем могли когда-либо подозревать те, кто носил оранжевую форму викария.
   - Дети мои, - начал он глубоким, звучным голосом, - нам не дано жить в спокойные времена. Если, конечно, у вас нет несколько иного определения "спокойного", чем я смог найти в любом из моих словарей!
   Его улыбка стала шире, и глубокий шепот веселья - почти, но не совсем смех - пронесся по церкви. Он дорожил этим, но затем позволил своей улыбке исчезнуть, сменившись более мрачным выражением лица, и покачал головой.
   - Нет, - сказал он тогда. - Не спокойные. Не мирные. И настолько пугающие. И давайте будем честны друг с другом, дети мои. Это пугающие времена, и не только для нас самих. Какой отец не старается изо всех сил, чтобы его дети были сыты и в безопасности? Какая мать не отдаст все, что у нее есть, чтобы уберечь своих детей от вреда? Чтобы прогнать тени кошмара и дурного сна? Чтобы залечить все душевные раны, а также поцарапанные колени и ободранные пальцы ног в детстве? Все, что есть внутри нас, взывает к тому, чтобы уберечь их от опасности. Чтобы защитить их. Охранять их и держать любую угрозу далеко-далеко от тех, кого мы любим.
   Тишина в церкви была глубокой, и он медленно повернул голову, окидывая взглядом прихожан, вступая в прямой контакт с как можно большим количеством других глаз.
   - Задача Матери-Церкви также состоит в том, чтобы уберечь всех своих детей от вреда, - сказал он им. - Мать-Церковь - это крепость детей Божьих, воздвигнутая и поставленная архангелами, чтобы быть Божьим слугой в мире, утвержденным как великий учитель для своего народа. И поэтому во времена опасности - во времена эпидемии, смуты, шторма, пожара и землетрясения... и войны - дети Божьи обращаются к Святой Церкви Божьей, как ребенок ищет объятий своего отца во время бури, объятий своей матери, когда кошмар правит его ночью. Она - наш дом, наше убежище, наш пробный камень в мире, слишком часто искаженном насилием, жестокостью и амбициями людей. Как говорит нам сама Святая Бедар, она - великий светильник, установленный высоко на холме, освещающий всех нас, поскольку она освещает каждый дюйм Божьего творения отражением Его святого Света.
   Он снова сделал паузу, чувствуя их, чувствуя тяжесть в их глазах, когда его слова нахлынули на них, и глубоко вздохнул.
   - Это одно из тех времен смятения и войны, - тихо сказал он. - В наше княжество вторглись. Наш князь лежит убитый, и его сын и наследник вместе с ним. Мы были оккупированы иностранной армией, и духовенство чужой церкви - раскольнической церкви, отделившейся и обособившейся от Матери-Церкви, находящейся в состоянии войны с Матерью-Церковью - пришло к нам с пугающими, еретическими словами. Тысячи наших отцов, сыновей и братьев были убиты в битве при проливе Даркос или пали в бою здесь, защищая свою собственную землю, свои собственные дома. И когда мы смотрим на эту волну катастроф, на эту барабанную дробь бедствий, мы взываем к Богу, к архангелам - к Матери-Церкви - ища обещанного руководства и защиты, умоляя о внутреннем озарении, которое приведет всех нас к Свету посреди такой Тьмы. Позвольте нам разобраться в этом хаосе и каким-то образом найти голос Бога среди грома.
   - Я знаю, что в этом княжестве, в этом самом городе есть много людей, которые призывают нас подняться в справедливом сопротивлении, бросая вызов окружающим нас иностранным мечам и штыкам. Сбросить цепи и бесчестье угнетения. И я знаю, что многие из вас, дети мои, раздираемы, напуганы и сбиты с толку зрелищем того, как собственное священство Матери-Церкви раскалывается, распадается на противоположные фракции. На фракции, осуждаемые - и осуждающие друг друга - как предатели, еретики, отступники. "Богохульник!" - кричат одни, и другие отвечают "Растлитель невинности!", и когда пастухи нападают друг на друга, где овцы найдут истину?
   Он разжал руки и очень, очень нежно, благоговейно погладил огромную книгу, лежащую перед ним закрытой.
   - Вот, дети мои.
   Он говорил так тихо, что тем, кто находился дальше всех от кафедры, приходилось напрягаться, чтобы расслышать его, но все равно его великолепно натренированный голос звучал отчетливо.
   - Здесь, - повторил он. - В этой Книге. В слове Самого Бога и архангелов, которых Он послал в Свой мир, чтобы совершать Свою работу и нести нам Свой Закон. Вот где мы найдем истину.
   - И все же, - его голос немного окреп, немного прибавил властности, - как и предупреждал нас сам Лэнгхорн, правду не всегда приятно слышать. Истина не всегда приходит к нам в том обличье, которое мы бы предпочли. Она не всегда говорит нам о том, что мы были правы, что, должно быть, ошибся кто-то другой, и она не всегда безопасна. Она требует многого и не терпит самообмана. Если мы упадем с дерева, истиной может быть ушиб, или растяжение, или перелом конечности... или шеи. Если мы не прислушиваемся к слову Божьему в мирное время, если мы игнорируем Его истину во времена спокойствия, тогда мы должны изучать ее во время бури. Он пошлет Свою истину в любой форме, в какой Он должен, чтобы заставить нас - Его упрямых, своевольных, эгоцентричных детей - услышать ее, и эта форма может включать иностранные военные корабли, иностранные мечи и штыки и даже "еретических" священников, навязанных нам на острие меча иностранными правителями.
   Тишина была такой же глубокой, такой же внимательной, как всегда, но она тоже изменилась. Она была... жестче, напряженнее. Он был осмотрителен и насторожен, затаив дыхание, как будто люди, стоявшие за этой тишиной, знали, что он собирается сказать что-то, чего ему никогда раньше не разрешали говорить.
   - Святая Бедар говорит нам в сегодняшнем Священном Писании, что Мать-Церковь не является слугой Человека. Что она не должна быть извращена и использована для тщеславных, продажных амбиций этого мира. Что она должна быть сохранена без единого пятнышка или порока. Мы не хотим верить, что она когда-либо могла быть кем-то другим. Что Бог когда-либо позволит Своей Церкви впасть во зло. Позволит Его великому светильнику стать источником не света, а Тьмы. Мы кричим в гневе, если кто-нибудь осмеливается сказать нам, что наши желания напрасны. Мы клеймим тех, кто говорит нам, что такие вещи могут случиться с Матерью-Церковью, всеми мерзкими ярлыками, которые мы можем придумать - богохульник, еретик, отступник, отлученный от церкви, проклятый Богом, слуга Тьмы, отродье Шан-вей, дитя зла... список можно продолжать вечно. И все же, как бы это ни огорчало меня, как бы горько ни плакало мое сердце внутри меня, это не "еретики" лгали нам. Не Церковь Чариса стала служанкой Шан-вей.
   - Это Мать-Церковь.
   Глубокий, хриплый, невнятный звук протеста прокатился по собранию. Он был пронзителен, наполнен болью, и все же никто из слушавших его не нашел слов, чтобы придать этому протесту содержание и форму. Никто не закричал в ответ. И эта неудача, тот факт, что протест был зачаточным, неоформленным - крик горя, а не отрицания - многое рассказал Тиману Хаскансу об овцах его стада.
   Слезы жгли его глаза, когда он чувствовал противоречивые волны, захлестывающие сердца его прихожан. Когда он осознал их печаль, страх не просто перед тем, что он уже изложил перед ними, но и перед тем, что, как они чувствовали, еще впереди, и глубокий душевный страх, который был предвестником принятия.
   - Я не единственный из священников Матери-Церкви, кто жаждал воззвать против ее угнетения, - сказал он им. - Не единственный из ее любящих детей, чьи глаза видели, как разложение растет и гноится в самом ее сердце. Нас больше, чем вы, возможно, когда-либо догадывались, и все же нам было приказано хранить молчание. Чтобы никому не говорить, что мы видели, как растут пятна, дымоход ее лампы покрылся грязью. Притворяться, что мы не видели, как мирская власть, богатство, пышность и светская слава князей становятся более важными для тех, кому поручено сохранять ее в безопасности и чистоте, чем их собственный долг перед Богом и архангелами.
   Его голос повысился, постепенно набирая силу, тронутый обличительной силой провидца, и его темные глаза вспыхнули.
   - Нам было велено - мне было велено - молчать обо всех этих вещах, но я больше не буду молчать. Я открою рот и скажу вам, да. Да! Дети мои, я видел все это, и мои глаза, обострившиеся от горя и разочарования, утратили иллюзии. Я видел зло, скрывающееся под маской справедливости Матери-Церкви. Я видел людей, призванных к оранжевому, которые отвернулись от истинного послания Божьего, отдали свои сердца не Богу, а своей собственной власти и амбициям. Я видел ее пленение, и слышал ее крики о помощи, и горевал о ее неволе в темные ночные часы, как и другие, и наши сердца тяжелы, как камни, ибо если она может дать приют разложению, то, несомненно, все может. Если она не является доказательством против зла, тогда, конечно, ничего нет, и у нас нет надежды. Никакой помощи нам, ибо мы не выполнили великого поручения святой Бедар, и собственная Божья Церковь была осквернена. Сама Мать-Церковь стала вратами зла, порталом для темного яда души Шан-вей, и мы - мы, дети мои! - те, кто позволил произойти этому ужасному, ужасному превращению. Своим молчанием, своим согласием, своей трусостью мы стали сообщниками ее осквернителей и ни на секунду не сомневаемся, что в конце концов нас призовут к ответу за наши самые тяжкие ошибки!
   - И все же...
   Его голос затих в тишине, и он позволил этой тишине задержаться. Пусть она нарастает и тяжело нависает, наполняя святую Кэтрин, как какая-то пульсирующая грозовая туча, беременная самим Ракураи Бога. И затем, наконец, спустя крошечную вечность, он заговорил снова.
   - О, да, дети мои... и все же. Великое "и все же". Великолепное "и все же"! Потому что, в конце концов, Бог снова послал нам надежду. Отправил его в самом невероятном обличье из всех. В словах "отступника", в разделении "раскольников" и в учениях "еретиков". Знаю, как многие из вас должны быть потрясены, услышав это, как смущены. Как испуганы. И все же, когда я изучаю доктрину этой "Церкви Чариса", я не нахожу в ней никакого зла. Я нахожу гнев. Я нахожу восстание. Я нахожу осуждение и неповиновение. Но ничего из этого, дети мои, - ничего из этого! - я не нахожу направленным против Бога. Или против Писания. Или против того, чем Мать-Церковь была предназначена быть и, с Божьей помощью, однажды снова станет!
   - Я не говорю, что Империя Чарис пришла к нашим берегам исключительно из любви, которую все дети Божьи призваны разделять друг с другом. Не буду говорить вам, что мирские амбиции, соперничество князей, ссорящихся из-за безделушек и иллюзии власти, не сыграли никакой роли в том, что здесь произошло... или в том, что произошло в проливе Даркос, когда продажные люди в Зионе послали наших сыновей и братьев уничтожить тех, кто осмелился отвергнуть их собственную коррупцию. Люди есть люди. Они смертны, подвержены ошибкам, несовершенны, подвержены амбициям и ненависти этого мира. Они и есть все это. И все же, несмотря на это, они живут в Божьем мире, и Бог может - и будет - использовать даже их слабости для Своей великой цели. И когда я смотрю на Его мир, когда я размышляю над Его словом, - снова руки нежно погладили лежащую перед ним великую книгу, - я вижу, что Он делает именно это. Я говорю вам сейчас, и ни один "иностранный еретик" не вложил слова в мои уста, то, что Церковь Чариса говорит вам о коррупции, упадке, зле "храмовой четверки" и тех, кто служит их воле, - это собственная Божья правда, донесенная до нас в бурю войны, потому что во время спокойствия Божья Церковь не услышала бы Его. Люди в Зионе, люди, которые считают себя хозяевами Божьей Церкви, не пастухи, а волки. Они служат не Свету, а самой глубокой, самой черной Тьме. И они не хранители человеческих душ, а враги Самого Бога, выпущенные на свободу, чтобы навлечь гибель Шан-вей на всех нас... если только те, кто действительно служит Свету, не остановят их и не низвергнут полностью.
   - Божий меч был выпущен в мир, дети мои. Нам суждено жить в тени этого меча, и каждый из нас должен решить, где мы будем стоять, когда Его истина потребует от нас отчета. Этот выбор стоит перед каждым из нас. Мы игнорируем его на свой страх и риск, ибо те, кто не решат встать на сторону Света, в свое время окажутся отданными Тьме. Я умоляю вас, когда вы столкнетесь с этим смутным временем, выбирайте. Выбирайте! Встаньте на сторону Бога, поскольку Бог дает вам силу видеть это, и приготовьтесь к грядущему более великому и суровому испытанию.
   ***
   Мерлин Этроуз встряхнулся и открыл глаза, позволяя изображениям, записанным крошечными датчиками, установленными внутри церкви святой Кэтрин, ускользнуть от него. Он сидел в своем кресле в Черейте, за тысячи миль от Мэнчира, ощущая вокруг себя сонную тишину дворца, и что-то глубоко внутри его сердца из молициркона, казалось, билось в тесной клетке из синтетических композитов его груди.
   Сила и страсть проповеди Тимана Хасканса эхом отозвались в нем, движимые личной, горячей верой этого человека. Часть Мерлина даже сейчас хотела высмеять и опровергнуть эту веру, потому что, в отличие от Хасканса, он знал ложь, на которой она зиждилась. Он знал, какой на самом деле была Адоре Бедар. Знал, что во многих отношениях Жэспар Клинтан и Замсин Тринейр были намного, намного ближе к Эрику Лэнгхорну, чем когда-либо мог быть кто-то вроде Мейкела Стейнейра. Он страстно желал - страстно желал с глубиной и силой, которые шокировали его больше, чем немного, даже сейчас, - ненавидеть Тимана Хасканса за поклонение массовым убийцам, таким как Бедар и Лэнгхорн.
   И все же он не мог. Он буквально не мог этого сделать и криво улыбнулся, размышляя о возвышенной иронии всего этого. Адоре Бедар была лично ответственна за промывание мозгов каждому колонисту, высаженному на планете Сэйфхолд, заставив его поверить, что он или она были созданы, наделены дыханием самой жизни, в тот самый момент, когда их глаза впервые открылись на этот мир. Она построила всю эту ложь, кирпичик за кирпичиком. Каждое слово "Книги Бедар", независимо от того, действительно ли она написала ее сама или ее просто приписали ей после ее собственной смерти, было посвящено поддержке этой лжи, укреплению принудительного здания церковной тирании.
   И все же, несмотря на все это, именно орден Бедар - такие люди, как Тиман Хасканс, как Мейкел Стейнейр, - были во главе реформистского движения. Которое настаивало на том, чтобы взять слова Адоре Бедар и фактически применить их. Настаивало на привлечении к ответственности тех, кто развратил церковную власть.
   Мерлин Этроуз не собирался совершать ошибку, предполагая, что любой, кто поддерживал Церковь Чариса, автоматически поддерживал и Чарисийскую империю. Мир - и работа человеческого сердца - были слишком сложны, слишком разнообразны, чтобы управляться таким простым параллелизмом. Тем не менее, Мерлин также знал, благодаря уникальной перспективе, которую ему предоставили его снарки, что гнев против коррупции храмовой четверки никогда не ограничивался исключительно королевством Чарис. Даже он не смог в полной мере оценить силу этого гнева, когда он бурлил под спудом, поскольку принудительная власть Церкви - и особенно инквизиции - удерживала его под поверхностью. Невидимо и неслышимо, где не разрешалось оспаривать авторитет и власть тех, кто сделал себя хозяевами Церкви.
   Были и другие, подобные Хаскансу. Мерлин знал это с самого начала этой борьбы. Он никогда не сомневался, что они потребуют права высказывать свое мнение и свои сердца и в том, что касается Церкви Чарис, но он знал, что они осознают зло, которое постигло Храм. Он надеялся, что они обретут свой голос, когда удушающая рука инквизиции будет снята с их уст, и он был глубоко доволен, когда имя Тимана Хасканса возглавило список подтвержденных приходских священников в первом провозглашении Клейрманта Гейрлинга архиепископом Корисанды. Осознавал ли это сам Хасканс или нет, снарки Мерлина давным-давно открыли ему, что настоятель церкви святой Кэтрин был одним из самых уважаемых священников во всем Мэнчире. И на это была причина, причина, по которой Хасканс заслуживал то уважение, которое ему оказывали миряне столицы Корисанды, и не просто потому, что он был одаренным проповедником. Конечно, он был таким, но истинная причина, по которой его так уважали - даже любили - заключалась в том, что только самые слепые или циничные люди могли отрицать интеллект, честность и безграничную любовь, которые наполняли этого Божьего человека.
   Он тоже человек Божий, - подумал теперь Мерлин. - Отфильтрованный через призму Церкви Ожидания Господнего или нет, Хасканс действительно нашел свой собственный путь к Богу. Как он сам говорит, он не единственный священник в Корисанде, который видел коррупцию в Зионе, но, черт возьми, в Мэнчире нет другого человека, который мог бы увидеть это более ясно... или осудить это более бесстрашно. И если бы я когда-нибудь сомневался в том, что Бог действительно существует, то находка такого человека в церкви прямо посреди Мэнчира доказала бы, что он есть.
   Человек, который когда-то был Нимуэ Элбан, снова покачал головой, а затем, хотя ему больше никогда не понадобится кислород, сделал глубокий и очищающий вдох.
   - Хорошо, Сова, - пробормотал он. - Теперь давай посмотрим на съемку из Мэнчирского собора. Я сомневаюсь, что архиепископ Клейрмант сможет победить, но давай дадим ему шанс попробовать.
   - Конечно, лейтенант-коммандер, - послушно ответил далекий ИИ, и Мерлин снова закрыл глаза.
  
   .VII.
   Корабль его императорского величества "Сноу лизард", город Ю-Шей, провинция Швей, империя Харчонг
  
   - Добро пожаловать на борт, милорд.
   - Спасибо, капитан...? - ответил Филип Азгуд, приподняв бровь и отвечая на поклон коренастого бородатого мужчины в форме имперского харчонгского флота, который ждал его на внутреннем конце посадочного трапа.
   - Ютейн, мой господин. Капитан Горджа Ютейн, военно-морской флот его императорского величества, к вашим услугам. - Офицер снова поклонился, более низко, с тем особым изяществом, на которое, казалось, были способны только харчонгцы.
   - Спасибо, капитан Ютейн, - повторил граф Корис, принимая представление, и улыбнулся с искренней, хотя и усталой благодарностью.
   Это был не первый его визит в Ю-Шей, но в первый раз он не очень-то интересовался городом. Горожане его не беспокоили, но городская и провинциальная администрация обладали всеми признаками высокомерия и невыносимого чувства превосходства, присущего всем харчонгским бюрократам. Управлявшая империей постоянная бюрократия была высококвалифицированной. При правильной мотивации она могла совершать удивительные подвиги с поразительным мастерством и эффективностью. К сожалению, она была в равной степени коррумпирована, и это мастерство и эффективность, как правило, исчезали, как снег летом, когда не предлагались надлежащие "спонтанные дары". Тот факт, что тогда он и его высокопоставленные подопечные были не более чем политическими беглецами - и при этом беглецами, которые находились очень, очень далеко от дома, - означал, что местные чиновники ожидали значительно более щедрых "даров", чем обычно, и у Филипа Азгуда было органическое возражение против такого давления.
   Однако этот капитан Ютейн снова был чем-то другим. Корис узнал тип, который он достаточно часто видел дома, в Корисанде, - профессиональный моряк, за плечами которого было немало лет тяжелой морской службы, и у него явно не хватало терпения по отношению к бюрократам, которые с первого же захода вымогали у графа все, что могли. Корис сомневался, что Ютейн отвернется от возможности получить несколько дополнительных марок здесь или там. Возможно, он даже не был полностью выше небольшой разумной контрабанды - или, во всяком случае, выше того, чтобы смотреть в другую сторону, пока кто-то другой занимался контрабандой. Но любая продажность с его стороны была бы не более чем поверхностной, если только Корис не ошибся в своей догадке, а его компетентность - и его собственная уверенность в этой компетентности - были очевидны.
   Это было хорошо, и проблеск юмора, который граф, казалось, заметил в глазах Ютейна, был еще одним хорошим знаком. Если Корис не ошибался, капитану Ютейну понадобится хорошее чувство юмора - и вся эта компетентность - в ближайшие несколько пятидневок. Ледяной ветер был достаточно резким здесь, у доков, в укрытии волнорезов и прибрежных зданий. Он должен был также стать намного оживленнее, как только они выйдут из порта. Была причина, по которой путешествие на галере через залив Долар в разгар зимы в Уэст-Хэйвене не предвещало ничего хорошего. И то, что ждало его после прибытия в порт Фейрсток, в имперской провинции Мэйлэнсат, обещало быть еще менее приятным, чем эта часть.
   Корис прекрасно понимал это, и все же после более чем месячного путешествия попеременно в каретах и верхом мысль о том, чтобы провести три или четыре пятидневки на борту корабля, была определенно заманчивой. Палуба могла двигаться у него под ногами, возможно, довольно сильно, по крайней мере один раз во время путешествия. Но Филип Азгуд родился и вырос в островном княжестве. Он рано обнаружил, что на самом деле был очень хорошим моряком... и он только что в очередной раз убедительно доказал, что не был хорошим наездником. На самом деле, ему потребовалось все свое самообладание, чтобы удержаться от того, чтобы размять свой ноющий зад.
   - Могу сказать, что до сих пор у вас было не очень спокойное путешествие, милорд, если вы извините меня за мои слова, - заметил Ютейн, карие глаза слегка блеснули, когда он взглянул на покрытые грязью сапоги Кориса и слегка кривоногую позу. - "Сноу лизард" - не совсем круизное судно, и боюсь, что в это время года оно, скорее всего, тоже оправдает свое имя, как только мы покинем сушу. Но мы не отплывем до завтрашнего утреннего прилива, так что, даже если вы захотите уложить свой багаж на борт, то сможете хотя бы одну ночь неплохо выспаться на земле. Если уж на то пошло, - он мотнул головой в сторону освещенных фонарями окон таверны в конце пристани, - "Медный чайник" предлагает хороший стол, и к нему на заднем дворе пристроена приличная баня. Человек, который провел последние несколько пятидневок в седле, возможно, думает, что хорошая, горячая, дымящаяся ванна была бы лучшим способом начать свой вечер.
   - Действительно, я мог бы, капитан, - согласился Корис с улыбкой, которая была еще более благодарной, и оглянулся через плечо на такого же измученного путешествием слугу, следовавшего за ним по пятам.
   Роб Сиблэнкит был высоким, худощавым человеком, вероятно, около пятидесяти лет, с сутулыми плечами, каштановыми волосами, темными глазами и окладистой, но аккуратно подстриженной бородой. Он также мог похвастаться длинным носом и обычно угрюмым выражением лица. Честно говоря, он выглядел как человек, склонный к навязчивому беспокойству, от которого никто никогда не слышал шуток, но он был компетентным, хотя иногда и чрезмерно суетливым камердинером, а также был корисандцем. Это не было второстепенным соображением, когда Корис нанял его после того, как капитан Жоэл Харис благополучно доставил графа и двух его подопечных княжеского рода в Ю-Шей при их первом визите в город по пути в Делфирак. Учитывая их скромное прикрытие, не было и речи о том, чтобы взять слуг с собой на борт тесной торговой галеры "Уинг", и Корис по нескольким причинам был рад нанять Сиблэнкита, когда того отыскало харчонгское агентство по найму. Акцент этого человека был утешительным напоминанием о доме, и его компетентность - не только в одной области - была более чем желанной в течение долгих, утомительных пятидневок с тех пор, как Корис взял его в услужение.
   - Да, милорд? - спросил теперь Сиблэнкит, правильно истолковав взгляд своего работодателя.
   - Думаю, что совет капитана Ютейна превосходен, - сказал Корис. - Я полностью намерен воспользоваться той горячей ванной, о которой он только что упомянул. Почему бы тебе не пойти дальше и не погрузить наш багаж на борт? Если у меня есть сухая смена одежды, распакуй ее и отнеси в... "Медный чайник", не так ли, капитан? - Ютейн кивнул, и Корис снова повернулся к Сиблэнкиту. - Принеси ее, чтобы мне было что надеть, и если кухня выглядит так хорошо, как описывает капитан Ютейн, приготовь для меня ужин.
   - Конечно, милорд.
   - И не забудь о себе тоже, - предупредил Корис, подняв указательный палец и помахав им в направлении камердинера. - Полагаю, ты так же замерз, как и я, и уверен, что у них есть не одна ванна.
   - Да, мой господин. Спасибо вам!
   Обычное выражение лица Сиблэнкита заметно посветлело, но Корис просто отмахнулся от его благодарности.
   - А теперь, капитан, - сказал граф, возвращая свое внимание к Ютейну, - пожалуйста, не сочтите меня грубым, но чем скорее я залезу в свою горячую ванну, тем лучше. И хотя уверен, что "Сноу лизард" - замечательно удачно найденное судно, я также собираюсь провести довольно много времени в качестве вашего гостя. Уверен, что у нас будет слишком много времени, чтобы узнать друг друга поближе на пути к Фейрстоку.
   ***
   Баня "Медного чайника" была обставлена просто, но хорошо построена и полностью оборудована. Корис провел почти час, погрузившись по шею, полузакрыв глаза в дремотном довольстве, пока горячая вода вымывала боль из его мышц. За последние несколько месяцев он провел больше времени верхом - или в одном из подпрыгивающих, раскачивающихся дилижансов, которые курсировали между почтовыми домами на более оживленных участках, - чем за все свое предыдущее существование, и он чувствовал каждую эту утомительную милю глубоко в своих костях. Справедливости ради, главные дороги здесь, в Ховарде, были спроектированы, построены и обслуживались гораздо лучше, чем когда-либо их подходящие аналоги в Корисанде. Широкие, вымощенные камнем, с хорошо продуманным дренажом и прочными мостами, они позволяли ему проходить в среднем чуть более ста миль в день. Он никогда не смог бы сделать этого на дорогах Корисанды, и, честно говоря, он даже жалел, что ему пришлось делать это на дорогах Ховарда. Тот факт, что это было возможно, не делал это чем-то отдаленно похожим на приятное, и пожизненное предпочтение графа морским путешествиям полностью подтвердилось в течение месяца с момента его отъезда из Тэлкиры.
   Конечно, это была легкая часть его предполагаемого путешествия, - невесело напомнил он себе, когда наконец вылез из воды и потянулся за полотенцем, которое грелось перед огромной изразцовой печью, отапливающей баню. - Залив Долар в октябре был примерно таким жалким участком морской воды, какой только можно было надеяться найти. И хотя у Кориса сложилось хорошее первоначальное впечатление о компетентности капитана Ютейна, "Сноу лизард" была галерой, а не галеоном. Она выглядела прилизанной, с малой осадкой и низкой посадкой... и опытному глазу графа было очевидно, что в морском путешествии она станет собственной сучкой Шан-вей.
   Предполагая, что они переживут переход через залив (на что были, по крайней мере, равные шансы, если капитан Ютейн окажется столь же опытным, каким его считал Корис), оставалась восхитительная перспектива еще тринадцати сотен миль сухопутного путешествия - на этот раз по глубоким ноябрьским снегам - только для того, чтобы достичь южных берегов озера Пей. А потом была еще более восхитительная перспектива четырехсотмильного путешествия по озеру. Которое, несомненно, замерзнет к тому времени, когда он туда доберется, что, в свою очередь, означало, что ему придется проделать всю поездку - о, радость! - на ледяной лодке.
   Этот опыт, он не сомневался, заставил бы "Сноу лизард" выглядеть точно так же, как прекрасный круизный корабль, которым, как заверил его Ютейн, галера не была.
   Хорошо, что тебе еще нет пятидесяти, Филип, - безрадостно сказал он себе, закончив вытираться полотенцем и потянувшись к бельевому ящику, который Сиблэнкит предусмотрительно поставил погреться перед плитой. - Ты, вероятно, выживешь. Хорошо, что ты заранее позаботился о том, чтобы твое завещание было в порядке, но ты, наверное, выживешь. По крайней мере, до тех пор, пока на самом деле не доберешься до Зиона.
   И в этом действительно была суть дела, не так ли? Что должно было произойти, когда он достигнет Зиона и Храма? Тот факт, что приказ о его вызове был подписан также великим инквизитором, а не только канцлером, не совсем успокоил его. Неудивительно, предположил он, поскольку он сильно сомневался, что это было предназначено для чего-то подобного. Тринейр и Клинтан никак не могли рассматривать Дейвина как нечто большее, чем потенциально полезную пешку. Когда-нибудь, если бы он, наконец, смог каким-то образом добраться до последнего ряда шахматной доски, он мог бы быть повышен - преобразован во что-то более ценное, чем сейчас. Но, если отвлечься от остального, Дейвин Дейкин был всего лишь очень маленьким мальчиком, и, по крайней мере, Клинтан ни на минуту не забывал, что пешки предназначены для жертвоприношения.
   Корис сделал все возможное, чтобы успокоить Айрис, и он слишком хорошо знал княжну, чтобы пытаться утешить ее ложью. По мнению графа, девочка была даже умнее, чем был ее отец, и не боялась использовать острый ум, данный ей Богом и архангелами. У нее была вся способность ее отца таить обиду, пока та не умрет от старости, а затем набить ее чучело и установить где-нибудь, где она могла бы регулярно любоваться ею, но - по крайней мере, до сих пор - она обычно проявляла достаточную осмотрительность в выборе того, какие обиды держать. Это вполне могло измениться - действительно, могло уже измениться - учитывая, как ее мир разлетелся вверх тормашками за последний год или около того, но, несмотря на ее молодость, она была такой же способной, как и сам Корис, когда дело доходило до чтения политического ветра, распознания грозовых туч, собирающихся вокруг ее младшего брата. Вот почему он сообщил ей абсолютную правду, когда сказал, что сомневается, что у храмовой четверки есть какие-либо ближайшие планы относительно того, как они могли бы наиболее выгодно использовать Дейвина. И все же рано или поздно у них появятся планы, и именно по этой причине они решили протащить его все эти тысячи миль зимой по материку.
   Когда придет время, они захотят быть уверенными, что Филип Азгуд понимает свое место. Распознает своих истинных хозяев, с ясным видением, незамутненным какой-либо затянувшейся, неуместной преданностью Дому Дейкин. Они намеревались подчеркнуть это ему... и увидеть его своими глазами, составить о нем собственное суждение. И если это решение окажется неблагоприятным, они отстранят его от должности опекуна Дейвина и Айрис. Если бы ему совершенно неоправданно повезло, он мог бы даже пережить отстранение, а не тихо и эффективно исчезнуть. В данный момент он дал бы шансы, о, по крайней мере, один к пятидесяти, что ему это удастся.
   Что ж, Филип, мой мальчик, - подумал он, надевая вышитую рубашку из шелка стального чертополоха, - тебе просто нужно будет убедиться, что у них сложится благоприятное мнение, не так ли? Это не должно быть так уж сложно. Не для такого опытного, коварного лжеца, как ты. Все, что тебе нужно сделать, это не дать никому из них подобраться достаточно близко, чтобы понять, что ты на самом деле думаешь. Насколько это может быть трудно?
   ***
   - Мне пора возвращаться в "Медный чайник", - сказал Робейр Сиблэнкит. - Он наверняка уже закончил принимать ванну. Он захочет свой ужин, и как только я его подам, он удивится, почему я не в бане. - Он поморщился. - Если уж на то пошло, я сам буду удивляться, почему не сижу в воде по шею!
   - Понимаю, - ответил человек по другую сторону шаткого стола в маленьком офисе портового склада.
   Офис не был ни особенно чистым, ни особенно теплым, и его крошечное окошко было так тщательно покрыто грязью, что никто не мог видеть сквозь него. Все это только делало его еще более подходящим для их целей.
   - Понимаю, - повторил другой мужчина, - и пока, по крайней мере, считаю, что мое начальство будет удовлетворено. В любом случае, не думаю, что кто-нибудь захочет дать вам какие-либо... более активные инструкции.
   - Надеюсь, что нет, - сказал Сиблэнкит с явным чувством. Другой мужчина выгнул бровь, и камердинер фыркнул. - Этот человек не дурак, отец. Я уверен во всем, что сообщил до сих пор, и думаю, что первоначальная оценка вашего "начальства" о его характере, вероятно, была не так уж ошибочна. Но я бы действительно предпочел, чтобы меня не просили делать ничего такого, что могло бы заставить его задуматься обо мне. Если он когда-нибудь поймет, что я сообщаю обо всем, что он делает, кому-то другому, он, скорее всего, предпримет что-нибудь решительное по этому поводу. Пожалуйста, не забывайте, что он был шпионом Гектора. Вы знаете - тот, кому докладывали все убийцы Гектора? - Сиблэнкит поморщился. - Корисандская разведка никогда не стеснялась сбрасывать тела подходящей массы в удобные озера или заливы - или болота, если уж на то пошло, - а мы вдвоем собираемся переплыть залив Долар зимой. Я вроде как хотел бы добраться до другой его стороны.
   - Как думаете, действительно вероятно, что он так отреагирует? - Другой мужчина на самом деле казался немного удивленным, - кисло заметил Сиблэнкит.
   - Не знаю, и если вам все равно, отец, предпочел бы не выяснять. Всегда возможно, что он проявил бы немного сдержанности, если бы выяснил, кто подсадил меня на него в последний раз, когда он был в Ю-Шее, но он также может этого не сделать. Если уж на то пошло, ему может быть все равно, кто это был.
   - Ну, мы не можем этого допустить! - Другой мужчина встал, поправляя свою пурпурную сутану с огненными знаками, и поднял правую руку, чтобы благословить скипетром Лэнгхорна. - Мои молитвы будут с тобой, сын мой, - торжественно сказал он.
   - О, спасибо вам, отец.
   Возможно, это было признаком того, насколько Сиблэнкит действительно был озабочен более непосредственной угрозой возможной реакции графа Кориса, что он позволил собственному раздражению окрасить свой тон. Или, возможно, дело было просто в том, как долго он знал другого мужчину. Возможно, он понял, что на самом деле это не так рискованно, как мог подумать кто-то другой.
   В конце концов, даже у одного из личных специалистов по устранению неполадок великого инквизитора могло быть чувство юмора, когда было высказано все остальное.
  
  
   НОЯБРЬ, Год божий 893
  
   .I.
   Императорский дворец, город Черейт, королевство Чисхолм, и
   КЕВ "Доун уинд", 54, плес Долфин
  
   - Что вы думаете о последних отчетах Мерлина и Совы о Корисанде, Мейкел? - спросила Шарлиэн.
   Они с Кэйлебом сидели в апартаментах принца Тимана, комнатах прямо по коридору от их собственных апартаментов, которые были преобразованы в объединенную библиотеку и кабинет. Тут не было отремонтированных полов с подогревом, как в их спальне, но была установлена совсем новая чугунная печь от металлургического завода Хаусмина, и угольный огонь в ее чреве излучал желанное тепло.
   - Вы оба видели те же изображения, что и я, из снарков Мерлина, - указал Мейкел Стейнейр поверх штекера в правом ухе. Его голос звучал удивительно ясно для кого-то, кто находился более чем в четырех тысячах миль полета виверны из Черейта. - А вы сами что думаете?
   - Нет, так не годится, - с усмешкой парировал Кэйлеб. - Мы спросили тебя первыми!
   - Харумпф! - Стейнейр сурово прочистил горло, и Шарлиэн ухмыльнулась своему мужу. Их контактные линзы принесли им изображение архиепископа, когда он сидел в своей корабельной каюте, глядя на море на закате, с Ардином, растянувшимся на коленях. Его собственные линзы тоже показали ему ее ухмылку, и он скорчил ей гримасу. Но затем он пожал плечами, и его тон стал более серьезным, когда он продолжил.
   - Что касается Церкви, я думаю, что мы были чрезвычайно благословлены Гейрлингом и - особенно - такими людьми, как отец Тиман, - сказал он очень трезво. - В ближайшее время мы не найдем никаких чарисийских "патриотов" в Корисанде, даже среди духовенства, но реформаторский элемент в иерархии Корисанды оказался гораздо сильнее, чем я смел надеяться до вторжения. И действительно хорошая новость, во многих отношениях, заключается в том, что многие из этих реформистов являются коренными жителями Корисанды, такими как отец Тиман. Это придает голосам разума корисандское лицо, и это будет невероятно ценно в будущем.
   - С более чисто политической точки зрения, - продолжил архиепископ, - я думаю, что генерал Чермин, Энвил-Рок и Тартариэн находятся в курсе событий настолько, насколько мы могли бы разумно пожелать, ваше величество. Это также мнение Бинжэймина, если уж на то пошло. В любом случае, никто из нас не видит, как кто-то мог бы работать лучше, учитывая обстоятельства убийства Гектора и тот факт, что во всей Корисанде, вероятно, найдется не более полудюжины людей - даже среди наиболее настроенных на реформы членов священства - которые думают, что за этим не стоял Кэйлеб.
   - Согласен, - сказал Кэйлеб с серьезным выражением лица. - Тем не менее, должен признать, что чувствовал бы себя намного лучше, если бы Братья позволили нам пойти дальше и полностью ввести Хоуила внутрь. Если бы мы могли дать кому-нибудь в Корисанде один из коммуникаторов Мерлина, я бы спал по ночам намного крепче.
   Шарлиэн кивнула, хотя, по правде говоря, она не была полностью уверена, что была бы за то, чтобы дать Хоуилу Чермину коммуникатор. Не то чтобы она хоть в малейшей степени сомневалась в лояльности, уме или умственной стойкости генерала морской пехоты. Нет, проблема заключалась в том, что, несмотря на искреннюю ненависть Чермина к храмовой четверке, он все еще верил - глубоко и полностью - в доктрину Церкви. Как и в случае с Рейджисом Йовансом и Мараком Сандирсом, просто не было возможности узнать, как он отреагирует, если они попытаются сказать ему правду.
   И это не значит, что они единственные, к кому это относится, - с несчастьем призналась она себе. - Или как будто они были единственными, кто мог бы быть намного более способными, если бы мы только осмелились рассказать им все, что знаем.
   К сожалению, они не смогли этого сделать, несмотря на возникшие трудности. Было достаточно плохо, что они не могли сказать Грей-Харбору, учитывая его положение действующего первого советника империи Чариса, но Сандирс, барон Грин-Маунтин, был, по крайней мере, не менее важен в свете его обязанностей первого советника королевства Чисхолм.
   Не говоря уже о том крошечном факте, что он мамин любовник (независимо от того, должна я это знать или нет) и человек, который научил меня всему, что я знаю о том, как быть королевой, - с сожалением подумала она. - Почему, о, почему два политических советника, на которых мы с Кэйлебом больше всего опираемся, не могли быть чуть менее честными... по крайней мере, в том, что касается Церкви?
   - Я сделал все возможное, чтобы успокоить Жона и остальных, ваша светлость, - сказал Стейнейр Кэйлебу немного насмешливым тоном. - И в интересах справедливости должен сказать, что они на самом деле стали гораздо более гибкими в одобрении дополнений к вашему внутреннему кругу. После столь долгой скупости с их одобрением - на протяжении стольких многих поколений Братьев, если разобраться, - это действительно весьма примечательно, если подумать об этом.
   - Согласен, - еще раз сказал Кэйлеб, признавая слегка резкий, но безошибочно предостерегающий тон своего архиепископа. - Согласен! И как бы это ни раздражало иногда, я должен признать, что чье-то торможение моих собственных случайных вспышек... чрезмерного энтузиазма, не совсем плохо. - Император скорчил гримасу. - Думаю, что все монархи склонны становиться жертвами целесообразности, если они не будут осторожны. И иногда я думаю, что остальные Братья, возможно, были правы, когда беспокоились о моем "юношеском нетерпении", пока обсуждали, рассказать ли мне об этом.
   - Не думаю, что зашел бы так далеко, - ответил Стейнейр. - В то же время, однако, не буду притворяться, что мне тоже не легче слышать, как ты это говоришь.
   - О, я взрослею, взрослею, - сухо заверил его Кэйлеб. - Вы знаете, наличие Мерлина и Шарли прямо здесь, под рукой, чтобы двинуть меня по голове, когда я теряю шляпу, как правило, дает такой эффект.
   - Может быть, так бы и было, если бы твой череп не был таким толстым, - сказала ему жена, улыбаясь и проводя пальцами по его волосам. Он улыбнулся ей в ответ, и она весело фыркнула. Но потом она откинулась на спинку своего стула и покачала головой.
   - По крайней мере, в том, что касается Корисанды, мы с тобой сейчас ближе к ней, чем Теллесберг, - отметила она вслух. - И даже с надводными участками семафор отсюда и туда - или отсюда до Эрейстора, если уж на то пошло, - сейчас работает на нас, а не на храмовую четверку. Из Черейта мы можем доставлять депеши в Мэнчир намного быстрее.
   - Это помогает, - согласился Кэйлеб. - На самом деле, что касается семафора, мы действительно находимся здесь в лучшем положении, чем в Теллесберге, поскольку Черейт намного ближе к нашему географическому центру. Однако это не то же самое, что быть там и самому следить за происходящим в Корисанде. И, если уж на то пошло, я не слишком рад тому, что мне пришлось отправлять их по суше через Зибедию, даже если мы лично проверили менеджеров семафора, - добавил он немного кисло.
   - Конечно, это не то же самое, что быть там, - признала она. С другой стороны, они оба знали, почему он все еще не был в Мэнчире, лично наблюдая за включением беспокойного княжества в империю. И полностью оставляя в стороне все личные причины, по которым она была рада, что он не был - включая ту, которая только начинала сказываться на ее фигуре, - хладнокровный политический расчет, который привел его "домой" в Черейт, казалось, оправдывался на практике. Шарлиэн не была настолько глупа, чтобы думать, что граф Энвил-Рок и граф Тартариэн навсегда закроют крышку над многочисленными и разнообразными кипящими обидами покоренного княжества. "Спонтанные" уличные демонстрации в Мэнчире - и довольно многие из них действительно были спонтанными, - признала она, полностью в соответствии с действиями таких людей, как Пейтрик Хейнри, - были зловещим признаком тяжелой погоды прямо за горизонтом. Но по рычанию Мерлина было очевидно, что если бы Кэйлеб остался в Корисанде, было бы еще хуже. По крайней мере, в отличие от Кэйлеба, Энвил-Рок и Тартариэн сами были корисандцами. И, по крайней мере, они управляли Корисандой (во всяком случае, официально) как регенты князя Дейвина, а не от имени иностранного завоевателя. Каждый все еще мог видеть этого иностранного завоевателя, скрывающегося прямо за (пустым) троном Дейвина, но это все еще давало им определенную степень легитимности в глазах корисандцев, которой вице-король генерал Чермин просто не мог наслаждаться сам.
   Конечно, это была его собственная банка с червями. И к тому же это была особенно извивающаяся банка.
   Хотела бы я не сочувствовать Айрис так сильно, как сочувствую, - невесело подумала она. - И знаю, что не могу позволить этому сочувствию влиять на меня. Но я также знаю, каково это - остаться после убитого отца. Точно знаю, что это может сделать с кем-то, и как бы сильно я ни ненавидела и не любила Гектора Дейкина, он был ее отцом. Она любила его, любила его так же сильно, как я любила своего, и она никогда не простит Кэйлеба за то, что его убили, так же как я никогда не прощала Гектора за то, что он заказал убийство моего отца.
   И, - размышляла она, - анализ разведывательного "сопровождения" Совы, как называет это Мерлин, помогает нам оценить, почему кто-то присоединился к сопротивлению. Я никогда не понимала, насколько это может быть ценно, пока он не указал на это. Знание того, что побуждает людей активно противостоять вам, невероятно полезно, когда дело доходит до оценки эффективности вашей политики. Или, во всяком случае, как другие люди воспринимают эту политику. И нам тоже не помешает возможность судить о характере ваших противников. Не все, кто присоединяется к таким людям, как Хейнри и Уэймин, принадлежат к одной корзине с ними. На другой стороне есть хорошие и порядочные люди - люди, которые искренне думают, что их поступки правильны, что Бог хочет, чтобы они поступали так. Достаточно трудно помнить об этом, даже имея доказательства прямо перед собой. Без этого я не думаю, что вообще смогла бы вспомнить, когда наступит время вынесения приговора.
   По крайней мере, эти усилия не отнимали у них столько времени, сколько могли бы. Теперь, когда Мерлин отладил процесс и запустил его, Сова регулярно назначал датчиков-паразитов каждому дополнительному активисту античарисийского сопротивления по мере его идентификации. На данный момент ни Мерлин, ни Кэйлеб, ни Шарлиэн не пытались отслеживать всех, кого добавляли в файлы. Если бы "фильтры", установленные Мерлином, выполняли свою работу, Сова идентифицировал бы любого важного корисандского церковника, дворянина или члена парламента, который пересекся с кем-либо из базы данных. В этот момент те, кто был вовлечен, будут доведены до сведения Мерлина и отмечены для более пристального наблюдения в будущем. Несколько наиболее важных (или, по крайней мере, более активных) уличных агитаторов также были добавлены в список "особого наблюдения", и Сова регулярно уведомлял Мерлина о любом новичке, который пересекал пути этих людей, независимо от ранга новичка. По большей части, однако, все, что они действительно делали, - это разрабатывали свой список активных противников и продолжали составлять карту медленно растущей, неуклонно усложняющейся организации, которую создавали эти оппоненты. И как ни тяжело было наблюдать, как она растет, когда они не могли пресечь ее в зародыше, никто из них не был настолько глуп, чтобы думать, что они могли бы предотвратить это в той или иной форме, что бы они ни делали.
   И рано или поздно мы также сможем разрушить их организацию, - подумала Шарлиэн. - На самом деле, рано или поздно нам придется это сделать, и не только в Мэнчире. - "Северный заговор" тоже будет в нашем маленьком списке. В конце концов, они предоставят нам доказательства, которые мы сможем использовать, как только мы "обнаружим это" более приемлемыми способами. И когда мы это сделаем, они поймут, насколько эффективны наши палачи.
   На самом деле она с нетерпением ждала этого дня.
   - Что ж, - сказала она, - по крайней мере, не похоже, что завтра утром Корисанда сгорит в огне. То, что ты направляешься с первым пастырским визитом как сюда, так и в Корисанду, тоже не повредит, Мейкел. И я полагаю, - ее голос стал немного самодовольным, несомненно, он стал самодовольным, - что, как только станет известно, что мы наконец собираемся произвести наследника, это расстроит некоторых людей, которых я могла бы упомянуть, почти так же сильно, как это успокоит всех наших людей.
   - О, уверен, что это так, - согласился Кэйлеб тоном глубокого удовлетворения. - Я уверен, что это так.
   - И Эмерэлд тоже, - сказал им обоим Стейнейр. - Насчет горения в огне, я имею в виду.
   Никто из них не говорил громко, но голос архиепископа был тише, чем у Кэйлеба или Шарлиэн. У них было преимущество толстых каменных стен и тяжелой двери из массива псевдодуба, охраняемой двумя имперскими стражниками, лично отобранными для выполнения своих обязанностей Мерлином Этроузом и Эдуирдом Сихэмпером. Никто не собирался подходить достаточно близко, чтобы подслушать их.
   Стейнейр, с другой стороны, уютно устроился в адмиральской каюте на борту КЕВ "Доун уинд", одного из новейших галеонов флота Чариса. Поскольку помещения размещались на борту тесных, переполненных военных кораблей, это было не просторное жилище, хорошо подходящее для достоинства архиепископа и уединения, которого часто требовали обязанности его должности - не говоря уже о его собственной потребности в медитации и молитве. Конечно, это было на борту одного из вышеупомянутых тесных, переполненных военных кораблей. Это означало, что переборки были тонкими, двери были совсем непрочными, и люди могли непреднамеренно вторгнуться в его частную жизнь в любой момент. К счастью, у него уже прочно установилась традиция каждый вечер удаляться в свою каюту, чтобы полюбоваться закатом через кормовые иллюминаторы и поразмышлять. К настоящему времени его сотрудники привыкли защищать его частную жизнь в такие моменты. До тех пор, пока он говорил тихо - и люк в потолке каюты был закрыт, - было крайне маловероятно, что кто-нибудь услышит его голос за неизбежными звуками идущего парусника. И еще менее вероятно, что кто-нибудь, кто слышал, как он говорил, смог бы разобрать слова. Логичным предположением было бы просто предположить, что он молился, и любой, кто думал, что это то, что происходит, уберется из зоны подслушивания так быстро, как только сможет.
   - На самом деле, - продолжил архиепископ, - я думаю, что Эмерэлд будет почти так же счастлив услышать о вашей беременности, как и любой другой в Старом Чарисе или Чисхолме, Шарлиэн. Сейчас они привержены делу - они это знают - и они так же стремятся обеспечить преемственность, как и все остальные.
   - Действительно? - сказала Шарлиэн. - Думаю, что это было мое собственное впечатление, - призналась она, - но я также должна признать, что немного боялась, что это было мое впечатление, потому что это было то впечатление, которого мне бы хотелось, если вы понимаете меня. - Она слегка поморщилась. - В некотором смысле, думаю, наличие всего этого доступа, любезно предоставленного снарками Мерлина, только затрудняет понимание того, о чем на самом деле думают люди. Я потратила годы на то, чтобы научиться точно оценивать подобные вещи на основе сообщений из вторых и третьих рук. Интерпретируя на свой взгляд, как вы могли бы сказать. Теперь я на самом деле пытаюсь смотреть на людей напрямую и решать сама, и я обнаружила, что из прямого наблюдения трудно получить какое-то объективное представление о том, что многие люди думают на самом деле. Неудивительно, что Мерлин склонен погружаться в "перегрузку данными".
   Ее голос смягчился с последним предложением, и Кэйлеб кивнул в знак согласия. Он все еще не до конца понимал, как функционировал "высокоскоростной интерфейс передачи данных", которым когда-то обладало тело ПИКА Мерлина, но ему не нужно было понимать, как он работал, чтобы понять, что он сделал. Или понять, как горько Мерлин сожалел о его потере. Теперь, когда у него был личный опыт с огромным количеством изображений и аудиозаписей, поступающих через сеть разведывательных платформ Мерлина, охватывающую всю планету, он только жалел, что у него нет "высокоскоростного интерфейса".
   К счастью, они добились хотя бы небольшого прогресса. И хотя Кэйлеб не был уверен, он подозревал, что Сова постепенно совершенствуется в сортировке и расстановке приоритетов информации. Однако, что бы ни делал Сова, способность обозначать определенные части того, что Мерлин называл "получением информации", чрезвычайно помогла многим, кроме самого Мерлина. Конечно, были и ограничения. Ни у кого больше не было встроенного коммуникационного оборудования Мерлина; вместо обмена электронными данными они должны были говорить вслух, если они хотели общаться с Совой (или с кем-либо еще), что сильно ограничивало, где и когда они могли взаимодействовать с ИИ. И все они также были существами из плоти и крови, жертвами всех слабостей плоти, включая потребности в пище и, по крайней мере, разумном количестве сна.
   Если уж на то пошло, даже Мерлин на собственном горьком опыте убедился, что ему действительно нужен по крайней мере эквивалент отдыха, если он собирается сохранять концентрацию ума. Более того, Кэйлеб тоже это понял и приказал ему брать "время простоя", необходимое для того, чтобы оставаться свежим и бодрым.
   Шарлиэн Армак слишком хорошо знала о горько-ироничных параллелях между ней и Айрис Дейкин, и, несмотря на свою собственную жгучую ненависть к Гектору из Корисанды, она действительно испытывала глубокое, пронизанное болью сочувствие к выжившим детям-сиротам Гектора. И если и был хоть один человек в Сэйфхолде, который никогда бы не стал недооценивать, насколько опасной может быть пылающая решимость "простой девушки" отомстить за это убийство, то это была Шарлиэн из Чисхолма.
   Что только заставляет меня еще больше беспокоиться о Ларчросе, Сторм-Кипе и всех их проклятых друзьях и соседях. Если бы только мы могли просто пойти дальше и арестовать их всех за то, что, как мы знаем, они делают.
   Это, однако, было той самой вещью, которую они абсолютно не могли сделать. Кэйлеб был прав, когда решил, что не может просто заменить побежденных князей и дворян людьми, которые неизбежно будут рассматриваться как его фавориты. Нет, он должен был оставить законных дворян, которые поклялись ему в верности, на месте... до тех пор, пока у него не будет неопровержимых доказательств того, что упомянутые князья и дворяне виновны в государственной измене. Что, поскольку они не могли представить доказательства от снарков ни в одном открытом суде, означало, что все, что они могли сделать, это внимательно следить за тем, что Мерлин окрестил "северным заговором".
   И, откровенно говоря, она еще более страстно желала, чтобы они могли открыто выступить и против уличных агитаторов. Она предположила, что на самом деле не было никаких причин, по которым они не могли арестовывать простолюдинов "по подозрению", предполагая, что был какой-то способ идентифицировать их для генерала Чермина. Или для Корина Гарвея. Но как же можно было идентифицировать их кому-либо за пределами внутреннего круга, не поднимая всевозможных потенциально катастрофических вопросов? И даже если оставить в стороне это не столь уж незначительное соображение, действительно ли они хотели пойти по этому пути? Она не сомневалась, что может наступить время, когда у них не будет выбора, но, как только что заметил Кэйлеб, всегда было заманчиво (и редко мудро) поддаться целесообразности. Что касается ее, то она предпочла бы оттянуть то время, когда у них не останется выбора, как можно дольше.
   Конечно, были и некоторые другие весомые, чисто прагматические аргументы в пользу их нынешнего подхода "пока не трогать". "База данных" агитаторов, которую Мерлин создал, продолжала неуклонно расти, и было много преимуществ в том, чтобы позволить этому продолжаться без помех... по крайней мере, до определенного момента. Они не только знали, где найти своих организованных врагов, когда, наконец, наступит момент, но и позволили другой стороне беспрепятственно проводить вербовку, что также помогло бы собрать наиболее опасную оппозицию в одну группу, чтобы дать им единственную цель, которую они могли обезглавить одним ударом.
   Что, собственно, и было именно тем, что он делал в этот самый момент. Или, во всяком случае, ему было бы чертовски лучше, потому что, если бы Кэйлеб или Шарлиэн поймали его за подслушиванием, когда он должен был "спать" - и Сове было приказано сообщить о нем, если это произойдет, - пришлось бы чертовски дорого заплатить.
   - Что ж, в данном случае, ваше величество, думаю, что ваше впечатление верно, - сказал ей Стейнейр. - На самом деле, полагаю, я мог бы также пойти дальше и признать, что мои собственные наблюдения здесь принесли мне огромное облегчение.
   "Здесь" на самом деле было уже не совсем правильным словом, - размышляла Шарлиэн. - "Доун уинд" отплыл из залива Эрейстор с послеполуденным приливом. В данный момент он пробирался - медленно, особенно для того, кто летал на разведывательном скиммере Мерлина - в западную половину плеса Долфин, и он не был виверной, способной игнорировать рифы, отмели, острова, течения и неблагоприятные ветры. Если им повезет, и если кораблю "Доун уинд" удастся - о, маловероятное событие! - избежать каких-либо серьезных штормов и совершить относительно быстрый переход для этого времени года, он преодолеет семь тысяч триста морских миль до Черейта "всего" примерно за десять пятидневок.
   Шарлиэн ненавидела - абсолютно ненавидела - оставаться на борту корабля так долго, но все же была вынуждена согласиться с ним, что на самом деле у них не было большого выбора. Для рукоположенного главы Церкви Чариса было важно посетить все земли новой империи, и, в отличие от Церкви Ожидания Господнего, Церковь Чариса с самого начала постановила, что ее епископы и архиепископы будут постоянными жителями своих епархий. Вместо кратких ежегодных визитов к душам, вверенным их попечению, они каждый год совершали один - и только один - визит на ежегодное собрание Церкви Чариса. Остальное время они будут проводить дома, заботясь о своих собственных духовных потребностях и духовных нуждах своей паствы, сохраняя сосредоточенность на том, что действительно важно. И ежегодное собрание Церкви каждый год проводится в другом городе, и ему не разрешалось постоянно пребывать в одном месте, которое неизбежно стало бы имперским городом - чарисийским эквивалентом города Зиона - само по себе.
   Это означало, что архиепископ Чариса будет путешествовать большую часть года так же уверенно, как и любой из его подчиненных прелатов. Для любого великого викария было бы немыслимо совершить такое же путешествие и подвергнуть себя всем изнурительным усилиям, связанным с ним, - или, если уж на то пошло, неизбежным опасностям ветра и погоды, присущим таким длительным путешествиям, - но Мейкела Стейнейра это устраивало. Чем больше и многочисленнее будут различия между Церковью Чариса и Церковью Ожидания Господнего, тем лучше, по многим причинам, которые его беспокоили, и он был полон решимости твердо установить эту модель. Достаточно твердо, чтобы ни один его преемник, участвующий в строительстве империи, не счел бы, что эту традицию легко разрушить.
   Его нынешнее турне было частью создания этой традиции. И все же это было нечто большее, поскольку он был полон решимости лично посетить каждую столицу каждой политической единицы империи Чариса - и как можно больше крупных городов, которых только мог достичь. Как ворчливо заметил Уэйв-Тандер перед его отъездом в Эмерэлд, во многих отношениях это был кошмар безопасности. Одному Богу известно, сколько приверженцев Храма просто с удовольствием воткнули бы что-нибудь острое и заточенное между ребер "архиеретика Стейнейра", как окрестили его лоялисты, но их число должно было быть огромным. Однажды такая попытка уже предпринималась прямо в его собственном соборе. Кто знает, какие возможности могут возникнуть - или могут быть созданы - в чужом соборе? С другой стороны, он был прав. Он должен был установить такого рода личный контакт с как можно большим количеством духовенства новой Церкви, если он ожидал, что духовенство согласится с тем, что он действительно заботится о его заботах, его делах, его мучительных кризисах совести, поскольку оно справляется с духовными требованиями раскола.
   И ему не все равно, - подумала Шарлиэн. - Он действительно так думает. Он понимает, о чем он их просит. Не верю, что кто-то, не полностью ослепленный нетерпимостью и ненавистью, мог не понять этого через пять минут в его присутствии, и именно по этой причине он должен это делать, однако то, что я действительно хочу сделать, - это запереть его в целости и сохранности в соборе Теллесберга и дворце архиепископа.
   - Значит, ты, по крайней мере, доволен Эмерэлдом. Я имею в виду, что касается Церкви, - сказал Кэйлеб, и Стейнейр кивнул.
   - Не думаю, что у подданных князя Нармана столько же... огня в животах, скажем так, как у нас дома, в Теллесберге, - сказал он. - С другой стороны, они также не были теми людьми, которых храмовая четверка намеревалась изнасиловать и убить. В то же время, однако, я глубоко удовлетворен тем, насколько ясно люди в Эмерэлде уже осознали фундаментальную коррупцию, которая в первую очередь позволила храмовой четверке прийти к власти. Для меня становится все более очевидным, что многие - на самом деле, испытываю искушение сказать большинство, если это не тот случай, когда я позволяю своему собственному оптимизму ускользнуть от меня - из церковников Эмерэлда видели это.
   Во всяком случае, развращение Храма произошло задолго до того, как Нарман решил присягнуть вам двоим на верность. И, поверьте мне, те, кто узнал это, знают, что они могли бы стать следующей мишенью Клинтана, даже если бы это было не в первый раз. На самом деле, я прихожу к выводу, что в большинстве мест мы можем обнаружить более масштабное реформистское движение и приверженность, чем мы первоначально предполагали.
   - Приверженность реформам, - повторил Кэйлеб, и Стейнейр снова кивнул, с гораздо большим спокойствием, чем Шарлиэн нашла бы в себе при ответе на тот же вопрос.
   - Шаг за шагом, Кэйлеб, - спокойно сказал архиепископ. - Шаг за шагом. Мерлин был прав, когда сказал, что Бог может проникнуть сквозь щели, когда захочет, но думаю, нам придется позволить Ему сделать это в свое время. Во-первых, давайте исправим грубые, очевидные злоупотребления. Как только у наших людей появится привычка по-настоящему задумываться о вопросах доктрины и церковной политики, настанет время начать предлагать... более существенные изменения.
   - Он прав, Кэйлеб, - тихо сказала Шарлиэн. Кэйлеб посмотрел на нее, и она протянула руку, чтобы коснуться его лица. Это был разговор, который они вели достаточно часто, и она знала, как горько это задевало его чувство ответственности, что он буквально не осмеливался сорвать маску, обнажить всю отвратительную степень лжи и извращенной веры, которые были всем основанием Церкви Ожидания Господнего. Не делать этого должно было стать истинным высшим испытанием в его жизни.
   - Знаю, что это так, любовь моя, - ответил Кэйлеб. - Мне это не должно нравиться - и не буду притворяться, что мне это нравится, - но я знаю, что он прав.
   - В то же время я начинаю думать, что молодой Сейтуик действительно может стать хорошим кандидатом во внутренний круг через год или два, - сказал Стейнейр.
   - Ты шутишь! - Шарлиэн поняла, что сидит, выпрямившись в кресле, с широко раскрытыми глазами.
   - Не знаю, почему вы должны думать о чем-то подобном, ваше величество. - Тон Стейнейра был сама невозмутимость, хотя в его глазах был легкий огонек, и Шарлиэн почувствовала, как ее собственные глаза сузились. Фейрмин Сейтуик недавно стал рукоположенным архиепископом Эмерэлда. Ему едва исполнилось сорок лет - на самом деле, меньше тридцати семи стандартных земных лет - он происходил из консервативной семьи, и его кандидатура была твердо поддержана палатой лордов Эмерэлда. Вряд ли это было родословной мятежного радикала, - подумала она. - И все же, когда она изучала выражение лица Стейнейра...
   - Ты не шутишь, - медленно произнесла она.
   - Конечно, нет. - Он мягко улыбнулся ей. - Возможно, вам стоит помнить, что именно я несу главную ответственность за оценку отчетов Совы о высшем духовенстве, - отметил он. - Учитывая это, не думаю, что для меня должно быть слишком удивительно иметь несколько иную точку зрения. С другой стороны, вы также должны помнить, кто выдвинул его кандидатуру в первую очередь.
   - Нарман, - задумчиво произнес Кэйлеб.
   - Совершенно верно, ваша светлость. - Стейнейр склонил голову в полупоклоне в сторону Кэйлеба. - Вы, конечно, никогда не сталкивались с необходимостью выдвигать кандидатуру первосвященника, учитывая мое собственное случайное - и чрезвычайно квалифицированное - присутствие прямо там, в Теллесберге.
   Кэйлеб издал нескромный звук, и Стейнейр усмехнулся. Но затем выражение его лица стало серьезным.
   - Однако в Корисанде у тебя не было такой роскоши, Кэйлеб. А у Шарлиэн этого не было в Чисхолме. Или у Нармана в Эмерэлде. Имейте в виду, я был вполне удовлетворен всем, что видел в Брейнейре. И тем, как он поддержал меня и корону, когда Шарлиэн организовала имперский парламент здесь, в Теллесберге, и тем, как с тех пор он поддерживал вас обоих - и меня - там, в Черейте. И думаю, что вы тоже были им вполне довольны.
   Он не сводил глаз с Кэйлеба, пока император не кивнул, затем пожал плечами.
   - Мы берем то, что дает нам Бог, и делаем с этим все, что в наших силах, Кэйлеб, - просто сказал он. - И в этом случае, думаю, Он дал нам несколько надежных людей для работы. Поэл Брейнейр - хороший, солидный, надежный человек. Он верен Богу и Шарлиэн в таком порядке, и как бы ему ни хотелось, чтобы это было не так, он признает, насколько коррумпированным стал викариат. Мне жаль говорить, но я не думаю, что он когда-нибудь будет готов к полной правде, не больше, чем Рейджис или барон Грин-Маунтин, но он такой же хороший человек, как и они.
   - И все же я на самом деле склонен думать, что Нарман, возможно, нашел еще большее сокровище в Сейтуике. - Губы архиепископа, казалось, на мгновение дрогнули, и он покачал головой. - Я совсем не уверен, заметьте, но у меня скорее сложилось впечатление, что он пытался понять, насколько... революционным, в доктринальном смысле, я готов быть. Не имею пока ни малейшего представления, куда именно он хочет отправиться, хотя уверен, что скоро разберусь с этим. Хочу еще немного понаблюдать за ним в действии, имейте в виду, но я серьезно. Думаю, что в конечном счете он может стать очень хорошим кандидатом во внутренний круг. И давайте посмотрим правде в глаза: чем больше высокопоставленных церковников мы сможем завербовать, тем лучше.
   - Ну, я сомневаюсь, что кто-нибудь мог бы с этим поспорить, - признала Шарлиэн. Затем она встряхнулась и встала.
   - И на этой ноте, архиепископ Мейкел, я собираюсь закончить это совещание и затащить моего мужа в постель, прежде чем он решит выпить виски и не спать всю ночь, пьянствуя с вами на расстоянии.
   - Пьянствуя?- повторил Кэйлеб обиженным тоном. - Хочу, чтобы ты знала, что никто не "пьянствует" с архиепископом!
   - Я тоже не говорила, что он будет тем, кто будет пьянствовать, - заметила она с суровым огоньком. - И хотя там, где он находится, едва ли двадцатый час, здесь уже далеко за двадцать четвертый. Императрице в моем хрупком состоянии нужен сон, и если я собираюсь хоть немного поспать, мне нужна моя грелка. Я имею в виду моего любимого мужа. - Она улыбнулась ему. - Не могу себе представить, как я дошла до того, чтобы... так неправильно выразиться.
   - О, нет? - Кэйлеб поднялся со своего кресла, его глаза смеялись, в то время как они оба слышали, как Стейнейр посмеивался по комму. Шарлиэн посмотрела на него невинными ясными глазами и покачала головой.
   - Абсолютно, - заверила она его. - Я бы никогда не подумала о тебе в таких чисто утилитарных и эгоистичных терминах! Не могу себе представить, как подобная фраза могла как-то вырваться таким образом!
   - Ну, я могу, - зловеще сказал он ей. - И уверяю вас, юная леди - за это будет наказание.
   - Действительно? - Она склонила голову набок, затем уставилась на него. - О, молодец! Должна ли я попросить одного из стражников найти нам персиковое варенье? В конце концов, ты знаешь, пройдет не так уж много времени, прежде чем я начну терять фигуру, чтобы по-настоящему наслаждаться им.
   Кэйлеб издал сдавленный звук, его лицо приобрело довольно тревожный оттенок красного, когда он боролся со смехом, и она радостно захихикала, затем посмотрела на архиепископа и мило улыбнулась.
   - И на этой ноте, Мейкел, спокойной ночи.
  
   .II.
   Дворец архиепископа, город Мэнчир, княжество Корисанда
  
   - Итак, милорд, - архиепископ Клейрмант Гейрлинг говорил более легким тоном, чем на самом деле чувствовал в этот конкретный момент, - теперь, когда вы пробыли здесь уже пятидневку, что вы думаете?
   - В каком отношении, ваше преосвященство? - вежливо уточнил епископ Жирэлд Адимсин, когда архиепископ и двое его гостей вошли в кабинет Гейрлинга.
   - Жирэлд... - сказал епископ Кейси Макинро, укоризненно подняв указательный палец, и Адимсин усмехнулся. Затем он снова посмотрел на Гейрлинга.
   - Простите меня, ваше преосвященство. - В его голосе слышалось раскаяние. - Боюсь, мое чувство юмора иногда выдает меня в неподобающем легкомыслии. Думаю, что это, по крайней мере частично, ответ на то, насколько серьезно я привык относиться к себе. И, как сказано в Писании, Бог создал Человека, чтобы он улыбался, так же, как и плакал.
   - Это верно, милорд, - согласился Гейрлинг. - И иногда, думаю, смех - это единственный способ избежать слез. - Он обошел стол, подошел к удобному вращающемуся креслу позади него и вежливым движением правой руки указал на еще более удобные кресла напротив. - Пожалуйста, милорды. Расслабьтесь. Могу предложить вам что-нибудь освежающее?
   - Не для меня, спасибо, ваше преосвященство. - Адимсин сел в одно из указанных кресел. - После того, как мы закончим наше обсуждение здесь, я ужинаю с графом Энвил-Роком и его сыном. Я так понимаю, граф Тартариэн и, по крайней мере, один или два других члена регентского совета также присоединятся к нам. - Он насмешливо поморщился. - Как епископ-исполнитель Матери-Церкви, я развил в себе удивительно твердую голову. Теперь, снова став скромным епископом и придерживаясь несколько более воздержанных привычек, я, похоже, не обладаю достаточной способностью в том, что касается алкоголя, прежде чем мои шутки станут слишком громкими, а мое суждение станет несколько менее надежным, чем думаю. - Он задумчиво нахмурился, потирая одну бровь. - Или, во всяком случае, это одна из возможностей. Другое дело, что я никогда не был настолько невосприимчив к его воздействию, как думал, но ни у кого не хватило смелости указать мне на это.
   Он широко улыбнулся, но затем выражение его лица стало серьезным, и он очень спокойно посмотрел в глаза Гейрлингу через стол архиепископа.
   - Странно, не правда ли, что никто, похоже, не хочет оспаривать суждение старшего духовенства Матери-Церкви?
   На мгновение или два повисло молчание, а затем Гейрлинг поднял глаза на помощника, который сопровождал его и его гостей из Мэнчирского собора во дворец архиепископа.
   - Думаю, что это все, Симин, - сказал он. - Если ты мне понадобишься, я позвоню.
   - Конечно, ваше преосвященство.
   Темноволосый, смуглый молодой младший священник носил скипетр ордена Лэнгхорна на коричневой сутане, как и белая сутана Гейрлинга с оранжевой отделкой, и в них было что-то вроде семейного сходства, хотя младший священник, очевидно, был уроженцем Корисанды. Если бы он был на несколько лет моложе или если бы Гейрлинг был на несколько лет старше, он мог бы быть сыном архиепископа. Как бы то ни было, Адимсин был относительно уверен, что это был просто случай, когда молодой человек моделировал свое собственное поведение и манеры по образцу поведения начальника, которого он глубоко уважал.
   И, похоже, в архиепископе есть много чего для уважения, - подумал Адимсин. - Во всяком случае, гораздо больше, чем можно было уважать во мне в старые добрые времена!
   Его губы снова дрогнули, вспомнив некоторые разговоры, которые когда-то происходили между ним и тогдашним епископом Мейкелом Стейнейром. Было, - размышлял он (далеко не в первый раз), - очень удачно, что чувство юмора Стейнейра было столь же живым, сколь глубоким было его сострадание.
   Дверь за ушедшим помощником закрылась, и Гейрлинг снова обратил внимание на своих гостей. За последние месяц или два он на удивление хорошо узнал Макинро. Или, возможно, не удивительно, учитывая, насколько тесно он был вынужден работать с другим человеком с момента своего собственного возвышения до архиепископа Корисанды и назначения Макинро епископом Мэнчира. Они пока еще не зашли так далеко, чтобы называться друзьями. "Коллеги", несомненно, было лучшим термином, по крайней мере, пока. Однако их объединяло сильное чувство взаимного уважения, и он понял, что Макинро был выбран на его нынешнюю должность, по крайней мере отчасти, потому, что он сочетал поистине выдающийся интеллект с глубокой верой и удивительно глубоким чувством сопереживания. Несмотря на то, что он был поставлен "иностранной, еретической, раскольнической церковью", он уже продемонстрировал мощную способность слушать священников - и мирян - своего епископства. Не просто слушать, а убедить их, что он действительно слышал то, что они говорили... и что он не будет откровенно выступать против них. Никто никогда не обвинил бы его в слабости или нерешительности, но и ни один честный человек не смог бы обвинить его в тирании или нетерпимости.
   Адимсин, с другой стороны, до сих пор был полностью неизвестной фигурой. Гейрлинг знал, по крайней мере, голые основы его официальной истории, но уже было очевидно, что "официальная история" умолчала о довольно многих вещах. Он знал, что Адимсин был епископом-исполнителем архиепископа Эрейка Динниса в Чарисе до того, как Диннис впал в немилость и в конечном итоге был казнен за ересь и измену. Он знал, что Адимсин происходил из просто респектабельной семьи земель Храма, со значительно меньшими - и более низкими - связями, чем могла похвастаться собственная семья Гейрлинга. Он знал, что Адимсин, как епископ-исполнитель, не раз делал выговор и наказывал архиепископа Мейкела Стейнейра, когда Стейнейр был просто епископом Теллесберга, и что он был заключен в тюрьму - или, по крайней мере, помещен под "домашний арест" - после решения королевства Чарис открыто бросить вызов Церкви Ожидания Господнего. И он знал, что с тех пор Адимсин стал одним из самых надежных и ценных "специалистов по устранению неполадок" Стейнейра, что объясняло его нынешнее присутствие в Корисанде.
   Чего Гейрлинг не знал, и в чем ему быстро становилось очевидным его незнание, так это в том, как - и почему - Жирэлд Адимсин совершил этот переход. Он подумал об этом несколько секунд, затем решил, что прямота, вероятно, была лучшей политикой.
   - Простите меня, мой господин, - сказал он теперь, отвечая на ровный взгляд Адимсина, - но я начал подозревать, что мои первоначальные предположения о том, как вы... заняли свое нынешнее положение, скажем так, возможно, были несколько ошибочными.
   - Или, другими словами, - сухо сказал Адимсин, - ваши "первоначальные предположения" заключались в том, что, увидев, куда дует ветер в Чарисе, и понимая, что, какую бы защиту я ни мог представить, великий инквизитор и канцлер вряд ли будут вне себя от радости, увидев меня снова в Храме или Зионе, я решил вывернуть свое пальто - или это должна быть моя сутана? - когда это оказалось уместным. Будет ли это примерно похоже, ваше преосвященство?
   Это, - подумал Гейрлинг, - было гораздо более прямолинейно, чем он имел в виду. К несчастью...
   - Ну, вообще-то, да, - признался он, напомнив себе, что, каким бы он ни стал, он был архиепископом, в то время как Адимсин был просто епископом. - Как уже сказано, я начал думать, что был неправ, веря в это, но, хотя не думаю, что сформулировал бы это именно так, это было более или менее мое первоначальное предположение.
   - И, без сомнения, именно так это было представлено вам здесь, в Корисанде, перед вторжением, - предположил Адимсин.
   - Да, - медленно произнес Гейрлинг, его тон был более задумчивым, и Адимсин пожал плечами.
   - Ни на минуту не сомневаюсь, что храмовая четверка представила все именно так, неважно что бы они ни думали на самом деле. Но и в данном случае я ни на мгновение не сомневаюсь, что это именно то, что, по их мнению, произошло. - Он снова поморщился. - Отчасти уверен, потому что именно так они думали бы при тех же обстоятельствах. Но также очень боюсь, что они разговаривали с людьми, которые действительно знали меня. Мне неприятно это признавать, ваше преосвященство, но мое собственное отношение - состояние моей веры - в то время, когда все это началось, должно было сделать эту гипотезу весьма разумной для тех, кто был хорошо со мной знаком.
   - Это удивительно откровенное признание, милорд, - Гейрлинг говорил тихо, его кресло мягко скрипнуло, когда он откинулся в нем. - Сомневаюсь, что это легко дается тому, кто когда-то сидел так близко к креслу архиепископа, как вы.
   - Это дается легче, чем вы думаете, ваше высокопреосвященство, - ответил Адимсин. - Понимаете, не скажу, что это была приятная правда, когда мне впервые пришлось столкнуться с ней, но я обнаружил, что правда есть правда. Мы можем прятаться от нее и можем отрицать ее, но мы не можем изменить ее, и я потратил по меньшей мере две трети отведенного мне времени здесь, в Сэйфхолде, игнорируя ее. Это не оставило мне много времени для работы над собственным бухгалтерским балансом, прежде чем я буду призван представить свои отчеты перед Богом. В сложившихся обстоятельствах не думаю, что мне следует тратить их впустую на бессмысленные увертки.
   - Понимаю, - сказал Гейрлинг. - И начинаю думать, что понимаю, почему Стейнейр доверял вам настолько, что послал сюда от своего имени, - про себя добавил архиепископ. - Но поскольку вы были так откровенны, милорд, могу я спросить, что на самом деле в первую очередь заставило вас "столкнуться с правдой", как вы выразились?
   - Довольно много вещей, - ответил Адимсин, откидываясь на спинку кресла и скрещивая ноги. - Одним из них, честно говоря, был тот факт, что я понял, какое наказание мне грозит, если я когда-нибудь вернусь на земли Храма. Поверьте мне, этого было достаточно, чтобы заставить любого задуматься... даже до того, как мясник Клинтан замучил архиепископа Эрейка до смерти. - Лицо бывшего епископа-исполнителя на мгновение напряглось. - Сомневаюсь, что кто-либо из нас, старших членов священства, когда-либо действительно задумывался о применении к нам Наказания Шулера. Это была угроза - дубинка, которую нужно было держать над головами мирян, чтобы запугать их и заставить исполнять волю Божью. Которая, конечно же, была показана нам с совершенной ясностью.
   Язвительный тон Адимсина мог бы откусить куски от мраморного фасада дворца Гейрлинга, а его взгляд был жестким.
   - Так что я на самом деле не ожидал, что меня могут замучить до смерти на самых ступенях Храма, - продолжил он. - Вы понимаете, я смирился с тем, что моя судьба будет неприятной, но мне никогда не приходило в голову бояться этого. Поэтому я ожидал, по крайней мере поначалу, что буду заключен в тюрьму где-нибудь в Чарисе, вероятно, до тех пор, пока законным силам Матери-Церкви не удастся освободить меня, после чего буду наказан и отправлен в деревню с позором, доить коз и делать сыр в какой-нибудь малоизвестной монашеской общине в горах Света. Поверьте мне, в то время я ожидал, что это будет более чем достаточным наказанием для человека с моими собственными изысканными эпикурейскими вкусами.
   Он сделал паузу и посмотрел вниз, и его взгляд на мгновение смягчился, словно при каком-то воспоминании, когда он погладил один рукав своей удивительно простой сутаны. Затем он снова посмотрел на Гейрлинга, и мягкость исчезла.
   - Но потом мы узнали в Теллесберге, что случилось с архиепископом, - решительно сказал он. - Более того, я получил от него письмо - то, которое ему удалось передать контрабандой перед казнью. - Глаза Гейрлинга расширились, и Адимсин кивнул. - Оно было написано на чистой странице, которую он взял из копии Священного Писания, ваше преосвященство, - тихо сказал он. - Я нахожу это удивительно символичным, учитывая обстоятельства. И в нем он рассказал мне, что его арест - суд и осуждение - поставили его лицом к лицу с правдой... и что ему не понравилось то, что он увидел. Это было короткое письмо. У него был только один лист бумаги, и я думаю, что он писал в спешке, чтобы один из его охранников не застал его врасплох во время составления письма. Но он сказал мне - приказал мне, как мой духовный начальник, - не возвращаться в Зион. Он рассказал мне, каков был его собственный приговор и каким, несомненно, был бы мой, если бы я попал в руки Клинтана. И он сказал мне, что инквизиторы Клинтана пообещали ему легкую смерть, если он осудит Стейнейра и остальную иерархию "Церкви Чариса" за отступничество и ересь. Если бы он подтвердил версию храмовой четверки о причине, по которой они решили опустошить невинное королевство. Но он отказался это сделать. Уверен, что вы слышали, что он на самом деле сказал, и уверен, что вы задавались вопросом, было ли то, что вы слышали, правдой или какой-то ложью, созданной чарисийскими пропагандистами. - Он улыбнулся совсем без тени юмора. - В конце концов, мне бы, конечно, пришло в голову задуматься об этом. Но уверяю вас, это не было ложью. С того самого эшафота, на котором ему предстояло умереть, он отверг ложь, которую требовала от него храмовая четверка. Он отверг легкую смерть, которую они ему обещали, потому что та правда, с которой он наконец столкнулся, была для него важнее, там, в самом конце его жизни, чем что-либо еще.
   В кабинете Гейрлинга было очень тихо. Медленное, размеренное тиканье часов на одном из книжных шкафов архиепископа было почти громоподобным в тишине. Адимсин позволил этому молчанию продлиться несколько мгновений, затем пожал плечами.
   - Ваше высокопреосвященство, я знал реальность высших уровней иерархии Матери-Церкви... точно так же, как уверен, их знали вы. Знал, почему Клинтан приговорил архиепископа, почему впервые Наказание Шулера было применено к высокопоставленному члену епископата. И я знал, что, каковы бы ни были его недостатки - и Лэнгхорн знает, что их было почти столько же, сколько моих собственных! - Эрейк Диннис не заслуживал такой смерти как простого способа для безнадежно коррумпированного викария поддержать свою собственную власть. Я огляделся вокруг в Чарисе и увидел мужчин и женщин, которые верили в Бога, а не в продажную власть и амбиции таких людей, как Жэспар Клинтан, и когда увидел это, я узрел то, чем хотел быть. Узрел кое-что, что убедило меня в том, что даже на таком позднем сроке у меня - даже у меня - может быть настоящее призвание. Лэнгхорн знает, Богу потребовалось некоторое время, чтобы найти молот, достаточно большой, чтобы пробить эту возможность через такой толстый череп, как у меня, но в конце концов Ему это удалось. И, по-моему, возможно, многословно, но это ответ на ваш вопрос. Боюсь, это не ответ на все мои вопросы - пока нет, - но это нечто не менее важное. Это начало всех моих вопросов, и я обнаружил, что, в отличие от тех дней, когда я был посвященным вице-регентом Матери-Церкви в Чарисе, со всей помпой и властью этой должности, я стремлюсь найти ответы на эти вопросы.
   Адимсин глубоко вздохнул, затем пожал плечами.
   - Я больше не епископ-исполнитель, ваше преосвященство. В Церкви Чариса их нет, но даже если бы они были, я бы не стал снова одним из них. Предполагая, что кто-нибудь поверит, что я один из них, после той выдающейся работы, которую я проделал в прошлый раз!
   На этот раз это была не просто улыбка. Это была широкая, сверкающая улыбка, хорошо подходящая для любого подростка, объясняющего, что феи только что опустошили банку с печеньем. Затем она снова исчезла, но теперь глаза больше не были жесткими, голос больше не был отягощен воспоминаниями о гневе и вине. Он посмотрел на Гейрлинга с лицом, с трудом завоеванным спокойствием, и его голос был таким же безмятежным.
   - Теперь я нечто гораздо более важное, чем "епископ-исполнитель", ваше преосвященство. Я священник. Возможно, впервые за всю мою жизнь я действительно священник. - Он покачал головой. - Честно говоря, это было бы слишком трудным поступком для любой высокой епископальной должности.
   Гейрлинг долго и задумчиво смотрел на него в ответ, затем перевел взгляд на Макинро. Ничто из этого не было тем ответом, которого он ожидал от Жирэлда Адимсина, но почему-то ему ни на мгновение не пришло в голову усомниться в искренности собеседника.
   Что, на самом деле, является самым большим сюрпризом из всех, - подумал он. - И к чему это приводит тебя, Клейрмант?
   Он тщательно обдумал это. Он был рукоположен архиепископом Корисанды, насколько это касалось Церкви Чариса. Что, конечно же, делало его совершенно проклятым еретиком-отступником, когда дело касалось Матери-Церкви. После того, что случилось с Эрейком Диннисом, как только что напомнил ему Адимсин, у него не было сомнений в том, что произойдет, если он, Адимсин или Макинро когда-нибудь попадут в руки инквизиции. Это была мысль, подходящая для того, чтобы разбудить человека в холодном поту от ночных кошмаров, и так было не раз. На самом деле, это часто будило его, заставляя задуматься о том, что в мире - что, во имя всего святого, - он думал, что делает, когда принимал свою нынешнюю должность.
   А теперь это.
   Как архиепископ, он был духовным настоятелем Адимсина. Конечно, Адимсин не был приписан к его архиепископству, поэтому он должным образом подчинялся приказам Гейрлинга только тогда, когда эти приказы никоим образом не противоречили инструкциям, которые он уже получил от Мейкела Стейнейра. Тем не менее, в этом княжестве, в этом архиепископстве и на этом посту Адимсин не мог ни отдавать приказы Гейрлингу, ни судить его. Все, что он мог сделать, это доложить Стейнейру, который находился за тысячи миль отсюда, в Чисхолме, предполагая, что он выполнил запланированный график поездок, или в пути между Эрейстором и Черейтом, или даже дальше, в Эмерэлде, если его расписание сорвалось. И все же Адимсин был личным представителем Стейнейра. Он был здесь специально для того, чтобы проложить путь, подготовить почву для первого пастырского визита Стейнейра в Корисанду. Несмотря ни на что, Гейрлинг ожидал гораздо более откровенного политического представителя, особенно учитывая иерархическую родословную Адимсина. Но то, что он получил... то, что он обнаружил, вызвало в его собственном сознании почти столько же вопросов - вопросов о нем самом, - сколько они ответили о Жирэлде Адимсине.
   - Милорд, - сказал он наконец, - я польщен честностью, с которой вы описали свои собственные чувства и убеждения. И буду честен и скажу, что мне никогда не приходило в голову, что вы могли бы... выдержать такую степень подлинного духовного возрождения. - Он поднял одну руку, мягко помахав ею над своим столом. - Я не имею в виду, что вы приняли свой нынешний пост исключительно из-за каких-то циничных амбиций, пытаясь заключить наилучшую сделку, какую вы могли, в ситуации, которая полностью провалилась для вас в Чарисе. Но должен признаться, что оказал вам серьезную медвежью услугу, предположив, что именно это и произошло. Теперь, после того, что вы только что сказали, я нахожусь в затруднительном положении.
   - Затруднении, ваше преосвященство? - Адимсин приподнял бровь, и Гейрлинг фыркнул.
   - Честность заслуживает честности, милорд, особенно между людьми, которые оба утверждают, что являются слугами Божьими, - сказал он.
   - Ваше высокопреосвященство, я очень сомневаюсь, что вы могли бы - честно - сказать мне что-нибудь, что стало бы огромным сюрпризом, - сухо сказал Адимсин. - Например, я был бы удивлен - чрезвычайно удивлен - узнав, что вы приняли свое нынешнее архиепископство исключительно из чувства глубокой преданности и приверженности Чарисийской империи.
   - Что ж, - голос Гейрлинга был еще более сухим, чем у Адимсина, - полагаю, что могу легко успокоить вас в этом вопросе. Однако, - он слегка наклонился вперед, и выражение его лица стало гораздо более серьезным, даже мрачным, - должен признать, что, несмотря на все мои усилия, я почувствовал не одну мысленную оговорку, когда принимал обеты моей новой должности.
   Адимсин склонил голову набок, и Гейрлинг быстро взглянул на Макинро. Это было не то, в чем он признавался епископу Мэнчира, но все же он увидел только спокойный интерес в глазах другого человека, прежде чем снова посмотрел на Адимсина.
   - Во-первых, я бы никогда и ни при каких обстоятельствах не согласился на этот пост, если бы не согласился с тем, что Мать-Церковь - или, по крайней мере, викариат - безнадежно коррумпирована. И когда я говорю "безнадежно", это именно то слово, которое я хотел использовать. Если бы я хоть на мгновение поверил, что кто-то вроде Замсина Тринейра может потребовать реформы, или что кто-то вроде Жэспара Клинтана разрешил бы это, если бы тот это сделал, я бы отказался от архиепископства прямо и немедленно. Но сказать, что я верю, что Мать-Церковь была смертельно ранена своими собственными викариями, - это не то же самое, что сказать, что я верю, что Церковь Чариса автоматически должна быть правильной. Это также не означает, что я каким-то волшебным образом свободен от любых подозрений в том, что Церковь Чариса была кооптирована империей Чарис. Мать-Церковь, возможно, впала во зло, но она никогда не предназначалась для того, чтобы быть служанкой светских политических амбиций, и я не буду добровольно служить никакой "Церкви", которая является не более чем политическим инструментом. - Он поморщился. - Духовная гниль в Зионе сама по себе является результатом извращения религии в погоне за властью, и я не готов просто заменить извращение во имя власти прелатов извращением во имя власти князей.
   - Понятно. - Адимсин кивнул. - И все же проблема, конечно, в том, что Церковь Чариса может выжить только до тех пор, пока империя Чарис способна защитить ее. Эти два понятия неразрывно связаны друг с другом, по крайней мере, в этом отношении, и неизбежно наступят времена, когда религиозная политика будет формироваться и отражать светскую политику. И наоборот, уверяю вас.
   - Ни на секунду в этом не сомневаюсь. - Гейрлинг поднял руку и осторожно сжал свою переносицу большим и указательным пальцами. - Ситуация настолько невероятно сложная, с таким количеством вариантов, с таким количеством опасностей, что вряд ли могло быть по-другому. - Он опустил руку и посмотрел прямо на Адимсина. - Тем не менее, если Церковь будет рассматриваться как создание империи, она никогда не получит всеобщего признания в Корисанде. Нет, если только что-то не изменится более кардинально, чем я могу себе сейчас представить. В этом отношении было бы гораздо лучше, если бы она была переименована в "реформаторскую церковь", возможно, вместо Церкви Чариса.
   - Об этом думали, - сказал ему Адимсин, - и отклонили, потому что в конечном счете храмовая четверка неизбежно собиралась назвать это "Церковью Чариса", как бы мы ее ни называли. В таком случае, казалось, что лучше пойти дальше и самим принять титул - я говорю здесь, конечно, используя церковное "мы", - объяснил он с очаровательной улыбкой, - поскольку я сам не участвовал в этом конкретном решении. И еще одной частью этого, очевидно, была та взаимная зависимость друг от друга в плане выживания, о которой я уже упоминал. В конце концов, думаю, решение состояло в том, что честность и прямота были важнее политических или пропагандистских нюансов названия.
   - Возможно, и так, но это волшебным образом не устраняет неудачные ассоциации в умах очень многих корисандцев. Или, если уж на то пошло, в моем собственном сознании, а я сам не родился здесь, в Корисанде. - Гейрлинг покачал головой. - Я не утверждаю, что сам понимаю все свои собственные мотивы, милорд. Думаю, что любой человек, который притворяется, что он это делает, виновен, по меньшей мере, в самообмане. Однако моими основными причинами для принятия этого поста были четыре.
   - Во-первых, я считаю, как я уже говорил, что Мать-Церковь зашла слишком далеко по пути коррупции при ее нынешней иерархии, чтобы реформироваться изнутри. Если реформа вообще возможна для нее на этом позднем этапе, это произойдет только потому, что внешняя угроза вынудит викариат сделать это, и, как я вижу, Церковь Чариса представляет эту внешнюю угрозу, это внешнее требование перемен.
   - Во-вторых, потому что я хочу, прежде всего, предотвратить или, по крайней мере, смягчить религиозные преследования и контрреволюцию, которых я боюсь, когда смотрю на конфликт, подобный этому. Страсти людей редко бывают так сильны, как тогда, когда они сталкиваются с проблемами души, милорд. Будь вы лично таким мирным священником - будь архиепископ Мейкел таким нежным - достаточно скоро сыграют свою роль насилие, месть и ответное возмездие. Это не обвинение в ваш адрес и даже не обвинение в адрес Церкви Чариса. Это начали не вы, в храмовая четверка, когда она отправила пять других королевств и княжеств к горлу королевства Чарис. Но, в своем роде, это только доказывает мою точку зрения, и то, что произошло в Фирейде, только подчеркивает это. Я не хочу, чтобы этот цикл начался здесь, в Корисанде, и когда мне предложили этот пост, я увидел в нем лучшую возможность сделать что-то, чтобы хотя бы умерить его в княжестве, которое стало моим домом.
   Он сделал паузу, пристально глядя на Адимсина, пока тот медленно не кивнул.
   - В-третьих, - продолжил Гейрлинг, - знаю, что есть гораздо больше членов священства Корисанды, которые разделяют мой взгляд на состояние души Матери-Церкви, чем когда-либо полагал кто-либо в Храме или в Зионе. Уверен, что мне вряд ли нужно говорить вам об этом после того, что вы видели в Чарисе, и в Эмерэлде, и в Чисхолме, но думаю, что это все равно заслуживает упоминания. Храмовая четверка и викариат в целом допустили серьезную, грубую ошибку, предположив, что если они могут подавить внутренние голоса критики - если они могут использовать власть инквизиции для подавления требований реформы - тогда эти голоса и эти требования не имеют силы. Не представляют никакой угрозы. К несчастью для них, они ошибаются, и в этом самом городе есть пасторы, которые доказывают мою точку зрения. Епископ Кейси уже знает о некоторых из них, но я надеюсь, милорд, что вы скоро воспользуетесь возможностью посетить мессу в церкви святой Кэтрин. Думаю, вы услышите голос, который узнаете в отце Тимане. Надеюсь, однако, что вы также поймете, что услышанное вами будет голосом корисандца, а не человека, который считает себя чарисийцем.
   Он снова сделал паузу, приподняв одну бровь, и Адимсин снова кивнул, более решительно.
   - Действенное различие, и я постараюсь помнить об этом, - признал епископ. - С другой стороны, я сам едва ли думал о себе как о "чарисийце", когда все это началось. Полагаю, что со временем ваш отец Тиман действительно может совершить нечто вроде такого же перехода на своих собственных условиях.
   - Он может, мой господин. - Тон Гейрлинга выражал нечто меньшее, чем уверенность в этом конкретном переходе, и он поморщился.
   - Буду честен, - продолжал архиепископ, - и признаю, что камнем преткновения для многих жителей Корисанды является убийство князя Гектора и его наследника. Каковы бы ни были его личные недостатки с точки зрения других княжеств, и я, вероятно, лучше осведомлен о них, чем подавляющее большинство жителей Корисанды, князь Гектор был уважаем и популярен здесь, в Корисанде. Многие из его подданных, особенно здесь, в столице, горько возмущены его убийством, и тот факт, что Церковь Чариса не осудила Кэйлеба за это, делает Церковь, в свою очередь, подозрительной в их глазах. И, если быть предельно откровенным, это тот момент, на котором играют со значительным успехом те, кто пытается организовать оппозицию как Церкви, так и империи.
   - Церковь, - сказал Адимсин, и впервые в его голосе прозвучали жесткие, холодные нотки, - не осудила императора Кэйлеба за убийство князя Гектора, потому что Церковь не верит, что он был ответственен за это. Очевидно, что осуждать правителей единственного светского защитника Церкви за акт хладнокровного убийства было бы политически очень сложно и опасно. Тем не менее, я даю вам свое личное заверение в том, что архиепископ Мейкел - и я - искренне и твердо верим, что император не имел никакого отношения к убийству князя Гектора. Хотя бы по какой-то другой причине, кроме как потому, что с его стороны было бы невероятно глупо сделать что-либо подобное! На самом деле...
   Он закрыл рот с почти слышимым щелчком и сделал сердитый жест отмашки, прежде чем решительно откинуться на спинку кресла. Несколько секунд в кабинете было очень тихо и беззвучно, пока, наконец, Гейрлинг не зашевелился за своим столом.
   - Если вы помните, милорд, - сказал он, и его тон был странно спокойным, почти мягким, учитывая то, что только что произошло между ним и Адимсином, - я сказал, что у меня есть четыре основные причины для принятия этой должности. Как я полностью осознаю, то, что вы собирались сказать, то, что вы удержали в себе, потому что поняли, насколько эгоистично это прозвучит, заключается в том, что вы верите, что именно Мать-Церковь убила князя Гектора.
   Адимсин, казалось, напрягся в своем кресле, но Гейрлинг спокойно встретил его взгляд, удерживая на месте.
   - Я не верю, что Мать-Церковь приказала убить князя Гектора, - очень, очень тихо сказал архиепископ Корисанды, не сводя глаз с Адимсина. - Но я также не верю, что это был император Кэйлеб. И это, милорд, четвертая причина, по которой я согласился на этот пост.
   - Потому что вы верите, что благодаря этому вы сможете помочь выяснить, кто это заказал? - спросил Адимсин.
   - О, нет, милорд. - Гейрлинг покачал головой с мрачным выражением лица и сделал признание, которое он никогда не собирался делать, когда эти двое мужчин вошли в его кабинет. - Я сказал, что не верю, что Мать-Церковь убила князя Гектора. Это, однако, потому, что я морально уверен в том, кто это сделал. - Глаза Адимсина расширились, и Гейрлинг невесело улыбнулся. - Я не верю, что это была Мать-Церковь... но верю, что это был великий инквизитор Матери-Церкви, - тихо сказал он.
   - Вы верите? - Несмотря на все свое потрясающее самообладание и весь свой многолетний опыт, Адимсин не смог полностью скрыть удивление в своем голосе, и тонкая улыбка Гейрлинга стала чуть шире, не став ни на градус теплее.
   - Как и вы, милорд, я не могу представить себе ничего глупее, что мог бы сделать Кэйлеб, а молодой человек, которого я встретил здесь, в Мэнчире, совсем не глуп. И когда я рассматриваю всех других возможных кандидатов, одно имя неизбежно приходит мне на ум. В отличие от подавляющего большинства людей здесь, в Корисанде, я действительно встречался с викарием Жэспаром. Могу я предположить, что вы сделали то же самое?
   Адимсин кивнул, и Гейрлинг пожал плечами.
   - В таком случае, уверен, вы поймете, когда я скажу, что если в Зионе есть один человек, который одновременно более подготовлен, чем Жэспар Клинтан, к примату целесообразности, более уверен, что его собственные предрассудки точно отражают волю Бога, и более уверен, что его интеллект намного превосходит интеллект любого другого смертного человека, я понятия не имею, кем он еще может быть. Убийство князя Гектора, его мгновенное превращение из еще одного проигрывающего войну князя в мученика Матери-Церкви показалось бы Клинтану маневром без каких-либо недостатков, и я так же уверен, как и сижу здесь, что он лично заказал убийство. Я не могу этого доказать. Пока нет. На самом деле, думаю, что, вероятно, никто никогда не сможет это доказать, и даже если бы когда-нибудь я смог, это не сделало бы внезапно магически приемлемой для корисандцев идею подчинения чарисийскому контролю. Но, зная то, что я знаю об этом человеке, веря в то, что он уже сделал, - и что это подразумевает в отношении того, что он готов сделать в будущем, - у меня не было выбора, кроме как противостоять ему. В этом отношении, по крайней мере, я такой же верный сын Церкви Чариса, как и любой другой человек на земле.
   Жирэлд Адимсин снова откинулся на спинку кресла, несколько мгновений молча смотрел на него, затем пожал плечами.
   - Ваше высокопреосвященство, это именно тот момент, с которого я начал свое собственное духовное путешествие, поэтому я едва ли в состоянии критиковать вас за то, что вы делаете то же самое. И что касается Церкви Чариса, думаю, вы обнаружите, что архиепископ Мейкел вполне готов принять эту отправную точку в ком угодно, даже если выяснится, что вы никогда не достигнете той же цели, что и я. Разница между ним и Жэспаром Клинтаном не имеет ничего общего с их уверенностью в том, что когда-нибудь они достигнут Божьих целей. Ни один из них никогда не поколеблется в этой вере, в этой решимости. Разница в том, что Клинтан готов сделать все возможное, чтобы достичь цели, которую он продиктовал Богу, в то время как архиепископ Мейкел доверяет Богу достичь любой желаемой цели. И, - глаза епископа потеплели, - если вы действительно сможете встретиться с архиепископом Мейкелом, провести в его присутствии пятидневку или две и не обнаружить, что любая Церковь, за строительство которой он отвечает, достойна вашей искренней поддержки, тогда вы будете первым встреченным мной человеком, который может это сделать!
  
   .III.
   Княжеский дворец, город Мэнчир, княжество Корисанда
  
   Сэр Корин Гарвей вздохнул с облегчением, войдя в источающую тепло громаду дворца и убравшись с прямого пути свирепого солнца. Ноябрь в Мэнчире всегда был теплым, но этот ноябрь, казалось, был полон решимости установить новый стандарт.
   Что нам точно не нужно, вдобавок ко всему прочему, - подумал он, быстро шагая по коридору. - Лэнгхорн знает, что у нас достаточно других вещей, генерирующих "тепло" по всему проклятому княжеству!
   Действительно, "тепла" хватало, и Гарвей, к сожалению, был в гораздо лучшем положении, чтобы оценить этот незначительный факт, чем он мог бы пожелать.
   Стражники, стоявшие за дверью зала совета, вытянулись по стойке смирно при его приближении, и он кивнул в ответ, признавая военную вежливость. Он узнал их обоих. Они были частью его штабного подразделения до этой... неприятности на перевале Тэлбор, что было главной причиной, по которой их выбрали для их нынешней службы. Как раз в данный момент количество людей, которым он мог доверить оружие, было, мягко говоря, ограничено, - подумал он, проходя через садовую дверь.
   - Извините, я опоздал, - сказал он, когда его отец оторвался от разговора с графом Тартариэном. - Последний отчет Эйлика прибыл как раз в тот момент, когда я собирался покинуть свой офис.
   - Не беспокойся об этом, - сказал его отец немного кисло. - На самом деле ты не так уж много пропустил, так как сегодня нам не удалось сделать чертовски много.
   Гарвей хотел бы, чтобы кислинка в этом ответе стала неожиданностью, но сэру Райселу Гарвею, графу Энвил-Рок, было из-за чего расстраиваться. Как старший из двух назначенных соправителей князя Дейвина, он стал главой регентского совета князя, что, должно быть, было самой неблагодарной задачей во всем княжестве. Ну, возможно, кроме нового назначения сэра Корина Гарвея.
   Если во всем княжестве было шесть дворян, которые искренне верили, что Энвил-Рок не заключил какую-то личную сделку с Кэйлебом Армаком, Гарвей понятия не имел, кем они могут быть. Помимо Тартариэна (которого, вероятно, в наши дни ненавидели так же сильно, как и самого Энвил-Рока), Гарвей мог вспомнить ровно троих советников покойного князя Гектора, которые искренне верили, что Энвил-Рок и Тартариэн действовали не только для себя.
   К счастью, сэр Линдар Рейминд, который продолжал служить хранителем кошелька, был одним из этих троих. Двое других - Эдуэйр Гартин, граф Норт-Коуст, и Трумин Саутмин, граф Эйрит - оба также согласились работать в регентском совете (хотя и с заметным отсутствием энтузиазма со стороны Норт-Коуста), потому что они поняли, что кто-то должен это сделать. Архиепископ Клейрмант Гейрлинг, чье положение автоматически делало его также членом совета, похоже, согласился с Норт-Коустом и Эйритом в том, что касалось Энвил-Рока и Тартариэна, но он никогда не был одним из советников Гектора. Последние два члена совета, герцог Марго и граф Крэгги-Хилл - ни один из которых в данный момент не присутствовал - занимали должности в совете Гектора... и в полной мере разделяли общее подозрение остальной знати относительно мотивов Энвил-Рока и Тартариэна.
   Отсутствие их здесь сегодня тоже не сделает их счастливее, когда они узнают об этой встрече, - подумал Гарвей, направляясь к своему месту за круглым столом совета. - С другой стороны, я не могу придумать ничего, что сделало бы их счастливыми.
   Сэр Бейрмон Чалмейр, герцог Марго, был самым высокопоставленным дворянином регентского совета. Он также был дальним - очень дальним - кузеном князя Гектора, и, вероятно, его возмущение тем, что регентом Дейвина вместо него был простой граф, было не слишком удивительно. Валис Хиллкипер, граф Крэгги-Хилл, с другой стороны, был кракеном совершенно другой породы. Вполне возможно, что в сложившихся обстоятельствах Марго лелеял какие-то собственные амбиции. Гарвей не думал, что он это сделал, но вполне мог бы, и не без, по крайней мере, некоторого оправдания, учитывая нынешние, необычные обстоятельства. И все же, если у Гарвея и были какие-то сомнения по поводу него, то в отношении Крэгги-Хилла их не было вообще. Амбиции графа были скрыты гораздо хуже, чем он, очевидно, думал, несмотря на то, что, в отличие от Марго, он не обладал ни малейшими притязаниями на корону.
   Хорошей новостью было то, что эти двое были в меньшинстве против шести всякий раз, когда дело доходило до голосования. Плохая новость заключалась в том, что сама их неспособность влиять на решения совета только сблизила их. Хуже того, один из них - по крайней мере, один из них - передавал свою собственную версию обсуждений в совете посторонним ушам.
   Что, вероятно, объясняет, почему отец не приложил никаких особых усилий, чтобы привести их двоих сюда сегодня, - размышлял Гарвей.
   - На самом деле, Райсел, говорить, что мы сегодня ничего не добились, не совсем справедливо, - сказал Тартариэн довольно мягким тоном.
   - О, простите меня! - Энвил-Рок закатил глаза. - До сих пор нам удалось договориться о том, насколько большое пособие выделить Дейвину из его собственного дохода. Конечно, мы еще не придумали, как мы собираемся донести его до него, но уверен, что мы что-нибудь придумаем... в конце концов.
   - Понимаю, что ты, вероятно, устал от всего этого еще больше, чем я, - сказал Тартариэн. - И я тебя тоже не виню. Но правда в том, что нам, по крайней мере, удалось разобраться с корреспонденцией генерала Чермина.
   - Разобраться? - повторил Энвил-Рок. - Как именно мы "справились" с этим, Тарил? Если я правильно помню, это было скорее получение наших приказов по походным порядкам, чем "разборка" чего-либо.
   Очевидно, - подумал Гарвей, - его отец был в одном из своих неважных настроений. Неудивительно.
   - Я бы вряд ли назвал их "походными порядками", - спокойно ответил Тартариэн. - И ты бы тоже не стал, если бы не был так занят, расточая язвительность.
   Глаза Энвил-Рока широко раскрылись. Он начал что-то отвечать, затем явно заставил себя остановиться.
   - Хорошо, - неохотно согласился он. - Достаточно справедливо. Постараюсь не срывать свое плохое настроение.
   - Небольшой выпуск пара совсем не помешает нам, Райсел, - сказал ему Рейминд с легкой улыбкой. - Это не значит, что остальные из нас не чувствуют себя точно так же время от времени. И все же в словах Тарила есть смысл. Из того, что я прочитал, генерал вице-король - Гарвею было ясно, что Рейминд намеренно использовал официальный титул Чермина, - все еще делает все возможное, чтобы не давить на нас сильнее, чем нужно.
   Энвил-Рок выглядел так, как будто ему хотелось бы оспорить этот анализ. Вместо этого он кивнул.
   - Должен признать, что он, по крайней мере, старается быть вежливым, - сказал он. - И, по правде говоря, я ценю это. Но прискорбный факт, Линдар, заключается в том, что он не говорит нам ничего такого, чего мы не знаем. И еще более прискорбным фактом является то, что на данный момент я не вижу ни черта, что мы можем с этим поделать!
   Он оглядел сидящих за столом, как бы приглашая своих коллег высказать свои предложения. Однако, похоже, ничего подобного не последовало, и он кисло фыркнул.
   - Могу я предположить, что генерал вице-король выразил свою озабоченность по поводу последних инцидентов? - спросил Гарвей через мгновение, и его отец кивнул.
   - Это именно то, что он делал. И я его совсем не виню. На самом деле, на его месте я бы, вероятно, к этому моменту сделал больше, чем просто выразил озабоченность.
   Гарвей серьезно кивнул. Учитывая раскаленную добела волну ярости, охватившую Корисанду после убийства князя Гектора, неудивительно, что княжество кипело от негодования и ненависти. Не было также ничего особенно удивительного в том, что негодование и ненависть, о которых идет речь, вылились в публичные "демонстрации", которые имели ярко выраженную тенденцию перерастать в беспорядки. Беспорядки, которые, казалось, неизменно перемежались грабежами и поджогами, если городская стража или (чаще, чем хотелось Гарвею) морские пехотинцы Чермина не могли подавить их почти сразу.
   По странному стечению обстоятельств, люди, чаще всего страдающие от этих поджогов, как правило, были торговцами и владельцами магазинов, многих из которых обвинили в спекуляции и завышении цен, как только действительно начала кусаться чарисийская блокада Корисанды. Гарвей был уверен, что под прикрытием этих беспорядков было сведено немало давних личных счетов (которые, черт возьми, были связаны с лояльностью к Дому Дейкин) - и, если уж на то пошло, что часть этих поджогов была предназначена для уничтожения записей о том, кто кому что должен - хотя он был не в состоянии доказать что-либо подобное. Пока, по крайней мере. Но даже если некоторые мотивы были несколько менее бескорыстными, чем возмущенный патриотизм и ярость по поводу убийства Гектора, нельзя было отрицать неподдельный гнев по поводу "иностранной оккупации" Чарисом Корисанды, который кипел в глубине этого.
   И, неизбежные или нет, понятные или нет, волнения, вызванные гневом, имели столь же неизбежные последствия сами по себе. Условия, которые ввел император Кэйлеб, были гораздо менее суровыми, чем могли бы быть, особенно в свете обострения давней вражды между Чарисом и Корисандой. Тем не менее, Гарвей был уверен, что они были более карательными, чем Кэйлеб действительно предпочел бы. К сожалению, император мог читать надпись на стене так же ясно, как и любой другой.
   - Согласен, отец, - сказал он вслух. - Полагаю, что в сложившихся обстоятельствах хорошо, что генерал вице-король признает неизбежность такого рода вещей. По крайней мере, он вряд ли будет реагировать слишком остро.
   - По крайней мере, пока, - сказал Норт-Коуст.
   Граф был коренастым мужчиной, живот которого становился немного толще по мере того, как он приближался к среднему возрасту. В его редеющих волосах все еще сохранилось несколько угольков огненно-рыжего цвета его юности, а серые глаза были встревожены.
   - Не думаю, что он, скорее всего, будет слишком остро реагировать, что бы ни случилось, милорд, - откровенно сказал Гарвей. - К сожалению, если мы не сможем справиться с этими беспорядками, думаю, что он будет вынужден самостоятельно предпринять значительно более решительные шаги. Честно говоря, не вижу, чтобы у него был какой-то выбор.
   - Должен согласиться с тобой, Корин, - мрачно сказал граф Эйрит. - Но когда он это сделает, боюсь, что это только ухудшит ситуацию.
   - Несомненно, именно поэтому он пока проявляет сдержанность, - отметил Рейминд. Он слегка поерзал на стуле, повернувшись к Гарвею более прямо. - Что, в свою очередь, приводит нас к вам, сэр Корин.
   - Знаю, - вздохнул Гарвей.
   - Вы сказали, что у вас есть отчет от Эйлика? - спросил Энвил-Рок.
   - Да. На самом деле, этот отчет, вероятно, ближе всего к хорошим новостям, которые я получил за последнее время. Он говорит, что его конные констебли почти готовы.
   - Это хорошая новость, - сказал Энвил-Рок, хотя его чувства, очевидно, были, по крайней мере, несколько смешанными, за что Гарвей его ни капельки не винил.
   Сэр Эйлик Артир, граф Уиндшер, слыл чем-то вроде не самого острого предмета. С вполне заслуженной репутацией, если Гарвей собирался быть откровенным. Его не раз обвиняли в том, что он думает своими шпорами, и ни один словарь никогда не собирался использовать "Уиндшера", чтобы проиллюстрировать слова "спокойный аргументированный ответ".
   С другой стороны, он понимал, что был не самым блестящим человеком, который когда-либо рождался, и Гарвей знал лучше большинства, что импульсивный граф действительно научился останавливаться и думать - о, по крайней мере, тридцать или сорок секунд - прежде чем броситься в бой. Во многих отношениях он был далек от идеального командира для конных патрулей, которые собирались взять на себя ответственность за поддержание порядка в сельской местности, но у него были две блестящие черты, которые перевешивали любые возражения.
   Во-первых, что бы ни думал кто-либо другой, выжившие в армии Гарвея доверяли Уиндшеру так же безоговорочно, как и самому Гарвею. Они знали, независимо от того, была ли остальная часть княжества готова поверить в это или нет, что в сложившихся обстоятельствах никто не смог бы выполнить работу лучше, чем Гарвей, Уиндшер и сэр Чарлз Дойл. Что сочетание винтовок чарисийских морских пехотинцев, дальнобойности чарисийской артиллерии и смертоносной амфибийной мобильности чарисийского флота было слишком сильным для любого простого смертного генерала, чтобы преодолеть его. И они знали, что другой командир, другие генералы, вполне могли бы привести к гибели гораздо больше из них, доказывая это. Как следствие, они были готовы продолжать доверять своим старым командирам, и это доверие - эта преданность - была дороже рубинов.
   И, во-вторых, столь же важным, как и доверие войск к Уиндшеру, было то, что Гарвей полностью доверял графу. Возможно, не без некоторых оговорок относительно суждения Уиндшера, - признал он, - хотя у него было гораздо больше уверенности в этом суждении, чем у некоторых членов регентского совета. Но какие бы сомнения он ни питал по поводу... проницательности графа, он полностью и безоговорочно верил в преданность, честность и мужество Эйлика Артира.
   Так что, вполне возможно, у него не самый острый ум в княжестве, чтобы дополнить перечисленные черты. В эти дни я буду опираться на три его качества из четырех и поблагодарю Лэнгхорна, что они у меня есть!
   - А как насчет остальной армии, Корин? - спросил Тартариэн.
   - Могло быть лучше, могло быть и хуже. - Гарвей пожал плечами. - Генерал Чермин вернул достаточно мушкетов нашим общим разрешенным силам, и мы переделали их все, чтобы вооружиться новыми штыками. На данный момент у нас все еще нет никакой артиллерии, и, честно говоря, я не могу винить его за это. И все мушкеты по-прежнему гладкоствольные. С другой стороны, они чертовски лучше, чем у кого-либо другого. Это сторона "могло быть и хуже" - ни один из нарушителей спокойствия, с которыми мы, вероятно, столкнемся, не будет обладать такой огневой мощью, как у нас. К сожалению, у меня и близко нет такого количества людей, сколько я хотел бы иметь. Столько, сколько, я чертовски уверен, нам понадобится до того, как все это закончится, судя по тому, как все идет на самом деле. И все те, что у меня есть, изначально были обучены как солдаты, а не как городские стражники. Пока мы на самом деле не увидим их в действии, я не так уверен, как хотелось бы, в том, что они будут реагировать не как боевые войска, а не как стражники, что может привести к... беспорядку. Это сторона "могла бы быть лучше".
   - Сколько их у тебя? У нас? - спросил Норт-Коуст. Гарвей посмотрел на него, и он пожал плечами. - Знаю, что ты разослал нам всем памятку об этом. И я прочитал ее - действительно прочитал. Но, честно говоря, при этом я уделял больше внимания военно-морской стороне дел.
   Что ж, в этом есть смысл, - предположил Гарвей. - Графство Норт-Коуст располагалось на острове Уинд-Дотер, отделенном от главного острова Корисанды проливом Ист-Марго и проливом Уайт-Хорс. Уинд-Дотер был почти вдвое меньше острова Корисанда, но на нем проживало меньше четверти общего населения. Большая часть его все еще была покрыта переспелым лесом, и девяносто процентов населения жило почти у самой воды. Народ Уинд-Дотер склонен был считать жителей "большого острова" иностранцами, и (по крайней мере, пока) они казались гораздо менее возмущенными, чем жители Мэнчира, убийством князя Гектора. В сложившихся обстоятельствах Гарвея на самом деле не удивило, что Норт-Коуст больше беспокоился о том, как морские патрули Чариса могут повлиять на его рыбаков, чем о численности гарнизона, который может получить остров.
   - Наши общие силы - то есть полевые силы - составляют чуть меньше тридцати тысяч, - сказал он. - Знаю, что тридцать тысяч звучит как много людей, и, честно говоря, я более чем немного удивлен, что Кэйлеб вообще согласился позволить нам вернуть под ружье столько корисандцев. Но правда в том, что на самом деле это не такая уж большая цифра. Милорд, только не тогда, когда мы говорим о чем-то размером с целое княжество. Пока я могу держать их сосредоточенными, они могут справиться со всем, с чем им, вероятно, придется столкнуться. Однако, если мне придется начать делить их на меньшие силы - а я это сделаю так же точно, как и Шан-вей, - шансы начнут меняться. Честно говоря, я не вижу никакого способа, которым я смогу разместить отряды везде, где они нам действительно понадобятся. Нет, если я собираюсь держать их достаточно большими, с новыми мушкетами или без них, чтобы сделать любого из нас счастливым.
   Норт-Коуст невесело кивнул.
   - Настоящая проблема, - заметил Энвил-Рок, - заключается в том, что у нас будет достаточно боевой мощи, чтобы подавить любые возникающие пожары, но у нас не будет достаточного количества людей, чтобы обеспечить нам такой охват, который в первую очередь мог бы предотвратить вспышки искр. - Он выглядел несчастным. - И настоящая проблема с затаптыванием пожаров заключается в том, что все остальное в окрестностях также имеет тенденцию топтаться.
   - Совершенно верно, отец. Вот почему я был так рад увидеть отчет Эйлика. Я собираюсь начать перебрасывать его людей в другие крупные города, особенно здесь, на юго-востоке, как можно быстрее. Он не сможет сделать ни один из своих отрядов таким большим, как нам всем хотелось бы, но они будут более мобильными, чем любые из наших пехотинцев. Они смогут охватить гораздо больше территории, и, честно говоря, я думаю, что кавалерия будет более... обнадеживающей для местных городских стражников.
   - Обнадеживающей? - Его отец слегка улыбнулся. - Разве ты не имеешь в виду более устрашающую?
   - В какой-то степени, полагаю, что да, - признался Гарвей. - С другой стороны, немного напугать людей, которые, скорее всего, доставят этим стражникам проблемы, - это хорошо. И я не собираюсь жаловаться, если констебли в качестве еще одной хорошей вещи предложат местным офицерам стражи помнить, что они должны поддерживать общественный порядок, а не руководить патриотическими восстаниями.
   - Я тоже не буду, - сказал Энвил-Рок. - Даже несмотря на ту мою часть, которая предпочла бы делать именно это - возглавлять патриотическое восстание, я имею в виду, - вместо того, что я делаю.
   Никто не отреагировал на это конкретное замечание, и через мгновение граф пожал плечами.
   - Хорошо, - сказал он. - Линдар, теперь, когда у Корина есть свои войска, готовые к развертыванию, полагаю, пришло время нам выяснить, как мы собираемся им платить, не так ли? - Его улыбка была ледяной. - Уверен, что это тоже будет очень весело.
  
   .IV.
   КЕВ "Ракураи", 46, залив Горэт, королевство Долар, и
   КЕВ "Девэстейшн", 54, Кингз-Харбор, остров Хелен, королевство Старый Чарис
  
   Свежий послеполуденный ветер резко проносился по темно-синим водам, взъерошивая поверхность двухфутовыми волнами. Тут и там почти игриво вздымались гребни белой пены, и острый ветер гудел в снастях. Залив Горэт был хорошо защищенной якорной стоянкой, и здесь круглый год никогда не было льда. Но сегодняшняя температура воздуха была едва выше нуля, и чтобы заставить человека вздрогнуть, требовалось совсем немного ветра, проносившегося c обширной безлесной равнины у залива.
   Доларские моряки, собравшиеся на палубе КЕВ "Ракураи", безусловно, испытывали свою долю дрожи, стоя в ожидании приказов.
   - Спустить верхушки мачт!
   Голос капитана Рейсандо раздался с юта переоборудованного торгового судна официальным подготовительным приказом, и старшины бросили на свои рабочие группы предупреждающие взгляды. Граф Тирск решил почтить "Ракураи" своим присутствием сегодня днем, и всем на борту было совершенно ясно, что сегодня будет очень плохой день, чтобы быть менее идеальным.
   - Вантовые брам-стенег наверх!
   По палубе застучали ноги, затем назначенные вантовые затопали вверх по оснастке. Они поднимались по ней, как ящерицы-мартышки, проходя вверх, в такелаж, но нежные тона старшин мягко поощряли их быть еще проворнее.
   - Наверх, к брам-стеньгам!
   Свежая команда поступила до того, как они закончили собираться на верхних площадках, и заставила их взмыть еще выше, поднявшись почти до уровня верхушки мачты.
   - Взяться за канаты брам-стенег и мачт!
   Еще больше моряков заняли свои места на уровне палубы, закрепляя канаты, проходящие через ведущие блоки на палубе, затем через блоки, прикрепленные к одной стороне каждой верхней части мачт, и вниз через бронзовые шкивы, установленные в квадратных пятках верхушек мачт. Затем каждый мачтовый канат снова поднимался по своей мачте к другой стороне верхушки мачты и крепежному рым-болту. В результате получился трос, протянутый через верхнюю часть мачты, предназначенный для ее поддержки, когда она опускается сверху, и контролируемый палубной командой, назначенной для каждой мачты. Другие руки ослабили крепления верхушек мачт и ванты, слегка отдав их, и прозвучала следующая команда.
   - Натянуть туго!
   Канаты мачт натянулись, и офицер, отвечающий за каждую мачту, критически осмотрел свою зону, затем поднял руку, сигнализируя о готовности.
   - Раскачать и вынуть фиксаторы!
   Моряки навалились еще сильнее на канаты мачт, и высоко над палубой верхушка каждой мачты слегка приподнялась, когда канат, проходящий через ее гнездо, стронул ее снизу. Ее пятка поднялась достаточно далеко из квадратного гнезда (едва достаточно большого, чтобы пятка могла двигаться в нем) в бимсах верхушки мачты, чтобы ожидающая рука извлекла опорный фиксатор - конический штифт из твердой древесины, который обычно проходил через пятку и опирался на бимсы, чтобы принимать на себя массу верхушки и фиксировать ее на месте.
   - Опустить вместе!
   Верхушки мачт плавно, грациозно скользнули вниз почти в идеальном унисоне, когда люди на мачтовых канатах повиновались команде. Задние лини и пяточные канаты одновременно направляли и удерживали мачты, хотя якорная стоянка была достаточно защищена от ветра, даже при резком бризе, так что не было реальной опасности того, что рангоут собьется с пути,.
   Цель упражнения состояла не в том, чтобы убрать мачты на палубу и уложить их, и их продвижение вниз закончилось, когда их пятки оказались чуть выше гнезд на соответствующих нижних частях мачт. В то же время, когда опускались мачты, вантовые следили за верхним такелажем. Они осторожно ослабили стойки и подпорки, когда мачты опустились, затем закрепили их на верхушках мачт. Если бы брам-стеньги оставались бездействующими в течение какого-либо периода времени, стержень кабестана был бы продет через закрепленные стойки и закреплен на месте, чтобы помочь держать ситуацию под контролем. Однако сегодня днем никто не озаботился этим особым уточнением. Особого смысла в этом не было, так как все участники знали, что им предстоит насладиться мольбой о том, чтобы завершить упражнение еще как минимум три раза, прежде чем закончится день.
   - Спуститься сверху!
   Приказ заставил матросов спуститься обратно, после того как через каждое отверстие для фиксатора была пропущена тяжелая привязь и закреплена вокруг верхушки мачты, чтобы удержать ее на месте. Корабль выглядел усеченным по его брам-стеньги и сдвоенными таким образом верхушками мачт, но сами верхушки мачт были надежно закреплены таким образом, что высота такелажа уменьшилась почти на треть. Результатом было уменьшение сопротивления ветру на высоте и снижение центра масс ее оснастки, что вполне могло бы послужить разницей между выживанием и крушением в лапах зимнего шторма.
   Последний линь был пройден, последняя привязь закреплена, и все матросы в ожидании наблюдали, как капитан и адмирал осматривают дело их рук. Это был момент напряженной тишины, своего рода притихшей настороженности, приправленной звуками ветра и волн, свистом виверн и криками чаек. Затем граф Тирск посмотрел на Рейсандо и серьезно кивнул.
   Никто не был настолько глуп, чтобы радоваться свидетельству удовлетворения адмирала. Даже самые зажатые люди корабельной команды пробыли на борту достаточно долго, чтобы научиться чему-то большему. Но тут и там были широкие ухмылки, рожденные сочетанием облегчения (никто из них не хотел думать о том, как отреагировал бы капитан, если бы они смутили его перед адмиралом) и гордости, осознания того, что они все сделали хорошо. Завершение подобного упражнения в гавани было детской забавой по сравнению с выполнением ее в море, в темноте, на качающемся, взбрыкивающем корабле. Большинство из них знали это - некоторые, относительно небольшое число опытных моряков, рассеянных среди них, по крайне неприятному личному опыту, - но они также знали, что в конечном итоге им придется это сделать. Никто из них не был более очарован идеей потеть ради пота, чем любой другой человек, но большинство из них предпочли овладеть необходимыми навыками здесь, а не пытаться овладеть ими в последнюю минуту перед лицом потенциально чрезвычайной ситуации, связанной с жизнью или смертью на море.
   Это было необычное отношение во многих отношениях, особенно для экипажей, в которых был такой большой процент неопытных сухопутных вояк. Моряки, которых схватили вербовщики, как правило, возмущались тем, что их утаскивают из их уютных домов на берегу - и от жен и детей, которые зависели от их поддержки. Учитывая риск сражений, не говоря уже о превратностях болезни или несчастного случая, шансы были немногим выше, чем даже то, что они когда-нибудь снова увидят этих жен и детей. Этого было достаточно, чтобы разбить сердце любому мужу или отцу, но при этом даже не учитывался тот факт, что их уход, как правило, в одночасье лишал их семьи средств к существованию. Не было никакой гарантии, что те, кого они любили, сумеют выжить в отсутствие своих мужчин, и даже если бы они это сделали, трудности и голод были почти гарантированы большинству из них. В сложившихся обстоятельствах едва ли было удивительно, что чаще всего насильно принужденных людей приходилось заставлять выполнять свои задачи, часто с расчетливой жестокостью, пока они не сливались в сплоченную корабельную команду. Иногда они вообще не достигали этого слияния, и даже многим из тех, кто в конечном итоге нашел бы свои места, просто не хватало опыта - по крайней мере, пока - чтобы понять, почему неустанная подготовка важна для них самих, а не просто для их требовательных, суровых офицеров и упрямых старшин. Это было не то отношение, которое обычно вызывало жизнерадостное стремление подниматься и спускаться по мачтам в ледяной полдень, когда они могли бы быть под палубами, подальше от пронизывающего ветра.
   Однако отношение команды "Ракураи" сильно отличалось от этого. На самом деле, оно отличалось от того, что раньше можно было увидеть на борту почти любого доларского военного корабля с таким количеством людей. Отчасти это объяснялось тем, что на этот раз было относительно мало жестокости, и та, что была применена, была тщательно рассчитана, соответствовала обстоятельствам, которые этого требовали, и применялась с безжалостной справедливостью. Все еще было, по крайней мере, несколько инцидентов, когда в этом не было необходимости, когда помощник боцмана "старой школы" прибегал к использованию кулаков или чрезмерному увлечению своим "стартером" (веревка с узлом, используемая для подстегивания "отстающих"), но их было удивительно мало по сравнению с тем, что произошло бы в большинстве прежних флотов Долара.
   Отчасти это было связано с тем, что так много помощников боцманов "старой школы" военно-морского флота (и капитанов, если уж на то пошло) погибли в катастрофической кампании, которая закончилась в Рок-Пойнте и Крэг-Хуке. Главным образом, однако, это было потому, что новый командующий флотом объяснил свою позицию по этому конкретному вопросу, среди прочего, с кристальной ясностью. И потому, что оказалось, что он также имел это в виду на самом деле. На этот момент одиннадцать капитанов, которые допустили ошибку, предположив, что он несерьезно относится к своим приказам, касающимся ненужных наказаний или жестокости, были уволены с позором. Учитывая тот факт, что двое из этих капитанов были даже более благородного происхождения, чем граф, и что один из них пользовался покровительством самого герцога Торэста, ни один из его оставшихся капитанов не был склонен сомневаться, что он имел в виду то, что сказал в первый раз.
   Однако была и другая причина - та, которая проистекала из признания снизу даже больше, чем из сдержанности сверху, и та, которая снискала графу Тирску степень преданности, почти неслыханную среди впечатленных моряков. Никто точно не знал, как об этом стало известно, но на флоте было общеизвестно, как граф лично утверждал, что, поскольку флот укомплектовывался для службы Матери-Церкви, Мать-Церковь должна взять на себя ответственность за благополучие семей пострадавших мужчин. Жалованье простого матроса в королевском доларском флоте было невелико, но Мать-Церковь позаботилась бы о том, чтобы деньги выплачивались непосредственно семье мужчины во время его отсутствия, если бы такова была его просьба. Более того, и это было совершенно беспрецедентно, Церковь пообещала выплатить пенсию вдове любого моряка, погибшего на действительной службе, а также обеспечить содержание его несовершеннолетних детей.
   Все это помогло объяснить, почему было удивительно мало стонов смирения, когда капитан и адмирал вернулись на кормовую палубу "Ракураи", и капитан снова потянулся к своей говорящей трубе.
   - На брам-стеньги!
   ***
   - У них это получается лучше, чем мне бы хотелось, - тихо заметил сэр Доминик Стейнейр, барон Рок-Пойнт.
   Одноногий адмирал удобно откинулся на спинку мягкого кресла, деревянный колышек, заменявший нижнюю часть его правой ноги, покоился на низкой скамеечке перед ним. Ярко горели лампы с маслом кракена, свисая с палубы, и спящая громада его нового флагмана затихла рядом, стоя на якоре, пока он наблюдал, как перед его глазами воспроизводятся записанные изображения. Опущенные верхушки мачт возвращались на место так же плавно, как и опускались, как будто управлялись одной рукой, и он покачал головой.
   - Согласен, - ответил в правом ухе голос Мерлина Этроуза, говорившего из своей дворцовой спальни в Черейте, почти за семь тысяч миль отсюда. В Кингз-Харбор было чуть за полночь, но из окна Мерлина виднелись первые, очень слабые признаки ледяного зимнего рассвета. - Конечно, все это по-прежнему тренировка, при почти идеальных обстоятельствах. И они все еще не так хороши в этом, как наши люди.
   - Может быть, и нет, - признал Рок-Пойнт. - С другой стороны, никто так хорошо в этом не разбирается, как наши люди, и я бы предпочел, чтобы так оно и оставалось. - Он снова покачал головой. - Мастерство укрепляет уверенность, Мерлин, и последнее, что нам нужно, - это чтобы эти люди начали чувствовать себя уверенно, встречаясь с нами в море. - Он на мгновение замолчал, склонив голову набок, словно в раздумье, затем фыркнул. - Позволь мне исправиться. Предпоследнее, что нам нужно, - это чтобы они начали чувствовать уверенность в своей компетентности. Последнее, что нам нужно, - это чтобы они действительно развили эту компетенцию. И это, к сожалению, именно то, что, похоже, делает Тирск.
   - Согласен, - повторил Мерлин, на этот раз в чем-то гораздо более похожем на вздох. - Я обнаружил, что, несмотря на себя, скорее восхищаюсь Тирском, - продолжил он. - Тем не менее, я также обнаружил, что не могу не пожелать, чтобы он получил пулю в Крэг-Хук. Если уж на то пошло, я не могу не пожелать, чтобы король Ранилд пошел дальше и казнил его как козла отпущения за риф Армагеддон. Это было бы крайне несправедливо, но этот человек слишком хорош в своей работе для моего душевного спокойствия.
   - Полагаю, неизбежно, что они смогли найти по крайней мере одного компетентного моряка, если искали достаточно долго и усердно, - кисло согласился Рок-Пойнт.
   - Я также думаю, что ему помогает все то время, которое он провел на отдыхе, - заметил Мерлин. Рок-Пойнт вопросительно поднял бровь, и Мерлин поморщился. - У этого человека мозги, вероятно, не хуже, чем у Алфрида, - отметил он, - и у него больше реального морского опыта, чем у кого-либо еще, к кому может обратиться Церковь. Думаю, полностью очевидно, что он потратил время, которое они оставили его гнить на берегу, используя этот мозг и этот опыт, чтобы проанализировать все ошибки, которые совершали Мейгвейр и идиоты вроде Торэста. Они поступили глупо, припарковав его там, и я рад, что они это сделали, но недостатком является то, что они дали ему достаточно времени для размышлений. Теперь он воплощает плоды всех этих размышлений в жизнь.
   Рок-Пойнт издал раздраженный звук подтверждения - что-то среднее между ворчанием и рычанием. Как Мерлин и Кэйлеб, барон пришел к выводу, что в настоящее время Тирск почти наверняка был самым опасным противником Чариса. Как только что заметил Мерлин, у этого человека были мозги, и опасно компетентные. Хуже того, он ни капельки не боялся того, что Мерлин называл "нестандартным мышлением". Например, его настойчивость в том, чтобы Церковь обеспечивала семьи погибших моряков, была неслыханной. Вся эта идея вызвала ожесточенное сопротивление, и не только со стороны Церкви. Довольно много старших офицеров доларского флота предприняли яростную попытку отвергнуть это предложение. Отчасти это сопротивление было чисто рефлекторным в защиту "того, как все было всегда". Отчасти это было вызвано опасением, что такая практика станет обычной - что военно-морской флот, как ожидается, возьмет на себя те же финансовые обязанности в будущем. Но в большей степени это было вызвано простым негодованием по поводу авторитета Тирска и поддержки, которую оказали ему герцог Ферн и генерал-капитан Мейгвейр. И от готовности Тирска использовать эту поддержку, чтобы пробиться сквозь их угрюмое сопротивление. Реформаторов редко любили, и уровень вызываемых ими негодования и ненависти обычно был прямо пропорционален тому, насколько отчаянно требовались реформы.
   В этом есть урок, - размышлял Мерлин. - Или, во всяком случае, чертовски острая ирония, учитывая, насколько непопулярными "реформаторами" в Храме только что оказались такие люди, как Кэйлеб Армак и Мейкел Стейнейр!
   - Вы понимаете, - сказал барон через секунду или две, - если ему действительно удастся реорганизовать их флот для них, Торэст и другие бросят его кракенам, как только решат, что могут обойтись без него.
   - Конечно, бросят, - согласился Мерлин немного грустно. - Думаю, он тоже это знает. Что только делает его еще более опасным, с нашей точки зрения.
   - Так что нам просто придется самим что-то с ним сделать, - сказал Рок-Пойнт более оживленно. - Гвилим почти готов к отплытию.
   - Я знаю, - нахмурился Мерлин. - По многим причинам, однако, я бы хотел, чтобы ты пошел вместо него.
   - Гвилим такой же способный, как и я, - отметил Рок-Пойнт. В его тоне, возможно, чувствовалась некоторая жесткость, и Мерлин быстро покачал головой.
   - Дело не в способностях, Доминик, - сказал он. - Поверьте мне, никто не испытывает большего уважения к Гвилиму, чем я! Просто я бы предпочел, чтобы парень, отвечающий за огонь в бороде короля Ранилда, имел доступ к снаркам. Особенно учитывая, насколько компетентным, как мы только что договорились, оказывается Тирск.
   Рок-Пойнт кивнул в знак согласия, хотя признание, о котором шла речь, было явно немного неохотным. И все же он действительно не мог спорить по этому поводу. Адмирал сэр Гвилим Мэнтир был флаг-капитаном Кэйлеба в битвах при Рок-Пойнте, Крэг-Хуке и проливе Даркос. Он был опытным моряком, обладал исключительным вниманием к деталям и железными нервами. Однако он не был одним из "внутреннего круга", которому был доступна правда о Мерлине, что означало, что он не собирался изучать какие-либо "спутниковые снимки". Как и, если уж на то пошло, никто из его экипажей.
   К сожалению, сам Рок-Пойнт был единственным из старших военно-морских офицеров Кэйлеба и Шарлиэн, кто входил во внутренний круг. Привлечение в него некоторых других было первоочередной задачей, но, опять же, это не то, с чем можно было бы поспешить. Сам Рок-Пойнт решительно выступал за включение в список верховного адмирала Брайана Лок-Айленда, и он, и Мерлин были уверены, что Братья Сент-Жерно довольно скоро одобрят его принятие. Конечно, тогда возник вопрос о том, кто именно проинформирует Лок-Айленда. С уехавшими из Старого Чариса Кэйлебом, Шарлиэн и архиепископом Мейкелом было бы практически невозможно найти подходящего посланника - кого-то, кто мог бы заставить Лок-Айленда выслушать, если бы он не воспринял это хорошо, и кого-то, кому он доверял бы достаточно, чтобы поверить, когда он слушал. Барон Уэйв-Тандер может послужить в случае крайней необходимости, но все же.... - Я, вероятно, мог бы уговорить Брайана послать меня вместо Гвилима, - сказал барон через мгновение, но выражение его лица было несчастным, а тон неуверенным.
   - Нет. - Мерлин снова покачал головой. - Кэйлеб и Шарлиэн правы в этом. Ты тоже нужен нам прямо там, где ты есть. Или, скорее, там, где ты вот-вот окажешься. И давайте посмотрим правде в глаза, Долар вызывает беспокойство, но Таро находится прямо по соседству. И Уайт-Форд тоже не бездельничает.
   Настала очередь Рок-Пойнта поморщиться, но он не мог не согласиться.
   Имперский чарисийский флот был самым большим и мощным флотом, которым когда-либо могло похвастаться какое-либо отдельное государство Сэйфхолда. Он быстро увеличился до более чем девяноста галеонов и продолжал расширяться. К сожалению, ему не суждено было сравниться ни с одним другим королевством Сэйфхолда, ему предстояло столкнуться с объединенными флотами практически всех материковых королевств. Хуже того, Церковь Ожидания Господнего выделила ошеломляющие суммы на субсидирование этих флотов, хотя не все строительные программы различных королевств и империй были одинаково развиты. Земли Храма и более северные порты империи Харчонг значительно отставали от верфей Долара и Деснейрской империи, и в ближайшее время эта ситуация для Церкви не собиралась улучшаться. Но простая, уродливая правда заключалась в том, что даже с неограниченным потенциалом роста (которого у нее не было) Чарисийская империя, возможно, не смогла бы сравниться с совокупным строительным потенциалом материковых королевств. Не были безграничными и кадровые ресурсы в Чарисе. Девяносто галеонов, каждый с экипажем примерно в пятьсот человек, требовали сорока пяти тысяч человек. До сих пор военно-морскому флоту удавалось удовлетворять свои потребности в наборе моряков, не прибегая к собственной вербовке, в основном потому, что он всегда следовал политике, подобной той, которую Тирск навязал Долару и Церкви. Однако это должно было измениться, потому что было не так много добровольцев, которых можно было привлечь, независимо от того, каковы были стимулы, и ситуация с комплектованием только ухудшалась по мере того, как продолжала расти численность флота.
   И с этим придется считаться. Предполагая, что Церковь завершит свои текущие строительные программы, она будет командовать флотом из более чем трехсот девяноста галеонов - более чем в четыре раза больше нынешней численности чарисийцев. Сто пятьдесят из них должны были быть переоборудованными торговыми судами, как и четверть галеонов чарисийского флота. И это даже не считая двухсот с лишним галер, построенных Церковью до того, как она осознала, насколько бесполезными стали галеры. Возможно, они не очень хорошо подходят для решающих поединков борт к борту, но они более чем удвоили общее количество корпусов, которые Церковь могла бросить в своих противников, и если бы они могли свободно действовать, пока галеоны Церкви нейтрализовали галеоны Чариса... Хорошей новостью было то, что корабли, о которых шла речь, были разбросаны между пятью широко разделенными флотами. Ни одно королевство или империя не могли сравниться по численности с чарисийцами, хотя Харчонг приблизится к ним, как только будет завершено его отложенное на зиму строительство. Собрать эти широко разбросанные эскадры было бы по меньшей мере так же сложно, как сосредоточить силы, предусмотренные для первоначальных планов храмовой четверки по уничтожению Старого Чариса. И даже после того, как они будут сосредоточены, их экипажи будут, к сожалению, неопытны по сравнению с экипажами имперского флота.
   Граф Тирск, по крайней мере, явно признавал этот факт. Так же поступил и Гавин Мартин, барон Уайт-Форд, старший адмирал Горджи, короля Таро. К сожалению, с точки зрения Церкви, они были единственными двумя командующими флотом, все еще доступными для нее, которые когда-либо сталкивались с флотом Чариса в бою. Герцог Блэк-Уотер, командующий флотом Корисанды в проливе Даркос, погиб там, а Гарт Ралстан, граф Мандир, и сэр Льюк Колмин, граф Шарпфилд, которые командовали эмерэлдской и чисхолмской частями флота Блэк-Уотера, теперь находились в чарисийском подчинении. К еще большему сожалению (для Церкви), тот факт, что Тирск и Уайт-Форд потерпели сокрушительное поражение от тогдашнего наследного принца Кэйлеба, привел к тому, что их советы были отвергнуты почти всеми их коллегами-флагманами.
   В случае с Тирском ситуация явно менялась, но ни Харчонг, ни Деснейрская империя, ни земли Храма, казалось, не были слишком склонны извлекать выгоду из примера Долара. Таро так и сделало, но король Горджа продолжал томиться под облаком неодобрения. Казалось очевидным, что храмовая четверка продолжала обвинять Таро в катастрофической утечке разведданных, которая позволила королю Хааралду из Чариса и его сыну узнать стратегию Церкви и разработать контрстратегию, чтобы победить ее в деталях. Это было крайне несправедливо, хотя без знаний о снарках Мерлина это было достаточно понятно. Особенно учитывая усилия Чариса по стимулированию именно такой реакции.
   Как следствие, ни одна из галер Церкви не была заложена на верфях Таро. После запоздалого перехода храмовой четверки к основанному на галеонах флоту Таро было допущено к программе строительства, но даже тогда таротийский компонент оставался самым малым из всех. И Уайт-Форд, который, вполне возможно, был даже лучшим боевым командиром, чем Тирск, был почти полностью проигнорирован.
   В сложившихся обстоятельствах численное преимущество Церкви было значительно менее подавляющим, чем могло показаться. Однако в противовес этому империя Чарис была очень большой и очень уязвимой мишенью. Чарис и Чисхолм, в частности, находились на расстоянии шести тысяч миль друг от друга для полета виверны, а от Порт-Ройяла в Чисхолме до мыса Тарган в Корисанде было еще более двух тысяч миль. Корабль, развернутый для защиты Чариса, находился как минимум в месяце плавания от Чисхолма даже при самых благоприятных условиях ветра и погоды, и кораблю, дислоцированному в Чисхолме, потребовалось бы почти столько же времени, чтобы добраться до Мэнчира в Корисанде.
   Расстояния и время в пути, подобные этому, не позволяли верховному адмиралу Лок-Айленду сосредоточить свои собственные силы на центральной позиции. Фактически, он был вынужден разместить двадцать галеонов в Чисхолме под командованием адмирала Шарпфилда и при поддержке уцелевших галер чисхолмского флота. Еще десять галеонов и двадцать пять галер были размещены в водах Корисанды под командованием графа Мандира, а Лок-Айленд сохранил двадцать галеонов под своим командованием, прикрывая бухту Рок-Шоул и подходы к заливу Хауэлл и морю Чарис.
   Это оставляло едва сорок галеонов для других надобностей, и высвободить даже такое количество было возможно только потому, что военный флот Церкви был так широко разбросан... и все еще так далек от завершения. По мере того, как для службы Церкви становились доступными все больше галеонов, различные оборонительные флоты Чариса должны были усилиться, что еще больше уменьшило бы численность, доступную для выполнения других задач.
   Если только за это время не удастся что-то сделать, чтобы уменьшить число противостоящих им людей.
   Это должно было быть заданием Мэнтира и Рок-Пойнта. Мэнтир с восемнадцатью галеонами и шестью тысячами морских пехотинцев направлялся в море Харчонг. Более конкретно, он направлялся в бухту Хардшип, на практически необитаемый остров Кло. Были причины, по которым на острове Кло жило очень мало людей. Он был не очень большим - едва ли сто двенадцать миль в длину. Кроме того, он находился чуть более чем в двухстах милях к югу от экватора, и его бесплодные, в основном безлесные пространства скал и песка были примерно такими же гостеприимными, как печь такого же размера. С другой стороны, бухта Хардшип предлагала хорошую глубоководную якорную стоянку, а небольшой город Кло-Кип мог предложить его эскадре порт приписки... во всяком случае, в некотором роде. Что еще более важно, до Теллесберга было более чем двадцать одна тысяча миль по морю, то есть он находился "едва" в пяти тысячах морских миль от залива Горэт. Однако он также располагался поблизости от западного побережья Южного Харчонга, где строилась четверть галеонов империи Харчонг, и находился менее чем в полутора тысячах миль от устья залива Долар.
   Путешествие на остров Кло на самом деле было бы немного короче, если бы он плыл на восток, через Чисхолм, а не на запад, мимо рифа Армагеддон и вокруг южной оконечности континента Ховард, но у него были бы как благоприятные ветры, так и течения, идущие на запад, особенно в это время года. Вероятно, он будет проходить в среднем по меньшей мере на пятьдесят или шестьдесят миль больше в день по своему предполагаемому курсу... и все равно ему потребуется больше трех месяцев, чтобы завершить путешествие.
   Как только он доберется туда, его морских пехотинцев должно быть более чем достаточно, чтобы захватить Кло-Кип и разместить на острове гарнизон, тем более что единственным надежным источником воды на всей выжженной солнцем косе были артезианские колодцы, которые обслуживали сам Кло-Кип. Это обеспечило бы ему надежную базу, с которой он мог бы действовать как против Долара, так и против Харчонга. Он был бы далеко от дома, хотя и находился бы в пределах девяти тысяч миль от Чисхолма, но у него были бы хорошие возможности блокировать залив Долар и перехватить любые попытки объединить галеоны Тирска с харчонгским контингентом, строящимся дальше на юг вокруг залива Шипврек, в провинциях Кейрос, Кузнецов и Селкар. Даже если бы он ничего не делал, кроме как сидел там (и Мерлин был уверен, что офицер со способностями и личностью Мэнтира должен найти всевозможные способы сделать себя раздражающим вредителем), маловероятно, что Церковь - или король Ранилд, или император Уэйсу, если на то пошло - были бы готовы терпеть присутствие чарисийцев так близко к ним.
   Его галеоны будут значительно уступать численностью - почти вчетверо по сравнению с одним только Доларом, если предположить, что доларцы достроили и укомплектовали все свои собственные военные корабли, - но больший опыт его экипажей и капитанов компенсировал бы большую часть этого недостатка. И тот простой факт, что Чарис снова проявил инициативу, несмотря на численный перевес, будет иметь глубокие последствия для уверенности и морального духа его противников.
   И если случится худшее, он всегда сможет погрузить своих морских пехотинцев обратно на борт своих транспортов и отступить.
   По крайней мере, такова идея, - подумал Мерлин. - И как способ внести свои помехи в планы Церкви, это может многое порекомендовать. Но я все равно чувствовал бы себя лучше, если бы командовал Доминик. Или если бы мы могли хотя бы дать Гвилиму связь! Я ненавижу, когда такая большая часть военно-морского флота находится на конце такой длинной ветки, когда мы даже не можем поговорить с ее командиром.
   К сожалению, как он сам только что отметил, Рок-Пойнт им понадобится поближе к дому. Он и оставшиеся двадцать галеонов, которыми в настоящее время располагает Чарис, перенесут свою операционную базу в Хэнт-Таун в бухте Маргарет, через Трэнжирский проход напротив королевства Таро. Его новая база будет хорошо расположена, чтобы помочь Лок-Айленду противостоять любой угрозе Старому Чарису из Ист-Хэйвена или Деснейра. Что еще более важно, однако, он был бы в состоянии действовать непосредственно против Таро.
   И в этом Шарлиэн тоже была права, - размышлял Мерлин. - Сейчас важнее, чем когда-либо... убедить Горджу подумать о добровольном присоединении к империи. Или, в противном случае, представить ему несколько более веский аргумент. Нейтрализация Таро была бы полезна сама по себе. Получить Таро в качестве передовой базы прямо у побережья Ист-Хэйвена было бы еще более целесообразно. И заполучить в свои руки галеоны, которые Горджа строит для Церкви, тоже ни черта не повредит!
   - Я хотел бы иметь возможность делать многое из того, что мы не можем сделать прямо сейчас, - сказал он вслух. - Деснейр начинает меня беспокоить, во-первых, и я действительно хотел бы, чтобы мы могли добраться до Харчонга и верфей земель Храма! Но мы не можем позволить себе оголить Старый Чарис и Чисхолм, и так оно и есть. Однако, если Гвилим сможет занять Долар достаточно долго, чтобы вы с Грей-Харбором убедили Горджу увидеть свет, это очень поможет.
   - Тогда нам просто нужно посмотреть, что мы можем с этим сделать, не так ли, сейджин Мерлин? - с улыбкой сказал Рок-Пойнт. - Мы просто должны посмотреть, что мы можем сделать.
  
   .V.
   Город Фейрсток, провинция Мэйлэнсат, восток империи Харчонг
  
   Падающий снег был таким густым, что никто не мог видеть больше, чем на длину корабля или два в любом направлении.
   Граф Корис счел это менее чем обнадеживающим, когда "Сноу лизард" осторожно прокралась на рейд Фейрстока. Капитан Ютейн свернул парус и перешел на весла, как только рулевой на носу обнаружил дно на глубине десяти саженей. Шестьдесят футов представляли собой значительно большую глубину воды, чем требовалось "Сноу лизард", но только дурак (которым Ютейн не был, что он убедительно продемонстрировал) позволял себе вольности с каналом Фейрсток. Он насчитывал примерно двести пятьдесят миль с севера на юг, и если большая его часть была легко проходимой для судов, то были и другие участки, которые были совсем другими. И свободного места было не так уж много. В самом узком месте, где также были одни из самых отвратительных, зыбучих песчаных отмелей, он был едва ли четырнадцать миль в ширину... при высокой воде. Сам залив Фейрсток был великолепно защищенной якорной стоянкой шириной более двухсот миль, но попасть в него иногда было непросто.
   Особенно в разгар снежной бури.
   Честно говоря, Корис предпочел бы отложить вход в канал до тех пор, пока погода не прояснится. К сожалению, не было никакой гарантии, что в ближайшее время погода прояснится, и капитану Ютейну было приказано доставить своего пассажира в Фейрсток как можно быстрее. Поэтому он очень осторожно и медленно подкрадывался к берегу, пока не смог провести серию промеров, которые позволили ему определить местонахождение, сопоставив их с глубинами, записанными на его карте. Однако даже после того, как он уверился, что знает, где находится, он продолжал действовать с осторожностью, которую Корис искренне одобрил. Мало того, что в таких условиях видимости было вполне возможно, что "Сноу лизард" на самом деле находилась не там, где он думал, но всегда существовала столь же неприятная вероятность того, что они могут столкнуться с другим судном лоб в лоб. Узость канала и ужасная видимость только делали это еще более вероятным, и Филип Азгуд не зашел так далеко по призыву совета викариев только для того, чтобы утонуть или замерзнуть до смерти.
   - По мерке, семь саженей!
   Крик донесся с носа корабля, странно приглушенный и размытый падающим снегом, и, несмотря на свое толстое пальто и теплые перчатки, Корис вздрогнул.
   - Полагаю, вы будете рады сойти на берег, милорд, - заметил капитан Ютейн, и Корис быстро повернулся к нему лицом. Он позаботился о том, чтобы не мешать капитану сосредоточиться, пока Ютейн осторожно вел "Сноу лизард" вверх по каналу. Это был не тот момент, когда стоит толкать кого-то под локоть, - размышлял он.
   Что-то из его мыслей, должно быть, отразилось на выражении его лица, потому что Ютейн ухмыльнулся в бороду.
   - Следующий маленький кусочек не так уж и плох, милорд, - сказал он. - Я бы не хотел показаться слишком самоуверенным, но сказал бы, что все действительно сложные моменты благополучно позади. Нет, но полагаю, что был момент или два, когда вы были менее чем уверены, что мы зайдем так далеко.
   - Чепуха, капитан. - Корис покачал головой с ответной улыбкой. - Ни на секунду не сомневался в вашем мореходном мастерстве или качестве вашего корабля и команды.
   - Ах, конечно! - Ютейн покачал головой. - Очень мило с вашей стороны так заявлять, но не уверен, что такая страшная ложь полезна для здоровья вашей души, милорд.
   - Если бы это была ложь, возможно, это не пошло бы на пользу моему духовному здоровью. Однако, поскольку это было абсолютно правдивое заявление, я не особенно обеспокоен, капитан.
   Ютейн усмехнулся, затем склонил голову набок, прислушиваясь к свежему сообщению матроса с бака о глубине. Он задумчиво нахмурился, глядя на карту, очевидно, заново фиксируя в уме свое положение, и Корис наблюдал за ним с уважением, которого заслуживал профессионал.
   Как это случилось, то, что он только что сказал Ютейну, действительно было правдой. С другой стороны, несмотря на признание мастерства капитана и способностей его команды, был не один момент, когда Корис сильно сомневался, что они когда-нибудь доберутся до Фейрстока. Залив Долар зимой оказался еще опаснее, чем он боялся, и как только они прошли проход между островом Клифф и островом Уэйл, то столкнулись с воющим штормом, который, как он был уверен в глубине души, собирался полностью поглотить низкорослую, хрупкую галеру с мелководной осадкой. Крутые, бушующие волны были почти такими же высокими, как мачта галеры, и в какой-то момент они были вынуждены стоять на плавучем якоре целых два дня, постоянно работая насосами. В течение этих двух дней не было горячей пищи - даже кок Ютейна не мог поддерживать огонь на камбузе - и не раз в каюте графа ледяная вода доходила до лодыжек, пока корабль боролся за свою жизнь. В конце концов, они пережили этот конкретный кризис, но это едва ли было концом плохой погоды - или кризисов - с которыми они столкнулись. Снег, плохая видимость и обледеневший такелаж только усугубили ситуацию, и уважение Кориса к Ютейну и его людям росло с каждым днем.
   Несмотря на это, он с трудом мог дождаться, когда сойдет с корабля. Было бы достаточно утомительно провести целый месяц в таком замкнутом пространстве при любых обстоятельствах. В условиях, связанных с зимним переходом через залив, "утомительное" быстро уступило место чему-то гораздо более близкому к "невыносимому".
   Конечно, есть тот маленький факт, что каждый шаг, приближающий меня к Фейрстоку, также приближает меня к Зиону и Храму, - напомнил он себе. - С другой стороны, как сказала архангел Бедар, "для этого дня зла достаточно". Если я выберусь с этого проклятого корабля живым, я буду полностью готов к тому, что будущие проблемы решатся сами собой!
   - До нашей якорной стоянки нам добираться еще примерно три часа, милорд, - сказал Ютейн, возвращаясь от созерцания карты. - Если бы видимость была лучше, рядом с нами, вероятно, уже была бы лодка с пирса. Как бы то ни было, я не очень удивлюсь, если нам придется пробираться на ощупь самостоятельно. В любом случае, думаю, мы доставим вас на берег как раз к ужину.
   - Ценю это, капитан. Сомневаюсь, что кто-нибудь мог бы лучше позаботиться обо мне во время перехода, чем вы, но надеюсь, что не обижу вас, если признаю, что мне действительно хотелось бы спать в кровати, которая не двигается ночью. - Он поморщился. - Сомневаюсь, что у меня будет больше одной ночи - может быть, две, если мне действительно повезет, - но я намерен насладиться этим в полной мере!
   - Ну, не могу сказать, что виню вас, - сказал Ютейн. - Имейте в виду, сам я никогда по-настоящему не понимал, почему кто-то предпочитает спать на берегу, когда у него есть выбор. Хотя, честно говоря, еще до того, как у меня появилась собственная каюта и собственная койка, я, по-моему, относился к этому несколько иначе. К счастью для моего образа морского пса, - он снова ухмыльнулся своему пассажиру, - это было достаточно давно, и моя память не слишком ясна!
   - Уверен, что для такого опытного моряка, как вы, движение корабля подобно тому, как мать качает колыбель, - ответил Корис. - Тем не менее, думаю, что это приобретенный вкус. И если вам все равно, то я бы с таким же успехом не стал его приобретать.
   - Каждому свое, милорд, - невозмутимо согласился Ютейн.
   ***
   Как это случилось, предсказание Ютейна оказалось точным. Им пришлось прокладывать свой собственный путь, пока они не увидели размытые, расплывчатые очертания других судов, стоящих на якоре, и не бросили свой собственный якорь. На самом деле, они прошли достаточно близко к борту одного из других кораблей, чтобы вызвать гневный крик предупреждения с его якорной вахты.
   - О, прекрати шуметь! - Ютейн проревел в ответ через свою говорящую трубу. - Это имперский корабль по делам Церкви! Кроме того, если бы я хотел утопить твою жалкую задницу, глупый ублюдок, я бы ударил тебя прямо посередине корабля, а не прошел через твой незаконнорожденный нос!
   Шум с другого судна внезапно прекратился, и Ютейн подмигнул Корису.
   - По правде говоря, милорд, - признался он гораздо более низким голосом, - я даже не видел их до последнего момента. Думаю, что так же удивлен, как и они, что не перерезал их трос! Не то чтобы я когда-нибудь признался бы им в этом, даже под пытками!
   - Ваш секрет со мной в безопасности, капитан, - заверил его Корис, а затем спустился вниз, чтобы убедиться, что Сиблэнкит все упаковал для высадки на берег.
   - Я проверил и перепроверил, милорд, - сказал тогда камердинер с обычным мрачным лицом. - И все же, не сомневаюсь, что я что-то забыл. Или положил не на то место. Или что один из матросов капитана Ютейна с липкими пальцами избавил нас от него, когда я не смотрел.
   - Обещаю, что не буду считать тебя ответственным за чужую кражу, Робейр, - заверил его Корис. Если обещание и помогло как-то развеять уныние Сиблэнкита, Корис этого не заметил. С другой стороны, его камердинер знал их маршрут так же хорошо, как и он, и он скорее сомневался, что Сиблэнкит больше, чем он, стремился к заключительному этапу путешествия.
   Теперь, когда граф сидел посредине палубы десятивесельного катера, который (в конце концов) появился, чтобы переправить его на берег, он обнаружил, что его собственные мысли сосредоточены на перспективе рассматриваемого путешествия. По натуре он был менее угрюмым человеком, чем Сиблэнкит, но в тот момент он обнаружил, что его настроение очень созвучно настроению камердинера. Единственной хорошей вещью в погоде было то, что ветер был очень слабым, но это не мешало открытой лодке чувствовать себя как в собственном ледяном доме Шан-вей, и он был уверен, что сильный холод, который он чувствовал в данный момент, был лишь слабым предзнаменованием того, что будет, когда они достигнут озера Пей.
   Или, если уж на то пошло, насколько холодно будет между этим местом и озером Пей, - кисло сказал он себе. - Лэнгхорн, надеюсь, что я действительно проведу по крайней мере две ночи подряд под крышей в теплой постели, которая одновременно не качается и не катится подо мной!
   - Спокойно всем! - крикнул рулевой катера. - На весла... и вперед, Анди!
   Корис поднял глаза и увидел длинную каменную набережную, вырисовывающуюся совсем близко. Прилив начался достаточно давно, чтобы оставить гирлянду водорослей и моллюсков на расстоянии полутора футов от гавани, и катер скользнул вдоль каменных ступеней, ведущих вниз в море. Две или три нижние из открытых ступеней выглядели явно коварными, покрытыми слякотной смесью остатков морской воды и падающего снега (где они все еще не были регулярно покрыты усталой зыбью), но верхние ступени выглядели не намного лучше. Движения было достаточно, чтобы снег превратился в лед, и не похоже, чтобы за последние несколько часов кто-то посыпал их свежим песком.
   - Следите за опорой под ногами, милорд, - предупредил рулевой, и Корис кивнул в знак согласия. Он также полез в свой кошелек, чтобы добавить дополнительную четверть марки к чаевым команде лодки. Вероятно, это было именно то, на что надеялся рулевой, и граф знал это, но это не изменило его благодарности за напоминание.
   - И ты тоже следи за своей опорой, Робейр, - бросил он через плечо, вставая и осторожно ступая на твердый камень впервые за месяц.
   Твердый камень, о котором шла речь, казалось, изгибался и проваливался под ногами, и он поморщился от этого ощущения. Это не поможет ему подняться по этой проклятой лестнице целым, невредимым и без трещин, - мрачно размышлял он.
   - Не хотелось бы выуживать вас - или багаж - из проклятой гавани, - добавил он, когда один из гребцов катера помог камердинеру переместить тщательно уложенный сундук Кориса.
   - Если вам все равно, милорд, я бы предпочел, чтобы вам и не пришлось этого делать, - ответил Сиблэнкит, и Корис фыркнул, крепко (и благодарно) ухватился за пропущенную через установленные на стороне причала рым-болты веревку, которая служила перилами, и осторожно поднялся по скользким ступеням.
   Он вздохнул с облегчением, когда наконец добрался до широкой ровной поверхности причала в целости и сохранности. Все, казалось, все еще двигалось у него под ногами, и он задавался вопросом, сколько времени ему потребуется, чтобы на этот раз твердо встать на ноги. Учитывая, насколько продолжительным (и оживленным) был переход через залив, он не удивился бы, если бы это заняло значительно больше времени, чем обычно.
   Он отошел от верхней ступеньки лестницы, стараясь не слишком осторожно передвигаться по явно раскачивающемуся причалу, затем повернулся, чтобы посмотреть, как Сиблэнкит и один из гребцов катера осторожно поднимают багаж. Выражение лица камердинера было еще более мрачным, чем обычно, и его длинный нос, красный от холода, казалось, дрожал, как будто он действительно мог учуять какой-то несчастный случай или упавший сундук, незаметно подкрадывающийся ближе под покровом покрывающего снега.
   Однако, несмотря на любой трепет, который мог бы испытывать Сиблэнкит, сундуки и чемоданы Кориса совершили опасное путешествие на набережную, не пострадав от катастрофы. Сиблэнкит только что спустился по скользким ступенькам за своей более скромной дорожной сумкой, когда кто-то прочистил горло позади графа.
   Он обнаружил, что стоит лицом к лицу с мужчиной, одетым в коричневую сутану младшего священника ордена Чихиро с голубой отделкой под толстым, явно теплым бушлатом. Священник казался слишком молодым для своего духовного звания, и хотя на самом деле он был лишь немного выше среднего роста, он также казался каким-то образом немного крупнее, чем в жизни. Значок с пером Чихиро на левом плече его бушлата был скрещен с мечом в ножнах, что еще больше идентифицировало его как члена ордена Меча. Орден Чихиро был уникален тем, что был разделен на две части: орден Меча, в котором был высокий процент офицеров храмовой стражи, и орден Пера, в котором был почти одинаково высокий процент церковных клерков и бюрократов. Корис явно сомневался, учитывая очевидно мускулистое телосложение этого парня и мозоли от меча на пальцах его руки, что кому-то действительно нужен значок на плече, чтобы знать, какому аспекту ордена Чихиро он служил.
   - Граф Корис? - вежливо осведомился младший священник.
   - Да, отец? - ответил Корис.
   Он вежливо поклонился в знак признательности, надеясь, что на его лице не отразилось смятение. То, что кто-то появился прямо здесь, на набережной, посреди снегопада, в морозный день, когда никто не мог знать, что "Сноу лизард" выберет сегодняшний день для своего прибытия, не показалось ему хорошим знаком. Или нет, по крайней мере, в том, что касалось его надежды провести день или два в уютной, теплой комнате.
   - Я отец Халис Тэннир, милорд, - сказал ему младший священник. - Жду вас уже несколько дней.
   - Боюсь, погода не слишком благоприятствовала, - начал Корис, - и...
   - Пожалуйста, мой господин! - Тэннир быстро улыбнулся. - Это была не жалоба, уверяю вас! На самом деле, я довольно хорошо знаю капитана Ютейна и уверен, что он доставил вас сюда так быстро, как только возможно для человека. На самом деле, учитывая, какой по моим предположениям была погода, он показал гораздо лучшее время, чем я ожидал даже от него. Нет, нет. - Он покачал головой. - Я не жаловался ни на какое опоздание с вашей стороны, милорд. Просто представляюсь как человек, ответственный за то, чтобы проводить вас на следующем, несомненно, неприятном этапе вашего путешествия.
   - Понимаю.
   Корис на мгновение задумался над словами младшего священника. Тэнниру не могло быть больше тридцати пяти, - решил он, - и, вероятно, даже меньше. Он был темноволосым и кареглазым, со смуглым лицом и худощавыми, живыми чертами лица мужчины, которому никогда не составит труда привлечь женское общество. В глубине этих глаз плясало что-то подозрительно похожее на юмор, и даже просто неподвижно стоя на снегу, он, казалось, излучал изобилие энергии. И компетентность, - решил граф.
   - Что ж, отец Халис, - сказал он через несколько секунд, - поскольку вы были так откровенны, не буду притворяться, что с нетерпением жду... суровости нашего путешествия, скажем так?
   - И вам не следует бояться, - весело сказал ему Тэннир. - Плохая новость в том, что для полета виверны отсюда до Лейквью почти тысяча триста миль, а мы не виверны. По дороге это немного меньше, чем тысяча семьсот, а учитывая снег, лед и горы Уишбоун прямо на пути, нам потребуется почти месяц, чтобы добраться туда. По крайней мере, главная дорога проходит по долине Рейуорт, так что нам не придется тратить все наше время на подъемы и спуски. И я договорился о том, чтобы сменные снежные ящеры ждали на церковных почтовых станциях по всему нашему маршруту, так что, полагаю, мы проведем достаточно времени в пути, пока не будем активно зависеть от погоды. Но даже долина на добрых семьсот или восемьсот футов выше, чем Фейрсток, так что думаю, мы можем с уверенностью предположить, что в любом случае погода будет достаточно плохой, чтобы держать нас подальше от дорог, по крайней мере, на что-то вроде пятидневки или около того.
   - В ваших устах это звучит восхитительно, отец, - сухо сказал Корис, и Тэннир рассмеялся.
   - В Писании говорится, что правда всегда лучше лжи, милорд, и попытки убедить себя, что все будет лучше, чем мы думаем, не сделают нас счастливее, когда мы застрянем в какой-нибудь жалкой деревенской гостинице в горах Уишбоун, ожидая, когда пройдет метель, не так ли?
   - Верно, не думаю, что сделают, - согласился Корис. И, в конце концов, Тэннир не говорил ему что-то, чего он еще не понял.
   - Хорошая новость, какая бы она ни была, - сказал Тэннир, - заключается в том, как я думаю, что вас ждет небольшое удовольствие, как только мы наконец доберемся до Лейквью.
   - В самом деле? - Корис склонил голову набок, и Тэннир кивнул.
   - Эта зима была суровой, милорд, и, согласно семафору, озеро уже довольно сильно замерзло. К тому времени, как мы доберемся туда, нам не придется беспокоиться о том, что на нашем пути попадется какая-нибудь открытая вода. Ну, - поправил он себя с рассудительным видом, который был лишь слегка подпорчен огоньком в его глазах, - нам, вероятно, не придется беспокоиться об этом. Никогда нельзя быть полностью уверенным, что неожиданно не откроется полынья.
   - Значит, мы определенно отправимся на ледяной лодке из Лейквью в Зион? - Корис с легким сомнением покачал головой. - Я достаточно часто бывал в море, но никогда не плавал под парусом по льду.
   - Так мы и сделаем, и думаю, вы найдете этот опыт... интересным, - заверил его Тэннир. Младший священник, очевидно, заметил смешанные чувства Кориса и снова улыбнулся. - Большинство людей так и делают, особенно в первый раз, когда они совершают поездку. "Хорнет", конечно, немного меньше "Сноу лизард", но намного быстрее, поверьте мне.
   - А? - Корис приподнял бровь. - Это прозвучало довольно собственнически, отец. Должен ли я так понимать, что вы собираетесь быть моим капитаном на другом берегу озера, а также безопасно проводить меня отсюда до Лейквью?
   - Действительно, мой господин. - Тэннир отвесил ему что-то вроде небрежного полупоклона. - И могу заверить вас, что еще никогда не терял пассажира во время зимнего перехода.
   - И я уверяю вас, что должным образом утешен вашим заверением, отец. Даже если в нем, казалось, содержался хотя бы намек на квалификацию.
   Улыбка Тэннира превратилась в ухмылку, и Корис почувствовал, что немного расслабляется. Он все еще не предвкушал путешествие, но Халис Тэннир был примерно так же далек, как кто-либо мог бы подумать, от мрачно сосредоточенного сторожа-шулерита, с которым он ожидал столкнуться на заключительном этапе своего путешествия.
   - Серьезно, милорд, - продолжил Тэннир, - "Хорнет" намного быстрее, чем вы, возможно, предполагали. У него нет сопротивления, которое вода оказывает корпусу галеры, так что тот же ветер будет толкать его намного быстрее, и преобладающие в это время года ветры будут в нашу пользу. Не говоря о том факте, что мы уже достаточно далеко зашли в зиму, когда лед довольно хорошо нанесен на карту и отмечен, так что я могу позволить себе уделить лодке больше внимания, чем мог бы в начале года. Не удивлюсь, если во время самого пересечения озера мы будем в среднем делать до тридцати миль в час.
   - Действительно?
   Вопреки себе, Корис не мог скрыть, насколько впечатлила его оценка скорости. Или тем фактом, что он радикально пересмотрел в сторону понижения свою первоначальную оценку того, сколько времени потребуется, чтобы пересечь озеро Пей. Конечно, это была палка о двух концах. Это означало, что он будет проводить меньше времени, дрожа и чувствуя себя несчастным на льду, но это также означало, что он встретится с канцлером Тринейром и великим инквизитором намного быстрее.
   И это не делало месячное путешествие из Фейрстока в Лейквью менее трудным, чем уже обещал младший священник.
   Полагаю, мне следует потратить некоторое время на то, чтобы поблагодарить Лэнгхорна за то, что я все еще достаточно молод, чтобы иметь реальную перспективу пережить этот опыт, - кисло подумал он.
   - Действительно, мой господин, - заверил его Тэннир, отвечая на его последний вопрос. - На самом деле, идя с ветром в хорошую снежную бурю на озере, я разгонял ее до скорости более пятидесяти миль в час - это тоже средняя скорость на протяжении двадцати миль, так что уверен, что мы будем быстрее, по крайней мере, порывами - не один раз. На этот раз я постараюсь не навлекать на вас столь впечатляющую погоду. Это не совсем то, что для слабонервных - или, как выразилась бы моя мама, для людей в здравом уме. - Он подмигнул. - Тем не менее, пожалуй, могу обещать, что вы найдете переход незабываемым.
   Младший священник улыбнулся с явной гордостью за свое судно, затем повернул голову, наблюдая, как Сиблэнкит снова выходит на причал с последним предметом багажа. Несколько секунд он задумчиво смотрел на камердинера, затем снова перевел взгляд на Кориса, и в его глазах появился почти заговорщический блеск.
   - Понимаю, милорд, что вы, несомненно, хотите завершить свое путешествие как можно быстрее. Не сомневаюсь, что ваше нетерпение снова отправиться в путь больше, чем когда-либо, в свете нынешней ненастной погоды и явно напряженного характера той части путешествия, которую вы только что завершили. Боюсь, однако, что я не совсем удовлетворен командой ящеров, зарезервированной для первого этапа нашего путешествия. Не только это, но у меня появилось несколько новых мыслей о наших запланированных остановках по пути. Я пришел к выводу, что вся поездка могла бы быть немного лучше спланирована и скоординирована, и думаю, что мы, вероятно, завершим ее быстрее в долгосрочной перспективе, если я потрачу немного времени... на изменение моих нынешних договоренностей. Приношу свои глубочайшие извинения за задержку, но как человек, которому поручено доставить вас в целости и сохранности, я действительно не чувствовал бы себя комфортно, отправляясь в такое долгое путешествие, как это, не убедившись сначала, что все наши приготовления будут максимально беспроблемными.
   - Ну, мы, конечно, не могли допустить, чтобы вы ощущали давление в сторону опрометчивости, отец, - ответил Корис, не пытаясь скрыть свою внезапную благодарность. - И я, безусловно, готов положиться на ваше профессиональное суждение. Нельзя допускать, чтобы вы экономили на своих приготовлениях, если чувствуете, что что-то из них может быть улучшено, не так ли? Во что бы то ни стало, позаботьтесь об этом, прежде чем мы отправимся в путь!
   - Я ценю вашу готовность проявить такое понимание, милорд. Предполагая, что погода даст нам окно для семафора, я ожидаю, что приведение в порядок дел займет не более, о, - Тэннир внимательно посмотрел на графа, как на испытуемого, почти так, как если бы он мог физически измерить усталость Кориса, - день или два. Возможно, три. На самом деле, нам лучше рассчитывать на три. Так что, боюсь, вам, вероятно, придется провести здесь, в Фейрстоке, по меньшей мере четыре ночи. Я надеюсь, что это не разочарует вас слишком сильно.
   - Поверьте мне, отец, - сказал Корис, глядя ему в глаза, - я верю, что сумею справиться со своим разочарованием.
  
   .VI.
   Близ Хеннет-Хед, залив Мэтиэс
  
   Кто-то с планеты, которую человечество когда-то называло Землей, мог бы описать это как шесть баллов по старой шкале Бофорта. Энсин Гектор Эплин-Армак, герцог Даркос, никогда не слышал о шкале Бофорта, но он провел в море почти пять из своих четырнадцати лет. Ну, из тринадцати лет и девяти месяцев, так как в следующем месяце у него будет день рождения. И на его опытный взгляд, одиннадцатифутовые волны с их белыми пенистыми гребнями и высоким гудящим звуком, доносящимся через стойки, были результатом того, что моряк назвал бы либо сильным бризом, либо жестким марсельным бризом, которому оставалось подрасти еще на четыре или пять миль в час, прежде чем он официально приблизился бы к шторму.
   Гектор подозревал, что большинство сухопутных жителей сочли бы тревожным движение корабля, то, как он наклонялся своими парусами, и то, как при его мощном движении взлетающие вокруг его уреза брызги поднимались в виде бриллиантового дождя, когда раннее утреннее солнце освещало его. На самом деле, было время - хотя сейчас он уже не мог этого вспомнить, - когда он бы счел это совершенно очевидным. Теперь, однако, он нашел это волнующим (особенно с его желудком, так недавно обернутым вокруг завтрака из поджаренного печенья и хорошо подслащенной овсянки с изюмом), несмотря на острые, ледяные зубы ветра, и он хлопнул в ладоши в перчатках и широко улыбнулся, когда посмотрел на зарифленные марсели и брамсели, затем повернулся к старшему из двух мужчин на штурвале.
   - Как он себя чувствует, шеф? - спросил он.
   - Достаточно хорошо, сэр.
   Главстаршина Франклин Уэйган был примерно в три раза старше молодого энсина, а Гектор был примерно таким же младшим, каким только мог быть офицер. Когда-то давно, всего три или четыре месяца назад, к нему относились бы не как к "энсину", а как к "прошедшему мичману" - мичману, который успешно сдал экзамен на лейтенанта, но еще не получил свое звание - поскольку по закону он не мог получить звание полного лейтенанта, пока ему не исполнится по крайней мере шестнадцать лет. Новое звание "энсин" было введено в рамках огромного расширения военно-морского флота, и флот все еще находился в процессе привыкания к нему. Но если Уэйган и испытывал какое-то раздражение из-за того, что его допрашивал офицер нежных лет энсина Эплина-Армака и отсутствия выслуги лет, он не выказал никаких признаков этого.
   - Берет немного больше управления по погоде, чем мне бы хотелось, - добавил Уэйган, - но не настолько.
   Гектор кивнул. На любом парусном судне приходилось хотя бы немного управлять штурвалом, когда оно приближалось к ветру, и в данный момент "Дестини" был близок к этому - шел на восток-северо-восток галсами по правому борту под одинарно зарифленными брамселями и марселями с ветром с юго-юго-востока, чуть более чем в трех градусах от курса. Это было очень близко к тому, насколько мог приблизиться КЕВ "Дестини"; Гектор сомневался, что они могли бы приблизиться к ветру больше, чем на один градус или около того, и чертовски немногие другие суда с прямоугольными парусами могли подойти так близко.
   Конечно, это было оживленное плавание, но это было частью удовольствия, и даже с уменьшенными парусами корабль должен был развивать скорость около семи узлов - ну, по крайней мере, более шести с половиной. Это был отличный показатель скорости, хотя они, вероятно, могли бы нести больше парусов и демонстрировать немного большую скорость, если бы капитан Йерли решил выжать больше из высоких рифов и пойти на это.
   Не то чтобы он, скорее всего, сделал что-то подобное без чертовски веской причины, - подумал Гектор с легкой внутренней улыбкой. - Это никак не соответствовало бы его имиджу суетливого беспокойного капитана!
   Правда заключалась в том, что Гектор понимал, насколько ему повезло, что его в первую очередь назначили в команду Йерли. И не только из-за способностей капитана как наставника в тактике и морском деле. Гектор сомневался, что во всем флоте мог быть лучший учитель для любого из этих навыков, но, как бы он ни был благодарен за эту подготовку, он был еще более благодарен за время, которое Йерли потратил на обучение Гектора Эплина-Армака некоторым другим, не менее важным навыкам.
   Несмотря на свой нынешний высокий патент на благородство, Гектор Эплин определенно не был рожден в аристократии. Он происходил из семьи крепких, трудолюбивых моряков торгового флота, и назначение молодого Гектора мичманом в королевский флот Чариса стало значительным шагом вперед для Эплинов. Он надеялся сделать достойную карьеру для себя - чарисийский флот действительно был единственным на Сэйфхолде, где у простолюдина были отличные шансы подняться даже до самых высоких чинов, и не один человек столь же обычного происхождения, как у него, получил рыцарское звание и адмиральский вымпел за свои заслуги. Он мог вспомнить по меньшей мере полдюжины тех, кто получил титул барона, и по крайней мере одного, кто умер графом, если уж на то пошло. Но ему и в голову не приходило, что он может стать герцогом!
   С другой стороны - его веселье померкло - он никогда не ожидал, что его король умрет у него на руках, или будет жить с осознанием того, что его монарх получил смертельную рану, сражаясь, чтобы защитить его. Никогда не предполагал, что он окажется одним из тридцати шести выживших из всего экипажа флагманского корабля короля Хааралда VII. На самом деле, трое из тех, кто выжил, в конце концов, умерли от ран, несмотря на все, что могли сделать целители, а из остальных тридцати трех одиннадцать были так тяжело ранены, что никогда больше не выйдут в море. Шансы на то, что он мог просто пережить бойню такого уровня, а тем более остаться на действительной службе после нее, сами по себе показались бы ему достаточно крошечными. Возможность того, что он будет принят в Дом Армак, станет законным сыном самого императора Кэйлеба, никогда бы не пришла ему в голову в самом диком бреду. И если бы кто-нибудь когда-нибудь предложил ему такую возможность, он бы убежал с криком ужаса от такой перспективы. Что у него, сына первого офицера торгового галеона, могло быть общего с королевской семьей? Сама идея была абсурдной!
   К сожалению, это произошло. Вероятно, со временем Гектор собирался прийти к выводу, что это хорошо. Он был полностью готов допустить такую возможность - в конце концов, он был не глуп, - но его немедленной реакцией была крайняя паника. Вот почему он был так благодарен, что попал на "Дестини". Сэр Данкин Йерли сам едва ли принадлежал к высшим слоям знати, но он, по крайней мере, состоял в родстве, хотя и отдаленном, с тремя баронами и графом. Более того, он с самого начала приложил все усилия, чтобы лично проинструктировать молодого мичмана Эплина-Армака по этикету, который соответствовал его новому высокому аристократическому званию.
   Начиная с того, какую вилку использовать, - размышлял Гектор, снова ухмыляясь, вспомнив, как капитан резко ударил его по костяшкам пальцев своей собственной вилкой, когда он потянулся не за той. - Я был уверен, что он их сломал! Но полагаю...
   - Вижу парус! - раздался оклик с наблюдательного пункта, расположенного на площадке грот-мачты, в ста десяти футах над палубой. Оттуда горизонт был почти на одиннадцать с половиной миль дальше, чем с уровня палубы, и в такой ясный день, как сегодня, он, несомненно, мог видеть так далеко.
   - Два паруса, пять румбов на левый борт! - мгновение спустя передал впередсмотрящий.
   - Мастер Эплин-Армак! - произнес более близкий, глубокий голос, и Гектор повернулся, чтобы оказаться лицом к лицу с лейтенантом Робейром Лэтиком, первым лейтенантом "Дестини", который нес вахту.
   - Есть, сэр? - Гектор коснулся груди правым кулаком, отдавая честь. Лэтик был высоким мужчиной - достаточно высоким, чтобы постоянно держать голову под балками корабельной палубы, - и у него был короткий разговор с бездельниками. Он всегда настаивал на надлежащей военной вежливости, особенно со стороны крайне младших офицеров. Но он также был прекрасным моряком и (обычно) не старался изо всех сил придираться.
   - Поднимайтесь наверх, мастер Эплин-Армак, - сказал Лэтик, передавая ему подзорную трубу. - Посмотрим, что вы можете рассказать нам об этих парнях.
   - Есть, есть, сэр!
   Гектор схватил подзорную трубу, перекинул ремень через плечо и проворно прыгнул к веревкам. Лэтик легко мог послать одного из мичманов галеона, но Гектор был рад, что он не сделал этого. Одна из вещей, которую он упустил, благодаря своему недавнему повышению и назначению исполняющим обязанности пятого лейтенанта "Дестини", заключалась в том, что ни одному лейтенанту - даже тому, кто на самом деле был скромным энсином - не разрешалось гонять своих товарищей вверх и вниз по вантам так, как простых мичманов. В отличие от многих своих собратьев, Гектор родился с отличным чувством высоты. Ему нравилось проводить время наверху, и его никогда по-настоящему не беспокоили прогулки по реям, даже в самую плохую погоду. Да, иногда он был напуган, но всегда с неким оттенком возбуждения, чтобы составить компанию ужасу, и теперь он взбежал по гудящим от погоды снастям, как ящерица-мартышка.
   Он проигнорировал лаз для неуклюжих, когда добрался до верха грот-мачты, повиснув на пальцах рук и ног, вместо этого взобрался на ванты футтока вокруг основания верхушки мачты, а затем перебрался на ванты этой верхушки. Ветер свистел холодом у него в ушах и обжигал холодом легкие, а в глазах светилась мольба, когда до него донесся пронзительный свист одной из морских виверн, следовавшей за кораблем в постоянной надежде поймать какой-нибудь лакомый кусочек мусора.
   - Куда теперь, Жэксин? - спросил он дозорного, добравшись до головокружительного насеста моряка. Наблюдатель сидел на перекладине, одна нога небрежно болталась между погодными брасами, одна рука обнимала подножие верхушки мачты, и он ухмыльнулся, когда его глаза встретились с глазами Гектора.
   Здесь, наверху, было холоднее, и ветер всегда становился свежее по мере того, как человек поднимался выше над палубой. (Это было общеизвестным фактом, хотя Гектор понятия не имел, почему это должно быть так.) Несмотря на напряжение во время восхождения, он был благодарен за свой толстый бушлат, тяжелые перчатки и мягкий вязаный шарф, который принцесса Жанейт подарила ему в прошлый день середины зимы. Верхушка грот-мачты была почти полтора фута в диаметре, где ее верхний конец проходил через насадку над реями, которая помогала поддерживать эту верхушку, и когда он прислонился к ней спиной, она отдавала дрожью у него в позвоночнике, вибрируя, как живое существо, от силы ветра и волны. Когда он посмотрел прямо вниз, то увидел не палубу "Дестини", а серо-зеленую и белую воду, расходящуюся с подветренной стороны, когда корабль наклонился, чтобы прижать свои паруса. Если бы он упал со своего нынешнего положения, то ударился бы о воду, а не о доски. Не то чтобы это имело бы большое значение. Какой бы холодной ни была эта вода, его шансы продержаться достаточно долго, чтобы кто-нибудь на борту корабля сделал что-нибудь, чтобы спасти его, были бы фактически нулевыми.
   К счастью, он не собирался делать ничего подобного.
   - Там, сэр, - сказал впередсмотрящий и указал.
   Гектор проследил за указательным пальцем, кивнул и надежно обхватил одним коленом верхушку мачты, затем поднял тяжелую подзорную трубу обеими руками в перчатках и заглянул в нее.
   Стабилизировать что-то размером с мощный телескоп, особенно когда оно проносится по головокружительной дуге вместе с движением корабля, было нелегкой задачей. Тот факт, что Гектор никогда не станет таким крупным, крепко сложенным мужчиной, как Лэтик, тоже не облегчал задачу. С другой стороны, его стройное мальчишеское телосложение неуклонно превращалось в мускулистую фигуру, и у него было много практики. Он поддерживал трубу на левом предплечье, раскачивая ее по компенсирующей дуге, и запечатлел бледные лоскуты верхних парусов далеких кораблей с устойчивостью, которую трудно было бы оценить сухопутному жителю.
   Даже отсюда корпуса кораблей, которым принадлежали эти паруса, оставались опущенными ниже горизонта. Он мог полностью видеть только их марсели, хотя в поле зрения появлялись вершины их гротов, когда и они, и "Дестини" поднимались одновременно. Предполагая, что их мачты были такой же длины, как у "Дестини", это позволило бы разместить их грот-реи примерно в пятидесяти футах над водой, что давало расстояние до них примерно в четырнадцать с половиной миль.
   Он внимательно, терпеливо изучал их, определяя их курс и пытаясь хоть как-то оценить их скорость. Его глаз болел, когда он смотрел в подзорную трубу, но он не моргал и не опускал трубу, пока не удовлетворился. Затем он вздохнул с облегчением, позволил трубе снова свисать с плечевого ремня и потер глаз.
   - Что вы о них думаете, сэр? - спросил моряк.
   Гектор повернул голову, чтобы приподнять бровь, и моряк ухмыльнулся. По меньшей мере, маловероятно, что он был бы достаточно прямолинеен, чтобы задать тот же вопрос лейтенанту Лэтику, и Гектор знал, что некоторые из его коллег-офицеров - лейтенант Гарейт Симки, второй лейтенант "Дестини", довольно быстро пришел на ум - поспешили бы подавить "притязания" этого матроса. Если уж на то пошло, он полагал, что у простого энсина было даже больше причин, чем у большинства, быть уверенным, что он защищает свою власть от чрезмерной фамильярности со стороны людей, которыми он командовал. Капитан Йерли, с другой стороны, у которого, казалось, никогда не было особых трудностей с поддержанием своего авторитета, просто ответил бы на вопрос, и если бы это было достаточно хорошо для капитана... - Ну, - сказал Гектор, - все еще немного далеко, чтобы разглядеть детали, даже с помощью трубы, но, если я не ошибаюсь, по крайней мере, на ближайшем из них развевается церковный вымпел.
   - Вы этого не говорили, сэр! - ухмылка Жэксина стала значительно шире. Он даже потер руки в предвкушении, поскольку наличие церковного вымпела автоматически делало несущий его корабль законным призом, ожидающим, когда его заберут, и Гектор ухмыльнулся ему в ответ. Затем энсин позволил своей улыбке смениться более серьезным выражением лица.
   - Хорошо сделал, что заметил их, Жэксин, - сказал он, похлопывая по плечу пожилого мужчину (хотя, справедливости ради, Жэксину было всего под тридцать; вантовых обычно выбирали из самых молодых и приспособленных членов корабельной команды).
   - Спасибо, сэр! - теперь Жэксин буквально сиял, и Гектор кивнул ему, а затем снова потянулся к вантам. У него было сильное искушение соскользнуть вниз по опоре, но юношеский энтузиазм его мичманских дней остался позади - лейтенант Лэтик довольно твердо заявил об этом только в прошлую пятидневку - и поэтому он спустился более неторопливо.
   - Ну что, мастер Эплин-Армак? - спросил первый лейтенант, когда он добрался до поручней корабля, спрыгнул на палубу и снова направился на корму.
   - Их определенно двое, сэр - во всяком случае, насколько их видно. Галеоны, переоборудованные в военные корабли, но, думаю, не такие высокие, как мы. Во всяком случае, они не несут бом-брам-стеньги. Расстояние до них примерно четырнадцать или пятнадцать миль, и они плывут по ветру, почти точно с северо-запада на север. Они показывают свои гроты, фоки и марсели, но не брамсели, и думаю, что на ближнем из них развевается церковный вымпел.
   - Точно так ли это? - задумался Лэтик.
   - Да, сэр. И когда он поднялся, я смог лишь мельком увидеть его бизань. Я не мог видеть его передние паруса, поэтому не могу с уверенностью сказать, что у него новые кливера, но у него определенно есть спинакер на гафеле. На нем также новая парусина - совсем не выветрилась - и я думаю, что она большая, сэр. Я бы удивился, если бы он был намного меньше нас.
   Глаза Лэтика сузились, и Гектор почти почувствовал, что он следует той же логической цепочке, которую Гектор уже исследовал. Затем первый лейтенант слегка кивнул и повернулся к одному из мичманов, стоявших поблизости.
   - Мое почтение капитану, мастер Жоунс, и сообщите ему, что мы заметили два галеона, направляющихся почти точно с северо-запада на север, на расстоянии около четырнадцати миль, и мастер Эплин-Армак, - первый лейтенант слегка улыбнулся Гектору, - твердо придерживается мнения, что по крайней мере один из них - большой, недавно переоборудованный галеон, находящийся на службе Церкви.
   - Есть, есть, сэр! - пропищал юный Жоунс. Ему было не больше двенадцати лет, что показалось Гектору абсурдно юным... несмотря на то, что сам он к тому времени, когда ему исполнилось столько лет, провел в море уже три года.
   Мичман бросился к люку, затем замер на полубегу, когда Лэтик прочистил горло достаточно громко, чтобы его было слышно даже сквозь шум ветра и волн. Мальчик секунду смотрел на него огромными глазами, затем поспешно выпрямился и вытянулся по стойке смирно.
   - Прошу прощения, сэр! - сказал он, а затем повторил сообщение Лэтика слово в слово.
   - Очень хорошо, мастер Жоунс, - подтвердил Лэтик кивком, когда закончил, и мичман снова бросился прочь. Гектор смотрел ему вслед и вспомнил время, когда он исказил сообщение, и не какому-нибудь простому капитану, мастеру после Бога. Он был уверен, что умрет от унижения прямо на месте. И, предполагая, что он пережил это, он знал, что капитан Тривитин бросит на него взгляд, который был бы значительно хуже, когда он услышал о преступлении.
   Полагаю, это было так же хорошо, - напомнил себе энсин, сумев не улыбнуться, когда Жоунс исчез в главном люке, - что его величество все-таки простил меня.
   ***
   - Итак, Русейл, что ты о нем думаешь? - спросил коммодор Уэйлар, выходя из-под прохода на ют, и капитан Русейл Абат, командир галеона имперского деснейрского флота "Аркейнджел Чихиро", быстро повернулся к нему лицом.
   - Прошу прощения, сэр Хейрам, - капитан отдал честь. - Не знал, что вы выйдете на палубу.
   - Ну, до этой самой минуты я этого не делал, - сказал Уэйлар немного раздраженно. Коммодор был крепко сложенным мужчиной, его темные волосы начинали седеть на висках. В его аккуратно подстриженной бороде тоже было несколько седых прядей, но его темные глаза были острыми и настороженными.
   Его сопровождал отец Обрей Лейрейс, его капеллан, в пурпурной сутане ордена Шулера с огненными знаками.
   - Да, сэр. Конечно, вы этого не сделали, - быстро ответил Абат, но в его голосе все еще звучали те же нотки полутревожного извинения, и он выглядел так, как будто собирался еще раз отдать честь, на что Уэйлару было трудно не поморщиться. Он знал, что ему повезло иметь флаг-капитана с опытом Абата, но он действительно хотел, чтобы после более чем трех тысяч миль и трех с половиной пятидневок плавания капитан забыл, что он был родственником - отдаленным и только по браку - графу Хэнки.
   - Нет причин, по которым ты должен был понять, что я здесь, пока не заговорил. - Коммодор попытался (в основном успешно) скрыть преувеличенное терпение в своем тоне и довольно многозначительно взглянул на впередсмотрящего, чей доклад вызвал его на палубу.
   - Похоже, это, вероятно, чарисийский галеон, сэр, - сказал Абат в ответ на намек. - Дозорный должен был заметить его раньше, но он все еще в добрых одиннадцати или двенадцати милях от нас. Тем не менее, он достаточно близко, чтобы мы могли хорошо рассмотреть его паруса, и у него, очевидно, новая оснастка. У него также много парусов для таких погодных условий, и он направляется прямо к нам. - Он слегка пожал плечами. - Учитывая, что большую часть года почти все вооруженные корабли, курсирующие в этих водах, были чарисийскими, сомневаюсь, что кто-либо, кроме чарисийца, отправился бы в плавание, чтобы осмотреть кого-то, кого они определенно не идентифицировали как друга.
   Уэйлар медленно кивнул, обдумывая анализ Абата по мышлению другого капитана галеона. Это имело смысл, - решил он, и после двадцати шести лет службы в королевской армии у него самого было более чем достаточно опыта в качестве офицера, чтобы оценить то, что его флаг-капитан предложил о мыслительных процессах вероятного чарисийца. К сожалению, он был гораздо менее квалифицирован, чтобы оценить некоторые другие факторы, связанные с развитием ситуации, поскольку почти весь его собственный опыт был на берегу, в основном в качестве командира кавалерии в имперской армии. Как и в большинстве королевств Сэйфхолда, традиционная деснейрская практика всегда заключалась в том, чтобы назначать армейских командиров на свои военные корабли (которых у империи было очень мало), на каждом из которых был опытный моряк, чтобы воплощать эти решения и команды в действие. В конце концов, это была работа командира военного корабля - сражаться, а у профессионального военного были более важные заботы, чем технические детали того, как заставить лодку идти туда, куда она должна была идти.
   Или, во всяком случае, такова теория, - кисло сказал себе Уэйлар. - И полагаю, что, если быть справедливым, это всегда достаточно хорошо срабатывало против других людей, которые делают то же самое. К сожалению, - снова прозвучало это слово, - Чарис этого не делает. И этого не происходило, по крайней мере, в течение долгого времени.
   Как верный подданный Мариса IV и послушный сын Матери-Церкви, сэр Хейрам Уэйлар был полон решимости добиться успеха в своем нынешнем задании, но у него было мало иллюзий относительно собственных знаний о военно-морских делах. Он был не в своей тарелке (он мысленно поморщился от собственного выбора фразы) как командир одного из новых галеонов военно-морского флота, не говоря уже о целой эскадре, и именно поэтому он был так благодарен Абату за опыт.
   Даже если ему и хотелось время от времени пнуть капитана под зад.
   - Ты говоришь, что он направляется к нам, капитан, - сказал Уэйлар через мгновение. - Ты имеешь в виду, что он преследует нас?
   - Скорее всего, сэр. - Абат описал одной рукой полукруг в общем направлении другого корабля, все еще невидимого с палубы "Аркейнджел Чихиро". - Там много океана, сэр Хейрам, и в нем не так много судов с тех пор, как проклятые чарисийцы начали заниматься каперством. Для торгового галеона было бы вполне разумно направляться в бухту Терренс, как и мы. Но, как я уже сказал, не зная наверняка, что мы дружелюбны, я бы ожидал, что любой шкипер торгового судна будет держаться на расстоянии. Я бы подумал, что он, безусловно, уменьшил бы паруса, чтобы сохранить наше нынешнее расстояние, даже если он направляется в город Силк или в крепость Хейрман, как и мы. И хотя наблюдатель не уверен, он думает, что этот парень поставил больше парусов.
   - Он не уверен в чем-то подобном? - Уэйлар приподнял одну бровь.
   - Он говорит, что это возможно, сэр. Конечно, можно позвать его сюда, чтобы он рассказал вам лично. - Флаг-капитан снова слегка пожал плечами. - Однако я уже попросил лейтенанта Чеймбирса поговорить с ним. По мнению лейтенанта, то, что действительно привлекло внимание наблюдателя в первую очередь, было установкой дополнительного полотна на том другом корабле.
   - Понимаю.
   Ответ Абата только что четко сформулировал как его величайшую силу, так и, по мнению Уэйлара, его величайшую слабость как флаг-капитана. Или как любого другого военного командира, если уж на то пошло. Судя по его тону и языку тела, он был полностью готов вызвать дозорного на палубу, чтобы Уэйлар мог лично запугать этого человека, но он также поручил лейтенанту Жастину Чеймбирсу, второму лейтенанту "Аркейнджел Чихиро", сначала расспросить моряка. Чеймбирс сам был отличным молодым офицером - к которому Уэйлар уже присматривался в целях его продвижения по службе - и он получил бы самую лучшую оценку наблюдателя, не запугивая его. Это было так похоже на Абата - сделать совершенно правильный выбор в отношении того, как получить максимально точную информацию, с одной стороны, и в то же время быть готовым позволить, возможно, раздраженному начальнику излить свою злобу на моряка, который ее предоставил, с другой. Особенно если этот начальник обладал таким влиянием при дворе, которое могло бы принести пользу его собственной карьере.
   Будь справедлив, Хейрам, - напомнил себе коммодор, наверное, в тысячный раз. - В отличие от тебя, у Абата вообще нет связей, и этому человеку уже - что? Сорок три? Что бы там ни было. Во всяком случае, он достаточно взрослый, чтобы понять, что не поднимется намного выше без того, чтобы кто-то его подтолкнул. Хотя я бы подумал, что тот факт, что они выбрали его командовать одним из самых первых галеонов, должен хотя бы немного успокоить его.
   С другой стороны, военно-морской флот никогда не был особенно привлекателен в глазах деснейрцев. Довольно многим кадровым морским офицерам, с которыми Уэйлар встречался за последние несколько месяцев, казалось, было немного трудно понять, насколько сильно это должно измениться.
   - Хорошо, Русейл, - сказал он вслух после нескольких секунд раздумий. - Что ты посоветуешь?
   - Рекомендовать, сэр? - Взгляд Абата на мгновение метнулся вбок, в сторону Лейрейса.
   - Мы позволим ему поймать нас или сами поставим больше парусов? - Уэйлар раздулся в слегка опасном тоне.
   Взгляд Абата вернулся к лицу коммодора, и Уэйлар сумел сдержать раздраженный вздох. Насколько он мог судить, к физической храбрости Абата не было никаких упреков, но было очевидно, что у него было не больше намерения ошибиться перед Лейрейсом, чем оскорбить самого Уэйлара.
   Что, был вынужден признать Уэйлар по более зрелом размышлении, в конце концов, было, вероятно, во многих отношениях мудро с его стороны. Лейрейс не был личным выбором коммодора в качестве капеллана. Он был назначен к Уэйлару епископом-исполнителем Мартином Рейслейром, и его присутствие было четким указанием на то, кому на самом деле принадлежал "Аркейнджел Чихиро". Он мог бы плавать под черным конем Деснейра на желтом поле, но была причина, по которой над национальными цветами развевался вымпел Матери-Церкви. На данный момент никто много не говорил об этой причине - во всяком случае, открыто. Но только полный идиот (которым, несмотря на его подобострастие, Абат явно не был) не мог понять, что все слухи о неизбежности священной войны действительно имели под собой очень вескую основу.
   По мнению Уэйлара, в отце Обрее, казалось, к счастью, было мало фанатизма. Страстная преданность, да, чего и следовало ожидать от священника, которого епископ-исполнитель выбрал в качестве своих личных глаз и ушей в штате Уэйлара, но не фанатизм. Вряд ли он стал бы использовать честное мнение Абата против флаг-капитана, каким бы оно ни было, но Уэйлар предположил, что на самом деле ему не следует винить Абата за то, что он был осторожен перед ним.
   - Полагаю, сэр, что это зависит от того, чего мы хотим достичь, - наконец сказал флаг-капитан. - Если наша единственная забота - забрать слитки из крепости Хейрман, то я бы не советовал предпринимать никаких действий. - Его глаза снова попытались метнуться к Лейрейсу, но он продолжал, сохраняя похвальную твердость в голосе. - Хотя нас двое, а он только один, вполне возможно - даже вероятно, - что мы понесем хоть какой-то ущерб даже от одного такого капера. Если это один из их военных галеонов, вероятность этого значительно возрастает. И любой ущерб, который мы могли бы понести, пришлось бы снова исправлять, прежде чем мы смогли бы отплыть со слитками, что, несомненно, задержало бы их доставку.
   Разумный ответ, - размышлял Уэйлар. - И правильно подмеченный момент, если уж на то пошло.
   Он не знал точной стоимости груза золота, ожидающего два его корабля, но знал, что он был большим. На самом деле, это была значительная часть ежегодной десятины Деснейра Матери-Церкви. Что, учитывая невероятные расходы, которые Храм направлял на строительство новых военных кораблей как по Ховарду, так и по Хэйвену, придавало определенную срочность доставке этого золота в целости и сохранности в казну Храма в Зионе. Казначейство викария Робейра нуждалось во всех наличных деньгах, которые оно могло получить, и, учитывая типичные зимние дорожные условия, имело смысл отправить ее морем на как можно большую часть пути. Или, по крайней мере, так бы и было, если бы не вездесущие чарисийские каперы, и если бы корабли, строящиеся в заливе Джарас, удобно расположенном недалеко от крепости Хейрман, были достаточно близко, чтобы быть готовыми к выходу в море, чтобы забрать его. Однако, как это случилось, эти чарисийские каперы действительно, казалось, были почти повсюду, и ни один из новых кораблей в Итрии или Маросе недостаточно продвинулся для выполнения этой задачи. Что объясняло, почему он и первые два полностью исправных корабля его эскадры были отправлены из столицы империи Деснейр-Сити (называемой так, чтобы отличать от остальной империи), чтобы забрать его.
   Мы тоже уже отстаем от графика, и епископ-исполнитель Мартин не поблагодарит меня, если я еще больше опоздаю, - подумал он. - Однако нас двое, и рано или поздно нам придется скрестить с ними мечи. Лэнгхорн знает, что явный ужас от репутации чарисийцев - одно из их самых эффективных орудий! Полагаю, это заслуженно. Но они всего лишь смертные, и не больше, и нам нужно начать разрушать эту репутацию....
   Он взглянул на "своего" капеллана.
   - Отец, я склонен позволить этому прекрасному джентльмену догнать нас, если таково его намерение. Или, во всяком случае, позволить ему подойти хотя бы немного ближе. Достаточно близко, чтобы мы могли разглядеть, кто он на самом деле. Если он всего лишь капер, я полагаю, он сбежит, как только поймет, что преследовал пару военных галеонов, и, честно говоря, я бы хотел подпустить его достаточно близко, чтобы у нас был шанс поймать его, если он побежит.
   - А если он сам военный галеон, коммодор? - Глубокий голос Лейрейса звучал еще глубже, исходя от кого-то столь моложавого, как младший священник, и коричневая кокарда его шапки священника развевалась на сильном ветру, проносящемуся по юту "Аркейнджел Чихиро".
   - Если это военный галеон, то, я полагаю, вполне возможно, что он будет продолжать приближаться, - ответил Уэйлар. - Если он это сделает, как только что указал капитан, нас двое, что должно дать нам значительное преимущество, если мы сможем заманить его в зону поражения. Как вы думаете, его преосвященство согласится потерпеть небольшую задержку, пока мы исправим любые боевые повреждения в обмен на захват или потопление одного из военных кораблей Кэйлеба?
   ***
   - Эй, палуба! Ближайший корабль уменьшает брамсели при нашем приближении!
   Капитан сэр Данкин Йерли поднял глаза на перекладины бизань-мачты и слегка нахмурился, когда сверху донеслось объявление.
   - Он свертывает брамсели, сэр! - продолжал наблюдатель. - И тот, и другой! - добавил он минуту или около того спустя, и Йерли нахмурился еще сильнее.
   Однако Гектор Эплин-Армак заметил, что это был всего лишь задумчивый хмурый взгляд, и решил последовать мыслям капитана.
   Возможно, другие корабли просто решили, что у них слишком много парусов для безопасности. Два других галеона направились более северным курсом, примерно на северо-северо-запад, и подняли свои брамсели, как только поняли, что "Дестини" преследует их, но это не означало, что их командир был доволен своим собственным решением. Оснащение его кораблей могло быть значительно более мощным, чем два или три года назад, но очень немногие суда в мире имели столь мощное - и хорошо сбалансированное - парусное вооружение, как у нынешнего чарисийского флота.
   Мачты "Дестини" были пропорционально выше и включали в себя высокие бом-брам-стеньги, которых не хватало преследуемым кораблям, но дело было не только в большей высоте мачты. Если бы он установил каждый клочок парусины, который у него был, включая все передние и задние стаксели и все три кливера, он показал бы двадцать пять парусов. Мало того, новые чарисийские ткацкие станки с водяным приводом означали, что его паруса имели гораздо более плотное плетение, что позволяло им улавливать больше силы ветра, и они были вырезаны по новому плоскому рисунку, представленному сэром Дастином Оливиром. Корабли, которые он преследовал, не несли бом-брам-стеньги или стаксели, при тех же обстоятельствах они показали бы только десять. Их паруса все еще были скроены по старому образцу "мешочного паруса", действуя как закругленные мешки, чтобы ловить ветер, а не как более плоская, более перпендикулярная - и, следовательно, более эффективная - поверхность парусов "Дестини". Гектор вынужден был признать, что паруса-мешки выглядели так, как будто они должны были быть более мощными, но превосходство новых моделей Оливира было убедительно продемонстрировано в ходе соревновательных парусных испытаний в заливе Хауэлл.
   Пропорции парусов других кораблей также значительно отличались, поскольку марсели "Дестини" имели как больший подъем, так и более широкую головку, что придавало каждому из них значительно большую площадь и делало их более мощными. Фактически, его марсели в действительности были основными парусами, в то время как установленные под ними грот и фок оставались основными парусами для кораблей, которые он преследовал.
   Конечно, существовала огромная разница между общим количеством парусины, которое судно могло установить в оптимальных условиях, и количеством, которое оно могло безопасно нести при любом заданном состоянии моря. В некоторых отношениях, на самом деле, "Дестини" и его собратья действительно были слишком перегружены парусами. Было бы легко поставить слишком большие паруса, вести корабль слишком рискованно - даже опасно рискованно - при неподходящих обстоятельствах. Кроме того, был момент, когда скопление большего количества парусов фактически замедляло корабль, слишком глубоко погружая его в море или так резко креня, что искажало поток воды вокруг его корпуса, даже если на самом деле это не угрожало ему. Таким образом, в большинстве случаев количество парусов на корабле имело меньшее значение, чем общая площадь парусов, которую он мог показать при текущей скорости ветра и высоте волн.
   Но имело значение, как была распределена эта площадь, из-за того, как она влияла на движение корабля. На данный момент, например, одна из причин, по которой капитан Йерли установил фок, заключалась в том, что, в отличие от других прямоугольных парусов корабля, фок на самом деле имел тенденцию слегка приподнимать нос, облегчая движение судна, вместо того, чтобы опускать нос глубже и сильнее. Капитан также должен был думать о защитном эффекте своих парусов, и, вообще говоря, чем выше парус, тем сильнее его кренящий эффект. Таким образом, в тяжелую погоду стандартный порядок уменьшения парусов состоял бы в том, чтобы сначала снять верхние брамсели (предполагая в первую очередь, что корабль нес их), затем нижние брамсели, грот и фок и, наконец, марсели. (Грот и фок шли раньше более высоких марселей из-за их большего размера и сложности в обращении с ними, несмотря на больший эффект крена от марселей.)
   Собственная первоначальная оценка Гектора о том, что другие галеоны были такими же большими, как "Дестини", тоже оказалась завышенной. Другие корабли были, по крайней мере, немного меньше, чем он думал, хотя и не сильно, что означало, что "Дестини" мог безопасно нести больше парусины, чем в этих условиях могли противники. Капитан Йерли делал именно это, отдав свои рифы и установив фок (грот был зарифлен, чтобы он не закрывал фок-мачту, когда ветер дул в корму на его новом курсе), и даже без верхних брамселей скорость "Дестини" возросла почти до восьми узлов. Последние пять часов они неуклонно нагоняли другие суда, несмотря на то, что те оба самостоятельно поставили дополнительные паруса, как только наконец заметили, что их преследуют, так что, безусловно, возможно - вероятно, на самом деле - решили, что они все-таки не смогут убежать от "Дестини". И если это было так, то не было никакого смысла рисковать повреждением парусов или такелажа, неся слишком много парусины. Особенно потому, что всегда было возможно, что что-то случится с "Дестини", и в этом случае они могли бы еще опередить его.
   С другой стороны, брамсели были бы свернуты в первую очередь, если бы капитан решил сократить парусность по какой-либо причине, а не просто из-за проблем с погодой. Так что, возможно, и другие корабли просто решили позволить "Дестини" настигнуть их. Что приводило бы либо к очень глупому торговому шкиперу, учитывая грабежи чарисийских каперов и военно-морских крейсеров, либо...
   - Полагаю, что мы должны подготовить корабль для действий примерно через, момент... три часа, как я думаю, мастер Лэтик, - спокойно сказал Йерли. - Думаю, мы скоро придем на обед, так что нет смысла торопить события. Но проследите, чтобы все моряки получили что-нибудь горячее, чтобы поесть, и побольше, пожалуйста.
   - Есть, сэр, - подтвердил первый лейтенант. Он подозвал одного из мичманов и начал давать парню четкие инструкции, а Йерли взглянул на Гектора.
   - Вы же не думаете, что они все-таки торговцы, не так ли, сэр? - тихо спросил Гектор. Некоторые капитаны откусили бы голову любому офицеру, неважно как сильно он связан с аристократией, за дерзость задать им такой вопрос без приглашения. Однако Гектора это не беспокоило, и не из-за его собственного дворянского титула.
   - Нет, мастер Эплин-Армак, я не знаю, - ответил Йерли. Он кивнул вперед, туда, где теперь с палубы были видны паруса других кораблей, когда "Дестини" поднимался вместе с волнами. - Оба этих парня приглашают нас догнать их, и ни один шкипер торгового судна не сделал бы этого, даже если бы они еще не видели наши цвета. Чего они, вполне может быть, и не сделали.
   Он взглянул вверх, туда, где с бизань-мачты реяло знамя империи, жесткое и суровое на вид. При новом курсе "Дестини", идущего почти прямо по ветру, когда он устремлялся за другими кораблями, вполне возможно, что его цвета были скрыты от его добычи полотном на его фок-мачте и грот-мачте.
   - Они могут не понимать, что мы королевский корабль - я имею в виду, имперский корабль, - Йерли поморщился, исправляя себя, - но они должны предположить, что мы, по крайней мере, капер. При таких обстоятельствах торговые суда продолжали бы бежать изо всех сил в надежде держаться подальше от нас до наступления темноты. Имейте в виду, не думаю, что у них получится, но они могут, и никто никогда не знает, что сделает ветер.
   Он сделал паузу, приподняв одну бровь, и Гектор понял намек.
   - Итак, если они не бегут изо всех сил - если они решили, что хотят, чтобы мы догнали их, пока у нас обоих еще будет дневной свет, - вы тоже думаете, что это военные галеоны, сэр, - сказал он.
   - Думаю, что это очень вероятно, мастер Эплин-Армак. - Йерли слегка кивнул с удовлетворением учителя, чей ученик сделал правильный вывод. - Я на мгновение подумал, прежде чем они оба сократили парусность, что это может быть торговец с эскортом, высаживающимся за кормой корабля под его защитой. Но ни один эскорт не был бы настолько глуп, чтобы держать своего подопечного в непосредственной близости, если бы он решил отступить, чтобы вступить с нами в бой, поэтому мне кажется, что мы должны предположить, что это оба военных корабля. Согласно последним оценкам барона Уэйв-Тандера, у Деснейра должно быть по меньшей мере дюжина их переоборудованных галеонов, готовых к выходу в море. Пока нет возможности быть уверенным, но я буду очень удивлен, если это не два из них. Единственный вопрос, который у меня на уме, - продолжил капитан, его голос стал немного мечтательным, а глаза расфокусировались в раздумьях, - это то, что двое из них делают здесь сами по себе.
   - Возможно, они просто тренируются, сэр, - неуверенно предположил Гектор, и Йерли кивнул.
   - Действительно, могли бы, но не так далеко в море, я думаю. - Он указал на резкий ветер, движение корабля при мощном давлении, дернув головой. - Эти условия немного оживленные для такой неуклюжей компании, как деснейрский флот, не так ли, мастер Эплин-Армак? Я бы ожидал, что они будут держаться ближе к дому, если все, что им нужно, - это парусная тренировка, особенно если их всего двое. Мы находимся в добрых шестистах пятидесяти лигах от их верфей в Гейре - и более чем в ста лигах от Хеннет-Хед, если уж на то пошло. Возможно, они с кораблей, строящихся в заливе Джарас, а не на верфях Гейры. Видит Бог, они строят в заливе гораздо больше своего военно-морского флота, чем в Гейре. Но даже это был бы ужасно долгий путь, чтобы просто обучить их экипажи, и я думаю, что барон Джарас немного нервничал бы из-за того, что всего двое из его людей встретили эскадру или пару наших галеонов, когда они решили отправиться в более глубокие воды. Он определенно был таким... по крайней мере, пока, достаточно осторожным в подобных вещах. Так что мне интересно...
   Капитан постоял в раздумье еще несколько мгновений, затем снова кивнул, на этот раз явно самому себе, прежде чем еще раз взглянуть на молодого энсина, стоявшего рядом с ним.
   - Могу придумать одну вескую причину, по которой они должны быть здесь, мастер Эплин-Армак, - сказал он с легкой улыбкой. - И если я прав, люди будут немного недовольны тем, что мы заметили их сейчас, а не через несколько дней.
   - Сэр? - Гектор подавил желание озадаченно почесать в затылке, и улыбка Йерли стала шире.
   - Итак, мастер Эплин-Армак! Капитан должен хранить по крайней мере несколько маленьких секретов, вам не кажется?
  
   ***
   - Извините, сэр.
   Капитан Абат повернулся, приподняв одну бровь, лицом к лейтенанту Лейзейру Мартинсину, первому лейтенанту "Аркейнджел Чихиро".
   - Да, Лейзейр? Что это? - Тон Абата был немного резким. Обычно они с Мартинсином неплохо ладили, но в тот момент, когда нижние мачты преследующего судна начали вырисовываться над горизонтом даже с уровня палубы, у капитана было несколько мыслей. Расстояние до другого корабля составляло немногим более семи миль, и, учитывая их нынешнюю скорость, он должен был добраться до "Аркейнджел Чихиро" не более чем за два или два с половиной часа. Если уж на то пошло, они были бы на дистанции оживленной стрельбы чуть более чем через девяносто минут.
   - Мастер Чеймбирс, - Мартинсин слегка повернул голову в направлении верхней части бизань-мачты, где лейтенант Чеймбирс устроился, наблюдая за другим кораблем, - сообщает, что он только что видел их цвета, сэр. На нем развевается знамя Чариса... и комиссионный вымпел.
   Лицо Абата слегка напряглось. Только тот, кто хорошо знал капитана, мог бы это заметить, но Мартинсин действительно хорошо его знал. И он также точно знал, о чем думал Абат. Тот факт, что Чеймбирс наконец-то увидел цвета, которые были замаскированы холстом, только подтвердил прежнюю почти уверенность капитана в том, что они должны быть чарисийцами. Но каперский вымпел... это было что-то совсем другое. Ни у одного капера не могло быть такого корабля. Это мог быть только корабль королевского флота Чариса - или в наши дни, скорее, имперского чарисийского флота.
   - Понимаю, - сказал Абат через мгновение. - И у него была возможность оценить их силу?
   - Мы еще не видели их порты, сэр, но на нем по меньшей мере десять или двенадцать их коротких пушек на палубе. Возможно, даже больше. И, - добавил Мартинсин почти извиняющимся тоном, - мастер Чеймбирс говорит, что он не похож на купца, построенного для торговли.
   Напряжение вокруг глаз капитана на этот раз было более заметным. Если оценки Чеймбирса были верны - а второй лейтенант был вполне компетентным офицером - тогда их преследователь был не просто имперским военным кораблем, а одним из новых специально построенных галеонов чарисийского флота, тогда как оба корабля Уэйлара были переоборудованными торговыми судами.
   - Понимаю, - повторил Абат, кивая своему первому помощнику. - Спасибо, мастер Мартинсин.
   Мартинсин коснулся груди в знак приветствия, затем отошел к левому борту юта, в то время как Абат сцепил руки за спиной и повернулся к перилам, глядя на гребни волн в явной задумчивости.
   В этот момент лейтенант не завидовал своему капитану. С другой стороны, он не испытывал и особого сочувствия. По большей части он уважал Абата как моряка, хотя за все годы службы на флоте у капитана было очень мало опыта обращения с галеонами. Практически все свое предыдущее время он провел на борту ограниченного числа галер деснейрского флота, и его навыки управления кораблем, хотя и были адекватными, были не так хороши, как у самого Мартинсина. Фактически, это было одной из причин, по которой Мартинсина назначили его первым лейтенантом.
   Однако с точки зрения военного опыта Абат был гораздо более квалифицированным командиром, чем Мартинсин, и лейтенант знал это. Конечно, ни у кого на деснейрской службе не было никакого опыта в тактике артиллерийского залпа, но, по крайней мере, Абат чувствовал запах порохового дыма в реальном бою, а это было больше, чем у Мартинсина. Учитывая этот опыт, Абат должен был (или, черт побери, должен был, во всяком случае) быть осведомлен о балансе боевых сил надвигающейся конфронтации даже лучше, чем Мартинсин. Не говоря уже о том малозначительном факте, что офицеру с его опытом, возможно, стоило быть немного более внимательным, потратить немного больше времени на обдумывание того, что он рекомендовал коммодору Уэйлару. На первый взгляд, два корабля Уэйлара должны были иметь преимущество. Ведь их было двое. Но это было не все, что здесь было задействовано - далеко не все. Один из новых галеонов чарисийского флота должен был нести не менее пятидесяти орудий (а возможно, и больше) вместо сорока орудий "Аркейнджел Чихиро". Хуже того, они были бы более тяжелыми орудиями. "Аркейнджел Чихиро", как и его брат, "Блессэд уорриор", нес двадцать шесть "ящеров" на своей орудийной палубе и четырнадцать "соколов" на верхней палубе. Может показаться, что это давало ему восемьдесят процентов бортового залпа чарисийца, и все их орудия не только имели новые цапфы и лафеты, но и использовали новые пороховые заряды в мешках, введенные чарисийцами, так что они также должны быть в состоянии соответствовать скорострельности огня другого корабля. Пока все хорошо, - сухо подумал Мартинсин. - Но ядра "ящеров" весили немногим больше двадцати фунтов каждое, а ядра "соколов" меньше девяти, а если слухи о чарисийцах верны, то на другом корабле на орудийной палубе должны были быть длинные тридцатифунтовые пушки, а короткие тридцатифунтовые орудия - то, что чарисийцы называли "карронадами" - на его верхней палубе.
   Что дало бы ему вдвое больше массы залпа "Аркейнджел Чихиро". На самом деле, он нес бы большую массу бортового залпа, чем оба деснейрских корабля вместе взятых... при гораздо более прочном каркасе и обшитом досками корпусе. И это значительно изменяло предыдущие расчеты Абата. Мало того, что каждый удар будет гораздо более разрушительным, чем он почти наверняка ожидал, но и более тяжелый корпус противника получит значительно меньше урона от каждого ответного удара.
   Конечно, два более легких корабля, если их хорошо использовать, должны быть способны перехитрить одного противника, и крайне маловероятно, что на "чарисийце" была достаточно большая команда, чтобы полностью укомплектовать батареи обоих бортов - особенно если ему приходилось резервировать людей, чтобы управлять своими многочисленными парусами. Если бы они могли схватиться с ним с обеих сторон одновременно, они должны были бы одолеть его в довольно короткий срок. Но в то время как навыки управления парусами команды "Аркейнджел Чихиро" значительно улучшились с тех пор, как они покинули Деснейр-Сити, Мартинсин очень сильно сомневался, что они смогут даже приблизиться к уровню компетентности опытного экипажа чарисийцев.
   Он был вполне уверен, что, поскольку другой корабль плавал один, и с ним больше никого не было, Абат предположил, что он, скорее всего, был капером, а не обычным военным кораблем. Во многих отношениях это было бы достаточно разумным предположением, и если бы оно оказалось точным, он был бы гораздо более легко обстрелян, в то время как качество команды его корабля также было бы гораздо более проблематичным. Кроме того, каперы не занимались нанесением сильных ударов, если могли этого избежать. Если бы шкипер капера понял, что он преследует два деснейрских военных корабля, а не пару толстых торговых призов, он почти наверняка решил бы, что его время можно было бы потратить с большей пользой в другом месте. Капитан чарисийского флота, скорее всего, отнесся бы к этому немного иначе.
   Но как же капитан сообщает новости коммодору? - немного сардонически поинтересовался Мартинсин. - Извините меня, коммодор, но оказывается, что там, сзади, вместо этого военный галеон. И я просто немного менее уверен в том, чтобы победить его, чем в том, чтобы победить капера. - Лейтенант мысленно фыркнул. - Конечно, я просто слышу, как он это говорит!
   Нет. Абат не собирался рисковать, выводя Уэйлара из себя, проявляя осторожность в этот момент. И поскольку Уэйлару не хватало опыта плавания, чтобы точно понять, насколько масса металла в залпе и - особенно - относительные навыки управления кораблем действительно влияют на морское сражение, маловероятно, что он собирался признать, насколько рискованной может оказаться вся эта ситуация. Он, конечно же, не собирался пытаться избежать действий в этот момент. Во всяком случае, без того, чтобы Абат не предложил этого.
   А это означало, что в ближайшие два часа или около того все станет немного оживленнее.
   ***
   Сэр Данкин Йерли посмотрел вперед на возвышающиеся полотнища деснейрских кораблей и задумчиво почесал подбородок. Как всегда, перспектива битвы вызвала у него в животе чувство пустоты и беспокойства. Никто из его офицеров и солдат, казалось, не разделял его опасений, и, конечно, для него было немыслимо раскрыть им это. Он часто задавался вопросом, действительно ли он в корне отличается от них в этом отношении, или они просто лучше скрывают свои эмоции, чем он.
   Не то чтобы это имело значение в данный момент.
   - Что ж, - заметил он вслух, не позволяя ни своему голосу, ни выражению лица намекать на какое-либо внутреннее беспокойство, - по крайней мере, они, похоже, поняли, что мы не просто какое-то глухое, немое и слепое торговое судно!
   Люди, дежурившие на карронадах юта, услышали его, как он и предполагал, и ухмыльнулись. Некоторые из них весело подталкивали друг друга локтями, а парочка даже хихикнула. Никаких признаков того, что они чувствовали что-то, кроме уверенного предвкушения!
   Жизнерадостные идиоты, не так ли? - подумал Йерли, но в его отражении было столько же нежного веселья, сколько и раздражения.
   Он отогнал эту мысль в сторону, переосмысливая свою позицию.
   Он был уверен, что теперь у него есть точная оценка вооружения других кораблей, и он скорее хотел бы иметь дело с несколько меньшими орудиями. Его собственные были тяжелее, и он не сомневался, что его орудийные расчеты были намного опытнее и почти наверняка лучше обучены, в придачу. Но восемьдесят пушек - это все равно восемьдесят пушек, а у него было всего пятьдесят четыре.
   Интересно, там бывший командир галеры? - задумался он.
   Это вполне могло бы иметь значение, учитывая связанные с этим привычки мышления. Капитаны галер мыслили с точки зрения лобовых подходов - поскольку их вооружение было погонным, всегда состояло из самых тяжелых орудий и стреляло только прямо вперед - и тактики абордажа. И капитан галеры почти наверняка был бы менее опытен, когда дело доходило до маневрирования такой принципиально неуклюжей штукой, как галеон с прямоугольной оснасткой. Кроме того, на галерах были весла. Капитаны, привыкшие грести прямо против ветра, как правило, менее живо оценивали ценность погодных условий.
   Йерли перестал чесать подбородок и сцепил руки за спиной, с отстраненным выражением лица созерцая сужающуюся полосу воды между "Дестини" и его противниками. Деснейрцы были не совсем в строю. Ветер отступил примерно на пять румбов - с юго-юго-востока на восток-юго-восток - в течение долгих часов с начала погони, и задний из двух кораблей находился в добрых двухстах ярдах с подветренной стороны и за кормой спутника, когда они плыли правым галсом. Йерли задался вопросом, было ли это выполнено намеренно или просто по небрежности. Или, если уж на то пошло, это просто означало отсутствие опыта у его противников. В конце концов, деснейрская империя все еще следовала традиции ставить армейских офицеров во главе военных кораблей.
   Давай не будем слишком самоуверенными в этом отношении, Данкин, - напомнил он себе. - И все же мы можем надеяться, не так ли?
   Двести ярдов могли показаться не таким уж большим расстоянием для сухопутного жителя, но Йерли не был сухопутным жителем. Для артиллериста, привыкшего мыслить в терминах наземных сражений, которые велись на красивых, неподвижных участках земли, двести ярдов приравнивались бы к дальности легкой стрельбы из чего-то вроде бидона, где любому мало-мальски компетентному орудийному расчету было бы трудно промахнуться по цели длиной пятьдесят с лишним ярдов, высотой шесть или семь ярдов и шириной не менее десяти ярдов. Для моряка, привыкшего к тому факту, что его орудийная платформа, скорее всего, будет двигаться по крайней мере в трех разных направлениях одновременно, совершенно независимо от движения его цели, дальность в двести ярдов была чем-то совершенно другим.
   Как на идеально подходящем расстоянии, чтобы полностью израсходовать порох и выстрелить, - сухо подумал капитан. - Это означает, что эти два парня вон там находятся вне зоны эффективной поддержки друг друга. Во всяком случае, если я не буду настолько любезен, чтобы плыть прямо между ними!
   Он взглянул на свои собственные паруса и принял решение. - Мастер Лэтик.
   - Да, сэр?
   - Давайте снимем брамсели, пожалуйста.
   - Есть, есть, сэр! - Первый лейтенант коснулся груди в знак воинского приветствия, затем поднял свою кожаную говорящую трубу. - Вахта, готовься уменьшить брамсели! - проревел он сквозь нее, и в ответ по палубному настилу загрохотали ноги.
  
   ***
   Лейзейр Мартинсин наблюдал за чарисийцем прищуренными глазами со своего поста на юте "Аркейнджел Чихиро". Он неуклонно приближался с незаряженной батареей его правого борта, когда повернул в сторону левого борта "Аркейнджел Чихиро", что не очень удивило Мартинсина. Ему это не понравилось, но и не удивило. Единственное, в чем он был полностью уверен, так это в том, что у Кэйлеба Армака не было привычки назначать на свои самые мощные военные корабли людей, которые не знали, что с ними делать, и что капитан-чарисиец, очевидно, признал огромное преимущество в маневре, которое ему дало его владение метеоусловиями. Из-за его положения с наветренной стороны выбор того, когда и как начать действовать, полностью находился в его руках, и он четко понимал, что именно делать с этим преимуществом.
   Мартинсин только хотел бы быть более уверенным в том, что капитан Абат понимает то же самое.
   Понимал это Абат или нет, но Мартинсину уже было до боли очевидно, что чарисийский галеон управляется гораздо более умело, чем его собственный корабль. Парусная подготовка "Аркейнджел Чихиро" неизмеримо улучшилась во время его длительного путешествия из Деснейр-Сити. Однако, несмотря на это, точность маневров другого корабля, когда он уменьшал парусность, только подчеркивала, как далеко еще предстояло зайти собственной команде "Аркейнджел Чихиро". Фок "чарисийца" был свернут, и его нижние брамсели исчезли с механической точностью, как будто унесенные взмахом волшебной палочки одного волшебника. Два его кливера также исчезли, когда он перешел на боевой парус, но даже с резко уменьшенной площадью паруса он продолжал неуклонно приближаться.
   Его скорость упала с уменьшением парусности, но это не сделало Мартинсина намного счастливее. "Аркейнджел Чихиро" и "Блессэд уорриор" прошли свои собственные курсы подготовки к битве, и это стоило им еще большей потери скорости, чем у "чарисийца". У того все еще было преимущество почти в два узла, и он был всего в восьмистах ярдах за кормой. Через пятнадцать минут, плюс-минус, он будет прямо рядом, и было очевидно, что имел в виду его капитан. Он намеревался держаться с подветренной стороны от "Аркейнджел Чихиро", обстреливая его левый борт из своих собственных орудий правого борта. С изменением ветра оба корабля теперь кренились сильнее, так что его выстрелы могли быть более высокими, но это позволило бы ему атаковать флагман в изоляции, где "Блессэд уорриор" не смог бы атаковать его из-за своего удаления. В прямой дуэли бортов более тяжелый чарисийский галеон почти наверняка одолел бы "Аркейнджел Чихиро" в относительно короткий срок.
   Тем не менее, если планы капитана и коммодора сработают, это не будет прямой бортовой дуэлью, не так ли?
   Нет, этого не будет. К сожалению, лейтенант Мартинсин подозревал, что у этого капитана-чарисийца, возможно, просто есть несколько собственных планов.
   ***
   - Хорошо, мастер Лэтик, - сказал сэр Данкин Йерли, - думаю, что самое время.
   - Есть, сэр, - серьезно ответил первый лейтенант и поманил Гектора. - Будьте готовы, мастер Эплин-Армак, - сказал он, и Гектор кивнул - в чрезвычайно особых обстоятельствах, сложившихся в данный момент, ему было специально поручено не отдавать честь в знак понимания приказа, когда кто-либо на вражеском корабле мог это увидеть - и лениво подошел немного ближе к решеткам люка в центре спардека "Дестини". Он взглянул вниз сквозь решетку на нижнюю палубу. Длинные тридцатифунтовые орудия были подготовлены и ждали по правому борту, и он улыбнулся, заметив распределение орудийных расчетов.
   Это было не особенно приятное выражение.
   - К стопорам и брасам! - услышал он крик Лэтика позади себя.
   ***
   Коммодор Уэйлар стоял на кормовой палубе "Аркейнджел Чихиро", пристально глядя на неуклонно приближающийся чарисийский корабль.
   Для него было очевидно, что капитан Абат был не в восторге, обнаружив, насколько силен на самом деле их противник. Что ж, у самого Уэйлара тоже не было соблазна вкручивать какие-либо праздничные колеса. И хотя весь предыдущий боевой опыт коммодора, возможно, был исключительно на суше, его корабли провели достаточно артиллерийских учений, чтобы он заподозрил, что их точность окажется удручающей. В какой-то степени, однако, это должно быть справедливо для обеих сторон, и тот факт, что у него было почти в два раза больше общего количества орудий, также должен означать, что он наберет больше общих попаданий.
   Предполагая, что он сможет привести их всех в действие.
   Пока что он делает то, что предсказал Абат, Хейрам, - напомнил он себе. - Теперь, если он просто продолжит делать это... По крайней мере, до того, как они разошлись на свое нынешнее расстояние друг от друга, "Аркейнджел Чихиро" и "Блессэд уорриор" смогли подойти достаточно близко друг к другу, чтобы Уэйлар и Абат могли посовещаться с капитаном Томисом Мантейном, командиром "Блессэд уорриор", через свои говорящие трубы. Мантейн был хорошим человеком - младше Абата выслугой и немного моложе, но в то же время более агрессивным из них двоих. И он точно понял, что имели в виду Абат и Уэйлар. Коммодор был уверен в этом, а также в том, что он может положиться на Мантейна в выполнении его инструкций.
   Более того, было очевидно, что предсказание Абата о том, что враг попытается атаковать только один из кораблей Уэйлара, если представится такая возможность, было точным. Намеренно открыв брешь между двумя деснейрскими галеонами, он и Уэйлар предложили "Аркейнджел Чихиро" в качестве заманчивой цели. Если бы "чарисиец" держался левого борта, приближаясь к "Аркейнджел Чихиро" с подветренной стороны, он мог бы встать рядом с флагманом Уэйлара и нанести удар по нему своим превосходящим количеством и массой залпа орудий, когда ни одно из орудий "Блессэд уорриор" не могло быть задействовано в поддержке флагмана.
   Но когда вражеский корабль воспользуется предложенным преимуществом, Мантейн выполнит инструкции, которые ему дали ранее. "Блессэд уорриор" немедленно сменил бы курс, изменив направление с северо-северо-запада на запад через север или даже с запада на юго-запад, принимая ветер почти точно по траверзу. Этот курс привел бы его прямо к носу чарисийского корабля, что дало бы ему возможность обстрелять более крупный и тяжелый галеон с позиции, в которой ни одно из орудий чарисийца не могло бы выстрелить в него в ответ.
   Как только он пересекал курс чарисийца, Мантейн возвращался на свой первоначальный курс... к этому времени (если бы все шло по плану) чарисиец и "Аркейнджел Чихиро" настигли бы "Блессэд уорриор". Больший галеон оказался бы в ловушке между двумя более легкими судами Уэйлара, где их превосходящее количество орудий должно было оказаться решающим.
   Конечно, маловероятно, что все пойдет точно "по плану", - напомнил себе Уэйлар. - С другой стороны, даже если мы не справимся с этим в точности, мы все равно должны получить тактическое преимущество.
   Чарисиец не смог бы отвернуть, чтобы помешать "Блессэд уорриор" атаковать его спереди, не подставляя свою столь же уязвимую - и даже более хрупкую - корму под удар "Аркейнджел Чихиро". У него не было бы особого выбора, кроме как оставаться бортом к борту с флагманом. Так что, если "Аркейнджел Чихиро" не понесет сокрушительный урон в своем снаряжении в первых залпах, или если кто-то не столкнется с кем-то другим, преимущество все равно должно достаться деснейрцам.
   И столкновение тоже пойдет нам на пользу, - мрачно подумал Уэйлар. - Как бы ни были хороши имперские морские пехотинцы Чариса, экипажи Уэйлара превосходили бы численностью чарисийцев в два раза. Столкновение, которое позволило бы им подняться на борт более крупного корабля и уладить все с помощью холодного оружия, было бы не самым худшим исходом, который он мог себе представить.
   ***
   Капитан Йерли наблюдал, как кончик утлегаря "Дестини" неуклонно приближается к деснейрскому галеону. Теперь он мог прочитать название другого корабля на его корпусе - "Аркейнджел Чихиро", что не оставляло особых сомнений в том, для службы на кого он на самом деле был построен, - и даже без своей подзорной трубы он мог довольно четко различить отдельных офицеров и людей.
   "Аркейнджел Чихиро", несмотря на свой более короткий обрубленный корпус, стоял выше над водой, чем "Дестини", что, несомненно, делало его более капризным и подверженным ветру. Он также был более пузатым (несомненно, наследие его торгового происхождения), а его бак и кормовая надстройка были, по крайней мере, несколько урезаны во время переделки. Однако он сохранил достаточную высоту на корме для полной кормовой палубы, и в некотором смысле Йерли хотел, чтобы "Дестини" обладал такой же особенностью. Положение рулевых на юте "Дестини" оставляло их полностью незащищенными - как для мушкетного, так и для пушечного огня, - в то время как штурвал "Аркейнджел Чихиро" располагался под палубой на корме, где он был скрыт и защищен.
   Словно в подтверждение размышлений Йерли, с другого судна начали стрелять из мушкетов. У них были фитильные замки, а не кремневые, что давало им ужасно низкую скорострельность. Они также были гладкоствольными, что не должно было творить никаких чудес с точки зрения их точности, хотя точность стрельбы с одного движущегося корабля по персоналу на палубе другого движущегося корабля не имела большого значения. Была ли на самом деле поражена какая-либо конкретная цель при таких обстоятельствах или нет, в значительной степени зависело от случая, хотя было немного трудно вспомнить об этом, когда мушкетная пуля жужжала мимо уха.
   Как только что сделала одна из них, - отметил он краешком сознания.
   Стрелки морской пехоты на фок- и грот-мачтах открыли ответный огонь, и если их нарезное оружие не было намного точнее в сложившихся условиях, тот факт, что они были вооружены кремневыми, а не фитильными замками, по крайней мере, давал им значительно более высокую скорострельность. Кто-то закричал на одной из карронад на миделе правого борта, когда один из чужих фитильных мушкетов нашел цель, и Йерли увидел, как тело свалилось с бизань-мачты "Аркейнджел Чихиро" и рухнуло на палубу кормы с силой, разрушающей кости, когда один из его морских пехотинцев вернул комплимент.
   Я думаю, что мы уже достаточно близки, - размышлял он и взглянул на Лэтика. - Итак, мастер Лэтик! - решительно сказал он, и первый лейтенант свистнул в свисток.
   ***
   Сэр Хейрам Уэйлар даже не повернул головы, когда позади него рухнуло на палубу тело моряка. Человек, вероятно, был мертв еще до того, как упал; теперь он почти наверняка был мертв, и это был не первый труп, который когда-либо видел Уэйлар. Он обратил на это не больше внимания, чем на осколки, внезапно покрывшие обшивку вокруг его ног, когда три или четыре пули чарисийских мушкетов с глухим стуком вонзились в палубу. Он отметил, что стрелки другого корабля, очевидно, узнали в нем офицера, даже если они не понимали точно, насколько богатым призом он является. И все же это было отстраненное наблюдение, которому не позволялось проникать под поверхность его разума. Коммодор почти не подозревал о своей собственной смертности, но у него были другие причины для беспокойства, когда кончик длинного, похожего на копье утлегаря "чарисийца" начал приближаться к поручню "Аркейнджел Чихиро".
   Лэнгхорн, это скоро случится! - сказал он себе. - Чарисиец подошел даже ближе, чем он ожидал. Выглядело так, как будто капитан другого галеона намеревался вступить в бой с расстояния не более тридцати ярдов. На таком расстоянии даже относительно неопытные стрелки Уэйлара, скорее всего, не промахнулись бы, и он поморщился, представив себе бойню, которая вот-вот должна была начаться.
   Но в нас обоих, мой друг-еретик, - мрачно подумал он. - В нас обоих.
   Еще несколько минут, и...
   ***
   - Руль налево! - рявкнул сэр Данкин Йерли. - Кругом, немедленно!
   - Руль налево, есть, сэр! - Шеф Уэйган подтвердил это, и он и его помощник размыто крутанули спицы большого двойного колеса влево.
   Движение штурвала переместило румпель корабля на левый борт и повернуло руль в противоположном направлении. Что, в свою очередь, заставило корабль резко повернуться на правый борт.
   ***
   Глаза Уэйлара расширились, когда чарисиец внезапно изменил курс. Это было последнее, чего он ожидал, особенно то, как это заставило его отвернуть от "Аркейнджел Чихиро" - развернуться с наветренной стороны поперек кильватера его флагмана, а не идти рядом с подветренной стороны, как он ожидал. Его реи отслеживались с точностью метронома, когда его курс менялся, продолжая вести его, но он резко замедлился, когда его новый курс приблизил его к ветру, и первоначальное удивление Уэйлара начало превращаться в хмурое замешательство, когда он обнаружил, что смотрит на орудийные порты левого борта чарисийского галеона.
   Их закрытые орудийные порты по левому борту, тогда как для него это был правый борт с незаряженными орудиями, неготовыми к бою.
   ***
   - Кругом, ребята! Кругом! - Гектор крикнул вниз через решетки люка.
   В предостережении, вероятно, не было необходимости. Офицеры и матросы, отвечающие за основное вооружение "Дестини", несомненно, слышали свисток лейтенанта Лэтика почти так же хорошо, как артиллеристы карронад на орудиях спардека. Однако капитан Йерли был не из тех, кто рискует чем-то подобным. Одним из его основополагающих принципов было то, что компетентный офицер делал все возможное перед боем, чтобы свести к минимуму вероятность ошибок или недоразумений. В любом случае, они должны были произойти, как только сражение вступит в силу, но хороший офицер сделал все возможное, чтобы их было как можно меньше... и чтобы они не произошли раньше, чем должны были.
   И эта конкретная эволюция предоставила множество возможностей для того, чтобы что-то пошло не так.
   Когда корабль развернулся с наветренной стороны, моряки, которые демонстративно управляли карронадами на левом борту (как мог ясно видеть любой тупоглазый идиот на другом корабле), повернулись как один и бросились, повинуясь свистку Лэтика, на другую палубу. Короткие, кургузые карронады батареи левого борта, уже заряженные и подготовленные, выкатывались быстро, за достаточное время, но более тяжелые орудия на орудийной палубе были гораздо более массивными и гораздо менее удобными.
   Хорошей новостью было то, что никто на борту "Аркейнджел Чихиро" не смотрел на эту палубу "Дестини". Капитан Йерли смог отправить полные расчеты на свою батарею левого борта, не выдавая своих намерений. Теперь орудийные порты левого борта распахнулись, командиры орудий выкрикивали приказы, и люди кряхтели от взрывного усилия, наваливаясь на боковые спицы. Лафеты орудий визжали, как разъяренные свиньи, когда они грохотали по настилу, посыпанному песком для лучшего сцепления, и длинные злобные морды кракенов новой модели высовывались из внезапно открытых портов.
   Времени на то, чтобы прицелиться, было не так уж много.
   К счастью, командиры орудий КЕВ "Дестини" имели достаточно практики.
   ***
   Мир разлетелся на части в оглушительном раскате грома, пронзенного молниями.
   Сэр Хейрам Уэйлар никогда не представлял себе ничего подобного. Честно говоря, никто из тех, кто никогда этого не испытывал, не мог бы точно представить себе это. Он стоял на высокой, узкой кормовой палубе своего флагмана - палубе длиной чуть более сорока футов и шириной едва двадцать футов в самом широком месте - и двадцать семь тяжелых пушек взорвались длинной, нескончаемой барабанной дробью, выплевывая огонь и ослепляющий, удушающий дым, когда "Дестини" пересек корму "Аркейнджел Чихиро", и его бортовой залп был нанесен с расстояния, возможно, пятьдесят футов. Два корабля были так близко друг к другу, что утлегарь "Дестини" фактически пролетел над кормой его врага, едва миновав бизань-ванты "Аркейнджел Чихиро", когда он изменил курс почти полностью с северо-востока на восток, и сила сотрясения этого множества пушек, заряженных картечью поверх ядер и стреляющих на таком коротком расстоянии, была неописуемой. Он действительно почувствовал жар взрывающегося пороха, почувствовал огромные невидимые кулаки дульных взрывов, пробивающие все его тело огромными пузырями избыточного давления. Почувствовал, как корпус его флагманского корабля вздрагивает и дергается - ударяя вверх по его ногам, как будто какой-то маньяк колотил по подошвам его обуви бейсбольной битой, - когда в нее врезался чарисийский огонь. Обшивка раскололась, стекло больших кормовых иллюминаторов "Аркейнджел Чихиро" просто исчезло, а крики и пронзительные вопли людей, которые были застигнуты врасплох так же, как и сам Уэйлар, разрывали его уши даже сквозь невероятный гром орудий "Дестини".
   Подготовленная к бою орудийная палуба "Аркейнджел Чихиро" представляла собой одну огромную пещеру, простиравшуюся от носа до кормы. Пещеру, окаймленную пушками, выглядывающими через открытые порты и ожидающими, когда перед ними появится цель. Но цели там не было. Она была за их кормой, где артиллеристы, управлявшие этими орудиями, даже не могли ее видеть, не говоря уже о том, чтобы стрелять в ответ, и шестидюймовые железные сферы с воем пронеслись по всей длине пещеры, как собственные демоны Шан-вей.
   Полдюжины "ящеров" галеона получили прямые попадания, их лафеты рассыпались на тучи дополнительных осколков, тяжелые бронзовые орудийные стволы взмыли вверх, а затем рухнули обратно, чтобы раздавить и искалечить выживших членов их расчетов. Человеческие существа, оказавшиеся на пути одного из этих ядер, разрывались пополам с непринужденной, ужасающей легкостью. Осколки корабельного корпуса - некоторые из них достигали шести футов в длину и трех или четырех дюймов в диаметре - врезались в хрупкую плоть и кровь, как копья, брошенные каким-то разъяренным титаном. Люди кричали, хватаясь за разорванные и искалеченные тела, а другие люди просто отлетали назад, их головы, грудь или плечи разрывались со взрывами крови, когда в них врезалась картечь - каждая почти три дюйма в диаметре.
   Этот единственный залп убил или ранил почти половину экипажа "Аркейнджел Чихиро".
   ***
   - Отведи нас от ветра, Уэйган!
   Капитану пришлось повысить голос, чтобы его услышали, но шефу Уэйгану он показался до нелепости спокойным, почти задумчивым.
   - Есть, есть, сэр! - резко ответил старшина, и штурвал повернулся в противоположном направлении, когда руль "Дестини" был повернут вспять.
   Галеону это не понравилось, но он ответил как настоящий корабль, каким и был. Его корпус неуклюже вздымался, когда он поворачивал обратно на запад, поперек волн, но Йерли почти идеально рассчитал маневр, и ветер помог ему развернуться.
   "Дестини" вернулся назад перед ветром, затем пронесся еще дальше по левому борту, принимая ветер на четверть левого борта вместо скулы правого борта, и его реи марселей качнулись с машинной точностью, когда они были убраны назад.
   Он сильно потерял скорость в воде, а движение "Арканджела Чихиро" продолжало уносить его от корабля Йерли по его прежнему курсу. Но на борту деснейрского корабля было слишком много неразберихи, чтобы капитан Абат - или, скорее, лейтенант Мартинсин, поскольку Русейл Абат столкнулся с одним из ядер "Дестини" - мог даже подумать об изменении курса. Его офицеры все еще боролись за восстановление контроля после невероятной бойни того первого залпа, когда "Дестини" снова пронесся по корме "Аркейнджел Чихиро", на этот раз с северо-востока на юго-запад, а не с юго-запада на северо-восток.
   У его орудийных расчетов не было времени перезарядить орудия, но в этом и не было необходимости. Орудия правого борта были заряжены до того, как их выкатили, и даже при таком количестве рук, выделенных для обслуживания брасов, офицерам батареи правого борта оставалось более чем достаточно членов экипажа, чтобы стрелять из уже заряженного оружия. Дальность стрельбы была намного больше - на этот раз более ста ярдов. На самом деле, ближе к ста пятидесяти. Но недостаточно близко к ста пятидесяти.
   ***
   - Уберите эти обломки! Перекиньте их через борт - сейчас же! - крикнул сэр Хейрам Уэйлар.
   Коммодор не имел права позволять себе отвлекаться от своих обязанностей флаг-офицера. Уэйлар, может быть, и не был моряком, но он знал это очень хорошо. К сожалению, в данный момент он больше ничего не мог сделать, и он действительно схватился за один конец сломанного мостика, который упал на орудия верхней палубы. Он тяжело дышал, кряхтя от усилий, пытаясь убрать обломки, блокирующие орудия, затем развернулся, подняв голову, его глаза метнулись к разорванному ветром дыму за кормой его флагмана, когда КЕВ "Дестини" выпустил свой второй залп.
   Последствия еще почти тридцати тяжелых выстрелов с ревом обрушились на него. На этот раз дальность стрельбы была намного больше, и, в отличие от предыдущего залпа, многие из этих ядер совсем не попали в "Аркейнджел Чихиро". Но некоторым из них повезло, и одно из таких влетело прямо в бизань-мачту, аккуратно разрезав ее на две части в восьми футах над палубой. Она опрокинулась вперед, врезавшись в грот-мачту всей своей массой, добавленной к давлению ветра, и грот-мачта полетела вместе с ней. "Аркейнджел Чихиро" содрогнулся, как смертельно раненый рогатый ящер, затем вздрогнул, когда поток разбитого рангоута и разорванного полотна обрушился на его палубы или погрузился в море рядом. Он дико рванулся, устремляясь к внезапному плавучему якорю в виде своего собственного рангоута и такелажа, и раздались новые крики, когда еще больше членов его команды было раздавлено падающим рангоутом или разорвано на части чарисийским огнем.
   Уэйлар, пошатываясь, выбрался из снастей снесенной бизань-мачты, правой рукой сжимая левую руку. Эта рука была сломана почти так же сильно, как и его флагман, - подумал уголок его мозга - не то чтобы это имело большое значение в данный момент.
   Он наблюдал с горечью понимания в глазах, как чарисийский галеон снова изменил курс. Он качнулся назад, полностью возвращаясь назад перед ветром, его реи снова вращались, как будто управлялись одной рукой. Он наклонился к ветру под жестким управлением, когда снова ускорился, и он увидел, как раскрылись брамсели над его марселями. Они упали, как занавеси, затем затвердели, когда поймали ветер и натянулись, и "Дестини" пронесся мимо "Аркейнджел Чихиро".
   Уэйлар обернулся, отыскивая "Блессэд уорриор".
   Он знал, что капитан Мантейн, должно быть, был застигнут врасплох неожиданными маневрами чарисийцев по меньшей мере так же сильно, как Абат и он сам. "Блессэд уорриор" почти автоматически изменил курс, когда "Дестини" открыл огонь, развернувшись на западном направлении, как и было первоначально запланировано. К сожалению, это была единственная часть первоначальных договоренностей Уэйлара, которая сработала так, как планировалось. Хуже того, ни "Дестини", ни "Аркейнджел Чихиро" не были там, где он ожидал их увидеть, когда планировал свою первоначальную тактику. Теперь "Блессэд уорриор" был далеко к юго-западу от своего первоначального места... и "Дестини", двигаясь с севера на северо-запад, уже направлялся к тому, чтобы пройти за его кормой - и к тому же с преимуществом по ветру - вместо того, чтобы оказаться лицом к лицу с обоими своими противниками сразу.
   Правый борт чарисийского галеона снова вспыхнул и загремел, когда он пронесся мимо "Аркейнджел Чихиро", направляясь к своей второй жертве. Фок-мачта, уже ослабленная потерей опор, которые когда-то вели на корму к исчезнувшей грот-мачте, упала за борт, оставив "Аркейнджел Чихиро" полностью без парусов. Корабль катился безумно, пьяно, неописуемо закручиваясь в штопор, когда внезапная потеря всего его верхнего яруса уничтожила любые остатки устойчивости, только для того, чтобы яростно оборваться, когда он резко остановился у обломков, все еще прикрепленных к его борту оставшимися вантами. Лейтенант Мартинсин каким-то образом все еще был на ногах, выкрикивал команды, вел группы своих выживших моряков убирать обломки. Мелькали и стучали топоры, перерубая запутанные веревки, сражаясь за освобождение корабля, в то время как другие моряки и морские пехотинцы вытаскивали рыдающих, кричащих или молча корчащихся раненых из-под обломков.
   Мимолетный залп "Дестини" добавил еще больше разорванных и изломанных тел к его жестоким потерям, но было очевидно, что "Аркейнджел Чихиро" стал не более чем запоздалой мыслью для чарисийцев. Флагманский корабль Уэйлара представлял собой разбитые руины, так сильно искалеченные, с таким количеством убитых или раненых, что его можно было забрать в любое время, когда заблагорассудится "Дестини". В данный момент у врага были более важные заботы, и челюсти Хейрама Уэйлара сжались от чего-то гораздо худшего, чем боль в сломанной руке.
   Он знал Томиса Мантейна. Если во всем теле Мантейна и была хоть капля слабости, Уэйлар никогда не видел даже намека на это, а "Блессэд уорриор" уже менял курс. Его парусной тренировке не хватало отточенной слаженности "Дестини", и корабль, к несчастью, повернул на свой новый курс, паруса хлопали и гремели в знак протеста. Его маневр удачно отвернул корму от врага прежде, чем "Дестини" смог нанести ему удар, как это было с "Аркейнджел Чихиро", и его орудия правого борта демонстративно выстрелили. Тем не менее, каким бы быстрым и решительным, несомненно, ни был Мантейн, неуклюжесть, с которой его корабль вышел на новый курс, только подчеркивала, насколько тяжело было сравнивать уровень мастерства его команды с уровнем чарисийского галеона, приближающегося к нему. Он был не просто лучше вооружен и более массивен; он был выше классом, и часть сэра Хейрама Уэйлара хотела, чтобы у него все еще была неповрежденная мачта и сигнальные фалы. Хотел бы он приказать Мантейну прекратить стрельбу и бежать.
   Или сдаться, - признался он себе с мрачной, ужасной честностью, наблюдая, как корабль сэра Данкина Йерли набрасывается на свою свежую добычу, как охотящаяся виверна. Он не может оторваться - не может убежать от него или избежать его. И поскольку он не может...
   Новый раскат грома прокатился по ледяному послеполуденному морю, когда чарисийский галеон, такой же безжалостный, как эмблема Армаков в виде кракена, летящая с его бизань-реи, снова открыл огонь.
  
   .VII.
   Дворец архиепископа, город Тейрис, провинция Гласьер-Харт, республика Сиддармарк
  
   Это была самая холодная зима, которую Жэйсин Канир мог припомнить... более чем одним способом.
   Канир был худощавым человеком, и Бог потратил очень мало жира, когда создавал его. В результате он обычно чувствовал холод сильнее, чем многие другие, и всегда думал, что его назначение в архиепископство Гласьер-Харт, в горах Сиддармарка, было доказательством того, что у Бога и архангелов есть чувство юмора.
   В последнее время, казалось, этот юмор было несколько труднее обнаружить.
   Он стоял, глядя из окна своего кабинета на втором этаже своего дворца в городе Тейрис. Это был не такой уж большой дворец, как обычно считали великие лорды Матери-Церкви. Если уж на то пошло, Тейрис, несмотря на его неоспоримый статус крупнейшего города провинции Гласьер-Харт, на самом деле был не более чем большим городом по стандартам более богатых и густонаселенных провинций.
   Жители архиепископства Канира, как правило, были бедными, трудолюбивыми и набожными. Большая часть ограниченного богатства, которым могло похвастаться Гласьер-Харт, поступала из шахт провинции, которые, к сожалению, производили не золото, серебро, сапфиры или рубины, а просто уголь. Канир ничего не имел против угля. На самом деле, по его мнению, он обладал гораздо большей внутренней ценностью, чем любая из этих более дорогих безделушек, а уголь Гласьер-Харт был хорошим, чистым антрацитом. Это был... честный продукт. Такого рода, что можно было бы использовать для целей, которые, как он был совершенно уверен, одобрил Бог. Тот, который обеспечивал дома отчаянно необходимым теплом в разгар зимнего льда и снега. Тот, с которым, по крайней мере, несколько владельцев литейных заводов здесь, в Сиддармарке, начали экспериментировать, превращая его в кокс в подражание нынешней практике чарисийцев.
   И все же были времена, когда архиепископ мог бы пожелать чего-нибудь более яркого, немного более соответствующего тщеславным желаниям этого мира. То, что обеспечило бы его трудолюбивым, прилежным прихожанам большую отдачу. И то, что, несмотря на все усилия ордена Паскуале, не отправляло бы слишком многих из этих прихожан в ранние могилы с черными легкими.
   Рот Канира дернулся при знакомой мысли, и он покачал головой.
   Конечно, ты этого хочешь, Жэйсин, - отругал он себя, хотя ругань была мягкой, ее жесткие края стерлись от частого повторения. - Любой священник, достойный своей шапки и скипетра, хочет, чтобы его люди жили дольше, здоровее и богаче! Но будь благодарен Богу, что Он, по крайней мере, дал им уголь для добычи и способ доставить его на рынок.
   Эта мысль привлекла его внимание к сильно замерзшему сейчас каналу Тейрис, который соединял город с рекой Грейуотер. Грейуотер была судоходной - по крайней мере, для движения барж - на большей части своей четырехсотмильной протяженности, хотя в нескольких местах требовались шлюзы. Она соединяла озеро Айс, расположенное к северо-западу от Тейриса, с озером Гласьерборн, в двухстах милях к юго-западу. Оттуда могучая река Сиддар протекала тысячу шестьсот миль, извиваясь через последние горы Гласьер-Харт, затем через предгорья провинции Шайло и в Старую провинцию до столицы, самого Сиддар-Сити. Это означало, что баржи с углем Гласьер-Харт можно было сплавлять по рекам вплоть до Сиддар-Сити, где его можно было перегружать на каботажные суда и морские галеоны для отправки по всему миру.
   Значительная часть его использовалась прямо здесь, в республике, либо сбрасываясь в одном из речных портов по пути, либо доставлялась прямо в Сиддар-Сити, прежде чем продавалась. Из того, что не нашло применения ни в одном из этих мест, большая часть отправлялась вверх по побережью Ист-Хэйвена до прохода Син-ву, затем на запад, через проход, чтобы удовлетворить ненасытный зимний аппетит города Зион. Тот факт, что его можно было отправлять по воде на всем пути, делал цену доставки конкурентоспособной по сравнению с сухопутными источниками, даже когда эти источники были намного ближе и даже в самом далеком Зионе, а его качество высоко ценилось взыскательными клиентами. Большая часть его покупной цены, конечно, присваивалась торговцами, грузоотправителями и посредниками, через чьи руки он проходил. Очень небольшая часть конечной цены продажи попадала в руки - узловатые, мозолистые, со сломанными ногтями, покрытые угольной пылью руки, - которые фактически вырвали его из недр гор Гласьер-Харт. Но этого было достаточно, хотя и едва-едва, и жители архиепископства Канира были благодарны за это. Они были провинциальным народом, обладавшим лишь самыми несовершенными знаниями о мире за пределами скалистых, заснеженных частоколов своих горных горизонтов, и все же они знали, что им живется лучше, чем многим другим людям в Сэйфхолде.
   Это была одна из вещей, которые Канир любил в них. О, ему также нравилось их благочестие. Он любил чистую радость в Боге, которую слышал в их хорах, видел на их лицах. Но как бы сильно он ни любил эти вещи, как бы ими ни дорожил, именно их прочная независимость, их упрямая уверенность в себе действительно находили отклик где-то глубоко внутри него. У них было чувство самодостаточной целостности. Всегда готовые прийти на помощь соседу, всегда щедрые, даже когда их собственные кошельки были печально стеснены, в них было что-то такое, что требовало, чтобы они стояли на своих двоих. Они знали, что значит зарабатывать себе на жизнь в поте лица, непосильным трудом в глубоких и опасных шахтах. Они рано выходили на рынок труда и поздно покидали его, и по пути научились ценить себя. Признать, что они дали хорошую отдачу и даже больше за эти средства к существованию. Что им удалось поставить еду на столы своих семей. Что они выполнили свои обязательства и что они не были обязаны никому, кроме самих себя.
   Клинтан, Тринейр и Рейно никогда не понимали, почему я так люблю этих людей, - думал сейчас архиепископ, окидывая взглядом окутанные туманом заснеженные горы. - Их идеал - это то, что Рейно получает в Харчонге, - крепостные, забитые люди, которые "знают свое место". Лицо Канира посуровело. Им нравится знать, что их "стада" не станут нахальными. Не собираются спорить со своими светскими и мирскими хозяевами. Не собираются начинать думать самостоятельно, задаваясь вопросом, почему Мать-Церковь так невероятно богата и могущественна, в то время как ее дети голодают. Мы не собираемся начинать требовать, чтобы князья Матери-Церкви помнили, что они служат Богу... а не наоборот.
   Канир знал, что подавляющее большинство его коллег-прелатов никогда не понимали, почему он настаивал на том, чтобы совершать два длительных пастырских визита в свое архиепископство каждый год, вместо одного неохотного визита в год, который совершало большинство из них. Тот факт, что он добровольно проводил зиму в Гласьер-Харт, вдали от удобств Храма, развлечений Зиона, политических маневров и создания альянсов, которые были столь важны для существования викариата, всегда забавлял их. О, один или двое из них поняли, как он полюбил захватывающую красоту, скалистость высоких гор, снежные шапки и густые вечнозеленые леса. Водопады, которые низвергались на сотни футов сквозь кружевные знамена брызг. Глубокие, ледяные озера, питаемые высокогорными ледниками, от которых провинция получила свое название. Несколько других - в основном люди, которых он знал в семинарии, когда был намного моложе, - знали о его давнем интересе к геологии, о том, как он всегда любил изучать Божью работу в костях мира, о его верности спелеологии и соборной тишине, которую он находил в глубоких полостях и пещерах.
   Тем не менее, даже те, кто знал об этих сторонах его натуры, кто мог смутно понять, что такой человек, как он, может видеть в таком архиепископстве, как у него, все еще находили его предпочтение Гласьер-Харт и его длительные визиты к его неотесанным, деревенским жителям трудными для понимания. Это было так эксцентрично... Так..... необычно. Они никогда не понимали, как он черпал силу и поддержку в вере, которая так ярко горела здесь, в Гласьер-Харт.
   Они также никогда не понимали, что жители Гласьер-Харт - как дворяне (какими бы они ни были и что бы в них ни было), так и простолюдины - знали, что он искренне заботится о них. Те другие архиепископы и викарии не беспокоились о таких мелочах. Даже лучшие из них слишком часто считали, что они выполняли свою работу и даже больше, удерживая десятину в допустимых пределах, следя за тем, чтобы в их архиепископства направлялось достаточное количество других священников, чтобы их церкви и монастыри были заполнены, следя за тем, чтобы их епископы-исполнители не снимали слишком много со своих прихожан. Они больше не были деревенскими священниками; Бог призвал их к более важным и серьезным обязанностям в управлении своей Церковью, и было много других священников, обеспечивающих пастырскую заботу, на которую у них больше не было времени.
   Именно так вся эта история в Чарисе сумела застать их всех врасплох, - мрачно подумал Канир. Он покачал головой, пристально вглядываясь в горизонт - пристальнее, чем лед и снег, на которые они смотрели. - Идиоты. Дураки! Они насмехаются над попытками реформировать Мать-Церковь, потому что она работает просто отлично... для них. Для их семей. За их власть и за их кошельки. И если она работает на них, то, очевидно, она должна работать на всех остальных. Или, по крайней мере, для всех остальных, кто имеет значение. Потому что они правы. Они больше не священники... и они даже не понимают, какой мерзостью в глазах Бога становится епископ или викарий, когда он забывает, что в первую очередь, в последнюю очередь и всегда он пастор, пастырь, защитник и учитель. Когда он отказывается от своего священства во имя власти.
   Он заставил себя отступить от гнева. Заставил себя глубоко вздохнуть, затем встряхнулся и отвернулся от окна. Он подошел к камину, открыл решетку и щипцами положил на решетку пару свежих кусков угля. Он прислушался к внезапному, яростному потрескиванию, когда пламя исследовало поверхность нового топлива, и несколько мгновений стоял, согревая руки. Затем он поставил экран на место, вернулся к своему столу и сел за него.
   Он знал истинную причину, по которой его гнев против коррупционеров Матери-Церкви в эти дни так легко превратился в раскаленную добела ярость, потрескивающую и ревущую, как пламя на его решетке. И он знал, что его гнев больше не был простым результатом возмущения. Нет, теперь это было скорее более заостренным и гораздо более... личным.
   Он закрыл глаза, начертил знак скипетра на груди и пробормотал еще одну короткую, искреннюю молитву за своих друзей в Зионе. Для других членов Круга, которых он был вынужден оставить позади.
   Он задавался вопросом, раскрыл ли Сэмил Уилсин личность предателя. Обнаружил ли он смертельную слабость в стенах крепости Круга? Или он все еще гадал? Все еще вынужденный держать свои знания при себе, чтобы Клинтан не понял, что он знал, что произойдет, и не нанес еще более быстрый и безжалостный удар?
   Я не должен был этого говорить, Господи, - подумал архиепископ, - но спасибо Тебе за то, что избавил меня от бремени Сэмила. Я прошу Тебя быть с ним и защищать его и всех моих братьев. Если их можно спасти, тогда я прошу Тебя спасти их, потому что я люблю их, и потому что они такие хорошие люди и так нежно любят Тебя. И все же Ты - Главный Строитель всего этого мира. Ты один знаешь истинный план Твоей работы. И поэтому, в конце концов, больше всего я прошу Тебя о том, чтобы Ты укрепил меня в ближайшие дни и помог мне быть послушным любому Твоему плану.
   Он снова открыл глаза и откинулся на спинку кресла. Это кресло было единственной настоящей роскошью, которую позволил себе Канир, - единственной экстравагантностью. Хотя, справедливости ради, правильнее было бы сказать, что это была единственная настоящая экстравагантность, которую он позволил себе принять. Восемь лет назад, когда Гарт Горджа, его давний личный секретарь, сказал ему, что люди архиепископства хотят купить ему специальный подарок на середину зимы, и попросил у него совета, Канир прокомментировал, что ему нужен новый стул для его офиса, потому что старый (который, вероятно, был по крайней мере на год или два старше отца Гарта) вконец износился. Отец Гарт кивнул и ушел, а архиепископ не слишком задумывался об этом. До тех пор, пока он не приехал со своим обычным зимним пастырским визитом - долгим, когда он постоянно проводил здесь, в Гласьер-Харт, не менее двух месяцев, - и не обнаружил, что кресло ждет его.
   Его прихожане заказали его в самом Сиддар-Сити. Оно стоило - легко - эквивалента годового дохода для семьи из шести человек, и стоило каждой марки своей непомерной цены. Канир только позже обнаружил, что Фрейдмин Томис, его камердинер, предоставил свои аккуратные мерки, чтобы мастер, который изготовил это кресло, мог точно подогнать его под него. Во многих отношениях это был строгий дизайн, без обивки, расшитой золотыми нитями, и украшенной драгоценными камнями резьбы, которую могли бы потребовать другие, но это идеально соответствовало индивидуальности и вкусам Канира. И если бы деньги не были потрачены впустую на показное убранство, это было бы самое греховно удобное кресло, в котором когда-либо сидел Жэйсин Канир.
   В данный момент, однако, его комфорт предлагал очень мало удовольствия.
   Его губы кисло скривились, когда он понял, о чем только что подумал, но это не сделало его нынешнюю ситуацию более забавной, и короткая вспышка юмора быстро исчезла.
   Он был глубоко тронут, когда Уилсин рассказал ему о своих подозрениях, о его растущей уверенности в том, что Круг был скомпрометирован, предан Клинтану и инквизиции. Тот факт, что Сэмил доверял ему достаточно, чтобы рассказать ему, знал, что он не предатель, наполнил его странной радостью, даже когда ужас от последствий этого предательства захлестнул его. А Сэмил был таким же прямолинейным и откровенным, как всегда.
   - Одна из причин, по которой я говорю тебе, Жэйсин, - сказал он, - заключается в том, что, в отличие от любого из нас, у тебя есть прекрасный повод покинуть Зион в середине зимы. Все знают о твоих "странностях", так что никто - даже Клинтан - не подумает, что тебе не свойственно возвращаться в Гласьер-Харт, как обычно. Я собираюсь сделать все, что в моих силах, чтобы уберечь как можно больше других наших архиепископов и епископов от опасности, но если нас так основательно предали, как я думаю, все мы будем отмечены для инквизиции. Это касается и тебя.
   Уилсин посмотрел ему в глаза, затем протянул руку и положил по одной на каждое из плеч Канира.
   - Ты забрал последние письма Эрейка Динниса из его камеры, Жэйсин. И мы отправили их его жене - его вдове - в Чарис. Сейчас будет не так просто. На этот раз они знают о нас. Но я не думаю, что они, скорее всего, предпримут открытые действия против нас, по крайней мере, еще месяц или два. Так что у тебя будет немного времени, как только ты доберешься до Гласьер-Харт. Используй это, Жэйсин. - Руки на его плечах встряхнули его с сильным, нежным акцентом. - Используй это. Составь свои планы, как сможешь, а потом исчезни.
   Канир открыл рот, чтобы возразить, но обнаружил, что Уилсин снова трясет его.
   - Ты ничего не смог бы здесь добиться, даже если бы остался, - сказал ему викарий. - Все, что ты мог бы сделать, это умереть вместе с нами остальными. Знаю, что ты готов сделать это, Жэйсин, но думаю, что у Бога на уме для тебя еще больше, чем мученичество. Как бы мне ни было неприятно это признавать, я пришел к выводу, что "Церковь Чариса" стала нашей единственной настоящей надеждой. Ну, не настолько большой, как нужно лично нам, поскольку я не вижу, что Стейнейр или Кэйлеб могли бы сделать для спасения Круга, даже если бы они знали о нашем затруднительном положении. Но это наша единственная надежда на то, что мы намеревались сделать в первую очередь. Гниль слишком глубоко проникла здесь, в Храме. Клинтан и Тринейр - но особенно Клинтан - слишком коррумпированы. Они активно стремятся поддерживать то самое зло, которое превращает Мать-Церковь в мерзость, и если у нас когда-либо действительно была какая-то надежда остановить их, то сейчас мы ее потеряли. У нас мало времени. Так что единственная надежда, которую я вижу, - это то, что чарисийцам удастся бросить им вызов. Что пример Чариса извне заставит реформироваться изнутри. Что это в конечном счете означает для универсальности Матери-Церкви, не могу сказать, но я пришел к выводу, что важнее, чтобы она была Божьей Церковью, будь она разбита на сколько угодно частей, чем чтобы она оставалась единой целостной сущностью, порабощенной силой Тьмы.
   Канир видел боль в глазах Уилсина, понял горечь этого признания. И в этом признании он понял, что Уилсин тоже пришел поговорить с ним. Сама его душа содрогнулась при мысли о расколе, кошмаре религиозной борьбы - огромном просторе для доктринальных ошибок, - который должен охватить мир, если Мать-Церковь распадется на конкурирующие секты. И все же даже это было предпочтительнее, чем наблюдать, как Божья Церковь все глубже и глубже погружается в коррупцию, ибо это была худшая и самая мрачная "доктринальная ошибка", о которой Жэйсин Канир мог только мечтать.
   И все же, несмотря на то, что он неохотно согласился с анализом Уилсина, и даже несмотря на то, что он полностью разделял настойчивость Уилсина, он понятия не имел, как ему удастся в конце концов избежать инквизиции. Правда, у него, вероятно, было бы, по крайней мере, немного больше шансов в Гласьер-Харт, чем в самом Храме, но это мало о чем говорило.
   Он был уверен, что отец Брайан Тигман, интендант Гласьер-Харт, был, по крайней мере, в целом осведомлен о подозрениях Клинтана. Интендант, как и все интенданты, был назначен в Гласьер-Харт управлением инквизиции, и, так же как и все интенданты, он был членом ордена Шулера. Он также был холодным, суровым сторонником дисциплины. Канир несколько раз пытался добиться его замены, и каждый раз его просьба отклонялась. Это было, мягко говоря, необычно и свидетельствовало о заинтересованности инквизиции на очень высоком уровне в том, чтобы оставить Тигмана здесь, и все это означало, что у Канира не было сомнений в том, где лежит лояльность "его" интенданта. И все же, к сожалению, Тигман был не самым ловким агентом, которого мог выбрать Клинтан. Возможно, великий инквизитор посчитал, что достаточная самоотверженность заменит определенный недостаток утонченности? Или он решил, что для того, чтобы присматривать за явно помешанным "эксцентричным" типом вроде Канира, требуется лишь умеренная степень компетентности? Какова бы ни была логика, Тигман в последнее время очень плохо справлялся с тем, чтобы скрыть подозрение, с которым он относился к своему номинальному начальнику. Он был намного внимательнее, чем обычно, постоянно беспокоил архиепископа, советовался с ним, убеждался, что у него нет неожиданных потребностей или задач для своего верного интенданта. Что касается способов следить за кем-то, то это было примерно так же незаметно, как бросить булыжник в окно. Что, к сожалению, не делало его менее эффективным.
   Хуже того, эта самая техника грубой силы многое сказала Каниру. Это говорило ему о том, что Клинтан уверен, что архиепископ у него под каблуком и может быть схвачен в любой момент. Это означало, что Тигман будет настороже в отношении любых мер, которые может предпринять Канир, а Тейрис был достаточно маленьким городом, чтобы интенданту и инквизиции было нетрудно следить за его действиями. У него не было абсолютно никакого представления о том, что он собирается делать после того, как достигнет своего архиепископства, даже первого слабого проблеска плана.
   Что было одной из причин, по которой он был удивлен, когда прибыл сюда и обнаружил, что, по-видимому, был не единственным, кто думал об этом.
   Теперь он сунул руку во внутренний карман сутаны и снова вытащил письмо.
   Он не знал, кто его отправил, и не узнал почерк. Он предположил, что вполне возможно, что это было отправлено ему по приказу Клинтана как средство спровоцировать его на ложный шаг, чтобы помочь оправдать его собственный арест, когда придет время, но это казалось маловероятным. Степень утонченности, которую подразумевала такая стратегия, выходила далеко за рамки всего, что Клинтан или инквизиция когда-либо прежде тратили впустую.
   Кроме того, великому инквизитору не было необходимости выдумывать или провоцировать какие-либо действия по самообвинению со стороны Канира. У него были полномочия приказать арестовать Канира, когда бы он ни захотел, и он всегда мог рассчитывать на мастерство и энергию своих инквизиторов, чтобы представить любые "доказательства", которые, по его мнению, ему требовались. Учитывая это и учитывая презрение, с которым он так явно относился к Каниру, расставлять какую-то сложную, тонкую ловушку было бы совершенно не в его характере.
   Что оставляло недоумевающий вопрос о том, кто именно еще мог отправить это письмо.
   Он был уверен, что оно не от Уилсина. Во-первых, потому, что письмо опередило его здесь. Если бы Уилсин захотел сообщить ему его содержание, он мог бы просто поговорить с ним лицом к лицу, напрямую, без защитной уклончивости письма, прежде чем он покинул Зион. Во-вторых, если бы Уилсин действительно отправил его после того, как Канир по какой-то причине покинул Зион, он отправил бы его зашифрованным и не потратил бы так много времени на то, чтобы говорить загадками.
   Теперь Канир развернул его, и его глаза сузились, когда он еще раз перечитал единственную страницу.
   Понимаю, ваше высокопреосвященство, что в настоящее время у вас есть причины для беспокойства, и знаю от общего друга, почему это так. Я также понимаю, что вы понятия не имеете, кто я такой, и не стал бы винить вас, если вы просто немедленно сожжете это письмо. На самом деле, сжечь его вполне может быть вашим лучшим выбором, хотя мне хотелось бы думать, что сначала вы прочтете его полностью. Но наш общий друг поделился со мной своими опасениями. Полагаю, что он был готов сделать это, потому что я, можно сказать, никогда не входил в его ближайшее окружение. Тем не менее, я осведомлен о ваших надеждах и чаяниях... и о ваших нынешних трудностях. Возможно, я смогу оказать некоторую помощь в преодолении этих трудностей.
   Я взял на себя смелость предложить несколько альтернатив. Степень, с которой любая из них может быть применима, будет, конечно, зависеть от многих факторов, которые я, возможно, не смогу должным образом оценить в настоящее время с такого расстояния. И тот факт, что я не могу дать вам обратный адрес, лишит вас возможности сообщить мне, какие из предложенных мной альтернатив кажутся вам наиболее приемлемыми, если таковые имеются.
   Из-за этого я также взял на себя смелость сделать несколько определенных распоряжений. Критический момент, ваше высокопреосвященство, заключается в том, что любые успешные планы поездок с вашей стороны потребуют, чтобы вы были в одном из трех мест в течение определенного периода времени. Если вы сумеете добраться до одного из этих мест в нужное время, я верю, что вы найдете там дружелюбное лицо, ожидающее вас. То, как именно все может развиваться дальше, - это больше, чем я осмеливаюсь писать в настоящее время. В этом мы можем уповать только на Бога. Полагаю, кто-то может сказать, что это кажется бесполезным доверием, учитывая тьму, с которой вы - и все мы - сталкиваемся. И все же, несмотря на эту нынешнюю Тьму, всегда есть гораздо больший Свет, ожидающий нас, чтобы принять. С этим в наших сердцах, как мы можем не рисковать небольшой потерей в этом мире, если это должно быть ценой того, чтобы приложить наши руки к работе, которую, как мы знаем, Бог приготовил для нас?
   В письме не было ни второй, ни третьей страницы. Или, скорее, больше не было ни второй, ни третьей страницы. По крайней мере, в этом Канир принял близко к сердцу совет своего таинственного корреспондента. Но он сохранил первую страницу. Это был его талисман. Более того, это был физический аватар надежды. Надежды, этого самого хрупкого и самого замечательного из товаров. Если автор этого письма написал правду - и, несмотря на добросовестные усилия сохранять скептицизм, Канир верил, что так оно и было, - тогда в Божьем мире все еще были люди, готовые действовать так, как, по их мнению, Он хотел от них. Все еще готовые приложить свои руки к этой задаче, даже зная, что Клинтан и извращенная сила инквизиции могут сделать с ними.
   Вот почему он хранил этот единственный листок бумаги, написанный неизвестной рукой, и почему носил его в кармане сутаны, близко к сердцу. Потому что это напомнило ему, вернуло надежду, что Свет сильнее Тьмы. И причина, по которой Свет был сильнее, заключалась в том, что он обитал в человеческом сердце, в человеческой душе и в человеческой готовности рисковать всем, чтобы поступать правильно.
   И до тех пор, пока даже проблеск этой готовности горит в одном сердце, освещает одну душу, Тьма не может победить, подумал Жэйсин Канир, складывая этот единственный бесценный лист и еще раз почти благоговейно кладя его обратно в карман рядом со своим сердцем.
  
  
   ФЕВРАЛЬ, Год Божий 894
  
   .I.
   Кабинет герцога Холмана, город Итрия, залив Джарас, Деснейрская империя
  
   - Проклятие!
   Дейвин Бейрат, герцог Холман и старший советник императора Мариса IV по имперскому деснейрскому флоту, скомкал лист бумаги в смятый комок и швырнул его в мусорную корзину. Аэродинамические качества импровизированного снаряда оставляли желать лучшего, и он приземлился на ковер в его кабинете, дважды подпрыгнул и проплыл под книжный шкаф.
   - Дерьмо, - пробормотал герцог с отвращением, затем откинулся на спинку стула за своим столом и сердито посмотрел на человека, сидящего в кресле лицом к нему.
   Его гость - сэр Урвин Халтар, барон Джарас - был невысоким, плотного телосложения человеком с каштановыми волосами и проседью на висках. В отличие от более высокого, седовласого Холмана, у него была пышная борода, а не аккуратно подстриженные усы герцога. Кроме того, он был более чем на десять лет моложе, с гораздо более обветренным цветом лица.
   И, что не особенно его утешало в данный момент, он был генерал-адмиралом имперского деснейрского флота. Это было великолепно звучащее название. К сожалению, это был также пост, на котором ни у одного деснейрца не было никакого предыдущего опыта, поскольку раньше в нем никогда не было необходимости. Деснейрский военно-морской флот никогда не был особенно "имперским" до недавних неприятностей между королевством Чарис и рыцарями земель Храма. На самом деле, он никогда не мог похвастаться более чем сорока кораблями в своем самом большом составе. Хуже того, этот уровень мощи был достигнут почти семьдесят лет назад; численность флота на момент битвы при проливе Даркос составляла всего двенадцать кораблей, и все они были куплены где-то в другом месте, а не построены на какой-либо деснейрской верфи. Несмотря на великолепные гавани залива Джарас, Деснейр никогда не был морской державой - особенно за последние полтора столетия или около того, когда он конкурировал с такой же ориентированной на сушу республикой Сиддармарк.
   Барон Джарас, однако, был чем-то странным для деснейрского дворянина. Он служил - достойно, если не выдающимся образом - в имперской армии, как и ожидалось от любого высокопоставленного аристократа, но его семья была гораздо более активной в торговле, чем большинство родовитых деснейрцев. На самом деле, они были даже более активны, чем готовы были признаться большинству своих знатных родственников и сверстников. Джарас, фактически, контролировал крупнейший торговый дом во всей Деснейрской империи, и (какой бы сомнительной честью это ни было для настоящего дворянина) этот торговый дом владел флотом не менее чем из тридцати одного торгового галеона.
   Вот так он и оказался назначенным командовать новорожденным флотом императора Мариса.
   Конечно, - подумал он сейчас, старательно сохраняя бесстрастное выражение лица, - было бы лучше, если бы я когда-нибудь командовал военным кораблем военно-морского флота до того, как обнаружил, что командую всем проклятым флотом! Или, если уж на то пошло, если бы нашелся хоть один деснейрец, который имел бы представление о том, как организовать флот.
   - Его величеству это не понравится, Урвин, - наконец сказал Холман более спокойным тоном. И, -размышлял Джарас, - с монументальным преуменьшением.
   - Знаю, - сказал барон вслух. Несмотря на огромную пропасть между их титулами, Джарас, хотя и был простым бароном, был почти так же богат, как Холман. Он также был женат на двоюродной сестре Холмана, и это сочетание, к счастью, позволило ему говорить откровенно, что он теперь и сделал.
   - С другой стороны, - продолжил он, - вряд ли я могу сказать, что удивлен. - Он пожал плечами. - Уэйлар был хорошим человеком, но у него было не больше опыта командования галеоном, чем у любого из наших старших офицеров.
   Холман фыркнул. Он не мог не согласиться с этим конкретным утверждением, хотя мог бы добавить, что ни один из их старших офицеров также не имел особого опыта командования галерами. Что, учитывая очевидные различия между галерами и галеонами, не обязательно может быть плохой вещью. Он только хотел бы, чтобы он, как имперский советник, непосредственно отвечающий за строительство и управление новым флотом императора, имел некоторое представление о том, в чем именно заключались эти различия.
   - Это может быть правдой, - сказал теперь герцог. - Но когда его величество получит свою копию этого, - он ткнул указательным пальцем в направлении исчезнувшего бумажного шарика, - он взлетит до крыши, и ты это знаешь. Хуже того, епископ-исполнитель Мартин собирается сделать то же самое.
   - Я знаю это, - согласился Джарас, - но, честно говоря, они должны были предвидеть это - или что-то в этом роде - когда решили отправить десятину морем. - Он с несчастным видом пожал плечами. - У меня было достаточно опыта в том, что случилось с моими собственными торговыми галеонами, чтобы знать, на что способны чарисийские каперы и военно-морские крейсера.
   - Но согласно этому, - палец Холмана снова ткнул в воздух, - один из их галеонов только что выбил дерьмо из двух наших. А нашими командовал тот, кого вы сами только что назвали "хорошим человеком". На самом деле, один из наших лучших людей.
   - Это то, что я пытался объяснить с самого начала, Дейвин, - сказал Джарас. - Морские сражения не похожи на сухопутные, и мы просто не подготовлены к ним. К тому времени, когда деснейрскому дворянину исполняется восемнадцать, у него есть, по крайней мере, некоторое представление о том, как вести кавалерийскую атаку, а армия имеет хорошо развитую организацию, по крайней мере, с некоторым опытом в том, как снабжать кавалерию и пехоту в полевых условиях. Мы знаем, сколько времени потребуется, чтобы добраться из пункта А в пункт Б, на сколько миль мы можем ожидать продвижения армии, по каким дорогам и в какую погоду, сколько подков и гвоздей нам понадобится, какие повозки, сколько кузнецов и кузниц. Мы можем строить планы, основываясь на всем этом. Но сколько бочонков пороха нужно галеону? Сколько запасных снастей, парусины и рангоута? Если уж на то пошло, сколько времени потребуется галеону, чтобы доплыть из Гейры в Итрию? Ну, это зависит от обстоятельств. Это зависит от того, насколько он быстр, насколько опытен его капитан, какая погода - всевозможные вещи, в которых ни один из офицеров его величества на самом деле не имеет никакого опыта.
   Барон снова пожал плечами - не беспечно, а с некоторой беспомощностью.
   - Когда мы думаем о том, чтобы сражаться с Чарисом в море, мы говорим о том, чтобы вести чужую войну, - сказал он. - Я был бы рад возможности встретиться с ними на суше, независимо от того, какие нелепые истории мы слышим из Корисанды. Но на море мы никак не сможем сравниться с ними по опыту и подготовке, как они не могли бы сравниться с нами в кавалерийском ближнем бою. До тех пор, пока у нас не будет возможности накопить некоторый опыт, так и останется.
   Холману удалось снова не выругаться, хотя это было нелегко. С другой стороны, одной из хороших черт Джараса (помимо того факта, что он был членом семьи) было то, что он был готов открыто высказывать свое мнение, по крайней мере, Холману. И он был прав. Честно говоря, герцог никогда не был слишком впечатлен военной доблестью своего кузена по браку, но у Джараса был один из лучших мозгов Деснейрской империи, когда дело доходило до управления всем, что имело отношение к торговле, судоходству или мануфактурам. Ну, один из лучших аристократических умов, когда дело доходило до решения подобных вопросов, но это было почти одно и то же. В конце концов, было немыслимо, чтобы кому-то, кто не был аристократом, были даны полномочия, которые требовались генерал-адмиралу военно-морского флота.
   Свидетельством присущей Холману гибкости ума было то, что он даже смутно осознавал, что где-то в Деснейре мог быть неаристократ, обладающий большим опытом в этих вопросах, чем он или Джарас. Сама мысль об этом никогда бы не пришла в голову подавляющему большинству его собратьев-дворян, и даже Холману никогда не приходило в голову, что кто-то, кроме дворянина, должен занимать его или Джараса нынешние должности. Абсолютной абсурдности такой идеи было бы достаточно, чтобы она вообще не пришла ему в голову. И если бы кто-то другой предложил это, он бы немедленно отверг это, поскольку для этого теоретического офицера простого происхождения было бы невозможно осуществлять какую-либо эффективную власть над "подчиненными", родившимися намного выше, чем он.
   Но тот факт, что у Джараса был, вероятно, лучший из доступных мозгов, когда дело доходило до проблем, связанных с созданием военно-морского флота с нуля, не обязательно означал, что он действительно справлялся с этой задачей. Если уж на то пошло, по оценке Холмана, архангел Лэнгхорн, возможно, не справился бы с этой задачей!
   - Согласен со всем, что ты только что сказал, Урвин, - сказал герцог через мгновение. - Во всяком случае, Лэнгхорн знает, что мы достаточно часто это обсуждали. И это тоже не то, о чем мы не предупреждали его величество и епископа-исполнителя. Но это все равно не решит нашу проблему, когда император и епископ-исполнитель Мартин услышат об этом.
   Джарас кивнул. Хорошей новостью было то, что император Марис и епископ-исполнитель находились в Гейре, в тысяче трехстах милях от офиса Холмана в Итрии. Были времена, когда это физическое расстояние между штаб-квартирой Холмана и императорским двором работало против них, особенно учитывая неприятные распри, которые так часто отмечали деснейрскую политику. В конце концов, у соперников был гораздо более легкий и быстрый доступ к императорскому уху. С другой стороны, большинство из этих конкурентов быстро поняли, что, несмотря на огромные возможности для взяточничества, присущие созданию военно-морского флота с нуля, это, скорее всего, окажется неблагодарной задачей. Каким бы оптимистично воинственным ни был император Марис и - особенно - епископ-исполнитель Мартин, Джарас сомневался, что какой-либо деснейрский аристократ, когда-либо родившийся, мог бы с нетерпением ждать возможности сразиться с чарисийским флотом на море. Никто из тех, кто когда-либо делал это, не наслаждался этим опытом... момент, который был довольно решительно подчеркнут тем, что недавно сделали чарисийцы с объединенной боевой мощью пяти других флотов.
   В сложившихся обстоятельствах, в то время как враги Холмана, несомненно, с нечестивым ликованием ухватились бы за любую возможность подорвать его авторитет перед короной, они были бы осторожны, чтобы не делать этого таким образом, который мог бы привести к тому, что их выбрали на его место. Если уж на то пошло, положение Джараса, несмотря на его гораздо менее высокое происхождение, было еще более надежным. На самом деле, если бы он мог придумать какой-нибудь способ избежать этого самому в первую очередь, он бы сделал это в мгновение ока. Но, по крайней мере, огромное расстояние между ними и Гейрой давало им явную степень автономии, без соперников или придворных лакеев, постоянно заглядывающих им через плечо. Таким образом, они вдвоем находились достаточно далеко от столицы империи и достаточно хорошо защищенными от высылки, чтобы быть достаточно уверенными в том, что не просто переживут гнев своего монарха, но и сохранят свои нынешние позиции.
   О, радость, - с иронией подумал он.
   - Давай будем честными, Дейвин, - сказал он вслух. - Ничто не заставит императора или епископа-исполнителя меньше злиться из-за того, что случилось с Уэйларом. Это данность. На самом деле, думаю, мы должны использовать это, чтобы подчеркнуть тот факт, что мы всегда предупреждали всех, что мы обязательно пострадаем, по крайней мере на начальном этапе, преследуя чарисийцев в их собственной стихии. Мы не единственные, кто знает Уэйлара или понимает, что его репутация хорошего командира вполне заслужена. Все в порядке. Давайте обратим внимание его величества на то, что один из наших лучших командиров, с двумя нашими лучшими кораблями под его командованием, был побежден одним чарисийским галеоном менее чем за сорок пять минут ближнего боя. И не вини его за это. На самом деле, давай подчеркнем тот факт, что он сражался с большой отвагой и решимостью. Если уж на то пошло, насколько я могу судить из сообщения этого капитана Йерли, это именно то, что сделал Уэйлар! Скажем императору, что мы добиваемся больших успехов в создании военно-морского флота, но на его подготовку уйдет гораздо больше времени.
   Холман задумчиво нахмурился. В том, что только что сказал Джарас, содержалось очень многое. Фактически, экономика залива Джарас и залива Мароса достигла почти чарисийского ажиотажа с тех пор, как Церковь Ожидания Господнего начала вкладывать деньги в создание там верфей. Этот район наводнили квалифицированные плотники, кузнецы, канатные и парусные мастера, лесорубы, швеи, производители пороха, литейщики, а также фермеры и рыбаки, чтобы обеспечить продовольствием всех их. Местные жители, возможно, были не слишком высокого мнения о харчонгских "советниках", которых послали (теоретически) помочь им, но они с готовностью взялись за выполнение самой задачи, движимые энтузиазмом, почти в равной степени основанным на религиозном рвении и возможности получения прибыли.
   ***
   Если уж на то пошло, Холман и Джарас в процессе значительно увеличили состояние своих собственных семей. Конечно, это было одним из стандартных, общепринятых преимуществ их происхождения и положения, и их собственная доля взяток была учтена в первоначальной смете расходов военно-морского флота. Имея это в виду, они фактически опережали график и даже укладывались в бюджет, когда речь шла о реальных строительных программах, а местная металлообрабатывающая промышленность переживала бум. Не совсем случайно, что почти все расширенные литейные заводы - и все новые литейные заводы, поставляющие оборудование для строительства кораблей в Итрии, Маросе и крепости Хейрман, были расположены в герцогстве Холман, но на самом деле были некоторые веские логистические аргументы в поддержку гораздо более важных доводов зарабатывания денег на этом. И производство быстро росло. Орудия, выпускаемые на этих литейных заводах, могли стоить более чем вдвое дороже, чем те же орудия стоили бы на чарисийских литейных заводах, и у них могло быть в два или три раза больше шансов разорваться при стрельбе, но они все еще отливались и сверлились гораздо быстрее, чем когда-либо производилась деснейрская артиллерия, и они прибывали в количестве, почти достаточном для вооружения новых корпусов, когда они выходили с верфей.
   - Мы можем сказать им это, - сказал герцог. - И, если уж на то пошло, хочет ли его величество признать это или нет, он почти наверняка поймет, что для экипажей и обучения такого количества кораблей потребуется время. Но он все равно захочет получить какую-то оценку того, сколько времени это займет, и не думаю, что он еще долго будет довольствоваться общими фразами. Даже если бы он хотел, епископ-исполнитель Мартин не потерпит этого.
   - Вероятно, нет, - согласился Джарас.
   Барон несколько секунд сидел, уставившись на одну из картин на стене кабинета Холмана, поглаживая бороду и размышляя. Затем он пожал плечами и переключил свое внимание на другого человека.
   - Думаю, нам нужно сказать епископу-исполнителю, что, будет ли это удобно или нет, в этом году нам придется отправить десятину в Зион по суше. Я дам вам официальный отчет и рекомендацию на этот счет. И затем, думаю, нам нужно отметить, что на самом деле нам удается строить и вооружать корабли быстрее, чем люди, ответственные за обеспечение экипажами, могут доставить к нам людей. Когда я напишу свою рекомендацию отправить десятину по суше, также укажу, как то, что случилось с Уэйларом, подчеркивает очевидную необходимость более длительной и интенсивной подготовки даже после того, как мы соберем экипажи. И по мере поступления людей давайте распределим их пропорционально по всем кораблям, готовым к вводу в эксплуатацию, вместо того, чтобы полностью укомплектовывать экипажи их меньшего числа.
   Глаза Холмана сощурились, и он почувствовал, что начинает медленно кивать. Если бы они объявили, что у них есть даже ограниченное количество новых галеонов, полностью укомплектованных людьми, они почти неизбежно оказались бы под давлением, чтобы повторить тот же самый катастрофический эксперимент, который только что так решительно провалился на Уэйларе. До тех пор, пока они могли честно сообщать о том, что экипажи кораблей оставались серьезно недоукомплектованными, не было бы никакого давления (или, во всяком случае, такого, которому нельзя было бы противостоять), чтобы отправить их в море по одному и по двое, где чарисийцы могли отрезать их, как убитые морозом почки.
   И если мы распределим людей между как можно большим количеством кораблей, мы сможем сделать это, продолжая посылать доклады о персонале, которые показывают, что мы используем каждого человека, которого они нам дают. Что это не наша вина, что присылаемое количество не может удовлетворить все наши потребности, как бы мы ни старались....
   - Хорошо, - согласился он. - В этом есть смысл. А если они все равно будут настаивать на определенном графике?
   - Нашим первым ответом должно быть сказать, что мы должны посмотреть, насколько успешно они отправят нам людей, которые нам нужны, - быстро ответил Джарас. - Между прочим, это чистая правда. Скажите им, что нам понадобится некоторое время - вероятно, по крайней мере месяц или два - чтобы сформировать какую-то реалистичную оценку того, сколько времени потребуется, чтобы полностью укомплектовать корабли, которые нам нужны, с той скоростью, с которой они могут предоставить экипажи.
   - После этого нам понадобится время, чтобы обучить их. Предполагаю, что это займет по крайней мере еще несколько месяцев, а сейчас уже февраль. - Барон снова пожал плечами. - В сложившихся обстоятельствах я бы сказал, что август или сентябрь будут самыми ранними, на которые мы могли бы рассчитывать, чтобы действительно подготовиться, и даже тогда - и я также упомяну об этом, конечно, тактично, в моем отчете вам, - мы будем достаточно неопытны, что было бы нереалистично ожидать наших побед без значительного численного преимущества. Очевидно, - его губы дрогнули в слабой улыбке, - было бы разумнее избегать операций, которые позволили бы чарисийцам сократить наши собственные силы до тех пор, пока нас не смогут подкрепить достаточным количеством кораблей, строящихся в других местах, чтобы обеспечить нам необходимое численное преимущество.
   - Конечно, - согласился Холман.
   Август или сентябрь, а? - подумал он, сдерживая собственную улыбку. - Приближается октябрь, на самом деле, с неизбежным - и объяснимым - срывом графика, не так ли, Урвин? Проскальзывание, в котором мы можем с полным основанием обвинить людей, которые не предоставляют нам необходимый персонал. Более вероятно, даже в ноябре следующего года... что произойдет примерно в то время, когда проход Син-ву замерзнет окончательно. В этот момент ни один из этих кораблей, "строящихся в другом месте", не сможет усилить нас до весны.
   Это не ускользнуло от мыслей герцога, когда он обдумывал то, что только что сказал Джарас, что растягивание графика также предоставит возможность направить еще больше щедрот Церкви в его собственный кошелек и кошелек барона. По правде говоря, однако, этот расчет был не более чем спинальным рефлексом, неизбежным у любого деснейрского дворянина. Что было более важным, по крайней мере, в том, что касалось сознательного анализа Холмана, так это то, что действовать слишком опрометчиво - быть первым пловцом, который погрузится в море, полное кракенов, управляемых чарисийцами, - было бы полной катастрофой для военно-морского флота, который он и Джарас должны были строить. Гораздо лучше быть уверенным, что у этих кракенов есть по крайней мере другие цели, между которыми они могли бы распределить свои усилия.
   - Иди и напиши свой отчет, - сказал герцог Холман своему генерал-адмиралу. - На самом деле, думаю, что было бы неплохо сделать это задним числом, по крайней мере, частично. Мы действительно думали об этом некоторое время, так что давайте разъясним это его величеству. - Герцог слегка улыбнулся. - В конце концов, не годится, чтобы он решил, что мы просто пытаемся прикрыть свои задницы после того, что случилось с Уэйларом.
  
   .II.
   Ледовый корабль "Хорнет", озеро Пей, земли Храма
  
   Графу Корису никогда в жизни не было так холодно. Что, после предшествующих нескольких месяцев зимнего путешествия, говорило о многом. Однако в данный момент ему было все равно. На самом деле, в данный момент он даже не беспокоился о неизбежности своего прибытия в город Зион или о том, что произойдет после того, как он наконец туда доберется. Он был слишком занят, пытаясь не закричать от чистого восторга, когда ледоход "Хорнет" рассек бесконечную ледяную равнину озера Пей, как собственная бритва Лэнгхорна, в россыпи радужных ледяных осколков.
   Он никогда не представлял себе ничего подобного. Даже описания, которыми Халис Тэннир делился с ним за едой или случайной кружкой пива во время утомительной поездки по суше из Фейрстока в Лейквью, были неадекватными. Не из-за недостатка стараний или потому, что отцу Халису не хватало ни энтузиазма, ни описательного дара для выполнения этой задачи, а просто потому, что воображению Кориса никогда не давали ничего, что можно было бы использовать для сравнения. Если бы кто-нибудь спросил его, он бы просто-напросто отбросил возможность того, что кто-то когда-либо сможет двигаться быстрее, скажем, пятнадцати миль в час. Честно говоря, даже это показалось бы почти невозможным, за исключением, возможно, спринта на специально выведенных лошадях. Ящеры-резаки были быстрее, когда они атаковали - он слышал оценки, согласно которым их скорость в рывке достигала сорока миль в час, - но ни один человек никогда не ездил на таком ящере... за исключением очень кратких рассказов в некоторых баснях, цель которых состояла в том, чтобы продемонстрировать неразумность попытки.
   Теперь, когда ледяные брызги летели, как алмазная пыль, с визжащих полозьев ледяной лодки, и невероятная вибрация проникала в него через ступни и ноги, Корис, наконец, испытал то, что пытался объяснить ему Тэннир, и уголок сознания графа вернулся к прошлым, утомительным пятидневкам путешествия, которое привело его к этому моменту.
   ***
   Сплошное, медленное, мучительное страдание их путешествия по долине Рейуорт, где она образовывала открытую букву "V" с севера на юг в самом сердце гор Уишбоун, только сделало описания Тэннира о скорости его ледяной лодки еще менее правдоподобными. Единственным спасительным аспектом поездки, как ни странно, были снежные условия, с которыми они были вынуждены справляться. Огромные сани, которые раздобыл Тэннир, показали удивительно хорошее время - действительно, лучшее время, чем экипажи или даже всадники, которые могли бы проехать по этим зимним дорогам, - со сменяемыми командами снежных ящеров с шестью конечностями, которых младший священник организовал через систему семафоров Церкви.
   Снежные ящеры, в отличие от пассажиров саней, совсем не возражали против температуры льда и снега. Их многослойные шкуры обеспечивали почти идеальную изоляцию (не говоря уже о том, что Корис обнаружил в одном из почтовых домиков, в которых они ночевали, самые греховно чувственные ковры, по которым когда-либо ходил босиком человек), а их огромные ступни с перепонками между подушечками несли их даже по самому глубокому снегу. Они были значительно меньше горных драконов, используемых для тягловых целей в более умеренном климате, но все равно были почти вдвое больше хорошей верховой лошади. И хотя им было бы трудно сравниться с лошадью в спринте, они обладали всей выносливостью драконов, что означало, что они могли почти бесконечно поддерживать темп, который быстро истощил бы или даже убил бы любую лошадь.
   Снежные ящеры были бы полностью счастливы, пробираясь в самой пасти снежной бури в горах Уишбоун. Предполагая, что ветер стал слишком сильным даже для них, они просто свернулись бы в огромные шары - двое или трое из них, по возможности, прижимались друг к другу - и позволили воющему ветру укрыть их удобным снежным одеялом. Человеческие существа, к сожалению, были изолированы несколько хуже, и поэтому, даже с помощью снежных ящеров, Корис и Тэннир оказались в плену погоды в трех отдельных случаях - один раз почти на три дня. В основном они пользовались церковными почтовыми домами, поскольку большинство постоялых дворов (которые казались значительно больше тех, к которым привык Корис), похоже, закрыли свои двери на зиму. Неудивительно, предположил он, учитывая, что погода, несомненно, побудила остаться дома до весны всех, кроме самых выносливых - или самых сумасшедших - путешественников. Даже почтовые отделения были и больше, и несколько роскошнее, чем он ожидал, но, учитывая количество высокопоставленных церковников, которые часто путешествовали этим маршрутом, он понял, что не должен был особенно удивляться этому открытию.
   Задержки с погодой были достаточно неприятными, несмотря на комфорт почтовых домиков, но и короткие зимние дни тоже не помогли, хотя снежные ящеры были совершенно счастливы продолжать движение даже в почти полной темноте. Они растягивали время в пути каждый день, насколько могли, но все же были участки - даже в защищенной и (относительно) низменной долине - где дороги были слишком извилистыми, крутыми и обледенелыми, чтобы кто-нибудь, кроме идиота, мог двигаться по ним в темноте. Учитывая все это, граф не был особенно удивлен, обнаружив, что первоначальная оценка Тэннира о том, сколько времени займет поездка, на самом деле была немного оптимистичной.
   Несмотря на это, они наконец добрались до Лейквью, снова (неизбежно) в разгар густого снегопада. К тому времени, когда они прибыли, уже наступила ночь, и здания древнего города, казалось, жались друг к другу, сгорбив плечи и крыши от непогоды. Многие окна города были закрыты ставнями от холода, но свет ламп, льющийся из других, превращал падающие снежинки в танцующий, кружащийся гобелен, сотканный невидимыми духами. Их двигающиеся сани резко замедлились, как только они достигли улиц Лейквью, но темнота и непогода уже заставили большинство жителей города убраться с этих улиц, и они быстро добрались до "Отдыха архангелов", отеля, где для них были зарезервированы комнаты.
   Это было огромное заведение, высотой в целых шесть этажей, с роскошными спальными комнатами и полноценным рестораном на первом этаже. На самом деле, "Отдых архангелов" затмевал все, что Корис когда-либо видел в Корисанде, или даже самую большую из огромных гостиниц, мимо которых они проезжали по пути из Фейрстока. Если уж на то пошло, он был почти уверен, что это было больше всего, что он когда-либо видел где-либо, за исключением собора в какой-нибудь столице. Едва ли казалось уместным описывать его просто как "гостиницу", и он предположил, что именно поэтому кто-то придумал слово "отель", чтобы описать это сооружение.
   Однако на данный момент он явно работал с сильно сокращенным персоналом. Он упомянул об этом Тэнниру, и младший священник усмехнулся.
   - Летом здесь обычно полно народу, - объяснил он. - На самом деле, они обычно хотели бы, чтобы у них было еще больше комнат для сдачи в аренду. Разве вы не заметили, насколько больше были постоялые дворы вдоль большой дороги? - Корис кивнул, а Тэннир пожал плечами. - Ну, это потому, что, когда все не покрыто льдом и снегом, тысячи паломников обычно пользуются этой большой дорогой, чтобы добраться до Храма или из него в любой момент времени. В конце концов, всем им нужно где-то переночевать, и все дороги к озеру Пей с юга сходятся здесь, что делает Лейквью конечной остановкой на берегу озера для тех, кто едет в Зион или Храм по дороге, точно так же, как Порт-Харбор является основным пунктом высадки для тех, кто путешествует туда через проход Син-ву. Поверьте мне, если бы вы были здесь в середине лета, вы бы поклялись, что каждый взрослый в Сэйфхолде пытался добраться до Храма... и что каждый из них пытался остаться в "Отдыхе". Однако в это время года три верхних этажа полностью закрыты. Если уж на то пошло, я был бы удивлен, если бы в настоящее время занято более трети - или даже четверти - комнат, которые не были закрыты на зиму.
   - Как, черт возьми, они оправдывают то, что вообще держат его открытым, если зимой они теряют так много своего бизнеса? - спросил Корис.
   - Ну, качество их ресторана очень помогает! - Тэннир рассмеялся. - Поверьте мне, вы сами в этом убедитесь за ужином. Таким образом, им удается полностью занять свой кухонный персонал, независимо от того, какое сейчас время года. Что касается остального, - он пожал плечами, - Мать-Церковь частично владеет "Отдыхом", а храмовый фонд помогает субсидировать расходы в зимние месяцы. На самом деле, у Матери-Церкви такая же договоренность со многими крупными гостиницами и отелями здесь, в Лейквью. И в Порт-Харборе, если уж на то пошло.
   Корис понимающе кивнул. Говоря откровенно, он понял, что должен был сам подумать о такой возможности. Очевидно, что Церковь была бы сильно заинтересована в предоставлении жилья тем, кто совершает паломничество в Храм, предписанное всем истинно верующим Священным Писанием.
   И, - подумал он чуть более цинично, - готов поспорить, что прибыль, которую получает казначейство в пиковые месяцы паломничества, более чем достаточна, чтобы покрыть расходы на круглогодичное поддержание мест открытыми.
   Как бы то ни было, он был вынужден признать, что "Отдых архангелов" предоставил путешественникам самые удобные и роскошные условия, с которыми он когда-либо сталкивался, и контраст между ними и условиями, которые они слишком часто испытывали в других местах во время их трудного путешествия, был глубоким. Он был уверен, что немногие из других люксов отеля были такими же роскошными, как те, в которые сопровождали его и Тэннира, а ресторан был таким же превосходным, как и обещал Тэннир. На самом деле Корис поймал себя на том, что с тоской жалеет, что они не могли провести в качестве его гостей больше одной ночи.
   К сожалению, он знал, что этого не случится, и попытался изобразить радостное одобрение, когда на следующее утро последовал за Тэнниром в доки. По очевидному веселью младшего священника было ясно, что ему не удалось обмануть другого человека, но, несмотря на живое (и смешливое) чувство юмора Тэннира, ему каким-то образом удалось удержаться от поддразнивания своего подопечного.
   Корис оценил терпение младшего священника и подозревал, что его реакция, когда он наконец впервые увидел "Хорнет", была своего рода наградой за это терпение.
   Он действительно остановился как вкопанный, в изумлении уставившись на ледяную лодку. Несмотря на все описания, которые он слышал, он не был готов к реальности, когда увидел шикарное судно, стоящее на сверкающих стальных ножках своих огромных, похожих на коньки полозьев. Одной мысли о том, сколько, должно быть, стоил каждый из этих бегунков, было достаточно, чтобы заставить человека задуматься, особенно если у этого человека был непосредственный опыт в таких вещах, как затраты на литейное производство, потому что он недавно участвовал в попытке построить с нуля флот на базе галеонов, вооруженных пушками. И снова, однако, он понял, что смотрит на пример огромных финансовых ресурсов Церкви.
   Ледоходы типа "Хорнет" были не просто непомерно дорогими. Они также были узкоспециализированными предложениями, и их единственной функцией было пересечь озеро Пей после того, как замерзала огромная поверхность воды. От Лейквью до Зиона было почти четыреста пятьдесят миль, и каждый год, когда по-настоящему наступала зима, озеро становилось лишь ограниченно судоходным. Действительно, как только оно целиком покрывалось льдом, оно полностью закрывалось для обычного судоходства, и ледяные лодки становились единственным путем в Зион или из него. Они не могли перевозить такое количество грузов, какое могли бы перевозить обычные корабли, поэтому для доставки каких-либо значительных запасов продовольствия или топлива потребовался бы огромный флот, а это означало, что ни Зион, ни Храм не могли рассчитывать на импорт большого количества ни того, ни другого из своих обычных южных источников после того, как озеро начинало замерзать всерьез. Но, по крайней мере, некоторые грузы - в основном предметы роскоши - и довольно много пассажиров все еще должны были пересекать границу, независимо от сезона. А Мать-Церковь обладала монополией в том, что касалось владения ледоходами.
   Сам "Хорнет" был очень похож на курьерскую галеру Церкви на огромных коньках. Были некоторые различия, но ее происхождение от курьерского корабля было очевидным. И это имело некоторый смысл, - предположил Корис, учитывая, что были случаи - особенно в начале ледового сезона - когда, как предположил Тэннир, не было ничего неслыханного в том, чтобы одна из ледяных лодок столкнулась с все еще открытым потоком незамерзшей озерной воды. Или, если уж на то пошло, довольно внезапно обнаружить, что слой льда был тоньше, чем казался. Способность плавать в подобном случае, несомненно, была хорошей вещью.
   Корис никогда не слышал о чем-то, что уроженец Старой Терры назвал бы "подводными крыльями", но во многих отношениях это было бы разумным аналогом того, на что он смотрел. Выносные опоры "Хорнета" выходили гораздо дальше за пределы его корпуса, потому что, в отличие от судна на подводных крыльях, они должны были скользить по поверхности льда, а не полагаться на гидродинамику для обеспечения устойчивости. Однако, помимо этого, принцип был почти таким же, и, взглянув на стройную, лихую грацию ледохода, он понял, что Халис Тэннир был именно тем человеком, который подходил для капитана такого судна. В его случае, по крайней мере, Церковь аккуратно вставила круглый колышек в столь же круглое отверстие, и Корис поймал себя на том, что задается вопросом, насколько типичным для капитанов ледоходов озера Пей на самом деле был Тэннир.
   Гордость младшего священника за свое командование была очевидна, и очевидное восхищение графа - или, по крайней мере, благоговение - явно доставляло ему удовольствие. Жизнерадостность экипажа при виде его также была очевидна, и они доставили Кориса, Сиблэнкита и их багаж на борт и быстро разместили их.
   - Ветер, похоже, благоприятствует быстрому переходу, милорд, - сказал ему Тэннир, когда они вдвоем стояли на палубе "Хорнета", глядя на замерзшую гавань. Несмотря на выпавший за ночь снег, ветер очистил лед, и Корис смог увидеть шрамы от коньков других ледоходов, ведущих через широкий темный слой льда и выходящих через проход в волнорезе Лейквью. Однако в данный момент в доках, казалось, дул очень слабый ветерок, и он приподнял бровь, глядя на младшего священника.
   - О, я знаю, что здесь не так много ветра, - ответил Тэннир с усмешкой. - Однако за волнорезом, как только мы выйдем с подветренной стороны Лейквью... поверьте мне, милорд - там много ветра!
   - Я вполне готов в это поверить, - ответил Корис. - Но как же нам добраться отсюда туда?
   - Любезно предоставлено, милорд. - Тэннир махнул рукой, и когда Корис повернулся в указанном направлении, он увидел команду по меньшей мере из тридцати снежных ящеров, направляющихся к ним. - Они отбуксируют нас достаточно далеко, чтобы поймать ветер, - уверенно сказал Тэннир. - Может показаться, что это займет вечность, но как только мы это сделаем, обещаю, вы подумаете, что мы летим.
   ***
   Теперь, вспомнив обещание младшего священника, Корис решил, что Тэннир был прав.
   Граф отклонил предложение Тэннира спуститься вниз, в убежище дневной каюты "Хорнета". Он думал, что увидел одобрение своего решения в глазах младшего священника, и Тэннир доверил его заботам старого седого моряка - или, задался вопросом Корис, правильнее было бы "айсмена"? - с инструкцией найти графу безопасное место, откуда можно наблюдать за отправлением в путешествие.
   "Буксировка" из доков была далеко не таким трудоемким делом, как можно было предположить по описанию Тэннира. Возможно, это было связано с тем, что Корис никогда раньше не испытывал этого, и поэтому у него не было недостатка в притупляющем удивление знакомстве, которое нужно было преодолеть. В отличие от Тэннира и его команды, он видел это в первый раз и зачарованно наблюдал, как снежные ящеры встали на место. Было очевидно, что эти ящеры проделывали это много раз раньше. Они и их погонщики двигались с сочетанием плавного опыта и терпения, а прочные цепи и стопорные штифты музыкально звенели за вспенивающейся поверхностью команд и поощрений, когда тяжелые тросы прикреплялись к специализированным буксирным кронштейнам на носу "Хорнета". Учитывая сложность задачи, они справились с ней за удивительно короткое время, а затем - поощряемые гораздо более громкими криками - снежные ящеры наклонились к своим ошейникам со своеобразным, хриплым, почти лающим свистом усилий, с которым Корис познакомился за последний месяц или около того. На мгновение ледяная лодка отказалась двигаться. Затем полозья оторвались ото льда, и она начала грациозно скользить вслед за напряженными снежными ящерами.
   Как только они привели ее в движение, она двигалась достаточно легко, и когда они неуклонно удалялись от доков, Корис почувствовал первые ледяные пальцы освежающего бриза, который, как обещал Тэннир, ждал их на озере. Им потребовалось больше трех четвертей часа, чтобы уйти достаточно далеко для удовлетворения Тэннира, но затем снежных ящеров отцепили, старший погонщик весело помахал рукой, и команда буксировщиков направилась обратно в Лейквью.
   Корис наблюдал за их уходом, но только до тех пор, пока четкие команды с тесного юта не отправили команду "Хорнета" на свои места для установки паруса. Близкое увлечение этими приготовлениями отвлекло его внимание от удаляющихся снежных ящеров, и он наблюдал, как опускался свернутый латинский парус ледяной лодки. В некотором смысле его знакомство с обычными кораблями только сделало этот процесс еще более странным. Несмотря на то, что его мозг знал, что под ними, вероятно, сотни футов воды, он не смог избавиться от ощущения, что стоит на суше, и было странно и сказочно наблюдать за моряками, снующими по палубе корабля, когда сверкающий лед простирался так далеко, насколько мог видеть глаз, с твердой, как скала, прочностью.
   Но если он так думал, то, очевидно, был единственным на палубе "Хорнета", кто так думал. Или, возможно, остальные просто были слишком заняты, чтобы беспокоиться о таких причудливых впечатлениях. И они, безусловно, знали свое дело. Это стало ясно, как только был опущен парус. Парусина жаловалась, тяжело хлопая на сильном ветру, свистящему по палубам, и "Хорнет" зашевелился под ногами, как будто ледяная лодка дрожала от нетерпения. Затем парус был установлен, рея встала как нужно, и судно начало двигаться.
   Сначала медленно, со своеобразным скрежещущим и в то же время свистящим звуком от ее полозьев. Движение под ногами было странным, вибрируя по настилу палубы с силой и... твердостью, которых Корис никогда не испытывал ни на одном водном судне. Это был не совсем правильный способ описать это, но Корис не смог придумать лучшего, и он протянул руку, коснувшись поручня, чувствуя ту же вибрацию, дрожащую по всей ткани судна и мягко танцующую в его собственных костях.
   Вначале ледяная лодка набирала скорость очень медленно, но по мере того, как она постепенно уходила все дальше от ветровой тени Лейквью, она начала неуклонно ускоряться. На самом деле быстрее, чем любая галера или галеон, и Корис почувствовал, как его губы поджались от внезапного понимания. Он должен был подумать об этом раньше, - понял он, - когда Тэннир впервые описал ему скорость "Хорнета". На своих полозьях ледяная шлюпка избегала огромного сопротивления воды, создаваемого погруженным корпусом обычного судна. Конечно, она ускорялась быстрее... и без этого самого сопротивления она должна была быть намного быстрее при любом заданном наборе условий ветра.
   Что было именно тем, что она показывала.
   ***
   - Наслаждаетесь, милорд?
   Халису Тэнниру пришлось практически прокричать в ухо Корису, чтобы вопрос был услышан сквозь рев скользящих полозьев. Корис не заметил его приближения - он был слишком занят, глядя вперед, цепляясь за поручни, в то время как его глаза сверкали от восторга, - и он быстро повернулся, чтобы встретиться взглядом с капитаном "Хорнета".
   - О, я, конечно, рад, отец! - крикнул в ответ граф. - Боюсь, я на самом деле не поверил вам, когда вы сказали мне, какая она быстрая! Она, должно быть, делает - что? Сорок миль в час?
   - Не при таком ветре, милорд. - Тэннир покачал головой. - Она быстра, но потребовался бы, по крайней мере, сильный шторм, чтобы переместить ее так быстро! Хотя мы могли бы дойти до тридцати.
   У Кориса не было выбора, кроме как поверить младшему священнику на слово. И, по его признанию, у него самого не было опыта в оценке таких больших скоростей.
   - Я удивлен, что по ощущениям не становится еще холоднее, чем сейчас! - прокомментировал он, и Тэннир улыбнулся.
   - Мы движемся по ветру, милорд. Это значительно снижает кажущуюся скорость ветра на палубе. Поверьте мне, если бы мы двигались с наветренной стороны, вы бы это почувствовали!
   - Без сомнения, так бы и было. - Граф покачал головой. - И поверю вам на слово относительно нашей скорости. Но я никогда не представлял, что что-то может двигаться так быстро - особенно по такой твердой поверхности, как эта!
   - Помогает то, что лед такой же гладкий, как и здесь, - ответил Тэннир.
   Он махнул одной рукой, указывая на лед вокруг них, затем указал на еще один флагшток, установленный вертикально на замерзшей поверхности озера и поддерживающий флаги того или иного цвета, мимо которых "Хорнет" проходил через равные промежутки времени с тех пор, как покинул Лейквью.
   - Видите это? - спросил он, и граф кивнул. Этот конкретный шток мог похвастаться зеленым флагом, и Тэннир ухмыльнулся. - Зеленый указывает на гладкий лед впереди, милорд, - сказал он. - Только дурак полностью доверяет флагам - вот почему мы держим ухо востро. - Он мотнул головой в сторону явно замерзшего человека, сидевшего в вороньем гнезде "Хорнета". - Тем не менее, обслуживающие группы хорошо справляются с обновлением флагов. Мы должны увидеть желтые предупреждающие флажки задолго до того, как выйдем на ледяной торос, а сами торосы будут отмечены красными флажками. И флаги также служат нашими знаками для стоянки судов - как портовые буи - для пересечения границы.
   - Как, во имя Лэнгхорна, они вообще установили флаги? - Корис почти прокричал вопрос сквозь буйный рев их прохода, и ухмылка Тэннира стала еще шире.
   - На самом деле не слишком сложно, как только лед станет прочным и твердым, милорд! Они просто вырубают дыру, вставляют в нее флагшток, а затем дают снова замерзнуть!
   - Но как они удерживают флагшток от того, чтобы он просто не опустился прямо в воду?
   - Шток сидит в полой скобе с перекладинами, - ответил Тэннир, размахивая руками, как бы иллюстрируя то, что он говорил. - Кронштейны железные, около трех футов высотой, с двумя парами перекладин, расположенных под прямым углом примерно на полпути по их длине. Перекладины намного длиннее ширины лунки, и они держатся поверх льда, удерживая скобу в нужном положении, пока лунка снова замерзает. Затем они просто вставляют флагшток в скобу. Когда мы приблизимся к весне, они будут поддерживать каждую скобу, чтобы она не затонула, когда лед растает, чтобы они могли восстановить их и снова использовать следующей зимой.
   Корис понимающе кивнул, и они вдвоем несколько минут стояли бок о бок, наблюдая, как лед проплывает мимо, когда "Хорнет" рванулся вперед. Затем Тэннир пошевелился.
   - Предполагая, что моя оценка скорости точна - и скромно признаю, что на самом деле я очень хорош в оценке такого рода вещей, милорд, - мы все еще в добрых одиннадцати или двенадцати часах езды от Зиона, - сказал он. - Обычно я бы предположил, что даже дольше, чем это, но погода ясная, и сегодня ночью у нас будет полнолуние, так что нам не придется так сильно снижать скорость, когда не будет дневного света. Но хотя я рад, что вам здесь нравится, возможно, вы захотите подумать о том, чтобы спуститься вниз и выпить чего-нибудь горячего. Честно говоря, я бы очень хотел, чтобы вас доставили незамерзшим, и мы тоже придем на обед через пару часов, если уж на то пошло.
   - Думаю, я бы предпочел прибыть размороженным сам, - ответил Корис. - Но мне бы очень не хотелось пропустить что-нибудь из этого!
   Он взмахнул обеими руками, указывая на солнечный свет, палубу вокруг них, мачту с резко натянутым парусом и сверкающую ледяную крошку, осыпающуюся с неуклонно скрежещущих полозьев, когда они пробивались сквозь яркое (хотя, несомненно, ледяное) утро.
   - Знаю. И не пытаюсь приказывать вам идти вниз, милорд! - Тэннир громко рассмеялся. - Честно говоря, я бы немного лицемерил, если бы сделал это, учитывая, как мне нравится здесь, на палубе! Но вы, возможно, захотите подумать о будущем. И не забывайте, у вас впереди целый день, чтобы с нетерпением ждать этого. Поверьте мне, если вы думаете, что это волнующе прямо сейчас, подождите, пока не увидите это при лунном свете!
  
   .III.
   Храм, город Зион, земли Храма
  
   Бесшумные снежинки бились в окна от пола до потолка, как заблудившиеся призраки. Яркое, мистическое освещение, которое всегда освещало внешнюю часть Храма, превращало кружащиеся хлопья в сверкающие драгоценные камни, пока ветер не подхватил их и не унес к месту встречи с окном. Хоуэрд Уилсин наблюдал, как они превращаются из великолепных драгоценных камней в пернатых призраков, и почувствовал холод, гораздо более глубокий, чем холод ночи за окнами, шепчущий и шепчущий в глубине его костей.
   Он отвел взгляд от превращающихся снежинок и посмотрел на роскошные апартаменты, отведенные его брату. У каждого викария были личные апартаменты в огромном, величественном здании Храма, и, как и следовало ожидать, апартаменты Сэмила Уилсина не были особенно огромными. Они также не были крошечными, но все же были значительно скромнее, чем мог бы потребовать викарий с таким старшинством, как у Сэмила.
   Они также были обставлены более просто и непритязательно, без чрезмерной роскоши, которой требовали другие викарии. Жэспар Клинтан, нынешний великий инквизитор, был тому примером. Ходили слухи (почти наверняка верные), что одни только сокровища искусства в его покоях, вероятно, стоили общего годового дохода большинства баронств. И это даже не учитывало тот факт, что Клинтан потребовал и получил одни из желанных угловых апартаментов с окнами, выходящими как на восток, так и на север, что позволяло ему обозревать крыши, башни и здания города Зион через одну сторону и великолепный купол и колоннаду главного Храма через другую.
   Хоуэрд предположил, что можно было бы привести аргумент - как, очевидно, сделал Клинтан, - что такие помещения просто соответствовали должности человека, ответственного за надзор за состоянием души Матери-Церкви. Не раз он слышал, как Клинтан благочестиво декламировал о необходимости должным образом поддерживать авторитет и престиж великого инквизитора. О необходимости подчеркивать необходимую - всегда необходимую - степень власти этого должностного лица над всеми детьми Матери-Церкви способами, которые могла бы распознать даже самая мирская душа. Обратиться к тем, кого слишком легко впечатлить атрибутами и силой этого мира, способами, которые даже они не могли игнорировать. Речь никогда не шла о его собственном прожорливом, жадном, развратном, властолюбивом личном образе жизни или желаниях. О, Лэнгхорн, нет!
   Хауэрд почувствовал, как его губы сжались, а в животе закипела кислота, когда он сравнил избранную братом простоту - отсутствие скульптур, нехватку бесценных ковров, отсутствие потрясающих картин маслом величайших мастеров, которых когда-либо создавал Сэйфхолд, - с Клинтаном. На стенах Сэмила висели картины, но это были портреты как его первой, так и нынешней жены, трех сыновей, двух дочерей, зятя и первого внука. Мебель была удобной и, конечно, недешевой, но все же это была всего лишь мебель, выбранная потому, что она была удобной, а не для того, чтобы подчеркнуть важность ее владельца. И произведения искусства, украшавшие его книжные полки и молитвенный стол, были скромными и сдержанными, почти все изящно выполненные, но в своем большинстве менее известными художниками, которых он решил поддержать своим покровительством, потому что что-то в этих произведениях тронуло его собственное сердце, его собственную душу и веру.
   Если бы только Сэмил победил на выборах, - с горечью подумал Хоуэрд. - Он подошел так близко. На самом деле, я все еще не уверен, что Клинтан действительно победил. В конце концов, за подсчет голосов отвечал этот лизоблюд Рейно, и посмотрите, чем он кончил!
   Конечно, если бы победил Сэмил, если бы он стал новым великим инквизитором вместо Клинтана, огромная пропасть между тем, как он обставил бы свои апартаменты в Храме, и тем, как Клинтан сделал то же самое, была бы наименьшим из различий Матери-Церкви.
   Во-первых, этого проклятого раскола никогда бы не произошло. Сэмил никогда бы не согласился на спонтанное предложение Клинтана полностью уничтожить целое королевство только потому, что это его разозлило. Если уж на то пошло, Клинтан вообще не был бы в том положении, чтобы отвергать подобные предложения! Конечно, - мрачно признал Хоуэрд, - возможно, по меньшей мере с такой же вероятностью, что если бы Сэмил победил, его бы уже убили. В конце концов, это случалось не с одним из наших предков. Так что, по крайней мере, пока нас пощадили.
   Не то чтобы в конце концов это что-то изменило.
   Он глубоко вздохнул, и его суровый взгляд смягчился, когда он взглянул на своего брата. Они с Сэмилом всегда были близки, несмотря на почти десятилетнюю разницу в возрасте. Он всегда восхищался Сэмилом, всегда знал, что Сэмилу суждено совершить великие дела для Бога и Матери-Церкви.
   Он знал, что его мать была встревожена, когда Сэмил выбрал шулеритов. Возможно, она и не была Уилсин по рождению, но вряд ли была слепа к тому, как наследие семьи, в которую она вступила, выйдя замуж, за последние три или четыре столетия настроило так много ее членов против церковной коррупции. Она поняла, что привлекло Сэмила в орден Шулера, признала его горячее желание сделать что-то, чтобы бороться со злом, которое, как он видел, собиралось вокруг Храма... и тогда она вспомнила, что случилось с его прадедом чуть более ста лет назад. Великий викариат святого Эвирахарда был самым коротким в истории, и, что бы ни говорили официальные истории, никто никогда не сомневался, что его "случайное падение" было прямым результатом его усилий по реформированию викариата. И великий викариат великого викария Тейрела, двоюродного дедушки Сэмила и Хоуэрда, был почти таким же коротким. Не было никаких слухов, указывающих на то, что смерть Тейрела была подстроена, но он был стар и болен, когда его возвели на трон Лэнгхорна, без силы и энергии, которые характеризовали Эвирахарда. Его коллеги-викарии, возможно, считали, что они могли бы просто подождать естественных причин, чтобы положить конец его усилиям по реформированию. Конечно, также всегда было возможно, что "естественные причины", которые в конце концов убили его, были немного подтолкнуты вперед, несмотря на то, что кто-то мог подумать.
   Ну что ж, мама, - подумал теперь Хоуэрд. - Ты была права, что беспокоилась. Я просто рад, что вас с отцом здесь не будет, чтобы посмотреть, что произойдет. Уверен, что вы все равно узнаете, но в Писании говорится, что со стороны Бога все имеет смысл. Надеюсь, что это правда, потому что с того места, где я сижу прямо в эту минуту, в том, что сейчас произойдет, нет ни смысла, ни здравомыслия. И уж точно, как Шан-вей, в этом нет и следа справедливости!
   - Что ты думаешь о вине? - спокойно спросил Сэмил, и Хоуэрд фыркнул.
   - Я подумал, что оно превосходно. От святого Хиндрика, не так ли? 64-го? - Сэмил безмятежно кивнул, и Хоуэрд снова фыркнул, на этот раз громче. - Ну, по крайней мере, это единственное, до чего Клинтан не доберется своими свинячьими лапками!
   - Не совсем причина, по которой я решил подать его сегодня вечером, но мысль, которую стоит запомнить, я полагаю. - Сэмил согласился так безмятежно, что в глубине души Хоуэрду захотелось закричать на него в отчаянии. Эта безмятежность, эта полная, всегда обоснованная вера были одной из тех вещей, которыми Хоуэрд всегда больше всего восхищался в своем брате. Однако в данный момент это действовало ему на нервы почти так же сильно, как и успокаивало. И настоящая причина, по которой это произошло, как бы мало он ни хотел исследовать истину, заключалась в том, что спокойствие Сэмила - его принятие Божьей воли - фактически заставило Хоуэрда усомниться в своей собственной вере.
   Он боролся с этим сомнением изо всех сил, но так и не смог полностью победить его. Несомненно, истинно справедливый Бог, архангелы, которые действительно служили Свету, никогда бы не покинули такого хорошего человека, как его брат, который стремился только служить Богу и любить своих ближних. Не просто бросить его, а отдать в руки мерзкого, продажного, злого человека, такого как Жэспар Клинтан. В руки человека, готового уничтожить целое королевство. Руки человека, который был вооружен всеми ужасными наказаниями Книги Шулера... и совершенно готового, страстно желающего обрушить каждое из них на непорочных детей Божьих, чьим единственным преступлением было сопротивление его собственному развращению.
   Хоуэрд Уилсин знал свои собственные слабости, свои собственные недостатки. Он тоже не мог честно сказать, что считал что-то из них настолько ужасным, чтобы оправдать судьбу, уготованную им Клинтаном, но все же был готов признать, что тоже стал жертвой греха честолюбия. Что иногда он позволял соблазнительной силе своего рождения и занимаемой должности вести его по легкому пути, принимая короткий путь, используя Бога вместо того, чтобы использовать себя в Божьей службе. Но он также знал, что Сэмил этого не делал. Что Сэмил действительно был духовным наследником святого Эвирахарда, а не просто его потомком. О чем мог думать Бог, чтобы позволить человеку, который должен был быть Его защитником, человеку, который охотно принял бы собственную смерть, чтобы искупить Свою Церковь, прийти к такому концу?
   Это был не тот вопрос, который кто-либо, а тем более кто-то, посвященный оранжевому цвету, должен был задавать Богу. И викарий Церкви Ожидания Господнего не должен был ругать Бога, обвинять Его в том, что Он оставил даже самого безупречного из Своих слуг. Вот для чего должна была быть вера. Помочь человеку принять то, чего он не мог понять.
   Он начал говорить именно это. Выразить свои сомнения, свой гнев Сэмилу, как он часто делал раньше, зная, что его брат выслушает без осуждения, а затем произнесет тихие слова утешения (или мягко строгие слова предостережения), которые ему нужно было услышать. Но на этот раз никакие слова не могли успокоить вопросы, пылающие глубоко внутри Хоуэрда Уилсина, точно так же, как никакие слова предостережения не могли прогнать их. И на этот раз он не хотел - не мог - добавлять бремя собственных сомнений к тому грузу, который уже обрушился на его брата.
   По крайней мере, мы вывезли из Зиона как можно больше младших членов Круга до того, как по-настоящему пошел снег, - напомнил он себе. - И по пути, я думаю, некоторые другие викарии, должно быть, поняли, что делает Сэмил. Во всяком случае, надеюсь, что некоторые из них это сделали. Что они смогли придумать планы, которые могли бы дать им хотя бы крошечную надежду на побег, когда инквизиторы придут за всеми нами. По крайней мере, это единственная причина, которую я могу придумать, почему так много их семей "исчезли".
   Его взгляд вернулся к портретам семьи брата. Эта семья тоже исчезла, хотя он не думал, что это устроил Сэмил. На самом деле, они находились здесь, когда его брат получил письмо от своей жены Лисбет, в котором сообщалось, что она все-таки приедет в Храм этой зимой... несмотря на его конкретные инструкции держаться подальше. Он видел, как обвисли лицевые мышцы Сэмила, несмотря на все его усилия скрыть свою реакцию, и он точно понял, почему его брат перед ним сразу постарел на пять лет. Но затем, когда до Зиона оставалось еще три дня пути, Лисбет и дети однажды ночью пропали.
   Там были следы борьбы, но никаких признаков того, с кем могла быть борьба, и Лисбет, двое ее сыновей и дочь просто исчезли. Сначала Сэмил выглядел еще старше и более... сломленным, чем раньше, но затем постепенно он понял, что, независимо от случившегося, его семья в конце концов не была тихо взята под стражу инквизицией. Никто, казалось, не имел ни малейшего представления о том, что с ними произошло, и были, по крайней мере, некоторые выражения сочувствия, но именно едва скрываемая ярость Жэспара Клинтана убедила Хоуэрда, что инквизиция действительно не имела никакого отношения к "похищению" семьи Сэмила.
   Очевидно, что похищение семьи викария вызвало одну из самых интенсивных охот за людьми в истории Матери-Церкви, но при этом не было обнаружено ни единого признака преступников. В течение последующих пятидневок Сэмил постоянно находился в напряжении, день за днем проводя без требования выкупа, без угроз, вообще без единой весточки. Хоуэрд был полностью уверен, что инквизиция все еще наблюдает за его братом, как королевская виверна, ожидающая момента для нападения, надеясь на какой-то прорыв, какое-то общение, которое приведет его к Лисбет. Однако по прошествии стольких дней даже агенты Клинтана, казалось, потеряли надежду на это.
   И, вероятно, исчезновение Лисбет вдохновило некоторых других членов Круга позаботиться о своих собственных семьях. Хоуэрд надеялся, что эти меры были приняты вовремя и что они окажутся эффективными.
   И я надеюсь - молюсь - чтобы остальные поняли, почему мы не могли предупредить их напрямую.
   По его собственному мнению, Хоуэрд сузил круг подозреваемых не более чем до полудюжины. Проблема заключалась в том, что он не знал, кто из этой полудюжины мог стать информатором, предать их всех Клинтану, раскрыть существование - и членство - организации реформистов. Если уж на то пошло, он мог и ошибаться. Предатель, возможно, не был одним из тех людей, которых он подозревал. И они не могли предупредить никого из членов Круга, не предупредив их всех... включая предателя.
   Если бы они сделали это, Клинтан нанес бы удар с мгновенной, злобной силой, вместо того, чтобы ждать, пока, по его мнению, наступит идеальный момент. Хоуэрд был уверен, что он ждет, чтобы насладиться сладким букетом своего грядущего триумфа над людьми, осмелившимися бросить вызов его власти.
   И поэтому они ничего не сказали, используя время, пока Клинтан ждал, чтобы сделать то немногое, что они могли, и смягчить удар, когда он наконец набросится. Вывезти всех младших епископов и архиепископов, каких только можно, из Зиона, туда, где они могли бы быть в безопасности. Предупредив свою сеть корреспондентов и агентов за пределами внутреннего круга, чтобы они тихо подготовили самые глубокие лазейки, которые только могли придумать.
   Слава богу, я так и не женился, - подумал Хоуэрд. - Может быть, это был еще один способ, которым у меня было меньше веры, чем у Сэмила, потому что я никогда не был готов доверять Богу настолько, чтобы отдать этих заложников кому-то вроде Клинтана.
   - Я так понимаю, Корис прибыл сегодня вечером, - сказал он вслух, и Сэмил слабо улыбнулся очевидным попыткам своего младшего брата найти что-то "безопасное" для разговора.
   - Да, так я слышал, - ответил он и покачал головой. - Должно быть, это было кошмарное путешествие в это время года.
   - Уверен, что так оно и было, но сомневаюсь, что эта мысль особенно беспокоила Клинтана или Тринейра, - кисло сказал Хоуэрд. - Полагаю, мы должны быть благодарны, что они не настояли на том, чтобы он потащил мальчика с собой!
   - Уверен, что они не видели в этом необходимости, - пожал плечами Сэмил. - Он всего лишь маленький мальчик, Хоуэрд. По крайней мере, в течение следующих нескольких лет Дейвин будет делать то, что ему говорят старшие, просто потому, что он привык это делать. Я полагаю, Клинтан считает, что у него достаточно времени, чтобы... впечатлить его реалиями своего положения, скажем так, прежде чем он станет достаточно взрослым, чтобы превратиться в упрямого молодого князя.
   - При условии, что он и Тринейр вообще позволят мальчику вырасти. - Тон Хоуэрда был резким, горьким, но в нем было меньше горечи, чем в его глазах.
   - Если предположить, что да, - вынужден был уступить Сэмил. - Я молился об этом. Конечно, я был бы настроен более оптимистично, если бы не казалось таким очевидным, что Бог решил позволить всему идти своим чередом.
   Мышцы челюсти Хоуэрда снова напряглись, когда он подавил очередной приступ гнева. Тем не менее, как неоднократно указывал Сэмил, Бог не дал бы человеку свободу воли, если бы не ожидал, что тот ею воспользуется. И это означало, что те, кто решил творить зло, могли творить зло. Что автоматически подразумевало, что другие люди - и даже маленькие мальчики - могли и будут страдать от последствий этих злых действий. Без сомнения, все это действительно было частью великого Божьего плана, но были времена - как сейчас, - когда это казалось излишне тяжелым для жертв.
   - Что ж, надеюсь, что Корис так умен, как я всегда слышал, - сказал Хоуэрд через мгновение. - Этому мальчику - и его сестре - понадобится все, что они смогут найти, если они хотят выжить.
   На этот раз Сэмил только кивнул, и его глаза на мгновение смягчились от любви. Так похоже на его брата, - подумал он, - беспокоиться о маленьком мальчике и девочке-подростке, которых он даже никогда не видел. В нем был храмовый стражник, драчливая, защитная жилка, которая заставила его служить Богу сначала мечом, а только потом сердцем и разумом. Он был рад, что Хоуэрд уже знал, как глубоко он его любит, что никому из них не нужно было говорить это в это время, в этом месте.
   - И на этой ноте, - сказал Хоуэрд, взглянув на часы на стене - часы, которые, как и все другие часы в Храме, всегда показывали идеальное, точно синхронизированное время, - а затем поднялся со стула, - Боюсь, мне пора идти. У меня есть пара поручений, которые мне нужно выполнить сегодня вечером.
   - Я могу чем-нибудь помочь? - спросил Сэмил, и Хоуэрд снова фыркнул, на этот раз гораздо мягче.
   - Ты можешь не поверить в это, Сэмил, но уже много лет я сам застегиваю свою рубашку и завязываю шнурки на своих ботинках.
   - Замечание принято. - Сэмил тихо хихикнул. - И я знаю об этом. Так что иди и займись своими делами. Завтра вечером поужинаем у тебя дома?
   - Годится, - сказал Хоуэрд, затем кивнул своему брату и ушел.
   ***
   - Аааааааххххх-чххеее, ву-ву-ву!
   Чихание, казалось, снесло верхнюю часть головы викария Робейра Дючейрна. Даже священные, всегда удобные помещения Храма, казалось, не могли победить обычную простуду. Это была третья простуда, которую Дючейрн уже пережил этой зимой, и она выглядела хуже, чем любая из ее предшественниц.
   Он задержался достаточно надолго, чтобы достать носовой платок и высморкаться - воспользовавшись возможностью одновременно оправиться от чихания, - затем продолжил свой путь по коридору. Он уже опаздывал на запланированную встречу, хотя время на самом деле не было таким уж критичным. В конце концов, он был казначеем Церкви Ожидания Господнего.
   Люди, которые ждали его, все отчитывались перед ним и не могли начать что-то без него. И не то чтобы он действительно с нетерпением ждал совещания, если уж на то пошло. Казначейство теряло деньги с тех пор, как королевство Чарис отбило первоначальную атаку на него, и он не видел, чтобы эта ситуация улучшилась в ближайшее время. Особенно с учетом того удара, который понес денежный поток Церкви. Мало того, что королевства Чарис и Чисхолм, а также княжества Эмерэлд и Корисанда - не говоря уже о великом герцогстве Зибедия - внезапно перестали платить десятину (которая в случае Чариса была очень большой десятиной), но неустанное уничтожение торговли их врагов нанесло серьезный ущерб экономике этих врагов. И по мере того, как их экономики замедлялись, падала и их способность выплачивать десятину. Согласно последним оценкам Дючейрна, денежный поток от ежегодной десятины материковых королевств сократился примерно на десять процентов... а общая десятина, включая ту, которая должна были поступать с земель, ныне восставших против Матери-Церкви, сократилась более чем на треть. К счастью, у Церкви было так много других прибыльных источников дохода, но все же был предел тому, сколько слабины можно было выжать из этих других источников. Впервые на памяти смертных Церковь Ожидания Господнего тратила деньги быстрее, чем получала, и подобные вещи не могли продолжаться вечно.
   Что, к сожалению, казалось, было трудно понять некоторым из его коллег.
   Выражение его лица потемнело, когда он подумал об этих других коллегах. Ни Тринейр, ни Клинтан не упоминали ему, что сегодня утром они намеревались "взять интервью" у графа Кориса. Он был вполне уверен, что у него есть источники, о которых ни один из этих двоих не подозревал, но он не собирался рисковать, раскрывая существование этих источников, бросая вызов своим "коллегам" в том, о чем он ничего не должен был знать. Он сомневался, что кто-либо из них был бы готов сделать из этого проблему, если бы он внезапно появился на их "собеседовании", но все же он был совершенно уверен, что они намеренно рассчитали время так, чтобы оно просто совпало с его уже запланированной встречей. Оба они, каждый по своим причинам, сочли бы решительно нежелательным присутствие Дючейрна на обсуждении, которое они имели в виду.
   И это, к сожалению, четко подчеркивало различия между ним и ними... и опасности, подстерегающие его из-за этих различий.
   Он сделал паузу, глядя в окна, которые занимали полностью одну сторону коридора. Снегопад прекратился вскоре после рассвета, и яркий солнечный свет искрился и отражался от новых, более глубоких слоев белого без следов, которые покрывали территорию Храма. Однако мистический, небьющийся, идеально изолированный кристалл окон приглушал снежный блеск, а первозданная чистота ледяной перспективы заставляла его остро ощущать теплый воздух, мягко движущийся вокруг него.
   И заставило его подумать обо всех людях за пределами Храма, особенно о многочисленных бедняках города Зиона, которым тоже было совсем не тепло и не уютно в это морозное утро. Это была еще одна мысль, которой он не был готов поделиться со своими бывшими коллегами по храмовой четверке. Не потому, что они еще не поняли, что это пришло бы ему в голову, а потому, что это не принесло бы никакой пользы и могло бы принести довольно много вреда.
   Замсин Тринейр просто посмотрел бы на него с некоторым нетерпеливым непониманием. Если канцлер Церкви Ожидания Господнего вообще когда-либо думал о бедных Зиона, то, несомненно, должен был вспомнить отрывок из Книги Лэнгхорна, в котором архангел предупреждал, что бедные всегда будут с ними. Если этого было достаточно для Лэнгхорна, то и для Тринейра этого было достаточно.
   Аллейн Мейгвейр, с другой стороны, вероятно, даже не заметил бы, что Дючейрн упомянул о них. Особенно в эти дни, когда все мысли и усилия генерал-капитана Церкви были полностью сосредоточены на создании флота, необходимого для того, чтобы раз и навсегда сокрушить империю выскочек Чариса. Тот факт, что он начал строить не тот флот, и что казначейство Дючейрна потратило ошеломляющую сумму на оплату сотен галер, которые были фактически бесполезны, несомненно, придавало определенный акцент его концентрации. Конечно, Мейгвейр вообще никогда не был перегружен интеллектом. Сосредоточение всего того скудного запаса, которым он обладал, не должно было потребовать таких больших усилий. Он должен был хотя бы немного подумать о мужчинах, женщинах и детях - особенно о детях, - за которых должен был отвечать каждый викарий.
   А потом был Клинтан. Великий инквизитор. Единственный член храмовой четверки, который не отнесся бы к заботе Дючейрна о бедных ни с непониманием, ни с безразличием. Дючейрну иногда хотелось, чтобы он сам почувствовал себя призванным в орден Бедар, а не в орден Чихиро. Он был почти уверен, что любой бедарист, который не боялся великого инквизитора, без колебаний поставил бы ему диагноз параноика, причем такого, чья паранойя неуклонно углублялась. Конечно, найти любого бедариста, который был бы достаточно безумен, чтобы не бояться Клинтана, вероятно, было бы невыполнимой задачей. Тем не менее, Дючейрну хотелось бы иметь что-то помимо своего собственного мнения непрофессионала - по крайней мере, в том, что касалось вопросов разума, - чтобы продолжать.
   Не то чтобы это имело большое значение. Ему не нужен был официальный диагноз, чтобы знать, что Клинтан воспринял бы любой комментарий о предписании Закона заботиться о бедных и наименее удачливых из детей Божьих как критику церковных записей в этом отношении. На самом деле, он был бы совершенно прав, если бы так и поступил, - признал Дючейрн. - Но в этот конкретный момент, когда Жэспар Клинтан разделил весь мир всего на три категории - тех, кто был его союзниками, тех, кто имел хотя бы мимолетную ценность в качестве инструментов, и тех, кого следовало безжалостно уничтожать, - предполагать, что какой-либо аспект управления Церковью может оказаться недостаточным, было опасно.
   Дючейрн обнаружил, что бывают моменты, когда ему действительно на это наплевать. Когда его гнев, его возмущение, боль, вызванная признанием его вновь обретенной веры в собственной вине в крови, фактически заставили его искать конфронтации с Клинтаном. Когда он обнаружил, что почти жаждет разрушения, даже мученичества, со всеми вытекающими последствиями, как своего рода искупления за свою собственную жизнь. За его собственное признание коррупции викариата. Его собственное пожизненное стремление извлечь выгоду из этой коррупции. За то, что он стоял там и не просто принял предложение Клинтана полностью уничтожить королевство Чарис, но фактически согласился с ним. Помог это устроить.
   Дючейрн заставил себя продолжить движение к ожидающим его подчиненным, но его глаза были такими же безрадостными, как снег за окнами коридора, когда он еще раз признал свою вину перед самим собой. Он не стал бы притворяться, что не испугался того, что сделал бы с ним Клинтан, если бы дело дошло до открытой конфронтации. Что он точно не знал, насколько жестоким примером Клинтан мог бы сделать любого члена храмовой четверки, который, казалось, отвернулся от него. И все же не этот страх заставил его прикусить язык, спрятать свое яростное осуждение мерзости Клинтана за стиснутыми зубами. Нет, его заставлял молчать совсем другой страх: страх, что если он позволит слишком легко уничтожить себя, то совершит еще более тяжкий грех - умрет, по крайней мере, не попытавшись исправить ужасный, ужасный ущерб, который он помог нанести собственному Божьему миру.
   Не то чтобы я еще не придумал, как все это отменить, - уныло признался он. - Может быть, это часть моего покаяния? Является ли это частью моего наказания - быть вынужденным наблюдать, как все становится все хуже и хуже, не видя никакого способа снова сделать их лучше? Но в Писании говорится, что Бог всегда найдет способ, независимо от того, сможет человек или нет. Так что, может быть, Он действительно хочет, чтобы я перестал так стараться, перестал быть таким высокомерным, чтобы думать, что я могу каким-то образом исправить катастрофу мирового масштаба. Может быть, Он хочет, чтобы я наконец смирился с тем, что мне нужно позволить Ему показать мне, что делать, а потом...
   Размышления Робейра Дючейрна были внезапно прерваны, когда он на полном ходу врезался в стену, которую кто-то неосмотрительно оставил точно в центре коридора.
   Во всяком случае, так оно и было на ощупь, хотя внезапное "Ух!" стены наводило на мысль, что на самом деле это могло быть не такое твердое гранитное препятствие, каким оно казалось.
   Он отшатнулся назад, чуть не упав. На самом деле, он бы упал, если бы чьи-то руки не схватили его за плечи и не удержали в вертикальном положении. Он покачал головой, в ушах зазвенело холодом, и его глаза расширились, когда они сфокусировались на лице человека, с которым он столкнулся.
   Дючейрн не был низкорослым человеком, но и великаном он тоже не был. На самом деле, он всегда был худощав, и последние двадцать или тридцать лет вел решительно сидячий образ жизни. Мужчина, с которым он только что столкнулся, был на полголовы выше его, широкоплечий и крепко сложенный, и он, очевидно, провел последние несколько лет своей жизни, тренируясь, чтобы поддерживать физическую выносливость, которой он наслаждался, будучи старшим офицером храмовой стражи. Он, должно быть, превосходил Дючейрна на добрых сорок или пятьдесят фунтов, и очень малая часть из этого преимущества в массе была жиром.
   И еще его случайно звали Хоуэрд Уилсин.
   Дючейрн обнаружил, что временно парализован, глядя в серые глаза Уилсина. Они были твердыми, эти глаза, с отшлифованной, похожей на кварц целеустремленностью. Глаза человека, который, в отличие от Робейра Дючейрна, никогда не шел на компромисс с коррупцией Храма. Человека, у которого были все основания бояться Жэспара Клинтана... и вообще нет причин бояться Бога.
   - Ты должен быть немного осторожнее, Робейр, - сказал Уилсин, полностью ставя его на ноги, прежде чем отпустить руки Дючейрна. Он почти нежно похлопал невысокого человека, словно желая убедиться, что тот не сломан, и его улыбка была тонкой. - Ты можешь навредить себе, столкнувшись с такими людьми. Жизнь слишком коротка, чтобы так рисковать, тебе не кажется?
   Уилсин слегка наклонил голову в этом вопросе, и Дючейрн почувствовал, как по его венам пробежала сосулька. Было что-то в тоне Уилсина, что-то в блеске этих жестких глаз.
   Он знает, - подумал Дючейрн. - Он знает, что я предупреждал его брата. И, помоги мне Бог, он знает, что Клинтан собирается убить их обоих. И что у меня не хватает смелости попытаться остановить его.
   Казначей Церкви почувствовал, что его рот открылся, не имея ни малейшего представления о том, что из этого выйдет, но затем Уилсин покачал головой. Это был быстрый жест, который остановил то, что когда-либо Дючейрн, возможно, собирался холодно сказать.
   - Конечно, это так, - сказал обреченный человек. - Я имею в виду, слишком коротка. Есть слишком много дел, которые нам всем нужно закончить, а не просто тратить на них время. Разве в Писании не сказано, что Бог указывает путь, по которому должен двигаться каждый человек?
   - Да, - услышал Дючейрн свой собственный голос. - Да, это так.
   - Ну, тогда я не думаю, что Он закончит с кем-либо из нас, пока мы не закончим это дело. Так что будь осторожнее. - Он действительно слабо улыбнулся, помахав указательным пальцем перед носом Дючейрна. - Смотри, куда идешь, иначе у тебя не будет времени сделать все, что задумал для тебя Бог.
   Дючейрну потребовалась вся сила самообладания, чтобы сдержать то, что он хотел сказать. Он посмотрел в эти серые глаза и на самом деле не доверял себе, чтобы говорить вообще, когда понял, что на самом деле видно в этих глазах напротив. Уилсин только снова улыбнулся ему, на этот раз мягко, и еще раз похлопал по плечу, затем повернулся и ушел.
   ***
   - Граф Корис, ваше святейшество, - сказал верховный священник, с поклоном пропуская Филипа Азгуда в маленькую частную комнату для совещаний.
   Это был не очень большой поклон, - подумал Корис. - С другой стороны, верховный священник был назначен в канцелярию канцлера. Он, вероятно, видел герцогов дюжинами и графов пачками, и одному Богу известно, со сколькими стаями простых баронов он мог сталкиваться каждый год. Не говоря уже о том факте, что большинство герцогов и графов, которые пересекали его путь, не были обездоленными изгнанниками, живущими на чью-то благотворительность.
   - Так я и вижу, - ответил голос. - Входите, милорд.
   Корис повиновался зову и оказался лицом к лицу с высоким худощавым мужчиной с угловатым лицом, коротко подстриженной бородой и глубокими умными глазами. На нем была оранжевая сутана викария, и он вполне соответствовал описанию викария Замсина Тринейра.
   Тринейр протянул руку, и Корис наклонился, чтобы поцеловать кольцо с сапфиром, затем выпрямился.
   - Ваше святейшество, - признал он.
   - Мы ценим оперативность, с которой вы откликнулись на наш призыв, милорд, особенно в это время года, - сказал Тринейр. Его улыбка никогда не касалась глаз. - Если бы все сыновья Матери-Церкви так хорошо помнили о своем долге перед ней.
   - Не буду притворяться, что это не было трудным путешествием, ваше святейшество. - Корис позволил себе легкую, кривую улыбку. - Но в детстве меня всегда учили, что когда Мать-Церковь зовет, ее сыновья отвечают. И это также было интересно, особенно путешествие через озеро Пей, в то время как возможность наконец посетить Храм дает дополнительное благословение.
   - Хорошо.
   Единственное небрежное слово исходило не от Тринейра, а от более низкого, дородного, седовласого викария с тяжелой челюстью, который не потрудился встать, когда вошел Корис. Также не было никаких сомнений в его личности, - подумал граф, - хотя он был просто немного удивлен, осознав, что Жэспар Клинтан так полностью соответствовал описаниям, которые он получил. Вплоть до пятен, оставленных пролитой едой на его сутане.
   Должно быть правило, согласно которому настоящим злодеям не разрешается выглядеть как типичные злодеи, - подумал Корис и почувствовал, как по его телу пробежала легкая дрожь, когда он понял, как только что позволил себе описать Клинтана. На самом деле эта мысль не была неожиданной, в конце концов, он двигался в этом направлении уже много лет. И все же было странное чувство привязанности к этому моменту, как будто он пересек какой-то невозвратный мост, даже если был единственным, кто это понял.
   И тебе, черт возьми, лучше убедиться, что ты единственный, кто понимает, что с тобой, Филип! - сказал он себе.
   Судя по выражению лица Клинтана, ему было все равно, что в данный момент происходит в голове у Кориса. И при этом он, похоже, не испытывал искушения оказать какую-либо любезность их посетителю. Там, где глаза Тринейра сохраняли холодное бесстрастие шахматного мастера, глаза Клинтана светились пылом фанатика. Пыл, который подтвердил давнее мнение Кориса о том, что Клинтан был, безусловно, более опасным из них двоих.
   - Пожалуйста, садитесь, милорд, - пригласил Тринейр, указывая на единственный стул со стороны Кориса за столом в комнате для совещаний.
   Это был самый простой стул, который Корис когда-либо видел в Храме - с прямой спинкой, явно без подкладки, утилитарный предмет мебели. Это, конечно, было далеко от похожих на трон кресел, в которых расположились Тринейр и Клинтан, но когда он уселся на него, то чуть не вскочил на ноги от удивления, когда то, что казалось простой деревянной поверхностью, казалось, сдвинулось под ним. Оно двигалось - текло - и он не мог удержаться от того, чтобы его глаза не расширились, когда кресло идеально приспособилось к конфигурации его тела.
   Он поднял глаза и увидел, что Тринейр задумчиво смотрит на него, и заставил себя улыбнуться канцлеру. Это было выражение, в котором смешалось признание удивления с изрядной долей мальчишеского удовольствия, и Тринейр позволил себе небольшой смешок хозяина, который успешно удивил гостя.
   Клинтан - вероятно, предсказуемо - казалось, совершенно не обращал внимания на этот маленький момент, - отметил Корис.
   Лучше не предполагать ничего подобного, Филип, - сказал он себе. - Я бы ни капельки не удивился, если бы Клинтан уже давно понял, насколько полезно, когда потенциальные противники переоценивают свою наблюдательность. Единственная вещь в мире, более опасная, чем дурак, особенно когда дело доходит до "большой игры", - это умный человек, которого вы считаете глупым. Нарман, безусловно, должен был многому тебя научить!
   - Что ж, - оживленно начал Тринейр через мгновение, - теперь, когда вы здесь, милорд, полагаю, нам следует сразу перейти к делу. Как вы знаете, я, как канцлер Матери-Церкви, и действуя по особым указаниям великого викария Эрика, официально признал юного князя Дейвина законным правителем Корисанды. Учитывая его нежные годы, нам показалось ненужным привозить его в Храм, чтобы обсудить с ним его будущее. Вы, с другой стороны, являетесь его законным опекуном. Поскольку мы не признаем - и никогда не признаем - эту пародию на "регентский совет", которую Кэйлеб и Шарлиэн навязали Богу, мы также считаем вас самым близким, что есть у Дейвина в настоящее время, к настоящему регенту.
   Он сделал паузу, как бы приглашая прокомментировать, но Корис не собирался бросаться в эту конкретную ловушку. Вместо этого он ограничился медленным понимающим кивком и внимательным выражением лица.
   - В свете сложившихся обстоятельств, - продолжил канцлер несколько секунд спустя, - мы считаем необходимым... упорядочить положение Дейвина. Хотя на данный момент он, по-видимому, находится в достаточной безопасности под защитой короля Жэймса, особенно учитывая тот факт, что Делфирак уже воюет с отступниками, есть определенные аспекты его ситуации, которые, по нашему мнению, требуют официального разъяснения.
   Он снова сделал паузу, и на этот раз было очевидно, что он намеревался сделать паузу до тех пор, пока Корис не ответит.
   - Официального разъяснения, ваше святейшество? - послушно повторил граф. - Могу я спросить, какого рода разъяснения?
   - О, перестаньте, милорд! - Клинтан вступил в дискуссию, махнув рукой в пренебрежительном жесте. - Вы были шпионом князя Гектора. Вы знаете, как ведется игра, если кто-нибудь может знать лучше!
   - Ваше святейшество, - ответил Корис, подбирая слова более тщательно, чем когда-либо в своей жизни, - вы правы. Я был шпионом князя Гектора. Но, если вы простите меня за то, что я так говорю, моя точка зрения из одного княжества, расположенного так далеко от Храма, не может совпадать с вашей точкой зрения прямо здесь, в центре всех забот Матери-Церкви и в центре всех источников информации, которыми обладает Мать-Церковь. Признаю, что потратил много времени, пытаясь проанализировать имеющуюся у меня информацию, пытаясь предугадать, ради чего именно вы и канцлер вызвали меня сюда, чтобы объяснить. Однако я не настолько глуп, чтобы на мгновение предположить, что у меня достаточно информации, чтобы сделать какие-либо действительно обоснованные выводы. Я могу вспомнить несколько аспектов нынешней ситуации князя Дейвина, которые могут потребовать "разъяснения", но без лучшего понимания того, как именно князь Дейвин - и я, конечно, - можем наилучшим образом служить Матери-Церкви, я действительно не знаю, что вы и викарий Замсин, возможно, имеете в виду.
   В глазах Тринейра мелькнуло то, что могло быть раздражением, когда заговорил Клинтан. Теперь канцлер откинулся на спинку своего стула, сложив руки на столе перед собой, с задумчивым выражением лица. Клинтан, с другой стороны, одарил Кориса странно торжествующей улыбкой, как будто ответ графа прошел какое-то испытание.
   - Мы, естественно, испытываем облегчение, узнав, что вы думали о том, как лучше всего Дейвин - и вы сами - можете служить Матери-Церкви, - сказал великий инквизитор, и акцент на слове "вы" был таким же безошибочным, как и блеск в его глазах. - Я уверен, что мы сможем так же полностью полагаться на ваш интеллект и усердие, как когда-либо полагался князь Гектор.
   И нам, черт возьми, было бы лучше это сделать, а, ваше святейшество? Это все? - язвительно подумал Корис. - Каким бы умным Клинтан ни был на самом деле, он был опасно прозрачен, по крайней мере, в некоторых отношениях. Конечно, когда человек контролировал все рычаги власти, которые соединялись в кабинете великого инквизитора, он, вероятно, мог позволить себе определенную степень прозрачности, по крайней мере, когда это соответствовало его собственным целям, чтобы перейти прямо к делу.
   - Я, безусловно, сделаю все возможное, чтобы оправдать ваше доверие, ваше святейшество, - сказал он вслух.
   - Тогда, надеюсь, вы не поймете как отражение недостатка доверия к вам лично, милорд, что я собираюсь сказать, - сказал Тринейр. Корис оглянулся на него, и канцлер слегка пожал плечами. - В сложившихся обстоятельствах великий викарий считает, что лучше всего официально передать полномочия регента князя Дейвина в викариат, а не какому-либо светскому дворянину. Его отец принял мученическую смерть от поборников отступничества и нечестивой ереси. Великий викарий считает, что Мать-Церковь обязана открыто - и недвусмысленно - распространить свою защиту на наследника князя Гектора.
   - Конечно, ваше святейшество, - ответил Корис.
   Он был уверен, что Тринейр предположит - точно, - что он признал эту историю с великим викарием Эриком чистой выдумкой. Много лет назад Тринейр собственноручно выбрал нынешнего великого викария из короткого списка подходящих марионеток, и если Эрик когда-либо лелеял хоть одну разумную мысль с тех пор, как занял трон великого викария, эта мысль, несомненно, давно умерла от одиночества.
   - Во многих отношениях, - продолжил Тринейр, - это изменение будет представлять собой не более чем формальность. Как я уже говорил ранее, в настоящее время нет необходимости еще больше дестабилизировать жизнь молодого Дейвина. Лучше оставить его там, где он есть, под присмотром кого-то, кому он доверяет и знает, что о его интересах заботятся.
   Особенно если тот, кому он доверяет, вместо этого заботится об интересах Церкви - или, по крайней мере, храмовой четверки, - подумал Корис.
   - И, честно говоря, милорд, - сказал Клинтан, - мы придерживаемся мнения, что не повредит, если за ним присмотрит человек с вашим особым набором навыков и опыта. - Корис посмотрел на него, и великий инквизитор пожал своими мускулистыми плечами. - В конце концов, Кэйлеб уже убил отца мальчика. Никто не знает, когда кто-то вроде него - или эта сука Шарлиэн - может решить, что пришло время провести полную зачистку всего Дома Дейкин. Я понимаю, что они сталкиваются со значительными народными волнениями в Корисанде. Они могли бы просто прийти к выводу, что было бы хорошей идеей убрать молодого Дейвина как потенциальный объект притяжения для более беспокойных элементов населения княжества.
   - Понимаю, ваше святейшество. - Корис молился, чтобы сосулька, которая только что пробежала по его позвоночнику, не была заметна ни одному из викариев. - Очевидно, я обсудил безопасность князя Дейвина с королем Жэймсом, прежде чем покинуть Тэлкиру. Как вы сказали, не думаю, что мы могли бы быть слишком осторожны, когда речь идет о его безопасности. И уверяю вас, что как только вернусь в Делфирак, буду осуществлять личный надзор за мерами по этой безопасности.
   - Хорошо! - Клинтан широко улыбнулся. - Уверен, что наше решение положиться на вас и ваше суждение окажется верным, милорд.
   - Я тоже, - поддержал Тринейр. - Тем временем, однако, нам нужно обсудить еще несколько вопросов, - продолжил канцлер. - Уверен, что нам потребуется несколько сеансов, чтобы охватить их все, и вы, конечно же, останетесь почетным гостем Храма, пока мы их не завершим. На данный момент, однако, что мы действительно хотели бы сделать, так это немного пораскинуть мозгами. Очевидно, у нас было много сообщений о ситуации в Корисанде и отношении жителей Корисанды, но вы сами корисандец. И тот, кто был в очень выгодном положении, чтобы увидеть последствия вторжения Кэйлеба с точки зрения Корисанды. Без сомнения, с момента вашего отъезда из княжества произошло много изменений, но вы по-прежнему представляете собой бесценный ресурс с нашей точки зрения. Есть много моментов, по которым мы были бы очень признательны услышать все, что вы можете нам рассказать. Например, кто из дворян князя Гектора - сейчас я, конечно, имею в виду князя Дейвина - как вы думаете, с наибольшей вероятностью организовал бы эффективное сопротивление чарисийской оккупации?
   Что ж, я вижу, что это займет некоторое время, - сухо подумал Корис. - Тем не менее, лучше быть осторожным в том, как мы действуем, особенно когда мы не знаем, сколько информации у них уже есть.
   - Это сложный вопрос, ваше святейшество, - начал он. - Я могу вспомнить по крайней мере дюжину ближайших союзников князя Гектора среди лордов Корисанды, которые почти наверняка думают в этом направлении. Не имея лучшего ощущения, чем у меня сейчас, - пожалуйста, помните, что я путешествовал почти четыре месяца, что помешало мне получать данные от какой-либо надлежащей сети, - однако я бы заподозрил, что те, кто находится дальше от Мэнчира, были бы в лучшем положении, чтобы действовать в соответствии с такими мыслями.
   - Имея это в виду, я был бы склонен думать, что граф Сторм-Кип и граф Крэгги-Хилл, вероятно, уже начали предпринимать шаги именно в этом направлении. Ни один из них не будет чувствовать себя особенно хорошо по отношению к Кэйлебу и Шарлиэн, и оба находятся далеко на севере, вне легкой досягаемости от столицы.
   - Возвращаясь на юг и запад, - продолжил он, - я не был бы ужасно удивлен, обнаружив, что герцог Блэк-Уотер - это был бы сэр Эдалфо, новый граф - движется в том же направлении. Если уж на то пошло, барон Баркор, вероятно, склонен к тому же, и...
   ***
   - Итак, мастер Сиблэнкит. Вижу, вы снова превосходно справились со своим заданием.
   - Я, безусловно, пытался это сделать, ваше преосвященство.
   Робейр Сиблэнкит склонился над рукой архиепископа Уиллима Рейно, поцеловав предложенное кольцо, затем выпрямился. Выражение его лица было вежливо внимательным, он ждал, когда Рейно начнет задавать вопросы, и архиепископ очень легко улыбнулся.
   Рейно был невысоким, темноволосым и стройным. Как всегда, он привычно носил темно-пурпурную рясу простого монаха ордена Шулера. Но по той же привычке он носил увенчанный пламенем меч генерал-адъютанта ордена, что делало его заместителем викария Жэспара Клинтана и очень опасным человеком на деле. Его всегда немного забавляло то, как на него реагировали различные агенты инквизиции. Более того, за эти годы он понял, что эти реакции являются ценным критерием для оценки способностей агента. Возьмем, к примеру, Сиблэнкита. Никто из тех, кто поднялся так высоко в службе инквизиции, как он, не был бы настолько глуп, чтобы относиться к генерал-адъютанту легкомысленно, и при этом он не мог не знать о потенциальных последствиях его разочарования, но глаза корисандца спокойно встретились с Рейно, и его самообладание казалось искренним.
   Может быть, он действительно так спокоен, как выглядит, - подумал архиепископ. - А может быть, и нет. Интересно, что это такое? Если ему действительно так удобно встречаться со мной для личного собеседования в самый первый раз, он может оказаться глупее, чем я ожидал. Ничье сознание не настолько ясно, чтобы в этих обстоятельствах они не испытывали хотя бы небольшого беспокойства. С другой стороны, если он способен выглядеть так комфортно при тех же обстоятельствах, то его способность притворяться даже больше, чем указано в его досье. И в этом случае я уверен, что смогу найти выгодную работу для агента его уровня в другом месте, как только ему больше не нужно будет присматривать за Корисом.
   - Я читал ваши отчеты, - вслух продолжил Рейно. - Я должен сказать, что по сравнению с некоторыми отчетами, которые попадают на мой стол, ваши были четкими, краткими и всеобъемлющими. И грамматика действительно была правильной!
   Его причудливая улыбка не коснулась глаз, и Сиблэнкит сумел сдержать неприличное искушение рассмеяться.
   - Из этих отчетов, - продолжил Рейно, - похоже, что граф Корис осведомлен о политических реалиях положения князя Дейвина, а также... достаточно прагматичен, скажем так, чтобы осознавать, как эти реалии могут повлиять на его собственное будущее. В то же время он, кажется, даже более компетентен, чем я ожидал. Полагаю, мне действительно не следует слишком сильно удивляться этому, учитывая, как долго он занимал свой пост при князе Гекторе. Однако у меня есть несколько конкретных вопросов, на которые я хотел бы получить ответы, и за эти годы я обнаружил, что даже самые лучшие письменные отчеты иногда... неполны.
   Сиблэнкит слегка пошевелился, и Рейно поднял правую руку в мягком, трепещущем жесте.
   - Не предполагаю, что что-то было намеренно опущено, мастер Сиблэнкит. Конечно, я видел, как это иногда случалось, - он снова тонко улыбнулся, - но на самом деле я имел в виду, что письменные отчеты не заменяют устных, в которых можно задавать вопросы, отдельные моменты могут быть прояснены более полно, и я могу быть уверен, что действительно понял, что вы хотели сказать с самого начала.
   Он сделал паузу, слегка склонив голову набок, с выражением ожидания на лице, и Сиблэнкит кивнул.
   - Понимаю, что вы имеете в виду, ваше преосвященство. И, очевидно, если у вас есть какие-либо вопросы или какие-либо моменты, которые вы хотели бы обсудить более подробно, я к вашим услугам. Однако хотел бы отметить, что граф будет ожидать найти меня в своих покоях, когда вернется после беседы с викарием Замсином и викарием Жэспаром.
   - Отличный момент, который следует иметь в виду, - согласился Рейно. - С другой стороны, канцлер и великий инквизитор будут довольно долго копаться во внутренней политике Корисанды. По моим оценкам, этот процесс займет не менее двух-трех часов, и, честно говоря, мастер Сиблэнкит, как бы это ни было важно во многих отношениях, боюсь, у меня нет двух или трех часов, чтобы посвятить этому сегодняшнее утро.
   - Конечно, ваше преосвященство, - пробормотал Сиблэнкит с легким поклоном. Рейно кивнул, довольный тем, что корисандец понял суть. Никогда не помешает поощрять краткость и лаконичность в отчете агента.
   - В таком случае, мастер Сиблэнкит, давайте начнем. - Рейно устроился в удобном кресле за своим столом, не предложив Сиблэнкиту сесть. Он откинулся назад, положил локти на подлокотники кресла и скрестил пальцы на груди. - Во-первых, - сказал он, - ваши сообщения показывают, что князь Дейвин, похоже, безоговорочно доверяет Корису. Не могли бы вы вкратце объяснить, почему вы так думаете?
   - Ваше высокопреосвященство, князь сейчас очень маленький мальчик, - без колебаний ответил Сиблэнкит. - Он знает, что его отец мертв и что его собственная жизнь была бы в опасности, если бы чарисийские убийцы смогли добраться до него.
   Глаза агента снова встретились с глазами Рейно, и уважение архиепископа к другому человеку поднялось еще на одну ступеньку. Очевидно, у Сиблэнкита были свои подозрения относительно того, кто на самом деле стоял за убийством Гектора. Столь же очевидно, что он не собирался когда-либо высказывать эти подозрения вслух. Но в то же время он был достаточно умен, чтобы понять, что Рейно действительно хотел открыть.
   - При таких обстоятельствах и учитывая тот факт, что он знал графа всю свою жизнь - не говоря уже о том факте, что он знает, что его отец специально назначил графа его законным опекуном - неудивительно, что Дейвин должен доверять этому человеку. И, честно говоря, граф сделал все, что мог, чтобы укрепить это доверие. - Сиблэнкит чуть заметно улыбнулся. - Он был шпионом князя Гектора в течение многих лет, ваше преосвященство. Убедить маленького мальчика считать его своим лучшим другом, а также своим защитником - это детская игра после чего-то подобного.
   - Значит, по вашему мнению, Корис намеренно поощряет поведение мальчика по отношению к нему?
   - На самом деле я бы не стал выражаться именно так, ваше преосвященство. - Сиблэнкит слегка поджал губы, задумчиво прищурив глаза, подыскивая именно те слова, которые хотел произнести.
   - Ему не нужно поощрять действия князя по отношению к нему, - продолжил агент через мгновение. - Всем уже ясно, включая Дейвина и княжну Айрис, что они оба полностью зависят от него. Король Жэймс может быть их официальным защитником, но, честно говоря, сомневаюсь, что его величество хотя бы наполовину так умен, как граф Корис. - Сиблэнкит пожал плечами. - Это только вопрос времени, когда граф заставит весь двор в Тэлкире плясать под свою дудку, кто бы ни был официально главным. Так что дело не столько в том, что он поощряет зависимость Дейвина, сколько в том, что он поощряет доверие Дейвина. О том, чтобы заставить мальчика относиться к нему не просто как к своему главному советнику, а как к своему единственному советнику. Уверен, что, по крайней мере, часть этого для блага самого князя, - благочестиво улыбнулся Сиблэнкит, - но в результате, когда придет время графу "рекомендовать" князю Дейвину курс действий, мальчик не будет колебаться ни мгновения. И он собирается последовать совету графа, независимо от того, что кто-то еще, даже его сестра, может сказать по этому поводу.
   - Так ты веришь, что Корис сможет контролировать мальчика?
   - Полагаю, что он будет в состоянии контролировать решения мальчика, ваше преосвященство. На данный момент король Жэймс контролирует физическую безопасность мальчика. - Сиблэнкит снова встретился взглядом с архиепископом. - Если его величество по какой-то причине решит, что князю Дейвину может быть... выгодно попасть в чужие руки, сомневаюсь, что граф сможет это предотвратить.
   - И вы считаете, что существует некоторая опасность того, что король Жэймс примет такое решение? - глаза Рейно сузились, и Сиблэнкит пожал плечами.
   - Ваше преосвященство, я не состою на службе у короля Жэймса, и мое понимание того, что касается его, гораздо более ограничено, чем все, что я мог бы рассказать вам о графе. Я не пытаюсь предположить, что у его величества вообще есть какие-либо планы в отношении князя Дейвина - конечно, кроме тех, которые он, возможно, уже обсуждал с вами и великим инквизитором, - но в Тэлкире не секрет, что в данный момент он находится под большим давлением. Чарисийский флот полностью уничтожил его торговый флот, и чарисийские рейдовые отряды свободно действуют вдоль всего его побережья. Его армия не более успешна в том, чтобы остановить их на берегу, чем его флот в том, чтобы остановить их в море. При таких обстоятельствах кто угадает, как он может в конечном итоге поддаться искушению разыграть карту, подобную князю Дейвину?
   Рейно медленно кивнул. Это было весьма примечательное замечание, и тот факт, что Сиблэнкит сделал это, был еще одним свидетельством интеллекта и общих способностей этого человека. И его предположение о том, что Жэймс, возможно, не самый надежный из стражей... это может быть к сожалению хорошо воспринято, учитывая то, что уже произошло с некоторыми другими правителями (на ум довольно быстро пришел князь Нарман из Эмерэлда), которые оказались на пути Кэйлеба из Чариса. Все еще... - Не думаю, что в данный момент нам нужно слишком сильно беспокоиться о короле Жэймсе, - заметил он, наполовину обращаясь к Сиблэнкиту, наполовину просто размышляя вслух. - Очень сомневаюсь, что он, скорее всего, проигнорирует какие-либо указания Храма, касающиеся Дейвина.
   - Уверен, что он бы этого не сделал, ваше преосвященство, - согласился Сиблэнкит, но в его тоне было что-то такое, легкая нотка... чего-то. Рейно склонил голову набок, нахмурившись, а затем его собственные глаза расширились. Мог ли корисандец предполагать..?
   - Естественно, - сказал архиепископ, - мы должны быть хотя бы немного обеспокоены нынешней безопасностью Дейвина. В конце концов, безопасность его отца в Мэнчире казалась вполне достаточной. И полагаю, что мы действительно должны думать о нескольких уровнях защиты для мальчика. К сожалению, это правда, что человеческую природу легко испортить, и всегда существует вероятность того, что кто-то, ответственный за его защиту, может быть подкуплен теми, кто больше заинтересован в том, чтобы причинить ему вред. Или в... передаче его под чужую опеку, скажем так.
   - Именно так, ваше преосвященство. - Сиблэнкит еще раз поклонился. - И, если я позволю себе быть таким смелым, не повредит быть вдвойне уверенным, что человек, отвечающий за безопасность князя, считает свою первую и главную преданность принадлежностью Матери-Церкви.
   Глаза Рейно снова сузились, на этот раз с большим, чем просто малым удивлением. Сиблэнкита выбрали для его нынешнего задания не только потому, что он был корисандцем, которого можно было вовремя поместить в Ю-Шей, чтобы он нанялся в качестве камердинера Кориса. За эти годы он выполнил не одну политически чувствительную миссию инквизиции, но архиепископ не ожидал, что он с такой готовностью поднимет этот конкретный вопрос.
   - И вы верите, что "первая и главная верность" Кориса - это верность Матери-Церкви? - мягко спросил генерал-адъютант.
   - Полагаю, что первой и главной преданностью графа была преданность князю Гектору, - ответил Сиблэнкит с видом человека, очень тщательно подбиравшего слова. - Я не готов размышлять о том, насколько эта лояльность могла быть обусловлена его собственными амбициями и властью, которой он пользовался как один из ближайших советников князя Гектора, но верю, что она была искренней. Однако князь Гектор сейчас мертв, ваше преосвященство, а земли графа в Корисанде захвачены Кэйлебом и Шарлиэн. Он человек, привыкший распоряжаться властью, и она была отнята у него с падением Корисанды и его собственным изгнанием. Он не настолько глуп, чтобы поверить, что Кэйлеб или Шарлиэн когда-либо будут доверять кому-либо, кто был так близок к Гектору, как он, поэтому даже если бы у него возникло искушение попытаться достичь с ними какого-то соглашения - и я ни на мгновение не верю, что это так - он бы знал, что усилия, вероятно, в лучшем случае бессмысленны. В худшем случае Кэйлеб мог бы с радостью согласиться дать ему все, о чем бы он ни попросил... по крайней мере, до тех пор, пока он не сможет заполучить графа в пределы досягаемости.
   - Более того, ваше преосвященство, мне кажется очевидным, что граф признает, что в конечном счете Чарис не сможет победить. Не думаю, что у него возникнет сильное искушение продать свою преданность стороне, которая в конце концов неизбежно проиграет. В таком случае я не могу отделаться от ощущения, что мирские амбиции - в дополнение к духовной преданности - склонят его к тому, чтобы связать свою судьбу с Матерью-Церковью. И он очень прагматичный человек. - Сиблэнкит слегка пожал плечами. - Уверен, что, будучи начальником разведки Гектора, он давно понял, что иногда бывает... необходимо принять практические меры.
   - Понимаю.
   Рейно несколько секунд обдумывал слова Сиблэнкита. Время от времени он и сам немного беспокоился о возможности того, что Корис попытается договориться с Кэйлебом. В конце концов, граф был в состоянии доставить князя Дейвина в Чарис, а Кэйлеб - и Шарлиэн, черт бы побрал ее душу - должны были знать, насколько ценным противником стал Дейвин. С другой стороны, любая попытка передать юного князя Чарису была бы сопряжена с трудностями и опасностями, и Корис не мог не знать о том, что Мать-Церковь сделает с ним, если он предпримет такую попытку и потерпит неудачу.
   И все же Рейно не до конца рассмотрел два других вопроса, которые только что поднял Сиблэнкит. Действительно, было маловероятно, что Кэйлеб, и особенно Шарлиэн, когда-либо окажут хоть каплю доверия графу Корису. Во-первых, Шарлиэн никогда не собиралась забывать, что Корис был шпионом Гектора, когда был убит ее отец, - что именно Корис фактически договорился о найме продажных "пиратов", ответственных за смерть короля Сейлиса. И даже если оставить это соображение в стороне, была оценка Сиблэнкита мнения Кориса о том, кто в конечном итоге выиграет эту войну. Если только не случится чего-то, что катастрофически изменит баланс сил между двумя сторонами, Чарис не сможет победить Мать-Церковь. Было возможно, хотя Рейно и не хотелось это признавать, что бездействующий Чарис мог пережить гнев Матери-Церкви, но ничто, кроме божественного вмешательства, не могло создать обстоятельств, при которых Чарис действительно мог победить Церковь и ее фактически безграничные ресурсы. Из всего, что он когда-либо видел или слышал о графе Корисе, этот человек, безусловно, был достаточно умен, чтобы прийти к выводам, которые только что приписал ему Сиблэнкит. И человек, потерявший все, на что он потратил свою жизнь, должен был думать о том, чтобы восстановить хотя бы малую толику того, что у него было отнято.
   Это, безусловно, стоит иметь в виду, - сказал себе архиепископ. - Все мои отчеты о Корисе свидетельствуют о том, что Сиблэнкит прав, когда говорит, что граф намного умнее Жэймса. А это значит, что у него гораздо меньше шансов поддаться искушению совершить какую-нибудь выдающуюся глупость. Оставить его там, где он есть, в качестве опекуна Дейвина, было бы самым разумным, что мы могли бы сделать. Всегда предполагая, что прочтение Сиблэнкита его характера достоверно.
   Он подумал об этом еще несколько мгновений, затем мысленно пожал плечами. Тринейр и Клинтан, несомненно, сформируют свое собственное мнение о Корисе и его надежности в течение следующих нескольких пятидневок. Они, вероятно, больше полагались бы на свое собственное суждение, чем на какие-либо советы извне, но для Рейно было бы неплохо иметь наготове свою собственную рекомендацию, если ее попросят.
   Он отложил это соображение в сторону, засунув его в мысленную ячейку для дальнейшего размышления, и вернул свое внимание к Сиблэнкиту.
   - Это очень интересные наблюдения, мастер Сиблэнкит, - признал он. - Однако есть еще несколько моментов, которые мне нужно обсудить с вами, и боюсь, что время поджимает. Итак, имея это в виду, что вы можете рассказать мне о собственном отношении князя Дейвина к Чарису?
   - Как я уже сказал, ваше преосвященство, он очень маленький мальчик, чей отец был убит, и какие бы опровержения ни выдвигали Кэйлеб и Шарлиэн, я не верю, что у Дейвина есть какие-либо сомнения в том, кто отвечает за это. При таких обстоятельствах я не думаю, что очень удивительно, если он ненавидит и не доверяет - и боится - Кэйлеба всеми фибрами своего существа. Графу Корису и королю Жэймсу тоже было нетрудно поощрять эти эмоции. - Сиблэнкит еще раз слегка пожал плечами. - В сложившихся обстоятельствах, - сказал он, в его тоне была легкая ирония, - поощрение его к таким чувствам, конечно, может только повысить его собственные шансы на выживание.
   Он снова встретился взглядом с Рейно, и на этот раз архиепископ обнаружил, что не может полностью сдержать невольную улыбку. Он определенно собирался найти будущую работу для Сиблэнкита, - подумал он. - Этот человек оказался еще более проницательным и (что еще более ценно для агента) готовым поделиться своими впечатлениями, чем ожидал Рейно.
   - Понимая это, - продолжил корисандец, - Дейвин также достаточно зол, чтобы искать любой возможный способ причинить вред Кэйлебу или Чарис. По общему признанию, он всего лишь мальчик, но это не вечно будет правдой. К тому времени, когда он достигнет зрелости - при условии, что он достаточно долго для этого сможет избегать чарисийских убийц, - он будет полностью привержен уничтожению этой "Чарисийской империи" и всех ее произведений. На самом деле, я думаю...
   Уиллим Рейно откинулся на спинку стула, внимательно слушая. Возможно, ему все-таки придется отменить свою следующую встречу, подумал он. Учитывая остроту понимания Сиблэнкитом внутренней работы корисандского двора в изгнании в Тэлкире, возможно, было бы очень полезно узнать впечатления этого человека о городах и провинциях, через которые они с Корисом проезжали по пути в Храм. У Рейно было множество сообщений от инквизиторов и интендантов со всех материковых королевств, но у Сиблэнкита явно был острый и проницательный взгляд, а ранг Кориса был достаточно высок, чтобы Сиблэнкит посещал высшие круги земель, через которые они путешествовали. Правда, он был всего лишь камердинером графа, но любой шпион знал, что из слуг получаются самые лучшие шпионы. Они видели и слышали все, но те, кто был выше их, склонны были думать о них как о части пейзажа, не более чем о живой мебели. Все это означало, что точка зрения Сиблэнкита на отчеты агентов Рейно на месте может быть чрезвычайно ценной.
   Я действительно должен следить за этим, - сказал себе архиепископ, слушая отчет Сиблэнкита. Шпионы, которые действительно могут думать, слишком редки - и ценны - чтобы занимать их рутинными обязанностями.
   ***
   Робейр Дючейрн откинулся на спинку стула, устало потирая лоб. Еще полчаса, - подумал он, - и они наконец смогут сделать перерыв на обед. Он с нетерпением ждал этого, и не только потому, что в то утро поскупился на завтрак. Его голова пульсировала, уши были заложены сильнее, чем когда-либо (голос клерка, который в данный момент говорил, звучал так, как будто тот находился в бочке под водой), и ему очень хотелось немного побыть наедине, чтобы обдумать свою неожиданную встречу с Хоуэрдом Уилсином.
   Не то чтобы он ждал ощущения большого комфорта после того, как все обдумает, - подумал он.
   Он почувствовал, что у него потекло из носа, и пробормотал короткую едкую фразу, которая довольно плохо сочеталась с достоинством его августейшего поста. Он терпеть не мог сморкаться на публике, но альтернатива казалась еще хуже. Поэтому он полез в карман за носовым платком - и замер.
   На мгновение ни один мускул не дрогнул, а затем он заставил себя расслабиться, по одному нерву за раз. Он надеялся, что никто не заметил его реакции. И когда он подумал об этом, на самом деле не было никаких причин, по которым кто-то должен был это делать. Но это не помешало ему почувствовать себя так, как будто он каким-то образом в это мгновение приклеил к своей спине огромную мишень лучника.
   Или, возможно, кто-то другой повесил ее туда.
   Кончики его пальцев исследовали маленький, но толстый конверт, который каким-то образом оказался у него под носовым платком. Его там не было, когда он выходил из своего номера этим утром, и он знал, что с тех пор его туда не клал. На самом деле, он мог вспомнить только одного человека, который был достаточно близок, чтобы найти возможность незаметно положить что-нибудь в его карман.
   И именно в этот момент он не мог придумать ни одного подарка, который мог бы преподнести ему этот человек, который не был бы, по крайней мере, потенциально более смертоносным, чем если бы он весь состоял из цианида.
   Странно, - подумал уголок его мозга. - Для того, кто был так голоден несколько секунд назад, я, кажется, удивительно быстро потерял аппетит.
  
   .IV.
   Королевский колледж, дворец Теллесберг, город Теллесберг, королевство Старый Чарис
  
   - Барон Симаунт здесь, доктор.
   Ражир Маклин оторвал взгляд от лежащих перед ним заметок, когда Дейрак Боуэйв просунул голову в дверь кабинета. Боуэйв был жизнерадостным молодым человеком, не на много лет старше императора Кэйлеба, и когда он не работал непосредственно с Маклином, он обычно проводил время с зятем Маклина, Эйзаком Канклином, в библиотеке королевского колледжа. Там определенно было чем заняться, - мрачно размышлял Маклин. - Они многого добились с тех пор, как одиннадцать месяцев назад было сожжено дотла первоначальное здание колледжа, но их нынешняя коллекция оставалась не более чем тенью того, чем она была, и организация нового материала по мере его поступления была огромной задачей.
   Конечно, хотя Эйзак и Боуэйв этого не знали, то, к чему теперь имел доступ Маклин, затмевало все, что они потеряли.
   Не то чтобы он мог сказать об этом кому-то из них.
   - Попроси барона войти, пожалуйста, Дейрак, - сказал он вслух.
   - Конечно. - Боуэйв улыбнулся, кивнул и исчез, а Маклин начал аккуратно складывать исписанные от руки страницы.
   Записки, о которых шла речь, были от Сандры Ливис. Он просматривал их, готовясь к этой самой встрече, и его забавляло то, как легко он мог следить за ними... сейчас. Стиль письма доктора Ливис всегда был четким и лаконичным, даже элегантным, но ее почерк был также тем, что можно было бы милосердно назвать "паучьим", а близорукость Маклина - "миопия", как называл ее Мерлин Этроуз, - в течение многих лет неуклонно росла. Несмотря на лучшие линзы, которые можно было отшлифовать, ему становилось все труднее и труднее читать даже печатное слово. До самого недавнего времени так оно и было. Теперь предоставленные Мерлином "контактные линзы", в сочетании с "коммом" Маклина, также исправили его зрение до чудесной ясности. На самом деле, Маклин подозревал, что оно стало лучше, чем было даже во времена его теперь уже далекой юности. Конечно, эта юность была достаточно давно, золотое сияние памяти вполне могло сыграть с ним злую шутку, но он знал, что его способность видеть вещи при плохом освещении значительно улучшилась. У него все еще не было такой остроты зрения при слабом освещении, как у Мерлина Этроуза, но все же он видел намного лучше, чем кто-либо другой.
   - Барон Симаунт, доктор, - сказал молодой Боуэйв, вводя довольно невысокого, пухлого офицера в небесно-голубой тунике и свободных черных [в других случаях - темно-синих] брюках имперского чарисийского флота в большую, залитую солнцем комнату.
   - Алфрид! - Маклин встал за своим столом, протянув правую руку, и двое мужчин взялись за предплечья.
   До прибытия Мерлина Этроуза в Чарис они знали друг друга совсем немного, но за последние три года оба стали важными членами небольшой, медленно растущей группы советников и новаторов, которых император Кэйлеб собрал вместе. В отличие от Маклина, Симаунт все еще не знал всей правды о Мерлине. Или, если уж на то пошло, полной правды о конечной природе борьбы Чариса не на жизнь, а на смерть против храмовой четверки. Ничто из этого не помешало ему внести огромный вклад в выживание Чариса.
   И если Биркит наконец сможет привести в чувство остальных Братьев, мы добьемся его принятия во внутренний круг. - И в прошлый раз, черт возьми, мы тоже это сделали, - сердито подумал Маклин.
   - Ражир, - сэр Алфрид Хиндрик ответил на приветствие своей собственной улыбкой. - Я рад, что ты смог меня вписать.
   - Полагаю, что его величеству было бы что сказать, если бы я не счел возможным "вписать" тебя, несмотря на мой чрезвычайно плотный график, - сухо сказал Маклин, махнув барону, чтобы он сел в кресло перед своим столом. - И даже если бы его величество этого не сделал, чертовски хорошо знаю, что сделала бы ее величество.
   Маклин добавил последнее предложение с легким чувством, и Симаунт усмехнулся. Императрица Шарлиэн проявила глубокий интерес к многим проектам барона. Она не только хорошо понимала преимущества и тактические последствия его усилий, но ее подвижный, постоянно активный мозг выработал немало собственных в высшей степени полезных предложений. И в процессе между ней и бароном возникла настоящая дружба.
   - С другой стороны, - продолжил Маклин, - чтобы заставить тебя встретиться со мной, на самом деле не потребовалась угроза потенциального имперского недовольства. - Он пожал плечами. - У меня никогда не хватает времени полностью следить за твоими заметками, Алфрид, но я достаточно хорошо слежу за тобой, чтобы знать, что ты и твои приспешники с острова Хелен снова поднимаете всевозможные волны. Слава Богу.
   - Мы стараемся, - признал Симаунт. - Хотя должен признать, что когда капитан Этроуз покинул королевство, темп, кажется, немного замедлился. - Взгляд, который он бросил на Маклина, был более чем немного задумчивым, но штатский привык к случайным проверкам пухлого коммодора, когда дело касалось Мерлина.
   - Похоже, у него действительно есть этот... оплодотворяющий эффект, не так ли? - сказал он в ответ.
   - Я и не подозревал, что ты умеешь так преуменьшать, - заметил Симаунт с тонкой улыбкой.
   - Мы, ученые, неизбежно становимся мастерами языка, - сказал Маклин с соответствующей улыбкой, затем откинулся на спинку своего вращающегося кресла. - Итак, что же сумело вытащить тебя из Кингз-Харбор?
   - На самом деле, главное, что я хочу сделать, как, кажется, упоминал в своей записке, - это провести немного времени с доктором Ливис. У меня есть пара вопросов, на которые мне нужны ее ответы, если она сможет их дать. Но я также хотел бы в общих чертах проинформировать тебя о том, где мы находимся в данный момент.
   Маклин кивнул. Учитывая тот факт, что стремление королевского колледжа к знаниям всегда было слишком близко к краю Запретов Джво-дженг, чтобы быть удобным для некоторых священнослужителей, казалось хорошей идеей держать его подальше от короны, когда его изначально создал старый король Кэйлеб I. К тому времени, когда Маклин стал главой колледжа, это разделение стало прочной традицией, и, несмотря на его собственное участие в первоначальных инновациях, которые предложил Мерлин Этроуз, он не видел причин менять это.
   До тех пор, пока поджигатели не разрушили первоначальный колледж и в процессе чуть не убили самого Маклина. В этот момент император Кэйлеб - только в то время он все еще был королем Кэйлебом - решил, что истекло время подобной чепухи. Он перенес колледж на территорию дворца Теллесберг, возложил ответственность за его безопасность на королевскую стражу и полностью ввел некоего Ражира Маклина в свой внутренний круг. Одним из внешних признаков этого изменения был тот факт, что Маклин также был официально назначен главой "имперского исследовательского совета", когда императрица Шарлиэн создала его.
   - Так сообщи мне, - предложил он сейчас, заложив руки за голову и откинувшись еще дальше на спинку кресла.
   - Ну, - начал Симаунт, - во-первых, я наконец-то создал свой экспериментальный совет - ты знаешь, тот, о котором я так долго думал в качестве концепции. Признаю, мне понадобилось некоторое время, но во многом это было связано с тем, сколько времени потребовалось, чтобы найти подходящего человека, который возглавил бы его. Но, думаю, я наконец-то это сделал. Не могу вспомнить - ты когда-нибудь встречался с коммандером Мандрейном?
   - Мандрейн? - медленно повторил Маклин, задумчиво нахмурившись. Затем его глаза сузились. - Высокий, худой, молодой парень, с черными волосами? Всегда выглядит так, будто его брюки вот-вот загорятся?
   - Не уверен, что я бы описал его именно так. - Губы Симаунта дрогнули, хотя ему удалось не рассмеяться вслух. - Тем не менее, он всегда немного нервничает, так что сказал бы, что ты нашел подходящее описание.
   Маклин кивнул, хотя "немного беспокойный" не соответствовал молодому человеку, которого он помнил. Его собственное впечатление о Мандрейне складывалось как о человеке, обладающем избытком - можно было бы даже сказать, переизбытком - нервной энергии. Физически коммандер мог быть намеренно спроектирован как антитеза Симаунта, но Маклин мог видеть гораздо большее и более важное сходство под кожей.
   - В любом случае, - продолжил коммодор, - я поручил Урвину - это его имя - следить за другими моими умными молодыми офицерами. На самом деле, я сказал ему, что хочу, чтобы он начал с изучения всего, что, как мы думаем, мы уже знаем.
   - То, что, как мы думаем, мы уже знаем? - Маклин приподнял бровь, и настала очередь Симаунта кивнуть.
   - Вот именно. Дело в том, Ражир, что за последние несколько лет мы так быстро изменились, что мне не по себе от того, насколько бессистемно мы подходили к этой ситуации. О, - он махнул левой рукой, на которой не хватало первых двух пальцев, любезно пожертвованных в давнем инциденте с порохом, - я удовлетворен тем, что мы чрезвычайно далеко впереди всех остальных. Но мы двигались так быстро, преодолели так много, что я почти уверен, что по крайней мере некоторые из вещей, которые мы сделали, были... менее оптимальными. Поэтому я попросил Урвина начать с чистого набора предположений. Чтобы посмотреть на то, что мы сделали, и посмотреть, сможет ли он найти какие-нибудь выгодные способы, которые мы пропустили по пути. Или, если уж на то пошло, сделанный нами выбор, который, оглядываясь назад, возможно, был не самым лучшим. Места, которые мы могли бы выбрать по-другому, если бы у нас было больше времени подумать об этом.
   - Понятно. - Маклин мягко раскачивал свое кресло из стороны в сторону, обдумывая только что сказанное Симаунтом. И, поразмыслив, он понял, насколько разумно высказался коммодор.
   На самом деле, я должен был предложить что-то подобное несколько месяцев назад, - признался он. - Интересно, почему мне это даже в голову не приходило? - Он мысленно фыркнул. - Нет, ты этого не сделаешь, - сказал он себе. - Ты точно знаешь, почему этого не произошло. Это потому, что ты знаешь правду о Мерлине. Ты знаешь обо всех "компьютерных записях", которые держит Сова, так что ты знаешь, что у Мерлина есть все ответы под рукой. Вот почему ты предполагаешь, что он, должно быть, дал вам "правильные ответы" на наши различные проблемы.
   Но то, к чему Мерлин стремился с самого начала, почти наверняка означает, что он не всегда старался изо всех сил просто дать нам "лучший ответ" на проблему, не так ли? Он хочет, чтобы мы работали над этим... и осознавали потенциал для самостоятельного поиска лучших решений, без того, чтобы он вел нас к ним за руку. - Маклин мысленно покачал головой. - Он прав - мы действительно должны развивать и культивировать свое собственное мышление, но мне интересно, насколько трудно, должно быть, просто не указывать нам, как что-то делать? Особенно то, что в конце концов может оказаться критичным, каким бы оно ни казалось на данный момент?
   При этой мысли его и без того огромное уважение к человеку, который был Нимуэ Элбан, поднялось еще на одну ступеньку, и он вернул свое внимание к Симаунту.
   - По-моему, это отличная идея, - твердо сказал он. - Уже обнаружилось что-нибудь поразительное?
   - На самом деле, думаю, что получится несколько вещей. Некоторые из них мне придется обсудить с адмиралом Лок-Айлендом и Дастином Оливиром, но не удивлюсь, если мы внесем некоторые изменения в дизайн следующего класса галеонов. - Он покачал головой, выражение его лица было печально-озадаченным. - Полагаю, мы не должны удивляться, учитывая, насколько радикально мы перевернули традиционную военно-морскую архитектуру с ног на голову, но оказывается - если Урвин и остальная часть экспериментального совета правы - что мы были виновны в том, что пытались добиться слишком многого хорошего, по крайней мере, в паре способов.
   - Они также проводят те подробные артиллерийские эксперименты, для наблюдения за которыми я пытался найти время в течение последних полутора лет. - Он снова покачал головой, и на этот раз в его глазах было нечто большее, чем просто усталость. - Это одна из причин - на самом деле главная - почему мне хотелось создать совет, Ражир. У меня просто не хватает часов в сутках, чтобы лично следить за всем, за чем нужно. Несколько месяцев назад я понял, что на самом деле превратил себя в узкое место, пытаясь это сделать. Думаю, что Урвин очень поможет в этом отношении.
   - Лично я за то, чтобы сократить вашу рабочую нагрузку любым возможным способом, - сказал Маклин немного мягко. - На самом деле, если бы я подумал об этом - и если бы думал, что смогу уговорить тебя на это - вероятно, сам предложил бы тебе что-то подобное. Хотя мне стыдно признаться, что я об этом не подумал.
   - Ну, это не значит, что у всех нас не было на уме нескольких других вещей, - сухо заметил Симаунт.
   - Да, не значит, - согласился Маклин. И, - размышлял он, - должно быть, чрезвычайно трудно добровольно отступить в подобной ситуации. Особенно для того, кто был так чертовски хорош в том, что делал. Компетентному человеку, занимающемуся тем, что он любил так же сильно, как, очевидно, Симаунт любил свою собственную работу, должно было быть трудно позволить кому-то другому встать между ним и любым из "практических" аспектов этого.
   - В любом случае, думаю, что мы получим первый официальный отчет правления для тебя и исследовательского совета в ближайшую пятидневку или около того. Это первое, о чем я хотел тебе сказать. Вторая вещь, о которой я хотел с тобой поговорить, и настоящая причина, по которой я хочу встретиться с доктором Ливис сегодня днем, заключается в том, что, пока Урвин приступал к этому, у меня появилось немного дополнительного времени, чтобы подумать о новой артиллерии.
   - И? - Маклин позволил своему креслу почти полностью выпрямиться, положив локти на подлокотники и сцепив пальцы на животе.
   - Ну, во-первых, новое соединение доктора Ливис, похоже, работает так, как было обещано.
   Симаунт просиял, и Маклин почувствовал, что улыбается в ответ. Сандра Ливис была старшим химиком колледжа, хотя теперь, когда Маклин получил доступ к компьютерной библиотеке Совы, он предположил, что на данный момент правильным термином, вероятно, будет "алхимик". Колледж нащупывал путь к тому, что Мерлин называл "научным методом исследования" еще до его собственного прибытия, но условия, установленные Эриком Лэнгхорном и Адоре Бедар в Священном Писании, сделали процесс... трудным, если не сказать больше. И опасным.
   Создав Церковь Ожидания Господнего, Лэнгхорн и Бедар поняли, что простого рассказа людям о том, что Бог запретил им делать, никогда не будет достаточно, чтобы навсегда подавить человеческое любопытство, поэтому они предоставили "чудесные" объяснения невероятной широты явлений, которые в противном случае могли бы спровоцировать вечно любознательных людей задаваться вопросом, почему что-то произошло. Предлагая эти объяснения под непогрешимым руководством архангелов - и, если уж на то пошло, Самого Бога, - они проделали удивительно хорошую работу по короткому замыканию этих вопросов "почему". Возможно, не слишком удивительно, когда сомнение или оспаривание этих объяснений приравнивалось к сомнению в Боге, что было немыслимо для любого, кто вырос под эгидой Святой Матери-Церкви и ее инквизиции.
   В то же время, однако, потенциальные семена для такого рода вопросов были заложены в самом Писании, в направлениях, требовавшихся для успешной колонизации планеты, которая изначально не была предназначена для жизни человечества. Мерлин назвал этот процесс "терраформированием", и это была колоссальная задача для любого мира, не имеющего передовых технологий.
   Это также было то, что поставило "архангелов" перед чем-то вроде дилеммы. Первоначальным колонистам (и их потомкам) абсолютно требовались, по крайней мере, некоторые технологические инструменты, если они хотели выйти из своих первоначальных анклавов, претендовать на всю поверхность планеты и - прежде всего - выжить. Что, в конце концов, вообще было целью создания колонии. Даже такие сумасшедшие, как Лэнгхорн и Бедар, были вынуждены признать это! И если бы эти инструменты не были предоставлены с самого начала, потребность в них очень скоро привела бы к их коренному развитию... таким образом, возникло бы то самое новшество, которое они оба были полны решимости предотвратить. Таким образом, у "архангелов" не было другого выбора, кроме как давать "божественные инструкции" по таким вещам, как животноводство, методы внесения удобрений, гигиена, базовая профилактическая медицина, определенные производственные процессы "на уровне дома" и целый ряд других необходимых навыков и методов.
   Тот факт, что эти инструкции всегда срабатывали, если им следовали должным образом, служил опорой и мощным подкреплением "чудесного", в корне ненаучного мировоззрения, которое сохранялось в течение стольких столетий. И все же люди оставались людьми. Всегда находились те, кто хотел копнуть немного глубже, понять вещи еще более тщательно, и, несмотря на пристальный взгляд, который инквизиция не спускала с этих пытливых душ, иногда вопросы все равно задавались.
   Несмотря на это, прогресс в развитии чего-либо подобного научному методу оставался крайне медленным, даже в королевском колледже. Однако при короле Хааралде этот процесс набрал скорость и получил более широкое признание... по крайней мере, в Чарисе. Что, как подозревал Маклин, вполне могло иметь некоторое отношение к личной и разъедающей ненависти Жэспара Клинтана к далекому королевству.
   С момента прибытия Мерлина - и начала открытого конфликта между Чарисом и храмовой четверкой - процесс значительно ускорился, и доктор Ливис была одной из его самых восторженных приверженцев, хотя ее фактические знания в области химии оставались в основном эмпирическими. Она знала, что произойдет в огромном количестве химических реакций, и она знала, как получить очень большое количество полезных химических соединений, но она - по крайней мере, пока - не понимала, почему происходили эти реакции или образовывались эти конкретные соединения. Если только Маклин не ошибался, это должно было измениться в течение следующих нескольких лет. На самом деле, это уже менялось, но на данный момент любые ответы, которые она могла бы придумать на вопросы Симаунта, все равно были бы основаны на этих чисто эмпирических знаниях.
   - На самом деле изготовить нужное соединение ничуть не сложнее, чем порох, - продолжил коммодор. - В чем-то немного рискованно, в чем-то - менее рискованно. Хорошей новостью является то, что многие ингредиенты уже были доступны оптом в таких местах, как у производителей удобрений. Плохая новость заключается в том, что, как и сам порох, смешивание этих ингредиентов может быть немного опасным. - Он фыркнул. - Думаю, вряд ли могло быть иначе, учитывая, что вся идея заключалась в том, чтобы придумать что-то, что надежно воспламенялось бы от трения. И оно действительно так делает!
   Он покачал головой, на его лице отразилось искаженное веселье.
   - Не слишком ли это рискованно? - спросил Маклин. - Слишком чувствительно?
   - Нет. Нет, не совсем. - Симаунт покачал головой. - На самом деле, это кажется почти идеальным - по крайней мере, в качестве основы для артиллерийского взрывателя. Урвин сейчас запускает для меня тестовую программу по этому вопросу. У нас почти нет настоящих снарядов, чтобы поиграть с ними - не тогда, когда людям Эдуирда приходится изготавливать для нас индивидуально каждый из них, - но он придумал несколько хитроумных способов проверить нашу текущую конструкцию взрывателя, и надежность пока действительно, действительно впечатляет, Ражир.
   Маклин кивнул. Базовая конструкция, о которой говорил Симаунт, на самом деле, по крайней мере частично, была работой императрицы Шарлиэн. Именно Симаунт придумал идею использования детонирующего от трения соединения внутри небольшой герметичной трубки. Он понял, что наиболее надежным методом подрыва нарезного снаряда было бы покрыть внутреннюю часть трубки надлежащим горючим составом, затем позволить железному шарику внутри нее лететь вперед, когда снаряд попадет в цель, ударяя по внутренней части трубки, воспламеняя соединение и детонируя снаряд.
   Однако именно Шарлиэн предложила закрепить шарик в середине трубки с помощью отрезка проволоки, разрывающейся при ускорении снаряда в канале ствола оружия. Проволока надежно удерживала шарик на месте, помогая предотвратить случайную детонацию до тех пор, пока снаряд не был выпущен. Тогда силы ускорения разрывали проволоку, и шарик отлетал к заднему (и непокрытому) концу трубки и оставался там до тех пор, пока снаряд не останавливался, достигнув своей цели. В этот момент шарик, освобожденный от удерживающей проволоки, по инерции продолжал движение вперед, врезался в переднюю часть трубки, воспламенял состав, которым она была покрыта, и - бум!
   Это было элегантно простое решение... предполагая, что кому-то удалось придумать подходящий зажигательный состав, вот и все. Существовало множество соединений, которые могли воспламеняться от трения или удара, трудность заключалась в том, чтобы найти такое, которое могло бы сделать это надежно, и рассчитывать на то, что оно не сделает этого в... неподходящие моменты. Этот поиск был поручен Сандре Ливис, и ее ответ заключался в возврате к самому Писанию в поисках предостерегающих указаний о различных соединениях и процессах, которые "архангелы" предоставили в рамках этих требований к терраформированию. Например, фосфор производился для использования в качестве удобрения с самого дня Сотворения, и хотя ни один гражданин давно умершей Земной Федерации никогда бы не подумал, что используемые методы производства были чем-то иным, кроме безнадежно примитивных, для целей Сэйфхолда они работали достаточно хорошо. И это были не единственные методы производства, которые Священное Писание изложило для детей Матери-Церкви. Например, селитра использовалась как в удобрениях, так и в консервировании пищевых продуктов, а "слезы Шулера" (которые кто-то в Федерации назвал бы "азотной кислотой") использовались в металлургии, в качестве чистящего средства и даже как способ удаления засоров из водопровода.
   Однако никто никогда не имел ни малейшего представления о реальных химических процессах, связанных с производством чего-либо из этих вещей. Это означало, что у жителей Сэйфхолда не было возможности самостоятельно распознать потенциальные опасности, из-за которых на протяжении веков могло очень легко погибнуть много людей. Что еще хуже - по крайней мере, с точки зрения Лэнгхорна - если люди терпели бедствия, следуя указаниям "архангелов", это, скорее всего, заставило бы кого-то усомниться в этих указаниях... или, по крайней мере, начать искать альтернативные методы. Что положило бы начало всему инновационному процессу, который Лэнгхорн был полон решимости подавить.
   Чтобы предотвратить это, "архангелы" включили в свои инструкции меры предосторожности против таких вещей, как случайные взрывы - или другие потенциальные опасности. Например, белый фосфор на самом деле был проще в производстве, чем красный фосфор, однако Писание строго запрещало использовать белый фосфор для большинства целей под страхом проклятия "горящей челюсти". Чего Маклин не знал, пока ему не стала доступна библиотека Совы, так это того, что ужасные симптомы "горящей челюсти" не имели ничего общего с проклятием архангела Паскуале за неправильное использование запрещенного белого фосфора. Фактически, это было состояние, которое было известно на планете, которая когда-то называлась Земля, как "фосфорный некроз челюсти" или "челюсть фосси", и это было совершенно естественным следствием чрезмерного воздействия паров белого фосфора. Не существовало мстительного архангела исцеления, набрасывающегося, чтобы наказать грешников за процесс, который вызывал абсцесс челюстных костей и их свечение в темноте... и в конечном итоге приводил к смерти, если пораженные кости не были удалены хирургическим путем.
   Конечно, "горящая челюсть" была лишь одним из многих примеров "проклятий", которые ждали тех, кто согрешил, нарушив торжественные ритуалы и наставления архангелов. Различные проклятия чумы - периодические вспышки болезней, которые всегда рано или поздно следовали за нарушением директив Паскуале по общественной гигиене, - были еще одним, как и болезни вроде цинги и рахита, которые следовали за нарушением законов о питании. Существовали буквально сотни проклятий, а правила и "религиозные законы", к которым они были привязаны, затрагивали почти все аспекты жизни сэйфхолдцев.
   Что сделала Ливис, так это отследила все запреты, наказуемые такими вещами, как самовозгорание и взрывы "гнева архангелов", и использовала их для указаний на вещи, которые можно было заставить взорваться. В данный момент она и Симаунт использовали комбинацию того, что химик назвал бы хлоратом калия, сульфидом сурьмы, камедью и крахмалом.
   - Пока частота отказов взрывателей составляет всего около одного на тысячу, - продолжил Симаунт. - И предложения доктора Ливис о наших пороховых мельницах - те "проблемы контроля качества", о которых говорил Мерлин, - тоже были чрезвычайно полезны.
   Он снова покачал головой, и на этот раз его улыбка была явно едкой. - Я очень гордился качеством и консистенцией нашего пороха, - признался он. - И это справедливо, думаю, по сравнению с тем дерьмом, которое творили все остальные. Но каждая партия по-прежнему, по крайней мере, немного отличается от любой другой партии. Доктор Ливис говорит, что это потому, что никто не может гарантировать одинаковое качество селитры или древесного угля - или, если уж на то пошло, даже серы - которую мы используем. Но ей удалось добиться некоторых значительных улучшений в этой области - в основном за счет того, что она настаивала на стандартах проверки и обработки, достаточно фанатичных, чтобы удовлетворить саму Джво-дженг! И она также выдвинула несколько действительно хороших предложений о том, как мы можем проверить каждую партию пороха. Сейчас мы стреляем одинаковыми зарядами из каждой партии, используя тестовую крупнокалиберную пушку на фиксированной высоте и измеряя полученные дальности. Это позволяет нам маркировать каждую партию дальностью, достигнутой с помощью стандартного пробного заряда, так что бедный проклятый стрелок, которому придется использовать его в действии, сможет намного эффективнее оценивать дальность и точность.
   - Это похоже на Сандру, - признал Маклин со своей собственной улыбкой.
   - Она сделала еще одно предложение, которое, как оказалось, тоже имеет некоторые... интересные последствия, - сказал ему Симаунт.
   - Какого рода последствия? - немного настороженно спросил Маклин. - Ну, давным-давно, когда Мерлин впервые предложил нам возможность гранулировать порох, он сказал мне, что одна из причин, по которой такой порох был более мощным, чем молотый порох, заключалась в том, что между каждым зерном было больше пространства, поскольку пространство означало, что огонь - а все, что порох действительно делает, он очень быстро горит - может гореть еще быстрее и полностью. Однако, по словам доктора Ливис, это не совсем точно.
   - Это не так? - спросил Маклин и постарался не нахмуриться.
   - Нет, это не так, - сказал Симаунт. - Имейте в виду, это достаточно точно описывает последствия того, что происходит, и я пришел к выводу, что Мерлин объяснял это так, чтобы это имело смысл для меня. Но, согласно доктору Ливис - и моим собственным экспериментам, когда я пытался стабилизировать скорость горения для взрывателей, - мелкозернистый порох на самом деле сгорает быстрее, чем крупнозернистый, но более крупные зерна производят гораздо больше энергии. До того, как мы начали производить зернистый порох, мы использовали тридцатифунтовый заряд в длинных тридцатифунтовых пушках, теперь нам хватает заряда в девять с половиной фунтов. Вот насколько мощнее новый порох, несмотря на то, что зерна горят медленнее, а не быстрее, по мере того как они становятся больше. Итак, я пришел к выводу, что сказанное мне Мерлином на самом деле было абсолютно точным, даже если это было не так.
   - Прошу прощения? - Маклин моргнул, глядя на него, и Симаунт усмехнулся.
   - Приготовление пороха очень связано с проблемами консистенции и "контроля качества" Мерлина. Самое главное - это то, как предотвратить разделение ингредиентов, а также сделать его менее восприимчивым к сырости, особенно с тех пор, как мы начали глазировку зерен, по предложению доктора Ливис. Но еще одна вещь, которую она делает, - это одновременно подвергает воспламенению большую площадь поверхности пороха. И это позволяет большему количеству пороха воспламениться до того, как несгоревший порох начнет выбрасываться в ствол перед взрывом. Другими словами, несмотря на то, что фактическая скорость сгорания ниже, мы сжигаем больше пороха одновременно, и это означает, что мы сжигаем больше пороха при более короткой длине ствола, чем когда-либо удавалось раньше. Что, кстати, также означает, что порох оставляет намного меньше загрязнений - меньше сажи - потому что он горит более полно. В этом есть смысл?
   - На самом деле, так оно и есть, - медленно сказал Маклин.
   - И думаю, что это именно то, что Мерлин хочет, чтобы мы выяснили самостоятельно... по какой-то причине.
   - Вероятно, ты прав, - согласился Маклин, старательно не замечая резкого взгляда, который бросил на него коммодор.
   - Ну, - продолжил Симаунт, когда Маклин не клюнул на приманку, - то, о чем я действительно не думал, пока мы с Урвином не начали обсуждать это с доктором Ливис, заключалось в том, что, по логике вещей, увеличение размеров зерен должно дать нам еще большую мощность при заданном весе заряда.
   - Что приведет к еще большему давлению в стволе, - задумчиво сказал Маклин.
   - О, поверь мне, мы тоже думали об этом аспекте. - Симаунт закатил глаза. - Хорошая новость заключается в том, что я только что получил еще одно письмо от Хаусмина, и он говорит, что предложение Мерлина об использовании проволоки для укрепления орудийных труб должно быть вполне осуществимым, согласно его механикам. Они говорят, что производство такого количества проволоки будет настоящей занозой в заднице, но он заставил их работать над новым оборудованием для волочения проволоки - и оборудованием для равномерной намотки проволоки вокруг стволов орудий при достаточно высоком натяжении - и он уверен, что они справятся с этим... в конце концов. Как только они это сделают, говорит он, он начнет производить оружие, которое будет и легче, и прочнее, и чертовски дешевле. К сожалению, по его лучшим оценкам, на это уйдет не менее года, а тем временем оружейные заводы по-прежнему остаются главным узким местом в том, что касается военно-морского флота. Мы можем строить корабли быстрее, чем сможем отливать столько орудий, сколько нам понадобится, и он не уверен, как переход на нарезные орудия повлияет на наши производственные графики. И еще есть все мелкие проблемы, связанные с изготовлением и заполнением полых оболочек с достаточным контролем качества, чтобы они не были такими же опасными для нас, как и для их целей.
   - Замечательно.
   - На самом деле, могло быть и хуже. - Симаунт пожал плечами. - По крайней мере, к тому времени, когда он будет готов приступить к изготовлению орудий и снарядов с использованием новых технологий, у нас должно быть время еще больше улучшить характеристики нашего пороха.
   - Я вижу это. - На этот раз Маклин кивнул с твердым, безоговорочным одобрением. - И это было то, что Сандра предложила вам?
   - О, нет. - Покачивание головы Симаунта удивило его. - Полагаю, что если я действительно собираюсь быть точным, это было не столько тем, что она предложила, чтобы мы делали, как ее предложение о том, чего нам не стоит делать.
   - Если твоя цель запутать меня, Алфрид, у тебя получается очень хорошо, - сказал Маклин немного колко, и барон усмехнулся.
   - Извини! Я имел в виду, что доктор Ливис - очень... дотошная женщина. Она прислала нам список практически всего, что могло быть использовано для взрывателей наших снарядов. Мы удовлетворены - по крайней мере, пока - тем, на котором мы предварительно остановились, но прочих было довольно много. Включая те, которые, как она предупредила нас, почти наверняка будут слишком чувствительными или неподходящими по какой-то другой причине.
   - Это похоже на нее, - сказал Маклин с легкой улыбкой.
   - Ну, кое-что, что она включила, было то, что она назвала "гремучим живым серебром". - Он поднял бровь на Маклина, который очень осторожно не проявил никакой реакции, кроме вежливого кивка, приглашающего своего посетителя продолжать.
   - Она предупредила нас, что гремучее живое серебро слишком чувствительно для чего-то такого... быстрого, как артиллерийский снаряд. Мы, конечно, проверили это - осторожно! - и я полностью с ней согласен. Но пару дней назад один из моих других умных молодых офицеров предложил Урвину, что, хотя оно слишком чувствительно для применения в оболочках снарядов, должен быть какой-то способ использовать ее в качестве инициирующего состава. Что-то, что действительно могло бы заменить кремневые запалы.
   Маклин позволил своему креслу полностью выпрямиться, не делая теперь никаких попыток скрыть свой внезапный, пристальный интерес. "Гремучее живое серебро" - то, что коренной землянин назвал бы "гремучей ртутью", - едва ли было чем-то, с чем он хотел бы работать, хотя бы из-за потенциального риска для здоровья. Но у него были некоторые очень интересные свойства, и эти свойства привели к тому, что оно долгое, долгое время использовалось в огнестрельном оружии Старой Земли. Он открыл их для себя, используя свой компьютер и исследовательскую помощь Совы в одну из, к сожалению, частых ночей, когда его стареющие кости не давали заснуть. Существовали и другие, более безопасные способы достижения того же эффекта, но этот уже был здесь, под рукой, если только кто-нибудь осознает последствия. Просматривая последние отчеты Ливис, он задавался вопросом, как он мог бы случайно привлечь ее внимание к некоторым из этих объектов. Было ли это возможно...?
   - Продолжай, - настаивал он.
   - Этот материал достаточно чувствителен, его можно взорвать, просто уронив, что создает некоторые проблемы, - сказал Симаунт, сам наклоняясь вперед и размахивая своей изуродованной рукой, что Маклин счел довольно резким акцентом. - Буду удивлен, если для большинства из них не найдется способа получить решение. И если мы сможем...! Ражир, его фактически можно взорвать под водой! Если мы сможем найти способ заставить это работать, винтовки наших морских пехотинцев будут стрелять так же надежно в разгар грозы в Теллесберге, как и в солнечный день! Не только это, но возможно, что это уменьшило бы время блокировки - интервал между ударом молоточка и взрывом основного заряда. И если это произойдет, это также должно повысить индивидуальную точность.
   - Понимаю. - Маклин энергично закивал головой. - Думаю, что ваш "умный молодой офицер" нащупал здесь что-то очень важное, Алфрид. Это то, чем мы должны немедленно заняться!
   - Полностью согласен, - сказал барон, затем фыркнул. - Он тоже действительно умный парень. На самом деле, он также придумал еще одно интересное применение взрывчатого вещества доктора Ливис.
   - Правда?
   - О, да. На самом деле, думаю, что он, возможно, собирается вывести из бизнеса производителей трутниц, - сказал Симаунт и усмехнулся озадаченному выражению лица Маклина. - Он попробовал нанести немного нового состава на конец щепки и обнаружил, что может воспламенить его, поцарапав по шероховатой поверхности. Во многих отношениях это почти как волшебство. Проклятая штука сработает почти в любом месте, и если он покроет щепку небольшим количеством парафина, чтобы добавить ему надежного топлива, это не только защитит состав от воды, но и сам осколок будет гореть намного горячее - и намного дольше - чем все, что я когда-либо видел от трутницы или искр при обычном ударе.
   - В самом деле? Похоже, у него может быть много применений за пределами военно-морского флота!
   - Предполагаю, что так и будет, но к этому потребуется некоторое привыкание. Он воспламеняется... немного энергично и разбрасывает сумасшедшие искры. На самом деле, вы должны быть немного осторожны при использовании одной из этих вещей. Не говоря о вони...! - Он скорчил гримасу, затем внезапно ухмыльнулся. - Так или иначе, не думаю, что храмовая четверка на самом деле, скорее всего, одобрит прозвище, которое совет дал этой штуке.
   - Что за прозвище? - спросил Маклин.
   - Ну, учитывая искры и вонь - на самом деле это пахнет так же, как сера, - они называют эти штуки "свечами Шан-вей", - сказал Симаунт с еще одной гримасой. - Я не так уверен, что мы хотим поощрять кого-либо использовать это конкретное прозвище, когда храмовая четверка занята обвинением всех нас в ереси и поклонении Шан-вей!
   - Вероятно, нет, - согласился Маклин. - Вероятно, нет.
   И все же, даже когда он согласился, другая мысль промелькнула в очень укромном уголке его мозга.
   Возможно, ты прав насчет того, чтобы не использовать его сейчас, Алфрид. На самом деле, уверен, что так оно и есть! Но знают они об этом или нет, ваши "яркие молодые офицеры" повесили на него совершенно правильное название. Потому что эта "свеча" - часть того, что разрушит тиранию Церкви Ожидания Господнего, и где бы она ни была, Пей Шан-вей будет подбадривать нас на протяжении всего пути.
  
   .V.
   Императорский дворец, город Черейт, королевство Чисхолм
  
   - О, как я рада тебя видеть, Мейкел!
   Императрица Шарлиэн протянула руки Мейкелу Стейнейру, который был значительно выше ее ростом. Казалось, она на мгновение исчезла, когда он обнял ее, и Кэйлеб, ожидая своей очереди обнять Стейнейра, был совершенно уверен, что глаза его жены и его архиепископа не были полностью сухими.
   - Я также рад вас видеть, ваше величество, - ответил Стейнейр через мгновение, отступая достаточно далеко, чтобы положить руки на плечи Шарлиэн и заглянуть ей глубоко в глаза. - В последний раз прошло не так уж много времени с тех пор, как эти маньяки пытались тебя убить.
   - Знаю. - Глаза Шарлиэн на мгновение потемнели, и она протянула руку, чтобы похлопать его по правому плечу. Затем выражение ее лица снова стало более оживленным, и она строго покачала головой, глядя на него. - Я знаю, - повторила она, - но не думайте, радость от того, чтобы увидеть вас снова, заставит меня не заметить неприличие выбранной вами формы обращения!
   На секунду Стейнейр действительно казался немного озадаченным, но затем его собственные глаза заблестели, и он отступил, чтобы поклониться ей в притворном раскаянии.
   - Прости меня... Шарлиэн, - сказал он.
   - Лучше, - сказала она ему, и он усмехнулся, повернувшись, чтобы поприветствовать Кэйлеба, в свою очередь.
   С большинством мужчин Кэйлеб удовлетворился бы сцепленными предплечьями, но это был Мейкел Стейнейр, которого он не видел лицом к лицу больше года, и его собственные глаза не были полностью сухими, когда он яростно обнимал архиепископа.
   - Полегче, Кэйлеб! Полегче! - охнул Стейнейр. - Осторожнее с ребрами! Они не моложе меня, ты же знаешь!
   - Они - и ты - крепче старого ботинка, Мейкел! - Кэйлеб ответил немного хрипло.
   - Вот так теперь уважительно описывают архиепископа, - заметил Стейнейр, и Кэйлеб рассмеялся и махнул в сторону кресла, ожидающего перед камином с углем, тихо шипящим на решетке.
   - Что ж, нам просто нужно посмотреть, сможем ли мы загладить свою вину. Зная тебя так хорошо, как я, ожидаю, что это будет довольно хорошее начало. - Он указал на графин с виски на столике с края между креслом и маленькой кушеткой рядом с ним. - На самом деле, купажированное с острова Уэст. Было трудно уговорить Шарли расстаться с ним - оно хранилось двадцать четыре года, - но она согласилась, что это, вероятно, будет лучшим способом привлечь ваше безраздельное внимание.
   - У вас двоих, очевидно, прискорбно низкое - и пугающе точное - представление о моем характере, - сказал Стейнейр.
   Архиепископ последовал за своими хозяевами к ожидающему его креслу и позволил себе сесть раньше них. Большинство - не все, конечно, но определенно большинство - архиепископов Церкви Ожидания Господнего потребовали бы приоритета над любым простым монархом. Можно было бы ожидать, что его хозяева останутся стоять, пока он не займет свое место. Стейнейр этого не сделал... что было одной из причин, по которой они все равно настаивали на этом.
   Как только они усадили его в удобное кресло, Шарлиэн свернулась калачиком на одном конце кушетки, сбросив туфли и поджав под себя ноги, в то время как Кэйлеб занялся тем, что налил терпкого янтарного виски в три прочных бокала. Он добавил воды во все три и немного льда (из того, что Чисхолм производил оптом в зимние месяцы) в свой бокал и бокал Стейнейра. Шарлиэн, которую барон Грин-Маунтин научил правильно ценить изысканные напитки, расценивала загрязнение исключительно хорошего виски льдом как чарисийское извращение. Когда она была в лучшем настроении, чем обычно, она была готова признать, что, учитывая теплый круглогодичный климат Старого Чариса, варварский обычай мог иметь некоторое оправдание в действительно экстремальных условиях, но это не делало его тем, чем пристало заниматься порядочным людям. Конечно, совсем другое дело - немного родниковой воды, чтобы смягчить алкоголь ровно настолько, чтобы выявить весь спектр ароматов и оттенков.
   - О боже, - вздохнул Стейнейр, полузакрыв глаза от блаженства, когда несколько мгновений спустя опустил свой бокал. - Вы знаете, не часто что-то действительно превосходит свою репутацию.
   - Должен признать, что винокурни Чисхолма действительно лучше, чем наши в Чарисе, - согласился Кэйлеб. - Я все еще нахожусь в процессе отбора проб и правильного развития своего вкуса. И хорошая новость заключается в том, что мне понадобятся годы, чтобы попробовать их все.
   - Это невероятно мягко, - сказал Стейнейр, делая еще один глоток и осторожно перекатывая его по языку, прежде чем проглотить.
   - Они перегоняют его трижды, - сказал ему Кэйлеб. - И большинство винокурен также обугливают внутренности бочек. Винокурня острова Уэст находится недалеко от Трейнсайда, и они добавляют немного торфа в сушильную печь - вот откуда берется этот легкий привкус дыма. Мерлин говорит, что, помимо торфа, это очень напоминает ему то, что на Старой Земле называли "Бушмиллс".
   - Каким-то образом, когда он сказал нам об этом, это сделало больше, чем что-либо еще - по крайней мере, для меня, - чтобы установить связь между нами, прямо здесь, сегодня, на Сэйфхолде, и откуда мы все действительно пришли в самом начале, - тихо сказала Шарлиэн. - Мы не только все еще перегоняем виски, но и кто-то, кто был там - на Старой Земле, - узнает это, когда мы это делаем.
   - Во всяком случае, распознает вкус. - Улыбка Кэйлеба была столь же кривой, сколь и печальной. - По-видимому, ПИКА больше не может по-настоящему ценить алкоголь. И для меня это говорит о том, что Мерлин отказался от всего, чтобы быть здесь.
   - Аминь, - тихо сказал Стейнейр, и это единственное слово было такой же молитвой, как и простым согласием. Архиепископ посидел несколько секунд, глядя в свой бокал, затем снова неторопливо отхлебнул и откинулся на спинку стула.
   - Кстати, о Мерлине?.. - сказал он, приподняв одну бровь.
   - Он будет здесь к ужину, - заверил его Кэйлеб. - Он выполняет наше поручение с Албером Жастином и графом Уайт-Крэгом.
   - А? - приподнялась другая бровь Стейнейра.
   Сэр Албер Жастин был чисхолмским эквивалентом Бинжэймина Рейса, а Хоуэрстат Томпкин, граф Уайт-Крэг, был лордом-судьей Чисхолма. Жастин и Уайт-Крэг тесно сотрудничали, потому что в чисхолмской традиции шпионские функции распределялись несколько иначе. Жастин отвечал за слежку за другими людьми, в то время как одной из обязанностей Уайт-Крэга было не позволять другим людям шпионить за Чисхолмом.
   - Могу я спросить, в чем суть поручения? - спросил архиепископ.
   - На самом деле, он в основном готовит почву для завтрашнего совещания Нармана с ними, - ответила Шарлиэн и скорчила гримасу. - Я боюсь, что даже сейчас Хоуэрстату трудно представить, как он встретит Нармана с распростертыми объятиями. Что-то о том, сколько лет он потратил, пытаясь отбиться от эмерэлдских шпионов.
   - Так почему же это может быть? - сухо поинтересовался Стейнейр.
   - Не имею ни малейшего представления, - сказал Кэйлеб еще более сухо, а затем фыркнул со смешком. - Ты бы видел их двоих, когда мы останавливались здесь, в Черейте, по пути в Чисхолм [конечно, в Корисанду, потому что Черейт - столица Чисхолма] в прошлом году, Мейкел! - Он покачал головой. - Никто не мог бы быть вежливее, но почему-то каждый раз, когда Нарман начинал немного приближаться к обсуждению чего-либо из того, во что Уайт-Крэг так долго не хотел пускать другой нос, лорд-судья внезапно обнаруживал что-то еще, что он абсолютно, непременно должен был сделать прямо в тот момент.
   - Я ругала его за это с тех пор, как вернулась домой. - Шарлиэн выглядела немного смущенной. - Он пообещал, что на этот раз будет вести себя лучше. Но, если быть до конца честной, я бы предпочла, чтобы он был чрезмерно подозрительным, а не слишком самодовольным.
   - О, тут не о чем спорить. - Кэйлеб энергично кивнул. - И Нарман, очевидно, понял. Кроме того, Уайт-Крэг был совершенно готов поделиться со мной любой информацией, которая у него была, так что Нарман все равно получил все это из вторых рук. Тем не менее, нам действительно нужно, чтобы наш имперский советник по разведке имел прямой доступ ко всем поступающим к нам разведданным. Именно это Мерлин - и Албер, который немного более... гибок в этих вещах, - подчеркивают Уайт-Крэгу прямо в эту минуту. - Император пожал плечами. - К настоящему времени все здесь, в Чисхолме, считают Мерлина моим личным посланником. И Шарли, если уж на то пошло. Они все готовы согласиться с тем, что он говорит непосредственно от нашего имени, но он может быть немного более откровенным, чем любой из нас, без того, чтобы все стало слишком официальным. И, если уж на то пошло, люди могут быть "более откровенными" в ответах ему, в то время как все делают вид, что это не вернется к нам.
   - Понимаю. - Стейнейр покачал головой и усмехнулся. - Почему-то немного трудно думать о Мерлине, играющем посредника.
   - Действительно? - Кэйлеб склонил голову набок, глядя на архиепископа со странным выражением, наполовину улыбкой, наполовину гримасой. - Поверь мне, "посредник" - довольно хорошее описание пары вещей, которые он имеет в виду.
   - Какого рода вещи? - спросил Стейнейр более чем настороженно, но Кэйлеб только покачал головой.
   - О, нет, Мейкел! Мы не собираемся обсуждать эту конкретную маленькую дискуссию до тех пор, пока Мерлина не будет здесь, чтобы самому принять в ней участие. Если уж на то пошло, он был немного загадочным даже с Шарли и со мной, так что мы вместе с вами с нетерпением ждем возможности услышать, чем он на самом деле занимается!
   Стейнейр задумчиво посмотрел на своих монархов. Бывали времена, когда ему приходилось напоминать себе, что у Мерлина Этроуза были свои собственные планы. Или, возможно, было бы точнее сказать, что у Нимуэ Элбан были свои собственные планы. А еще лучше - ее собственная миссия. Архиепископ никогда не сомневался в преданности Мерлина Чарису и людям, которые стали его друзьями, его семьей. И все же под всем этим - иногда скрытым этой преданностью, какой бы она ни была, - скрывалась гранитная цель, которая сознательно послала Нимуэ Элбан на смерть, чтобы девять столетий спустя ее ПИКА мог ходить по земле планеты, которую она сама никогда не видела. Должны были быть моменты, - подумал Стейнейр, - когда Мерлин обнаруживал, что императивы миссии Нимуэ вступают в противоречие с его собственной лояльностью здесь, на Сэйфхолде. Вряд ли могло быть по-другому, и архиепископ надеялся, что тема его сегодняшних мыслей не подпадает под эту категорию. И все же, если бы это произошло, он знал, что Мерлин встретил бы этот вызов так же непоколебимо, как и любой другой вызов, и Стейнейр обнаружил, что бормочет тихую, искреннюю молитву за душу, которая приняла такое бремя.
   - Что ж, - сказал он затем, протягивая бокал с виски, который каким-то таинственным образом опустел, - полагаю, мне, вероятно, следует еще немного укрепить свои нервы, прежде чем меня подвергнут такому стрессовому откровению.
   - О, какое чудесное обоснование, Мейкел! - Шарлиэн рассмеялась. - Подождите минутку, пока я допью свой бокал и присоединюсь к вам!
   - Не слишком укрепляйтесь, вы оба, - строго сказал Кэйлеб. - Или, по крайней мере, не раньше, чем мы закончим с нашими непосредственными делами.
   - Неотложные дела? - повторил Стейнейр.
   - О, я знаю, о чем он говорит, - сказала Шарлиэн. Архиепископ посмотрел на нее, и она пожала плечами. - Нарман.
   - Нар..? - начал Стейнейр, затем кивнул с внезапным пониманием. - Вы имеете в виду, следует ли его допускать во внутренний круг или нет? - Кэйлеб кивнул, и архиепископ с любопытством посмотрел на него. - Я просто немного удивлен, что ты хочешь обсудить это, когда здесь нет Мерлина, чтобы он вложил свою четверть марки.
   - Мерлин, - сказал Кэйлеб, - уже проголосовал. И, я мог бы добавить, относился к Шарли и ко мне довольно справедливо... содержательно комментируя Братьев. Что-то о процессах принятия решений, ледниках, капризных стариках и наблюдаемых горшках.
   - О боже, - повторил Стейнейр совсем другим тоном и со смешком покачал головой. - Я удивлялся, почему он не приставал к Жону по этому поводу в последнее время. Однако мне и в голову не приходило, что это может быть из-за чего-то столь немерлинского, как тактичность!
   - Я бы сам не зашел так далеко, - сухо сказал Кэйлеб. - Думаю, что, возможно, дело было скорее в том, что он не доверял себе, чтобы оставаться вежливым. На самом деле он чертовски непреклонен в этом. И, честно говоря, я думаю, отчасти это потому, что он почти уверен, что Нарман уже выяснил даже больше, чем мы ему сказали. - Глаза Стейнейра расширились от того, что могло быть признаком тревоги, но император махнул рукой в жесте отмашки. - О, не думаю, что даже Нарман смог бы подобраться слишком близко к разгадке того, что происходит на самом деле. Если уж на то пошло, я почти уверен, что если бы он это сделал, вы были бы в лучшем положении, чем кто-либо другой, чтобы заметить это, учитывая, где вы двое были последние несколько месяцев. Но я действительно думаю, что Мерлин прав в том, что он собрал достаточно информации, чтобы, по крайней мере, задавать себе вопросы, на которые мы еще не удосужились ответить за него. И, как мы все знаем, у Нармана есть явная тенденция в конечном итоге получать ответы, когда он отправляется на их поиски.
   Вот это, - подумал Стейнейр, - выдающийся пример преуменьшения. Возможно, в Сэйфхолде были один или два человека, которые были умнее Нармана Бейца, - размышлял архиепископ. Однако он был совершенно уверен, что их было не трое. Если у него когда-либо и были какие-то сомнения на этот счет, то они были окончательно развеяны в течение долгих дней длительного путешествия из Эмерэлда в Чисхолм. С собственным двоюродным братом, графом Пайн-Холлоу, остающимся в Эмерэлде, чтобы следить за государственными делами, пухлый маленький князь Нарман был совершенно готов вернуться в Чисхолм. Главным образом, подозревал Стейнейр, потому что именно там находился императорский двор, и Нарман просто не мог оставаться в стороне от "великой игры", даже если он оказался призван в чужую команду после того, как его собственная выбыла в начале плей-офф. Единственное, на чем он настоял, так это на том, чтобы его жена, княгиня Оливия, на этот раз присоединилась к нему, и, наблюдая за ними во время путешествия, Стейнейр тоже прекрасно это понимал.
   На самом деле, Стейнейр был очень рад приезду Оливии. Он сильно подозревал, что жена Нармана, которая была одной из самых проницательных женщин, когда-либо встречавшихся архиепископу, помогала держать в центре внимания иногда потенциально слишком умного для его же блага Нармана, и это было очень хорошо. Конечно, в сложившихся обстоятельствах это могло бы само по себе создать несколько дополнительных трудностей.
   - На самом деле, Кэйлеб, я согласен с твоей оценкой Нармана, - сказал он вслух. - И с Мерлином, если уж на то пошло. И, в отличие от Мерлина, я давил на Жона, требуя решения. Которого, я мог бы добавить, он мне еще не дал.
   - Нет?
   Кэйлеб откинулся на спинку стула, пристально глядя на архиепископа. Короткое молчание показалось значительно более долгим, чем было на самом деле, а затем император поморщился.
   - Возможно, он еще не дал тебе ответа, Мейкел. Однако на этот раз, я думаю, ему придется это сделать.
   В этот конкретный момент, - подумал Стейнейр, - Кэйлеб был очень похож на своего отца. В его карих глазах было очень мало юмора, и - что не менее важно - выражение лица Шарлиэн было таким же серьезным, как и у ее мужа.
   - Я не хочу вздымать своего высокого имперского дракона на Братьев чаще, чем это необходимо, - продолжил Кэйлеб, - но в данном случае, думаю, что должен. Они обсуждали это конкретное решение в течение нескольких месяцев. Они начали это задолго до того, как ты уехал в Эмерэлд, ради Бога, и я не могу позволить этому продолжаться дольше. Я собираюсь настоять на том, чтобы они дали мне решение - сейчас.
   Стейнейр долго молча смотрел на обоих своих монархов, затем склонил голову в необычном формальном жесте уважения. Но затем он снова поднял глаза, твердо встретившись с ними взглядом.
   - Если вы хотите принять решение, ваша светлость, то оно у вас будет, - серьезно сказал он. - Но вы подумали о последствиях, если Братья согласятся, и все пройдет... плохо?
   - Конечно, - невесело сказала Шарлиэн, прежде чем Кэйлеб смог ответить. Стейнейр повернулся к ней, и она ответила ему таким же пристальным взглядом. - Если мы скажем Нарману правду, и окажется, что мы недооценили его реакцию, мы оба знаем, что нам придется делать, Мейкел. Я молюсь, чтобы до этого не дошло. И если это произойдет, я уверена, что проведу остаток своей жизни, сожалея об этом и прося прощения у Бога. Но если решение должно быть принято, мы его примем, - она мрачно улыбнулась. - В конце концов, мы столкнулись с такой же возможностью со всеми, кого мы "привели внутрь". До сих пор мы каждый раз "становились золотыми", как любит выражаться Кэйлеб. И, честно говоря, отчасти это, вероятно, происходит именно потому, что первый инстинкт Братьев всегда заключается в том, чтобы действовать медленно и обдумывать все как можно тщательнее. Но мы всегда знали, что рано или поздно почти наверняка ошибемся. И мы всегда знали, какова будет цена этой ошибки... Точно так же, как мы смирились с тем, что есть некоторые люди, которым мы никогда не сможем рассказать всю правду.
   - Очень хорошо, ваше величество. Вы получите свой ответ, так или иначе, сегодня же.
   ***
   - Это, Харвей, как всегда, было восхитительно, - сказала Шарлиэн с простой искренностью несколько часов спустя, когда слуги закончили убирать десертные тарелки. - Вы бесстыдно балуете нас, знаете ли. Вы и весь персонал. Наверное, именно поэтому мы так вас всех ценим. Спасибо... и, пожалуйста, передайте это также госпоже Бар и остальному кухонному персоналу,.
   - Конечно, ваше величество, - согласился сэр Харвей Фэлгрейн с улыбкой и глубоким поклоном. Фэлгрейн, мажордом дворца, следил за тем, чтобы его организация работала с такой плавной эффективностью, которой могло бы позавидовать любое военное командование... и которой мало кто мог достичь. Учитывая персоны приглашенных на ужин к императору и императрице, он лично отвечал за сегодняшний ужин, чтобы убедиться, что ничего не пошло не так, и был явно доволен комплиментами Шарлиэн.
   - А теперь, - сказал Кэйлеб, - я думаю, что некоторое время мы можем позаботиться о себе, Харвей. Просто оставь бутылки на боковом столике, и мы позвоним, если нам понадобится что-нибудь еще.
   Говоря это, он улыбался, и Фэлгрейн улыбнулся в ответ. Затем мажордом еще раз поклонился - на этот раз более общей вежливостью, адресованной всем обедающим, - и удалился.
   Кэйлеб смотрел ему вслед, пока за ним не закрылась дверь, затем снова обратил свое внимание на гостей его и Шарлиэн.
   В каком-то смысле - во многих отношениях, если быть честным, - ему хотелось, чтобы этих гостей было только двое, а не трое. Он предположил, что они могли бы настоять на том, чтобы это был "рабочий ужин", на который не была бы приглашена княгиня Оливия. На самом деле, они начали делать именно так. Но потом они еще немного подумали об этом и поняли, насколько это могло оказаться неразумным.
   Во-первых, это было бы нехарактерно грубо. Он и Шарлиэн пожалели бы об этом, но они могли бы с этим смириться. К сожалению, Оливия Бейц была очень, очень умной женщиной. Если бы ее исключили из приглашения и... что-то случилось с Нарманом, она была более чем способна задавать именно те вопросы, которые задал бы сам Нарман. Вполне возможно, что она тоже получит ответы на них, и даже если бы она этого не сделала, настроить ее против Чариса было бы лишь ненамного менее катастрофично, чем превратить Нармана во врага.
   Во-вторых, однако, Нарман и Оливия, по-своему, были, по крайней мере, так же близки, как сами Кэйлеб и Шарлиэн. Укрепляющее влияние, которое она оказывала на него, проистекало из этой близости, силы этой приверженности и любви. Если бы они не рассказали ей об этом после того, как рассказали Нарману, дородный маленький князь оказался бы в таком же незавидном положении, в каком был Кэйлеб до того, как Шарлиэн наконец узнала правду. И, вдобавок ко всему этому, вполне возможно, что, рассказав об этом одновременно и ему, и Оливии, им обоим будет легче принять правду.
   Ни Кэйлеб, ни Шарлиэн не были полностью довольны решением, к которому они наконец пришли, но, в конце концов, это было единственное, к чему они могли прийти.
   Что ж, если Мерлин прав насчет них обоих, это не будет проблемой, - еще раз сказал себе Кэйлеб. Конечно, Мерлин был бы первым, кто признал бы, что совершил пару ошибок на этом пути.
   Кстати, об этом... - Почему бы тебе не подойти сюда и не присоединиться к нам, Мерлин? - пригласил он, оглядываясь через плечо на высокого голубоглазого стражника, стоявшего сразу за дверью столовой.
  
   ***
   Мерлин Этроуз слегка улыбнулся, когда Оливия Бейц слишком быстро оторвалась от своего тихого разговора с Шарлиэн. Княгиня Оливия провела десятилетия замужем за правящим главой государства. По пути она научилась скрывать такие мелочи, как удивление, гораздо лучше, чем это когда-либо удавалось большинству простых смертных.
   Обычно, по крайней мере.
   С другой стороны, у Нармана было достаточно возможностей понаблюдать за взаимодействием Кэйлеба и Мерлина во время кампании в Корисанде. На самом деле, ему уже сообщили, что сейджин наблюдал "видения". Что его функции провидца и советника были даже важнее, чем его функции личного телохранителя Кэйлеба. Попутно он также пришел к пониманию того, что отношения капитана Этроуза как с императором Кэйлебом, так и с императрицей Шарлиэн были даже ближе, чем могло предположить большинство других людей.
   Это было тем, что он научился учитывать при анализе "видений" Мерлина. Однако это не было знанием, которым он когда-либо делился со своей женой, и тот факт, что император и императрица, по-видимому, решили, что для Оливии также настало время открыть хотя бы часть того, что он сам уже знал, должно было стать для него значительным сюрпризом. Если и так, то это не было очевидно. Он просто склонил голову набок со слегка задумчивым выражением лица, которое, вероятно, одурачило бы кого угодно. Однако Мерлин узнал пухлого маленького князя по крайней мере так же хорошо, как Нарман узнал его, и он мог почти буквально видеть мысли, мелькающие в этом подвижном мозгу.
   - Конечно, ваша светлость, - пробормотал он вслух и подошел к столу. Кэйлеб взмахом руки указал на стул между ним и Мейкелом Стейнейром, и Мерлин поклонился в знак признательности. Он отстегнул ремень портупеи с оружием, прислонил к стене катану и вакадзаси в ножнах, затем отодвинул указанный стул и сел на него.
   - Вина, Мерлин? - спросил Стейнейр с причудливой улыбкой.
   - Если вам будет угодно, ваше преосвященство, - ответил Мерлин и краем глаза наблюдал за ошеломленным выражением лица княгини Оливии, когда предстоятель Церкви Чариса наливал вино простому телохранителю. Архиепископ передал стакан, и Мерлин кивнул в знак благодарности и сделал глоток.
   - Нарман, Оливия, - сказал затем Кэйлеб, снова привлекая внимание князя и княгини, - как я уверен, вы оба уже поняли, Шарлиэн и я пригласили Мерлина присоединиться к нам за столом, чтобы он высказал свое мнение. И в этот момент, как я уверен, вы оба уже поняли, заключается в том, что Мерлин - нечто большее, чем просто мой телохранитель. На самом деле, Оливия, Нарман уже был знаком с этим незначительным фактом, хотя знаю, что он не поделился этим знанием с тобой.
   - Действительно, он этого не сделал, ваша светлость, - сказала Оливия, когда он на мгновение замолчал, и, несмотря на это, в ее голосе прозвучала тревога.
   - Мы это знаем, - быстро сказала Шарлиэн, протягивая руку, чтобы ободряюще коснуться руки пожилой женщины. Оливия посмотрела на нее, и императрица улыбнулась. - Поверьте мне - когда я говорю, что мы знаем, что Нарман никогда не выдавал ни одного из наших секретов, даже вам, мы действительно правы. Вы поймете, что я имею в виду, после того, как Мерлин закончит свое объяснение.
   - Объяснение, ваше величество? - На этот раз замешательство Оливии проявилось гораздо яснее, и Шарлиэн кивнула. Затем она взглянула на Мерлина.
   - Почему бы тебе не пойти дальше и не начать? - пригласила она.
   - Конечно, ваше величество. - Мерлин склонил голову в знак признательности, затем посмотрел через стол на Оливию. - Князь Нарман уже слышал часть этого, ваше высочество, - сказал он, - но еще большая часть будет для него в равной степени новой. Или, возможно, я должен сказать, что он вот-вот обнаружит, что информация, которую ему уже дали, была... неполной. Прошу прощения за это, ваше высочество, - сказал он, на мгновение переключив свое внимание на Нармана, - но это был один из тех пунктов, которые "не нужно знать", поскольку уверен, вы поймете, когда я закончу объяснять.
   - Должен ли я предположить, что что-то изменилось и дало мне "необходимость знать" в конце концов, сейджин Мерлин? И, по какой-то причине, Оливии тоже? - Нарман задал этот вопрос спокойно, но в то же время протянул руку, чтобы ободряюще взять жену за руку. В этом маленьком жесте защиты было что-то глубоко трогательное, - подумал Мерлин и почувствовал, как его сердце потеплело к пухлому эмерэлдцу.
   - Это не столько что-то изменилось, сколько свой путь прошел процесс принятия решения, ваше высочество, - сказал ему Мерлин. - Думаю, что в принятии этого решения участвовало больше людей, чем могли подозревать даже вы. И большинству этих других людей не хватало... можно сказать, несправедливых преимуществ, которыми, как вы уже знали, обладаю я сам. Это, как правило, делало их более нерешительными - ну, осторожными на самом деле было бы лучшим словом, - чем они могли бы быть в противном случае.
   - Но не ты? - пробормотал Нарман с улыбкой, и Мерлин пожал плечами.
   - Мы бы не вели этот разговор, если бы Кэйлеб, Шарлиэн и архиепископ Мейкел уже не были вполне уверены в том, как все получится, ваше высочество. Никто из нас не является непогрешимым, так что, возможно, мы все ошибаемся в этом. Хотя не думаю, что это очень вероятно.
   - Что ж, полагаю, это облегчение, - сказал Нарман. - С другой стороны, возможно, вам следует продолжить и начать это объяснение. Сейчас.
   - Конечно, ваше высочество.
   Несмотря на потенциальную серьезность момента, Мерлину было трудно не усмехнуться от смешанного раздражения, нетерпения и юмора в тоне Нармана. Затем искушение исчезло, и он наклонился вперед в своем кресле, сложив руки на основании своего бокала с вином, и серьезно посмотрел на Нармана и Оливию.
   - Я понимаю лучше, чем кто-либо из вас, вероятно, даже начинает подозревать, насколько вы оба разочарованы храмовой четверкой, - сказал он очень спокойно. - Знаю - не подозреваю, не думаю, не оцениваю, знаю, - что княгиня Оливия испытывает такое же отвращение, горе и гнев, как и сами Кэйлеб или Шарлиэн, из-за того, как Клинтан и Тринейр используют и злоупотребляют авторитетом Церкви и верой каждого жителя Сэйфхолда. Точно так же я знаю, ваше высочество, что ваше собственное отвращение к вопиющей коррупции храмовой четверки и пристрастию к тирании гораздо глубже, чем вы действительно хотели бы, чтобы кто-либо еще догадывался, учитывая образ того циничного, прагматичного, безжалостного политика, который вы так долго культивировали. - Он слабо улыбнулся слегка оскорбленному выражению лица Нармана, но ни следа веселья не коснулось его мрачного тона, когда он продолжил. - Но чего ни один из вас не знает, так это того, что храмовая четверка едва ли первая, кто злоупотребляет верой всех жителей Сэйфхолда в своих собственных целях. На самом деле, они следуют традиции, которая была установлена еще до дня Сотворения.
   Муж и жена, сидевшие за столом напротив него, одновременно напряглись, их глаза расширились в замешательстве, и на этот раз его улыбка была намного, намного мрачнее.
   - Видите ли, чуть более тысячи лет назад...
   ***
   Тишина в столовой была глубокой, когда два часа спустя Мерлин закончил свое объяснение. Слабый, ледяной вздох зимнего ветра, треплющего карнизы, зубчатые стены и фронтоны, постукивающего невидимыми пальцами по закрытым оконным стеклам, был отчетливо слышен, несмотря на прочность древней каменной громады дворца.
   Нарман и Оливия Бейц сидели бок о бок, держась за руки, с того момента, как начал Мерлин, и глаза Оливии были огромными темными озерами в свете лампы, когда они цеплялись за коммуникатор, компактный голографический проектор и голый вакадзаси, лежащий на столе перед ней. Мерлин задавался вопросом, глядя на нее, какие из его технологических доказательств, подтверждающих историю, она сочла наиболее убедительными. В каком-то смысле, как он подозревал, это, вероятно, был вакадзаси. Коммуникатор и проектор выглядели чужими, странными, даже волшебными. Вакадзаси был не таким, но она наблюдала, как он использовал невероятно острое лезвие из боевой стали, чтобы отрезать длинные кусочки железа от кочерги, которую он выбрал из инструментов камина в столовой. Тот факт, что вакадзаси, очевидно, еще не выглядел инопланетным, вероятно, сделал его еще более... впечатляющим.
   И мне лучше, черт возьми, убедиться, что кочерга исчезнет навсегда, - напомнил он себе. - Пусть лучше слуги гадают, куда она делась, чем найдут ее разрубленной, как рождественский гусь.
   Он почувствовал краткую боль от собственного выбора сравнений и задался вопросом, не было ли это его изложением истинной истории человечества, которое напомнило ему об этом.
   Выражение лица Нармана выдавало гораздо меньше, чем выражение лица его жены. Ее удивление и сопровождавшие его призрачные глаза были очевидны. Глаза Нармана были просто прикрыты, задумчивы, губы поджаты, как будто он размышлял над повседневной головоломкой, а не о полном и фундаментальном изменении вселенной, о которой он всегда думал.
   - Ну? - наконец Кэйлеб тихо произнес в тишине:
   Оливия вскинула голову, ее глаза метнулись к императору, как испуганные кролики. Нарман просто посмотрел на Кэйлеба, но его свободная рука потянулась, чтобы присоединиться к той, что уже держала руку его жены. Он нежно, успокаивающе похлопал ее по тыльной стороне ладони, затем посмотрел через стол на Мерлина.
   - В конце концов, это не телохранители ее величества спасли ей жизнь, не так ли, сейджин Мерлин? - спокойно спросил он. - Не совсем?
   - Не совсем, нет, ваше высочество. - Голос Мерлина был низким, его сапфировые глаза ПИКА потемнели. - Без них я бы опоздал, хотя... И это моя вина, что так много из них погибло. В тот день я неудачно уронил мяч.
   Шарлиэн пошевелилась на стуле, как будто хотела оспорить его вердикт, но не стала, и Нарман слабо улыбнулся.
   - Я просто прокручивал в уме все то утро. - Его тон был почти капризным. - Вот, думал, ты так много объяснил, когда оказывается, что было еще так много всего, чего ты даже не коснулся! - Он покачал головой. - Должен признать, что некоторые вещи сейчас имеют гораздо больше смысла, чем тогда. Во-первых, я постоянно был озадачен тем, до какой степени их величества, похоже, думают так одинаково. Имейте в виду, у меня достаточно опыта, чтобы понять, насколько хорошо муж и жена могут научиться читать мысли друг друга. И, - кожа вокруг его глаз сморщилась, когда он коротко, но тепло улыбнулся Оливии, - о том, как они все еще могут удивлять друг друга, даже спустя годы. Но вы двое, - он перевел взгляд обратно на Кэйлеба и Шарлиэн, - были вместе не так давно, вот почему вы не раз поражали меня тем, насколько плавно ваши действия и решения согласовывались, несмотря на то, что вы были в месяцах пути друг от друга. Например, то, как ее величество самостоятельно решила вернуться домой в Чисхолм после покушения. Это было именно то, что, по моему мнению, необходимо было сделать. На самом деле, это было то, что я довольно настойчиво советовал в то самое утро, но мне никогда не приходило в голову, что она действительно может сделать это так быстро. Теперь я понимаю, как это удавалось вам двоим.
   - Справедливости ради по отношению к Кэйлебу и Шарлиэн, ваше высочество, до покушения у них не было преимущества мгновенной связи, - отметил Мерлин, и Нарман задумчиво кивнул.
   - Ты прав, - согласился он. - И они работали почти так же гладко даже до этого, не так ли?
   - Да, "они работали", - довольно сухо сказал Кэйлеб. - Что возвращает меня к моему первоначальному вопросу, ваше высочество.
   - Не скажу, что это не стало большим сюрпризом, ваша светлость, - признал Нарман. - Конечно, подозреваю, что вы были бы немного разочарованы, если бы этого не произошло! Странно, однако, то, что я не думаю, что это действительно потрясло меня.
   - Этого не произошло?
   В голосе его жены слышалась слабая, но отчетливая дрожь. Он быстро взглянул на нее, и она слегка неуверенно улыбнулась, увидев беспокойство в его глазах.
   - Могу с уверенностью сказать, что это потрясло меня, - продолжила она. - И, - она перевела взгляд на Кэйлеба и Шарлиэн, - должна признать, что меня это тоже беспокоит. Даже со всеми доказательствами сейджина Мерлина вы просите нас поверить во многое. Или, возможно, я должна сказать, во многое не верить. Вы больше не говорите только о храмовой четверке. Не только о коррупции в Церкви или о злых людях, искажающих Божье послание. Вы говорите нам, что само послание - ложь. Что вера, которой мы доверили наши души - души наших детей, - это не что иное, как одна огромная ложь.
   В душе этой женщины есть сталь, - с уважением подумал Мерлин. - Она говорит правду, когда говорит, что шокирована, но она сразу переходит к сути всей истории, к тому, что действительно важно для нее.
   - Отчасти это именно то, что говорит вам Мерлин, - ответил Стейнейр, прежде чем кто-либо другой смог это сделать. Она посмотрела на архиепископа, и он печально улыбнулся ей. - Церковь Ожидания Господнего - это ложь, "огромная ложь", как вы только что назвали, - сказал он. - Но мужчины и женщины, которые создали эту ложь, построили ее из фрагментов подлинной веры в Бога. Они украли кусочки правды, чтобы создать ложь, и именно это сделало ее такой чертовски - и я тщательно выбираю свое наречие, ваше высочество, - правдоподобной так надолго. Но, как сказал Мерлин, когда начинал, на самом деле нет такой уж большой разницы между Эриком Лэнгхорном и храмовой четверкой. Помимо того факта, что, согласны мы с ним или нет, Лэнгхорн действительно мог бы утверждать, что само выживание человеческой расы зависело от успеха его лжи.
   Глаза Оливии сузились, и Стейнейр пожал плечами.
   - Я не буду оспаривать ни единого слова, сказанного Мерлином о Лэнгхорне, Бедар и остальных "архангелах". Они были массовыми убийцами и, очевидно, страдали манией величия, и то, что они создали, было чудовищем и мерзостью перед Богом. Я сам бедарист, и открытие правды о покровительнице моего ордена было одним из самых неприятных событий в моей жизни. Но, все же, орден Бедар сделал огромное количество добра на протяжении веков. Полагаю, что это переросло во что-то совершенно отличное от того, что имела в виду Адоре Бедар, когда она была занята "перепрограммированием" сознания беспомощных, спящих людей, чтобы заставить их поверить в ложь, но я также был вынужден признать, что могу ошибаться в этом. Мы знаем, что сделали она и Лэнгхорн; мы никогда не узнаем, о чем они на самом деле думали, когда делали это. Я не утверждаю, что благородство их мотивов, если предположить, что они действительно обладали чем-то подобным, оправдывает их действия. Я просто говорю, что мы, как человеческие существа, склонны судить на основе того, что мы понимаем, что мы видим, даже когда мы знаем интеллектуально, что почти наверняка есть вещи, которые мы не понимаем и еще не видели. Мы делаем это с другими людьми. Мы делаем это даже с самими собой, когда подходим прямо к этому. Думаю, мы должны признать это, ваше высочество. И, возможно, мы могли бы попытаться избежать того же самого по отношению к Богу.
   Она пристально смотрела на него несколько мгновений, затем медленно кивнула. На самом деле это не было жестом согласия - по крайней мере, пока. Но это была уступка в знак понимания. Или, возможно, о начале понимания.
   - Со временем, Оливия, - сказала Шарлиэн, - каждому человеку придется самому решать, как реагировать на ложь. Знаю, как отреагировала я, но никто не может предсказать, как отреагируют все остальные. Это одна из причин, по которой мы были так осторожны, когда дело доходило до решения, кому мы можем открыть правду.
   - А если окажется, что вы были неправы, открыв это кому-то, ваше величество? - очень тихо спросила Оливия. - Что происходит потом?
   - Тот факт, что вы спросили, означает, что вы уже знаете ответ, - ответила Шарлиэн, ее голос был таким же мягким, но непоколебимым. - Мы не можем - и не будем - притворяться по этому поводу. Одному Богу известно, сколько людей погибнет до того, как закончится эта борьба, и информация, которой Мерлин поделился с вами и Нарманом сегодня вечером, была бы разрушительной в руках сторонников Храма. Если бы вы были на нашем месте, что бы вы хотели сделать, чтобы это не дошло до них?
   Снова повисла тишина, напряженная и хрупкая. Затем, к удивлению, Оливия Бейц улыбнулась. Это была слабая улыбка, но искренняя, - понял Мерлин.
   - Я была замужем за Нарманом почти столько же, сколько живете вы, ваше величество, - сказала она. - Все эти годы он делал все возможное, чтобы "защитить меня" от суровых реалий "великой игры". Боюсь, однако, что на самом деле он никогда не преуспевал в этом так хорошо, как думал, даже если у меня не хватило духу сказать ему, что это не так.
   Она повернула голову, ее улыбка стала шире и теплее, когда ее глаза встретились с глазами мужа, и она сжала его руку. Затем она оглянулась на Шарлиэн и Кэйлеба, и выражение ее лица снова стало серьезным.
   - Но после всего этого, конечно, я знаю, что бы вы сделали, и я ни на секунду не сомневаюсь, что Нарман поступил бы точно так же на вашем месте. Если уж на то пошло, - она спокойно посмотрела Шарлиэн в глаза, - я бы тоже так поступила. Так что, полагаю, это хорошо, ради всех нас, что вам не придется.
   - Мы не будем? - тихо спросил Кэйлеб, и Оливия покачала головой.
   - Ваша светлость, если бы Нарман был склонен осудить вас как еретиков и демонопоклонников, он бы сделал это в тот момент, когда вы сказали ему, что сейджин Мерлин наблюдает "видения". Вам не нужно было говорить ему, что сейджин тоже летает по воздуху, и ему не нужно делать такие мелочи, как "о, дыши", чтобы он понял, что в нем работает нечто большее, чем догадывается храмовая четверка. С этого момента он знал, что Мерлин был "неестественным существом", и я не сомневаюсь, что предупреждение Писания о том, что такие вещи служат Шан-вей, прошло у него в голове. Это очень активный ум, знаете ли.
   Она снова улыбнулась, качая головой Нарману, но одновременно умудряясь не отрывать взгляда от Кэйлеба, когда продолжила.
   - Знаю своего мужа, - просто сказала она, - и хотя не сомневаюсь, что сейджин смог бы держать его под постоянным наблюдением, думаю, что ему удалось бы предать вас, если бы он решил, что вы с Мерлином действительно служили Шан-вей. Возможно, он и не пережил бы этого опыта, но он бы преуспел. И я думаю, теперь, когда вы узнали его получше, вы, вероятно, понимаете, что он сделал бы это, зная, что не выживет, если бы он действительно верил, что вы намеревались предать весь мир Тьме.
   Мерлин заметил, что лицо Нармана приобрело интересный оттенок розового, но пухлый маленький князь не дрогнул.
   И насчет него она тоже права, клянусь Богом, - подумал Мерлин и мысленно покачал головой. - Я бы сам так не подумал, когда впервые встретил его, но она права. Если бы он так думал, то сделал бы именно то, что она только что сказала.
   - Как бы то ни было, - продолжала Оливия, - я в значительной степени верю в его суждения. Это не безошибочно, и он совершил свою долю ошибок. Но это несколько меньшая доля, чем у многих других князей, которых я могла бы упомянуть. И в этом случае, я думаю, мое суждение совпадает с ним.
   Она посмотрела на Стейнейра. - Ваше высокопреосвященство, я бы очень хотела получить возможность ознакомиться с некоторыми другими священными писаниями, о которых вы упомянули. Уверена, что когда я это сделаю, у меня возникнет множество собственных вопросов. Но я была готова довериться вам против Храма, когда ваш отказ от толкования Матерью-Церковью единственного известного мне Писания не был основан ни на чем, кроме веры. Возможно, сейчас вы просите нас поверить еще больше, но вы также предлагаете нам гораздо больше доказательств и подтверждений. - Она пожала плечами. - Без сомнения, кто-то вроде Клинтана все равно найдет всевозможные причины, чтобы отвергнуть их. Я уже решила, что он не поклоняется тому же Богу, что и я, так что для меня это не проблема.
   Мерлин почувствовал, что расслабляется, когда понял, что она имела в виду каждое слово. Он оглядел сидящих за столом и увидел, что его собственная реакция в большей или меньшей степени отражается на лицах каждого из присутствующих. Кроме, возможно, Нармана.
   Князь Эмерэлда не смотрел на Мерлина Этроуза. И даже не на его императора и императрицу. Нет, он смотрел на кого-то гораздо более важного, чем любая из этих августейших особ.
   Он смотрел на свою жену, и на этот раз, когда его глаза встретились с ее глазами, в выражении его лица или эмоциях вообще не было никакой настороженности.
  
   .VI.
   Гостиная князя Нармана, императорский дворец, город Черейт, королевство Чисхолм
  
   - Доброе утро, ваше высочество.
   - Да, это так, не так ли? Утро, я имею в виду. - Нарман Бейц выглянул из окна дворца на зимний серый чисхолмский день и вздрогнул.
   На самом деле было не так уж и рано, - размышлял Мерлин, - но опять же, Черейт находился на четыре часовых пояса восточнее Эрейстора. Конечно, Нарман наслаждался довольно длительным путешествием, так что у него было достаточно времени, чтобы сбросить свои внутренние часы. Что привело Мерлина к печальному выводу, что князь Нарман просто не был тем, кого прискорбно веселые люди на Старой Земле упорно называли "жаворонком".
   Справедливо, - подумал Мерлин, подавляя искушение улыбнуться. - В конце концов, я тоже никогда не был "жаворонком", если бы мог этого избежать.
   - И что я могу для вас сделать в этот безбожный, холодный час? - спросил Нарман, подходя ближе к огню, потрескивающему в очаге гостевой гостиной. Он протянул руки к огню, хотя, честно говоря, в гостиной было не особенно холодно. Или, во всяком случае, не по чисхолмским стандартам.
   - На самом деле, мне нужно обсудить с вами несколько вещей, ваше высочество, - сказал Мерлин, и глаза Нармана сузились, выражение его лица стало более серьезным, когда он посмотрел на сейджина.
   - В моей роли имперского советника их величеств по разведке? - спросил он. - Или в моей роли нового посвященного во "внутренний круг"?
   - Вообще-то, и то, и другое. - Мерлин слегка пожал плечами. - Уверен, что вы уже поняли, по крайней мере теоретически, как изменится ваша способность анализировать разведданные, как только мы должным образом проинструктируем вас об использовании нашего компьютера. Однако я сомневаюсь, что вы полностью готовы к этому. Не хочу никого обидеть, когда говорю это, но, честно говоря, не понимаю, как кто-то, кто еще не испытал этого, может быть полностью подготовлен.
   - Почему-то я в этом нисколько не сомневаюсь. - Тон Нармана был сухим, и он покачал головой. - Я вспоминал все те аккуратно написанные "резюме", которые предоставили вы и... Сова, и пытался представить, каково это было на самом деле наблюдать за тем, о чем вы так подробно рассказывали. - Он снова покачал головой. - Единственный вывод, к которому я определенно пришел, заключается в том, что независимо от того, насколько сильно я пытаюсь это представить, реальность будет еще более... впечатляющей, скажем так?
   - Думаю, что это, вероятно, безопасная оценка. Тем не менее, я также думаю, что вы привыкнете быстрее, чем ожидаете прямо сейчас. - Мерлин улыбнулся. Затем выражение его лица немного посерьезнело. - Но еще одна вещь, которую вы, к сожалению, обнаружите, - это то, что называется "информационная перегрузка". - Настала его очередь покачать головой. - Вот так Шарлиэн чуть не погибла, несмотря на все мои ухищрения и "жучков". Ко мне просто поступало слишком много данных, даже с помощью Совы, чтобы я мог отслеживать все. И в отличие от вас, ваше высочество, я действительно могу обходиться без сна практически бесконечно, когда мне это нужно.
   - Пожалуй, это достаточно верно, - задумчиво сказал Нарман. - Если уж на то пошло, я думал о том, как трудно, должно быть, их величествам просто найти время - и уединение - чтобы сесть и "посмотреть" на все материалы, которые вы описывали. Это же не значит, что они могут просто сидеть в тронном зале, игнорируя всех остальных, в то время как они слушают голоса, которые никто другой не может услышать, не так ли? Рано или поздно люди начали бы говорить.
   - Поверьте мне, это даже хуже, чем вы, возможно, думали. - Мерлин закатил глаза. - Полагаю, что с вами будет по крайней мере так же плохо, если уж на то пошло.
   - По крайней мере, так же плохо? - повторил Нарман, приподняв обе брови.
   - Теперь у вас есть доступ к компьютерным файлам Совы, ваше высочество, и я знаю, откуда у ваших старших детей появится вкус к чтению. Я содрогаюсь при мысли о том, что произойдет, когда вы найдете исторические банки Совы. И да поможет нам всем Бог, когда вы получите в свои руки экземпляр Макиавелли!
   - Макиавелли, - медленно повторил Нарман странно звучащее имя, осторожно обводя языком странные слоги. - Какое странное имя. - Он склонил голову набок. - Это название книги или автора?
   - Позволю вам выяснить это самостоятельно, ваше высочество. - Мерлин действительно слегка вздрогнул. - Вероятно, мне вообще не следовало упоминать об этом, но я сказал Сове, чтобы он помог всем пользователям системы разобраться, как выполнять поиск данных, и, зная вас, вы бы достаточно скоро нашли всевозможные ссылки на него самостоятельно.
   - Ты понимаешь, что только разжигаешь во мне еще большее любопытство, - заметил Нарман.
   - Да, наверное, так и есть. - Мерлин подошел к окну и встал, глядя на унылую по-зимнему сельскую местность за окном. - Думаю, что отчасти это связано с тем, что наконец-то у меня есть кто-то, с кем я вообще могу поговорить об этом, - медленно сказал он. - Это почти... почти так, как будто человеческая история на самом деле больше не мертва, и я по-настоящему не осознавал, как сильно я скучал по ней, пока не обнаружил других людей, с которыми я действительно могу осмелиться поделиться ею.
   Выражение лица Нармана смягчилось, и он легонько положил руку на плечо сейджина.
   - Есть такая пословица, - тихо сказал он. - Предполагаю, что на "Старой Земле" у них было что-то подобное. Там сказано: "Одинока голова, которая носит корону". - Он покачал головой, глядя в окно рядом с Мерлином. - Я понял много лет назад, насколько это было правдой, но мне никогда не приходило в голову, что может быть кто-то, кому было так же одиноко, как, должно было быть тебе, когда ты проснулся в своей пещере.
   Мерлин повернул голову, на мгновение посмотрел сверху вниз на пухлого маленького эмерэлдца, затем медленно кивнул.
   - Вы знаете, ваше высочество, - сказал он намеренно легким тоном, - я с каждым днем становлюсь все счастливее, что нам удалось уладить эту неприятность между Чарисом и Эмерэлдом, не сделав никого на фут или около того ниже, чем он был раньше.
   - Особенно тех, у кого с самого начала было так мало лишних дюймов, - криво согласился Нарман, глядя на возвышающегося сейджина.
   - Чтобы быть уверенным. - Мерлин улыбнулся. Затем он встряхнул себя. - Но полагаю, мне следует вернуться к настоящей причине, по которой я пришел к вам сегодня утром, - сказал он более оживленно.
   - Конечно, - пригласил Нарман.
   - Дело в том, что я уезжаю в Мейкелберг, как только мы с вами закончим этот разговор. У меня там есть поручение их величеств - то, которое на самом деле имеет некоторое отношение к нашему нынешнему разговору. Поскольку я буду в отъезде, я не смогу провести вас и княгиню Оливию через ознакомление с вашими коммуникационными возможностями так, как сделал бы в ином случае. Однако Кэйлеб и Шарлиэн прекрасно справятся с этим, и полагаю, что они собираются пригласить вас - и архиепископа Мейкела - на ужин сегодня вечером, чтобы сделать именно это.
   Он сделал паузу, подняв брови, пока Нарман не кивнул в знак понимания, а затем продолжил.
   - Как только мы введем вас в курс дела и вы освоитесь с интерфейсом Совы, мы попросим вас помочь снять часть информационной нагрузки с остальных. У Кэйлеба и Шарлиэн уже есть доступ к аспектам общего интеллекта Совы, которые отвечают за ежедневную проверку. Самое сложное, что нас беспокоит, - это избежать соблазна по-настоящему нагрузить вас. Честно говоря, ваше высочество, я считаю, что вы лучший аналитик, который у нас есть. У вас это определенно получается лучше, чем у меня, и думаю, что на самом деле у вас это получается лучше, чем у Уэйв-Тандера, если уж на то пошло. Поэтому нам нужно найти правильный баланс между тем, чтобы вы сами проверяли исходные данные, и тем, чтобы рассмотреть все более важные вещи, которые вам предложил кто-то другой - кто-то, кто не так хорош как аналитик.
   - Я вижу это, - задумчиво произнес Нарман. Если он и был смущен комплиментами Мерлина по поводу его аналитических способностей, то хорошо это скрывал, - криво усмехнулся сейджин.
   - Однако есть некоторые области, в которых мы хотим, чтобы вы сначала взглянули на сами данные, - сказал он вслух. - Что подводит меня к моей поездке в Мейкелберг.
   - В каком смысле? - спросил Нарман, когда Мерлин сделал паузу.
   - Некоторые люди, - сейджин тщательно подбирал слова, - либо уже разговаривают с людьми, с которыми им не следует разговаривать, либо ищут таких людей. Некоторые из них занимают довольно высокое положение.
   - Я не удивлен, - кисло сказал Нарман. - На самом деле, я, вероятно, мог бы рискнуть предположить о некоторых из "высокопоставленных" людей, о которых идет речь. В тех сводках, которые вы мне передавали, содержалось несколько таких имен, если уж на то пошло. Должен ли я предположить, что кто-то в Мейкелберге попадает в эту категорию?
   - На самом деле, в Мейкелберге есть несколько человек, которые попадают в эту категорию, ваше высочество. - Мерлин поморщился. - К счастью, гораздо больше тех, кто мог бы попасть в это, но не попал. Герцог Истшер, например.
   - Действительно? - Нарман пристально посмотрел на Мерлина, затем медленно кивнул. - Хорошо. Хорошо! - Он кивнул более решительно. - Я думал, что, вероятно, так оно и есть, но рад, что это подтвердилось!
   - Вы не совсем одиноки в этом, - с чувством сказал Мерлин, затем пожал плечами. - По очевидным причинам мы не можем арестовывать людей, когда мы не можем представить в открытом суде доказательства - подтверждения - их измены. Мы можем использовать то, что знаем, чтобы вывести людей из особенно щекотливых положений, когда мы знаем, что не можем им доверять, и мы это делаем. Но есть относительно небольшая горстка тех, кого мы знаем как предателей, которых мы либо не можем отстранить без какого-либо железного доказательства, либо которых по разным причинам мы не хотим отстранять.
   - Знание того, кто является предателем, позволяет вам контролировать поток информации, - сказал Нарман.
   - Вот именно. - Мерлин энергично кивнул. - Это мышление, лежащее в основе большинства решений Кэйлеба и Шарлиэн оставить людей на таких должностях, и они собираются попросить вас взять на себя контроль за этим потоком информации.
   Нарман снова кивнул, все еще задумчиво глядя на Мерлина. - Кроме того, однако, есть очень мало людей - на самом деле всего лишь горстка - которые были оставлены на месте по очень специфическим причинам. Причины, которые на самом деле не имеют большого отношения к контролю информации, которую они передают кому-то другому. Кэйлеб называет их нашими "фирменными блюдами мастера Трейнира".
   Он выжидающе наблюдал за выражением лица Нармана. Князь на мгновение нахмурился, затем обнаружил, что снова кивает при упоминании легендарного режиссера кукольного театра Сэйфхолда.
   - Значит, ваше путешествие в Мейкелберг как-то связано с одной из этих марионеток. - Его тон был задумчиво-умозрительным. - Кого-то, кого ты заставляешь делать что-то самому? Или кого-то, кого вы используете, чтобы заставить кого-то другого что-то сделать?
   - Ваше высочество, наблюдать за вами в действии - одно из моих греховных удовольствий, - сказал ему Мерлин с усмешкой. - Если уж на то пошло, это было одним из моих греховных удовольствий, даже когда вы были на другой стороне!
   - Я очарован, обнаружив, что подарил тебе так много часов развлечений, сейджин Мерлин. - Тон Нармана был сухим, но его глаза блеснули, и Мерлин фыркнул.
   - Позвольте мне рассказать вам о благородном графе Суэйле, - сказал он. - Он довольно интересный парень. У него тоже есть еще более интересные друзья, и Кэйлеб, и Шарлиэн - и я - были бы признательны за ваш взгляд на него. И, если уж на то пошло, о том, как именно я должен действовать... представиться в ходе выполнения того поручения, о котором я упоминал несколько минут назад. Вы видите...
  
   .VII.
   Дворец архиепископа, город Тейрис, провинция Гласьер-Харт, республика Сиддармарк
  
   - Вы уверены в этом, ваше преосвященство?
   Отец Гарт Горджа не смог скрыть собственных сомнений в своем тоне, и Жэйсин Канир улыбнулся. Горджа был почти наполовину моложе Канира и был с архиепископом буквально с тех пор, как окончил семинарию. Он был искусен во всех навыках, необходимых настоящему секретарю, и Канир не сомневался, что любое количество других епископов или архиепископов с радостью наняли бы столь способного молодого человека. Однако Горджа никогда не проявлял ни малейшего интереса ни к одному из поступивших ему предложений. Канир надеялся и верил, что многое из этого было связано с тем, что Гордже нравилось работать на него. Он, безусловно, ценил заслуги младшего священника, хотя и полагал, что с его стороны было эгоистично не подтолкнуть молодого человека к принятию одного из этих конкурирующих предложений. В конце концов, архиепископ с более могущественными связями, вероятно, мог бы быстрее продвинуть карьеру Горджи. К настоящему времени он, несомненно, был бы, по крайней мере, верховным священником, если бы состоял на службе у одного из этих прелатов с лучшими связями.
   Но еще одним аспектом лояльности его секретаря, как хорошо знал Канир, был тот факт, что он родился и вырос прямо здесь, в Гласьер-Харт. Его отец и старшие братья все ушли в шахты еще в позднем детстве, но родители решили, что юный Гарт будет стремиться к большему, и вся его семья пошла на жертвы, чтобы добиться этого.
   Церковь бесплатно предоставляла всем Божьим детям пятилетнее школьное образование (как и следовало бы, - кисло подумал сейчас Канир, - учитывая, сколько марок десятина выжимала из них каждый год), но это была редкая семья из Гласьер-Харта, которая могла выделить потенциальному работнику достаточно времени, чтобы ребенок приобрел что-то большее, чем базовая грамотность. Родители Гарта были полны решимости добиться большего, и каким-то образом им удалось удержать его подальше от шахт и продолжить его образование. Их местный священник тоже увидел в парне что-то такое, что привлекло к Гарту больше внимания со стороны его учителей, которые, в свою очередь, обнаружили, что у этого невысокого, коренастого сына шахтера был первоклассный ум.
   С этого момента путь юноши был в значительной степени предопределен. Мать-Церковь всегда нуждалась в талантах, и с самого начала стало очевидно, что у Гарта есть истинное призвание. Это привлекло к нему внимание предшественника Канира в Гласьер-Харт, и при поддержке своего архиепископа Гарт окончил семинарию в самом Зионе. Предыдущий архиепископ намеревался взять молодого семинариста в свой штат, и когда Канир был возведен на освободившуюся после его неожиданной смерти должность, новый архиепископ сразу же проникся симпатией к недавно рукоположенному отцу Гарту.
   Что, вероятно, объясняет, почему юный росток чувствует себя вправе смотреть на меня так, как будто я слегка помешанный дядя, - размышлял сейчас архиепископ.
   - Если вы имеете в виду, уверен ли я, что это хорошая идея, - сказал он вслух задумчивым тоном, - ответ - да. Если вы имеете в виду, уверен ли я, что это будет самое приятное время года для возвращения, то ответ - нет. Если вы имеете в виду, уверен ли я, что инструкции, которые только что дал вам, были теми, которые я хотел вам дать, тогда, опять же, ответ - да.
   Он почесал подбородок в явном раздумье на одно мгновение, затем бросил на молодого человека сердитый взгляд. Он был ужасным, этот свирепый взгляд, воплощение величия и силы... слегка испорченный юмором, светящимся в его глазах.
   - В целом, я полагаю, что у "да" преимущество. Не так ли?
   - Конечно, ваше преосвященство! - Горджа действительно немного покраснел, но он также покачал головой с истинным упрямством Гласьер-Харт. - Просто, как вы говорите, сейчас не лучшее время года для уединения. Особенно в Саммит-хаусе. Я даже не знаю, в каком состоянии находится дом, и вполне вероятно, что вы прибудете туда без предупреждения. Если вы будете там, наверху, и за вами некому присматривать, кроме Фрейдмина, а погода становится действительно плохой...
   Он позволил своему голосу затихнуть, и Канир улыбнулся. - Я ценю твою заботу, Гарт, действительно ценю. Но я совершенно уверен, что даже пара старых чудаков, таких как Фрейдмин и я, смогут пережить несколько дней изоляции. А Саммит-хаус стоит на этой вершине уже более ста лет, так что сомневаюсь, что какой-нибудь шторм может обрушить его на наши макушки. И, наконец, если условия будут немного суровыми, это вряд ли минус для духовного уединения, не так ли?
   - Нет, ваше преосвященство. Конечно, нет. Это просто...
   - Только то, что ты не хочешь выпускать меня из виду, когда я могу попасть в беду? - сухо закончил Канир, приподняв одну бровь.
   Горджа снова покраснел, затем рассмеялся. - Виновен, ваше преосвященство, виновен! - признался он с улыбкой. Но затем выражение его лица посерьезнело, и он испытующе посмотрел в глаза своему начальнику.
   Канир ответил на этот взгляд спокойно, уверенно, но не отвечая на вопросы, которые он задавал. Он не мог - не хотел - давать Гордже эти ответы. Не сейчас. Он давно решил, что чем меньше юный Гарт будет знать о рискованных действиях своего архиепископа, тем лучше. Нелегко было держать младшего священника вне такой большой части его жизни, но он был активен в Круге задолго до того, как Горджа поступил на службу. Его каналы связи с Уилсинами и Кругом уже были в действии, и он просто отказался поставить в известность о них своего нового секретаря.
   Бывали времена, когда он сомневался в этом решении, и не только из-за того, что оно делало его собственную жизнь более трудной, чем она могла бы быть. Он распознал родственную душу внутри Гарта Горджи, и у него не было особого беспокойства - нет, никакого беспокойства, ни один человек никогда не мог быть абсолютно уверен в чем-либо до испытания - что молодой человек предал бы его или Круг. Если уж на то пошло, он был уверен, что его секретарь быстро согласился бы присоединиться к деятельности Круга. Но он отказался позволить юноше принять это решение на таком раннем этапе его собственной жизни. Это была не та вещь, от которой человек мог бы просто уйти, если бы позже решил, что совершил ошибку, и он более чем наполовину боялся, что Горджа согласился бы, по крайней мере, в значительной степени просто из-за его уважения и симпатии к самому Каниру.
   К тому времени, когда прошло несколько лет, и он был более уверен, что Горджа принял бы обоснованное решение по правильным причинам, появились и другие факторы. Клинтан стал великим инквизитором, что резко повысило ставки. Сам Круг решил, что отныне все сведения о его деятельности и самом его существовании будут распространяться только на ряды епископата. Только ограниченное число младших священнослужителей уже знало об этих вещах, и Круг решил, что лучше оставить все как есть, как для безопасности, так и для защиты своих младших. И, наконец, Горджа женился на своей возлюбленной юности, и первый из имеющихся ныне троих детей уже был на подходе.
   Учитывая все это, Канир решил, что его долг - держать Горджу подальше от этой части своей жизни. На самом деле, в течение последних пяти лет Горджа даже не сопровождал его обратно в Храм между пастырскими визитами. В Зионе Канир нанимал другого секретаря - который, как он был уверен, на самом деле докладывал инквизиции, в то время как он делегировал все больше и больше рутинных обязанностей здесь, в Гласьер-Харт, Гордже. Когда секретарь епископа-исполнителя Уиллиса Хеймлтана, который был намного старше, умер от пневмонии три года назад, Горджа одновременно занял должность секретаря Хеймлтана, так что здесь, в Тейрисе, никогда не случалось так, чтобы он не был полностью загружен множеством его законных обязанностей.
   Бывали времена, особенно в последние несколько месяцев, когда Канир чувствовал себя глубоко виноватым из-за того, что не рассказал Гордже о Круге. Он был далек от уверенности, что Клинтан поверит, что Горджа ничего не знал о деятельности своего начальника. Хуже того, он подозревал, что Клинтану было бы все равно, принимал ли Горджа активное участие или нет. Великий инквизитор вполне мог решить, что, виновен он или нет, Горджа стал бы еще одним прекрасным наглядным примером, и, в конце концов, не было недостатка в младших священниках, которые могли бы заменить его.
   И все же, в конце концов, архиепископ твердо решил не впутывать молодого священника в его собственную судьбу. Его секретарь из Зиона видел каждую часть его переписки с Горджей, что было одной из причин, по которой Канир оставил его даже после того, как убедился, что этот человек регулярно отчитывается перед инквизицией. В этой переписке никогда не было даже намека на что-либо, касающееся Круга или его деятельности, и его единственной реальной надеждой было то, что ее рутинный характер в сочетании с искренним незнанием Горджи о "нелояльной" деятельности своего начальника станет лучшей защитой его секретаря.
   Как бы плохо это ни оказалось в конце концов, Гарт, - подумал архиепископ, - это лучшее, что я могу для тебя сделать. - Он улыбнулся немного печально. - Я даже не могу пригласить тебя бежать со мной - при условии, что у меня когда-нибудь действительно будет шанс бежать. Отчаянное бегство в условиях горной зимы с тремя маленькими детьми и беременной женой - это последнее, что тебе нужно.
   - Очень хорошо, ваше преосвященство, - наконец сказал Горджа. - Не скажу, что думаю, что вы ведете себя глупо, поскольку я слишком исполнен долга, чтобы когда-либо допускать такие неуважительные поступки. И пропади пропадом мысль о том, что пара... уважаемых джентльменов, ни один из которых еще не дожил до шестидесяти, не вполне способны позаботиться о себе даже в самых примитивных условиях. - Он бросил на Канира суровый взгляд, затем вздохнул и покачал головой, когда архиепископ вежливо ответил ему тем же. - Я все устрою. И если вы дадите мне пятидневку, я позабочусь о том, чтобы ящики с углем были полны, а кладовая также была должным образом заполнена.
   - Спасибо тебе, Гарт. - Канир мягко похлопал молодого человека по плечу. - Это очень заботливо с твоей стороны. Я ценю это.
   Что было правдой, - подумал он. - И что еще лучше, задержка, о которой просил секретарь, была бы почти точно нужной продолжительности.
  
   .VIII.
   Штаб-квартира герцога Истшера, Мейкелберг, герцогство Истшер, королевство Чисхолм
  
   Если бы я все еще был человеком из плоти и крови, - размышлял Мерлин Этроуз, когда его последний конь бодро бежал под ним, - я бы действительно устал от этого конкретного упражнения. Или, во всяком случае, от этой конкретной поездки.
   Город Мейкелберг был построен отцом Шарлиэн, королем Сейлисом. Он располагался чуть менее чем в ста пятидесяти милях к северу от Черейта, на узком перешейке между озером Морган и заливом Черри, и с самого начала был задуман как город-крепость.
   Тремя истинными ключами к успеху короля Сейлиса в разрушении власти дворян, которые оттеснили его отца и деда, были, во-первых, королевская армия, которой командовал его зять, герцог Холбрук-Холлоу; во-вторых, союз короны с палатой общин, который был организован и сколочен его другом детства Мараком Сандирсом, бароном Грин-Маунтин; и, в-третьих, география. Ну, география в сочетании с проницательной дипломатией Грин-Маунтина.
   Грин-Маунтин очень осторожно заручился поддержкой герцога Лейкшора, герцога Брокен-Рока и графа Хелены, хотя ему пришлось заниматься чем-то похожим на торговлю драконами гораздо чаще, чем ему действительно хотелось, особенно в случае Брокен-Рока. В сочетании с горячей поддержкой свободного города Порт-Чарлз (который был переименован его гражданами в Порт-Ройял в знак своего энтузиазма по отношению к короне), их поддержка дала Сейлису (который сам был герцогом Черейт) прочную собственную территориальную базу. Защищенный озерами Морган и Меган на западе и морем на востоке и юге, он контролировал лучшие порты королевства и самых производительных ремесленников, что составляло главное преимущество перед его капризной, враждующей между собой оппозицией.
   Мейкелберг был построен в герцогстве тогдашнего герцога Истшера, который не был одним из самых больших поклонников Сейлиса, как раз для защиты этих преимуществ. Он предназначался для того, чтобы удержать Истшера на его собственной стороне озера Морган, тем самым развязывая Сейлису руки, чтобы сосредоточиться на более опасных, более широких подходах через герцогства Лейкшор и Уиндшор. И король с осторожностью постепенно расширял свой контроль, продвигаясь на запад, никогда не обнажая спины.
   Старый герцог Истшер был достаточно тактичен, чтобы погибнуть в бою раньше чем он произвел на свет своего собственного наследника. В тот момент титул перешел к побочной линии, и новый герцог - отец нынешнего герцога - поняв, в какую сторону дует ветер, стал одним из верных приверженцев короны. Несмотря на это, Сейлис содержал стены Мейкелберга в отличном состоянии, и Шарлиэн последовала его примеру. Конечно, Шарлиэн также завершила планы своего отца в отношении озера Морган и озера Меган, связав озеро Морган с заливом Черри каналом короля Сейлиса, а два озера - каналом Эдиминд. Каналы еще больше стимулировали экономику района вокруг Черейта, и не случайно канал короля Сейлиса был идеально расположен для защиты Мейкелберга.
   Близость Мейкелберга к заливу Черри и озеру Морган обеспечивала ему отличные водные коммуникации, что сделало его логичным местом для штаб-квартиры нынешнего герцога Истшера, чтобы он занялся организацией новой имперской армии. Он также был соединен с Черейтом тщательно ухоженной большой дорогой, и капитан Этроуз, как член личной охраны императора Кэйлеба, пользовался приоритетом в получении свежих лошадей на почтовых станциях, которые корона содержала по пути. Все это означало, что он мог совершить путешествие между двумя городами верхом примерно за два долгих сэйфхолдских дня. Если бы он немного ускорил темп, то мог бы проделать ту же поездку за полтора дня или даже чуть меньше.
   Конечно, если бы я мог использовать скиммер, я мог бы сделать это примерно за десять минут, не так ли? - сухо размышлял он, когда (наконец) увидел, как перед ним возвышаются стены Мейкелберга. При этой мысли он лишь наполовину насмешливо поморщился.
   По крайней мере, это не значит, что время потрачено впустую, - напомнил он себе.
   Нимуэ Элбан была в лучшем случае равнодушной наездницей. Она более или менее научилась ездить верхом еще маленькой девочкой, только потому, что на этом настоял ее богатый отец - сам игрок в поло мирового класса. Ее собственные интересы лежали в другом месте... Что, очевидно, озадачивало ее отца, который был твердо убежден, что каждая девочка, когда-либо рожденная, боготворила лошадей. Может быть, так было у каждой другой девочки, когда-либо родившейся, но Нимуэ гораздо больше интересовали парусные лодки.
   Однако, как следствие, навыки верховой езды Мерлина Этроуза также были далеко не блестящими. К счастью, предпочтительным стилем на Сэйфхолде было то, что инструкторы по верховой езде юной Нимуэ называли "западным стилем" (в удивительно неодобрительных тонах). Также, к счастью, Мерлин обладал реакцией, силой и способностью ПИКА буквально программировать свое искусственное тело с помощью навыков "мышечной памяти". Благодаря этим преимуществам его поведение на спине лошади значительно улучшилось, что было к счастью для его репутации сейджина.
   К настоящему времени Мерлин был способен установить себя на автопилот, как только он забирался в седло, и выступал там с отточенным мастерством, которое могли бы улучшить немногие живые люди. Фактически, с ситуационной осведомленностью, обеспечиваемой его искусственно усиленными органами чувств, и скоростью реакции его волоконно-оптической нервной системы он мог легко позволить себе многозадачность во время длительной поездки между Черейтом и Мейкелбергом, что дало ему возможность наверстать упущенное по некоторым из бесконечных дампов данных, поступающих к нему с пультов Совы.
   Это было именно то, чем он занимался с тех пор, как покинул дворец, и, как обычно случалось, когда у него была непрерывная возможность изучить данные, он обнаружил несколько ранее не замеченных аллигаторов, выползающих из болота. Большинство из этих аллигаторов еще не доросли до потенциально катастрофической стадии, но по крайней мере один из них, скорее всего, приведет к "интересному" разговору с архиепископом Мейкелом.
   В сложившихся обстоятельствах, думаю, мне лучше отложить дело до тех пор, пока я не смогу вернуться домой и лично поговорить с ним.
   Это размышление привело Мерлина и его нынешнего коня к мосту Мейкела, самому большому из трех разводных мостов через канал короля Сейлиса. Подкованные железом копыта глухо застучали по балкам моста, и Мерлин переключил мысленные передачи, полностью вернувшись в настоящий момент. Разговоры со Стейнейром могли подождать, пока он не вернется в Черейт; разговор, который он собирался провести здесь с герцогом Истшером, скорее всего, окажется достаточно "интересным", чтобы продолжить его.
   ***
   - Сейджин Мерлин.
   Русил Тейрис, герцог Истшер, был сорока пяти лет, темноволосый и кареглазый, ростом на пару дюймов ниже шести футов и коренастый для своего роста. Хотя он был одним из самых знатных дворян королевства Чисхолм, он поднялся на ноги, когда Мерлина ввели в его кабинет.
   - Ваша светлость, - ответил Мерлин и низко поклонился.
   - Рад снова вас видеть, - продолжил Истшер, протягивая руку. Они пожали друг другу руки, и герцог немного криво улыбнулся.
   - Рад вас видеть, - повторил он, - но не могу не задаваться вопросом, почему именно я вас вижу. Или, скорее, вижу вас снова так скоро.
   - На самом деле, ваша светлость, есть несколько причин, но одна из них важнее всех остальных. - Ответная улыбка Мерлина была несколько более кривой, чем у его хозяина. - В частности, у их величеств есть для вас сообщение, которое, по их мнению, должно быть доставлено лично.
   - А? - Истшер приподнял одну бровь.
   - И, честно говоря, ваша светлость, это также немного... сложно. Думаю, мне потребуется немного времени, чтобы все правильно объяснить.
   - Понимаю.
   Истшер задумчиво посмотрел на своего посетителя. Несмотря на свою собственную преданность короне и, в частности, Шарлиэн Тейт Армак, герцог был до мозга костей чисхолмским дворянином. После измены герцога Холбрук-Холлоу Мерлин убедился (как из личного контакта, так и из записей снарков Совы), что верность Истшера империи - и, несмотря на несколько первоначальных оговорок, также Церкви Чариса, - была подлинной. При всем том, Истшер был одним из тех людей, которым было трудно по-настоящему понять концепцию того, что большинство простолюдинов были такими же людьми, как и он. В его случае это было даже не высокомерие, а просто непонимание. Естественное и врожденное превосходство благороднорожденного было настолько неотъемлемой частью мира, в котором он вырос, что для него было буквально невозможно совершить этот скачок на чем-либо, кроме чисто интеллектуальной основы.
   Тем не менее, была одна область, в которой это было явно не так, поскольку у него не было никаких трудностей с принятием простолюдинов, которые также оказались армейскими офицерами, как равных своим более аристократическим собратьям. На самом деле, он был хорошо известен тем, что безжалостно пресекал любые попытки создать сети аристократического покровительства "старых друзей", когда дело доходило до продвижения по службе и назначений.
   Отчасти это, как подозревал Мерлин, объяснялось тем, что Истшер считал "всех" своих офицеров, включая простолюдинов, членами своей собственной большой семьи. Другая часть, однако, вероятно, была институциональной, учитывая тот факт, что армия была специально создана для того, чтобы ослабить власть аристократии в Чисхолме. Она была создана вокруг простолюдинов, а не аристократов, и, несмотря на высокое благородство его собственного происхождения, у Истшера не было проблем с поддержанием этой традиции. По крайней мере, в армии; вне армии он, казалось, совершенно спокойно относился к господству своих коллег-аристократов, поддерживаемому покровительством.
   В случае с Мерлином Истшер, очевидно, решил, что он подпадает под категорию "солдат", и соответственно относился к нему, даже если у него был дурной вкус родиться где-то помимо Чисхолма. И хотя официальное звание Мерлина по-прежнему было всего лишь "капитан", Истшер, который не был дураком, ясно понимал, что некоторые капитаны были более равны, чем другие. В частности, капитан императорской стражи, назначенный возглавлять личную охрану императора, который впервые представился императору, предотвратив попытку убийства, когда рассматриваемый император был простым наследным принцем, и который обычно использовался как императором, так и императрицей в качестве их личного посланника и для устранения неполадок, был чертовски намного более равным, чем другие капитаны. Это, как решил Мерлин некоторое время назад, и было причиной того, что Истшер обычно обращался к нему "сейджин", а не использовал его официальный ранг. И это, вероятно, также было причиной того, что он относился к простолюдину - и к тому же к простолюдину иностранного происхождения - как к чему-то очень близкому к равному. Не совсем, конечно. Но близко.
   - Если их величества считают, что мне нужно услышать что-то от вас лично, почему бы вам не присоединиться ко мне за ужином? - спросил дальше герцог. - Леди Истшер уехала навестить нашу последнюю внучку, и она вернется только завтра поздно вечером, так что я все равно планировал поужинать в штаб-квартире, а затем отправиться в свои апартаменты здесь, вместо того, чтобы возвращаться домой. Я намеревался попросить кое-кого из моих сотрудников присоединиться ко мне. Должен ли я предположить, что характер вашего послания сделает более целесообразным, чтобы мы с вами поужинали наедине?
   - На самом деле, ваша светлость, - пробормотал Мерлин, - думаю, что это может быть очень хорошей идеей.
   ***
   - Итак, сейджин Мерлин, - сказал Истшер три часа спустя. - Насчет того сообщения?
   - Конечно, ваша светлость.
   Ординарец Истшера наблюдал за слугами, которые убирали посуду, затем наливали вино, ставили графин на стол у локтя Истшера и удалялись из частной столовой, примыкающей к покоям герцога здесь, в цитадели Мейкелберга. Это был превосходный ужин, - с удовлетворением подумал Мерлин, - и вино тоже было неплохим. ПИКА, работающий на термоядерном топливе, не нуждался в питании, хотя его внутренние устройства были спроектированы так, чтобы извлекать материал, необходимый ему для производства его "естественно растущих" волос и бороды из пищи, которую он употреблял. Большая часть этой пищи просто должна была быть утилизирована позже, но ПИКА были разработаны так, чтобы позволить их владельцам делать все, что они могли бы сделать в своих собственных биологических телах. Вкусовые рецепторы Мерлина были полностью функциональны, хотя любой целитель Сэйфхолда впал бы в невнятное безумие, если бы Мерлин попытался объяснить ему, как именно они функционируют. Он наслаждался едой, и, помимо определенной степени туннельного зрения, возникающего из-за этого единственного слепого пятна, когда речь шла о простолюдинах, Истшер был проницательным наблюдателем с острым умом. Беседа за столом была такой же приятной, как и еда, и Мерлин надеялся, что это не изменится.
   Интересно будет посмотреть, взбесится он или нет, - подумал сейджин. Кэйлеб и Шарлиэн заключили пари между собой, и он подозревал, что они вдвоем наблюдали через один из снарков, чтобы узнать, кто из них был прав. Если уж на то пошло, Нарман, вероятно, тоже заглядывает туда, - подумал он.
   Истшер смотрел на него через стол, - понял он, - и в пристальном взгляде герцога было больше, чем намек на нетерпение.
   Перестань колебаться, Мерлин, - твердо сказал он себе и прочистил горло. - Я уверен, вы знаете, ваша светлость, - начал он, - что должны были быть некоторые... опасения по поводу противоречивой лояльности в офицерском корпусе армии.
   - Вы имеете в виду мое понимание, что их величества, должно быть, задавались вопросом, сколько остальных их офицеров собираются пойти тем же путем, что и Холбрук-Холлоу, - решительно сказал Истшер. Брови Мерлина невольно приподнялись от резкости комментария герцога, и Истшер немного язвительно усмехнулся.
   - Вы всегда были воплощением вежливости, сейджин Мерлин, - сказал он, - но только идиот, которым, уверяю вас, я не являюсь, мог не понять, что одной из причин, по которой вы нанесли так много визитов в Мейкелберг от имени их величеств, было изучение этого самого беспокойства. И, честно говоря, я с самого начала предполагал, что вы должны были присматриваться ко мне внимательнее, чем к кому-либо другому, учитывая, что Биртрим был женат на моей сестре и как долго мы с ним дружили даже до этого. Не говоря уже о том факте, что я унаследовал свой нынешний пост непосредственно от него. Однако я также предположил, что, поскольку меня не сняли с этого поста, и поскольку их величества всегда относились ко мне вежливо и откровенно, ваши доклады им должны были быть, по крайней мере, в целом благоприятными.
   Мерлин молча смотрел на него минуту или две, затем пожал плечами. - Надеюсь, я не был слишком очевиден в этом, ваша светлость, - сказал он немного криво, и Истшер издал еще один, чуть менее резкий смешок.
   - На самом деле, когда я сказал, что вы - воплощение вежливости, то имел в виду именно это. И, честно говоря, был бы разочарован, если бы у Шарлиэн и Кэйлеба не было оговорок. - Настала его очередь пожать плечами. - В частности, я наблюдал за ее величеством с тех пор, как ей исполнилось двенадцать, сейджин Мерлин. Она не выжила бы в тени королевы Исбелл, если была бы глупа. Однако она сделала это не потому, что была настолько неуклюжей, чтобы тыкать людей носом в тот факт, что ей приходилось считать их ненадежными, пока они не доказали обратное. Я бы сказал, что вы прекрасно послужили ей в обоих этих отношениях.
   - Спасибо. - Мерлин слегка поклонился через стол, затем улыбнулся. - И да, ваша светлость, вердикт по вашему делу был полностью благоприятным. И хотя, возможно, на самом деле мне не пристало это добавлять, у меня сложилось впечатление, что на личном уровне ее величество была так же довольна этим, как и в своей официальной ипостаси. Не верю, что она рассматривает - или ценит - вас исключительно как вассала или даже как командующего своей армией.
   - Хорошо. - Выражение лица Истшера смягчилось. - Я не мог винить ее за беспокойство, но все равно не буду притворяться, что меня это не беспокоило. - Печаль коснулась его карих глаз. - Полагаю, что во многом это было из-за причины, по которой она должна была волноваться в первую очередь. - Он покачал головой. - Мне было интересно, как Биртрим собирается справиться с этим конфликтом привязанностей. Я знал, что ему будет тяжело, но...
   Герцог замолчал, снова покачав головой, но сильнее. В этом движении было что-то такое, почти как у призового бойца, пытающегося избавиться от последствий мощного удара слева, и его глаза были отстраненными, глядя на что-то, что мог видеть только он. Затем он слегка передернул плечами, сделал глоток вина и снова повернулся к Мерлину с более оживленным видом.
   - А теперь, по поводу того сообщения...?
   - Что ж, отбросив все вежливые эвфемизмы и околичности, которые я собирался использовать, ваша светлость, короткая версия заключается в том, что их величества и князь Нарман определили, что, в отличие от вас, один из офицеров вашего штаба определенно нелоялен. Фактически, доказательства, имеющиеся в распоряжении князя Нармана, свидетельствуют о том, что офицер, о котором идет речь, активно участвует в государственной измене.
   И каждое слово, которое я только что сказал, является абсолютной правдой, - размышлял он, даже если Шарлиэн и Кэйлеб - и Нарман - сделали это определение на основе предоставленной мной информации.
   Истшер резко выпрямился в кресле, и выражение его лица резко посуровело. Прилагательное, пришедшее на ум, решил Мерлин, было "громоподобный".
   - Кто этот ублюдок?! - потребовал герцог, и его тон был еще более резким, чем выражение его лица. - Я поджарю его гребаные яйца на медленном огне! И это будет самое нежное, что с ним случится!
   Что ж, пока, похоже, Кэйлеб собирается выиграть пари, - сухо подумал Мерлин. - Пожалуйста, ваша светлость! - Мерлин поднял обе руки и сделал нежные, похлопывающие движения "иди медленно". - Я предупреждал вас, что это будет сложно. Полагаю, что у их величеств возникнут кое-какие проблемы, если вы сделаете именно это... в конце концов.
   - В конце концов?! - Выражение лица Истшера сменилось недоверием. - Лэнгхорн, сейджин! Вы только что сказали, что он в моем собственном штате! Вы понимаете, что это означает, к какой информации у него есть доступ? Сколько вреда он может нанести?
   - Вот причина - или, по крайней мере, одна из причин - почему их величества послали меня обсудить это с вами. - Мерлин поморщился. - Чтобы быть совершенно откровенным, ваша светлость, думаю, что было некоторое беспокойство по поводу того, насколько хорошо вы смогли бы притворяться, если бы знали, что офицер, о котором идет речь, был предателем. Я не решаюсь сказать это, но вы не... точно известны личной тонкостью.
   На мгновение показалось, что Истшер буквально не мог поверить в то, что только что услышал. Мерлин спокойно оглянулся, гадая, взорвется герцог или нет, но вместо этого Истшер поразил его резким лающим смехом.
   - Не славится утонченностью, не так ли? - герцог ткнул указательным пальцем в своего гостя за ужином. - Тонкость!
   - Только в личных отношениях, ваша светлость, - серьезно сказал Мерлин. - Когда дело доходит до политики, ее величество считает, что вы можете лгать, обманывать и лицемерить наравне с лучшими!
   Истшер снова рассмеялся, затем покачал головой и одарил Мерлина умеренно суровым взглядом.
   - Хорошо, сейджин. Замечание принято. Но, - выражение его лица снова стало серьезным, и он слегка наклонился вперед, - я остаюсь при своем первоначальном наблюдении. Любой из моих сотрудников знает слишком много о новом оружии, новой тактике, нашем стратегическом мышлении и планировании, силах наших войск. Он снова покачал головой. - Если кто-то передает такого рода информацию, даже просто нашим собственным сторонникам Храма, это чертовски хорошо доходит до Храма!
   - Согласен. - Мерлин кивнул, и выражение его лица стало гораздо серьезнее, чем было раньше. - С другой стороны, думаю, что часть процесса принятия решений заключалась в том, что, поскольку семафорные системы в империи теперь находятся в наших руках, а не в руках храмовой четверки, любой информации из Чисхолма потребуются месяцы, чтобы добраться до Зиона. К тому времени, когда это произойдет, она будет полностью устаревшей и неактуальной. Во всяком случае, не будет иметь для них никакой непосредственной тактической ценности.
   - Но это может иметь довольно большую ценность с точки зрения доктрины и того, как работает новое оружие, - возразил Истшер. - Чем дольше им потребуется, чтобы разобраться в подобном дерьме, тем больше мне это понравится.
   - Ваша светлость, как бы мне ни хотелось, чтобы было иначе, не все люди, служащие Клинтану и Мейгвейру, идиоты, а разведывательные службы инквизиции всегда были одними из лучших в этом мире. Вряд ли могло быть по-другому, учитывая обязанности инквизиции, не так ли?
   Мерлин не сводил глаз с Истшера, пока герцог слегка не кивнул, затем пожал плечами. - В таком случае, думаю, мы должны предположить, что в руки Храма попадет больше информации, чем нам хотелось бы, особенно о новом оружии, что бы мы ни делали. Если уж на то пошло, к этому времени кому-то почти наверняка удалось переправить их экземпляры в руки сторонников Храма. Я был бы крайне удивлен, если бы, например, к настоящему времени у них в Зионе уже не было хотя бы нескольких наших винтовок. И думаю, мы должны принять как данность, что все, что Корисанда выяснила до нашего фактического вторжения, также было передано в Храм. Так что, несмотря на то, что наш штабной офицер-предатель может нанести некоторый ущерб в этом отношении, их величества придерживаются мнения, что ущерб, который он может нанести, перевешивается... другими соображениями.
   - Другие соображения, - повторил Истшер, его глаза сузились. - Должен ли я предположить из этого, сейджин Мерлин, что их величества - о, и давайте не будем забывать князя Нармана - придумали какую-то стратегию, чтобы использовать этого предательского ублюдка?
   - О, думаю, вы можете принять это как данность, ваша светлость. - Мерлин злобно улыбнулся. - На самом деле, если вы сможете сдержать свой порыв - совершенно естественный и вполне понятный, хотя это и так, - отрезать ему яйца и поджарить их, думаю, мы сможем использовать одного относительно незначительного "предательского ублюдка", чтобы устроить небольшую ловушку для очень крупного "предательского ублюдка".
   - Я сказал что-то, что заставило вас подумать, что я намеревался отрезать яйца, прежде чем поджарить? - едко осведомился Истшер, и, несмотря на то, что Нимуэ Элбан родилась женщиной, Мерлин слегка поморщился, поняв, что герцог имел в виду именно это.
   - Моя ошибка, ваша светлость, - извинился он. - Тем не менее, моя точка зрения остается в силе.
   - Понимаю.
   Истшер снова откинулся на спинку стула, правой рукой поигрывая ножкой бокала, в то время как пальцы левой руки медленно и ритмично барабанили по льняной скатерти.
   - Мне приходит в голову, - сказал он наконец, - учитывая то, что вы только что сказали о моей "тонкости" или ее отсутствии, что их величества не послали бы вас рассказать мне об этом, если бы я не был им нужен, чтобы заставить работать эту их стратегию. Я имею в виду, что они предпочли бы ничего мне об этом не говорить и дать мне возможность - в моей собственной неподражаемой манере - предупредить его, что он под подозрением. - Герцог на мгновение обнажил зубы. - Представляю, например, что сдавить его голову, как прыщ, в следующий раз, когда я увижу его, может быть просто крошечной частью дела.
   - Действительно. - Мерлин решил не отвечать прямо на это последнее замечание и удовлетворился еще одним кивком, затем продолжил немного более оживленно. - На самом деле, есть две нужные им вещи, которые вам желательно сделать. Во-первых, они хотели быть уверенными, что вы знали о нем - и об их планах - до того, как вам стало известно о его деятельности самостоятельно. Они были почти уверены, что если это произойдет, вы немедленно арестуете его, а затем сообщите им о том, что обнаружили.
   Он сделал короткую паузу, и Истшер понимающе кивнул. - Во-вторых, - продолжил Мерлин, - они хотят, чтобы вы действительно немного помогли его измене.
   Лицевые мышцы герцога слегка напряглись, и на мгновение показалось, что он собирается возразить. Однако он этого не сделал.
   Думая, что если кто-то еще заметит, что вы "помогаете его измене", они, скорее всего, решат, что вы тоже предатель, не так ли, ваша светлость? - подумал он. - Что ж, я вас не виню. И, честно говоря, тот факт, что эта мысль пришла вам в голову и вы автоматически не возразили, только заставляет меня думать о вас еще лучше.
   - Кто этот парень? - вместо этого спросил Истшер.
   - Граф Суэйл, ваша светлость, - тихо ответил Мерлин.
   Герцог поморщился. В этом выражении была боль - неудивительно, учитывая, как долго семьи Тейрис и Раскейл знали друг друга. Но удивления было меньше, чем могло бы быть.
   - Я задавался вопросом об этом. Или, возможно, мне следует сказать, что я этого боялся. - Голос Истшера был еще тише, чем у Мерлина, и он печально покачал головой. - В последнее время он молчит об этом - особенно после того случая в святой Агте - но его первоначальная реакция на предложение руки и сердца была... несчастной. - Герцог снова покачал головой. - Думаю, он обвинил императора в том, что тот "заманил" королеву в отступничество. Если он это сделал, то это было глупо с его стороны. Я не могу вспомнить, когда в последний раз - или, если уж на то пошло, в первый раз - кому-либо удавалось "заманить" Шарлиэн во что-то, чего она сама никак не хотела делать! Тем не менее, я не удивлюсь, если именно это втянуло его в активную измену. Предполагая, что доказательства князя Нармана верны.
   - Если окажется, что подозрения их величеств беспочвенны, то, что они задумали, не причинит вреда, ваша светлость. Однако, если их подозрения верны, мы можем сделать несколько очень полезных вещей.
   - Хорошо, сейджин Мерлин, - сказал Истшер с оттенком печали. - Соглашусь, по крайней мере, предварительно, с тем, что он стал изменником. И не только буду держаться от него подальше, но и притворюсь, что он все еще один из моих доверенных офицеров... и друзей. А теперь, пожалуйста, будьте так добры, скажите мне точно, что их величества имеют в виду.
   - Конечно, ваша светлость. Главное в том, что...
  
   .IX.
   Церковь святой Кэтрин, улица Кэндлмейкер и склад, город Мэнчир, княжество Корисанда, и
   комната капитана Мерлина Этроуза, казармы имперской армии, город Мейкелберг, герцогство Истшер, королевство Чисхолм
  
   - Итак, вот ты где!
   Тиман Хасканс дернулся, затем поднял глаза с явно виноватым выражением лица. Дейлорс Хасканс стояла наверху узкой лестницы в ночной рубашке, глядя на него сверху вниз, скрестив руки на груди, в то время как пальцы одной босой ноги очень мягко постукивали по площадке. Она была высокой, стройной женщиной, на восемь лет моложе своего мужа, с каштановыми волосами, только начинающими седеть, и сине-зелеными глазами. В данный момент эти глаза были строго прищурены, - отметил Хасканс. - Он подумал - ненадолго - увильнуть, но после тридцати лет брака это было бы бесполезным упражнением. Итак, поскольку его все равно поймали, он решил, что лучше всего будет мужественно признаться в своих проступках.
   - Я обсуждал проповедь на эту пятидневку с Жейфом Лейтиром.
   - Ты имеешь в виду, что вы пили пиво с Жейфом Лейтиром до бесконечности, не так ли? - спросила она.
   - Мы могли бы, возможно, выпить по кружке-другой. Исключительно как источник отчаянно необходимого пропитания, пока мы размышляем о важных вопросах теологии, - ответил он с невероятным достоинством, и уголки ее рта дрогнули. Это была едва заметная тень широкой ухмылки, которую он обычно видел в этот момент в их знакомом, заезженном разговоре, но все же его сердце успокоилось - по крайней мере, немного - когда он увидел это.
   Отец Жейф Лейтир был настоятелем церкви святых торжествующих Архангелов на площади Грей-Лизард, через два прихода от церкви святой Кэтрин, возглавляемой Хаскансом, и они были друзьями много лет. Несмотря на то, что Хасканс был бедаристом, в то время как Лейтир был паскуалатом, они сходились во мнениях по многим вопросам... в том числе по тем, о которых им обоим было запрещено говорить.
   Вот почему глаза Дейлорс были встревоженными, и ей было так трудно улыбнуться.
   - Отчаянно нуждающиеся в пропитании, не так ли? - Она склонила голову набок, намеренно отыскивая утешение в успокаивающей рутине. - Должна ли я предположить из того факта, что вы были вынуждены прибегнуть к жидкой пище, что госпожа Данзей каким-то образом была неспособна обеспечить вас и вашего приятеля бутербродами?
   Лизбит Данзей была домоправительницей в доме священника святых торжествующих Архангелов даже дольше, чем Эзмелда Добинс занимала тот же пост в церкви святой Кэтрин. За эти годы она научилась искусно ухаживать и кормить отца Жейфа и, вероятно, почти так же хорошо заставляла его заботиться о себе, как Дейлорс и госпожа Добинс заставляли Хасканса делать то же самое.
   - На самом деле, мы дополнили потребление жидкости одним или двумя бутербродами с грудкой виверны, - признал Хасканс.
   - Хорошо. В таком случае, возможно, вы двое оставались достаточно трезвыми, чтобы действительно сделать что-то стоящее, - заметила его жена, и он усмехнулся, поднимаясь по лестнице и заключая ее в объятия.
   Она напряглась всего на мгновение, и он почувствовал еще один приступ печали, когда осознал напряжение, сковавшее ее мышцы. Затем она расслабилась, прислонившись щекой к его груди и обняв его в крепком объятии, сила которого говорила все то, что она не позволяла себе озвучивать.
   Он склонился над ней, подложив ее макушку под подбородок и подняв правую руку, чтобы очень нежно погладить ее по волосам. После стольких лет совместной жизни он знал, что ему не нужно извиняться или объяснять - что она точно знала, что побудило его, заставило его занять ту позицию, которую он занял. Ей это не нравилось. На самом деле, она спорила с ним, когда он впервые сказал ей, что намерен признать власть архиепископа Клейрманта и епископа Кейси. Не потому, что у нее была какая-то большая любовь к предыдущему епископу Мэнчира или к епископу-исполнителю Томису, потому что у нее этого не было. Но она боялась того, куда может завести его внутренний гнев по поводу коррупции в Церкви. И она более чем немного боялась, что его решение заклеймит его как предателя Корисанды, а также Матери-Церкви.
   И все же, несмотря на ее опасения, несмотря на ее вполне реальный страх за мужа, которого она любила, она не спорила ни долго, ни упорно. Возможно, это было потому, что она поняла, что спорить бесполезно. Что, в конце концов, он собирался сделать то, чего требовали от него вера и совесть, несмотря ни на что. Однако он думал, что дело не только в этом. Ее забота была о его безопасности, а не результатом какого-либо неприятия его убеждений, поскольку она разделяла эти убеждения. Возможно, она была менее страстной, чем он, более готовой работать постепенно, а не противостоять всей массе церковной коррупции лицом к лицу, но она признала эту коррупцию. Она так же хорошо, как и он, знала, какой пародией на первоначальный замысел Бога стала Церковь.
   Что ничуть не сделало ее счастливее при мысли о том, что он и Жейф Лейтир, чье реформаторское рвение было таким же глубоким, как и его собственное, координировали свои проповеди на предстоящую среду.
   - Прости, любимая, - прошептал он ей на ухо, и ее объятия сжались еще крепче. - Не хотел тебя расстраивать, но...
   - Но ты упорный, решительный, страстный, упрямый сумасшедший бедарист, - перебила она, не отрывая щеки от его груди, и издала смех, который лишь слегка дрожал по краям. Она оставалась на месте еще мгновение или два, затем откинулась назад ровно настолько, чтобы приподняться на цыпочки и поцеловать его в бородатую щеку.
   - Не могу притворяться, что не знала этого, когда ты сделал мне предложение. Хотя, теперь, когда я думаю об этом, упрямство, по крайней мере, вероятно, стало немного более выраженным за последние несколько десятилетий.
   - Полагаю, что так оно и есть, - мягко сказал он, его живые карие глаза потеплели от нежной благодарности.
   - О, уверена, что так оно и есть! - Она оглянулась на него, в последний раз нежно сжала его в объятиях, а затем отпустила. - Наверное, несмотря на твое нынешнее одурманенное алкоголем состояние, ты захочешь переписать свои записи проповеди, прежде чем ляжешь спать?
   - Боюсь, что да, - согласился он.
   - Ну, не могу сказать, что удивлена. И Эзмелда оставила тарелку с бутербродами с ветчиной в твоем кабинете. Ты понимаешь, просто на случай, если голод снова будет угрожать одолеть тебя.
   - И кружку пива в придачу к этому? - с надеждой спросил он, смеясь над ней глазами.
   - И кувшин холодной воды в придачу, - строго ответила она. - Мы с ней придерживались мнения, что ты, вероятно, выпил достаточно пива, пока "размышлял о важных вопросах теологии" с Жейфом.
   - Увы, ты, вероятно, была права, - сказал он ей, протягивая руку, чтобы слегка коснуться ее щеки.
   - Тогда иди - иди! - Она сделала прогоняющие движения обеими руками. - И не засиживайся всю ночь, - предупредила она, когда он снова начал спускаться по лестнице.
   ***
   Спустя почти два часа Хасканс откинулся на спинку стула и слегка потер глаза. Эти глаза уже не были такими молодыми, как когда-то, и хотя Эзмелда Добинс держала отражатели ламп ярко отполированными, их освещение было плохой заменой дневному свету.
   И у тебя также не самый лучший почерк в мире, Тиман, - напомнил он себе.
   Что было достаточно правдиво. К счастью, он как раз заканчивал. Он хотел дать мыслям покрутиться в своем мозгу еще день или около того, прежде чем облечь их в окончательную форму. И там была пара отрывков из Священных Писаний, которые ему нужно было рассмотреть, чтобы вставить. Как правило, он старался не нагружать свои проповеди слишком большим количеством таких вставок, но...
   Его мысли резко оборвались, когда сзади ему на голову опустился тяжелый матерчатый мешок.
   Полный шок обездвижил его на одно сердцебиение... которого было как раз достаточно для человека, так тихо прокравшегося в кабинет сзади него, что он ничего не услышал, чтобы туго затянуть горловину мешка вокруг его шеи. Он начал тянуться вверх и назад, выгибаясь дугой, чтобы выпрыгнуть со стула, затем остановился, когда холодная, острая сталь коснулась его горла чуть ниже края мешка.
   - Издай хоть один звук, - прошипел голос ему в ухо, - и я перережу твою гребаную глотку прямо сейчас!
   Он замер, сердце бешено колотилось, и кто-то тихо рассмеялся. Это был уродливый, голодный звук.
   - Лучше, - сказал голос, и теперь он знал, что их было по крайней мере двое, потому что он не принадлежал мужчине, который смеялся. - Теперь ты идешь с нами, - продолжал голос.
   - Нет. - Хасканс был удивлен тем, как спокойно, как твердо прозвучало это слово. - Давай, режь, если это то, для чего ты здесь, - продолжил он.
   - Если это то, чего ты хочешь, - сказал голос. - Конечно, если ты этого хочешь, нам также придется перерезать глотку этой сучке наверху, не так ли?
   Сердце Хасканса замерло. - Ты не подумал об этом, не так ли? - усмехнулся голос. - Теперь ты не такой самоуверенный, не так ли, гребаный предатель?
   - Я был многим в своей жизни, - ответил Хасканс так спокойно, как только мог, с ножом у горла и ужасом за свою жену в сердце, - но никогда не был предателем.
   - Вижу, ты также лжец, - проскрежетал голос. - А вот и сюрприз! Но в любом случае, ты идешь с нами - сейчас. - Нож надавил сильнее. - А разве нет?
   Хасканс на мгновение замолчал, а затем заставил себя кивнуть.
   ***
   Тиман Хасканс понятия не имел, как долго он просидел привязанным к стулу.
   У него было лишь смутное представление о том, где он может быть. Они привезли его сюда в грузовой тележке, прикрытой брезентовым чехлом, с ослепляющим мешком, все еще надетым на голову. Он не думал, что они таскали его достаточно долго, чтобы действительно покинуть город, хотя он не мог быть в этом уверен. Он думал о том, чтобы закричать, несмотря на то, что вряд ли кто-нибудь бродил по улицам столицы, чтобы услышать его в такой поздний час, но его похитители заткнули ему рот кляпом после того, как связали его, и голос с ножом все время сидел на корточках у его головы.
   Судя по звуку, который издали колеса тележки, когда они наконец достигли места назначения, и шуму, похожему на звук тяжелых раздвижных дверей, он заподозрил, что находится где-то в складском помещении. Их было достаточно, все еще стоявших без дела и пустовавших после чарисийской осады, и этот казался довольно большим. Достаточно велик, как он был уверен, чтобы никто за его стенами не мог услышать ничего из того, что происходило внутри.
   Он проводил свое время, молча читая Священные Писания. Знакомые отрывки помогали, но даже они не могли растворить холодный, замерзший комок в животе. Характер его похищения и угроза в адрес Дейлорс слишком много рассказали ему о людях, стоявших за этим, а он был всего лишь смертным. Были пределы количеству страха, которое могла свести на нет даже самая сильная вера.
   Без сомнения, они оставили его здесь, брошенного и одинокого, чтобы позволить этому страху воздействовать на него. Он хотел бы сказать, что стратегия не сработала, но...
   Внезапно позади него открылась дверь. Он напрягся, мышцы сократились, затем болезненно заморгал от света, когда наконец с его головы сорвали мешок.
   Свет, как он понял мгновение спустя, на самом деле был не таким ярким, каким казался его привыкшим к темноте глазам. Им потребовалось несколько секунд, чтобы адаптироваться, а затем его взгляд сфокусировался на жилистом, темноволосом, кареглазом мужчине, стоявшем лицом к нему, скрестив руки на груди. Мужчина был, вероятно, по меньшей мере на двадцать лет моложе Хасканса, с сильно изуродованной щекой. Это было похоже на старый ожог, и даже сейчас Хасканс почувствовал укол сочувствия к тому, какая травма могла оставить такой глубокий и уродующий шрам.
   - Итак, - сказал человек со шрамом на лице, и сочувствие Хасканса внезапно испарилось, когда он узнал голос из своего кабинета, - вы наслаждались тихой небольшой медитацией, отец?
   Его насмешка превратила церковный титул в непристойность, и Хасканс почувствовал, как его собственные глаза посуровели в ответ.
   - На самом деле, - он заставил себя сказать спокойно, - так и было. Ты мог бы когда-нибудь попробовать это сам, сын мой.
   - Я не твой "сын", ты, гребаный предатель! - прорычал человек со шрамом на лице. Его руки резко разжались, правая рука легла на рукоять уродливого ножа, висевшего в ножнах на поясе.
   - Возможно, и нет, - сказал Хасканс. - Но любой человек - сын Матери-Церкви и Бога... если только он не решит им не быть.
   - Как ты, - прошипел человек со шрамом на лице.
   - Я не выбирал ничего подобного. - Хасканс встретил уродливый, ненавидящий взгляд другого мужчины так твердо, как только мог.
   - Не лги мне, ублюдок! - Человек со шрамом на лице вытащил клинок на четверть дюйма из ножен. - Я сам сидел в твоей гребаной церкви. Слышал, как ты извергаешь грязь против Матери-Церкви! Я видел, как ты лизал задницу проклятым чарисийцам из Шан-вей и этим трусливым чудакам из "регентского совета"!
   - Никто так не слеп, как те, кто отказывается видеть, - тихо процитировал Хасканс.
   - Не смей цитировать мне Писание! - Голос человека со шрамом на лице резко повысился, но Хасканс просто пожал плечами, как мог, учитывая, насколько крепко он был привязан к стулу.
   - Вот почему это было дано нам, - ответил он. - И если бы вы не заткнули уши и не закрыли глаза, точно так, как имел в виду Лэнгхорн, когда давал нам этот отрывок, вы бы знали, что я никогда не "извергал" ни единого слова "грязи" против Матери-Церкви. Я говорил только правду о ее врагах.
   Нож с шипением вылетел из ножен, и человек со шрамом на лице запустил пальцы левой руки в волосы Хасканса, откидывая его голову назад. Острая сталь снова надавила на его изогнутое горло, и губы другого мужчины растянулись в уродливом зверином оскале.
   - Ты ее враг! - прошептал он полушепотом, его глаза горели ненавистью. - Каждый раз, когда ты открываешь рот, ты доказываешь это! И ты втягиваешь других в ересь, отступничество и измену!
   - Ибо будет так, что мудрый человек будет говорить мудрость глупцу, а глупец не узнает ее.
   Хасканс понятия не имел, как ему удалось произнести эти слова, когда он уставился в этот полный ненависти взгляд. Это была часть того же отрывка из Книги Лэнгхорна, который он уже цитировал, и на мгновение ему показалось, что его похититель собирается перерезать ему горло прямо здесь и сейчас. На самом деле, часть священника надеялась, что он так и сделает.
   Но человек со шрамом на лице заставил себя остановиться. Он скрутил волосы в левой руке достаточно сильно, чтобы Хасканс зашипел от боли, несмотря на все, что он мог сделать, затем откинул голову пленника набок и отступил назад.
   - Я сказал им, что ты не сможешь сказать ничего стоящего, - сказал он тогда спокойно, почти ласково. - Они думали, что ты можешь, но я знал. Я слушал твои проповеди, ты, никчемный сукин сын. Я точно знаю, какого рода...
   - Этого достаточно, Ран.
   Хасканс не слышал, как за его спиной снова открылась дверь, но теперь он повернул голову и увидел другого мужчину. Этот был одет в пурпурную рясу ордена Шулера и шапочку с коричневой кокардой младшего священника, и мышцы живота Хасканса сжались, когда он увидел его.
   Новоприбывший несколько секунд молча смотрел на Хасканса, затем покачал головой.
   - Молодой Ран может быть немного импульсивным, и его речь часто бывает несдержанной, отец Тиман, - сказал он. - Тем не менее, у него есть способ проникнуть в суть вещей. И уверен, что в глубине своего сердца ты даже сейчас понимаешь, что все, что он сказал, правда.
   - Нет, это не так, - ответил Хасканс, и теперь в его голосе была странная безмятежность. - Ты - и он - можете закрыть глаза, если хотите. Бог дал вам свободу воли; Он не остановит вас в ее осуществлении, независимо от того, как вы, возможно, извратили свое собственное понимание Его истины. Но тот факт, что ты предпочитаешь не видеть солнце, не делает его менее ярким.
   - По крайней мере, я вижу, ты помнишь слова Священного Писания. - Улыбка шулерита была тонкой. - Жаль, что вы решили отвернуться от его значения. "Я основал Его Святую Церковь, как Он повелел мне, и теперь я отдаю ее на ваше попечение и на попечение ваших собратьев, избранных Богом. Управляйте ею хорошо и знайте, что вы - мои избранные наследники и пастыри Божьего стада в мире". Лэнгхорн дал это поручение викарию, а не мне, и, безусловно, не тебе. Когда ты повышаешь свой голос в нечестивых нападках на викариат, ты нападаешь на Лэнгхорна и Самого Бога!
   - Я этого не делаю, - категорично сказал Хасканс, слова были взвешенными и холодными. - В самом следующем стихе Лэнгхорн сказал: "Смотрите, чтобы вы не потерпели неудачу в этом поручении, потому что от вас потребуют отчета, и каждая потерянная овца будет весить на весах вашего управления". Викарий Жэспар и его друзья должны были помнить об этом, потому что я почему-то сомневаюсь, что Бог забудет об этом, когда придет их время встретиться с Ним. Я не Он, чтобы требовать такой отчетности, но я священник. Я тоже пастух. Я тоже должен однажды отчитаться, и я не потеряю ни одной из своих овец из-за "великого инквизитора", настолько погрязшего в коррупции и амбициях, что он по прихоти предает целые королевства огню и разрушению!
   Глаза шулерита блестели, но он был более дисциплинирован, чем человек со шрамом на лице. Его ноздри могли раздуваться, а лицо могло потемнеть от гнева, но он заставил себя глубоко вздохнуть.
   - Шан-вей может заманить людей в ловушку многими способами, - холодно сказал он. - И высокомерие духа, чистое тщеславие, которое ставит ваш собственный интеллект выше святого слова Божьего, является одним из самых соблазнительных. Но Мать-Церковь всегда готова принять домой даже худших из грешников, если их раскаяние и покаяние искренни.
   - Или если инквизиция будет пытать их достаточно долго, - мрачно ответил Хасканс.
   - Щадить плоть и терять душу - едва ли путь благочестивой любви, - сказал шулерит. - И в вашем собственном случае, отец, вы нанесли огромный ущерб Матери-Церкви. Мы не можем этого допустить. Итак, мы предлагаем вам выбор. Откажитесь от своей ереси, своей лжи, своих ложных обвинений и гнусного посягательства на самые основы Божьего творения в этом мире, и Мать-Церковь снова примет вас.
   - Ты имеешь в виду, что хочешь, чтобы я снова стоял за своей кафедрой и лгал. - Хасканс покачал головой. - Я не буду. Мы с тобой оба знаем, что я не говорил ничего, кроме правды. Я не откажусь от нее по приказу того, кто продолжает служить грязи и коррупции, гноящимся в сердце Храма.
   - Шулер знает, как бороться с врагами Матери-Церкви, - зловеще сказал шулерит, и Хасканс удивил их обоих коротким, резким лающим смехом. Это был звук презрения, а не юмора.
   - Ты думаешь, я уже не понял, куда ты клонишь? - Он снова покачал головой, в его глазах был вызов. - Я знаю, что ваш учитель в Зионе сделал с архиепископом Эрейком и знаю истинную причину, по которой он это сделал. Что касается меня, то я не испытываю любви к империи Чарис, но Церковь Чариса знает врагов Бога, когда видит их. Я тоже так думаю. И знаю, с кем я хочу быть рядом.
   - Теперь ты говоришь смело, - холодно и мягко сказал шулерит. - Ты скоро запоешь по-другому, когда поймешь, что Шан-вей не протянет руку, чтобы спасти тебя от справедливого Божьего гнева.
   - Я могу. - Хасканс не пытался скрыть страх, который, как они оба знали, свернулся в его глубине, как какая-то замерзшая змея, но его голос был тверд. - Я всего лишь человек, а не архангел, и плоть моя слаба. Но что бы ни случилось с моей плотью, я буду смотреть в лицо Богу без страха. Я делал только то, что Он повелел делать всем Своим священникам. Я уверен, что совершал ошибки на этом пути. Все люди так поступают, даже те, кто призван к Его служению. Но, по крайней мере, в этом я не ошибся, и мы с тобой оба знаем, что это истинная причина, по которой я здесь. Ты должен заткнуть мне рот, пока я не причинил еще больший вред этому блуднику Клинтану.
   - Молчать!
   Шулерит наконец вышел из себя, и его открытая ладонь ударила Хасканса по лицу. Та же рука вернулась с другой стороны, ударив связанного священника наотмашь, и Хасканс застонал от боли, почувствовав вкус крови, и еще больше крови хлынуло из его ноздрей. Только веревки, привязывающие его к стулу, удерживали его на нем.
   Шулерит резко отступил назад, уперев руки в бока, и Хасканс выплюнул густую струю крови на пол склада.
   - Значит, говорить правду о Клинтане - худшее преступление, чем "предательство" Матери-Церкви, не так ли? - спросил он затем, его голос стал более хриплым, так как он был вынужден дышать через рот.
   - Ты оскверняешь сам воздух Божий каждым произносимым тобой словом, - категорично сказал ему шулерит. - Мы изгоняем тебя. Мы отправляем тебя во внешнюю тьму, в уголок Ада, предназначенный для твоей темной госпожи. Мы вычеркиваем твое имя из числа детей Божьих и навсегда вычеркиваем тебя из общества искупленных душ.
   Мышцы живота Хасканса превратились в сплошной кусок свернувшегося свинца, когда он услышал формальные слова осуждения. Они не стали неожиданностью - не после того, что уже прошло, - и все же он обнаружил, что на самом деле их слушание несло в себе ужас, чувство завершенности, которого он не ожидал даже сейчас. Возможно, - предположил уголок его сознания, - это было потому, что он не осознавал, что может чувствовать еще больший ужас, чем уже испытывал.
   И все же это было нечто большее, чем простой страх, нечто большее, чем паника. Было осознание того, что для него настал момент отплатить за все радости, дарованные ему Богом. Он насмешливо наблюдал, как человек со шрамом на лице медленно снова вытаскивает нож, и, несмотря на свой страх, тихо произнес благодарственную молитву. Он никогда не сомневался: то, что должно было произойти, будет хуже - намного хуже - чем все, что он мог себе представить, но, по крайней мере, его похитителям не хватало полного набора орудий пыток, которые Книга Шулера предписывала врагам Матери Церкви. Что бы с ним ни случилось, он будет избавлен от всего ужаса, который инквизиция навлекла на Эрейка Динниса. И когда он смотрел, как вынимают нож, даже когда чья-то рука снова откинула его голову назад, а другая рука разорвала его сутану вокруг талии, он молился, чтобы он обрел то же мужество, ту же веру, что и Диннис.
   ***
   Глаза Мерлина Этроуза резко открылись.
   Нимуэ Элбан всегда спала глубоко и спокойно. Ей никогда по-настоящему не нравилось просыпаться, и процесс приведения ее мозга в состояние полного бодрствования обычно занимал не менее минуты или двух. Мерлин был не таким. Для него переход между "сном", которого требовал от него Кэйлеб каждую ночь, и полным пробуждением был таким же резким, как поворот выключателя.
   Что, в конце концов, именно так и произошло.
   Поэтому, когда эти сапфировые глаза открылись, он полностью осознал свое окружение и время. Это означало, что он также полностью осознавал, что его внутренние часы не должны были будить его еще час и двенадцать минут.
   - Лейтенант-коммандер Элбан.
   Глаза Мерлина, верные непроизвольным рефлексам своего человеческого прототипа, расширились от удивления, когда голос тихо заговорил в его электронном мозгу.
   - Сова? - выпалил он, настолько удивленный, что почти заговорил вслух. - Это ты, Сова? - продолжил он, тем самым (как он понял мгновение спустя) подтвердив свое удивление, поскольку он никак не мог не узнать голос далекого ИИ. Но, по крайней мере, ему все же удалось не заговорить. Немаловажное соображение, учитывая, что стены его гостевой спальни здесь, в штаб-квартире герцога Истшера в Мейкелберге, едва ли можно было назвать звуконепроницаемыми.
   - Да, лейтенант-коммандер Элбан, - подтвердил компьютер.
   - Что такое? - потребовал Мерлин, его расширенные глаза снова сузились в раздумье.
   - Возникла ситуация, не предусмотренная моими инструкциями, и мне требуется ваше руководство для ее разрешения, лейтенант-коммандер Элбан.
   - В каком смысле? - Голос Мерлина был напряжен. Это был первый раз, когда искусственный интеллект вступил с ним в контакт без конкретных инструкций для этого. Таким образом, это было доказательством того, что действительно может начать проявляться полностью осознанное самосознание, которое, как обещало руководство, постепенно разовьется в Сове. Но тот факт, что компьютер разбудил его, наводил на мысль, что побудившее его раскрыть свои развивающиеся способности не подпадало под категорию хороших новостей.
   - Я только что получил обычную загрузку с удаленного снарка Чарли-Браво-Семь-Девять-Один-Три, - ответил Сова на его вопрос. - Анализ его содержания предполагает, что желательно привлечь к нему ваше внимание.
   - Какого рода контент? - спросил Мерлин. Первые две буквы обозначения снарка указывали на то, что это была одна из разведывательных платформ Корисанды, но, хотя его собственная память была такой же совершенной, как у Совы, в эти дни он не пытался "запомнить" полное обозначение ни одной из них.
   - Субъект Хасканс, отец Тиман, был похищен, - сказал Сова.
   - Что? - Мерлин резко сел на кровати.
   - Субъект Хасканс, отец Тиман, был похищен, - повторил Сова, и, с развитым самосознанием или нет, электронный голос ИИ звучал слишком спокойно. Бескорыстно.
   - Когда? - потребовал Мерлин, поворачиваясь всем телом, чтобы поставить ноги на пол, и уже потянувшись за своей одеждой.
   - Он был похищен примерно пять часов девятнадцать минут и тридцать одну секунду назад, лейтенант-коммандер, - ответил Сова.
   - И ты говоришь мне об этом только сейчас? - Мерлин знал, что вопрос был несправедливым, даже когда он его задал. Тот факт, что Сова сам решил вообще упомянуть об этом, был почти чудом, но даже так...
   - У меня не было конкретных инструкций следить за похищениями, лейтенант-коммандер, - спокойно сказал ему Сова. - В отсутствие таких инструкций мои фильтры не сразу привлекли мое внимание к этому событию. Я обнаружил ситуацию только в результате обычного сброса данных от Чарли-Браво-Семь-Девять-Один-Три. Когда я загрузил данные, я сразу же связался с вами.
   Мерлин встал, натягивая штаны и потянувшись за туникой. - Какова текущая ситуация Хасканса? Дай мне сообщение со снарка в реальном времени!
   - Конечно, лейтенант-коммандер.
   ИИ повиновался инструкции почти мгновенно, и Мерлин Этроуз потрясенно хрюкнул, когда изображение внезапно появилось в его электронном мозгу.
   Боже милостивый, - ошеломленно подумал уголок его сознания. - Боже милостивый!
   Он вздрогнул, когда аудиосенсоры снарка добросовестно наполнили его чувства раздирающим горло криком. Кровавый ужас этой сцены обрушился на него, и тот же самый оцепенелый, далекий уголок его сознания знал, что если бы он все еще был существом из плоти и крови, его желудок автоматически поднялся бы в знак протеста.
   Этот ужас заморозил его, а он уже насмотрелся ужасов на дюжину обычных жизней. Он начал было приказывать Сове подготовить разведывательный скиммер, но приказ остался непроизнесенным. Он был почти в трех тысячах миль от Мэнчира. Ему потребуется сорок минут, чтобы совершить полет, даже на скорости пять Махов, и еще пятнадцать минут, чтобы доставить сюда разведывательный скиммер и самого себя на его борт. Если уж на то пошло, каким бы осторожным он ни был, всегда существовала вероятность, что кто-нибудь заметит, как его подбирает скиммер. Судя по ужасным повреждениям, которые уже были нанесены священнику, Хасканс никак не мог продержаться достаточно долго, чтобы Мерлин успел добраться туда. И, учитывая ограничения медицины Сэйфхолда, его жестокие раны, несомненно, уже были смертельными.
   Даже если Мерлин решил бы рискнуть и выдать свои собственные "демонические" способности, Тиман Хасканс уже был мертвецом.
   И, да поможет мне Бог, чем скорее он умрет, тем лучше, - болезненно подумал Мерлин.
   Он снова опустился на кровать, сапфировые глаза ослепли, когда зрелище и звуки прорвались через его прямую трансляцию из снарка. Он должен закрыть это, - сказал он себе. - Он ничего не мог поделать, не сейчас. Было слишком поздно. И у него не было никакой необходимости - никакой причины - подвергать себя ужасу смерти Хасканса.
   Но была необходимость и была причина. Теперь он понимал Эйдорей Диннис лучше, чем когда-либо прежде. Понял, почему она не смогла отвернуться, отказаться быть свидетелем того, что инквизиция сделала с ее мужем.
   Кто-то должен был знать. Кто-то должен был быть свидетелем.
   И, - мрачно сказал он себе, - кто-то должен был помнить.
  
   .X.
   Монастырь святого Жастина, город Мэнчир, княжество Корисанда
  
   Эйдрин Уэймин откинулся на спинку стула и устало потер глаза. Сообщения и отчеты перед ним начинали расплываться, когда он пытался их прочитать, и здравый смысл пытался настоять на том, что ему пора отправляться спать. Он все еще мог поспать пару часов до рассвета, и Лэнгхорн знал, что они ему нужны.
   Казалось, что в сутках никогда не бывает достаточно часов. Это было справедливо для любого интенданта, даже когда он действовал открыто из своего кабинета во дворце своего архиепископа. Когда же он был вынужден выполнять свои обязанности из укрытия, скрываясь, чтобы те самые светские власти, которые должны были подчиняться его указаниям, не нашли его и не потащили к отступнику "архиепископу", ситуация могла только ухудшиться.
   И все же, - криво усмехнулся он, опуская руку, - есть по крайней мере какие-то компенсирующие факторы, не так ли? Например, потеря семафора. - Он фыркнул. - Возможно, мне приходится беспокоиться о таких мелочах, как проклятие потерянных душ, быть схваченным и осужденным за измену, быть казненным - подобных мелких проблемах. Но, по крайней мере, чертов трафик сообщений значительно сократился!
   Его губы дрогнули от собственной слабой попытки пошутить, но в этом было больше, чем немного правды. Здесь, у святого Жастина, он был в такой же безопасности, как и в любом другом месте завоеванной Корисанды, и правда заключалась в том, что он почти не боялся быть выданным властям. Это было не совсем то же самое, что отсутствие страха, но все же было близко к этому. И по мере того, как здесь, в городе распространялось движение сопротивления, его щупальца и информационные каналы продолжали распространяться и расти вместе с ним. И все же, несмотря на то, что это означало неуклонно растущий поток сообщений и отчетов, его потерянный доступ к семафорным станциям Матери-Церкви полностью отрезал его от событий в остальной части княжества.
   Те несколько депеш, дошедших до него сюда от епископа-исполнителя Томиса Шайлейра, доставленных контрабандой доверенными курьерами, были короткими и загадочными. По сравнению с плавным, почти мгновенным общением, к которому он привык до вторжения чарисийцев, это было похоже на то, что его сделали глухим и слепым. Ему это совсем не нравилось, и особенно не нравилось из-за того, как мало он знал о том, что на самом деле происходило за пределами Мэнчира.
   Ты имеешь в виду, - сказал он себе, - что беспокоишься об этом, потому что на самом деле не доверяешь способности епископа Томиса справиться с чем-то подобным. Он не самый умный епископ, которому ты когда-либо служил, не так ли? Но, по крайней мере, он полон решимости что-то сделать, вместо того, чтобы продавать себя чарисийцам, и нечего на это чихать, Эйдрин!
   На самом деле это было не так, и, чтобы быть справедливым по отношению к свергнутому епископу-исполнителю, контакты, которые он, по-видимому, установил с такими людьми, как граф Сторм-Кип, граф Дип-Холлоу и барон Ларчрос, звучали гораздо более многообещающе, чем ожидал Уэймин даже несколькими месяцами ранее. Конечно, у Уэймина не было никаких реальных подробностей о том, куда именно придут епископ-исполнитель Томис и его светские союзники, или что именно они имели в виду, и даже здесь он был мучительно осторожен, чтобы не записать ни единого слова о них в письменном виде. Впрочем, на самом деле это не имело значения. Его собственные инструкции исходили от самого великого инквизитора и были направлены в качестве мер предосторожности задолго до вторжения чарисийцев. Шайлейр примерно знал, каковы были эти инструкции, и Уэймин не сомневался, что он учитывал эти знания в своих планах и планах своих новых союзников, но что бы они ни задумали, это не изменило миссию Уэймина.
   И викарий Жэспар был прав, еще раз напомнил себе интендант. То, что происходит на севере, важно, может быть, даже критично, но то, что происходит прямо здесь, в Мэнчире, еще важнее. Это не просто столица, это самый большой город во всем княжестве, и все остальные города и поселки следят за тем, что здесь происходит. Если этот "регентский совет" и "генерал вице-король Кэйлеба" не смогут сохранить здесь свой контроль, то остальная часть княжества будет гораздо охотнее бросать им вызов.
   Он снова подался вперед и потянулся за следующим отчетом. В некотором смысле он ненавидел записывать все это, хотя и старался использовать кодовые имена, известные только ему, для идентификации большинства своих агентов. Письменные записи были не самой безопасной вещью для заговорщика, чтобы хранить их повсюду, но без них он быстро потерял бы способность отслеживать свои собственные операции. Это был вопрос достижения наилучшего баланса, который он мог найти между безопасностью и эффективностью.
   Он нахмурился, читая памятку, которая добралась до вершины текущей стопки. Она была от Албейра Камминга, и Эйдрин Уэймин был очень раздумчив в том, что касалось Камминга. Этот человек, несомненно, был способным, и в прошлом он оказался чрезвычайно полезным. К сожалению, одна из причин, по которой он оказался таким полезным, заключалась в том, что, насколько мог судить Уэймин, он был совершенно свободен от чего-либо, отдаленно похожего на угрызения совести. Попросту говоря, он был профессиональным убийцей. Один из лучших убийц, которых можно купить за деньги... что и было той самой причиной, по которой Уэймин проявлял двойственность в том, что касалось его самого. Деньги купили ему услуги Камминга, всегда было возможно, что больше денег из другого источника купят предательство Камминга.
   И если Албейр Камминг решит предать Уэймина, последствия могут быть катастрофическими, поскольку только Камминг знал истинную личность человека, который на самом деле заказал убийство князя Гектора и заплатил за него.
   Уэймин подумывал о том, чтобы тихо устранить Камминга. На самом деле, он довольно часто думал об этом, но никогда не решался. Во-первых, потому, что Камминг продолжал доказывать свою полезность и энергичность. Действительно, у Уэймина возникло искушение заключить, что Камминг питал искреннюю (хотя и несколько анемичную) преданность Матери-Церкви, хотя интендант не был бы готов поставить на такую вероятность какую-либо огромную сумму. Но вторая причина, по которой Уэймин до сих пор воздерживался от организации постоянного исчезновения убийцы, заключалась в подозрении, что Камминг принял собственные меры, чтобы защитить себя. Это было бы так похоже на этого человека - спрятать улики, связывающие Уэймина - и, соответственно, самого великого инквизитора - с убийством Гектора. Уэймин мог придумать несколько способов, которыми Камминг мог бы устроить все так, чтобы любое такое доказательство попало в руки оккупантов, если он сам пострадает от несчастья. И интендант был уверен, что Камминг был более чем достаточно изобретателен, чтобы придумать немало подходов, которые ему даже не приходили в голову.
   С другой стороны, тот факт, что он был причастен к убийству Гектора, отрезает оба пути, - подумал интендант. - Он не может позволить, чтобы меня схватили и заставили говорить, больше, чем я могу позволить, чтобы его схватили. Так что у нас двоих есть отличная причина заботиться друг о друге, не так ли? И это, по иронии судьбы, делает его самым надежным агентом, который у меня есть.
   И в том, чтобы полагаться на профессионала, были определенные преимущества. Каковы бы ни были другие его недостатки, Камминг вряд ли собирался совершить фатальную ошибку из-за фанатизма, и это было больше, чем можно было сказать о некоторых недавно завербованных агентах Уэймина. У таких людей, как Пейтрик Хейнри, было много энтузиазма, который слишком часто подпитывался горькой обидой и ненавистью. Но тот же самый энтузиазм мог затруднить их контроль, что было главной причиной, по которой Уэймин был так осторожен, сохраняя свою анонимность, когда дело касалось их. Хейнри был одним из немногих исключений из этого правила, но он также думал, что интендант давно "сбежал" из города. Это была одна из причин, по которой Уэймин назначил Камминга ответственным за управление его контактами с группой Хейнри.
   Это также было одной из причин, по которой он решил доверить Каммингу решать, кого использовать для текущей операции. Интендант выбрал инквизитора, которому было поручено выполнение миссии, но он дал Каммингу возможность выбрать, кто предоставит то, что убийца назвал "мускулами", чтобы действительно выполнить ее. Камминг был гораздо лучше знаком с отдельными агентами, которых он завербовал, - с их способностями, личностями и мотивами, - чем Уэймин. И Уэймин был уверен, что Камминг использовал все свои значительные таланты, чтобы убедиться, что ни один из этих агентов не сможет навести на него стражу. Что, в свою очередь, означало, что они также не были в состоянии привести ту же самую стражу обратно к Уэймину.
   И это не второстепенное соображение, когда речь идет об этом, - мрачно размышлял интендант.
   Правда заключалась в том, что, по крайней мере, крошечная часть его сожалела о том, что он приказал похитить и казнить отца Тимана. Конечно, это была лишь крошечная часть, учитывая, насколько сильно собственные действия священника осудили его. Едва ли он был единственным членом духовенства, который проклял себя, перейдя в "Церковь Чариса", но, несмотря на его относительно невысокий церковный ранг, он стал явным лидером "реформистских" предателей здесь, в Корисанде. Что касается его самого, то Уэймин часто наслаждался проповедями отца Тимана еще до вторжения чарисийцев. Священник всегда был вдохновенным проповедником, обладавшим подлинным даром достигать своей паствы - фактически, выходить за рамки своей собственной паствы. С другой стороны, еще до вторжения Уэймин знал о том, как Хасканс раздражался из-за дисциплины епископа-исполнителя Томиса. Действительно, его праведное негодование, его горячее желание осудить "коррупционеров" в Храме не раз привлекали к нему внимание инквизиции. Он несколько раз оказывался в кабинете Уэймина, и Уэймин сомневался, что у Хасканса могли быть какие-либо сомнения относительно того, как интендант Корисанды относился к его высокомерию, осмеливавшемуся судить о действиях викария. Только тот факт, что он так хорошо выполнял все свои другие священнические обязанности - и был достаточно мудр, чтобы держать рот на замке по поводу своих личных забот - помешал ему быть изгнанным из церкви святой Кэтрин по крайней мере в двух случаях.
   Так что Уэймин был менее чем удивлен, когда Хасканс предал свои клятвы Матери-Церкви и присягнул на верность порожденной Чарисом мерзости. Однако что его удивило, так это энергия и красноречие, которые Хасканс привнес в свое предательство... и насколько эффективным предателем он оказался. Он стал ядром небольшой, но неуклонно растущей группы церковников, которые называли себя "реформистами" и открыто нападали на Мать-Церковь на каждом шагу. Этого было достаточно. Однако еще хуже было то, насколько эти "реформисты" были сосредоточены здесь, в Мэнчире. Их церкви, по большому счету, служили простым жителям города, и это делало их опасными. Узаконив Церковь Чариса среди столичных простолюдинов, они также придавали легитимность империи Чарис, и люди, которые их слушали, были теми самыми людьми, которых Уэймин должен был привлечь, если он собирался эффективно бросить вызов контролю оккупантов над столицей.
   Несмотря на свою собственную горькую ярость по поводу действий Хасканса, Уэймин никогда не верил, что священник нарушил свои клятвы из личных амбиций или жадности. Нет, к сожалению, все было еще хуже. С амбициями можно было бы поработать, а к жадности можно было бы обратиться. Но высокомерие самооправданного негодования, явная наглость человека, который мог противопоставить свою собственную веру - свою собственную изолированную интерпретацию Писания - могуществу и величию собственной Церкви Божьей - это было что-то еще. Хаскансу было наплевать на личную власть, богатство или роскошь; именно это и делало его таким эффективным - таким опасным. И все же, как бы он ни приукрашивал это для потребления своей паствой, как бы искусно он ни искажал Священное Писание, чтобы оно выглядело как подтверждение его собственного отступничества, и как бы первая брешь в его собственной вере ни пробила защиту его души, теперь этот человек полностью отдался служению Шан-вей. Он отвернулся от Бога и викария, и именно поэтому Уэймин едва ли мог притворяться, что испытывает какое-то истинное сожаление по поводу того, что приказал устранить предателя.
   И устранить таким образом, который даст остальным его "реформистским"... коллегам повод пересмотреть свое отступничество. Челюсть интенданта сжалась. Судя по отчету Камминга, мы можем рассчитывать на то, что этот Эймейл сделает именно это, и он вообще не имеет ни малейшего представления о том, что я отдал приказ. Если уж на то пошло, то и отец Дейшан тоже.
   В отличие от Эймейла, отец Дейшан Зачо точно знал, кто такой Эйдрин Уэймин, поскольку работал непосредственно на него более шести лет. Но у Зачо были веские основания полагать, что Уэймин выбрался из Мэнчира с епископом-исполнителем Томисом, поскольку Уэймин специально сказал Зачо, что собирается сделать именно это. Так что даже в том маловероятном случае, если бы он и Эймейл оба были схвачены властями, Зачо не смог бы привести эти власти обратно к святому Жастину. И из всех инквизиторов, которые были приставлены к Корисанде, Зачо был наименее склонен хоть на мгновение колебаться по поводу казни священника-отступника.
   Не могу притворяться, что сожалею, что это пришлось сделать, - признал бывший интендант, - и, по крайней мере, у меня были нужные люди, чтобы позаботиться об этом.
   Он закончил отчет Камминга, затем обнаружил, что сильно зевает, откладывая его в сторону.
   Хватит! Я начну совершать ошибки из-за простой усталости, если буду продолжать в том же духе. Время немного поспать. - Он снова зевнул. - Завтра будет другой день.
   По крайней мере, для некоторых из нас.
  
   .XI.
   Площадь Грей-Лизард, особняк сэра Корина Гарвея, и монастырь святого Жастина, город Мэнчир, княжество Корисанда
  
   Резкий, колющий жест заставил эскорт сэра Корина Гарвея резко, с грохотом остановиться на булыжниках. Гнев в чрезмерно контролируемом сигнале руки Гарвея, сжатой в кулак, был в высшей степени необычным. В его эскорте были люди, которые были с ним в битве при Харил-Кроссинг и служили вместе с ним во время кампании на перевале Тэлбор. Они видели его в разгар битвы, видели, как он навещал своих раненых и утешал умирающих, даже видели, как он выезжал, чтобы сдать свою армию Кэйлебу из Чариса. Они видели его сердитым, видели, как он беспокоился, видели, как он горевал, видели, как он был полон решимости.
   Они никогда не видели его таким.
   Эскорт сдерживал своих лошадей скорее как встревоженные дети, крадущиеся в тени плохо понятного гнева отца, чем как элитные, отборные войска, которыми они были на самом деле. Они оглядели здания, окружающие площадь Грей-Лизард, залитые ранним утренним солнцем под темно-синим небом. Воздух был свежим и прохладным, предупреждая о грядущей жаре, но еще более приятным, потому что его теперешняя прохлада должна быть такой мимолетной. Витрины, яркие навесы, киоски и прилавки рынка Грей-Лизард, обычно одного из самых больших и оживленных в городе, сверкали в золотых лучах солнца.
   Однако эти киоски и прилавки были пусты. Люди, которые должны были заполонить площадь, торгуясь и препираясь, стояли притихшие, столпившиеся по краям, удерживаемые там мрачными оруженосцами городской стражи. Тишина и безмолвие этой толпы людей были глубокими, настолько абсолютными, что слабый, но ясный свист виверн высоко над головой звучал почти шокирующе.
   Гарвей спешился. Йерман Улстин, его личный оруженосец, спрыгнул с седла рядом с ним, но рубящая рука предупредила Улстина, что даже его присутствие в этот день нежелательно. Ему это явно не нравилось, но темноволосый оруженосец служил семье Гарвей с пятнадцати лет, и его назначили к сэру Корину с тех пор, как генерал был мальчиком. Вероятно, он знал настроение сэра Корина лучше, чем любой другой живой человек, и поэтому он просто принял приказ, взял поводья своего хозяина и стоял, наблюдая, как Гарвей подошел к белой простыне с красными пятнами.
   Я бы не хотел быть тем, кто стоит за этим. - Мысли Улстина были резкими от его собственного гнева. - Я служил его отцу и генералу, мальчику, затем мужчине, и никогда не видел ни одного из них таким. Он найдет того, кто это сделал, и когда он это сделает...
   ***
   Сэр Корин Гарвей шел по булыжной мостовой, как человек, идущий в бой, чувствуя тишину вокруг себя, остро ощущая контраст между прохладным утренним воздухом и раскаленной добела яростью, бушующей внутри него. Он заставил свое лицо изобразить маску спокойствия, но эта маска была ложью, потому что в нем не было спокойствия.
   Медленно, Корин. Медленно, - напомнил он себе. - Вспомни все эти наблюдающие глаза. Помни, что ты генерал, личный представитель регентского совета, а не просто мужчина. Помни.
   Он добрался до испачканной красными пятнами простыни. Рядом с ней на коленях стоял священник, светловолосый мужчина, начинающий седеть, с окладистой бородой. На нем была зеленая ряса и кадуцей брата ордена Паскуале, а на его шапочке красовалась зеленая кокарда верховного священника.
   Священник поднял глаза, когда Гарвей подошел к нему, и генерал увидел слезы в серых глазах пожилого человека, но выражение лица священника было спокойным, почти безмятежным.
   - Отец. - Гарвей знал, что его односложное приветствие прозвучало резче, чем он намеревался, и он попытался сделать свой краткий приветственный поклон менее резким. Он сильно сомневался, что ему это удалось.
   - Генерал, - ответил священник. Он протянул руку и нежно положил ее на простыню. - Мне жаль, что вас вызвали сюда для этого, - сказал он.
   - Мне тоже, отец. - Гарвей глубоко вздохнул. - Простите меня, - сказал он тогда. - Боюсь, сегодня утром я немного зол, но это слабое оправдание невежливости. Вы..?
   - Отец Жейф Лейтир. Я настоятель церкви святых торжествующих Архангелов. - Священник мотнул головой в сторону каменного шпиля церкви на ближнем конце площади, и выражение его лица напряглось. - Вполне уверен, что они оставили его здесь, по крайней мере отчасти, как послание мне, - сказал он.
   Глаза Гарвея на мгновение сузились, но затем он понимающе кивнул, узнав имя Лейтира. Сэр Чарлз Дойл, командовавший его артиллерией в начале кампании на перевале Тэлбор, теперь был его начальником штаба. Кроме того, Дойл выполнял роль главного аналитика разведки Гарвея, и слова из его докладов о растущем реформистском движении здесь, в Мэнчире, сами собой всплыли в памяти Гарвея.
   Да. Ублюдки, которые это сделали, хотели бы убедиться, что Лейтир получит "сообщение", - подумал он.
   - Боюсь, что вы, вероятно, правы насчет этого, отец, - сказал он вслух. - С другой стороны, я полагаю, что они задумали это как "послание" для всех нас. - Он на мгновение обнажил зубы. - И когда мы выясним, кто они такие, у меня тоже будет небольшое сообщение для них.
   - Паскуале - архангел исцеления, генерал, - сказал Лейтир, снова глядя на покрытую простыней форму. - Но только на этот раз, думаю, он простит меня за то, что я пожелаю вам всяческих успехов. - Его рука скользнула по простыне, поглаживая ее, и он покачал головой. - Они не должны были так поступать с ним. - Его голос был таким тихим, что даже Гарвей едва мог его услышать. - Они не должны были этого делать, они хотели это сделать.
   - Думаю, что и в этом вы правы, отец, - так же тихо ответил Гарвей. Лейтир снова посмотрел на него, и он слегка пожал плечами. - До сих пор я видел очень мало ненависти со стороны Церкви Чариса или ваших собственных реформистов. Однако я видел довольно много таких выходцев из приверженцев Храма.
   - Как и я, - признал Лейтир. - И думаю, что одна из причин, по которой они это сделали, заключается в том, чтобы разжечь эту ненависть и среди нас. - Он снова посмотрел вниз на прикрытое тело. - Тиман никогда никого не ненавидел, за исключением, возможно, тех коррумпированных людей в Зионе, и никто никогда не мог слушать его проповеди, не осознавая этого. Думаю, именно поэтому он был так эффективен. И вот почему лоялисты хотят, чтобы мы ненавидели так же горячо, как и они. Они хотят, чтобы мы набросились на них - позволили нашему собственному гневу разжечь конфликт между нами, сделать брешь еще шире и глубже. Пусть наша невоздержанность оправдает их собственную.
   - Возможно, вы правы насчет этого, отец, - мрачно сказал Гарвей. - И как сын Матери-Церкви, я надеюсь, что вы и другие священники, которые высказались, сможете противостоять этой ненависти, этому гневу. Но я представляю светские власти, и в мои обязанности не входит прощать подобные вещи.
   - Да. Да, полагаю, что это не так.
   Лейтир еще несколько мгновений смотрел вниз, затем поднялся. Судя по скованности его движений, Гарвей заподозрил, что он стоял на коленях на этих неподатливых булыжниках с тех пор, как тело было впервые обнаружено, и генерал протянул руку, чтобы поддержать его. Пожилой мужчина с благодарностью принял помощь, затем встряхнулся и еще раз кивнул в сторону своей церкви.
   - Знаю, что нам пришлось оставить его здесь, пока вы сами не осмотрите место происшествия, генерал. Я это понимаю. Но его жена там, в доме священника, с моей домоправительницей. Я предложил остаться с ней, но она настояла, чтобы я вместо этого остался с Тиманом. Это было все, что я мог сделать, чтобы уговорить ее позволить мне составить ему компанию, пока вы не приедете вместо нее. Не думаю, что мне бы это удалось, если бы она была в состоянии ясно мыслить или спорить. Теперь, однако... - Лейтир покачал головой. - Пожалуйста, генерал, я... не хочу, чтобы она его видела. Не так, как сейчас.
   - Понимаю. - Гарвей спокойно встретил взгляд священника. - Когда вернетесь к ней, скажите, что мы должны забрать тело для наших собственных целителей, чтобы проверить их отчеты. Держите ее там, пока мы не уйдем. Скажите ей, что это моя просьба в рамках расследования. Я попрошу своих людей сделать все, что в их силах, прежде чем мы передадим ей тело. - Его губы сжались. - Судя по предварительным сообщениям, не ожидаю, что смогу многое сделать. Но если вы могли бы доставить в мой штаб одежду для него, мы оденем его прилично, когда закончат целители. Надеюсь, это, по крайней мере, скроет худшее.
   - Спасибо, генерал. - Священник положил руку на предплечье Гарвея и слегка сжал. - Боюсь, по моей реакции она уже знает, что это скверно, но есть разница между этим и тем, чтобы на самом деле увидеть, что сделали эти мясники.
   На последней фразе голос Лейтира стал хриплым, и он снова сжал предплечье Гарвея. Затем он немного шумно прочистил горло.
   - Я уже попрощался, - тихо сказал он. - И я уже просил Бога, может ли Тиман немного подождать, пока остальные из нас не наверстают упущенное. Так что, если вы меня извините, мне нужно утешить вдову дорогого друга.
   - Конечно, отец, - мягко сказал Гарвей. Он снова поклонился, более низко, и Лейтир нарисовал знак скипетра Лэнгхорна, затем повернулся и медленно пошел к своей церкви и дому священника по соседству.
   Гарвей смотрел ему вслед, читая в плечах священника смесь возмущения, горя и решимости. В уверенной походке Лейтира также чувствовалась отвага, которой Гарвей позавидовал. Что касается его самого, то он предпочел бы столкнуться с атакой тяжелой кавалерии - или даже с шеренгой чарисийских стрелков - чем с тем, с чем собирался столкнуться Лейтир. На мгновение он задумался, что именно это говорит о разнице между физическим мужеством и моральным мужеством. Затем он сделал еще один глубокий вдох, опустился на одно колено, потянулся к углу простыни и приготовился к тому, что ему предстояло увидеть.
   ***
   Гораздо позже тем же вечером Гарвей сидел за письменным столом в своем кабинете в городском доме. Он был один, без наблюдающих глаз, и поэтому позволил выражению своего лица показать горький гнев и разочарование, которые никому другому никогда не позволялось видеть.
   Он откинулся на спинку своего дорогого вращающегося кресла, протирая глаза. Они казались сухими и колючими, отчасти от усталости, но в основном, как он подозревал, от того, как много он читал в последнее время. Отчеты накапливались, и его очень беспокоили развивавшиеся тенденции, которые он видел.
   Жестокость убийства отца Тимана - и целители Гарвея подтвердили, что священник, вероятно, на самом деле не умер до самого конца катаклизма зверств и увечий, которые ему нанесли, - затмила все остальное, что произошло еще, но нападения на духовенство и мирян Церкви Чариса медленно, но неуклонно нарастали. Большинство из них были все еще относительно незначительными - драки на кулаках, разрушенные дома и имущество, анонимные угрозы, прибитые гвоздями к дверям церквей или обернутые вокруг камней, брошенных в окна.
   Большинство из этих инцидентов, по его мнению - и Дойл согласился - были действительно спонтанными, результатом личного гнева или разочарования, и они арестовали, посадили в тюрьму и оштрафовали нескольких ответственных за них людей. Лично Гарвей предпочел бы более суровое наказание, но вице-король генерал Чермин решительно поддержал мнение архиепископа Клейрманта о том, что реакция властей должна сочетать строгость и сдержанность. Чермин ясно дал понять, что до тех пор, пока не будет беспорядков или крупномасштабного насилия, он намеревался позволить Гарвею и регентскому совету определять политику в таких вопросах, но он также подчеркнул, что его собственные инструкции от императора Кэйлеба и императрицы Шарлиэн не допускали больше репрессий, чем абсолютно возможный минимум.
   Большую часть времени Гарвей ценил эту сдержанность со стороны Чермина. Если уж на то пошло, большую часть времени он соглашался с вице-королем генералом и архиепископом. Но было несколько - неуклонно растущий поток - более уродливых, более жестоких нападений, и он сильно сомневался, что эти инциденты были спонтанными и незапланированными. Его беспокоила картина, которую он наблюдал за последние несколько пятидневок, и теперь было это. Не было никакого способа притвориться, что похищение, пытки и убийство отца Тимана было импульсивным поступком какой-то отдельной горячей головы. Это было тщательно спланировано и осуществлено, и задумывалось как вызов светским и церковным властям, так и предупреждение другим священникам, настроенным реформистски.
   Есть сдержанность, а есть слабость, - мрачно подумал Гарвей. - Когда они выбрали отца Тимана, они намеренно выбрали одного из самых любимых людей во всем этом городе. Они решили убить средоточие всей этой любви, всего этого доверия, и они сделали это, по крайней мере частично, чтобы доказать, что они могут это сделать. Чтобы воодушевить лоялистов - которые, вероятно, ненавидели его так же сильно, как все остальные любили его, - и продемонстрировать, что мы даже не можем их найти, не говоря уже о том, чтобы помешать им сделать это снова, когда бы они ни захотели. Я не думаю, что даже архиепископ будет выступать за большую "сдержанность", когда мы найдем мясников, которые это сделали. Но в этом-то и загвоздка, не так ли, Корин? Сначала ты должен найти их, а ты даже не знаешь, с чего начать поиски!
   Он ненавидел - ненавидел - признавать это, но было бессмысленно притворяться, что это не так. О, у него и Дойла были свои собственные агенты, и удивительное количество людей выходило вперед, как правило, чтобы спокойно поговорить со своими приходскими священниками о том, что они видели или слышали. С помощью этих намеков агенты Дойла проникли по меньшей мере в дюжину отдельных групп - "ячеек", как называл их Дойл, сравнивая их с отдельными ячейками в пчелиных сотах, - но все они до сих пор были относительно низкого уровня. На самом деле большинство из них были не более чем группами собутыльников с бандитским складом ума. И все же даже некоторые из них действовали с большей... изощренностью, чем должны были быть способны. Для Дойла - и Гарвея - было очевидно, что за кулисами действовала гораздо более организованная и централизованно управляемая власть, которая руководила и использовала эти группы низкого уровня, никогда не идентифицируя себя с ними, и Дойл пришел к выводу, что на самом деле она была организована и создана, по крайней мере частично, задолго до вторжения чарисийцев. Что, учитывая принадлежность предыдущей церковной иерархии здесь, в Корисанде, наводило на мысль, что это, вероятно, была работа отца Эйдрина Уэймина, интенданта епископа-исполнителя Томиса.
   Учитывая определенные подозрения, которые возникли у Гарвея и Дойла относительно того, кто на самом деле был ответственен за убийство князя Гектора, генерал жаждал возможности... обсудить несколько вопросов лицом к лицу с отцом Эйдрином.
   Но этого не произойдет. Он слишком глубоко зарылся в землю для этого, - с горечью подумал Гарвей. - Я знаю, что этот ублюдок где-то в городе. Знаю это! но понятия не имею, где именно, и без этого...
   Дзынь-крак!
   Внезапный звон бьющегося стекла вырвал Гарвея из его мыслей. Он поднялся на ноги, правая рука инстинктивно потянулась к рукояти кинжала, который он снял, когда вошел в кабинет. Он повернулся к окнам кабинета, которые выходили на ландшафтный сад в центре площади перед особняком, присел на корточки, и его сердце бешено заколотилось.
   Он ждал, напрягая мышцы, удивляясь, как кто-то прошел мимо его часовых. Но больше ничего не произошло. Было так тихо, что он мог слышать тиканье часов в одном углу, на самом деле слышать тихий звук "свист-щелчок" маятника, когда тот равномерно, монотонно качался. Через несколько мгновений он почувствовал, что расслабляется - по крайней мере, немного - и выпрямился из своего полуприседа.
   За окнами не было света, и он осторожно обошел стол, оглядываясь по сторонам, затем снова остановился.
   На его ковре лежал камень, окруженный ореолом осколков стекла. Это был небольшой камень, но его глаза сузились, когда он понял, что кто-то обернул что-то вокруг него, прежде чем запустить в окно его кабинета.
   Он подошел к нему, слушая, как хрустит битое стекло под его ботинками, и с осторожностью поднял его. Камень был завернут в бумагу, перевязанную бечевкой, и он держал его в левой руке, пальцами правой руки смахивая прилипшие к нему осколки стекла.
   Его брови нахмурились, и он прошел остаток пути к разбитому окну, глядя наружу сквозь разбитые стекла. Лунный свет лился на сад. Луж серебра и чернильной черноты было достаточно, чтобы сбить с толку глаз, но не настолько сильно, чтобы он не мог сказать, что сад пуст. Никто крупнее карлика не смог бы спрятаться за его кустарником или цветочными клумбами. Так что тот, кто бросил это в окно, очевидно, не задержался, чтобы посмотреть, как отреагирует Гарвей. Но как они вообще попали в сад? И добравшись туда, как они смогли вернуться незамеченными? Гарвей знал подготовку солдат, назначенных охранять его резиденцию. Если бы кто-нибудь из них что-нибудь видел или слышал - в том числе звук бьющегося стекла, - его кабинет в этот самый момент был бы полон вооруженных, злых, настороженных людей.
   Чего, очевидно, не было.
   Он вернулся по хрустящему стеклом ковру и снова сел за свой стол, положив завернутый в бумагу камень на бювар перед собой. Он несколько секунд смотрел на него сверху вниз, затем перочинным ножом перерезал бечевку и развернул бумагу.
   Бумага была конвертом, понял он, и снаружи было написано его собственное имя. Он не был особенно удивлен тем фактом, что, насколько ему было известно, он никогда раньше не видел этого почерка, но почувствовал странное волнение, когда взвесил конверт в пальцах и понял, что в нем должно быть несколько листов бумаги. Он понятия не имел, почему его неизвестный корреспондент решил доставить свою почту таким нетрадиционным способом, но сомневался, что потребовалось бы больше одного листа, чтобы выразить даже самые страстные угрозы смертью, что наводило на мысль, что это должно быть нечто совершенно отличное от его изначальных предположений.
   Тем же перочинным ножом он разрезал конверт и извлек его содержимое. Там было восемь листов тонкой дорогой бумаги, испещренных строчками, написанными через равные промежутки тем же аккуратным, четким почерком, что и адрес на внешней стороне конверта. Он положил их на бювар и поправил настольную лампу, затем с любопытством склонился над письмом.
   ***
   - Открывай! Открывай во имя короны и святой Матери-Церкви!
   Громогласный рев был прерван внезапным оглушительным грохотом, когда шестнадцать человек, несших десятифутовый таран с железной головкой, врезали им по закрытым воротам. Тот, кто выдвинул это требование, явно не ждал ответа.
   - Что?! - воскликнул другой голос в явном замешательстве. - Что ты, по-твоему, делаешь?! Это дом Божий!
   Монах, назначенный ночным привратником, выскочил из своей маленькой каморки у ворот, заламывая руки, и побежал к воротам монастыря, как раз когда таран врезался в них во второй раз. Он почти добрался до закрытого портала, когда обе половинки ворот резко распахнулись. Кусок разбитой перекладины ворот ударил его в плечо, сбив с ног, а затем он застонал от боли, когда большой тяжелый ботинок опустился ему на грудь. Он начал протестующе кричать, затем резко замер с полуоткрытым ртом, когда обнаружил, что смотрит вверх на острие очень острого, очень твердого штыка, примерно в восемнадцати дюймах от своего носа.
   Он был не один, этот ботинок на его груди. На самом деле, это был всего лишь один из десятков сапог, когда целая рота пехотинцев с мрачными лицами ворвалась в ворота. Сверкнуло еще больше штыков, голоса выкрикивали резкие команды, и еще больше дверей распахнулось, когда в них врезались приклады мушкетов и плечи.
   Все больше братьев монастыря вываливались из своих келий, растерянно моргая и выкрикивая вопросы. Они получили очень мало ответов. Вместо этого их глаза расширились от недоверия, когда нечестивые руки схватили их, развернули и швырнули лицом в каменные стены и колонны. Никто из них никогда не представлял себе такого жестокого, прямого нападения на монахов Матери-Церкви, и особенно на братьев ордена Шулера. Явный, ошеломленный шок от такого невероятного нечестия овладел ими. Они были инквизиторами Матери-Церкви, хранителями и держателями ее закона. Как посмел кто-то нарушить святость одного из их монастырей?! Тут и там один или двое начинали сопротивляться, барахтаться, но только для того, чтобы закричать, когда ожидающие мушкетные приклады сбивали их на колени.
   - Как ты смеешь?! - крикнул один из них, вскакивая на ноги, но тут же замолчал со сдавленным криком, когда окованный медью приклад мушкета врезался ему на этот раз в рот, а не в плечо. Он упал, выплевывая зубы и кровь, и только быстрый окрик сержанта удержал мушкет от того, чтобы ударить его по затылку со смертельной силой.
   Еще больше рук дернули недоверчивых шулеритов за руки, крепко связали запястья веревкой с грубыми волокнами, а затем их потащили - не слишком осторожно - обратно во двор монастыря. Солдаты с суровыми глазами повалили их на колени, и они обнаружили, что стоят на коленях на булыжниках, окруженные штыками, которые слабо, но убийственно поблескивали в лунном свете, пока они со страхом смотрели вверх, оцепеневшие мозги пытались понять, что происходит.
   Сэр Корин Гарвей оставил это опытным сержантам пехотной роты. Его собственная штаб-квартира находилась недалеко от прихода святой Кэтрин, и отец Тиман был так же популярен среди многих его солдат, как и у большинства людей, которые когда-либо слышали его проповеди. Даже те, кто не был полностью согласен с ним, уважали его, и его проповеди энергично обсуждались штаб-квартирой команды Гарвея. После того, что с ним случилось, генерал скорее подозревал, что этим сержантам будет труднее сдерживать своих людей, чем мотивировать их, и у него были другие дела, которыми нужно было заняться.
   Каблуки его ботинок звенели по каменному полу, когда он целеустремленно шел по коридору, сопровождаемый по пятам Йерманом Улстином и капитаном Франклином Нейклосом, командиром роты. Их сопровождало одно из отделений Нейклоса, а Улстин и двое солдат из отделения несли кувалды, а не мушкеты.
   Гарвей завернул за угол, затем посмотрел вниз, сверяясь с написанным от руки листом бумаги.
   - Там, - решительно сказал он, указывая на настенную мозаику. - Отойдите, сэр, - мрачно ответил Улстин, затем кивнул одному из солдат, вооруженных кувалдами. - Вон там, Жок, - сказал он, мотнув головой, и солдат кивнул в ответ. Он и Улстин стояли бок о бок, глядя на мирную пасторальную сцену мозаики, а затем молотки замахнулись почти в идеальном унисоне.
   Железные наконечники с хрустом врезались в мозаику, разбивая плитки. Звук ломающегося камня заполнил коридор, и сквозь него Гарвей смутно слышал голоса с улиц за стенами монастыря. Монастырь святого Жастина был одним из старейших и крупнейших в самом городе Мэнчир, располагался в зажиточном районе менее чем в десяти кварталах от Мэнчирского собора, и соседи братьев были явно ошеломлены и немало напуганы внезапным всплеском полночного насилия.
   Что ж, им просто придется смириться с этим, - резко подумал он, наблюдая, как снова поднимаются кувалды. - И, похоже, мы тоже действительно удивили этих ублюдков. Так что, возможно, крысы, которых я ищу, все еще в своих норах. Или, - его зубы сверкнули в свирепой, хищной усмешке, - может быть, они заняты тем, что бегут по своему спасительному туннелю. Я бы почти предпочел это, даже если меня там не будет, чтобы увидеть выражение их лиц, когда они бросятся прямо в объятия Чарлза!
   Кувалды снова ударили в стену. Полетели еще кусочки мозаики, но раздался и другой звук. Глухой звук, который звучал не совсем правильно, исходил от одной из древних, прочных каменных стен монастыря.
   Молоты ударили в третий раз, и ухмылка сэра Корина Гарвея стала шире - и более жестокой - когда в том, что должно было быть сплошной стеной, внезапно появились дыры. И не темные дыры, выбитые в каменной кладке. Нет, они были освещены с другой стороны, и он услышал голос, говоривший что-то безумное, когда молоты снова забарабанили в стену, и снова, и снова.
   Дыры в стене становились все больше, расширяясь, сливаясь в одну, а затем целая секция тонких каменных блоков отвалилась. Что-то громко взорвалось, вспышка из дула вырвала удушливое облако порохового дыма, и один из пехотинцев Нейклоса вскрикнул, когда мушкетная пуля попала ему в левую ногу. Прежде чем Гарвей успел что-то сказать, один из товарищей раненого по отделению приставил к плечу свой собственный мушкет, и второй выстрел пробил уши, уже заложенные от первого. Повалил свежий дым, густой и мерзко пахнущий, и кто-то закричал с другой стороны.
   - Внутрь! - рявкнул капитан Нейклос. - И помните, ублюдки нужны нам живыми!
   - Есть, сэр! - мрачно подтвердил сержант отделения. Затем - Вы слышали капитана! Прыгай!
   Невредимые члены отделения плечами прокладывали себе путь через дыру, проход их тел расширял ее по мере того, как они шли. Комната на другой стороне была такой же большой, как и указывали точные указания таинственного корреспондента Гарвея. И в соответствии с теми же указаниями, это была также только первая из полудюжины комнат, которые были скрыты первоначальным архитектором монастыря более пяти столетий назад. В отличие от некоторых приоратов, монастырей или конвентов, которые на протяжении многих лет неоднократно меняли владельцев и религиозную принадлежность, дом святого Жастина всегда был домом шулеритов, и Гарвей поймал себя на мысли, сколько других скрытых комнат могло быть спрятано в других религиозных домах и поместьях ордена.
   Никто не знает, - подумал он, пригибая голову, чтобы последовать за Улстином и Нейклосом через дыру в стене. - Это первый раз, когда я слышу о ком-либо из них. Если уж на то пошло, ни архиепископ Клейрмант, ни епископ Кейси никогда не слышали ни о чем подобном. Или, во всяком случае, я не думаю, что они это знали. - Он мысленно поморщился. - Черт. Теперь я начинаю задаваться вопросом, не скрывают ли даже епископы, которым я доверяю, нужную мне информацию!
   Он услышал громкие голоса - сердитые, угрожающие голоса. Они доносились из соседней комнаты, и он закашлялся от свежего облака дыма, когда вошел в нее через дверь. На этот раз не пороховой дым, заметил он. Вместо этого это был дым горящей бумаги, и его глаза защипало, когда он увидел перевернутую жаровню. Очевидно, кто-то сжигал документы, когда прибыли его люди, и даже когда он наблюдал, Улстин тушил последние проблески пламени в стопке бумаги, которую он бросил на пол.
   Двое мужчин, оба в ночных рубашках, стояли, прислонившись спиной к стене, с напряженными бледными лицами, глядя на острия штыков его солдат. Он без труда узнал одного из них.
   - Отец Эйдрин Уэймин, - сказал он каменным голосом, - я арестовываю вас именем короны и Матери-Церкви, по поручению регентского совета князя Дейвина и архиепископа Клейрманта, по обвинению в подстрекательстве к мятежу, измене и убийстве.
   - У вас нет полномочий арестовывать меня! - выплюнул в ответ Уэймин. Он был явно потрясен, и в выражении его лица, казалось, было столько же недоверия, сколько и гнева. - Вы и ваши хозяева-отступники не имеете власти над истинной Церковью Божьей!
   - Возможно, и нет, - ответил Гарвей тем же каменным голосом. - Но у них достаточно власти для меня, священник. И советую вам вспомнить, что случилось с инквизиторами Фирейда.
   Страх промелькнул за возмущением и яростью в глазах Уэймина, и Гарвей тонко улыбнулся.
   - Другие мои солдаты обращаются к мастеру Эймейлу прямо сейчас, когда мы разговариваем, - сказал он бывшему интенданту. - И мастера Хейнри тоже сейчас навещают.
   Уэймин заметно дернулся, когда услышал эти имена, и улыбка Гарвея стала шире, не став ни на градус теплее.
   - Почему-то я подозреваю, что один из этих прекрасных джентльменов собирается подтвердить то, что мы уже знаем, - сказал он. - Это даже не потребует тех пыток, которые вы так любите. Что, по моему личному мнению, очень жаль. - Он заглянул глубоко в глаза Уэймина и увидел, как мерцание страха поднялось выше. - Есть часть меня, которая сожалеет о том факте, что император, императрица и архиепископ Мейкел специально отказались от Наказания вашей собственной Книги за убийство священников. С другой стороны, это, наверное, и к лучшему для состояния моей собственной души. Мне бы не хотелось оказаться проклятым на тех же углях, что и вы, так что, полагаю, мне просто придется довольствоваться веревкой.
   - Ты не посмеешь! - Уэймин вышел из себя.
   - Уверен, что инквизиторы в Фирейде тоже так думали, - заметил Гарвей. Он еще мгновение холодно разглядывал бывшего интенданта, затем повернулся к Нейклосу.
   - Ваши люди хорошо поработали здесь сегодня ночью, капитан, и вы тоже, - сказал он. - Теперь я хочу, чтобы всех этих заключенных перевезли в тюрьму Касимар. - Он одарил Уэймина еще одной ледяной улыбкой. - Понимаю, что их там ждут.
  
   .XII.
   Малый зал совета, императорский дворец, город Черейт, королевство Чисхолм
  
   - Ваши величества.
   Князь Нарман Эмерэлдский поклонился, проходя мимо стражников за дверью в ответ на приглашение к завтраку. Кэйлеб и Шарлиэн сидели за столом у одного из окон зала. Было все еще темно, и безлунное, беззвездное зимнее небо было достаточно облачным, чтобы никто не ожидал увидеть солнце, даже когда оно наконец соизволит взойти. Час был немного ранний, даже для энергичных, молодых монархов, - размышлял Нарман. - С другой стороны, для него это было нечто большее, чем "немного рано", учитывая, что он предпочитал более неторопливый график, и на самом деле он не ожидал, что его вызовут на совещание еще до завтрака.
   Помещение было оборудовано одной из новых чугунных печей литейного завода Хаусмина, ее труба выходила в дымоход огромного, но старомодного и намного менее эффективного камина, и в зале действительно было комфортно тепло, даже по субтропическим эмерэлдским стандартам Нармана. Высокий, дымящийся графин с горячим какао стоял рядом с таким же дымящимся чайником для чая, и оба они сопровождались чашками, тарелками и подносом, плотно уставленным булочками и кексами. До своего приезда сюда, в Черейт, Нарман никогда не сталкивался с булочками, посыпанными орехами и ягодами шиповника, но они были местным фирменным блюдом, и он с энтузиазмом одобрил их. Особенно когда они были еще горячими из духовки и в наличии было много свежего масла.
   Он заметно оживился, увидев их, и не только потому, что еще не ел. Это было довольно важно для его реакции, но были и другие факторы. В частности, с тех пор, как он и Оливия обзавелись своими собственными компьютерами и доступом к компьютерным файлам Совы, его жена начала беспокоиться о его привычках в еде. Сам Нарман уже много часов с восторгом изучал те же самые файлы, но его интересовали совершенно другие их части. Он предположил, что был рад получить доступ к информации, рассказывавшей им правду о проблемах со здоровьем, которые Священное Писание понизило до заученного подчинения "религиозному закону", но он мог бы пожелать, чтобы эта информация не содержала таких слов, как "холестерин" и "атеросклероз". По его мнению, было достаточно плохо, когда обученные Паскуале целители суетились над ним из-за того, что он ел, не имея никакого представления о действительных причинах диетических предложений Паскуале.
   Он улыбнулся при этой мысли, но затем его улыбка исчезла, когда он увидел выражения лиц императора и императрицы.
   - Доброе утро, Нарман, - ответила Шарлиэн на его приветствие. Ее голос был вежливым, но в ее тоне было что-то жесткое, сердитое. Однако, что бы это ни было, по крайней мере, казалось, что оно не было направлено на него, за что князь был благодарен. - Пожалуйста, присоединяйтесь к нам.
   - Конечно, ваше величество.
   Нарман подошел к указанному креслу, повернулся лицом к Кэйлебу и Шарлиэн через стол и посмотрел в окно позади них. Он сел, и Шарлиэн налила горячее какао и протянула ему. Он принял чашку, пробормотав благодарность, отпил глоток, затем поставил ее на стол перед собой, обхватив руками, в то время как обдумывал возможные причины своего неожиданного вызова. Его первой мыслью было, что это как-то связано с миссией Мерлина в Мейкелберг, но он наблюдал за "образами" разговора Мерлина с самим герцогом Истшером. Казалось маловероятным, что там что-то пошло не так, но если не это, то...?
   - Простите меня, ваше величество, - сказал он, глядя на Шарлиэн, - но, судя по вашему тону, произошло что-то, чего я не знаю.
   Его собственный тон и поднятые брови превратили это утверждение в вопрос, и Кэйлеб издал резкий, уродливый смешок. Нарман перевел свое внимание на императора и склонил голову набок.
   - Можно и так сказать, - сказал Кэйлеб. - Когда я проснулся этим утром, то обратился с помощью Совы к его данным. Обычно я так и делаю, и обычно у меня есть пара вещей, за которыми он следит, - конкретные вещи, которые меня особенно интересуют. - Он пожал плечами. - Большинство из них, честно говоря, не особенно впечатляют. Вы могли бы даже назвать их чисто эгоистичными. Например, такие вещи, как результаты и турнирная таблица по бейсболу в Старом Чарисе. Или слежение за Гектором и "Дестини". Что-то в этом роде.
   Он сделал паузу, и Нарман понимающе кивнул. - Ну, одна из вещей, за которыми я заставил его следить, - это проповеди отца Тимана в Мэнчире. Не столько из-за их политических последствий, сколько потому, что они мне очень понравились на личном уровне. Поэтому сегодня утром я спросил его, как отец Тиман собирается выступить на проповеди в эту среду. - Лицо императора напряглось, а его голос стал резким и ровным. - К сожалению, в конце концов, он не будет проповедовать в эту пятидневку. Эти ублюдки Уэймина убили его позавчера ночью. На самом деле, они замучили его до смерти, а затем бросили его обнаженное тело на площади Грей-Лизард вчера утром.
   Нарман напрягся, и его взгляд метнулся к Шарлиэн. Теперь он понимал ярость, сверкающую в ее глазах. Императрица с нетерпением ждала того дня, когда наконец встретится со священником, который стал духовным лидером корисандских реформистов. Он знал, как сильно она стала уважать Хасканса, и подозревал, что убийство священника, особенно по прямому приказу Уэймина, должно быть, перекликается с воспоминаниями о том, как так много ее собственных стражников было убито в результате планов другого высокопоставленного церковника убить ее.
   - Сова уверен, что Уэймин лично заказал это, ваша светлость? - спросил он как можно более нейтральным тоном, решив адресовать вопрос Кэйлебу, и император издал звук, нечто среднее между рычанием и рычанием.
   - О, он уверен, все в порядке. Этот ублюдок передал приказ через Хейнри Эймейлу.
   - Понимаю. - Выражение лица Нармана было просто задумчивым, но что-то более жесткое и холодное блеснуло в глубине его обычно мягких карих глаз. - Должен признать, что немного удивлен его решением обострить ситуацию таким образом, - продолжил пухлый князь через мгновение. - Понимаю, что его связи с епископом-исполнителем Томисом и "северным заговором" являются окольными и ограниченными, но, несомненно, он должен знать, что их планы слишком незавершены для какой-либо прямой конфронтации с регентским советом и генералом Чермином.
   - Очевидно, мы все в это верили, - сказала Шарлиэн. Теперь, когда Нарман знал, что произошло, он распознал в этом холодном, жестком тоне отголосок с трудом обретенной самодисциплины, которой так давно научилась королева-дитя. Было до боли очевидно, что потребовалось довольно много самодисциплины, чтобы контролировать гнев глубоко внутри нее.
   - Однако, во что бы мы ни верили, - продолжала она, - мы ошибались.
   - Не думаю, что это именно то, что произошло, - сказал Кэйлеб. Она посмотрела на него, ее глаза были значительно холоднее и ровнее, чем обычно, и он покачал головой. - Я имею в виду, он прекрасно понимает, что епископ-исполнитель и его светские приспешники еще не готовы к выступлению, и мы знаем, что он пытался координировать действия в Мэнчире, чтобы постепенно довести город до кипения. Чтобы взорвать ситуацию в тот момент, когда будет готов северный заговор. Это наводит меня на мысль, что должно было произойти что-то, что изменило его планы.
   - Полагаю, что согласен с его светлостью, ваше величество, - сказал Нарман Шарлиэн через мгновение. Он протянул руку и начал рассеянно намазывать маслом еще теплую булочку. - Конечно, у Уэймина всегда была проблема с этими плохими коммуникациями. Ни о какой точной координации с Шайлейром, Сторм-Кипом и остальными не могло быть и речи. Тем не менее, было очевидно, что он признает необходимость координировать свои собственные усилия с ними, насколько это возможно, поэтому я сильно склонен полагать, что к этому решению его привел какой-то чисто местный фактор - тактический, можно сказать, а не фундаментальный сдвиг в его стратегическом мышлении.
   По выражению лица Шарлиэн было очевидно, что кажущаяся отстраненность Нармана раздражала ее. Однако князя это не слишком беспокоило. К этому времени они с Кэйлебом знали его достаточно хорошо, чтобы она могла понять, как он обычно подходил к такого рода анализу. Это раздражение в ней пробудили ее собственные боль и гнев, и Шарлиэн Тейт Армак, несмотря на всю свою молодость, была более чем достаточно мудра, чтобы признать и это.
   - У меня было немного больше времени, чтобы подумать об этом, чем у тебя, Нарман, - сказал Кэйлеб, потянувшись за своей собственной чашкой какао, - и полагаю, что на самом деле это было сочетание нескольких вещей. Если бы мне пришлось гадать, я бы сказал, что отец Тиман оказался более эффективным в объединении поддержки Церкви Чариса, чем ожидал Уэймин. И хотя я не думаю, что это было то, что на самом деле имел в виду отец Тиман, это вылилось, по крайней мере, в неохотное принятие империи Чарис среди значительной части населения столицы. Уверен, что Уэймин видел это, независимо от того, видели это Тиман и остальные реформисты или нет, и сомневаюсь, что его заботило влияние, которое это оказывало на его собственные планы и организацию. Если уж на то пошло, мы знаем, что он был обеспокоен количеством людей, которые начали потихоньку передавать обрывки информации о его операциях священникам, таким как Тиман. Итак, моя теория заключается в том, что он дошел до решения, что Тиман оказался неприемлемой помехой, и его следовало убрать. И то, как он убил его, и то, где он бросил тело, было предназначено чтобы... препятствовать не только коллегам-реформистам Тимана из духовенства, но и любым мирянам, которые могли бы быть склонны "сотрудничать" с ними.
   - Все это имеет смысл, ваша светлость, - согласился Нарман через мгновение. Он откусил кусочек булочки с маслом, медленно и тщательно прожевал, его глаза были задумчивыми, затем проглотил.
   - Все это имеет смысл, - повторил он, - и я склонен согласиться с вашим анализом. В то же время, однако, полагаю, что вы упустили из виду еще один фактор.
   - Уверен, что упустил из виду десятки других факторов! - Кэйлеб фыркнул. - О каком из них, в частности, вы думали?
   - Характер Уэймина, ваша светлость, - категорично сказал Нарман. - Нет особых сомнений в том, что он глубоко и лично ненавидел отца Тимана за его "предательство" и "отступничество". И этот человек - шулерит. Для него это было бы не просто вопросом передачи сообщения, хотя это определенно должно быть важно. Это также было бы вопросом надлежащего наказания священника за ересь и предательство его обетов послушания великому викарию.
   - Другими словами, - голос Шарлиэн был еще более ровным, чем у Нармана, - это было личное.
   - Ваше величество, это почти всегда "личное", по крайней мере, в какой-то степени, - немного грустно сказал Нарман. - Если бы у меня была марка за каждого князя или викария, который позволил личному гневу подтолкнуть его к какой-то действительно выдающейся, монументально глупой катастрофе, я мог бы купить Храм у Дючейрна, и мы все могли бы вернуться домой и жить долго и счастливо. Если разобраться, то вся эта война - результат того, что Жэспар Клинтан сделал именно это, в конце концов.
   - Это достаточно верно, - через мгновение согласилась она.
   - Что сказал об этом Мерлин? - спросил Нарман, оглядываясь на Кэйлеба.
   - Мы еще не обсуждали это. - брови Нармана снова поднялись, и Кэйлеб пожал плечами. - Мне было достаточно трудно заставить его взять "время простоя", в котором он нуждается каждую ночь, и события продолжают подбрасывать слишком много веских, законных причин для того, чтобы я вытащил его раньше. У меня не войдет в привычку делать это, если только это не действительно чрезвычайная ситуация, а отец Тиман уже был мертв. - Император взмахнул рукой в прерывистом жесте отмашки. - Пробуждение Мерлина ничего не могло изменить, и он все равно вернется "онлайн" через пятнадцать минут или около того. Мы можем подождать еще столько же, прежде чем встретимся с ним.
   - Понятно.
   Несмотря на свой собственный шок и гнев из-за того, что случилось с Хаскансом, Нарман почувствовал, что его губы пытаются изогнуться в неуместной улыбке. Он знал, что не должен был находить это забавным, но яростная защита Кэйлеба - и Шарлиэн, если уж на то пошло, - когда речь шла о тысячелетнем, бессмертном, практически неразрушимом ПИКА, была гораздо более очевидной, чем кто-либо из них, вероятно, подозревал. И довольно трогательной, если уж на то пошло.
   - Тем временем, однако, - сказала Шарлиэн, - считаю, нам нужно пересмотреть, насколько разумно было бы позволить Мейкелу продолжить путь в Корисанду так, как он планировал. Если Уэймин в открытую зашел достаточно далеко - или, по крайней мере, был готов зайти достаточно далеко, чтобы убить отца Тимана, я думаю, мы должны предположить, что он также будет готов предпринять попытку убийства Мейкела. Знаю, что Гарвей до сих пор на удивление хорошо справлялся с защитой Церкви в Корисанде, но эти акты вандализма все еще случаются, и теперь они добрались и до отца Тимана. Если мы не готовы послать Мерлина, чтобы лично защитить Мейкела, я не думаю, что мы можем позволить себе рисковать возможностью того, что им снова повезет. Особенно, когда у нас нет никого в Корисанде, с кем мы могли бы напрямую общаться с помощью снарков.
   - Ваше величество, есть некоторые задачи, которые я готов решать с большей готовностью, чем другие, - сухо сказал Нарман. - После того, как я проплыл весь путь от Эмерэлда до Чисхолма в компании с архиепископом, считаю, что вам больше бы повезло с запретом выпадать снегу или подниматься приливу, чем сказать ему, что он не может отправиться в Корисанду, потому что вы беспокоитесь о его физической безопасности.
   Несмотря на мрачность их общего настроения, и Кэйлеб, и Шарлиэн неохотно улыбнулись. Затем императрица потянулась за одной из булочек, словно следуя примеру князя. Однако ее беременность - и утренняя тошнота - зашли достаточно далеко, чтобы она была чрезвычайно осторожна в том, что ела, особенно ранним утром. Состояние ее желудка также было причиной того, что она пила чай вместо богатого темного какао и с тоской посмотрела на булочку Нармана с измельченными орехами и смешанными ягодами, политую растопленным маслом, затем откусила простую, сухую, без масла кукурузную лепешку.
   - Понимаю, что он, вероятно, будет... упрям в этом, - начала она, ее голос был немного невнятным, когда она жевала, но Кэйлеб прервал ее с печальным смехом. Она вопросительно посмотрела на него, и он пожал плечами.
   - Я просто вспомнил оценку офицера, которую Брайан показал мне несколько лет назад. Речь шла о некоем мастере-мичмане Армаке... иначе известном, по крайней мере в общественных местах, как кронпринц Кэйлеб.
   - Это было? - Глаза Шарлиэн сузились, затем их темнота осветилась легким оттенком истинного юмора. - И можно спросить, почему верховный адмирал Лок-Айленд поделился с вами этим, несомненно, захватывающим документом?
   - На самом деле, он высказывал свою точку зрения.
   - Извините меня, ваша светлость, - вставил Нарман, - но я впервые слышу об "офицерских оценках". Это стандартная часть процедур вашего военно-морского флота? Или была какая-то особая причина, по которой было написано о... ах, о мичмане, о котором идет речь?
   - О, они были частью нашей регулярной практики уже тридцать или сорок лет, - ответил Кэйлеб. - Дедушка учредил их, когда сам был офицером. Каждый командир несет ответственность за составление оценки каждого офицера, находящегося под его непосредственным командованием, каждый год. Они попадают в личные дела соответствующих офицеров, чтобы быть доступными для будущих советов по продвижению по службе. - Он снова пожал плечами. - В моем случае, очевидно, советы по продвижению по службе не будут иметь значения, поскольку отец уже решил, что я нужен ему в качестве дублера в Теллесберге больше, чем моя служба где-то на флоте. Тем не менее, я был мичманом, а оценки пишутся на каждого мичмана, так что одна была написана на меня.
   - Понятно. И кто был офицер, который предъявил этот документ, любовь моя? - спросила Шарлиэн.
   - Парень по имени Данкин Йерли, - ответил Кэйлеб. Брови Шарлиэн взлетели вверх от неподдельного удивления, и император усмехнулся. - В то время он был всего лишь лейтенантом, но, да, это одна из причин, по которой я назначил Гектора на "Дестини". И я специально сказал капитану Йерли, что не хочу, чтобы Гектору говорили, что я был мичманом под его началом. Сомневаюсь, что он бы сделал это в любом случае, но я просто подумал, что должен убедиться.
   - В таком случае, при сложившихся обстоятельствах, должен ли я предположить, что лейтенант Йерли представил блестящее свидетельство вашего безупречного характера, ваша светлость? - спросил Нарман с легкой улыбкой, снова поднимая свою чашку с какао.
   - Ну, это зависит от вашего определения блестящих отзывов. - Кэйлеб улыбнулся в ответ. - На самом деле он сказал следующее: - Его высочество обладает избытком того качества, которое я лично охарактеризовал бы как упорство и целеустремленность, но которое в случае его высочества я могу описать только как явное упрямство с кровавыми намерениями.
   Нарман, который был достаточно неразумен, чтобы потягивать какао в этот конкретный момент, поперхнулся и выплюнул остаток обратно в чашку. Шарлиэн удивила их всех - и, вероятно, больше всего саму себя - внезапным радостным хихиканьем, и Кэйлеб покачал головой им обоим.
   - Понимаю, почему вы не были слишком обеспокоены его способностью справиться с внезапным старшинством энсина герцога Даркоса, ваша светлость, - сказал Нарман, промокая губы салфеткой.
   - Да, не был, - согласился Кэйлеб. Затем выражение его лица слегка посерьезнело. - С другой стороны, его описание меня в тринадцать лет - лишь бледное отражение Мейкела Стейнейра в семьдесят два. Он может перехитрить упрямого дракона. Если уж на то пошло, он, вероятно, может превзойти даже ящерокошку, не говоря уже о простом императоре или императрице!
   - Боюсь, вы правы насчет этого, ваша светлость. - Нарман положил салфетку на стол и на мгновение поджал губы. - И хотя понимаю ваши опасения, ваше величество, - продолжил он затем, глядя на Шарлиэн, - боюсь, что на чисто интеллектуальной основе я должен был бы согласиться с архиепископом.
   - Прошу прощения? - Шарлиэн, казалось, была слишком удивлена его заявлением, чтобы сердиться из-за этого, и в свете ее общего настроения Нарман продолжил немного быстрее, прежде чем это могло измениться.
   - Ваша светлость, о его визите уже объявлено, как в Мэнчире, так и здесь. Все в Корисанде знают, что он приедет, и они знают, что он приедет специально, чтобы нанести пасторский визит и продемонстрировать свою поддержку местной Церкви. Если он вдруг решит отменить эту поездку, люди будут задаваться вопросом, почему. Если он объявит о его отмене сейчас - немедленно - до того, как новости об убийстве отца Тимана успеют дойти до нас обычным способом, мы могли бы утверждать, что его решение не имело никакого отношения к каким-либо конкретным опасениям по поводу его безопасности. Проблема в том, что я очень сомневаюсь, что он захотел бы... изворачиваться таким образом. И даже если бы это было так, нашлось бы множество людей - на самом деле большинство - которые никогда бы не поверили в действительную последовательность событий. Что бы мы ни говорили и какие бы доказательства ни приводили, все будут считать, что он принял решение только после того, как узнал об убийстве отца Тимана.
   - В этом он прав, Шарли, - сказал Кэйлеб с гримасой.
   - И если они действительно в это поверят, то для храмовой четверки и сторонников Храма будет детской забавой изобразить его решение как трусость, - продолжал Нарман с неумолимой логикой. - Если уж на то пошло, давайте будем честны - в некотором смысле так оно и было бы. О, - он мягко махнул рукой, прежде чем Шарлиэн успела возразить, - согласен, что лучшим словом для этого было бы "благоразумие", ваше величество. На самом деле, я пойду дальше и назову это простым благоразумием или даже здравомыслием. И все мы трое знаем, что это было бы благоразумно с нашей стороны, а не с его. Что нам придется позвать Мерлина сюда, чтобы заставить его подчиниться, прежде чем он согласится. Но впечатление в Корисанде, и, вероятно, даже в Чисхолме и Эмерэлде, будет заключаться в том, что он держался подальше, чтобы избежать угрозы убийства. Уверен, что многие люди, которые уже поддерживают Церковь Чариса, были бы рады, если бы он сделал именно это; к сожалению, еще больше людей, которые выступают против Церкви Чариса, со своей стороны были бы так же рады этому. Они будут настаивать на том, что даже у собственного архиепископа Церкви недостаточно искренней веры, чтобы рисковать смертью в поддержку своих убеждений. И если они смогут проделать это с успехом, ваше величество, - пухлый маленький князь очень спокойно встретил взгляд Шарлиэн, - тогда все, чего уже достиг архиепископ Мейкел, и все, ради чего отец Тиман умер, пытаясь достичь в Корисанде, было бы напрасно.
   Тишина в зале совета была ошеломляющей. Тихое потрескивание угля в печке по контрасту казалось почти оглушительным, а за окнами редкие сухие хлопья снега начали падать с облаков, задевая оконные стекла, как безмолвные призраки. Тишина длилась несколько секунд, а затем Шарлиэн неохотно кивнула.
   - Ты прав, - сказала она с явным несчастьем. - Это именно то, что сказал бы Мейкел... и он был бы прав, черт возьми. - Она посмотрела на лепешку в своей правой руке и обнаружила, что дробит ее на кусочки пальцами левой руки. - Хуже того, я тоже это знаю. И, что еще хуже, все, что я произнесла бы, если бы попыталась отговорить его от этого, сделало бы его еще более упрямым.
   Она продолжала постепенно уничтожать лепешку еще минуту или около того, затем снова подняла глаза, и ее глаза были свирепыми.
   - Но если это так, то мы, черт возьми, отправим Мерлина вместе с ним! Думаю, мы могли бы оправдать это тем, что случилось с отцом Тиманом, без того, чтобы кто-нибудь решил, что Мейкелу не хватает смелости в его убеждениях. И если есть кто-то - кроме меня - кто тоже хотел бы послать Мерлина присматривать, это должен быть Кэйлеб! И это не значит, что нам действительно нужно, чтобы Мерлин был прямо здесь, в Черейте, чтобы мы могли совещаться с ним, когда нам это понадобится.
   - Да, это верно. - Глаза Кэйлеба были задумчивыми. - Мне это никогда не приходило в голову, но ты права. Мы уже отправляли его с небольшими поручениями для нас здесь, в Чисхолме, как, например, его нынешний визит к Истшеру. Чтобы мы могли...
   Кто-то тихонько постучал в дверь зала совета, и все трое повернулись к нему лицом. Затем она открылась, и их глаза расширились от изумления, когда Мерлин Этроуз вошел в нее, как будто простое упоминание его имени волшебным образом вернуло его из Мейкелберга. Его сапоги были покрыты толстым слоем грязи, еще больше грязи забрызгало его бриджи и шинель с капюшоном, которую он носил поверх нагрудника и кольчуги, а плечи были припорошены тающим снегом.
   - Ваши величества. - Он поклонился Кэйлебу и Шарлиэн, затем Нарману. - Ваше высочество.
   Дверь за ним закрылась, и он выпрямился.
   - И тебе тоже доброе утро, - сказал Кэйлеб, вопросительно склонив голову набок, когда закрывшаяся дверь снова предоставила им уединение. - Прости меня за этот вопрос, но разве ты все еще не должен быть в Мейкелберге, обсуждая дела с Грин-Вэлли и герцогом?
   - Так и есть, - согласился Мерлин. - Однако кое-что прояснилось. Я подумал, что было бы лучше обсудить это с вами лицом к лицу, а не по комму, поэтому вчера отправился домой. - Он поморщился и посмотрел вниз на свои грязные сапоги. - Боюсь, я не воспользовался своим временем простоя прошлой ночью. - Он снова поднял голову. - Я менял лошадей дюжину раз или около того, и надеялся, что успею вовремя, чтобы этим утром первым делом поговорить с вами и Шарлиэн. - Он снова скорчил гримасу, на этот раз с оттенком юмора. - Я не ожидал, что вы двое встанете так рано.
   - Полагаю, это было потому, что ты не учел мой регулярный приступ утренней тошноты, - криво усмехнулась Шарлиэн. - По общему признанию, обычно это не заставляет нас покидать спальню так рано, но, уверяю тебя, мы обычно уже просыпаемся.
   Нарман откусил еще кусочек булочки с маслом в качестве простейшего средства подавить улыбку.
   - Вы правы, ваше величество. Мне каким-то образом удалось забыть об этом. Я прошу прощения. - Сейджин снова поклонился ей, немного глубже, чем раньше.
   - Ты сказал, что собирался поговорить с нами "первым делом утром", - сказал Кэйлеб, когда Мерлин снова выпрямился. Глаза императора были полны решимости. - Должен ли я предположить, что ты намеревался обсудить определенные события в Корисанде?
   - Вижу, вы уже знаете об этом. - Тон Мерлина был немного странным, подумал Нарман. Почти - не совсем, но почти - некомфортным.
   - Можно и так сказать, - мрачно ответил Кэйлеб. - Я просил Сову присматривать за проповедями отца Тимана. Когда я спросил его об обновлениях сегодня утром, он сообщил мне.
   - Понятно.
   Голос Мерлина все еще казался немного ненормальным, - подумал Нарман и почувствовал, как воспрянуло его собственное любопытство.
   - Мы только что обсуждали с Нарманом, следует ли нам разрешить Мейкелу продолжить свой пастырский визит, - сказала Шарлиэн. - Очевидно, что Кэйлеб и я не особенно рады такой перспективе в свете всего этого. Поэтому мы подумали, что нам следует послать тебя с ним, чтобы убедиться, что Уэймин и его мясники не выстрелят в него.
   - Этот Уэй..? - начал Мерлин, затем остановился.
   Мгновение он переводил взгляд с Кэйлеба на Шарлиэн и обратно с очень странным выражением лица, затем прочистил горло. Все три члена его аудитории из плоти и крови знали, что у ПИКА не было абсолютно никаких причин когда-либо делать что-либо подобное, точно так же, как все трое давно поняли, что эта манера служила Мерлину своего рода затяжкой времени. Что объясняло, почему все трое обнаружили, что оглядываются на него в разной степени замешательства, недоумения и размышлений.
   - Мерлин? - спросил Кэйлеб с суровой, слегка возвышающейся интонацией родителя, который подозревает, что его отпрыск что-то замышляет. Мерлин оглянулся на него, затем сделал еще одну вещь, которую ПИКА никогда не должен был делать, и вздохнул.
   - Вы сказали, что Сова сообщил вам, что отец Тиман был убит, - сказал он немного уклончиво. - Я предположил из этого, что вы попросили у него полный отчет о ситуации.
   - О чем там было спрашивать? - возразил Кэйлеб. - Тиман был уже мертв, и не похоже, чтобы то, что мы решим сегодня утром, возымеет какой-либо немедленный эффект в Корисанде. Если уж на то пошло, в Мэнчире еще даже не рассвело.
   - На самом деле, - поправил Мерлин со скрупулезной точностью, - в Мэнчире сейчас рассвет. И я мог бы добавить, что у них там тоже прекрасная ясная погода.
   - А что еще происходит в Мэнчире, капитан Этроуз? - потребовала Шарлиэн, глядя на него с явным подозрением.
   - Ну, на самом деле, так получилось, что в этот конкретный момент Корин Гарвей и его отец, Чарлз Дойл, генерал Чермин, епископ Кейси и архиепископ Клейрмант впервые беседуют с Эйдрином Уэймином.
   - Они что?! - Кэйлеб действительно приподнялся на дюйм или два со своего стула, и глаза Шарлиэн расширились от удивления. Нарман, с другой стороны, просто откинулся на спинку стула со своей чашкой какао в руке.
   - Мне жаль, Кэйлеб, - сказал Мерлин. - Когда вы сказали мне, что Сова рассказал вам о случившемся, я подумал, вы имели в виду, что он рассказал вам все.
   - Что ж, - сказал Кэйлеб с похвальной сдержанностью, снова садясь на место, - очевидно, ты ошибся.
   - Как я только что понял, - немного сухо ответил Мерлин. Затем он покачал головой. - На самом деле, Сова наконец-то начинает проявлять признаки настоящего автономного самосознания. Он осознал, что происходит, и понял, что я хотел бы знать об этом, поэтому он разбудил меня. - Искусственные мышцы лица сейджина напряглись. - К сожалению, он понял это слишком поздно. Даже если бы я осмелился отправиться в Мэнчир, чтобы вмешаться, я бы никогда не добрался туда вовремя. Так что все, что я мог сделать, это сидеть там и смотреть, как он умирает.
   Лицо Мерлина теперь превратилось в мрачную, суровую маску. Шарлиэн никогда раньше не видела его таким, даже после покушения в святой Агте. Кэйлеб был... на юте галеры "Ройял Чарис", когда Мерлин понял, что, в конце концов, он не успел спасти короля Хааралда.
   - Это было ужасно, - тихо сказал Мерлин. - Очень уродливо. И я не мог сделать ни единой чертовой вещи, чтобы остановить это. - Его правая рука сжалась в кулак, и он посмотрел на него сверху вниз, как будто он принадлежал кому-то другому. - Я не видел никакой причины звонить вам двоим и будить вас посреди ночи, чтобы показать что-то подобное, когда никто из нас все равно ничего не мог с этим поделать. - Он снова посмотрел вверх. - Поэтому решил, что подожду, пока не смогу вернуться сюда лично, а затем расскажу вам - желательно не раньше, чем вы позавтракаете, так как я не ожидал, что у вас будет большой аппетит после этого. Но когда я добрался до дворца, Фрэнз Астин сказал мне, что вы уже встали и что вы вызвали Нармана. Я боялся, что знаю почему.
   - Хорошо, - медленно сказал Кэйлеб. - Я это прекрасно понимаю. Но что это за дело с Уэймином?
   - Я не смог удержать их от убийства отца Тимана, - ответил Мерлин. - Но решил, что смогу удержать их от убийства кого-либо еще. И что мне было бы чертовски лучше, если бы я не хотел, чтобы еще больше реформистов были убиты и выброшены где-нибудь на углах улиц. Поэтому я воспользовался одним из пультов Совы, чтобы написать небольшую записку, а затем бросить ее в окно Корина Гарвея. - Он слабо улыбнулся, несмотря на свое мрачное настроение. - Думаю, это привлекло его внимание. И когда он прочитал это...
   ***
   - ...вот так примерно, в чем дело, - закончил Мерлин несколько минут спустя. - Люди Гарвея схватили Эймейла и, по крайней мере, три четверти остальных лидеров ячеек Уэймина. Однако Хейнри услышал, как они приближаются, и сумел ускользнуть от них. И так же поступил этот мерзкий кусок дерьма Камминг. Но Гарвей конфисковал все четыре их основных тайника с оружием, и у него более чем достаточно людей для допроса. - Мерлин поморщился. - Они также не слишком деликатны в том, как задают вопросы. Они скрупулезно стараются держаться подальше от Книги Шулера, но это не мешает им быть чертовски... настойчивыми. Полагаю, что он и Дойл будут придумывать всевозможные "нормальные" зацепки, чтобы помочь держать в бегах то, что осталось от организации Уэймина в Мэнчире.
   - Боже мой, Мерлин. - Кэйлеб сидел молча во время рассказа Мерлина. Теперь он покачал головой. - Прости меня за вопрос, но разве мы все не решили, что нам нужно оставить этих людей в покое? Присматривать за ними и создавать эту вашу "базу данных"?
   Кэйлеб откинулся на спинку стула со своей стороны стола, пристально глядя на высокого голубоглазого мужчину в почерневших доспехах, украшенных золотыми, синими и серебряными эмблемами империи Чарис, стоящего с другой стороны. Нарман задавался вопросом, кого Кэйлеб видел в этот момент: имперского стражника или ПИКА с душой мертвой женщины?
   Затем император на мгновение взглянул на Шарлиэн и пожал плечами. - Во-первых, Мерлин, позволь мне сказать - и полагаю, что в этом также говорю от имени Шарли, - что в сложившихся обстоятельствах я всем сердцем одобряю твое решение.
   Он приподнял бровь, глядя на жену, которая кивнула в знак твердого согласия, затем снова обратил свое внимание на Мерлина.
   - Во-вторых, однако, я хотел бы напомнить тебе о разговоре, который у тебя был когда-то давным-давно с моим отцом. "Я уважаю вас и во многом восхищаюсь вами", - сказал ты ему. - "Но моя истинная преданность? Это принадлежит не вам или Кэйлебу, а будущему. Я воспользуюсь вами, если смогу, ваше величество".
   В зале совета снова воцарилась тишина, и Кэйлеб слегка улыбнулся. - Ты удивлен, что я знал, что ты ему сказал? - спросил император.
   - Немного, - признался Мерлин через мгновение. - Я не знал, что он рассказал тебе об этом.
   - Он не рассказывал. Так поступил Чарлз Гардэйнер. Отец не говорил ему не делать этого, и когда он увидел, как мы с тобой сблизились, то подумал, что я должен знать. Дело было не в том, что он не доверял тебе, Мерлин. Просто Чарис был его первой, последней верностью и всегда был таким. Верностью Дому Армак.
   - И вы злитесь, что мой дом другой? - тихо спросил Мерлин.
   - Мерлин. - Кэйлеб покачал головой с внезапной, неожиданной улыбкой. Эта улыбка была немного кривой, но это определенно была улыбка. - Мерлин, я всегда это знал. Даже если бы Чарлз не сказал мне, ты говорил достаточно часто и открыто. Это не помешало тебе предложить нам с Шарли свою дружбу - даже свои услуги. Ради бога, ты пролетел полпланеты, чтобы спасти ей жизнь! Конечно, я мог бы пожелать - надеяться - что мы всегда придем к общему согласию. И признаю, что предпочел бы получить хотя бы небольшой доклад, прежде чем ты натравил Гарвея на Уэймина. В связи с этим, пожалуйста, не стесняйся будить меня посреди ночи так же свободно, как я всегда себя чувствовал, когда будил тебя. Но не думай, что я ожидаю, что ты сделаешь хоть на дюйм меньше того, чего, по твоему мнению, требует от тебя твой долг. Я не настолько глуп. И также не настолько эгоистичен, Мерлин. - Он снова покачал головой. - Есть фраза, которую ты однажды сказал мне о ком-то другом. Ты сказал, что он "заплатил наличными" за право принять собственное решение о чем-то. Ну, и ты тоже.
   Последовало еще одно мгновение тишины, затем Мерлин усмехнулся. - Я надеялся, что вы так это воспримете, - сказал он. - Я бы солгал, если бы сказал, что был уверен, что вы это сделаете.
   - И имело бы хоть какое-то значение для твоих будущих действий, если бы я решил устроить имперскую истерику по поводу того, что у тебя хватило наглости принять решение, не посоветовавшись со мной и Шарли?
   - Нет, - немного криво ответил ему Мерлин. - Нет, не совсем.
   - Я тоже так думал, - сказал Кэйлеб.
  
   .XIII.
   Апартаменты архиепископа Мейкела, дворец архиепископа, город Черейт, королевство Чисхолм
  
   Мейкел Стейнейр оторвал взгляд от книги, лежащей у него на коленях, когда кто-то легонько постучал в дверь его комнаты.
   Утро было таким тихим, каким может быть только зимнее утро. Он расположился у выходящего на восточную сторону окна своей комнаты, чтобы воспользоваться утренним светом для чтения, но это также позволяло ему смотреть на заснеженный чисхолмский пейзаж. Он пробыл в Черейте недостаточно долго, чтобы новизна снега исчезла, и находил грациозный, плавный спуск снежинок бесконечно увлекательным. Ардин, с другой стороны, решил, что снег - ужасная идея. К счастью для душевного спокойствия ящерокота, его корзина была достаточно большой, чтобы вместить действительно роскошное, невероятно мягкое одеяло - фактически подарок императрицы Шарлиэн - и в настоящее время он зарылся под ним, выставив наружу только самый кончик носа.
   Кем бы ни был их посетитель, он постучал снова, немного громче. - Да? - позвал Стейнейр, и дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы в нее просунулась человеческая голова. Голова, о которой идет речь, принадлежала отцу Брайану Аширу, его личному секретарю и самому доверенному помощнику.
   - Извините, что беспокою вас, ваше преосвященство, но сейджин Мерлин спрашивает, не можете ли вы уделить ему минутку вашего времени?
   Белоснежные брови Стейнейра приподнялись. Он посидел так с минуту, затем вложил закладку в том, лежавший у него на коленях, и закрыл его.
   - Конечно, Брайан. Попросите сейджина войти, пожалуйста.
   - Конечно, ваше преосвященство, - пробормотал Ашир, и его голова снова исчезла.
   Дверь снова открылась - шире - через несколько секунд, и в нее вошел Мерлин Этроуз. Стейнейр был удивлен, увидев его, по нескольким причинам. Во-первых, он думал, что Мерлин останется в Мейкелберге по крайней мере еще на день или около того. Во-вторых, он был немного озадачен тем, почему Мерлин мог прийти к нему лично, а не просто использовать их связь, поскольку снарки сейджина, должно быть, сказали ему, что Стейнейр был один в своей комнате, что означало, что никто бы не заметил, как он разговаривал сам с собой.
   - Спасибо, что приняли меня так быстро, ваше преосвященство, - сказал Мерлин, когда Ашир снова закрыл за собой дверь.
   - Всегда пожалуйста, - с улыбкой ответил Стейнейр. - И все же, должен признаться, немного удивлен вашим визитом.
   - Уверен, что это так. - Мерлин улыбнулся в ответ, но затем улыбка исчезла. - Однако я только что вернулся со встречи с Кэйлебом, Шарлиэн и Нарманом. Ну, - поправил он себя, - я только успел после этого принять ванну и надеть чистую форму.
   - Что за встреча?
   - В Мэнчире произошли некоторые... неожиданные события. - Глаза Стейнейра сузились, когда голос Мерлина неожиданно стал мрачным. - На самом деле, одна из причин, по которой я здесь, состоит в том, чтобы попросить вас присоединиться к ним троим, чтобы обсудить эти события. Они хотели подождать, пока вы не позавтракаете. По нескольким причинам.
   - Должен ли я предположить, что "неожиданные события", о которых идет речь, не являются счастливыми? - тихо спросил Стейнейр.
   - Боюсь, что так. И, честно говоря, я также боюсь, что они будут иметь некоторые последствия для вашего собственного визита.
   - Понимаю. - Стейнейр отложил книгу в сторону и начал подниматься со своего удобного кресла.
   - Минутку, ваше преосвященство. Пожалуйста.
   Брови архиепископа снова поднялись, когда Мерлин жестом велел ему оставаться на месте. Он откинулся назад, склонив голову набок.
   - Да? - пригласил он. - Я сказал, что одна из причин, по которой я пришел, - это передать их приглашение, - сказал Мерлин. - Однако у меня есть еще одна. Один вопрос, который мне действительно нужно обсудить с вами, прежде чем я доведу этот вопрос до их сведения.
   - Это как-то связано с тем, что произошло в Мэнчире?
   - Нет, ваше преосвященство. Или, во всяком случае, не напрямую. Это связано с вашей беседой с бароном Уэйв-Тандером перед тем, как вы отправились в Эмерэлд.
   - Прошу прощения? - Стейнейр моргнул, и Мерлин одарил его рассеянной улыбкой.
   - Прежде чем покинуть Теллесберг, ваше преосвященство, вы договорились с отцом Брайаном о том, чтобы он доставил барону несколько ящиков с документами. Документы, которые были отправлены вам из Зиона... через мадам Диннис.
   Стейнейр напрягся. На мгновение простое удивление - и шок - заставили его застыть на стуле, его глаза расширились от изумления. Затем его обычно кроткое лицо потемнело. Широко раскрывшиеся глаза сузились, и все его тело, казалось, задрожало, когда его пронзила волна негодования.
   - Мерлин!.. - начал он жестким, сердитым голосом.
   - Пожалуйста, ваше преосвященство! - быстро сказал Мерлин, поднимая руку в миролюбивом жесте. - У меня нет намерения каким-либо образом нарушать ваше доверие!
   - Ты уже сделал это! - Стейнейр был в такой ярости, какой Мерлин его еще никогда не видел. - Я понимаю, что вся эта "Церковь Ожидания Господнего" - всего лишь фарс, и не очень хороший, - резко сказал он, - но ты прекрасно знаешь, что я все еще серьезно отношусь к своим священническим обязанностям! И ты, очевидно, также знаешь, что мадам Диннис пришла ко мне под печатью исповеди!
   - Да, знаю, - согласился Мерлин, стараясь, чтобы его собственный голос звучал намеренно спокойно. - И я узнал об этом только потому, что Сова дал мне информацию в обычном дампе данных. К сожалению, мне тогда еще не пришло в голову установить фильтр, который уважал бы частную жизнь и конфиденциальность ваших пастырских бесед с отдельными членами Церкви. После того случая я так и сделал.
   Стейнейр впился в него взглядом, и Мерлин спокойно посмотрел в ответ. - Вы можете проконсультироваться об этом с Совой, ваше преосвященство, - сказал он очень тихо.
   На мгновение повисла напряженная, хрупкая тишина. Затем ноздри Стейнейра раздулись, когда он глубоко вдохнул.
   - В этом нет необходимости. - Его голос был таким же тихим, как и у Мерлина. - Твоего слова для меня более чем достаточно, сейджин Мерлин. Так было всегда.
   - Спасибо, - искренне сказал Мерлин.
   - Однако я должен предположить, - продолжил Стейнейр с видом человека, намеренно отступающего от края пропасти, - что есть причина, по которой вы обратили мое внимание на вашу... осведомленность об этой конкретной ситуации?
   - Есть.
   Мерлин подошел к окну и остановился, глядя на снег. Несколько секунд он больше ничего не говорил, затем повернул голову и посмотрел на архиепископа.
   - Ваше высокопреосвященство, я узнал о существовании файлов госпожи Анжилик чисто случайно, и я точно понимаю, почему мадам Диннис хочет защитить свою личность - и ее - от случайного предательства. Чего я не знаю, из-за тех фильтров, которые Сова установил после вашего первого разговора с ней, так это того, говорила ли вам мадам Диннис когда-либо о личностях тех людей в Храме, кто работал с Анжилик?
   Стейнейр на мгновение задумался над вопросом, затем пожал плечами. - Нет, она этого не сделала.
   - На самом деле я не удивлен. - Мерлин снова повернулся к окну. - Однако с тех пор, как я узнал о вашем разговоре, я... присматриваю за госпожой Анжилик.
   - Что? - В голосе Стейнейра послышалась тревога. - Я думал, ты сказал...
   - Что я сказал, - перебил Мерлин, не отрывая взгляда от окна, - так это то, что не осмеливаюсь управлять снарками или их пультами внутри самого Храма. - Он пожал плечами. - Я все еще не имею ни малейшего представления о том, что представляют собой все эти источники энергии под Храмом. Очевидно, что довольно многие из них должны быть связаны с экологическими услугами Храма и автоматизированными дистанционно управляемыми пультами, которые поддерживают все его "мистические" функции в рабочем состоянии. Однако думаю, что для этого требуется больше, чем нужно, и не собираюсь рисковать, используя какие-либо датчики поблизости. Но городской дом Анжилик находится достаточно далеко от Храма, чтобы я мог присматривать за ним. Осторожно, конечно. На самом деле, - он оглянулся на архиепископа со странной, мерцающей легкой улыбкой, - я действительно был в Зионе, вы знаете.
   - Ты был в Зионе? - Стейнейр не смог полностью скрыть своего удивления, и Мерлин усмехнулся.
   - Это было до того, как я смог рассказать кому-либо из вас правду. Скажите, вы никогда не задавались вопросом, как именно архиепископ Эрейк так удачно упал на ступеньках Анжилик?
   Глаза Стейнейра снова расширились, и Мерлин кивнул. - Разве это не было немного рискованно? - спросил архиепископ через мгновение. - Из того, что вы сказали, я бы подумал, что это будет представлять значительный риск обнаружения.
   - Так и было, - согласился Мерлин. - К сожалению, это был единственный способ, который я мог придумать, чтобы предотвратить его пастырский визит, и нам нужно было время.
   - Это достаточно верно, - с чувством признал Стейнейр, и Мерлин пожал плечами.
   - В любом случае, как я уже сказал, я не спускал с нее глаз. И, честно говоря, все больше и больше беспокоюсь о ее безопасности.
   - Обеспокоен? Почему? Что происходит? - быстро спросил Стейнейр.
   - Я не совсем уверен, - признался Мерлин, - но у нее были некоторые необычные контакты. И она занималась чем-то другим... странными делами. Помимо всего прочего, у нее есть несколько групп людей, спрятанных в разных местах, разбросанных по всему Зиону. Я не смог идентифицировать большинство из них, но знаю, по крайней мере, некоторых из них.
   - Кто они? - спросил Стейнейр, когда он сделал паузу.
   - Это семейные группы. Я в этом почти уверен. И если я не ошибаюсь, это семьи высокопоставленных церковников. Викариев и архиепископов.
   Карие глаза встретились с сапфировыми, и в комнате Стейнейра на несколько вдохов стало очень, очень тихо.
   - Эти "реформаторы" Эйдорей, - сказал тогда Стейнейр очень тихо.
   - Вот что я думаю... чего боюсь. - Мерлин покачал головой. - Чем больше я видел Анжилик, тем больше восхищался ею. Это очень способная леди, ваше преосвященство, и уверен, что она подготовила свой собственный путь к отступлению, хотя мне и не удалось поймать ее на этом. Вероятно, это хороший знак, а не плохой; если мы с Совой не наткнулись ни на какие улики, то и инквизиция вряд ли наткнулась бы на них. С другой стороны, нет никакого способа быть уверенным в этом, тем более что я не осмеливаюсь направлять дистанционно управляемые пульты непосредственно в Храм. И какими бы хорошими ни были ее договоренности, огромное количество людей, которых она пытается вытащить, будет работать против нее. Уверен, что Клинтан и Рейно уже пытаются выяснить, куда делись многие из этих людей, и если есть что-то, в чем инквизиторы хороши, так это в поиске людей.
   - Понимаю.
   Стейнейр откинулся на спинку стула, его глаза были встревожены, одна рука играла с нагрудным скипетром его облачения. Он сидел так несколько секунд, затем снова посмотрел на Мерлина.
   - Куда именно ты направляешься, Мерлин?
   - В Зион, я думаю, - ответил Мерлин.
   На этот раз глаза Стейнейра даже не дрогнули. Ему явно не нравилось, к чему это, казалось, вело, но было так же ясно, что он не был удивлен.
   - Как? - просто спросил он.
   - То, что я имею в виду, на самом деле не так уж и сложно. Возможно, немного рискованно, но не сложно.
   - Ты наводишь на меня ужас, - сухо сказал Стейнейр, и Мерлин усмехнулся.
   - На самом деле, меня заставило задуматься об этом то, что сегодня утром сказала Шарлиэн. Она и Кэйлеб планируют отправить меня с вами в Корисанду, чтобы присматривать за вами. Как она указала Кэйлебу, теперь мы можем поддерживать связь, где бы я ни был, и для Кэйлеба действительно имело бы смысл послать своего личного оруженосца для защиты архиепископа Чариса. Но если они смогут отправить меня в Корисанду и оставаться на связи, тогда и я смогу отправить себя в Зион, не теряя связи.
   - И просто пойти прогуляться по городу? Без сомнения, в твоей форме имперской стражи?
   - Не совсем. - Мерлин слегка улыбнулся. - На самом деле, я могу перенастроить свой ПИКА, ваше преосвященство. Есть ограничения на изменения таких вещей, как рост, но можно изменить цвет своих волос, цвет глаз, цвет кожи лица. - Он пожал плечами. - Поверьте мне, я настоящий мастер маскировки. Или, возможно, мне следует сказать "госпожа".
   Стейнейр кивнул. Теперь он видел фотографии Нимуэ Элбан и должен был признать, что никто никогда бы не узнал ее в Мерлине Этроузе. Между ними было очевидное - и, безусловно, понятное - "семейное сходство", но Мерлин безошибочно был мужчиной.
   - Не буду притворяться, что такая моя близость к Храму со всей электроникой, спрятанной внутри меня - не говоря уже о моей энергостанции - не заставляет меня нервничать, - продолжил Мерлин, - но никто из увидевших или встретивших меня не сможет ассоциировать меня с Мерлином Этроузом. Даже если они позже встретят Мерлина.
   - Хорошо, это понятно, - признал Стейнейр.
   - Ну, в то время как я признаю некоторые ограничения, полагаю, я также должен согласиться, что буду в значительной степени играть с листа, как только доберусь туда. - Мерлин пожал плечами. - По-другому и быть не может. Но у меня будет несколько преимуществ, которых нет у Анжилик, и я всегда могу объяснить, что, например, я еще один сейджин - друг сейджина Мерлина, который помогает ему. Это должно помочь объяснить некоторые из этих "преимуществ", если мне придется ссылаться на них при свидетелях.
   - И где именно будет "сейджин Мерлин", пока все это происходит? - Стейнейр покачал головой. - Тебе придется уехать по крайней мере на несколько дней - скорее всего, на несколько пятидневок.
   - Это одна из причин, по которой я пришел к вам, - сказал Мерлин. - Думаю, что мы, вероятно, сможем прикрыть хотя бы короткое отсутствие с моей стороны, используя истории о сейджинах. Согласно, по крайней мере, некоторым рассказам, им нужно "удаляться от мира", чтобы время от времени медитировать. Сейджин Мерлин, с другой стороны, постоянно "дежурил" с тех пор, как впервые прибыл в Чарис. Без сомнения, ему давно пора обратиться к такого рода занятиям. Назовите это "духовным уединением". Учитывая тот факт, что Кэйлеб и Шарлиэн хотят отправить меня с вами в Корисанду, и что все, что они собираются делать сами в ближайшем будущем, - это оставаться здесь, во дворце, с кучей стражников, чтобы присматривать за ними вместо меня, думаю, нам могло бы сойти с рук объяснение с любым, кто спросит, что я пользуюсь этой возможностью для вышеупомянутого духовного уединения, прежде чем мы с вами уедем.
   - Полагаю, мы могли бы это сделать, - медленно согласился Стейнейр, его глаза были задумчивыми.
   - Проблема в том, что мы должны убедить Кэйлеба и Шарлиэн согласиться со всем этим. - Губы Мерлина дернулись в чем-то на полпути между улыбкой и гримасой. - Не думаю, что кому-то из них понравится эта идея, но я не собираюсь предпринимать что-то подобное, не проинформировав их полностью. Мы только что, э-э, немного поговорили именно об этом, собственно говоря. - Выражение его лица на мгновение превратилось в настоящую улыбку, затем разгладилось. - Однако не могу сказать им, куда я хочу пойти и почему, не рассказав им об Анжилик, ваше высокопреосвященство. И не могу этого сделать, если это нарушит вашу уверенность и неприкосновенность исповеди.
   - Понимаю, - снова сказал Стейнейр.
   Он сидел больше двух минут, напряженно размышляя, затем его глаза снова сфокусировались на Мерлине.
   - Это неловкая ситуация, - сказал он. - Во-первых, вы уже имеете доступ к информации, покрытой печатью исповеди. Технически это означает, что вам не нужно мое разрешение, чтобы поделиться этой информацией - информацией, которая попала в ваше распоряжение без преднамеренного нарушения исповеди - с Кэйлебом и Шарлиэн. Если уж на то пошло, вы даже не церковник, так что печать исповеди к вам вообще неприменима. Однако мы с вами оба знаем, что это просто юридический аргумент.
   Мерлин молча кивнул, и Стейнейр глубоко вздохнул. - Как архиепископ, я уполномочен снимать печать исповеди при определенных четко определенных обстоятельствах. Честно говоря, я бы даже не подумал нарушать его по большинству оправданий, которые признает Церковь Ожидания Господнего, поскольку они в основном связаны с передачей людей инквизиции. Однако даже Церковь Лэнгхорна признает, что бывают случаи, когда необходимо учитывать непосредственную безопасность других людей. В данном случае это, очевидно, верно! И, к сожалению, у меня нет возможности проконсультироваться с Эйдорей и вовремя спросить ее разрешения, чтобы принести какую-либо пользу. В то же время я должен сказать вам, что если бы не неизбежность угрозы мадам Анжилик и невинным людям, которым, по вашим словам, она пытается помочь сбежать, я бы даже не рассматривал это. Вы это понимаете?
   Мерлин просто кивнул еще раз, и Стейнейр вздохнул. - Хорошо, Мерлин. Учитывая ситуацию, я поддержу вас перед Кэйлебом и Шарлиэн.
  
   .XIV.
   Особняк мадам Анжилик Фонда, город Зион, земли Храма
  
   Тихая музыка разливалась по роскошно обставленной гостиной. Богато одетые мужчины, большинство в сутанах из хлопчатого шелка или из шелка стального чертополоха, некоторые в оранжевых одеждах викариев, сидели или стояли в комнате, держа бокалы с вином или с бренди. Дела у мадам Анжилик всегда шли хорошо и лучше всего в зимние месяцы, когда граждане Зиона неизбежно обращались к внутренним занятиям. Молодые женщины - всех оттенков кожи, но одинаково красивые - сидели или стояли со своими гостями, непринужденно болтая, смеясь. Все они были со вкусом одеты, большинство с элегантно неброской косметикой. Трудно было бы представить что-либо менее похожее на популярную концепцию проституток.
   Именно поэтому мадам Анжилик всегда добивалась такого успеха.
   Никакой вульгарности среди ее юных леди! Никаких обычных, грубых или неуместных разговоров. Никакого низкопробного юмора. Все куртизанки мадам Анжилик были умными, живыми, хорошо образованными. Их поощряли читать, следить за последними новостями, обсуждать любую тему, которая могла возникнуть, с сочетанием остроумия и такта. Они привлекали только клиентов самого высокого уровня, и всей иерархии Храма было известно, что дамы мадам Анжилик были неизменно сдержанны.
   Стандарты Анжилик были высокими, но не выше тех, с которыми она встречалась в свои дни "работающей девушки", и было поразительно, как много членов викариата поддерживали свои... близкие отношения с ней, даже сегодня. Теперь она пересекла комнату, останавливаясь, чтобы перекинуться парой слов то тут, то там с теми, кого знала особенно хорошо. Изящное, ласковое прикосновение к плечу. Целомудренный поцелуй в щеку, для более избранных. Смеющаяся улыбка, шутка для других. Никто, глядя на нее, не мог бы догадаться, что она испытывает хоть малейшее беспокойство по поводу чего-либо.
   Конечно, одним из самых первых требований успешной куртизанки были актерские способности.
   Ее голова повернулась, когда она краем глаза уловила движение, а затем бровь приподнялась, когда в комнату вошел хорошо одетый мужчина, которого она никогда раньше не видела.
   Он был высоким, чисто выбритым, с карими глазами. Его каштановые волосы были немного длиннее, чем предписывала нынешняя мода Зиона, собраны сзади в простой конский хвост, скрепленный застежкой с драгоценными камнями, а тяжелое, припорошенное снегом пальто, которое он только что вручил лакею, было отделано белым зимним мехом горного ящера-резака. Тяжелая золотая цепь на его шее и такие же золотые кольца на его ухоженных пальцах были дополнительными признаками достатка, и все еще прекрасный лоб Анжилик слегка нахмурился в задумчивом интересе.
   - Извините меня, - пробормотала она своему нынешнему собеседнику. - Мне кажется, я вижу кого-то, кого я должна приветствовать, ваше преосвященство.
   - Конечно, моя дорогая, - ответил архиепископ, с которым она разговаривала.
   - Спасибо, - сказала она, тепло улыбаясь ему.
   Она грациозно направилась к новоприбывшему, который оглядывался по сторонам, не навязчиво, но с явным интересом. Он заметил ее приближение, и она снова улыбнулась, еще шире, протягивая тонкую руку.
   - Добро пожаловать, - просто сказала она.
   - Спасибо, - ответил он приятным тенором. Он галантно поднес ее руку к губам и поцеловал. - Надеюсь, у меня есть право обратиться к самой мадам Анжилик? - спросил он.
   - Действительно, сэр, - признала она. - А вы кто такой?
   - Абрейм Живонс. - Он слегка поклонился, и она кивнула. Он говорил с легким, но узнаваемым деснейрским акцентом, - подумала она.
   - Вы гость в нашем городе, мастер Живонс?
   - Пожалуйста, зовите меня Абрейм. - Белые зубы сверкнули в очаровательной улыбке, и его карие глаза тоже улыбнулись ей. - Действительно, так и есть. Неужели мой акцент выдал меня? Я говорю слишком по-деревенски?
   - О, вряд ли по-деревенски... Абрейм! - Ее серебристый смех был таким же очаровательным, как и все остальное в ней. - Но я, кажется, уловила, по крайней мере, небольшой акцент. Деснейрец?
   - Почти. - Его улыбка стала немного озорной. - Вообще-то, силкиец.
   - О, простите меня! - На этот раз ее смех был немного громче. Многие граждане великого герцогства Силкия возмущались тем, что их идентифицировали как деснейрцев.
   - Здесь нечего прощать, - заверил он ее. - И если бы это было так, я бы обязательно попросил прощения у кого-нибудь столь очаровательного, как вы.
   - Похоже, вы сами не скупитесь на очарование, Абрейм, - заметила она.
   - Во всяком случае, моим родителям хотелось бы думать, что это так.
   - Могу я спросить, что привело вас в Зион в это время года? - Анжилик деликатно поморщилась. - Хотя я бы никогда не стала подвергать сомнению суждения архангелов, но иногда задавалась вопросом, о чем они думали, размещая Храм где-то здесь в зимнем климате Зиона!
   - Действительно, поездка в город немного трудновата в это время года, - признал он, слегка пожав плечами. - К сожалению, дела требовали моего присутствия здесь. И каким бы трудным ни было путешествие, компания, ожидающая на другом конце пути, безусловно, сделала его стоящим.
   - Рада, что вы так думаете. Могу я представить вас одной из моих юных леди? - Тон Анжилик был таким же вежливым и любезным, как всегда, но каким-то образом ей удалось совершенно ясно дать понять, что ее собственные "рабочие дни" остались позади. Живонса, казалось, позабавил этот намек.
   - Думаю, что это было бы очень хорошей идеей, - сказал он. - Надеюсь, однако, что у нас будет возможность, по крайней мере, еще немного поговорить?
   - О, уверена, что так и будет, - заверила она его, взяв его за руку и положив ее себе на локоть с собственническим видом, когда повела его через гостиную к потрясающе привлекательной голубоглазой золотоволосой молодой женщине.
   - Абрейм, позвольте мне представить Марлис, - сказала Анжилик. - Марлис, это Абрейм. Он только что прибыл из Силкии.
   - Действительно? - Марлис одарила Живонса ослепительной улыбкой. - О, я знаю, почему мадам представила вас мне, Абрейм!
   - Я тоже, - ответил Живонс, узнав ее собственный, значительно более сильный акцент. - Я улавливаю акцент самого Силк-Тауна?
   - Это действительно так, - заверила его Анжилик, передавая плененную руку Марлис. - Я подумала, что вы, возможно, найдете это утешительным так далеко от дома.
   - О, - широко улыбнулся Живонс, - уверен, что это меня очень утешит.
   ***
   Несколько часов спустя гостиная была практически пуста, когда Абрейм Живонс снова вошел в нее. Марлис Фарно сопровождала его, и улыбка на ее лице была больше, чем просто профессиональной, - подумала Анжилик, когда они подошли к ней. - Это было хорошо. Марлис была одной из ее любимых девушек, и она надеялась, что молодая женщина найдет компанию Живонса приятной. Однако первое впечатление всегда может быть обманчивым, и она была рада, что это, по-видимому, не так.
   - Вы покидаете нас, Абрейм?
   - Боюсь, я должен, - ответил он. - Завтра утром у меня назначена встреча, чтобы обсудить один из контрактов на судостроение. Мне нужно отдохнуть, прежде чем я померяюсь умом с приспешниками викария Робейра.
   - Очень мудрое отношение!
   - Так мне сказали. - Он улыбнулся ей. - Однако, прежде чем я уйду, я хотел бы спросить, могу ли я поговорить с глазу на глаз?
   - Наедине? - Ее брови изогнулись.
   - У меня есть просьба... от друга.
   - Понимаю. - Выражение лица Анжилик было всего лишь вежливо внимательным, но мысленные уши насторожились, уловив что-то в тоне ее гостя. Это было очень слабо, чем бы оно ни было - почти больше воображаемое, чем слышимое. И все же оно было там. Она была странно уверена в этом.
   - Конечно, - пригласила она после очень короткого колебания и изящным жестом указала на одну из маленьких боковых комнат. - Это будет достаточно конфиденциально?
   - Прекрасно, - заверил он ее и предложил ей руку.
   Они прошлись по почти пустой комнате, непринужденно болтая, и Живонс небрежно закрыл за ними дверь в меньшую комнату. Затем он повернулся лицом к Анжилик.
   - А теперь, Абрейм, - сказала она, - по поводу этой твоей "просьбы"?..
   - На самом деле все очень просто, - сказал он ей. - Эйдорей была бы признательна, если бы вы присоединились к ней в Чарисе.
   Несмотря на буквально десятки лет с трудом приобретенного опыта и дисциплины, глаза Анжилик широко распахнулись. Она уставилась на него на мгновение, затем побледнела, осознав, как выдала себя. Одна тонкая рука поднялась к горлу, и ее пальцы сомкнулись на медальоне, который она носила на шее на шелковой ленте.
   - Не надо, - мягко сказал Живонс. Она уставилась на него огромными глазами, и он покачал головой. - Не думаю, что Эйдорей была бы очень рада, если бы вы проглотили эту таблетку цианида... Ниниэн.
   Она замерла, едва дыша, и он криво улыбнулся ей. - Знаю, о чем вы думаете, но подумайте немного усерднее. Если бы Клинтан и Рейно подозревали вас - если бы они знали достаточно, чтобы знать имя, которое дали вам ваши тетя и дядя, - у них не было бы причин заманивать вас в ловушку. Вы бы уже были под стражей.
   Она пристально посмотрела на него, краска медленно возвращалась к ее лицу, но она не убрала руку с медальона.
   - Это может меняться, - сказала она после еще одной долгой паузы, и ее голос был удивительно ровным в данных обстоятельствах. - Я могу придумать несколько сценариев, в которых обманом заставить меня довериться вам могло бы быть более полезным - по крайней мере, выгодным, - чем просто арестовать меня и задать мне вопрос.
   - Уверен, что можете, - кивнул он. - В то же время, я думаю, вы знаете Клинтана лучше, чем других. Рейно, - он слегка пожал плечами, - может быть достаточно хитер, чтобы попытаться сделать что-то подобное. Но Клинтан? - Он покачал головой. - Не в вашем случае. Нет, если он даже начал подозревать о всех документальных доказательствах, которые вы послали Эйдорей в Теллесберг. Или, если уж на то пошло, что в первую очередь вы были тем, кто вытащил ее и мальчиков из земель Храма.
   Ее глаза сузились от еще одного доказательства того, как много он знал о ней. И он прав, - подумала она с внутренней дрожью, которой не позволила коснуться своих глаз. - Если бы эта свинья Клинтан имел хоть малейшее представление о том, сколько вреда я причинила, я бы сейчас кричала в одной из "допросных камер" инквизиции. И продолжала бы кричать очень долго.
   - Хорошо, - сказала она наконец, хотя ее пальцы оставались в контакте с медальоном. - Я предполагаю, что вы действительно от Эйдорей. Во всяком случае, - она очень криво улыбнулась, - похоже, нет большого смысла притворяться, что не знаю, о чем вы говорите. Но почему она послала вас? Почему именно сейчас?
   - Если быть до конца честным, - осторожно сказал он, - она не посылала меня. Она даже не знает, что я здесь.
   - Но вы сказали... - ее рука снова сжала медальон.
   - Осторожно!
   Его собственная рука взлетела с ослепительной скоростью, быстрее, чем она когда-либо видела - или воображала! - человеческая рука могла двигаться. Она сомкнулась на ее запястье, и ее глаза широко распахнулись. Его хватка была почти абсурдно нежной, но с таким же успехом это могли быть стальные тиски. Она дернула его изо всех сил, достаточно сильно, чтобы на самом деле пошатнуться на полшага вперед, и он не сдвинулся ни на долю дюйма.
   - Я сказал, что она не знает, что я здесь, Анжилик, - тихо сказал он. - Я также сказал, что она хотела бы, чтобы вы присоединились к ней в Теллесберге. Оба эти утверждения были точными.
   - Что вы имеете в виду?
   Она оставила свои бесполезные попытки вырваться из его хватки, и ее глаза снова задумчиво сузились.
   - Уверен, что даже здесь, в Зионе, вы слышали истории о "сейджине Мерлине" и его службе Чарису. - Тон Живонса превратил это утверждение в вопрос, и она кивнула. Он пожал плечами. - Ну, вы могли бы сказать, что я сделан из того же теста, что и сейджин, и архиепископу Мейкелу и Мерлину... стало известно о некоторых событиях, происходящих здесь, в Зионе. На основании того, что они узнали, они вдвоем решили, что было бы разумно послать меня сюда. К сожалению, у них не было времени объяснить свои опасения Эйдорей или проконсультироваться с ней по этому поводу, прежде чем они это сделают. Вот почему я знаю о вас очень много, но не все.
   - Так вы тоже утверждаете, что вы сейджин? - Анжилик звучал более чем скептически, и Живонс улыбнулся.
   - Как и сам Мерлин, я просто говорю, что обладаю некоторыми способностями, которые легенда приписывает сейджинам. - Он пожал плечами. - Тем не менее, это удобный ярлык. - Он сделал паузу, спокойно глядя на нее. - Если я отпущу ваше запястье, вы пообещаете не отравлять себя достаточно долго, чтобы мы могли поговорить? - спросил он ее затем с тенью улыбки.
   - Да, - сказала она. - Но только если вы отпустите мое запястье... и немного отступите. - Она выдержала его пристальный взгляд своим собственным непоколебимым, и он потратил секунду или две, очевидно, обдумывая ее требование. Затем кивнул.
   - Очень хорошо. - Он отпустил ее запястье и отступил на три шага назад. Это было примерно все, что он мог сделать в маленькой комнате, и затем снова сардонически улыбнулся, скрестив руки на груди в явно не угрожающем жесте. - Этого достаточно, миледи? - спросил он.
   - Полагаю, это должно сработать, не так ли? - ответила она, хотя, увидев, как быстро он может двигаться, она подозревала, что он все еще был более чем достаточно близко, чтобы остановить ее, прежде чем она действительно отправит яд в рот. - Итак, вы что-то говорили?
   ***
   Анжилик Фонда села в постели, прислонившись к роскошной стопке подушек, поставила поднос с завтраком на колени и уставилась в свое морозное окно сквозь струйки пара, поднимающиеся от свежей чашки какао, зажатой между ее тонкими руками. Солнце только вставало, касаясь кристаллов инея на оконных стеклах переливчатым золотом и красным, и выражение ее лица было безмятежно задумчивым.
   Она часто начинала свое утро таким образом, хотя редко вставала так рано, учитывая, что обычно работала допоздна. Но хотя никто бы не догадался об этом по выражению ее лица, она очень мало спала прошлой ночью, и ее мысли были гораздо более тревожными, чем можно было предположить по ее хорошо тренированному выражению лица.
   Кто-то очень осторожно постучал в дверь ее спальни, и она отвернулась от окна.
   - Да?
   - Марлис здесь, госпожа, - ответила Сандария Гэтфрид, личная горничная Анжилик, с другой стороны закрытой двери.
   - Тогда входите - обе.
   Дверь открылась, и в нее вошла Сандария, за которой последовала Марлис. Контраст между двумя женщинами был примечателен, и не только потому, что Сандария была одета так же аккуратно и сдержанно, как всегда, в то время как на Марлис был вышитый халат поверх ночной рубашки, а ее волосы свободно рассыпались по плечам. Сандария была на добрых двадцать пять лет старше Марлис, с каштановыми волосами мышиного цвета, карими глазами и почти смуглым цветом лица, унаследованным от ее матери-харчонгки. Кроме того, она была по меньшей мере на четыре дюйма ниже золотоволосой силкийки. Тем не менее, за глазами обеих женщин скрывался богатый интеллект, и хотя Сандария никогда бы не соответствовала требованиям красоты для одной из юных леди Анжилик, она была на службе у своей госпожи почти двадцать лет. В действительности, хотя никому больше это не было известно, Сандария знала Анжилик гораздо дольше.
   - Да, госпожа? - спросила теперь Сандария. Хотя Анжилик наняла официального управляющего, который одновременно был ее дворецким и мажордомом, все в ее доме знали, что истинным управляющим этого дома была Сандария.
   - У меня есть несколько дел, которые нам с тобой нужно обсудить, Сандария, - ответила Анжилик. - Но сначала я хотела спросить вас, Марлис, какое у вас сложилось впечатление о мастере Живонсе?
   Марлис задумчиво нахмурилась. Неудивительно, потому что мадам Анжилик очень заботилась о своих юных леди. Большинство ее клиентов были ей хорошо известны или за них поручился кто-то из знакомых. В тех случаях, когда появлялся кто-то, о ком она ничего не знала, она обычно расспрашивала ту из ее юных леди, которая проводила с ним время. Все они ожидали этого... точно так же, как они знали, что пара крепких молодых оруженосцев, нанятых мадам Анжилик в качестве "лакеев", всегда были под рукой, когда они находились в компании кого-то, с кем мадам Анжилик еще не была знакома.
   - Он мне понравился, мадам, - просто сказала она через мгновение. - Он был вежливым, остроумным, великодушным и джентльменом. - Она очаровательно сморщила носик. - У него не было никаких особых просьб, и на самом деле он был довольно нежен. Один из тех мужчин, которые, похоже, заботятся не только о том, чтобы получить удовольствие, но и доставить его. И, - она улыбнулась еще более очаровательно, - это тоже неплохо.
   - Я так понимаю, вы двое даже потратили немного времени на разговоры? - спросила Анжилик со своей собственной улыбкой, и Марлис усмехнулась.
   - Немного, - призналась она.
   - Должно быть, было приятно иметь возможность поговорить с кем-то из дома.
   - На самом деле, мадам, я никогда так сильно не скучала по Силкии. - Марлис поморщилась. - Не думаю, что семья моей матери одобряла меня после смерти отца - даже до того, как они поняли, что если у меня и было "призвание", то уж точно не с Матерью-Церковью! - Она снова улыбнулась, на этот раз значительно более едко. - Тем не менее, должна признать, что мне очень понравилось быть в курсе событий в Силк-Тауне. И Абрейм знал обо всех нынешних скандалах!
   Марлис закатила голубые глаза, и Анжилик усмехнулась. - Что ж, я так понимаю, вы не были бы недовольны, если бы он снова навестил нас?
   - О, думаю, вы могли бы принять это как данность, мадам!
   - Хорошо. - Анжилик кивнула. - Думаю, что это отвечает на все мои вопросы, Марлис. Почему бы тебе сейчас не пойти и не поискать себе завтрак?
   - Конечно, мадам. Спасибо.
   Марлис сделала краткий реверанс и удалилась, а Анжилик склонила голову набок, глядя на Сандарию, когда дверь за молодой женщиной закрылась.
   - Да, госпожа? - Сандария была единственным членом дома Анжилик, который обычно обращался к ней этим титулом, а не "мадам".
   - Наш посетитель из Силкии прошлой ночью был гораздо интереснее, чем думает Марлис, - сказал ей Анжилик. Сандария приподняла одну бровь, и Анжилик фыркнула. - На самом деле, если он говорит правду - а я думаю, что это скорее всего так, - он вообще не силкиец. Или, по крайней мере, он здесь не по делам Силкии.
   - Нет, госпожа? - спокойно спросила Сандария, когда Анжилик сделала паузу.
   - Он говорит, и я склонна ему верить, что он здесь как представитель чарисийцев, - категорично сказала Анжилик.
   - Могу я спросить, почему вы ему верите, госпожа?
   - Потому что он много знает обо мне, - ответила Анжилик. - Он знает о материалах, которые я отправила Эйдорей. Он знает о Ниниэн. - Ее глаза встретились с глазами Сандарии. - И, что самое тревожное, он знает по крайней мере о некоторых наших... гостях.
   - Понимаю. - Если Сандария и была встревожена, то никак этого не показала. Она просто задумчиво нахмурилась, на мгновение полуприкрыв глаза, затем снова посмотрела на свою госпожу. - Уверена, что вы рассматривали возможность того, что он не совсем честен с вами.
   - Конечно, рассматривала. - Анжилик пожала плечами. - На самом деле, я, так сказать, подняла с ним этот самый вопрос. И он указал в ответ, что если бы он был агентом Клинтана, они бы не тратили время, пытаясь заманить меня в ловушку.
   - Если только они не хотят, чтобы вы привели их к этим "гостям", госпожа.
   - Я знаю. - Анжилик вздохнула, возвращая свой взгляд к пораженному светом инею на окне спальни. - Хотя, думаю, он, вероятно, прав в том, что Клинтан просто приказал бы арестовать меня и допросить.
   В ее голосе послышалась легкая дрожь. Никто, кто не знал ее очень хорошо, никогда бы этого не заметил, но Сандария действительно хорошо ее знала, и глаза горничной слегка сузились, когда она ругала себя за то, что не заметила медальон на шее Анжилик. Это не входило в обычную одежду ее хозяйки для сна.
   - Но даже если допустить, что он прав насчет Клинтана, - продолжала Анжилик, не обращая внимания на реакцию Сандарии на медальон, - всегда возможно, что вместо этого он работает на Рейно. В прошлом мы видели, как Рейно скрывал что-то от Клинтана до тех пор, пока он не расследовал это к своему собственному удовлетворению.
   - Верно, госпожа. - Сандария кивнула. - С другой стороны, действительно ли вероятно, что он сделал бы что-то подобное при нынешних обстоятельствах?
   - Думаю.., что нет, - медленно произнесла Анжилик. Она покачала головой - сначала слегка, потом более решительно. - Учитывая, с какой энергией Клинтан искал их, не думаю, что Рейно стал бы пропускать какие-либо подсказки относительно их местонахождения, которые могли бы ему попасться. Это одна из причин, по которой я склонна верить "мастеру Живонсу".
   - Одна из причин? - повторила Сандария, снова приподняв бровь.
   - Одна, - сказала Анжилик, ее улыбка стала немного не по центру, когда она вспомнила ослепительную скорость Живонса и невероятную силу его нежной хватки.
   - Очень хорошо, госпожа. - Сандария кивнула, ее полное доверие к суждению Анжилик было очевидным. - Что вы хотите сделать?
   - Я беспокоюсь о Круге, - категорично сказала Анжилик. - Честно говоря, я удивлена, что Клинтан ждал так долго, предполагая, что Сэмил прав насчет его планов. - Ее прекрасные глаза потемнели, затененные предчувствием долгожданного горя. - Однако он не будет долго ждать - я в этом уверена. И когда он приступит, вы знаете, что все, кого он заберет, будут подвергнуты Вопросу... по меньшей мере.
   Сандария снова кивнула. Обе они точно знали, насколько эффективно инквизиция выпытывала информацию у своих заключенных. Когда заключенные, о которых идет речь, были личными врагами великого инквизитора, следователи могли рассчитывать на то, что они будут еще более безжалостными, чем обычно.
   - Сэмил и Хоуэрд - единственные, кто знает о нас, - продолжила Анжилик. - Во всяком случае, я на это надеюсь и верю. И полностью доверяю их мужеству. Но если их схватят, мы должны предположить, что в конце концов они раскроют мое - наше - участие, какими бы смелыми они ни были. И боюсь, что мы не можем быть полностью уверены, что никто из наших гостей не общался со своими супругами, так что вполне возможно, что кто-то другой может быть сломлен и приведет инквизицию, по крайней мере, к своей собственной семье. Что, в свою очередь...
   Она пожала плечами, и ее горничная кивнула. - В сложившихся обстоятельствах, Сандария, - сказала Анжилик, - думаю, мы должны предположить, что этот человек тот, за кого себя выдает. И если это так, то мы должны принять его предупреждение о том, что пришло время тайно вывезти наших гостей из Зиона. Сейчас.
   - Да, госпожа. - Сандария склонила голову в странно формальном поклоне, как оруженосец, выполняющий приказ своего господина.
   - Боюсь, тебе придется пройтись по магазинам сегодня днем. - Анжилик слабо улыбнулась. - Посмотри, сможешь ли ты найти мне немного голубого шелка стального чертополоха.
   - Конечно, госпожа.
  
   .XV.
   Храм, улицы Хариман и Маркет, город Зион, земли Храма
  
   - Полагаю, у тебя нет никаких хороших новостей для меня, Уиллим?
   Викарий Жэспар Клинтан, генеральный епископ ордена Шулера и великий инквизитор Церкви Ожидания Господнего, смотрел на архиепископа Чьен-ву холодными, несчастными глазами. Выражение его лица было не более веселым, чем его глаза, и большинство членов ордена Шулера почувствовали бы холодный, твердый комок паники, лежащий у них в животе, как замороженный выстрел, если бы Клинтан обратил на них эти глаза и это выражение.
   Однако, если Уиллим Рейно и испытывал какую-то панику, он хорошо ее скрывал.
   - Боюсь, не на фронте, о котором вы спрашиваете, ваша светлость, - сказал он с поразительным спокойствием. - Последние сообщения из Корисанды действительно указывают на то, что там ситуация может измениться в пользу Матери-Церкви, но они очень предварительные и, как и каждое сообщение оттуда в наши дни, довольно сильно устарели. Программы судостроения - по крайней мере, в незамерзающих портах - похоже, продвигаются довольно успешно, хотя все еще существуют узкие места и задержки. Граф Тирск, похоже, добивается отличных успехов в своих тренировках, и Таро наконец-то начало свою часть программы строительства. И, конечно же, я поделился отчетами Сиблэнкита о пригодности... графа Кориса для целей Матери-Церкви. - Он слабо улыбнулся. - Ничто из этого не касается вопроса, о котором вы спрашивали, не так ли, ваша светлость?
   - Нет, Уиллим. Это не так. - В глубине глаз Клинтана, возможно, мелькнул проблеск уважения к спокойному поведению Рейно. С другой стороны, его тоже могло и не быть. - Так почему бы тебе не обратиться к вопросу, который я поднимал?
   - Очень хорошо, ваша светлость. - Рейно слегка поклонился. - Со времени моего последнего доклада мы не добились успеха в поиске семей предателей. Они, похоже, исчезли с лица земли.
   - Понимаю. - Клинтан, казалось, не удивился признанию Рейно. Он откинулся на спинку стула, пристально глядя через свой стол на генерал-адъютанта ордена Шулера, и сложил руки на животе. - Полагаю, ты понял, что я не очень доволен этим, Уиллим, - сказал он с тонкой, холодной улыбкой.
   - Конечно, я в курсе этого, ваша светлость. На самом деле, я бы предположил, что я, вероятно, почти так же недоволен этим, как и вы. Вы бы предпочли, чтобы я пообещал вам, что мы добиваемся прогресса в их поиске, когда на самом деле я знаю, что это не так?
   Глаза Клинтана на мгновение сверкнули, но затем его ноздри раздулись, когда он глубоко вдохнул.
   - Нет, я бы этого не предпочел, - признал он, и это было правдой.
   Одной из причин, по которой он так высоко ценил Рейно, было то, что генерал-адъютант не стал бы лгать, пытаясь скрыть свои собственные недостатки... или неудачи. Клинтан был уверен, что бывали случаи, когда Рейно "управлял" новостями, воздерживаясь от привлечения его внимания в неподходящий момент. Однако это было совсем другое дело, чем откровенная ложь, и Клинтан встречал более чем достаточно людей, которые были достаточно глупы, чтобы поступить именно так. Похоже, они не учли того факта, что рано или поздно великий инквизитор обнаружит ложь, и в этот момент последствия будут еще хуже.
   Однако у него были дополнительные причины ценить Рейно. Среди них был тот факт, что архиепископ в полной мере продемонстрировал свою собственную лояльность. Более того, Клинтан знал, что Рейно прекрасно понимает, что сам он никогда не сможет претендовать на кресло великого инквизитора. У него было слишком много врагов и недостаточно рычагов воздействия, чтобы одолеть их, и это означало, что его нынешнее положение было самым высоким, насколько он мог надеяться подняться... и что он наверняка потеряет то, что у него было, если Клинтан откажется от власти или откажется поддерживать его. А это означало, что у Рейно были все основания служить своему начальнику с непоколебимой преданностью.
   Кроме того, генерал-адъютант был чрезвычайно хорош в том, что он делал. Правда, семья Сэмила Уилсина ускользнула у него из рук на самом пороге Зиона, но это была не вина Рейно. Он держал женщину и ее детей под наблюдением не менее трех своих самых доверенных инквизиторов... все они также исчезли в тот же вечер. Клинтан пришел к выводу, что по крайней мере один из этих инквизиторов на самом деле должен был быть предателем. Каким бы нелепым это ни было, это был единственный ответ на успешное исчезновение Лисбет Уилсин, который он мог придумать, и все же он лично просмотрел дела всех троих пропавших мужчин. Если один из них стал предателем, ничто в его досье заранее не указывало на такую возможность. Клинтан, конечно, не видел ничего, что наводило бы его на мысль, что Рейно, во всяком случае, должен был это предвидеть. И нынешняя неспособность генерал-адъютанта найти семьи не менее трех викариев и двух архиепископов, которые добрались до Зиона - семьи, которые, как они знали, почти наверняка были где-то у них под носом, даже сейчас - была крайне необычной. На самом деле, великий инквизитор мог вспомнить только один другой случай, когда Рейно потерпел подобную неудачу.
   - Значит, никакого прогресса вообще не было?
   - К сожалению, должен сказать, что нет, ваша светлость. - Рейно покачал головой. - Ни с кем из них не было никакой связи с тех пор, как они исчезли, и наши агенты по всему городу не обнаружили ни единого следа. - Он помолчал мгновение, затем склонил голову набок. - Мы всегда могли бы попросить Стэнтина расспросить о них.
   - Нет. - Клинтан мгновенно покачал головой. - С таким же успехом мы могли бы пойти дальше и спросить их самих! Если уж на то пошло, учитывая тот факт, что мы не можем найти их семьи, мы должны, по крайней мере, рассмотреть возможность того, что они сами могут ускользнуть от нас, если подумают, что мы собираемся взять их.
   Рейно кивнул, хотя и не был уверен, что в данном случае согласен со своим начальником. Никлас Стэнтин, архиепископ Хэнки, был "кротом" Клинтана в группе викариев, настроенных на реформы, которые называли себя "Кругом". На самом деле, именно Стэнтин первым открыл великому инквизитору существование Круга. Рейно казалось очевидным, что другие члены Круга - или, по крайней мере, его руководство - должны понимать, что один из них предал их, хотя они, очевидно, не знали, кто именно. Лично Рейно был, по крайней мере, наполовину склонен следить за Стэнтином. Была пара членов Круга - на ум пришел Хоуэрд Уилсин, - которые, как подозревал Рейно, будут готовы в открытую перерезать горло Стэнтину. В конце концов, это их не спасло бы, но они, вероятно, все равно получили бы от этого определенное удовлетворение. И когда они это сделают, это станет убедительным доказательством их собственной вины, которое можно будет легко продемонстрировать оставшейся части викариата. Это было бы немного тяжело для Стэнтина, но его ценность все равно исчезла бы в тот момент, когда Круг был разорван. По мнению Рейно, в этот момент он был бы гораздо полезнее как мученик, чья смерть подчеркнула бы измену Круга.
   И если бы это не подчеркивало эту измену, Стэнтин в любом случае не был бы большой потерей.
   Что касается понимания ренегатами того, что Клинтан просто выжидал, прежде чем их арестовать, Рейно был уверен, что они, должно быть, уже поняли, что грядет. По словам Стэнтина, по крайней мере один викарий, который был членом Круга более десяти лет, покончил с собой месяцем ранее. Еще двое погибли в результате чего-то похожего на случайную смерть, хотя Рейно был уверен, что внешность обманчива.
   Нет, все трое покончили с собой, - снова подумал он. - Они решили, что это будет более легкий конец, чем тот, который Книга Шулера уготовила еретикам. И они, вероятно, решили, что это единственный способ удержать инквизицию от преследования оставшихся членов их семей.
   Он не знал, были ли они правы в этом последнем пункте или нет. Это было бы решением Клинтана, и хотя первым побуждением великого инквизитора, несомненно, было бы также привести примеры из семей предателей, он мог бы этого не делать. Если бы он держал себя в руках в этом отношении, это могло бы побудить будущих врагов предпринять тот же самый побег - убрать себя с пути викария, не заставляя его беспокоиться о том же самом. Было бы интересно посмотреть, какой подход в конце концов выберет Клинтан.
   А пока, - бесстрастно подумал Рейно, - он наслаждается осознанием того, что остальные поняли, что их ждет. Вряд ли они смогли бы далеко уйти в самый холодный месяц зимы Зиона, даже если бы попытались бежать, а тем временем они должны видеть его каждый день и знать, что с ними будет. Как и все остальные в викариате, независимо от того, хотят они это признать или нет.
   Рейно был уверен, что это и была настоящая причина, по которой Клинтан ждал так долго. Это было не то, что великий инквизитор собирался подробно обсуждать даже с ним, но Рейно не служил Клинтану так долго и так хорошо, не понимая, как думает викарий.
   Клинтан намеренно разжигал неуклонно растущий страх в викариате, но не из простого садизма или даже из простого желания наказать тех, кто осмелился бросить вызов контролю храмовой четверки. Нет. Он использовал гложущий ужас, чтобы обострить внутреннюю, фракционную напряженность, которая всегда поражала Храм в зимние месяцы, до еще более острой, более опасной грани. Он хотел навязать решения, заставить даже тех, кто традиционно пытался держаться в стороне от внутриполитической борьбы викариата, выбрать чью-то сторону. Взять на себя обязательство. И он хотел, чтобы они сделали это в обстоятельствах, которые он контролировал. Его собственное командование инквизицией и командование Аллейна Мейгвейра храмовой стражей дали храмовой четверке абсолютную монополию на силу в Храме и Зионе, и зима поймала в ловушку всю высшую иерархию Матери-Церкви прямо здесь. В буквальном смысле не было никакой противодействующей силы, а это означало, что все знали, что Клинтан был в состоянии обрушить всю репрессивную мощь своего управления на любого, кто обозначил себя как врага храмовой четверки.
   Перед лицом такого рода угроз едва ли было удивительно, что даже многие из тех, кто питал серьезные сомнения относительно того, как храмовая четверка справится с кризисом, обнаружили, что ищут способы доказать свою лояльность. Выслужиться, как испуганная собака, лизать руку, которая угрожала ее избить, в надежде купить какое-то милосердие. Или, по крайней мере, обеспечить краткосрочное выживание. Потому что даже самый недалекий тупица должен был признать, что без краткосрочного выживания нельзя выжить на долгий срок.
   Без сомнения, Клинтана забавляло использование врагов и соперников в своих собственных политических целях. На самом деле, Рейно никогда не сомневался, что это так, и он предположил, что проявленная им жестокость, даже садизм, была серьезным недостатком. И все же он давным-давно пришел к выводу, что у всех людей есть недостатки, и что чем выше положение человека, тем больше у него недостатков. И то, что Клинтану нравилось заставлять страдать своих врагов, делало его стратегию не менее эффективной. Кроме того, на самом деле вряд ли была возможна любая другая стратегия, поскольку между Сэмилом Уилсином и Жэспаром Клинтаном не могло быть сближения. Этого просто не могло произойти - хотя бы по той причине, что другие потенциальные противники, по ожиданиям Клинтана, воспримут это как проявление слабости с его стороны. Компромисс он признавал только тогда, когда сомневался в силе своего железного кулака. Было важно, чтобы он доказал, что у него нет таких сомнений... и что он не потерпит существования этого сомнения в сознании любого другого викария.
   Чтобы сделать это, он должен использовать эту силу. Он должен был сокрушить своих врагов открыто и полностью, и он это сделает. Он мог оттянуть момент, мог растянуть мучительное ожидание, чтобы заставить других предложить ему свою покорность, но конечный результат никогда не вызывал сомнений. Никогда не могло быть сомнений том, что это не должно быть воспринято как нерешительность или робость с его стороны.
   Рейно понимал это, и, по его собственным оценкам, Клинтан достиг практически всех своих целей. Дальнейшая задержка мало что даст с точки зрения внутренней динамики членов викариата, которые, вероятно, переживут предстоящую чистку. Это означало, что в этот момент Клинтан держал их за руку по чисто личным причинам. Достигнув своих политических целей во всем существенном, он испытывал хищное удовлетворение, наблюдая, как его обреченные враги испытывают все муки ожидания.
   И если кто-нибудь еще поймет, что это то, что он делает, это только заставит их еще больше бояться пересекаться с ним в будущем. Так что даже сейчас он все еще убивает двух виверн одним камнем, так сказать.
   Единственным недостатком в удовлетворении великого инквизитора была возможность того, что некоторые семьи его врагов все-таки могли сбежать от него, но ни он, ни Рейно не были обеспокоены возможностью того, что кто-то, кто еще не исчез, может сделать то же самое. Рейно до сих пор не понял, как пропавшим членам семьи - и особенно Уилсинам - удалось так тщательно исчезнуть, хотя он начал подозревать, что в деле был еще один игрок. Тот, о ком Стэнтин не знал и поэтому не мог предать. Было какое-то ощущение... что касается исчезновений семей, которые сильно напомнили Рейно исчезновение семьи архиепископа Эрейка Динниса. Он все еще не мог понять, как это произошло, но у него появилось неохотное уважение к тому, кто сумел вывести их из земель Храма в Чарис, не оставив после себя ни единого следа. Генерал-адъютант с радостью принял бы участие в казни этого парня, кем бы он ни был, но он действительно уважал качества своего противника.
   Однако, каким бы хорошим ни был этот противник, ни одна из других семей не собиралась исчезать. Все они находились под постоянным наблюдением, и он лично выбрал инквизиторов, ответственных за их поддержание в таком состоянии. Конечно, он сделал это и в случае Уилсинов, но на этот раз он назначил двойные команды для каждой семьи, и ему показалось чрезвычайно маловероятным, что у него могло быть так много предателей (если это действительно произошло в случае Уилсинов) в его собственных рядах. Нет, другие семьи никуда не собирались без его ведома. На самом деле, ему скорее хотелось, чтобы кто-нибудь из них предпринял такую попытку. Если бы они это сделали, они все еще могли бы привести его инквизиторов к остальным, и он в глубине души убедился, что это был единственный способ найти этих других на данный момент.
   Не то чтобы у него было какое-то намерение отказаться от охоты. А тем временем... - Вы больше не думали о том, когда именно вы хотите их арестовать, ваша светлость? - спросил он через минуту.
   - Думаю, мы можем дать им еще пятидневку или около того, не так ли, Уиллим? - Вопрос генерал-адъютанта, казалось, вернул великому инквизитору чувство юмора, и он весело улыбнулся. - Нет никакой необходимости сокращать для других время, проведенное со своими семьями, не так ли?
   - Полагаю, что нет, ваша светлость. - Рейно ответил на улыбку своего начальника более сдержанно.
   В отличие от Клинтана, Рейно не получил бы личного удовлетворения от уничтожения врагов великого инквизитора. Он также не особенно надеялся на то, что члены их семей ответят на поставленный перед ними Вопрос. Он признал, что это был один из наиболее эффективных методов извлечения информации шулеритами, и их неспособность применить его к сбежавшим членам семьи, вероятно, помогла объяснить, по крайней мере, часть разочарования Клинтана. Что касается его самого, однако, Рейно был бы просто счастлив избежать как можно большего количества подобных вещей. В любом случае в этом вряд ли была необходимость. У них уже было много доказательств, они могли рассчитывать на то, что обвиняемый в конце концов признается (обвиняемый всегда признавался в конце, не так ли?). И, кроме нескольких младших епископов и архиепископов, которым удалось выбраться из города до наступления зимы, они могли наложить свои руки на виновных в любое время, когда они захотят.
   Даже те, кто ухитрился выбраться из Зиона, лишь отсрочили неизбежное. За всеми ними наблюдали доверенные инквизиторы, которые просто ждали семафорного сообщения, чтобы взять их под стражу.
   Полагаю, отдаленно возможно, что одному или двум из них удастся сбежать, по крайней мере ненадолго. Но не больше одного или двух... И любой, кто побежит, далеко не уйдет.
   ***
   Никто из тех, кто знал Лисбет Уилсин, не узнал бы ее в Чантахэл Бландей в ее теплом, но чрезвычайно простом пончо в стиле Харчонга, надетом поверх столь же практичного шерстяного пальто с капюшоном. По крайней мере, - подумала Лисбет, засунув руки в рукавицах под пончо, глубже зарывшись подбородком в свой тканый шарф и наклонив голову от ветра, - она искренне надеялась, что этого не произойдет.
   Она всегда ненавидела Зион зимой. Поместья ее мужа находились на южных землях Храма, прямо через границу с княжеством Тэншар. Собственная семья Лисбет, хотя и имела связи со многими великими церковными династиями, была из Тэншара, и, хотя зима в Тэншарском заливе могла быть достаточно холодной, она никогда не была такой студеной, как зима в Зионе. Ее муж родился всего в пяти милях от границы земель Храма, и он полностью понимал - и разделял - ее отвращение к зимам Зиона. Он редко настаивал на том, чтобы она оставалась с ним здесь на зимние месяцы.
   Он также не планировал, что она присоединится к нему этой зимой, и по гораздо более веским причинам, чем ее неприязнь к снегу. На самом деле, он послал ей сообщение (очень осторожно), что, по его мнению, для нее было бы разумно составить альтернативные планы поездок. К сожалению, она узнала, еще до того, как пришло его сообщение, о том факте, что за ней и детьми наблюдают.
   Большинство людей не обратили бы на это внимания, но Лисбет Уилсин не была "большинством людей". Она была умной, наблюдательной женщиной, которая поняла, когда приняла предложение Сэмила Уилсина, что свадьба с мужем из этой конкретной династии неизбежно втянет ее в храмовую политику. Эта мысль вызвала у нее отвращение, но, несмотря на разницу в их возрасте, Сэмил определенно этого не сделал - ее губы дрогнули в горько-сладком воспоминании - и она разделила его возмущение тем, во что превратилась Мать-Церковь.
   Она не ожидала, что все обернется так плохо. Не совсем. Никто никогда по-настоящему не ожидал конца своего мира, даже когда они искренне думали, что готовы к нему. Тем не менее, она всегда была, по крайней мере, интеллектуально готова к возможности катастрофы, и за последние пару лет - особенно после катастрофического нападения храмовой четверки на королевство Чарис - она спокойно принимала собственные меры предосторожности. И в отличие от других членов окружения Сэмила в викариате, Лисбет знала, кто был истинным центром коммуникаций реформистов. Когда Эйдорей Диннис была вынуждена бежать в Чарис после ареста мужа, она переложила свои обязанности на Лисбет. В процессе ей пришлось предоставить Лисбет определенную информацию, которой обладали только Эйдорей и Сэмил, и это означало, что Лисбет узнала о важности Анжилик Фонда для Круга... хотя почти никто в Круге не питал ни малейшего подозрения об этой важности.
   Насколько знала Лисбет, она и Сэмил - и брат Сэмила, Хоуэрд - теперь были единственными людьми на землях Храма, которые вообще знали о связи Анжилик с Кругом. Поэтому, когда она поняла, что за ней и детьми наблюдают, что любая попытка сбежать будет немедленно пресечена, она решила разработать собственный план. Вместо того, чтобы держаться подальше от Зиона, она написала - открыто, используя свои привилегии жены старшего викария, чтобы отправить это по церковному семафору, - чтобы сказать Сэмилу, что она присоединится к нему там этой зимой, в конце концов. И она приняла меры, чтобы сделать именно это.
   Затем она заключила несколько иные (и гораздо более спокойные) договоренности с Анжилик. Она не ожидала, что все трое инквизиторов, которые шпионили за ней, в конечном итоге умрут в процессе, но она также не пролила ни одной лицемерной слезы по поводу их кончины. К сожалению, первоначальный план Анжилик немедленно вывезти ее и детей из земель Храма оказался неосуществимым в свете тайных, но интенсивных поисков, которые спровоцировал Уиллим Рейно. Открытая охота на "похитителей" ее семьи была бы серьезным препятствием при лучших обстоятельствах, но именно безжалостно эффективная тайная охота Рейно заставила Анжилик проявить осторожность.
   И ее решимость вывезти из города как можно больше других семей, - напомнила себе Лисбет сейчас. - Эгоистичная мать в ней - мать, которая хотела, чтобы ее дети были в безопасности, и Шан-вей с чьими-либо еще детьми! - горько возмущалась этим решением Анжилик. Большая часть ее, однако, была полностью согласна. Несмотря на свой страх за безопасность собственной семьи, она знала, что просто бросить кого-то еще, кого они могли бы спасти, было бы предательством всего, за что когда-либо выступал Круг.
   И поскольку ее муж, и ее деверь, и большинство их самых близких друзей в викариате собирались умереть за то, за что выступал Круг, Лисбет Уилсин не могла предать их дело больше, чем Анжилик.
   Ничто из этого не облегчило изматывающие нервы многие пятидневки пряток здесь, в Зионе, городе, который стал сердцем самого зверя. Хорошей новостью было то, что Чантахэл Бландей совсем не походила на Лисбет Уилсин. Она была старше, волосы у нее были другого цвета, на подбородке виднелась родинка, и она была по меньшей мере на тридцать фунтов тяжелее стройной, юной мадам Уилсин. И не только это, но в то время как мадам Уилсин сопровождали оба ее сына и дочь, когда она исчезла, у Чантахэл был только один сын.
   Было удивительно, насколько опытным стал тот, кто последовал призванию Анжилик, когда дело дошло до косметики и краски для волос, а зимняя одежда намного утяжеляла фигуру, чтобы никто этого не заметил. И хотя большинство матерей обычно не хотели бы, чтобы их двенадцатилетние дочери и восьмилетние сыновья проводили зиму в том, что было "домом с дурной репутацией", каким бы элегантным он ни был, Лисбет не беспокоилась о случае Жанейт или Арчбалда. На самом деле, она не могла придумать, где они могли бы быть в большей безопасности, и ее больше всего беспокоило то, что один из них - особенно Арчбалд, учитывая его молодость - мог непреднамеренно выдать их всех инквизиции. С другой стороны, ее старшему сыну Томису сейчас было четырнадцать - серьезный мальчик, который уже разделял печаль (и гнев) своего отца по поводу того, во что превратилась Мать-Церковь. Однако он также был племянником своего дяди. Как и Хоуэрд, он собирался сделать карьеру в храмовой страже, и, несмотря на свою молодость, был искусным фехтовальщиком и отличным стрелком, будь то мушкет с фитильным замком, арбалет или стандартный лук. Он также отчаянно защищал свою мать и наотрез отказался присоединиться к своим скрывающимся младшим брату и сестре.
   По правде говоря, Лисбет не так уж сильно старалась убедить его сделать это. Отчасти потому, что она узнала сына его отца и поняла, что это бесполезная попытка, когда увидела его. Но главным образом потому, что, как бы сильно она ни доверяла Анжилик и как бы эффективно Анжилик себя ни проявляла, Лисбет не смогла заставить себя сложить все яйца в одну корзину. Что также было причиной того, что Анжилик приняла совершенно другие меры, чтобы увезти старшую дочь Лисбет (ну, технически, падчерицу, хотя она была единственной матерью, которую Эрейс когда-либо знала), а также ее мужа и сына из-под носа инквизиции. Лисбет подозревала, что ее собственная готовность приехать в Зион была фактором, повлиявшим на способность Анжилик сделать именно это. Она так явно хотела попасть прямо в паутину, что бдительность инквизиции в отношении сэра Фреймана Жардо, его жены и сына ослабла, по крайней мере немного.
   Она радовалась тихой, горячей благодарностью, когда Анжилик передала ей слова о том, что Фрейман, Эрейс и юный Сэмил благополучно спаслись... по крайней мере, в настоящее время. Но теперь, под отполированным ветром небом ледяной синевы, когда она пробиралась по обледенелому тротуару, наполовину заваленному ночными сугробами, растоптанными по середине ногами прошедших ранее пешеходов, она почувствовала знакомую тяжесть отчаяния. Не ради ее собственной безопасности, и на самом деле не ради безопасности ее детей и внуков - хотя это была гораздо более острая, более режущая тревога, чем любая, которую она могла испытывать за себя. Она не собиралась становиться беспечной, но все же пришла к выводу, что если бы инквизиция собиралась найти ее или ее детей, она бы уже сделала это. Нет, отчаяние, которое она испытывала, было не из-за себя, а из-за своего мужа и всего, к чему он так долго стремился. Для друзей и доверенных коллег, которые отдали ему свою преданность и свою помощь... и которые собирались разделить его мучительную смерть, когда настанет момент.
   Не то чтобы он обманул или ввел в заблуждение кого-то из них, заставив поддержать его, - подумала она, плотнее обнимая себя под пончо, когда острый ветер свистел между многоквартирными домами по обе стороны улицы. Все они были так же злы и решительны, как и он, и все они знали, что это может случиться. И все же знать, что это произойдет, что кто-то вроде этого жадного, кровожадного ублюдка Клинтана все-таки победит...
   Лисбет никак не могла понять, как ее собственные мысли, ее собственный гнев на Бога за то, что он позволил этому случиться, отразили реакцию ее деверя. Если бы она знала, это бы ее не удивило, она знала Хоуэрда так же долго, как и Сэмила, и во многих отношениях они с Хоуэрдом были больше похожи, чем она и Сэмил. Что, вероятно, и было причиной того, что с самого начала ее гораздо сильнее влекло к Сэмилу, чем когда-либо к Хоуэрду - по крайней мере, как к мужу и любовнику. Как деверь, он всегда был ее любимцем. На самом деле он был ей дороже (хотя она никогда бы в этом не призналась), чем любой из ее родных братьев. Была причина, по которой она была так довольна, видя, что Томис так сильно похож на своего дядю, потому что она не могла представить лучшего образца, который он мог бы выбрать для себя.
   Она дошла до угла, где улица Хариман пересекалась с Маркет-стрит, на полпути между ее дешевой, по-спартански обставленной квартирой в многоквартирном доме и третьим по величине рынком Зиона, и посмотрела через улицу на лавку модистки.
   Она даже не остановилась, когда повернула за угол, и ее шаг никак не изменился, но ее глаза сначала расширились, а затем сузились, когда она увидела витрину магазина. Рулон синей ткани - шелк стального чертополоха, подумала она, - был выставлен в этом окне, а грузчик угля в магазине, должно быть, уронил пару больших кусков угля прямо по другую сторону запертых ворот, когда он делал утреннюю доставку. По крайней мере, кто-то их там оставил. Лисбет могла видеть блестящие черные куски, отчетливо видимые на фоне грязного снега, достаточно далеко внутри ворот, чтобы никто из отчаявшихся городских бедняков не мог их достать.
   Ей хватило всего одного взгляда, чтобы заметить шелк и уголь, и она наклонила голову немного глубже, обнаружив, что теперь идет прямо навстречу ветру.
   Она решила, что продолжит идти к рынку. Это был обычный день покупок Чантахэл, и она торговалась за разорительно дорогую картошку и зимнюю морковь, которую пришла купить. Она могла бы даже купить несколько луковиц, если предположить, что они не были слишком дорогими в конце зимы, прежде чем снова отправиться в свой дом.
   Однако, что бы она ни делала, она не подавала никаких сигналов и вообще никаких признаков того, что видела этот голубой шелк или эти куски угля.
   Что она распознала в них предупреждение Анжилик о том, чтобы быть готовой действовать в любой момент.
  
   .XVI.
   Особняк мадам Анжилик, и Храм, город Зион, земли Храма
  
   Абрейм Живонс посмотрел в зеркало на свои карие глаза и каштановые волосы. Было слабое - очень слабое - "семейное сходство" с Мерлином Этроузом и Нимуэ Элбан, - подумал он. - Что-то в губах, что ему не удалось замаскировать так сильно, как он намеревался. Он задавался вопросом, было ли его подсознание ответственно за это, или это была просто перенесенная причуда в программном обеспечении ПИКА. До своего кибернетического перевоплощения Нимуэ никогда особенно не интересовалась программным обеспечением, которое позволяло по желанию изменять внешний вид ПИКА. Ее больше интересовало его применение в экстремальных видах спорта. Если уж на то пошло, она вообще никогда по-настоящему не хотела ПИКА; это был подарок от ее богатого отца, от которого у нее просто не хватило духу отказаться. Таким образом, она далеко не так хорошо разбиралась в "косметических" аспектах своего нынешнего физического аватара, как могла бы быть, и вполне возможно, что что-то в ее программном обеспечении могло быть ответственно за перенос.
   Конечно, это могло быть так, - сардонически подумал Абрейм. - Но это было не так. Ты прекрасно это знаешь, Мерлин.
   Это было странно, - подумал он, отворачиваясь от зеркала. Он все еще думал о себе как о "Мерлине", а не как о Нимуэ или Абрейме. - Вероятно, потому, что именно таким он был последние несколько лет. Или, возможно, потому, что он наконец смирился с тем, что Нимуэ мертва, а он - совершенно другой человек. Или, возможно, опять же, просто потому, что ему нужна была единая личность, на которую можно было бы повесить свое чувство личности, если он не собирался полностью сойти с ума. Что также могло бы объяснить этот маленький сбой с губами.
   Что ж, все равно никто не заметит, даже если они видели и Абрейма, и Мерлина, - сказал он себе. Во всяком случае, не после того, как Мерлин отрастит усы и бороду.
   Он выглянул из окна своего гостиничного номера. Снова шел снег. Его хватало здесь, в Зионе, и он еще раз задался вопросом, не выбирали ли "архангелы" место для города исключительно ради того, чтобы сделать "мистически поддерживаемый" внутренний комфорт Храма еще более впечатляющим для тех, кто его видел. Более вероятно, однако, решил он, первоначальное решение разместить штаб-квартиру планетной колонии в этом конкретном месте было принято потому, что климат был настолько плохим, что, вероятно, отбил бы охоту у низкотехнологичных колонистов и их потомков селиться в этом районе. До разрушения Александрийского анклава (и ответной атаки коммодора Пея на Лэнгхорна и Бедар) Храма еще не было. Мерлин начал подозревать, что Лэнгхорн и Бедар рассматривали место своей штаб-квартиры как нечто вроде труднодоступной горы Олимп - где-то за пределами обычной досягаемости простых смертных, но в достаточной близости к миру этих смертных, чтобы создать ощущение архангелов, постоянно парящих прямо над горизонтом. В конце концов, для них климат не был бы проблемой, а "сказочные дворцы архангелов" помогли бы укрепить божественный статус команды для любых колонистов, которые побывали здесь.
   Конечно, у него не было никаких доказательств этого. С другой стороны, пара ссылок в загрузке коммодора Пея намекала на такое мышление, и вполне вероятно, что Чихиро и Шулер (которые, по-видимому, стали лидерами "архангелов" после уничтожения первоначального штаба ядерной микробомбой в жилетном кармане коммодора Пея), последовали тому же ходу мыслей. И также было вполне вероятно, что они намеренно строились на том же месте, чтобы подчеркнуть победу "сил Света" над "темными легионами Шан-вей из Ада". Точно так же, как они построили весь Храм как осязаемое напоминание о силе "архангелов".
   В каком-то смысле это имело бы смысл, - снова подумал Мерлин, наблюдая, как снежинки танцуют на резком, неуклонно усиливающемся ветру. - После того, как так много людей Лэнгхорна погибло в огненном шаре коммодора, им понадобилось бы что-то, чтобы напомнить колонистам, что "архангелы" все-таки победили. Возможно, было бы немного трудно убедить в этом всех, учитывая потери, которые они понесли, без чего-то довольно радикального, чтобы довести дело до конца.
   Какова бы ни была логика, стоящая за этим, это было совершенно жалкое место для размещения крупнейшего города планеты Сэйфхолд - по крайней мере, зимой. Летом все было совсем по-другому. С другой стороны, "лето" в Зионе было мимолетным переживанием. То, которого не будет еще довольно долго, что имело печальные последствия для ближайших планов "Абрейма" на будущее.
   Как он сказал Мейкелу Стейнейру, он тайно следил за Анжилик Фонда с тех пор, как поразительные откровения Эйдорей Диннис показали, насколько Анжилик была большим, чем первоначально предполагал Мерлин. Он принял чрезвычайные меры предосторожности, используя дистанционно управляемые пульты, которые записывали свои данные, а затем физически извлекались, вместо того, чтобы передавать - пусть и украдкой - на его орбитальные коммуникационные системы. Это сильно затруднило его наблюдение, но также обеспечило дополнительный уровень безопасности, который казался весьма целесообразным, учитывая те источники энергии под Храмом.
   Это также, к сожалению, сделало невозможным для него - или Совы - перемещать эти дистанционно управляемые пульты "на лету" так, как они могли бы делать в другом месте. В Зионе он не мог перемещать свои датчики, чтобы надежно отслеживать людей, как мог бы в любом другом месте на планете, а это означало, что у него было гораздо меньше полной информации, чем он мог бы пожелать. Однако, несмотря на это, за последнюю пятидневку он понял, что Анжилик вела свою опасную игру даже дольше, чем он предполагал после откровений Эйдорей. На самом деле, он пришел к выводу, что Анжилик, вероятно, связалась с Сэмилом Уилсином, а не наоборот.
   Мерлин противился такой возможности, когда впервые узнал об этом. Не из-за каких-либо сомнений в способностях Анжилик, а потому, что она, очевидно, была "всего лишь" ретранслятором связи для организации Уилсина. Учитывая то, что Мерлин видел молодого Пейтира Уилсина в Чарисе, и то, что он смог почерпнуть из изучения своими теллесбергскими удаленными средствами - как только Стейнейр согласился разрешить это - документов, которые Эйдорей передала архиепископу, было очевидно, что участие семьи Уилсин в усилиях реформирования викариата было делом нескольких поколений. Исходя из этого, было очевидно, что Сэмил, должно быть, завербовал Анжилик.
   Но это совсем не то, что произошло, - размышлял он. - Если я не ошибаюсь, на самом деле произошло то, что Анжилик узнала о его организации и предложила свои услуги, чтобы управлять его коммуникациями. Но у нее была своя собственная организация, уже созданная и работающая, еще до того, как она связалась с ним, и она никогда не объединяла их вместе. Вот почему она смогла так гладко вывезти Эйдорей и ее мальчиков из земель Храма. И вот как ей удалось "исчезнуть" Лисбет Уилсин и остальным.
   В Анжилик Фонда все еще было довольно много такого, чего он не понял. Конечно, тот факт, что он не мог понять ее, даже со всеми преимуществами, которыми он пользовался - даже здесь, в Зионе, несмотря на его ограничения по сравнению с другими мирами, - вероятно, помог объяснить, как ей удавалось так долго избегать внимания инквизиции. Это также означало, что он понятия не имел, как она связалась с другими пятью семьями, которых она спрятала прямо здесь, в Зионе. Единственное, что он решил, когда дело касалось этого, заключалось в том, что она снова была той, кто установил контакт.
   Наконец-то ему удалось найти Лисбет и Томиса Уилсина, и, изучая результаты поиска "жучков", которые он установил на Лисбет, он понял, что Сэмил Уилсин, должно быть, видел, что происходит, но не хотел - или не мог - сообщить остальным членам Круга. Мерлину было трудно понять, что могло помешать человеку с очевидной честностью Уилсина передать эту информацию дальше, но он был совершенно уверен, что именно это и произошло. И все же было столь же очевидно, что Анжилик знала об этом. Судя по всему, именно она инициировала свой первоначальный контакт с другими семьями и тайно заставила их скрываться, даже не обсудив это с их мужьями и отцами.
   Эти бедные люди, вероятно, задаются вопросом, удалось ли их женам и детям избежать Клинтана - по крайней мере, пока - или ублюдок уже где-то держит их под стражей, - мрачно подумал Мерлин. - Боже, я и не подозревал, какой он на самом деле садист. Если Круг - или, по крайней мере, Уилсин - предвидел это так давно, как я думаю, то этот больной, извращенный сукин сын наблюдал, как они извиваются, в течение нескольких месяцев. И из всего, что я смог увидеть, он чертовски наслаждался этим.
   Жэспар Клинтан понятия не имел, как ему повезло, что он никогда не покидал пределы Храма. Если бы он когда-нибудь это сделал - если бы он хоть раз забрел в область, где Мерлин мог добраться до него, не рискуя вызвать какую-то неопознанную сенсорную систему или автоматическую реакцию в Храме, - он был бы покойником. Со стороны Мерлина не было ни вопросов, ни колебаний по этому поводу.
   Но это также не было чем-то таким, что должно было произойти. Во всяком случае, не в ближайшее время. Недостаточно скоро, чтобы спасти кого-либо из нынешнего списка жертв Клинтана. Мерлин был вынужден смириться с этим, и теперь его внимание было сосредоточено на том, чтобы вывезти этих членов семьи - и как можно большую часть остальной организации Анжилик, какой бы большой или маленькой она ни была, насколько он мог - из земель Храма.
   Что, скорее, и было целью сегодняшнего вечернего визита, - напомнил он себе и потянулся за пальто Живонса.
   ***
   - Добрый вечер, Абрейм, - сказала Анжилик Фонда с приветливой улыбкой.
   - Добрый вечер, моя дорогая! - Мерлин снова склонился над ее рукой, галантно целуя ее. Возможно, одна из причин, по которой я думаю о себе как о "Мерлине", а не о Нимуэ, - подумал он, - заключается в том, что Нимуэ никогда не интересовалась другими женщинами. Мерлин, с другой стороны... Он снова отложил это соображение в сторону, хотя на самом деле не был уверен, был ли это законный случай, когда Мерлин интересовался "другими женщинами", или Мерлин интересовался "противоположным полом" (каким бы он ни был в данный момент), или Мерлин обнаружил в себе что-то, о чем Нимуэ никогда не подозревала о себе, или просто Мерлин нашел что-то еще, о чем нужно беспокоиться, что не имело бы значения для кого-либо еще на всей планете.
   - Рада, что вы смогли присоединиться к нам этим вечером, - продолжила Анжилик. - Хотя боюсь, что компания будет немного скудной в такую ночь, как эта.
   - Я не удивлен. - Мерлин склонил голову набок, прислушиваясь к вою ветра, доносящемуся со двора городского дома Анжилик.
   Температура снаружи была восемь градусов ниже нуля - восемь градусов ниже нуля по Фаренгейту - и все еще падала. Ветер тоже дул со скоростью почти сорок миль в час, и Мерлин мрачно осознавал, что даже сейчас, когда он стоял в уютном тепле городского дома Анжилик, снаружи мужчины и женщины - да, и их дети - буквально замерзали до смерти. Он знал о сарае садовника на территории Анжилик и о четырех бедных семьях, которые переехали в него этой зимой. Он знал, как она защищала их от непогоды, как делала это каждую зиму. Как она позаботилась о том, чтобы для установленной там кирпичной печи было достаточно угля. И он знал, как, несмотря на все ее усилия, члены этих семей жались друг к другу, делясь теплом тел, а также живительным теплом этой печи. Они будут замерзшими, окоченевшими и несчастными, и он сомневался, что кто-нибудь из них действительно заснет, так сильно они дрожали. И все же утром, в отличие от слишком многих бедняков, сгрудившихся в поисках тепла вокруг вентиляционных отверстий для отработанного тепла экологической системы Храма, они были бы живы.
   И она точно знает, что там происходит, - подумал Мерлин, глядя на улыбающееся лицо своей хозяйки. Та же самая женщина, которая пошла на все, чтобы дать им шанс выжить, которая организовала связь Уилсина и спрятала эти семьи беженцев где-то здесь, в Зионе, улыбается и смеется, как будто ей все равно в этом мире.
   Он почувствовал, как его восхищение поднялось еще на одну ступеньку, и он положил ее руку на сгиб своего локтя и повел ее через гостиную к одному из столов для фуршета. Слуга подал ему тарелку, доверху набитую отборными деликатесами - булочками с ветчиной, тонкими ломтиками редкой говядины, грудкой виверны и цыпленка, креветками-пауками, оливками, яйцами, маринованными огурцами, сыром, хлебом.... На столе было достаточно еды, чтобы кормить людей, сгрудившихся в сарае садовника Анжилик, по крайней мере, целый месяц, - размышлял он. - И в любое конкретное утро, он знал, именно туда отправлялись "остатки" со вчерашнего вечернего фуршета. Туда и в одну из столовых, управляемых орденом Бедар.
   И есть еще одна вещь, которая меня бесит, - размышлял он. - Если кто-то из других первоначальных "архангелов" и был помощником Лэнгхорна, то это была Бедар. И - я знаю, что это глупо, черт возьми! - Но я бы действительно предпочел, чтобы "ее" орден был таким же больным и извращенным, как орден Шулера, а это не так. Во всяком случае, больше нет. Почему первоначальные злодеи этой пьесы не могут по-прежнему оставаться злодеями?
   - Полагаю, что Марлис четко изложила свое расписание для вас этим вечером, Абрейм, - сказала ему Анжилик с улыбкой, и он улыбнулся в ответ.
   - На самом деле, - тихо сказал он, поворачиваясь, чтобы осмотреть почти пустую гостиную, - как бы ни была очаровательна Марлис, и как бы мне ни нравилось ее общество, сегодня вечером я пришел поговорить с вами.
   - А? - Она приподняла бровь, глядя на него, и он слабо улыбнулся.
   - Не уверен, - выражение его лица было выражением человека, обменивающегося несущественной светской беседой со своей прекрасной хозяйкой, - но думаю, что время наступает.
   Он на мгновение встретился с ней взглядом, затем снова посмотрел в другой конец комнаты. - Да, боюсь, что это так. - Она улыбнулась ему, явно удивленная тем, что он только что сказал, но ее мягкий голос был невыразимо печален. - Я надеялась, что смогу вытащить еще несколько человек, - продолжала она. - К сожалению, не могу. У нас нет времени.
   - Нет? - Настала его очередь приподнять бровь, и она покачала головой.
   - У меня есть источник внутри инквизиции. Клинтан начинает завтра.
   - Против вас? - Несмотря на самого себя, несмотря даже на то, что он был ПИКА, а не существом из плоти и крови, Мерлин не мог полностью скрыть беспокойство в своем голосе и глазах.
   - Я так не думаю, - ответила она. - Во всяком случае, не сразу. Но когда он начинает задавать людям Вопросы...
   Она позволила своему голосу затихнуть, и он слегка кивнул, но его мысли неслись вскачь. В отличие от Анжилик, у него был доступ к целой сети метеорологических спутников. Он знал, что воющий ветер и резкие перепады температур этого вечера несколько ослабнут в течение следующих нескольких дней, но за оттепелью надвигалась еще одна зимняя буря. Та, которая должна быть, по крайней мере, такой же плохой.
   - Есть ли здесь, в городе, какое-нибудь место, где вы могли бы спрятаться на пятидневку-две?
   - Если мне придется, - сказала она, а затем слабо улыбнулась. - Почему? Неужели одно из ваших "сейджинских" умений говорит вам о чем-то, чего я не знаю, Абрейм?
   - Что-то в этом роде, - сказал он ей с ответной улыбкой. - Погода будет необычно суровой в течение следующих нескольких дней. - Она выглядела немного скептически, и он похлопал ее по руке своей свободной рукой. - Просто доверьтесь мне, Анжилик. Если можно избежать этого, мы не хотим, чтобы вы - или кто-либо другой - пытались путешествовать в эти дни.
   Мгновение она задумчиво смотрела на него, затем пожала плечами. - В любом случае мне потребуется день или около того, чтобы организовать фактическое перемещение из города, - сказала она. - И, честно говоря, вероятно, не помешает поработать еще несколько дней. Предполагая, что я добилась такого успеха, как мне кажется, в создании своих убежищ!
   - Думаю, что да, - заверил он ее.
   - Ну что ж. - Она на мгновение оглядела гостиную, затем снова пожала плечами. - Буду скучать по этому месту, - сказала она почти с тоской. - Я сделала здесь по крайней мере несколько полезных вещей. Жалею только, что в конце концов потерпела такую полную неудачу.
   - Вы не потерпели неудачу, - тихо сказал он ей. Она снова посмотрела на него, и он покачал головой. - Поверьте мне, дни храмовой четверки - дни Храма - сочтены. Это займет больше времени, чем хотелось бы вам или мне, но это произойдет, и такие люди, как вы и Эйдорей Диннис, являются одной из причин этого.
   - Но сколько из них сначала умрет, Абрейм? - печально спросила она, выражение ее лица все еще было выражением женщины, праздно болтающей с любимым гостем. - Сколько людей умрет в первую очередь?
   - Слишком много, - сказал он непоколебимо. - Но это не ваша вина и причина не в вас, и благодаря вам их будет намного меньше, чем было бы в противном случае. Итак, если вы не возражаете, вместо того, чтобы беспокоиться о том, насколько вы "потерпели неудачу", давайте просто посмотрим, как вытащить вас и как можно больше других людей из этого живыми, хорошо?
   ***
   Капитан храмовой стражи Ханстанзо Фэндис быстро шел по коридору Храма. На нем была кираса из полированной стали и алая туника стражника поверх тяжелого шерстяного свитера, который казался немного чересчур теплым здесь, в самом Храме. Его меч был в ножнах у бедра, перчатки заткнуты за пояс, и хотя он снял тяжелую шинель в гардеробе, когда вошел в Храм, его высокие сапоги и штанины брюк были усеяны мокрыми пятнами, оставленными растаявшим снегом.
   Выражение лица капитана Фэндиса не было счастливым, но в эти дни он был не один такой. На самом деле, он обнаружил, что довольно многие из его коллег-офицеров стражи этим утром тоже явно были на взводе, и в воздухе витало что-то невидимое - что-то невидимое, без запаха, к чему невозможно прикоснуться, но всепроникающее.
   Едва ли это был первый раз, когда такое было правдой за три года, прошедшие после катастрофического провала нападения на еретическое королевство Чарис. Это было землетрясение такого рода, которое случается, возможно, раз в сто лет, - подумал теперь Фэндис. - Это было не то, о чем должен был думать простой капитан стражи, но не было смысла притворяться, что он не знал, что это правда. Точно так же, как не было смысла притворяться, что толчки, которые последовали за отступничеством Чисхолма, Эмерэлда и Зибедии и завоеванием Корисанды, пробежав по Храму и рядам викариата, не были по-своему еще более смертоносными.
   Для большинства подданных материковых королевств все эти далекие земли были неважны, затерянные за пределами их собственных интересов. Кроме того, хотя богатство Чариса могло быть предметом сказочной (и завистливой) легенды, население островного королевства, безусловно, было слишком малым, чтобы представлять какую-либо угрозу для власти таких великих королевств, как Деснейр, Долар, Харчонг, даже республики Сиддармарк. Сама идея была нелепой... и это полностью упускало из виду тот факт, что Бог, в Своей мудрости, никогда не допустил бы процветания агрессии таких вероотступнических и еретических земель!
   И все же у тех, кто носил оранжевый цвет Матери-Церкви, был несколько иной взгляд на вещи. Хотя они, возможно, и не хотели этого признавать - и, действительно, многие категорически отказывались это признавать, - они знали, что восстание "Церкви Чариса" нашло пугающие отголоски в других землях новорожденной Чарисийской империи. Они начали понимать, хотя и смутно, что такие люди, как Сэмил и Хоуэрд Уилсин, возможно, с самого начала были правы. Что роскошный образ жизни и личная власть, к которым они привыкли, на самом деле могут быть не такими всеобщими любимыми и одобренными, как они говорили друг другу.
   Что в своем нападении на Чарис храмовая четверка, возможно, просто высвободила силы, которые могли уничтожить их всех.
   Подобные соображения были делом тех, кто намного превосходил капитана Фэндиса по рангу, и он знал это. Однако он не был идиотом, и его назначение в курьерскую службу поставило его в идеальное положение, чтобы понять, что происходит, поскольку через его руки проходило так много сообщений о мировых событиях. И даже если бы это было неправдой, он находился здесь, в Храме, уже более двух лет. За эти годы - и особенно прошлой зимой - он увидел, как все изменилось со времени его последнего посещения Храма. Он видел то, что видели другие, признавал то, что признавали другие, и у него не было сомнений в том, что великий инквизитор Жэспар и собственный высший начальник Фэндиса, генерал-капитан Мейгвейр, решили, что они не могут позволить себе подвергаться угрозе более чем на одном фронте одновременно.
   Именно это и привело Фэндиса сюда сегодня, когда он должен был быть в своем собственном кабинете в пристройке курьерской службы на берегу озера.
   Он дошел до поперечного коридора и повернул налево. Пара викариев стояла у одного из окон, вглядываясь в морозное раннее утро. Их головы вскинулись, как испуганные виверны, когда появился Фэндис. Они действительно заметно вздрогнули, прежде чем снова взяли себя в руки, и капитан задался вопросом, о чем они так тихо разговаривали. Учитывая то, как они отреагировали на появление простого капитана стражи, вероятно, это было то, что им не следовало обсуждать... по крайней мере, в том, что касается храмовой четверки, - мрачно размышлял он. - В последнее время вокруг было много такого.
   Ханстанзо Фэндис служил в храмовой страже более пятнадцати лет, и это было его четвертое пребывание здесь, в самом Храме. Однако за все эти годы он никогда не видел такой зимы, как эта. Никогда не видел, чтобы самые высокопоставленные чины епископата и самого викариата разбивались на такие неровные группы встревоженных, слишком часто наполовину напуганных людей, которые следили за своими собственными спинами, боясь раскрыть свои истинные внутренние мысли даже среди своих самых близких.
   Он вежливо поприветствовал викариев, проходя мимо них. Ни один из них не ответил на его приветствие. Они только уставились на него так, как ледяная виверна, сидящая на краю незамерзшего потока, могла бы наблюдать, как мимо скользит кружащий кракен.
   Он продолжил путь по коридору, повернул за угол, спустился по короткой широкой лестнице и оказался перед закрытой дверью. Он сделал очень короткую паузу - колебание, которое скорее чувствовалось, чем было видно, - затем резко постучал.
   - Да? - спросил чей-то голос.
   - Могу я поговорить с вами минутку, майор Карнейкис? - ответил Фэндис. - Боюсь, это довольно важно, сэр.
   Голос ответил не сразу. Затем - Войдите, - коротко сказал он, и двери с мистическим приводом бесшумно открылись, когда кто-то взмахнул рукой над волшебным глазом, который командовал ими.
   Майор Жафар Карнейкис был высоким мужчиной с рыжевато-каштановыми волосами, кустистыми бровями и темными глазами. Он был немного необычен тем, что одновременно занимал должность как в собственно храмовой страже, так и в ордене Шулера, и Фэндис почувствовал, как его пульс слегка участился, когда он увидел меч Карнейкиса в ножнах, лежащий на его столе вместо того, чтобы висеть на стене в его внутреннем кабинете.
   - В чем дело, Фэндис? - сказал майор с ноткой нетерпения. У него был вид озабоченного человека. Фэндис распознал это нетерпение, но все же улучил момент, чтобы взглянуть на ординарца, сидящего за своим столом в приемной. Карнейкис проследил за его взглядом. Рот майора сжался, явно от раздражения намеком, но затем он поморщился и покачал головой.
   - Дайте нам минуту, сержант, - резко сказал он.
   Сержант поднял глаза, затем быстро поднялся. - Да, сэр! - Ему удалось скрыть большую часть любопытства в своих глазах, когда он проходил мимо Фэндиса, но часть его все равно просочилась наружу. Как и неоспоримый проблеск облегчения, когда двери закрылись за ним, защищая его от того, что когда-либо приводило Фэндиса в гости к Карнейкису.
   Майор посмотрел, как закрываются двери, затем оглянулся на Фэндиса. - Ну? - резко спросил он, и капитан глубоко вздохнул.
   - Сэр, - сказал он более чем обеспокоенным голосом, - Я только что осознал кое-что, что... беспокоит меня. Кое-что, что, как я подумал, должно привлечь внимание подходящего человека.
   - У тебя что, эй? - глаза Карнейкиса сузились, и он склонил голову набок. - И из того факта, что ты стоишь в моем кабинете, я должен предположить, что ты решил, что я тот "подходящий человек", капитан?
   - В некотором смысле, - согласился Фэндис. - Во всяком случае, вы первый, о ком я подумал. - Он позволил своему взгляду ненадолго задержаться на значке Карнейкиса "меч и пламя" шулерита.
   - Понимаю. - Карнейкис откинулся назад и скрестил руки на груди. - Очень хорошо, Фэндис. Расскажи мне об этом.
   - Сэр, сегодня утром я дежурю как офицер курьерской службы, - начал Фэндис, - и...
   - Если вы дежурный курьер, то что вы делаете здесь, а не в своем кабинете в пристройке? - Карнейкис резко прервал его. У него была репутация требовательного сторонника дисциплины.
   - Сэр, я был на своем посту, когда обнаружил приказ, который... показался мне странным, - сказал Фэндис, явно тщательно подбирая слова. - Учитывая характер этого приказа, я чувствовал, что у меня не было выбора, кроме как передать обязанности лейтенанту Вирнану, пока не приду к вам и не доложу об этом.
   - Какого рода приказ? - Карнейкис явно сомневался в суждениях Фэндиса, что могло плохо сказаться на будущем капитана, но сейчас он был полон решимости.
   - Сэр, это был заказ на проезд на утреннем ледоходе до Лейквью. - Карнейкис нахмурился, и Фэндис поспешил дальше. - Авторизация была зарегистрирована прошлой ночью, и я, вероятно, не заметил бы этого, если бы не занимался некоторыми своими обычными бумажными делами. Но причина, по которой это показалось мне странным, заключалась в том, что в списке пассажиров не было указано имя; место должно было быть зарезервировано, но не было никаких указаний относительно того, кем будут пассажиры. Поэтому я сверил это с книгой заказов, и там также не было указано имя офицера, который подписал первоначальное разрешение. Сэр, насколько я могу судить, приказ только что появился, и никто его официально не санкционировал.
   - Что? - Карнейкис нахмурился еще сильнее. - В этом нет никакого смысла.
   - Нет, сэр, я тоже так подумал. - Облегчение Фэндиса от реакции майора было очевидным. - Так что я еще кое-что проверил дополнительно. И, насколько я могу судить по номерам бланков, заказ был вставлен в очередь через некоторое время после часа Лэнгхорна сегодня утром. Вы знаете, как все тихо тогда?
   - Да, да! - сказал Карнейкис, раскрывая руки, чтобы нетерпеливо махнуть одной рукой. - Конечно, знаю. Продолжай!
   - Ну, сэр, примерно в это время ночной дежурный офицер зарегистрировал длинное сообщение от одного из викариев. На самом деле, оно было достаточно длинным - и, по-видимому, достаточно важным, - чтобы викарий, отправивший его, лично принес его в пристройку... несмотря на то, какой ужасной была погода. - Фэндис пожал плечами. - Я знаю, что в это время года погода всегда отвратительная, но прошлая ночь была особенно плохой. Должно быть, он наполовину замерз к тому времени, как пересек колоннаду до самого флигеля. И поскольку комната приема сообщений обычно закрыта в это время ночи, дежурному офицеру пришлось кого-то разбудить, чтобы открыть ее для него.
   - Вы предполагаете, капитан, что, пока он открывал комнату приема и регистрировал это сообщение, кто-то вставлял это анонимное бронирование ледяной лодки в очередь? - Фэндис заметил, что в голосе Карнейкиса не было такого недоверия, как могло бы быть.
   - Сэр, думаю, что именно это и произошло, - признал капитан. Он покачал головой, выражение его лица было явно несчастным. - Майор, знаю, что мы не должны официально знать все, что происходит. И, сэр, Лэнгхорн знает, что я не хочу совать свой нос туда, где этого не должно быть! Но для меня это просто не имеет смысла, не так, как это, кажется, произошло, и, ну... при данных обстоятельствах....
   Его голос затих, и Карнейкис одарил его тонкой улыбкой. И все же, несмотря на всю тонкость, в ней было, по крайней мере, немного одобрения, - подумал Фэндис.
   - Понимаю, капитан. И... ценю деликатность вашей ситуации. Но скажите мне, какому викарию понадобилось отправлять это длинное послание в такой нечестивый час?
   На мгновение повисла тишина, как будто Фэндис понял, что стоит на краю пропасти. Что с этого момента пути назад быть не может. Но правда заключалась в том, что он знал это еще до того, как открыл рот в первый раз, и поэтому он просто расправил плечи и посмотрел Карнейкису прямо в глаза.
   - Это был викарий Хоуэрд, сэр, - тихо сказал он, и глаза Карнейкиса вспыхнули темным огнем.
   - Понимаю. - Он смотрел на Фэндиса, казалось бы, бесконечное мгновение, затем резко кивнул, отодвинул стул и вскочил на ноги, потянувшись к поясу с мечом, когда поднялся.
   - Капитан, если мне показалось, что я сомневаюсь в твоем суждении, когда ты принес его мне, то прошу прощения. Ты поступил совершенно правильно. А теперь идем со мной!
   ***
   Сэмил Уилсин взял свою чашку с какао, обхватил ее обеими руками и посмотрел поверх нее на своего брата, сидящего по другую сторону стола с завтраком. Глаза Сэмила были задумчивыми, и он склонил голову набок, изучая выражение лица Хоуэрда.
   - Ты готов рассказать мне, почему пригласил меня на завтрак этим утром? - спросил он. Хоуэрд оторвал взгляд от сосиски, которую он бесцельно гонял по тарелке последние десять минут, и Сэмил мягко улыбнулся. - Я всегда рад разделить трапезу со своим любимым братом Хоуэрдом. Моим единственным братом, когда я задумываюсь над этим. Но в лучшие времена ты точно не был большим поклонником раннего подъема, и раньше мне практически приходилось стоять над тобой с дубинкой, чтобы заставить присоединиться ко мне за завтраком. Если уж на то пошло, - он кивнул на вилку с сосиской, совершающую очередную прогулку на тарелке своего брата, - не думаю, что тебе удалось съесть хоть что-нибудь этим утром. Так что я должен признаться в изрядной доле любопытства.
   - Я был настолько очевиден? - ответная улыбка Хоуэрда была кривой.
   - Вообще-то, да, - сказал Сэмил. Он помолчал немного, потягивая какао, затем глубоко вздохнул. - Может случиться так, что твои контакты предложили тебе что-то, указывающее на то, что у нас может быть не так много завтраков, чтобы разделить их?
   Мощные плечи Хоуэрда напряглись. Он начал быстро отвечать, но потом остановился и несколько секунд пристально смотрел на своего старшего брата.
   - Да, - сказал он тогда. Он поморщился. - Знаешь, у меня все еще есть несколько друзей в страже. Один из них - я бы предпочел не говорить, кто именно, даже тебе - предупредил меня, что у нас мало времени, Сэмил. Думаю... я хочу, чтобы ты пересмотрел то, что мы обсуждали последнюю пятидневку. Пожалуйста.
   - Нет. - Тон Сэмила был мягким, почти сожалеющим, но твердым.
   - Сэмил, ты знаешь... - начал Хоуэрд, но Сэмил поднял руку и покачал головой.
   - Да, Хоуэрд. Я действительно знаю. И не буду притворяться, что я не в ужасе - что твое предложение не заманчиво. Очень заманчиво. Но я не могу. Что бы еще ни случилось, кем бы я ни был, я все еще викарий Матери-Церкви. И все еще священник.
   - Сэмил, даже в Книге Шулера ясно сказано, что когда ситуация действительно безнадежна, нет греха в...
   - Я сказал, что это было заманчиво, - перебил Сэмил, его тон был немного суровее. - Но ты знаешь, что отрывки из Шулера, о которых ты говоришь, гораздо больше связаны с болезнями, чем с вопросами веры.
   - Ты распускаешь нюни! - голос Хоуэрда был тверже, в нем слышались разочарование и беспокойство. - Черт возьми, Сэмил! Ты знаешь, что Клинтан собирается сделать с тобой - в первую голову и особенно с тобой! - если он доберется до тебя!
   - Есть момент, когда это уже не имеет значения, - ответил Сэмил. - Это всего лишь вопрос о том, больше или меньше, Хоуэрд, и он собирается сделать то же самое с людьми, которых мы знали и любили годами. Братьями, даже если мы с тобой не делим с ними наших родителей. Должен ли я отказаться от них? Я тот, кто вовлек их в Круг в первую очередь. Я был их лидером в течение многих лет. Теперь ты хочешь, чтобы я выбрал легкий путь и оставил их пожинать плоды урагана?
   - О, ради Лэнгхорна! - рявкнул Хоуэрд, его глаза вспыхнули. - Это случится с ними, что бы ты ни делал, Сэмил! И не притворяйся, что ты сам втянул их во все это - что они точно не знали, что делали! Ты не единственный взрослый в викариате, черт возьми, и не отнимай это у них. И у меня! - Хоуэрд впился взглядом в своего брата. - Да, все мы последовали твоему примеру. И я почти уверен, что, по крайней мере, некоторые другие сделали это по тем же причинам, что и я, включая тот факт, что я люблю тебя. Но мы также сделали это, потому что ты был прав! Потому что мы обязаны Богу хотя бы попыткой отвоевать Его Церковь у таких ублюдков, как Клинтан. Даже от таких ублюдков, как Тринейр, который никогда не был таким откровенным садистом, как Клинтан! Это был наш выбор, и мы его сделали, и не смей отнимать его у нас сейчас!
   - Хоуэрд, я...
   Голос Сэмила был хриплым, и он замолчал, глядя на снежное утро и быстро моргая. Затем он прочистил горло и снова посмотрел на своего брата.
   - Мне очень жаль, - смиренно сказал он. - Я не имел в виду, что...
   - О, заткнись. - Слова были резкими, но голос Хоуэрда был мягким, жесткие грани смягчены любовью, и он покачал головой. - Я не имел в виду то, как это прозвучало. И я тоже знаю, что ты не это имел в виду. Но это ничего не меняет. Думаю, это то, что действительно выводит меня из себя. Ты не хуже меня знаешь, что это ничего не изменит. Все, что ты делаешь, это упрямишься, а это глупо.
   - Может быть, так оно и есть, - признал Сэмил. - Ты вполне можешь быть прав. Но я не собираюсь доставлять Клинтану такое особое удовольствие. Я не собираюсь предстать перед Богом и архангелами с кем-то вроде него, думающим, что я покончил с собой, потому что был так напуган тем, что он намеревался со мной сделать.
   - Значит, вместо того, чтобы доставить ему это удовольствие, ты собираешься доставить ему удовольствие от того, что он действительно замучит тебя до смерти?! - Хоуэрд сильнее замотал головой. - Сэмил, это словарное определение слова "глупый"!
   - Возможно. - Улыбка Сэмила была кривой, но в ней была тень настоящего веселья. Затем улыбка исчезла, и настала его очередь покачать головой. - Эрейк Диннис нашел в себе моральное мужество и веру, чтобы говорить правду, когда ему дали шанс купить легкую смерть ложью, Хоуэрд. Могу ли я сделать меньше? И могу ли я дать Жэспару Клинтану орудие моего собственного самоубийства? Дать ему возможность крикнуть всему миру, что членам Круга, в конце концов, не хватило веры, чтобы ответить на Вопрос и Наказание Шулера за то, во что мы действительно верили? Позволить ему снизить нашу приверженность до уровня его собственных амбиций и жадности? Ты знаешь, что у него никогда не хватило бы смелости столкнуться с чем-то подобным из-за своей веры, из-за того, во что он верит. Должен ли я сказать остальным членам викариата, остальной Церкви Божьей, остальным детям Божьим, что на самом деле это была всего лишь еще одна борьба за власть? Еще одно соревнование по поводу того, кто у кого собирается отнять политическую власть? Если я это сделаю, что произойдет со следующим Кругом? К следующей группе мужчин и женщин, которые могли бы успешно противостоять Жэспару Клинтану? Или его преемнику? Или преемнику его преемника?
   Хоуэрд Уилсин посмотрел на своего брата, и на мгновение, когда он услышал страсть, все еще светящуюся в голосе Сэмила, увидел абсолютную, непреклонную приверженность, все еще горящую в глазах Сэмила, он увидел и кое-что еще. Воспоминание о другом дне, когда ему было... что? Шесть лет? Что-то в этом роде, - подумал он, - вспоминая тот день в лодке, вспоминая, как его старший брат - старший брат, которому он всем сердцем хотел подражать, - насаживал для него наживку на крючок.
   Это было странно. Он не думал о том дне буквально годами, но теперь сделал это и вспомнил его с такой абсолютной ясностью. Солнечный свет Тэншара согревал его плечи, то, как он наблюдал за пальцами Сэмила, восхищаясь их ловкостью и желая, чтобы у него были такие же. Бессвязный разговор, который сопровождал их долгую, ленивую рыбалку - с прохладой, исходящей от воды и охлаждающей лодку под их босыми ногами, даже в то время, как банки на лодке становились неудобно горячими под густым солнечным светом, льющимся сверху, и ветерок с берега доносил пыльцу и запах шиповника, щекочущий их ноздри, как густой золотистый фимиам.
   Он вспомнил, что они поймали не так уж много. Не в тот день. Конечно, не хватило на ужин для всех, хотя их мать преданно очистила и зажарила их скудный улов для них двоих - и для нее, родителя, чьи отважные охотники и рыбаки все-таки сумели ее накормить, в то время как их отец изо всех сил старался - так сильно! - не смеяться.
   Но если Хоуэрд Уилсин в тот день поймал не так уж много рыбы, то он поймал кое-что еще. Он поймал великий приз, рокового кита призов, радостный приз, левиафана, которому он отдал всю свою жизнь. Ибо, пока они рыбачили и вялый разговор плыл, как еще один ветерок над озером, Сэмил пересказывал истории. Чудесные истории об архангелах и об их обязанностях. О наследии, которое Шулер оставил семье Уилсин. О рассказываемых шепотом легендах, согласно которым они были... могли быть... могли быть потомками самого Шулера. О цене, которую заплатили их предки, чтобы служить Матери-Церкви, и о торжественном, наполненном радостью бремени долга.
   Сэмил не в первый раз рассказывал ему эти истории, но в тот день все было по-другому. Тогда он этого не понимал. Не совсем. На самом деле, - с удивлением подумал он, - до этого самого момента он по-настоящему не осознавал, насколько все было по-другому. В тот день, когда он увидел блеск в глазах Сэмила и ощутил то же самое в своих собственных, он не понимал, куда эти истории приведут их обоих.
   Теперь он это сделал. И он почувствовал, как горько-сладкая улыбка появилась на его губах, когда это осознание наконец коснулось его.
   Глупо, правда, подумал он. Это было единственное подходящее слово для этого. Глупо для двух мальчиков - даже Сэмилу не могло быть больше пятнадцати - думать о таких серьезных мыслях. Распознать их священническое призвание в благовониях озерной воды и пыльцы, в запахе банки с наживкой, в краске и лаке гребной лодки. Чтобы осознать, по прошествии лет, что это был тот день, когда они по-настоящему посвятили себя задаче, которую Бог поставил перед их семьей много веков назад. И все же это было именно то, что они сделали. Теперь он знал, что эта золотая жемчужина дня была истинным началом их решения взяться за дело, посланное им Богом.
   И вот теперь они пришли к этому, и радость от того, что они отдали себя, была тронута ужасным льдом страха. Горьким осознанием того, что они потерпели неудачу. Из-за ужаса судьбы, которую им предстояло постичь во имя того самого архангела, чьими потомками, как решили эти мальчики, они действительно должны быть. Этот страх изменил все. Превратил радость в печаль, а надежду - в отчаяние. Не отчаяние за конечную судьбу своих собственных душ, ибо ни один из них ни на мгновение не усомнился в этом, а за свою неудачу. В Писании говорилось, что все, чего Бог действительно просил от человека, - это лучшее, что он мог сделать, и они сделали это, но в конце концов этого оказалось недостаточно, и от этого знания глаза Хоуэрда наполнились слезами.
   И все же, когда он посмотрел в глаза Сэмила этим утром, он увидел, что в них все еще горит та же решимость. Та же страсть к делу, которому они посвятили себя. И та же любовь к младшему брату, который следовал его примеру в течение стольких утомительных лет, взвалил на свои плечи свою долю бремени их задачи без протеста или колебаний. Бывали времена, когда Хоуэрд считал Сэмила безнадежным идеалистом, когда младший брат... изменял их планы, не говоря об этом старшему. И все же он никогда не колебался в своей приверженности и ни на одно мимолетное мгновение не сомневался в постоянстве непоколебимой любви Сэмила к нему.
   Слава Богу, их родителей уже не было в живых. Лисбет и детям все-таки каким-то образом удалось исчезнуть. А у самого Хоуэрда не было ни жены, ни детей. Если не считать горстки дальних родственников, они снова были одни - только они вдвоем, снова дрейфующие в этой рыбацкой лодке. Бог дал им столько благодати, несмотря на их неудачу, и - несмотря на их неудачу - они все еще были преданы делу. Даже сейчас. Каким бы глупым это, несомненно, ни было, это тоже было правдой, и Хоуэрд Уилсин не изменил бы этой правде, даже если бы с самого первого дня точно знал, куда она их приведет.
   И Сэмил тоже не стал бы этого делать.
   В этих глазах напротив Хоуэрд узнал тот же аргумент, который он пытался обойти в течение пятидневок... и теперь он знал, что это был такой довод, который он не собирался обходить. Были и другие вопросы, которые он мог бы поднять - другие вопросы, которые он поднимал, и не один раз. Как и тот факт, что, что бы ни делал Сэмил на самом деле, Жэспар Клинтан провозглашал, какая история, какая версия "фактов" служила его собственным целям. Или тот факт, что, в конце концов, даже кого-то с такой сильной верой и решимостью, как у Сэмила, вполне можно заставить "признаться" в грехах, которых он никогда не совершал, отказаться от того, за что он боролся всю свою жизнь. Или тот факт, что даже если он позже откажется от своего "признания", Клинтан все равно будет торжествующе размахивать им, как только Сэмил будет благополучно мертв и не сможет оспорить утверждение великого инквизитора о том, что это доказало победу инквизиции над силами Шан-вей.
   Или тот факт, что из всего Круга только Сэмил и Хоуэрд знали правду о причастности Анжилик. Что если кого-то из них действительно сломают, они могут привести инквизиторов Клинтана к Анжилик, ко всем ее собственным контактам... к Лисбет, Жанейт и мальчикам.
   Это слишком, Сэмил, - подумал он, и глаза его загорелись, когда он вспомнил ту лодку. - Слишком. Бог может требовать от нас готовности умереть за нашу веру, но ты всегда настаивал на том, что Он любящий Бог, и ты прав. И любящий Бог не требует - не может - требовать всего остального, что ты готов заплатить. Но я не могу убедить тебя в этом, не так ли? И это настоящая причина, по которой я пригласил тебя на завтрак сегодня утром. - Он почувствовал, как его губы дрогнули в короткой, совершенно неожиданной улыбке, и мысленно покачал головой. - Вечность - долгий срок, сказал он себе. - Вероятно, достаточно долго, чтобы ты простил меня... в конце концов.
   - Сэмил... - начал он вслух, затем напрягся, когда тяжелая рука постучала в дверь его номера, и он понял, что, какой бы долгой ни была вечность, у него просто не осталось времени, чтобы убедить своего брата.
   Голова Сэмила резко повернулась на звук этого стучащего кулака. Его лицо напряглось, и он глубоко вдохнул, но его рука была твердой, когда он отставил свою чашку с какао в сторону.
   - Боюсь, что пришло время, Хоуэрд, - сказал он удивительно спокойным голосом, не отводя взгляда от арки, ведущей в вестибюль люкса, когда кулак ударил снова. - Я люблю тебя...
   - И я тоже люблю тебя, Сэмил, - прошептал Хоуэрд Уилсин сквозь слезы, когда меч, который он спрятал под столом для завтрака, перерезал спинной мозг его старшего брата.
   Сила удара выбросила труп Сэмила из кресла. И это был всего лишь его труп. Сэмил Уилсин был мертв еще до того, как его тело коснулось пола, стоявшая за этим ударом сильная, хорошо обученная, любящая рука стражника позаботилась об этом.
   - Прости, - сказал Хоуэрд своему брату, когда стук сменился пронзительным воем одной из палочек инквизиции. Хоуэрду не требовалась последовательность предупреждающих отметок с двери его номера, чтобы сообщить ему, что замок был разблокирован, но он воспользовался еще одним моментом, чтобы опуститься на колени рядом с Сэмилом и закрыть испуганные глаза. - Не мог позволить тебе сделать это, - хрипло сказал он, вспоминая воду озера и солнечный свет, торжественную радость и запах собственной любви Бога к миру, который Он создал в пыльце и цветущем шипе растения. - Если это убийство, я рискну поспорить с Богом.
   Он начертил знак скипетра на лбу своего брата, затем смахнул слезы с глаз рукой, испачканной кровью брата, встал и шагнул в арку как раз в тот момент, когда первый стражник в доспехах бросился к ней.
   - Хоуэрд Уилсин, я арестовываю вас в... - голос, который он слишком хорошо узнал, проревел из-за спины атакующего стражника, только чтобы прерваться, когда первый смертельный удар Хоуэрда попал в цель над защитным нагрудником первого человека, и кровь хлынула фонтаном из перерезанного горла.
   - О, пошел ты, Карнейкис! - Хоуэрд почти весело щелкнул по кувыркающемуся телу. - Ты всегда был придурком!
   Второй стражник внезапно попятился, пытаясь остановиться, когда обнаружил, что перед ним не испуганный, охваченный паникой, безоружный викарий, а обученный воин с оружием в руке. К сожалению, у него не было времени приспособиться к неожиданной ситуации.
   - И к черту Клинтана тоже! - сказал Хоуэрд, когда кончик его меча прошел мимо отчаянно выставленного предплечья стражника и попал мужчине прямо в правый глаз.
   Роскошный вестибюль внезапно наполнился запахом крови и опорожненных кишок. Послышались испуганные голоса, и Хоуэрд бросился вперед. В отряде Карнейкиса было по меньшей мере две дюжины стражников, но в вестибюль одновременно могли протиснуться не более четверых. Хоуэрд рассчитывал на это, когда строил свои планы на этот день, и оскалил зубы, атакуя своих врагов. Третий стражник упал прежде, чем остальные, наконец, вытащили свое оружие. Сталь зазвенела о сталь, и еще один стражник отшатнулся назад. Этот был только ранен, а не мертв - или, по крайней мере, еще не умер; это может измениться, - подумал Хоуэрд, наблюдая, как кровь хлещет из глубокой раны на бедре другого мужчины, - и двое его товарищей разделились, чтобы подойти к викарию с обеих сторон.
   Хоуэрд отступил на шаг, наклонился, чтобы выхватить кинжал из-за пояса первого убитого им стражника. Он добрался до арки, где никто не мог обойти его с фланга, и остановился с мечом в одной руке, кинжалом в другой и смертельной, ядовитой улыбкой на губах.
   - Давайте, ребята! - пригласил он.
   Оба стражника атаковали одновременно. Кинжал в левой руке Хоуэрда парировал первый выпад, отведя его в сторону, и его собственный меч снова скользнул вперед. Нагрудник другого его противника не защитил от острия меча, которое вошло в цель на ширину ладони над ним, и Хоуэрд повернулся к товарищу внезапного трупа. Молниеносный шквал финтов и выпадов, и еще один стражник был повержен.
   Хоуэрд отшатнулся на полшага назад, почувствовав внезапный прилив крови.
   Думаю, броня действительно помогает, - подумал уголок его мозга, когда его левый локоть прижался к глубокой ране, которую меч пятого стражника открыл в его ребрах перед смертью.
   Раненый викарий покачал головой, моргая, чтобы прояснить глаза, и увидел еще одного стражника, приближающегося к нему. На нем были знаки различия капитана, и Хоуэрд только что сумел парировать первый ослепительный выпад.
   - Сдавайтесь! - крикнул капитан Фэндис, в свою очередь парируя встречный выпад викария.
   - Иди нах..! - жахнул в ответ Хоуэрд, и сталь заскрежетала о сталь, когда нагрудник капитана отразил мощный выпад кинжала в левой руке викария.
   Двое мужчин столкнулись в вихре зазубренного металла. Мечи звенели - не как колокола, а как безумный звон собственной наковальни Шан-вей - и Хоуэрд был выше и сильнее Фэндиса, и более опытен в придачу. Но он также был старше, уже ранен... и без доспехов.
   Никто из стражников Карнейкиса никогда не видел подобной драки. Кто бы мог подумать, что они могут наблюдать, как один из викариев Матери-Церкви и член собственной стражи Храма схлестнутся во взрыве смертоносной схватки на мечах здесь, на собственной священной земле Храма. Оранжевая сутана Хоуэрда была более глубокого, темного цвета, когда кровь пульсировала из его раны, но в его руке с мечом не было ничего ослабленного, как и в холодном, сфокусированном свете его глаз. Он отбросил Фэндиса назад - один шаг, потом другой. Третий. Капитан отступил, затем остановился и контратаковал, и в яростной жестокости этого обмена было что-то прекрасное. Что-то свирепое, хищное. Что-то... чистое.
   Майор Карнейкис что-то кричал, но никто не мог разобрать его слов из-за звона мечей. И никто на самом деле тоже не слушал. Не совсем. Они все наблюдали. Наблюдая, как истекающий кровью викарий отвергает искажение власти инквизиции. Наблюдая за одним раненым человеком - человеком, который знал, что он обречен, что коррумпированный враг, которого он презирал всем сердцем, собирался сокрушить каждый голос оппозиции в собственной Церкви Бога, - бросил вызов десятку вооруженных и бронированных врагов... и улыбнулся, когда он это сделал.
   Это было то, что, как они знали, они никогда не забудут. То, чем, как они знали, им никогда не позволят поделиться с другими... и чем, как они уже знали, они все равно поделятся, шепотом, таким тихим, что даже Жэспар Клинтан никогда их не услышит. Кем бы ни был Хоуэрд Уилсин, он был одним из них, командовал некоторыми из тех же людей - людьми, подобными самому Ханстанзо Фэндису, - которые теперь врывались в его апартаменты, и, наблюдая за его безнадежной битвой, его отказом сдаться, они знали, что, что бы ни говорил ордер инквизиции на арест, он был достоин их повиновения.
   Что он все еще достоин этого.
   А затем, внезапно, Хоуэрд поднялся на цыпочки, выгнув спину дугой, когда меч капитана Фэндиса вонзился ему в грудь. Он поймал викария, когда тот приближался, и масса и инерция его собственного тела в сочетании с силой самого удара полностью провели лезвие насквозь.
   Он хрюкнул и выронил кинжал, схватившись за гарду меча Фэндиса, когда упал на колени. Стражник почти автоматически отпустил рукоять, и Уилсин наклонился вперед, сгибаясь в агонии от смертельной раны. Но затем упавший викарий сумел выпрямиться. Каким-то образом он нашел в себе силы еще раз поднять голову. Кровь пузырилась у него на губах, но его глаза встретились с глазами Фэндиса, и в них что-то было. Что-то вроде... благодарности.
   Затем глаза Хоуэрда Уилсина закрылись навсегда, и он повалился вперед на убивший его меч.
  
   .XVII.
   Склад "Брустейр и сыновья", и Храм, город Зион, и северная главная дорога, земли Храма
  
   Организация поездки должна была быть... уникальной.
   Человек, который в настоящее время был Абреймом Живонсом (и он начинал думать, что ему действительно нужна программа, в которой перечислен весь список команды, чтобы помочь ему в любой момент подтвердить свою личность), задавался вопросом, как именно Анжилик намеревалась вывезти пару десятков скрывавшихся от инквизиции человек из того, что составляло столицу Церкви Ожидания Господнего, в середине зимы, без того, чтобы каждый из них был бы замечен, остановлен и арестован. Однако на самом деле, как он обнаружил, она вовсе не собиралась перевозить "пару дюжин человек", она намеревалась переместить вдвое больше.
   На самом деле, даже немного больше, чем вдвое. На самом деле, точное общее число составляло пятьдесят семь.
   Он уставился на нее, когда она впервые сообщила ему об этом незначительном моменте. Тем не менее, быстро стало очевидно, что он (в очередной раз) недооценил масштабы ее операций, и на этот раз, решил он, у него было еще меньше оправданий. С того момента, как он впервые прибыл в Зион, было ясно, что Анжилик планировала сама покинуть город, а не просто вывезти контрабандой семьи нескольких высокопоставленных прелатов. В таком случае для него должно было быть столь же очевидно, что ее планы также включали бы побег любых членов ее собственной организации, которые могли быть разоблачены (или к которым могло привести инквизицию ее собственное исчезновение). Он предположил, что одной из причин, по которой это не пришло ему в голову, был сам масштаб этого дела. Должно быть, потребовалась огромная доза того, что когда-то называлось наглостью, чтобы даже подумать об эвакуации (особенно одним усилием) в масштабах, которые имела в виду Анжилик.
   - Вы шутите, - тихо сказал он сейчас, стоя рядом с ней в ледяной, гулкой пустоте склада.
   Анжилик отказалась от дорогой, прекрасно сшитой, изысканно модной одежды, которую носила столько лет. Она также отказалась от своих длинных, тщательно уложенных волос, элегантной косметики, украшений, безупречно ухоженных рук. Невысокая женщина, стоявшая рядом с Живонсом, ее дыхание слегка отдавало паром на холоде склада, была одета в стеганые брюки, практичные ботинки из замши и толстый, но практичный и прискорбно серый шерстяной свитер. Правда, она была стройной, но все же излучала некую компактную солидность, которая, к сожалению, не вязалась с модно томной, слегка трепещущей, какой-то неземной Анжилик. В данный момент на ней также было расстегнутое пальто, которое удивительно походило на один из зимних бушлатов для дозора имперского чарисийского флота. Эта штука должна была весить столько же, сколько кираса Мерлина Этроуза, но она, несомненно, была непроницаема для чего-то столь незначительного, как метель ниже нуля.
   - Шучу? - Анжилик посмотрела на него снизу вверх и одной рукой пригладила свои теперь коротко остриженные волосы. - Почему вы так думаете, Абрейм?
   - Вы хотите сказать, что вам действительно удалось организовать все это, - "Живонс" обвел руками склад, - "прямо под носом у Клинтана"?
   - Нет, не совсем.
   Анжилик сама оглядела склад. Как и многие подобные здания в Зионе, в начале зимы это прочное сооружение было забито до отказа. В случае с этим складом в основном сыпучими продуктами питания, хотя по меньшей мере четверть его площади была отведена под упакованный уголь Гласьер-Харт, в то время как более половины складского двора снаружи было покрыто огромными кучами блестящего черного ископаемого из глубоких шахт гор Света. К концу сезона более двух третей содержимого склада было распродано (несомненно, с приличной прибылью), и его персонал был соответственно сокращен.
   - На самом деле, - продолжила она, возвращая свое внимание к гостю, - я сделала большинство этих приготовлений задолго до того, как Клинтан был утвержден в качестве великого инквизитора. - Она поморщилась, ее выразительные глаза стали мрачными и намного холоднее, чем интерьер магазина, при упоминании этого имени. - Я всегда верила в заблаговременное планирование, Абрейм. Еще в те дни, когда была достаточно глупа, чтобы поверить, что даже викарий не может быть настолько коррумпированным - настолько глупым - чтобы назвать кого-то вроде Клинтана инквизитором. Теперь...
   Она быстро, сердито пожала плечами, и Живонс кивнул. После ее собственного исчезновения информационная сеть Анжилик была в значительной степени отключена, но едва ли это понадобилось им, чтобы подтвердить, что ее худшие оценки намерений Клинтана были ужасающе точными. Ни один член Круга Сэмила Уилсина в Храме или здесь, в Зионе, не сбежал. У горстки епископов и архиепископов низшего ранга, которым удалось выбраться из города до наступления зимы, все еще мог быть какой-то слабый шанс избежать инквизиторов, но никто другой - кроме членов семей, до которых Анжилик добралась вовремя - не справился с этим.
   Потребовалось три дня, чтобы подтвердить смерть Сэмила и Хоуэрда Уилсина, и Анжилик удалилась в крошечную каморку здесь, в складском помещении, которое заменило ее роскошный городской дом. Она очень тихо закрыла за собой дверь, и только тонкий слух ПИКА мог уловить тихие, сдавленные, сдержанные, бесконечно горькие, сокрушенные рыдания, которые были ее спутниками в этой темной маленькой комнате. Когда она вернулась через час, ее глаза, возможно, были немного опухшими, но если и так, это был единственный признак ее бездонного горя.
   И Уилсины были не единственными людьми, которых ей приходилось оплакивать. Они были единственными членами Круга, которые действительно знали о деятельности Анжилик, но многие другие знали "мадам Анжилик", и многие из них за эти годы стали близкими личными друзьями. Очень немногие имели что-то против нее из-за своего отношения к профессии Анжилик, и большинство из них постепенно узнали о ее благотворительной деятельности и, особенно, о ее вкладах в зимние столовые и приюты. Если Сэмил и Хоуэрд были потеряны для нее навсегда, по крайней мере, они уже были мертвы, другие ее друзья, которым повезло меньше, были во власти Клинтана, и у нее не было иллюзий относительно того, что происходило с ними в этот самый момент.
   И здесь, в этом складском помещении, собрались вместе шесть семей, и все они были вынуждены жить с одним и тем же знанием.
   По крайней мере, они больше не будут "собираться здесь", - подумал Живонс. - Слава Богу. Этот город был достаточно плох с того момента, как я сюда попал. Теперь все в десять раз хуже.
   Известие об аресте Круга ударило по Зиону, как молот. Как и сама Анжилик, большинство членов Круга активно участвовали в благотворительной деятельности города. Многие из них были бедаристами или паскуалатами, связанными с церковными приютами, которые поддерживали эти ордена. Неадекватные, недостаточно финансируемые, недостаточно укомплектованные и в значительной степени игнорируемые их Матерью-Церковью, какими бы ни были эти приюты, они по-прежнему представляли разницу - буквально - между жизнью и смертью для многих городских бедняков, и высокопоставленные церковники, которые соизволили поддержать их - в некоторых случаях они фактически служили в них на регулярной основе - были глубоко любимы теми же бедными гражданами Зиона. Другие работали с отдельными церквями, которые серьезно относились к своей обязанности заботиться о своих менее удачливых братьях и сестрах, и их тоже знали и любили нуждающиеся в Зионе.
   Помимо граждан, которым эти викарии и архиепископы помогали напрямую, для младшего духовенства и мирян, которые работали с ними, была очевидна искренность их веры и сострадания. Новость о том, что они были арестованы за измену и ересь, что они должны были быть осуждены - фактически уже были осуждены - как "тайные еретики", связанные с "чарисийским отступничеством" (не говоря уже о всевозможных невыразимых личных извращениях), ошеломила всех этих людей. На первый взгляд это казалось невозможным, очевидной ошибкой. Однако слухи об арестах оказались правдой, и на поверхность уже начали всплывать "признания", полученные в ходе "бесед" инквизиторов со своими заключенными.
   Зион пребывал в очень тихом, очень скрытном смятении. Никто не осмеливался сказать об этом вслух, но было много людей, которые подозревали, что произошло на самом деле. Людей, которые видели в уничтожении Круга безжалостный, хладнокровно спланированный и выполненный маневр, чтобы заставить замолчать все, что могло быть истолковано как инакомыслие. Это было искоренение какой-либо толерантности. Официальное подтверждение фанатичной преданности не просто Матери-Церкви, но и викариату и - особенно - храмовой четверке.
   Жэспар Клинтан сжал железный кулак вокруг Храма и самого сердца Церкви Ожидания Господнего, и город Зион затаил дыхание, дрожа, ожидая, чтобы узнать цену его триумфа.
   Пройдет совсем немного времени, прежде чем начнутся доносы, - печально сказал себе Живонс. - У инквизиции всегда были свои агенты и свои шпионские сети по всему Сэйфхолду. Здесь, в Зионе и Храме, больше, чем где-либо еще, и по чертовски веским причинам. Но теперь люди начнут искать кого-то - кого угодно - кого они могли бы оговорить, чтобы доказать свою собственную ортодоксальность, свою собственную лояльность и надежность. Людей, которых они могут бросить кракенам, чтобы защитить себя и свои семьи.
   - Должна признать, - продолжила Анжилик с мрачным, горьким удовлетворением, - что, хотя я начала планировать это задолго до того, как Клинтан пришел к власти, мне очень приятно использовать эту свинью, чтобы вытащить всех этих людей из Зиона.
   Живонс снова кивнул, хотя, если ей пришлось признать это, он сам должен был признаться, что явная дерзость ее плана заставила его более чем немного нервничать. Но эта дерзкая наглость, вероятно, была именно тем, что должно было заставить все сработать, - напомнил он себе.
   Он уже понял, что Анжилик Фонда была проницательной деловой женщиной, а также искусной заговорщицей. Однако он не совсем понимал, насколько богатой она стала. Он полагал, что его не должно удивлять, что кто-то, кто так долго скрывал свою деятельность от инквизиции, был столь же успешен в сокрытии своих различных деловых предприятий от городских и церковных сборщиков налогов. Хотя, честно говоря, он был почти уверен, что она действительно заплатила все свои налоги и лицензионные сборы за ведение бизнеса - и, вероятно, также несколько достаточно щедрых взяток на стороне. Она просто заплатила их не от своего имени. Фактически, теперь, когда он знал, что искать, ему удалось идентифицировать не менее девяти совершенно легальных бизнес-предприятий, которые она создала и поддерживала - в одном случае почти двадцать шесть лет - и он был уверен, что все еще не нашел их все. Она была связана с деловым сообществом Зиона, включая его не совсем легальные аспекты, задолго до рождения Кэйлеба Армака, и почти все ее различные предприятия приносили прибыль. На самом деле уровень прибыли варьировался от случая к случаю - от уровня "просто лучше, чем безубыточность" до уровня "лицензия на чеканку денег", - но совокупный объем и разнообразие ее активов были поразительными.
   Включая этот склад и компанию "Брустейр и сыновья", которая официально владела совершенно законным и высокорентабельным складским и грузовым бизнесом. Конечно, как и многие подобные операции, особенно здесь, в Зионе, "Брустейр и сыновья" внесла свой собственный вклад в "серую экономику". На самом деле, довольно большой вклад в случае "Брустейра". "Грузовым перевозчикам Брустейр", фактически подразделению "Брустейр и сыновья", было пятьдесят семь лет, а численность персонала составляла более двухсот человек, когда Анжилик приобрела его (через подходящих анонимных и / или фиктивных посредников) у последнего из первоначальных "и сыновей", и оно значительно выросло под ее руководством. Такая крупная и прибыльная транспортная компания (в прошлом году она показала чистую прибыль в размере почти восьмидесяти тысяч марок, что было ошеломляющей прибылью для такой фирмы на материке) не продержалась бы столь долго в Зионе, не достигнув соответствующих договоренностей с членами викариата и церковной иерархией в целом. Например, было удивительно, как мало импортных пошлин на самом деле было уплачено за груз, предназначенный для кого-то вроде, скажем, викария Жэспара Клинтана.
   Кое-что из этого происходило всегда, но за последнее столетие или около того ситуация неуклонно ухудшалась. К настоящему времени никто даже не трудился настаивать на хороших поддельных документах. Таможенные агенты и сборщики налогов знали лучше, что не стоило внимательно присматриваться к чему-либо, предназначенному для старших членов Церкви, и только Лэнгхорн мог помочь случайному - очень случайному - агенту или сборщику, достаточно наивному (или достаточно глупому) и совершившему ошибку, заметив то, что он не должен был замечать!
   Конечно, их было не так уж много. По словам Анжилик, когда он высказал ей эту озабоченность, последний раз честного таможенного агента в Зионе с достоверностью видели чуть более тридцати семи лет назад. Дело было не в том, что нынешнее поколение чиновников не было эффективным или способным; просто они очень четко понимали, что значительная часть (по текущей оценке Живонса достигавшая двадцати пяти процентов, если не больше) городской торговли - особенно дорогими предметами роскоши - на самом деле осуществлялась викариями, архиепископами или епископами (или для них), которые фактически были освобождены от налогов. И поскольку никто так и не удосужился сделать это освобождение от налогов законным, даже самые преданные таможенные агенты признавали, что они содействовали незаконной торговле.
   И как только вы поймете, что делаете это, вы должны начать задаваться вопросом, почему бы не создать собственное маленькое гнездышко, - резко подумал он, сравнивая местную ситуацию и безудержную коррупцию, которой она способствовала, со всем, что ни на мгновение не потерпели бы в империи Чарис.
   Не то чтобы он собирался жаловаться. И особенно не учитывая, что Анжилик Фонда обладала обоими талантами, чтобы заставить эту коррупцию так хорошо работать на нее... и хладнокровные стальные нервы, чтобы привлечь не иначе как собственного управляющего делами Жэспара Клинтана в качестве молчаливого партнера в "Брустейр и сыновья".
   Наглая дерзость этого внушала благоговейный трепет "сейджину Живонсу". Какой налоговый агент, какой таможенный инспектор в здравом уме стал бы вмешиваться в незаконную торговлю контрабандой Жэспара Клинтана даже в лучшие времена? Сама идея была нелепой! И в этот момент, когда Клинтан устанавливал свое собственное царство террора по всему городу, никто не собирался давать ни малейшего повода привлечь к себе внимание раздраженного великого инквизитора. Что делало его связь с "Брустейром" лучшей и наиболее эффективной защитой Анжилик от его собственных мстительных поисков людей, которых она защищала.
   Изысканная ирония ее решения была прекрасна, несмотря на все напряжение, - восхищенно подумал он.
   - Мы будем готовы к отъезду утром, - сказала теперь Анжилик. - Что ваши "способности, присущие сейджину", говорят вам о погоде, Абрейм?
   - Судя по всему, сейчас до конца месяца должно быть ясно и холодно, - ответил он. - Примерно в середине следующей пятидневки у нас будет еще один день или около того со снегопадом, но ничего похожего на метели, которые мы наблюдали. Вероятно, не больше, чем еще десять дюймов или фут там, где вы будете путешествовать.
   Она бросила на него задумчивый взгляд, на который он ответил самой вежливой из улыбок. Он больше не сомневался, что очень скоро после передачи своих подопечных Старому Чарису Анжилик Фонда окажется допущенной в другой круг. В то же время ему скорее нравилось наблюдать за острым, как бритва, мозгом, за этим задумчивым выражением лица, пытающимся понять, как ему удавались такие невероятно точные прогнозы погоды.
   Среди прочего. - Я рада это слышать, - сказала она через мгновение. Затем она снова оглядела похожий на пещеру склад и покачала головой. - Я действительно буду скучать по этому месту, - вздохнула она.
   - Могу я спросить, какие меры вы предприняли для своих предприятий здесь, в Зионе, после того, как вы, э-э, уедете? - спросил он, и она пожала плечами.
   - На самом деле у меня было искушение оставить их все в рабочем состоянии, - призналась она. - Я потратила так много времени на то, чтобы вообще собрать их вместе, что отказ от них почти подобен ампутации. Не ожидала, что буду так относиться к этому, но должна признать, что чувствую это. И как только я наконец призналась в этом самой себе, то также обнаружила, что пытаюсь убедить себя в том, что поддержание их на расстоянии обеспечит мне ценную оперативную базу здесь, в Зионе. Ту, которая может пригодиться для... того, чтобы в один прекрасный день причинить вред Клинтану и его дружкам.
   Она покачала головой, сжав челюсти, и он увидел, как в глубине ее глаз вспыхнула мрачная ненависть, когда она уставилась на то, что могла видеть только она.
   - Но?.. - подсказал он через мгновение, когда она сделала паузу. - Что? - Она встряхнулась, моргнула и снова посмотрела на него. - Ой. Извините. Я просто... думала.
   - Понимаю это. Но из того, что вы говорили, похоже, что вы решили не пытаться поддерживать их в рабочем состоянии?
   - Да. - Она пожала плечами. - То, как я сейчас все устроила, означает, что все мои деловые интересы в Зионе будут либо тихо ликвидированы, либо переданы в собственность людей, которые все это время управляли ими для меня. Я давным-давно решила, что было бы лучше тихо сложить свою палатку и похоронить свои следы, чем иметь дюжину или около того предприятий, которые внезапно и таинственно обанкротятся примерно в то же время, когда Анжилик Фонда растворилась в воздухе. Кроме того, большинство людей, которые работали на меня - даже если большинство из них никогда не осознавали, что работают на меня, если вы понимаете, что я имею в виду, - хорошо выполняли свою работу. - Она снова пожала плечами. - Я думаю об этом как о чем-то вроде пенсионного соглашения.
   - Вижу это. - Он кивнул. - С другой стороны, подозреваю, что вознаграждение за их преданность и усердную работу - не единственное, что у вас на уме.
   - Это не так. - Она посмотрела на него снизу вверх. - Если в чем-то под небесами можно быть уверенным, Абрейм, так это в том, что Клинтан собирается усилить свою власть во всех материковых королевствах. Вероятно, он не сможет управлять Сиддармарком так плотно, как ему хотелось бы, во всяком случае, до тех пор, пока он не проделает гораздо больше подготовительной работы в республике. Но другие королевства, империи - это те, которыми он собирается править железным кулаком во имя Матери-Церкви. И если он собирается делать это где-либо, вы знаете, что его контроль будет более жестким и даже более строгим здесь, в Зионе, чем где-либо еще. Итак, как бы ни было заманчиво держаться здесь за опору, я никак не могу оправдать то, что подвергаю всех этих людей потенциальному наказанию как "агентов Шан-вей". Я была очень осторожна, чтобы избежать прослеживаемых связей между любой из моих операций здесь, в Зионе, и Кругом. Я не собираюсь подвергать опасности людей, которые так долго работали на меня, вовлекая их в активные операции против Храма сейчас, когда Клинтан так явно жаждет крови.
   - Понимаю. Конечно, - он тонко улыбнулся ей, - это скорее подразумевает, что вы намерены продолжать эти "активные операции против Храма", как только сами благополучно покинете Зион, не так ли?
   - О, думаю, вы можете положиться на это, Абрейм, - сказала она очень тихо, и никто бы никогда не принял сверкание ее белых зубов за улыбку. - Вы знаете, я очень богатая женщина, - продолжила она. - Даже после того, как я бросила все свои дела здесь, в Зионе, я все равно буду чувствовать себя вполне обеспеченной. Вы были бы поражены - ну, вы, может быть, и нет, но большинство людей были бы поражены - суммами, которые я спрятала на счетах в Теллесберге или в Доме Квентина в Сиддармарке. Из того, что вы передали от Эйдорей, думаю, вероятно, могу рассчитывать на то, что император Кэйлеб и императрица Шарлиэн также предоставят мне крышу над головой. В этом случае все эти деньги - и все мои контакты на материке - будут доступны, чтобы помочь мне сделать все возможное, чтобы превратить жизнь Жэспара Клинтана в сущий ад... и, - ее темные глаза вспыхнули голодным огнем, - как можно короче, насколько это возможно для человека.
   ***
   - Это все, Робейр? - спросил граф Корис, наблюдая, как Робейр Сиблэнкит закончил закрывать и закреплять последний сундук.
   - Так и есть, мой господин. - Сиблэнкит положил одну руку на багажник, повернувшись, чтобы встретиться взглядом со своим работодателем, и, хотя его тон был таким же деловым, как всегда, потребовался бы кто-то гораздо более глупый и менее наблюдательный, чем Филип Азгуд, чтобы не заметить облегчения в глазах своего камердинера.
   - В таком случае, давайте отправим их на "Хорнет". - Корис улыбнулся без особого юмора, но с облегчением, которое было даже большим, чем у Сиблэнкита. - Отец Халис ожидает нас, и я бы предпочел не разочаровывать его опозданием.
   - Нет, милорд, - горячо согласился Сиблэнкит. - Я доставлю их на борт в течение часа.
   - Хорошо, Робейр. Хорошо.
   Корис похлопал своего камердинера по плечу, затем повернулся и подошел к окну, глядя в окно на город Зион.
   Боже, я не могу дождаться, когда вернусь через озеро! - Он покачал головой. - По дороге сюда я думал, что хуже быть не может. Как мало я знал... Его собственные встречи с Замсином Тринейром и Жэспаром Клинтаном были достаточно плохими. Он пришел к выводу, что на самом деле недооценил цинизм Клинтана... и безжалостность. Честно говоря, он бы не поверил, что Клинтан может быть еще более безжалостным и расчетливым, чем он предполагал вначале, но ему пришлось это сделать. И если бы ему каким-то образом удалось уцепиться за какой-то крошечный фрагмент иллюзии в этом отношении, жестокая чистка Клинтаном любой оппозиции внутри викариата избавила бы его от этого заблуждения.
   Корис сложил руки за спиной, крепко сжав их вместе. На самом деле он никогда не встречался с Сэмилом или Хоуэрдом Уилсинами, но он встречал викария Чияна Хисина из Харчинг-Хисинс, и кого-либо, менее похожего на ненасытного еретика, который приставал к маленьким девочкам, было бы невозможно представить. И все же это были преступления, в которых обвинялся Хисин... и в которых, по словам "потрясенных и ошеломленных" инквизиторов, он уже признался.
   У Кориса не было сомнений в том, что истинное преступление Хисина - точно так же, как и истинное преступление всех остальных, кто был арестован, или убит при сопротивлении аресту, или просто умер при загадочных обстоятельствах за последние три пятидневки - состояло в том, чтобы противостоять, или думать о противостоянии, или даже отдаленно казаться противостоящим - храмовой четверке. Похоже, действительно имелись по крайней мере какие-то подлинные доказательства... тайной деятельности Хисина. Корис вынужден был признать это. Но даже несмотря на то, что он не смог создать ничего похожего на разведывательную сеть, которую он мог бы создать в другом месте при более благоприятных обстоятельствах, ему удалось провести по крайней мере несколько зондажей через Храм и город. И все эти щупальца согласились - тихо, осторожно, шепотом, чтобы избежать чьего-либо внимания, - что любая "тайная деятельность" со стороны Хисина и остальных викариев и прелатов, которые были названы "Кругом Чариса", была направлена на храмовую четверку и безудержные злоупотребления среди духовенства и не предназначалась для того, чтобы каким-то образом предать Храм и Бога в руки отступников.
   Конечно, именно этим они и занимались, - холодно подумал граф. - Дураки. О, дураки! Как они могли?.. - Он покачал головой. - Будь справедлив к ним, Филип. До того, как у всех на глазах взорвалась вся эта история с Чарисом, выступать против Клинтана было только безумно рискованно, а не автоматически самоубийственно. Они не просто решили начать делать это позавчера... и Клинтан не наносил своего удара в ожидании этого момента, потому что он искренне думает, что у них были какие-то непосредственные планы устроить какой-то переворот внутри викариата. Это всего лишь случай, когда он убивает двух виверн одним камнем... и чертовски наслаждается этим, когда он это делает.
   Он на мгновение закрыл глаза, прислонившись лбом к ледяному оконному стеклу в краткой, безмолвной молитве за людей, которые, несомненно, в этот самый момент подвергались пыткам проклятых в руках инквизиции. Люди, которым предстояло столкнуться с той же ужасной смертью, с которой уже столкнулся Эрейк Диннис... если только Клинтан не придумает что-нибудь еще хуже.
   И мужчины, чьи семьи были арестованы вместе с ними. - Ты должен вернуться в Тэлкиру, - сказал он себе решительно, почти отчаянно. - Ты должен вернуться к Айрис и Дейвину. - Он покачал головой, все еще не открывая глаз. - Если Клинтан готов сделать это, готов арестовать каждого десятого из самого викариата и приговорить их к смерти только для того, чтобы обезопасить свое положение, тогда я чертовски уверен, что он выбросит Дейвина в мгновение ока.
   Корис покачал головой. Единственным членом храмовой четверки, которому, казалось, не было по-настоящему наплевать на благополучие Дейвина, был Робейр Дючейрн. Он встречался с казначеем всего дважды, но больше ему не пришлось встречаться с ним. Эти встречи - официально для обсуждения финансовых потребностей Дейвина и надлежащего размера церковной субсидии для поддержки его двора в изгнании - были организованы со стороны Дючейрна, и для Кориса было очевидно, что сам викарий организовал это специально для того, чтобы он и Корис могли встретиться с глазу на глаз.
   Граф оценил это, хотя и старался не показывать этого. Он был почти уверен - но, к сожалению, только почти, - что забота Дючейрна о Дейвине была подлинной. Во всяком случае, это соответствовало его собственным более ранним оценкам отношения Дючейрна, и печаль, скрывающаяся в глазах викария, выглядела достаточно искренней. Однако в этом нельзя было быть уверенным, и всегда было возможно, что Дючейрн просто проверял пригодность Кориса в качестве инструмента храмовой четверки более тонким способом, чем это могло прийти в голову Клинтану. Идти по натянутому канату между тем, чтобы сделать все возможное для будущих интересов Дейвина, и поддерживать свою собственную персону как должным образом коррумпированного приспешника, было не самой легкой вещью, которую когда-либо делал Корис, хотя карьера шпиона на протяжении всей жизни помогла.
   Но каким бы реальным (или притворным) ни было беспокойство Дючейрна, не было никаких сомнений в том, где находились остальные члены храмовой четверки. Нынешняя способность Кориса следить за новостями из Корисанды была ограничена, особенно на таком большом расстоянии, но его источники здесь, в Храме, какими бы фрагментарными они ни были, все указывали на то, что для интересов Храма в Корисанде дела идут не очень хорошо. Тон его недавних бесед с Тринейром тоже наводил на то же самое. Хотя канцлер сделал все возможное, чтобы преуменьшить любое беспокойство, которое он мог испытывать лично, ситуация в столице, в частности, казалось, склонялась к подлинному примирению с Кэйлебом и Шарлиэн - или, по крайней мере, с Церковью Чариса. И в тот момент, когда Жэспар Клинтан решил бы, что корисандскому огню нужен еще один удар, что еще одно подлое чарисийское убийство может повернуть Мэнчир в другую сторону... - Я должен вернуться в Тэлкиру.
   ***
   Она действительно справилась с этим, - подумал Абрейм Живонс. - Боже мой, она действительно справилась с этим!
   Или, по крайней мере, так было до сих пор, - напомнил он себе. - Все еще было возможно, что колеса оторвутся, но когда он наблюдал за караваном массивных саней, запряженных снежными ящерами, скользящими по обледенелой дороге, стало очевидно, что его первоначальные опасения по поводу безопасности Анжилик Фонда были немного преждевременными.
   Во многих отношениях время побега Анжилик из Зиона вряд ли могло быть лучше. В конце зимы, когда дороги и земля замерзали, как железо, тяжелые грузы на самом деле было легче перевозить по суше по снегу и льду на должным образом сконструированных санях (при условии наличия тягловых животных, таких как снежные ящеры Сэйфхолда), чем перевозить их на колесных повозках осенью или в начале зимы... и гораздо легче, чем это было бы после начала весе