Фурзиков Николай Порфирьевич: другие произведения.

Дэвид Вебер "У рифа Армагеддон" (Сэйфхолд 01)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Долговязая попаданка из 25-го столетия просыпается через 800 с лишним лет и обнаруживает, что она лишь электронная копия погибшей личности в практически бессмертном композитном теле персонального кибернетического андроида, застрявшего на уцелевшей в межзвездном геноциде колонии со средневековым уровнем развития; что этот уровень задан искусственно созданной креационистской религией, имплантированной в промытые во время криосна мозги колонистов, и принудительно поддерживается господствующей всевластной Церковью, пресекающей попытки научного подхода; что выход за пределы жестко предписанных технологий может наказываться размещенной на орбите пороговой системой кинетической метеоритной бомбардировки, уже опробованной при уничтожении меньшинства, несогласного с забвением всей прошлой истории; что в ее распоряжении сохранилось немного современных ей производственных мощностей и оружия, местных транспортных и коммуникационных средств с управляемыми автономными орбитальными и атмосферными средствами наблюдения, приличная электронная библиотека и туповатый, но перспективный компьютерный интеллект; и, самое важное, что она представляет собой последнюю надежду на возрождение человечества. Она берется за эту невероятно сложную задачу, предварительно приняв мужской облик сейджина Мерлина на патриархальной планете, начиная действовать постепенно, подобно полезному вирусу, инфицирующую сначала одну клетку организма, и для этой цели выбирает двигающееся в направлении промышленной революции периферийное островное королевство Чарис с активной торговлей, предложив свои услуги правящей династии и завоевав ее доверие спасением жизни наследного принца. Она успевает ввести в оборот нарочито забытые арабские цифры, позиционную систему записи чисел и счеты-абак, революционизировать текстильную отрасль, судостроение и металлургию королевства с громадной выгодой для торговли с другими странами, усовершенствовать огнестрельное оружие, добиться начала строительства военных галеонов с мощной артиллерией взамен существующих галер и обучения части флота и морской пехоты новой тактике, прежде чем обеспокоенная коррумпированная верхушка Церкви решает уничтожить слишком богатое и подозрительно инновационное королевство руками послушных ей пяти других морских держав. В трех решающих сражениях на море обновленный флот королевства сметает флоты агрессоров, но это только начало, потому что Церковь не собирается терять свою власть и свое влияние - впереди кровавые религиозные войны и борьба за умы жителей планеты Сэйфхолд.


Дэвид ВЕБЕР

У РИФА АРМАГЕДДОН

  

Перевод: Н.П. Фурзиков

  
   Фреду Саберхагену, чья работа принесла мне и многим другим столько удовольствия. Всегда приятно, когда тот, чье творчество тебе так нравится, оказывается еще и симпатичным человеком.
   И, конечно,
   Шэрон, которая любит меня, мирится с моим сумасшедшим графиком, помогает мне вспомнить, какой сегодня день, знает почти все о плавании, и, как известно, мимоходом предложит мне одну-две сцены размером в три носовых платка.
   Но не в этот раз.
   О, Господи, нет!
   Я тебя люблю.
  
  
   Долговязая попаданка из 25-го столетия просыпается через 800 с лишним лет и обнаруживает, что она лишь электронная копия погибшей личности в практически бессмертном композитном теле персонального кибернетического андроида, застрявшего на уцелевшей в межзвездном геноциде колонии со средневековым уровнем развития; что этот уровень задан искусственно созданной креационистской религией, имплантированной в промытые во время криосна мозги колонистов, и принудительно поддерживается господствующей всевластной Церковью, пресекающей попытки научного подхода; что выход за пределы жестко предписанных технологий может наказываться размещенной на орбите пороговой системой кинетической метеоритной бомбардировки, уже опробованной при уничтожении меньшинства, несогласного с забвением всей прошлой истории; что в ее распоряжении сохранилось немного современных ей производственных мощностей и оружия, местных транспортных и коммуникационных средств с управляемыми автономными орбитальными и атмосферными средствами наблюдения, приличная электронная библиотека и туповатый, но перспективный компьютерный интеллект; и, самое важное, что она представляет собой последнюю надежду на возрождение человечества. Она берется за эту невероятно сложную задачу, предварительно приняв мужской облик сейджина Мерлина на патриархальной планете, начиная действовать постепенно, подобно полезному вирусу, инфицирующую сначала одну клетку организма, и для этой цели выбирает двигающееся в направлении промышленной революции периферийное островное королевство Чарис с активной торговлей, предложив свои услуги правящей династии и завоевав ее доверие спасением жизни наследного принца. Она успевает ввести в оборот нарочито забытые арабские цифры, позиционную систему записи чисел и счеты-абак, революционизировать текстильную отрасль, судостроение и металлургию королевства с громадной выгодой для торговли с другими странами, усовершенствовать огнестрельное оружие, добиться начала строительства военных галеонов с мощной артиллерией взамен существующих галер и обучения части флота и морской пехоты новой тактике, прежде чем обеспокоенная коррумпированная верхушка Церкви решает уничтожить слишком богатое и подозрительно инновационное королевство руками послушных ей пяти других морских держав. В трех решающих сражениях на море обновленный флот королевства сметает флоты агрессоров, но это только начало, потому что Церковь не собирается терять свою власть и свое влияние - впереди кровавые религиозные войны и борьба за умы жителей планеты Сэйфхолд.
  
  
   2 июля 2378 года, звезда Крествелла, HD 63077A, Земная Федерация
  
   - Мостик вызывает капитана! Мостик вызывает капитана!
   Капитан Мэйтиус Фофао выкатился из постели, когда по интеркому раздался настойчивый зов вахтенного офицера, перемежаемый пронзительным воплем сигнала общей тревоги. Босые ноги капитана коснулись палубы, и, дотянувшись до коммуникатора рядом с кроватью, он ощупью нажал красную клавишу экстренной связи, прежде чем полностью открыл глаза.
   - Мостик, - почти сразу откликнулся ровный голос, защищенный тренировками от паники.
   - Это капитан, старшина Кузнецов, - резко сказал Фофао. - Дайте мне лейтенанта Хендерсон.
   - Есть, сэр.
   На мгновение наступила тишина.
   - Вахтенный офицер, - раздался затем другой голос.
   - Докладывайте, Гэби, - решительно сказал Фофао.
   - Шкипер, - вахту несла лейтенант Гэбриэла Хендерсон, тактик тяжелого крейсера, и ее обычно спокойное контральто было напряженным и резким, - у нас гоблины. Много гоблинов. Они только что вывалились из гипера на расстоянии двенадцати световых минут и направляются в систему с ускорением более четырехсот g.
   Челюсти Фофао сжались. Четыреста g - это на двадцать процентов больше, чем могли выдержать лучшие компенсаторы Федерации. Это довольно убедительно демонстрировало, что откуда бы ни были эти корабли, они не принадлежали Федерации.
   - Оценка сил? - спросил он.
   - Они все еще прибывают, сэр, - невыразительно ответила Хендерсон. - На данный момент мы подтвердили более семидесяти.
   Фофао поморщился.
   - Хорошо. - Он был поражен тем, как спокойно звучал его собственный голос. - Начните протоколы первого контакта и проверьте "Подзорную трубу" и "Стража". Затем переведите нас в состояние Четыре. Убедитесь, что губернатор полностью проинформирована, и передайте ей, что я объявляю код Альфа.
   - Есть, есть, сэр.
   - Буду на мостике через пять минут, - продолжил Фофао, когда дверь его спальной каюты открылась и в нее быстро вошел стюард с его униформой. - Пока запустите несколько дополнительных разведывательных дронов и направьте их к этим кораблям.
   - Есть, есть, сэр.
   - Скоро буду, - сказал Фофао. Он выключил связь и повернулся, чтобы принять свою униформу у побледневшего стюарда.
  
   * * *
   На самом деле Мэйтиус Фофао добрался до командной палубы КФЗФ "Суифтшуэр" чуть менее чем за пять минут.
   Ему удалось сдержать себя и не перейти на быстрый шаг, когда он вышел из лифта на мостике, но его глаза уже были прикованы к главной схеме, а рот плотно сжат. Неизвестные корабли представляли собой россыпь зловещих рубиновых осколков, устремившихся к главной звезде G0 двойной системы и бело-голубому мрамору ее четвертой планеты.
   - Капитан на мостике! - объявил старшина Кузнецов, но Фофао жестом пригласил вернуться на свои места.
   - Как и вы, - подтвердил он, и все продолжили работу, кроме лейтенанта Хендерсон. Она поднялась с командирского кресла в центре мостика с очевидным облегчением от того, что прибытие Фофао освободило ее от командования.
   Он кивнул ей, прошел мимо нее и устроился в том же кресле.
   - Капитан принял командование, - официально объявил он, затем снова посмотрел на Хендерсон, все еще стоявшую рядом с ним. - Есть какие-нибудь входящие сообщения от них?
   - Нет, сэр. Если бы они начали передачу в тот момент, когда вышли из гипера, мы бы услышали от них что-нибудь примерно, - лейтенант взглянула на цифровой дисплей времени, - две минуты назад. Мы ничего не получили.
   Фофао кивнул. Почему-то, глядя на расползающееся облако красных значков на дисплее, он не был удивлен.
   - Сколько их сейчас? - спросил он.
   - По оценкам слежения, минимум восемьдесят пять звездолетов, - сказала Хендерсон. - Пока нет никаких указаний на запуски истребителей.
   Фофао снова кивнул, и странное, поющее напряжение, которое, казалось, было почти собственной формой спокойствия, наполнило его. Спокойствие человека, столкнувшегося лицом к лицу с катастрофой, к которой он готовился годами, но никогда по-настоящему не ожидал увидеть лицом к лицу.
   - "Страж"? - спросил он.
   - Запущен, сэр, - ответила Хендерсон. - "Антилопа" стартовала к гипергранице две минуты назад.
   - "Подзорная труба?"
   - Активирована, сэр.
   Это уже кое-что, - сказал отстраненный уголок мозга Фофао.
   КФЗФ "Антилопа" был крошечным, совершенно невооруженным и очень быстрым курьерским судном. Мир Крествелла был самым передовым колониальным форпостом Федерации в пятидесяти световых годах от Солнца, слишком новым, слишком малонаселенным, чтобы обзавестись собственной гиперсвязью. Таким образом, оставались только курьерские корабли, и в этот момент единственной функцией "Антилопы" было бежать с Солварда на максимально возможной скорости с вестью, что объявлен код Альфа.
   "Подзорная труба" представляла собой сеть спутников наблюдения, протянутую по периферии гиперграницы звездной системы. Они были полностью пассивны, в надежде, что их почти невозможно было обнаружить, и они были там не ради "Суифтшуэр". Их данные - со всей сети - транслировались вслед "Антилопе", чтобы у нее гарантированно были полные тактические записи на момент гиперперехода. И та же информация передавалась на корабль-побратим "Антилопы", КФЗФ "Газель", поскольку он находился в режиме максимальной скрытности на орбите вокруг самого внешнего газового гиганта системы.
   Его задачей было оставаться скрытым до конца, если он сможет, а затем доложить об этом на Старую Землю.
   И хорошо, что он там, - мрачно подумал Фофао, - потому что нам, конечно, не придется делать никаких отчетов.
   - Наш статус? - спросил он.
   - Все боевые системы переведены на четвертый уровень, сэр. Инженер сообщает, что все места укомплектованы людьми и подготовлены, и как обычные двигатели, так и гиперприводы подключены к сети и готовы отвечать на команды маневрирования.
   - Очень хорошо. - Фофао указал тактику на ее обычное командное место и наблюдал, как она направляется туда. Затем он глубоко вдохнул и нажал кнопку на подлокотнике своего командирского кресла.
   - Это капитан, - сказал он без обычных формальностей, связанных с объявлением всех участников. - К настоящему времени вы все знаете, что происходит. На данный момент вы знаете об этих людях столько же, сколько и я. Мне не известно, являются ли они Гбаба или нет. Если это так, то выглядит это не очень хорошо. Но я хочу, чтобы все вы знали, что я горжусь вами. Что бы ни случилось, ни у одного капитана не может быть лучшего корабля или лучшей команды.
   Он отпустил кнопку связи и развернул свое кресло лицом к рулевому тяжелого крейсера.
   - Выведите нас на ноль-один-пять, один-один-девять, при пятидесяти g, - тихо сказал он, и КФЗФ "Суифтшуэр" переместился, чтобы занять позицию между планетой, чьи человеческие колонисты назвали ее миром Крествелла, и надвигающейся на нее гигантской армадой.
   Мэйтиус Фофао всегда гордился своим кораблем. Гордился своим экипажем, своей скоростью, огромной огневой мощью, заключенной в его корпусе массой в три четверти миллиона тонн. В данный момент он больше всего осознавал его хрупкость.
   Еще десять лет назад флота Земной Федерации не было. Существовало нечто, что Федерация называла военно-космическим флотом, но на самом деле это было немногим больше, чем флот исследовательских судов, подкрепленный горсткой легковооруженных кораблей, основными задачами которых были поисково-спасательные операции и подавление случайного, чисто человеческого хищничества.
   Но затем, десять лет назад, исследовательский корабль Федерации обнаружил свидетельства существования первой подтвержденной высокоразвитой нечеловеческой цивилизации. Никто не знал, как называли себя граждане этой цивилизации, потому что никого из них не осталось в живых, чтобы рассказать кому-нибудь.
   Человечество было потрясено открытием, что целый разумный вид был преднамеренно уничтожен. Что была безжалостно уничтожена раса, обладающая всеми возможностями для развития и эксплуатации ресурсов своей родной звездной системы. Первое предположение состояло в том, что рассматриваемый вид сделал это с собой в каком-то безумном приступе самоубийственной ярости. Действительно, некоторые ученые, изучавшие доказательства, продолжали утверждать, что это наиболее вероятное объяснение.
   Однако эти несогласные составляли явное меньшинство. Большая часть человечества, наконец, приняла вторую и гораздо более ужасающую гипотезу. Это сделали не они сами с собой, кто-то другой сделал это с ними.
   Фофао не знал, кто навесил на гипотетических убийц ярлык Гбаба, и ему было все равно. Но осознание того, что они могут существовать, стало причиной того, что в наши дни есть действующий и неуклонно растущий флот Федерации. И причиной, по которой были введены в действие планы на случай непредвиденных обстоятельств, такие как "Подзорная труба" и "Страж".
   И причиной, по которой КФЗФ "Суифтшуэр" оказался между миром Крествелла и приближающимся, все еще совершенно безмолвным флотом красных значков.
   Ни за что во вселенной ни один тяжелый крейсер не мог надеяться остановить, замедлить или даже причинить неудобства флоту такого размера, как тот, что направлялся к кораблю Фофао. Также маловероятно, что он смог бы держаться подальше от враждебных военных кораблей, способных на ускорения, которую уже продемонстрировали неизвестные, но даже если бы он мог, это не входило в обязанности "Суифтшуэр".
   Даже при их огромном ускорении этим гоблинам потребовалось бы почти четыре часа, чтобы добраться до мира Крествелла, если предположить, что они хотят встретиться с ним. Если бы все, что они хотели сделать, это миновать планету, они могли бы сделать это менее чем за три. Но каковы бы ни были их намерения, работа "Суифтшуэр" заключалась в том, чтобы стоять на своем. Делать все возможное, вплоть до самого последнего мгновения, чтобы установить какое-то мирное общение с неизвестными. Чтобы служить хрупким щитом и тревожной растяжкой, которые могли бы, какой бы отдаленной ни была такая возможность, сдержать нападение на недавно заселенную планету за ней.
   И почти наверняка стать первой жертвой в войне, которой Федерация опасалась почти десять лет.
  
   * * *
   - Сэр, мы фиксируем дополнительные сигнатуры двигателей, - объявила лейтенант Хендерсон. - Они выглядят как истребители. - Ее голос был четким, профессионально текучим. - По отслеживанию их примерно четыреста.
   - Принято. Связь, все еще нет ответа на наши передачи?
   - Нет, сэр, - натянуто ответил офицер связи.
   - Тактик, начинайте развертывание ракет.
   - Есть, есть, сэр, - сказала Хендерсон. - Сейчас разворачиваю ракеты.
   Большие ракеты дальнего радиуса действия отделились от внешних колец подвесок, в то время как другие вылетали из ракетных люков миделя крейсера. Они рассредоточились облаком вокруг "Суифтшуэр" на своих вспомогательных двигателях, достаточно далеко, чтобы безопасно вывести корабль и остальные ракеты за пределы воздействия их несуразно мощных основных двигателей.
   Похоже, они хотят захватить планету, - подумал он, наблюдая за тем, как продолжала распространяться формация гоблинов, в то время как к ним непрерывно шли сигналы его корабля в попытках связаться. С их стороны это выглядело не особенно миролюбиво.
   Он взглянул на числа на главной схеме. Незваные гости приближались уже почти сто шестнадцать минут. Их скорость относительно мира Крествелла составляла чуть более тридцати одной тысячи километров в секунду, и если они не изменят ускорение в ближайшие несколько секунд, то в конце концов пролетят над планетой.
   Удивительно...
   - Ракетные пуски! - внезапно объявила Гэбриэла Хендерсон. - Повторяю, ракетные пуски! Приближается много ракет!
   Сердце Мэйтиуса Фофао, казалось, остановилось.
   Они не могут ожидать, что на таком расстоянии действительно попадут в уклоняющийся звездолет. Это была его первая мысль, когда тысячи пиктограмм приближающихся ракет внезапно испещрили его сюжет. Но они, черт возьми, наверняка могут поразить планету, не так ли? - мгновение спустя подсказал ему его мозг.
   Он смотрел на этот ураган ракет и знал, что должно было произойти. Защита "Суифтшуэр" никогда не смогла бы остановить больше, чем десятую часть этого потока разрушения, и замороженный уголок его разума задавался вопросом, чем они были вооружены. Термоядерными боеголовками? Антивеществом? Химическими или биологическими агентами? Или, возможно, это было просто кинетическое оружие. Учитывая невероятное ускорение, которое они демонстрировали, у их ракет была бы более чем достаточная скорость, чтобы выполнить эту работу вообще без боеголовок.
   - Связь, - услышал он свой ровный голос, наблюдая, как палачи полумиллионного населения мира Крествелла ускоряются к нему, - обеспечьте защищенные коммуникации. Инженерный, выведите нас на максимальную мощность для курса ноль-ноль-ноль, ноль-ноль-пять. Тактик, - он повернул голову и встретился взглядом с лейтенантом Хендерсон, - приготовьтесь вступить в бой с врагом.
  
   14 февраля 2421 года, КФЗФ "Экскалибур", КФЗФ "Гулливер", оперативная группа номер один
  
   Корабль-разведчик был слишком мал, чтобы представлять для кого-либо угрозу.
   Крошечный звездолет по размерам был меньше трех процентов КФЗФ "Экскалибур", флагманского дредноута оперативной группы. Правда, он был быстрее "Экскалибура", а его системы вооружения и электроника были несколько более совершенными, но он не мог приблизиться к оперативной группе на расстояние световой минуты и уцелеть.
   К сожалению, в этом не было необходимости.
  
   * * *
   - Это подтверждено, сэр, - лицо капитана Сомерсета с кожей цвета красного дерева выглядело невесело на экране связи флагманского мостика адмирала Пей Ко-чжи. Командир "Экскалибура" постарел с тех пор, как оперативная группа отправилась в путь, - подумал адмирал Пей. - Конечно, он был не один такой.
   - Как далеко он отсюда, Мартин? - прямо спросил адмирал.
   - Чуть более двух и шести десятых световых минут, - ответил Сомерсет, выражение его лица стало мрачнее, чем когда-либо. - Это слишком близко, адмирал.
   - Может быть, и нет, - сказал Пей, затем тонко улыбнулся своему флаг-капитану. - И какой бы ни была дальность, мы не оторвемся от него, не так ли?
   - Сэр, я мог бы послать заслон, попытаться отодвинуть его еще дальше. Я мог бы даже выделить эскадру эсминцев, чтобы сесть на него, полностью вывести его из зоны действия сенсоров флота.
   - Мы не знаем, насколько близко за ним может находиться что-то более тяжелое. - Пей покачал головой. - Кроме того, нам нужно, чтобы они рано или поздно увидели нас, не так ли?
   - Адмирал, - начал Сомерсет, - не думаю, что мы можем позволить себе рисковать, что...
   - Мы не можем позволить себе не воспользоваться шансом, - твердо сказал Пей. - Продолжите и подвиньте к нему заслон. Посмотрите, можно ли заставить его отойти хотя бы немного дальше. Но в любом случае, мы выполняем "Отрыв" в ближайшие полчаса.
   Сомерсет еще мгновение смотрел на него с экрана связи, затем тяжело кивнул.
   - Очень хорошо, сэр. Я передам приказы.
   - Спасибо, Мартин, - сказал Пей гораздо более мягким голосом и отключил связь.
   - Возможно, капитан прав, сэр, - раздалось тихое контральто у него за спиной, и он развернул свое кресло на мостике лицом к говорящей.
   Лейтенант-коммандер Нимуэ Элбан действительно была очень молодым офицером, особенно для антигеронового общества, чтобы намекать четырехзвездному адмиралу, как бы уважительно это ни звучало, что его суждения могут быть не совсем безошибочными. Однако Пей Ко-чжи не испытывал абсолютно никакого искушения указать ей на это. Во-первых, потому, что, несмотря на свою молодость, она была одним из самых блестящих офицеров-тактиков, которых когда-либо выпускал флот Земной Федерации. Во-вторых, потому что если кто-то и заслужил право сомневаться в адмирале Пей, так это лейтенант-коммандер Элбан.
   - Он действительно прав, - признал Пей. - На самом деле, весьма прав. Но у меня такое чувство, что плохие новости не так уж далеки от этого конкретного ворона.
   - Предчувствие, сэр?
   Сочетание темных волос и голубых глаз Элбан было подарком ее отца-валлийца, но ее рост и светлая кожа достались ей от матери-шведки. Адмирал Пей, с другой стороны, был невысоким, жилистым мужчиной, в три раза старше ее, и она, казалось, возвышалась над ним, когда подняла одну бровь. Тем не менее, он с удовольствием отметил, что в каком-то горько-сладком смысле это не было недоверчивым выражением.
   В конце концов, - сказал он себе, - моя склонность "играть на интуиции" во многом связана с тем фактом, что я последний полный адмирал, который когда-либо будет у Земной Федерации.
   - В данном случае это не какая-то тайная форма экстрасенсорики, Нимуэ, - сказал он. - Просто где второй разведчик? Вы знаете, что разведывательные корабли Гбаба всегда действуют парами, а капитан Сомерсет сообщил только об одном. Другой парень должен где-то быть.
   - Похоже, зовет остальную стаю, - сказала Элбан, ее голубые глаза потемнели, и он кивнул.
   - Это именно то, что он делает. Они, должно быть, по меньшей мере учуяли нас, прежде чем мы заметили их самих, и один из них немедленно развернулся и направился обратно за помощью. Этот будет наступать нам на пятки, следить за нами и дожидаться остальных, но единственное, чего он не собирается делать, - это подходить достаточно близко, чтобы рискнуть и позволить нам хорошенько врезать по нему. Они не могут допустить, чтобы мы уничтожили его, а затем вышли из гипера. Они могут никогда больше нас не найти.
   - Понимаю, к чему вы клоните, сэр. - Элбан на мгновение задумалась, ее голубые глаза были сосредоточены на чем-то, что могла видеть только она, затем вернула свое внимание к адмиралу.
   - Сэр, - тихо спросила она, - не нарушу ли я порядок, если воспользуюсь одним из приоритетных каналов связи, чтобы связаться с "Гулливером"? Я бы хотела попрощаться с коммодором.
   - Конечно, не нарушите, - так же тихо ответил Пей. - И когда сделаете это, скажите ему, что я буду вспоминать его.
   - Сэр, вы могли бы сказать ему сами.
   - Нет. - Пей покачал головой. - Ко-янг и я уже попрощались, Нимуэ.
   - Да, сэр.
  
   * * *
   Когда к разведчику Гбаба направилась Десятая эскадра эсминцев, новость быстро распространилась с "Экскалибура", и вместе с этой новостью пришла холодная, уродливая волна страха. Возможно, не паника, потому что каждый участник последнего флота убитой Федерации в глубине души знал, что этот момент наступит. Действительно, они так и планировали. Но это не гарантировало никого от испуга, когда все стало очевидным.
   Не один из офицеров и рядовых, наблюдавших за тем, как значки эсминцев проносятся по тактическим дисплеям к кораблю-разведчику, молча молился, чтобы они настигли маленький чужой корабль и уничтожили его. Они знали, насколько маловероятно, что это произойдет, и даже если бы это произошло, это, вероятно, дало бы им отсрочку не более чем несколько недель, возможно, несколько месяцев. Но это не помешало им молиться.
   На борту тяжелого крейсера КФЗФ "Гулливер" низкорослый жилистый коммодор прочитал собственную молитву. Не за уничтожение корабля-разведчика. Даже не за своего старшего брата, которому грозила смерть. Но за молодую лейтенант-коммандера, которая стала ему почти дочерью и которая добровольно перешла на "Экскалибур", зная, что корабль не выживет.
   - Коммодор Пей, к вам запрос с флагмана, - тихо сказал его офицер связи. - Это Нимуэ, сэр.
   - Спасибо, Оскар, - сказал Пей Ко-янг. - Соедините ее с моим дисплеем здесь.
   - Да, сэр.
   - Нимуэ, - сказал Ко-янг, когда на его дисплее появилось знакомое овальное лицо с сапфирово-голубыми глазами.
   - Коммодор, - ответила она. - Уверена, что вы уже слышали.
   - Действительно. Мы прямо сейчас готовимся к исполнению "Отрыва".
   - Я знала, что вы готовитесь. Ваш брат - адмирал - просил меня передать вам, что он будет думать о вас. И я тоже. И знаю, что вы тоже будете думать о нас, сэр. Вот почему я хотела воспользоваться этим шансом, чтобы сказать вам. - Она посмотрела прямо ему в глаза. - Для меня было честью и привилегией служить под вашим началом, сэр. Я не жалею ни о чем когда-либо происходившем с тех пор, как вы выбрали меня в свою команду.
   - Это очень много значит для меня, Нимуэ, - очень тихо сказал Пей. Как и его брат, он был традиционалистом, и в его культуре не было принято демонстрировать эмоции, но он знал, что она видела боль в его глазах. - И позвольте мне также сказать, - добавил он, - что я глубоко благодарен за все многочисленные услуги, которые вы оказали.
   Для его собственного уха это прозвучало ужасно высокопарно, но это было самое близкое, что кто-либо из них осмелился сделать по общедоступному каналу связи, тем более что весь трафик сообщений автоматически записывался. И, высокопарно это или нет, она поняла, что он имел в виду, так же хорошо, как он понял ее.
   - Я рада, сэр, - сказала она. - И, пожалуйста, попрощайтесь с Шан-вей за меня. Передайте ей мою любовь.
   - Конечно. И вы уже знаете, что ее любовь с вами, - сказал Пей. И затем, чего бы ни требовала его культура, он тяжело, резко прочистил горло. - И моя тоже, - хрипло сказал он.
   - Это много значит, сэр. - Элбан улыбнулась ему почти нежно. - Прощайте, коммодор. Благослови вас Бог.
  
   * * *
   Эсминцам удалось отбросить корабль-разведчик назад. Не так далеко, как им хотелось бы, но достаточно далеко, чтобы адмирал Пей почувствовал явное облегчение.
   - Общий сигнал всем подразделениям, - сказал он, не отрывая взгляда от главного тактического дисплея. - Передайте приказ выполнить "Отрыв".
   - Есть, есть, сэр! - ответил старший связист флагманского мостика, и мгновение спустя на дисплее Пея внезапно замерцали световые коды.
   Только на мгновение, и только потому, что его сенсоры так пристально следили за ними.
   Или, криво усмехнувшись, - подумал он, - во всяком случае, такова теория.
   Сорок шесть огромных звездолетов одновременно отключили свои гиперприводы и исчезли, мгновенно снизившись до субсветовой скорости. Но в то же самое мгновение, когда они это сделали, так же быстро появились сорок шесть других звездолетов, которые были тщательно упрятаны в режиме невидимости. Это был точно скоординированный маневр, который команда адмирала Пея отрабатывала снова и снова на симуляторах и более дюжины раз в реальном космосе, и в этот последний раз они выполнили его безупречно. Сорок шесть вновь прибывших быстро и плавно скользнули в дыры, внезапно появившиеся в строю, и сигнатуры выбросов их двигателей почти идеально совпадали с сигнатурами исчезнувших кораблей.
   Это будет неприятным сюрпризом для Гбаба, - холодно сказал себе Пей. - И в один прекрасный день это приведет к еще большему и неприятному сюрпризу для них.
   - Вы знаете, - сказал он, отворачиваясь от дисплея, чтобы встретиться лицом к лицу с лейтенант-коммандером Элбан и капитаном Джозефом Тиссеном, начальником его штаба, - мы были так близки к тому, чтобы надрать этим Гбаба задницы. Еще пятьдесят лет - максимум семьдесят пять - и мы могли бы разгромить их, неважно "звездная империя" они или нет.
   - Думаю, что это, вероятно, немного чересчур оптимистично, сэр, - ответил Тиссен через мгновение. - Понимаете, мы так и не узнали, насколько на самом деле велика их империя.
   - Это не имело бы значения. - Пей резко покачал головой. - В технологическом плане мы сейчас практически на одном уровне с ними, Джо. Прямо сейчас. И сколько лет их кораблям?
   - Некоторые из них совершенно новые, сэр, - ответила Нимуэ Элбан за начальника штаба. - Но я понимаю вашу точку зрения, - продолжила она, и даже Тиссен кивнул почти неохотно.
   Пей не стал настаивать на споре. Для этого не было причин, во всяком случае, не сейчас. Хотя, в некотором смысле, было бы огромным облегчением рассказать кому-то, кроме Нимуэ, о том, что должно было произойти на самом деле. Но он не мог так поступить с Тиссеном. Начальник штаба был хорошим человеком, который абсолютно верил в основные предпосылки операции "Ковчег". Как и любой другой мужчина и женщина под командованием Пея, он собирался отдать свою жизнь, чтобы операция "Ковчег" увенчалась успехом, и адмирал не мог сказать ему, что его собственный командир был частью заговора против людей, которым было поручено добиться этого успеха.
   - Как вы думаете, сэр, мы достаточно шокировали их, чтобы они могли начать активно внедрять инновации? - спросил Тиссен через мгновение. Пей посмотрел на него и поднял одну бровь, а начальник штаба пожал плечами с кривой улыбкой. - Я хотел бы думать, что мы, по крайней мере, заставили ублюдков попотеть, сэр!
   - О, я думаю, вы можете с уверенностью предположить, что мы это сделали, - ответил Пей со своей собственной невеселой улыбкой. - Что касается того, изменит ли это их или нет, я действительно не знаю. Лучшее предположение ксенологов состоит в том, что этого не произойдет. У них есть система и культура, которые работали на них по крайней мере восемь или девять тысяч лет. Возможно, мы были более солидным препятствием на пути, чем они привыкли, но в конце концов формула сработала и в нашем случае. Они, вероятно, будут немного нервничать в течение столетия или трех, хотя бы потому, что будут задаваться вопросом, не упрятали ли мы куда-нибудь без их ведома еще одну колонию, но потом они снова успокоятся.
   - Пока на них не наткнутся следующие бедные тупые сосунки, - с горечью сказал Тиссен.
   - До тех пор, - тихо согласился Пей и снова повернулся к дисплею.
   Восемь или девять тысяч лет, - подумал он. - Это лучшее предположение ксенологов, но я готов поспорить, что на самом деле прошло больше времени. Боже, интересно, как давно первый Гбаба открыл огонь!
   Это был вопрос, над которым он размышлял не раз за те четыре десятилетия, которые потребовались империи Гбаба, чтобы уничтожить человеческую расу, потому что две вещи, которыми Гбаба определенно не обладали, были инновации и гибкость.
   Поначалу Гбаба явно недооценили вызов, который бросило человечество. Их первые несколько флотов превосходили численностью намеченные жертвы всего в три или четыре раза к одному, и быстро и болезненно стало очевидно, что они не могут сравниться с тактической гибкостью человечества. Первая геноцидная атака прошла дальше Крествелла, уничтожив три из четырнадцати основных внесолнечных звездных систем Федерации, со стопроцентными жертвами среди гражданского населения. Но затем флот Федерации сплотился и хладнокровно остановил их. Флот даже контратаковал и захватил не менее шести звездных систем Гбаба.
   Именно тогда мобилизовался основной флот Гбаба.
   Коммандер Пей Ко-чжи был офицером управления огнем на борту одного из линейных кораблей Федерации в системе Старфолл, когда появился настоящий флот Гбаба. Он все еще помнил дисплеи, видел бесконечные волны алых значков, каждый из которых представлял линейный корабль Гбаба, когда они материализовались из гипера, как проклятия. Это было похоже на то, как если бы он ехал на наземной машине в малиновых снежинках, за исключением того, что ни один снег никогда не вызывал такой ледяной, до мозга костей, дрожи.
   Он все еще не знал, как адмиралу Томас удалось вывести хоть что-то из своего флота. Большинство кораблей Томас погибло вместе с ней, прикрывая бегство горстки выживших, чьим долгом было не стоять и разделять ее смерть, а жить с ужасными новостями. Отчаянно бежать домой, прилетев на самых крыльях бури, чтобы предупредить человечество о приближении Апокалипсиса.
   Не то чтобы человечество было застигнуто врасплох.
   Серьезность первой атаки Гбаба, даже если она была отброшена назад, стала жестоким сигналом к пробуждению. Каждый мир Федерации начал вооружаться и укрепляться, когда за десять лет до Крествелла появились первые свидетельства существования Гбаба. После Крествелла эти приготовления шли в бешеном темпе, и звездные системы превращались в устрашающие крепости. Уцелевшие части флота отступили в стационарную оборону, стоя и сражаясь насмерть, защищая миры человечества, и они заставили Гбаба заплатить ужасную цену мертвыми и разбитыми звездолетами.
   Но Гбаба предпочли заплатить ее. Даже ксенологи не смогли придумать удовлетворительного объяснения тому, почему Гбаба наотрез отказались даже рассматривать переговоры. Они или их компьютеры-переводчики, во всяком случае, очевидно, понимали стандартный английский, поскольку они явно использовали захваченные данные и документы, а горстка сломленных, покрытых шрамами людей, которые попали к ним в плен и потом были освобождены, "допрашивалась" с обычной, бесстрастной жестокостью, которая была ужасающей. Таким образом, человечество знало, что общение с ними, по крайней мере, возможно, но они никогда не отвечали ни на одну официальную попытку общения, разве что усиливали свои атаки.
   Лично Пей задавался вопросом, действительно ли они вообще способны на аргументированный ответ. Часть кораблей, которые Федерация захватила или подбила и которые смогла исследовать, были древними почти до невероятности. По крайней мере, один из них, по словам ученых, которые его проанализировали, был построен по крайней мере за два тысячелетия до его захвата, однако не было никаких признаков какого-либо значительного технологического прогресса между временем его строительства и его последней битвой. Корабли, которые, как предположила Элбан, были совершенно новой постройки, имели точно такое же вооружение, компьютеры, гиперприводы и сенсорные комплексы.
   Это наводило на мысль о степени культурного застоя, к которой никогда не приближался даже Китай предков Пея, с его самым консервативным неприятием внешнего мира. Того, по сравнению с которым даже Древний Египет казался рассадником инноваций. Для Пея было невозможно представить себе какие-либо разумные существа, которые могли бы прожить так долго без каких-либо серьезных достижений. Так что, возможно, Гбаба больше не были разумными в человеческом смысле этого слова. Возможно, все их поведение было просто результатом набора культурных императивов, настолько глубоко укоренившихся, что они стали буквально инстинктивными.
   Ни один из которых не спас человеческую расу от уничтожения.
   Конечно, на это ушло время. Гбаба были вынуждены уничтожать редуты человечества один за другим в ходе массированных осад, на завершение которых ушли буквально годы. Флот Федерации был перестроен под защитой укреплений систем, укомплектован новыми офицерами и рядовыми, многие из которых, как Нимуэ Элбан, никогда не знали жизни, в которой человечество не было бы прижато спиной к стене. Этот флот наносил ответные удары в отчаянных вылазках, которые дорого обошлись Гбаба, но конечный результат был неизбежен.
   Ассамблея Федерации пыталась отправить колонизационные флоты, стремясь построить скрытые убежища, где некоторые остатки человечества могли бы переждать бурю. Но какими бы негибкими или лишенными воображения ни были Гбаба, они, очевидно, сталкивались с этим конкретным трюком раньше, поскольку они окружили каждую из оставшихся звездных систем Федерации кораблями-разведчиками. Сопровождающие оперативные группы флота могли достичь сокрушительного превосходства на местном уровне, пробиться сквозь разведчиков и более тонкую оболочку поддерживающих их крупных кораблей, но разведчики всегда казались способными поддерживать контакт или быстро восстанавливать его, и все попытки прорвать блокаду были пресечены.
   Один колонизационный флот проскользнул мимо разведчиков, но только для того, чтобы передать последнее, отчаянное сообщение по гиперкому менее десяти лет спустя. Возможно, он и ускользнул от непосредственного обнаружения кораблями-разведчиками, но за ним были посланы другие. Должно быть, потребовались буквально тысячи таких, чтобы прочесать все возможные пункты назначения, которые мог выбрать колонизационный флот, но в конце концов один из них наткнулся на него, и за ним последовали флоты-убийцы. Лучшим предположением руководителя колонии было то, что их собственные энергетические выбросы привели к ним Гбаба, несмотря на все усилия колонистов ограничить эти выбросы.
   Пей подозревал, что давно умерший руководитель был прав. Это, во всяком случае, было основополагающим предположением планировщиков операции "Ковчег".
   - По крайней мере, нам удалось отбросить их проклятый корабль-разведчик достаточно далеко назад, чтобы дать "Отрыву" шанс сработать, - заметил Тиссен.
   Пей кивнул. Комментарий попадал под рубрику "ослепительно очевидный", но он не собирался никого винить за это в такой момент, как сейчас.
   Кроме того, Джо, вероятно, имел в виду это как комплимент, - подумал он с чем-то очень похожим на мысленный смешок. - В конце концов, "Отрыв" был личным детищем Пея, ловкостью рук, предназначенной для того, чтобы убедить Гбаба, что они успешно выследили и полностью уничтожили последнюю отчаянную попытку колонизации человечества. Вот почему сорок шесть дредноутов и авианосцев, которые сопровождали остальную часть его оперативной группы в режиме невидимости, не выпустили ни одной ракеты и не запустили истребителей во время боя, чтобы прорваться сквозь оболочку крупных кораблей, прикрывающих разведывательный шар Гбаба вокруг Солнечной системы.
   Это было жестокое сражение, хотя его исход никогда не вызывал сомнений. Но, скрываясь под маскировкой, чему способствовали фоновые выбросы огня из тяжелого оружия и дуэльные системы радиоэлектронной борьбы противоборствующих сил, они, как можно было надеяться, оставались незамеченными и не вызвали подозрений у Гбаба.
   Жертва двух полных эскадр эсминцев, которые отстали, чтобы перехватить единственные корабли-разведчики, достаточно близкие, чтобы действительно удержать на своих сенсорах убегающий колонизационный флот, позволила Пею вырваться на свободу и бежать, и глубоко внутри он надеялся, что им удастся держаться подальше от разведчиков Гбаба. Что, несмотря ни на что, весь его флот все еще может выжить. Но на что бы он ни надеялся, он никогда по-настоящему этого не ожидал, и именно поэтому до этого момента эти корабли оставались скрытыми.
   Когда прибудет флот Гбаба - а так и будет; несмотря на свой возраст, корабли Гбаба все еще были быстрее человеческих судов, - он обнаружит точно такое же количество покинувших Солнечную систему кораблей, о которых сообщили его разведчики. Точно о таком же количестве кораблей сообщили его разведчики, когда они, наконец, снова вступили в контакт с беглецами.
   И когда каждый из этих кораблей будет уничтожен, когда все люди, находившиеся на них, будут убиты, Гбаба решили бы, что они уничтожили всех этих беглецов.
   Но они ошибаются, - тихо и холодно сказал себе Пей Ко-чжи. - И в один прекрасный день, несмотря на все, что могут сделать такие люди, как Лэнгхорн и Бедар, чтобы остановить это, мы вернемся. И тогда, вы, ублюдки, вы...
   - Адмирал, - тихо сказала Нимуэ Элбан, - сенсоры дальнего действия засекли приближающихся противников.
   Он повернулся и посмотрел на нее, и она спокойно встретила его взгляд.
   - У нас есть два несомненных контакта, сэр, - сказала она ему. - Система идентификации оценивает первый примерно в тысячу точечных источников. Второй - побольше.
   - Ну, - заметил он почти капризно. - По крайней мере, они заботились о том, чтобы послать самых лучших, не так ли?
   Он посмотрел на Тиссена.
   - Пожалуйста, скомандуйте боевое развертывание флота, - сказал он. - Запустите истребители и начните подготовку ракет к запуску.
  
   7 сентября 2499 года
   Анклав Лейквью, континент Хэйвен, Сэйфхолд
  
   - Дедушка! Дедушка, иди скорее! Это ангел!
   Тимоти Харрисон поднял глаза, когда его правнук бесцеремонно ворвался в открытую дверь его офиса в ратуше. Поведение мальчика, конечно, было ужасным, но злиться на Мэтью было нелегко, и никто из знакомых Тимоти не мог долго злиться на него. А это означало, что мальчики есть мальчики, что юному Мэтью обычно сходили с рук вещи, которые должны были заслужить, по меньшей мере, взбучку.
   Однако в этом случае, предположил Тимоти, его волнение можно было бы извинить. Не то чтобы он был готов признать это.
   - Мэтью Пол Харрисон, - сказал он строго, - это мой офис, а не душевая на бейсбольном поле! От любого здесь ожидается хотя бы капля надлежащего поведения, даже или особенно от такого юного хулигана, как ты!
   - Мне жаль, - ответил мальчик, опустив голову. Но одновременно он взглянул вверх сквозь ресницы, и в уголках его рта заплясали ямочки от разрушительной улыбки, которая еще через несколько лет доставит ему всевозможные неприятности.
   - Что ж, - сказал Тимоти, прочищая горло, - полагаю, на этот раз мы можем оставить все как есть, не зацикливаясь на этом.
   Он с удовлетворением отметил, что, вероятно, испытывал неподдельный трепет во время такого вступления, но затем откинулся на спинку стула.
   - Итак, что это ты там говорил об ангеле?
   - Сигнальный фонарь, - нетерпеливо сказал Мэтью, его глаза загорелись ярким возбуждением, когда он вспомнил первоначальную причину вторжения к своему прадеду. - Только что загорелся сигнальный огонек! Отец Майкл сказал, что я должен немедленно бежать и рассказать вам об этом. Вон идет ангел, дедушка!
   - А какого цвета был сигнальный огонь? - спросил Тимоти. Его голос был настолько спокоен, что, сам того не осознавая, он чрезвычайно повысил его и без того высокое уважение к своему правнуку.
   - Желтый, - ответил Мэтью, и Тимоти кивнул. Значит, один из младших ангелов. Он почувствовал быстрый укол сожаления, за что тут же отругал себя. Возможно, было бы более захватывающе надеяться на визит одного из самих архангелов, но смертные люди поступали правильно, не отдавая приказов Богу, даже косвенно.
   Кроме того, даже "младший" ангел будет более чем достаточным волнением для тебя, старик! - укоризненно сказал он себе.
   - Что ж, - сказал он, кивая своему правнуку, - если ангел прибывает в Лейквью, тогда мы должны подготовиться к его приему. Иди в доки, Мэтью. Найди Джейсона и скажи ему, чтобы он подал сигнал всем рыбацким лодкам вернуться в гавань. Как только ты это сделаешь, иди домой и расскажи своей маме и бабушке. Я уверен, что отец Майкл скоро позвонит в колокол, но ты мог бы также пойти раньше и предупредить их.
   - Да, дедушка! - Мэтью нетерпеливо кивнул, затем повернулся и помчался обратно тем же путем, которым пришел. Тимоти посмотрел ему вслед, на мгновение улыбнувшись, затем расправил плечи и вышел из кабинета.
   Большинство сотрудников ратуши сделали паузу в своих делах. Они смотрели в его сторону, и он снова причудливо улыбнулся.
   - Вижу, вы все слышали объявление Мэтью, - сухо сказал он. - В таком случае, в настоящее время не вижу необходимости распространяться об этом дальше. Закончите все, что вы делали, запишите свою работу, а затем поспешите домой, чтобы подготовиться.
   Люди закивали. Тут и там по дощатому полу заскрипели стулья, когда клерки, уже предвкушавшие его инструкции, поспешили убрать папки в соответствующие шкафы. Другие склонились над своими столами, гусиные перья летали, когда они стремились к разумной точке остановки. Тимоти несколько секунд наблюдал за ними, затем продолжил путь к парадной двери ратуши.
   Ратуша стояла на холме в центре маленького городка Лейквью. Лейквью неуклонно рос, и Тимоти понимал, что пройдет совсем немного времени, прежде чем он перешагнет ту неуловимую черту, отделяющую "маленький городок" от "городка". По многим причинам он не был уверен, что чувствует по этому поводу,. Но как бы он ни относился к этому, не было никаких сомнений в том, что чувствовали Бог и архангелы, и это делало любые чисто личные оговорки с его стороны бессмысленными.
   Он видел, что слухи распространяются. Люди спешили по мощеным улицам и тротуарам, склонив головы в возбужденном разговоре с товарищами или просто широко улыбаясь. Сигнальный фонарь на шпиле церкви отца Майкла был специально установлен так, чтобы его было видно как можно большей части города, и Тимоти мог видеть его сильное янтарное сияние с того места, где он стоял, несмотря на яркое летнее солнце.
   Зазвонил колокол на высокой колокольне церкви. Его глубокий, раскатистый голос пел в летнем воздухе, выкрикивая радостные новости для всех, кто не видел сигнального огня, и Тимоти кивнул яркому, переливчатому пузырю счастья. Затем сам направился к церкви, спокойно кивая людям, мимо которых он проходил. В конце концов, он был мэром Лейквью, что накладывало на него определенную ответственность. Более того, он был одним из медленно, но неуклонно сокращающегося числа Адамов Лейквью, точно так же, как его жена Сара была одной из Ев города. Это возлагало на них обоих особую обязанность поддерживать надлежащую атмосферу достойного уважения, обожания и благоговения перед одним из бессмертных слуг Бога, который вдохнул само дыхание жизни в их ноздри.
   Он добрался до церкви, где его ждал отец Майкл. На самом деле священник был моложе Тимоти, но выглядел намного старше. Майкл был одним из самых первых детей, появившихся на свет здесь, на Сэйфхолде, в ответ на Божье повеление плодиться и размножаться. Сам Тимоти, конечно, вообще не был "рожден". Бог создал его бессмертную душу Своей Собственной рукой, а архангел Лэнгхорн и его помощник, архангел Шан-вей, создали физическое тело Тимоти в соответствии с Божьим планом.
   Тимоти проснулся прямо здесь, в Лейквью, стоя с другими Адамами и Евами на городской площади, и одно воспоминание о том первом великолепном утре - тот первый взгляд на великолепные голубые небеса Сэйфхолда и яркий свет Ко-чжи, прорвавшийся через восточный горизонт, как капающий шар расплавленной меди, с высокими зелеными деревьями, полями, уже вспаханными и ожидающими богатого урожая, темно-синими водами озера Пей и рыбацкими лодками, пришвартованными и подготовленными в доках - все еще наполнял его душу благоговейным трепетом. Если уж на то пошло, это был первый раз, когда он увидел свою Сару, и это само по себе было чудом.
   Но это было почти шестьдесят пять лет назад. Если бы он был таким, как другие мужчины, рожденные от союза мужчины и женщины, его тело давно бы начало слабеть. Действительно, хотя он был на четыре года старше отца Майкла, священник был сутулым и седовласым, его пальцы с возрастом начинали скрючиваться, в то время как волосы Тимоти оставались темными и густыми, не тронутыми сединой, хотя в его бороде кое-где пробивалось несколько серебряных прядей.
   Тимоти вспомнил, как отец Майкл был краснолицым, плачущим младенцем на руках у матери. Сам Тимоти уже был взрослым мужчиной - мужчиной в расцвете ранней зрелости, каким были все Адамы при пробуждении. И поскольку он был тем, кем он был, прямым творением божественных рук, следовало ожидать, что его жизнь будет длиннее, чем жизни тех, кто еще дальше удален от прямого прикосновения божества. Но если Майкла это как-то возмущало, Тимоти никогда не видел ни единого признака этого. Священник был смиренным человеком, всегда помнящим, что разрешение на его священническую должность было прямым и ощутимым знаком Божьей благодати, той благодати, которой ни один человек никогда не мог быть по-настоящему достоин. Что не освобождало его от попыток стать таким.
   - Радуйся, Тимоти! - сказал теперь священник, и глаза его загорелись из-под густых седых бровей.
   - Радуйся, отец, - ответил Тимоти и ненадолго опустился на одно колено, чтобы Майкл возложил руку на его голову в благословении.
   - Пусть Лэнгхорн благословит и сохранит вас всегда в Божьих путях и законах, пока для всех нас не наступит Долгожданный День, - быстро пробормотал Майкл, затем легонько похлопал Тимоти по плечу.
   - А теперь вставай! - скомандовал он. - Ты здесь Адам, Тимоти. Скажи, что я не должен так нервничать!
   - Ты не должен так нервничать, - послушно сказал Тимоти, вставая, чтобы обнять своего старого друга за плечи. - Действительно, - добавил он более серьезным тоном, - ты молодец, Майкл. За твоей паствой хорошо следили со времени последнего Посещения, и она неуклонно прирастает.
   - Ты имеешь в виду нашу паству, - ответил отец Майкл.
   Тимоти начал было качать головой, но потом подавил этот жест. Со стороны Майкла было любезно так выразиться, но они оба знали, что, как бы добросовестно Тимоти ни стремился выполнять свои обязанности администратора Лейквью и окружающих ферм, вся его власть в конечном счете исходила от архангелов, а через них и от Самого Бога. Это означало, что здесь, в Лейквью, высшая власть в любом вопросе, духовном или мирском, принадлежала отцу Майклу, как представителю Матери-Церкви.
   Но это похоже на него - так говорить, не так ли? - подумал Тимоти с улыбкой.
   - Пойдем, - сказал он вслух. - Судя по характеру сигнального огня, теперь это не займет много времени. Нам нужно подготовиться.
  
   * * *
   К тому времени, когда светящийся нимб кесей хи появился далеко над голубыми водами озера Пей, все было готово.
   Все население Лейквью, за исключением нескольких рыбаков, которые были слишком далеко на огромном озере, чтобы увидеть сигнал к возвращению, собралось на городской площади и вокруг нее. Прибыли также семьи с нескольких ближайших ферм, и достаточно большой площади Лейквью уже не хватало, чтобы вместить их всех. Они вышли за ее пределы, плотно заполнив подъездные улицы, и Тимоти Харрисон почувствовал глубокую, удовлетворяющую волну радости от доказательства того, что он и его товарищи Адамы и Евы действительно были плодотворны и размножались.
   Кесей хи подскочил ближе, быстрее, чем могла бы скакать самая быстрая лошадь, быстрее, чем мог бы атаковать самый быстрый ящер-резак. Шар света становился все ярче и ярче по мере того, как приближался к городу. Сначала это было всего лишь блестящее пятнышко далеко над озером. Затем он стал больше, ярче. Он стал звездой, упавшей со свода собственных небес Бога. Затем еще ярче появилось второе солнце, меньшее, чем Ко-чжи, но достаточно яркое, чтобы бросить вызов даже его ослепительной яркости. А затем, когда он пронесся последние несколько миль, стремительный, как любая пикирующая виверна, его яркость полностью превзошла яркость любого простого солнца. Он полыхал над городом, не вызывая жара, но в то же время слишком яркий, чтобы его мог вынести любой глаз, отбрасывая тени с резкой, как лезвие ножа, остротой, несмотря на полуденное солнце.
   Тимоти, как и любой другой мужчина и женщина, склонил голову, прикрывая глаза от этого ослепительного великолепия. А затем сияние уменьшилось так же быстро, как и появилось, и он медленно поднял голову.
   Кесей хи все еще был над Лейквью, но он поднялся так высоко в небеса, что снова был немного ярче, чем Ко-чжи. Все еще слишком яркий, чтобы на него смотреть, но все же достаточно далекий, чтобы простая смертная плоть могла вынести его присутствие. Но если кесей хи удалился, то существо, чьей колесницей он был, этого не сделало.
   По всей городской площади люди преклоняли колени в почтении и благоговении, и Тимоти сделал то же самое. Его сердце пело от радости, когда он увидел ангела, стоящего на возвышении в самом центре площади. Эта платформа была зарезервирована исключительно для подобных моментов. Ни одной ноге смертного человека не могло быть позволено осквернять его поверхность, кроме ног посвященного священства, ответственного за ритуальное очищение его и поддержание в постоянной готовности к подобным моментам.
   Тимоти узнал ангела. С последнего Посещения прошло почти два года, и ангел не изменился с момента того появления в Лейквью. У него действительно был такой вид, будто он постарел по крайней мере, немного с тех пор, как Тимоти впервые увидел его сразу после Пробуждения. Но ведь в Писании говорилось, что, хотя ангелы и архангелы были бессмертны, тела, которые им были даны, чтобы учить и направлять народ Божий, были сделаны из того же материала, что и мир смертных. Оживленные сургой касаи, "великим огнем" собственного прикосновения Бога, эти тела будут существовать дольше, чем любое смертное тело, точно так же, как тела Адамов и Ев будут существовать дольше, чем тела их потомков, но они тоже будут стареть. Действительно, в конечном счете наступит день, когда все ангелы - даже сами архангелы - будут призваны в Божье присутствие. Тимоти знал, что Сам Бог предопределил это, и все же он был глубоко благодарен за то, что сам закроет глаза в смерти до того, как настанет этот день. Мир, в котором больше не живут ангелы, показался бы темным, затененным и унылым тому, кто видел собственных посланников Бога лицом к лицу во славе самых первых дней существования этого мира.
   Во многих отношениях ангел мало чем отличался от смертного. Он был не выше самого Тимоти, его плечи были не шире. И все же он был одет с головы до ног в блестящие, переливающиеся светом одежды, чудесное одеяние постоянно меняющихся и струящихся цветов, а его голову венчал потрескивающий голубой огонь. На поясе у него висел посох - жезл из нетленного хрусталя длиной в половину человеческого предплечья. Тимоти видел, как использовали этот жезл. Только один раз, но его молния повергла атакующего ящера-резака на землю одним катастрофическим раскатом грома. Половина тела ящера была буквально сожжена, и у Тимоти еще несколько часов после этого звенело в ушах.
   Ангел несколько секунд молча смотрел на благоговейно преклонившую колени толпу. Затем он поднял правую руку.
   - Мир вам, дети мои, - сказал он невероятно чистым и громким голосом, но при этом не кричал, не повышал голос. - Я приношу вам Божьи благословения и благословение архангела Лэнгхорна, который является Его слугой. Слава Богу!
   - И Его слугам, - прогрохотал ответ, и ангел улыбнулся.
   - Бог доволен вами, дети мои, - сказал он им. - А теперь идите все по своим делам, радуясь в Господе. Я принес весть отцу Майклу и мэру Тимоти. После того, как я поговорю с ними, они скажут вам, чего Бог желает от вас.
   Тимоти и Майкл стояли бок о бок, наблюдая, как многолюдная площадь и прилегающие улицы пустеют, быстро и в то же время без спешки и толкотни. Некоторые фермеры из-за пределов города проделали большой путь, а в некоторых случаях буквально пробежали несколько миль, чтобы быть здесь в момент прибытия ангела. И все же не было ни обиды, ни разочарования в том, что их снова так быстро отправили по своим делам. Их радостным долгом было приветствовать Божьего посланника, и они знали, что, увидев ангела своими собственными глазами, были благословлены больше, чем любой подверженный ошибкам, грешный смертный.
   Ангел спустился с освященной платформы и подошел к Тимоти и Майклу. Они снова опустились перед ним на одно колено, и он покачал головой.
   - Нет, сыновья мои, - мягко сказал он. - Для этого будет достаточно времени. А пока мы должны поговорить. Бог и архангел Лэнгхорн довольны вами, довольны тем, как Лейквью рос и процветал. Но вы можете быть призваны столкнуться с новыми испытаниями, и архангел Лэнгхорн поручил мне укрепить ваш дух для выполнения задач, к которым вы можете быть призваны. Идемте, войдем в церковь, чтобы мы могли поговорить в подходящей обстановке.
  
   * * *
   Пей Ко-янг сидел в удобном кресле, его лицо было бесстрастной маской, когда он слушал дебаты.
   Снаружи светило солнце G6, которое они назвали Ко-чжи в честь его брата. Было чуть больше полудня по местному времени, и северное лето было жарким, но прохладный ветерок с озера Пей дул в открытые окна, и он мысленно поморщился, когда тот мягко дохнул на него.
   Эти ублюдки не смогли осыпать нас достаточным количеством "почестей", не так ли? Назвали местное солнце в честь Ко-чжи. Полагаю, озеро тоже в его честь, или, может быть, они хотели назвать его в честь нас обоих. В то время, может быть, даже Шан-вей. Но это все, на что они собираются пойти. Интересно, не потому ли управление миссией выбрало Лэнгхорна и Бедар, что планировщики знали об их подверженности мании величия?
   Он пытался убедить себя, что это было только из-за усталости, которую почти шестьдесят стандартных лет - почти шестьдесят пять местных лет - наблюдения за ними обоими в действии сделали неизбежным. К сожалению, он не мог отделаться от мысли, что люди, которые выбрали Эрика Лэнгхорна главным администратором колонии, а доктора Адоре Бедар ее главным психологом, точно знали, что делали. В конце концов, выживание человеческой расы "любой ценой" было гораздо важнее, чем любые незначительные ограничения основных прав человека.
   - и мы еще раз умоляем вас, - сказала стройная седовласая женщина, стоявшая в центре прохладной комнаты для слушаний, - подумать о том, насколько важно, чтобы по мере роста и созревания человеческой культуры на этой планете она помнила о Гбаба. Что она понимает, почему мы пришли сюда, почему мы отказались от передовых технологий.
   Ко-янг посмотрел на нее каменными карими глазами. Она даже не взглянула в его сторону, и он почувствовал, как один или два члена совета покосились на него с тем, что, как они наивно полагали, было скрытым сочувствием. Или, в некоторых случаях, скрытым весельем.
   - Доктор Пей, мы уже слышали все эти аргументы раньше, - сказал Эрик Лэнгхорн. - Мы понимаем, о чем вы говорите. Но боюсь, что сказанное вами вряд ли изменит нашу устоявшуюся политику.
   - Администратор, - сказала Пей Шан-вей, - ваша "установленная политика" упускает из виду тот факт, что человечество всегда создавало инструменты и решало проблемы. В конце концов, эти качества проявятся здесь, на Сэйфхолде. Когда они это сделают, без институциональной памяти о том, что случилось с Федерацией, наши потомки не узнают об ожидающих их там опасностях.
   - Это особое беспокойство основано на ошибочном понимании социальной матрицы, которую мы здесь создаем, доктор Пей, - сказала Адоре Бедар. - Уверяю вас, что благодаря мерам предосторожности, которые мы приняли, жители Сэйфхолда будут надежно защищены от технологического прогресса, который может привлечь внимание Гбаба. Если, конечно, - глаза психиатра сузились - нет какого-то внешнего стимула нарушить параметры нашей матрицы.
   - Не сомневаюсь, что вы можете, даже что вы уже "создали антитехнологическое мышление на индивидуальном и общественном уровне", - ответила Шан-вей. Ее собственный голос звучал ровно, но не нужно было обладать психологической подготовкой Бедар, чтобы услышать неприязнь и личную антипатию под его поверхностью. - Я просто верю, что чего бы вы ни могли достичь прямо сейчас, какие бы ограничения и гарантии вы ни наложили в этот момент, через пятьсот лет или тысячу, наступит момент, когда эти гарантии потерпят неудачу.
   - С ними этого не случится, - категорично сказала Бедар. Затем она заставила себя немного отодвинуться от стола и улыбнуться. - Понимаю, что психология - не ваша область, доктор. И я также понимаю, что одна из ваших докторских степеней - по истории. Поскольку это так, вы совершенно справедливо отдаете себе отчет в том, какими бешеными темпами развиваются технологии в современную эпоху. Конечно, исходя из истории человечества на Старой Земле, особенно в течение последних пяти или шести столетий, может показаться, что "ошибка инноваций" встроена в человеческую психику. Однако это не так. В нашей собственной истории есть примеры длительных, очень статичных периодов. В частности, я обращаю ваше внимание на тысячи лет существования древнеегипетских царств, в течение которых значительных инноваций практически не происходило. То, что мы сделали здесь, на Сэйфхолде, - это воссоздали тот же базовый образ мышления, и мы также установили определенные институциональные и физические проверки для поддержания этого образа мышления.
   - Степень, с которой египтяне и остальные средиземноморские культуры были настроены против инноваций, была значительно преувеличена, - холодно сказала Шан-вей. - Более того, Египет был лишь крошечной частью всего мирового населения того времени, а другие части этого населения, безусловно, были инновационными. И несмотря на попытки навязать постоянный теократический контроль над...
   - Доктор Пей, - прервал ее Лэнгхорн, - боюсь, вся эта дискуссия бессмысленна. Политика колонии была тщательно обсуждена и одобрена административным советом. Она отражает консенсус этого совета, а также мое мнение, как главного администратора, и мнение доктора Бедар, как главного психолога. Она будет соблюдаться всеми. Это ясно?
   Должно быть, Шан-вей было трудно даже не смотреть в его сторону, - подумал Ко-янг. - Но она этого не сделала. Пятьдесят семь лет они жили порознь, разделенные горькими публичными разногласиями по поводу будущего колонии. Ко-янг был одним из умеренных - группы, которая, возможно, не соглашалась со всем, что делали Лэнгхорн и Бедар, но которая горячо поддерживала запрет на все, что могло привести к возрождению передовых технологий. Сам Ко-янг иногда высказывал озабоченность по поводу степени, до которой Бедар скорректировала первоначально предложенные психологические шаблоны для колонистов, но он всегда поддерживал основные причины, по которым Лэнгхорн их модифицировал. Вот почему он оставался старшим военным офицером колонии, несмотря на то, что его бывшая жена была лидером фракции, чьи противники называли их "технари".
   - При всем моем уважении, администратор Лэнгхорн, - сказал Шан-вей, - я не верю, что ваша политика действительно представляет собой настоящий консенсус. Я сама была членом совета, если вы помните, как и шесть моих коллег из нынешнего Александрийского правления. Все мы были против вашей политики, когда вы впервые предложили ее.
   Что, - подумал Ко-янг, - разделило голоса восемь к семи, что на два голоса меньше того большинства, которое было необходимо по колониальной хартии, чтобы изменить шаблоны, не так ли, Эрик? Конечно, ты уже наплевал на это и все равно изменил их, что оставило тебя с крошечной проблемой. Вот почему Шан-вей и другие оказались произвольно устранены из совета, не так ли?
   - Это правда, - холодно сказал Лэнгхорн. - Однако никто из вас сейчас не является членом совета, и его нынешние члены единодушно одобряют эту политику. И какую бы другую древнюю историю вы ни хотели затронуть, повторяю, что политика останется в силе, и она будет применяться по всей колонии. Который включает в себя ваш так называемый Александрийский анклав.
   - А если мы решим не соблюдать ее? - голос Шан-вей был мягким, но по всему залу для слушаний пробежали мурашки. Несмотря на десятилетия все более ожесточенных дебатов, в первый раз кто-либо из технарей публично предположил возможность активного сопротивления.
   - Это было бы... неразумно с вашей стороны, - сказал Лэнгхорн через мгновение, искоса взглянув на Ко-янга. - Раньше это было просто вопросом общественного обсуждения политических вопросов. Однако теперь, когда политика установлена, активное несоблюдение становится государственной изменой. И предупреждаю вас, доктор Пей, что, когда на карту поставлено выживание или вымирание человеческой расы, мы готовы принять любые меры, которые покажутся необходимыми для пресечения измены.
   - Понимаю.
   Голова Пей Шан-вей повернулась, когда она медленно обвела всех сидящих советников ледяными карими глазами, такими темными, что они казались почти черными. Сегодня они выглядели еще темнее, - подумал Ко-янг, - и выражение ее лица было мрачным.
   - Я сообщу о результатах этой встречи остальным членам правления, администратор, - сказала она наконец, ее голос был ледяным. - Я также сообщу им, что мы обязаны соблюдать вашу "официальную политику" под угрозой физического принуждения. Уверена, что у правления будет ответ для вас как можно скорее.
   Она повернулась и вышла из зала слушаний, ни разу не оглянувшись.
  
   * * *
   Пей Ко-янг сидел на другом стуле, на этот раз на причале, уходящем в огромные темно-синие воды озера Пей. В скобу рядом с его стулом была воткнута удочка, но на крючке не было наживки. Это был просто удобный реквизит, помогающий держать людей подальше.
   Мы знали, что может дойти до этого или чего-то в этом роде, - сказал он себе. - Ко-чжи, Шан-вей, Нимуэ, я, Проктор, - мы все знали с того момента, как вместо Халверсена был выбран Лэнгхорн. И теперь это произошло.
   Были времена, когда, независимо от того, лечился он антигероном или нет, он чувствовал каждый божий день своих ста девяноста стандартных лет.
   Он откинулся на спинку стула, глядя вверх сквозь темнеющую синеву приближающегося вечера, и увидел медленно движущуюся серебряную звезду находящегося на орбите звездолета "Гамилкар", последнего уцелевшего из сорока шести гигантских кораблей, доставивших колонию на Ко-чжи.
   Гигантская задача по транспортировке миллионов колонистов на новую родную планету была бы невозможна без массового использования передовых технологий. Это было само собой разумеющимся, и все же почти наверняка именно предательские выбросы той же технологии привели к обнаружению и уничтожению единственного флота другой колонии, прорвавшегося через блокаду Гбаба. Итак, планировщики операции "Ковчег" сделали по-иному две вещи.
   Во-первых, план миссии операции "Ковчег" требовал, чтобы флот колонии оставался в гипере минимум десять лет, прежде чем даже начать поиск нового родного мира. Это унесло его буквально на тысячи световых лет от Федерации, достаточно далеко, чтобы даже разведывательному флоту Гбаба потребовались столетия, чтобы прочесать звездную чащу, в которой он затерялся.
   Во-вторых, колонии был предоставлен не один, а два полных терраформирующих флота. Один был отделен и назначен для подготовки выбранной планеты, в то время как другой оставался в качестве резервного в непосредственной близости от транспортов, прячась далеко от Ко-чжи. Если бы Гбаба обнаружили корабли, действительно работающие на Сэйфхолде, они, несомненно, были бы уничтожены, но их уничтожение не привело бы Гбаба к остальной части флота, которая затем путешествовала бы еще десять лет, по совершенно случайному вектору, прежде чем снова искать новый дом [в таком случае почему бы после первоначального терраформирования Сэйфхолда не отправить резервный флот и половину спящих колонистов на подобный поиск и основание еще одной колонии? Это вдвое увеличило бы шансы на выживание человечества!].
   "Гамилкар" находился с этим скрытым флотом как флагман гражданской администрации операции "Ковчег", и его удерживали так долго, потому что основной план операции "Ковчег" всегда предусматривал требование по крайней мере некоторого начального технологического присутствия, пока колония не будет полностью жизнеспособна. Огромный транспорт, лишь в два раза меньше крупнейшего дредноута Федерации, работал на минимальном уровне мощности, при этом постоянно действовали все его многократно дублированные стелс-системы. Разведывательный корабль Гбаба мог находиться на орбите рядом с ним, не обнаруживая его, если только не приближался к нему на расстояние двухсот-трехсот километров.
   Тем не менее, несмотря на его огромную ценность как административного центра, орбитальной обсерватории и аварийного промышленного модуля, его время было на исходе. В этом была причина сегодняшней конфронтации между Шан-вей, Лэнгхорном и Бедар. Колониальные анклавы Сэйфхолда существовали уже почти шестьдесят стандартных лет, и Лэнгхорн и его совет решили, что наконец-то пришло время избавиться от всех оставшихся технологий экспедиции. Или, во всяком случае, почти всех.
   Кораблей-побратимов "Гамилкара" давно уже не было. От них избавились так быстро, как только это было возможно, простым способом - сбросом их в центральную термоядерную печь звездной системы, сразу после доставки их "грузов". Не то, чтобы из-за модификаций Бедар в психологических шаблонах эти "грузы" использовались именно так, как первоначально предполагал центр управления.
   Глубокая, фундаментальная часть Пей Ко-янга почувствовала дрожь смятения, когда центр управления впервые проинформировал его и его брата обо всем, что связано с операцией "Ковчег". Даже того факта, что каждый из находящихся в криогенной заморозке колонистов был полностью информированным добровольцем, было недостаточно, чтобы преодолеть его историческую память об усилиях его собственных предков по "контролю над мыслями". И все же он был вынужден признать, что в решении имплантировать каждому колонисту то, что составляло подробную память о совершенно фальшивой жизни, был элемент логики.
   Почти наверняка оказалось бы невозможным убедить восемь миллионов граждан высокоразвитой технологической цивилизации отказаться от всех передовых технологий, когда дело доходило до этого. Независимо от того, насколько все они были готовы отправиться в свой новый дом, независимо от того, насколько они были подтянуты, молоды и физически энергичны, реальность жестких требований культуры, основанной на мускулах, убедила бы по крайней мере некоторых из них изменить свое мнение. Поэтому центр управления решил исключить такую возможность, предоставив им воспоминания, которые больше не включали в себя передовые технологии.
   Это была нелегкая задача, даже для технической базы Федерации, но как бы сильно Ко-янг ни презирал Адоре Бедар, он должен был признать технический талант женщины. Колонисты были сложены, как дрова, в своих криокапсулах - в случае действительно больших транспортов, таких как "Гамилкар", их было до полумиллиона на борту одного корабля, и они провели все десятилетнее путешествие в постоянном перепрограммировании своих умов.
   Затем они, надежно спрятавшись, пробыли в крио еще восемь стандартных лет, пока гораздо более малочисленный активный персонал миссии отыскал их новый родной мир, и команда альфа-терраформирования подготовила его для них.
   Мир, который они назвали Сэйфхолдом, был немного меньше Старой Земли. Ко-чжи была значительно холоднее Солнца, и хотя Сэйфхолд вращался ближе к ней, средняя температура планеты была заметно ниже, чем на Старой Земле. Ее осевой наклон также был немного более выраженным, что в результате привело к несколько большим сезонным вариациям. У нее также была более высокая доля суши, но эта земля была разбита на множество небольших гористых континентов и больших островов, и это помогло, по крайней мере, немного смягчить климат планеты.
   Несмотря на свой незначительно меньший размер, Сэйфхолд также был немного более плотным, чем первоначальный родной мир человечества. В результате его гравитация была почти такой же, как та, в которой изначально эволюционировала человеческая раса. Его дни были длиннее, но годы короче - всего чуть больше трехсот одного местного дня каждый, и колонисты разделили его только на десять месяцев, каждый из которых состоял из шести пятидневных недель. Местный календарь все еще казался Ко-янгу странным (он предполагал, что в этом есть смысл, но он пропустил январь и декабрь, черт возьми!), И у него было больше проблем, чем он ожидал, с адаптацией к длинным дням, но в целом это была одна из самых приятных планет, на которых поселилось человечество.
   Несмотря на все ее положительные стороны, конечно, было несколько недостатков. Так было всегда. В этом случае местные хищники, особенно водные, представляли исключительные проблемы, и экосистема в целом оказалась гораздо менее приспособленной, чем обычно, к земным видам растений и животных, необходимым для подготовки планеты к заселению людьми. К счастью, в подразделения, приписанные к каждой целевой группе по терраформированию, центр управления включил высокоэффективный корабль биологической поддержки, чьи генетики смогли внести необходимые изменения, чтобы адаптировать земную жизнь к среде Сэйфхолда.
   Несмотря на это, завезенные земные формы жизни оставались чужаками. Генетические модификации помогли, но они не могли полностью решить проблему, и в течение первых нескольких лет успех терраформирования Сэйфхолда висел на волоске.
   Это было тогда, когда Лэнгхорн и Бедар нуждались в Шан-вей, - с горечью подумал Ко-янг. - Она возглавляла команды по терраформированию, и именно ее лидерство привело к успеху. Она и ее люди под присмотром флагмана Ко-янга, КФЗФ "Гулливер", сражались за подчинение планеты, в то время как большая часть колонизационного флота неподвижно ждала, удерживаясь в глубинах межзвездного пространства, в световых годах от ближайшей звезды.
   Это были головокружительные дни, - признался себе Ко-янг. - Дни, когда он чувствовал, что он, Шан-вей и их команды действительно продвигаются вперед, хотя эта уверенность была омрачена постоянным страхом, что корабль-разведчик Гбаба может пролететь мимо, пока они висят на орбите вокруг планеты. Они знали, что шансы были в подавляющем большинстве в их пользу, и все же они были слишком болезненно осведомлены о ставках, на которые они играли, чтобы утешаться шансами, несмотря на все меры предосторожности, заложенные в планирование миссии. Но у них все еще было это чувство цели, стремление отодвинуть выживание от пасти разрушения, и он помнил их огромное чувство триумфа в тот день, когда они поняли, что наконец-то повернули за угол и послали "Гамилкару" сообщение, что Сэйфхолд готов принять своих новых обитателей.
   И это был тот момент, когда они обнаружили, как Бедар "модифицировала" психологические шаблоны спящих колонистов. Без сомнения, она подумала, что это значительное улучшение, когда Лэнгхорн впервые предложил это, но Ко-янг и Шан-вей были в ужасе.
   Спящим колонистам добровольно имплантировали ложные воспоминания о ложной жизни. Но, кроме того, их, не ставя в известность, запрограммировали на то, чтобы верить, что командный состав операции "Ковчег" был Божьими архангелами.
   Конечно, это было не единственное изменение, внесенное Лэнгхорном. Он и Бедар систематически делали все возможное, чтобы исключить возможность любого повторного появления передовых технологий на Сэйфхолде. Они намеренно отказались от метрической системы, которая, как подозревал Ко-янг, представляла собой личное предубеждение со стороны Лэнгхорна. Но они также устранили всякую память об арабских цифрах или алгебре, сделав шаг, рассчитанный на то, чтобы выхолостить любое развитие продвинутой математики, точно так же, как они устранили любые ссылки на научный метод и восстановили птолемееву теорию Вселенной. Они систематически уничтожали инструменты научного исследования, а затем придумали свою религию как средство обеспечения того, чтобы они никогда больше не появлялись, и ничто не могло быть рассчитано лучше, чтобы возмутить кого-то со страстной верой Шан-вей в свободу личности и мысли.
   К сожалению, было слишком поздно что-либо с этим делать. Шан-вей и ее союзники в административном совете попытались было, но быстро обнаружили, что Лэнгхорн был готов к их сопротивлению. Он организовал свою собственную клику путем кажущихся разумными переводов и замен среди командного состава основного флота, в то время как Шан-вей и Ко-янг были благополучно устранены с дороги, и этих изменений было достаточно, чтобы свести на нет все усилия Шан-вей.
   Вот почему Ко-янг и Шан-вей очень публично поссорились. Это был единственный способ, который они могли придумать, чтобы организовать своего рода открытое сопротивление политике Лэнгхорна, одновременно сохраняя присутствие в самом сердце официальной командной структуры колонии. Репутация Шан-вей, ее лидерство в блоке меньшинства в административном совете сделали бы невозможным для кого-либо поверить, что она поддерживает администратора. Итак, их дальнейшие роли были предопределены, и они отдалялись все дальше и дальше друг от друга, погружаясь во все более глубокое отчуждение.
   И все напрасно, в конце концов. Он бросил женщину, которую любил, они оба отказались от детей, которых могли бы еще вырастить, пожертвовали пятьюдесятью семью годами своей жизни ради публичного притворства гнева и яростного несогласия, и все напрасно.
   Шан-вей и другие "технари" - чуть менее тридцати процентов первоначального состава администрации команды операции "Ковчег" - удалились на самый южный континент Сэйфхолда. Они построили свой собственный анклав, свой "Александрийский анклав", намеренно взяв название от знаменитой Александрийской библиотеки, и строго придерживались первоначальных приказов миссии, когда дело касалось технологий.
   И, что еще более непростительно с точки зрения новых планов Лэнгхорна и Бедар, они отказались уничтожать свои библиотеки. Они настаивали на сохранении истинной истории человеческой расы, и особенно войны против Гбаба.
   Это то, что действительно застряло у тебя в горле, не так ли, Эрик? - задумался Ко-янг. - Ты знаешь, что нет никакого риска того, что Гбаба обнаружит ту доэлектрическую "технологию", которую Шан-вей все еще использует в Александрии. Черт возьми, любая из воздушных машин, которые ты все еще готов позволить своему командному составу использовать в качестве "архангельских колесниц", излучает более мощный и сильный сигнал, чем все в Александрии вместе взятое! Ты можешь сказать, что любая местная технология - даже воспоминание о такого рода технологиях - представляет угрозу начала более продвинутого, более легко обнаруживаемого развития, но на самом деле тебя беспокоит не это. Ты решил, что тебе нравится быть полубогом, поэтому ты не можешь терпеть никаких еретических писаний, не так ли?
   Ко-янг не знал, как Лэнгхорн отреагирует на угрозу открытого неповиновения Шан-вей. Несмотря на его собственное положение военного командира Сэйфхолда, он знал, что администратор и подхалимы из административного совета Лэнгхорна не полностью доверяют ему. Он не был одним из них, несмотря на его давнее отчуждение от Шан-вей, и слишком многие из них, казалось, пришли к убеждению, что они действительно были полубожествами в глазах запрограммированных Бедар колонистов.
   А люди, которые считают себя полубогами, вряд ли будут проявлять большую сдержанность, когда кто-то бросает им вызов, - подумал он.
   Пей Ко-янг наблюдал, как далекая мерцающая точка "Гамилкара" уносится к горизонту, и старался не дрожать, когда вечерний бриз становился прохладнее.
  
   * * *
   - Отец. Отец!
   Тимоти Харрисон пробормотал что-то на грани сна, и рука на его плече встряхнула его снова, сильнее.
   - Проснись, отец!
   Глаза Тимоти открылись, и он моргнул. Его третий сын, Роберт, дедушка Мэтью, стоял, склонившись над кроватью, с горящей свечой в руке. На мгновение Тимоти был просто сбит с толку, но затем отметил находящееся в тени выражение лица Роберта, несмотря на странный свет, падающий на него снизу, когда свеча дрожала в его руке.
   - Что такое? - спросил Тимоти, садясь на кровати. Сара рядом с ним пошевелилась, затем открыла глаза и села. Он почувствовал ее желанное, любимое тепло на своем плече, и его правая рука потянулась, нашла и сжала ее руку, словно инстинктивно.
   - Я не знаю, отец, - обеспокоенно сказал Роберт, и в этот момент Тимоти еще раз напомнил, что его сын выглядит намного старше, чем он сам. - Все, что я знаю, - продолжал Роберт, - это то, что прибыл гонец от отца Майкла. Он говорит, что ты нужен в церкви. Немедленно.
   Глаза Тимоти сузились. Он повернулся и на мгновение посмотрел на Сару, и она посмотрела на него в ответ. Затем она покачала головой и протянула свободную руку, чтобы нежно коснуться его щеки. Он улыбнулся ей так спокойно, как только мог, хотя она, несомненно, была последним человеком в мире, которого он действительно мог надеяться обмануть, затем снова посмотрел на Роберта.
   - Посланник все еще здесь?
   - Да, отец.
   - Он знает, зачем я нужен Майклу?
   - Он говорит, что нет, отец, и не думаю, что это был просто способ сказать мне, чтобы я не совал нос не в свое дело.
   - В таком случае, попроси его немедленно вернуться. Попроси его передать отцу Майклу, что я буду там, как только смогу одеться.
   - Сделаю, отец, - сказал Роберт, даже не пытаясь скрыть своего облегчения, когда его отец взял на себя ответственность.
  
   * * *
   - Майкл?
   Тимоти остановился у самых дверей церкви.
   Церковь, как всегда, была мягко освещена красным сиянием огней присутствия. Великолепная мозаика из керамических плиток и полудрагоценных камней, которая образовывала стену за главным алтарем, была более ярко освещена лампами из граненого хрусталя, которые наполнялись только чистейшим маслом пресноводного кракена. Огромные, величественные лица архангела Лэнгхорна и архангела Бедар смотрели с мозаики, их благородные глаза наблюдали за Тимоти, когда он стоял в дверях. Тяжесть этих глаз всегда заставляла Тимоти осознавать свою собственную смертность, свою собственную подверженность ошибкам перед божественностью избранных Божьих слуг. Обычно это также наполняло его уверенностью, обновленной верой в то, что Божья цель создания Сэйфхолда как убежища и дома для человечества в конце концов должна увенчаться успехом.
   Но сегодня вечером, по какой-то причине, вместо этого он почувствовал озноб. Без сомнения, это был просто беспрецедентный характер призыва Майкла, но казалось, что по лицам архангелов пробежали тени, несмотря на непоколебимое пламя огней.
   - Тимоти!
   Голос отца Майкла отвлек Тимоти от этой тревожной мысли, и он поднял глаза, когда Майкл появился в боковой двери, недалеко от святилища.
   - Что все это значит, Майкл? - спросил Тимоти. Он остановился, чтобы преклонить колени перед мозаикой, затем встал, приложив пальцы правой руки к сердцу, а затем к губам, и зашагал по центральному проходу. Он знал, что его слова прозвучали резко, отрывисто, и попытался смягчить свой голос. Но эта нерегулярность, особенно так скоро после Посещения, заставляла его нервничать.
   - Мне жаль, что я вызвал тебя таким образом, - сказал отец Майкл, - но у меня не было выбора. У меня ужасные новости, ужасные новости. - Он покачал головой. - Худшая новость, которую я мог себе представить.
   Сердце Тимоти, казалось, остановилось всего на мгновение, когда он уловил ужас в голосе Майкла. Он замер на полпути, затем заставил себя продолжить движение к священнику.
   - Какого рода новости, Майкл? - спросил он гораздо мягче.
   - Пойдем.
   Это было все, что сказал священник, и он отступил за дверь. Она вела в ризницу, понял Тимоти, следуя за ней, но Майкл продолжил путь через другую дверь в дальнем конце ризницы. Узкая лестница вела наверх, и священник даже не остановился, чтобы зажечь свечу или подсвечник, когда вел Тимоти вверх по ней.
   Лестница вилась вверх, и Тимоти быстро узнал ее, хотя прошло более сорока лет с тех пор, как он в последний раз поднимался по ней сам. Они шли вверх по высокой прямоугольной колокольне к огромным бронзовым колоколам, расположенным под остроконечным шпилем на самом верху.
   Тимоти тяжело дышал к тому времени, как они достигли вершины, а Майкл буквально спотыкался от усталости при заданном им темпе. Но он по-прежнему ничего не говорил и не делал паузы. Он только просунул плечо под люк, приподнял его и пролез через него.
   Странное, тусклое сияние пролилось через открытый люк, и Тимоти на мгновение заколебался. Затем он собрался с духом, потянулся к своей вере. Он последовал за своим другом и священником через люк, и сияние усилилось, когда тот, кто ждал их, повернулся к нему, и распространилась мощь его присутствия.
   - Мир тебе, сын мой, - сказал ангел.
  
   * * *
   Пятнадцать минут спустя Тимоти Харрисон обнаружил, что смотрит на ангела с выражением, которого он никогда не ожидал увидеть ни у одного из Божьих слуг: выражением ужаса.
   - итак, дети мои, - сказал ангел с серьезным выражением лица, - хотя я предупреждал вас всего несколько дней назад, что вас могут ожидать новые испытания, даже я не верил в это.
   Он печально покачал головой, и все же, если бы это не было нечестиво, Тимоти назвал бы выражение ангела не столько обеспокоенным, сколько "серьезным".
   Возможно, так оно и есть, - подумал мэр. - А почему бы и нет? Даже ангелы - даже архангелы - сами по себе не являются Богом. И чтобы случилось что-то подобное ... 
   - Это печальный и ужасный долг - принести вам это слово, эти повеления, - грустно сказал ангел. - Когда Бог создал Сэйфхолд для вашего дома, место, где вы могли бы научиться познавать Его и служить Его воле, нашим долгом было уберечь его от зла. А теперь мы потерпели неудачу. Это не ваша вина, а наша, и мы сделаем все, что в наших силах, чтобы исправить ее. Тем не менее, вполне возможно, что борьба будет суровой. В конце концов, мы должны восторжествовать, ибо именно мы остаемся верными Божьей воле, и Он не допустит, чтобы Его защитники потерпели неудачу. Но за нашу неудачу с нас еще могут потребовать определенную цену.
   - Но это не... - начал Тимоти, затем решительно закрыл рот, когда ангел посмотрел на него с легкой улыбкой.
   - Не "справедливо", сын мой? - мягко спросил он. Тимоти уставился на него, не в силах больше говорить, и ангел покачал головой. - Архангел Шан-вей пала, сыновья мои, и мы не несли дозор, который должны были нести. Ее действия не должны были застать нас врасплох, но так получилось, потому что мы доверяли ей как одной из своих.
   - Она была одной из наших, но теперь она предала нас, как предала себя. Она обратилась к Тьме, принесла зло в Божий мир из-за своего собственного хваленого честолюбия, слепая в своем безумии к верному знанию того, что никто, даже архангел, не может противопоставить свою волю Божьей и восторжествовать. Обезумев от своей жажды власти, больше не довольствуясь служением, она потребовала власти, чтобы править, переделывать этот мир так, как она хотела бы, а не так, как предписывает Божий план. И когда архангел Лэнгхорн отверг ее требования и дал отпор ее безумным амбициям, она подняла против него нечестивую войну. Многие меньшие ангелы и даже некоторые другие архангелы, соблазненные ее знаменем, собрались вместе с ней. И, не довольствуясь проклятием собственных душ, они обманули и ввели в заблуждение многих из своей смертной паствы, заставив их следовать своим собственным греховным путем.
   - Но... но что же нам делать? - спросил отец Майкл голосом, который, как заметил Тимоти, почти не дрожал. Но было ли это потому, что священник снова обрел мужество, или потому, что чудовищность греха, описанного ангелом, была просто слишком велика, чтобы он мог полностью осознать ее?
   - Ты должен быть готов пережить дни тьмы, сын мой, - сказал ангел. - Вашей пастве будет трудно понять скорбь о том, что она, которая была одной из самых ярких среди нас, пала так низко. Среди этой паствы могут быть те, кто нуждается в утешении, но вы также должны быть бдительны. Некоторые даже из ваших, возможно, были тайно соблазнены приспешниками Шан-вей, и от них нужно остерегаться. Возможно даже, что другие ангелы могут прийти сюда, заявляя о Посещении от имени Лэнгхорна, хотя на самом деле они служат Шан-вей.
   - Простите меня, - смиренно сказал Тимоти, - но мы всего лишь смертные. Как мы узнаем, кому на самом деле служит ангел?
   - Это справедливый вопрос, сын мой, - сказал ангел с обеспокоенным выражением лица. - И, честно говоря, не знаю, можно ли дать вам полный ответ. Однако архангел Лэнгхорн поручил мне сказать вам, что если вы подвергнете сомнению инструкции, данные вам любым ангелом от его имени, он простит вас, если вы не решитесь им подчиниться, пока не попросите их подтверждения у меня, как вы знаете, по-прежнему служащего его воле и воле Божьей.
   - И, - выражение лица ангела стало гневным и решительным, почти ненавидящим, такого Тимоти никогда не ожидал увидеть на нем, - таких ангелов будет немного. Гнев архангела Лэнгхорна уже высвобожден, за ним стоит Божий святой огонь, и ни один слуга Тьмы не может противостоять Свету. В Сэйфхолде идет война, дети мои, и пока она не разрешится, вы должны...
   Ангел резко замолчал, и Тимоти с отцом Майклом повернулись к открытой стороне колокольни, когда на северном горизонте вспыхнул яркий, ослепительный свет. Он был далеко, возможно, на дальнем берегу огромного озера, но, несмотря на огромное расстояние, он был невероятно ярким. Он рассек темноту, отражаясь в водах озера, как в зеркале, и, вспыхивая, поднимался все выше и выше, как какой-то пылающий гриб, поднимающийся на фоне ночи.
   Ангел уставился на него, и, вероятно, было даже к лучшему, что ни Тимоти, ни священник не могли оторвать глаз от этого ослепительного маяка, чтобы увидеть шок и ужас на лице ангела. Но затем, когда столб далекого пламени достиг своей максимальной высоты и начал медленно-медленно тускнеть, ангел снова обрел свой голос.
   - Дети мои, - сказал он, и если слова были не совсем твердыми, ни один из двух смертных, находившихся рядом с ним, не был в состоянии заметить это. - Я должен идти. Война, о которой я говорил, подошла ближе, чем ожидали я или мы. Архангелу Лэнгхорну нужны все мы, и я иду, чтобы присоединиться к нему в битве. Помните, что я вам сказал, и будьте бдительны.
   Он посмотрел на них еще раз, затем шагнул в проем колокольни. Несомненно, любой смертный рухнул бы на землю, раздробив при этом свое тело. Но ангел этого не сделал. Вместо этого он быстро и бесшумно поднялся в темноту, и Тимоти собрался с духом, чтобы высунуться и посмотреть ему вслед. Когда он посмотрел, далеко вверху расцвела блестящая точка, и он понял, что кесей хи ангела поднял его.
   - Тимоти?
   Голос Майкла был мягким, почти еле слышным, и он умоляюще посмотрел на мэра, затем снова на далекое сияние, все еще исчезающее на горизонте.
   - Я не знаю, Майкл, - тихо сказал Тимоти. Он повернулся к священнику и обнял его. - Все, что мы можем сделать, это положиться на нашу веру на Бога и архангелов. Это я понимаю. Но дальше?
   Он медленно покачал головой.
   - Дальше я просто не знаю.
  
   1 октября 3249 года
   Горы Света, Сэйфхолд
  
   Она проснулась. Что было странно, потому что она не помнила, как заснула.
   Сапфировые глаза открылись, затем сузились, когда она увидела изгиб гладкого, как стекло, каменного потолка над собой. Она лежала на спине на каком-то столе, сложив руки на груди, и никогда в жизни не видела этой комнаты.
   Она попыталась сесть, и прищуренные глаза широко раскрылись, когда она обнаружила, что не может. Ее тело совершенно не реагировало, и внутри нее закипало что-то очень похожее на панику. А затем, внезапно, она заметила крошечные цифровые десятидневные часы, плавающие в углу ее поля зрения.
   - Привет, Нимуэ, - произнес знакомый голос, и она обнаружила, что, по крайней мере, может двигать головой. Она повернула ее в сторону и узнала голографическое изображение, стоящее рядом с ней. Пей Ко-янг выглядел намного старше. На нем была повседневная гражданская одежда, а не униформа; его лицо было изборождено морщинами возраста, труда и горя; а глаза были печальными.
   - Я сожалею больше, чем могу когда-либо выразить, что оставляю это сообщение для вас, - говорило его изображение. - И я знаю, что все это сваливается на вас как снег. Я тоже сожалею об этом, но избежать этого было невозможно. И, чего бы это ни стоило, вы вызвались добровольцем. По крайней мере, в некотором роде.
   Его губы изогнулись в подобии улыбки, и его изображение уселось в кресло, которое внезапно материализовалось в поле голограммы.
   - Я становлюсь немного староват, даже с антигероном, для того, чтобы стоять без дела во время длинных объяснений, - сказал он ей, - и боюсь, что сегодняшнее будет длиннее, чем другие. Вы также обнаружите себя обездвиженной, пока я не закончу говорить. Приношу извинения за это, но крайне важно, чтобы вы оставались на месте, пока не выслушаете меня полностью. Вы должны полностью понять ситуацию, прежде чем принимать какие-либо решения или предпринимать какие-либо действия.
   Она наблюдала за выражением его лица, ее мысли кружились, и она не удивилась, обнаружив, что не дышит. Цифровой дисплей уже предупредил ее об этом.
   - Как я уверен, вы уже поняли, на самом деле вас здесь нет, - говорилось в записанном сообщении коммодора Пей. - Или, скорее, нет вашего биологического тела. Тот факт, что вы были единственным участником того, что, полагаю, вам пришлось бы назвать нашим "заговором" с ПИКА последнего поколения, сделал вас единственным практическим выбором для этой конкретной миссии.
   Если бы она дышала, то, возможно, вдохнула бы от удивления. Но это было не так, потому что, как только что сказал Пей, на самом деле ее не было в живых. Она была ПИКА: Персонально Интегрированным Кибернетическим Аватаром. И, мрачно усмехнувшись, маленький уголок ее сознания - если, конечно, можно сказать, что у меня действительно есть разум, - подумал, что она была первоклассным ПИКА. Подарком от непомерно богатого отца Нимуэ Элбан.
   - Знаю, что вы не вспомните ничего из того, что я собираюсь вам сказать, - продолжил коммодор. - Пока мы не поднялись на борт корабля, вы не понимали, что будет какая-то причина загружать текущую запись личности, и у нас не было времени записать новую, прежде чем вы перешли на "Экскалибур". Если уж на то пошло, мы не могли рисковать тем, что кто-то задастся вопросом, почему вы это сделали, даже если бы у нас было время.
   Ее глаза - лучшие искусственные глаза, которые могла создать технология Федерации, точно имитирующие непроизвольные реакции человеческого "живого оборудования", для эмуляции которого они были созданы, - снова сузились. С тех пор, как впервые были разработаны ПИКА, почти за столетие до появления мира Крествелла, для большинства людей они были просто невероятно дорогими игрушками и именно таким Дэффид Элбан видел свой подарок дочери. Для других, тех, у кого были серьезные проблемы с подвижностью, которые не могла исправить даже современная медицина, они были чем-то вроде совершенства в протезировании.
   По сути, ПИКА был высокоразвитым роботизированным транспортным средством, специально разработанным для того, чтобы позволить людям совершать опасные поступки, в том числе заниматься экстремальными видами спорта, фактически не подвергая себя физической опасности в процессе. ПИКА первого поколения были очевидными машинами, примерно такими же эстетически продвинутыми, как один из утилизирующих, плавающих как бочки с нефтью, антигравитационных роботов с конечностями-щупальцами, используемых санитарными департаментами по всей Федерации. Но версии второго и третьего поколения постепенно совершенствовались, пока не стали внешне полностью подобными, с полным сенсорным интерфейсом, виртуальными двойниками своих первоначальных человеческих моделей. В конце концов, форма следовала за функцией, и вся их цель состояла в том, чтобы позволить этим человеческим моделям на самом деле испытать именно то, что они испытали бы, делая то же самое во плоти.
   С этой целью "мускулы" ПИКА были сконструированы из современных композитных материалов, чрезвычайно мощных, но в точности повторяющих естественную человеческую мускулатуру. Их скелетная структура дублировала человеческий скелет, но, опять же, была во много раз прочнее, а их полые кости использовались для размещения молекулярных схем и передачи энергии. А молицирконовый "мозг" последнего поколения ПИКА (расположенный примерно там, где у человека из плоти и крови была бы печень) был почти вдвое меньше первоначальной протоплазменной модели. Он должен был быть таким большим, потому что, хотя "нервные" импульсы ПИКА перемещались буквально со скоростью света - где-то примерно в сто раз быстрее, чем химически передаваемые импульсы человеческого тела - соответствие взаимосвязям человеческого мозга требовало эквивалента шины данных шириной буквально в триллионы бит.
   ПИКА мог быть напрямую нейронно связан с человеком, для которого он был создан, но требуемая пропускная способность ограничивала связь относительно короткими дальностями. И любой ПИКА также был запрограммирован так, чтобы помешать любому другому человеку когда-либо связаться с ним. Это было конкретное юридическое требование, призванное гарантировать, что никто другой никогда не сможет им управлять, поскольку лицо, управляющее ПИКА, несет юридическую ответственность за любые действия, совершенные этим ПИКА.
   В конце концов, достижения кибернетики наконец достигли уровня, приближающегося к возможностям человеческого мозга. Конечно, они делали это не совсем так же. Несмотря на все достижения, ни один созданный до сих пор компьютер не мог полностью соответствовать всем взаимосвязям мозга. Для молекулярных схем не составляло большой проблемы обеспечить хранение памяти человеческого мозга; но обеспечение необходимой "мыслительной" способности потребовало разработки процессоров с энергетическим состоянием, так что, наконец, разницу удалось просто компенсировать скоростью вычислений и обработки. "Мозг" ПИКА мог быть сконструирован с учетом совершенно других ограничений, но конечные результаты были практически неотличимы от оригинальной человеческой модели даже изнутри.
   Эта возможность наконец-то сделала возможным удаленное управление ПИКА. Владелец ПИКА последнего поколения мог фактически загрузить полный электронный аналог своей личности и воспоминаний (в конце концов, простое хранение данных никогда не было проблемой) в него, чтобы использовать его в потенциально опасных условиях за пределами ограниченного диапазона передачи прямой нейронной связи. Аналог мог управлять ПИКА, не беспокоясь о риске для физического тела владельца, и когда ПИКА возвращался, его воспоминания и переживания могли быть загружены владельцу как его собственные воспоминания.
   Когда появилась эта возможность, возникло некоторое беспокойство по поводу возможных "мошеннических ПИКА", буйствующих под личностными аналогами, которые отказались стираться. Лично Нимуэ всегда считала, что эти опасения были не более чем затяжной паранойей, вызванной тем, что один древний писатель назвал "комплексом Франкенштейна", но общественное мнение было непреклонно. Вот почему закон требовал, чтобы любая загруженная личность автоматически стиралась в течение абсолютного максимума в двести сорок часов с момента активации хоста ПИКА под контролем аналога.
   - Последняя запись личности, которую вы скачали, была сделана, когда вы все еще планировали ту экспедицию на дельтаплане в Андах, - напомнила ей голография коммодора Пей. - Но у вас никогда не было времени на поездку, потому что, как часть моего персонала, вы были задействованы в чем-то, что называется "Операция Ковчег". Чтобы вы поняли, почему мы ведем этот разговор, мне нужно объяснить вам, что такое операция "Ковчег", и почему вы, Ко-чжи, Шан-вей и я намеревались саботировать ее.
   Ее глаза - и, несмотря ни на что, она не могла не думать о них как о своих глазах - расширились, и он усмехнулся без всякого юмора.
   - По сути, - начал он, - концепция была...
  
   * * *
   - итак, - сказал ей Пей Ко-янг добрый час спустя, - с того момента, как мы узнали, что для командования экспедицией вместо Франца Халверсена был выбран Лэнгхорн, мы знали, что будет большое давление, чтобы вырыть как можно более глубокую яму, заползти в нее и заткнуть проход за собой. Лэнгхорн был одним из тех, кто говорит: "Мы сами навлекли это на себя из-за нашего собственного технологического высокомерия", и, по крайней мере, он собирался применить самые строгие из возможных стандартов к уничтожению технологий. На самом деле, нам казалось вероятным, что он попытается построить примитивное общество, которое было бы полным разрывом со всем, что было до этого, что он может решить стереть все записи о том, что когда-либо существовало технологически развитое человеческое общество. В этом случае, конечно, вся память "или, по крайней мере, вся точная память" о Гбаба также должна быть устранена. В конце концов, он не мог убедительно объяснить столкновение с ними при нашем достижении фазы межзвездных путешествий, не поясняя, как мы это сделали.
   - Никто из нас не мог усомниться в необходимости "уйти в кусты", чтобы избежать обнаружения, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, но там, где Лэнгхорн был полон решимости предотвратить любую новую конфронтацию с Гбаба, мы чувствовали, что она фактически неизбежна. Когда-нибудь, несмотря на любые попытки воспрепятствовать развитию высокотехнологичной цивилизации, потомки жителей нашей новой колонии снова пойдут по тому же пути, который привел нас к звездам и нашей встрече с ними.
   Он печально покачал головой.
   - В свете этого мы начали очень тихо обдумывать способы помешать нашим далеким потомкам попасть в ту же ситуацию, в которой оказались мы. Единственное решение, которое мы могли видеть, состояло в том, чтобы гарантировать, что память о Гбаба все-таки не была потеряна. Что наши потомки будут знать, что им нужно оставаться дома, не привлекая внимания, в своей единственной звездной системе, пока они не достигнут уровня технологий, который позволит им победить Гбаба. Тот факт, что Гбаба существовали так долго, предполагал, что они все еще будут представлять угрозу, когда человечество отважится вернуться в космос, но тот факт, что они существовали так долго без каких-либо значительных достижений, также предполагал, что уровень угрозы, вероятно, не будет намного выше, чем сегодня. Так что, если у наших потомков был бы какой-то способ узнать, какой уровень технологических возможностей им требуется, чтобы выжить против Гбаба, они также знали бы, когда для них должно быть безопасно "или относительно безопасно" вернуться к межзвездным полетам.
   Одним из способов сделать это было бы поддержание доэлектрического уровня технологий в нашем новом доме, по крайней мере, в течение следующих трех или четырех столетий, избегая любых предательских выбросов, сохраняя при этом записи о нашей более ранней истории и истории нашей войны с Гбаба. Предполагая, что мы сможем убедить Лэнгхорна или, по крайней мере, большинство административного совета согласиться с нами, мы также разместили бы два или три корабля экспедиции на полностью затерянных орбитах где-нибудь в выбранной нами звездной системе, чтобы они были бы всего лишь горсткой дополнительных астероидов без каких-либо активных выбросов, которые невозможно обнаружить или отличить от любого другого куска породы без прямого физического осмотра, но которые можно восстановить после возвращения к местным космическим полетам. Они послужили бы достаточной отправной точкой для технологического прогресса, а также были бы критерием, по которому можно было бы оценить относительные возможности более поздних разработок.
   Его голографическое лицо скривилось, в глазах появилась горечь.
   - По сути, это было то, к чему призывал первоначальный план миссии для операции "Ковчег", и если бы командовал Халверсен, это то, что было бы сделано. Но, честно говоря, с Лэнгхорном во главе мы никогда не давали этому варианту больше сорока процентов вероятности на то, что он реализуется, хотя, очевидно, это был бы лучший сценарий. Но поскольку шансы на достижение этой цели были очень малы, мы искали второй вариант. Мы усердно искали, но так и не смогли найти ничего. Только когда мы все сидели после ужина в тот самый вечер перед нашим отъездом, тогда вам и Илайэсу Проктору пришла в голову идея, которая привела к этому разговору.
   - Именно вы указали, что та же технология, которая использовалась при создании ПИКА, могла быть использована для создания фактически бессмертного "советника" для колонии. Советника, который на самом деле помнил все, что должно было быть в записях, которые, как мы все боялись, Лэнгхорн не хотел бы сохранять, и который мог бы направлять или, по крайней мере, влиять на развитие новой колонии на самых опасных этапах. К сожалению, для реализации этой идеи не было времени, даже если бы планировщики операции "Ковчег" каким-либо образом согласились бы с любой такой идеей. И даже если бы планировщики миссии согласились на это, кто-то вроде Лэнгхорна почти наверняка приказал бы уничтожить "советника", как только он окажется выявлен.
   - Но Илайэс был очень поражен вашим наблюдением, и он, в свою очередь, указал, что единственное, что мешает существующему готовому ПИКА использоваться для выполнения той же роли, - это протоколы, ограничивающие автономную работу ПИКА не более чем на десять дней. Но все эти протоколы были заложены в программное обеспечение. Он был относительно уверен, что сможет обойти их и деактивировать. И единственного ПИКА, особенно того, у которого полностью отключена мощность, было бы относительно легко скрыть не только от Гбаба, но и от Лэнгхорна.
   ПИКА на столе, который решил, что с таким же успехом может продолжать думать о себе как о молодой женщине по имени Нимуэ Элбан, чьими воспоминаниями она обладала, кивнул бы, если бы мог пошевелить головой. Доктор Илайэс Проктор был самым блестящим кибернетиком, которого Нимуэ когда-либо знала. Если кто-то и мог взломать программное обеспечение ПИКА, так это он. Конечно, попытка это сделать была бы уголовным преступлением по законам Федерации, наказуемым минимум пятнадцатью годами тюремного заключения.
   - К сожалению, - выражение лица Пей Ко-янга снова стало грустным, - единственный ПИКА последнего поколения, принадлежащий кому-либо, кому, как мы знали, мы могли доверять, был вашим, и у нас не было времени приобрести другого. Конечно, не без того, чтобы заставить центр управления задаться вопросом, для чего, черт возьми, нам это нужно. На самом деле, вы были тем, кто указал нам на это. Поэтому в последнюю минуту я подписал корректировку груза, которая включила ваш ПИКА в состав вашего личного багажа, на том основании, что он может оказаться полезным для работы в неблагоприятных условиях где-то на этом пути. А затем, после того, как весь наш персонал и груз были погружены, вы вызвались перейти в штат Ко-чжи на борту "Экскалибура".
   Глаза Нимуэ застыли, и он медленно кивнул, как будто мог их видеть.
   - Это верно. Вы добровольно пошли служить на флагман, зная, что он будет уничтожен, если сработает операция "Отрыв". И когда вас перевели на "Экскалибур", в официальном манифесте вашего снаряжения было указано все, что вы взяли с собой на борт "Гулливера", включая ваш ПИКА. Но на самом деле вы не взяли его с собой, и я лично перенес его в грузовой отсек, где он мог быть навсегда "потерян". Это был единственный способ полностью исключить его из всех подробных списков оборудования в компьютерах Лэнгхорна.
   Его изображение, казалось, смотрело прямо ей в глаза в течение нескольких секунд. Затем он глубоко вздохнул.
   - Было нелегко отпустить вас, - мягко сказал он. - Вы были так молоды, и вам еще многое предстояло сделать. Но никто не мог придумать другой сценарий, который давал бы нам такие же хорошие шансы на успех. Если бы вы не исчезли до того, как мы добрались до Сэйфхолда, перечни грузов показали бы, что вы все еще держите ПИКА. Вы были бы вынуждены передать его Лэнгхорну для уничтожения, и если бы вы вместо этого объявили, что каким-то образом "потеряли" его, сработали бы всевозможные сигналы тревоги, особенно учитывая, насколько поздно в процессе он был добавлен к вашему багажу. Так что, в конце концов, у нас действительно не было выбора. И все же, если быть до конца честным, несмотря на тот факт, что вы сознательно пожертвовали своей жизнью, чтобы предоставить нам эту возможность, мы все надеялись, что она нам никогда не понадобится.
   - К сожалению, боюсь, что так оно и случилось.
   Он откинулся на спинку стула, на его лице застыло жесткое выражение, которое она видела раньше, когда на его тактическом дисплее появились военные корабли Гбаба.
   - Лэнгхорн и Бедар оказались не просто фанатиками, но и страдающими манией величия. Я оставил для вас полное досье со всеми подробностями. У меня не хватает духу пересказать их все вам сейчас. Но короткая версия такова: оказывается, Лэнгхорн и его внутренняя клика никогда не доверяли мне так полно, как я думал. Они развернули полную орбитальную систему кинетической бомбардировки, даже не сказав ни слова об этом мне, как их старшему военному офицеру. Я никогда не знал, что она там была, не мог предпринять никаких шагов, чтобы нейтрализовать ее. И когда Шан-вей и ее сторонники воспротивились их попыткам превратить себя в богов, они воспользовались этим. Они убили ее, Нимуэ, ее и всех людей, пытающихся открыто сохранить хоть какую-то память о нашей истинной истории.
   У ПИКА не было сердца, ни в каком физическом смысле, но сердце, которым больше не обладала Нимуэ Элбан, сжалось от боли, и коммодор прочистил горло, а затем резко покачал головой.
   - Честно говоря, я думал о том, чтобы разбудить вас, поговорить с вами лично, но боялся. Я живу уже давно, Нимуэ, но вы все еще молоды. Я не хотел рассказывать вам о Шан-вей. По многим причинам, на самом деле, включая тот факт, что я знаю, как сильно вы любили ее, и я был слишком труслив, чтобы смотреть в лицо вашей боли. Но также и потому, что я знаю вас. Вы бы не захотели "снова заснуть", пока лично не предприняли бы что-нибудь в связи с ее убийством, а я не могу позволить себе потерять вас. Не сейчас. По многим причинам. Кроме того, вы, вероятно, попытались бы поспорить со мной о моих собственных планах. И когда вы перейдете прямо к делу, для вас не пройдет времени между этим моментом и тем, когда вы действительно увидите это сообщение, не так ли?
   Его горько-сладкая улыбка была кривой, но когда он заговорил снова, его голос звучал бодрее, почти нормально.
   - Мы сделали все возможное, чтобы предоставить вам хотя бы некоторые инструменты, которые вам понадобятся, если вы решите... если вы решите, как человек, которым вы являетесь сейчас, а не как Нимуэ Элбан, которая изначально вызвалась на это... продолжить эту миссию. На самом деле мы не думали, что сможем это сделать, поскольку не знали, что Лэнгхорн решит оставить "Гамилкара" с основным флотом вместо того, чтобы лично наблюдать за терраформированием Сэйфхолда. В то время мы были рады, что он это сделал, потому что это давало нам гораздо больше свободы. Конечно, - он горько улыбнулся, - тогда мы не понимали, почему он там оставался. Однако даже при том, чтобы он не заглядывал нам через плечо, мы не могли начать давать вам все, что мне бы хотелось. Все еще существовали ограничения на то, что мы осмеливались "утерять" из списков оборудования, но мы с Шан-вей проявили немного творчества во время операций по терраформированию. Таким образом, у вас будет некоторая компьютерная поддержка, самые полные записи, которые мы смогли предоставить, и, по крайней мере, некоторое оборудование.
   - Я установил таймер, чтобы активировать это... хранилище, полагаю, через семьсот пятьдесят стандартных лет после того, как закончу эту запись. Я выбрал именно это время, потому что наши лучшие прогнозы показывают, что, если Гбаба не решат, что флот Ко-чжи - это все подразделения операции "Ковчег", и если их корабли-разведчики продолжат движение наружу, им потребуется максимум около пятисот лет, чтобы пройти в пределах легкой досягаемости обнаружения радиоизлучения или нейтрино из этой системы. Поэтому я накинул еще пятьдесят процентов, чтобы с запасом перебросить вас через интервал угрозы немедленного обнаружения. Вот как долго вы будете "спать".
   Он снова покачал головой.
   - Я даже представить себе не могу, каково это будет для вас, Нимуэ. Хотел бы я, чтобы был какой-то способ, любой путь избежать перекладывания этого бремени на вас. Я не смог найти ни одного. Пытался, но не смог.
   Он снова несколько секунд сидел молча, его голографические глаза смотрели на то, чего никто другой никогда не мог видеть, затем моргнул, снова сфокусировался и выпрямился в кресле.
   - Это последнее сообщение, последний файл, который будет загружен на ваш компьютер в хранилище. Кроме меня, только один человек знает о вашем существовании, и завтра вечером у нас с ним назначена встреча с администратором Лэнгхорном и административным советом. Я не знаю, принесет ли это какую-нибудь пользу, но Лэнгхорн, Бедар и их подхалимы вот-вот обнаружат, что они не единственные, у кого в запасе есть немного нераскрытой военной техники. Выживших не будет. Это не вернет Шан-вей или кого-либо из остальных моих "наших" друзей, но, по крайней мере, я получу от этого немного личного удовлетворения.
   Казалось, он посмотрел на нее в последний раз и снова улыбнулся. На этот раз это была странно нежная улыбка.
   - Полагаю, можно было бы утверждать, что вы на самом деле не существуете. В конце концов, вы всего лишь электронные шаблоны внутри машины, а не реальный человек. Но вы - электронный образец действительно замечательной молодой женщины, знакомство с которой было для меня большой честью, и я верю, что во всех отношениях вы и есть та самая молодая женщина. Тем не менее, вы также являетесь кем-то другим, и этот кто-то другой имеет право выбирать, что вы сделаете с тем временем и инструментами, которые мы смогли вам предоставить. Что бы вы ни выбрали, решение должно быть за вами. И что бы вы ни решили, знайте: мы с Шан-вей очень любили Нимуэ Элбан. Мы чтили ее память в течение шестидесяти лет, и мы совершенно удовлетворены тем, что оставляем решение в ваших руках. Что бы вы ни решили, что бы вы ни выбрали, мы все равно любим вас. А теперь, как вы однажды сказали мне, благослови вас Бог, Нимуэ. Прощайте.
  
  
   МАЙ, Год Божий 890
  
   .I.
   Храм Божий, город Зион, земли Храма
  
   Колоннада Храма Божьего легко высилась на фоне весенней синевы северного неба. Колонны были чуть более шестидесяти футов в высоту, а центральный купол, который доминировал над всем величественным сооружением, поднимался еще выше, на высоту ста пятидесяти футов. Он сиял на солнце, как огромное полированное зеркало, покрытое серебром и увенчанное инкрустированной драгоценными камнями золотой иконой архангела Лэнгхорна, в одной руке которого были зажаты скрижали закона, а в другой - высоко поднятый скипетр его святой власти. Эта икона была восемнадцати футов высотой и под утренним солнцем сверкала даже ярче, чем купол. Более восьми столетий, с самого начала Сотворения, этот потрясающе красивый архангел стоял на страже Божьего дома на Сэйфхолде, и он, и купол под ним были такими же блестящими и не тронутыми ни погодой, ни временем, как и в тот день, когда они были впервые установлены.
   Храм стоял на вершине изумрудно-зеленого холма, который возносил его еще выше к Божьим небесам. Его сверкающий купол был виден за много миль над водами озера Пей, и он сверкал над великим городом Зион на берегу озера, как корона из золота и алебастра. Это была корона города во многих отношениях, поскольку сам город - один из полудюжины крупнейших во всем Сэйфхолде и, безусловно, самый старый - существовал только с одной целью: служить нуждам Церкви Ожидания Господнего.
   Эрейк Диннис, архиепископ Чариса, медленно шел к Храму через обширную площадь Мучеников, над которой возвышались бесчисленные фонтаны, чьи танцующие струи, разбрызгиваясь у ног героических скульптур Лэнгхорна, Бедар и других архангелов, насыщали влагой освежающие дуновения ветра. На нем была белая сутана епископа, а на треугольной шапочке священника на его голове красовалась белая кокарда и оранжевая лента архиепископа с голубиным хвостом. Благоухающие ароматы северной весны доносились от клумб с цветами и цветущих кустарников, которые садовники Храма содержали в идеальном состоянии, но архиепископ едва ли замечал это. Чудеса Храма были частью его повседневного мира, и более приземленные аспекты того же самого мира часто отодвигали их на задний план его сознания.
   - Итак, - сказал он молодому человеку, идущему рядом с ним, - понимаю, мы все еще не получили документы от Брейгарта?
   - Нет, ваше преосвященство, - послушно ответил отец Матейо Браун. В отличие от шапки его патрона, на шапке священника была только коричневая кокарда верховного священника, но белая корона, вышитая на правом рукаве его сутаны, указывала на то, что он личный секретарь и помощник старшего архиепископа.
   - Жаль, - пробормотал Диннис с едва заметной улыбкой. - Тем не менее, уверен, что Жирэлд действительно сообщил и ему, и Хааралду, что необходимы документальные доказательства. Мать-Церковь сделала все возможное, чтобы обе стороны были справедливо представлены перед ее судом.
   - Конечно, ваше преосвященство, - согласился отец Матейо.
   В отличие от прелата, которому он служил, Браун старался не улыбаться, хотя и знал о личном послании Динниса епископу-исполнителю Жирэлду Адимсину, в котором ему предписывалось в административном порядке "потерять" сообщение по меньшей мере на пятидневку или две. Браун был посвящен в большую часть деятельности своего патрона, какой бы скрытной она ни была. Он просто не был достаточно старшим, чтобы проявлять веселье или удовлетворение по поводу их успеха. По крайней мере, пока. Он был уверен, что когда-нибудь у него будет это старшинство.
   Два священнослужителя достигли широких, величественных ступеней колоннады. Десятки других церковников поднимались и спускались по этим ступеням, проходя через огромные открытые двери с барельефами, но поток расступался вокруг Динниса и его помощника даже без ропота протеста.
   Если он едва замечал красоту самого Храма, архиепископ полностью игнорировал младших священнослужителей, уступавших ему дорогу, точно так же, как он игнорировал одетых в форму храмовых стражников, стоявших по стойке смирно через равные промежутки, их кирасы блестели на солнце, алебарды со сверкающими лезвиями были наготове. Он продолжал свое величественное шествие, сложив руки в широких, отделанных оранжевым, рукавах своей белоснежной сутаны, размышляя о запланированном на вторую половину дня заседании.
   Они с Брауном переступили порог огромного, парящего над землей собора. Сводчатый потолок парил на высоте восьмидесяти футов над сверкающим полом, поднимаясь выше половины высоты центрального купола, а видневшиеся вверху фрески, изображающие архангелов, трудящихся над чудесным делом Сотворения, шли по кругу этого золотого, инкрустированного драгоценными камнями потолка. Искусно расположенные зеркала и световые люки, встроенные в крышу Храма, собирали весенний солнечный свет и проливали его через фрески тщательно направленными лучами света. Благовония плыли сладко пахнущими облаками и завитками дыма, вились в солнечном свете, как ленивые змеи, а великолепно поставленные голоса храмового хора сливались в тихий, идеально гармонизированный хвалебный гимн а капелла.
   Хор был еще одним из чудес Храма, обученный и посвященный тому, чтобы дом Божий постоянно наполнялся голосами, возносящими хвалу Ему, как повелел Лэнгхорн. Незадолго до того, как утренний хор подходил к концу отведенного ему времени, дневной хор тихо маршировал на свое место в таких же хорах на противоположной стороне собора, где присоединялся к песне утреннего хора. По мере того, как голоса дневных певцов становились громче, голоса утренних певцов затихали, и для слушающего уха, если оно не было очень тщательно натренировано, это звучало так, как будто в гимне вообще не было перерыва или изменений.
   Архиепископ и его помощник перешагнули через обширную, подробную карту Божьего мира, инкрустированную в пол сразу за дверями, и направились по окружности круглого собора. Ни один из них не обращал особого внимания на священников и послушников вокруг алтаря в центре круга, совершавших третью из ежедневных утренних месс для регулярного потока паломников. Писание требовало, чтобы каждое дитя Божье хотя бы раз в жизни совершало путешествие в Храм. Очевидно, что на самом деле это было возможно не для всех, и Бог признавал это, но это обязательство удавалось выполнять достаточному количеству Его детей, чтобы собор постоянно был переполнен молящимися. За исключением, конечно, зимних месяцев с сильными холодами и глубоким снегом.
   Пол собора сиял ослепительной яркостью там, где на него падали сфокусированные лучи солнечного света, и в каждой из этих точек лежала круглая золотая печать двух футов в поперечнике со знаком одного из архангелов. Подобно иконе Лэнгхорна на вершине купола Храма и самому куполу, эти печати были такими же блестящими, такими же нетронутыми износом или временем, как и в день возведения Храма. Каждая из них - как ляпис-лазурь с золотыми прожилками самого пола и обширная карта у входа - была защищена покрывавшим их листом нетленного хрусталя толщиной в три дюйма. Лазурные блоки были запечатаны в полу серебром, и это серебро блестело так же безупречно, как и золото самих печатей. Никто из смертных не знал, как это было сделано, но легенда гласила, что после того, как архангелы воздвигли Храм, они приказали самому воздуху защищать как его позолоченную крышу, так и этот великолепный пол на все времена. Как бы они ни творили свое чудо, на хрустальной поверхности не было ни единого шрама, ни единой царапины, свидетельствующей о бесчисленных поколениях ног, прошедших по ней с момента Сотворения, или о постоянно полирующих швабрах помощников, ответственных за поддержание ее блеска.
   Ноги Динниса и Брауна в мягких туфлях не издавали ни звука, создавая иллюзию, что на самом деле идут по воздуху, когда они обогнули западную часть собора и прошли через один из дверных проемов в административные крылья Храма. Они прошли по широким коридорам, освещенным через потолочные люки и высокие окна из того же нетленного хрусталя и украшенным бесценными гобеленами, картинами и скульптурами. Административные крылья, как и собор, были делом божественных рук, а не простых смертных, и стояли такими же нетронутыми и совершенными, как в тот день, когда они были созданы.
   В конце концов, они добрались до места назначения. Дверь конференц-зала охраняли еще двое храмовых стражников, хотя у них были мечи, а не алебарды, а на их кирасах красовалась золотая звезда великого викария, разделенная мечом архангела Шулера. Они быстро вытянулись по стойке смирно, когда архиепископ и его помощник прошли мимо них, даже не взглянув.
   Их ожидали еще три прелата и их помощники в сопровождении двух секретарей и трех магистров права.
   - Итак, вот ты здесь, Эрейк. Наконец-то, - сухо сказал один из других архиепископов, когда Диннис и Браун подошли к столу заседаний.
   - Прошу прощения, Жэйсин, - сказал Диннис с легкой улыбкой. - Боюсь, я неизбежно задержался.
   - Я уверен, - фыркнул архиепископ Жэйсин Канир. Канир, худой, сухощавого телосложения человек, был архиепископом Гласьер-Харт в республике Сиддармарк, и в то время как на сутане Динниса на правой стороне груди красовался черный скипетр ордена Лэнгхорна, на сутане Канира красовался коричневый сноп колосьев ордена Сондхейма с зеленой каймой. Двое мужчин знали друг друга уже много лет, и между ними было удивительно мало любви.
   - Ну, ну, Жэйсин, - упрекнул его Урвин Миллир, архиепископ Содара. Миллир был сложен так же, как и сам Диннис: слишком плотно, чтобы считаться худощавым, но все же недостаточно тяжело, чтобы считаться толстым. Он также носил черный скипетр Лэнгхорна, но там, где седеющие волосы Динниса поредели и когда-то были золотисто-белокурыми, волосы Миллира все еще были густыми, цвета соли с перцем. - Будь милым, - продолжил он, улыбаясь Каниру. - Знаешь, некоторые задержки действительно неизбежны. Даже - он подмигнул Диннису - у Эрейка.
   Канир, казалось, не смягчился, но удовлетворился еще одним фырканьем и откинулся на спинку стула.
   - Какова бы ни была причина, по крайней мере, сейчас ты здесь, Эрейк, - заметил третий прелат, - так что давай начнем, хорошо?
   - Конечно, Уиллим, - ответил Диннис, не подобострастно, но и без той беззаботности, которую он демонстрировал Каниру.
   Уиллим Рейно, архиепископ Чьен-ву, был на несколько лет моложе Динниса, и в отличие от очень многих епископов и архиепископов Матери-Церкви, родился в провинции, которая с тех пор стала его архиепископством. Он был невысоким, темноволосым и стройным, и в нем было что-то... опасное. Возможно, это и неудивительно. В то время как Диннис, Канир и Миллир были одеты в белые сутаны своего ранга, Рейно, как всегда, был одет в рясу простого монаха темно-пурпурного цвета ордена Шулера. Обнаженный меч патрона ордена резко выделялся на правой стороне груди этого темного одеяния, белый и отделанный оранжевым, чтобы провозгласить его собственный архиепископский сан, но его епископский белый цвет был менее важен, чем наложенное на него золотое пламя Джво-дженг. Этот увенчанный пламенем меч отмечал его как генерал-адъютанта шулеритов, что делало его фактически исполнительным заместителем викария Жэспара Клинтана, самого великого инквизитора.
   Как всегда, видимость этой привычки вызвала у Динниса легкий укол. Не то чтобы у него когда-либо были какие-то личные ссоры с Рейно. Это было больше вопросом традиции, чем чем-либо еще.
   Когда-то давным-давно соперничество между его собственным орденом Лэнгхорна и шулеритами было открытым и напряженным, но борьба за первенство в Храме была решена в пользу шулеритов несколько поколений назад. Роль ордена Шулера как хранителя доктринальной ортодоксии дала ему мощное преимущество, которое было решительно усилено разумным политическим маневрированием внутри иерархии Храма, в результате которого орден Джво-дженг был поглощен шулеритами. В наши дни орден Лэнгхорна явно занимал второе место в этой иерархии, что сделало практику шулеритов одеваться как смиренные братья своего ордена, независимо от их личного ранга в церковной иерархии, своей собственной формой высокомерия.
   Диннис сидел в кресле, Браун в его ожидании уселся на самый дальний, скромный табурет позади архиепископского кресла, а Рейно жестом подозвал одного из магистров права.
   - Начинайте, - сказал он.
   - Ваши преосвященства, - сказал магистр права, монах собственного ордена Динниса, стоя за аккуратными стопками юридических документов на столе перед ним, - как вы все знаете, цель заседания этого комитета церковного суда - рассмотреть окончательную рекомендацию по спору о наследовании в графстве Хэнт. Мы изучили применимое законодательство, и все вы получили подборку наших выводов. Мы также обобщили показания, представленные этому комитету, и представленные ему документы. Как всегда, мы всего лишь слуги суда. Предоставив вам всю доступную нам информацию, мы ждем вашего решения.
   Он снова сел, и Рейно обвел взглядом собравшихся за столом заседаний своих коллег-архиепископов.
   - Есть ли какая-либо необходимость пересмотреть какой-либо из пунктов закона, которые были подняты в ходе этих слушаний? - спросил он. Головы молча покачали в ответ. - Есть ли какие-либо споры по поводу краткого изложения показаний, которые мы уже слышали, или документов, которые мы уже просмотрели? - продолжил он, и снова все покачали головами. - Очень хорошо. У кого-нибудь есть что-нибудь новое, чтобы представить?
   - Если позволите, Уиллим? - сказал Канир, и Рейно кивнул ему, чтобы он продолжал. Худощавый архиепископ повернулся и посмотрел на Динниса.
   - На нашей последней встрече вы сказали нам, что все еще ожидаете определенных документов от епископа-исполнителя Жирэлда. Они уже прибыли?
   - Боюсь, что нет, - сказал Диннис, серьезно качая головой.
   Жирэлд Адимсин официально был помощником Динниса; в действительности он был де-факто исполняющим обязанности архиепископа отдаленного архиепископства Динниса и управляющим тамошними собственными обширными поместьями Динниса. Чарис находился в двенадцати тысячах миль от Храма, и Диннис никак не мог лично позаботиться о пастырских требованиях "своих" прихожан, а также справиться со всеми другими обязанностями, связанными с его высоким постом. Поэтому, как и подавляющее большинство прелатов, чьи епархии находились за пределами континента Хэйвен или его родственного континента Ховард на юге, он оставил эти пастырские и местные административные обязанности своему епископу-исполнителю. Раз в год, несмотря на связанные с этим трудности, Диннис отправлялся в Чарис с месячным пастырским визитом; в остальное время года он полагался на Адимсина. Епископ-исполнитель, возможно, и не был самым блестящим человеком, которого он когда-либо встречал, но на него можно было положиться и он понимал практические реалии церковной политики. Он также был менее жадным, чем большинство, когда дело доходило до выкачивания личного богатства.
   - Но вы просили, чтобы он отправил их? - настаивал Канир, и Диннис позволил выражению испытанного терпения промелькнуть на своем лице.
   - Конечно, я это сделал, Жэйсин, - ответил он. - Я отправил первоначальный запрос по семафору в Кланир более двух месяцев назад, как мы все договорились, для передачи по морю через Колдрэн. Очевидно, в семафорном сообщении я не мог вдаваться в подробности, но отец Матейо отправил более полный запрос с виверной в тот же день, и он достиг Кланира всего через пять дней. Мы также уведомили представителя сэра Хоуэрда здесь, в Зионе, о наших требованиях и сообщили ему, что передаем запрос его клиенту.
   - "Два месяца назад" не оставляет много времени для получения каких-либо документов из такого далека. Особенно в это время года, учитывая, какие штормы бывают в Колдрэне каждую осень, - заметил Канир намеренно нейтральным тоном, и Диннис показал своему коллеге-прелату зубы в том, что можно было бы назвать улыбкой.
   - Верно, - сказал он почти ласково. - С другой стороны, сообщение было отправлено более двух месяцев назад, что кажется более чем достаточным временем для того, чтобы Жирэлд передал мою просьбу сэру Хоуэрду и чтобы сэр Хоуэрд ответил. И чтобы отправленное из Чариса судно переправилось обратно в Кланир, независимо от погоды, по крайней мере, с семафорным сообщением, предупреждающим нас о том, что документы, о которых идет речь, уже в пути. На самом деле, я обменялся еще одним полным циклом сообщений с Жирэлдом на другие темы за тот же период времени, так что я совершенно уверен, что курьерские катера переживут переход, несмотря на любые осенние штормы.
   У Канира был такой вид, словно он испытывал искушение нанести еще один резкий ответный удар. Но если так оно и было, он подавил искушение. Рейно и Миллир только кивнули, а Диннис спрятал мысленную ухмылку.
   Он часто находил личное благочестие Канира довольно утомительным, хотя и должен был признать, что это придавало его сопернику определенное положение в иерархии Храма. Конечно, он не был совершенно уникален, но большинство архиепископов и викариев, которым было поручено управлять делами Божьими, были слишком заняты, чтобы уделять время такому простодушному пастырскому вниманию, которое, казалось, предпочитал Канир.
   Диннис был готов признать, что в его случае это было даже более верно, чем во многих других. Едва ли могло быть иначе, когда Чарис был так далеко от Зиона и Храма. Архиепископство Канира находилось в два с лишним раза ближе, хотя, справедливости ради, большая часть утомительных миль до Гласьер-Харт проходила по суше, и Канир совершал два пасторских визита в год, а не только один. Но он также мог совершить это путешествие, не будучи полностью оторванным от Храма. Благодаря цепочкам семафоров, которые Церковь поддерживала через Хэйвен и Ховард, двустороннее сообщение между Гласьер-Харт и Храмом занимало менее трех дней.
   Диннис иногда задавался вопросом, не возникает ли часть вражды Канира из различий между их архиепископствами. Он знал, что, по крайней мере, часть неприязни между ними проистекала из того факта, что Канир был сыном мелкого доларского дворянина, в то время как Диннис был сыном архиепископа и внучатым племянником великого викария. Канир стоял вне традиционных великих церковных династий, которые веками доминировали в Храме, и, казалось, он никогда до конца не понимал, как такие династии играют в эту игру.
   Эта игра, как хорошо знал Диннис, объясняла, как он получил Чарис, а Канир... нет. Несмотря на показное благочестие другого прелата, он не мог быть полностью лишен амбиций, иначе он никогда бы не получил епископский рубиновый перстень, не говоря уже о его нынешнем звании, а архиепископство Канира было простой провинцией республики Сиддармарк, тогда как Диннис был архиепископом всего королевства Чарис. Всегда было возможно, что этот факт действительно объяснял враждебность Канира, хотя в более спокойные моменты Диннис довольно сильно сомневался в этом. Скалистый, гористый Гласьер-Харт был едва ли в четверть размера собственно Чариса и мало населен по сравнению с остальной частью Хэйвена, но в нем, вероятно, было почти столько же жителей, сколько во всем королевстве.
   Хотя, - самодовольно подумал он, - менее и десятой доли такого богатства.
   Хэйвен и Ховард были основными территориями Сэйфхолда, и Лэнгхорн и его коллеги-архангелы селили на них человечество гораздо плотнее, чем где-либо еще. Даже сегодня там можно было найти восемь, а возможно, и целых девять из каждых десяти жителей Сэйфхолда, так что неудивительно, что к ним было так пристально приковано внимание Матери-Церкви. Длинные цепочки семафорных станций, протянувшихся от Зиона во всех направлениях, позволяли Храму осуществлять надзор за своими обширными архиепископствами, епископствами, соборами, церквями, конгрегациями, монастырями и церковными усадьбами, а также за интендантами, назначенными в различные светские суды, парламенты и ассамблеи. Эти семафоры принадлежали Матери-Церкви, и хотя она разрешала их использование светскими властями, этот доступ всегда зависел от наличия свободного времени. И, как обнаружил не один князь, король или губернатор, "доступность" может быть весьма ограниченной для любого, кто раздражал его местное духовное начальство.
   Но даже Мать-Церковь не могла соорудить семафорные станции посреди моря, и поэтому единственным способом связаться с такими далекими землями, как Чарис, Лига Корисанды или Чисхолм, в конечном счете был корабль. А корабли, как уже давно обнаружил Диннис, были медленными.
   Через Рэйвенсленд и Чисхолм на дальней стороне Марковского моря протянулась дополнительная цепочка семафоров, но даже там сообщения должны были пересекать проход Сторм - водный разрыв почти в тысячу двести миль между семафорными станциями на Роллингс-Хед и Айрон-Кейп. Это давало Жирому Винситу, архиепископу чисхолмскому, почти семнадцать дней времени на двустороннее сообщение, но для Динниса ситуация была еще хуже. Требовалось всего шесть дней, чтобы сообщение дошло от Храма до семафорной станции Кланир в южном Сиддармарке, но затем ему приходилось пересекать более трех тысяч миль морской воды, чтобы добраться до Теллесберга. Это, конечно, означало, что требовалось в среднем двадцать пять дней - пять пятидневок, чтобы одно из его сообщений дошло только до его епископа-исполнителя.
   Однако фактическое путешествие от Храма до Теллесберга занимало два полных месяца в одну сторону. Что объясняло, почему Диннис просто не мог отлучаться из Зиона и Храма более чем на один пасторский визит в год, обычно поздней осенью. Это позволяло ему покинуть земли Храма до того, как замерзал проход Син-ву, и проводить ледяную зиму Храма в Чарисе, который находился не только в южном полушарии, но и менее чем в тысяче трехстах милях ниже экватора. Лето в Теллесберге было намного приятнее, чем зима в Зионе! Конечно, то же расстояние от Зиона (и Храма) также объясняло, почему некоторые из этих более отдаленных земель - как сам Чарис, при случае - иногда были немного более капризными, чем те, что ближе к Зиону.
   - Эрейк прав, Жэйсин, - сказал теперь Рейно. - Конечно, все, кто вовлечен в этот спор, спорили достаточно долго, чтобы понять, насколько важно выполнять любые наши запросы на получение документов. Если Брейгарт не счел нужным даже подтвердить получение нашего запроса, это плохо говорит в его пользу.
   - Это может еще хуже говорить о качестве его предполагаемых доказательств, - отметил Миллир. - Если у него действительно есть доказательства того, что утверждения Мантейла ложны, он должен быть готов предоставить нам эти доказательства.
   Канир поерзал на стуле, и Рейно приподнял бровь, глядя на него.
   - Да, Жэйсин?
   - Я только хотел заметить, что с самого начала сэр Хоуэрд Брейгарт - архиепископ Гласьер-Харт очень слегка подчеркнул титул и фамилию - утверждал, что заявление Мантейла о происхождении от четырнадцатого графа было ложным. И, - он обвел взглядом стол заседаний, - он сопроводил свои первоначальные аргументы показаниями на этот счет более дюжины свидетелей.
   - Никто не оспаривает, что он это сделал, Жэйсин, - отметил Диннис. - Но сейчас мы говорим об утверждении Брейгарта о том, что он обнаружил доказательства - не показания, не слухи, а документальные доказательства, - что Тадейо Мантейл не является правнуком Фрейдарека Брейгарта. Это было то "доказательство", которым мы попросили его поделиться с нами.
   - Совершенно верно, - согласился Рейно, торжественно кивая, и Канир плотно сжал губы. Он взглянул на Миллира, и его губы сжались еще больше, когда он прочитал итог в глазах другого прелата.
   Диннис мог читать выражения лиц других так же хорошо, как и Канир, и он не мог полностью подавить свою собственную улыбку. Поддержка Миллиром его позиции вряд ли была неожиданностью; они не только оба были лэнгхорнитами, но и десятилетиями чесали друг другу спины, и оба знали, как работает политика Матери-Церкви. Рейно был немного более проблематичным, но Диннис также уверенно ожидал его поддержки. Инквизиция и орден Шулера были не в восторге от растущего богатства и власти Чариса вот уже почти столетие. Очевидный вкус королевства к инновациям только усугубил ситуацию, а энергия, которую начал проявлять чарисийский "королевский колледж" за последние десять или пятнадцать лет, вывела из себя не одного старшего шулерита.
   Мнение о том, что религиозная ортодоксальность ослабевает прямо пропорционально расстоянию между любой данной конгрегацией и Зионом, было неотъемлемой частью ментального багажа большинства шулеритов. Рейно, несмотря на свою собственную искушенность и церковный ранг, все еще относился к таким далеким землям, как Чарис, с автоматическим подозрением. В случае с Чарисом мощь его торгового богатства и очевидная изобретательность в сочетании с активной поддержкой "королевского колледжа" этой изобретательности и внутренней политикой династии Армак сделали его еще более подозрительным. И тот факт, что Хааралд из Чариса, в отличие от большинства правителей Сэйфхолда, не был в долгу перед ростовщиками Храма, был еще одним поводом для беспокойства таких, как Рейно, которые заботились о том, как контролировать его, если возникнет необходимость.
   Доминирующего положения шулеритов в церковной иерархии было бы достаточно, чтобы легко очернить Чарис в глазах Церкви. Но неуклонно растущее богатство королевства и влияние, которое давал ему огромный торговый флот в землях далеко за пределами его собственных границ, во многих отношениях усугубили плохую ситуацию. В то время как большинство более приземленных подозрений и гнева совета викариев были сосредоточены на республике Сиддармарк просто из-за близости республики к землям Храма, были те, включая самого великого инквизитора, которые чувствовали, что в долгосрочной перспективе отношение и пример Чариса были еще более опасными.
   Собственная точка зрения Динниса, подкрепленная сообщениями Жирэлда Адимсина и отца Пейтира Уилсина, интенданта ордена Шулера в Теллесберге, заключалась в том, что подозрения Рейно в верности Чариса доктринам Матери-Церкви были беспочвенными. Правда, готовность чарисийцев находить новые и более эффективные способы ведения дел требовала определенной степени бдительности. И, что не менее верно, чарисийская ветвь Церкви была гораздо более снисходительной по некоторым вопросам, чем действительно предпочел бы совет викариев. И, да, было даже правдой, что этот "колледж" Хааралда активно искал новые способы объединения существующих знаний, что могло только усилить этот национальный фетиш "эффективности". Однако именно поэтому отец Пейтир был там, и в его отчетах - как и в отчетах его непосредственных предшественников - было совершенно ясно, что ничто из происходящего в Чарисе даже отдаленно не напоминало нарушение Запретов Джво-дженг.
   Что касается внутренней политики и опасных примеров, Диннис был готов признать, что решение прадеда короля Хааралда юридически отменить крепостное право во всем его королевстве может быть истолковано как пощечина Матери-Церкви, если кто-то был полон решимости рассматривать это таким образом. Диннис - нет, особенно учитывая тот факт, что в Чарисе никогда не было больше крохотной горстки крепостных даже до того, как институт был официально упразднен. Он также не верил утверждениям, исходящим в основном от конкурентов чарисийцев о том, что сосредоточенность его прихожан на торговле и приобретении богатства была настолько навязчивой, что вдохновляла их игнорировать свои обязательства перед Богом и Матерью-Церковью и экономить на десятине королевства. Епископ-исполнитель Жирэлд и его сборщики десятины, несомненно, выразили бы свое недовольство, если бы заподозрили, что в этих рассказах есть хоть капля правды! Адимсин, возможно, и не был самым блестящим человеком, когда-либо получавшим епископский перстень, но и дураком он тоже не был, а Мать-Церковь имела многовековой опыт в отношении всех способов, которыми короли или дворяне могли пытаться скрыть доходы от сборщиков десятины.
   А власть Церкви и инквизиции над населением материка, несомненно, была достаточно прочной, чтобы подавить любые опасные идеи, которые могли проникнуть через моря на борту чарисийских торговых судов.
   Нет, Диннис не боялся, что Чарис был своего рода рассадником потенциальной ереси. Это не мешало ему сыграть на подозрениях Рейно и базовом недоверии и неприязни совета викариев к королевству.
   Что, по его мнению, делало тот факт, что Хааралд явно был одним из самых сильных сторонников Брейгарта, смертельным поцелуем для Уиллима.
   Он предположил, что из-за собственной моральной целостности Рейно ему потребовалось так много времени, чтобы открыто выступить в поддержку заявления Тадейо Мантейла.
   Его мошеннического, но чрезвычайно хорошо оплачиваемого заявления, - молча размышлял Диннис, не позволяя проявиться и следу своего внутреннего удовлетворения. - И тот факт, что Лайэм Тирн, архиепископ Эмерэлда, собирался оказать ему существенную услугу за поддержку кандидата князя Нармана, тоже не повредит.
   - Думаю, - продолжил Рейно, как старший член суда, - что в свете неспособности Брейгарта предоставить свои предполагаемые доказательства или даже своевременно ответить на наш запрос, мы должны принять наше решение, основанное на уже представленных доказательствах. Однако вместо того, чтобы спешить с выводами, я бы предложил нам прерваться на обед, а затем провести час или около того, размышляя над этим вопросом в уединении. Давайте соберемся снова примерно в пятнадцатом часу и вынесем наше решение, братья.
   Остальные кивнули в знак согласия - Канир немного неохотно, - и стулья заскрипели, когда архиепископы поднялись. Канир кивнул Рейно и Миллиру, сумел полностью проигнорировать Динниса и быстрым шагом вышел из конференц-зала. Рейно слегка улыбнулся, как снисходительный родитель с двумя сыновьями, которые постоянно ссорились, затем последовал за Каниром.
   - Вы разделите со мной обед, Эрейк? - спросил Миллир после того, как остальные ушли. - У меня есть небольшой вопрос, который будет рассматриваться в управлении утверждений в ближайшую пятидневку, и я хотел бы обсудить его с вами.
   - Конечно, Урвин, - бодро ответил Диннис. - Я был бы рад.
   И это было правдой, - размышлял он. - Он действительно с нетерпением ждал неизбежной драконьей торговли с Миллиром. В конце концов, это было частью игры. Значительного "подарка", который вот-вот должен был оказаться в его личном кошельке, и возможности напомнить Хааралду Армаку, где находится истинная власть в Чарисе, было бы достаточно, чтобы он твердо встал на сторону Мантейла, но проявление власти было более соблазнительным, чем простое богатство. Не просто в пределах его собственного архиепископства, но в пределах единственной иерархии, которая действительно имела значение, прямо здесь, в Храме.
   - Я так понимаю, что сегодня днем на кухне нас ждет что-то особенное, - продолжил он. - Мы будем есть в главном обеденном зале, или вы предпочитаете пообедать на площади?
  
   .II.
   Королевский дворец, Теллесберг, королевство Чарис
  
   - Отец, вы не хуже меня знаете, кто на самом деле стоит за этим! - Наследный принц Кэйлеб скрестил руки на груди и свирепо посмотрел на своего отца. Король Хааралд, однако, с удивительным хладнокровием перенес выражение лица своего старшего сына.
   - Да, Кэйлеб, - сказал король Чариса через мгновение. - Так уж получилось, что я знаю, кто на самом деле стоит за этим. А теперь, что ты предлагаешь мне с этим делать?
   Кэйлеб открыл рот, затем сделал паузу. Через мгновение он снова закрыл ее. Его темные глаза были, если уж на то пошло, еще более пламенными, чем раньше, но его отец кивнул.
   - Вот именно, - мрачно сказал он. - Ничего больше я не хотел бы так, как увидеть голову Тадейо на пике над моими воротами. Конечно, я уверен, что он и его коллеги чувствуют то же самое по отношению ко мне. К сожалению, как бы мне ни хотелось увидеть его там, у меня мало шансов устранить его в ближайшее время. И так как я не могу...
   Он пожал плечами, и Кэйлеб нахмурился. Не из-за несогласия, а из-за разочарования.
   - Я знаю, что вы правы, отец, - сказал он наконец. - Но нам придется найти какой-то ответ. Если бы это был только Тадейо или даже только он и Нарман, мы могли бы справиться с этим достаточно легко. Но с Гектором за ними, и с Эрейком и Жирэлдом, сидящими со своими кошельками...
   Его голос затих, и Хааралд снова кивнул. Он знал, хотел ли его сын признать это или нет, что по крайней мере половина разочарования Кэйлеба была вызвана страхом. Однако король Хааралд не собирался обвинять в этом своего наследника. На самом деле, страх мог быть хорошей чертой для монарха или будущего монарха, до тех пор, пока ему не позволялось довлеть над ним. И до тех пор, пока это проистекало из правильных причин. Трусость была ниже презрения; страх перед последствиями для тех, кем управлял монарх, был его долгом.
   - Если бы у меня был ответ, который ты хочешь, Кэйлеб, - сказал он, - я бы не был королем; я был бы одним из архангелов, вернувшихся на землю.
   Он коснулся своего сердца, а затем губ пальцами правой руки, и Кэйлеб повторил этот жест.
   - Однако, поскольку я всего лишь смертный, - продолжил Хааралд, - я все еще пытаюсь придумать что-то отдаленно похожее на ответ.
   Король поднялся со стула и подошел к окну. Как и большинство чарисийцев, Хааралд был немного выше среднего роста для Сэйфхолда в целом, с более широкими плечами и в целом более коренастым телосложением. Его сын был, возможно, на дюйм или два выше его, и фигура Кэйлеба все еще находилась в процессе возмужания. Он должен стать мускулистым, сильным мужчиной, - подумал Хааралд, - и он двигался с быстрой, нетерпеливой грацией.
   Раньше и я так двигался, - размышлял Хааралд. - До того, как кракен попытался оторвать мне ногу. Неужели это было действительно двадцать лет назад?
   Он остановился у окна, подтянув под себя правую ногу с негнущимся коленом и незаметно прислонившись правым плечом к оконной раме. Его сын стоял рядом с ним, и они смотрели на широкие, сверкающие голубые воды залива Саут-Хауэлл.
   За городскими укреплениями и пристанями залив был усеян парусами. В доках стояло не менее шестидесяти кораблей, пришвартованных или ожидающих места у причала. Большинство из них были относительно небольшими одно- и двухмачтовыми каботажными судами и перевозчиками грузов, через которых шла внутренняя торговля королевства по всему огромному заливу, но более трети составляли большие, тяжелые (и неуклюжие на вид) галеоны, обслуживавшие океанскую торговлю Сэйфхолда. У большинства галеонов было по три мачты, и они возвышались над своими меньшими, более скромными собратьями, показывая флаги по меньшей мере дюжины торговых домов, в то время как далеко за волнорезами три изящные галеры королевского чарисийского флота шагали на север на длинных паучьих лапах своих весел.
   - Вот почему мы не найдем много друзей, - сказал Хааралд своему сыну, указывая бородатым подбородком на торговые суда, заполонившие набережную Теллесберга. - Слишком многие хотят того, что у нас есть, и они достаточно глупы, чтобы думать, что если они объединятся, чтобы отнять это у нас, их "друзья" на самом деле позволят им удержать это за собой. И на данный момент нет никого, кто чувствовал бы какую-то особую потребность помочь нам сохранить наше положение.
   - Тогда мы должны убедить кого-то чувствовать себя по-другому, - сказал Кэйлеб.
   - Истинные слова, сын мой. - Хааралд сардонически улыбнулся. - А теперь, для твоего следующего заклинания, кого ты предполагаешь убедить?
   - Шарлиэн уже наполовину на нашей стороне, - отметил Кэйлеб.
   - Но только наполовину, - возразил Хааралд. - Она достаточно ясно дала это понять прошлой весной.
   Кэйлеб поморщился, но не мог не согласиться. У королевы Шарлиэн Чисхолмской было столько же причин выступать против Лиги Корисанды, сколько и у Чариса, и ее ненависть к князю Гектору Корисандскому вошла в поговорку. Была некоторая надежда, что эти факторы могут привести ее к открытому союзу с Чарисом, и Хааралд отправил своего кузена Калвина, герцога Тириэна, в Чисхолм в качестве своего личного посланника, чтобы изучить такую возможность.
   Безуспешно.
   - Ты знаешь, насколько убедительным может быть Калвин, и его положение в престолонаследии должно было придать любому его предложению гораздо больший вес, чем предложению любого другого посла, - продолжил король. - Если бы кто-то мог убедить ее вступить с нами в союз, это был бы он, но даже если бы она была уверена, что хочет полностью поддержать нас, ей все равно пришлось бы подумать о собственном троне. Корисанда так же близка к ней, как и к нам, и у нее есть история неприязни между ней и Гектором, о которой нужно подумать. Не говоря уже о том факте, что Храм сейчас далеко не один из наших самых больших сторонников.
   Кэйлеб мрачно кивнул. Как бы сильно Шарлиэн ни презирала Гектора, у нее было столько же причин избегать открытой вражды с ним. И, как только что намекнул его отец, у нее было еще больше причин не враждовать с людьми, правившими Храмом, и мало веских причин прийти на помощь тому, кто, в конце концов, был самым успешным конкурентом ее королевства.
   - А как насчет Сиддармарка? - спросил кронпринц через несколько секунд. - У нас действительно есть эти договоры.
   - Да, из основных государств республика, вероятно, наиболее благосклонно настроена к нам, - согласился Хааралд. - Я не уверен, что лорд-протектор был бы особенно рад вмешиваться в наши маленькие неприятности, но Стонар признает, насколько ценной была наша дружба на протяжении многих лет. К сожалению, у него даже больше причин, чем у Шарлиэн, опасаться раздражать чувства Церкви, и все наши договоры - торговые, а не военные. Даже если бы это было не так, что бы Сиддармарк использовал в качестве флота?
   - Знаю. - Кэйлеб легонько постучал по оконной раме, прикусив нижнюю губу.
   - Не то чтобы это действительно стало неожиданностью, - заметил его отец. - Тадейо настаивает на своем так называемом требовании уже много лет. По общему признанию, он в основном пытался создать мне достаточно неприятностей, чтобы я откупился от него и покончил с этим, но действительно ли удивительно, что он вдруг начал относиться к себе всерьез, когда наконец нашел кого-то, кто поддерживает его?
   - Так и должно быть, - проворчал Кэйлеб. - Тадейо не имеет законных прав на Хэнт! Даже если бы в этой нелепой лжи о том, что его бабушка была внебрачной дочерью графа Фрейдарека, была хоть капля правды, Хоуэрд все равно был бы законным наследником!
   - За исключением того, что Мать-Церковь собирается сказать по-другому. - Тон Хааралда был легким, почти капризным, но в выражении его лица не было ничего веселого или беззаботного.
   - Почему бы и нет, если Нарман и Гектор так охотно сыплют золото в кошелек Динниса? - зарычал Кэйлеб. - Кроме того, совет всегда...!
   Он резко замолчал, когда отец положил руку ему на плечо.
   - Осторожно, Кэйлеб, - сказал Хааралд мягким голосом. - Осторожно. То, что ты мне говоришь, - это одно, но ты мой наследник. То, что ты говоришь там, где другие уши могут услышать и использовать это против тебя - против нас - это нечто совершенно другое.
   - Я знаю это, отец. - Кэйлеб отвернулся от окна и посмотрел отцу в глаза. - Но вы знаете, и я знаю, что это именно то, что произошло. И вы тоже знаете, почему совет викариев оставляет его в правах.
   - Да, - признал Хааралд, и теперь в его глазах было столько же печали, сколько и гнева. - Если бы все священники Матери-Церкви были такими, как Мейкел, или даже отец Пейтир, этого бы никогда не случилось. Или, по крайней мере, я бы не беспокоился, что моего сына казнят за ересь просто потому, что он сказал правду не в то ухо. Но они не такие, и я беспокоюсь. Так что придержи свой язык, сын мой!
   - Я так и сделаю, - пообещал Кэйлеб, затем повернулся, чтобы еще раз взглянуть на оживленный залив. - Но вы также знаете, что это только начало, отец. Заставить вас признать Тадейо графом Хэнта - это только первый шаг.
   - Конечно, это так, - фыркнул Хааралд. - Это дело рук Гектора. Он песчаная личинка, а не ящер-резак. Нарман слишком нетерпелив, чтобы смотреть дальше, чем это абсолютно необходимо, но Гектор всегда предпочитал позволить кому-то другому рискнуть и совершить убийство. Он довольствуется тем, что жиреет на остатках, пока однажды ящер-резак не оглядывается через плечо и не обнаруживает, что заблудился в прибое, а личинка превратилась в кракена.
   - Без сомнения. Но это не меняет того факта, что Тадейо - это только первый клин.
   - Как и тот факт, что он собирается начать грабить Хэнт, как только его утвердят в качестве графа, - согласился Хааралд с суровым выражением лица. - И я тоже не смогу защитить "его" людей от него. Не тогда, когда весь мир знает, что я был вынужден принять его по церковному указу. Любая моя попытка обуздать его будет равносильна открытому неповиновению Церкви, как только его агенты в Храме закончат рассказывать эту историю викариям, и многие в совете будут готовы автоматически поверить им.
   - Но он и его хозяева не собираются прекращать попытки подорвать вас или наш Дом только потому, что вы не можешь раздавить его, как того, кто кормится на дне.
   - Конечно, нет.
   Хааралд отвернулся от окна и, прихрамывая, направился к своему креслу. Он тяжело уселся в него и посмотрел на своего сына.
   - Полагаю, у нас еще есть немного времени, - сказал он затем с мрачным выражением лица. - Надолго ли, я не могу сказать. Хотя, думаю, по крайней мере, несколько месяцев. Мы не совсем лишены защитников в Храме даже сегодня, даже если в этом вопросе наш собственный архиепископ вынес решение против нас. И даже наши враги в Зионе стремятся облечь свои действия в мантию справедливости. Так что, по крайней мере, некоторое время Тадейо и его покровители будут с подозрением решаться на все, что может быть истолковано как открытый шаг против нас. И хотя я редко рад видеть Динниса, если он будет придерживаться своего обычного графика, он будет здесь к февралю или марту, что должно положить конец делам в Храме, пока он не вернется в Зион следующей осенью. Но как только ситуация немного уляжется, они снова начнут давить, даже без Динниса, выступающего в их поддержку.
   - Я тоже так думаю, - сказал Кэйлеб. - Я хотел бы чувствовать себя более уверенно, зная, как они начнут давить.
   - Думаю, не открыто, - медленно произнес его отец, поджав губы и барабаня пальцами по подлокотникам кресла. - Я почти хочу, чтобы они это сделали. Если бы дело было только в нашем флоте против флота Лиги, даже с привлечением Нармана, думаю, мы могли бы более чем выстоять. Но Гектор будет знать это так же хорошо, как и я. Прежде чем он вступит в какую-либо открытую войну, он найдет способ усилить их объединенную военно-морскую мощь.
   - Как? - спросил Кэйлеб.
   - Пока не знаю... Однако предполагаю, что он уже разговаривает с Горджей.
   Кэйлеб нахмурился. Король Горджа III, правитель королевства Таро, официально был одним из союзников своего отца. С другой стороны... 
   - Это имело бы смысл, не так ли? - пробормотал он.
   - Горджа никогда не был особенно доволен нашим договором, - отметил Хааралд. - Его отец был другим человеком, но Горджа возмущен обязательствами, которые на него взвалили. В то же время он признает преимущества того, что мы друзья, а не враги. Но если Гектор сможет с ним поработать, убедить его, что Корисанда и Эмерэлд готовы поддержать его...
   Король пожал плечами, и Кэйлеб кивнул. Но затем его взгляд обострился, и он склонил голову набок.
   - Уверен, что вы правы насчет этого, отец. Обычно вы такой; вы один из самых хитрых людей, которых я знаю. Но в вашей голове происходит что-то еще.
   Хааралд несколько секунд смотрел на него, затем снова пожал плечами. На этот раз это было совсем другое пожатие плечами, как будто его плечи стали тяжелее с момента предыдущего.
   - Твоя мать умерла, Кэйлеб, - тихо сказал он. - Она была моей левой рукой и зеркалом моей души, и я скучаю по ее советам почти так же сильно, как по ней самой. И у меня больше не будет наследников, а Жану едва исполнилось восемь лет, в то время как Жанейт всего на два года старше, и она девочка. Если мои враги действительно хотят искалечить меня, они отнимут у меня сильную правую руку, поскольку я уже потерял левую.
   Он посмотрел в глаза своему старшему сыну со своего собственного уровня, и Кэйлеб посмотрел в ответ.
   - Помни о песчаной личинке, - сказал ему Хааралд. - На нас может броситься ящер-резак со своими клыками и когтями, но не личинка. Будь осторожен, сын мой, и следи за тенями. Наши враги знают нас так же хорошо, как мы знаем их, и поэтому они поймут, что твое убийство заберет у меня не просто руку, но и сердце.
  
   .III.
   Горы Света, земли Храма
  
   Нимуэ Элбан откинулась на спинку удобного кресла и нахмурилась. На самом деле у нее не было никакой реальной необходимости пользоваться креслом, так же как не было необходимости - помимо чисто "косметических" соображений - дышать, но, как она обнаружила в самый первый раз, когда использовала ПИКА, привычки выходят за рамки таких незначительных вопросов, как простая физическая усталость. Хотя, - подумала она с кривой улыбкой, - вдыхание консервирующей азотной атмосферы, которой Пей Ко-янг наполнил пещеру, не принесло бы много пользы человеку из плоти и крови.
   Она провела почти полные трое местных суток, сидя в этом самом кресле, нелегким путем изучая файлы данных, которые Пей Ко-янг оставил ей, потому что модификации Илайэса Проктора в ее программном обеспечении непреднамеренно отключили ее высокоскоростной интерфейс передачи данных. Она была почти уверена, что Проктор не осознавал созданной проблемы, и, хотя при других обстоятельствах она была бы достаточно уверена в том, чтобы попытаться исправить это самостоятельно, в данных обстоятельствах у нее не было намерения возиться с ним. Если бы она облажалась и случайно навсегда отключилась от сети, не было никого, кто мог бы исправить ошибку, и это было бы самой горькой иронией после всех жертв, которые были принесены, чтобы поместить ее сюда.
   На самом деле, необходимость пробираться сквозь всю информацию старомодным способом была в некотором смысле чем-то вроде облегчения,. Сидеть тут, читать текст, просматривать записанные сообщения и видео вместо того, чтобы просто подключаться к интерфейсу, было почти уступкой биологической человечности, которую она потеряла навсегда. И это было не так, как если бы она очень спешила начать вносить изменения.
   - Сова? - спросила она вслух.
   - Да, лейтенант-коммандер? - ответил приятный, почти естественно модулированный тенор.
   - Я вижу здесь, что коммодор Пей оставил нам наземную систему наблюдения. Она действует?
   - Отрицательно, лейтенант-коммандер, - ответил Сова. Это было все, что "он" сказал, и Нимуэ закатила глаза.
   - Почему не действует? - спросила она.
   - Потому что у меня не было приказа включить ее в действие, лейтенант-коммандер.
   Нимуэ покачала головой. Сова - имя, которое она присвоила тактическому компьютеру РАПИРА производства Ордонье-Вестингауз-Литтон, который Пей Ко-янг умудрился "потерять" для нее, - был не самым ярким карандашом в кибернетической коробке. ИИ был очень компетентен в своих областях знаний, но волевые уровни тактических компьютеров были намеренно подавлены, что чаще требовало прямого ввода команд от человека. Сова не отличался ни богатым воображением, ни способностью - или желанием - предвосхищать вопросы или инструкции. Теоретически программирование Совы было эвристическим, и в конце концов должно было появиться нечто более похожее на личность. С другой стороны, Нимуэ работала со многими компьютерами РАПИРА, и ни один из них никогда не производил на нее впечатления гения.
   - Что я хотела спросить, - сказала она сейчас, - так это есть ли какие-либо аппаратные проблемы, которые помешали бы вам запустить сенсорный массив.
   И снова ответа не последовало, и она довольно плотно сжала губы.
   - Есть ли какая-нибудь серьезная проблема с оборудованием? - нажала она.
   - Да, лейтенант-коммандер.
   - Какая проблема? - потребовала она чуть более раздраженно.
   - Рассматриваемый массив в настоящее время покрыт примерно тринадцатиметровым слоем льда и снега, лейтенант-коммандер.
   - А, теперь мы кое-чего достигли. - Ее сарказм просто отразился от молчания ИИ, и она вздохнула.
   - В остальном он в рабочем состоянии? - спросила она тоном нарочитого терпения.
   - Подтверждаю, лейтенант-коммандер.
   - А лед и снег можно убрать или растопить?
   - Подтверждаю, лейтенант-коммандер.
   - И вы подключены к массиву по защищенной наземной линии?
   - Подтверждаю, лейтенант-коммандер.
   - Хорошо, - кивнула Нимуэ. - В таком случае, я хочу, чтобы вы включили его, только пассивные системы, и инициировали полную стандартную проверку орбитальной инфраструктуры. И дайте мне оценку времени, необходимого для завершения обследования.
   - Активирую системы, лейтенант-коммандер. Время, необходимое для очистки рецепторов массива ото льда и снега, составит примерно тридцать один стандартный час. Время, необходимое для пассивного орбитального обследования после очистки рецепторов, составит примерно сорок три стандартных часа, при условии благоприятных погодных условий. Однако эффективность оптических систем может быть снижена из-за неблагоприятных погодных условий.
   - Понятно. - Натянутая улыбка Нимуэ обнажила идеальные белые зубы. - То, что я ищу, должно быть довольно легко обнаружить, если оно действительно там, наверху.
   Сова больше ничего не сказал, и всего на мгновение Нимуэ попыталась представить, каково это - быть настоящим искусственным интеллектом, а не человеческим интеллектом, который просто застрял в кибернетической матрице. Она не могла представить себе, как можно бесконечно сидеть сложа руки, терпеливо ожидая следующей команды человека, прежде чем предпринять что-то.
   Она поморщилась от направления собственных мыслей. В конце концов, она сама лежала и абсолютно ничего не делала последние восемь стандартных столетий - почти девять столетий по Сэйфхолду - считая все годы, прошедшие с биологической смерти Нимуэ Элбан. Конечно, ей так не казалось. По крайней мере, до тех пор, пока она не подумала обо всех людях, которых никогда больше не увидит. Или тот факт, что, пока она спала, Гбаба, несомненно, завершили уничтожение Земной Федерации и всей человеческой жизни на каждой из ее планет... включая Старую Землю.
   По ее телу пробежала дрожь, которая не имела абсолютно никакого отношения к температуре "воздуха" вокруг нее, и она резко покачала головой.
   Хватит об этом, Нимуэ, - твердо сказала она себе. - Ты можешь быть ПИКА, но твоя личность все та же. Что, вероятно, означает, что ты вполне способна свести себя с ума, если будешь зацикливаться на подобном дерьме.
   Она поднялась со стула и, заложив руки за спину, начала расхаживать взад-вперед. Помимо того факта, что ПИКА никогда не испытывал усталости, она чувствовала себя именно так, как чувствовала бы себя в теле, которое дала ей природа, и именно так она и должна была чувствовать.
   Напоминавший полированное стекло каменный потолок представлял собой плавную дугу, почти на четыре метра возвышающуюся над абсолютно ровным, одинаково гладким полом в самой высокой точке. Она находилась в одной из дюжины пещер разного размера, которые были вырезаны под одной из многочисленных гор планеты Сэйфхолд во время процесса терраформирования. Эта конкретная гора - гора Олимп, в том, что стало известно как горы Света, - была богата железной рудой, и коммодор Пей и Шан-вей предусмотрительно укрыли ее убежище под самой плотной концентрацией руды, которую они смогли найти. Она находилась всего в сорока метрах над уровнем моря, а гора Олимп была почти на треть выше Эвереста Старой Земли. Над ней было двенадцать тысяч метров горы, и этого было более чем достаточно, чтобы сделать полностью незаметной после прибытия Лэнгхорна и основного флота крошечную струйку энергии из геотермального источника, поддерживающего работу компьютеров мониторинга пещеры.
   Она прошлась по остальной части комплекса, физически проверяя различные предметы, которые она нашла в списке оборудования, хранящемся в памяти Совы. Некоторые из них казались настолько странными, что она заподозрила, будто коммодор и Шан-вей добавили их просто потому, что могли, а не потому, что они предполагали какое-либо убедительное применение для этих вещей и как именно им удалось убрать их из основных списков Лэнгхорна, было больше, чем Нимуэ могла себе представить. Например, три воздушных бронетранспортера. И пара разведывательных скиммеров дальнего действия - не говоря уже о штурмовом шаттле, который был размером со старый докосмический реактивный самолет. Небольшой, но разносторонне мощный производственный блок в самой нижней (и самой большой) камере пещерного комплекса имел смысл, как и, по ее мнению, хорошо укомплектованный оружейный склад. Хотя, как именно Ко-янг ожидал, что один ПИКА сможет в одиночку использовать двести штурмовых винтовок и два миллиона патронов, было немного непонятно.
   Полностью оборудованный медицинский блок с транспорта "Рем" был еще одной загадкой, учитывая ее кибернетическую природу. Он даже обладал возможностями криоанабиоза и антигероновой терапии, и хотя она бы не решилась использовать какие-либо из его лекарств спустя восемь столетий, даже с крионическим хранением, нанотехнологическая часть терапии все еще была, несомненно, жизнеспособной. Конечно, не то чтобы ПИКА нуждался в чем-то подобном. Иногда она задавалась вопросом, настояли ли эмоции Ко-янга и Шан-вей на том, чтобы они помнили Нимуэ Элбан из плоти и крови, а не существо из сплавов и композитов, которое заменило ее. Каковы бы ни были их доводы, там была даже полностью оборудованная кухня... несмотря на то, что ПИКА не испытывал особой потребности в пище.
   Другие части склада, о котором она поймала себя на том, что думает как о пещере Нимуэ, имели гораздо больше смысла. Например, библиотека. Ко-янг и Шан-вей каким-то образом умудрились также извлечь ядро библиотеки из "Ромула", прежде чем корабль был уничтожен. Им не удалось вытащить весь библиотечный компьютер, что во многих отношениях было жаль, поскольку его искусственный интеллект, в отличие от Совы, был специально разработан как инструмент обработки информации и выдачи справок. Нимуэ задумалась, не было ли это проблемой размера. Полное ядро данных состояло всего из трех сфер молекулярной схемотехники, размером не больше баскетбольного мяча Старой Земли, которые, несомненно, можно было легче пронести мимо чужих глаз, чем всю компьютерную систему. Но они все равно доставили ядро и подключили его к Сове, и это означало, что у Нимуэ был доступ к эквиваленту библиотечной системы основного университета Федерации. Это, несомненно, будет иметь огромную ценность в будущем.
   Невероятно полезным также должен был оказаться огромный запас СНАРКов - Само-Наводящихся Автономных Разведывательно-Коммуникационных платформ. Незаметные маленькие роботы-шпионы, работающие на термоядерном топливе, были лишь немного крупнее самой Нимуэ, но они обладали приличными возможностями искусственного интеллекта, были способны развивать скорость до двух Махов в атмосфере (и конечно, значительно больше за ее пределами), могли оставаться в воздухе месяцами, и могли бы использовать собственные восстанавливаемые дистанционно управляемые пульты почти микроскопического размера. В этот самый момент у нее было шестнадцать таких, парящих невидимыми для глаз или каких-либо более сложных датчиков (если бы они были) над крупными городами.
   На данный момент они сосредоточились на записи местных языков и диалектов. Без интерфейса передачи данных ПИКА Нимуэ пришлось бы на собственном горьком опыте научиться говорить на значительно измененной версии стандартного английского языка, на котором говорили современные сэйфхолдцы. Это выглядело так, как будто письменный язык и грамматика остались фактически замороженными, но без какой-либо возможности аудиозаписи формы разговорного произношения значительно изменились... и не всегда в одних и тех же направлениях в разных местах. Некоторые диалекты теперь настолько отличались друг от друга, что были почти отдельными языками, несмотря на то, что практически каждое слово в них писалось одинаково.
   К счастью, она всегда хорошо разбиралась в языках, и, по крайней мере, ее нынешнее тело не нуждалось во сне. Ее человеческая личность действительно нуждалась в периодических перерывах - она обнаружила это, когда впервые управляла ПИКА в автономном режиме, - хотя кибернетический "мозг", в котором находилась эта личность, этого не делал. Она действительно не знала, была ли она полностью "закрыта" в эти периоды, или она находилась на каком-то уровне... готовности в режиме ожидания. Функционально это было равносильно сну и сновидениям, хотя ей требовалось не более часа каждые несколько дней или около того, и она подозревала, что в нынешних обстоятельствах это будет для нее важнее, чем когда-либо прежде. В конце концов, никто никогда не думал о том, чтобы поддерживать ПИКА в автономном режиме на неопределенный срок, а это означало, что ни у кого не было опыта делать это более десяти дней подряд.
   Со знанием языка или без него, ей потребуется некоторое время, чтобы освоить местную версию настолько, прежде чем она могла даже подумать о попытке прямого контакта с любым местным жителем Сэйфхолда. Был также тот незначительный факт, что она была женщиной на планете, которая, по большому счету, вернулась к культуре, где почти полностью доминировали мужчины.
   Было кое-что, что она могла с этим сделать, хотя на самом деле ей не особенно нравилась эта мысль. Но был также тот факт, что почти все навыки, которым она научилась, выросши в обстановке само собой разумеющихся передовых технологий, в местном обществе будут иметь ограниченную полезность. Она всегда была увлеченным моряком, когда у нее было время, но только на относительно небольших судах, таких как любимый десятиметровый шлюп ее отца. Это могло бы быть полезно, - предположила она, - но в отличие от некоторых ее коллег-военнослужащих, она никогда особенно не интересовалась курсами выживания, меткой стрельбой, обучением рукопашному бою, кузнечному делу или лучшим способам изготовления смертоносных мин-ловушек из остатков консервных банок и старых резинок. Правда, за несколько лет до операции "Ковчег" коммодор Пей заинтересовал ее кендо. На самом деле, у нее это неплохо получалось, хотя она едва ли считала себя мастером этого искусства. Тем не менее, это было единственное локально применимое умение, о котором она могла думать, и она не была слишком уверена, насколько полезным окажется даже оно.
   Это были проблемы, с которыми ей в конце концов придется столкнуться. В то же время, однако, у нее было много других вещей, о которых нужно было подумать. Записи Ко-янга - на самом деле почти дневник - дали ей представление о том, что сделали с колонистами Лэнгхорн и Бедар. С этим преимуществом ей не требовался какой-то особый уровень гениальности, чтобы начать различать последствия их первоначального вмешательства, несмотря на ее нынешнее несовершенное понимание разговоров местных жителей.
   Сэйфхолд не был похож ни на одну другую планету, когда-либо населенную людьми. Даже самый старый из миров-колоний Федерации был заселен менее двух столетий до того, как человечество впервые столкнулось с Гбаба. Этого времени было достаточно для того, чтобы старые колонии выработали сильные местные культурные шаблоны, но все эти шаблоны возникли из пенистого смешения всех культурных течений Старой Земли. Во всех них были связаны чрезвычайно разнообразные элементы, и, конечно, сама Старая Земля была наиболее разнообразной из всех.
   Но в то время как культуры на всех этих других планетах были созданы путем смешения различных обществ, структур верований, идеологий, философий и мировоззрений в плюралистическое целое, Сэйфхолд начался с абсолютно однородной культуры. Искусственно однородной культуры. Человеческие существа, составлявшие эту культуру, были запрограммированы верить в одно и то же, так что различия, существовавшие здесь, на Сэйфхолде, были следствием восьми стандартных столетий эволюции от центральной матрицы, а не к ней.
   Вдобавок ко всему, Лэнгхорн и Бедар запрограммировали колонистов на абсолютную веру в созданную ими "религию". В библиотеке Нимуэ был оригинальный текст "Священного Писания" Сэйфхолда, составленный Маруямой Чихиро, одним из сотрудников Лэнгхорна, и она пробежала его с каким-то ужасающим восхищением.
   Согласно Церкви Ожидания Господнего, Бог создал Сэйфхолд как дом, где Его дети могли бы жить в простой гармонии друг с другом, принимая образ жизни, не осложненный ничем, что могло бы встать между Ним и ними. С этой целью Он выбрал архангелов, чтобы они помогали в создании и совершенствовании их мира, а также служили наставниками и опекунами для Его детей. Величайшими из архангелов (конечно же) были архангел Лэнгхорн, покровитель божественного закона и жизни, и архангел Бедар, покровительница мудрости и знаний.
   Доступная Нимуэ версия Священного Писания Церкви почти наверняка подверглась существенному пересмотру после событий, описанных коммодором Пей в его последнем послании. У нее не было возможности точно узнать, какими могли быть эти изменения, пока она не смогла получить в свои руки - или, скорее, в пульт одного из своих снарков - более свежее издание. Но поскольку в первоначальной версии Пей Шан-вей была указана как одна из архангелов, главная помощница архангела Лэнгхорна в создании Сэйфхолда в соответствии с Божьей волей, она была совершенно уверена, что эта конкретная часть претерпела некоторые изменения после убийства Шан-вей. Затем был небольшой вопрос о намерении Ко-янга убить также Лэнгхорна и Бедар. Без сомнения, для учета этого тоже потребовалось некоторое разумное редактирование.
   Но было ясно, что, по крайней мере, основные положения плана, составленного Лэнгхорном и Бедар, были приведены в действие. Церковь Ожидания Господнего была подлинной универсальной, всемирной церковью. По сути, первоначальные колонисты действительно были созданы в тот момент, когда они проснулись на земле Сэйфхолда и вступили в силу имплантированные в них ложные воспоминания. Они не просто верили, что Лэнгхорн, Бедар и другие члены команды операции "Ковчег" были архангелами; они знали, что это так.
   В первоначальном плане Лэнгхорна также учитывался тот факт, что весь первоначальный командный состав имел бы постоянный доступ к антигероновым препаратам,. Рядовые колонисты проходили эти процедуры до того, как покинули Старую Землю, но в новых условиях у них не было возможности пользоваться средствами против старения. Поскольку командный состав мог продолжать в том же духе, их ждала общая продолжительность жизни до трех столетий, и многие из них были так же молоды, как и сама Нимуэ, когда их назначили на миссию.
   Оригинальные "Адамы" и "Евы" проживут намного дольше, чем любой человек, который никогда не получал базовую антигероновую терапию, вероятно, по крайней мере полтора столетия, а нанотехнологические аспекты оригинальной терапии сохранят их от болезней и инфекций. Учитывая средний возраст колонистов на момент начала операции "Ковчег", это дало бы каждому из них по меньшей мере сто двадцать лет полноценной взрослой жизни здесь, на Сэйфхолде, более чем достаточно, чтобы отличить их от их короткоживущих потомков, дав им (Нимуэ скорчила гримасу отвращения) поистине библейскую продолжительность жизни в сочетании с иммунитетом от болезней. Тем не менее, "архангелы" будут жить еще дольше, и это означало, что колонисты и первые пять или шесть поколений их потомков будут иметь прямой физический контакт с "бессмертными" архангелами.
   Еще одним фактором было то, что первые колонисты были поголовно грамотными. Огромное количество письменных, исторически подтвержденных свидетельств из первых рук об их "сотворении" здесь, на Сэйфхолде, об их более позднем взаимодействии с архангелами, на попечение которых их вверил Бог, и об их невероятно долгой жизни, должно быть, ошеломляет. Церковь Сэйфхолда не ограничивалась трудами малого числа богословов или относительно небольшим оригинальным Священным Писанием. У нее были дневники, письма, вдохновенные труды восьми миллионов человек, которые все без исключения верили в достоверность описанных ими событий.
   Неудивительно, что Бедар была так уверена, что ее теократическая матрица выдержит, - кисло подумала Нимуэ. - У этих бедняг не было ни единого шанса.
   И даже если Ко-янг преуспел в своем плане убить Лэнгхорна и его старших последователей, кто-то явно выжил, чтобы взять на себя ответственность за генеральный план. Храм Божий и город Зион были достаточным доказательством этого, - мрачно подумала она, - поскольку ни того, ни другого не существовало до убийства Шан-вей. И Храм в особенности был центральным физическим доказательством точности Священного Писания.
   Она не осмелилась позволить своим снаркам действовать слишком свободно в Зионе или вокруг него после того, как поняла, что где-то под Храмом все еще есть по крайней мере несколько маломощных источников энергии, и она решила вообще не использовать их внутри самого Храма, несмотря на дыру, которую, как она знала, это должно было проделать в ее сети сбора информации. К сожалению, она понятия не имела, что это могут быть за источники энергии, и не хотела выяснять это на собственном горьком опыте. Но ей не нужно было подходить очень близко к Храму, чтобы оценить его неоспоримое величие и красоту. Или тот факт, что он, вероятно, переживет большинство местных горных хребтов.
   Это было нелепо. Она видела командные бункеры планетарной обороны, которые были более хрупкими, чем Храм, и ей было интересно, какой гениальный безумец решил покрыть этот серебряный купол бронепластом? Казалось, что толщина обшивки составляла по меньшей мере семь или восемь сантиметров, а это означало, что ее было бы достаточно, чтобы без единой царапины остановить старый, докосмический бронебойный снаряд калибром сорок сантиметров. Это казалось немного чрезмерным для сохранения купола и этой нелепой статуи Лэнгхорна яркими и блестящими. С другой стороны, простое существование Храма и "чудесный" бронепласт и другие передовые материалы, которые были использованы в нем - не говоря уже о том факте, что его интерьер, казалось, даже сейчас полностью оборудован контролируемым климатом, что, вероятно, объясняло эти источники энергии - "доказывали", что архангелы действительно когда-то прошли по поверхности Сэйфхолда. Конечно, руки простого смертного не смогли бы воздвигнуть такое сооружение!
   И все же, несмотря на все свои размеры и величие, Храм на самом деле был лишь крошечной частью власти Церкви. Каждый монарх на планете был правителем "по милости Бога и архангела Лэнгхорна", и именно Церковь распространяла - или отрицала - эту легитимность. Теоретически Церковь могла свергнуть любого правителя, где угодно и в любое время по своему выбору. На самом деле, Церковь всегда была очень осторожна в использовании этой власти, и стала еще более осторожной, когда возникли такие великие государства, как Харчонг и Сиддармарк.
   Но Церковь сама по себе по-прежнему оставалась самой могущественной светской силой на Сэйфхолде. Земли Храма были меньше по площади, чем Харчонг или Сиддармарк, и имели меньшее население, но они были больше и густонаселеннее почти любого другого королевства Сэйфхолда. И даже Церковь на самом деле не знала, какую часть общего богатства планеты она контролирует. По закону каждый житель Сэйфхолда был обязан ежегодно отчислять десятину в размере двадцати процентов от своей прибыли. Светские правители были ответственны за сбор этой десятины и передачу ее Церкви; затем Церковь использовала ее для благотворительных проектов, строительства еще большего количества церквей и в качестве капитала для доходного бизнеса, ссужая средства местным князьям и знати по ростовщическим ставкам. Плюс, конечно, для невероятного богатства и роскоши, которые она обеспечивала своему высшему духовенству.
   Это было гротескно тяжелое сооружение, в котором абсолютизму власти Церкви соответствовала только ее вера в собственное право на эту власть, и Нимуэ ненавидела это.
   И все же, несмотря на все это, часть ее действительно испытывала искушение просто отойти в сторону и ничего не делать. Вся цель операции "Ковчег" состояла в том, чтобы создать убежище для человечества без предательского высокотехнологичного следа, который мог бы привлечь к нему кораблей-разведчиков Гбаба, и до сих пор, по крайней мере, маниакальная смесь Лэнгхорна, казалось, делала именно это. Но другая ее часть была одновременно в ужасе и возмущении от чудовищного обмана, которому подверглись сэйфхолдцы. И, возможно, еще более были важны симптомы того, что фасад начал разрушаться, как ее снарки уже сообщили ей.
   Не похоже, что кто-то бросает вызов основам теологии - пока нет, - подумала она. - Но население стало слишком большим, и Церковь обнаружила истинность старой поговорки о том, что власть развращает. Хотела бы я, чтобы снарки оказались внутри самого Храма, но даже без этого очевидно, что этот совет викариев настолько же коррумпирован и своекорыстен, как любая диктатура в истории. И даже если он сам этого не осознает, должно быть много людей за пределами совета, которые это понимают.
   Это только вопрос времени, когда появится какой-нибудь местный Мартин Лютер или Ян Гус, чтобы потребовать реформ, и как только центральная матрица начнет давать трещины, кто знает, куда это может привести? Любая сэйфхолдская реформация будет невероятно грязной и уродливой, учитывая универсальность Церкви и ее претензии на светскую власть. И эти люди абсолютно уверены, что архангелы все еще где-то там, наблюдают за ними. Верующие будут ожидать, что "архангел Лэнгхорн" и его товарищи вернутся, придут на помощь Церкви - или реформаторам. А когда они этого не сделают, кто-нибудь заявит, что они никогда на самом деле не существовали, несмотря на все "доказательства", и что вся их религия была ложью почти тысячу местных лет. И когда это произойдет...
   Она вздрогнула - чисто психосоматическая реакция, она знала - и выражение ее лица напряглось.
  
  
   АВГУСТ, Год Божий 890
  
   .I.
   Город Теллесберг и предгорья Гарит, близ Ротара, королевство Чарис
  
   - Не думаю, ваше высочество, что это такая уж хорошая идея, - сказал лейтенант Фэлхан. - На самом деле, думаю, что это очень плохая идея.
   Кронпринц Кэйлеб посмотрел на своего главного телохранителя и приподнял бровь. Это было выражение его отца, которое он практиковал уже некоторое время. К сожалению, это, казалось, не имело такого же эффекта, когда его использовал Кэйлеб.
   - Это очень хорошо, что вы так на меня смотрите, - сказал ему Фэлхан. - Не вам придется объяснять королю, что сталось с его наследником, если случится что-то неприятное. И как только я выпущу вас из поля зрения, с моей удачей что-нибудь произойдет.
   - Арналд, это всего лишь охотничья поездка, - терпеливо сказал Кэйлеб, передавая свою тунику Галвину Дейкину, своему камердинеру. - Если я возьму с собой огромное громоподобное стадо телохранителей, как я буду на что-то охотиться?
   - А если окажется, что кто-то склонен охотиться за вами? Знаете, в последнее время все немного неспокойно. И в последний раз, когда я смотрел, на Сэйфхолде было несколько человек, которые не питали особых теплых чувств к вашему Дому.
   Арналд Фэлхан, младший сын графа Шарпсета, был всего на девять лет старше самого Кэйлеба. Однако он также был офицером королевской чарисийской морской пехоты, потому что по традиции за безопасность наследника престола отвечали морские пехотинцы, а не королевская стража. Это означало, что молодой Фэлхан был выбран для своих обязанностей не случайно. Это также означало, что он не позволил своей молодости помешать ему очень серьезно отнестись к своим обязанностям по сохранению жизни наследника чарисийского трона, и Кэйлеб ненавидел, когда он прибегал к нечестным уловкам, таким как логика.
   - Для начала они должны были бы знать, где я был, - сказал Кэйлеб. - И я не сказал, что не хочу брать с собой никаких телохранителей. Я просто не вижу никакой причины тащить весь отряд в горы менее чем в двадцати милях от Теллесберга.
   - Понимаю. И о насколько большой части отряда вы думали?
   - Хорошо...
   - Так я и думал. - Лейтенант Фэлхан скрестил руки на груди и прислонился широкими плечами к стене просторной, выкрашенной в голубой цвет гостиной своего принца, и Кэйлеб был почти уверен, что услышал одобрительное фырканье Дейкина, когда камердинер выходил из комнаты.
   - Самое меньшее, на что я соглашусь, - это пять человек, - объявил Фэлхан.
   - Пять? - Кэйлеб уставился на него. - Нам не нужно будет противостоять полку, Арналд! Если только ты не думаешь, что Нарман или Гектор смогут провести целую армию мимо флота.
   - Пять, - твердо повторил Фэлхан. - Плюс я. Еще меньше, и вы вообще никуда не пойдете.
   - Если я не ошибаюсь, я принц в этой комнате, - сказал Кэйлеб немного жалобно.
   - И я боюсь, что у принцев на самом деле меньше свободы, чем у многих других людей. - Фэлхан улыбнулся с искренним сочувствием. - Но, как я уже сказал, я не собираюсь смотреть в лицо вашему отцу и признаваться, что позволил чему-то случиться с вами.
   Кэйлеб выглядел непокорным, но в глазах Фэлхана не было ни капли покорности. Лейтенант просто оглядывался кругом, терпеливо ожидая, пока на поверхность не всплывут здравый смысл и ответственность его молодого, иногда капризного подопечного.
   - Хорошо, - наконец вздохнул Кэйлеб. - Но только пять, - добавил он храбро.
   - Конечно, ваше высочество, - пробормотал лейтенант Фэлхан, кланяясь с грациозной покорностью.
  
   * * *
   - Извините меня, ваше высочество, - сказал лейтенант Фэлхан на следующий день, когда наследный принц, он и пять телохранителей морской пехоты ехали по холмистой долине зимним утром, которое неуклонно приближалось к полудню.
   Так близко к экватору погода все еще была довольно теплой, несмотря на официальное время года, и лейтенант вспотел в душных объятиях своей кирасы. Однако не это было причиной его кислого выражения лица. Это было связано с тем фактом, что маленький городок Ротар, скорее, процветающая фермерская деревня в восемнадцати милях от Теллесберга, находился в двухстах ярдах позади вместе с местным мэром, который только что закончил отвечать на вопросы принца Кэйлеба.
   - Да, Арналд?
   - Мне только что пришло в голову, что здесь, похоже, произошел небольшой сбой в общении. Если, конечно, вы когда-то упоминали мне, на кого именно вы собираетесь охотиться, а я просто забыл.
   - Что? - Кэйлеб повернулся в седле и посмотрел на офицера морской пехоты широко раскрытыми, бесхитростными глазами. - Разве я забыл тебе сказать?
   - Я в этом сомневаюсь, - мрачно сказал Фэлхан, и губы Кэйлеба дрогнули, когда он мужественно подавил улыбку.
   Фэлхан решил, что наследный принц унаследовал все отцовские способности к дезориентации. Он так увлек Фэлхана спором о количестве телохранителей, что лейтенант совершенно забыл спросить о предполагаемой добыче.
   - Ты, конечно, не думаешь, что я намеренно не сказал тебе? - спросил Кэйлеб с искусно обиженным выражением лица, и Фэлхан фыркнул.
   - Это именно то, что я думаю, ваше высочество. И я наполовину склонен повернуть всю эту экспедицию вспять.
   - Я не думаю, что мы это сделаем, - сказал Кэйлеб, и мысленные уши Фэлхана дернулись от едва уловимого, но явного изменения тона. Он посмотрел на принца, и Кэйлеб спокойно посмотрел на него в ответ. - Этот ящер-резак уже убил двух фермеров, Арналд. Теперь у него появился вкус к человеческой плоти, и все больше и больше людей будут работать на полях в течение следующих нескольких пятидневок. Это только вопрос времени, когда он заберет еще одного... или ребенка. Я не позволю этому случиться.
   - Ваше высочество, я не могу спорить с этим желанием, - сказал Фэлхан, его собственный тон и выражение лица были такими же трезвыми. - Но позволить вам лично охотиться на что-то подобное пешком подпадает под категорию неприемлемого риска.
   Кэйлеб на мгновение отвел взгляд, окинув взглядом предгорья, ведущие к скалистому хребту Гарит. Темно-зеленые иглы высоких стройных сосен беспокойно шевелились, колыхаясь, как смолистые волны, под лаской сильного южного ветра, а на южном горизонте постепенно собирались наковальни грозовых туч с белыми верхушками и темным дном.
   Оглядываясь на запад, в сторону Теллесберга, можно было увидеть зеленое и коричневое лоскутное одеяло процветающих ферм, раскинувшихся по нижним склонам; над ними на востоке все выше вздымались горы. Уже было заметно прохладнее, чем в столице, и это становилось все более ощутимым по мере того, как они поднимались вверх. Действительно, на некоторых из более высоких вершин над ними круглый год лежал снег, и высоко над головой он увидел кружащуюся фигуру виверны, терпеливо оседлавшей термальные потоки в ожидании, когда какой-нибудь неосторожный кролик или ящерица предложат себя на завтрак.
   День был прекрасный, и он глубоко вдохнул свежий воздух. Воздух Чариса, земли, для служения которой он родился. Он позволил этому осознанию заполнить его мысли, как воздух наполнил его легкие, затем снова посмотрел на лейтенанта.
   - Ты помнишь, как мой отец чуть не потерял ногу?
   - Насколько понимаю, в то время он был почти таким же молодым и глупым, как вы, - ответил Фэлхан, вместо того чтобы прямо ответить на вопрос.
   - Может быть, так оно и было, - признал Кэйлеб. - Но как бы то ни было, это произошло не потому, что он убегал от своих обязанностей перед подданными. И сегодня в Теллесберге по меньшей мере дюжина детей, у которых есть отцы, потому что мой отец помнил об этих обязанностях. - Наследный принц пожал плечами. - Признаю, что не рассказал тебе о ящере-резаке, потому что хочу заняться этим сам. Это не меняет того факта, что выслеживать его, или, по крайней мере, следить за тем, чтобы за ним охотились, - это моя ответственность. И в этом случае, я думаю, отец поддержал бы меня.
   - Не раньше, чем высек бы вас на всю жизнь, - прорычал Фэлхан.
   - Возможно, - усмехнулся Кэйлеб. - Я становлюсь немного староват для таких вещей, но если бы ты рассказал ему о том, как я пускал пыль в глаза, он, вероятно, был бы просто немного расстроен из-за меня. Тем не менее, думаю, он согласился бы с тем, что теперь, когда я здесь, мне не следует возвращаться, поджав хвост.
   - Он также был бы не слишком доволен мной за то, что я позволил вам пустить пыль в глаза, - мрачно заметил Фэлхан. Затем он вздохнул.
   - Очень хорошо, ваше высочество. Мы здесь, вы одурачили меня, и я не собираюсь тащить вас домой, брыкающегося и кричащего. Но с этого момента вы подчиняетесь моим приказам. Я не собираюсь терять вас из-за ящера-резака, самого проклятого из всех тварей, так что, если я скажу вам убираться к черту с дороги, вы уберетесь к черту с дороги. - Он покачал головой, когда принц начал открывать рот. - Я не собираюсь говорить вам, что вы не можете охотиться на эту тварь или как это делать. Но вы не рискуете по-дурацки, например, не идете в заросли за раненым ящером. Ясно?
   - Ясно, - согласился Кэйлеб через мгновение.
   - Хорошо. - Фэлхан покачал головой. - И, просто для протокола, ваше высочество, с этого момента я хочу знать, на кого вы охотитесь, а не только где и когда.
   - О, конечно! - благочестиво пообещал Кэйлеб.
  
   * * *
   Как бы Кэйлеб ни ввел его в заблуждение, чтобы вообще попасть сюда, Фэлхан должен был признать, что наследный принц был в своей стихии, когда они осторожно продвигались по горному склону. Наставники Кэйлеба даже сейчас прикладывали немало усилий, чтобы заставить его обратить внимание на свои книги. Когда он был моложе, эта задача была практически невыполнимой, но зато королевские егеря и мастера фехтования не могли и мечтать о более внимательном ученике. И как бы Фэлхан ни предпочитал, чтобы кто-то другой - на самом деле, кто-нибудь другой - охотился на этого конкретного ящера-резака, принц проявил, по крайней мере, каплю здравого смысла.
   Ящеры-резаки были одними из самых страшных наземных хищников Сэйфхолда. Полностью взрослый горный ящер-резак мог достигать четырнадцати футов в длину, из которых не более четырех футов приходится на хвост. Их удлиненные пасти изобиловали острыми треугольными зубами - их было по два полных ряда, сверху и снизу, - которые могли пробить даже самую плотно сплетенную кольчугу, а их длиннопалые лапы могли похвастаться когтями длиной до пяти дюймов. Они были быстрыми, раздражительными, территориальными и бесстрашными. К счастью, "бесстрашная" часть была, по крайней мере частично, результатом того факта, что они также были довольно близки к безмозглости. Ящер-резак сразился бы со всем, что движется, за исключением одного из великих драконов, но ни один такой ящер никогда не слышал ни о чем, даже отдаленно похожем на осторожность.
   Кэйлеб знал все это, по крайней мере, так же хорошо, как и Фэлхан, и не прилагал особых усилий, чтобы преследовать свою добычу. В конце концов, зачем утруждать себя поисками ящера-резака, когда он мог рассчитывать на то, что тот сам придет к ним? Фэлхану не очень нравилась логика, присущая такому подходу, но он ее понимал. И, честно говоря, он также признал, что принц Кэйлеб гораздо лучше управлялся с копьем на ящера, которые несли все они, чем любой из его телохранителей. Лейтенанту это тоже не очень нравилось, но он знал, что это правда.
   Кронпринц на самом деле насвистывал, громко, нескладно и фальшиво, пока они блуждали настолько шумно, насколько это было возможно, в самом сердце видимой территории ящера-резака. Они шли пешком, и Фэлхан подумал, что он должен, по крайней мере, быть благодарен, что Кэйлеб не пел. У короля Хааралда был превосходный певческий голос - глубокий, звучный бас, хорошо подходящий для традиционных чарисийских морских песнопений, но Кэйлеб не смог бы удержать мелодию даже в кошельковом неводе. Что, к сожалению, не мешало ему пытаться делать это слишком часто.
   Никто из телохранителей тоже не пытался вести себя особенно тихо. Однако все они, включая принца, держались как можно дальше от любого подлеска. К счастью, тени под высокими соснами с прямыми стволами, спускающимися с более высоких склонов, не давали разрастаться спутанной проволочной лозе и душащему дереву, которые образовали почти непроходимые заросли ниже в предгорьях. Это давало им и ящеру-резаку довольно длинные, относительно беспрепятственные линии обзора. И если предположить, что сообщения местных фермеров о недавних привычках ящера-резака были точными, то они должны быть...
   Из леса на склонах над ними донесся внезапный леденящий кровь звук.
   Никто из тех, кто хоть раз слышал разъяренного ящера, никогда не смог бы спутать его боевой клич ни с чем другим. Пронзительный, воющий свист каким-то образом умудрялся звучать еще и как рвущееся полотно паруса, разрывающегося во время внезапного шторма. Это был голос чистой, дистиллированной ярости, поднятый в яростном вызове, и вся охотничья группа развернулась на звук, когда сразу за ним из леса вырвалось широкое, низкорослое существо, которое издало его.
   В конце концов, это был не совсем взрослый ящер-резак, - краем сознания отметил Фэлхан, размахивая своим восьмифутовым копьем для ящера. Этот был едва ли одиннадцати футов от кончика морды до кончика хвоста, но все его шесть лап яростно били, когда он бросился в атаку, широко раскрыв пасть, чтобы показать все четыре ряда влажно блестящих клыков.
   Лейтенант все еще пытался установить свое копье на место, когда принц Кэйлеб крикнул в ответ атакующему ящеру. Крик принца был столь же непристойным, сколь и громким, обвиняя мать существа в определенных физически невозможных действиях, но содержание было менее важно, чем громкость. Хотя ящер не должен был ничего слышать из-за грохота своего собственного рева, он, очевидно, прекрасно слышал Кэйлеба. И с целеустремленной территориальной яростью своего вида он распознал повышенный голос ничтожного встречного вызова.
   Фэлхан выругался еще более непристойно, чем Кэйлеб, когда траектория несущегося хищника слегка изменилась. Он с грохотом несся прямо на Кэйлеба, так же быстро, как и любая атакующая лошадь, и ни один из телохранителей принца не был в состоянии перехватить его.
   Что, конечно же, было именно тем, чего добивался наследный принц.
   Кэйлеб развернул свое тело почти под прямым углом к атаке ящера. Длинный, широкий наконечник его копья в форме листа опустился с точностью копейщика Сиддармарка, его правая нога слегка вытянулась в сторону ящера, а левая нога скользнула назад и опустилась на конец древка копья, чтобы закрепить его. Все это произошло почти мгновенно, с инстинктом мышечной памяти фехтовальщика и отточенным совершенством формы, которым гордился бы любой из наставников принца по охоте. Затем ящер набросился на него.
   Толстая, короткая шея существа вытянулась вперед, белая подкладка его открытой пасти и зияющий пищевод выделялись на фоне темно-серо-зеленой зимней шкуры, когда его челюсти потянулись к безрассудному врагу, который осмелился вторгнуться на его территорию. А затем воющий гром его вызова превратился в пронзительный вопль боли, когда острый, как бритва, наконечник копья принца безошибочно вонзился ниже основания его горла.
   Двадцатидюймовый наконечник копья вошел в центр груди ящера, и его собственная несущаяся туша нанизалась на острие с такой силой, какой не смогла бы достичь ни одна человеческая рука. Прочная восемнадцатидюймовая перекладина на фут ниже основания наконечника копья не позволяла той же туше направиться прямо вниз по древку копья, чтобы достичь Кэйлеба. Шок от удара все же чуть не сбил принца с ног, несмотря на его безупречную стойку и напружившееся тело, но этого не произошло, и вопль ящера превратился в захлебывающийся крик, когда наконечник копья вонзился прямо в его сердце.
   Ящер резко остановился, корчась и извиваясь в агонии, кровь фонтаном хлестала из открытого рта и ноздрей. Его предсмертные судороги почти достигли того, чего не удалось добиться силе его атаки, встряхнув кронпринца, как один из портовых мастифов трясет крысопаука. Он все еще мог убить Кэйлеба одним ударом одной из своих массивных когтистых передних лап, но принц вцепился в древко своего копья, используя его для защиты от полутонны смертельно раненого бешенства.
   Лейтенанту Фэлхану показалось, что прошла почти вечность, но на самом деле это не могло быть так долго. Крики ящера превратились в булькающие стоны, его неистовые метания замедлились, а затем, с последним, почти жалким стоном, он свернулся полукольцом и рухнул на землю.
  
   * * *
   - Шан-вей его забери! - с отвращением прорычал самый низкорослый из мужчин, лежавших животом вниз на гребне. - Почему этот проклятый ящер не мог сделать свою работу?
   - На самом деле на это было мало шансов, сэр, - сухо заметил его заместитель. - Это была самая красивая работа, которую я когда-либо видел.
   - Конечно, не было, - кисло признал лидер. - И все же я мог надеяться, не так ли?
   Его подчиненный просто кивнул.
   - Что ж, - вздохнул лидер через мгновение, - полагаю, это просто означает, что нам все-таки придется пройти трудный путь.
  
   * * *
   - Что ж, - сказал Арналд Фэлхан, глядя на своего наследного принца поверх все еще содрогающейся туши ящера-резака, - это было, безусловно, захватывающе, не так ли?
   Ответный смех Кэйлеба бил через край, несмотря на не совсем одобрительный тон его главного телохранителя. Затем принц поставил одну ногу на плечо ящера, схватил древко копья обеими руками, согнул спину и, крякнув от усилия, вытащил длинный смертоносный наконечник.
   - На самом деле, так оно и было, - согласился он, начиная счищать кровь с копья, протирая его низкорослым вереском.
   - Я рад, что вам понравилось, - сдержанно сказал Фэлхан, и Кэйлеб ухмыльнулся ему. Лейтенант попытался ответить сердитым взглядом, но, несмотря на все его усилия, его собственная ухмылка просочилась наружу. Он начал говорить что-то еще, затем покачал головой и вместо этого посмотрел на одного из своих подчиненных.
   - Пейтер.
   - Да, сэр? - сержант Пейтер Фейркэстер ответил резко, хотя и не смог подавить собственную улыбку. Все телохранители принца могли сожалеть о том, как настойчивость их подопечного в подобных вещах усложняла их собственные обязанности, но нельзя было отрицать, что им было более приятно защищать кого-то, кто не боялся собственной тени.
   - Возьми кого-нибудь с собой за лошадьми. И отправь еще кого-нибудь с сообщением в Ротар. Скажи мэру, пусть пришлет телегу, чтобы отвезти это... - он ткнул ящера носком обуви, - обратно к нам. Я уверен, - он одарил принца милой улыбкой, - что его величество будет очарован, увидев, на какую мелкую дичь принц охотился сегодня утром.
   - О, это удар ниже пояса, Арналд! - признал Кэйлеб, подняв одну руку в жесте, который судья использовал для обозначения касания в тренировочном матче.
   - Знаю, ваше высочество, - согласился Фэлхан, в то время как остальные телохранители принца посмеивались с привилегией доверенных слуг.
   - Луис, - сказал Фейркэстер, указывая на одного из других морпехов. - Ты и Сигман.
   - Есть, сержант. - Выраженный акцент горца Луиса Фармана был более заметен, чем обычно, и он все еще ухмылялся, когда коснулся левого плеча правой рукой, отдавая честь, и кивнул головой в сторону Сигмана Оурмастера. - Мы сделаем это.
   Он и Оурмастер передали свои копья Фронзу Димитри, затем они вдвоем побежали прочь с Фейркэстером, оставив Димитри и капрала Жака Дрэгонера с Фэлханом и принцем.
  
   * * *
   - Так удобнее, - пробормотал коротышка на гребне гораздо более удовлетворенным тоном.
   - Это меня полностью устраивает, сэр, - с чувством согласился его заместитель. У чарисийских морских пехотинцев была заслуженная репутация, и их назначили королевскими телохранителями не из-за их милого нрава и умения отступать.
   - Что ж, - сказал лидер через мгновение, - полагаю, нам лучше перейти к делу. И, по крайней мере, у нас есть чем заняться.
   Он и его люди следили за отрядом принца с тех пор, как он покинул Ротар, и хотя он предпочел бы, чтобы ящер выполнил свою работу за них, возможности, которые предлагала нынешняя местность, были очевидны его опытному глазу.
   - Идем. И помните... - он свирепо посмотрел на остальных своих людей, - я лично перережу горло любому, кто издаст хоть звук, пока на месте не окажутся заряженные арбалеты.
   Головы кивнули, и еще одиннадцать человек, все в одинаковых серо-коричневых и зеленых одеждах, двое из которых были вооружены арбалетами, поднялись на ноги позади него и его сержанта.
  
   * * *
   - Просто из любопытства, ваше высочество, - спросил лейтенант Фэлхан, расхаживая вдоль распростертого тела ящера-резака, - как вы узнали об этом?
   - Слышал об этом? - повторил Кэйлеб, подняв брови, и Фэлхан пожал плечами.
   - Как правило, дворцовые сплетни распространяются быстрее, чем пожар в сосновом лесу, - сказал он. - В этом случае, однако, я не слышал ни единого шепота об этом ящере. - Он ткнул большим пальцем в сторону туши. - Вот почему вы смогли провести эту маленькую экспедицию мимо меня. Мне просто любопытно, как вам удалось услышать об этом раньше всех?
   - На самом деле я не помню, - признался Кэйлеб, поразмыслив несколько секунд. Он почесал бровь, задумчиво нахмурившись. - Думаю, что это могло быть от Тимана, но я не совсем уверен в этом.
   - Тиман знал бы об этом, если бы хоть кто-нибудь знал, - признал Фэлхан. Тиман Гринхилл, один из старших егерей короля Хааралда на протяжении более восемнадцати лет, был главным наставником Кэйлеба по охоте, поскольку искалеченная нога короля не позволяла ему самому выполнять эту роль.
   - У него действительно есть способ слышать о подобных вещах, - согласился Кэйлеб. - И он...
   - Ложитесь, ваше высочество!
   Арналд Фэлхан вскинул голову, когда голос, которого он никогда раньше в жизни не слышал, выкрикнул предупреждение из трех слов.
  
   * * *
   Коротышка в шоке обернулся, когда глубокий, мощный голос прокричал у него за спиной.
   Он и его люди подобрались к намеченной добыче на расстояние пятидесяти ярдов. Толстый ковер из сосновых иголок заглушал любой звук, который могли издавать их ноги, а крутой овраг в извилистом русле пересохшего сезонного ручья обеспечивал прикрытие для их приближения. Двое его арбалетчиков только что заняли огневую позицию, разместив оружие на выступе русла ручья и терпеливо ожидая, пока движущийся лейтенант морской пехоты освободит линию огня по их цели. Неудивительно, что все внимание лидера в тот момент было сосредоточено на наследном принце Чариса и трех его оставшихся телохранителях.
   Вот почему он был совершенно не готов увидеть человека, несущегося к нему по тому же ковру из сосновых иголок с обнаженным мечом в руках.
  
   * * *
   Лейтенант Фэлхан отреагировал инстинктивно и благодаря тренировкам, а не осознанным мыслям. Его правая рука потянулась к рукояти меча, но одновременно он вытянул левую. Он схватил кронпринца Кэйлеба за ворот туники и резко дернул.
   Внезапный рывок застал Кэйлеба врасплох. Он потерял равновесие и неуклюже растянулся на земле... Как раз в тот момент, когда арбалетная стрела просвистела в пространстве, которое он занимал мгновение назад.
   Тот же болт не мог промахнуться мимо Фэлхана более чем на шесть дюймов, а второй болт вонзился в грудь Жака Дрэгонера. Капрал рухнул назад, даже не вскрикнув, а клинок лейтенанта с шипением вылетел из ножен.
   Фронз Димитри отбросил в сторону копья на ящера, которые он держал в руках, и выхватил свой собственный кортик почти так же быстро, как меч Фэлхана покинул ножны. Двое выживших морских пехотинцев, все еще реагировавших до того, как их настигла сознательная мысль, переместились, чтобы встать между принцем и очевидным источником нападения.
  
   * * *
   Лидер убийц едва успел выхватить свой собственный меч, прежде чем вмешавшийся безумец бросился к нему в пересохший ручей.
   - Заканчивайте работу! - крикнул лидер своему заместителю. - Я разберусь с этим ублюдком!
   Его подчиненный даже не колебался. Репутация лидера как мастера фехтования была вполне заслуженной. Она также была одной из причин, по которой его прежде всего выбрали для этой миссии, и заместитель командира поднялся из русла ручья на стороне, ближайшей к чарисийцам.
   - Давай! - рявкнул он.
  
   * * *
   Фэлхан злобно выругался, когда по меньшей мере десять человек, казалось, появились из-под земли. Двое из них были вооружены арбалетами, но все остальные обнажили мечи, и арбалетчики тоже побросали свое неуклюжее, медленно стреляющее оружие и потянулись за собственными мечами.
   - Бегите, ваше высочество! - крикнул лейтенант, почувствовав, как Кэйлеб вскочил на ноги позади него.
   - К черту это! - сплюнул в ответ кронпринц, и сталь заскрежетала, когда он вытащил свой собственный клинок.
   - Черт возьми, Кэйлеб, беги! - взревел Фэлхан, и затем нападавшие набросились на них.
  
   * * *
   Лидер убийц был уверен в своем мастерстве, но где-то внутри него зазвенел слабый предупреждающий звоночек, когда он заметил необычную позу своего неожиданного противника. Таинственный пришелец держал рукоять своего оружия обеими руками, чуть выше уровня глаз, выставив вперед одну ногу и повернув все тело под небольшим углом.
   Это было непохоже ни на одну позу, которую убийца когда-либо видел, но у него не было времени анализировать ее. Не раньше, чем парящее оружие с шипением рванулось вперед, как стальная молния.
   Невероятная скорость удара застала убийцу врасплох, но он был так же хорош, как и утверждала его репутация. Ему удалось подставить свой собственный палаш, несмотря на скорость своего противника и даже несмотря на то, что он никогда не сталкивался с атакой, подобной этой.
   Это не помогло.
   У него было одно короткое мгновение, чтобы его глаза начали расширяться в шоке и недоверии, когда лезвие новичка чисто рассекло его собственное оружие, а затем его голова слетела с плеч.
  
   * * *
   Арналд Фэлхан отчаянно парировал, когда первый меч обрушился на него. Сталь ударилась о сталь с уродливым, похожим на удар наковальни лязгом, и он отклонился в сторону, когда к нему потянулся второй клинок. Он снова услышал лязг металла о металл и выругался с тихим отчаянием, когда понял, что Кэйлеб, вместо того, чтобы бежать, пока он и Димитри пытались замедлить убийц, встал в строй вместе с ними.
   Только три вещи удерживали в живых наследного принца и любого из его морских пехотинцев в течение следующих нескольких секунд. Одной из них была необходимость двух арбалетчиков выбросить одно оружие и вытащить другое, что замедлило их и оставило немного позади остальных десяти нападавших. Второй был тот факт, что все нападавшие на них убийцы ожидали, что эти арбалеты сделают свое дело без какой-либо необходимости вступать с кем-либо в рукопашную. Они были так же удивлены вмешательством таинственного незнакомца, как Фэлхан был удивлен их собственной атакой, и их бросок к принцу и его телохранителям был беспорядочным, неорганизованным. Они не пошли вместе в хорошо организованную атаку.
   И в-третьих, Кэйлеб проигнорировал приказ Фэлхана бежать.
   Первый убийца, добравшийся до наследного принца, прыгнул к нему, нанося удар мечом, но отшатнулся с рыдающим криком, когда Кэйлеб сделал короткий, мощный выпад. Король Хааралд выписал мастера фехтования из Кузнецова, что в Южном Харчонге, и хотя империя могла быть декадентской, коррумпированной и определенно невыносимо высокомерной, она все еще могла похвастаться одними из лучших инструкторов по оружию в мире. Мастер Домнек был, по крайней мере, таким же высокомерным, как и любой харчонгский стереотип, но он был так же хорош в своем ремесле, как и думал... и заодно был неумолимым надсмотрщиком.
   Большинство фехтовальщиков Сэйфхолда обучались в старой школе, но Кэйлеба учил кто-то, кто понимал, что заострения у мечей делают не просто так. Его дикий, экономичный выпад вонзил фут стали в грудь противника, и он успел вернуться в защитную позицию до того, как его жертва упала на землю.
   Второй убийца бросился на кронпринца, но рухнул, на этот раз с булькающим стоном, когда второй удар Кэйлеба пришелся ему в основание горла.
   Фэлхан был слишком занят двумя другими противниками, чтобы позволить своему вниманию рассеяться, но он мучительно осознавал, что убийцы концентрируют свои усилия против Кэйлеба. Этот факт был, вероятно, единственной причиной, по которой Фэлхан и Димитри все еще были живы, но он не ожидал, что они останутся такими надолго при шансах один к трем.
   Но затем добавилось кое-что новое.
  
   * * *
   Заместитель командира убийц услышал крик позади себя и злобно ухмыльнулся, увидев доказательства того, что его командир расправился с назойливым человеком, который испортил их засаду. Но затем он услышал второй крик и отступил на пару шагов от путаницы клинков и тел вокруг чарисийского принца и его превзойденных числом телохранителей и повернулся, чтобы посмотреть назад, откуда он пришел.
   У него было время только на то, чтобы рассмотреть смятые тела двух своих арбалетчиков, а затем человек, убивший их обоих, обрушился на него с вихрем стали.
   В отличие от своего покойного командира, у этого убийцы не было времени заметить ничего необычного в позе своего противника. Он был слишком занят смертью, когда новичок нанес двуручный удар прямо в его легкие и сердце, вывернул запястья и вернул свой клинок, и все это одним грациозным движением, ни разу не сбившись с шага.
  
   * * *
   Арналд Фэлхан дотянулся до одного из нападавших. Мужчина со стоном упал на спину, выронив кинжал из левой руки, когда эта рука обмякла, но затем сам лейтенант застонал от боли, когда меч прошел мимо его собственной защиты и рассек внешнюю сторону левого бедра. Он пошатнулся, каким-то образом удержавшись на ногах, но его собственный меч дрогнул, и к нему устремился еще один клинок.
   Ему удалось отбить атаку в сторону, отведя меч нападавшего влево, но это оставило его незащищенным справа, и он почувствовал, что на него надвигается другой убийца.
   А потом этот убийца упал сам, мгновенно и замертво, когда окровавленная стальная молния ударила его в затылок, как молот, и разорвала спинной мозг.
   Фэлхан не терял времени даром, пытаясь понять, что только что произошло. Там все еще были вооруженные люди, пытавшиеся убить его принца, и он воспользовался отвлекающим маневром нападения незнакомца, чтобы прикончить своего раненого противника. Он услышал, как позади него застонал Димитри, даже когда мертвец падал, и выругался, когда морской пехотинец упал, обнажив левый бок Кэйлеба. Фэлхан знал, что принц незащищен, но раненый лейтенант все еще был слишком занят своим единственным оставшимся противником, чтобы что-то с этим поделать.
   Кэйлеб краем глаза увидел, как Димитри рухнул на землю. Он знал, что это значит, и попытался развернуться лицом к человеку, который зарубил его телохранителя. Но двое мужчин, уже нападавших на него, удвоили свои усилия, пригвоздив его к месту. Разум принца был ясен и холоден, сосредоточен, как учил его мастер Домнек, но за щитом этой сосредоточенности скрывался укол холодного ужаса, когда он ждал, что убийца Димитри ударит его с фланга.
   Но потом, внезапно, кто-то еще оказался рядом с ним. Кто-то, чей сверкающий клинок сразил двух врагов, казалось, одним движением.
   Трое выживших потенциальных убийц внезапно осознали, что шансы каким-то таинственным образом сравнялись. Они отступили, как будто с общего согласия, но если они намеревались прервать атаку, то сделали это слишком поздно.
   Кэйлеб шагнул вперед, делая выпад в четверть. Другой из нападавших отклонился вперед от резкого удара его клинка, и незнакомец, таинственно материализовавшийся слева от него, почти в то же мгновение отрубил еще одну голову. Это был первый раз, когда Кэйлеб действительно слышал, чтобы кто-то справился с этим одним чистым ударом одной рукой - по крайней мере, за пределами какой-нибудь глупой героической баллады, - и единственный оставшийся убийца, казалось, был впечатлен этим так же, как и наследный принц. Он развернулся, чтобы убежать, и Кэйлеб как раз восстанавливал свою позицию, не в силах вмешаться, когда мужчина повернулся, чтобы бежать. Но меч незнакомца скользнул с ослепительной скоростью, и убийца вскрикнул, когда ему аккуратно перерезали сухожилия на ногах.
   Он рухнул, и незнакомец шагнул вперед. Нога в сапоге ударила по тыльной стороне руки раненого с мечом, вызвав еще один крик, когда раздробились мелкие кости. Убийца изогнулся, его левая рука нащупала рукоять кинжала на бедре, и меч незнакомца снова скользнул вперед, перерезав сухожилия на его запястье.
   Все было кончено как в мгновение ока, а затем Кэйлеб обнаружил, что стоит лицом к лицу с незнакомцем, который только что спас ему жизнь, над телом стонущего единственного выжившего нападавшего.
   - Мне пришло в голову, - сказал незнакомец с непривычным, резким акцентом, блестя странными сапфировыми глазами, - что вы, возможно, захотите задать этому парню несколько вопросов о том, кто его послал, ваше высочество.
  
   .II.
   Предгорья Гарит, близ Ротара, королевство Чарис
  
   Кронпринц Кэйлеб знал, что уставился на своего совершенно неожиданного спасителя, но ничего не мог с собой поделать. Новоприбывший был не похож ни на кого виденного им раньше. Цвет его лица был бледнее, чем у отца Пейтира Уилсина, и Кэйлеб никогда не видел таких глубоких темно-синих глаз. И все же, в то время как цвет лица и серые глаза отца Пейтира сочетались с непослушной копной ярко-рыжих волос, волосы этого человека были такими же темными, как у самого Кэйлеба. И он был выше даже Кэйлеба на целых два дюйма.
   Кроме того, он был невероятно красив, несмотря на тонкий белый шрам, пересекавший его правую щеку. В некотором смысле черты его лица были почти женственными, несмотря на яростно навощенные усы и аккуратную бородку-кинжал, но это, как и пиратский шрам, только придавало его лицу некий экзотический оттенок. В общем, очень впечатляющий персонаж, появившийся в пресловутую последнюю секунду.
   Что, конечно, поднимало вопрос о том, как ему удалось это сделать. Кэйлеб, возможно, и не был самым начитанным ученым, с которым когда-либо сталкивались его наставники, но он хорошо разбирался в основах логики, истории и государственного управления, и его отец лично обучал его основным навыкам, необходимым любому главе государства. Хотя он прекрасно понимал, что совпадения действительно случаются, он также знал, что некоторые "совпадения" были созданы для того, чтобы произойти. Особенно когда люди, ответственные за них, были вовлечены в теневую борьбу за самые высокие ставки, какие только можно вообразить.
   - Надеюсь, вы простите меня за то, что я указал на это, - сказал принц, не убирая свой клинок в ножны, - но у вас, похоже, есть определенное преимущество. Вы знаете, кто я, но я понятия не имею, кто вы, сэр.
   - Что, безусловно, при данных обстоятельствах должно показаться подозрительным, ваше высочество, - с улыбкой заметил незнакомец и слегка поклонился. - Меня зовут Мерлин, принц Кэйлеб, Мерлин Этроуз, и причина, по которой обстоятельства кажутся подозрительными, заключается в том, что так оно и есть. Я едва ли оказался здесь случайно, и объяснение того, как именно я сюда попал, потребует некоторого времени. Пока, однако... - он наклонился и оторвал лоскут ткани от туники своей последней, хнычущей жертвы, вытер ею клинок и аккуратно вложил сталь в ножны, - и этот парень, и лейтенант Фэлхан, похоже, требуют небольшого внимания.
   Кэйлеб дернулся, когда ему напомнили об этом, и быстро взглянул на лейтенанта. Фэлхан сидел на сосновых иглах, его глаза стекленели, пока он обеими руками останавливал поток крови из раненого бедра, и наследный принц сделал быстрый шаг в его сторону. Затем он замер, его взгляд метнулся обратно к "Мерлину", когда он понял, как тщательно и без усилий незнакомец перенаправил его внимание.
   Но другой мужчина просто стоял, скрестив руки на груди, и сардонически поднял бровь.
   Кэйлеб покраснел. С другой стороны, если незнакомец желал ему зла, у него вообще не было причин вмешиваться в засаду. Это не означало, что у него не могло быть какой-то более глубокой, неуловимо враждебной цели, но казалось маловероятным, что воткнуть кинжал в спину принца входило в его ближайшие планы.
   Наследный принц опустился на колени рядом с Фэлханом. Вместо того, чтобы тратить время на чистку собственного меча и возвращение его в ножны, он положил его на сосновые иголки, затем вытащил кинжал и начал разрезать штанину брюк лейтенанта.
   Рана была достаточно уродливой и обильно кровоточила, но без сильного пульсирующего потока артериальной крови. Он расстегнул охотничью сумку на левом бедре и быстро извлек свернутый бинт с прокипяченной ватой. Он накрыл рану подушечкой из флемингового мха, затем плотно обернул повязку вокруг бедра Фэлхана, надавливая на рану. Если бы давление и впитывающий, заживляющий мох не остановили кровотечение, у него был пакет с изогнутыми иглами и прокипяченными нитками, чтобы зашить рану швами, но он едва ли был опытным хирургом. Он предпочитал оставлять такой ремонт кому-то, кто лучше знал, что делать.
   Лейтенант откинулся на спину с закрытыми глазами, пока принц работал над ним. Однако к тому времени, как Кэйлеб наложил повязку, глаза Фэлхана снова открылись.
   Морской пехотинец повернул голову, и его рот сжался не только из-за физической боли от собственной раны, когда он увидел тела Дрэгонера и Димитри. Затем он посмотрел наружу, на распростертые трупы убийц, и его глаза сузились, когда он увидел таинственного Мерлина, стоящего на коленях рядом с единственным выжившим нападавшим. В то время как Кэйлеб занимался ранами Фэлхана, руки Мерлина были заняты обработкой ран другого человека, хотя по звукам убийцы было очевидно, что незнакомец не тратил на него много нежности.
   Голова Фэлхана откинулась назад, его взгляд встретился с Кэйлебом, и обе брови вопросительно приподнялись. Кэйлеб оглянулся на него, затем пожал плечами. Лейтенант поморщился, затем поднялся - с помощью принца и кряхтя от боли - в сидячее положение. Кэйлеб незаметно занял позицию, позволив морпеху прислониться к нему спиной, и Фэлхан прочистил горло.
   - Извините меня, - сказал он, глядя на человека, который спас не только жизнь принца, но и его собственную, - но думаю, нам нужны ответы на несколько вопросов, сэр.
  
   * * *
   Человек, который представился Кэйлебу как "Мерлин" и который решил, что ему действительно нужно поработать над тем, чтобы никогда не думать о себе как о Нимуэ Элбан, улыбнулся. Выражение его лица было более уверенным, чем он чувствовал на самом деле, но он знал, что этот момент или очень похожий на него должен был когда-то наступить.
   Ну, не совсем такой, - поправился он. - Это была чистая случайность, что его снарк не только наткнулся на заговор с целью убийства наследного принца Кэйлеба, но и что он сумел прибыть вовремя, чтобы помочь сорвать его.
   Хорошо, что я это сделал. Я уже знал, что Кэйлеб был симпатичным парнем, но не совсем понимал, насколько он самоуверен. Особенно для того, кому едва исполнилось девятнадцать стандартных лет. Если я просто смогу заставить его доверять мне, то смогу что-то с ним сделать.
   При условии, конечно, что смогу найти способ сохранить ему жизнь.
   - Я известен, - сказал он Фэлхану, - и я уже сообщил принцу Кэйлебу, как Мерлин Этроуз. И совсем не удивлен, что у вас есть вопросы, лейтенант Фэлхан. На вашем месте я бы, конечно, сделал это. И хотя я могу быть уверен, что не лелею никаких дурных намерений в отношении принца, у вас нет причин так думать. Так что, если у вас есть вопросы, на которые я могу ответить, задавайте их.
   Фэлхан склонил голову набок, выражение его лица было настороженным, затем он выиграл немного времени, изменив положение раненой ноги, поморщившись от боли, которая вовсе не была притворной. Ему было неприятно сознавать, что его собственное легкомыслие едва ли делало это время идеальным для зондирующего, проницательного допроса. К сожалению, это было единственное время и единственный ум, который у него был. Кроме того, что-то в манерах Мерлина заставляло лейтенанта подозревать, что тот и в лучшие времена обошел бы его в любой битве умов с ним.
   - Поскольку вы были достаточно вежливы, чтобы признать, что мой долг перед моим принцем требует, чтобы я с подозрением относился к очевидным совпадениям, - сказал он через мгновение, - возможно, вы могли бы начать с рассказа о том, как вы оказались в такой чрезвычайно... подходящий момент.
   Кэйлеб слегка пошевелился позади него, но замер, когда Фэлхан незаметно протянул руку назад и сжал его лодыжку. Он достаточно хорошо знал наследного принца, чтобы понимать, что, несмотря на собственное признание Кэйлебом необходимости быть осторожным, он сохранил достаточно романтической веры детства в героические баллады - и то, как должны действовать герои в них, чтобы чувствовать себя неуютно от такого прямого вызова.
   Но этот Этроуз (и вообще, что это была за фамилия?) казался скорее удивленным, чем оскорбленным. Он потратил время, чтобы перепроверить свой грубый, но эффективный ремонт покалеченного убийцы, затем грациозно сложился, по-портновски садясь на сосновые иголки.
   - Начнем с самого начала, лейтенант, - сказал он затем со своим странно резким акцентом, - я пришел с гор Света. Хотя я и не родился там, но много лет жил среди их вершин, и после долгого и тщательного обучения был благословлен, по крайней мере, некоторыми способностями сейджина.
   Глаза Фэлхана сузились, и Кэйлеб громко вздохнул у него за спиной. Горы Света содержали второе по святости место Сэйфхолда, могучую вершину горы Олимп, где архангел Лэнгхорн впервые ступил на твердую землю Сэйфхолда, когда Бог установил небесный свод на туманном рассвете творения. А сейджины сами по себе были легендой: воины, святые люди, иногда пророки, а иногда и учителя. Только сами архангелы могли выдержать сургой касаи, собственный мистический огонь Бога, но сейджинов коснулся аншинритсумей, "малый огонь" Бога, и это сделало их людьми, навсегда отделенными от других смертных.
   Насколько лейтенанту было известно, ни один настоящий сейджин никогда не посещал королевство Чарис, и сам факт, что кто-то утверждал, что он один из них, ничего не доказывал. Хотя, - признал он, - потребовалось бы больше мужества, чем у большинства людей, чтобы ложно претендовать на статус сейджина.
   - Это... интересное заявление, сэр, - медленно произнес Фэлхан через мгновение.
   - И это трудно доказать, - согласился Мерлин. - Поверьте мне, лейтенант, вы не можете быть осведомлены об этом факте лучше, чем я. - Он криво улыбнулся и откинулся назад, поглаживая пальцами правой руки навощенный ус. - На самом деле, должен признать, я никогда не предполагал, что могу оказаться призванным на такую роль. Тем не менее, верю, что Писание предупреждает нас о том, что наши жизненные задачи будут искать нас, где бы мы ни были и что бы мы ни планировали.
   Фэлхан кивнул. И снова у него сложилось отчетливое впечатление, что Этроуза забавляли его вопросы, его подозрения. Тем не менее, он не почувствовал злобы в другом человеке. Его собственное нынешнее головокружение заставило его не доверять своим инстинктам, но он обнаружил, что чувствует больше любопытства, чем угрозы.
   - В течение довольно долгого времени, - продолжил Мерлин, выражение его лица стало более серьезным, - я был одарен видениями. Иногда я вижу события, происходящие за тысячи миль от меня, хотя я никогда не заглядывал ни в будущее, ни в прошлое, как утверждают некоторые. Эта способность видеть отдаленные события - вот что привело меня к Чарису в это время. Хотя я, возможно, и не способен видеть будущее, я видел другие видения, касающиеся Чариса, наследного принца Кэйлеба и его отца, а также их врагов. Почему-то мне трудно поверить, что такие видения были бы даны мне, если бы я не должен был действовать в соответствии с ними.
   - Простите меня, - с напрягшимся лицом вмешался Кэйлеб, - но если, как вы говорите, вы не можете видеть будущее, тогда как вы узнали об этом?
   Он снял одну руку с плеча Фэлхана и махнул в сторону кровавой бойни вокруг них.
   - Ваше высочество, - сказал Мерлин почти мягко, - конечно, вы не настолько... наивны, чтобы поверить, что это нападение просто материализовалось из воздуха этим утром? У вас есть враги, принц. Враги, которые, осознают они это или нет, служат тьме, и я видел много видений их планов и заговоров, переписки и приказов, передаваемых между ними. Я уже почти полгода знаю, что они намеревались добиться вашей смерти любым возможным способом. Это не первый их план, а просто первый, который был так близок к успеху. Я путешествую из земель Храма в Чарис уже много пятидневок, с тех пор, как мне стало известно, что они готовятся перейти от простых планов к фактическому исполнению, если вы простите за выбор слов.
   Он улыбнулся, показав невероятно белые, идеальные зубы, и Кэйлеб нахмурился.
   - Не считайте меня неблагодарным, - сказал он, - но мне трудно поверить, что я настолько праведен, что Сам Бог послал бы сейджина, чтобы спасти меня.
   - Подозреваю, что вы более праведны, чем многие, ваше высочество. Возможно, даже больше, чем большинство. В конце концов, сколько у вас было возможностей стать неправедным в вашем возрасте? - Мерлин усмехнулся и покачал головой. - Однако я совсем не уверен, что ваша личная праведность имеет к этому какое-то отношение. Вы кажетесь достаточно милым молодым человеком, но я скорее подозреваю, что то, что привело меня сюда, больше связано с тем, чего вы можете достичь в будущем, чем с тем, что вы уже сделали.
   - Достичь в будущем? - Кэйлеб напрягся, а Мерлин пожал плечами.
   - Как я уже сказал, ваше высочество, мне никогда не было дано видеть будущее. Однако я вижу закономерности настоящего, и то, что я видел в правлении вашего отца, дает мне очень хорошее мнение о нем. Я знаю, - он поднял руку с легкой улыбкой, - знаю! Самонадеянно с моей стороны судить о достоинствах любого короля, и особенно не моего собственного короля! Тем не менее, это так. Его народ счастлив и процветает, и до тех пор, пока... некоторые другие партии не начали активно строить заговоры против него, они также были в безопасности. И он потратил годы на ваше обучение, что говорит о том, что вы продолжите в том же духе, что и король. В любом случае, и по какой бы причине эти видения ни приходили ко мне, казалось очевидным, что ваши враги были готовы или готовились нанести прямой удар либо по вам, либо по вашему отцу, либо по обоим. Я ничего не мог с этим поделать из своего дома, и поэтому я сел на корабль к Чарису. Я прибыл три дня назад, на борту корабля капитана Чарлза.
   - Марик Чарлз? - спросил Фэлхан более резко, чем намеревался, и Мерлин кивнул.
   - Да. Я проехал через всю страну в Сиддар, и мне посчастливилось найти там "Уэйв дотер" с грузом зибедийского чая. Капитан Чарлз столкнулся с какой-то проблемой с таможенниками, на решение которой ушло несколько пятидневок, но он, наконец, разобрался с ней как раз перед моим прибытием. Он направлялся домой с грузом бренди Сиддармарка и мог подвезти меня. - Мерлин снова улыбнулся. - Если хороший капитан торгуется так же, как типично для вас, чарисийцев, неудивительно, что так много людей завидуют успехам ваших торговых кораблей!
   - Капитан Чарлз жестко ведет сделки, - согласился Фэлхан. - Полагаю, это связано со всеми годами, которые он провел в качестве казначея на флоте.
   - Вам нужно больше практиковаться в выявлении лжецов, лейтенант, - сказал ему Мерлин со смешком. - Капитан Чарлз никогда не был казначеем. На самом деле, по-моему, он сказал мне, что служит в запасе в вашем флоте. Как полноправный капитан корабля, если я правильно помню. - Кэйлеб фыркнул за спиной Фэлхана, а Мерлин подмигнул кронпринцу. - Кроме того, - добавил он, - было бы особенно глупо с моей стороны называть вам имя капитана и корабля, если бы я лгал, не так ли?
   - Да, это было бы так, - признал Фэлхан. - Тем не менее, учитывая сверхъестественный характер вашего рассказа, уверен, вы понимаете, что мы будем наводить справки у капитана Чарлза?
   Мерлин просто кивнул с еще одной легкой улыбкой, и Фэлхан глубоко вздохнул.
   - Итак, вы прибыли в Теллесберг три дня назад. Почему вы не сообщили о своем присутствии раньше?
   - О, перестаньте, лейтенант! - на этот раз Мерлин громко рассмеялся. - Предположим, я подошел бы к воротам дворца три дня назад, позвонил в колокольчик и сообщил командиру дворцовой стражи, что я проделал весь путь от земель Храма до Чариса, потому что у меня было видение, что наследный принц в опасности, и могу ли я получить личную аудиенцию с ним, чтобы объяснить все это, пожалуйста? Учитывая все политические течения, циркулирующие между Чарисом, Эмерэлдом, Корисандой и Таро, как, по-вашему, отреагировал бы полковник Роупуок?
   - Не очень хорошо, - признал Фэлхан, еще раз отметив, что кем бы и чем бы ни был на самом деле этот Этроуз, он был дьявольски хорошо информирован о событиях и людях здесь, в Чарисе.
   - ..."Не очень хорошо" - это мягко сказано, лейтенант, - фыркнул Мерлин. - Уверен, что он был бы, по крайней мере, достаточно вежлив по этому поводу, но я бы все еще сидел где-нибудь в камере, пока он пытался выяснить, кто из ваших многочисленных врагов послал меня. - Он покачал головой. - Боюсь, полковник Роупуок не слишком доверчив.
   - Вот почему он командир дворцовой стражи, - указал Фэлхан.
   - Согласен. Но, не имея никакого способа доказать свою добросовестность, мне показалось, что лучше всего найти гостиницу, снять комнату и подождать, что будет дальше. В то время я ничего не знал о какой-либо непосредственной, конкретной угрозе королю или принцу. Действительно, - сказал Мерлин с полной честностью, - только поздно вечером вчера я узнал об этом конкретном заговоре. В своих видениях я уже видел командира этих людей - кивком головы он указал на тела, распростертые вокруг них - получающего инструкции и передающего свои собственные. Но только прошлой ночью я "видел", как он отдавал приказы об этом нападении. И, кстати, именно он позаботился о том, чтобы один из охотников принца тоже услышал об этом ящере-резаке. Боюсь, что у него и его хозяев было очень хорошее представление о том, как принц отреагирует на эту новость.
   - Благодаря моему видению я знал, что было задумано, но у меня не было абсолютно никаких доказательств, которые я мог бы кому-либо представить. Если бы я был на вашем месте, лейтенант, я бы с большим подозрением отнесся к любому совершенно незнакомому человеку, который появился сегодня утром на моем пороге с рассказами о скрытых убийцах, скрывающихся в лесу. Я бы задержал этого незнакомца, о котором идет речь, по крайней мере, до тех пор, пока не смог бы докопаться до сути его нелепой истории. Что просто случайно поставило бы единственного человека, кроме убийц, конечно, который знал что-либо о плане, в положение, из которого он ничего не мог добиться. Поэтому вместо того, чтобы попытаться предупредить вас, я пошел напролом, решив сделать все возможное, чтобы самому испортить их планы [столь подробные рассказы в присутствии находящегося в сознании убийцы, по меньшей мере, могут подсказать ему линию поведения на допросах].
   Мерлин сделал паузу, и его странные сапфировые глаза потемнели, когда он коротко взглянул на двух мертвых морских пехотинцев.
   - Сожалею, что не смог найти способ сделать так, чтобы сохранить жизнь остальным вашим людям, лейтенант. Возможно, если бы я мог видеть будущее, то смог бы это сделать.
   Фэлхан несколько минут сидел молча, пристально глядя на голубоглазого незнакомца. Лейтенант был уверен, что осталось очень много вещей, о которых этот Этроуз не рассказывал или приукрашивал. И все же он также чувствовал странную уверенность в том, что таинственный иностранец действительно желал молодому Кэйлебу добра. И что бы он еще ни замышлял, без его вмешательства принц, несомненно, в этот момент был бы мертв. Более того, именно Этроуз позаботился о том, чтобы у них был по крайней мере один из убийц для допроса, чего он вряд ли стал бы делать, если бы этот допрос мог уличить его в каких-либо заговорах.
   Всегда было возможно, что у Этроуза или у кого-то, на кого он работал, были свои планы в Чарисе. Он мог точно знать, кто послал убийц, и действовать в противоположных целях с этим конкретным врагом, сам не будучи другом. В то же время, однако, он предоставил множество подробностей о своем собственном прибытии в Чарис, которые можно было легко проверить, и вполне возможно, что также можно проверить его утверждение о том, что он видел "видения".
   На данный момент, - решил лейтенант, - у него не было другого выбора, кроме как серьезно отнестись к заявлению сейджина, по крайней мере, предварительно. К чему это может привести, если все действительно окажется точным, можно было только догадываться.
   За исключением, конечно, того, что те, кто желал его королевству зла, совсем не обрадовались бы, услышав об этом.
  
   .III.
   Теллесберг, королевство Чарис
  
   - Что случилось?
   - Откуда я знаю? - раздраженно ответил Оскар Малвейн. Он сердито посмотрел на Жэспара Мейсана, своего непосредственного начальника. Они вдвоем сидели за столиком в уличном кафе всего в двух кварталах от пристани, потягивая крепкое, сладкое доларское какао. Кафе находилось на западной стороне улицы, что оставляло его в прохладной тени, поскольку солнце неуклонно клонилось к вечеру (за что оба мужчины были искренне благодарны), а морские птицы и песчаные виверны добывали объедки на площади напротив, где торговцы продуктами только что закрыли свои киоски на ночь. Несмотря на шум и суету типичного, напряженного дня в Теллесберге, сцена была обнадеживающе нормальной и спокойной. Что вполне может измениться в ближайшие несколько часов, - подумал Малвейн и пожал одним плечом.
   - Кэйлеб выбрался, он вернулся. Живой, - сказал он.
   - Это я и сам понял, - саркастически сказал Мейсан. - И знаю, что двоих из его телохранителей привезли мертвыми, а еще один тоже вернулся раненым.
   - Тогда вам также следует знать, что стражнику у ворот было сказано ожидать в ближайшее время пару фургонов. В одном должен быть мертвый ящер, а в другом должны быть свалены в кучу мертвые убийцы. Полный фургон - больше дюжины. - Малвейн обнажил зубы в карикатурном подобии улыбки. - Полагаю, вы не потрудитесь угадать, кем могут быть все эти "мертвые убийцы"?
   - Шан-вей! - пробормотал Мейсан. - Как они могли так сильно облажаться против всего лишь пяти телохранителей?
   - Что ж, - философски заметил Малвейн, - по крайней мере, нам не нужно ничего объяснять. - Он сделал паузу и внимательно посмотрел на своего начальника. - Мы этого не делаем, не так ли?
   - Вряд ли! - фыркнул Мейсан. - Ты думаешь, я бы сидел здесь и разговаривал с тобой, если бы был хоть какой-то шанс, что что-то подобное может привести ко мне?
   - Это могло бы показаться немного глупым, - согласился Малвейн.
   - Единственное более глупое, что приходит на ум, - это вернуться домой и лично заявить, что я был вовлечен во что-то настолько глупое.
   Малвейн усмехнулся, хотя, по правде говоря, ни один из них не чувствовал себя особенно весело. Он начал говорить что-то еще, затем замолчал, когда официант остановился у их столика, чтобы предложить им еще какао. Мейсан приподнял бровь, глядя на него, и Малвейн кивнул. Импортное какао было дорогим, но прикрытие Малвейна как представителя деснейрского банкирского дома и прикрытие Мейсана как владельца небольшого флота торговых судов давали им ресурсы, чтобы время от времени баловать себя.
   Официант налил и удалился, а Малвейн подождал, пока молодой человек не окажется вне пределов слышимости, прежде чем заговорить снова. Их столик стоял прямо на краю слегка приподнятого тротуара, что ставило их очень близко к мощеной улице. Вряд ли это было предпочтительное место для большинства посетителей кафе. Стук лошадиных копыт, скрежещущий грохот подкованных железом колес по булыжной мостовой, булькающие свистки тягловых драконов и постоянный шум голосов на заднем плане мешали вести комфортную беседу. Однако тот же самый шум также чрезвычайно затруднял для кого-либо подслушивание того, что они могли бы сказать друг другу.
   - На самом деле, - сказал Малвейн более серьезным тоном, когда убедился, что никто больше не находится в пределах слышимости, - судя по слухам, которые я слышал, это должно было сработать.
   - Слухи уже распространились? - Мейсан выглядел удивленным, а Малвейн пожал плечами.
   - Слухи всегда оживленны. В этом случае мэр Ротара послал вперед гонца. Деревенщина, которую он выбрал, передала его сообщение стражникам у ворот, затем нашла таверну и выпила несколько кружек пива. - Малвейн поднял одну руку и помахал ею взад-вперед. - К тому времени, когда у него внутри было три или четыре из них, он становился все красноречивее. Насколько это было точно, я, конечно, не знаю.
   - Конечно, - кивнул Мейсан. Половина работы шпиона состояла в том, чтобы собирать слухи, которые могли быть правдой, а могли и не быть, и передавать их дальше. Если он был умен, он исключал все те, которые, как он мог доказать, были неточными, и был честен со своим работодателем в отношении тех, в правдивости которых он сомневался. По опыту Мейсана, не все шпионы были умны.
   - Принимая это во внимание, - продолжил Малвейн, - похоже, что все прошло в значительной степени по плану. Они застали принца в лесу, когда он послал двух или трех своих телохранителей за лошадьми. И они взяли с собой арбалеты, так что им даже не нужно было приближаться к ним на расстояние досягаемости меча.
   Мейсан выглядел впечатленным, почти против своей воли. Он взял какао обеими руками, задумчиво отхлебнул, затем покачал головой.
   - Если у них был "фургон" людей, и цель была именно там, где они хотели, что, черт возьми, пошло не так?
   - Это самая интересная часть, - сказал Малвейн. - По словам нашего гонца, любителя пива, все шло именно так, как и должно было быть, пока не вмешался какой-то таинственный незнакомец.
   - ..."Таинственный незнакомец"? - повторил Мейсан.
   - Это то, что он сказал. Какой-то парень со "странными голубыми глазами", который в одиночку убил почти дюжину наемных убийц.
   - Конечно, он это сделал! - Мейсан саркастически фыркнул. - Возможно, я был не слишком впечатлен качеством мозгов наших... коллег, Оскар, но они были достаточно компетентны в своей собственной ограниченной области.
   - Согласен, но этот парень утверждал довольно настойчиво. По его словам - и он повторил это по крайней мере три раза, прежде чем мне пришлось уйти, чтобы назначить нашу встречу здесь, - именно незнакомец предупредил телохранителей Кэйлеба о нападении, а затем, по-видимому, сам убивал нападавших направо и налево. Если мы собираемся верить версии гонца, Кэйлеб и этот "незнакомец" были единственными, кто еще держался на ногах, когда все это закончилось.
   - Действительно? - Мейсан откинулся назад, поджав губы. - Это интересно, - пробормотал он так тихо, что даже Малвейн едва мог расслышать его сквозь фоновый шум. - Если этот парень был так настойчив, то он, вероятно, говорил правду, по крайней мере, насколько он знает правду. Он мог что-нибудь сказать о том, как этот его незнакомец оказался там?
   - По его словам, незнакомец, очевидно, был послан Богом, - сказал Малвейн. Они посмотрели друг на друга через стол, в их глазах было веселье. - В конце концов, как еще он мог прибыть точно в нужный момент, чтобы спасти наследного принца?
   - Почему-то сомневаюсь, что Бог имел к этому большое отношение, - сухо сказал Мейсан. - Что не значит, что этого не сделал кто-то другой. Как ты думаешь, наши друзья были нескромны?
   - Должно быть, так оно и было. Хотя, - Малвейн нахмурился, - я бы не ожидал этого от них. По общему признанию, они были в основном тупыми инструментами, но они знали, что агенты Хааралда в наши дни повсюду высматривают убийц, и у них был опыт.
   - Ты имеешь в виду, что они не из тех, кто болтает о своих планах там, где кто-то может услышать?
   - Вот именно. Кроме того, если это было то, что произошло, почему в этом был замешан только один "незнакомец"? Мы говорим о Кэйлебе. Если бы они действительно верили, что кто-то намеревался его убить, у них был бы целый полк, а не только один человек.
   - Если только этот человек не был единственным, кто понял, что намеревались сделать наши менее ловкие партнеры, - задумчиво сказал Мейсан.
   - Даже тогда он должен был пойти с этим прямо к страже, - возразил Малвейн.
   - Если только он действительно чужак, а вовсе не чарисиец, и увидел в этом возможность завоевать доверие принца.
   - А? - Малвейн почесал одну бровь, задумчиво нахмурившись, глядя на оживленную улицу, затем снова посмотрел на Мейсана.
   - Возможно, так оно и есть, - признал он. - Хотя, я бы сказал, довольно рискованная стратегия. У одного человека были бы довольно хорошие шансы погибнуть, пытаясь разыграть героя против "фургона" убийц. Если предположить, что это действительно была работа тех людей, о которых мы думаем, а я почти уверен, что так оно и было, их должно было быть не меньше дюжины. Довольно высокие шансы, вам не кажется?
   - Я, конечно, не стал бы заботиться о них, - кивнул Мейсан. - С другой стороны, полагаю, что многое будет зависеть от того, насколько хорошо он владеет мечом на самом деле. В конце концов, это не моя область знаний. На самом деле, самой рискованной частью всей стратегии было бы то, что убийцы могут преуспеть, несмотря на его вмешательство. Он бы не завоевал большого доверия Кэйлеба, если бы тот был мертв. Кроме того, если бы принц был убит, а он выглядел так, как будто знал о покушении заранее, Хааралд, вероятно, сказал бы ему несколько неприятных вещей о его неспособности привлечь к этому чье-либо внимание.
   - По меньшей мере. - Малвейн поморщился при косвенном напоминании обо всех "неприятных вещах", которые королю Хааралду и его следователям, возможно, придется сказать некоему Оскару Малвейну при определенных обстоятельствах, о которых лучше не думать.
   - Но, - задумчиво продолжил Мейсан, - если этому "незнакомцу" действительно удалось помешать попытке убить принца, он, несомненно, будет радушно принят во дворце. Если он правильно разыграет свои карты, это может привести к всевозможным наградам. Или, - он оглянулся через стол на своего подчиненного, - влиянию.
   - Влиянию для достижения чего? - задумался Малвейн.
   - Кто знает? - пожал плечами Мейсан. - Тем не менее, подозреваю, что наш работодатель не будет слишком рад узнать, что в игру вступил новый игрок. Этот бульон и так достаточно наваристый, чтобы добавлять на кухню еще одного повара!
   - Что вы хотите с этим делать? - спросил Малвейн.
   - Он захочет узнать об этом как можно скорее, - ответил Мейсан. - К сожалению, капитан Уэйт только что отплыл.
   - Должны ли мы использовать одного из запасных курьеров?
   - Интересный вопрос. - Мейсан сделал еще один глоток какао и обдумал вопрос Малвейна.
   Торговое судно капитана Стивина Уэйта курсировало регулярным торговым маршрутом из Теллесберга, вверх по заливу Хауэлл и Троуту и дальше через море Чарис в Корисанду, забирая любые грузовые чартеры, какие только могло. Этого должно было быть достаточно, чтобы сделать его гарантированным объектом подозрений для агентов Хааралда, но судно Уэйта представляло собой жалкую, едва пригодную к плаванию посудину, а сам Уэйт был пьяницей, проводившим большую часть времени в порту за бочонком дешевого вина. Никто в здравом уме не доверил бы ему или его кораблю ничего даже отдаленно важного или конфиденциального.
   Если, конечно, они не знали, что капитан Уэйт на самом деле был лейтенантом Робиртом Брэдлеем из флота Лиги. Лейтенанту Брэдлею не нравился даже вкус дешевого вина, и он был далек от некомпетентности. Он не мог себе этого позволить, поскольку его "Си клауд" было почти таким же ветхим, как оно выглядело. Королевский чарисийский флот вряд ли можно было обмануть внешним видом, так что он действительно был таким же запущенным и плохо обслуживаемым, каким казался. Что делало плавание "Си клауд" между Теллесбергом и Корисандой нетривиальной задачей даже для трезвого капитана.
   Брэдлей и его коллега, лейтенант Фрейжер Мейтис (более известный в Чарисе как Валтейр Ситаун), поддерживали связь Мейсана с князем Гектором. Однако время в пути составляло почти сорок дней в каждую сторону при максимальной скорости "Си клауд", и "Фрейнсин" Мейтиса со столь же сомнительной репутацией прибудет в Теллесберг только через три пятидневки. Это означало, что Гектор не получит отчет Мейсана еще как минимум семь пятидневок, если он воспользуется для этого обычными каналами. Существовали договоренности об экстренных заменах, но Мейсан неохотно использовал их, потому что ни одно из прикрытий альтернативных курьеров не было таким хорошим, как у Уэйта или Мейтиса. Их лучшей защитой было то, что они никогда не использовались, и у него не было желания рисковать, подвергая опасности их - или себя - перед следователями Чариса за что-то, что явно не было критичным.
   - Думаю, мы не будем использовать других, - сказал он наконец. - Во всяком случае, не сразу. Лучше использовать время до возвращения "Ситауна", чтобы посмотреть, какую дополнительную информацию мы сможем собрать. - Он медленно покачал головой, глядя вдаль. - Пока это только ощущение, но что-то подсказывает мне, что новый повар действительно вот-вот начнет помешивать именно в этой кастрюле, нравится нам это или нет.
   - Замечательно, - вздохнул Малвейн. Он допил свою чашку какао и встал.
   - В таком случае, полагаю, мне лучше начать собирать эту информацию, - сказал он и быстро кивнул Мейсану, прежде чем отвернуться от стола.
   Мейсан посмотрел ему вслед, затем встал сам, бросил на стол пригоршню монет и направился в противоположном направлении.
  
   * * *
   - Тупые проклятые идиоты! - свирепо пробормотал Брейди Лэйхэнг, наблюдая со своего наблюдательного пункта из окна второго этажа, как мимо проезжает кронпринц Кэйлеб.
   Королевские стражники, которых отправили встречать принца у ворот, образовали вокруг него плотное, бдительное кольцо, а лейтенант морской пехоты ехал на носилках, подвешенных между двумя лошадьми, в то время как трое других морских пехотинцев ехали, тесно прижавшись к спине Кэйлеба. Этого Лэйхэнг более или менее ожидал, учитывая предварительные сообщения, которые он уже получил. Чего он не ожидал, так это того, что с принцем ехал гражданский, и его глаза сузились, когда он посмотрел вниз на темноволосого незнакомца.
   Так вот он какой, ублюдок, который отправил к чертям все наши планы и был таков, - кисло подумал он. - Он все еще не имел ни малейшего представления, как таинственный гражданский вообще узнал об операции, или как его высокооплачиваемые наемники могли быть настолько неумелыми, чтобы позволить одному назойливому человеку полностью свести на нет столько дней тщательного планирования.
   Это должно было сработать - и сработало бы, - если бы не он. Лэйхэнг старался скрыть свой горький гнев, но было труднее, чем обычно, убедиться, что его лицо говорит только то, что он хотел, чтобы оно говорило. Князь Нарман должен был стать... недоволен им.
   Он смотрел, как кавалькада движется по улице к дворцу, затем отвернулся от окна. Он пересек главную комнату своего скромного, хотя и удобного жилища и поднялся по лестнице на крышу.
   Его приветствовал хор свистящего шипения и щелканья челюстей, и он улыбнулся с неподдельным удовольствием и сам зашипел в ответ, его разочарование и гнев исчезли. Виверны в большом, разделенном на части вивернарии на крыше прижались к решетке, толпясь вместе, когда они свистели, требуя угощения, и он усмехнулся и протянул руку через решетку, чтобы потереть черепа и погладить шеи. Во многих отношениях это был безрассудный поступок. У некоторых виверн в этом вивернарии размах крыльев превышал четыре фута. Они могли бы оторвать палец одним щелчком своих зазубренных челюстей, но Лэйхэнг не беспокоился.
   Он зарабатывал на безбедную жизнь, выращивая и тренируя охотничьих и гоночных виверн для чарисийской знати и более богатых купцов, никогда не прикасаясь к средствам, которые мог бы предоставить ему его князь. И виверны в этих клетках были не только его друзьями и домашними животными, но и его прикрытием, причем во многих отношениях. Они обеспечивали ему доход, а его профессия объясняла, почему у него был постоянный приток новых виверн взамен тех, которых он продавал. Что удобно скрывало тот факт, что две или три в каждой партии, которую он получал, были посыльными вивернами из собственного вивернария князя Нармана в Эрейсторе.
   Теперь Лэйхэнг достал из кармана туники зашифрованное сообщение. Оно было написано на лучшей харчонгской бумаге, невероятно тонкой и прочной, и соответственно дорогой, хотя цена была наименьшей из его забот, когда он открыл дверь вивернария и пропел характерную последовательность нот.
   Одна из виверн внутри вивернария властно свистнула своим товарищам. Парочка из них не спешила отходить в сторону, и она ловко шлепала их передними крыльями, пока они подобострастно не склонили головы и не убрались с ее пути. Затем она встала в дверях вивернария, вытянув свою длинную шею, чтобы Лэйхэнг мог почесать ее чешуйчатое горло, пока он мурлыкал ей в ответ.
   Он провел несколько минут, поглаживая животное, затем вынес его из вивернария, закрыл и тщательно запер за собой дверь. Виверна взгромоздилась на крышу, послушно вытянув одну лапу и настороженно наблюдая, склонив голову набок, как он прикрепляет сообщение к кольцу для его хранения. Он убедился, что оно надежно закреплено, затем взял виверну обеими руками и подошел к углу крыши.
   - Лети хорошо, - прошептал он ей на ухо и подбросил вверх.
   Виверна свистнула ему в ответ, пролетев один полный круг над крышей. Затем она стрелой полетела на север [если судить по карте, прямой путь из Теллесберга в Эрейстор пролегает на северо-восток].
   Он некоторое время смотрел ей вслед, затем глубоко вздохнул и повернулся обратно к лестнице. Его предварительный отчет будет в руках князя Нармана в течение следующих шести дней, но он хорошо знал своего хозяина. Князь собирался получить полную информацию о том, как провалился план убийства чарисийского наследника, и это означало, что Брейди Лэйхэнг должен был выяснить, что произошло.
   С надеждой не потерять при этом собственную голову.
  
   .IV.
   Королевский дворец, Теллесберг, королевство Чарис
  
   Человек по имени Мерлин Этроуз оглядел гостиную своих гостевых апартаментов в королевском дворце Теллесберга, столицы королевства Чарис. Это была приятная, просторная комната с высокими потолками, излюбленными в теплом климате, на втором уровне башни королевы Мариты. Она также была удобно обставлена и давала прекрасный вид на гавань, а место в башне королевы Мариты было признаком высокого уважения. Башня, где обычно размещались иностранные послы, находилась на границе между личной частью королевской семьи и более общественными помещениями дворца.
   Конечно, не было никаких дверей, которые вели бы прямо из башни в покои королевской семьи, и просто так получилось, что у единственного входа и выхода из башни постоянно находился пост охраны. Исключительно, без сомнения, для защиты весьма уважаемых персон послов.
   Мерлин улыбнулся и подошел к зеркалу над красиво инкрустированным комодом в спальне апартаментов. Зеркало было из стекла в серебряной оправе, и он изучал удивительно чистое, резкое отражение в его слегка колеблющейся глубине почти так, как если бы оно принадлежало незнакомцу.
   Что, в конце концов, так и было во многих отношениях.
   Он поморщился, затем печально усмехнулся и провел кончиком пальца по одному из своих навощенных усов. Он был вынужден признать, что это была искусная маскировка.
   Одной из особенностей полнофункционального ПИКА последнего поколения была возможность его владельца физически перенастроить его. Это была не та функция, которой Нимуэ Элбан когда-либо пользовалась, но, с другой стороны, она вообще не очень часто пользовалась своим ПИКА. Конечно, не так часто, как надеялся ее отец. Честно говоря, она знала, что он бы предпочел, чтобы она вообще никогда не поступала на флот, и был глубоко возмущен требованиями, которые это предъявляло к ее времени. Он очень любил ее, и человек его богатства и положения с самого начала знал правду о полной безнадежности положения Федерации. Она подозревала, что он не намеренно привел ее в обреченный мир с самого начала. Что ее рождение было "несчастным случаем", устроенным ее матерью, что, весьма вероятно, помогло объяснить их развод, когда она была еще ребенком. Даже если ее подозрения были верны, это не помешало ему полюбить ее, как только она родилась, но он боялся, что, будучи офицером военно-морского флота, она умрет раньше, чем должна была. Он хотел, чтобы она прожила как можно дольше и вложила как можно больше жизни в то время, которое у нее было, прежде чем произойдет неизбежное.
   Что ж, - подумал Мерлин, и его улыбка стала горько-сладкой, - похоже, твое решение подарить мне ПИКА все-таки сработало, папочка. Мне действительно предстоит прожить очень долго.
   Он пристально посмотрел в глубину своих собственных отраженных голубых глаз, ища какой-нибудь признак биологического человека, которым он когда-то был, затем отбросил эту мысль в сторону и еще раз подкрутил усы.
   Нимуэ Элбан никогда не испытывала искушения сменить пол, ни в ее собственном биологическом случае, ни даже временно, используя свой ПИКА. Однако другие были более предприимчивыми, и ПИКА был спроектирован так, чтобы быть полностью функциональным во всех смыслах. И поскольку технология была доступна, конструкторы ПИКА не видели причин не позволять своим клиентам изменять пол, а также общий внешний вид своих замечательных дорогих игрушек.
   Учитывая доминирующую мужскую природу общества Сэйфхолда, Нимуэ, наконец, использовала эту возможность.
   Некоторые ограничения неизбежно существовали даже для самой мощной технологии. ПИКА нельзя было сделать значительно короче или выше, чем он уже был. Была некоторая гибкость, но не очень большая. Плечи можно было расширить, бедра можно было сузить, гениталии и тазовые структуры можно было изменить, но основной физический размер самого ПИКА был в значительной степени зафиксирован размером его первоначальной человеческой модели. К счастью, Нимуэ Элбан была женщиной более чем среднего роста даже для общества, в котором она родилась, члены которого с детства были благословлены превосходным медицинским обслуживанием и адекватным питанием. Как женщина на Сэйфхолде, она была бы великаншей, а "Мерлин" был немногим выше большинства мужчин, которых он мог встретить.
   Нимуэ добавила несколько разумно расположенных шрамов тут и там, как тот, что был на щеке Мерлина. Мерлин был воином, и она не хотела, чтобы кто-то задавался вопросом, как он достиг своих лет и доблести, даже не будучи раненым.
   Решение стать мужчиной было нелегким, несмотря на логику, которая делала его фактически неизбежным. Нимуэ Элбан никогда не хотела быть мужчиной и никогда не испытывала особого физического влечения к женщинам, и, впервые посмотрев на обнаженное, несомненно мужское и очень мужественное тело Мерлина в зеркале в полный рост, "он" испытал очень смешанные чувства. К счастью, Нимуэ позволила себе... или, скорее, позволила Мерлину... два тридцатидневных месяца Сэйфхолда привыкать к "его" новому телу.
   В свете плана, разработанного Нимуэ, Мерлин был впечатляюще мускулист. Не столько из-за грубой силы, сколько из-за выносливости и стойкости. Тот факт, что базовое строение и мускулатура ПИКА были примерно в десять раз сильнее и выносливее обычного человека, и что ПИКА никогда не уставал, были просто двумя маленькими секретами, которые Мерлин намеревался сохранить в резерве.
   В то же время выполнение его миссии потребовало бы, чтобы он заслужил уважение окружающих, а это было общество, в котором человек, стремящийся оказывать влияние, должен быть готов продемонстрировать свою собственную доблесть. Достаточное богатство могло бы купить уважение, но Мерлин не мог просто появиться с мешками, полными золота, и у него, конечно, не было патента на благородство. Выбранная им роль сейджина помогла бы в этом отношении, но ему пришлось бы продемонстрировать ее реальность, а это означало соответствовать репутации сейджина, что показалось бы... трудным почти любому человеку из плоти и крови.
   Вот почему Мерлин потратил довольно много времени, экспериментируя с регулировками своих основных физических возможностей. Нимуэ никогда не делала много такого, но Мерлин, вероятно, оказался в гораздо более рискованных условиях, чем те, в которые Нимуэ когда-либо отваживалась попасть в своем ПИКА. Более того, выживание Мерлина было гораздо важнее, чем когда-либо выживание Нимуэ Элбан. Поэтому он установил скорость своей реакции на уровень примерно на двадцать процентов выше, чем мог бы достичь любой человек. Он мог бы установить ее еще выше: его нервные импульсы распространялись со скоростью света через молекулярные схемы и по волоконно-оптическим каналам, без химических процессов передачи, от которых зависят биологические нервы, и для чрезвычайных ситуаций в резерве у него все еще была эта дополнительная скорость. Но это было только для таких ситуаций, причем довольно тяжелых; даже на сейджина смотрели бы косо, если бы он казался слишком быстрым и проворным.
   По той же причине Мерлин увеличил свою силу примерно на двадцать процентов по сравнению с тем, что можно было ожидать от протоплазменного человека с такой же очевидной мускулатурой. Это также оставило у него в запасе довольно много буквально сверхчеловеческой силы, и он установил переопределения, позволяющие ему призывать ее при необходимости.
   Ему потребовался каждый день из отпущенных Нимуэ пятидневок, чтобы научиться не просто двигаться как человек, но и приспособиться к своей повышенной скорости реакции и силе. Ну, это и тот факт, что центр тяжести его тела немного переместился вертикально вверх.
   Он провел много времени, тренируясь с катаной и вакадзаси, для создания которых использовал производственный модуль Пей Ко-янга. Он попросил Сову спроектировать и изготовить оружие, и он тоже немного сжульничал с ними. Клинки выглядели как работа харчонгского мастера-оружейника, с характерным рисунком ряби того, что на Старой Земле называли "дамасской сталью". На них даже были метки Хэйника Ринхаарда, одного из легендарных мастеров меча Харчонга, но на самом деле они были сделаны из боевой стали, на порядки более твердой и прочной, чем любой чисто металлический сплав. Мерлин мог бы попросить Сову дать им преимущество острия буквально в молекулу шириной, но устоял перед этим искушением. Вместо этого он остановился на том, которое для катаны было "всего лишь" таким же острым, как лучший скальпель сэйфхолдского хирурга. Вакадзаси был немного "острее", так как он предполагал использовать его только в крайних случаях. Катана была бы основным оружием Мерлина, и поскольку она была сделана из боевой стали, он мог делать такие мелочи, как использовать свою резервную силу, чтобы полностью разрубить клинок лидера убийц, не беспокоясь о том, что поцарапает или притупит свой собственный.
   Он намеревался сделать все возможное, чтобы никто, кроме него, никогда не заботился ни об одном из этих видов оружия. Он также намеревался потратить довольно много времени на тщательный осмотр их лезвий, регулярное их затачивание, следя за тем, чтобы они были должным образом смазаны и защищены от ржавчины, и все остальное, что потребовалось бы клинку, сделанному из настоящей стали. С другой стороны, сейджин должен был быть таинственной фигурой, обладающей не только смертными способностями, и Мерлин не возражал против ношения меча, который вызывал хотя бы небольшой трепет. Это была одна из причин, по которой он остался с катаной, у которой не было точного аналога на Сэйфхолде. Тот факт, что она лучше всего подходила к единственному стилю фехтования, который когда-либо изучала Нимуэ Элбан, был еще одним фактором, но ее экзотический внешний вид должен был способствовать созданию образа, который ему требовался.
   Он снова усмехнулся, затем отвернулся от зеркала, нанеся последний штрих своим абсолютно подлинным усам, насколько это вообще можно было назвать "подлинными" усами. У ПИКА были полностью функциональные вкусовые рецепторы и "желудок", так что его владелец мог попробовать новые блюда, управляя им в удаленном режиме. И поскольку в вышеупомянутом желудке вполне мог содержаться органический материал, конструкторы не видели причин не использовать этот материал как можно эффективнее. Нанотехнология, встроенная в то, что считалось пищеварительным трактом Мерлина, была полностью способна превращать любую пищу, которую он ел, в естественно "растущие" ногти на руках, ногах и волосы. Однако он не мог начать использовать всю пищу, которую органическое человеческое существо потребляло за день, и если Мерлина собирались заставить есть регулярно - что он, несомненно, и делал бы, - ему пришлось бы регулярно выбрасывать неиспользованный материал.
   Так что, думаю, мне все равно придется время от времени поломать голову, - подумал он с усмешкой, возвращаясь к окну.
   Хотя башня королевы Мариты уже давно была перестроена в комфортабельные современные апартаменты для гостей, но при первичной постройке она была частью внешних стен первоначального королевского замка. Стена самой башни была добрых полтора метра толщиной - пять футов, - раздраженно поправил он себя, в очередной раз проклиная этого маньяка Лэнгхорна за отказ от метрической системы, - распахнул окна с ромбовидными стеклами и оперся локтями на необычайно глубокий подоконник.
   Город представлял собой впечатляющее зрелище. Он был построен в основном из камня и кирпича. В королевстве Чарис были гораздо лучшие способы применения хорошей древесины, чем тратить ее впустую на строительство домов, а район возле набережной представлял собой обширное скопление прочных складов, верфей, канатных мастерских, торговых лавок и деловых офисов. Дальше вглубь города, вдали от лабиринта таверн, бистро и борделей, которые обслуживали моряков, плавающих на торговых судах королевства, находились дома тысяч рабочих, которые трудились на тех же складах и других предприятиях. А еще дальше вглубь страны, на возвышенности, отходящей от гавани вдоль берегов реки Теллес к самому дворцу, располагались разного размера особняки знати и богатых купцов.
   Общее население города составляло около ста тысяч человек, что делало его огромным для Чариса и гораздо больше, чем просто респектабельным для Сэйфхолда в целом. Это также означало, что Теллесберг был полностью окружен сельскохозяйственными угодьями, единственной целью которых было прокормить население города. Тем не менее, необходимо было регулярно завозить немалое количество продовольствия. Торговый флот Чариса более чем справлялся с этой задачей, пока королевский чарисийский флот сохранял контроль над заливом Хауэлл, но сто тысяч человек все равно были огромным населением для города, построенного цивилизацией, пользующейся только ветром, водой и мускулами.
   Кроме того, это был удивительно чистый город. Представления сэйфхолдцев об общественной гигиене и утилизации отходов были гораздо более строгими, чем все, что знала Старая Земля на любом сопоставимом технологическом уровне. Мерлин был тоже рад, что они были такими. На Сэйфхолде очень редко вспыхивали те виды эпидемий, которые обычно проносились по доиндустриальным городам Старой Земли. Кроме того, это также означало, что Теллесберг пах намного лучше, чем когда-либо его коллеги со Старой Земли.
   Он улыбнулся, но затем улыбка исчезла, когда он увидел церковные шпили, которые возвышались над низким городским горизонтом. С того места, где он стоял, он мог видеть буквально десятки их, и каждый из них был частью лжи, которая в первую очередь привела его в Чарис.
   С другой стороны, - подумал он, - в каждом из них также есть по крайней мере один колокол на башне. Причем большой, а это означает литейные цеха. Много-много литейных цехов. Это чертовски пригодится в недалеком будущем.
   Темно-синие воды залива Хауэлл простирались на север, насколько хватало глаз. Залив был почти вдвое меньше Средиземного моря Старой Земли. Если бы был добавлен водоем, называемый Троут, их общая длина составила бы восемьдесят процентов от длины Средиземного моря, хотя они также были бы намного уже. Как и Средиземное море, Троут и залив Хауэлл почти полностью не имели выхода к морю, за исключением того места, где Троут выходил в море Чарис, и они и море Чарис находились под полным контролем королевского чарисийского флота.
   В данный момент.
   Мерлин поджал губы и беззвучно присвистнул, размышляя о дилемме короля Хааралда VII.
   Королевство Чарис было одним из самых значительных королевств Сэйфхолда. Оно выросло, хотя местные историки не помнят его именно таким, из одного из первоначальных колониальных анклавов. На самом деле исходное место для города Теллесберг было выбрано самой Пей Шан-вей во время ее операций по терраформированию.
   Учитывая место Шан-вей в пересмотренной версии религии Лэнгхорна, неудивительно, что никто этого не помнил, а Теллесберг был не очень большим анклавом. Большинство остальных было расположено на широких землях Хэйвена и Ховарда, где даже сегодня проживает основная часть населения планеты. Теллесберг также не получал большой поддержки извне, возможно, из-за своего "происхождения". Тем не менее, он все равно рос, медленно, но неуклонно, и начал создавать собственные колонии около пятисот местных лет назад. Эти колонии быстро обрели независимость как самостоятельные феодальные территории, но Теллесберг всегда оставался самым крупным и могущественным из чарисийских государств - можно сказать, "первым среди равных".
   Затем, около двухсот местных лет назад, при Хааралде III, прямом предке нынешнего короля, к власти в Теллесберге пришел Дом Армак. За последние два столетия династия Армак постепенно распространила свой контроль на всю территорию, известную как остров Чарис.
   Лично Мерлин считал это название чем-то вроде неправильного. "Остров", о котором идет речь, на большинстве планет считался бы континентом. Конечно, его малонаселенная верхняя треть или около того была почти полностью отделена от остальной части Троутом и заливом Хауэлл. Горный перешеек, который соединял его с нижними двумя третями и образовывал западное побережье залива между ним и Колдрэном, был едва ли пятьдесят пять километров (тридцать четыре мили, -кисло поправил он) в ширину в самом узком месте. Эта верхняя часть долгое время считалась совершенно отдельным участком суши. На самом деле, ей было дано собственное название Земля Маргарет, и она была присоединена к остальной части королевства Чарис только около восьмидесяти местных лет назад.
   По ту сторону моря Чарис лежал остров Эмерэлд, размером примерно с Землю Маргарет (и такой же малонаселенный), но независимый от Чариса и обиженный на нее. Князь Нарман Эмерэлдский осторожно обходил Чарис стороной, но его ненависть к Хааралду и огромному чарисийскому торговому флоту, который доминировал в торговых перевозках Сэйфхолда, была глубокой. Дом Бейц стал править в Эмерэлде менее двух поколений назад, после неудачной кончины всех мужчин - членов предыдущего правящего Дома. Таким образом, Нарман прекрасно понимал, как резко может измениться судьба правителя. Это, вкупе с тем фактом, что он, возможно, не без оснований, подозревал, что долгая и неуклонная экспансия Чариса означала, что династия Армак в конечном счете имела виды и на Эмерэлд, только подлило масла в огонь его ненависти ко всему чарисийскому.
   Остров Силверлоуд, расположенный к юго-востоку от Эмерэлда и прямо через меньшие моря Миддл и Уиндховер от Чариса, был почти таким же большим, как сам Чарис. Вместе с Чарисом, Землей Маргарет и Эмерэлдом Силверлоуд составлял совершенно неточно обозначенный Чарисийский архипелаг. Сам Силверлоуд был еще более малонаселенным, чем Чарис, в основном из-за характера своей местности, которая считалась пересеченной даже по стандартам Сэйфхолда. То население, которое там было, как правило, группировалось вдоль длинного западного побережья, защищенного от ужасных штормов, которые слишком часто налетали с океана Картера на юго-востоке. Большинство городков Силверлоуда и его мелкой знати, хотя и были номинально независимы от чарисийской короны, были обязаны в той или иной степени личной верностью королю Хааралду и его Дому, и, по всем практическим соображениям, они были неотъемлемой частью королевства, которым он правил.
   Чарису потребовались столетия терпеливых усилий, чтобы достичь своего нынешнего положения, но сегодня он был бесспорным хозяином океанов Сэйфхолда. Его торговый флот был самым большим на всей планете, с очень значительным отрывом. Его военно-морской флот был, по крайней мере, равен флотам любых двух его потенциальных соперников, и его богатство отражало это. И все же, несмотря на все это, Чарис не принадлежал к высшему разряду великих держав Сэйфхолда. Во многих отношениях он находился на пороге перехода к этому статусу, но в настоящее время он определенно не был в той же лиге, что густонаселенная империя Харчонг, или республика Сиддармарк, или Деснейрская империя. Или, конечно, земли Храма.
   К счастью для Чариса, ни одна из этих великих держав, за возможным исключением деснейрцев, не имела каких-либо обширных военно-морских традиций или, если уж на то пошло, амбиций. К несчастью для Чариса, Лига Корисанды, расположенная к востоку от Эмерэлда и Силверлоуда, и постепенно объединяющиеся корсарские корольки Треллхейма, находившегося еще дальше на восток, несомненно, имели таковые. Если уж на то пошло, то же самое произошло и с королевством Чисхолм, которое доминировало на несколько большем одноименном континенте, не говоря уже о королевстве Долар или королевстве Таро. Последнее с давних времен могло быть официальным союзником Чариса, но его нынешний монарх был возмущен этим соглашением. Не без какой-то причины, поскольку он оказался фактически вассалом-данником Хааралда.
   О, да. Было много людей, у которых были свои причины обижаться, завидовать, ненавидеть или бояться Чариса. В том числе, к сожалению, и Церковь.
   Мерлин нахмурился при этой мысли, невидяще наблюдая за оживленной гаванью, пока он размышлял об этом. Он по-прежнему не мог или, по крайней мере, не хотел рисковать, устанавливая подслушивающие устройства своих снарков на территории Храма. Было просто слишком опасно, что эти неопознанные им источники энергии могут подключиться к чему-то, что он действительно, действительно не хотел беспокоить. Но это означало, что единственные встречи, на которые он больше всего хотел попасть - встречи совета викариев, эквивалента коллегии кардиналов в Церкви Ожидания Господнего - были вне его досягаемости. Он мог действовать немного свободнее в Зионе, дальше от Храма, но это было не то же самое, потому что практически все викарии жили в самом Храме, в огромных комфортабельных апартаментах, которые были частью структуры первоначального здания.
   Младшие прелаты, такие как "собственный" архиепископ Чариса Эрейк Диннис, имели роскошные квартиры в других частях города, и Мерлин мог подслушивать их разговоры в ресторанах, кофейнях, игорных заведениях и укромных публичных домах, где велась большая часть их бизнеса. Он хорошо осознавал преимущества, которые это давало ему, но это также делало отсутствие доступа внутрь Храма еще более раздражающим.
   Однако из того, что он смог разобрать, было очевидно, что Церковь питала давние подозрения в отношении Чариса, и иногда он подозревал, что все еще сохранились смутные воспоминания о первоначальном спонсорстве Шан-вей по отношению к Теллесбергу. Так это было или нет, но удаленности королевства от Храма и Зиона, вероятно, было бы достаточно, чтобы заставить Церковь опасаться его доктринальной надежности, а местное духовенство привыкло к своего рода мягкому пренебрежению. Когда Храму требовалось два месяца, чтобы отправить сообщение в Теллесберг и получить ответ, совет викариев просто не мог держать местную церковь под таким жестким контролем, как духовенство Хэйвена и Ховарда.
   Из того, что Мерлин смог выяснить, опасения чарисийской ереси были необоснованными, но чарисийцы все чаще, хотя и тихо, критиковали вопиющие злоупотребления власти викариев. Никто не собирался быть настолько глупым, чтобы говорить это открыто: в конце концов, инквизиция действовала и тут, из-за чего даже Мерлину было трудно судить, какое негодование таилось под поверхностью. Но этого было достаточно, чтобы вызвать по крайней мере некоторую мягкую критику со стороны собственного духовенства Церкви здесь, в королевстве, что, вероятно, действительно было равносильно "ереси" в глазах викариев, - признал Мерлин. - И было очевидно, что неуклонно растущее богатство королевства и международный престиж были еще одним фактором немилости, с которой Мать-Церковь относилась к Чарису.
   Но в то время как было много людей, готовых негодовать или завидовать Чарису, было относительно немного таких, которые испытывали какое-либо особое желание помочь королевству, за вероятным исключением Грейгора Стонара, лорда-протектора Сиддармарка - фактически, выборного диктатора республики. А у Сиддармарка, к сожалению, несмотря на заслуженную репутацию его вооруженной пиками несравненной пехоты, не было флота, кроме чисто береговой обороны, которую даже Нарман из Эмерэлда мог бы легко победить в одиночку.
   В целом, будущее Чариса выглядело довольно мрачным. Не сегодня. Не в эти пятидневки, не, возможно, даже в следующем году, не через год. Но его враги все туже затягивали вокруг него петлю при молчаливом одобрении Церкви.
   До сих пор хитрой дипломатии Хааралда удавалось предотвратить прямую катастрофу, но недавний успех его врагов в подтверждении притязаний Тадейо Мантейла на графство Хэнт вместо преемства Хоуэрда Брейгарта ознаменовал серьезную неудачу в его судьбе. Хэнт был самой большой из феодальных территорий Земли Маргарет и той, которая дольше всего сопротивлялась власти Чариса. Передача его тому, кого все считали, независимо от того, хотели они это признать или нет, узурпатором, не имеющим законных притязаний на титул, в любое время стала бы ударом по Хааралду. В данный конкретный момент этот удар вполне может оказаться смертельным. Или, по крайней мере, первым из тысячи порезов, которые его враги приготовили для него.
   По текущим оценкам Мерлина, вполне вероятно, что Хааралду удастся передать свой трон и корону Кэйлебу. Маловероятно, что Кэйлеб когда-нибудь передаст их своему собственному сыну или дочери.
   Если только что-то не изменится.
   Мерлин выпрямился, скрестив руки на груди, наблюдая за оживленным судоходством вдоль причалов и доков Теллесберга. В Чарисе чувствовались сила и жизнерадостность. Харчонг был в упадке, Деснейр был слишком сосредоточен на завоеваниях, а Сиддармарк был слишком озабочен защитой своих собственных границ от угрозы как Харчонга, так и Деснейра. Но Чарис...
   В Чарисе было богатство, искусство и литература. Во многих отношениях королевство напомнило Мерлину то, что Нимуэ читала об Англии Старой Земли в семнадцатом или восемнадцатом веках. Или, возможно, Голландии примерно того же периода времени. Не было никаких признанных ученых, потому что Церковь Ожидания Господнего никогда бы этого не допустила, но в то же время Мерлину было очевидно, что план Лэнгхорна начал проваливаться, пусть и совсем немного. Критический, вызывающий настрой научной революции Старой Земли, возможно, еще не возник, но это не означало, что все достижения были заморожены.
   Здесь, в Чарисе, например, царила дрожжевая, бурлящая закваска, а королевский колледж, основанный отцом Хааралда, собрал воедино поистине выдающихся ученых. Возможно, это правда, что никто из них никогда не слышал о научном методе, но они были глубоко преданы сбору и сохранению знаний, а также преподаванию, и нынешний король начал потихоньку назначать некоторых из лучших "механиков" своего королевства сотрудниками колледжа. Коллективная работа колледжа способствовала развитию чувства открытия горизонтов как в прикладных техниках, так и в традиционных гуманитарных науках, которые распространялись на другие аспекты жизни королевства.
   Как и растущая промышленная база, - по крайней мере, в некотором роде, - которая лежит в основе большей части его растущего богатства.
   Запреты Священного Писания на любые передовые технологии были неоспоримы даже в Чарисе, но уже намечалось определенное количество... протечек. Металлургия Сэйфхолда, например, была на уровне начала восемнадцатого века Старой Земли или даже немного продвинулась дальше. А сельское хозяйство планеты, построенное на "учении" архангела Сондхейма, дисковых боронах, жатках, запряженных животными, и земных продовольственных культурах, генетически модифицированных для устойчивости к болезням и паразитам, не говоря уже о высоких урожаях, было достаточно продуктивным, чтобы создать избыток рабочих рук. Это был не такой уж большой профицит в процентах от общей численности населения, особенно в таких местах, как Харчонг, где социальная структура много веков назад сформировалась вокруг основанной на крепостничестве сельскохозяйственной экономики. Чтобы прокормить людей, по-прежнему требовалось много фермеров. Но почти везде также было много ремесленников, и, с точки зрения Лэнгхорна, еще хуже была ситуация здесь, в Чарисе, климат которого позволял заниматься сельским хозяйством круглый год на большей части острова.
   Чарис был и широко распространенной торговой империей и в то же время страной с немногочисленным населением. Эти факторы сговорились создать такую степень изобретательности, которая привела бы в ужас Лэнгхорна и Бедар, и интерес королевского колледжа к искусству механики начал формировать и направлять эту изобретательность. Одной этой мысли было бы достаточно, чтобы благосклонно склонить Мерлина к Чарису (и объяснить подозрения Церкви в этом), даже если бы это не так хорошо подходило королевству для его нужд. Он подозревал, что если бы кто-нибудь из подхалимов Лэнгхорна изучал историю так, как это делала Шан-вей, то в Писание был бы включен гораздо более строгий контроль за такими вещами, как использование энергии воды. Но они, по-видимому, упустили из виду тот факт, что промышленная революция на Старой Земле началась с водяных колес, а не с паровых двигателей, и "мануфактуры" Чариса были на пути к этой цели.
   И это было не единственное, что проскользнуло сквозь трещины в великом плане Лэнгхорна. Например, у этих людей был порох. Это был не очень хороший порох, это все еще был "мучнистый" порох, слабый и опасный в работе, и у них он был недавно, но он скорее подозревал, что одного порохового джинна было бы достаточно, чтобы в конце концов свергнуть аккуратный маленький план Лэнгхорна. Мерлин задавался вопросом, как именно его введение прошло мимо Церкви. Он подозревал, что ответом была довольно крупная взятка, вероятно, из Харчонга, где он был изобретен поначалу.
   Одобрение его по любой причине показалось Мерлину актом безумия со стороны Церкви, учитывая систему, которой она была посвящена. Но, справедливости ради, когда он впервые появился, Церковь вполне могла не признать его военный потенциал. Насколько Мерлин мог судить до сих пор, он был введен в основном для использования в горнодобывающей промышленности и инженерных проектах, а не в войне. И даже сейчас, восемьдесят или девяносто лет спустя, было очевидно, что Сэйфхолд все еще нащупывает путь к военному применению этого состава.
   На данный момент их огнестрельное оружие и артиллерия были примерно такими же примитивными, как и их порох. Лучшим пехотным огнестрельным оружием, которое у них было, был грубо сконструированный мушкет с фитильным замком, и, похоже, никто еще не додумался даже до колесцового замка, не говоря уже о кремневом. Их артиллерия концептуально была не намного более продвинутой, но это было не потому, что их металлургия была недостаточно хороша, чтобы производить гораздо лучшее оружие, предполагая, что кто-то предложит, как это можно сделать. В сочетании с производственной базой чарисийцев, общей изобретательностью и сужающимся кругом врагов это давало всевозможные поводы для того, чтобы немного расширить зарождающиеся трещины в фундаменте Лэнгхорна.
   Но что еще более важно, в королевстве Чарис также существовала социальная открытость. Никто никогда не спутает Чарис с представительной демократией. Короля Хааралда, вероятно, хватил бы апоплексический удар при одной только мысли об этом. Но королевский чарисийский флот имел многовековую традицию принимать на службу только свободных людей, прямое крепостное право было отменено в Чарисе более века назад, и по стандартам любого другого государства Сэйфхолда чарисийские простолюдины, несомненно, были "наглыми".
   Что, в сочетании с центральной ролью торговли и торговцев в процветании Чариса, помогло объяснить, почему парламент Хааралда был активной, жизненно важной частью его правления. По большей части он делал то, что ему говорили, но ревностно охранял свои прерогативы, и у Хааралда хватало мудрости достаточно часто вставать на сторону общин против лордов, чтобы ни у кого не оставалось сомнений в том, где находится истинная власть. Если уж на то пошло, большая часть чарисийской знати активно занималась торговлей, без высокомерия землевладельцев Харчонга или Деснейра. Они признавали, что способности так же важны, как и голубая кровь. Простое обладание титулом не оправдывало лени или праздности, и чарисийский простолюдин, обладающий способностями и энергией, мог рассчитывать подняться намного выше, чем его коллега почти в любом другом государстве Сэйфхолда.
   Вот почему Мерлин был здесь. Базовая матрица чарисийской политики и общества предлагала самую плодородную почву для семян, которые он должен был посадить. Оставалась еще небольшая проблема со страховым полисом Лэнгхорна, которую Сова обнаружил во время своего орбитального обследования. Найти способ справиться с этим было бы непросто. Но даже после того, как это было бы преодолено, Мерлину было очевидно, что он не мог пытаться навязать технологию Сэйфхолду, так же как он не мог в одиночку свергнуть Церковь. Изменения, которые он должен был вызвать, должны быть органичными, должны вырасти из подлинного сдвига в базовых установках и структурах убеждений.
   Мерлин стал думать о себе как о вирусе. Аналогия не была идеальной, но она работала. Сам по себе он ничего не мог сделать. Но если бы он нашел нужную клетку, вторгся в нее, переделал ее нужным образом, это распространило бы инфекцию на организм. И Чарис был подходящей исходной клеткой.
   При условии, конечно, что он сможет предотвратить его разрушение.
   К счастью, у него по-прежнему была одна общая черта с Нимуэ Элбан; им обоим всегда нравился вызов.
  
   .V.
   Княжеский дворец, Эрейстор, остров Эмерэлд
  
   - Что такого чертовски важного? - спросил князь Нарман угрюмым тоном. Он был одет в легкий халат из харчонгского хлопчатого шелка поверх пижамы, и выражение его лица было недовольным, когда в столовой во время завтрака появился Хал Шэндир, пятый барон Шэндир. Нарман, как, казалось, и все мужчины Дома Бейц, был невысокого роста. Однако, в отличие от своего покойного отца, он был тучным мужчиной с круглым детским лицом, которое было способно сиять простой радостью человеческой доброты, когда это требовалось его владельцу. В такие моменты случайного наблюдателя можно было бы простить за то, что он не замечал жесткого, расчетливого огонька, горевшего в, казалось бы, кротких карих глазах князя.
   В другое время - как сейчас - выражение лица Нармана было явным предупреждением о том, что он в скверном настроении, и когда это было правдой, никто бы не назвал его взгляд "мягким".
   - Прошу у вас прощения за то, что побеспокоил вас так рано, мой князь, - ответил Шэндир, склоняясь в глубоком поклоне. - Я бы не сделал этого, если бы ситуация не требовала вашего немедленного внимания.
   Нарман хмыкнул. Шэндир с грустью отметил, что в этом звуке почти в равной степени сочетались сомнение и раздражение. Нарман терпеть не мог, когда его неторопливый завтрак прерывался делами, особенно когда речь шла о делах, о которых ему не хотелось бы слышать. И Шэндир знал, что было очень мало новостей, о которых он был бы менее рад услышать за завершающей завтрак выпечкой. С другой стороны, князь Эмерэлда признавал ценность Шэндира. И тем не менее, каким бы раздражительным и...  требовательным ни был Нарман, он также признавал ценность лояльности. Неприятные сцены были далеко не редкостью для тех несчастных, которые приносили ему плохие новости, но, в конечном счете, он был мастером, который заботился о своих инструментах, и на самом деле он не приказывал обезглавить гонца.
   Во всяком случае, не часто.
   Князь несколько мгновений смотрел на него, удерживая на ногах. По опыту Шэндира, это был не особенно хороший знак, но и не обязательно катастрофический. Барон стоял выжидая так спокойно, как только мог, под пристальным взглядом своего князя. Утренний ветерок мягко дул через широкое открытое окно, шевеля прозрачные шторы, и в роскошно обставленной комнате было достаточно тихо, чтобы Шэндир мог слышать шелест листьев псевдопальм и щебет птиц из дворцовых садов, более отдаленный свист виверн от дворцовых конюшен и редкий пронзительный звук жука-паука, когда он с жужжанием пролетал мимо окна. Затем князь щелкнул пальцами слуге, стоявшему за его креслом.
   - Чашку какао для барона, - сказал он, и лакей, как по волшебству, достал чашку и горшочек с какао. Нарман указал на стул в конце своего стола, и Шэндир сел и с тщательно скрываемым облегчением стал ждать, пока перед ним не появится чашка.
   - Оставь горшочек, - приказал Нарман слуге.
   - Да, сир, - пробормотал мужчина. Он поставил горшочек у локтя Шэндира и, поклонившись, вышел из комнаты. Это была одна из особенностей слуг Нармана, - размышлял Шэндир, пробуя восхитительное какао. Они были хорошо обучены и знали цену осмотрительности.
   - Хорошо, - сказал Нарман, когда дверь столовой закрылась за слугой. - Не думаю, что ты пришел так рано, чтобы сообщить мне хорошие новости.
   - Боюсь, что нет, мой князь, - признался Шэндир. На самом деле барон предпочел бы подождать. К сожалению, хотя Нарман никогда не был в хорошем настроении, когда дела прерывали его утреннюю рутину, он был бы в еще худшем настроении, когда бы в конце концов обнаружил, что Шэндир задержал передачу ему этой конкретной информации.
   - Ну, выкладывай, - скомандовал Нарман.
   - Мой князь, мы получили сообщение от Лэйхэнга. Кэйлеб все еще жив.
   Круглое, пухлое лицо Нармана напряглось, а глаза зловеще сузились. Шэндир, как человек, в конечном счете ответственный за планирование и проведение всех тайных операций Нармана, несколько раз видел это выражение лица, и он приказал своему собственному выражению оставаться спокойным.
   - Почему? - холодно спросил Нарман.
   - Лэйхэнг не был уверен, когда писал свой отчет, мой князь, - ответил Шэндир, напомнив себе, что он и его сеть агентов преуспевали на службе у Нармана гораздо чаще, чем терпели неудачу. - Как вы знаете, - деликатно добавил он, - Лэйхэнг не был полностью свободен от ограничений, когда организовывал убийство.
   Губы Нармана на мгновение сжались еще сильнее, но затем расслабились, и он коротко кивнул. Он точно знал, почему Шэндир поднял этот вопрос, но полуоправдание имело более чем небольшую обоснованность, и он это тоже признавал.
   - Согласен, - сказал князь через мгновение. - С другой стороны, я думал, что люди, которых он выбрал, должны были быть профессионалами.
   - Так и было, мой князь, - сказал Шэндир. - По крайней мере, их очень рекомендовали. И, учитывая обстоятельства, я должен согласиться с Лэйхэнгом - и, если уж на то пошло, с герцогом, - что использование любого из наших собственных людей было бы... неразумно.
   - Нет, если бы они преуспели, - прорычал Нарман. Но потом он покачал головой. Справедливости ради, Лэйхэнг с самого начала был против этой операции, и не только из-за тактических трудностей ее организации. Но герцог убедил Нармана изменить решение своего местного агента, и Лэйхэнг был выбран для этого задания не случайно. Тот факт, что он изначально выступал против попытки убить Кэйлеба, не помешал бы ему сделать все возможное, чтобы убийство увенчалось успехом. И, учитывая то, как все, казалось, сложилось, он, очевидно, был прав насчет необходимости поддерживать максимально возможную степень отрицания со стороны Эмерэлда.
   - Неверно. Ты прав, Хал, - наконец признал он. - Даже если бы им это удалось, их могли схватить и заставить говорить.
   - Из отчета Лэйхэнга следует, что по крайней мере один из них был взят, мой князь, - сказал Шэндир. Нарман поморщился, а его начальник разведки пожал плечами. - На данный момент кажется маловероятным, что этот парень много знает о том, кто его нанял. Вроде бы он был одним из обычных мечников.
   - Поблагодари Лэнгхорна за небольшие одолжения, - пробормотал Нарман, затем глубоко вздохнул.
   - Что пошло не так? - спросил он более спокойным тоном, потянувшись за своей чашкой какао и делая глоток с деликатностью, которая всегда казалась немного странной для такого толстяка, как он.
   - Лэйхэнг все еще работает над деталями. - Шэндир снова слегка пожал плечами. - Очевидно, что сейчас он должен быть особенно осторожен. Подозрения в Теллесберге, должно быть, зашкаливают, и Уэйв-Тандер будет очень внимательно следить за каждым, кто, похоже, выискивает информацию в такое время. Однако, судя по предварительной информации и слухам, которые он смог собрать перед отправкой своего сообщения, это звучит как что-то из детской сказки.
   Брови Нармана поползли вверх, а Шэндир невесело усмехнулся.
   - По словам Лэйхэнга, в Теллесберге ходят слухи, что убийцы почти преуспели. Что они преуспели бы, если бы не вмешательство какого-то таинственного незнакомца.
   - Незнакомца? - повторил Нарман.
   - Так говорит Лэйхэнг, мой князь. Пока нет никаких достоверных подробностей о том, кем может быть этот "незнакомец", но гуляющие по Теллесбергу сплетни уже говорят кое-что о его биографии. Некоторые из более диких историй утверждают, что он что-то вроде сейджина, возможно, с волшебным мечом в придачу. Но почти все слухи, даже самые разумные, сходятся на том, что именно он предупредил Кэйлеба и его телохранителей в самый последний момент. Нападавшим все же удалось убить или ранить всех охранников Кэйлеба, но вместе Кэйлеб, его стражники и этот незнакомец убили всех нападавших, кроме одного. Большинство сплетен сходятся на том, что больше половины из них убил сам незнакомец.
   - Похоже, нам следовало нанять его, - заметил Нарман с мрачным юмором, и Шэндир позволил себе легкую улыбку в ответ.
   Князь откинулся на спинку стула, откусывая сдобренное орехами и липкое от меда пирожное и обдумывая сообщение Шэндира. Шэндир часто задавался вопросом, как этот человек может наслаждаться такими сладкими, тяжелыми угощениями, учитывая климат столицы, расположенной на уровне моря, почти прямо на экваторе, но пристрастие Нармана к сладкому вошло в поговорку. Он жевал задумчиво, размеренно, по крайней мере, целых пять минут, а барон сидел так же молча, потягивая свое какао. Наконец Нарман доел печенье, вытер салфеткой липкие пальцы и осушил свою чашку.
   - Полагаю, ты рассказал мне все, что мы знаем до сих пор, - сказал он.
   - Да, мой князь. Как я уже сказал, Лэйхэнг работает над тем, чтобы получить для нас больше деталей, и я ожидаю, что мы услышим от герцога... в конце концов. - На этот раз он и Нарман скорчили друг другу гримасы. - Однако до тех пор, - продолжал барон, - мы фактически ничего не знаем.
   - Согласен. Тем не менее, если все слухи и сплетни настаивают на том, что этот незнакомец - кем бы он ни был, Шан-вей - был ответственен за то, что пошло не так, думаю, нам нужно узнать о нем все, что мы можем. Почему-то я сомневаюсь, что он просто исчезнет - не после того, как спас жизнь кронпринцу!
   - Возможно, вы правы, мой князь. Но также возможно, что он не более чем обычный искатель приключений, которому посчастливилось оказаться в нужном месте в нужное время.
   - Если ты действительно веришь, что это возможно, Хал, тогда, возможно, мне нужен новый глава разведки, - фыркнул Нарман.
   - Я не говорил, что это вероятно, мой князь. Я просто указал, что это возможно, и так оно и есть. Согласен, что нам нужно узнать о нем все, что мы можем, особенно то, как он мог узнать о наших планах заранее. В то же время никогда не стоит позволять себе слишком привязываться к какому-либо набору предположений, прежде чем они смогут быть подтверждены или опровергнуты.
   - Справедливое замечание, - признал Нарман. - Тем не менее, я хочу знать о нем все, что мы можем.
   - Конечно, мой князь.
   - И я думаю, нам нужно подумать о нашем собственном прикрытии, - продолжил Нарман. - Знаю, что связи Лэйхэнга с герцогом хорошо скрыты, но Уэйв-Тандер не дурак, а хорошо спрятанный - это не то же самое, что невидимый. Хааралд обязательно заподозрит нас, и если они выяснили больше, чем мы думаем, они могут точно знать, кто такой Лэйхэнг, и вызвать его на допрос. Сколько вреда он может нам причинить, если они это сделают?
   - Боюсь, что очень много, - признался Шэндир. - Он отвечает за все наши операции в Теллесберге, а также координирует почти всех наших агентов за пределами столицы. И хотя мы никогда не говорили ему, какими могут быть наши конечные цели, несомненно, он должен был понять, особенно при участии герцога, что это была прямая атака на монархию, а не только на Кэйлеба. - Барон вздохнул. - Чтобы быть эффективным, он должен знать достаточно - и быть достаточно умным - чтобы стать опасным, милорд.
   - Должны ли мы рассмотреть его... отставку?
   - Честно говоря, не знаю. - Шэндир нахмурился, кончиком пальца выводя круги в ярком солнечном пятне на вощеной и отполированной поверхности стола, пока думал об этом.
   - Уверен, что у него есть планы тихо исчезнуть при необходимости, - сказал барон через несколько секунд. - Насколько хороши могут быть эти планы, конечно, сказать невозможно, особенно с такого расстояния. Если чарисийцы знают или подозревают, кто он на самом деле, вероятность того, что ему удастся просто исчезнуть, вероятно, не очень велика. Они должны быть готовы наброситься на него в тот момент, когда он будет выглядеть так, как будто пытается выбраться из города. Учитывая тот факт, что именно его информированность делает его опасным для нас, приказать ему попытаться покинуть Теллесберг может быть худшим, что мы могли бы сделать, если бы это заставило их пойти дальше и арестовать его для допроса.
   - Вероятно, было бы проще и безопаснее просто убрать его, мой князь. Это было бы относительно просто, и есть достаточно чарисийцев, которых мы могли бы нанять через надлежащего посредника, чтобы убить его по любому количеству очевидных причин, не вовлекая себя. Но он наш главный агент в Чарисе, и он всегда был эффективен для нас. Потеря его, а также всех его контактов и фоновых знаний была бы серьезным ударом. Кому-то другому потребовались бы месяцы, возможно, годы, чтобы развить те же возможности и источники.
   - Знаю, но если Уэйв-Тандер арестует его, мы все равно его потеряем, с дополнительным риском, что они смогут доказать нашу причастность.
   - Мой князь, Хааралду не нужны доказательства вашей вражды, - указал Шэндир. - С этой точки зрения то, что происходит с Лэйхэнгом, совершенно не имеет отношения к делу.
   - Имеет, если это вдохновит его ответить тем же, - сухо заметил Нарман.
   - Согласен. Но если они не уверены, что за покушением стояли непосредственно мы, они должны подозревать и всех остальных. Например, в их списке подозреваемых должен быть Гектор. Даже Мантейл мог быть ответственен за это. Если Уэйв-Тандер связал Лэйхэнга с нами, то его убийство, вероятно, убедило бы их, что мы были главными движущими силами. В конце концов, если бы это было не так, зачем бы нам его устранять?
   - Решения, решения, - вздохнул Нарман.
   - Есть еще один аспект, который следует учитывать, мой князь, - сказал Шэндир. Нарман посмотрел на него, затем жестом велел ему продолжать.
   - Всегда нужно иметь в виду герцога, - отметил начальник шпионажа. - Я доверяю его абсолютной надежности не больше, чем, уверен, он доверяет нам, но у него прямой контакт с Лэйхэнгом. Если Лэйхэнга допросят, герцог будет так же беззащитен, как и мы, и к тому же именно там, где Хааралд сможет до него добраться. Уверен, что он сам следит за Лэйхэнгом, и что у него уже есть свои планы, чтобы гарантировать, что у Лэйхэнга никогда не будет возможности предать его. Что означает...
   - Это означает, - прервал его Нарман, - что мы можем положиться на его личные интересы. - Он кивнул. - Это, конечно, не значит, что его планы сработают, но он прямо там, в Теллесберге, в то время как мы в двух тысячах миль оттуда.
   - Совершенно верно, мой князь, - кивнул Шэндир. - И если он должен был убить Лэйхэнга, и если Уэйв-Тандер не идентифицировал Лэйхэнга как нашего агента, тогда любое расследование приведет к герцогу раньше, чем к нам.
   Нарман пощипал нижнюю губу, затем кивнул.
   - Хороший довод, - согласился он. - Я бы действительно предпочел связать этот конкретный свободный конец самостоятельно, если это станет необходимым, но думаю, что нам придется положиться на герцога, который позаботится об этом за нас. Конечно, остается проблема самого герцога, не так ли?
   Глаза Шэндира слегка расширились от язвительного тона князя, и Нарман холодно усмехнулся.
   - Не то чтобы я когда-либо доверял ему, Хал. И мы оба знаем, что даже сейчас он, вероятно, мог бы договориться с Хааралдом, если бы до этого дошло. Что, учитывая, как много он знает, вполне может быть... неблагоприятным для других наших договоренностей в Чарисе.
   - Мой князь, - очень осторожно начал Шэндир, - вы предполагаете..?
   Он замолчал, позволив вопросу повиснуть в воздухе, и Нарман фыркнул.
   - Часть меня не хотела бы ничего лучшего, но нет, - сказал он. - Во всяком случае, пока нет. И, по крайней мере, - он тонко и холодно улыбнулся, - если время действительно придет, у нас уже есть свой человек, который выполнит эту работу.
   Он размышлял еще несколько секунд, затем вздохнул.
   - Хорошо. Полагаю, это все, что мы можем решить прямо сейчас. Тем временем, однако, я хочу, чтобы ты также проинформировал Трависа и Гарта.
   Шэндир кивнул. Травис Олсин, граф Пайн-Холлоу, был двоюродным братом Нармана и главным советником, а Гарт Ралстан, граф Мандир, командовал эмерэлдским флотом.
   - Должен ли я полностью проинформировать их, мой князь? - спросил барон, выгнув бровь, и Нарман нахмурился.
   - Расскажи Травису все, что мы знаем или подозреваем, - приказал он через мгновение. - Скажи Гарту, что мы должны предположить, что Хааралд заподозрит, что мы были вовлечены, независимо от того, были мы на самом деле или нет, и что я хочу, чтобы он подумал о том, как на всякий случай мы можем улучшить нашу собственную готовность.
   - Да, мой князь.
   - Кроме того, я хочу, чтобы ты также составил сообщения для Томиса и Гектора, - продолжил Нарман. - В случае с Томисом я напишу собственное письмо в дополнение к этому. Что касается Гектора, то, я думаю, мы просто позволим тебе отправить свое собственное сообщение Корису - чисто из профессиональной вежливости, поскольку у нас, очевидно, нет никакой информации из первых рук.
   Шэндир снова кивнул. Великий герцог Томис из Зибедии мог быть самым близким соперником князя Гектора из Корисанды в борьбе за контроль над Лигой Корисанды. К несчастью для мечтаний Томиса о славе, он был не очень хорошим соперником. Хотя он был первым из дворян острова Зибедия и наследственным лидером совета Зибедии, весь остров был прочно под каблуком Гектора. Томис был не более чем губернатором Зибедии от имени Гектора, и как бы сильно он ни стремился к большим высотам, было маловероятно, что он когда-либо их достигнет. Тем не менее, Нарман был осторожен в отношении этого человека. В конце концов, никогда не знаешь, когда тебе может понадобиться какой-нибудь противовес, который ты можешь получить.
   Филип Азгуд, граф Корис, с другой стороны, был собственным коллегой Шэндира на службе у Гектора. Шэндир испытывал живое уважение к врожденным способностям Кориса, и он ни на секунду не думал, что граф поверит, что Нарман не был главной движущей силой покушения на Кэйлеба. Тем не менее, видимость должна была сохраняться, и Гектор вряд ли стал бы настаивать на своем, пока Нарман предпочитал поддерживать фикцию. В конце концов, Гектор точно не пролил бы ни слезинки, если бы убийцы преуспели.
   - Конечно, мой князь, - пробормотал он вслух, и Нарман удовлетворенно хмыкнул.
   - В таком случае, думаю, тебе, вероятно, следует идти, - сказал он, и Шэндир встал, почтительно поклонился и попятился из столовой.
   Ни он, ни его князь не заметили почти микроскопического "насекомого", свисающего с потолка над столом. Даже если бы они заметили это, они, конечно, не обратили бы на это никакого внимания, потому что ни один из них никогда не слышал о чем-то, называемом снарк, и, конечно, не о дистанционных датчиках, которые мог бы использовать один из них.
  
   .VI.
   Королевский дворец, Теллесберг, королевство Чарис
  
   - Сейджин Мерлин, ваше величество, - тихо сказал камергер, входя в открытую дверь и кланяясь. Мерлин последовал за ним в маленькую приемную - на самом деле, похоже, это был скорее рабочий кабинет - и поклонился чуть более низко, чем камергер. Придворные таких утонченных земель, как Харчонг, смотрели на двор короля Хааралда свысока из-за его непринужденной неформальности и способности обходиться без настоящей орды слуг. Тем не менее, Хааралд был королем, и одним из самых могущественных на лице Сэйфхолда, что бы ни думали другие.
   - Сейджин, - сказал Хааралд, и Мерлин поднял глаза.
   Он увидел мужчину средних лет, коренастого для чарисийца и более высокого, чем большинство, хотя и ниже своего сына и значительно ниже Мерлина. Хааралд был одет в традиционные бриджи свободного покроя и льняную верхнюю тунику до бедер, характерную для представителей высшего класса Чариса, хотя его туника была ярко расшита золотыми нитями и бисером. Пояс вокруг его талии был сделан из замысловато украшенных чеканных серебряных бляшек в форме морских ракушек, наплечной брошью служил золотой значок скипетра того, кто совершил обязательное паломничество в Храм, а на груди сиял сверкающий огонь золотой цепи с изумрудами, которая была его обычным знаком должности. У него была аккуратно подстриженная борода, несколько более пышная, чем у Мерлина, и слабая складка эпикантуса, характерная для большей части человечества Сэйфхолда.
   Хааралду VII было пятьдесят два местных года, чуть больше сорока семи стандартных, и он сидел на своем троне чуть больше двадцати местных лет. За это время он стал известен - по крайней мере, среди своих подданных - как Хааралд Справедливый, и его спокойные глаза задумчиво рассматривали Мерлина. Мерлин подумал, что за последние годы он, похоже, прибавил в весе. Судя по его груди и плечам, в молодости он был человеком богатырского телосложения, но поддерживать такую физическую форму, особенно в его возрасте, должно быть, было почти невозможно, учитывая его неподвижное правое колено. Его нога была вытянута прямо перед собой, пятка покоилась на подставке для ног, когда он сидел в удобном, но не особенно роскошном кресле за столом, заваленным документами и грифельными дощечками.
   Присутствовал еще один человек. У правого плеча короля стоял епископ Церкви Ожидания Господнего, с посеребренными темными волосами и великолепной бородой патриарха. На его треуголке красовалась белая кокарда старшего епископа, но не было ленты архиепископа. Его глаза сияли, когда он рассматривал Мерлина, а на его белой сутане была эмблема ордена Бедар в виде масляной лампы.
   От вида этой лампы у Мерлина мгновенно заскрежетали зубы, но он заставил себя решительно подавить инстинктивную реакцию. Как бы ему ни было неприятно это признавать, орден, носивший имя Адоре Бедар, с годами превратился в нечто, сильно отличающееся от того, что хотела бы видеть его мнимая покровительница. Кроме того, он достаточно часто "видел" этого епископа через свои снарки, чтобы сильно подозревать, что заставило Хааралда так полностью доверять ему.
   - Ваше величество, - пробормотал он в ответ на приветствие короля после самой короткой паузы. - Вы оказываете мне честь, принимая меня наедине.
   - Возможно, - сказал Хааралд, пристально изучая своего посетителя. - Некоторые могут подумать, что я пренебрег вами, не поприветствовав вас и не поблагодарив за жизнь моего сына в более публичной аудитории.
   - Но на этой более публичной аудиенции, ваше величество, я, несомненно, испытывал бы дискомфорт от того, что за мной так настороженно наблюдали бы все натянутые арбалеты. Здесь, - Мерлин очаровательно улыбнулся, - мне нужно беспокоиться только о двух телохранителях за этой ширмой.
   Он кивнул в сторону изысканно детализированной лакированной харчонгской ширмы позади короля, и глаза Хааралда сузились. Епископ, однако, рассматривал Мерлина только со спокойным любопытством.
   Интересно, - подумал Мерлин, но его внимание было в основном сосредоточено на короле, ожидая его реакции. Которая последовала коротким вопросом через удар сердца.
   - В самом деле? - сказал Хааралд, и Мерлин снова улыбнулся.
   - Сегодня четверг, ваше величество. Предполагая, что вы придерживаетесь своего обычного графика дежурств, это должны быть сержант Хаарпар и сержант Гардэйнер.
   Камергер быстро отступил в сторону, его правая рука легла на кинжал, висевший в ножнах у бедра, епископ коснулся золотого скипетра Лэнгхорна, висевшего у него на груди, и даже Хааралд выпрямился в своем кресле. Но король также поднял руку и резко покачал головой в сторону камергера.
   - Нет, Поэл, - сказал он. - В конце концов, наш гость - сейджин, не так ли?
   - Или что-то еще, сир, - мрачно сказал камергер. Он сердито посмотрел на Мерлина глазами, полными подозрения, и его рука неохотно оставила рукоять кинжала.
   - Ваше величество, - сказал Мерлин, - все мое оружие осталось в моей комнате. Ваши стражники были чрезвычайно вежливы, но они также очень тщательно обыскали меня, прежде чем допустить к вам. Конечно, один безоружный человек не представляет угрозы для монарха, чьи слуги так же преданы ему, как ваши - вам.
   - Почему-то, сейджин Мерлин, я сомневаюсь, что такой человек, как вы, когда-либо бывает безоружен, пока у него есть мозги, - сказал Хааралд со своей собственной медленной, благодарной улыбкой.
   - Стараюсь, ваше величество, - признал Мерлин.
   Губы епископа дрогнули в том, что могло быть почти мертворожденной улыбкой, и Хааралд снова откинулся на спинку стула, рассматривая голубоглазого незнакомца еще более задумчиво, чем раньше. Затем он кивнул и посмотрел на камергера.
   - Поэл, думаю, мы могли бы предложить сейджину Мерлину стул.
   Поэл Халман выглядел умеренно возмущенным, но все же принес из угла комнаты обитый тканью стул с прямой спинкой и поставил его напротив стола Хааралда.
   - Пожалуйста, сейджин, - пригласил Хааралд. - Садитесь.
   - Благодарю вас, ваше величество.
   Мерлин устроился на стуле и склонил голову набок, приподняв брови.
   - Да, сейджин, - сказал Хааралд с подозрительной ухмылкой, - сейчас начнется допрос.
   - Я к вашим услугам, ваше величество. - Мерлин снова вежливо склонил голову, и Хааралд усмехнулся.
   - Мне трудно в это поверить, сейджин, - сказал он. - Почему-то у меня сложилось отчетливое впечатление, что это скорее случай, когда Чарис оказался к вашим услугам.
   Мерлин улыбнулся, но за этой улыбкой он внутренне поморщился. Хааралд VII собственной персоной был еще более впечатляющим, чем при наблюдении издалека через снарки.
   - Прежде чем мы начнем, - сказал Хааралд более серьезно, - позвольте мне выразить свою личную благодарность за ваше вмешательство от имени Кэйлеба. Без вас он был бы мертв, и за это я и мой Дом у вас в долгу. Как я могу вознаградить вас?
   - Ваше величество, - сказал Мерлин с такой же серьезностью, - хотя я уверен, что какой-то знак вашей благодарности уместен, было бы лучше привлекать ко мне как можно меньше внимания.
   - И почему это может быть? - спросил Хааралд.
   - Потому что я буду гораздо полезнее для Чариса, если мое присутствие здесь не станет всеобщим достоянием.
   - И почему вы должны заботиться о том, чтобы быть мне полезным?
   - Прошу прощения, ваше величество, - сказал Мерлин почти мягко, - но я не сказал, что это полезно для вас. Я сказал, что это полезно для Чариса. Эти два понятия тесно связаны, но, боюсь, не идентичны.
   - Король - это королевство! - рявкнул Халман, а затем густо покраснел, поняв, что высказался не в свою очередь. Но, несмотря на румянец, было невозможно скрыть новый гнев в его глазах.
   - Нет, милорд камергер, - не согласился Мерлин. - Король - это сердце и душа королевства, но он не само королевство. Если бы это было правдой, то королевство погибло бы с его смертью.
   - Церковь учит, что король и корона едины, - заметил епископ, впервые заговорив, и его голос и выражение лица были тщательно нейтральными.
   - И я не оспариваю этот момент с Церковью, епископ Мейкел, - сказал Мерлин, и голова священника склонилась набок, когда незнакомец верно назвал его. - Я просто замечаю, что король, который является сердцем королевства, - это не просто отдельный человек, а все люди, которые занимают эту должность и выполняют эти обязанности во имя королевства. И поэтому, хотя король и королевство едины, смертный человек, занимающий этот пост, - всего лишь один человек в бесконечной цепи людей, которые удерживают свои короны в силу доверия тех, кого им поручено охранять и защищать.
   Хааралд взглянул на епископа Мейкела, затем снова обратил свое внимание на Мерлина и молча смотрел на него почти минуту. Наконец, он медленно кивнул.
   - Действенное различие, - сказал он. - Не все монархи согласились бы с этим, но я не могу оспорить.
   - И тот факт, что вы не можете, ваше величество, является причиной, по которой я здесь, - просто сказал Мерлин. - Хотя все короли могут быть назначены Богом, слишком немногие оказываются достойными своих коронационных клятв. Когда кто-то видит видения, которые мне было дано видеть, этот факт становится печально очевидным.
   - Ах, да, эти ваши "видения". - Хааралд поджал губы, затем усмехнулся и слегка повысил голос. - Чарлз, вы с Горджем можете также выйти и присоединиться к нам.
   Мгновение спустя лакированная ширма сдвинулась в сторону, и из-за нее вышли два сержанта королевской стражи. На обоих были черные кирасы, на нагрудниках красовался золотой кракен Чариса. У них также были арбалеты со стальными стрелами, и они настороженно смотрели на Мерлина, занимая свои места за спиной своего короля.
   - Должен признать, - сказал Хааралд, - что я нахожу ваше выступление довольно впечатляющим, сейджин Мерлин. Как, без сомнения, вы и предполагали. Конечно, всегда возможно, что достаточно хорошие шпионы могли бы предоставить вам эту информацию. С другой стороны, если мое личное хозяйство настолько кишит шпионами, мой Дом уже обречен. Итак, поскольку вы, очевидно, хотите, чтобы я задал этот вопрос, я это сделаю. Как вы узнали?
   Несмотря на его капризный тон, его карие глаза заострились, и он слегка наклонился вперед в своем кресле.
   - Ваше величество, - ответил Мерлин, - эти трое мужчин, - он махнул рукой, указывая на двух стражников и камергера, - полагаю, что они до смерти преданы вам, вашему сыну и вашему Дому. Я доверяю им так же полностью, как доверяю вам самому. И епископ Мейкел был вашим духовником в течение... чего? Уже пятнадцати лет? Но хотя в то, что я собираюсь вам рассказать, может оказаться трудно поверить, я надеюсь, что смогу предложить вам доказательства того, что я говорю правду. И я верю, что если я смогу доказать вам это, вы поймете, почему это должно храниться в секрете как можно дольше.
   Он сделал паузу, и король кивнул, даже не взглянув на своих слуг. Все трое продолжали настороженно смотреть на Мерлина, но Мерлин видел, как расправились их плечи и укрепились выражения лиц от очевидной уверенности короля в их надежности. Епископ Мейкел просто придвинулся на полшага ближе к креслу Хааралда и легко положил свою большую, сильную руку на его спинку.
   - Как я уверен, принц Кэйлеб и лейтенант Фэлхан уже говорили вам, ваше величество, - начал он, - я много лет прожил в горах Света и в процессе развил некоторые, хотя и далеко не все, предполагаемые способности сейджина. Это не тот титул, на который я бы легкомысленно претендовал для себя, но, возможно, он мне подходит.
   - Во всяком случае, мне было дано узреть видения далеких мест и событий, слышать голоса далеких людей. Как будто невидимая птица села вон на ту стену, - он указал на пятно на оштукатуренной стене недалеко от открытого окна, - или на ветку дерева, и я видел ее глазами, слышал ее ушами. Я никогда не видел будущего и не могу вызвать прошлое. Я вижу только настоящее, и ни один человек не может видеть всего, что происходит повсюду во всем мире. Но то, что я видел, все больше и больше фокусировалось на Чарисе, на вашем Доме и на Кэйлебе. Я не верю, что это могло произойти случайно.
   Глаза Хааралда, казалось, впились в Мерлина. Король Чариса имел репутацию человека, способного вытянуть правду из любого человека, но Мерлин спокойно смотрел в ответ. В конце концов, все, что он сказал, было абсолютно правдивым. Если восемь стандартных столетий по одному и тому же адресу не считались "проживанием в течение многих лет" в горах Света, он не мог себе представить, что могло бы быть. И его "видения" все больше и больше фокусировались на Чарисе, и определенно не случайно.
   - Какого рода видения? - спросил Хааралд после долгого молчания. - От кого?
   - Как я уже сказал, я вижу и слышу так, как если бы я присутствовал физически. Я не могу прочесть страницу, если она не перевернута; я не могу услышать мысль, если она не произнесена вслух. Я не могу знать, что происходит в тайных уголках чьего-то сердца, только то, что они говорят и делают.
   - Я видел видения о вас, ваше величество. Я видел вас в этом зале с вашей личной охраной, видел вас с камергером Халманом. Видел, как вы обсуждали с Кэйлебом вопрос о престолонаследии Хэнта и вопросы политики с графом Грей-Харбором. Видел и слышал, как вы обсуждали новое патрулирование у мыса Тритон с верховным адмиралом Лок-Айлендом, когда вы приказали ему усилить "Фэлкон" и "Уорриор" кораблем "Рок-Шоул бей" и всей его эскадрой.
   Хааралд медленно кивал, но внезапно замер при упоминании Лок-Айленда. Неудивительно, - подумал Мерлин, учитывая, что он и верховный адмирал обсуждали эти подкрепления - и их причины - в условиях максимальной безопасности. Однако ни одна из их мер предосторожности не была защищена от снарка, который мог использовать многоразовые шпионские жучки-паразиты.
   - Я видел Кэйлеба, - продолжил Мерлин. - Не только в разговоре с вами, но и на охоте, со своим мастером оружия, даже за книгами. - Мерлин слегка улыбнулся и покачал головой. - И я видел, как он заседал в совете с вами и на борту корабля.
   - И точно так же, как и те видения, я видел ваш народ. Я сказал Кэйлебу, что то, что вижу, дает мне хорошее мнение о вас, ваше величество, и это так. Честно говоря, и не стремясь выслужиться перед вами, я не видел ни одного другого короля Сэйфхолда, который был бы так близок, как вы, к идеалу, провозглашаемому Церковью. Вы не идеальны. На самом деле, если вы простите меня, вы далеки от этого. Но вы также знаете, что это так, и, возможно, что еще более важно, вы научили своего наследника знать то же самое. Эти качества, это чувство ответственности, слишком редки и драгоценны для меня, чтобы я мог легко от них отказаться. Полагаю, что причина, по которой я увидел то, что видел, заключалась в том, чтобы привести меня сюда, чтобы предложить свои услуги, какие они есть, для сохранения этого королевства и традиций служения, которые стремятся поддерживать его монархи.
   - Похвала достойных похвалы особенно приветствуется, - сказал Хааралд после еще одной долгой, задумчивой паузы. - Надеюсь, однако, вы простите мне указание на то, что похвала и лесть иногда размываются.
   - Особенно, когда тот, кто их предлагает, чего-то желает, - согласился Мерлин. - И, честно говоря, ваше величество, я действительно чего-то хочу. - Глаза Хааралда сузились, и Мерлин улыбнулся. - Я хочу увидеть, как Чарис станет таким, каким он может стать, - сказал он.
   - Всем, чем он может стать, - повторил Хааралд. - Почему Чарис? Даже если все, что вы сказали о моих бесчисленных хороших качествах, было правдой, зачем выбирать это королевство? Это не может быть из-за какого-либо чувства лояльности к моему Дому, поскольку единственное, чем вы явно не являетесь, - это чарисийцем. Так что, если вы простите меня, сейджин Мерлин, это, должно быть, из-за того, что вы чего-то хотите от Чариса. Какая-то ваша собственная цель. И хотя я глубоко благодарен вам за участие в спасении жизни моего сына, и хотя только дурак мог не признать ценность советника, который видит то, что, по-видимому, видите вы, ни один король, достойный своей короны, не мог бы принять такие услуги, не зная, что то, чего вы хотите, - это то, чего хочет и он.
   Мерлин откинулся на спинку своего кресла, задумчиво глядя на чарисийского монарха, затем мысленно кивнул. Хааралд VII был таким же твердолобым, как и ожидал Мерлин, но в нем была твердая сердцевина честности, близкая к поверхности короля. Это был человек, который мог играть в игру обмана, блефа и контрблефа с лучшими из них, но это была не та игра, которую он предпочитал.
   Конечно, еще предстоит выяснить, был ли епископ Мейкел таким же твердолобым и жизнерадостным. Обычно Мерлин не был бы очень оптимистичен по этому поводу, когда речь шла о епископе Церкви Ожидания Господнего, но Мейкел вряд ли был типичным представителем этой породы.
   Во-первых, духовник короля был чарисийцем. Насколько Мерлин смог определить, он никогда не покидал королевство за всю свою жизнь, кроме как для того, чтобы совершить собственное паломничество в Храм, и он был самым высокопоставленным коренным чарисийцем во всей иерархии архиепископства. Выбор Хааралдом десять лет назад Мейкела Стейнейра епископом Теллесберга, а также его духовником, не понравился предшественнику архиепископа Эрейка. Но Хааралд упрямо цеплялся за свою прерогативу назначать на столичный престол священника по своему выбору, и с годами Мейкел стал членом внутреннего круга советников короля.
   Что может быть и хорошей... или действительно очень плохой вещью.
   - Ваше величество, - наконец сказал Мерлин, - почему ваш прадед отменил крепостное право здесь, в Чарисе?
   Хааралд нахмурился, как будто удивленный вопросом. Затем он пожал плечами.
   - Потому что он верил, что это то, чего Бог хотел от нас, - сказал он.
   - Но крепостное право существует в Эмерэлде, - заметил Мерлин, - а также в Таро, Корисанде и Чисхолме. В Харчонге участь крепостного немногим лучше участи полевого зверя. Действительно, они обращаются со своими тягловыми животными лучше, чем со своими крепостными, потому что эти животные стоят дороже. А в Деснейре и Треллхейме практикуется прямое рабство. Даже на землях Храма, - он оторвал взгляд от лица короля, чтобы встретиться взглядом с епископом Мейкелом с легким намеком на вызов, - люди привязаны к земле больших церковных поместий, хотя их и не называют крепостными. Но не здесь. Почему бы и нет? Вы говорите, что это не то, чего Бог хочет от вас, но почему вы в это верите?
   - Священное Писание учит, что Бог сотворил каждого Адама и каждую Еву в одно и то же мгновение, одним и тем же проявлением Своей воли через архангела Лэнгхорна, - сказал Хааралд. - Он не создавал сначала королей, или дворян, или богатых купцов. Он вдохнул дыхание жизни в ноздри всех мужчин и всех женщин. Конечно, это означает, что все мужчины и все женщины - братья и сестры. Возможно, мы не родимся в одних и тех же состояниях в этом более позднем, менее совершенном мире. Некоторые из нас сейчас рождаются королями, а некоторые рождаются благородными, или богатыми, или всеми тремя. И все же те, кто родился более смиренно, по-прежнему остаются нашими братьями и сестрами. Если Бог видит людей такими, то и мы должны видеть то же самое, и если это правда, то люди - это не скот, или овцы, или лошади, или драконы. Не то, чем можно владеть.
   Он впился взглядом в Мерлина, и Мерлин пожал плечами.
   - И вы согласны с этим, епископ Мейкел? - тихо спросил он.
   - Согласен.
   Голос священника был глубоким и сильным, хорошо подходящим для проповеди и молитвы, а в его глазах был блеск. Они были не такими твердыми, как у Хааралда, но и отступления в них не было, и Мерлин медленно кивнул. Затем он снова посмотрел на короля.
   - Другие правители, по-видимому, не согласны с вами, ваше величество, - заметил он. - Даже Церковь считает иначе, во всяком случае, если судить по ее собственной практике в ее собственных землях. Но вы действительно в это верите. И это, ваше величество, моя цель, моя задача. Я верю в то же, что и вы, и не вижу другого могущественного королевства, которое бы так считало. Я уважаю вас и во многих отношениях восхищаюсь вами. Но моя истинная преданность? - Он снова пожал плечами. - Она принадлежит не вам или Кэйлебу, а будущему. Я воспользуюсь вами, если смогу, ваше величество. Использую вас, чтобы создать день, когда ни один человек не будет владеть другим, ни один человек не будет считать людей, рожденных менее благородно, чем он, скотом или овцой.
   Халман сердито посмотрел на него, но Хааралд только медленно кивнул с задумчивым выражением лица.
   - И это истинная причина, по которой я хочу, чтобы Чарис не просто выжил, но и процветал, - сказал Мерлин. - Не потому, что я люблю империю, и не потому, что я жажду богатства, или потому, что я путаю военную мощь с истинной силой королевства. Но хотя мне, возможно, и не дано видеть будущее, я знаю, какое будущее хотел бы видеть. Знаю, какие ценности, какие законы, какую монархию, как я верю, Бог хочет призвать. И в это время, ваше величество, Чарис дает лучшую надежду на будущее, которое я хотел бы видеть когда-либо осуществившимся. Вот почему я с самого начала сказал, что пришел не для того, чтобы служить конкретно вам, а для того, чтобы служить Чарису. Мысли о Чарисе, о его будущем.
   Хааралд слегка побарабанил пальцами правой руки по подлокотнику своего кресла, затем взглянул на епископа Мейкела.
   - Мейкел? - тихо сказал он.
   - Сир, - сказал епископ без колебаний, - я не могу спорить ни с чем из того, что сказал этот человек. Я знаю ваши надежды, ваши стремления. И я знаю, чего вы больше всего боитесь. - Его пальцы снова погладили свой нагрудный скипетр, по-видимому, бессознательно, и его ноздри раздулись. - Если позволите, сир?
   Хааралд кивнул, и епископ снова посмотрел на Мерлина.
   - Я никогда не встречал настоящего сейджина, - сказал он. - Однажды в своей жизни я встретил человека, который утверждал, что он сейджин, но на самом деле он был шарлатаном.
   - Ваше преосвященство, - сказал Мерлин, когда епископ сделал паузу, - я не утверждал, что я сейджин; я утверждал только, что обладаю некоторыми способностями, приписываемыми сейджину.
   - Я заметил это, - сказал Мейкел с легкой улыбкой. - Действительно, хотя я никогда не стал бы претендовать на то, чтобы быть равным своим уважаемым коллегам в Храме как богослов, я участвовал в своей доле богословских дебатов. И, возможно, как следствие этого, я был поражен несколькими вещами, о которых вы не сказали.
   - Вы были поражены? - Вежливо-внимательное выражение лица Мерлина не дрогнуло, но внутренняя тревога начала звучать, когда епископ пристально смотрел на него в течение нескольких секунд.
   - Согласно многим сказкам, которые я читал, когда был моложе, - наконец сказал Мейкел, - истинного сейджина часто узнают только постфактум, по характеру его деяний. Другие могут присвоить ему этот титул; он редко претендует на него сам. Природа этих ваших "видений", однако, поразит многих как достаточное доказательство того, что кем бы вы ни были, вы не такой, как другие смертные люди. Так что, возможно, мы все можем согласиться с тем, что "сейджин" - это слово, которое лучше всего подходит - по крайней мере, на данный момент - для описания того, кем вы являетесь.
   - Но, согласившись на это, что мы должны думать о вас и ваших целях? Я уверен, вы согласитесь, что это важнейший вопрос. И мой ответ на это заключается в том, что Писание учит, что истинная природа любого человека проявится в его действиях. Не имеет значения, является ли этот человек королем, купцом, сейджином или крестьянином; в конце концов, он не может скрыть, кто он на самом деле, чего он действительно стоит. До сих пор вы спасли жизнь Кэйлебу. Послал ли вас Бог к нам с этой конкретной целью или нет, я не знаю. Но, по моему мнению, это был не поступок того, кто будет служить тьме.
   Епископ посмотрел на своего монарха и склонил голову в странно формальном поклоне.
   - Ваше величество, - сказал он, - я не чувствую зла в этом человеке. Конечно, я могу ошибаться - в отличие от великого викария или канцлера, я всего лишь скромный, малограмотный провинциальный епископ. Но мой вам совет - прислушайтесь к нему. Я знаю, какая тьма сгущается вокруг нас. Возможно, этот человек и услуги, которые он предлагает, и есть тот светильник, - он коснулся вышитого знака своего ордена на груди рясы, - который вам нужен.
   Если бы Мерлин был существом из плоти и крови, он бы испустил долгий, тихий выдох облегчения. Но это было не так. И поэтому он просто сидел и ждал, пока Хааралд пристально смотрел в глаза своему исповеднику. Затем король снова обратил свое внимание на Мерлина.
   - А как бы вы служили Чарису? - спросил он пристально.
   - Моими видениями, как они мне даны. Своим мечом, как я и должен. И своим умом, насколько я могу, - просто сказал Мерлин. - Например, я уверен, что вы допросили единственного убийцу, которого нам удалось взять живым.
   - Которого вам удалось взять живым, - поправил Хааралд, и Мерлин пожал плечами.
   - Возможно, ваше величество. Но хотя у меня не было видения его допроса - как я уже сказал, я вижу многое, но не все, - я знаю, кто его послал.
   Халман и два стражника слегка наклонились вперед, пристально глядя друг на друга. Бородатые губы епископа Мейкела задумчиво поджались, а улыбка Мерлина была холодной.
   - Знаю, что, должно быть, было заманчиво возложить вину на Гектора из Корисанды, - сказал он, - но в данном случае это было бы ошибкой. Люди, пытавшиеся убить принца Кэйлеба, были наемниками, деснейрцами, нанятыми князем Нарманом и ... некоторыми другими, но с князем Гектором, насколько мне известно, даже не советовались.
   - Что не означает, что он не замешан в собственных заговорах. Действительно, его возражения против вашего убийства, ваше величество, или Кэйлеба, являются чисто тактическими, а не вопросом каких-либо личных сомнений. Из того, что он сказал своим ближайшим советникам и слугам, а также из того, что я прочитал в его письмах к Нарману, он просто считает, что убийцы вряд ли добьются успеха. И, думаю, опасается, как ваше королевство может отреагировать, если попытка увенчается успехом. У него нет никакого желания встречаться с вами лицом к лицу в это время, пока нет, и он считает, что если бы Кэйлеб был убит, а вы поверили, что за этим стоит Корисанда, это именно то, с чем он столкнется. Вот почему он предпочитает подорвать вашу силу на море, чтобы ослабить вас для решающего удара более традиционными средствами. Вы однажды назвали его песчаной личинкой, а не ящером-резаком, когда обсуждали его с Кэйлебом, и я считаю, что это было подходящее описание. Но в данном случае песчаная личинка думает более... обычными терминами, чем его союзники.
   Глаза Хааралда становились все более и более пристальными по мере того, как он слушал Мерлина. Теперь он откинулся на спинку стула с выражением удивления на лице.
   - Сейджин Мерлин, - сказал он, - когда я вызвал вас на эту аудиенцию, я, честно говоря, не ожидал, что поверю вам. Я хотел этого, и это одна из причин, по которой я был полон решимости этого не делать. Но лучшие шпионы в мире не смогли бы передать вам все, что вы только что рассказали мне, и каждое сказанное вами слово было точным, насколько могут подтвердить мои собственные источники. Конечно, любой рассказавший то, что вы сказали здесь сегодня, поймет, что, несмотря на все это, ваша искренность и надежность должны быть проверены и доказаны. Что касается меня, как личности - как Хааралда Армака - я бы доверился вам сейчас. Как король Хааралд из Чариса, я не могу оказать ни одному человеку такого доверия, какое должен оказать вам, если приму предлагаемые вами услуги, пока вы не окажетесь вне всяких сомнений.
   - Ваше величество, - тихо сказал Мерлин, - вы король. Ваш долг - помнить, что люди лгут. Что они обманывают, и что часто раскрытие небольшой правды делает окончательный обман еще более убедительным. Не ожидаю, что вы примете мои услуги или даже истинность моих видений без тщательного испытания. И когда вы будете проводить испытания, прошу вас помнить об этом. Я сказал, что служу Чарису и тому, чем Чарис может стать, а не вам лично, и я это имел в виду. Я расскажу вам всю правду, которая есть у меня, и дам лучший совет, какой только смогу, но, в конце концов, мое служение, моя верность - это будущее, которое лежит за пределами вашей жизни, за пределами жизни этого человека, которого вы называете Мерлином, и даже за пределами жизни вашего сына. Я хотел бы, чтобы вы это поняли.
   - Сейджин Мерлин, я верю. - Хааралд заглянул глубоко в эти неземные сапфировые глаза, и его голос был мягким. - Говорят, что сейджины служат видению Бога, а не человека. То, что любому человеку, который принимает совет сейджина, лучше всего помнить о видении Бога, не обязательно должно включать его собственный успех или даже выживание. Но одна из обязанностей короля - умереть за свой народ, если этого потребует от него Бог. Чего бы ни потребовало Божье видение Чариса, я заплачу, и если вы настоящий сейджин, если вы действительно служите Его видению, этого для меня более чем достаточно, что бы ни ожидало меня в будущем.
  
   .VII.
   Горы Теллесберг и Стивин, королевство Чарис, риф Армагеддон
  
   Мерлин снова сидел в своей комнате.
   Влажная, безветренная ночь тяжело давила на его окно. Нимуэ Элбан, родившаяся и выросшая в Северной Европе Старой Земли, сочла бы ту ночь неприятно теплой, несмотря на время года, но ПИКА не беспокоили такие мелочи. Мерлина больше поразила непроницаемая тьма безлунной ночи, которая все еще оставалась одним из самых чуждых аспектов Сэйфхолда для человека, чей разум принадлежал Нимуэ Элбан. Нимуэ выросла в технологической цивилизации, цивилизации просвещения, света и энергии, которая прогоняла тьму и окутывала свои города отраженным сиянием облаков в самые темные ночи. Теллесберг был хорошо освещен для сэйфхолдского города, но все освещение на этой планете исходило от простого пламени горящего дерева или воска, сала или масла, слишком слабого, чтобы прогнать ночь.
   По стандартам Сэйфхолда, комната Мерлина была хорошо освещена, как и сам Теллесберг. Она освещалась не свечами, а тонким, чистым пламенем ламп, наполненных маслом кракена и оснащенных сравнительно новомодными полированными отражателями, размещенными за их трубками, чтобы концентрировать и направлять их свет. Несмотря на это, доступного света едва хватало для комфортного чтения, особенно замысловатого каллиграфического почерка в рукописном томе на столе Мерлина. Это могло быть сделано, и было сделано, поколениями людей, рожденных на Сэйфхолде, но не без сурового наказания в виде перенапряжения глаз.
   У Мерлина, однако, были определенные преимущества. Во-первых, его искусственные глаза были невосприимчивы к напряжению. Они также были оснащены технологией сбора света, которая делала светлой комнату и даже бездонную ночь за ее пределами. Он удалил из поля зрения стандартные часы десятидневного обратного отсчета ПИКА, и ничто не отвлекало его, когда он быстро и неуклонно просматривал толстый экземпляр Священного Писания Церкви Ожидания Господнего в кожаном переплете.
   Это был далеко не первый раз, когда он просматривал Писание, и все же он находил книгу неизменно увлекательной, как детектив отдела убийств мог бы быть очарован автобиографией серийного убийцы-садиста, которого он знал как друга детства. Было много аспектов его моральных учений, с которыми Мерлин не мог не согласиться, как бы сильно ему этого ни хотелось. Маруяма Чихиро многое заимствовал из существующих религий, и суть моральных учений его "Писания" была бы знакома почти любому теологу Старой Земли. По большей части, - размышлял Мерлин, - это, несомненно, неизбежно, поскольку стабильное общество требует лежащей в основе системы правил и законов, которые принимают те, кто в нем живет. На протяжении всей истории человечества религия была одним из основных источников этой легитимности, и именно эта часть Писания породила священников, подобных епископу Мейкелу.
   Но религии, из которых Маруяма извлек свои основные заповеди и моральные предписания, были продуктом искренних усилий понять или, по крайней мере, концептуализировать Бога или какую-либо высшую силу, к которой стремились их приверженцы. Основополагающее Писание Церкви Ожидания Господнего таковым не являлось. Это было преднамеренное мошенничество, совершенное в отношении его последователей лицами, чьи действия прямо противоречили принципам и верованиям религий, в которых воспитывалось так много из них. Это была ложь, использующая голод внутри человеческих существ, который заставлял их искать Бога, под любым именем или в любой форме, на протяжении всей истории человеческой расы, не просто для контроля, но и для программирования. Чтобы задушить любое чувство любопытства, которое могло бы угрожать мошенническому шаблону, который Эрик Лэнгхорн и Адоре Бедар создали, чтобы втиснуть любое будущее человеческое общество в шаблон, который они сочли хорошим.
   Мерлин должен был признать, что Лэнгхорну, Бедар и Чихиро удалось убить немало зайцев одним выстрелом из Писания. Он вернулся к началу тома и поморщился, еще раз взглянув на оглавление. Книга Лэнгхорна, Книга Бедар, Книга Паскуале, книги Сондхейма, Траскотта, Шулера, Джво-дженг, Чихиро, Андропова, Гастингса.
   Список можно было продолжать и продолжать, каждая книга приписывалась одному из "архангелов". В Писании не было евангелий, написанных простыми смертными. Такие созданные человеком писания существовали как Комментарии и Озарения, не говоря уже о Свидетельствах, которые также прилагались к самому Священному Писанию и авторитету Церкви Ожидания Господнего. Но ни одно из этих чисто человеческих писаний не могло сравниться с законностью и центральной важностью Писания, поскольку, в отличие от них, каждое его слово было передано непосредственно из уст Бога через его бессмертных архангелов.
   Писание также было не просто инструментом социального контроля. Правда, в Книге Лэнгхорна речь шла о "законе Божьем", как его преподает Церковь Ожидания Господнего. Мерлин не раз мысленно давился, пробираясь сквозь прикрываемую любовью полуправду и откровенную ложь, из которых Лэнгхорн (или Маруяма, пишущий для Лэнгхорна, в любом случае) соткал смирительную рубашку, которую он натянул на обитателей Сэйфхолда. И Мерлину было, по крайней мере, так же трудно принять Книгу Бедар, шедевр психологии на службе обмана и контроля над разумом, который радовался подзаголовку "книга мудрости и самопознания".
   Но многие другие его книги были, по сути, практическим руководством по терраформированию и колонизации чужой планеты.
   Например, Книга архангела Гастингса на самом деле была атласом - очень подробным атласом всей планеты, основанным на скрупулезных картах, составленных командой Шан-вей во время ее первоначального терраформирования. Карты в копии Писания Мерлина были слишком мелкого масштаба, чтобы быть очень полезными, и при печати гравюр было допущено немало искажений, но в Храме тщательно хранились основные исходные карты. Действительно, эти мастер-карты были одними из самых священных артефактов Церкви. Усовершенствованные синтетические материалы их "бумаги" были огнеупорными, водонепроницаемыми, примерно такими же прочными, как пятимиллиметровый лист кованой меди, и практически невосприимчивыми к воздействию возраста. Все это, конечно, в полной мере доказывало их "чудодейственную" природу.
   Однако почти столь же важно, что Книга Гастингса требовала, чтобы копии этих карт были доступны как общественности, так и Церкви, в соборе каждого епископата. Жители Сэйфхолда точно знали, как выглядит география их мира, что имело огромное значение, когда они приступили к принятию решения о том, где разместить дополнительные анклавы, а другие книги Писания дали им руководство по созданию этих анклавов.
   Это было руководство, которое намеренно фальсифицировало основу многих уроков, которые оно преподносило, и религиозных законов, которые оно передавало, но оно обеспечило основные рамки, в соответствии с которыми человечество расширилось из своих первоначальных анклавов на этой планете. Книга Сондхейма касалась агрономии и сельского хозяйства, включая, в частности, необходимые шаги по подготовке почвы Сэйфхолда для основных земных растений, необходимых человечеству. Книга Траскотта делала то же самое для животноводства местных видов Сэйфхолда, а также для импортированных с Земли видов. Книга Паскуале содержала "религиозные законы", обеспечивающие санитарию, надлежащую гигиену и диету, лечение ран и базовую профилактическую медицину. Даже Книга Бедар, несмотря на цель, с которой она была написана, содержала довольно много здравых психологических советов и проницательности, и члены "ее" ордена, как епископ Мейкел, восприняли ее наставления совсем не так, как она могла бы предполагать. Успехи ордена в удовлетворении умственных и эмоциональных потребностей человечества Сэйфхолда во многих случаях были почти поразительными, и именно бедаристы осуществляли большую часть благотворительной деятельности Церкви.
   Тем не менее, все предписания Писания были сформулированы как религиозные законы, надлежащие ритуалы и жертвоприношения, которые должны были совершаться набожными людьми. Например, в Книге предписаний Паскуале никогда не упоминались микробы или научная основа, на которой покоились его "законы". И если целитель не смог вымыть руки в одной из "святых вод", должным образом приготовленных и благословленных священником, перед обработкой раны, и эта рана стала гнойной, или перед родами ребенка, и эта мать умерла от родильной горячки, тогда виноваты были не инфекция или болезнь, а грех.
   И карты из Книги Гастингса, которые убедительно продемонстрировали, что их мир представляет собой сферу, также недвусмысленно учили жителей Сэйфхолда теории Птолемея о Вселенной.... и превратили саму гравитацию в еще один из чудесных даров архангела Лэнгхорна человеку по Божьей милости. Действительно, Лэнгхорн создал мир в виде круглого шара в центре хрустальных сфер Луны, солнца, звезд и собственных Небес Бога специально для того, чтобы продемонстрировать человеку, что Бог может совершить все, что пожелает. В конце концов, разве не требовался акт божественной воли и силы, чтобы удержать людей от падения с нижней стороны мира и столкновения с Луной?
   И таким образом, в дополнение к указаниям, по которым первоначальные анклавы следовали указаниям архангела Лэнгхорна, чтобы плодиться, размножаться и населять мир, данный им Богом, Писание оказало мощное воздействие в систематическом уничтожении всего, что напоминало научный метод, одновременно укрепляя власть Церкви как наставника и правителя человечества.
   Затем были Книга Джво-дженг и Книга Шулера. Ни одна из них не была такой длинной, как некоторые другие, но они подходили к самому сердцу конечной цели Лэнгхорна здесь, на Сэйфхолде. Джво-дженг передала официальные описания и определения тех технологий, которые Бог счел приемлемыми, и тех, которые Он отверг как нечистые, или испорченные, или зарезервированные исключительно для Его архангелов и ангелов. И Шулер, чья "книга" была одновременно самой короткой и самой ужасающей из всех, определил наказание, которому должны подвергнуться те, кто нарушил запреты Лэнгхорна и Джво-дженг. Мысли о том, что кто-то, выросший в том же обществе, что и Нимуэ Элбан, мог воскресить так много кошмаров из ужасного чулана человеческой дикости в свой собственный чуланчик, было достаточно, чтобы даже у Мерлина вывернуть его желудок из сплава и композитов. Шулер, должно быть, провел бесконечные часы, изучая исторические тексты, чтобы составить такой подробный каталог злодеяний, которые должны быть совершены над "неверующим" во "святейшее имя Бога".
   Но самой увлекательной и приводящей в бешенство во многих отношениях была Книга Чихиро. Книга, которая была добавлена позже, после сочинения оригинальной копии Писания, хранившейся в компьютерах в пещере Нимуэ.
   Казалось очевидным, что месть Пей Ко-янга за свою жену и друзей уничтожила почти весь руководящий состав Лэнгхорна. Действительно, из-за внезапного сокращения "ангельских" посещений, зафиксированных в Свидетельствах после его нападения, казалось вероятным, что он также прихватил огромную часть персонала более низкого уровня Лэнгхорна. К сожалению, Маруяма Чихиро не был среди жертв, и ему и его оставшимся в живых товарищам удалось выполнить большую часть плана Лэнгхорна. Архангел Чихиро, почитаемый как покровитель личной защиты и называемый хранителем городов в агиографии Церкви Ожидания Господнего, был официальным историком Бога. Он был тем, кто записал чудо создания Сэйфхолда и он также записал, как Шан-вей, Темная Мать Зла, запятнала чистоту этого творения во имя амбиций и жадности.
   Маруяма хорошо соединил все это воедино, - с горечью подумал Мерлин. - Шан-вей, самая умная из всех помощниц архангела Лэнгхорна, рассматривала Сэйфхолд не как Божье творение, которому она имела честь помочь воплотиться в жизнь, а как дело своих собственных рук. И из этого высокомерия, этого извращенного чувства собственной значимости и этой хвастливой гордости вытекло все зло в Сэйфхолде.
   Она настроила себя против Самого Бога и против своего законного повелителя, архангела Лэнгхорна и привлекла к себе архангела Проктора, который снял печати с искушения и запретного знания. Архангела Салливана, который научил человечество обжорству и потаканию своим желаниям. Архангела Грималди, чья искаженная версия исцеляющего учения архангела Траскотта была отцом и матерью мора. Архангела Ставракиса, который проповедовал алчность личной выгоды по сравнению с благочестивой уступкой Церкви Ожидания Господнего первого плода каждого урожая, который причитался Богу. Архангела Родригеса, который проповедовал высокомерную, соблазнительную ложь о том, что люди на самом деле способны приложить свои собственные руки к созданию закона, по которому они могли бы жить. Архангела Ашера, Отца Лжи, чья так называемая искаженная версия истинного Писания привела тех смертных, которые были достаточно глупы, чтобы поверить всему, что сказала Шан-вей, к столь же мрачному проклятию.
   И, конечно же, падшего архангела, который во многих отношениях был самым темным из них всех - архангела Ко-янга, Отца Разрушения, Повелителя Предательства, который предательски и без предупреждения поразил архангела Лэнгхорна и архангела Бедар, после того как скорбящий Лэнгхорн был вынужден выпустить Ракураи, Божью молнию, на Шан-вей и ее падших последователей. Ко-янг, который был самым доверенным из всех подчиненных Лэнгхорна, воин, которому было поручено охранять все, за что выступал Сэйфхолд, обратился ко злу Шан-вей. Это было монументальное предательство Ко-янга, более темное, чем первородный грех Шан-вей, которое так ужасно ранило бренные тела архангелов Лэнгхорна, Бедар, Паскуале, Сондхейма и их самых верных последователей, самых близких к Самому Богу, что они были вынуждены покинуть Сэйфхолд с их незаконченной работой.
   У Мерлина не было личных воспоминаний о большинстве "падших архангелов" Шан-вей. Нимуэ отыскала большинство из них в компьютерах в своих пещерах, но если первоначальная Нимуэ когда-либо встречалась с ними или знала их, эти знания никогда не загружались в ее ПИКА. И все же некоторых из них она знала, и особенно Ко-янга и саму Шан-вей. Видеть, как их так поносят, знать, что пятьдесят поколений мужчин и женщин, ради освобождения которых они погибли, поносили их не как героев, а как самых темных дьяволов, источников всего зла и несчастий, было подобно ножу в сердце Мерлина.
   Часть его отчаянно желала осудить Писание, взять свой штурмовой шаттл и разведывательные скиммеры и превратить Храм в пылающий кратер, чтобы доказать, что вся религия Лэнгхорна была построена на лжи. Но он не мог. Во всяком случае, пока. Но когда-нибудь, - еще раз сказал он себе. Когда-нибудь жители Сэйфхолда будут готовы услышать правду и принять ее, и когда этот день настанет, Шан-вей, Ко-янга и всех, кто погиб вместе с ними, будут помнить за то, кем они были на самом деле, за все, что они действительно отстаивали.
   Мерлин почувствовал, как глубоко в его сердце и молицирконовом разуме закипает гнев, и закрыл книгу. Он полагал, что ему действительно не следует позволять себе зацикливаться на этом таким образом, но когда дошло до дела, Писание и так называемая Церковь, которой оно служило, становились его истинными врагами. Князь Гектор, князь Нарман и все остальные, замышлявшие заговор против Чариса, были препятствиями для его настоящей борьбы, не более того.
   И все же, - подумал он, кривя губы в усатой улыбке, - они, безусловно, являются непосредственной проблемой, не так ли? Так что, полагаю, мне следует заняться этим делом.
   Краем глаза он поднял цифровые часы и проверил время. Он перенастроил их, чтобы они соответствовали двадцатишестичасовым суткам Сэйфхолда, и сейчас было два часа после тридцатиодноминутного периода, известного сэйфхолдцам как Час Лэнгхорна. На любой другой планете, колонизированной людьми, этот период был бы известен как "компенсор", или просто "комп", интервал адаптации, необходимый для того, чтобы превратить день чужого мира в нечто, аккуратно делимое на стандартные минуты и часы человечества. На Сэйфхолде предполагалось, что любой, кто проснулся в полночь, должен был провести Час Лэнгхорна в безмолвной медитации и созерцании всего, что Бог сделал для него благодаря вмешательству Лэнгхорна за только что прошедший день.
   Так или иначе, Мерлин никогда не удосуживался потратить его именно на эту цель.
   Он фыркнул при этой мысли и усилил чувствительность своего слуха. Улучшенное программное обеспечение сортировало поступающие звуки, подтверждая дремлющую тишину башни Мариты. Учитывая сторожевой пост у входа в башню, не было необходимости в охране или часовых в других местах, а учитывая ограниченность их ночного освещения, сэйфхолдцы, как правило, рано ложились спать и рано вставали. К этому времени все немногочисленные почетные гости башни, судя по всему, крепко спали, и даже сопровождающие их слуги удалились в рабочие комнаты и комнаты ожидания, отведенные для них на самых нижних уровнях башни, чтобы дождаться звонка, если какому-нибудь страдающему бессонницей понадобятся их услуги.
   Это было именно то, чего ждал Мерлин.
   - Сова, - неслышно произнес он.
   - Да, лейтенант-коммандер? - почти мгновенно ответил голос искусственного интеллекта по его встроенному коммуникатору.
   - Я готов, - сказал Мерлин. - Отправьте скиммер, как было указано ранее.
   - Да, лейтенант-коммандер.
   Мерлин встал, погасил фитили своих ламп и открыл окно комнаты. Он вскарабкался на широкий подоконник и сел там, свесив ноги в ночь, прислонившись плечом к широкой амбразуре и глядя на гавань.
   Набережная была местом бурной деятельности, даже такой поздней ночью, когда портовые грузчики заканчивали погрузку грузов для шкиперов, стремящихся успеть к следующему приливу. Кроме того, в тавернах и борделях неизбежно царила оживленная жизнь, и обостренный слух Мерлина доносил до него обрывки смеха, музыки, пьяных песен и ссор. Он также мог слышать и видеть часовых, настороженно стоящих на своих постах или прогуливающихся по стенам дворца, а, увеличив изображение сторожевых башен портовых укреплений и оборонительных батарей, он мог видеть часовых, стоящих на страже и там.
   Он сидел так несколько минут, терпеливо ожидая, прежде чем Сова заговорил снова.
   - Расчетное время прибытия одна минута, лейтенант-коммандер, - сказал он.
   - Принято, - ответил Мерлин, хотя и предполагал, что в этом не было особой необходимости.
   Передача от компактного коммуникатора дальнего действия, встроенного в его шасси ПИКА примерно там, где биологический человек нес бы свою селезенку, отразилась от снарка, висящего на геосинхронной орбите над Энвил, большим морем (или малым океаном) к северу от Земли Маргарет, на главную антенну Совы в четырнадцати тысячах километров, нет, восемь тысяч семьсот миль, черт возьми, - поправил он себя, - далеко в горах Света. Снарк, как и сам антенный массив, был тщательно скрыт (что, возможно, было не такой уж чрезмерной предосторожностью, как думал Мерлин, когда он первоначально это устраивал), так же как и транспортное средство, бесшумно появившееся с севера над ним после того, как весь день благополучно проторчало в море.
   Мерлин потянулся вперед и вверх, зацепившись для равновесия пальцами левой руки за щель между двумя массивными камнями башни Мариты. Затем он подтянулся и принял полустоячее положение в оконном проеме.
   - Хорошо, Сова. Заберите меня, - сказал он.
   - Да, лейтенант-коммандер, - ответил ИИ, и с разведывательного скиммера, зависшего в тысяче метров над Теллесбергом, потянулся тяговый луч и аккуратно снял Мерлина с его подоконника.
   Он без усилий и бесшумно поднялся в темноте, наблюдая за городом под своими ботинками. Именно так Лэнгхорну и его так называемым ангелам удавалось приходить и уходить таким "чудесным образом", и Мерлин испытывал горькое искушение открыто использовать ту же способность. Его разведывательный скиммер в данный момент был настроен на максимальную скрытность, то есть умная обшивка его фюзеляжа точно повторяла ночное небо над ним. Фактически, он был таким же прозрачным, как воздух, в котором он парил, таким же невидимым для человеческого глаза или даже для Мерлина, как его стелс-системы уже сделали его для подавляющего большинства более сложных датчиков. Но та же самая умная оболочка и ее обычные системы посадочного освещения могли бы быть использованы для создания ослепительного блеска "кесэй хи", который использовали "ангелы". В сочетании с буквально нечеловеческими возможностями, встроенными в ПИКА Мерлина, не говоря уже о других частицах передовой технологии, которые смогли припрятать Ко-янг и Шан-вей, он мог легко повторить любой подвиг, который когда-либо совершали "ангелы".
   Но Нимуэ почти сразу отвергла эту возможность. Мало того, что она мгновенно и инстинктивно воспротивилась идее пойти по стопам Лэнгхорна и Бедар, но были и более практические возражения. Рано или поздно ей придется рассказать кому-нибудь правду, и именно по этой причине Мерлин никогда не лгал открыто. Он подозревал, что продолжать избегать лжи будет одновременно и легче, и труднее, но когда пришло время открыто раскрыть правду, он не мог позволить себе сказать ни одной собственной лжи. Нет, если он хотел, чтобы кто бы это ни был, поверил ему, когда он рассказал бы им о гораздо большей лжи, которая творилась на всей их планете в течение стольких сотен лет.
   Более того, простая замена одного суеверия, одной ложной религии на другую никогда не приведет к выполнению задачи, к которой приложила руку Нимуэ Элбан. "Указания от Бога", которым нужно беспрекословно повиноваться, не породят широко распространенного независимого, пытливого мышления и отношения, которые потребуются в ближайшие десятилетия и столетия. И появление "ангела", проповедующего учение, в корне расходящееся с учением Церкви и Писания, не могло не вызвать всевозможных обвинений в демоническом происхождении. Что, в свою очередь, почти наверняка привело бы к религиозной войне, которая, как она боялась, была неизбежна в любом случае, но надеялась, по крайней мере, свести ее к минимуму и отложить на одно или два поколения.
   Откинулся толстый бронепластовый купол зависшего скиммера, и тяговый луч посадил Мерлина на выдвинутую встроенную лестницу. Он быстро взобрался по ней и устроился в удобном, хотя и не совсем просторном, переднем кресле пилотской кабины, когда лестница убралась обратно в фюзеляж. Купол сам собой закрылся над его головой, зафиксировавшись с тихим "шуууусссш" хорошего уплотнения, заключая его в прохладный, безопасный кокон кабины, и он почувствовал нежные, нерушимые объятия включившегося поля притяжения летного кресла, когда протянул руку и положил ее на джойстик.
   - Беру управление, Сова, - сказал он.
   - Принято, лейтенант-коммандер. Управление ваше, - ответил искусственный интеллект, и Мерлин вывел скиммер из режима зависания и снова нажал на рычаг, поворачивая вверх, когда он нажимал на газ.
   Скиммер плавно набрал скорость, и он увидел, как индикатор воздушной скорости поднялся до семисот километров в час. Он мог бы поднять ее больше - атмосферный индикатор был откалиброван на скорость, превышающую 6 Махов, - но у него не было намерения создавать звуковые удары. Один или два раза это можно было принять за естественный гром, даже в такую безоблачную ночь, как сегодня, но это было бы не так, если бы он практиковал это. Вполне может наступить время, когда у него не будет выбора по этому поводу; тем временем, однако, он не собирался позволять себе приобретать дурные привычки.
   Он направился на северо-запад от Теллесберга, почти прямо от места встречи Кэйлеба с ящером-резаком и убийцами Нармана, пересекая набережную и проносясь над водами залива Саут-Хауэлл. С увеличившейся высоты он мог видеть тусклые огни крепостей на островах Сэнд-Шоул и Хелен, в сотнях километров от залива, но сегодня они его не интересовали. Вместо этого он продолжал двигаться вперед, поворачивая все дальше на запад, пока впереди не замаячили крутоплечие вершины гор Стивин.
   Горы Стивин возвышались, как крепостной вал, стеной поперек южного конца перешейка, соединяющего собственно Чарис с Землей Маргарет. Измененное произношение названия горного хребта указывало на то, что он был назван намного позже того, как "архангел Гастингс" подготовил свои карты, вероятно, более чем несколько сотен лет спустя, и даже сейчас он был заселен слабо. Его более высокие вершины поднимались на целых три тысячи метров... десять тысяч футов, - раздраженно поправил себя Мерлин; - он должен был привыкнуть мыслить в единицах местной системы измерений, а демографического давления было недостаточно, чтобы подтолкнуть поселенцев в его негостеприимные недра.
   Что вполне соответствовало требованиям Мерлина.
   Он достиг своей цели, чуть менее чем в двухстах милях от столицы Чариса, и перевел скиммер в режим зависания над высокогорной альпийской долиной.
   Она не сильно отличалась от любого другого участка необитаемых гор. Было несколько скоплений земной растительности, но они были немногочисленны и далеко друг от друга, затерянные среди местных "сосен" (которые действительно были немного похожи на одноименное земное дерево, - подумал он, - если не считать их гладкой, почти шелковистой коры и еще более длинных игл) и зарослей переплетенных деревьев. Без наземных растений, которые обеспечивали бы им среду обитания, не было ни одного из завезенных со Старой Земли животных и птиц, ареалы обитания которых все еще неуклонно расширялись от районов планеты, на которые претендовало человечество. Однако на Сэйфхолде было множество представителей местной фауны, и Мерлин напомнил себе, что ящер-резак или великий дракон не поймут, что ПИКА неудобоварим, пока не совершат ошибку, проглотив его.
   Он улыбнулся при мысли об одном из местных хищников, пытающемся проглотить непереваренные куски неосторожного ПИКА, и включил на дисплее скиммера подробную топографическую карту, которую Сова сгенерировал по результатам полетов снарка несколькими днями ранее. Там. Это было то, чего он хотел, и он медленно и осторожно направил скиммер вперед.
   Вход в пещеру представлял собой темную рану в склоне горы. Теперь, со скиммером в качестве визуального ориентира для его собственных глаз, она казалась еще больше, и он провел стройную разведывательную машину через отверстие. Оно было более чем в два раза шире фюзеляжа и крыльев скиммера и расширилось еще больше, когда он оказался внутри. Выше вертикального стабилизатора также имелся достаточный зазор, и он провел скиммер почти на сто метров дальше - триста тридцать футов, - напомнил он себе, когда произвел преобразование, на этот раз почти автоматически, - затем развернул машину на месте, пока ее нос снова не указал в сторону открытой ночи за пределами пещеры.
   Неплохо, - подумал он. - Совсем неплохо.
   На самом деле, это было почти идеально. Менее чем в получасе лета от Теллесберга, даже при относительно скромной скорости, которую он позволил себе сегодня вечером, место было по крайней мере в тридцати или сорока милях от ближайшего человеческого жилья, и пещера была более чем достаточно велика, чтобы служить ангаром для скиммера. Здесь было немного влажно, с довольно большим количеством сочащейся воды на южной стене, несмотря на высоту пещеры, но это не было бы критично. Как только скиммер сел бы и запечатал бы свои порты, Мерлин мог погрузить его в соленую воду и оставить там без последствий.
   Были признаки того, что здесь поселился кто-то большой - вероятно, дракон, - подумал он, изучая остатки, - а не один из вегетарианских видов, - но и это тоже было в порядке вещей. На самом деле, это был еще один плюс. Даже великий дракон не смог бы легко повредить бронированный разведывательный скиммер, и если какой-нибудь бродячий охотничий отряд действительно проникнет в эту высокогорную долину, они вряд ли будут рыться в пещере, на которую претендовал один из самых страшных сухопутных хищников Сэйфхолда.
   Однако остальная часть снаряжения не столь прочна, как скиммер, - размышлял он. - В любом случае, наверное, было бы неплохо оставить звуковую систему включенной.
   Его копии оригинальных заметок Шан-вей о терраформировании и отчетов о ходе работ содержали огромное количество информации о местной экологии планеты, и она и ее команды определили звуковые частоты, наиболее эффективные для отпугивания местной дикой живности. Если он немного поиграет с уровнями мощности, он должен быть в состоянии создать звуковое поле, которое удержит даже дракона на безопасном расстоянии от его местного склада оборудования, заставляя его искать другое логово.
   Он завис там, примерно в метре - трех футах от относительно ровного пола пещеры. Регулируемые посадочные опоры скиммера имели более чем достаточную длину, чтобы компенсировать неизбежные неровности, и он кивнул сам себе, довольный пригодностью пещеры.
   - Сова.
   - Да, лейтенант-коммандер?
   - Это сработает очень хорошо, - сказал он. - Давайте завтра вечером запустим воздушный грузовик. Но ничего не выгружайте, пока я не вернусь сюда и не разберусь со звуковыми барьерами скиммера.
   - Да, лейтенант-коммандер.
   - И не забудьте также избегать любых населенных пунктов во время его полета.
   - Да, лейтенант-коммандер.
   На мгновение Мерлину показалось, что он услышал в голосе ИИ что-то вроде преувеличенного терпения. Но это, конечно, было нелепо.
   - У вас есть результаты дневного наблюдения?
   Это еще один лишний вопрос, сказал он себе. Конечно, у Совы есть дневной итог!
   - Да, лейтенант-коммандер, - сказал ИИ.
   - Хорошо. Есть что-нибудь еще от Нармана и Шэндира о причастности герцога Тириэна к покушению?
   - Нет, лейтенант-коммандер.
   Мерлин недовольно поморщился при этих словах. У него было далеко не так много информации о герцоге Тириэне, как ему хотелось бы. Он относительно поздно определил аристократа как игрока в игре, и герцог был очень осторожен в отношении людей, с которыми он встречался, и того, что он обсуждал, когда встречался с ними. Он не мог помешать Мерлину подслушивать почти любую встречу, о которой Мерлин знал, но, похоже, встреч было не так уж много. Почти так же раздражала осторожность, с которой он обращался к своим человеческим приспешникам, когда встречался с одним или несколькими из них, что затрудняло анализ.
   Не было никаких сомнений в том, что он был глубоко в постели с Нарманом, хотя Мерлин не смог определить точный момент, в который он намеревался вонзить свой собственный кинжал в спину князя Эмерэлда. К сожалению, учитывая ранг герцога, его родственников и родственников мужа, обвинение его в измене было бы крайне... деликатным предложением. Что было одной из причин, по которой Мерлин не заговорил об этом с Хааралдом. И в равной степени причина, по которой он надеялся получить дополнительные подтверждающие доказательства, прежде чем утром сесть за стол переговоров с самыми доверенными советниками короля.
   - Полагаю, герцог не сообщил нам ничего нового со своей стороны, не так ли? - спросил он.
   - Нет, лейтенант-коммандер.
   Мерлин снова поморщился, на этот раз со смешком. Согласно руководству производителя, ИИ тактического компьютера РАПИРА имел словарный запас более ста тысяч слов. До сих пор, по его подсчетам, Сова, должно быть, использовал хорошо если шестьдесят из них.
   - Хорошо, Сова. Продолжайте и передайте дневные результаты в бортовые системы скиммера. У меня будет время просмотреть их, прежде чем я отправлюсь обратно в Теллесберг.
   - Да, лейтенант-коммандер.
   Сова был вполне способен поддерживать следящие жучки, которые Мерлин установил в самых различных местах Сэйфхолда. На данный момент они были сосредоточены в Чарисе, Эмерэлде и Корисанде, но он не пренебрегал Зионом или королевством Таро. Если уж на то пошло, у королевы Шарлиэн один постоянно висел на потолке ее тронного зала, а другой - в зале тайного совета.
   Несмотря на то, что Мерлину требовалось гораздо меньше "сна", чем любому биологическому человеку, он, возможно, не смог бы найти время, чтобы самому следить за всеми этими скрытыми шпионами. Но Сова был тщательно проинструктирован об именах, местах и событиях, которыми интересовался Мерлин. ИИ также был предоставлен список более обобщенных триггерных слов и фраз, таких как "убить", например, или "подкупить", и, в отличие от Мерлина, он был разработан для одновременного мониторинга множества входных данных и невосприимчив к скуке.
   Передача заняла всего несколько секунд. Затем замигал зеленый индикатор, указывающий на завершение передачи. Мерлин удовлетворенно кивнул, затем склонил голову набок.
   - Что-нибудь еще по вашему анализу платформ Ракураи, Сова? - спросил он.
   - Подтверждаю, лейтенант-коммандер, - ответил ИИ, затем замолчал, и Мерлин закатил глаза.
   - В таком случае, расскажите мне, что вы придумали о том, как их убрать.
   - Я не смог разработать план их уничтожения, лейтенант-коммандер, - спокойно сказал Сова.
   - Что? - Мерлин выпрямился на своем сиденье, прищурив глаза. - Почему нет, Сова?
   - Платформы кинетической бомбардировки на солнечной энергии расположены в центре сферы систем территориальной обороны и пассивных сканеров, через которые не может проникнуть никакое оружие, имеющееся в моем распоряжении, - сказал ему ИИ. - Анализ показывает, что большая часть этих оборонительных сооружений была установлена после уничтожения коммодором Пей первоначального анклава Лейк-Пей.
   - После смерти Лэнгхорна?
   - Да, лейтенант-коммандер. - Ответ Совы на самом деле немного удивил Мерлина. ИИ обычно не очень хорошо распознавал вопросы, особенно те, которые могут быть риторическими, подходящие для ответа, если только они не были специально адресованы ему.
   - Есть ли у вас какая-либо гипотеза о том, почему они могли быть добавлены в то время?
   - Без более точных исторических данных нельзя предложить никаких надежных, статистически значимых гипотез, - сказал Сова. - Однако моделирование очевидной стратегии администрации Лэнгхорна до этого времени, особенно в свете того факта, что коммодора Пея держали в полном неведении о существовании системы бомбардировки до ее использования против Александрийского анклава, предполагает, что преемники администратора были обеспокоены тем, что могут быть другие "нелояльные", особенно среди воинских подразделений, которыми командовал коммодор. Если предположить, что это правда, то, возможно, было бы логично усилить защиту платформ от дополнительных атак.
   Мерлин нахмурился, не в знак несогласия, а в раздумье, на несколько секунд, затем медленно кивнул.
   - Полагаю, в этом есть смысл, - размышлял он вслух. - Не то чтобы это сильно помогало нашим проблемам.
   Сова ничего не сказал, и Мерлин хрипло усмехнулся отсутствию ответа. Затем он подумал еще немного.
   Платформы кинетической бомбардировки, которые использовались против Шан-вей, все еще были там, бесшумно перемещаясь по орбите вокруг планеты. Невозможно было быть уверенным, но Мерлин был практически уверен, что платформам было поручено бомбардировать и уничтожать любую наземную энергетическую сигнатуру, которая могла бы указывать на то, что сэйфхолдцы отклоняются от запретов и предписаний Книги Джво-дженг в отношении технологий. Например, энергетический след электрогенерирующей установки.
   Было невозможно оценить точный уровень выбросов, необходимый для их активации, но Книга Чихиро ясно предупреждала, что тот же Ракураи, который поразил злую Шан-вей, ждал, чтобы наказать любого, кто настолько потерялся для Бога, что попытался бы пойти по ее стопам. Согласно Писанию, молния, связанная с природными грозами, была Божьим напоминанием о разрушении, ожидающем тех, кто согрешил, своего рода перевернутым зеркальным отражением символики радуги, обещанной Ною после Потопа.
   Сове удалось получить довольно хорошие изображения платформ, используя чисто пассивные системы, но один снарк, который перешел в активный режим для получения дополнительной информации, был почти мгновенно уничтожен вооруженной лазером противоракетной платформой. Другой снарк с максимальной скрытностью попытался проникнуть внутрь защищаемого периметра, но был обнаружен и уничтожен, когда все еще находился в тысячах километров от платформ. Это довольно убедительно ответило на вопрос о том, были ли все еще активны системы, работающие на солнечной энергии. В то же время защитные системы не проявили абсолютно никакого интереса к каким-либо случайным излучениям, которые могли проскользнуть от других снарков Мерлина, полетов скиммеров или передач связи.
   Вероятно, это было бы просто небольшой проблемой для их собственных операций, если бы дело дошло до того, что они стреляли "ангелам" в задницу из-за их выбросов, - язвительно подумал он. - Так что проклятая штука почти наверняка ждет, чтобы убить первый признак появления новых технологий за пределами параметров Джво-дженг. Что не значит, что ее нельзя было бы использовать для чего-то другого, если бы эти проклятые источники энергии, прячущиеся в Храме, сказали ему об этом. И у нее шесть заряженных ячеек, каждая из которых, по лучшим оценкам Совы, способна при необходимости покрыть половину континента. Нехорошо. Совсем не хорошо.
   - Мы можем подобраться достаточно близко, чтобы выполнить эту работу, Сова? - спросил он по прошествии почти целой минуты.
   - Отрицательно, лейтенант-коммандер.
   - Почему нет?
   - Потому что любое оружие, оставленное вам для использования, не в состоянии поразить платформы с того расстояния, на котором защитные системы платформ могут уничтожить его, лейтенант-коммандер. Ни одно из доступных вам средств также не обладает скрытной способностью проникать достаточно глубоко в защищаемую зону, чтобы изменить этот факт.
   - Понимаю. - Мерлин поморщился, затем пожал плечами. - Что ж, если так оно и есть, значит, так оно и есть. Нам просто нужно будет перейти этот мост, когда мы подойдем к нему, и я уверен, что в конечном итоге мы сможем найти решение.
   Сова ничего не сказал, и Мерлин снова усмехнулся. Тактичность или тупость? - задумался он. Не то чтобы это имело значение. Но что бы это ни было, прямо сейчас не было никакого смысла биться головой об эту конкретную стену.
   Он отложил проблему в сторону и снова откинулся на спинку летного кресла, когда поднял скиммер высоко и позволил его скорости подняться до четырех Махов в юго-западном направлении. Полет, который он намечал, занял бы больше часа, даже на такой скорости, и он включил первую из записей Совы.
  
   * * *
   Местная ночь началась намного позже, когда Мерлин выключил воспроизведение с камер наблюдения через пять тысяч километров и почти полтора часа спустя. Как всегда, большинство записанных данных наблюдения были скучными, раздражающе загадочными или и тем, и другим. Но, как и всегда, среди всего этого фонового шума было спрятано больше, чем несколько самородков.
   В данный момент, однако, это не было на самом деле главным в мыслях Мерлина, и выражение его лица напряглось, когда он посмотрел вниз на местность под ним.
   Местные жители называли его рифом Армагеддон. Когда-то он назывался Александрией, но это было давно, и его новое название было мрачно уместным.
   Чуть меньше тысячи миль с востока на запад, такова была ширина залива Ракураи, залива в сердце рифа Армагеддон, самого проклятого места на Сэйфхолде, которое когда-то было домом для Александрийского анклава. Остров, на котором стоял этот анклав, все еще был там, но он был не таким большим, как раньше, и превратился в окололунный ландшафт из-за перекрывающихся ударных кратеров.
   Лэнгхорн не удовлетворился просто уничтожением анклава Шан-вей и убийством всех ее друзей и соратников. В этом анклаве тоже были другие колонисты. Некоторые в самой Александрии; другие разбросаны по малому континенту, окружающему обширный залив. Их тоже пришлось уничтожить, поскольку они могли быть заражены "еретическим" учением Шан-вей.
   Кроме того, - сурово подумал Мерлин, - этот ублюдок хотел сделать заявление. Черт, он хотел поиграть со своей чертовой игрушкой, вот чего он хотел. "Ракураи", моя задница!
   Он понял, что его рука опасно сжала джойстик. Даже с установленными на ПИКА ограничителями силы можно было повредить управление, если действительно постараться, и он заставил себя расслабиться.
   Это было... сложно.
   С высоты его улучшенного зрения, несмотря на темноту, было легко разглядеть, как кинетическая бомбардировка разорвала в клочья примерно круглую зону диаметром более полутора тысяч километров. И не только один раз. У Нимуэ было достаточно времени, чтобы с помощью аналитического программного обеспечения Совы просмотреть отчеты снарков, которых она отправила на место того давнего массового убийства,. Из перекрывающихся моделей столкновений было легко понять, что Лэнгхорн послал три отдельные волны искусственных метеоритов, обрушившихся на континент. И самой Александрии он уделил еще больше внимания. По острову прошли взад и вперед по меньшей мере пять волн кинетических ударов. Даже сейчас, почти восемьсот стандартных лет спустя, измученные, изломанные руины, которые он оставил после себя, были жестоко очевидны с нынешней высоты Мерлина.
   Но он убил не совсем всех, не так ли? - с горечью сказал себе Мерлин. - О, нет! Ему нужен был кто-то, чтобы засвидетельствовать, не так ли?
   Ибо это было именно то, что сделал Лэнгхорн. Он спас от разрушения единственное поселение, чтобы его ошеломленные и перепуганные жители могли засвидетельствовать дождь огненных молний - Ракураи Бога, который наказал Шан-вей и ее падших собратьев за их зло. "Архангелы", которые налетели на эту уцелевшую деревню после бомбардировки, забрали их с собой, распределив семейными группами по другим городам и деревням по всему Сэйфхолду. Официально их пощадили, потому что, в отличие от своих собратьев, они были свободны от греха. Как Лот и его семья были спасены от разрушения Содома и Гоморры, они были спасены потому, что остались верны Богу и открытым Им законам. На самом деле, их пощадили исключительно для того, чтобы они могли засвидетельствовать мощь и устрашающую силу Божьего гнева и судьбу любого, кто восстал против Его наместника на Сэйфхолде, архангела Лэнгхорна.
   Не было никаких причин, по которым Мерлин должен был лететь сюда. Не совсем. Он уже знал, что здесь произошло, уже видел изображения снарков. На самом деле не было никакой разницы между этим изображением и тем, что его собственные искусственные глаза сообщали электронному призраку Нимуэ Элбан, который жил за ними. И все же это было так. О, но это было так.
   ПИКА были запрограммированы на то, чтобы делать все, что могут люди, и естественно реагировать с соответствующими изменениями выражения на эмоции своих операторов, если только эти операторы специально не проинструктировали их не делать этого. Мерлин не инструктировал себя так, потому что эти естественные, автоматические реакции, такие как шрамы, которые Нимуэ старательно добавила к его внешности, были необходимой частью убеждения окружающих в том, что он человек. И, электронный аналог или нет, возможно, он действительно все еще был человеком, когда уголок его кибернетического мозга заметил слезу, скатившуюся по его щеке.
   Он парил там, далеко-далеко над сценой той древней бойни, того давнего убийства, которое, по его мнению, произошло всего несколько месяцев назад. На самом деле он пробыл там недолго, хотя казалось, что гораздо дольше. Ровно столько, чтобы выполнить то, ради чего он пришел сюда: оплакать своих мертвых и пообещать им, что, сколько бы времени это ни заняло, какие бы трудности ни возникали, цель, ради которой они умерли, будет достигнута.
   Лэнгхорн и его сторонники назвали это место рифом Армагеддон, местом, где "добро" навсегда восторжествовало над "злом". Но они ошибались, - холодно подумал Мерлин. - Зверства, которые они учинили здесь, были не последней битвой в этой борьбе, а ее первой, и конец войны, которую они начали, будет сильно отличаться от того, который они себе представляли.
   Он завис там, чувствуя, как это обещание проникает в его легкие, а затем повернул нос скиммера обратно на восток, навстречу приближающемуся рассвету, и снова покинул это место скорби.
  
   .VIII.
   Королевский дворец, Теллесберг, королевство Чарис
  
   - Ваше величество, - сказал представительный мужчина, войдя в зал совета и склонив голову в почтительном поклоне.
   - Рейджис, - ответил король Хааралд.
   Представительный мужчина выпрямился и подошел к креслу в конце длинного стола. Он остановился и встал рядом с ним, ожидая, пока Хааралд не махнул рукой, приглашая его сесть. Он повиновался жесту и уселся в искусно вырезанное кресло.
   Мерлин изучал его бесстрастными глазами. Его снарки и их жучки-паразиты часто наблюдали и слушали этого человека в течение последних нескольких месяцев, но это было не совсем то же самое, что наконец встретиться с ним лицом к лицу.
   Рейджис Йованс, граф Грей-Харбор, был первым советником Хааралда VII, старшим членом тайного совета, фактически премьер-министром Чариса, хотя этот термин (и должность) еще не были изобретены на Сэйфхолде. Он был ниже среднего роста для чарисийца, но держал свою аккуратную, компактную фигуру с уверенностью человека, знающего себе цену. Он был на несколько лет старше Хааралда и, в отличие от короля, был чисто выбрит. Длинные волосы, собранные сзади в старомодный конский хвост, который предпочитали более простоватые представители мелкой знати и морские офицеры на службе, были щедро посеребрены, но его темные глаза были яркими и настороженными. Служебная цепь на его шее была менее сложной, чем у Хааралда, без сверкающих драгоценных камней, как у короля, а вышивка на его тунике была более сдержанной, хотя ткань была такой же богатой, и он тоже носил золотой скипетр паломничества.
   Несмотря на превосходный пошив и очевидную дороговизну его одежды, он излучал физическую твердость, а также душевную стойкость, которых можно было ожидать от первого советника королевства. Что, вероятно, было связано с двадцатью годами, проведенными им в качестве офицера королевского флота, прежде чем смерть его бездетного старшего брата уронила на него титул Грей-Харбора и вынудила уйти в отставку. Нынешний граф ушел в море мичманом-кадетом в юном возрасте одиннадцати лет и к двадцати восьми годам стал командиром собственного корабля, и он повидал свою долю морских сражений и кровопролития, прежде чем стал изнеженным политиком.
   Грей-Харбор оглянулся на Мерлина, его лицо было таким же бесстрастным, и Мерлин мысленно улыбнулся. Первый советник, должно быть, сгорал от любопытства, учитывая все слухи о покушении и таинственном спасителе наследного принца, которые ходили по дворцу. Без сомнения, Грей-Харбор был информирован значительно лучше, чем кто-либо другой, но это мало о чем говорило.
   Король только открыл рот, чтобы сказать что-то еще, когда дверь зала совета снова открылась. Через нее прошел еще один человек, его шаг был значительно более торопливым, чем у Грей-Харбора.
   Новоприбывший был по меньшей мере на голову выше графа, и хотя его одежда была сшита из богатой ткани, а на пальцах сверкали кольца с драгоценными камнями, ему недоставало лоска первого советника. Кроме того, он был моложе Грей-Харбора, выглядел значительно более обветренным и уже начинал лысеть. Его крючковатый нос, похожий на клюв, был высоко изогнут и горд, а глаза были более светлого оттенка коричневого - почти янтарного, - чем у большинства чарисийцев.
   - Ваше величество, - сказал он немного грубовато, - прошу прощения. Когда мой секретарь передал мне ваше сообщение, я приехал так быстро, как только смог.
   - Не нужно извиняться, Бинжэймин, - сказал Хааралд с улыбкой. - Я так понял, что ты не вернешься с Сэнд-Шоул до позднего вечера сегодня или завтра. Я не ожидал, что ты вообще сможешь присутствовать, иначе мы бы тебя подождали.
   - Я только что вернулся, ваше величество, - ответил Бинжэймин Рейс, барон Уэйв-Тандер. - Дело, которым я занимался, потребовало значительно меньше времени, чем я ожидал.
   - Рад это слышать, - сказал ему Хааралд. - Будет гораздо удобнее обсудить это с тобой и Рейджисом одновременно. Пожалуйста, садись.
   Уэйв-Тандер подчинился вежливой команде, усевшись на то, что, очевидно, было его обычным местом, через два места от Грей-Харбора, слева от графа. Хааралд подождал, пока он полностью займет позицию, затем махнул правой рукой в направлении Мерлина.
   - Рейджис, Бинжэймин, это таинственный Мерлин, о котором вы двое, несомненно, так много слышали. Сейджин Мерлин, граф Грей-Харбор и барон Уэйв-Тандер.
   Глаза Грей-Харбора сузились и стали еще более пристальными, когда Хааралд дал Мерлину титул "сейджин", но король спокойно продолжил.
   - Рейджис управляет моим тайным советом и выполняет большую часть тяжелой работы по управлению королевством. Бинжэймин, не сильно отклоняясь от истины, - мой глава разведки. И у него это тоже очень хорошо получается.
   Трое мужчин вежливо, хотя и настороженно, кивнули друг другу, и Хааралд улыбнулся.
   - Понимаю, что всевозможные слухи о сейджине Мерлине ходили по дворцу с тех пор, как Кэйлеб вернулся домой. К счастью, никто, похоже, не понял, что Мерлин на самом деле сейджин... или, по крайней мере, что это подразумевает. И по причинам, которые, полагаю, станут ясны, я очень хочу, чтобы так оно и оставалось. Учитывая то, что произошло там, в лесу, и истории - я уверен, многие из них гораздо более дикие, чем дворцовые сплетни, - которые также должны распространяться по городу, люди будут ожидать, что он получит определенное предпочтение здесь, при дворе. Это естественно, но важно, чтобы мы не отдавали ему слишком большого предпочтения. Однако считаю, что для того, чтобы наилучшим образом использовать его услуги, ему будет важно иметь доступ не только ко мне, но и к совету. Какое-то время меня озадачивало, как именно совместить эти два противоположных соображения, но думаю, что решение есть.
   - Я намерен назначить сейджина Мерлина в королевскую стражу специально для того, чтобы он служил личным стражником и телохранителем Кэйлеба. Лейтенант Фэлхан останется командовать обычным подразделением морской пехоты Кэйлеба, но Мерлин будет назначен непосредственно Кэйлебу, при том понимании, что он будет сотрудничать с Фэлханом, но не будет нести прямой ответственности перед лейтенантом. Уверен, что некоторые морские пехотинцы будут возмущены этим, даже сочтут это пощечиной своей службе, но я также ожидаю, что они научатся жить с этим. И после такого близкого к успеху покушения никто не удивится, если мы внесем некоторые изменения в наши давние меры безопасности.
   - Назначение его на постоянную работу с Кэйлебом позволит постоянно держать его физически рядом, не допуская официально в мой внутренний круг советников. Конечно, маловероятно, что мы сможем скрыть от утечки тот факт, что он сейджин. Когда это произойдет, я предлагаю всем нам подчеркнуть рассказы о боевых способностях сейджина и преуменьшить любые упоминания о любых других необычных талантах.
   Грей-Харбор и Уэйв-Тандер кивнули почти в унисон, хотя Мерлину показалось, что это было больше в знак признания инструкций Хааралда, чем из какого-либо понимания того, почему король мог дать эти инструкции в первую очередь. Что, - подумал он, - в конце концов, было не очень удивительно.
   - В рамках усилий по отвлечению от него внимания, - продолжил Хааралд, - вы двое - единственные члены совета, которые будут знать, что он нечто большее, чем исключительно способный воин, которым он, похоже, является, назначенный защищать Кэйлеба. Мейкел, конечно, тоже знает, но я намерен максимально ограничить эту информацию вами тремя, Кэйлебом и мной, а также нашими личными телохранителями. Со временем нам придется расширить этот круг, но я хочу, чтобы в тайну было посвящено минимально возможное число людей. В дополнение к тому, чтобы никто из наших, скажем так, менее дружелюбных соседей не заподозрил истинную степень его талантов, это также должно помешать ему стать объектом подозрений и ревности придворных, которые были бы неизбежны, если бы совершенно незнакомый человек внезапно поднялся на должность, обладающую большой властью здесь, в Чарисе.
   Выражение лица короля на мгновение стало мрачным.
   - Тем не менее, правда в том, что его таланты простираются далеко за пределы поля битвы, - сказал он. - Я твердо придерживаюсь мнения, что в долгосрочной перспективе эти другие таланты будут иметь гораздо большее значение для нас, и ожидаю, что вы трое, вероятно, проведете довольно много времени, работая вместе.
   Он сделал паузу, как бы давая этому осмыслиться, затем посмотрел прямо на Грей-Харбора.
   - Рейджис, сейджин Мерлин сумел произвести на меня еще большее впечатление во время нашей беседы вчера утром, чем уже произвело его вмешательство для спасения жизни Кэйлеба. Я пошел на эту встречу со всем скепсисом и подозрениями; я вышел из нее с верой в то, что сейджин Мерлин желает Чарису добра и способен оказать нам большую услугу. Уверен, что у вас сложится о нем собственное мнение. Я ценю вас с Бинжэймином за вашу независимость мышления так же сильно, как за вашу лояльность и способности, но хочу, чтобы вы оба очень внимательно выслушали то, что он сможет сказать. Однако, прежде чем я отпущу вас всех вместе, позвольте мне точно сказать вам, почему он произвел на меня такое сильное впечатление.
   - Для начала...
  
   * * *
   - и поскольку все, что он мне сказал, идеально соответствовало всему, что ты смог подтвердить, Бинжэймин, - король закончил инструктаж своих советников несколькими минутами позже, - у меня не было выбора, кроме как признать, что он действительно обладает видением. Конечно, как я сказал ему в то время, и его способности, и его надежность должны быть проверены и доказаны, прежде чем я смогу полагаться на него, как я уже полагаюсь на вас двоих. Сейджин Мерлин был достаточно вежлив, чтобы принять это без злобы.
   Он сделал паузу, и оба советника задумчиво посмотрели на Мерлина. Уэйв-Тандер выглядел очарованным, хотя все еще слегка скептически настроенным, что не было большим сюрпризом. Грей-Харбор тоже выглядел скептически, но, если Мерлин серьезно не ошибался, по крайней мере половина скептицизма первого советника была зарезервирована для реальных мотивов и амбиций таинственного незнакомца.
   - Поскольку сейджин Мерлин явно гораздо лучше информирован о событиях и людях, стоящих за ними здесь, в Теллесберге, и в Чарисе в целом, чем большинство новичков, - сухо продолжил король через несколько мгновений, - мне показалось, что первое, что нам нужно сделать, это чтобы вы трое обсудили наши опасения по поводу представителей наших менее дружелюбных соседей среди нас. Я хочу, Рейджис, чтобы ты и Бинжэймин объединили то, что мы уже знаем, с тем, что может рассказать нам сейджин Мерлин. Эта попытка убить Кэйлеба не была полной неожиданностью, но она представляет собой чье-то решение значительно повысить ставки. Думаю, нам пора подумать о том, чтобы внушить им, что попытки убить наследника престола... неразумны.
   Тон короля был легким, почти капризным; его глаза - нет.
   - Понимаю, ваше величество, - ответил Грей-Харбор с кивком, который был наполовину поклоном. Затем он слегка склонил голову набок. - Насколько твердо вы хотели бы, чтобы это сообщение было передано, сир?
   - Очень твердо в том, что касается лиц, действительно причастных к этой попытке, - сказал Хааралд довольно холодным тоном. - Думаю, что этого все будут ожидать, предполагая, что мы сможем точно определить, кто был ответственен. И, честно говоря, я намерен получить немалое личное удовлетворение от того, что позабочусь о том, чтобы никто не разочаровался в этом отношении. Для остальных наших местных шпионов, возможно, будет уместна несколько более сдержанная реакция. Я все еще хочу, чтобы они нервничали, вы понимаете.
   - Полагаю, что да, ваше величество, - хрипло сказал Уэйв-Тандер. - Но просто для полной ясности, вы не инструктируете нас изменить нашу политику в отношении известных шпионов?
   - Вероятно, нет, - сказал Хааралд и слегка пожал плечами. - Оставлять тех, о ком мы знаем, на месте, чтобы отбить у их хозяев охоту посылать новых, до сих пор сослужило нам хорошую службу. С другой стороны, то, что чуть не случилось с Кэйлебом, указывает, что они все еще могут обойти наше наблюдение. Кроме того, они должны знать, что мы выявили по крайней мере некоторых из их агентов, и после чего-то подобного они будут ожидать, что мы уделим некоторое внимание уборке дома. Если мы не выступим против хотя бы нескольких из них, они будут удивляться, почему мы этого не сделали. На данный момент предположите, что любой из второстепенного списка является честной игрой, и используйте свое собственное суждение относительно того, кто из них будет наиболее полезен, если будет удален из игры, а кто останется на месте. По основному списку сначала получите мое одобрение, прежде чем выступать против кого-либо.
   - И что мы будем делать с информацией, предоставленной сейджином Мерлином? - спросил Грей-Харбор почти болезненно нейтральным тоном.
   - Доверюсь вашему с Бинжэймином суждению, когда дело дойдет до принятия решения, в какой список включить новые имена, - сказал ему Хааралд. - Не предпринимайте никаких действий против тех, кого вы включили в основной список, не обсудив это сначала со мной. Что касается кого-либо из вторичного списка, я готов положиться на ваше суждение.
   - Понял, ваше величество, - сказал Грей Харбор.
   - Спасибо. - Хааралд отодвинул свой стул и встал, а остальные трое быстро встали по очереди, почтительно склонив головы. Король наблюдал за ними, затем улыбнулся своему первому советнику и слегка покачал головой.
   - Я точно знаю, о чем ты думаешь, Рейджис, - сказал он. - Подозреваю, что сейджин Мерлин тоже так думает. Тем не менее, вы слишком умны, чтобы позволить этой вашей укоренившейся подозрительности затуманить ваше суждение. Кроме того, я предсказываю, что вы будете так же удивлены талантами сейджина, как и я.
   - Меня беспокоят не таланты сейджина Мерлина, сир, - сказал Грей-Харбор с тонкой улыбкой, которая подтверждала точность наблюдения его монарха.
   - О, я знаю это, - усмехнулся Хааралд. - И сейджин тоже. Но я все равно думаю, что ты будешь удивлен.
   Он снова улыбнулся, на этот раз всем троим, и, прихрамывая, вышел из зала совета.
  
   * * *
   - и Малвейн управляет целым кольцом агентов для Мейсана из "Кроссэд энкорс", - закончил Мерлин свой основной доклад почти час спустя. - Владелец таверны - один из людей Малвейна, но большинство агентов, с которыми он связан, действительно думают, что работают на представителя законного иностранного банкира, чьи интересы тесно вплетены в здешние частные торговые дома. Они думают, что предоставляют в основном коммерческую информацию, не понимая, насколько полезной эта информация может быть для Гектора или что с ней можно сделать.
   Уэйв-Тандер кивнул, не отрываясь от нескольких листов бумаги, на которых он все еще деловито делал пометки. В отличие от Грей-Харбора, барон не был рожден в дворянской семье. Его отец был простым корабельным мастером, и Бинжэймин Рейс заработал свой дворянский патент, поднявшись с самого начала и став одним из крупнейших бизнес-магнатов Теллесберга. Попутно он выучился на клерка, и у него все еще был быстрый, четко разборчивый почерк, который он развил в то время. Это продолжало служить ему хорошую подспорьем, поскольку его обязанности главы разведывательного аппарата Хааралда не позволяли ему доверять секретарям, когда дело доходило до ведения самых конфиденциальных записей.
   Теперь он, наконец, откинулся на спинку стула, изучая написанное, затем взглянул на Грей-Харбора, прежде чем посмотреть на Мерлина.
   - Сейджин Мерлин, я впечатлен, как и предсказывал его величество, - сказал он, собирая дюжину с лишним листов мелко исписанных заметок. - Всей информацией, которую вы только что предоставили, конечно, но также и вашей способностью отслеживать все это без собственных заметок.
   - Я тоже впечатлен, - согласился граф Грей-Харбор, откидываясь на спинку стула и глядя на Мерлина из-под полуприкрытых век.
   - Я также впечатлен, - продолжил Уэйв-Тандер, - тем фактом, что, насколько мне известно, каждый крупный иностранный агент, которого мы смогли идентифицировать, также находится в вашем списке. Уверен, вы знаете, такого рода подтверждение всегда ценно. И, честно говоря, это придает дополнительный вес вашей информации об агентах, которых мы не смогли идентифицировать. Например, как все это второстепенное кольцо Лэйхэнга работает в Норт-Ки. - Он покачал головой. - Полагаю, я должен был понять, что ему нужен кто-то еще, чтобы быть его глазами и ушами так далеко от Теллесберга, но у нас никогда не было даже намека на то, кто это может быть на самом деле.
   - Я бы не стал слишком расстраиваться из-за этого, барон, - сказал Мерлин, пожимая плечами. - У меня есть определенные преимущества, которых нет у ваших обычных следователей. Если бы мне пришлось вести расследование так же, как они, я бы никогда не смог узнать столько, сколько, я уверен, вы уже знаете.
   - Без сомнения, - задумчиво произнес Грей-Харбор. - В то же время, сейджин Мерлин, я должен признать, что мне любопытно, как так получилось, что вы так много "видели" о Чарисе. - Мерлин выгнул бровь, и первый советник пожал плечами. - Просто кажется... странным, что сейджину с гор Света были дарованы такие подробные "видения" событий так далеко от земель Храма, что вы можете идентифицировать отдельных владельцев таверн, работающих на князя Гектора.
   Уэйв-Тандер слегка нахмурился, откинувшись на спинку своего стула и переводя взгляд с одного на другого. Мерлин, с другой стороны, слегка улыбнулся.
   - Это не так странно, как вам может показаться, милорд, - сказал он. - Знаете, у меня есть некоторый контроль над тем, что я вижу.
   - В самом деле? - в голосе Грей-Харбора звучал вежливый скептицизм. - Во всех историях, которые я когда-либо слышал или читал, видения сейджина кажутся... можно сказать, загадочными. Или, возможно, неспецифическими. Ваши же видения, сейджин Мерлин, кажутся чрезвычайно конкретными.
   - Я бы заподозрил, - сказал Мерлин, - что довольно многие из тех "неспецифических" видений из рассказов, которые вы слышали, были произведениями вымысла. - Он откинулся на спинку своего стула с довольной улыбкой. - Либо их вообще никогда не было, либо они были придуманы, скажем так, людьми, которые сообщили о них. Хотя мне больно это признавать, уверен, что не один "сейджин" был не более чем обычным шарлатаном. В подобном случае, чем более "загадочным" будет так называемое видение, тем лучше. Небольшое пространство для свободной интерпретации имело бы большое значение для поддержания чьего-либо авторитета.
   - Это, безусловно, достаточно верно. - Грей-Харбор, казалось, был немного озадачен прямым ответом Мерлина.
   - Милорд, - сказал голубоглазый незнакомец, - когда у меня впервые начались эти видения, они приходили со всего Сэйфхолда. Действительно, они были весьма сбивающими с толку во многих отношениях. Но вскоре я обнаружил, что, концентрируясь на местах и людях, представляющих особый интерес, я могу перенаправить или, возможно, "сфокусировать" было бы лучшим словом, последующие видения.
   - И вы решили сосредоточить их здесь, на Чарисе?
   - Да, я решил это сделать. Я не виню вас за скептицизм, милорд. Это одна из ваших обязанностей перед королем. Однако я уже объяснил его величеству, что именно привлекло меня в Чарис в первую очередь. И, честно говоря, в данный конкретный момент Чарис нуждается во всех преимуществах, которые он может получить.
   - Это достаточно верно, Рейджис, - сказал Уэйв-Тандер. Он начал складывать свои листки с заметками в аккуратную стопку. - И хотя я так же подозрителен, как и любой другой человек, - продолжил барон, - по крайней мере, до сих пор верительные грамоты сейджина Мерлина, похоже, вполне оправданы. У меня были подозрения относительно того, кто стоял за покушением на принца, но никто из моих людей не обнаружил связи между Лэйхэнгом и его наемниками. Однако теперь, когда на это было указано, я ожидаю, что мы сможем это подтвердить. В любом случае, в этом есть смысл.
   - Знаю. - Грей-Харбор вздохнул. - Полагаю, это просто...
   Первый советник поморщился, затем посмотрел на Мерлина со странной полуулыбкой.
   - Вы, безусловно, правы в том, что нам нужны все преимущества, которые мы можем получить, - сказал он более открытым тоном. - Возможно, это просто потому, что я чувствовал, что мы так долго пытались отбиться от кракенов с помощью шеста, что мне просто трудно поверить, будто такого рода помощь может просто свалиться нам на колени.
   - Я могу это понять. - Мерлин несколько мгновений смотрел на него, затем снова перевел взгляд на Уэйв-Тандера. - Могу это понять, - повторил он, - и потому, что понимаю, я не решался назвать вам еще одно имя.
   - У вас есть еще кто-то? - Глаза Грей-Харбора сузились, а Уэйв-Тандер нахмурился.
   - Есть еще один высокопоставленный шпион, - медленно произнес Мерлин. - С настолько высоким положением, что я изначально намеревался вообще не упоминать о нем, пока у вас не будет возможности оценить надежность другой информации, которую я мог бы предоставить.
   - Где? О ком ты говоришь? - Грей-Харбор наклонился вперед, в его голосе снова зазвучало подозрение.
   - Милорд, если я скажу вам это, это причинит вам большое огорчение.
   - Я буду лучшим судьей в этом, сейджин Мерлин, - сказал граф с четким, твердым авторитетом первого советника королевства.
   - Очень хорошо, милорд. - Мерлин склонил голову в легком поклоне в знак признания, а не покорности. - Боюсь, герцог Тириэн не тот человек, за которого вы его принимаете.
   Грей-Харбор резко откинулся на спинку стула. На мгновение выражение его лица было просто шокированным. Затем его лицо гневно потемнело.
   - Как ты смеешь говорить такое? - резко потребовал он.
   - Я осмеливаюсь на многое, милорд, - категорично сказал Мерлин, его собственное выражение лица было непреклонным. - И я говорю правду. Я предупреждал, что это расстроит вас.
   - Это, по крайней мере, было правдой, - отрезал Грей-Харбор. - Сильно сомневаюсь, что все остальное так и было!
   - Рейджис, - начал Уэйв-Тандер, но Грей-Харбор прервал его резким взмахом руки, не сводя своих собственных разъяренных глаз с Мерлина.
   - Когда король указал нам работать с вами, я очень сомневаюсь, что он хоть на мгновение заподозрил, что вы скажете нам, что его собственный кузен - предатель, - проскрежетал он.
   - Уверен, что он этого не делал, - согласился Мерлин. - И я не удивлен вашим гневом, милорд. В конце концов, вы знаете герцога с тех пор, как он был мальчиком. Ваша дочь замужем за ним. И, конечно же, он занимает четвертое место в очереди на престолонаследие, и он всегда был верным сторонником короля Хааралда, как в тайном совете, так и в парламенте. Вы знаете меня меньше двух часов. Меня бы удивило, если бы вы были готовы поверить мне на слово, что человек, которого вы так долго знали и которому доверяли, на самом деле предатель. К сожалению, это не меняет правды.
   - Правду? - зашипел Грей-Харбор. - Так вот из-за чего все это было? Кто послал тебя дискредитировать герцога?!
   - Никто никуда не посылал меня, кроме моей собственной воли, - ответил Мерлин. - И я не стремлюсь дискредитировать никого, кроме тех, чьи собственные действия уже дискредитировали их.
   - Больше ни одной лжи! Я не буду...
   - Рейджис! - Уэйв-Тандер выглядел несчастным, но резкость в его голосе заставила Грей-Харбора снова обратить на него взгляд. Первый советник сверкнул глазами, и Уэйв-Тандер покачал головой.
   - Рейджис, - снова сказал он, его голос был намного ближе к нормальному, - я думаю, нам нужно выслушать то, что он хочет сказать.
   - Что? - Грей-Харбор недоверчиво уставился на своего товарища по совету.
   - Мои собственные люди сообщили о нескольких... нарушениях, связанных с герцогом, - неловко сказал Уэйв-Тандер.
   - Какого рода "нарушениях"? - недоверчиво спросил Грей-Харбор.
   - Большинство из них были мелочами, - признался Уэйв-Тандер. - Компания, которую он поддерживал, несколько случаев, когда известные агенты Эмерэлда ускользали из наших рук в Хейрате, когда мы предупредили власти, чтобы они их взяли, торговые предприятия, которые оказались необычайно прибыльными для него и в которых были глубоко вовлечены интересы торговцев Эмерэлда. И тот факт, что он был лучшим клиентом Лэйхэнга по вивернам, насколько мы можем судить.
   - Не будь смешным, - холодно сказал Грей-Харбор. - Герцог - мой зять, напоминаю вам - пристрастился к охоте. Его вивернарий с вивернами - самый большой и дорогой во всем королевстве! Конечно, он "лучший клиент" Лэйхэнга! Ради бога, Бинжэймин! Мы все время знали, что прикрытие Лэйхэнга было выбрано специально для того, чтобы дать ему доступ к таким людям, как Калвин! Если ты собираешься обвинять его на этом основании, тебе придется обвинить половину дворян в Чарисе!
   - Вот почему я еще ни в чем его не обвинял, - довольно резко сказал Уэйв-Тандер. - Я сказал, что это мелочи, и никто не собирается обвинять кого-то в положении герцога в измене на основании таких надуманных доказательств. Не тогда, когда он так близок к короне, и когда он так открыто и решительно поддерживал короля так долго. Но это не меняет сообщений, которые я получил, и это не обязательно делает сейджина Мерлина лжецом. В чем - барон посмотрел Грей-Харбору прямо в глаза - ты его обвиняешь.
   - Разве он только что не обвинил герцога в гораздо худшем? - огрызнулся в ответ Грей-Харбор.
   - Да, он это сделал, - сказал Уэйв-Тандер, его голос был еще более ровным, чем у Мерлина. - А что, если он прав?
   - Сама идея абсурдна!
   - Что не значит, что это не может быть правдой, - непоколебимо сказал Уэйв-Тандер. - Это моя зона ответственности, Рейджис. Я не хочу, чтобы сейджин Мерлин был прав насчет герцога, но я несу ответственность за рассмотрение возможности того, что он может быть прав. И это твоя ответственность - позволить мне сделать мою работу и выяснить это.
   Грей-Харбор пристально смотрел на него несколько напряженных секунд. Затем он снова посмотрел на Мерлина, и его темные глаза были полны горечи и ярости.
   - Очень хорошо, - процедил он сквозь зубы. - Делай свою работу, Бинжэймин. И когда ты докажешь, что в этом нет ни единого слова правды, сделай свое дело и расследуй этого человека тоже! Что касается меня, боюсь, в данный момент у меня есть другие обязанности.
   Он встал, сердито поклонился Уэйв-Тандеру и вышел из комнаты, даже не взглянув в сторону Мерлина.
  
   .IX.
   Кабинет барона Уэйв-Тандера, Теллесберг
  
   - Боюсь, это выглядит так, как будто там... может быть, что-то есть, милорд.
   Бинжэймин Рейс откинулся на спинку стула с несчастным выражением лица. Сэр Рижард Сифармер, его заместитель, выглядел таким же несчастным. Сэр Рижард нес главную ответственность за контрразведывательные операции Уэйв-Тандера (хотя это тоже был термин, который еще не был изобретен заново на Сэйфхолде). Он был самым доверенным подчиненным Уэйв-Тандера, как благодаря его лояльности, так и его суждениям, и он также был очень умным человеком. Уэйв-Тандер не сообщил ему личность обвинителя герцога, но барон был уверен, что Сифармер вычислил его. У сэра Рижарда, однако, было полжизни опыта в том, чтобы не задавать вопросов о вещах, которые он не должен был знать, и Уэйв-Тандер полностью доверял его благоразумию.
   На данный момент Сифармер был также человеком, который только что провел последние два дня, перебирая каждую крупицу информации, которая у них была о герцоге Тириэне. Учитывая его ранг и обязанности, герцог не раз тесно сотрудничал с Уэйв-Тандером - и Сифармером. Тириэн был в курсе многих важнейших стратегий королевства, посвящен в большинство секретов короля, как личных, так и политических, и он был там буквально десятилетиями. Что, поскольку Сифармер был столь же опытен, сколь и умен, означало, что он точно понимал, к чему может привести этот конкретный карман с червями.
   - Мне не нравится признавать это по нескольким причинам, - продолжил Сифармер через мгновение. - Во-первых, конечно, из-за того, насколько грязным это может обернуться, и из-за того, насколько это повредит его величеству. Но я почти в равной степени недоволен тем фактом, что без этой новой информации - откуда бы она ни поступила, - послушно добавил он, - мы, вероятно, никогда бы не поняли, что может быть что-то серьезное, на что стоит обратить внимание в первую очередь.
   - Полагаю, на самом деле это не слишком удивительно, - вздохнул Уэйв-Тандер. Он ущипнул себя за переносицу, лысеющий череп поблескивал в солнечном свете, льющемся через окно позади него, и покачал головой. - Никто не хочет быть первым, кто укажет пальцем на второго по рангу дворянина королевства, Рижард. И никто не хочет верить, что кто-то, стоящий так высоко в очереди на престолонаследие, вообще может быть предателем.
   - Это случалось и в других местах, - мрачно заметил Сифармер. - Я должен был иметь в виду, что это может произойти и здесь, милорд.
   - Ты должен был, я должен был. - Уэйв-Тандер махнул рукой. - Никто из нас этого не сделал. И теперь, когда мы это сделали, я не хочу, чтобы мы делали поспешные выводы о чувстве вины, потому что нам кажется, что мы должны были быть подозрительными с самого начала.
   - Замечание принято, милорд.
   Сифармер кивнул, и Уэйв-Тандер потянулся, чтобы поиграть с пресс-папье на своем столе, пока он обдумывал информацию своего подчиненного.
   Сам Уэйв-Тандер был доказательством того, насколько открыто благородство королевства Чарис по сравнению с большинством других королевств Сэйфхолда, и он - и король Хааралд - верили в использование лучших доступных талантов, независимо от того, насколько голубой (или не голубой) может быть кровь этого таланта. Эта политика хорошо служила им на протяжении многих лет, но у нее были и свои недостатки. И одна из них заключалась в том, что, какой бы открытой ни была аристократия Чариса, люди обычного происхождения все еще не решались обвинять знатных людей в проступках.
   Отчасти это было результатом врожденного уважения, веры в то, что определенные люди просто должны быть вне подозрений. Это, как был уверен Уэйв-Тандер, была та категория, к которой Сифармер (как и сам Уэйв-Тандер) мысленно отнес Калвина Армака, герцога Тириэна. В конце концов, нынешний герцог был единственным живым сыном единственного дяди короля. Хотя его отец, Арин, был младшим братом Хааралда VI, на самом деле он был на несколько лет старше Хааралда, поскольку Арин, как и сам Калвин, женился рано. Они с Хааралдом воспитывались скорее как братья, чем как кузены, и он был крестным отцом Кэйлеба, а также его двоюродным дядей.
   Он также был констеблем Хейраты, ключевого города-крепости на острове Тириэн. Хейрата, возможно, была второй или третьей по значимости военно-морской базой всего королевства, расположенной так, чтобы доминировать над северной половиной залива Хауэлл, а ее констебль традиционно считался старшим военным офицером Чариса после самого верховного адмирала Лок-Айленда. Мало того, Тириэн был одним из лидеров королевской партии в палате лордов, непоколебимым сторонником политики короля Хааралда, одним из самых доверенных дипломатических представителей короля и зятем первого советника королевства. Конечно, из всех возможных людей он просто не мог быть предателем!
   Но, как только что заметил Сифармер, это случалось и в других местах. Вот тут-то и мог вступить в игру тот факт, что многие из лучших следователей Уэйв-Тандера были простолюдинами. Вполне возможно, что кто-то, кто сам был благородного происхождения, был бы более склонен лелеять подозрения в отношении собрата-аристократа. Более того, однако, он, возможно, с большей вероятностью рискнул бы высказать любые подозрения, которые он лелеял в отношении такого могущественного потенциального врага. Даже в Чарисе простолюдин, наживший врага среди высшей аристократии, вряд ли мог потом преуспеть, и то же самое относилось к его семье.
   Это было потенциальное слепое пятно, на которое Уэйв-Тандеру придется обратить больше внимания в будущем, потому что, хотя он только что предостерег Сифармера от поспешных выводов, сам барон чувствовал растущую уверенность в виновности герцога. Мерлин Этроуз предоставил слишком много другой информации, достоверность которой можно было проверить. И до сих пор все, что он им сказал - и что агенты Уэйв-Тандера смогли проверить - оказалось точным.
   Всегда существовала отдаленная вероятность того, что подозрения Грей-Харбора о том, что все это было частью какого-то тщательно продуманного, запутанного заговора с целью подорвать веру короны в герцога, были верны. Те самые факторы, которые поставили Тириэна "вне подозрений", сделали его жизненно важным для королевства и его безопасности. Если на самом деле он был таким лояльным, каким все его всегда считали, то дискредитировать его - возможно, даже подтолкнуть к бунту в качестве единственной защиты от ложных обвинений - было бы огромным достижением для любого из многочисленных врагов Чариса.
   Но Уэйв-Тандер ни на мгновение в это не поверил. И если бы Грей-Харбор был хоть немного менее тесно связан с Тириэном, - подозревал барон, - первый советник тоже бы в это не поверил.
   К сожалению, граф был так тесно связан с герцогом. И еще был небольшой вопрос о том факте, что Тириэн также был двоюродным братом короля Хааралда, и что и король, и наследный принц питали к нему глубокую привязанность.
   - Мы должны действовать здесь очень осторожно, Рижард, - наконец сказал барон. Сифармер не ответил, но его лицо выражало такое решительное согласие, что губы Уэйв-Тандера дрогнули. Очевидно, это было одно из самых ненужных предупреждений, которые он когда-либо делал.
   - Есть ли у вас какие-нибудь мысли о том, как лучше всего подойти к этой проблеме? - продолжил он.
   - Это зависит от ответа на довольно деликатный вопрос, милорд.
   - Уверен, что это так, - сухо сказал Уэйв-Тандер. - И нет, я не думаю, что мы хотим рассказывать об этом королю, пока не будем более уверены, что ему действительно есть что сказать. Ему будет очень больно, если в этом есть хоть капля правды. И он будет злиться, что бы ни случилось, даже если все это окажется ложной тревогой. Но если мы расскажем ему об этом до того, как будем уверены, это, скорее всего... отрицательно скажется на секретности нашего расследования. Его величество - один из самых хитрых людей, которых я знаю, но я не уверен, насколько хорошо он смог бы притворяться, если бы считал герцога предателем.
   И, - он предпочел не добавлять вслух, - пока мы держим только между нами, что я санкционировал расследование без ведома или одобрения его величества, у него будет кого бросить кракенам, если выяснится, что герцог все-таки невиновен.
   Уэйв-Тандер не находил размышления о такой возможности особенно ободряющими, но это было связано с его работой. И если герцог на самом деле невиновен, его важность для королевства сделает умиротворение его возможной ярости из-за того, что его ошибочно заподозрили, первоочередной задачей для короля Хааралда.
   - Это ограничивает возможности, милорд, - почтительно заметил Сифармер. Он не жаловался, очевидно, он следовал по той же логической цепочке, - а просто обдумывал практические последствия. - Собственные стражники герцога очень, очень хороши, и они хорошо знакомы с тем, как мы действуем. Они должны быть знакомы - они помогали нам делать это достаточно часто! Поэтому, если мы попытаемся устроить что-нибудь вроде проникновения одного из наших людей в его дом, у нас больше шансов предупредить его о том, что мы что-то подозреваем, чем добиться успеха.
   - И мы также не можем получить доступ к его частной переписке, - согласился Уэйв-Тандер.
   Публичная переписка герцога, связанная с должностями, которые он занимал по королевскому назначению, например, с его должностью констебля Хейраты, была другим вопросом. Барон был уверен, что сможет получить к ней доступ без особых трудностей. И он был совершенно уверен, что после того, как он это сделает, это не принесет ему абсолютно никакой пользы. Конечно, он сделал бы это в любом случае, на всякий случай, но он был бы удивлен, если бы из этого что-нибудь вышло.
   - Если бы мы точно знали, что он делает - при условии, конечно, что он что-то делает, - скрупулезно уточнил Сифармер, - это сделало бы все намного проще. Если бы мы знали, что он передает информацию, и подозревали, кому он ее передает, мы могли бы попытаться подбросить ему ложную информацию и посмотреть, как отреагирует другая сторона. Но все, что я действительно могу вам сказать, - это то, что он, похоже, проводит чрезмерное количество времени с людьми, которые, как мы определили, так или иначе находятся в кармане у Нармана. Как барон Блэк-Виверн. И Лэйхэнг, конечно. И, - выражение лица Сифармера стало еще более мрачным, - есть еще одно маленькое дело с этими агентами Эмерэлда, которые, кажется, продолжают теряться в Хейрате.
   Уэйв-Тандер кивнул, но от него не ускользнуло, как сузились глаза Сифармера. Двое из подозреваемых агентов Эмерэлда, которым каким-то образом удалось избежать задержания в Хейрате, перерезали глотки двум самым доверенным следователям Сифармера, прежде чем исчезли. Следователям, которые приехали в Хейрату с тем, что должно было стать идеальным прикрытием... и знанием герцогом их личностей и миссии.
   Фактически, герцог был единственным человеком в Хейрате, который был проинформирован об их присутствии, именно потому, что в прошлом агенты Нармана там так упорно избегали ареста. Сифармер дважды и трижды проверил, чтобы быть уверенным в этом, и это означало, что герцог также был единственным человеком в Хейрате, который мог выдать их личности. Это не обязательно что-то доказывало. Секрет мог быть раскрыт в самом Теллесберге, когда Сифармер впервые отправил их, или один из следователей мог быть известен другой стороне по предыдущему делу. Более невероятные вещи случались в прошлом и будут происходить снова. И даже если герцог был ответственен за утечку информации, он вполне мог раскрыть ее непреднамеренно. Если уж на то пошло, Нарману, возможно, удалось внедрить шпиона в официальный дом герцога, чтобы тот мог скомпрометировать информацию без его ведома.
   Проблема заключалась в том, чтобы выяснить, действительно ли это произошло. И пока Уэйв-Тандер не справился с этим, он не мог позволить себе действовать на основе остальной информации Мерлина. Конечно, не по каким-либо из тех сведений, которые он не мог независимо подтвердить.
   - Хорошо, - через минуту сказал барон. - Думаю, что нам нужно действовать двумя разными способами. Во-первых, я хочу, чтобы люди, которые наблюдают за ним, получили подкрепление. И я уверен, что мне не нужно говорить тебе, как важно быть абсолютно уверенным в лояльности любого, кого мы назначим на это дело, Рижард.
   - Конечно, же, милорд.
   - И, во-вторых, - мрачно сказал Уэйв-Тандер, - думаю, нам нужно устроить небольшую ловушку.
   - Ловушку, милорд? - повторил сэр Рижард, и Уэйв-Тандер снова кивнул.
   - Как ты говоришь, если бы мы знали, кому он передавал информацию, мы могли бы попытаться скормить ему ложные сведения, чтобы отследить их передачу. Что ж, возможно, мы действительно знаем, в общем смысле, кого-то, кому он ее передает.
   Сифармер выглядел озадаченным, а Уэйв-Тандер резко фыркнул.
   - Ты только что сам это сказал, Рижард. Люди Нармана в Хейрате, похоже, стали гораздо более неуловимыми, чем где-либо еще в королевстве.
   - А, понимаю, милорд, - сказал Сифармер, и его глаза заблестели.
  
   .X.
   Особняк графа Грей-Харбора, Теллесберг
  
   - Ты не можешь быть серьезным, Бинжэймин! - запротестовал граф Грей-Харбор.
   - Знаю, ты не хочешь это слышать, Рейджис, - сказал Уэйв-Тандер, - но я не могу оправдать то, если не восприму это всерьез.
   - И ты рассказал об этом его величеству? - потребовал Грей-Харбор.
   - Пока нет, - признал Уэйв-Тандер. - Его величество и Кэйлеб даже ближе к герцогу, чем ты. До тех пор, пока я не буду уверен, что где-то под всем этим дымом есть огонь, я не собираюсь говорить ничего, что могло бы причинить им такую сильную боль на личном уровне. Конечно, ты не думаешь, что мне нравится говорить тебе, что кто-то настолько близкий к тебе и твоей дочери, отец твоих внуков, может быть предателем?
   Грей-Харбор посмотрел на него сузившимися глазами. Они вдвоем сидели в креслах лицом друг к другу в отдельной гостиной в Грей-Харбор-холле, особняке графа в Теллесберге. Каждый из них держал наполовину наполненный стакан, а на столике у локтя графа стояла бутылка превосходного виски Сиддармарка. День клонился к вечеру, и с юго-запада надвигалась непогода, проносясь через перевалы в горах Стивин со стороны Колдрэна, мелководного, изобилующего течениями участка морской воды между Чарисом и островом Таро. Усиливающийся ветер гнал более тяжелые волны к волнорезам гавани, и по всей береговой линии экипажи задраивали люки, готовясь к тяжелой погоде. Над головой утренний солнечный свет превратился в тяжелый полумрак облачного раннего вечера, и зловеще прогрохотал гром. Облака, закрывшие солнце, были черными и плотными, и среди них то тут, то там вспыхивали молнии.
   Погода, - подумал Уэйв-Тандер, - была, к сожалению, точным отражением напряженности в этой гостиной.
   - Нет, конечно, я не думаю, что тебе нравится рассказывать мне, - наконец сказал Грей-Харбор. - Это, однако, не означает, что я думаю, будто ты прав.
   - Поверь мне, - сказал Уэйв-Тандер с предельной искренностью, - в этом случае я бы гораздо, гораздо скорее обнаружил, что мои подозрения неуместны. И у меня нет намерения портить отношения короля с его кузеном до тех пор, пока я не буду уверен, что для этого есть причина.
   - Но тебя не очень беспокоят мои отношения с Калвином? - сказал Грей-Харбор с ледяной улыбкой.
   - Ты знаешь это лучше, Рейджис. - На этот раз в голосе Уэйв-Тандера прозвучала язвительность, и он очень спокойно встретил взгляд графа. - Если бы этого не требовал закон, я бы и тебе тоже ничего не сказал, пока не разузнал бы так или иначе.
   Грей-Харбор снова пристально посмотрел на него секунду или две, а затем кивнул, с очевидным несчастьем.
   Закон был очень ясен, и так было со времен прадеда Хааралда. В Чарисе, в отличие от большинства других земель, даже самого обыкновенного человека нельзя было просто схватить и оттащить в тюрьму. По крайней мере, не юридически, хотя Грей-Харбор не хуже других знал, что закон иногда нарушался, и иногда очень грубо. Однако по закону любой гражданин Чариса должен быть обвинен в каком-то конкретном преступлении перед королевским магистратом, прежде чем светские власти смогут посадить его в тюрьму, даже по серьезному подозрению. И он должен быть осужден за это преступление перед королевским судом, прежде чем его можно будет там оставить. Конечно, церковные суды были совершенно другим делом, и в результате между короной и Церковью возникала определенная напряженность, но и Хааралд, и епископ-исполнитель Жирэлд пытались свести ее к минимуму, насколько это было возможно.
   Однако дворяне пользовались значительно большей защитой даже в Чарисе. Что, как сказал бы Грей-Харбор (если бы он вообще потрудился задуматься над этим вопросом), было так, как и должно быть. В случае с дворянином такого положения, как Калвин Армак, даже корона должна была двигаться осторожно. Уэйв-Тандер не мог законно инициировать расследование того рода, которое он, очевидно, намеревался предложить, без прямого одобрения короля или его первого советника. На самом деле, было вполне возможно, если Грей-Харбор хотел быть приверженцем этого, что Уэйв-Тандер уже превысил свои законные полномочия в этом деле.
   Какая-то часть графа испытывала искушение высказать это замечание, но он отбросил искушение в сторону. Сама мысль о том, что Калвин может быть предателем, была за гранью смехотворности, и все же Уэйв-Тандер был прав. На нем действительно лежала ответственность за рассмотрение даже самых нелепых утверждений. А тот факт, что Калвин был зятем Грей-Харбора, только усугублял ситуацию для них обоих.
   - Знаю, ты бы не сказал мне, если бы не был вынужден, Бинжэймин, - вздохнул Грей-Харбор через минуту. - И я знаю, что это чертовски неловко. Думаю, что вся эта идея абсурдна и более чем оскорбительна, но я знаю, откуда взялось первоначальное обвинение. Лично я думаю, что этот так называемый сейджин перегнул палку, и с нетерпением жду, когда он попытается объяснить его величеству, почему он счел нужным ложно поставить под сомнение честь члена собственной семьи его величества. Но я понимаю, что тебе нужно мое разрешение, прежде чем ты сможешь продолжить. Итак, расскажи мне, что вы подозреваете и как вы намерены доказать или опровергнуть свои подозрения. Если, конечно, - он тонко улыбнулся, - сейджин Мерлин не сочтет нужным обвинить и меня в измене.
   - Конечно, он этого не сделал, - хрипло сказал Уэйв-Тандер, затем посмотрел в свой стакан с виски. Мгновение или два он рассматривал прозрачные янтарные глубины, затем сделал глоток и снова посмотрел на хозяина.
   - Очень хорошо, Рейджис, - сказал он. - Вот что у нас есть на данный момент. Первое...
  
   * * *
   Прогремел гром, громкий и резкий, раскатившись по небу, и Рейджис Йованс, граф Грей-Харбор, стоял, глядя в открытое окно на безукоризненный сад своего особняка. Ветер трепал ветви и цветущий кустарник, трепал темные, блестящие листья, чтобы показать их более светлую нижнюю поверхность; воздух, казалось, покалывал его кожу; и он почувствовал резкий, характерный запах молнии.
   Недолго, - подумал он. - Недолго осталось до того, как разразится буря.
   Он поднял стакан с виски и выпил, чувствуя, как его горячее, медовое пламя обжигает горло, пока он вглядывался в темноту. Внезапно над белоснежной гаванью вспыхнула молния, пронзив облака, как плетеный хлыст Ракураи Лэнгхорна, на короткое время окрасив весь мир в багровый, ослепительный свет, и вслед за ней раздался новый раскат грома, громче, чем когда-либо.
   Грей-Харбор наблюдал за ним еще несколько секунд, затем отвернулся и оглядел уютную, освещенную лампами гостиную, которую Уэйв-Тандер покинул чуть больше двух часов назад.
   Граф вернулся к своему креслу, налил еще виски и сел. Его разум настойчиво повторял все, что сказал Уэйв-Тандер, и он закрыл глаза от боли.
   Этого не может быть, - подумал он. - Этого не может быть. Должно быть какое-то другое объяснение, какой-то другой ответ, что бы ни думали Сифармер и Бинжэймин.
   Но он уже не был так уверен в этом, как раньше, и эта утраченная уверенность причиняла боль. Это было гораздо больнее, чем он предполагал, когда был так уверен, что этого никогда не случится.
   Он снова открыл глаза и уставился в окно, ожидая первого грохочущего водопада надвигающейся бури.
   Он был готов отвергнуть любую возможность вины своего зятя. Не просто потому, что Калвин был двоюродным братом короля, следующим в очереди на трон после собственных детей Хааралда и назначенным регентом для его несовершеннолетних детей, если что-то случится с Хааралдом и Кэйлебом. Не просто из-за важности Калвина для королевства. И не только из-за несомненной дополнительной власти и влияния, которые брак его дочери с герцогом привнес в положение Грей-Харбора, или потому, что Калвин всегда был его верным союзником в тайном совете и в парламенте.
   Нет. Он был готов отвергнуть эту возможность, потому что Калвин всегда был добрым и любящим мужем для его дочери Жинифир и любящим отцом для ее двоих детей. Потому что он занял место давно умершего сына Грей-Харбора, Чарлза.
   Потому что граф Грей-Харбор любил своего зятя.
   Но, - мрачно признался он себе, - если бы это был кто-то другой, он бы счел подозрения Уэйв-Тандера убедительными.
   Не убедительными! - сказал он себе, храбро собираясь с силами. Но потом его плечи снова поникли. - Нет, не убедительными, но достаточно наводящими на размышления, чтобы их нужно было исследовать. Достаточно наводящими на размышления, чтобы они повлияли на то, как Хааралд относится к нему, на то, насколько Хааралд может ему доверять. Черт бы побрал этого так называемого сейджина!
   Он мог бы без колебаний отмахнуться от всего этого, если бы не гибель следователей Сифармера в Хейрате и участие Калвина в предприятиях с известными интересами торговцев Эмерэлда. Как и многие аристократы, Калвин часто считал обязательными расходы, связанные с поддержанием внешнего вида, ожидаемого от человека его ранга, а его собственный вкус к дорогим охотничьим собакам, вивернам и ящерам, а также к случайным проигрышам с высокими ставками, предъявлял еще большие требования к его кошельку. Он был далеко не бедным человеком, но временами его финансовые трудности были неоспоримы, и хотя это едва ли было общеизвестно, Грей-Харбор знал об этом уже много лет. Но каким-то образом, всякий раз, когда казалось, что с деньгами становится немного туго, то или иное из его торговых предприятий всегда приносило успех. И слишком многие из них, как теперь знал граф, были связаны партнерством с людьми, чья истинная лояльность была, мягко говоря, сомнительной.
   Но нет никаких доказательств того, что Калвин знает, что имеет дело с такими людьми, - подумал Грей-Харбор. - Его обязанности в основном военные, и он далеко не так глубоко вовлечен, как мы с Бинжэймином, в повседневные усилия по выявлению агентов Нармана. Его никогда не инструктировали так тщательно, как меня. Насколько я знаю, у него никогда не было причин сомневаться в лояльности своих партнеров или задаваться вопросом, не использовали ли его некоторые из них без его ведома.
   Граф размышлял над своим стаканом виски, когда снова прокатился гром. Бело-голубая вспышка молнии вспыхнула еще раз, вызвав жгучую ярость в пурпурных небесах, и он услышал, как первые капли дождя упали на шиферную крышу особняка.
   Действительно ли возможно, что Калвин - его зять, двоюродный брат короля - был предателем? Мог ли он так долго дурачить всех подряд? Или все это все еще было ошибкой? Всего лишь вопрос косвенных улик, которые в конечном счете ничего не значили? Ничего, кроме видимости, превращенной во что-то подозрительное обвинениями сейджина Мерлина?
   Граф осушил свой бокал и снова наполнил его. Он знал, что не должен этого делать. Знал, что он уже выпил достаточно, чтобы потерять рассудок. Но это помогало справиться с болью.
   Он снова пробежался по предложению Уэйв-Тандера, и его челюсть сжалась. Самым обличительным доказательством - если это можно так назвать - против Калвина были смерти следователей Сифармера в Хейрате. Следователей, личности которых были известны только ему. Поэтому Сифармер предложил сообщить ему личность другого из своих следователей, а также информацию о том, что этот человек шел по горячим следам высокопоставленного агента Эмерэлда. Из описания Сифармера подозреваемого агента для Калвина было бы очевидно (при условии, что он действительно виновен), что агент был одним из собственных деловых партнеров Калвина.
   И если он виновен, - мрачно подумал Грей-Харбор, - новый следователь Сифармера пойдет тем же путем, что и его предшественники. Или это то, что произошло бы без дюжины дополнительных людей, о которых Калвин не будет знать.
   Если бы на человека Сифармера было совершено покушение или если бы подозреваемый внезапно исчез, это все равно ничего бы не доказало. Но обстоятельства были бы совершенно ужасающими, и полномасштабное расследование стало бы неизбежным.
   Грей-Харбор еще раз осушил стакан с виски и снова наполнил его. Он заметил, что уже наполовину прикончил вторую бутылку, и поморщился.
  
   .XI.
   Особняк герцога Тириэна, королевство Чарис
  
   - Ваша светлость, извините за беспокойство, но к вам посетитель.
   Калвин Армак, герцог Тириэн, оторвал взгляд от корреспонденции на своем столе и, подняв бровь, посмотрел на своего мажордома.
   - Посетитель, Марис? В такой час? - герцог элегантно помахал рукой в сторону окна своего кабинета, по алмазным стеклам которого стекали струи дождя. - В такую погоду?
   - Да, ваша светлость. - Марис Уиллимс состоял на службе у Тириэна почти шестнадцать лет. Выражение его лица было почти безмятежным, но Тириэн увидел в его глазах что-то еще и выпрямился в кресле.
   - И кто же может быть этот "посетитель"? - спросил он.
   - Это граф Грей-Харбор, ваша светлость.
   - Что? - Вопреки себе, Тириэн не смог скрыть удивления в своем голосе, и Уиллимс слегка поклонился.
   - Сам граф? - настаивал Тириэн, и Уиллимс снова поклонился. - Неужели он...?
   Тириэн оборвал себя. Ничто из того, что он мог придумать, не заставило бы его тестя выйти на улицу в ночь, подобную этой. И, конечно, не без предварительного намека, что он может приехать! Значит, это должна была быть какая-то чрезвычайная ситуация, но граф, очевидно, - и не удивительно, - не доверил природу этой чрезвычайной ситуации Уиллимсу.
   - Граф, - сказал мажордом через мгновение, - приехал в экипаже, ваша светлость. Его сопровождает только один личный оруженосец. Я проводил их обоих в библиотеку и предложил им подкрепиться, прежде чем пойти сообщить вам о его присутствии. Он отклонил это предложение.
   Брови Тириэна снова поползли вверх, на этот раз в неподдельной тревоге. Первому советнику Чариса не пристало разгуливать в любое время с одним-единственным телохранителем, и особенно в такую ночь! Он начал быстро говорить, затем заставил себя остановиться и на мгновение задуматься.
   - Очень хорошо, Марис, - сказал он после краткого молчания. - Я немедленно выйду к нему. - Он сделал паузу, достаточную для того, чтобы набросать несколько торопливо нацарапанных слов на листе бумаги, затем сложил его и протянул Уиллимсу. - Я не могу себе представить, что привело графа в такую погоду, но уверен, что ему это далось нелегко. Пусть его карету и кучеров отправят в конюшню. Я понятия не имею, как долго граф пробудет здесь - останется ли на ночь, если я смогу убедить его не возвращаться в бурю, но, по крайней мере, давайте укроем его лошадей и кучеров от дождя, пока они здесь.
   - Конечно, ваша светлость.
   - И после того, как вы дадите соответствующие инструкции, пожалуйста, лично передайте эту записку капитану Жансину.
   Франк Жансин был командиром личной охраны Тириэна, единственным из его старших слуг, кто был с ним даже дольше, чем Уиллимс.
   - Конечно, ваша светлость, - снова пробормотал мажордом и вышел из кабинета по жесту герцога.
   Тириэн посидел еще мгновение, невидящим взглядом уставившись в залитое дождем окно. Затем он глубоко вздохнул, встал и вышел из комнаты.
  
   * * *
   - Отец! - сказал Тириэн, быстро входя в библиотеку.
   Температура в Теллесберге практически никогда не опускалась ниже нуля, но иногда бывало немного прохладно, особенно зимой, и ночь при такой погоде была достаточно холодной, чтобы разжечь огонь. Это делалось как для эмоционального комфорта, так и для того, чтобы прогнать физический холод, и граф Грей-Харбор стоял перед очагом, протягивая руки к потрескивающему пламени.
   Библиотека была намного больше, чем кабинет Тириэна. На самом деле, если бы Уиллимс уже не пригласил графа, Тириэн выбрал бы меньшую, более интимную обстановку. Огромная комната была пристроена к особняку Тириэнов дедом нынешнего герцога по материнской линии, который был почти неграмотен, в качестве свадебного подарка его дочери. Старик не пожалел средств, чтобы подарить своей любимой старшей дочурке самую впечатляющую библиотечную коллекцию в Теллесберге, и настоял на том, чтобы предоставить ей надлежащее место.
   По обеим сторонам сводчатого потолка огромного помещения были установлены створчатые световые люки. Они тянулись широким кругом вокруг каменного дымохода камина, устроенного так, чтобы обеспечить естественный солнечный свет для читальных столов в самом сердце библиотеки. Теперь проливной дождь барабанил по толстым стеклам с бесконечным терпением водопада, в то время как гром грохотал и разбивался над головой, а новые молнии сверкали за окнами в крыше, как сама ярость Шулера, когда граф поднял глаза на входящего зятя.
   Тириэн был шокирован выражением лица Грей-Харбора. Лицо графа было осунувшимся, словно под гнетом какой-то тяжелой ноши, а в глазах стояло страдание. Герцог быстро подошел к нему, протягивая обе руки, и его собственное беспокойство усилилось, когда он приблизился достаточно, чтобы почувствовать дыхание своего тестя.
   - Отец, - сказал он более мягко, положив руки на плечи менее рослого худощавого графа, - что случилось? Что привело вас в такую ночь?
   Он мотнул головой в сторону залитых водой окон в крыше, и его тревога поднялась еще на одну ступеньку, когда он заметил, что вода капает с мокрых собранных в хвост волос графа. Неужели его тесть бросился в такой бушующий шторм даже без шляпы?
   - Я... - начал граф, затем остановился, глядя в лицо своего зятя, видя сильное фамильное сходство с королем Хааралдом. В чертах лица Тириэна было меньше от Кэйлеба, но он мог бы быть чуть более старым отражением короля.
   - Что? - мягко спросил Тириэн, его глаза потемнели от беспокойства и привязанности. Конечно, - подумал Грей-Харбор, - эта забота - эта любовь - должна быть искренней. Он не мог ошибиться на этот счет! И до тех пор... до тех пор... 
   - Скажите мне, - приказал герцог мягким голосом, одновременно подталкивая графа от камина к креслу с кожаной обивкой. Он мягко усадил своего тестя в кресло как раз в тот момент, когда в дверь библиотеки легонько постучал Марис Уиллимс и вошел, лично неся серебряный поднос, на котором стояла бутылка лучшего герцогского бренди из Харчонга и два бокала.
   Тириэн не заказывал бренди, но одобрительно кивнул, когда мажордом поставил поднос на маленький столик рядом с креслом графа, а затем удалился так же тихо, как и появился.
   Герцог откупорил бренди и налил два бокала, давая явно обезумевшему Грей-Харбору несколько мгновений передохнуть. Затем он протянул один бокал графу, взял другой и устроился в кресле напротив.
   - Отец, - твердо сказал он, когда Грей-Харбор принял его бокал с бренди. Граф просто держал его, даже не пригубив, и Тириэн продолжил тем же твердым тоном. - Вы, очевидно, не вышли в такую погоду по прихоти. Так скажите мне, что привело вас сюда. Скажите мне, чем я могу помочь.
   К его удивлению, глаза его тестя внезапно наполнились слезами.
   - Мне не следовало приходить, - наконец сказал Грей Харбор, и его голос был хриплым, а слова более чем невнятными. Очевидно, - понял Тириэн, - он пил даже больше, чем предполагал герцог.
   - Мне не следовало приходить, - повторил граф, - но я должен был. Я должен был, Калвин.
   - Почему, отец? Что случилось?
   - Калвин, вы были... связаны с некоторыми людьми, с которыми вам не следовало быть, - сказал Грей-Харбор. Глаза Тириэна сузились, и граф покачал головой. - Я знаю, что у вас не было причин подозревать их, - продолжил он, - но некоторые из людей, с которыми вы вели дела, являются... Они не те, за кого вы их принимаете.
   - Отец, - медленно произнес Тириэн, - боюсь, я не понимаю, о чем вы говорите.
   - Я знаю, знаю.
   Грей-Харбор отвернулся, уставившись в потрескивающий огонь, в то время как Жорж Хоуирд, его личный телохранитель, неловко стоял за его креслом. Хоуирд поступил на службу к Грей-Харбору более двенадцати лет назад. Он стал личным телохранителем графа два года спустя, после того как его предшественник случайно утонул на рыбалке, и уже давно доказал свою преданность. И все же было очевидно, что Хоуирд понятия не имел, что так встревожило графа, хотя давний вассал Грей-Харбора был явно обеспокоен тем, что бы это ни было.
   Что ж, это было достаточно справедливо. Тириэн тоже был обеспокоен. Несмотря на сильный запах виски, исходивший от графа, его фразы звучали почти нормально. Последствия, без сомнения, всего его многолетнего политического и дипломатического опыта. Эта ясность фразы могла бы ввести в заблуждение многих людей, заставив их недооценивать степень его опьянения, но Тириэн знал его лучше, чем это. Для него было очевидно, что Грей-Харбор был расфокусирован, подыскивая не просто слова, но и мысли, которые он хотел облечь в слова.
   Тириэн никогда не видел его таким, и он протянул руку и положил ее на колено пожилого мужчины.
   - Что вы знаете, отец? - его мягкий вопрос почти потерялся в следующем раскате грома, и Грей-Харбор отвел взгляд от огня, чтобы немного по-совиному сфокусироваться на его лице.
   - Калвин, - сказал он, - некоторые из ваших деловых партнеров, некоторые из людей, которых вы считаете друзьями, таковыми не являются. Они шпионы. Предатели. - Он покачал головой, глаза больше не были полны слез, но все еще темнели от беспокойства. - Вы не должны быть связан с ними.
   - Шпионы? - Тириэн резко откинулся на спинку стула, его брови опустились. - Предатели? - Он покачал головой. - Я не понимаю, о чем вы говорите, отец!
   - Я говорю о людях, с которыми вы ведете бизнес, которые также работают на Нармана из Эмерэлда, - сказал Грей-Харбор. - Я говорю о человеке, у которого вы покупаете охотничьих виверн. Вы ведете дела с людьми, которые являются врагами короля и королевства, Калвин. И, - он глубоко вздохнул, - есть некоторые, кто подозревает, что вы знаете, кто вы такой.
   - Люди подозревают меня в измене? - резко спросил Тириэн. За креслом графа лицо Хоуирда внезапно стало совершенно невыразительным. Очевидно, телохранитель был совсем не рад тому повороту, который только что принял разговор.
   - Некоторые люди, да, - сказал Грей-Харбор.
   - Кто? - резко спросил Тириэн. - Кто они такие?
   - Я не могу вам этого сказать, вы же знаете. Мне не следовало говорить так много, как я уже сказал. Но я говорю вам, Калвин, вы должны отмежеваться от этих людей.
   - Я даже не знаю, о каких людях вы говорите! - запротестовал Тириэн.
   - Это я могу вам сказать, - сказал Грей-Харбор. - Лэйхэнг, дрессировщик виверн. Он один из людей Нармана. И Тейрел и Торсин, торговцы, - они тоже. И есть другие.
   - Какие другие? - Тириэн поставил свой бокал с бренди обратно на поднос, и его глаза были пристально прищурены, когда они сфокусировались на лице графа.
   - Эти трое самые важные, - сказал ему Грей-Харбор, махнув левой рукой. - О, есть еще несколько других, но это те, которые, как мы знаем, важны для операций Нармана здесь, в Чарисе.
   - Кто знает?
   - Уэйв-Тандер, конечно, - немного нетерпеливо сказал Грей-Харбор. - Сифармер, другие. Это действительно имеет значение, Калвин?
   - Конечно, это имеет значение, если они тоже думают, что я предатель, просто из-за людей, которых я знаю, с которыми я имею дело!
   - Смысл в том, чтобы продемонстрировать, что вы не предатель.
   - Дело в том, что я хочу знать, кто посмел обвинить меня в таком преступлении! - горячо сказал Тириэн. - Я кузен Хааралда, ради Лэнгхорна!
   - Я не виню вас за то, что вы злитесь, - ответил Грей-Харбор, - и никто не хочет верить ни во что, кроме самого лучшего о вас. Вы должны это знать! Просто это...
   Он замолчал, качая головой, и Тириэн сердито посмотрел на него.
   - Просто что, отец? - потребовал он.
   - Было выдвинуто обвинение, - сказал Грей-Харбор через мгновение, оглядываясь на огонь. - Это, конечно, смешно. Но это так. И, учитывая личность, от которой это пришло, у Бинжэймина не было другого выбора, кроме как серьезно рассмотреть это.
   - ..."Человек, от которого это пришло", - медленно повторил Тириэн, его глаза были сосредоточенными и задумчивыми. Затем он кивнул сам себе.
   - Это был иностранец, - сказал он. - Этот "Мерлин". Тот, кого некоторые люди называют "сейджин"? Не так ли?
   - Я не могу вам этого сказать. Я не буду. - Грей-Харбор покачал головой. - Думаю, что это чушь, что это вполне может быть политически мотивировано, но я не могу сказать вам его источник, по крайней мере, до тех пор, пока Бинжэймин не опровергнет обвинения. И, - он оглянулся на Тириэна, его собственные глаза сузились, - лучший способ для вас помочь опровергнуть их - это добровольно отмежеваться от известных агентов Нармана и рассказать Бинжэймину и Сифармеру все, что вы знаете о них.
   - Все, что я знаю? Вы говорите так, как будто думаете, что я общался с предателями!
   - Черт возьми, Калвин! - сказал Грей-Харбор, его голос был резче, чем раньше. Он поставил свой нетронутый бокал обратно на поднос с такой силой, что бренди перелилось через край, и свирепо посмотрел на своего зятя. - Вы были! Знали ли вы, что делаете это, или нет, не имеет значения, насколько это касается. Мы знаем, что это люди Нармана. Сейчас важно, чтобы вы продемонстрировали, что теперь, когда вам сказали, кто они такие, вы хотите помочь нам доказать, что они такие.
   - Почему? - резко спросил Тириэн. - Если Уэйв-Тандер уже знает, что они предатели, что я должен добавить к его знаниям о них?
   - Все, что вы можете, - медленно произнес Грей-Харбор, его брови напряглись. - Все, что может помочь. - Он откинулся на спинку стула, пристально глядя на герцога. - Конечно, вам не нужно, чтобы я рассказывал вам, как это работает, Калвин. Я бы подумал, что вам так же не терпится это сделать, как и мне!
   - Почему я должен бояться? Вы не тот, кого какой-то неизвестный иностранец обвиняет в государственной измене. - Тириэн сердито фыркнул и поднялся со своего кресла. Он подошел к камину и уставился на потрескивающее пламя, стоя спиной к тестю, сцепив руки за спиной и напряженно расправив плечи.
   - Почему я должен так стремиться защитить свое имя - имя моей семьи - от такого рода обвинений?
   - Чтобы в свою очередь дискредитировать его самого, - сказал Грей-Харбор, все еще говоря медленно, глядя на напряженную спину молодого человека.
   - Шан-вей с ним! - зарычал Тириэн. - Я кузен короля, а не какой-то жалкий маленький провинциальный барон! Почему меня должны волновать обвинения какого-то оборванного авантюриста?
   - Не должны, - сказал граф, еще медленнее, - ... если только это не правда.
   Тириэн повернулся к нему лицом, чуть-чуть слишком быстро, и увидел это в глазах своего тестя. Увидел, что Грей-Харбор был не так пьян, как думал Тириэн. Увидел, как беспокойство в этих глазах превращается во что-то другое - во что-то гораздо более печальное и гораздо более жесткое, когда скорость его поворота или какое-то мелькание его собственного выражения лица внезапно подтвердили то, во что Грей-Харбор так отчаянно не хотел верить.
   - Лэнгхорн, - тихо произнес граф. - Это правда, не так ли? Вы уже знали, что Лэйхэнг - главный агент Нармана здесь, в Теллесберге.
   Тириэн открыл рот, очевидно, чтобы опровергнуть обвинение. Но потом он сделал паузу. Он постоял мгновение, глядя на графа, затем перевел взгляд на Хоуирда.
   - Да, - сказал он затем, его голос был резким, но спокойным. - Да, отец. Я знал, что Лэйхэнг был одним из шпионов Нармана. И я признаю, что он подошел ко мне, хотел вовлечь меня в заговор против Хааралда.
   - И вы никогда никому не рассказывали. - Слова Грей-Харбора больше не были невнятными. Они были хрустящими, холодными. В них были гнев и печаль, и Тириэн пожал плечами.
   - Да, я этого не делал, - согласился он. - Почему я должен? Если бы Лэйхэнг хотел использовать меня в каком-то заговоре против Хааралда, он должен был бы сообщить мне некоторые подробности, не так ли? Как лучше позиционировать себя, чтобы узнать, что замышлял Нарман?
   - Если это то, о чем вы действительно думали, вы должны были передать информацию Бинжэймину в тот момент, когда Лэйхэнг подошел к вам.
   - И рисковать тем, что тайна выйдет наружу до того, как у меня будет возможность действительно что-нибудь узнать? - начал Тириэн. - Вряд ли думаю...
   - Избавьте меня, - резко прервал его Грей-Харбор. Тириэн посмотрел на него, и граф покачал головой. - Я знаю Бинжэймина Рейса более двадцати пяти лет; вы знаете его почти столько же. Мы оба знаем, что секреты, доверенные ему, не "выходят наружу". - Он снова покачал головой, медленно, печально. - Нет, Калвин. Единственная причина, по которой вы не сказали Бинжэймину, заключалась бы в том, что вы рассматривали возможность принятия предложения Лэйхэнга.
   Несмотря на раскаты грома над головой, несмотря на дождь, барабанящий по окнам в крыше, и потрескивание огня, в библиотеке, казалось, повисла тишина. И тогда, наконец, герцог Тириэн кивнул.
   - Рассматривал, - признал он. - А почему бы и нет? Моя кровь такая же, как в жилах Хааралда. Мой дед был его дедом. Если бы этот кракен лишил его жизни, а не просто колена, трон был бы моим. Почему я не должен рассматривать возможность того, что это все еще может быть?
   Грей-Харбор уставился на него, как будто видел в первый раз.
   - Я думал, что знаю вас, - наконец сказал граф, так тихо, что его голос почти утонул в шуме яростного зимнего дождя. - Но если вы можете спросить меня об этом, тогда я вообще никогда вас не знал, не так ли?
   - Конечно, так и есть. - Тириэн сделал отбрасывающий жест. - Я был вашим зятем четырнадцать лет. Вы стали моим отцом на самом деле, а не только на словах. Что бы я ни думал, что бы я ни делал в отношении Хааралда, это ничего не меняет.
   - Это меняет все, Калвин, - сказал Грей-Харбор. - Неужели вы даже этого не видите? Я был человеком короля, его слугой, еще до того, как стал вашим тестем. Я дал ему клятву - ту же, что и вы, - и я не могу ее нарушить. Ни ради вас, ни ради Жинифир, ни ради мальчиков. Даже ради меня, из-за моей любви к мужу моей дочери.
   - Понимаю.
   Тириэн стоял, глядя на него бесконечные секунды, снова сцепив руки за спиной, затем слегка пожал плечами.
   - Итак, полагаю, я не могу уговорить вас забыть об этом или связать свою судьбу с моей? - Герцог криво улыбнулся. - Из нас получилась бы отличная команда, отец. Подумайте об этом. Высокопоставленный герцог королевства и первый советник? Мы могли бы это сделать, если бы вы могли просто забыть о своей клятве.
   - Никогда, - твердо и печально сказал Грей-Харбор.
   - Что оставляет... с чем?
   - Бинжэймин уже более чем наполовину убежден, что обвинения Мерлина были точны, - сказал граф. - Сифармер уже ведет расследование. И теперь я знаю правду, Калвин. Это только вопрос времени, и не очень большого, пока король тоже не узнает. Думаю, что у вас есть только один шанс спасти что-нибудь из этого, и это представить доказательства королю.
   - Признаться в том, что я сделал? Отдаться на милость Хааралда и пообещать рассказать ему все, что я знаю?
   - На что еще вы можете надеяться?
   - Я все еще могу надеяться на победу, отец, - тихо сказал Тириэн.
   - Победить? - недоверчиво повторил Грей-Харбор. - Как? Все кончено, Калвин! Все, что вы можете сделать сейчас, это попытаться свести ущерб к минимуму. Вы двоюродный брат Хааралда, и они с Кэйлебом оба любят вас. Конечно, они будут сердиты. В ярости! Но вы также самый важный дворянин во всем королевстве, после самого Кэйлеба. Очевидно, что это изменит все, что касается их доверия к вам, но если вы признаете, что сделали, сделаете все возможное, чтобы помочь исправить это, Хааралд сделает все возможное, чтобы сохранить все в тайне. Вы же знаете это!
   - Дорогой, любящий кузен Хааралд, - сказал Тириэн, его голос стал тверже, в его глазах сверкнул уродливый огонек. - Отец, на троне должен быть я, а не он!
   Выражение лица Грей-Харбора посуровело. Он посмотрел на своего зятя и увидел не человека, которого всегда знал, а совершенного незнакомца. Незнакомца, настолько испорченного амбициями и обидой, что он стал одновременно предателем и потенциальным узурпатором, но каким-то образом сумел скрыть глубину этих горьких эмоций от всех.
   Даже от тех, кто любил его.
   - Калвин, - холодно сказал первый советник, - трон не ваш. Этого никогда не будет. Примите это сейчас и сделайте все, что в ваших силах, чтобы загладить вину перед Хааралдом, пока еще есть такая возможность.
   - Я так не думаю, - сказал Тириэн.
   Грей-Харбор напрягся в своем кресле, и рука Хоуирда опустилась на рукоять его меча, но герцог проигнорировал стражника, пристально глядя прямо в глаза Грей-Харбора.
   - Похоже, я не могу убедить вас присоединиться ко мне, - сказал он, - но, боюсь, вы тоже не сможете убедить меня присоединиться к вам, отец. Что оставляет нас с небольшой проблемой, не так ли?
   - Вы не можете победить, Калвин.
   - Я не согласен. - Тириэн протянул руку, чтобы опереться на каминную полку рядом с ним, и улыбнулся своему тестю.
   - Я знаю вас и знаю Уэйв-Тандера, - сказал он легко, почти беспечно. - Вы бы не проболтались об этом никому другому - пока нет. Сифармеру, да, - кивнул он. - Я допущу это, и Сифармер, возможно, поговорил с одним или двумя людьми, которых он знает и которым доверяет. Но пока это все.
   - И этого достаточно, - решительно заявил Грей-Харбор.
   - Нет, отец, это не так, - не согласился Тириэн. - Боюсь, что события вынудят меня сделать то, чего я хотел избежать, но это не совсем то, чего я никогда не планировал.
   - Что вы имеете в виду? - потребовал Грей-Харбор, его голос внезапно стал напряженным.
   - Имею в виду, я надеялся, что единственным человеком, которого мне придется убить, будет Кэйлеб. - Тириэн покачал головой с выражением, по-видимому, искреннего сожаления. - Я не хотел делать даже этого. Может быть, если бы я это сделал, то спланировал бы лучше.
   - Вы признаете, что планировали убить собственного кузена? Вашего наследного принца? - Грей-Харбор говорил так, как будто он не мог в это поверить, даже сейчас.
   - Это была моя идея, - признал Тириэн. - Лэйхэнг нервничал. Поначалу они с Нарманом не хотели иметь с этим ничего общего. Но Нарман пришел в себя, когда я указал, что являюсь регентом Жана и Жанейт.
   - А король? - голос Грей-Харбора больше не был напряженным. Он был лишен эмоций, сдавлен и в то же время очаровывал.
   - Это было бы сложнее, - признал Тириэн. - С другой стороны, я был достаточно уверен, что Нарман будет рыдать... скажем так, с энтузиазмом, после смерти Кэйлеба, поэтому я могу доверять ему, чтобы он также предпринял достойные усилия по устранению Хааралда. Вообще-то, я бы предпочел это.
   - Ну, сейчас этого не произойдет, - сказал Грей-Харбор.
   - Нет, не так. Но у меня есть свои друзья во дворце, и я двоюродный брат короля. Боюсь, так будет гораздо грязнее, но этот твой Мерлин поможет мне все сделать правильно.
   - О чем ты говоришь?
   - Это просто. - Тириэн тонко улыбнулся. - Боюсь, что сегодня ночью здесь, в Теллесберге, произойдет несколько убийств. Уэйв-Тандер, Сифармер, большинство старших следователей Сифармера. Поскольку я не знаю, с кем из них он разговаривал, мне придется устранить их всех. И Лэйхэнга тоже придется убрать. Я не могу допустить, чтобы кто-то знал о моей связи с ним или Нарманом.
   Выражение лица Грей-Харбора было потрясенным. Не столько из-за того, что он слышал, сколько из-за того, от кого он это слышал.
   - Все будут в ужасе, когда услышат эту новость, - продолжил Тириэн. - К счастью, вы пришли ко мне сегодня вечером и предупредили меня о своих подозрениях относительно этого Мерлина. О ваших опасениях, что он на самом деле работает на самого Нармана, участвует в каком-то заговоре против короны. О вашем беспокойстве по поводу того, что король слишком быстро оказал свое доверие, подпустил этого незнакомца слишком близко к себе и к Кэйлебу, назвав его одним из личных охранников Кэйлеба.
   - Учитывая ваше очевидное беспокойство о нем, в тот момент, когда я услышу об убийстве Уэйв-Тандера и стольких его самых старших следователей, я немедленно отправлюсь во дворец со своими самыми доверенными стражниками. Очевидно, что если Мерлин действительно виновен во всем, что вы о нем думаете, будет важно арестовать его, прежде чем он сможет причинить еще какой-либо вред. К сожалению, как все знают из его спасения Кэйлеба, он очень одаренный фехтовальщик и, как оказалось, убийца. Вся причина, по которой он "спас" Кэйлеба от "убийц" своего собственного работодателя, заключалась в том, чтобы доставить его во дворец, где он мог убить всех ближайших родственников Хааралда. К тому времени, как мои стражники и я сможем добраться до него, он и другие члены дворцовой стражи Хааралда, которых ему удалось подкупить, убьют короля и наследного принца. Мои стражники и я, конечно, убьем предателей в страже и сумеем спасти жизни Жана и Жанейт, и я немедленно провозглашу регентство от имени Жана.
   - Это безумие, - сказал Грей-Харбор почти непринужденно. - Никто бы в это не поверил.
   - Я думаю по-другому. - Тириэн снова улыбнулся. - Некоторые из моих друзей при дворе были бы готовы поддержать меня, что бы ни случилось. Другие, даже если они сомневаются во всех обстоятельствах, увидят, что Хааралд и Кэйлеб мертвы, Жан - всего лишь ребенок, а враги окружают нас со всех сторон. Если не я, то кто? Или вы думаете, что они развяжут династическую гражданскую войну с готовыми к нападению Нарманом и Гектором,? И кто что-нибудь знает об этом "Мерлине"? Он чужак, иностранец, появившийся при загадочных обстоятельствах и деловито втирающийся в расположение короля! Половина дворян при дворе, вероятно, уже боится влияния, которым он может обладать, и никто из них его не знает. Они будут достаточно счастливы, чтобы увидеть его в последний раз. Особенно - его улыбка исчезла, а глаза сузились - когда первый советник самого Хааралда подтвердит причины моих подозрений в отношении него.
   - Я не буду этого делать, - категорически заявил Грей-Харбор.
   - Думаю, вам следует пересмотреть это, отец. - В голосе Тириэна не было угрозы, только разумный тон. - Кого вы поддержите, если погибнут Хааралд и Кэйлеб? Станете ли вы отцом гражданской войны? Просто передадите королевство Гектору и Нарману? Или вы сделаете то, что лучше для Чариса, и поддержите единственного человека, который может удержать королевство вместе? Вы сказали мне, что мой единственный шанс - это передать улики королю Хааралду. Что ж, я говорю вам, что ваш единственный шанс послужить королевству - это передать мне королевские полномочия.
   - Никогда.
   - Никогда - это долго, отец. Думаю, вы, вероятно, передумаете, если у вас будет достаточно времени подумать об этом.
   Грей-Харбор начал вставать, затем ахнул от изумления, когда тяжелая рука решительно толкнула его обратно на кресло. Его голова резко повернулась, и он посмотрел через плечо, широко раскрыв глаза, когда Жорж Хоуирд взглянул на него.
   - Мне жаль, отец, - сказал Тириэн, и глаза Грей-Харбора снова метнулись к нему. Герцог покачал головой и продолжил с той же искренней ноткой: - Боюсь, я понимал, что такой день может наступить. Вы что, забыли, что до вас Жорж был на службе у меня? Что я был тем, кто рекомендовал его вам, когда вы впервые наняли его, не говоря уже о том, чтобы замолвить за него словечко, когда ваш предыдущий стражник пострадал от несчастного случая.
   - Боже мой, - прошептал Грей-Харбор. - Вы так долго это планировали?
   - Полагаю, в некотором роде. И когда вы так неожиданно появились в такую погоду, я принял несколько дополнительных мер предосторожности. - Тириэн взял с каминной полки маленький колокольчик. - На самом деле я не ожидал, что они мне понадобятся, но верю в то, что нужно быть готовым.
   Он один раз потряс колокольчик. Его голос был сладким, становясь чистым и резким в промежутках между раскатами грома, и дверь библиотеки мгновенно открылась.
   Через нее вошли Франк Жансин и четырнадцать других членов личной охраны Тириэна. Библиотека была огромной комнатой, но она была заполнена книжными полками и стеллажами для свитков, и пятнадцать вооруженных людей в доспехах полностью заполнили один ее конец.
   - Я никогда не планировал этот момент, - продолжил Тириэн, - и, верите вы в это или нет, отец, я люблю вас. Признаю, что с самого начала я также никогда не планировал этого. Жинифир, да, но вы уже были первым советником. Я должен был думать о вас с тактической точки зрения, и, как я уже сказал, я верю в то, что нужно быть готовым. Поскольку я не мог рисковать тем, как вы можете отреагировать в такой момент, то принял меры предосторожности - мудро, как мне кажется.
   - Это ничего не меняет, - сказал Грей-Харбор. - Весь ваш так называемый план безумен, но даже если он сработает, я не поддержу вас. Я не могу.
   - Это мы еще посмотрим. И я надеюсь, ради блага многих людей, что вы ошибаетесь. А пока, однако, боюсь, что пришло время...
   Сверкнула молния, снова прогремел гром, и вслед за этим глубоким, рокочущим ревом раздался еще один грохот. Звон бьющегося стекла, когда окно в крыше над Грей-Харбором разлетелось на тысячу сверкающих осколков, и в него ворвалась промокшая под дождем фигура в черном, в кирасе и кольчуге королевской стражи.
   Незваный гость приземлился с невероятной грацией, как будто двадцатипятифутовый прыжок с крыши был всего лишь двумя футами. Его колени выпрямились, и обнаженный меч в его руках зашипел.
   Жорж Хоуирд отшатнулся с пронзительным криком потрясенной агонии, левой рукой сжимая обрубок своего кровоточащего правого предплечья, когда его кисть, которая была на плече Грей-Харбора, с глухим стуком упала на пол библиотеки.
   - Прошу прощения, ваша светлость, - вежливо сказал Мерлин Этроуз, - но надеюсь, вы поймете мои возражения против ваших планов.
  
   * * *
   Калвин Армак в шоке уставился на мокрое привидение перед ним. Внезапное, совершенно неожиданное появление Мерлина ошеломило каждого человека в библиотеке, не в последнюю очередь Грея-Харбора, и Мерлин тонко улыбнулся.
   Он не планировал эту конфронтацию. На самом деле, он не хотел ничего даже отдаленно похожего на нее. И он не предвидел никакой возможной необходимости в этом. Но, по крайней мере, он был достаточно обеспокоен тем, как может сработать его обвинение в адрес Тириэна, чтобы следить за Уэйв-Тандером. К настоящему времени он установил развернутые снарком жучки-паразиты в нескольких местах в Теллесберге, и в режиме реального времени следил за одним из них в офисе Уэйв-Тандера. Это была единственная причина, по которой он знал о выводах Сифармера или о том факте, что Уэйв-Тандер обсудит эти выводы с Грей-Харбором.
   Он пересадил офисного "жучка" на плечо Уэйв-Тандера при поездке в особняк Грей-Харбора, а затем вместо этого сбросил его на графа. Но он не сразу понял, что намеревался сделать Грей-Харбор. Справедливости ради, граф, вероятно, сам не знал, что он собирался делать, прежде чем начал так сильно пить, и он уже вызвал свой экипаж для поездки, прежде чем Мерлин понял, куда он направляется.
   Тот факт, что Мерлин в тот момент ужинал с Кэйлебом, еще больше усложнил ситуацию. К счастью, это был частный ужин, и ему удалось отделаться от принца несколько поспешнее, чем обычно позволял протокол, заявив - точно, как это случилось, что он уже тогда получил "видение". Наследный принц принял оправдание своего нового телохранителя, сказав, что ему нужно удалиться в свои покои, чтобы поразмышлять над видением, и Мерлин удалился с поспешным поклоном.
   Он также поручил Сове забрать разведывательный скиммер еще до того, как он распрощался с принцем, и, учитывая весь гром, раскатывающийся по небу, чтобы замаскировать любые звуковые удары, скиммер совершил полет со скоростью более четырех Махов. В тот момент, когда он прибыл, ИИ по его команде использовал его тяговый луч, чтобы вытащить Мерлина из окна его комнаты и переместить его на крышу особняка Тириэна в Теллесберге. Полет под хлещущим ветром, дождем и громом с поддержкой только тягового луча, под вспышки и шипение молний, был опытом, без которого Мерлин мог бы обходиться сколько угодно. К сожалению, у него не было другого выбора, кроме как сделать это.
   Он прибыл, все еще слушая "жучка" на Грей-Харборе, примерно в то время, когда Тириэн вручил своему тестю бокал бренди, и был почти так же ошарашен, как и сам Грей-Харбор, спокойным признанием вины Тириэна и тем, как долго герцог был активным предателем. Как сам Мерлин сказал Хааралду и Кэйлебу, он не мог видеть прошлое и поэтому понятия не имел, что Тириэн так долго строил козни против них.
   Что привело его к настоящему довольно щекотливому моменту, когда он столкнулся лицом к лицу с двоюродным братом короля Чариса и пятнадцатью его отборными стражниками в библиотеке этого двоюродного брата.
  
   * * *
   - возражения против ваших планов.
   Граф Грей-Харбор сидел, парализованный, в своем кресле, глядя в спину человека, который появился из ночи. Человека, которому он не доверял и которого ненавидел, который теперь стоял между ним и пятнадцатью вооруженными людьми на службе у предателя и потенциального цареубийцы.
   - Похоже, - сказал его зять спустя, казалось, целую вечность, - что я недооценил тебя, сейджин Мерлин.
   Грей-Харбор с трудом мог поверить, насколько спокойно звучал голос Калвина. Герцог на самом деле не мог быть таким собранным, таким уравновешенным. Или, возможно, все же мог. Как бы то ни было, теперь граф знал, что человек, которого он считал знакомым, на самом деле был ему совершенно чужим.
   - Я мог бы сказать то же самое, ваша светлость, - ответил Мерлин с еще одной из своих тонких улыбок.
   Сейджин стоял совершенно неподвижно, язык его тела был почти расслаблен, игнорируя человека, чью руку и запястье он ампутировал, когда Хоуирд упал на колени, и его кровь растеклась в пахнущей медью луже. Собственный меч сейджина оставался наготове в его руках, в позе, которую Грей-Харбор - сам неплохой фехтовальщик - никогда прежде не видел, и опасность исходила от него, как дым, когда гром снова прогрохотал и прокатился над головой.
   - Конечно, - сказал Тириэн, - ты не настолько глуп, чтобы поверить, что сможешь каким-то образом спасти моего тестя и выбраться из этого дома живым?
   - Не смогу? - голос Мерлина звучал почти весело, осознал Грей-Харбор с новым чувством недоверия.
   - Ну конечно! - Тириэн на самом деле усмехнулся, когда его стражники медленно и осторожно двинулись, становясь между ним и Мерлином. - Полагаю, нет смысла притворяться. Насколько я понимаю, у тебя есть только два варианта - присоединиться ко мне или умереть. Я признаю, в свете моей предыдущей недооценки твоих возможностей, что ты стал бы грозным союзником. С другой стороны, я уже планировал убить тебя, так что - он пожал плечами - мое сердце не разобьется, если я останусь при таком решении, если ты решишь проявить упрямство. Однако, прежде чем ты примешь это решение, я бы посоветовал тебе тщательно его обдумать. В конце концов, как ты думаешь, каковы шансы на то, что тебе удастся победить пятнадцать моих лучших мечников?
   - Лучше средних, - ответил Мерлин и атаковал.
  
   * * *
   Франк Жансин был ветераном королевской чарисийской морской пехоты. Он прослужил более восьми лет, прежде чем был завербован гораздо более молодым Калвином Армаком, чтобы стать сержантом личной стражи герцога Тириэна. Он был таким же твердолобым, способным и опасным, как и преданным своему покровителю, и люди, которых он собрал в ответ на поспешную записку Тириэна, облаченные в те же кирасы и кольчуги, что и королевская стража, были его лучшими. Каждый из них тоже был ветераном, и их было пятнадцать человек.
   До них дошли дикие слухи о том, что Мерлин спас наследного принца Кэйлеба. Они выслушали все рассказы, все сплетни, но отвергли их как абсурд, которого и следовало ожидать, когда невежественные фермеры или мягкотелые городские торговцы собираются вместе, чтобы обсудить пугающие подробности таких кровавых событий. Они слишком много видели, слишком много сделали сами, чтобы поддаваться такого рода героическим фантазиям.
   Это было прискорбно, потому что это означало, что, несмотря на все возможные предупреждения, они не имели ни малейшего представления о том, с чем столкнулись в тот момент. И поскольку они этого не сделали, последнее, чего они ожидали, - это нападения единственного, почти бесконечно уступающего им числом безумца.
  
   * * *
   Грей-Харбор вскочил с кресла, не веря своим глазам, когда этот сумасшедший прыгнул вперед.
   Граф сам был ветераном гораздо большего количества сражений, чем многие, и как человек, который был капитаном собственного корабля, суммировал шансы против Мерлина так же быстро, как Тириэн или Жансин. Поэтому внезапная атака сейджина так же застала его врасплох.
   Но каким бы безумной она ни была, граф не мог позволить Мерлину столкнуться с такими трудностями в одиночку. Не тогда, когда он знал, что именно его собственная непростительная глупость привела сейджина сюда, к его смерти. И не тогда, когда собственное выживание Грей-Харбора может оказаться еще одним оружием против короля, чье доверие он предал в первую очередь, приехав сюда.
   Его рука легла на рукоять инкрустированного драгоценными камнями парадного кинжала на бедре. Это была симпатичная игрушка, но не менее смертоносная из-за своего убранства. Тонко закаленная сталь выскочила из ножен, а затем он замер с отвисшей челюстью.
  
   * * *
   Мерлин снял ограничения, которые он установил на свое время реакции и силу, и его катана сверкнула буквально с нечеловеческой скоростью, когда он сделал один длинный шаг вперед.
   У первого стражника так и не было времени понять, что происходит. Его голова слетела с плеч прежде, чем он понял, что видел движение лезвия, и запястья Мерлина провернулись, когда он снова сверкнул лезвием, описав плоскую восьмерку. Вторая голова отлетела еще до того, как колени первой жертвы начали подгибаться, а затем Мерлин вернулся на место, все с той же невероятной скоростью и точностью, и вогнал острие катаны прямо сквозь нагрудник к тыльной пластине кирасы третьего стражника.
   Он повернул свой клинок, вытащил его и отпрыгнул назад, восстанавливая свое первоначальное положение и стойку все тем же молниеносным движением, прежде чем первый труп упал на пол.
  
   * * *
   Глаза Калвина Армака расширились от недоверия, когда Мерлин Этроуз набросился на его стражников, как поднявшийся из глубин голодный кракен. В одно мгновение сейджин стоял там, улыбаясь ему. В следующий момент библиотека взорвалась кровью, а затем, внезапно, Мерлин вернулся точно туда, где он был за две секунды до этого, но теперь перед ним было только двенадцать противников.
   Жансин и другие стражники замерли. Это была не трусость, не паника. Это был простой сюрприз, и даже в этом не было их вины. На мгновение они уставились на трех своих мертвых товарищей, на мокрое привидение, убившее их, и на кровь, алой волной растекающуюся по паркетному полу библиотеки. Затем...
   - Рассредоточиться! - рявкнул Жансин, и выжившие двинулись вперед, рассыпаясь веером, чтобы окружить своего единственного противника.
  
   * * *
   Грей-Харбор был, по крайней мере, так же удивлен, как и все остальные. Он никогда не представлял себе такой скорости и мощи, но почти сразу понял, что каким бы смертоносным ни был сейджин, он столкнулся с одним фатальным недостатком.
   Он пытался защитить Грей-Харбора.
   Он был похож на единственную боевую галеру, стоящую на якоре для защиты толстого, неуклюжего торгового судна, в то время как дюжина неряшливых пиратов бросалась в атаку на него. Ни один из них не мог надеяться выжить при встрече с ним лицом к лицу, но им не нужно было делать ничего настолько глупого. Пока он был связан, защищая графа, люди Тириэна могли выбирать момент и координировать свои атаки, и Грей-Харбор ничего не мог с этим поделать. Даже если бы он был должным образом вооружен, он бы только встал на пути Мерлина, и он знал это, каким бы унизительным ни было признание этого. Но если он не мог помочь, тогда, конечно, должен был быть какой-то способ, которым он мог бы по крайней мере...
   - Заботься о себе, сейджин! - рявкнул он и отпрыгнул прямо от осторожно приближающихся стражников.
  
   * * *
   Тириэн выругался, когда его тесть бросился к винтовой лестнице из кованого железа, ведущей на балконный помост с верхними рядами полок библиотеки. Герцог установил это причудливо украшенное творение в качестве подарка своей жене на третью годовщину их свадьбы. Жинифир Армак любила книги, по крайней мере, так же сильно, как когда-либо любили ее муж или отец, и она в восторге смеялась над абсурдностью его сюрприза. Не то чтобы это было непрактично; конечно, это было более удобно для кого-то в длинных юбках, чем опасные крутые лестницы, которые были раньше.
   Один из стражников герцога достаточно быстро распознал намерения графа и бросился вперед, пытаясь перехватить пожилого мужчину до того, как тот достиг лестницы. Но это усилие привело его в зону досягаемости Мерлина, и меч сейджина вылетел с той же ослепительной скоростью. Он без труда прокусил плоть и кость, кровь взорвалась горячим, вонючим веером, и стражник упал с воплем, когда острая как бритва сталь рассекла толстую кость его бедра так же чисто, как топор, и ампутировала его левую ногу на три дюйма выше колена.
   Другие стражники отреагировали медленнее, и Грей-Харбор помчался вверх по декоративным ступеням, сверкая кинжалом в руке. С его вершины он мог надеяться хотя бы ненадолго сдержать даже вооруженного мечом противника. Что еще более важно, это вывело его из зоны досягаемости любой непосредственной угрозы.
   Оставшиеся стражники Тириэна поняли, что это значит, почти так же быстро, как и герцог, и их осторожное продвижение превратилось во внезапный порыв. Они ринулись вперед сквозь крики своих павших товарищей, стремясь поглотить Мерлина прежде, чем он воспользуется своей внезапной мобильностью.
   Но какими бы быстрыми они ни были, они были недостаточно быстры. Мерлин не пытался уклониться от них; он шел им навстречу.
  
   * * *
   Капитану королевского чарисийского флота Йовансу не привыкать было сражаться, и граф Грей-Харбор узнал бойню, когда увидел ее. Но он никогда не представлял себе ничего подобного.
   Стражники Тириэна попытались окружить Мерлина, но это было похоже на стаю сельдей, пытающихся окружить кракена. Сейджин, казалось, шагнул вперед почти небрежно, но его необычный меч был размытым движением. Он двигался буквально слишком быстро, чтобы глаз мог за ним уследить, и броня ничего не значила перед его невозможной резкостью. Тела - и куски тел - отлетали от него в кровавых брызгах, и мирная библиотека превратилась в скотобойню. Люди кричали, проклинали и умирали, а Мерлин Этроуз двигался сквозь хаос нетронутым, неся смерть, как сам архангел Шулер.
  
   * * *
   Калвин Армак не был трусом, но его окатила ледяная волна страха. Как и его охранники, он не принимал во внимание дикие слухи и домыслы о Мерлине. Теперь, когда он наблюдал, как его люди падают - некоторые из них кричали в агонии; большинство умерло, не успев упасть на пол, - он знал, что был неправ. Он понял, что нелепый слух о том, будто таинственный иностранец был сейджином, в конце концов, был правдой, и что все нелепые сказки, все глупые героические баллады и детские истории о сейджинах и их сверхчеловеческих способностях вовсе не были нелепыми.
   Его уцелевшие стражники - все шестеро - больше не наступали, чтобы окружить Мерлина. Они отступали, прижимаясь друг к другу. Ни у кого из охранников Тириэна никогда не было недостатка в храбрости, но это было слишком, что-то за пределами их опыта или понимания. Они не запаниковали, даже сейчас - на самом деле на это не было времени, но смертельное чувство того, насколько их превзошли, заставило их полностью перейти к обороне, и даже при этом на глазах у Тириэна еще один из них пал от неумолимого клинка Мерлина.
   Он не человек!
   Эта мысль мелькнула в голове герцога, и он встряхнулся, пытаясь избавиться от собственной зарождающейся паники. Его мозг лихорадочно работал, и он глубоко вздохнул.
   Все еще был способ, если только он сможет выбраться из библиотеки до того, как Мерлин доберется до него. Уиллимс был где-то там, и, конечно же, лязг стали, крики должны были насторожить мажордома. Должно быть, он уже поднял тревогу для остальных личных охранников Тириэна! Если бы герцог смог добраться до этих охранников первым, он мог бы рассказать им, как Мерлин вырвался из ночи, пытаясь убить его, как предполагаемый сейджин взял в заложники Грей-Харбора. Каким бы смертоносным ни был Мерлин, у Тириэна было наготове еще шестьдесят человек, и большинство из них были так же хорошо обучены обращаться с луками или арбалетами, как и с мечами. И если в процессе возвращения библиотеки произойдет трагический несчастный случай, или если Мерлин перережет графу горло, а не позволит его спасти, или...
   Еще один стражник согнулся вокруг горькой стали, вонзившейся ему в живот, и Тириэн двинулся.
  
   * * *
   Краем глаза Мерлин увидел, как герцог повернулся и помчался к двери библиотеки. Он мгновенно понял, что имел в виду Тириэн, но между ним и предателем все еще было четверо стражников. Он не мог убить их достаточно быстро, чтобы...
   Поясной кинжал графа Грей-Харбора сверкнул в свете лампы, пролетая через библиотеку. Он был тяжелым, неуклюжим и не совсем правильно сбалансированным для метания, но рука графа не совсем забыла мастерство капитана, а горе и ужас выжгли алкоголь из его организма.
   Калвин Армак, герцог Тириэн, поднялся на цыпочки, как танцор, широко раскинув руки, выгнув спину и открыв рот в агонии, когда десять смертоносных дюймов стали вонзились ему в спину. Украшенная драгоценными камнями рукоять расцвела между его лопатками, кровь брызнула из его губ, и он рухнул лицом вниз на пол.
  
   .XII.
   Жилище Брейди Лэйхэнга, Теллесберг
  
   Стук в дверь Брейди Лэйхэнга был достаточно яростным, чтобы разбудить его, несмотря на шум бури.
   Его немедленной реакцией была паника. Ни один шпион не хотел слышать, как официальный кулак колотит в его дверь посреди ночи, и он мог придумать очень мало неофициальных поручений, которые могли бы вывести кого-то на улицу в такую ночь, как эта. Но потом его паника немного улеглась. Когда агенты барона Уэйв-Тандера приходили с визитом к подозреваемому шпиону, они редко бывали настолько вежливы, чтобы потрудиться постучать. Во время их визитов двери имели свойство разлетаться в щепки, хотя в тех (редких) случаях, когда они сносили дверь не того человека, они были достаточно добры к нему, чтобы позже заменить ее.
   Тем не менее, было маловероятно, что тот, кто стучал в его дверь, был здесь в каком-либо официальном качестве, и он почувствовал, что его сердцебиение немного замедлилось, когда он поднялся с кровати.
   Он выбрал свое жилье не просто потому, что оно было близко к центру города, или даже из-за места на крыше, доступного для его вивернария. Конечно, это были факторы, но еще более важным был тот факт, что первый этаж здания днем занимал корабельный торговец, а ночью он пустовал. Это давало Лэйхэнгу определенную степень анонимности в тех случаях, когда он ожидал звонков в нерабочее время. Он также внес несколько дополнительных разумных изменений, не обсуждая их со своим домовладельцем, и остановился сбоку от двери своего жилья на втором этаже и заглянул в незаметный глазок, который он просверлил в стене.
   Ни в коридоре, ни на лестнице не было лампы. Поскольку после наступления темноты обычно не было никакого движения, не было никакого смысла рисковать случайным возгоранием, к которому могла привести оставленная без присмотра свеча или лампа. Но посетитель Лэйхэнга принес фонарь "яблочко", и брови Лэйхэнга поползли вверх, когда он узнал другого человека по свету, струящемуся из его открытого стекла.
   Его первоначальная тревога вернулась, хотя и в несколько менее острой форме. За последние несколько лет Марис Уиллимс передал ему несколько сообщений, и Лэйхэнг знал, что герцог Тириэн безоговорочно доверяет благоразумию своего мажордома. Но Уиллимс никогда не появлялся посреди ночи без предупреждения или без каких-либо сигналов, которые обговорили Тириэн и Лэйхэнг, чтобы предупредить друг друга о необходимости установления контакта. Неожиданные сообщения, подобные этому, особенно те, которые несли в себе такой риск разоблачения, были лишь немногим более желанными для мастера шпионажа, чем деспотичные приспешники короны.
   Он глубоко вздохнул, приоткрыл дверь, оставив цепочку защелкнутой, и выглянул наружу.
   - Что? - спросил он резким голосом.
   - У меня посылка от герцога, - ответил Уиллимс.
   - Хорошо, давай ее, - быстро сказал Лэйхэнг, протягивая руку через щель.
   - Она не пройдет, - резонно заметил Уиллимс и вытащил из-под своего развевающегося пончо толстый сверток, завернутый в клеенку для защиты от непогоды.
   - Что это? - спросил Лэйхэнг, уже протягивая руку, чтобы отстегнуть цепочку.
   - Он мне не сказал. - Уиллимс пожал плечами. - Однако в особняке возникли некоторые проблемы. Я не удивлюсь, если это документы, от которых ему нужно избавиться.
   - Неприятности? - глаза Лэйхэнга обострились, и он полностью открыл дверь. - Какого рода неприятности?
   - Думаю, ничего такого, с чем мы не могли бы справиться, - сказал Уиллимс, передавая ему пакет. Шпион взял его почти рассеянно, его глаза были так сосредоточены на лице Уиллимса, что он не обратил внимания, как рука мажордома скользнула обратно под пончо, пока снова не появилась с кинжалом.
   Даже тогда Лэйхэнг на самом деле не заметил лезвие. На самом деле, он все еще не видел его, когда оно перерезало ему горло с дымящимся потоком крови.
   Главный агент князя Нармана в Чарисе с предсмертным бульканьем рухнул на пол, а Уиллимс отступил назад, поморщившись, когда увидел рисунок брызг на передней части своего пончо.
   Ну, не важно, - подумал он. - Дождь достаточно быстро смоет пятна точно так же, как смерть Лэйхэнга смоет информацию об истинном покровителе Уиллимса, которую он мог бы предоставить следователям Уэйв-Тандера.
   Теперь все, что нужно было сделать Уиллимсу, это самому вернуться в Эмерэлд.
  
   .XIII.
   Зал тайного совета, королевский дворец, Теллесберг
  
   Лицо Хааралда VII было жестким и мрачным, маска гневной дисциплины поверх горя. Его сын сидел рядом с ним за огромным столом в освещенном лампами зале совета, и выражение лица Кэйлеба было еще более похожим на маску, чем у его отца. Оба они молча и сурово смотрели, как Мерлин и граф Грей-Харбор вошли в дверь зала.
   Бинжэймин Рейс также сидел за столом с сэром Рижардом Сифармером позади него. Не присутствовали ни епископ Мейкел, ни кто-либо из других членов тайного совета, и Мерлин задался вопросом, было ли это хорошим знаком или плохим. По крайней мере, король, казалось, был готов на данный момент не привлекать внимания к Мерлину.
   Королевские стражники были вежливы, когда прибыли вслед за кучером Грей-Харбора в особняк Тириэна, повинуясь срочному вызову графа, но они также были очень, очень тверды. На самом деле их было трудно винить, учитывая забрызганную кровью и усеянную телами сцену, которая встретила их в библиотеке недавно умершего герцога Тириэна. В конце концов, то, что его нашли стоящим над телами двоюродного брата короля и пятнадцати его личных стражников, должно было подпадать под статью о подозрительном поведении.
   По крайней мере, их вызвал сам граф, и лейтенант Хантир, молодой офицер, который командовал прибывшим по вызову отделением, был готов, по крайней мере, предварительно предположить, что первый советник знал, что он делал. Эта готовность получила удар, когда Хантир обнаружил, чей именно кинжал был воткнут в спину герцога. Но этого было достаточно, чтобы, по крайней мере, гарантировать, что особняк будет опечатан и что все дело будет храниться в секрете до тех пор, пока не будет проинформирован сам король.
   Однако это было все, на что лейтенант был готов пойти, и первый он советник или нет, Грей-Харбор оказался очень вежливо помещенным под арест. К удивлению Мерлина - насколько что-либо могло быть забавным в данных обстоятельствах, - молодой стражник был с ним почти так же вежлив, как и с графом. Однако у них обоих изъяли все оружие, прежде чем их "сопроводили" в зал совета.
   - Сова, - неслышно произнес Мерлин по встроенному коммуникатору. - Проверка связи и телеметрии.
   - Подтверждена нормальная работа канала связи, лейтенант-коммандер, - ответил ИИ. - Все каналы телеметрии скиммера в номинальном режиме, - добавил он, и Мерлин мысленно кивнул. Он надеялся, что все обернется не так уж плохо, но это не означало, что так оно и было бы. Всегда было возможно, каким бы маловероятным это ни казалось, что Хааралд прикажет немедленно казнить их, и Мерлин не мог этого допустить. Это было бы не только очень неудобно для него лично, но и означало бы полный провал миссии Нимуэ Элбан на Сэйфхолде.
   Вот почему разведывательный скиммер парил прямо над королевским дворцом, несмотря на грохочущую грозу. И это также было причиной того, что оружие скиммера было полностью подключено к сети под контролем Совы.
   - Ваше величество, - тихо произнес лейтенант Хантир, - граф Грей-Харбор и лейтенант Этроуз.
   - Спасибо, лейтенант. - Голос Хааралда звучал резко, вежливость была автоматической, и он даже не взглянул на стражника. - Оставьте нас, пожалуйста. И проследите, чтобы нас не беспокоили.
   - Как прикажете, ваше величество, - пробормотал Хантир.
   Он удалился, и массивная дверь зала совета тихо закрылась за ним. Металлический лязг защелки прозвучал громко в тишине, а затем, словно по сигналу, еще один оглушительный раскат грома потряс дворец.
   - Итак, - сказал Хааралд после долгого молчания. - Я говорил с Бинжэймином. Я говорил с лейтенантом Хантиром. Я поговорил с самым старшим из стражников Калвина, которого мы смогли найти. Теперь я хочу знать, что, во имя Шан-вей, произошло.
   Его голос был жестким, более холодным, чем Мерлин когда-либо слышал, лично или через один из своих снарков, а его глаза были осколками коричневого льда.
   - Ваше величество. - Грей-Харбор опустился на одно колено и склонил голову перед своим монархом. Мерлин увидел, как расширились глаза Кэйлеба, но выражение лица Хааралда даже не дрогнуло.
   - Что бы ни случилось, это моя вина, - сказал первый советник, его голос был низким и печальным, но твердым.
   - Я буду определять, кто был виноват, - сказал ему Хааралд, - а не ты.
   - Ваше величество... - начал было Уэйв-Тандер, но Хааралд резко поднял руку.
   - Нет, Бинжэймин, - холодно сказал он. - Знаешь, в данный момент я тоже не совсем доволен тобой. Но я хочу услышать, что Рейджис и сейджин Мерлин скажут в свое оправдание без каких-либо дополнений с твоей стороны.
   Уэйв-Тандер с несчастным видом откинулся на спинку стула, рот его был закрыт, а глаза короля впились в коленопреклоненного Грей-Харбора.
   - Почему ты говоришь, что это была твоя вина? - потребовал он.
   - Потому что именно моя глупость создала ситуацию, в которой сейджин Мерлин был вынужден спасать меня, - непоколебимо сказал Грей-Харбор. - Сейджин предупредил Бинжэймина и меня, что Калвин был предателем. Я отказывался в это верить. На самом деле, я зашел так далеко, что поверил - настаивал, - что Мерлин лгал в своих собственных целях. Даже когда Бинжэймин пришел ко мне и рассказал о том, что уже обнаружил сэр Рижард, я отказывался верить. И поскольку я это сделал, я нарушил свою клятву первого советника. Вместо того, чтобы сохранить в тайне информацию, которой поделился со мной Бинжэймин, я пошел к Калвину, чтобы сказать ему, что он находится под подозрением. Что он должен был отмежеваться от людей, которые, как мы знали, были агентами Эмерэлда. Что он должен был прийти к вам, ваше величество, и рассказать вам все, доказать, что обвинения сейджина Мерлина были ложью. Но... - Наконец он поднял глаза, его лицо было искажено болью, а глаза блестели от непролитых слез. - Это не было ложью.
   В комнате воцарилась тишина, застывшая картина, когда коленопреклоненный тесть встретился взглядом с кузеном герцога. Тишина растянулась сначала на несколько секунд, потом почти на целую минуту, и на заднем плане тихо прогрохотал более отдаленный гром. Затем, наконец, ноздри Хааралда раздулись, когда он глубоко вдохнул.
   - Откуда ты знаешь, что это не так? - спросил он очень, очень тихо.
   - Потому что Калвин признался мне в этом, ваше величество. - Голос Грей-Харбора наконец дрогнул, измученный воспоминаниями о боли.
   - Он признался в этом? - повторил Хааралд, как будто даже сейчас он просто не мог поверить собственным ушам.
   - Ваше величество, он признал, что попытка убийства Кэйлеба изначально была его идеей, а не Нармана. Он сказал мне, что королем должен был стать он, а не вы. И поскольку я раскрыл, что он под подозрением, он планировал убить вас и Кэйлеба этой же ночью, чтобы не столкнуться с позором, который заслужили его преступления. Он действительно верил, что сможет украсть трон для себя, если только вы, Кэйлеб, Бинжэймин и его старшие следователи будут мертвы, и он пригласил меня присоединиться к нему в его измене.
   - Я не верю в это, - категорично сказал Хааралд, но Мерлин услышал легкую дрожь в глубине этого жесткого голоса.
   - Ваше величество, я говорю о моем зяте, - сказал Грей-Харбор, его собственный голос и глаза были несчастными. - Муже моей дочери, отце моих внуков. Я любил его так, как если бы он был моим собственным сыном. Любил его так сильно, что нарушил свою клятву, данную вам, чтобы предупредить его, что он под подозрением. Неужели вы думаете, что я стал бы лгать о чем-то подобном? О чем-то, что причинит Жинифир такую ужасную боль? Неужели вы думаете, что я бы убил отца своих собственных внуков, если бы у меня был хоть какой-то выбор?
   Хааралд уставился на него сверху вниз, и застывшее выражение лица короля начало меняться. Его челюстные мышцы сжались в четко очерченные бугры, затем расслабились, щеки обвисли, и он, наконец, закрыл глаза. Одинокая слеза скатилась по его правой щеке, и жесткие, сердитые плечи поникли.
   - Почему, Рейджис? - хрипло спросил он. - Почему вы с Бинжэймином не пришли ко мне, как только заговорил сейджин Мерлин?
   - Бинжэймин, потому что не хотел причинять вам боль, ваше величество, - тихо сказал Грей-Харбор. - А я потому, что отказывался верить.
   - А теперь это. - Хааралд снова открыл глаза и покачал головой. - Теперь это, Рейджис. Ты прав, это твоя вина, и ты действительно нарушил свою клятву, когда пошел предупредить возможного предателя, которого подозревали. Если бы ты этого не сделал, если бы ты подождал, как и следовало, Калвин все еще был бы жив. Мы могли бы еще многому научиться у него, и он был бы жив. Мой двоюродный брат, почти мой брат, был бы жив.
   Граф снова склонил голову, и плечи его затряслись, но он ничего не сказал в свою защиту.
   - Могу я сказать, ваше величество? - тихо спросил Мерлин, и глаза короля метнулись к его лицу. На мгновение они вспыхнули пламенным гневом, но затем Хааралд заставил себя отойти от этой мгновенной, автоматической ярости.
   - Говори, - коротко сказал он.
   - Ваше величество, я сказал барону Уэйв-Тандеру и графу Грей-Харбору, что у меня нет убедительных доказательств моих подозрений в отношении герцога. И все же, если бы у меня было это доказательство, я бы отдал его им в руки. Я бы не положил его перед вами.
   Глаза Хааралда опасно сверкнули, но Мерлин уверенно продолжал, встречая сердитый взгляд короля.
   - Он был вашим двоюродным братом, ваше величество. Вы любили его, и я это знал. Я не должен был говорить вам то, что причинило бы вам столько боли, и даже если бы это было так, я понятия не имел об истинной глубине его измены. Я рассказал вашим министрам то, что знал, что подозревал, но даже я подозревал лишь часть полной правды, и у меня не было доказательств даже этого. Если они ошибались в том, как они реагировали на то, что я им говорил, они делали это из беспокойства и из любви к вам. Ни один из них не был готов уклониться от своего долга перед короной, чтобы расследовать любое обвинение, каким бы абсурдным оно ни было, и оба они действовали так, как поступили, из любви к вам и желания избавить вас от боли.
   - Барон Уэйв-Тандер инициировал это расследование, не сказав вам, потому что он знал, как сильно вам будет больно, если обвинения окажутся обоснованными, и потому что он хотел избавить вас от этой боли до тех пор, пока он не подтвердит, что это так. А также, по крайней мере частично, чтобы защитить ваши отношения с вашим кузеном, если эти обвинения окажутся необоснованными, устроив все так, чтобы вы могли обвинить его в том, что он действовал без вашего разрешения, если герцог окажется невиновным и узнает, что его подозревали. И хотя граф категорически отказывался верить, что герцог может быть предателем, он согласился с бароном Уэйв-Тандером, из чувства долга перед вами, что обвинения должны быть расследованы. Если он поступил неразумно в других отношениях, это тоже было из любви к вам и к своему собственному зятю.
   - Возможно, им следовало сказать вам сразу. Возможно, мне следовало это сделать. Но если бы мы это сделали, как бы вы отреагировали? Вы бы в это поверили? Или вы поступили бы точно так же, как граф? Дать любимому двоюродному брату возможность опровергнуть нелепые обвинения, выдвинутые против него иностранцем, о котором вы на самом деле почти ничего не знаете?
   Король продолжал пристально смотреть на него в течение нескольких мгновений, но затем огонь в его глазах снова угас.
   - Совершенно верно, ваше величество, - мягко сказал Мерлин. - Вы действительно любили его, как и граф. Ни один из вас не хотел бы верить. И поскольку граф отказывался верить, его чуть не убил собственный зять. Он был бы убит, если бы герцог решил, что его смерть необходима для продвижения его собственных планов. Не обманывайте себя, Хааралд из Чариса: кузен, которого вы любили, спланировал убийство вашего сына и ваше собственное. Если бы он стал регентом Жана, он, несомненно, организовал бы и его смерть, а возможно, даже смерть Жанейт, если бы это оказалось необходимым для обеспечения его собственных притязаний на трон. Если бы вы дали ему возможность очистить свое имя, он отреагировал бы точно так же, как на предложение графа Грей-Харбора, и, вполне возможно, добился бы успеха.
   Снова повисла тишина, а затем король встряхнулся. Он отвел взгляд от Мерлина, от все еще стоящей на коленях Грей-Харбора.
   - Что ты уже обнаружил, Бинжэймин? - резко спросил он.
   - Боюсь, что все рассказанное нам сейджином Мерлином о герцоге было правдой, сир, - тяжело сказал Уэйв-Тандер. - Его мажордому и по меньшей мере еще двадцати трем его личным стражникам удалось исчезнуть до того, как лейтенант Хантир и его люди прибыли в особняк герцога. Единственная причина, по которой я могу думать, что они сделали это, заключалась в том, что они знали, что герцог был предателем, и они были замешаны в его измене. И я боюсь, что по крайней мере один из них, возможно, служил двум господам, а не только одному герцогу.
   - Что ты имеешь в виду? - потребовал Хааралд, и Уэйв-Тандер кивнул Сифармеру.
   - Я получил донесение от одного из моих агентов как раз перед тем, как сейджин Мерлин и граф прибыли сюда, во дворец, ваше величество, - сказал сэр Рижард. - Человек, который, возможно, соответствует описанию мажордома герцога, Мариса Уиллимса, сегодня вечером побывал в квартире Брейди Лэйхэнга. Погода сегодня такая плохая, что мой человек не смог точно идентифицировать личность, но поскольку погода такая плохая, он также с подозрением отнесся к тому, почему кто-то может быть на улице во время шторма. Поэтому после того, как посетитель ушел, он решил, что должен тихо проверить, чтобы убедиться, что Лэйхэнг все еще там, что он не выскользнул через черный ход в качестве первого шага к исчезновению. Вместо этого он обнаружил, что Лэйхэнг был убит.
   - Убит? - повторил Хааралд, и в его голосе прозвучали почти ошеломленные нотки. Как будто даже такой жесткий человек, как король Чариса, начинал чувствовать себя перегруженным.
   - Да, ваше величество, - кивнул Сифармер.
   - Я не верю, что герцог приказал его казнить, сир, - сказал Уэйв-Тандер. - Подозреваю, что так же, как герцог приставил своего собственного стражника к службе у Рейджиса, Нарман приставил этого Уиллимса к герцогу. Вероятно, он был скрытым кинжалом, который ждал, чтобы убрать герцога в выбранное Нарманом время, но, похоже, ему также было поручено устранить единственного человека, который мог бы предоставить нам полную информацию о сети шпионов Нармана здесь, в королевстве. Особенно, если окажется, что падение герцога, в свою очередь, может привести нас к Лэйхэнгу.
   - Лэнгхорн, - вздохнул Хааралд и прикрыл глаза рукой. Он просидел так довольно долго, затем заставил себя снова выпрямиться, опустил руку и посмотрел на Грей-Харбора.
   - О, встань, Рейджис! - почти рявкнул он.
   Голова графа снова поднялась, и Хааралд издал недовольный звук, нечто среднее между фырканьем и чем-то более сердитым.
   - Сейджин прав, - сказал он. - Да, ты был глуп и нарушил свою клятву. И если бы ты сказал мне так, как должен был, я бы сделал что-нибудь столь же глупое. Потому что, как говорит сейджин Мерлин, я любил Калвина. Да простит меня Бог, но я все еще люблю его. И он использовал бы эту любовь, чтобы убить меня и Кэйлеба, а также, вероятно, Жана и Жанейт.
   - Ваше величество, я... - начал Грей-Харбор, но Хааралд резко покачал головой.
   - Нет. Не говори этого. Ты слишком ценен для меня - для королевства, - чтобы позволить тебе уйти со своего поста. И еще менее... разумно... - Король тонко, натянуто улыбнулся Мерлину. - Возможно, в данном случае ты действовал из любви, но, конечно же, ты также дал мне самое убедительное доказательство твоей собственной лояльности. Каким бы ужасным это ни было для меня и для Кэйлеба, в ближайшие дни тебе будет еще хуже. Я не могу обойтись без человека, готового вынести столько боли, служа клятвам, которые он дал мне и моей короне. Так что встань, подойди сюда и сядь там, где тебе самое место. Сейчас же.
   Грей-Харбор поколебался еще мгновение, затем встал, слегка пошатываясь, прошел к своему месту за столом совета и сел. Это оставило Мерлина стоять в одиночестве перед столом, а Хааралд откинулся на спинку стула и пристально посмотрел на него.
   - И тебе того же, сейджин Мерлин, - тихо сказал он. - Ты приносишь смертоносные дары.
   - Сожалею об этом, - непоколебимо сказал Мерлин, - но я сказал вам, что расскажу правду, ваше величество.
   - Ты обещал и сделал это. - Хааралд поднял руку в легком отбрасывающем жесте. - Я думал, что правда - это то, что я хотел услышать; теперь я знаю лучше. Это не то, что я хочу услышать; это только то, что мне нужно услышать. Пройдет много времени, прежде чем я смогу по-настоящему простить тебя, или Рейджиса, или Бинжэймина, или особенно себя за то, что произошло сегодня вечером. Но правда в том, что ты и Рейджис, вполне возможно, спасли мою жизнь и жизни моих детей. И независимо от того, увенчались бы планы Калвина успехом в конечном счете или нет, ты разоблачил и уничтожил самого опасного предателя во всем королевстве. И поэтому, даже несмотря на то, что мое сердце кричит от гнева, ты не являешься подходящей мишенью этого гнева.
   Мерлин склонил голову в молчаливом поклоне, и Хааралд еще раз встряхнулся.
   - Кроме того, - продолжил он более оживленно, - похоже, ты в очередной раз спас ценного слугу короны от покушения. И против еще более грозных сил, чем раньше.
   Он пристально посмотрел на Мерлина, его глаза были намного ближе к своей обычной пронзительной остроте.
   - Я просмотрел предварительное сообщение лейтенанта Хантира, сейджин Мерлин. Кажется, он насчитал пятнадцать вооруженных стражников в доспехах. И хотя Калвин, возможно, и был предателем, он прекрасно разбирался в сражающихся людях. И все же, по словам лейтенанта Хантира, ты прошел через пятнадцать его отборных людей, как коса сквозь траву. Не говоря уже о том, чтобы "еще раз" прибыть в самый... подходящий момент.
   Он сделал паузу, очевидно, ожидая ответа, и Мерлин слегка пожал плечами.
   - Как я уже сказал принцу Кэйлебу во время ужина, ваше величество, у меня было видение графа. Этого было достаточно, чтобы предупредить меня об опасности, которой он собирался подвергнуть себя, но я боялся, что будет невозможно убедить кого-либо еще, что герцог представляет угрозу для него или короны. Или, по крайней мере, вовремя убедить кого-нибудь. Поэтому я пошел сам, чтобы сделать все, что мог.
   Кэйлеб слегка пошевелился рядом с отцом. Мерлин взглянул на него, слегка приподняв бровь, и молодой человек снова замер.
   - Ты пошел сам, - пробормотал Хааралд, его внимание было настолько сосредоточено на Мерлине, что он не обратил внимания на обмен молчаливыми репликами с Кэйлебом. - И как, скажи на милость, тебе удалось выбраться из башни Мариты и покинуть территорию дворца без единого оклика со стороны моих достаточно компетентных охранников?
   - Ваше величество, - ответил Мерлин с легкой улыбкой, - ночь темная, дождь льет как из ведра, я одет полностью в черное и пришел к вам с гор Света, где есть много крутых утесов, на которых можно попрактиковаться в лазании. И, справедливости ради по отношению к вашим охранникам, ни у кого из них нет такой подготовки и других преимуществ, как у меня.
   Хааралд склонил голову набок, и если бы он все еще был существом из протоплазмы, Мерлин, вероятно, затаил бы дыхание. До сих пор ничто из того, что он сказал, не было настоящей ложью, и он очень хотел, чтобы так и оставалось.
   - Полагаю, - наконец медленно произнес король, - что когда человек может рухнуть через окно в крыше на пол в двадцати пяти футах под собой и убить не только пятнадцать вооруженных стражников, но даже шестнадцать, включая предполагаемого стражника Рейджиса, неудивительно, что он также может взобраться на дворцовую стену, как какой-то человек-муха. Однако мне действительно следует указать на то, что ты, похоже, задаешь очень высокую планку для следующего сейджина.
   - Это не входит в мои намерения, ваше величество, - ответил Мерлин. - На самом деле, думаю, было бы очень хорошо, если бы мы могли свести к минимуму мою собственную роль в событиях этого вечера.
   - Это может быть немного сложно, - сухо заметил Уэйв-Тандер.
   - И, возможно, также бессмысленно, - добавил Хааралд.
   - Возможно, это трудно, милорд, - ответил Мерлин барону, - но не "бессмысленно", ваше величество. Если я могу объяснить?
   - Конечно, мастер Трейнир, - сказал Хааралд, его тон был еще более сухим, чем у Уэйв-Тандера, и Мерлин удивился сам себе, тихо усмехнувшись.
   "Мастер Трейнир" был персонажем из традиции кукольного театра Сэйфхолда, своего рода символом инь и ян, хотя эти термины были неизвестны на Сэйфхолде. Это имя было дано персонажу пьесы, который обычно был неуклюжим заговорщиком, человеком, чьи тщательно продуманные планы всегда терпели неудачу. Но, в своего рода двусмысленной шутке, это был также традиционный театральный псевдоним мастера-кукловода, который контролировал всех марионеточных "актеров".
   - Возможно, не мастер Трейнир, ваше величество, - сказал он, - но, тем не менее, своего рода заговорщик. С разоблачением измены герцога и убийства Лэйхэнга собственным человеком Нармана все другие агенты Нармана и Гектора здесь, в Чарисе, будут находиться в том, что можно было бы мягко назвать состоянием ужаса. Уверен, что все они будут задаваться вопросом, не собираются ли агенты барона Уэйв-Тандера наброситься и на них. И они, несомненно, будут задаваться вопросом, как именно барон и его следователи вообще докопались до причастности герцога.
   - Полагаю, все мы согласны с тем, что сокрытие существования и точности моих видений от Нармана и Гектора желательно на очень многих уровнях. На уровне большой стратегии сохранение ваших врагов в неведении о преимуществе, которое предлагают вам эти видения, только сделает их еще более выгодными. И, вероятно, было бы очень хорошей идеей удержать тех, кто желает вам зла, от слишком пристального изучения любых других моих действий. На чисто личном уровне я бы предпочел не быть постоянно настороже против орды убийц, которых, я уверен, они вдвоем послали бы за мной, чтобы... свести на нет это преимущество.
   - Весьма сомневаюсь, что какой-либо "орде убийц" удастся убить тебя, - заметил Хааралд. - В конце концов, до сих пор все было скорее наоборот.
   - Любой смертный может быть убит, ваше величество. Мне хотелось бы думать, что убить меня будет несколько сложнее, чем некоторых, но, по крайней мере, разбираться с убийцами на рабочем месте было бы утомительно. Не говоря уже о том, что это отвлекает меня от всех других вещей, которые я действительно должен делать.
   - Понимаю. - Впервые с момента прибытия Мерлина и Грей-Харбора в глазах короля, возможно, действительно промелькнула искорка веселья. - И я, конечно, не хотел бы причинять тебе неудобства таким образом. Но это подводит нас к второстепенному вопросу - замечанию Бинжэймина о том, как трудно скрыть твое скромное участие в мероприятиях этого вечера.
   - Я бы предпочел не столько скрывать это, сколько преуменьшать, ваше величество, - сказал Мерлин более серьезным тоном, - и ваше решение назначить меня личным телохранителем Кэйлеба может облегчить это. Если вы и граф Грей-Харбор согласитесь, я бы предпочел, чтобы официальная версия заключалась в том, что следователи барона Уэйв-Тандера заподозрили герцога после допроса единственного убийцы, которого мы захватили живым, а не из-за того, что мог сказать я. После этого барон начал осторожное расследование, и граф отреагировал так же, как и на самом деле, отправившись к герцогу и предположив, что для него крайне важно очистить свое имя от любых подозрений. Однако вместо того, чтобы взять с собой только своего личного стражника, он попросил, чтобы я тоже сопровождал его, что я и сделал.
   - И почему именно он попросил об этом? - спросил Хааралд.
   - Отчасти для того, чтобы помочь убедить герцога в серьезности обвинений, ваше величество. В конце концов, я присутствовал при провале попытки убийства. Таким образом, мое присутствие сегодня вечером могло бы помочь графу потрепать нервы герцога, если бы он был хотя бы косвенно связан с Нарманом. А также в качестве дополнительного свидетеля всего, что произошло.
   - По-моему, это звучит несколько неубедительно, - задумчиво произнес Хааралд, затем пожал плечами. - С другой стороны, если мы все скажем одно и то же и сумеем сохранить при этом невозмутимые выражения лиц, мы, вероятно, сможем заставить поверить в это. Итак. Рейджис отправился навестить Калвина, и он взял тебя с собой. А потом?
   - Когда граф не согласился с герцогом, он отреагировал точно так же, как и на самом деле, ваше величество, за исключением того, что в то время он привел в библиотеку только пятерых своих стражников. Когда они попытались схватить графа, его стражник и я сумели помешать им сделать это и в процессе убили или ранили большинство из них. В этот момент герцог вызвал остальных десять человек, которые ждали его за дверью библиотеки. В последовавшей схватке стражник графа был убит, но не раньше, чем он, граф и я, "сражаясь вместе", победили людей герцога. В общем хаосе боя был убит сам герцог, после чего граф вызвал королевскую стражу, и неудивительно, учитывая, что был убит член королевского дома, а лейтенант Хантир и его люди отреагировали на вызов.
   - Воистину, мастер Трейнир, - сказал Хааралд через мгновение, затем посмотрел на Уэйв-Тандера и Грей-Харбора и поднял обе брови.
   - Это противоречит здравому смыслу - превратить Жоржа в одного из героев этого художественного произведения, - тяжело сказал Грей-Харбор и покачал головой. - Я много лет верил, что он действительно был так предан мне. Будет трудно сохранять невозмутимое выражение лица, зная, что он на самом деле был предателем и умер смертью предателя.
   - Это может быть неприятно, Рейджис, - сказал Уэйв-Тандер, - но это также может просто сработать. Кроме тебя и сейджина Мерлина, единственный оставшийся в живых, кто знает, что произошло на самом деле, вероятно, этот Уиллимс, мажордом герцога. Даже он не присутствовал во время самого боя, хотя знает, что ты прибыл без сейджина Мерлина. Он, несомненно, сообщит об этом Нарману, но мы ничего не можем сделать, чтобы предотвратить это, если только нам не удастся поймать его до того, как он вернется в Эмерэлд, что, честно говоря, по меньшей мере маловероятно. Тем не менее, подозреваю, что Нарман и барон Шэндир будут склонны сбрасывать со счетов более возмутительные слухи о сейджинах, как и мы на их месте. Так что они поймут, что мы что-то скрываем, но не будут знать точно, что именно. И сейджин Мерлин и его величество совершенно правы, когда говорят, что его способность видеть эти свои "видения" будет для нас еще более ценной, если никто другой не будет знать, что он может это делать.
   - Думаю, что Мерлин и Бинжэймин правы, Рейджис, - сказал Хааралд. - И если это поможет, подумай об этом так. Твой человек, возможно, был предателем, но таким образом его смерть фактически нанесет удар по тем самым людям, на которых он на самом деле работал.
   - Очень хорошо, ваше величество. - Грей-Харбор еще раз склонил голову, а затем криво улыбнулся Мерлину. - И полагаю, при данных обстоятельствах это самое меньшее, что я могу сделать для сейджина Мерлина в обмен на спасение моей жизни после того, как я открыто обвинил его самого в предательстве.
   - Тогда это решено, - сказал Хааралд. - Бинжэймин, я сам перекинусь парой слов с лейтенантом Хантиром, просто чтобы убедиться, что его окончательный отчет не расходится с творчеством Мерлина.
   - Вероятно, это было бы мудро, сир. А пока, я думаю, нам с Рижардом нужно вернуться в офис и решить, к кому из других шпионов Нармана мог быть причастен герцог или что-то, что мы нашли в его бумагах. С вашего позволения, я намерен довольно сильно сократить сеть Нармана.
   - Считайте, что мое разрешение получено, - мрачно сказал Хааралд, затем откинулся на спинку стула и задумчиво посмотрел на Мерлина.
   - Ваше величество? - вежливо спросил Мерлин через несколько секунд, и Хааралд фыркнул.
   - Я просто думаю, сейджин Мерлин.
   - Размышляете, ваше величество? - послушно подсказал Мерлин, когда король сделал паузу.
   - Думаю о том, какой предсказуемой и упорядоченной была жизнь до твоего приезда сюда, в Теллесберг. Уверен, что со временем мы все привыкнем, но надеюсь, ты не воспримешь это неправильно, если я скажу тебе, что мне становится более чем страшно, когда я размышляю о будущем и о том, что последовало за тобой в течение менее чем одной пятидневки. Особенно потому, что часть меня подозревает, что настоящий хаос и неразбериха еще впереди.
   Мерлин криво улыбнулся и молча покачал головой. Другого ответа он придумать не мог.
   В конце концов, король был прав.
  
   .XIV.
   Зал частных аудиенций, королевский дворец, Теллесберг
  
   Дверь маленькой приемной открылась.
   Через нее прошла женщина в официальном придворном наряде в сопровождении двух маленьких мальчиков. Ей было за тридцать, возможно, чуть больше, но фигура у нее была крепкая и подтянутая. Легкая, струящаяся драпировка хлопчатобумажного платья, предпочтительного в климате Теллесберга, делала это совершенно очевидным, но ее лицо было напряженным, а глаза подозрительно опухли под косметикой, которая помогала скрыть их красноту.
   Она шла по ковровой дорожке по прохладному каменному полу, держа за руки двух своих сыновей, которые шли рядом с ней. Младший из них - возможно, лет пяти по стандартным годам - выглядел более смущенным, чем кто-либо другой. Он продолжал поглядывать на свою мать, обеспокоенный эмоциями, которые он чувствовал от нее.
   Старший мальчик, вдвое старше своего младшего брата, был другим. Он казался потрясенным, почти как человек, попавший в ловушку ужасного кошмара, от которого он не мог проснуться. Как и его мать и брат, он был идеально одет, вплоть до парадного кинжала, висевшего у его правого бедра, но его глаза были такими же опухшими, как у его матери, и Мерлин почти физически ощущал, какой концентрации ему стоило сдержать дрожание нижней губы.
   Король Хааралд VII наблюдал за маленькой, жалкой процессией, приближающейся к нему, примерно три удара сердца. Затем он поднялся со своего трона и, в полном нарушении всех правил придворного протокола, сошел с помоста и пошел им навстречу. Он двигался так быстро, что его привычная хромота была гораздо заметнее, чем обычно, - так быстро, что ни один из телохранителей, стоявших позади его трона, не мог за ним угнаться. Затем он добрался до овдовевшей матери и скорбящего сына и неуклюже, неуклюже опустился на здоровое колено, его правая нога болезненно вытянулась позади него.
   - Рейджис, - сказал он старшему мальчику и протянул руку, чтобы обхватить затылок мальчика.
   - В-ваше велич... - начал мальчик, но затем он остановился, глаза заблестели от слез, так как его голос надломился, и ему пришлось бороться за контроль.
   - Никаких титулов, Рейджис, - совсем мягко сказал король своему двоюродному племяннику. - Пока нет.
   Мальчик молча кивнул, его лицо исказилось от горя, которое, судя по тону короля, можно было показывать, и Хааралд поднял глаза на его мать.
   - Жинифир, - тихо сказал он.
   - Ваше величество, - прошептала она. Ее голос был более сдержанным, чем у ее сына, - подумал Мерлин, - но он все еще был хриплым, затененным печалью и слезами. Хааралд на мгновение поднял на нее глаза, затем начал подниматься с колен.
   - Сир.
   Голос сержанта Чарлза Гардэйнера был тих, но он догнал своего короля и протянул руку в кольчуге. Хааралд поморщился, но взялся за нее как за опору, чтобы выпрямиться. Он возвышался над двумя мальчиками, мгновение смотрел на них сверху вниз, затем подхватил младшего на руки. Мальчик вцепился ему в шею, уткнувшись лицом в королевскую тунику, и Хааралд держал его одной рукой, а другую протянул Рейджису.
   Старший мальчик на мгновение посмотрел на эту руку. Затем он взял ее, и Хааралд, прихрамывая, еще медленнее вернулся к своему трону. Рот короля, как заметил Мерлин со своего места за левым плечом Кэйлеба, позади трона кронпринца, сжимался каждый раз, когда его вес приходился на правую ногу.
   Хааралд поднялся на помост, за ним последовала леди Жинифир Армак, которая за ночь стала вдовствующей герцогиней Тириэн. Он сделал паузу, осторожно поставив младшего мальчика на ноги, затем опустился обратно на трон и обеими руками приподнял правую ногу, пока его ступня снова не уперлась в табурет перед ним.
   - Жинифир, Рейджис, Калвин, - тихо сказал он затем. - Вы знаете, почему вы здесь, но прежде чем мы предстанем перед советом и всеми официальными деталями, с которыми нам придется иметь дело, мне нужно поговорить со всеми вами тремя как с членами моей семьи, а не как королю со своими подданными.
   Герцогиня Тириэн слегка вздрогнула при слове "семья", и Хааралд протянул ей руку. Она приняла его немного нерешительно, и он притянул ее ближе к своему трону.
   - Не чувствуй себя виноватой из-за того, что горюешь, - сказал он ей очень мягко. - Не думай, что я виню тебя за это или что кто-то должен винить. И не думай, что мы с Кэйлебом тоже не скорбим.
   Она посмотрела ему в глаза, ее губы задрожали, и он успокаивающе сжал ее пальцы, когда слезы медленно потекли по ее щекам.
   - Нам потребуется много времени, чтобы точно понять, что произошло, когда Калвин, которого мы знали и любили, превратился в человека, который мог бы сделать то, что, как мы знаем теперь, он сделал, - продолжил король. Он еще мгновение смотрел в глаза Жинифир, затем перевел взгляд на ее старшего сына.
   - Рейджис, - сказал он, - это будет тяжело для тебя, самое трудное, что ты когда-либо делал. Некоторые люди будут говорить ужасные вещи о твоем отце. Другие будут настаивать на том, что все это не могло быть правдой. И найдется очень много людей, которые верят, что из-за того, что мог натворить твой отец, ты когда-нибудь можешь каким-то образом стать угрозой для короны.
   Усилие Рейджиса контролировать выражение своего лица пошатнулось, и свободная рука короля протянулась, чтобы еще раз нежно обхватить его затылок.
   - Что будет больнее всего, - сказал он мальчику, - так это то, что многие из этих ужасных вещей окажутся правдой. Если бы я мог защитить тебя от их выслушивания, я бы это сделал. Но я не могу. Ты молод, чтобы столкнуться со всем этим, но никто другой не сможет справиться с этим за тебя.
   Рейджис несколько секунд молча смотрел на него, затем кивнул, понимающе сжав губы.
   - Всего через несколько минут, - продолжил король, - мы все предстанем перед советом, а также перед епископом Мейкелом и епископом-исполнителем Жирэлдом, как представителями Церкви. Они собираются задать тебе - и твоей матери... - он коротко взглянул на Жинифир. - много вопросов. Некоторые из них могут тебя разозлить. Многие из них причинят тебе боль и заставят тебя грустить. Все, что ты можешь сделать, это ответить на них как можно честнее. И я хочу, чтобы ты помнил - я хочу, чтобы вы все трое помнили, - что ты мой двоюродный племянник. Ничто из того, что кто-либо - ни твой отец, ни совет - не сможет сделать, никогда этого не изменит. Ты понимаешь это, Рейджис?
   Мальчик снова кивнул, напряженно, и Хааралд глубоко вздохнул.
   - Есть еще кое-что, Рейджис, - сказал он. - Боюсь, что это будет больнее всего остального.
   Жинифир Армак издала тихий, нечленораздельный звук, и ее рука дернулась, как будто она хотела протянуть руку, остановить короля. Но она этого не сделала, и Хааралд продолжил, говоря медленно и осторожно, не сводя глаз с обоих ее сыновей.
   - Люди скажут тебе, - сказал он, - что твой дед убил твоего отца.
   Калвин, младший из двоих, дернулся, его глаза внезапно стали огромными. Рейджис только оглянулся на короля, но его глаза внезапно потемнели и наполнились еще большей болью, и сердце Мерлина сжалось от безмолвного сочувствия к убитому горем мальчику, который только что стал герцогом.
   - Причина, по которой они собираются это сказать, - продолжал Хааралд, - заключается в том, что это правда. Он не хотел этого, потому что любил твоего отца, как и я, как и Кэйлеб. Но у него не было выбора. Иногда даже люди, которых мы любим, совершают плохие поступки, Рейджис, Калвин. Иногда это происходит потому, что в них есть часть, о существовании которой мы никогда не подозревали, - тайная часть, которая хочет того, чего у них не должно быть, и пытается это отнять.
   - Твой отец и я были воспитаны так, как если бы мы были братьями, а не двоюродными братьями. Я любил его так же, как Калвин любит тебя, Рейджис. Я думал, он любит меня так же. Некоторые люди скажут, что я ошибался, веря в это, потому что, в конце концов, он хотел украсть у меня корону и пытался убить Кэйлеба, чтобы сделать это. Это был ужасный, ужасный поступок с его стороны. Но, несмотря на все это, я не ошибался, любя его, и я не ошибался, веря, что он любит меня.
   - Люди иногда меняются, мальчики. Есть болезни, которые поражают не наше тело, а наши сердца и наш разум. Полагаю, что именно это случилось с вашим отцом. Он так сильно хотел корону, что это превратилось в болезнь, которая исказила все глубоко внутри него. Когда мы с ним были в твоем возрасте, когда мы вместе росли здесь, во дворце, до того, как... жажда короны отравила его изнутри, он действительно любил меня. И он действительно любил Кэйлеба, я полагаю, так же, как твой дедушка любил его.
   - Но когда он сделал то, что он сделал, и когда он отказался отступить от планов, которые он привел в действие, твоему дедушке пришлось сделать выбор. Он должен был решить, собирается ли он делать то, чего требовали его клятвы короне и его собственная честь, или же он собирается присоединиться к твоему отцу в совершении ужасных поступков, на которые твоего отца толкнули его амбиции. И когда твой дед решил, что не может поддерживать измену, независимо от того, как сильно он любил человека, совершившего ее, твой отец приказал своим личным стражникам схватить его и держать в плену до тех пор, пока мы с Кэйлебом и довольно много других людей не были бы убиты.
   Калвин снова и снова медленно качал головой с выражением боли, потери и замешательства на лице пятилетнего ребенка. Рейджис был достаточно взрослым, чтобы понимать, пусть и несовершенно, что говорил король, и его подбородок задрожал, когда слова дошли до него.
   - Твой дедушка не мог этого допустить, - сказал Хааралд мягким, но непоколебимым голосом. - Твой дедушка - мой первый советник. Он один из моих вассалов. Он был офицером в моем флоте. И твой дедушка понимает, что значит честь. Что означают клятвы. И поэтому, как бы сильно он ни любил твоего отца - а он действительно любил его, Рейджис, я клянусь тебе в этом, - когда дело дошло до открытой драки, и охранники твоего отца попытались схватить или убить его, он выполнил эти клятвы и убил человека, которого любил, за преступления, в которых был замешан этот человек.
   Теперь оба мальчика плакали, и их мать тоже. Хааралд оттолкнулся от своего трона и заключил Жинифир в свои объятия. Мгновение спустя две пятилетние руки сомкнулись вокруг его левого бедра, и он почувствовал, как Калвин прижался лицом к его бедру. Рейджис уставился на него снизу вверх, на его лице отразились отчаяние и потеря, и король протянул к нему руку.
   Мальчик, который только что стал герцогом и в процессе узнал, насколько ужасно дорогим может быть титул, смотрел на своего монарха сквозь пелену слез. А потом он взял протянутую руку обеими руками, вцепившись в нее, как утопающий цепляется за перекладину.
   - Есть причина, по которой твоего дедушки нет здесь, чтобы самому сказать тебе это, - сказал Хааралд, глядя вниз и обращаясь скорее к Жинифир, чем к ее сыновьям. - Он хотел это сделать. Как бы он ни знал, что это будет больно, он хотел сказать тебе сам, Рейджис. Но я ему не позволил. Я твой король, а ты теперь один из моих герцогов. Между королями и их дворянами существуют обязательства, и тот факт, что ты также являешься частью моей семьи, делает эти обязательства сильнее, чем когда-либо. Это был мой долг - сказать вам. И я хотел, чтобы ты услышал это от меня, потому что я хотел, чтобы ты знал - знал в своем сердце, а также в своем разуме, - что ничто из того, что случилось, ничего, что мог бы сделать твой отец, никогда не изменит того, как я отношусь к тебе и твоей матери. В конце концов, Бог судит всех людей. Королям иногда тоже приходится судить людей, но мудрый король судит любого мужчину или женщину только на основании их собственных действий, а не чьих-либо еще. Я не всегда мудр, как бы ни старался, как бы ни молился о руководстве. Но вот что я тебе обещаю. Когда я посмотрю на тебя глазами твоего двоюродного дяди и вспомню твоего отца, я увижу в тебе мальчика, которого любил, хорошего человека, которым дорожил. И когда я посмотрю на тебя глазами твоего короля, то увижу в тебе мальчика, которым ты являешься, и мужчину, которым ты становишься, а не отца, который предал свое доверие.
   Мерлин наблюдал за лицом Жинифир, видел боль и потерю, смешанные с принятием слов Хааралда. И когда он увидел все это, Мерлин понял, что был прав; короли, подобные Хааралду VII, были тем, что сделало Чарис королевством, достойным спасения.
   - Что бы ни сделал твой отец в конце своей жизни, - мягко закончил Хааралд, - он и твоя мать - и твой дед - сначала хорошо научили тебя и Калвина. Запомни эти уроки, Рейджис. Всегда помни о них и почитай того человека, которым он был, когда учил тебя им, и ты вырастешь человеком, достойным чьей-либо любви.
   Мальчик смотрел на него снизу вверх, теперь уже безудержно плача, и король еще раз сжал Жинифир, затем отпустил ее, чтобы он мог наклониться и заключить юного, убитого горем герцога Тириэна в сокрушительные объятия утешения.
   Он обнял Рейджиса на несколько секунд, затем отпустил его и выпрямился.
   - А теперь, ваша светлость, - тихо сказал он своему двоюродному племяннику, - давайте пойдем и встретимся с советом.
  
   .XV.
   Теллесбергский собор, Теллесберг
  
   Богатый, мощный голос могучего органа наполнил музыкой Теллесбергский собор. Помощники органиста качали сильно, размеренно, подпитывая этот голос, и Мерлин Этроуз - теперь лейтенант Этроуз из королевской стражи - стоял в углу королевской ложи, пока орган пел над ним.
   Круглый собор был залит многоцветным световым морем, когда утренний солнечный свет струился сквозь витражи, которые располагались по всей его окружности, а великолепная мозаика архангела Лэнгхорна и архангела Бедар смотрела на прихожан строгими глазами. Мерлин посмотрел на него в ответ, встретившись с этими величественными глазами взглядом, внешне спокойным и собранным, несмотря на его внутреннюю ярость.
   Однажды он пообещал призраку Пей Шан-вей... и им. Однажды.
   Он отвел взгляд от мозаики, скорее чтобы отвлечься от гнева, который не смел выказать, чем по какой-либо другой причине. Даже здесь, и даже сегодня - или, возможно, особенно сегодня - Кэйлеба и Хааралда нельзя было оставлять без охраны, а Мерлин едва ли был единственным присутствующим вооруженным и закованным в доспехи стражником. Лейтенант Фэлхан и четверо его морских пехотинцев тоже стояли между ложей и центральным проходом, и их глаза были такими же жесткими, такими же настороженными, как у Мерлина, когда они осматривали огромную толпу, заполнявшую скамьи собора.
   Как всегда, были широко представлены аристократия и высший класс, сверкая драгоценными камнями и вышивкой канителью. По прикидкам, в соборе должно было быть не менее двух тысяч человек, достаточно, чтобы напрячь даже его огромную вместимость, и в их настроении было что-то странное.
   Ну, конечно, же, - подумал он. - Учитывая смерть Тириэна и волну арестов, начатую Уэйв-Тандером, все во всем королевстве, вероятно, чувствуют себя немного... встревоженными. И никто из знати не мог рискнуть пропустить эту службу без абсолютно железного доказательства того, что для них было буквально невозможно находиться здесь. Но все же... 
   Весть об измене - и смерти - кузена короля распространилась как лесной пожар. Подобные вещи раньше не происходили в Чарисе, и никто ни на мгновение не сомневался, что они не произошли бы и сейчас, если бы к ним не приложил руку кто-то из-за пределов королевства. Король Хааралд и его совет, возможно, и не были готовы называть имена, но чарисийцы в целом были гораздо лучше осведомлены о политических реалиях, чем подданные большинства королевств Сэйфхолда. Вероятно, это было неизбежно, учитывая то, как обычно международная политика влияла на торговые отношения, от которых зависело процветание Чариса. Хааралд, возможно, предпочел бы не показывать пальцем, но в умах его подданных не было никаких сомнений в том, кто был ответственен, и Мерлин почти физически ощущал вкус их ярости, как кислоту на языке.
   И все же в этом было нечто большее, чем гнев. Там был... страх.
   Нет, подумал он. "Страх" - тоже неподходящее слово для этого. Это часть дела, но это еще не все. Эти люди знают, что здесь происходит нечто большее, чем просто обычные игры за власть между соперничающими князьями, и они обращаются за поддержкой к своей Церкви.
   Внезапная смена органной музыки отвлекла его от размышлений, и он повернул голову, когда широко распахнулись двери собора. Через них прошел послушник, держа золотой скипетр Лэнгхорна прямо перед собой на блестящем, черном как ночь посохе из железного дерева, окованном кольцами из гравированного серебра. Два послушника с подсвечниками шли по бокам от него, а два младших священника следовали за ними, размахивая кадилами, за которыми тянулись ароматные нити ладана, похожие на белые, дрейфующие ленты в свете витражных окон.
   За младшими священниками шел многочисленный хор в зеленых сутанах и белых стихарях. Когда первый ряд прошел через открытые двери, весь хор разразился песней, и, несмотря на ненависть Мерлина ко всей Церкви Ожидания Господнего, которую он представлял, красота этих великолепно натренированных голосов омыла его, как море.
   Потребовалось много времени, чтобы хор прошел через двери и направился к хорам, расположенным по обе стороны от мозаики архангелов. Позади них, следуя за ними сквозь бурю музыки, шел епископ Мейкел, еще дюжина послушников и вдвое меньше священников и младших священников, за которыми следовали еще один носитель скипетра и еще два турифера.
   Епископ медленно шел по центральному проходу, его облачение сверкало драгоценными камнями, его обычная шапочка священника была заменена простой золотой короной его духовного сана. Головы склонялись в почтительной вежливости, когда он проходил мимо, и выражение его лица было безмятежным, когда он протягивал руку, касаясь плеч, голов, волос детей в тихом благословении, когда он проходил мимо них.
   Мерлин знал, что это едва ли было стандартной практикой со стороны епископов Матери-Церкви, и одна бровь слегка приподнялась, когда он увидел, что люди осмеливаются прикоснуться к епископу в ответ. Он знал, что Мейкела Стейнейра глубоко уважают здесь, в Теллесберге; но до сегодняшнего утра он не понимал, как глубоко любят епископа.
   Епископ вошел в святилище и преклонил колени перед алтарем и его мозаикой. Затем он встал, повернувшись лицом к собравшимся, в то время как его помощники разошлись по своим местам. Все это было поставлено так же точно, как и на любом официальном балу, и последний послушник занял свое место в тот же миг, когда смолкла последняя нота торжественного гимна.
   На мгновение воцарилась полная тишина, а затем в тишине раздался великолепно поставленный голос епископа Мейкела.
   - Да пребудет с вами Лэнгхорн, дети мои.
   - И с тобой, мой отец, - пророкотало ему в ответ.
   - Давайте помолимся о заступничестве Лэнгхорна и Божьем руководстве в нашем богослужении в этот день, - сказал Мейкел, снова повернулся лицом к алтарю и упал на колени.
   - Отче наш, сущий на небесах, - начал он, - да будет благословенно имя Твое. Пусть наступит Долгожданный День. Пусть закон, провозглашенный от Твоего имени Благословенным Лэнгхорном, будет исполнен на Сэйфхолде, как на Небесах. Дай нам...
   Мерлин отключился. Он должен был сделать это.
   Нимуэ Элбан выросла в церкви. Возможно, она не настолько ревностно соблюдала ритуалы, как хотелось бы ее родителям и религиозным наставникам, но здесь, на Сэйфхолде, она обнаружила, что это прижилось. Теперь, слушая абсолютную искренность в голосе Мейкела Стейнейра, Мерлин напомнил себе, что епископа с детства учили верить в учение Церкви Ожидания Господнего. Это было трудно вспомнить, поскольку слова, которые так много значили для Нимуэ, были искажены в целях Лэнгхорна, и все же это было правдой. И как мог Мерлин осудить явно хорошего и заботливого человека за то, что он чтил систему верований, в которой он был воспитан?
   Ничто из этого не облегчило его наблюдение со стороны. Мерлин был так же рад, что Лэнгхорн решил построить год в Сэйфхолде вокруг пятидневной "недели", которая больше не включала субботу или воскресенье, и вместо этого установил средний день из этих пяти как "святой день" своей церкви. Было достаточно сложно просто присутствовать вообще, чтобы делать это еще и в воскресенье.
   Это, должно быть, величайшая ирония в истории человечества, - подумал он. - Последний христианин во всей вселенной был машиной. Юридически это было все, чем когда-либо был автономный ПИКА, хотя Мерлин уже давно перестал применять это юридическое определение к себе. Тем не менее, это был вопрос, который он хотел бы обсудить с кем-нибудь еще. Был ли он на самом деле тем человеком, чьими воспоминаниями обладал? Или он был просто эхом, записью - искусственным интеллектом с манией величия? И была ли у него бессмертная душа, в которую всегда верила Нимуэ Элбан? Или Нимуэ забрала эту душу с собой в момент смерти своего биологического тела?
   У него не было ответа ни на один из этих вопросов. Какое-то время он даже задавался вопросом, имеет ли существо из молициркона и сплавов какое-либо право спрашивать о них Бога. Затем он решил, что Бог должен быть способен понять, что побудило его задавать вопросы, точно так же, как он решил, что тот факт, что Церковь Ожидания Господнего была огромной, непристойной ложью, никогда не сможет закрыть Богу уши от искренности молитв, поднимающихся о нем даже сейчас.
   Но он знал, что на нем лежит другая ответственность, помимо любого долга, - подготовить выжившую человеческую расу к тому, чтобы однажды снова встретиться с Гбаба. Он был последним оставшимся в живых христианином. В некотором смысле он также был последним оставшимся в живых мусульманином. Последним евреем. Последним буддистом, индуистом, синтоистом. Библиотечный компьютер в пещере Нимуэ был последним хранилищем тысячелетий человеческой религиозной мысли, человеческого стремления к божественному вдохновению, и Мерлин Этроуз был единственным существом, которое знало о его существовании.
   Когда-нибудь это хранилище будет открыто, ибо за это тоже отвечал Мерлин. Он был защитником и хранителем христианства, ислама, иудаизма, буддизма, всех их, и был ли он просто машиной или нет, одной из его задач было вернуть это богатое, разнообразное наследие человечеству, у которого оно было украдено.
   Он только надеялся, что, когда этот день настанет, способность человеческой расы верить не будет уничтожена осознанием лжи, которая порабощала ее почти тысячу лет.
  
   * * *
   Это была благодарственная месса, а не заупокойная.
   Согласно доктрине Церкви Ожидания Господнего, предателей запрещалось хоронить в святой земле. Или, по крайней мере, - поправил себя Мерлин, - запрещалось для доказанных предателей, что, вероятно, было и к лучшему. По его собственным наблюдениям на сегодняшний день, по меньшей мере четверть аристократии Сэйфхолда - и, вероятно, до половины его викариев - в противном случае были бы похоронены за кладбищенской стеной. Но определение предателя, к сожалению, по его собственному признанию, относилось к Калвину Армаку, некогда герцогу Тириэну.
   Это было тяжело для Хааралда и Кэйлеба. Несмотря ни на что, как сказал Хааралд Жинифир Армак и ее сыновьям, они любили своего двоюродного брата и двоюродного дядю. То, что им отказали в праве похоронить его в Церкви, заставили похоронить его тело в неосвященной земле, причинило им обоим огромную боль. И все же у них не было выбора. Даже епископ Мейкел не мог изменить это для них, как бы сильно он этого ни желал. Но то, что он мог сделать, он сделал. Месса поблагодарила Бога за сохранение жизней короля, наследного принца и первого советника королевства, но сопровождавшая ее проповедь была сосредоточена на человеческой подверженности ошибкам и цене греха для других.
   - и поэтому Шан-вей не вводила людей во зло, взывая к их злой природе. - Мерлин стиснул зубы, выражение его лица было спокойным, когда голос Мейкела достиг каждого уголка огромного собора с силой, которой позавидовал бы любой опытный актер. - Писание говорит нам, что даже сама Шан-вей изначально не была злой. Действительно, она была одной из самых ярких из всех архангелов. И когда она сама впала во зло, она взывала не к человеческому злу, а к его доброте. Она искушала его не властью над своими собратьями, не господством, а обещанием, что все люди повсюду будут приобщаться к силе самих архангелов. Что их дети, их жены, их отцы и матери, их друзья и соседи - все они станут подобны собственным Божьим ангелам, если просто протянут руки к тому, что она им обещала.
   - И так бывает, что даже хорошие люди могут невольно открыть дверь злу. Я не говорю вам, дети мои, что нет злых людей. Я не говорю вам, что те, кто прибегает к предательству, воровству, убийству и измене, делают это только потому, что они хорошие люди, которых ввели в заблуждение. Я говорю вам только, что все люди начинают как хорошие люди. То, чему их учат в детстве, чего от них ожидают как от молодых людей, - это либо защита от этой доброты, либо недостаток, который допускает зло.
   Мерлин положил одну руку на ножны своей катаны и уставился прямо перед собой. Голос епископа был сострадательным, заботливым, и все же все, что он сказал, исходило прямо из доктрины и теологии Церкви Ожидания Господнего. Но потом...
   - И все же мы не должны забывать о нашей ответственности за правильное их обучение. Дисциплинировать, когда требуется дисциплина, да, но также использовать мягкость и любовь, когда это возможно. Чтобы быть уверенным, что то, что мы наказываем, действительно является противоправным деянием. И научить наших детей самих отличать плохое от правильного. Чтобы научить их судить с ясными глазами и незамутненными сердцами, бесстрашно. Чтобы научить их, не важно, кто говорит им, что что-то правильно или неправильно, а важно, правильно это или нет. Чтобы научить их, что мир - это огромное и удивительное место, которое таит в себе вызовы, обещания и задачи, способные испытать характер любого смертного. Чтобы научить их тому, что для истинного познания Бога они должны найти Его в себе и в своей повседневной жизни.
   По собору пробежало волнение, скорее ощутимое, чем видимое, и Мерлин вздрогнул от неожиданного направления текста Мейкела. Во многих отношениях это была мелочь, но не здесь, не в проповеди прелата третьего ранга во всем Чарисе.
   Церковь Ожидания Господнего признавала личные отношения между Богом и каждым из Его детей, но она не поощряла этих детей искать таких отношений. Функцией Церкви было учить и информировать, указывать верующим, какова Божья воля для них, и определять для них их "личные" отношения с Ним. В Писании конкретно не провозглашалась непогрешимость Церкви, как это было с "архангелами", но доктрина Церкви распространяла ту же непогрешимость на викариев, которые были наследниками власти архангелов.
   Мейкел не критиковал открыто эту доктрину, то, что он сказал, было просто аргументом, что даже лучшие учителя могут потерпеть неудачу. Но это также было аргументом в пользу того, что эти учителя могли ошибаться. И поэтому его слова могли быть истолкованы как атака на непогрешимость Церкви, которая была учителем каждого жителя Сэйфхолда. Особенно здесь, в Чарисе, где открыто поощрялась независимость мысли.
   - Мы стремимся преподать всем нашим детям эти уроки, - спокойно продолжил епископ, как будто совершенно не осознавая, что сказал что-то необычное, - и иногда, несмотря на все наши усилия, мы терпим неудачу. В мире есть зло, дети мои. Его можно найти где угодно, среди любых людей, и оно терпеливо ждет, и его ловушки хитры. Люди - сильные или слабые, благородного происхождения или простые, богатые или бедные - попадают в эти сети и, следовательно, в грех, и мы, как народ Божий, обязаны ненавидеть грех. Отвергать его и изгонять, когда он возникает среди нас. Тем не менее, это также ответственность Божьего народа - любить друг друга. Ненавидеть грех, но любить грешника, а не чувствовать вину или ненависть к себе, потому что мы действительно любим грешника.
   - Это правильно, что мы должны поблагодарить в этот день за сохранение нашего короля, нашего наследного принца и нашего первого советника. Для нас естественно и правильно осуждать и ненавидеть преступление государственной измены, которое угрожало им, а через них и всем нам. Тем не менее, даже когда мы благодарим, давайте помнить, что зло, которое угрожало им и было предотвращено, все еще требовало своих жертв среди нас. Те, кто поддался искушению и поддался этим злым действиям, так же потеряны для нас, как был бы потерян наследный принц Кэйлеб, если бы их планы увенчались успехом. То, что они сделали, навсегда оставит след в их памяти среди тех, кто их любил, и цена за их бессмертные души будет выше, чем любой из детей Божьих должен быть призван заплатить. И поэтому я умоляю всех вас, присоединяясь ко мне в нашей заключительной благодарственной молитве, молиться также за души всех погибших и за израненные сердца тех, кто их любил.
   Он смотрел на безмолвные скамьи собора секунд десять, затем глубоко вздохнул и снова повернулся лицом к алтарю и огромным лицам Лэнгхорна и Бедар, подняв руки в молитве.
   Мерлин посмотрел на прямую, как меч, спину епископа, когда слова молитвы Мейкела пронеслись над ним. Он почти не слышал самих слов, хотя идеальная память ПИКА могла бы вспомнить их позже, если бы он захотел. Но важные слова уже были сказаны, и Мерлин задался вопросом, подозревали ли Хааралд и Кэйлеб, к чему клонилась проповедь их епископа.
  
   .XVI.
   Дворец архиепископа, Теллесберг
  
   - Может быть, вы потрудитесь объяснить текст вашей проповеди, епископ? - ледяным тоном осведомился епископ-исполнитель Жирэлд Адимсин, поворачиваясь от окна своего кабинета лицом к своему "гостю".
   - Простите меня, ваше преосвященство, - спокойно сказал Мейкел Стейнейр, - но я не уверен, на какую часть текста вы ссылаетесь.
   Его глаза спокойно встретились с каменным взглядом епископа-исполнителя, и кулаки Адимсина сжались в ниспадающих рукавах его сутаны. Он никогда не был рад восшествию Стейнейра на столичный престол. Этот человек тоже был таким... слишком... слишком харизматичным. Но упрямая настойчивость Хааралда в назначении на пустой трон в Теллесбергском соборе священника по его собственному выбору заставила предыдущего архиепископа призадуматься. Он мог бы отклонить эту кандидатуру. Что касается Адимсина, то он, черт возьми, должен был отказаться от нее, и епископ-исполнитель сказал об этом в то время.
   Но архиепископ отступил перед непреклонной волей короля Чариса. Архиепископ Рожир был старым и усталым, уже увядающим. Он хотел только мира в последние годы своего архиепископства и, возможно, боялся, что, если он будет слишком сильно давить на Хааралда, это создаст ситуацию, которая заставит действовать совет викариев и инквизицию.
   И вот, вместо того, чтобы разобраться с этим самому, он оставил это мне на закуску, - с горечью подумал Адимсин.
   - Мне сказали, - сказал он Мейкелу, - что ваша проповедь поставила под сомнение первенство и авторитет Матери-Церкви.
   - Ваше высокопреосвященство, - сказал Мейкел с выражением абсолютной невинности на лице, - боюсь, я просто не могу себе представить, как что-то, что я мог сказать, могло поставить под сомнение законное первенство и авторитет Матери-Церкви! Какая часть моей проповеди могла заставить кого-либо на мгновение задуматься, что таково было мое намерение?
   Кулаки Адимсина сжались сильнее, а его ноздри раздулись, когда он глубоко вдохнул.
   - Говорили ли вы или нет, что ответственность любого благочестивого человека заключается в том, чтобы самому решать, что является правильным или неправильным?
   - Конечно, я это сделал, ваше преосвященство. - Удивленный тон Мейкела не смог бы улучшить самый искусный из актеров, - подумал Адимсин. - Разве не этому учат нас и Писание, и Комментарии? Что Бог и архангелы, - его пальцы коснулись сердца, затем губ, - ожидают, что все мы будем защищены от зла? Что наш долг как благочестивых мужчин и женщин - вечно быть настороже и распознавать зло для себя, когда мы его видим?
   Зубы Адимсина заскрежетали, когда мышцы его челюсти напряглись. Ему хотелось протянуть руку и влепить пощечину стоявшему перед ним чарисийцу с мягким лицом. Оба они знали, что на самом деле говорил Мейкел, но бойкий ответ епископа был взят непосредственно из самых центральных доктрин Церкви.
   - Я не могу спорить с утверждением, что Бог и архангелы, - настала очередь Адимсина прикоснуться к своему сердцу, а затем к губам, - ожидают, что мы распознаем зло, когда видим его. Но опасно, как в доктринальном смысле, так и с точки зрения поддержания законной власти Матери-Церкви, как в этом мире, так и в следующем, предполагать, что ее учения могут быть ошибочными.
   - При всем моем уважении, ваше преосвященство, но я ничего подобного не говорил, - твердо заявил Мейкел. - Я говорил об ответственности родителей за то, чтобы научить своих детей отличать добро от зла. И быть осторожными, внимательными к тому факту, что другие, менее отзывчивые к своим обязательствам или в своих собственных злых и коррумпированных целях, могут попытаться ввести их в заблуждение. Приводить ложные аргументы в терминах приемлемых убеждений. Я никогда не предполагал, что Мать-Церковь может впасть в заблуждение ложного учения. Если вы считаете, что я это сделал, я прошу вас точно указать мне, где и как я мог выдвинуть такое непростительное обвинение!
   Адимсин на мгновение впился в него взглядом, затем отвернулся к окну, пытаясь взять под контроль свое выражение лица - и характер.
   - Независимо от того , намеревались вы это сделать или нет... "обвинение", - сказал он наконец, - ваши слова, как мне сообщили, могут быть истолкованы в этом смысле теми, кто склонен противопоставлять свое собственное суждение суждению Матери-Церкви.
   - Заверяю вас, ваше высокопреосвященство, что у меня никогда не было намерения подвергать сомнению законную власть Матери-Церкви. Если какие-либо мои слова могут быть истолкованы таким образом, я приношу самые смиренные извинения.
   Адимсин продолжал сердито смотреть в окно. Солнце неуклонно клонилось к западу. Западный горизонт превратился в сплошную массу багровых углей, окрасивших залив Хауэлл в зловещий красный цвет, и епископ-экзекутор еще раз глубоко вздохнул.
   - Я очень недоволен очевидной... небрежностью в выборе слов, епископ Мейкел. После архиепископа Эрейка и меня вы старший епископ всего королевства Чарис. Вы несете ответственность перед Богом и Матерью-Церковью за то, чтобы напоминать овцам вашего стада, в чем заключается их долг и безопасность их душ. И из этого следует, что вы несете равную ответственность за то, чтобы избежать этого... непреднамеренного вбивания потенциальных клиньев между ними и безопасностью, обеспечиваемой авторитетом Матери-Церкви.
   Он заставил себя говорить спокойно, рассудительно, хотя прекрасно знал, что ни у него, ни у Стейнейра не было никаких сомнений в том, что чарисийский епископ сделал именно то, в чем его обвинил Адимсин. Но, по той же причине, Стейнейр прикрыл себя. Его интерпретация того, что он имел в виду, какой бы неточной и своекорыстной она ни была, звучала правдоподобно и разумно. Или сделала бы это где угодно, кроме как здесь, в Чарисе.
   - Сожалею, что у вас есть причины быть недовольным мной, ваше преосвященство, - сказал Стейнейр.
   - Я в этом уверен. - Адимсин улыбнулся в окно без всякого юмора.
   Технически, у него были полномочия временно отстранить Стейнейра от своего престола. Однако без согласия архиепископа Эрейка он не мог удалить чарисийца навсегда, и он совсем не был уверен, что архиепископ поддержит его.
   И это отчасти твоя собственная вина, Жирэлд, - холодно сказал он себе. - Ты уже много лет знаешь, насколько упрямы эти чарисийцы, и все же ты настойчиво уверял архиепископа, что ситуация под контролем. Ты слишком долго преуменьшал сообщения таких людей, как Гектор и Нарман, как преувеличения - потому что они дико преувеличены, черт возьми! - слишком долго. Если ты сейчас, после всего этого, просто передашь слова Стейнейра, и на этом основании обвинишь его в стремлении подорвать авторитет Церкви, это тоже будет звучать так, как будто ты начинаешь преувеличивать. Не видя лица этого человека, не прислушиваясь к его тону, не чувствуя настроения его прихожан, все, что он сказал, будет звучать совершенно разумно. И любые обвинения, которые ты можешь выдвинуть против него, будут звучать истерично и панически.
   Улыбка епископа-исполнителя превратилась в свирепый взгляд, когда он посмотрел на тлеющий горизонт и задался вопросом, не является ли эта багровая кучка облачных углей каким-то предзнаменованием. Конечно, пребывание в Чарисе вызывало беспокойство, но это было, по крайней мере, отчасти из-за состава чарисийского священства в целом.
   Одна из главных причин, по которой возвышение Стейнейра на Теллесбергский престол застряло у Адимсина в горле, заключалась в том, что это шло вразрез с обычной политикой Церкви по перемещению и назначению высшего духовенства, особенно епископов и вспомогательных епископов, чтобы они служили за пределами королевств или провинций своего рождения. По мнению Адимсина, никогда не было хорошей идеей позволять руководству поместной Церкви развивать чувство лояльности к светской сфере, где оно служило. По его мнению, это было особенно верно в таких землях, как Чарис, которые находились так далеко от Храма и Зиона.
   Но убедить членов священства переехать в такие отдаленные и изолированные районы всегда было трудно. Те, у кого были собственные покровители, всегда могли найти какой-нибудь способ выпутаться из этого. В то время как богатство Чариса предлагало определенный уровень соблазна, правда заключалась в том, что назначение сюда рассматривалось как изгнание. В лучшем случае это стало бы серьезным ударом по потенциальной карьере любого, кого сюда направят.
   Собственный случай Адимсина был нетипичным. Он в полной мере продемонстрировал свою надежность, но ему не хватало необходимого покровительства на самом высоком уровне, чтобы самостоятельно когда-либо стать архиепископом. Поскольку это было так, Чарис вполне подходил для него, когда ему была предложена нынешняя должность. Это было достаточно далеко от Храма и Зиона, чтобы дать ему определенную степень независимости и автономии, а также многочисленные возможности для приобретения личного богатства.
   Но, как и Стейнейр, более девяти из каждых десяти членов церковного духовенства здесь, в Чарисе, были уроженцами Чариса. Эти цифры были выше среди низших чинов священства и, конечно, среди различных монашеских орденов. Но именно это и сделало принятие чарисийца на третий по величине церковный пост во всем королевстве таким важным... и вызывающим беспокойство. Эти священники более низкого ранга и младшие священники, несомненно, слушали все, что говорил "их" епископ.
   - Я приму ваши заверения в том, что вы намеренно не посягали на авторитет Матери-Церкви и ее право заявлять об ошибке, - сказал он наконец, поворачиваясь лицом к Стейнейру после нескольких мгновений молчания. - Однако это не уменьшает моего неудовольствия. Также, я уверен, совет викариев или инквизиция не были бы довольны возможностью ошибки, содержащейся в вашем... неудачном подборе слов. Вы не какой-нибудь простой приходской священник. Вы епископ, один из епископов Матери-Церкви, и как таковой вы по праву будете соответствовать более высоким стандартам. Это понятно, епископ Мейкел?
   - Конечно, ваше преосвященство, - сказал Стейнейр, слегка склонив голову.
   - Сейчас опасные времена, - невозмутимо продолжал Адимсин. - Опасность угрожает Чарису на многих уровнях, что, действительно, ясно иллюстрирует измена собственного кузена короля. Не увеличивайте эту опасность.
   - Приму ваше предупреждение близко к сердцу, ваше преосвященство, - сказал Стейнейр с еще одним легким поклоном.
   - Смотрите, чтобы вы это сделали, - сказал Адимсин. - Будьте очень осторожны, чтобы убедиться, что вы это делаете. Ни мое терпение, ни терпение архиепископа, ни терпение инквизиции не безграничны. Если ваше невыполнение своих обязанностей приведет к последствиям для других, то тяжесть этих последствий ляжет на вашу собственную бессмертную душу, и Мать-Церковь потребует от вас отчета.
   Стейнейр ничего не сказал, но и не дрогнул, и в его спокойных глазах не было ни капли страха. Что ж, его предупредили. И кем бы еще ни был этот человек, дураком он не был. Этого должно быть достаточно... по крайней мере, на данный момент.
   - Вы можете идти, - холодно сказал Адимсин и протянул Стейнейру для поцелуя свое кольцо.
   - Благодарю вас, ваше высокопреосвященство, - пробормотал епископ Теллесберга, слегка касаясь губами золотого скипетра, инкрустированного кроваво-красным рубином кольца. - Уверяю вас, что я запомню все, что вы сказали мне сегодня.
  
  
   СЕНТЯБРЬ, Год Божий 890
  
   .I.
   У мадам Анжилик, город Зион
  
   Архиепископ Эрейк Диннис счастливо улыбнулся, сердечно пожелав мадам Анжилик Фонда спокойной ночи.
   - Как всегда, это был восхитительный вечер, Анжилик, - сказал он, поглаживая ее нежные, надушенные пальцы обеими своими ухоженными руками.
   - Вы всегда слишком добры, ваше высокопреосвященство, - сказала мадам Анжилик с милостивой улыбкой, которая была столь важной частью ее успеха в течение ее собственных рабочих дней. - Боюсь, вы льстите нам больше, чем мы на самом деле заслуживаем.
   - Чепуха. Чепуха! - твердо сказал Диннис. - Мы знаем друг друга слишком долго, чтобы я мог церемониться или беспокоиться о пустой вежливости с вами и вашими очаровательными дамами.
   - В таком случае, благодарю вас, ваше преосвященство. - Мадам Анжилик склонила голову в легком поклоне. - Мы всегда рады вас видеть. Особенно сейчас. Мы не были уверены, что у нас будет возможность снова развлечь вас перед вашим отъездом в Чарис.
   - Честно говоря, это не то, чего я жду с нетерпением, - вздохнул Диннис с небольшой гримасой. - Конечно, я не могу больше откладывать. На самом деле, я уже должен был уехать. Согласно сообщениям семафора, в горах выпал первый снег. Пройдет совсем немного времени, прежде чем проход Син-ву начнет замерзать, и боюсь, что в это время года само путешествие будет не очень веселым, даже после того, как мы пройдем проход.
   - Я знаю, ваше преосвященство. Тем не менее, говорят, что лето в Теллесберге гораздо приятнее, чем зима здесь, в Зионе, так что, по крайней мере, в конце путешествия вас ждет что-то приятное.
   - Что ж, это, безусловно, достаточно точно, - со смешком согласился Диннис. - На самом деле, я иногда жалею, что архангелы были настолько невосприимчивы к воздействию снега по пояс, когда выбирали место для Храма. Вы понимаете, я люблю климат Зиона летом, но зима - это совсем другое дело. Даже, увы, несмотря на вашу собственную очаровательную компанию.
   Настала очередь мадам Анжилик хихикать.
   - В таком случае, ваше высокопреосвященство, и на случай, если я не увижу вас снова до вашего отъезда, позвольте мне пожелать вам приятного путешествия и благополучного возвращения к нам.
   - Из ваших уст в уши архангелов. - Диннис коснулся своего сердца, а затем губ, улыбаясь ей в глаза, и она поднялась на цыпочки, чтобы целомудренно поцеловать его в щеку.
   Это было, - размышлял он сквозь приятное сияние воспоминаний, - единственной целомудренной вещью, которая произошла с ним с тех пор, как он вошел в ее дверь несколько часов назад.
   Дверь мадам Анжилик была одним из самых скромных и неприметных входов во всем Зионе. В то время как Священное Писание признавало, что люди подвержены ошибкам и что не все из них будут искать одобрения духовенства Матери-Церкви в своих отношениях, оно было довольно строгим в отношении блуда и неверности. Что несколько усложнило жизнь Эрейка Динниса, поскольку как Священное Писание, так и собственные церковные правила также требовали, чтобы любой церковник, претендующий на звание епископата, должен был жениться. Как еще он мог понять физические и эмоциональные потребности состоящих в браке верующих, за духовное благополучие которых он нес ответственность?
   Сам Диннис, конечно, соответствовал этому требованию, хотя очень редко виделся со своей женой. Эйдорей Диннис не была ни удивлена, ни особенно недовольна этим. Ей было всего двенадцать, когда семьи Диннис и Лейнор устроили этот брак, и ее воспитали так, чтобы она так же хорошо, как и Диннис, понимала, как такие вопросы решаются среди церковных династий. Кроме того, она ненавидела мир общественной активности Зиона почти так же сильно, как ей не нравились сложные маневры внутренних фракций Храма. Она жила вполне счастливо в одном из поместий Динниса, выращивая лошадей, кур, тягловых драконов и двух сыновей, которых она покорно родила ему в первые годы их брака.
   Это оставило Динниса, как и многих его сверстников, без регулярного женского общения. К счастью для него, мадам Анжилик и ее неизменно милые и прекрасно обученные юные леди были готовы заполнить образовавшуюся пустоту. Всегда, конечно, с максимальной осторожностью.
   - Ах, ну что ж, Анжилик! - вздохнул он теперь, когда она проводила его последние несколько футов до двери, и величественный швейцар открыл ее при их приближении. - Боюсь, мне действительно нужно идти. Не, - добавил он с дрожью, которая не была полностью притворной, когда он смотрел в открытую дверь на холодный моросящий дождь осенней ночи, - без большего сожаления, чем вы можете себе представить.
   - Льстец! - Мадам Анжилик со смехом похлопала его по плечу. - Конечно, если погода будет слишком плохой, вы всегда можете остаться на вечер, ваше преосвященство.
   - ..."Отойди от меня, Шан-вей!" - процитировал Диннис с ответным смешком, затем покачал головой. - Серьезно, - продолжил он, наблюдая, как клубы пара от дыхания его кучера и лошадей поднимаются в дождливую ночь под фонарями его кареты, когда они ждали его у обочины, - у меня очень большое искушение принять ваше любезное предложение. К сожалению, есть очень много вопросов, которые требуют внимания, прежде чем я смогу отправиться в Чарис, и на раннее утро у меня запланировано несколько встреч. Но без этого, я уверен, вы могли бы легко убедить меня.
   - В таком случае, ваше преосвященство, признаю свое поражение. - Мадам Анжилик еще раз сжала его руку, затем отпустила ее и смотрела, как он выходит через парадную дверь.
   Никто, и меньше всех Диннис, позже не был полностью уверен в том, что именно произошло дальше. Привратник с поклоном пропустил архиепископа через дверь, приняв тяжелую золотую монету с бормотанием благодарности. Со своего высокого места на козлах кареты старший кучер Динниса наблюдал за приближением своего работодателя с нескрываемой благодарностью. Каким бы приятным ни был для него визит архиепископа, долгое ожидание было холодным, мокрым мучением для кучера, его помощника и укрытых одеялами лошадей. Помощник кучера, державший лошадей под уздцы, чувствовал почти то же самое, плюс укол зависти к тому, как просторный плащ его сидящего старшего партнера образовывал вокруг него хорошо задрапированный шатер. Лакей мадам Анжилик и мальчик-фонарщик поспешили впереди архиепископа, освещая ему путь и готовые открыть перед ним дверцу кареты. А сам Диннис поправил свой толстый, подбитый мехом плащ и начал спускаться по широким, гладким ступеням, прищурив глаза от проливного дождя.
   Вот тогда-то у него и подкосились ноги.
   Буквально.
   Диннис никогда не испытывал ничего подобного внезапному тянущему, почти хватающему ощущению. Это было так, как если бы чья-то рука протянулась, схватила его за правую лодыжку и сильно потянула на себя. Это ошеломило его, а он, к сожалению, не был особенно спортивным человеком.
   Архиепископ замахал руками с совершенно не архиепископским возгласом изумления, пытаясь сохранить равновесие. Но это тянущее ощущение не отпускало, и он снова закричал, громче, когда его ноги ушли из-под него, и он покатился на них вниз по ступенькам.
   Если бы он подумал об этом, ему, возможно, показалось бы странным, что он упал ногами, а не головой, вперед. Что, в свою очередь, могло бы заставить его усерднее задуматься об этом своеобразном тянущем ощущении. Однако в данный момент он был слишком занят падением, чтобы размышлять о таких вещах, которых они, возможно, заслуживали, и вскрикнул, ударившись о мощеную дорожку у подножия высоких ступеней. Он мчался по ним до тех пор, пока приподнятый гранитный бордюр авеню внезапно не остановил его и не вызвал вспышку боли, пронзившую его правую ногу и плечо.
   Перепуганные слуги мадам Анжилик бросились за ним, а помощник кучера покинул свое место у голов лошадей, чтобы броситься к нему. Архиепископ сонно покачал головой, исцарапанный, истекающий кровью и более чем наполовину оглушенный уродливым, скользким падением. Затем он попытался встать и снова закричал, на этот раз громче, поскольку от этой неразумной попытки его пронзили волны боли.
   - Не двигайтесь, ваше преосвященство! - настойчиво сказал помощник кучера, опускаясь на колени рядом с прелатом. - Вы сломали по крайней мере одну ногу, сэр!
   Молодой человек уже сорвал с себя плащ. Теперь он накрыл им своего поверженного покровителя и посмотрел на лакея мадам Анжилик.
   - Приведите целителя! - потребовал он. - Его высокопреосвященству понадобится, по крайней мере, костоправ!
   Слуга с побледневшим лицом коротко кивнул и умчался в ночь, как раз в тот момент, когда мадам Анжилик сбежала по ступенькам. Ее лицо было искажено неподдельной заботой и тревогой, когда она опустилась на колени рядом с кучером в своем цветастом шелковом платье и тонкой вечерней накидкой, накинутой на свои искусно уложенные волосы.
   - Не двигайтесь, Эрейк! - сказала она, не понимая, что его слуга уже отдал ему ту же команду. Она легонько положила одну руку ему на грудь. - Не могу поверить, что это произошло! Я никогда не прощу себе этого! Никогда!
   - Не... не твоя вина, - сказал ей Диннис сквозь стиснутые зубы, тронутый ее явно искренним беспокойством, несмотря на свою собственную боль. - Поскользнулся. Должно быть, из-за дождя.
   - О, ваша бедная нога! - сказала она, глядя на явно сильно сломанную конечность.
   - Я послал за костоправом, миледи, - сказал ей помощник кучера, и она отрывисто кивнула.
   - Хорошо. Это хорошо. - Она оглянулась через плечо на своего привратника, который последовал за ней вниз по ступенькам и теперь стоял у ее плеча, заламывая руки. - Стивин, - резко сказала она, - не стой там, как дурачок! Возвращайся в дом. Я хочу, чтобы здесь немедленно были одеяла! И подушка для головы архиепископа. А теперь иди!
   - Да, мэм! - сказал швейцар и повернулся, чтобы убежать обратно в свое заведение, повинуясь ее приказам.
  
   * * *
   Мерлин Этроуз стоял на крыше элегантного особняка через дорогу от дома мадам Анжилик. Он прождал там почти три часа и пришел к твердому мнению, что слишком много времени проводит, слоняясь по крышам под дождем. Однако, поскольку он, казалось, приобрел эту привычку, он был так же рад, что, по крайней мере, ПИКА не должен чувствовать холод и сырость, если он этого не хочет.
   Он также был рад, что никто "и ничто", казалось, до сих пор его не замечало. Он надеялся, что это сработает именно так, но у него были серьезные сомнения по поводу всей этой операции. К сожалению, он также пришел к выводу, что она была необходима.
   Его разведывательный скиммер незаметно завис далеко к северу от города Зион, скрываясь под всеми имеющимися у него системами маскировки, в то время как его пассивные сенсоры отслеживали сигнатуры излучения, которые Нимуэ Элбан и Сова обнаружили во время их первого осмотра Храма и его окрестностей. Существование этих сигнатур выбросов все еще вызывало у Мерлина крайнее беспокойство, но он пришел к выводу о верности первоначальной гипотезы Нимуэ - что большинство сигнатур, которые считывал его скиммер, были вызваны все еще функционирующими экологическими системами Храма. Конечно, Храм был "мистически" теплым и манящим, несмотря на все более неприятную погоду снаружи. Учитывая местный зимний климат, это конкретное "чудо" должно было быть одним из самых желанных даров архангелов, - размышлял он.
   Однако было еще несколько других, более мощных признаков, которые Мерлин не мог объяснить, и часть его хотела подойти еще ближе, рассмотреть получше. Но благоразумие подсказывало обратное. Чем бы они ни были, они были погребены под самим Храмом, и хотя он искренне надеялся, что это просто еще одна часть систем отопления и охлаждения Храма, просто не было никакого способа определить это. И пока у него не было хотя бы какой-то подсказки о том, что именно представляли собой эти выбросы или пока у него не было абсолютно никакого другого выбора, он не был готов настаивать на дополнительной информации. Всегда нужно было думать об этих орбитальных платформах кинетической бомбардировки. Совать свой нос, даже по электронной доверенности, туда, где любой контролирующий платформы компьютер может решить, что ему там не место, могло иметь печальные последствия.
   Это было, мягко говоря, неприятно. Если и была какая-то организация, за которой ему нужно было пристально следить, так это совет викариев. Но если он не был готов разместить снарки или, по крайней мере, их паразитов-жучков в опасной близости от этих неопознанных сигнатур выбросов, не было никакого способа шпионить за заседаниями совета.
   Что делало это особенно тревожным, так это то, что даже из его менее рискованного подслушивания живущих в Зионе более младших архиепископов и епископов, было ясно, что совет становится все более беспокойным по поводу Чариса. Казалось, что до сих пор беспокойство еще не достигло критических размеров, но Мерлин приходил к выводу, что в первую очередь он довольно сильно недооценил его основной уровень. Постепенно он осознал, что обсуждение Чариса всплывало в репортажах его снарков слишком часто для его душевного спокойствия. В частных беседах между старшими прелатами Церкви, а также в более официальной обстановке, и во многих дискуссиях, которые он подслушал, мелькали жесткие нотки.
   На самом деле, очевидный уровень озабоченности церковной иерархии был совершенно непропорционален размерам и населению королевства. Он начинал подозревать, что Церковь лучше, чем он первоначально полагал, осведомлена о потенциальных возможностях, которые он сам почувствовал в Чарисе, и многочисленные враги Чариса, возглавляемые князем Гектором и князем Нарманом, раздували огонь так энергично, как только осмеливались.
   Тот факт, что подозрения Церкви в отношении Чариса, по-видимому, были по меньшей мере в такой же степени эмоциональными, как и обоснованными, сыграл на руку Гектору и Нарману. Им пришлось проявлять некоторую осторожность: их равная удаленность от Храма оставляла их собственную ортодоксальность открытой для определенной степени автоматического подозрения, особенно в глазах управления инквизиции, но ни Корисанда Гектора, ни Эмерэлд Нармана не произвели ничего подобного новаторству Чариса. Их агенты в Храме тщательно подчеркивали этот факт, распространяя преувеличенные рассказы о готовности короля Хааралда "обойти запреты Джво-дженг" в сочетании с замечаниями о готовности Хааралда "опрокинуть существующий общественный порядок", и все это подкреплялось значительными денежными пожертвованиями.
   Возможно, потребовались бы несколько более изощренные (или, по крайней мере, сдержанные) методы, чтобы повлиять на самих викариев, но более младшие чины епископата и, возможно, что еще более важно, священники и младшие священники, которые обеспечивали штатные функции совета - и которые, таким образом, были в идеальном положении, чтобы формировать то, как эти истории были представлены своему начальству - довольно хорошо реагировали на простой подкуп. По-видимому, так же поступили и многие из членов совета, и усилия Гектора и Нармана медленно, но неуклонно набирали обороты.
   Архиепископ Эрейк знал об этом так же хорошо, как и все остальные. Из его бесед со своими коллегами и инструкций, которые он давал отцу Матейо, было очевидно, как он осознавал, что от него ожидают очень пристального изучения ситуации в Теллесберге во время его ежегодного пастырского визита. Совет викариев, очевидно, хотел услышать его личное заверение либо в том, что слухи, которые он слышал, были сильно раздуты, либо в том, что архиепископ Чариса предпринял необходимые шаги для устранения любых проблем.
   Этого, к сожалению, нельзя было допустить, потому что только в этот раз враги Хааралда недооценили именно то, что некто Мерлин Этроуз имел в виду для королевства Чарис. У него не было намерения фактически нарушать Запреты - пока нет, - но это различие вполне может быть потеряно для архиепископа, стремящегося удовлетворить требования своего церковного начальства.
   Вот почему леденящей до костей осенней ночью Мерлин оказался на этой жалкой, залитой дождем крыше.
   К счастью, Зион был очень большим городом, и заведение мадам Анжилик находилось в дорогом и эксклюзивном его районе, почти в пяти милях от самого Храма. Это давало ему определенную зону комфорта, когда речь шла о неопознанных энергетических сигнатурах, пока он был осторожен, и он обнаружил, что может быть очень, очень осторожным, когда возникала необходимость.
   Теперь он слушал через пульт, спрятанный в складках плаща Динниса, и удовлетворенно кивал. Лично он ничего не имел против Динниса - пока, по крайней мере, - и испытывал приятное удовлетворение, подслушивая разговор Анжилик и помощника кучера Динниса. Травмы архиепископа, несомненно, были болезненными, - размышлял он, убирая пульт ручного тягового луча, который он использовал на ногах Динниса, но не похоже, чтобы они были опасны для жизни. Это было хорошо. Мерлин не хотел, чтобы у него вошло в привычку небрежно убивать людей, которых он не должен был убивать, и в целом, он предпочитал Динниса потенциально более доктринерской и... строгой замене.
   С другой стороны, было очевидно, что правая нога архиепископа, по крайней мере, была серьезно сломана. Вероятно, и его правое плечо, судя по тому, что могли видеть отсюда системы сбора света Мерлина и что он мог подслушать. Диннис будет долго восстанавливаться. К тому времени, как он это сделает, проход Син-ву наверняка замерзнет на зиму, и Мерлин весьма сомневался, что кто-либо в Храме ожидал, что архиепископ совершит трудное зимнее сухопутное путешествие в Кланир и пересечет Колдрэн, особенно так скоро после такого неприятного несчастного случая и травмы. Что должно отложить пасторский визит Динниса по крайней мере еще на пять или шесть месяцев.
   Во всяком случае, надеюсь, достаточно надолго, чтобы я смог наладить работу и стереть свои собственные отпечатки пальцев, - размышлял он. - Во всяком случае, это лучшее, что я могу сделать прямо сейчас. И мне нужно возвращаться "домой".
   Он внутренне усмехнулся при этой мысли. В тот момент в Чарисе был самый разгар дня. Он сказал Хааралду и Кэйлебу (достаточно правдиво), что ему нужно некоторое время побыть одному, чтобы разобраться с некоторыми аспектами своих видений. Король согласился позволить ему искать уединения в горах близ Теллесберга, пока он это делал, хотя было очевидно, что Хааралду не слишком нравилась мысль о том, чтобы разрешить Мерлину гулять одному и без защиты. Кэйлеб, с другой стороны, просто выглядел задумчивым - чрезвычайно задумчивым, - когда Мерлин высказал свою просьбу, и Мерлину стало интересно, что именно происходит в голове кронпринца.
   Что бы это ни было, чем скорее Мерлин вернется домой, чтобы разобраться с этим - или отвести подозрения принца, в зависимости от обстоятельств, - тем лучше.
   Он очень тихо спустился со своего насеста на крыше, накинул на себя пончо, натянул капюшон и быстро зашагал прочь. Сова будет ждать, чтобы забрать его с помощью тягового луча скиммера, но не раньше, чем он преодолеет по крайней мере еще десять миль между собой и Храмом. По крайней мере, - сардонически подумал он, - в такую ночь городские улицы будут в его полном распоряжении.
  
   .II.
   Королевский дворец, Теллесберг
  
   Наследный принц Кэйлеб поднял руку, чтобы вежливо постучать, затем остановился прямо перед полуоткрытой дверью помещения. Одна бровь приподнялась, когда он прислушался к тихому, четкому щелкающему звуку. Последний донесся снова, затем прекратился и начался опять.
   Принц нахмурился, гадая, с какой свежей новинкой ему предстоит столкнуться, затем пожал плечами и продолжил прерванный стук в дверной косяк.
   - Входите, ваше высочество, - пригласил веселый голос почти за мгновение до того, как костяшки его пальцев коснулись дерева, и Кэйлеб с кривой усмешкой покачал головой и полностью распахнул дверь. Он прошел через нее в уютную, залитую солнцем гостиную Мерлина Этроуза и остановился на пороге.
   В соответствии с его официальным положением личного телохранителя Кэйлеба, сейджин был переведен из башни Мариты в покои в королевской семейной части дворца. И хотя они были значительно скромнее апартаментов Кэйлеба, зато находились совсем рядом с ними, а вид на гавань был почти таким же хорошим, как и из спальни принца.
   Сейджин почтительно поднялся со своего стула за столом при появлении Кэйлеба. Теперь он стоял там, одетый в ливрею Дома Армак с эмблемой кракена, склонив голову набок, со своей собственной насмешливой улыбкой. Его меч и похожий короткий меч висели на стене позади него, и Кэйлеб слегка улыбнулся, взглянув на них. Более длинный из двух мечей не был похож ни на что, что кто-либо в Чарисе когда-либо видел раньше. Кроме того, по-видимому, это было не похоже ни на что, что кто-либо когда-либо видел в Харчонге, по крайней мере, судя по реакции мастера Домнека. Мастера фехтования, очевидно, заживо съедало любопытство по поводу сейджина и его оружия, но его харчонгская гордость не позволяла ему задавать вопросы, жгущие его изнутри.
   Наследный принц покачал головой и отвел взгляд от стойки с мечами, и одна из его бровей изогнулась. На столе Мерлина лежало странное устройство - прямоугольная деревянная рама длиной около двух футов и шириной шесть дюймов. Двадцать один вертикальный стержень соединял верхнюю и нижнюю стороны рамы, и на каждом стержне было по шесть сплющенных бусин, пять под и одна над деревянной разделительной полосой у верхней стороны внешней рамы. Бусины на стержнях были расположены так, чтобы скользить вверх и вниз, и их нынешняя конфигурация образовывала явно преднамеренный узор - пусть и непонятный.
   На столе также лежало несколько листов бумаги, исписанных сильным, четким почерком сейджина, а также столбцами каких-то символов, которых Кэйлеб никогда раньше не видел.
   - О, садись, Мерлин! - сказал принц, пересекая комнату к нему. Сейджин только улыбнулся еще более насмешливо, затем подождал, пока Кэйлеб сядет в кресло перед столом, прежде чем снова сесть самому. Кэйлеб покачал головой и фыркнул.
   - Я думал, мы сегодня днем должны были уехать в Хелен? - сказал он.
   - Так и есть, ваше высочество, - согласился Мерлин. - Однако отплытие "Катэмоунта" было отложено. Паж, доставивший вам копию записки, вероятно, прошел мимо вас по пути сюда. Мы не уйдем, по крайней мере, еще час или около того, поэтому я подумал, что потрачу это время на то, чтобы сделать несколько заметок.
   - Это именно они? - Кэйлеб кивнул на аккуратно исписанные листы бумаги, и Мерлин кивнул. - Какого рода заметки?
   - Большинство из них для верховного адмирала Лок-Айленда, по крайней мере, сегодня, - ответил Мерлин. - У меня также есть кое-что, что я уже приготовил для доктора Маклина и мастера Хаусмина. Я как раз заканчивал кое-какие расчеты по живой силе и тоннажу - Гектора и Нармана, не вашего отца - для верховного адмирала.
   - Расчеты? - Кэйлеб откинулся на спинку стула, затем указал на прямоугольную рамку на столе. - Поскольку ты знал, что это я был за дверью, даже не глядя, ты должен знать, что я бесстыдно подслушивал. Полагаю, тот щелкающий звук, который я слышал, исходил от этой штуки?
   - Действительно, так и было, ваше высочество, - серьезно сказал Мерлин, его необычные сапфировые глаза весело блестели, в то время как через открытое окно доносились звуки далекого пения птиц.
   - Полагаю, это еще один из твоих маленьких сюрпризов. Только что делает этот, если я могу спросить?
   - Это называется "счеты", ваше высочество, - ответил Мерлин. - Это устройство для выполнения математических вычислений.
   - Это что? - моргнул Кэйлеб.
   - Это устройство для выполнения математических вычислений, - повторил Мерлин.
   - Как это работает? - Кэйлеб с трудом мог поверить, что задал этот вопрос, и почувствовал мгновенный укол паники, когда понял, что открыл себя для такого рода "объяснений", которые всегда с удовольствием давал его наставник Франклин Томис.
   - На самом деле, - сказал Мерлин с лукавой улыбкой, - это довольно просто. - Кэйлеб вздрогнул от страшного слова "просто", но сейджин безжалостно продолжал: - Каждый вертикальный стержень представляет собой одно целое число, ваше высочество. Каждая бусина в этой группе здесь, над разделителем, представляет собой значение, равное пяти, когда она опущена. Каждая бусина в этой группе здесь, под разделителем, представляет значение единицы, когда она поднята. В данный момент - он указал пальцем на первые четыре стержня устройства - расположение бусин представляет число семь тысяч четыреста тринадцать.
   Кэйлеб открыл рот, чтобы отрицать какой-либо интерес к дальнейшим объяснениям, но сделал паузу, не высказав своего отрицания. Он понятия не имел, что такое "целое число", но потратил более чем достаточно времени, кропотливо разбираясь в бесконечных числах, содержащихся в документе, который Мерлин готовил для адмирала Лок-Айленда. Конечно, невозможно было представить такое большое число всего четырьмя стержнями и двадцатью четырьмя бусинами!
   - Ты можешь отслеживать такие большие числа на чем-то такого размера? - спросил он почти недоверчиво.
   - Или намного больше, - заверил его Мерлин. - Это требует практики, но после того, как вы научитесь это делать, это будет быстро и просто.
   Кэйлеб смотрел на него всего несколько секунд, затем протянул руку и положил перед собой один из листов с заметками. Он взглянул вниз по странице и издал тихий горловой звук, когда дошел до одной из колонок со странными символами. Из контекста было очевидно, что они представляли собой результаты некоторых вычислений, которые производил Мерлин, но для Кэйлеба они не имели абсолютно никакого смысла.
   - По общему признанию, я никогда не был самым увлеченным ученым, которого когда-либо выпускала моя семья, - сказал он с мастерским преуменьшением, глядя на Мерлина. - И все же мне приходит в голову, что я никогда не видел ничего подобного. - Он постучал по колонке кончиком пальца.
   - Это просто другой способ написания чисел, ваше высочество. - Тон Мерлина был почти небрежным, но у Кэйлеба сложилось определенное впечатление, что за этими странными сапфировыми глазами было что-то настороженное и сосредоточенное, как будто сейджин намеренно организовал этот момент объяснения.
   Это было чувство, которое принц испытывал и раньше.
   - Другой способ написания чисел, - повторил он и усмехнулся. - Хорошо, признаю это. Почему-то, однако, я не думаю, что к этому действительно подходит "просто", - заметил он, и в этот момент, хотя он сам этого не осознавал, он был удивительно похож на своего отца.
   - Что ж, - сказал Мерлин, пододвигая чистый лист бумаги к Кэйлебу и вручая ему ручку, которой он писал, - почему бы вам не записать число, установленное здесь на счетах? Семь тысяч четыреста тринадцать, - услужливо напомнил он.
   Кэйлеб мгновение смотрел на него, затем взял ручку, обмакнул ее в чернильницу на столе и начал записывать число. Закончив, он развернул лист и показал его Мерлину.
   - Вот, - сказал он немного подозрительно, постукивая по числу концом деревянной державки ручки.
   Мерлин взглянул на него, затем сам взял ручку и набросал под ним четыре своих непонятных символа. Затем он повернул листок обратно к Кэйлебу.
   Принц посмотрел на него сверху вниз. Там было число, которое он написал "MMMMMMCDXIII"; а под ним были странные символы Мерлина "7413".
   - Это то же число, - сказал ему Мерлин.
   - Ты шутишь, - медленно произнес Кэйлеб.
   - Нет, без шуток. - Мерлин откинулся на спинку стула.
   - Это смешно! - запротестовал Кэйлеб.
   - Не смешно, ваше высочество, - не согласился Мерлин. - Только по-другому... и проще. Видите ли, каждый из этих символов представляет определенное значение от одного до десяти, и каждый столбец... - он постучал концом державки ручки по символу "3", затем также постучал по первому из стержней на своих "счетах" - представляет то, что вы могли бы принять за пространство для хранения символа. Мудрая женщина, которая научила меня им много лет назад, назвала их "арабскими цифрами", и я полагаю, что это такое же подходящее название, как и любое другое. Есть только десять символов, в том числе один, который вообще ничего не представляет, называется "ноль" - он нарисовал на листе бумаги другой символ, который выглядел для всего мира как буква "О" - но, используя их, я могу написать любое число, которое вы можете придумать.
   Кэйлеб уставился на него. Принц часто шутил о своем отвращении к "книжному обучению", но он был далеко не глуп, а также был наследным принцем ведущей морской державы в мире. Ведение записей и бухгалтерский учет имели решающее значение для торговцев и грузоотправителей Чариса, а также были функциями, которые с ненасытным аппетитом поглощали усилия огромного количества клерков. Не требовалось быть гением, чтобы распознать огромные преимущества системы, которую описывал Мерлин, если предположить, что она действительно работает.
   - Хорошо, - принял вызов принц, ненадолго забирая ручку. - Если ты можешь написать "любое число", используя эти твои цифры, напиши это.
   Стальной наконечник пера царапал по бумаге, когда он писал, "MMMMMMMMMMMMMMMMMMMDCCII". Затем он передал лист и ручку обратно сейджину.
   Мерлин мгновение рассматривал его, затем пожал плечами. Ручка снова заскрипела, и глаза Кэйлеба сузились, когда Мерлин написал просто "19 702".
   - Вот оно, ваше высочество, - сказал он.
   Кэйлеб несколько долгих секунд молча смотрел на лист бумаги, затем снова поднял глаза на Мерлина.
   - Кто ты на самом деле? - тихо спросил он. - Кто ты такой?
   - Ваше высочество? - брови Мерлина поползли вверх, а Кэйлеб покачал головой.
   - Не играй со мной, Мерлин, - сказал он, его голос все еще был мягким, его глаза были ровными. - Я верю, что ты хорошо относишься ко мне, моему отцу и моему королевству. Но даже при том, что я все еще молод, я уже больше не ребенок. Я верю, что ты сейджин, но ты также нечто большее, не так ли?
   - Почему вы так говорите, ваше высочество? - спросил Мерлин, но его собственный голос был ровным, он серьезно воспринял вопрос Кэйлеба.
   - В легендах и балладах говорится, что сейджины могут быть не только воинами, но и учителями, - ответил принц, - но ни в одной из историй о них не упоминается ничего подобного. - Он постучал по листу бумаги между ними, затем указал на "счеты", лежащие в стороне. - И, - он очень пристально посмотрел на другого человека, - я никогда не слышал ни одной истории даже о сейджине, который мог бы пересечь целый незнакомый город в разгар самой сильной зимней грозы так быстро, как это сделал ты.
   - Как я сказал вашему отцу, ваше высочество, меня насторожило мое видение. Вы сами были там в то время, когда я это испытал.
   - Да, был, - согласился Кэйлеб. - И ты, казалось, был настолько отвлечен этим, что я последовал за тобой в твои комнаты, чтобы убедиться, что ты благополучно добрался до них. Я пришел туда всего на несколько секунд позже тебя, и мне показалось, что я что-то услышал из твоей комнаты. Поэтому я постучал. Ответа не последовало, поэтому я постучал еще раз, затем открыл дверь, но ты уже исчез. Единственный способ, которым ты мог это сделать, - это выпрыгнуть в окно, Мерлин. Я заметил, что ты так и не ответил конкретно на вопрос отца, когда он спросил тебя, как ты это сделал, но я не видел веревочной лестницы, по которой ты мог бы спуститься, и все простыни все еще были на твоей кровати.
   - Понимаю. - Мерлин откинулся на спинку стула, пристально глядя на принца, затем пожал плечами. - Я говорил вам и вашему отцу, что обладаю некоторыми способностями, которыми, как говорится в сказках, обладает сейджин, и я это делаю. У меня также есть кое-что, о чем в сказках не упоминается. Некоторые вещи должны храниться в секрете. Думаю и надеюсь, я продемонстрировал, что действительно желаю вам с Чарисом добра. Что буду служить вам и Чарису всем, чем смогу. И когда-нибудь, возможно, смогу рассказать вам больше о тех силах и способностях, которые я пока должен держать в секрете. Я обещал вашему отцу правду, и никогда не лгал, хотя, как вы, очевидно, заметили, это не обязательно то же самое, что говорить всю правду. Однако я не волен говорить всю правду. Я сожалею об этом, но не могу этого изменить. Так что, полагаю, вопрос в том, можете ли вы принять мои услуги с этим ограничением или нет.
   Кэйлеб несколько секунд смотрел на него, затем глубоко вздохнул.
   - Ты ожидал этого разговора, не так ли? - спросил он.
   - Или что-то вроде этого, - согласился Мерлин. - Хотя, честно говоря, я ожидал сначала такого обсуждения это с вашим отцом или, возможно, епископом Мейкелом.
   - Отец более уверен в своей способности судить о сердцах и намерениях людей, чем я. - Кэйлеб слегка пожал плечами. - Он занимается этим намного дольше, чем я. Думаю, что некоторые из тех же вопросов приходили ему в голову, и он просто решил не задавать их.
   - И почему он должен был сделать этот выбор?
   - Я не уверен, - признался Кэйлеб. - Но думаю, возможно, это потому, что он действительно верит - как и я, - что ты хорошо относишься к Чарису, и потому, что он уже догадался, что есть вопросы, на которые ты не можешь или не хочешь отвечать. Он знает, как отчаянно нам нужно любое преимущество, которое мы можем найти, и не только против Гектора и Нармана, и он не желает рисковать потерять твои услуги, настаивая на этом.
   - А епископ Мейкел?
   - Думаю, почти то же самое. - Кэйлеб покачал головой. - Во многих отношениях я никогда по-настоящему не уверен в том, что думает Мейкел. Он чарисиец, и он любит это королевство. Он также любит моего отца и нашу семью. И хотя он никогда прямо не говорил мне об этом, думаю, что он действительно боится Храма.
   Кэйлеб на мгновение замолчал, затем покачал головой.
   - Давай просто скажем, что он хорошо осведомлен о том, как наши враги могут использовать Храм и Церковь против нас, и почему. Как и отец, он знает, в какую ловушку мы попали, и если он говорит, что не чувствует в тебе зла, значит, это так. Что не совсем то же самое, что сказать, что у него вообще нет никаких оговорок.
   - И вы согласны со своим отцом?
   - Да, в какой-то степени. - Кэйлеб посмотрел Мерлину в глаза. - Но я потребую от тебя одного ответа, сейджин Мерлин. Это, - он снова указал на лист бумаги и "счеты", - выходит за рамки видений и покушений на убийство. "Услуги", которые ты предлагаешь сейчас, изменят Чарис навсегда, и в конечном итоге они распространятся за пределы Чариса и изменят весь мир. Я подозреваю, что перемен будет еще больше, чем я могу себе представить в данный момент, перемен, которых кто-нибудь будет бояться и ненавидеть. Некоторые могут даже утверждать, что изменения нарушают Запреты Джво-дженг со всеми вытекающими из этого опасностями. Думаю, что гроза, в которую ты исчез, была не более чем весенним ливнем по сравнению с тайфуном, следующим за тобой по пятам. Итак, единственный вопрос, который у меня есть, единственный ответ, который мне нужен, - это почему? Ты как-то сказал, что многие из наших врагов "служат тьме", осознают они это или нет. Но кому ты служишь, Мерлин? Тьме или свету?
   - Свету, ваше высочество, - быстро и непоколебимо ответил Мерлин, глядя прямо в глаза Кэйлебу. - В мире уже достаточно тьмы, - продолжил сейджин, - и собирается еще больше. Чарис стоит на ее пути, и поэтому я стою рядом с Чарисом. И вот что я скажу вам, Кэйлеб Армак, наследный принц Чариса: "Я скорее умру, чем позволю тьме восторжествовать, каким бы ни был ее источник".
   Кэйлеб смотрел глубоко в эти спокойные сапфировые глаза по крайней мере тридцать отмеренных секунд, а затем медленно кивнул.
   - Для меня этого достаточно, - просто сказал он и еще раз постучал по листку бумаги.
   - А теперь, - пригласил он, - попробуй объяснить мне эти твои "цифры" еще раз, если можно.
  
   .III.
   Кингз-Харбор, остров Хелен
  
   Остров Хелен находился в ста четырнадцати милях к северо-востоку от Теллесберга в заливе Саут-Хауэлл. По форме он напоминал треугольник с откусанной восточной стороной и имел длину около семидесяти пяти миль. Это было не особенно велико для такой планеты, как Сэйфхолд, где острова были повседневным фактом жизни, но скалистые горы этого острова поднимались на впечатляющую высоту над уровнем моря. Более того, возможно, остров Хелен был жизненно важной частью исконных земель Армаков, и он был сильно укреплен на протяжении веков.
   Залив Хауэлл был ключом к эволюции королевства Чарис. Транспортировка по воде была быстрее, проще и намного дешевле, чем перевозка тех же товаров и материалов по суше, и залив Хауэлл предоставил Чарису эквивалент широкого, прямого шоссе в его сердце. Быстрые галеры и парусные суда связали растущую мощь королевства воедино и обеспечили импульс и морское мышление для последовавшей за этим экспансии океанской торговли. А в заливе Хауэлл доминировали три острова: Сэнд-Шоул, Хелен и Большой Тириэн. Тот факт, что Дому Армак удалось обеспечить контроль над всеми тремя из них, во многом был связан с тем фактом, что он также в конечном итоге обеспечил себе чарисийский трон.
   Это было столетия назад, но королевство Чарис сохранило укрепления на всех трех островах, а в Кингз-Харбор, главном порту Хелен, находилась одна из главных верфей королевского флота. Кингз-Харбор также была древней крепостью, стены которой постоянно расширялись на протяжении веков, что делало верфь тем местом, которое можно было считать безопасным. И тот факт, что большая часть годного к употреблению корабельного леса на острове была давно израсходована, не был большим недостатком. Древесину всегда можно было переправить, и Хелен действительно предлагал значительные залежи меди и железа плюс, несмотря на его относительно небольшие размеры, достаточно горных рек и ручьев, чтобы привести в движение множество чарисийских верхнебойных водяных колес. Более века назад на верфи Кингз-Харбор была установлена первая лесопилка с водяным приводом, и с тех пор тут вырос очень респектабельный комплекс вспомогательных сооружений.
   За прошедшие годы в Кингз-Харбор был реализован не один проект, о котором короли Чариса не хотели извещать остальной мир. Верфи в Хейрате на Большом Тириэне были в некотором смысле больше и более мощными, но население Большого Тириэна также было намного выше, что означало, что поддерживать секретность там было соразмерно сложнее. А верфь королевского флота в Теллесберге - из всех самая большая и наиболее универсальная - также была самой открытой.
   Все это помогло объяснить, почему Мерлин Этроуз стоял на носовой палубе галеры королевского чарисийского флота КЕВ "Катэмоунт", когда она уверенно гребла в Кингз-Харбор, мимо башен, охраняющих обе стороны прохода в дамбе.
   Это был первый раз, когда Мерлин увидел гавань своими глазами, и он был вынужден признать, что вырисовывающиеся укрепления, суровые и высокие на фоне темно-зеленых и коричневых гор, были, мягко говоря, впечатляющими, если смотреть с уровня моря. С другой стороны, они также были близки к безнадежному устареванию, хотя никто другой не мог этого знать.
   Он посмотрел на зубчатые и высокие отвесные каменные стены, с равномерно расположенными башнями и платформами для катапульт и баллист. На некоторых из этих платформ располагались пушки, - отметил он, - грубо спроектированные, но хорошо сделанные, затем обратил свое внимание на саму верфь. Полдюжины галер, подобных "Катэмоунту", находились в стадии строительства, их частично законченные корпуса уже демонстрировали лихую грациозность своей породы. Они тоже вот-вот должны были устареть, и Мерлин почувствовал краткий - очень краткий - укол сожаления при мысли об уходе такого гибкого, прекрасного корабля. Тот факт, что он, к несчастью, был уверен, что ему будет бесконечно трудно убедить некоторых офицеров флота в том, что их переход был бы благом, отчасти объяснял краткость этого сожаления.
   Он фыркнул, забавляясь этой мыслью, и повернулся, чтобы взглянуть на молодых людей, стоящих рядом с ним.
   - Впечатляет, - сказал он, и Кэйлеб усмехнулся и посмотрел через плечо.
   - Мерлин говорит, что это выглядит "впечатляюще", Арналд, - заметил он. - Ты думаешь, мы должны чувствовать себя польщенными?
   - На данный момент, ваше высочество, я иногда сомневаюсь, что что-то действительно впечатляет сейджина Мерлина, - сухо сказал лейтенант Фэлхан. Морской пехотинец вернулся на службу менее чем через пять дней после покушения и на удивление хорошо приспособился к постоянному присутствию Мерлина рядом с принцем. Некоторые люди в его положении, возможно, возмутились бы публичным заявлением о том, что потребовалось такое "особое подкрепление". Фэлхан, однако, знал истинную причину этого соглашения и казался удивительно невосприимчивым к "публичным выступлениям". Теперь он только ухмыльнулся.
   - Однако я заметил, что сейджин всегда вежлив и осторожен, чтобы не задеть чувства своих хозяев, - добавил он.
   - Я примерно так и подумал, - сказал Кэйлеб с еще одним смешком и повернулся к Мерлину.
   - В данном случае я имел в виду именно то, что сказал, ваше высочество, - сказал Мерлин. - Это впечатляет, и я понимаю, как это, должно быть, помогло усилиям ваших предков по объединению королевства.
   - Боже, ты такой вежливый, - широко улыбнулся Кэйлеб. - Мои "предки" начинали как самые успешные пираты залива, как я уверен, ты прекрасно знаешь, Мерлин. И боюсь, что их усилия по "объединению королевства" были гораздо больше связаны с улучшением их возможностей грабить, чем с высокими и благородными мотивами.
   - Не уверен, что это совсем то, как я бы выразился, ваше высочество, - вмешался Фэлхан со слегка обиженным выражением лица.
   - Конечно, это не так. Ты верный слуга Дома Армак; я, с другой стороны, наследник Дома. Поэтому я могу позволить себе говорить правду.
   - И я уверен, что это бесконечно забавляет вас, - сухо сказал Мерлин. - Тем не менее, ваше высочество, я нахожу это зрелище впечатляющим. И думаю, что это должно вполне соответствовать нашим целям.
   - Вероятно, ты прав, - сказал Кэйлеб более серьезно и указал направо, где из-за другого участка нависающей стены поднималось несколько столбов дыма. - Полагаю, ты захочешь взглянуть на это сам, но там есть довольно респектабельный литейный цех. Если я правильно помню, за эти годы там было отлито около половины орудий военно-морского флота. Я понимаю из того, что ты говорил прошлой ночью, - он натянуто улыбнулся, - что нам нужно будет расширить его "намного", но это все еще начало.
   - Уверен, что так и будет, - согласился Мерлин, не упомянув, что он, несомненно, имел гораздо лучшее представление о возможностях этого литейного цеха, чем сам Кэйлеб. Однако принц был прав насчет того, насколько это будет полезно.
   - Вот "Мари Жейн", ваше высочество, - вставил Фэлхан, указывая на другой корабль, один из самых тяжелых, неуклюжих, с квадратной оснасткой торговых кораблей, которые составляли истинное богатство королевства, и Кэйлеб кивнул в знак признательности.
   - Действительно ли было необходимо вытаскивать всех сюда, Мерлин? - спросил принц, когда их собственная галера слегка изменила курс, чтобы направиться к той же якорной стоянке.
   - С точки зрения безопасности, вероятно, нет, - признал Мерлин. - С другой стороны, думаю, что ваш отец был абсолютно прав насчет всех других причин. Конечно, Хелен лежит не на другом конце света, но достаточно далеко от Теллесберга, чтобы понять, что он совершенно серьезно относится к необходимости сохранить всю эту встречу в секрете. И если собрать их сразу всех там, где они смогут увидеть, как все кусочки сочетаются друг с другом, это заставит их всех осознать, насколько важно, чтобы они действовали вместе.
   - Но это также будет означать, что все они знают, "как все кусочки сочетаются друг с другом". - Голос и выражение лица Кэйлеба внезапно стали более мрачными. - Если окажется, что мы ошибаемся в отношении любого из них, он сможет причинить нам гораздо больший вред, чем если бы каждый из них знал только о своей конкретной части этого.
   Мерлин полностью повернулся к принцу, его собственное выражение было серьезным, когда он изучал Кэйлеба. Кэйлеб, как и его отец, был очень близок с Калвином Армаком. В конце концов, герцог был его крестным отцом, а не просто двоюродным дядей. Учитывая разницу в их возрасте, Кэйлеб всегда относился к Тириэну скорее как к дяде и, - во многих отношениях, настоящему второму отцу, - чем как к двоюродному родственнику. Именно Калвин научил Кэйлеба ездить верхом, когда искалеченная нога Хааралда помешала ему это сделать, точно так же, как именно Калвин наблюдал за началом обучения Кэйлеба владению мечом и луком. Принц любил своего двоюродного дядю, и в нем осталось немало от обожания очень маленького мальчика к великолепному дяде.
   Что означало, что доказательство измены Калвина ударило по Кэйлебу еще сильнее, чем по Хааралду. В некотором смысле это, вероятно, было хорошо для того, кто однажды сам столкнется с бременем царствования. Но это был болезненный урок, оставляющий шрамы, и Мерлин надеялся, что он не повредил способности молодого человека доверять тем, кто действительно заслуживал его доверия.
   - Ваше высочество, - мягко сказал он через мгновение, - эти люди верны. Барон Уэйв-Тандер поручился за всех них, и я тоже. Ни одно человеческое суждение не является совершенным, но я не боюсь, что кто-либо из людей, которых "приглашение" вашего отца вызвало сегодня в Хелен, когда-либо предаст вас или Чарис.
   Кэйлеб нахмурился на секунду или две. Затем он фыркнул, когда понял, что на самом деле сказал Мерлин, и выражение его лица немного смягчилось, когда он принял урок.
   - Я знаю, что они этого не сделают, - сказал он. - Я знаю некоторых из них всю свою жизнь, если уж на то пошло! Но это все равно тяжело.
   Он замолчал, неловко пожав плечами, и Мерлин кивнул.
   - Конечно, это так, - сказал он. - И это будет... по крайней мере, какое-то время. Но думаю, вы можете положиться на барона в том, что он еще немного подержит в узде то, что осталось от шпионов Нармана. И сомневаюсь, что князь Гектор будет особенно доволен тем, что случилось с его шпионами, если уж на то пошло.
   - Не будет, верно? - Кэйлеб согласился с мерзкой улыбкой, и лейтенант Фэлхан хихикнул у него за спиной.
   - Думаю, что это мягко сказано, ваше высочество, - с некоторым удовольствием заметил главный телохранитель принца. Он никогда не был посвящен во все детали вражеских шпионских сетей в Теллесберге и вокруг него, но его положение опекуна Кэйлеба означало, что, несмотря на его относительно невысокий ранг, он был лучше информирован, чем большинство, и был в восторге от того, что с ними сделало прибытие сейджина. Единственное, о чем он жалел по-настоящему, было принятое решение оставить фактически нетронутыми так много шпионских сетей Гектора.
   Конечно, Жэспар Мейсан и Оскар Малвейн, вероятно, так себя не чувствовали. Малвейн, в частности, скрылся, когда был выдан ордер на его арест. Он никак не мог знать, что сэр Рижард Сифармер лично проинструктировал главных следователей короны о том, что он не должен быть успешно схвачен ни при каких обстоятельствах. Не то чтобы у Сифармера были какие-то возражения против того, чтобы превратить жизнь Малвейна в сущий ад, пока корисандцу не удалось найти транспорт из Теллесберга. Но задержание этого человека и допрос его не входили в планы Уэйв-Тандера. Если бы они сделали это, им пришлось бы пойти и за Мейсаном; зато они могли притворяться, что у них вообще нет никаких подозрений в том, что касалось Мейсана, до тех пор, пока Малвейн успешно "ускользал" от них.
   Тем временем возможности Гектора по сбору информации в Чарисе подверглись серьезному удару: одним ударом были уничтожены - по крайней мере на время - все контакты Малвейна. И Мейсан, несомненно, сам собирался действовать очень осторожно в течение следующих нескольких месяцев, по крайней мере, до тех пор, пока он снова не почувствует уверенность, что не находится под подозрением, что также помешает ему быстро восстановиться. Большая часть основы для планов, которые вынашивали король Хааралд и Мерлин, была бы прочно заложена к тому времени, когда Нарман и Гектор смогли бы вернуться к чему-либо, приближающемуся к их прежним возможностям.
   Лично Фэлхан предпочел бы взять под стражу и Малвейна, и Мейсана и казнить их за то, какими змеями они были. Поскольку он не мог, он был так же счастлив, что был простым морским пехотинцем, ответственным за защиту наследника престола от прямого нападения, а не самим мастером шпионажа. Он понимал, что были вполне веские причины оставить известного шпиона на месте. Ему просто это не нравилось.
   - В любом случае, - сказал Кэйлеб через мгновение, - достаточно скоро у нас будет возможность начать им объяснять положение дел.
  
   * * *
   - Ваше высочество, добро пожаловать в Кингз-Харбор, - сказал верховный адмирал Брайан Лок-Айленд, девятый граф Лок-Айленд, когда Кэйлеб вошел в большой зал высоко в цитадели. Уэйв-Тандер, Мерлин и Фэлхан следовали сразу за ним, и после ослепительной яркости и дневной жары снаружи спартански обставленное помещение было похоже на прохладную, гостеприимную пещеру. Единственное окно в толстой стене выходило на гавань, и Мерлин увидел далеко внизу "Катэмоунт", поблескивающий на солнце, как детская игрушка, когда он стоял на якоре.
   Между графом и наследным принцем было нечто большее, чем просто фамильное сходство, и Мерлин внимательно, но ненавязчиво наблюдал за Кэйлебом, когда принц подошел к адмиралу и протянул правую руку. Лок-Айленд пожал ему руку, и выражение лица старшего человека, казалось, каким-то образом смягчилось.
   Значит, он тоже беспокоился о том, какие шрамы мог оставить Тириэн, - подумал Мерлин.
   - Всегда приятно быть здесь, так же как и видеть тебя, Брайан, - тепло сказал Кэйлеб. - Не то, чтобы Хелен не просто немного неудобно расположен для быстрых визитов.
   - Это, безусловно, достаточно верно, - согласился Лок-Айленд и юмористически скривился. - С другой стороны, некоторым из нас приходится совершать поездки сюда чуть чаще, чем другим.
   - И другие из нас так же рады, что мы больше не являемся частью "некоторых из нас", - со смешком согласился Кэйлеб, глядя мимо своего родственника на других мужчин, которые поднялись со стульев вокруг большого стола зала при его входе.
   - Если ты позволишь мне, сейджин Мерлин, - продолжил принц, - я покончу с представлениями, а затем мы сможем сесть и начать.
   Большинство ожидающих лиц выразили удивление очевидной вежливостью Кэйлеба по отношению к своему "телохранителю", и Мерлин был рад это видеть. Если эти люди купились на легенду Хааралда, она может сработать против остального мира гораздо лучше, чем он надеялся.
   - Конечно, ваше высочество, - пробормотал он.
   - В таком случае, давайте начнем с доктора Маклина.
   Мерлин кивнул и последовал за принцем к пятерым мужчинам за столом. Он слушал вполуха, кланяясь, улыбаясь, бормоча соответствующие ответы, пока Кэйлеб представлял его, но на самом деле он в этом не нуждался. Он уже "познакомился" с каждым из них через интерфейс своих снарков.
   Доктор Ражир Маклин был деканом королевского колледжа Чариса. Он был немного выше среднего роста, седовласый, с проницательными карими глазами, которые были более чем немного близорукими. У него были слегка сутулые плечи, и он ходил с тем, что неосторожный мог бы принять за вечный вид легкого замешательства.
   Эдуирд Хаусмин был физической противоположностью Маклина. Невысокий, плотный, с мерцающими глазами и жизнерадостной улыбкой, ему едва исполнилось сорок лет - меньше тридцати семи стандартных. Он также был одним из самых богатых людей во всем королевстве Чарис, владельцем двух из трех крупнейших литейных заводов королевства и одной из крупнейших верфей Теллесберга, а также небольшой флотилии торговых судов под флагом его собственного дома. Хотя он был простолюдином по рождению и еще не потрудился приобрести какие-либо дворянские патенты, все знали, что это произойдет, как только он найдет время для этого. Если уж на то пошло, четыре года назад он женился на старшей дочери графа, и его благородный тесть был в восторге от этого брака.
   Рейян Мичейл, лысый, как яйцо, и по меньшей мере шестидесяти пяти или семидесяти стандартных лет, был остроглазым мужчиной, который был партнером Хаусмина в дюжине или около того самых успешных предприятий молодого человека. Мичейл был тихим человеком, за внешне непритязательным поведением которого скрывался один из самых острых деловых умов в Теллесберге. Он почти наверняка был крупнейшим производителем текстиля в королевстве и определенно был главным поставщиком парусов королевского флота. Не говоря уже о том, что он владел самой большой канатной фабрикой в Теллесберге.
   Сэр Дастин Оливир был примерно посередине по возрасту между Хаусмином и Мичейлом. Хотя он был богатым человеком по любым другим стандартам, его личное состояние даже не приближалось к состояниям двух других. Физически во многих отношениях он был ничем не примечателен, но у него были мощные плечи, а его руки, хотя и с хорошим маникюром в наши дни, носили шрамы от его юношеского ученичества корабельного плотника. Это ученичество осталось далеко позади, и хотя он никогда не владел (и никогда не хотел владеть) собственной верфью, он всегда был занят. Он был одним из двух или трех ведущих корабельных конструкторов Теллесберга, а также главным конструктором военно-морского королевского чарисийского флота.
   Пятый мужчина за столом был одет в ту же небесно-голубую форменную тунику и свободные черные брюки, что и верховный адмирал Лок-Айленд. Но сэр Алфрид Хиндрик, барон Симаунт, был всего лишь капитаном, и в то время как Лок-Айленд был длинным, худощавым и сильно загорелым, с гусиными лапками вокруг глаз и обветренным лицом бывалого моряка, Симаунт был пухлым невысоким человеком. Он выглядел почти нелепо, стоя рядом с высоким широкоплечим адмиралом, по крайней мере, пока другие не видели его глаза. Очень острые, эти глаза, отражающие мозг за ними. У него также не хватало первых двух пальцев на левой руке, а на левой щеке виднелся своеобразный узор из темных отметин. Мерлин знал, что это пороховой ожог, полученный в результате того же случайного взрыва, который стоил ему этих пальцев. Каким бы невзрачным ни выглядел Симаунт, он был самым близким к настоящему специалисту по артиллерии, которым обладал королевский чарисийский флот (или любой другой флот).
   Кэйлеб закончил представление и занял свое место во главе стола. Остальные подождали, пока он сядет, затем откинулись на свои стулья. Мерлин с удовлетворением заметил, что они не тратили время на то, чтобы беспокоиться о том, кто над кем имеет преимущество, хотя Симаунт действительно подождал, пока Лок-Айленд сядет сам. Очевидно, однако, что это было сделано из уважения к высшему военно-морскому званию верховного адмирала, а не к старшинству этого звания. Все они, очевидно, хорошо знали друг друга, что могло бы помочь объяснить их уровень комфорта, но было невозможно представить, чтобы гранды, скажем, из Харчонга или Деснейра принимали социальное равенство любого простолюдина.
   Кэйлеб подождал, пока все рассядутся, затем оглядел стол. Несмотря на его относительную молодость, не было никаких сомнений в том, кто командовал этой встречей, и Мерлин скорее подозревал, что их не было бы, даже если бы Кэйлеб не был наследником трона.
   - Есть причина, по которой мой отец приказал всем нам собраться сегодня здесь, - начал принц. - На самом деле, есть несколько причин. Тот факт, что нам крайне важно не дать нашим врагам узнать, что мы задумали, - особенно с вами и сэром Алфридом, Брайан, - помогает объяснить, почему мы здесь, в Хелен.
   - Это также причина, по которой отец поручил мне эту встречу. Я все еще достаточно молод, чтобы люди не могли ожидать, будто я буду делать что-то важное без "присмотра взрослых". - Его улыбка была забавной, и большинство его слушателей усмехнулись. Затем его лицо немного посерьезнело. - Что еще более важно, мне гораздо проще, чем ему, исчезнуть, чтобы встретиться со всеми вами здесь, и никто этого не заметит. Но я хочу, чтобы все четко поняли, что в данный момент говорю от его имени.
   Он сделал паузу на один-два удара сердца, давая этому осмыслиться, затем махнул рукой Мерлину.
   - Уверен, что все вы слышали всевозможные фантастические истории о сейджине Мерлине. Наша проблема в том, что большинство этих историй, несмотря на их фантастическую природу, на самом деле соответствуют действительности.
   Один или двое из его слушателей зашевелились, как будто им было трудно принять это, и Кэйлеб тонко улыбнулся.
   - Поверьте мне, это правда. На самом деле, причина, по которой отец приложил немало усилий, чтобы удержать любого здравомыслящего человека от веры в такие нелепые истории, заключается в том, что они оказались правдой. Только два члена королевского совета, епископ Мейкел и горстка наших самых доверенных людей - таких, как Арналд здесь - знают правду о сейджине и его способностях. Для всех остальных он просто мой новый личный стражник и телохранитель - и тот, на чье навязчивое поведение я несколько раз публично жаловался, - назначенный для того, чтобы я больше не совал свой глупый нос в засады. Надежный и ценный слуга, но и только.
   - На это есть несколько причин, и одна из причин секретности этой встречи заключается в том, чтобы не дать некоторым другим людям, скажем так, понять, насколько он важен для нас. Как мы все знаем, согласно старым сказаниям, сейджины иногда бывают учителями, а также воинами, и это именно то, чем является сейджин Мерлин. У него есть чему научить нас, что вполне может дать нам преимущества, необходимые королевству для победы над нашими врагами. Но отец считает жизненно важным, чтобы такие люди, как Нарман из Эмерэлда и Гектор из Корисанды, среди прочих, не понимали, что это он нас учит. Хотя бы по той причине, что они не пожалели бы ни сил, ни средств, чтобы убить его, если бы поняли.
   Все взгляды обратились к Мерлину, когда заговорил Кэйлеб. Мерлин оглянулся, его лицо было тщательно бесстрастным, и Кэйлеб снова улыбнулся.
   - Цель этой встречи - решить несколько задач, - продолжил он. - Во-первых, сейджин Мерлин собирается начать с того, что набросает, как то, что он знает, и то, что все вы уже знаете, может сочетаться для достижения наших целей. Но во-вторых, и это не менее важно, мы собираемся обсудить способы, с помощью которых вы шестеро можете приписать себе то, чему нас учит Мерлин.
   Лок-Айленд выпрямился в кресле, оглядел стол, затем посмотрел на Кэйлеба.
   - Простите, ваше высочество, но вы сказали, что мы должны приписать себе знания сейджина Мерлина?
   - Если позволите, ваше высочество? - неуверенно спросил Мерлин, прежде чем Кэйлеб успел ответить, и принц кивнул ему, чтобы он ответил на вопрос графа.
   - Верховный адмирал, - сказал Мерлин, поворачиваясь лицом к Лок-Айленду, - многое из того, что я знаю - "чему я могу вас научить", как выразился принц Кэйлеб, - имело бы ограниченную ценность без практического опыта, которым обладаете вы и эти другие люди. Во многих случаях, даже в большинстве их, потребуется то, что вы уже знаете, чтобы сделать эффективным то, что я могу вам показать.
   - Каждый из вас также является признанным мастером своего дела, своей собственной специализированной области знаний, если хотите. Это означает, что когда вы говорите, люди будут слушать, и это будет важно, потому что многое из того, что нам придется делать, будет противоречить традициям. Перемены заставляют большинство людей чувствовать себя неуютно, даже здесь, в Чарисе, и ваши люди с большей добротой отнесутся к переменам, исходящим от людей, которых они знают и которым доверяют, чем к переменам, исходящим от таинственного чужеземца, какими бы ни были его заслуги.
   - И вдобавок к этим факторам, существует необходимость распространить изменения, которые мы собираемся внести, на максимально широкой основе. По многим причинам они не могут исходить от одного человека. Одна из моих личных причин заключается в том, что то, что я могу вам рассказать, исходит из учений многих других людей, часть которых я знал лично, а с другими никогда не встречался сам. Это не моя работа, и я бы предпочел, чтобы меня не называли каким-то таинственным, возможно, зловещим и определенно иностранным "гением" только потому, что я человек, способный передать это вам.
   - На более прагматичной основе, если внезапно появится один незнакомец и станет источником всех знаний, это вызовет как большее сопротивление со стороны тех, кто цепляется за традиции, так и неизбежную напряженность. Для незнакомца всегда опасно становиться слишком великим, слишком могущественным. Это дестабилизирует ситуацию, порождает зависть и негодование. Это может даже привести к дроблению власти, а Чарис просто не может позволить себе ничего подобного, когда вокруг вас уже собирается так много внешних врагов.
   - Кроме того, я совершенно уверен, что даже если то, чему я вас учу, может быть тем, что толкает вас в определенном направлении, то, к чему вы в конце концов придете, действительно будет результатом вашей собственной энергии и работы.
   - И, - сказал Мичейл со своей собственной тонкой улыбкой, - если ты простишь меня за то, что я указываю на это, это также поможет сохранить тебе жизнь, сейджин Мерлин.
   - Ну, есть и такое незначительное соображение, мастер Мичейл, - признал Мерлин со смешком.
   - Я надеюсь, - сказал Хаусмин, его тон был тщательно нейтральным, - что ни одно из твоих "учений" не нарушит Запретов, сейджин Мерлин.
   - Даю вам торжественную клятву, что этого не произойдет, мастер Хаусмин, - серьезно ответил Мерлин. - На самом деле, король намерен с самого начала привлечь епископа Мейкела и отца Пейтира, чтобы убедиться в этом.
   Несколько напряженных пар плеч, казалось, слегка расслабились, и Мерлин скрыл внутренний смешок. Он пришел к выводу, что оценка Кэйлебом епископа Мейкела была правильной. Не было никаких сомнений в личном благочестии епископа, но он также был патриотом Чариса. И тем, как Мерлин начинал верить, особенно после той проповеди в соборе, у которого было мало иллюзий относительно характера совета викариев и остальной старшей иерархии Церкви.
   Отец Пейтир Уилсин, с другой стороны, не был чарисийцем. На самом деле, он родился на землях Храма и был главным интендантом архиепископа Эрейка в Чарисе. Как и многие интенданты, он также был священником ордена Шулера, что делало его также местным представителем инквизиции. Перспективы привлечь внимание инквизиции было достаточно, чтобы заставить любого жителя Сэйфхолда занервничать, и никто из мужчин, сидевших за этим столом, не сомневался о том, как автоматическая настороженность шулеритов сосредоточилась на их собственном королевстве.
   Несмотря на это, отец Пейтир пользовался глубоким уважением в Чарисе в целом и в Теллесберге в частности. Никто не мог усомниться в силе его личной веры или в том рвении, с которым он выполнял обязанности своего священнического сана. В то же время никто никогда не обвинял его в злоупотреблении служебным положением, - чего, к сожалению, нельзя было сказать о многих других инквизиторах и интендантах, - и он скрупулезно следил за тем, чтобы предписания Джво-дженг применялись справедливо. Шулериты в целом имели репутацию предпочитающих оставаться на стороне консерватизма, но отец Пейтир, казалось, был менее склонен в этом направлении, чем многие из его коллег.
   - Сейджин Мерлин прав, - сказал Кэйлеб. - С епископом Мейкелом уже проконсультировались, и он дал свое благословение на наши усилия. Отец Пейтир еще не сделал этого, и епископ Мейкел посоветовал отцу, что было бы разумнее всего не посвящать отца Пейтира во все детали того, что мы делаем.
   Он не стал вдаваться во все причины этого; в этом не было необходимости.
   - Епископ Мейкел также решительно поддерживает, - продолжил наследный принц, - убеждение отца в том, что степень вовлеченности сейджина Мерлина во все это должна быть сведена к минимуму. Не только по причинам, которые мы уже обсуждали, хотя епископ Мейкел согласен, что все они действительны, но и потому, что участие сейджина автоматически вызвало бы гораздо более тщательное - и отнимающее много времени - предварительное расследование, если бы отец Пейтир был вынужден официально признать это. Епископ Мейкел предпочел бы избежать этого, и он считает, что отец Пейтир поступил бы так же. В конце концов, критическим моментом, как ясно сказано в самом Писании, является сущность того, что проверяется, а не его происхождение.
   Он сделал паузу, пока головы торжественно не закивали, и Мерлин удержался от искушения цинично улыбнуться. Все эти кивающие мужчины прекрасно понимали, что епископ Мейкел фактически консультировал Хааралда о том, как лучше всего "играть в систему". Но их это устраивало, потому что "игра в систему", называлось это так или нет, была повседневным фактом церковной жизни с тех пор, как кто-либо мог вспомнить. До тех пор, пока Мать-Церковь официально одобряла новую концепцию или методику, ее создатели были прикрыты, и, по крайней мере, в случае отца Пейтира, одобрение не зависело бы от размера предложенной взятки.
   И каждый из мужчин в этом зале также понимал, что одна из главных невысказанных причин, по которой они приписывали себе заслуги в том, чему Мерлин собирался начать их учить, заключалась в том, чтобы распределить ответственность за эти инновации. Чтобы избежать того, чтобы к отцу Пейтиру пришло так много новых идей одновременно из одного, возможно, подозрительного источника, что он был бы вынужден сосредоточиться на том, откуда они пришли, а не на их содержании.
   - Есть еще один начальный момент, который я подчеркиваю по желанию моего отца, - продолжил Кэйлеб через мгновение. - Ничто из того, чем сейджин Мерлин собирается поделиться с нами, не может храниться бесконечно как наша исключительная собственность. Как только другие увидят преимущества, им не потребуется много времени, чтобы начать пытаться повторить те же преимущества для себя. Кое-что из того, о чем мы будем говорить сегодня, например, то, что сейджин Мерлин называет "арабскими цифрами" и "счетами", должно широко распространиться, чтобы быть нам полезным. Таким образом, их преимущества обязательно будут признаны, и они очень быстро будут приняты другими. Другие будут иметь исключительно или, по крайней мере, в первую очередь, военные последствия, включая способы повышения эффективности военно-морского флота и морской пехоты. Результаты этих изменений быстро станут очевидны нашим противникам, если и когда они столкнутся с ними в бою, но отец был бы гораздо счастливее, если бы такие люди, как Нарман и Гектор, понятия не имели, что мы делаем, пока они не столкнутся с этими изменениями в настоящем сражении.
   Головы снова закивали, гораздо более выразительно, и Кэйлеб сдержанно кивнул в ответ.
   - В таком случае, сейджин Мерлин, - сказал он, - почему бы тебе не начать.
  
   * * *
   - Неужели это действительно так просто? - спросил барон Симаунт несколько часов спустя, глядя на крупные черные зерна на ладони Мерлина и медленно качая головой. На его лице была странная смесь благоговения и досады.
   - Это действительно так просто, - подтвердил Мерлин. - Конечно, производство такого "зернистого" пороха дает свой собственный набор проблем. Легко высечь искру или даже вызвать детонацию от простого нагрева при трении, особенно в процессе измельчения. Но в целом это намного безопаснее и к тому же мощнее.
   Он и офицер флота стояли в кабинете Симаунта в приземистом каменном здании рядом с цитаделью Кингз-Харбор. Кабинет представлял собой широкое помещение с низким потолком, более новое, чем большая часть остальных укреплений, поскольку располагался прямо на главном пороховом складе крепости.
   Местоположение - это все, - сухо подумал Мерлин. - Хотя, теперь, когда я думаю об этом, возможно, действительно имеет смысл поставить офицера, отвечающего за безопасность погреба, непосредственно на первое место. Во всяком случае, это должно быть сделано для того, чтобы он уделял внимание своим обязанностям!
   - Сомневаюсь, что какая-либо из этих проблем может сравниться с теми, которые были у нас всегда, - сказал сейчас Симаунт. Он протянул свою собственную руку - искалеченную, и Мерлин повернул его запястье, чтобы высыпать черный порошок на ладонь капитана.
   Симаунт поднес его к носу и понюхал, затем высунул язык и деликатно попробовал порошок.
   - Понимаю, сейджин Мерлин, почему с этим вашим "зернистым" порохом будет намного безопаснее обращаться, - сказал он. - Но почему он будет более мощным?
   Мерлин задумчиво нахмурился и погладил свои усы, обдумывая, как лучше ответить на этот вопрос.
   Как сказал Симаунт, преимущества безопасности были очевидны. Сэйфхолдский порох появился не так давно, и это все еще было очень грубое предложение. Точные пропорции серы, селитры и древесного угля оставались предметом горячих споров среди практиков артиллерийского искусства в его нынешнем состоянии. Хуже и гораздо опаснее было то, что это все еще был "мучнистый" порох, приготовленный простым смешиванием мелко измельченных ингредиентов в смесь, по консистенции очень близкий к муке. Это более или менее работало, но ингредиенты не перемешивались полностью. Они разделялись, особенно если смесь толкали или взбалтывали. Что, учитывая состояние большинства дорог Сэйфхолда, означало, что движущаяся телега с порохом часто окружалась тонким туманом из легковоспламеняющейся и взрывоопасной пыли.
   Никто на Сэйфхолде еще не додумался до того, чтобы увлажнить смесь, спрессовать ее в твердые брикеты, а затем измельчить до однородных крупинок. Этот процесс связывал составляющие ингредиенты вместе, предотвращая их обратное разделение, что объясняло как благоговейный трепет, так и огорчение Симаунта. Последствия для безопасного и эффективного использования в артиллерии и стрелковом оружии были глубокими, но решение было настолько абсурдно простым, что ему было трудно простить себя за то, что он еще не подумал об этом.
   Что все еще оставляло проблему того, как объяснить прирост метательной мощи.
   - Насколько я понимаю, он более мощный по нескольким причинам, сэр Алфрид, - сказал Мерлин через минуту. - Во-первых, я немного подкорректировал рецепт... В том, который вы использовали, было слишком много древесного угля. Но главная причина, как мне объяснили, заключается в том, что в основном то, что делает порох, - это просто очень, очень быстро сгорает в ограниченном пространстве. Когда порох измельчается таким образом, между зернами остается больше пространства, а это значит, что огонь может гореть еще быстрее и полнее. Я уверен, что вы видели такой же процесс, когда "разжигали" огонь в своем очаге.
   Настала очередь Симаунта нахмуриться. Он стоял, уставившись на свою ладонь, осторожно перемешивая крупинки порошка указательным пальцем другой руки, затем кивнул.
   - Да, - сказал он медленно, задумчиво. - Да, понимаю, как это может быть. Я никогда не задумывался об этом раньше, но опять же, у меня никогда не было "зернистого" пороха, с которым можно было бы попробовать.
   Он нахмурился еще больше, затем снова посмотрел на Мерлина.
   - Но если он будет более мощным, смогут ли наши существующие пушки стрелять из него?
   - Это отличный вопрос, и у меня нет хорошего ответа, - признался Мерлин. - Из того, что я видел о вашей артиллерии, она хорошо сделана, но вся она была рассчитана на мучнистый порох, а не на зернистый. Думаю, вам придется поэкспериментировать, чтобы выяснить это.
   - Согласен, - кивнул Симаунт. - Мы всегда проверяли наши пушки, стреляя из них двойными или тройными зарядами и большим количеством ядер. Полагаю, мы должны начать с того, что выстрелим из некоторых из них стандартными по массе зарядами из зернистого пороха, затем увеличим заряд, пока они не выйдут из строя.
   - По-моему, это звучит разумно, - согласился Мерлин. - Но есть одна вещь. Возможно, вам придется сделать толще стенки орудийных стволов, чтобы выдержать мощь нового пороха, но вы, вероятно, сможете уменьшить длину ствола.
   Симаунт поднял бровь, и Мерлин усмехнулся.
   - Главная причина, по которой вам понадобилась такая длина стволов, какая у вас есть сейчас, - это дать пороху время сгореть, прежде чем ядро покинет канал ствола, - отметил он. - Поскольку зернистый порох сгорает быстрее, вам не нужна большая длина ствола, чтобы получить тот же эффект.
   - Вы правы. - Глаза Симаунта заблестели, когда он обдумал последствия. - Таким образом, мы могли бы увеличить толщину стенок и, возможно, в конечном итоге сэкономить массу в целом. И - его глаза загорелись еще ярче, когда его подвижный ум устремился вперед - более короткое орудие можно перезарядить быстрее, не так ли?
   - Да, можно, - кивнул Мерлин, затем снова погладил свои усы. - На самом деле, мне только что пришла в голову другая мысль. Та, которая, вероятно, еще больше увеличит вашу скорострельность.
   - Какого рода мысль? - глаза Симаунта сузились, став ястребиными.
   - Ну, - медленно сказал Мерлин, нахмурившись, поскольку он, очевидно, сам обдумывал последствия, - вы каждый раз всегда заряжали, используя ковши с порохом, не так ли?
   Симаунт быстро кивнул с выражением типа "конечно, так и делали", и Мерлин пожал плечами.
   - Ну, - снова сказал он, - предположим, вы предварительно отмерили заряд для каждого выстрела? Вы могли бы зашить каждый заряд в матерчатый мешочек. Затем вы могли бы при каждом заряжании просто задвигать мешочек на место. И если ткань мешочка достаточно рыхлая, запал легко прожигал бы дыру в ткани и поджигал основной заряд.
   - Лэнгхорн! - пробормотал Симаунт. Он на мгновение закрыл глаза, напряженно размышляя, затем начал кивать. Сначала медленно, потом все быстрее и сильнее.
   - Вы абсолютно правы! - сказал он, снова открывая глаза, все еще кивая. - Держу пари, мы могли бы, по крайней мере, удвоить... - возможно, утроить - нашу скорострельность, если бы сделали это! И... - его кивание резко прекратилось, - я не вижу никаких причин, по которым мы не могли бы сделать то же самое для нашей полевой артиллерии. Или даже: Лэнгхорн! Мы могли бы придумать способ для мушкетеров с этим вашим новым "кремневым ружьем" делать то же самое вместо того, чтобы использовать пороховые рожки!
   Мерлин моргнул в явном изумлении. И, по правде говоря, он был просто немного удивлен. Он знал, что у барона Симаунта первоклассный мозг, но был в восторге от того, как быстро морской офицер осваивал новые возможности. Сейджин надеялся, что введение основных концепций приведет к такому синергетическому эффекту, но не ожидал, что даже Симаунт схватит их и запустит так быстро.
   С другой стороны, - напомнил он себе, - одна из причин, по которой чарисийцы так сильны на море, заключается в том, что они изобрели концепцию профессионального флота. Все остальные по-прежнему настаивают на том, чтобы отправлять армейских офицеров - желательно благородного происхождения, независимо от того, есть ли у них мозги или нет - на борт корабля, чтобы командовать им в бою. Профессиональные моряки служат только для того, чтобы направлять судно туда, куда им прикажут их сухопутные "командиры"; кроме того, они должны держать свои большие рты на замке. Но не в Чарисе. Интересно, действительно ли Симаунт осознает, насколько большое преимущество это дает его людям?
   Профессиональный морской офицер, о котором шла речь, повернулся, чтобы посмотреть на диаграммы, нарисованные мелом на одной из стен его кабинета. Вся эта стена была обшита листами сланца, превратив их в одну огромную классную доску, и когда они впервые вошли в офис, она была покрыта полудюжиной набросков и записанных напоминаний самому себе. Но Симаунт нетерпеливо отмел их и начал создавать новые резкими, четкими мазками своего мела, пока они говорили. Теперь он рассматривал эти недавно созданные наброски и заметки и медленно покачал головой.
   - Знаете, сейджин, некоторые из наших офицеров будут сопротивляться всему этому, - сказал он.
   - Почему вы так говорите?
   - Сейджин Мерлин, - ответил Симаунт с чем-то средним между фырканьем и смешком, - вы были очень тактичны сегодня днем. Однако я совершенно уверен, что большинство моих собственных блестящих идей уже приходили вам в голову до того, как мы начали.
   Мерлин почувствовал, как его лицо на мгновение разгладилось, демонстрируя безразличие, и чарисиец рассмеялся.
   - Это была не жалоба, - сказал он. - И хотя у меня есть собственные подозрения относительно того, почему вы, возможно, предпочли бы, чтобы мы "выяснили все это" сами, я также не собираюсь беспокоиться о том, чтобы подтвердить их. Но если вы возьмете все это вместе - новый порох, эти ваши "цапфы", новые лафеты, эту идею заранее отмеренных зарядов, более короткую длину ствола, - это перевернет с ног на голову все устоявшиеся представления о том, как ведутся морские сражения. Конечно, у меня еще не было времени обдумать все это, но одно очевидно: каждая боевая галера во флоте просто стала бесполезной.
   - Не знаю, зашел ли бы я так далеко, - осторожно сказал Мерлин, но Симаунт снова покачал головой, на этот раз резко и решительно.
   - Это не сработает с галерами, - сказал он, и его мел застучал по грифельной доске с резкостью молотка, когда он постукивал им по грубой схеме лафета нового образца. - Нам придется придумать что-то еще, и совершенно новый набор тактик и тактических построений. На данный момент единственная реальная возможность, которую я вижу, - это некоторое развитие галеона, хотя Лэнгхорн знает, что у нас их не так много, чтобы играть с ними! Я подозреваю... - он бросил на Мерлина еще один острый взгляд, - что вы с сэром Дастином собираетесь обсудить это в ближайшее время. Но очевидно, что на галере просто негде разместить достаточное количество пушек, если мы не сможем спроектировать и установить пушки, которые стреляют так быстро, как, думаю, мы сможем стрелять сейчас. Они должны быть установлены вдоль бортов корабля, а не только на носу и корме, а на галере этого сделать нельзя. Гребцы и весла будут мешать. И у них нет грузоподъемности для такой большой массы металла.
   - Но если нет достаточно сильного ветра, галера быстрее парусного корабля, а галеры почти всегда более маневренны, - отметил Мерлин. - И все эти гребцы больше похожи на морских пехотинцев, когда дело доходит до абордажной схватки.
   - Не имеет значения, - почти резко сказал Симаунт. - До тех пор, пока парусное судно имеет достаточно хода, чтобы держать свой бортовой залп направленным на галеру, ни одна галера не выживет, чтобы взять парусник на абордаж. Во всяком случае, не с дюжиной или около того тяжелых пушек, стреляющих ядрами прямо в зубы галеры! И сражения между кораблями, вооруженными пушками, в большинстве случаев тоже не будут решаться абордажем. О, - он махнул искалеченной рукой, - в любом случае, это, вероятно, будет происходить время от времени, но обычно? - Он снова резко покачал головой. - Обычно дело так или иначе уладится задолго до того, как кто-то подойдет достаточно близко к борту.
   Мерлин мгновение смотрел на него, затем вскинул голову в знак согласия.
   Хотя, - подумал он, - Симаунт, возможно, просто немного забегает вперед. В эпоху парусов и пушек на Старой Земле было много абордажных действий. Тем не менее, он движется в правильном направлении. И он прав в том, что старомодное "сухопутное" сражение на море вот-вот уйдет в прошлое.
   - Понимаю, что вы имеете в виду, - сказал он вслух. - И вы правы. Я понял, что нам нужно будет придумать новый дизайн для военных кораблей с новыми пушками, еще до того, как мы с вами начали разговаривать. Это одна из причин, по которой я собирался предложить вам посидеть со мной и сэром Дастином, когда мы начнем разговор. Вы, несомненно, лучше меня понимаете, как все должно измениться, и как мы могли бы сделать это с самого начала.
   - Конечно, я согласен с этим. - Симаунт выразительно кивнул. - И представляю, как сэр Дастин собирается объяснить мне, почему я не могу построить корабль, который мне бы очень хотелось. Просто наложение такой большой массы на его палубу неизбежно создаст всевозможные проблемы. И даже после того, как мы с ним, - и вы, конечно, сейджин, - придем к какому-то компромиссному соглашению по этому поводу, нам придется придумать, как продать это и остальным офицерам его величества.
   - И, просто чтобы сделать вашу жизнь еще немного сложнее, - сказал Мерлин с усмешкой, - вам придется придумать, как убедить их, не давая Нарману и Гектору понять, что происходит.
   - О, спасибо вам, сейджин Мерлин!
   - Не стоит благодарности. Но теперь, похоже, пришло время для моего первого разговора с мастером Хаусмином и мастером Мичейлом. Нам нужно обсудить довольно много вещей, в том числе лучший способ сделать вашу новую пушку. После этого я должен в первый раз встретиться с сэром Дастином примерно через три часа, и нам нужно будет обсудить еще несколько вещей, в дополнение к вашему новому дизайну военного корабля. Итак, если я могу предложить, возможно, мне следует оставить вас обдумывать, какие именно ингредиенты вы хотите включить в него, пока я пойду и обсужу эти другие вещи с мастером Хаусмином, мастером Мичейлом и им самим. Не могли бы вы присоединиться к нам в цитадели, возможно, часа через четыре или около того?
   - Я буду там, - пообещал Симаунт и снова обратил свое пристальное внимание на меловые диаграммы, когда Мерлин тихо вышел из кабинета.
  
   * * *
   - Понимаю, что у тебя на уме, сейджин Мерлин, - сказал Эдуирд Хаусмин, откидываясь от стола для совещаний и разглядывая расположенные рядом карандашные наброски,. - И представляю, как сэр Алфрид пускал слюни к тому времени, когда ты показал ему эти свои "цапфы".
   Он протянул руку и постучал указательным пальцем по ближайшему из двух рисунков. На нем было изображено одно из новых, модифицированных артиллерийских орудий, которые предлагал Мерлин. Между ним и стандартным типом, который в настоящее время находился на борту галер королевского чарисийского флота, было несколько отличий, но самым значительным из них был способ установки самого орудия.
   Нынешние пушки были в основном просто огромными мушкетами - полой металлической трубой, плотно прикрепленной металлическими лентами к длинному, прямому, тяжелому деревянному брусу. Когда пушка стреляла, брус отскакивал по палубе, пока сочетание трения и прочных тросов, прикрепляющих пушку к орудийному порту, через который она стреляла, не остановит ее. Затем расчет перезаряжал орудие и тащил массивный брус со стволом обратно на место с помощью чистой грубой силы.
   Не было никакого способа поднять или опустить точку прицеливания орудия, перетаскивание тяжеловесного бруса по палубе требовало большой мускульной силы (по крайней мере, если орудие было достаточно тяжелым, чтобы действительно нанести ущерб корпусу другого корабля), и даже хорошо обученный орудийный расчет едва успевал выполнять выстрел в каждые пять минут или около того.
   Но в новой пушке, набросанной Мерлином, было нечто, называемое "цапфами", которые представляли собой не более чем цилиндрические выступы, отлитые на стволе под прямым углом к каналу ствола. Они были достаточно длинными и толстыми, чтобы выдержать массу орудия, и вставлялись в вырезы в "лафете" - колесной тележке для орудия, которая располагалась под стволом. Это была до смешного простая концепция, - размышлял Хаусмин, - но последствия были огромными. Пушка поворачивалась вверх и вниз на "цапфах", что означало, что ее можно было поднимать или опускать со смехотворной легкостью. Колеса лафета (или "тележки", как по какой-то причине настаивал на их названии Мерлин) означали, что его можно было вернуть на батарею гораздо быстрее и меньшим орудийным расчетом при заданной массе оружия. И из-за всего этого, а также из-за того, что части были намного короче и удобнее, должна была значительно возрасти скорострельность.
   - Проблема, на мой взгляд, - продолжил владелец литейного цеха, - двоякая. Во-первых, нам понадобится много ваших пушек. Будет мало толку иметь два или три корабля, вооруженных ими, если остальная часть флота не вооружена, и весь смысл в том, чтобы разместить их достаточно на борту каждого корабля, чтобы сделать огневую мощь этого корабля решающей. Это означает, что нам понадобится больше бронзы, чем кому-либо когда-либо прежде, и кому-то придется добывать руду и выплавлять бронзу. Либо так, либо нам придется придумать, как сделать их из железа, а это гораздо более рискованное предложение. Но, во-вторых, даже если мы доберемся до металла, просто отливка и расточка орудий займет время - много времени, и это будет довольно трудно скрыть от глаз такого человека, как Гектор.
   - Согласен, что будут проблемы, Эдуирд, - сказал Мичейл, откидываясь на спинку своего стула и постукивая по передним зубам костяшкой указательного пальца правой руки. - Однако не думаю, что они непреодолимы. Во всяком случае, если его величество готов вложить в проект достаточно золота.
   - Делать это втайне? - Хаусмин покачал головой. - У нас здесь, на Хелен, не хватит мощности и на половину того оружия, которое понадобится сэру Алфриду, Рейян! Знаю, что мы могли бы увеличить ее, но нам понадобятся сотни рабочих, чтобы произвести столько нового оружия, сколько нам потребуется. И даже если бы они у нас были, не знаю, хватит ли здесь, в Кингз-Харбор, места для тех мощностей, которые нам понадобятся в долгосрочной перспективе.
   - Согласен, - кивнул Мичейл. - С другой стороны, как насчет Делтака?
   Хаусмин начал качать головой, затем остановился с застывшим выражением лица.
   - Там еще ничего нет, - сказал он через мгновение, и Мичейл пожал плечами.
   - И к чему ты клонишь? - пожилой мужчина перестал постукивать по зубам и ткнул указательным пальцем в наброски Мерлина. - Ты только что сказал, что нам, возможно, придется рассмотреть железное оружие. И что нам придется расширить вместимость здесь, в Хелен, при условии, что для этого будет достаточно места, чего тут нет. Насколько сложнее было бы создать потенциал с нуля где-то в другом месте? И ты, конечно, в первую очередь планировал сделать именно это, когда покупал там землю, не так ли?
   - Ну, да, - медленно сказал Хаусмин, затем взглянул на Мерлина. - Насколько свободно его величество согласен тратиться на эти усилия, сейджин Мерлин?
   - Он мне этого не говорил, - ответил Мерлин. - Я также не знаю, обсуждал ли он это с принцем Кэйлебом, но вполне возможно, что обсуждал. У меня сложилось впечатление, что он считает все эти проекты критически важными, но казна не совсем бездонна. Могу я спросить, к чему вопрос?
   - Рейян только что напомнил мне о моих инвестициях в районе Большого Тириэна. Несколько лет назад я купил довольно много земли у графа Хай-Рок. Это недалеко от Делтака, прямо на реке, и Хай-Рок пытался найти кого-нибудь для разработки месторождений железа на другом берегу реки. - Владелец литейного цеха пожал плечами. - Это отличное место во многих отношениях, но в этом районе не так много людей, и нет рабочих рук, которых можно было бы нанять. А Делтак - крошечная деревушка, не намного больше широкого грязного пятна на дороге. У меня там намечается небольшая активность, но пока ее не так уж много. Мне пришлось импортировать всех своих рабочих, и нам пришлось бы начинать практически с нуля, чтобы развивать все дальше.
   - Но сам факт, что там уже не так много людей, может сработать на нас с точки зрения секретности, - задумчиво сказал Мерлин.
   - Это то, что имел в виду Рейян, - согласился Хаусмин. - Но в данный конкретный момент нет никакой реальной причины или необходимости развивать эту собственность дальше. - Он поморщился. - С тех пор, как спор о престолонаследии Хэнта начал нервировать людей, торговля в целом упала. У меня много неиспользуемых мощностей на моих литейных заводах в Теллесберге.
   - Это может скоро измениться, даже без новой артиллерии, - сказал ему Мерлин. Хаусмин выпрямился в кресле, приподняв брови, и Мерлин фыркнул.
   - Подозреваю, что Чарис вот-вот переживет период быстрого роста торговли, - сказал он. - На самом деле, мастер Мичейл, вы будете главной частью этого.
   - Я, не так ли? - усмехнулся Мичейл и скрестил ноги. - Признаю, мне нравится, как это звучит, сейджин Мерлин. Я всегда был неравнодушен к тому приятному музыкальному звуку, который издают золотые монеты, падая в мой кошелек.
   - Надеюсь, что вы представите нам пару новых машин, - сказал ему Мерлин. - Одна называется "коттон-джинн", а другая называется "прялка Дженни".
   - И что делают эти машины? - спросил Мичейл.
   - Первая удаляет семена из хлопка-сырца и хлопчатого шелка, без того, чтобы люди выбирали их вручную. - Прялка Дженни - это, по сути, прялка с несколькими шпинделями, так что один человек может прясть несколько нитей одновременно, - спокойно сказал Мерлин.
   Ноги Мичейла разогнулись, и Мерлин улыбнулся, когда торговец наклонился вперед в своем кресле, его взгляд внезапно стал пристальным.
   - Вы можете отделить семена без ручного труда? - спросил чарисиец, и Мерлин кивнул. - О какой способности вы говорите? - настаивал Мичейл. - И может ли она отделить семена стального чертополоха?
   - На самом деле я не знаю ответа ни на один из этих вопросов, - признался Мерлин. - Если уж на то пошло, я никогда не строил эти машины и не видел их. Однако я знаю принципы, по которым это работает, и на основе того, что знаю, не вижу никаких причин, почему это не должно работать и для стального чертополоха.
   Мичейл поджал губы, его мысли лихорадочно метались, и Мерлин спрятал улыбку. Хлопчатый шелк был очень похож на земной хлопок, за исключением того, что из волокон местного сэйфхолдского растения производилась ткань, которая была даже легче и прочнее хлопковой и широко использовалась для одежды в климате, подобном климату Чариса. Это было дорого, потому что удалить его семена было еще сложнее, чем удалить их из обычного хлопка, но ткачи Сэйфхолда работали с ним с самого начала существования колонии.
   С другой стороны, потенциал стального чертополоха, другого сэйфхолдского растения, всегда почти в равной степени соблазнял и разочаровывал местных текстильщиков. Стальной чертополох был очень похож на ветвящийся бамбук, с такими же "сегментированными" стволами, и рос он даже быстрее, чем земное растение. Он также давал семенные стручки, наполненные очень тонкими, очень прочными волокнами, из которых можно было сплести ткань, даже более прочную, чем шелк. Действительно, прочнее, чем все, что человечество Старой Земли могло производить до появления синтетических волокон.
   К сожалению, волокна в стручках прикреплялись к очень мелким, очень колючим семенам. Извлекать их вручную было сущим кошмаром, а крошечные ранки, нанесенные колючками семян, имели неприятную привычку превращаться в гнойные. Вот почему никому за пределами Харчонга и Деснейрской империи, которые практиковали то, что по сути было рабским трудом, никогда не удавалось производить полезные количества ткани из стального чертополоха. Это также объясняло невероятную стоимость этого материала. Так что, если бы этот коттон-джинн мог удалять эти семена без необходимости ручного труда... 
   - Учитывая весь ваш собственный опыт, - продолжил Мерлин, и Мичейл моргнул и снова сфокусировался на нем, - я уверен, что вы сможете разработать гораздо более эффективную версию этого, чем мог бы я. И мне пришло в голову, что мастер Хаусмин стал бы для вас отличным партнером. Вы двое уже привыкли работать вместе, а его литейные цеха уже используют много энергии воды. Его мастера-механики, несомненно, могли бы придумать способ таким же образом приводить в действие хлопкоочистительные и прядильные машины, и все его оборудование уже одобрено Церковью.
   Мичейл и Хаусмин посмотрели друг на друга, их глаза были полны размышлений, и Мерлин улыбнулся.
   - Пока вы думаете об этом, - добавил он, - почему бы вам двоим с мастером Хаусмином не потратить некоторое время на размышления о том, как сконструировать ткацкий станок с механическим приводом? Как только вы заведете хлопкоочистительные машины и запустите прялки Дженни, пряжа полезет у вас из ушей. Кроме того, флоту понадобится гораздо больше парусины. И я полагаю, что ткацкий станок с механическим приводом позволил бы вам изготавливать холст с более плотным переплетением, не так ли, мастер Мичейл?
   - Лэнгхорн, - пробормотал Мичейл. - Он прав, Эдуирд. И если эта "прядильная машина" работает так, как он, кажется, думает, особенно если ты сможешь найти способ привести ее в действие, мы сможем использовать ее также для шерсти и льна. - Он встряхнулся и снова посмотрел на Мерлина. - Неудивительно, что вы ожидаете подъема в торговле, сейджин Мерлин!
   - В судостроении тоже, - заверил их Мерлин. - Для военно-морского флота, само собой, но я подозреваю, что вы также увидите много новых построек торговых судов, как только мы с сэром Дастином закончим обсуждать что-то под названием "шхунная оснастка". У меня действительно есть некоторый личный опыт, поэтому я уверен, что это произведет настоящую сенсацию, когда сэр Дастин... - и вы, конечно, мастер Хаусмин... - выступите с ней. Людям может потребоваться несколько месяцев, чтобы осознать ее преимущества, но как только они это сделают, вы будете завалены заказами. Подозреваю, что внезапное вливание капитала сделает строительство нового литейного цеха в Делтаке гораздо более осуществимым.
   - И если мы будем так заняты, это также объяснит, почему мне вдруг вообще понадобилось разрабатывать новые литейные производства, - с энтузиазмом сказал Хаусмин.
   - И, - добавил Мичейл, - учитывая тот факт, что все эти новые идеи действительно исходят от вас, сейджин Мерлин, и от его величества, вполне уместно, что это "внезапное вливание капитала" должно пойти на создание военно-морского флота.
   - Король рассматривает возможность создания чего-то под названием "патентное бюро", - сказал им Мерлин. - Это то, к чему нужно подходить осторожно по многим причинам. Но если мы сможем организовать это, люди, которые придумают новые и лучшие способы делать что-то, смогут подать заявку на "патент" на свои новые идеи. Это означает, что идея будет принадлежать им, и что никто другой - по крайней мере, в Чарисе - не сможет использовать ее без их разрешения и, как правило, выплаты скромного гонорара человеку, который ее создал. На данный момент его величество планирует, чтобы оба вы подали заявки на патенты на новые идеи, которые вы представите в результате наших встреч и обсуждений.
   - Я такой же эгоист, как и любой другой человек, сейджин Мерлин, - сказал Хаусмин с обеспокоенным выражением лица, - но не чувствую себя комфортно при мысли о том, чтобы владеть - как ты это назвал? - "патентом" на предоставленную вами идею.
   - Мастер Хаусмин, - сказал Мерлин с улыбкой, - я абсолютно не представляю, как превратить большинство этих идей в практические устройства. Пушку, да. И новые конструкции такелажа, которые я буду обсуждать с сэром Дастином. Но литейные заводы, текстильные мануфактуры, инвестиционные соглашения - все это, по крайней мере, так же чуждо мне, как все, что я знаю, может быть чуждо вам. Для того, чтобы все это сработало, нам потребуется партнерство во всех смыслах этого слова. Итак, думаю, что самым простым решением для каждого из вас, как патриотически настроенных чарисийцев, было бы объявить, что вы перечисляете короне половину любых патентных сборов, которые вы получаете. Это, вкупе с пошлинами, которые будут платить люди, покупающие ваши новые товары, должно весьма щедро вознаградить короля.
   - А что насчет вас? - спросил Мичейл, и Мерлин пожал плечами.
   - Говорят, сейджину мало пользы от мирских богатств. Лично я всегда наслаждался некоторыми незначительными предметами роскоши, но король Хааралд предоставляет мне довольно комфортабельные жилые помещения, и ожидаю, что он будет рад предоставить эти "незначительные предметы роскоши", если я попрошу его об этом. Кроме того, что бы я делал с деньгами, если бы они у меня были?
   - Вы действительно это имеете в виду, не так ли? - сказал Хаусмин, и Мерлин кивнул.
   - Я, безусловно, имею в виду это, мастер Хаусмин. Кроме того, следующие несколько лет я буду слишком занят, чтобы беспокоиться о том, чтобы тратить деньги на что-либо.
   - Очевидно, сейджины еще больше отличаются от других людей, чем я всегда слышал, - сказал Мичейл с легкой улыбкой. Затем улыбка исчезла, и он торжественно кивнул Мерлину. - Тем не менее, сейджин Мерлин, что бы ни случилось, мы с Эдуирдом и весь Чарис будем должны вам гораздо больше, чем мы когда-либо могли бы заплатить простыми деньгами. Большая часть Чариса этого не узнает, а мы будем знать. Что касается меня, и я уверен, что и для Эдуирда тоже, если мы когда-нибудь сможем чем-то вам помочь, золотом или сталью, вам нужно только позвать.
   Хаусмин твердо кивнул.
   - Благодарю вас за это, вас обоих, - сказал Мерлин, будучи уверенным в каждом своем слове. - Но сейчас, боюсь, самое время мне встретиться с сэром Дастином. Принц Кэйлеб, барон Симаунт и граф Лок-Айленд присоединятся к нам примерно через час. Если бы я мог попросить вас, мастер Хаусмин, я был бы очень признателен, если бы вы тоже присоединились к нам. Есть один момент, по которому мне особенно понадобится ваше мнение.
   - О? - Хаусмин мгновение смотрел на него, затем внезапно фыркнул. - Дайте угадать. Это как-то связано с безумной идеей Дастина покрыть днища всех военных кораблей медью?
   - Я бы не назвал это "безумной идеей", - ответил Мерлин с улыбкой, - но это то, что я хотел обсудить.
   - Это будет стоить целое состояние, - возразил Хаусмин.
   - Верно, это будет дорого, - согласился Мерлин. - Но сэр Дастин занимается здесь чем-то очень важным, мастер Хаусмин. Обшивка судов медью ниже ватерлинии не только защитит их от бурильщиков, но и значительно сократит обрастание водорослями. А это значит, что корабли будут быстрее, маневреннее и прослужат намного дольше.
   Хаусмин продолжал смотреть с сомнением, и Мерлин склонил голову набок.
   - При нынешнем положении дел, - сказал он, - к тому времени, когда галера находится в воде в течение месяца, ее корпус уже достаточно оброс, чтобы значительно снизить скорость и заставить гребцов работать намного, намного усерднее. Это означает, что их усталость наступает раньше, а маневренность неуклонно снижается. Сейчас мы говорим о парусных кораблях, а не о галерах, но здесь применимы те же соображения.
   - Хорошо, - сказал Хаусмин немного неохотно, и Мичейл хрюкнул от смеха. Хаусмин посмотрел на него, и Мичейл покачал головой.
   - Признай это, Эдуирд! Твоя настоящая проблема, во-первых, в том, что ты не подумал об этом вместо Дастина, и, во-вторых, что ты не смог придумать способ сделать это так, чтобы медь не отвалилась обратно!
   - Чепуха! - ответил Хаусмин. Отрицание прозвучало немного раздраженно, - подумал Мерлин и быстро заговорил сам.
   - Думаю, что знаю, как решить проблему хранения обшивки на кораблях, - сказал он. Он не собирался вдаваться в объяснение таких терминов, как "электролитические растворы" и "гальваническое действие" между медью и железными гвоздями, которые Хаусмин использовал для ее крепления. И ему не придется ничего объяснять, как только он продемонстрирует, как этого избежать. Конечно, придумать такое количество бронзовых креплений, чтобы избежать электролитической коррозии разнородных металлов, само по себе было бы проблемой, но это все равно было бы проще, чем пытаться объяснить концепцию "анодов".
   - Ты это сделаешь? - Хаусмин задумчиво посмотрел на него, и Мерлин кивнул.
   - Да. Но производство такого количества листовой меди, не говоря уже о крепежных элементах, которые нам понадобятся, приведет к еще большему спросу на ваши литейные мощности. Так что я был бы признателен, если бы к тому моменту вы и мастер Мичейл могли бы еще немного подумать о возможностях развития Делтака. Мне пришло в голову, что вы могли бы задуматься о том, чтобы превратить его не просто в новый литейный цех, а также в верфь. Мы бы хотели, чтобы никто другой не понял, что мы покрываем наши корпуса медью. Вероятно, в конце концов это всплывет наружу, но чем дольше мы сможем этого не допустить, тем лучше. И если вы в любом случае собираетесь построить литейный цех и верфь, вы могли бы подумать о добавлении текстильной мануфактуры, если у реки, о которой вы упомянули, будет достаточно воды.
   Двое чарисийцев кивнули, и Мерлин отодвинул свой стул, встал и слегка поклонился им. Затем он быстрым шагом вышел из комнаты.
   Хаусмин и Мичейл склонили головы друг к другу, прежде чем он полностью скрылся за дверью.
  
  
   ОКТЯБРЬ, Год Божий 890
  
   .I.
   Дворец князя Гектора, Мэнчир, Корисанда
  
   - Мой князь.
   Оскар Малвейн опустился на одно колено, когда князь Гектор Корисандский вошел в маленькую частную палату совета и направился к украшенному резьбой креслу во главе стола. Филип Азгуд, граф Корис, последовал за князем, усевшись по левую руку от Гектора. Несколько секунд никто из них ничего не говорил, и Малвейн напомнил себе, что вытирать пот со лба было бы... нецелесообразно.
   - Вы можете встать, - сказал Гектор через мгновение мелодичным тенором, который всегда казался немного странным в устах одного из самых хладнокровных политических расчетчиков на планете.
   Малвейн повиновался, поднялся и сцепил руки за спиной, встретившись взглядом с правителем, на службе у которого он шпионил почти двадцать лет.
   Гектор не сильно изменился за эти два десятилетия. Темно-каштановые волосы были слегка тронуты серебром на висках. В уголках глаз появилось еще несколько морщинок, а в аккуратно подстриженной бороде пробилось несколько седых прядей. Но он по-прежнему был высоким, прямым и широкоплечим, и, в отличие от большинства правителей, продолжал регулярно тренироваться со своим придворным мастером оружия.
   Рядом с ним Корис казался каким-то размытым, поблекшим. В отличие от своего князя, граф был светловолос, и хотя он был почти такого же роста, как Гектор, ему не хватало ширины плеч и мускулатуры князя. В глазах тоже что-то есть, - не в первый раз подумал Малвейн. Они были не слабее, чем у Гектора, но это были глаза человека, который знал, что всегда будет чьим-то слугой.
   Которым он, конечно, и был.
   - Итак, мастер Малвейн, - сказал князь после еще нескольких секунд нового молчания. - Что пошло не так?
   - Мой князь, - сказал Малвейн, - я не знаю.
   Он был совсем не рад такому признанию, но гораздо лучше было быть честным и избегать оправданий.
   - Это, кажется, не очень хорошо говорит о ваших источниках, мастер Малвейн, - заметил Корис с тонкой улыбкой. Тот факт, что даже тень раздражения не промелькнула на лице Гектора, когда граф вмешался в разговор, сказал Малвейну довольно много.
   - Возможно, да, милорд, - ответил он. - Но, хотя я не ищу оправданий, я бы указал, если позволите, что мы были не единственными, за кем охотились люди Уэйв-Тандера.
   - Простите меня, если я кажусь тупым, но это звучит так, как будто вы оправдываетесь, - заметил Корис.
   - Не совсем так, милорд. - Малвейн был немного удивлен, что его собственный голос звучал так спокойно. - Я хотел сказать, что либо в течение очень долгого времени Уэйв-Тандер знал гораздо больше, чем кто-либо думал, и решил действовать не в соответствии с этим, либо в Чарисе в горшок было добавлено что-то радикально новое. Если Уэйв-Тандер уже знал все, на что он в конце концов отреагировал, то никто не мог бы предложить никакого оправдания. Однако, если бы внезапно вмешался какой-то совершенно новый фактор, никто бы никак не смог его предсказать и подготовиться к нему заранее.
   Корис поморщился и сделал отмахивающийся жест левой рукой, но Гектор склонил голову набок и посмотрел на Малвейна чуть более заинтересованным взглядом.
   - У нас есть только фрагментарный отчет от мастера Мейсана, - сказал князь через минуту. - Из того, что он смог нам рассказать, очевидно, что действительно было добавлено что-то новое. Вопрос в том, что? И второй вопрос: как бы вы предположили, что привело к вам Уэйв-Тандера, что бы это ни было?
   - Мой князь, - сказал Малвейн, решив расценить как хороший знак тот факт, что Гектор решил лично вернуться к разговору, - я не знаю, что, возможно, уже сообщил Жэспар. К тому времени, когда лейтенант Мейтис и "Фрейнсин" достигли Теллесберга и я установил с ним контакт, мы с Жэспаром не общались почти две пятидневки. Было ясно, что агенты Уэйв-Тандера искали меня, и никто из нас не хотел, чтобы их охота за мной привела к нему. Определенно... Однако элементы ситуации стали очевидны только в последний день или около того перед отплытием лейтенанта Мейтиса домой, и Жэспар, возможно, не знал о них, когда писал свой отчет. Я, конечно, расскажу вам все, что смогу, но, если позволите, сначала я хотел бы задать один вопрос.
   Брови Кориса нахмурились, но Гектор лишь на секунду задумчиво поджал губы, а затем кивнул.
   - Спрашивайте, - сказал он.
   - Мой князь, - Малвейн собрался с духом обеими руками, - знали ли вы, что герцог Тириэн работал с князем Нарманом?
   Несмотря на то, что он был официальным главой разведки Лиги Корисанды, граф Корис не смог скрыть своего удивления. Выражение лица Гектора ни разу не дрогнуло, но что-то было в глубине этих острых темных глаз. Молчание длилось секунд десять, затем князь покачал головой.
   - Нет, - сказал он. - Я не знал об этом. Почему?
   - Потому что, согласно слухам, ходившим по Теллесбергу незадолго до нашего отплытия с лейтенантом Мейтисом, Тириэн не только работал с князем Нарманом, но и фактически был ответственен за попытку убийства Кэйлеба.
   - Что? - вопрос из одного слова прозвучал спокойно, почти как в разговоре, но в глазах Гектора мелькнуло неподдельное удивление.
   - Очевидно, у меня не было времени так или иначе подтвердить эти истории, даже если бы я все еще осмеливался связаться с кем-либо из моих людей, - сказал Малвейн. - Тем не менее, я верю, что они были правдой.
   - Какие истории?
   - По-видимому, мой князь, Тириэн работал с Нарманом довольно долгое время. В то время как человек Нармана Лэйхэнг, несомненно, организовал само покушение, предложение об этом, похоже, исходило от Тириэна. Похоже, он рассматривал это как первый шаг к тому, чтобы занять трон Хааралда.
   - И почему, - глаза Гектора сузились, выражение его лица стало напряженным, - вы верите в то, что... рассказы были точными?
   - Потому что я уже более пятидневки знал, что Тириэн мертв, - просто сказал Малвейн.
   - Тириэн мертв? - Вопрос вырвался у Кориса, который мгновенно и извиняющимся тоном взглянул на Гектора, но князь, казалось, едва ли заметил это, поскольку он посмотрел на Малвейна с таким выражением, близким к испугу, которое Малвейн когда-либо видел от него.
   - Да, милорд. - Малвейн предпочел ответить Корису, но его глаза были прикованы к Гектору. - Это стало просачиваться гораздо раньше. Как и тот факт, что он был замешан в чем-то предательском, но Уэйв-Тандер и Хааралд были удивительно успешны в сокрытии большинства деталей, предположительно, пока они завершали свое расследование. Только после прибытия "Фрейнсин" до меня дошли первые слухи о том, что он не только мертв, но и был убит самим графом Грей-Харбором.
   У Кориса отвисла челюсть, а Гектор откинулся на спинку кресла, положив руки на подлокотники.
   - Как я уверен, Жэспар включил в свой последний отчет вам, милорд, - продолжил Малвейн, - что фактическая попытка убить Кэйлеба была сорвана вмешательством незнакомца, человека по имени "Мерлин", который, по-видимому, утверждает, что он сейджин. У меня нет возможности судить, действительно ли он один из них, но он, очевидно, опасный человек с мечом. Один из убийц был схвачен живым - опять же, по слухам, из-за этого Мерлина. По словам одного из моих контактов во дворце, человек, которого они захватили, был немногим больше обычного солдата, и никто бы не подумал, что у такого, как он, может быть доступ к какой-либо действительно важной информации.
   - К несчастью для герцога Тириэна, он, по-видимому, знал больше, чем кто-либо думал. Во всяком случае, на допросе он сказал нечто такое, что заставило Уэйв-Тандера заподозрить, что сам Тириэн каким-то образом связан с Нарманом. Грей-Харбор не желал верить подобным словам своего зятя - не говоря уже о двоюродном брате короля, - но доказательства, должно быть, были довольно убедительными, какими бы они ни были, потому что Грей-Харбор отправился лично противостоять Тириэну. Согласно большинству версий дошедшей до меня истории, он надеялся убедить Тириэна сдаться на милость Хааралда, а это говорит о том, что вне зависимости от уже известного им на тот момент, они не начали подозревать всего.
   - Никто из тех, с кем я говорил, не был вполне уверен, что именно произошло той ночью, но Грей-Харбор отправился в особняк Тириэна в сопровождении своего личного стражника и того же Мерлина. Когда он столкнулся с Тириэном, началась драка. Стражник Грей-Харбора был убит, как и по меньшей мере десять или пятнадцать человек Тириэна - большинство из них, по-видимому, снова Мерлином - и сам Грей-Харбор убил Тириэна.
   - Лэнгхорн, - пробормотал Корис, касаясь своего сердца, а затем губ.
   - И вы верите, что эти истории правдивы? - пристально спросил Гектор.
   - Мой князь, они должны быть такими, - просто сказал Малвейн. - Нет никаких сомнений в том, что Грей-Харбор убил Тириэна. Сам дворец подтвердил это днем перед нашим отплытием, и этот человек был двоюродным братом короля Хааралда, четвертым в очереди на трон. Если бы у Хааралда возникли какие-либо сомнения в виновности Тириэна, Грей-Харбор, по крайней мере, был бы лишен своих должностей и заключен в тюрьму на время расследования фактов. Ничего из этого не произошло, и этот так называемый сейджин по-прежнему является почетным гостем во дворце Хааралда. Действительно, он стал членом королевской стражи и был назначен личным телохранителем Кэйлеба, несмотря на его причастность к тому, что произошло.
   Гектор медленно кивнул, очевидно, тщательно обдумывая логику Малвейна. Затем он снова склонил голову набок.
   - Вы считаете, что случившееся с Тириэном каким-то образом объясняет то, что произошло с вами?
   - Не знаю, мой князь. С одной стороны, не было никакой связи между Жэспаром или мной и покушением. С другой стороны, мы оба знали, что Лэйхэнг был человеком Нармана в Теллесберге. Я бы сказал, что вполне вероятно, что, в свою очередь, он знал, что я был одним из ваших агентов, и то, что он знал, могло быть передано Тириэну или одному из его собственных старших агентов.
   - Очевидно, что Грей-Харбор должен был что-то вытянуть из Тириэна до того, как герцог был убит. И я подозреваю, что это больше, чем просто подтверждение его причастности к покушению. Лэйхэнг был либо убит, либо арестован в ту же ночь. Никто точно не знает, что именно случилось; он просто исчез. Мое собственное убеждение заключается в том, что его схватили и допросили, вероятно, вполне... жестко в свете попытки убить Кэйлеба.
   - И вы верите в это, потому что?
   - Из-за того, как Уэйв-Тандер и его агенты опустошили сеть Нармана в Чарисе после его исчезновения, мой князь. Были арестованы десятки его высокопоставленных контактов, в том числе несколько видных чарисийских купцов и более нескольких представителей знати. Некоторые из них уже были казнены до того, как я покинул Теллесберг, и было произведено множество дополнительных арестов. Вы знаете репутацию Хааралда и Уэйв-Тандера. Они редко арестовывают кого-либо, если не полностью уверены в своих доказательствах. Эти аресты - и, особенно, казни - кажутся мне явным признаком того, что проговорился кто-то из сотрудников Нармана, знавший все важные подробности о его сети. Единственными двумя кандидатами, которых я вижу, были бы Тириэн, у которого вряд ли было время раскрыть такую подробную информацию до того, как его убили, или сам Лэйхэнг.
   - И вы полагаете, что тот, кто говорил, также знал о вашей собственной деятельности? - спросил Гектор.
   - Это единственное объяснение, которое я смог придумать, мой князь, - откровенно сказал Малвейн. - Насколько мне известно, они вообще не подозревают Жэспара. И, кроме того, насколько мне известно, хотя они выдали ордер на мой собственный арест, они не арестовали ни одного из источников и контактов, которые я поддерживал. Полагаю, что, возможно, они оставляют эти контакты в покое, ожидая, кто заменит меня, но может быть, более вероятно, что кто-то в организации Нармана, которому стало известно о моей деятельности, упомянул мое имя на допросе. Уэйв-Тандер знает достаточно, чтобы подозревать меня; сомневаюсь, что он знает об остальной части нашей организации в Чарисе, иначе он выступил бы против других наших агентов, а не против меня одного.
   - Понимаю. - Гектор откинулся на спинку стула, выражение его лица было задумчивым. Он просидел так по крайней мере целых три минуты, затем кивнул.
   - Возможно, вы правы в своих предположениях, - сказал он наконец. - Конечно, также возможно, что это не так. Однако нет необходимости действовать поспешно.
   Он взял маленький серебряный колокольчик и потряс им. Его голос был чистым и сладким, и дверь помещения открылась почти мгновенно.
   - Да, мой князь? - сказал капитан в форме личной стражи Гектора.
   - Проводите этого человека обратно в его покои, капитан, - сказал князь. - Проследите, чтобы к нему относились хорошо и с уважением, и чтобы любые его разумные потребности и желания были удовлетворены. Это понятно?
   - Так точно, мой князь.
   - Хорошо. - Гектор оглянулся на Малвейна. - На данный момент я очень склонен верить, что в том, что произошло, не было вашей вины, и что ваша служба там была такой же лояльной и эффективной, как это всегда доказывалось в прошлом. Однако, пока я не буду в этом уверен, необходимо принять меры предосторожности.
   - Конечно, мой князь.
   - Хорошо, - снова сказал Гектор и сделал небольшой махающий жест правой рукой. Капитан стражи почтительно поклонился Малвейну, придержав для него дверь, и Малвейн вышел из комнаты в коридор с осторожным чувством оптимизма.
  
   * * *
   - Что ты об этом думаешь? - спросил князь Гектор, взглянув на графа Кориса, когда дверь закрылась за Малвейном и капитаном стражи.
   - Думаю, у нас нет никакой независимой информации, чтобы подтвердить хоть что-то из того, что он сказал, сир, - ответил Корис через мгновение.
   - Так ты думаешь, он лжет?
   - Я этого не говорил, сир, - сказал граф со спокойной уверенностью в себе, что несколько расходилось с отношением, которое он обычно демонстрировал в присутствии Гектора, когда присутствовал кто-либо еще. - Я сказал, что у нас нет никаких независимых подтверждений, и у нас их нет. Конечно, возможно, что он лжет - представление о том, что его организация была разрушена из-за каких-то случайных обстоятельств, не зависящих от кого-либо, в конце концов, было бы одним из способов прикрыть его задницу, - но я не уверен, что это так. Я просто не готов автоматически предположить, что это не так. И даже если это так, из этого не обязательно следует, что его анализ произошедшего верен.
   - Думаю, - сказал Гектор после долгого раздумья, - что я ему верю. Мы не выбирали дураков для отправки в Теллесберг, и только дурак стал бы плести подобную историю, зная, что рано или поздно мы узнаем, что он солгал нам. И подозреваю, что его теория о том, что произошло, также в значительной степени точна.
   Князь отодвинул стул, встал и подошел к окну. Это было широкое окно, вделанное в толстую стену из теплоотводящего камня, и оно также было открыто для любого дуновения ветерка, поскольку столица Корисанды Мэнчир находился ближе к экватору, чем Теллесберг, и полуденное солнце стояло высоко над головой. Он облокотился на подоконник, глядя на яркие тропические цветы в своих дворцовых садах, прислушиваясь к редкому щебету, доносящемуся от стай певчих птиц, содержащихся в дворцовом вольере.
   - Нарман - дурак, - сказал он спокойно, с бесстрастием, которое могло бы одурачить большинство людей, но не Филипа Азгуда. - Лэнгхорн знает, что Томис не гений, но он знает лучше, чем перечить мне, и он тоже не полный идиот. Нарман, с другой стороны, может дать очень убедительную имитацию одного из них. Мы всегда это знали. Но человек работает с теми инструментами, которые у него есть, и, честно говоря, боюсь, я никогда не понимал, насколько он большой дурак.
   - Мы уже знали, что его люди были вовлечены в покушение, сир, - указал Корис, и Гектор кивнул, не отрывая взгляда от садов за окном.
   - Согласен. Но связываться с Тириэном было невероятно глупо. В конце концов, одному из них пришлось бы пойти против другого, но позволить уговорить себя на попытку убийства Кэйлеба..!
   Князь наконец повернулся лицом к Корису, качая головой, его квадратная челюсть была сжата от гнева.
   - Если бы попытка увенчалась успехом, это означало бы только, что Тириэн предал бы его еще раньше. Конечно, даже он должен был это признать!
   - Согласен, что Нарман не особенно умен, сир. В то же время он проявил определенную безжалостность в избавлении от инструментов, которые становятся пассивами. Я бы не удивился, узнав, что он поместил кого-то с ножом рядом с Тириэном в качестве страхового полиса.
   - Наверное, ты прав. - Голос Гектора звучал так, как будто он допускал такую возможность в основном против своей воли, но затем он пожал плечами и сердито покачал головой.
   - Даже если предположить, что это так, однако, любой страховой полис, который у него был, очевидно, провалился, не так ли? И из того, что сказал Малвейн, следует, что Хааралд реагирует именно так, как я и ожидал. Эта идиотская попытка, должно быть, стоила Нарману почти десяти лет создания собственной сети в Чарисе! Не говоря уже о том, какой эффект это оказывает на наши собственные усилия! И боюсь, что возможность, которую поднял Малвейн, - что они действительно знают личности по крайней мере некоторых из его агентов, и Уэйв-Тандер просто решил оставить их на местах и наблюдать за ними теперь, когда их хозяину пришлось бежать, спасая свою жизнь, - также следует рассмотреть очень серьезно.
   Он снова на мгновение выглянул в окно, затем вернулся к своему креслу и снова сел.
   - И, - продолжил он более мрачно, - если Хааралд решит рассматривать это прямое нападение на монархию как акт войны, он может не ограничиться шпионами Нармана.
   - Вы действительно думаете, что это возможно, сир?
   - Не знаю. - Гектор побарабанил пальцами одной руки по столу. - Все знают, как он души не чает в Кэйлебе и других своих детях. Очевидно, судя по тому, что он уже сделал, он не относится к этому маленькому делу легкомысленно. И если у него будет достаточно веских доказательств, и если он решит рассматривать это как акт войны, Нарман может внезапно обнаружить, что чарисийский флот входит в бухту Эрейстор. В этот момент нам придется решить, поддерживать ли "идиота" - что, кстати, также свяжет нас с самим покушением, по крайней мере, постфактум, - или же мы увидим, как главный компонент нашего генерального плана уйдет у нас из-под контроля.
   Корис задумчиво обдумал слова князя, прикрыв глаза.
   - Думаю, сир, - сказал он наконец, - что если бы Хааралд мог предпринять прямые военные действия, он бы уже предпринял их. У Чариса достаточно постоянно действующих галер, чтобы без нашей поддержки уничтожить весь флот Нармана за один день, и Хааралд не дал бы ему времени даже попытаться активировать свой союз с нами.
   - Может быть, он бы так и сделал, а может быть, и нет, - сказал Гектор. - Знаешь, Хааралду и самому приходится быть немного осторожным. Он не особенно популярен в Зионе и в Храме, и он это знает. Кроме того, все знают, что Нарман - и я, конечно, - поддерживал Мантейла против Брейгарта в Хэнте. В Храме есть те, например, Клинтан и остальные члены храмовой четверки, кто может истолковать любое действие, которое он предпримет против Нармана, как возмездие за это. Так что он вряд ли начнет какие-либо быстрые атаки, предварительно не получив очень убедительные доказательства, что он полностью прикрыт.
   Корис кивнул.
   - Вы вполне можете быть правы на этот счет, сир. Если да, то как нам действовать дальше?
   - Мы заявляем о нашей невиновности, если он попытается связать нас с нападением Нармана. -Гектор тонко улыбнулся. - И для разнообразия мы действительно будем говорить правду. Это должно быть новым опытом. И думаю, нам следует пригласить нескольких наиболее важных представителей нашей знати на личную встречу... не упоминая об этом Нарману. Мне нужно быть уверенным, что они понимают, что мы делаем, или, во всяком случае, столько, сколько им нужно знать. И я хочу, чтобы Томис был здесь, где я смогу посмотреть ему в глаза.
   - Сир? - брови Кориса поползли вверх. - Вы думаете, Томис думает о том, чтобы забраться в постель к Нарману?
   - Нет, - медленно сказал Гектор. - Не это. Но я нисколько не удивлюсь, если Нарман не пытается убедить его в этом. Это было бы похоже на Нармана - попытаться ослабить мой авторитет здесь, в Лиге, чтобы увеличить свою собственную силу на переговорах. Я не думаю, что Томис настолько глуп, чтобы купиться на это, но мне нужно быть уверенным.
   - А если Нарман узнает, что вы двое встречались без него, сир? И что его не пригласили послать представителя ни на одну из ваших встреч?
   - Возможно, было бы неплохо, если бы он это узнал. - Гектор холодно улыбнулся, его глаза были мрачными. - Во-первых, Томис - один из самых высокопоставленных дворян в Лиге, а Эмерэлд даже не член Лиги. Нарман не имеет права на место за нашим столом, если мы не пригласим его присоединиться к нам. И, во-вторых, мне было бы приятно заставить дурака немного попотеть. Кроме того, - хмыкнул Гектор, - учитывая его участие в заговоре с целью убийства, он вряд ли может надеяться перейти на другую сторону и предать нас Хааралду, даже если мы раним его чувства, не так ли?
   - Полагаю, что так, - признал Корис со своей собственной тонкой улыбкой.
   - В то же время, мы, вероятно, должны решить, какие шаги мы можем предпринять, чтобы усилить давление на Чарис, пока Хааралд все еще отвлечен своей концентрацией на Эмерэлде. И, конечно же, - добавил князь с легкой горечью, - чтобы занять себя, пока мы восстанавливаемся после того ущерба, который маленькое фиаско Нармана нанесло нашей собственной организации в Теллесберге.
   - Какие шаги вы имели в виду, сир?
   - Я не знаю, есть ли у нас так много возможностей для прямых действий, - признался Гектор, - и даже если бы мы это сделали, я мог бы пока избегать их. В конце концов, этот беспорядок в первую очередь создала именно идея Нармана о "прямом действии"! Но мне приходит в голову, что одна вещь, которую мы определенно должны сделать, - это немедленно оживить наши усилия по оказанию влияния на совет викариев.
   - Рискованно, сир, - заметил Корис. Глаза Гектора вспыхнули, но он воспринял предостережение графа гораздо спокойнее, чем ожидало большинство его придворных.
   - Я знаю, что это так, - согласился он через секунду или две. - Но, думаю, это более рискованно для Хааралда, чем для нас. У него на шее висит этот проклятый колледж. Если немного повезет, мы, возможно, сможем убедить храмовую четверку превратить его в повод для палача.
   Корис кивнул, но этот жест выражал скорее принятие, а не согласие, и Гектор знал почему. Корисанда была еще дальше от Храма, чем Чарис, и то же автоматическое подозрение, которое в глазах Церкви относилось к Чарису, относилось и к Корисанде. Но Гектор был очень осторожен, не делая абсолютно ничего, что могло бы вызвать это подозрение, в то время как поддержка Хааралдом "королевского колледжа" его отца и социальной политики, которую начал его прадед, привела к обратному результату. А Гектор и Нарман, вместе взятые, разбросали гораздо больше золота среди гораздо большего числа рук в Храме, чем сделал Хааралд. Тем не менее, Корис всегда был более двойственным, чем его князь, в отношении розыгрыша карты Храма.
   - Что вы думаете об этом "Мерлине" Малвейна, сир? - спросил граф, и Гектор слегка улыбнулся тактичной смене темы.
   - На данный момент не очень много, - сказал он. - Не сомневаюсь, что этот парень действительно хорошо владеет мечом, но из того, что случилось с организацией Нармана в Чарисе, кажется совершенно очевидным, что для проникновения в нее не нужно быть гением - или "сейджином", если предположить, что они действительно существуют вне старых басен. Похоже, он наткнулся на что-то, что выдало покушение на Кэйлеба, и с тех пор он, вероятно, изо всех сил старается это развить.
   - Значит, вы думаете, что он авантюрист, сир?
   - Думаю, что это наиболее вероятное объяснение, - согласился Гектор. - В то же время, - продолжил он немного неохотно, - Хааралд, в отличие от Нармана, не дурак. Учитывая тот факт, что этот человек явно спас или помог спасти жизнь его сыну, я бы ожидал, что такой человек, как Хааралд, будет относиться к этому парню как к почетному гостю. Вероятно, найдет ему какое-нибудь довольно удобное место при дворе до конца его жизни, если уж на то пошло, на что похоже это дело с "личным телохранителем". Но если этот Мерлин войдет во внутренний круг советников Хааралда, тогда у меня возникнет соблазн поверить, что он нечто большее, чем просто авантюрист.
   - Должны ли мы предпринять шаги, чтобы... убрать его, сир?
   - После того, как Нарман провалил покушение на Кэйлеба? - Гектор покачал головой с жестким, резким смехом. - Последнее, что нам нужно, это вовлечь наших людей - при условии, конечно, что к этому времени у нас еще есть люди в Теллесберге - во второе убийство! Если бы это сработало, Хааралд, вероятно, заподозрил бы Нармана, но у нас только что были довольно убедительные доказательства того, что убийства не всегда проходят так, как планировалось, не так ли?
   - Похоже, что так оно и есть, сир, - признал Корис с еще одной тонкой улыбкой.
   - Нет, - сказал Гектор. - Думаю, мы подождем некоторое время, прежде чем решим устранить хорошего сейджина. Если только он не начнет представлять из себя серьезную угрозу, у нас есть гораздо лучшие цели, на которые мы могли бы направить наши усилия.
  
   .II.
   Шхуна "Доун", у острова Хелен
  
   - Ну, капитан Роуин? Что вы теперь думаете?
   Мерлину пришлось кричать, чтобы его было слышно сквозь шум ветра и воды. Чайки и морские виверны кружились хриплыми облаками белых перьев и блестящих многоцветных шкур под ярким весенним солнцем. Они ныряли и летали вокруг пятидесятифутовой двухмачтовой шхуны "Доун", когда она неслась по сверкающей синей воде залива Саут-Хауэлл во взрывах разбросанных радужных брызг, оставляя за собой прямой белый след.
   "Доун" была первой шхуной, которую когда-либо видели на Сэйфхолде. Сэр Дастин Оливир был официальным дизайнером ее парусной оснастки, и формально Мерлин был просто пассажиром на борту. Но Хорас Роуин, шкипер личной яхты Оливира "Аньет", был одним из небольшой, но неуклонно растущей горстки людей, которым пришлось рассказать хотя бы часть правды о внезапном потоке новых инноваций. Роуин знал, кто на самом деле придумал новый план парусов переоборудованного каботажного судна, и, несмотря на веру в своего покровителя, он с открытым скепсисом относился к заявлениям Мерлина.
   Это, очевидно, менялось.
   Капитан - коренастый, лысеющий мужчина с бахромой седых волос вокруг голой, загорелой головы и впечатляюще обветренным лицом - стоял на коротком, тесном юте шхуны, уставившись с чем-то очень похожим на недоверие на вымпел на мачте, который показывал направление ветра.
   "Доун" шла крутым бейдевиндом, держась левого галса. Само по себе в этом не было ничего особенно уникального, но когда она резко наклонилась на правый борт под давлением своего совершенно нового, белоснежного полотна, у нее это получалось лучше, чем мог себе представить кто-либо другой.
   Даже лучшие планы парусов с квадратной оснасткой, когда-либо разработанные на Сэйфхолде, были немногим более устойчивы к погодным условиям, чем корабли Колумба в 1492 году, и их версия "крутого бейдевинда" сильно отличалась от "Доун". Галеоны, бороздившие моря Сэйфхолда, могли поворачивать не ближе, чем на семьдесят градусов прямо по ветру, что Нимуэ Элбан назвала бы немногим лучше, чем бейдевинд, даже в идеальных условиях. Действительно, более реалистичная цифра была бы ближе к восьмидесяти градусам, и большинство парусных мастеров Сэйфхолда согласились бы на это без жалоб.
   Но "Доун" плыла в пределах чуть менее пятидесяти градусов от направления ветра. Даже это было далеко не впечатляюще по стандартам парусных яхт, которые Нимуэ знала на соленой воде Старой Земли, но "Доун" была переделана из типичного каботажного судна залива Хауэлл. У нее был относительно мелкосидящий корпус с широкими бимсами, без плавникового киля или выдвижного шверта, как у одной из таких яхт. Мерлин и сэр Дастин нарастили подветренные борта, чтобы улучшить гидродинамику, но это было неудобное, импровизированное решение, а само оборудование шхуны по своей сути было менее устойчивым к погодным условиям, чем на шлюпах или яликах, на которых Нимуэ когда-то плавала во время отдыха.
   И все же, как бы ни была разочарована Нимуэ Элбан выступлением "Доун" в те давние дни на Северном море Старой Земли, Мерлин был в восторге, а Роуин поражен. Ни один корабль, который он когда-либо видел, не мог сравниться с этим, и если для сухопутного жителя двадцать или тридцать градусов могли показаться не такими уж большими, то для опытного моряка они значили очень много.
   Единственный надежный способ для парусного судна двигаться навстречу ветру - это лавировать, плывя как можно более крутым бейдевиндом и время от времени меняя галс. В лучшие времена это было медленное, трудоемкое и ужасно неэффективное дело по сравнению с плаванием по ветру или в полветра, или с тем, что могло бы сделать судно с двигателем. Или, если уж на то пошло, с галерой... пока ее гребцы еще не устали.
   Чтобы сводящееся к поворотам через ветер лавирование было эффективным, для него требовалось, чтобы судно поддерживало скорость движения вперед - и рулевое управление - достаточно долго, чтобы пройти через направление ветра. Учитывая, как долго приходилось поворачиваться типичному сэйфхолдскому кораблю с квадратным такелажем, чтобы развернуться против ветра, это обычно было довольно проблематичным предприятием и в лучшие времена. Гораздо чаще, особенно при умеренном или слабом ветре, такому кораблю приходилось вместо этого поворачивать с подветренной стороны в сторону от направления, в котором оно действительно хотело идти, по эффективной дуге более чем в двести градусов, пока оно не сможет выровняться по своему новому курсу. В процессе ему приходилось отказываться от душераздирающей части с трудом завоеванного продвижения, поскольку во время маневра ветер сносил его в подветренную сторону.
   Неудивительно, что лавирование было предпочтительным методом, но даже в этом случае судну с квадратным такелажем приходилось каждый раз менять курс на сто сорок градусов против ветра. С другой стороны, полное изменение курса "Доун" составит немногим более девяноста градусов. Это оставляло ей для пересечения гораздо более узкую "мертвую зону", и ее базовая оснастка любому моряку показалась бы при смене парусов гораздо более быстрой, чем у любого сэйфхолдского корабля с квадратным такелажем. Что, по сути, просто означало, что она быстрее переходила к движению, и ее паруса можно было гораздо быстрее поставить на новый галс.
   Даже полностью игнорируя тот факт, что она могла гораздо быстрее перейти на новый галс, двадцатиградусное преимущество "Доун" перед самым лучшим из когда-либо построенных сэйфхолдских судов с квадратным такелажем (на самом деле оно было ближе к двадцати пяти градусам) означало, что для достижения точки в шестидесяти милях прямо с наветренной стороны от ее стартовой позиции, при прочих равных условиях, ей пришлось бы проплыть расстояние в девяносто миль, в то время как "квадратному такелажнику" пришлось бы пройти сто восемьдесят. И это при условии, что последний вообще мог менять галс, а не разворачиваться.
   В отличие от дометрической Старой Земли, морские мили Сэйфхолда и сухопутные мили были одинаковой длины, что означало, что если бы "Доун" и аналог с квадратным такелажем двигались со скоростью шесть узлов, "Доун" преодолела бы эти шестьдесят миль с наветренной стороны за пятнадцать часов, в то время как ее аналогу потребовалось бы тридцать. При прохождении нескольких сотен или даже тысяч миль это означало бы значительно меньшее общее время в пути. Это также означало, что аналог с квадратным такелажем никогда не сможет догнать маленькую шхуну в погоне с наветренной стороны, что было бы удобной страховкой от пиратов. По той же причине судно с квадратной оснасткой не могло уклониться от шхуны с наветренной стороны, что имело интересные последствия для потенциальных военных кораблей или опять же пиратов.
   Мерлину было очевидно, и - он был уверен - Хорасу Роуину тоже, что нынешний план парусов "Доун" был далек от идеального баланса, и ей требовалось гораздо больше подветренного руля, чем следовало бы, чтобы держаться нынешнего курса. Но никто на Сэйфхолде не имел ни малейшего представления о том, как правильно рассчитать водоизмещение и остойчивость, не говоря уже о том, как рассчитать соответствующие площади парусов. Мерлин имел доступ к необходимым формулам благодаря спрятанному в пещере Нимуэ библиотечному компьютеру, но, несмотря на опыт Нимуэ в яхтинге, у него был лишь самый ограниченный практический опыт их применения. Более того, он никак не мог передать что-то подобное Оливиру или Ражиру Маклину, не вызвав всевозможных вопросов, на которые никто из них не хотел бы получить ответа.
   Но несовершенно или нет, он делал свое дело, и конструктор с многолетним опытом Оливира вскоре нашел бы практическое правило для разработки правильных планов парусов для новой оснастки.
   Что, - подумал Мерлин с улыбкой, - только заставит преемников "Доун" выступить еще лучше.
   Роуин все еще смотрел на вымпел на верхушке мачты. Очевидно, он не слышал ни слова из того, что сказал Мерлин, поэтому Мерлин хлопнул его по плечу. Чарисиец дернулся, затем быстро повернул голову с вопросительным выражением на лице.
   - Я спросил, что вы сейчас думаете? - громко повторил Мерлин, и Роуин широко улыбнулся.
   - Думаю, что хочу одну такую себе, - почти прокричал он в ответ, - и так же поступят все остальные, кто ее увидит. Лэнгхорн! Только посмотрите на ее курс! А сокращение числа моряков для обслуживания парусов станет еще одним большим преимуществом для нашего типичного судовладельца, придерживающегося жесткой экономии.
   - Согласен, - энергично закивал Мерлин. Любой корабль с квадратным такелажем требовал больших затрат рабочих рук, а такому судну со шхунной оснасткой, как "Доун", был нужен гораздо меньший экипаж. Зато квадратная оснастка могла нести огромную площадь парусов, и поскольку ее паруса, как правило, были индивидуально меньше по отношению к ее общему плану парусности, она могла выдержать больше повреждений в воздухе, чем большинство шхунных оснасток.
   - Сэр Дастин сказал мне, что он тоже хочет переделать "Аньет", - продолжил Роуин, подняв бровь на Мерлина, и Мерлин усмехнулся.
   - "Доун" - это эксперимент, капитан. Теперь, когда сэр Дастин, так сказать, набил на этом руку, он готов сделать все правильно с "Аньет". Тот факт, что он сам спроектировал ее, должен дать ему гораздо лучшее представление и о модификации ее парусного снаряжения. А потом, конечно, он собирается пригласить потенциальных покупателей кораблей на борт для небольшого круиза за пределами волнореза Теллесберга. Просто как чисто социальный повод, конечно.
   - О, конечно! - согласился Роуин с глубоким, раскатистым смехом. - Он использовал свой корабль для "чисто светских мероприятий", подобных этому, с тех пор, как я был его капитаном. Но это...
   Он протянул руку и почти благоговейно погладил поручень юта, снова взглянув на вымпел на верхушке мачты и набор парусов, затем покачал головой и снова посмотрел на Мерлина.
   - Думаю, мне лучше почувствовать, как она управляется, лейтенант Этроуз.
   Технически это было заявление, но на самом деле просьба, признание того, что "Доун" действительно был кораблем Мерлина и что Мерлин будет его настоящим наставником в течение следующих нескольких дней.
   - Думаю, что это отличная идея, капитан, - согласился Мерлин и спрятал еще одну мысленную улыбку.
   Интересно, как бы отреагировал сэр Дастин, если бы узнал истинную причину, по которой я выступал за чисто носовую и кормовую установку для нашего прототипа?
   Невольно он громко рассмеялся, и Роуин вопросительно посмотрел на него. Но Мерлин только покачал головой. В конце концов, он был уверен, что предпочтительной оснасткой станет шхуна с марселем. С добавлением квадратных марселей на обеих мачтах и даже квадратного фока на фок-мачте это была бы, вероятно, самая мощная когда-либо изобретенная двухмачтовая шхуна. Ее можно было бы вести сильнее и быстрее при ветре, не жертвуя при этом значительной устойчивостью к погодным условиям, что сделало бы ее очень привлекательной для тех, кто заинтересован в быстрых переходах, хотя и за счет повышенных требований к числу рабочих рук. Но у Мерлина было не больше намерения объяснять Роуину, чем сэру Дастину Оливиру, что парень, ответственный за то, чтобы показать им эту замечательную новую установку, абсолютно не представлял, как управлять квадратным такелажем.
   Это, вероятно, не добавило бы доверия к моим "предложениям", - сардонически подумал Мерлин, затем мысленно встряхнулся и ухмыльнулся Роуину.
   - Почему бы вам не подойти сюда и самому не встать за штурвал на несколько минут, капитан Роуин? - пригласил он.
  
  
   НОЯБРЬ, Год Божий 890
  
   .I.
   Покои архиепископа Эрейка, город Зион
  
   - Доброе утро, Эрейк.
   Эрейк Диннис немного выпрямился в удобном кресле. Что ж, кресло было бы удобным, если вообще что-то могло быть таким. Кресло было обито плотной тканью, подушки были настолько глубокими, что требовались слуга Динниса и храмовый стражник, чтобы вытаскивать его оттуда, когда приходило время вставать.
   К сожалению, с переломом ноги в трех местах и плеча, по крайней мере, в двух, не было такого понятия, как удобное место для сидения.
   В данный момент, однако, это определенно было на третьем или четвертом месте среди его забот, поскольку он обнаружил, что находится лицом к лицу с человеком в безукоризненной оранжевой священнической шапочке.
   - Доброе утро, ваша светлость, - сказал он. - Простите мой внешний вид. Этим утром я... не ожидал посетителя.
   - Я знаю об этом, - сказал викарий Замсин Тринейр с нежной улыбкой. - Однако я был поблизости по другому делу и подумал, что просто заскочу и посмотрю, как у вас дела.
   Диннис кивнул со своей собственной улыбкой, хотя прекрасно понимал, что Тринейр хотел, чтобы он понял, что ему только что солгали. Канцлер совета викариев "просто так" не заходил к простому архиепископу. Особенно в это время года, когда визит требовал, чтобы викарий, о котором идет речь, покинул мистически нагретые помещения своих роскошных личных покоев в самом Храме.
   - Можно? - Тринейр изящным жестом указал на другое кресло в гостиной Динниса, сапфир его служебного кольца сверкнул в свете лампы, и архиепископ встряхнулся.
   - Пожалуйста, садитесь, ваша светлость! - поспешно сказал он. - И, пожалуйста, простите также мою невоспитанность. Я действительно не ожидал вас, и, боюсь, целители все еще прописывают маковый сок.
   - Не беспокойтесь об этом, - любезно сказал Тринейр. - После такого падения, как ваше, нам действительно повезло, что ваши травмы не были еще более серьезными.
   - Ценю ваше понимание, ваша светлость.
   Диннис подождал, пока Тринейр устроится в указанном кресле. Канцлер был выше Динниса, стройнее, с угловатым лицом, глубокими умными глазами и коротко подстриженной бородой. На нем была оранжевая сутана его высокого ранга, украшенная синим пером - символом ордена Чихиро, а подол его сутаны до середины икры был влажным от растаявшего снега.
   - Могу я предложить вам что-нибудь выпить, ваша светлость? - спросил Диннис, как только канцлер сел и протянул руки к весело потрескивающим в камине углям.
   - В такой день было бы очень кстати немного горячего какао, - согласился Тринейр, и Диннис кивнул своему камердинеру, который поспешил выполнить просьбу.
   - Я сам, конечно, никуда не выезжаю, ваша светлость, - сказал Диннис, - но люди говорят мне, что погода в этом году необычно суровая.
   - Они правильно говорят вам, Эрейк. - Тринейр усмехнулся и покачал головой. - Там снег глубиной более трех футов, а сейчас только ноябрь - еще даже не совсем зима! Я редко видел так много снегопадов в начале сезона. И, - выражение его лица стало серьезнее, - боюсь, что это оказало предсказуемое воздействие на семафор.
   Диннис мрачно кивнул. Самой большой слабостью церковной семафорной системы было то, что она была ограничена видимостью. Темнота, снег, дождь, туман - что угодно из этого могло отключить коммуникационные ретрансляторы Матери-Церкви. Существовала система для передачи сигналов в обычной темноте, но она была менее надежной - более уязвимой к ошибкам в транскрипции на различных семафорных станциях - и намного медленнее, и она все еще не могла справиться с ухудшением видимости в типичную зимнюю погоду.
   - Это всегда так, верно, ваша светлость? - сказал он через мгновение с видом смирения.
   - Да, да, это так. Те в других странах, кто завидует нашему высокому положению, редко думают о епитимье, которую мы несем каждую зиму здесь, в Зионе и Храме. Хотя, - Тринейр позволил себе смешок, который показался Диннису не совсем спонтанным, - в течение последних нескольких лет вы сами были избавлены от этого конкретного наказания, не так ли?
   - Полагаю, что да, - ответил Диннис немного медленно, в то время как его мозг, обкуренный маком, лихорадочно работал. - И, - признал он со своим собственным смешком, - полагаю, я должен признать, что специально планировал свои пасторские визиты, чтобы избежать зимы здесь, в Зионе, ваша светлость.
   - Я не удивлен, - сухо сказал Тринейр, затем фыркнул. - Любой, кроме деревенского идиота, запланировал бы их таким образом, если бы у него была возможность! Я бы, конечно, так и сделал.
   - Что ж, возможно, это - левая рука Динниса указала на гипс, который использовал костоправ, чтобы обездвижить его раздробленную правую ногу, и перевязь, поддерживающую его правую руку - все эти годы пропущенных епитимий, наконец, настигли меня.
   Ему удалось сохранить свой голос почти нормальным, но это было трудно. Боль была достаточно сильной, но целители уже предупредили его, что в лучшем случае ему понадобится трость, потому что его правая нога уже никогда не будет прежней.
   - О, я сомневаюсь в этом. - Тринейр говорил таким нарочито веселым голосом, что Диннис заподозрил, что викарий уже слышал отчеты тех же целителей. - Никто из нас не совершенен, Эрайк, но сомневаюсь, что вы могли быть настолько несовершенны, чтобы накопить такой серьезный долг. С другой стороны - глаза канцлера заострились - возможно, может быть... прискорбно, что вы попали в аварию именно в это время.
   - Ваша светлость? - Диннис почувствовал, как его собственные глаза слегка сузились, когда он понял, что Тринейр наконец-то приблизился к истинной цели своего визита.
   - Уверен, вы знаете, что по поводу Чариса были высказаны определенные опасения, - сказал канцлер. Он выдерживал взгляд Динниса, пока архиепископ не кивнул.
   - Да, ваша светлость. Действительно, я передал эти опасения епископу-исполнителю Жирэлду и отцу Пейтиру и намеревался уделить им немало своего внимания, пока был в Теллесберге. Теперь, однако...
   Его левая рука снова указала на тяжелый гипс, и он пожал левым плечом.
   - Я понимаю, конечно. - Тринейр наклонился вперед, чтобы легонько похлопать Динниса по здоровому колену, затем снова выпрямился, когда камердинер вернулся с изысканно глазированной чашкой из тонкого, как ткань, харчонгского фарфора, наполненной дымящимся горячим какао.
   Канцлер принял чашку, пробормотав слова благодарности, и сделал большой глоток, в то время как камердинер поставил кофейник с какао и вторую чашку на маленький столик между ним и Диннисом. Камердинер приподнял бровь, указывая на неиспользованную чашку, но архиепископ слегка покачал головой. Камердинер поклонился в знак признательности и удалился так же бесшумно, как и появился.
   - Я понимаю, как и все, почему в этом году пришлось отменить ваш обычный пасторский визит, - продолжил канцлер через мгновение. - Естественно, это прискорбно, но, учитывая характер и степень ваших травм, это также было неизбежно.
   - Ценю ваше понимание, ваша светлость. Однако я был бы не совсем честен, если бы не сказал, что предпочел бы сейчас находиться в Теллесберге, а не здесь.
   Он махнул в сторону окна гостиной. Стекло было хорошо заделано в раму, и в уютной гостиной не было ни одного ледяного сквозняка, который преследовал так много домов здесь, в Зионе, но оконное стекло было сильно покрыто инеем, несмотря на огонь в камине. Он знал, что в других частях города люди, которым повезло меньше, чем ему, жались к любому источнику тепла, который они могли найти, а осень и зима всегда вызывали голод. Корабли все еще могли пересечь озеро Пей с продовольствием из огромных зернохранилищ и ферм в южных землях Храма, но в конечном итоге этот маршрут тоже был бы закрыт. Город стал бы полностью зависеть от своих собственных зернохранилищ, и каким-то образом, какими бы огромными они ни были, в городе такого размера их всегда не хватало до весны. Когда нынешний снег растает или будет убран, там, где сочетание холода, голода и отсутствия крова настигло наиболее уязвимых из городской бедноты, неизбежно будут найдены тела.
   - И я, - сказал Тринейр, его глаза были очень ровными, - был бы не совсем честен, если бы не высказал предпочтение, чтобы в этот момент вы были там, а не здесь.
   - Ваша светлость, простите меня, но я верю, что вы не просто случайно "заглянули" ко мне этим утром. Конечно, я глубоко польщен вашим визитом, но не могу отделаться от подозрения, что у вас на уме что-то более серьезное, чем погода.
   - Полагаю, я был виновен в маленькой белой лжи, - с улыбкой согласился Тринейр. Он отпил еще немного горячего какао, затем опустил чашку. - Сегодня у меня были другие дела в городе - это было чистой правдой, Эрейк. Но вы правы. У меня действительно есть определенные собственные опасения, на которые я хотел бы обратить ваше внимание.
   - Конечно, ваша светлость. Пожалуйста, скажите мне, как я могу служить вам и Церкви.
   Диннис услышал нотку настороженности в собственном голосе, но Тринейр проигнорировал это. Без сомнения, канцлер привык к такой реакции. Как признанный старший член группы викариев, известной (неофициально, конечно) как "храмовая четверка", он был самым могущественным человеком во всем Храме.
   Все знали, что великий викарий Эрик XVII был возведен в сан великого викария только потому, что Тринейр был слишком занят, чтобы самому претендовать на трон Лэнгхорна. И у него не было для этого никаких причин. Эрик XVII был не более чем номинальным главой совета, в котором полностью доминировали Тринейр и великий инквизитор, превалирующие члены храмовой четверки. Было сказано - очень тихо, с тщательно скрываемыми смешками, что великий викарий регулярно демонстрировал свою независимость от руководства Тринейра, выбирая, какую пару обуви он будет носить.
   - Никто не недоволен услугами, которые вы уже оказали, Эрейк, - ободряюще сказал Тринейр. - Однако, как я уверен, вы знаете, многие члены совета уже довольно давно испытывают определенное беспокойство по поводу растущего богатства и влияния Чариса. Ходят упорные слухи, что королевство балуется запрещенными техниками и знаниями. И столь же упорные слухи о том, что Хааралду и его министрам удалось уклониться от причитающейся нам по праву десятины. Затем возник вопрос о споре из-за Хэнта. И, конечно, всегда есть этот "королевский колледж" Хааралда.
   Канцлер покачал головой, выражение его лица было задумчивым, и Диннис втайне глубоко вздохнул.
   - Ваша светлость, - начал он, - понимаю, что слухи и сообщения, о которых вы говорили, должны быть тщательно взвешены и рассмотрены. Тем не менее, я предоставил совету все отчеты епископа-исполнителя Жирэлда и отца Пейтира. И мои собственные наблюдения во время моих прошлых пастырских визитов заключались в том, что...
   - Эрейк, - прервал его Тринейр, подняв руку и покачав головой с легкой, кривой улыбкой, и архиепископ сделал паузу.
   - Никто не обвиняет вас или епископа-исполнителя Жирэлда в каких-либо проступках или невнимании к вашим обязанностям. Я лично прочитал многие из ваших отчетов и просмотрел другие источники информации. Я доверяю вашему уму и вашему вниманию к обязанностям вашего архиепископства, и верю, что в прошлом ваши наблюдения были в значительной степени точными.
   - Спасибо, ваша светлость, - сказал Диннис в тишине, когда Тринейр сделал паузу. - Я ценю это.
   - Это не больше, чем причитается вам, - заверил его Тринейр. Но затем канцлер серьезно продолжил: - Однако сообщения, которые мы получали за последние месяцы, отличаются от предыдущих. Похоже, они поступают из многих дополнительных источников, и слишком многие из них совпадают по форме и содержанию.
   - Я несколько отстал в своей собственной переписке за последние несколько пятидневок, ваша светлость, - медленно и осторожно сказал Диннис. - Произошли ли какие-то дополнительные изменения за этот период времени?
   - В какой-то степени так оно и есть, - подтвердил Тринейр. Диннис сел прямее, морщась от боли от своего неосторожного движения, и Тринейр быстро покачал головой. - Это скорее вопрос объема, чем изменений в содержании, Эрейк, - сказал он. - И, честно говоря, думаю, что вполне возможно, что сезонная потеря семафора заставляет всех нас в Храме уделять больше внимания прошлой переписке, чем мы могли бы сделать в противном случае. В конце концов, - он печально улыбнулся, - новой корреспонденции не так уж много, чтобы отвлечь нас от обморожения!
   Диннис послушно усмехнулся, но его глаза оставались серьезными, и Тринейр пожал плечами.
   - Я также читал отчеты отца Пейтира обо всех этих новых "инновациях", исходящих от Чариса, как и викарий Жэспар и несколько других членов совета. В то время как отец Пейтир, похоже, ведет себя в своей обычной добросовестной и трудолюбивой манере, викарий Жэспар не совсем удовлетворен всеми его выводами.
   Диннис почувствовал неподдельную тревогу. Он старался, чтобы это не отразилось на его лице, но было очевидно, что ему это не совсем удалось, и он проклинал дурманящий эффект макового сока.
   - Никто не спорит, что мы не имеем дело с подлинным нарушением Запретов, Эрейк, - успокаивающе сказал Тринейр. Но его следующие слова стерли с лица земли любой обнадеживающий эффект. - По крайней мере, пока. Однако есть некоторая решительная озабоченность по поводу того, где могут оказаться ваши чарисийцы, если они продолжат идти по этому пути.
   - Ваша светлость, я уверяю вас, что, как только я буду в состоянии путешествовать, я...
   - Эрейк, Эрейк! - Тринейр покачал головой. - Никто не ожидает, что вы вскочите со своей больничной койки и отправитесь путешествовать в Чарис посреди зимы в Хэйвене! Как я уже сказал, мы не видели никаких доказательств того, что Запреты уже были нарушены. Наши заботы касаются будущего, и я уверен, что сейчас вам нет необходимости тащиться по снегу, чтобы справиться с ними. Мы бы хотели, чтобы вы запланировали свой следующий пастырский визит как можно раньше в этом году, но никто не предлагал отправить вас в ваше архиепископство до того, как весной растает лед в проходе Син-ву.
   - Спасибо, ваша светлость. Я очень ценю это, и, конечно, позабочусь о том, чтобы отправиться в путешествие как можно скорее.
   - Хорошо. В то же время, однако, вы должны быть осведомлены о том, как думает совет, - сказал Тринейр более серьезно. - Только вчера вечером викарий Жэспар, викарий Робейр, викарий Аллейн и я обсуждали этот самый вопрос на небольшом неофициальном ужине.
   Несмотря на тепло в гостиной, Диннис почувствовал, как мозг его пытается застыть. Жэспар Клинтан был великим инквизитором. Робейр Дючейрн был генеральным казначеем Церкви, Аллейн Мейгвейр был генерал-капитаном Церкви, а сам Тринейр был канцлером совета. Это означало, что "неформальный маленький ужин" Тринейра на самом деле был рабочим заседанием храмовой четверки. Храмовой четверки в полном составе.
   - Проблема, Эрейк, - сказал Тринейр тем же серьезным тоном, - заключается в том, что, намеревается Хааралд из Чариса сделать это таким образом или нет, его королевство потенциально может стать серьезной угрозой. Что бы ни рассказывал отец Пейтир об их текущих инновациях, сам темп изменений, которые они внедряют, опасен. У нас есть много сообщений - не все, по общему признанию, из беспристрастных источников - о том, что угроза, которой мы опасаемся в этом отношении, вполне может быть ближе, чем мы первоначально думали. Само Писание учит, что перемены, в конце концов, порождают перемены, и что именно во времена перемен Мать-Церковь должна быть наиболее бдительной.
   - Тем не менее, даже если на данный момент оставить этот вопрос в стороне, есть и другие проблемы, которые также влияют на власть Церкви в светском мире. Я понимаю, что Мать-Церковь и мы, служащие ей, должны быть выше забот этого мира, но вы не хуже меня знаете, что иногда Божьей Церкви необходимо иметь силу действовать решительно в этом мире, чтобы защитить души людей в следующем.
   - Чарис стал слишком богатым. Его корабли путешествуют слишком далеко, а его идеи распространяются слишком широко. Другие страны быстро примут чарисийские инновации, если они покажутся им значительными преимуществами. Если это произойдет, то наши опасения по поводу возможного места назначения, к которому может привести вкус Чариса к новым вещам, волей-неволей распространятся и на все эти другие страны. И мы не должны забывать о социальной непокорности Чариса. Это тоже экспортируется на борту его кораблей. Когда другие королевства увидят богатство, которого достиг Чарис, было бы действительно странно, если бы у них не возникло искушения последовать за Чарисом. И, как показали ваши собственные отчеты - взгляд Тринейра впился в глаза Динниса - король Хааралд - упрямый человек, о чем свидетельствует его настойчивое желание назначить своего человека епископом Теллесберга. Король, чье упрямство, я боюсь, делает его слишком склонным управлять собой и своим королевством по собственному суждению, даже если оно противоречит суждению Матери-Церкви.
   На бесконечные секунды повисла тишина, нарушаемая только завыванием ветра за окном и потрескиванием угля в очаге.
   - Ваша светлость, - наконец сказал Диннис, - благодарю вас за то, что вы довели до моего сведения озабоченность совета. Полагаю, я понимаю их причины, но прошу вас и других викариев не торопиться с суждениями. Чем бы еще ни был Чарис, это всего лишь одно королевство. Несмотря на размер своего торгового флота и военно-морского флота, это, по сути, небольшая земля с небольшим населением. Конечно, любая опасность, которую он может представлять, не настолько велика, чтобы мы не могли рассеять ее, приняв своевременные меры против нее.
   - Надеюсь и верю, что вы правы, Эрейк, - сказал Тринейр через мгновение. - Но помните, архангел Паскуале учит нас, что порча может распространиться даже из крошечной раны, если ее не промыть должным образом. Нас беспокоит не индивидуальный размер и сила Чариса. Это то, что может вырасти и распространиться из него со временем. И, честно говоря, с моей собственной точки зрения, существует вероятность того, что фундаментальное неповиновение позиции Чариса может сочетаться с позицией Сиддармарка.
   Диннис снова начал открывать рот, но резко закрыл его. Так как в этом было все, по крайней мере, для Тринейра.
   В течение последних пяти десятилетий князья Церкви были все больше обеспокоены растущей мощью республики Сиддармарк. Республика доминировала на восточной трети континента Хэйвен, и хотя она была менее густонаселенной, чем империя Харчонг, ее пехота была ужасающей силой на поле боя. И в отличие от харчонгцев или деснейрцев, высшие должности республики были выборными, а не чисто наследственными.
   Республика была отделена от земель Храма так называемыми Пограничными штатами, которые простирались почти на две с половиной тысячи миль от прохода Син-ву на севере до залива Долар на юге. На своей южной оконечности Пограничные штаты представляли собой буфер шириной почти в тысячу триста миль, но на крайнем севере, к северо-востоку от гор Света, вдоль южного края прохода Син-ву, республиканские провинции Тарика и Айсуинд фактически имели общую границу с землями Храма.
   А республика Сиддармарк, в отличие от королевства Чарис, имела достаточное население и армию, чтобы представлять реальную угрозу безопасности земель Храма.
   Вероятность того, что республика окажется достаточно безумной, чтобы действительно бросить вызов Матери-Церкви, может быть, и не очень велика, но великие князья Церкви не были готовы игнорировать это. Это было одной из причин, по которой Тринейр и его предшественники на посту канцлера последние тридцать лет натравливали королевство Долар и Деснейрскую империю на республику.
   Но если богатство и военно-морская мощь Чариса внезапно окажутся в союзе с несравненными пикинерами Сиддармарка, уравновешенная напряженность, которую Церковь устроила в Хэйвене, может внезапно дестабилизироваться. И если бы чарисийское "социальное беспокойство", на которое только что жаловался Тринейр, соединилось с сиддармаркской версией того же самого, Церковь могла бы столкнуться с величайшей угрозой своему главенству за всю свою историю.
   - Ваша светлость, - сказал он, - я понимаю. Это серьезные вопросы, которые на самом деле не подходят для открытой передачи по семафору, даже если бы погода позволяла это. Однако я немедленно подготовлю новые инструкции епископу-исполнителю Жирэлду и отправлю их по суше с курьером. Я сообщу ему о ваших опасениях и попрошу его быть особенно бдительным. И как только весной проход Син-ву расчистится, я лично отправлюсь в Теллесберг.
   - Хорошо, Эрейк. Это хорошо, - сказал Тринейр и улыбнулся, снова потянувшись к своей чашке какао.
  
   .II.
   Теллесберг, королевство Чарис
  
   - Стой!
   Мерлин мгновенно отступил назад, опустив свой деревянный тренировочный меч, и вопросительно склонил голову набок.
   - Да, ваше высочество? Какая-то проблема?
   Кронпринц Кэйлеб убрал левую руку со своего эфеса, потянулся вверх и стащил с себя фехтовальную маску. Его лицо было покрыто каплями пота, и он дышал более чем тяжело, сердито глядя на "лейтенанта Этроуза".
   - Ты, - пропыхтел он, - ... не потеешь... достаточно.
   Мерлин вежливо приподнял бровь. Это было вполне заметно, так как, в отличие от принца, на нем не было ни маски, ни тренировочных доспехов.
   - Пот, - строго сказал ему Кэйлеб, - полезен для тебя. Он открывает поры. Помогает избавиться от ядов.
   - Ценю вашу заботу, ваше высочество. - Мерлин склонил голову в легком поклоне. - Но некоторые из нас достаточно заботятся о своей еде, чтобы не считать необходимым выделять яды.
   - О, да, - фыркнул Кэйлеб. - Я заметил, какой ты придирчивый едок! - Он покачал головой. - Ты уминаешь свою долю за столом, Мерлин.
   - Стараюсь, ваше высочество. Стараюсь.
   Кэйлеб хихикнул, и Мерлин улыбнулся, хотя замечание принца, по мнению Мерлина, было не совсем юмористическим.
   Тот факт, что ПИКА был разработан для того, чтобы позволить его хозяину наслаждаться вкусом еды и напитков, на самом деле, позволял ему сохранять самообладание во время еды. К сожалению, способа удаления отходов... ПИКА было бы более чем достаточно, чтобы вызвать удивление у сэйфхолдцев, поскольку у него не было никаких пищеварительных процессов в обычном смысле этого слова. Хотя механика была практически идентична, то, что оставалось после того, как его нанниты выбрали все, что им было нужно, означало, что Мерлин должен был быть осторожен, чтобы самому опорожнять все ночные горшки. Возможно, ему повезло, что Сэйфхолд разработал внутреннюю сантехнику, по крайней мере, в королевских дворцах.
   Затем возникла еще одна незначительная техническая трудность, на которую прямо указал юмористический комментарий Кэйлеба о потоотделении. ПИКА мог "потеть", но по довольно очевидным причинам это была не совсем та способность, которой когда-либо пользовалось большинство их хозяев. Это означало, что производство этого пота в соответствующем количестве и в нужных местах требовало некоторых тонких корректив во внутренней программе Мерлина. И, как заметил Кэйлеб, он все еще "потел" необычайно слабо для человека из плоти и крови. К счастью, факт его предполагаемого сейджинства и связанные с ним физические и умственные ограничения давали ему определенную степень прикрытия даже в подобные моменты.
   - На самом деле, ваше высочество, - сказал он, - я не могу отделаться от ощущения, что вы критикуете мой уровень потливости, чтобы отвлечь внимание от своего собственного.
   - О, удар ниже пояса, Мерлин! - Кэйлеб рассмеялся и покачал головой. - Действительно, удар ниже пояса.
   - При всем моем уважении, ваше высочество, - заметил Арналд Фэлхан с того места, где он стоял в стороне от тренировочной площадки, - Мерлин прав. Вы действительно кажетесь немного, э-э, более влажным, чем он.
   - Потому что я не сейджин, которым он, очевидно, является, - указал Кэйлеб. - Я не вижу, чтобы ты был готов стоять здесь и позволять ему унижать тебя, Арналд.
   - Потому что я вполне удовлетворен техникой владения мечом, которую я уже знаю, ваше высочество, - весело ответил Фэлхан, и на этот раз все трое усмехнулись.
   - Ну, это действительно немного унизительно, - сказал Кэйлеб, оглядывая Мерлина с ног до головы. В отличие от защитного снаряжения принца, Мерлин разделся до пояса, пока обучал Кэйлеба искусству кендо.
   Из-за этого он чувствовал себя немного виноватым. Кэйлеб нуждался в любой защите, которую он мог получить, от иногда настигающих "прикосновений" Мерлина, в то время как принцу пока еще не удавалось нанести ни одного удара через защиту Мерлина, если только Мерлин не решал позволить ему это сделать. Что на самом деле было не так уж удивительно, хотя он сильно подозревал, что природные способности Кэйлеба значительно превосходили способности Нимуэ Элбан из плоти и крови. Наследный принц, однако, не противостоял Нимуэ; он противостоял Мерлину Этроузу, чьи нервные импульсы двигались в сто раз быстрее, чем его собственные. Скорость реакции Мерлина была, в буквальном смысле, нечеловеческой, и он в полной мере воспользовался этим, тренируя Кэйлеба.
   Кэйлеб прекрасно понимал, что это было сделано не просто для того, чтобы смутить принца. Кэйлеб проявил интерес к боевому стилю Мерлина почти в первый же день после того, как Мерлин был официально назначен его телохранителем, и Мерлин был совсем не прочь обучить молодого человека технике, с которой, возможно, не был знаком никто другой на всей планете.
   Однако, согласившись научить его и достав "запасную" катану для принца из своего багажа (на этот раз сделанную из обычной стали), Мерлин намеренно использовал реакцию и силу ПИКА, чтобы выставить Кэйлеба против кого-то более быстрого и сильного, чем любой возможный противник-человек. Принц был очень конкурентоспособным молодым человеком. Он воспринял свою полную неспособность пробить защиту Мерлина как вызов, а не как разочарование, и после тренировки против кого-то со способностями Мерлина схватка с любым смертным противником должна была казаться случайной прогулкой по парку.
   Кроме того, - подумал Мерлин с мысленной улыбкой, - я сейджин. Я должен быть лучше, чем он. Едва заметная внутренняя улыбка тронула его губы, когда он вспомнил, как Пей Ко-янг учил Нимуэ Элбан тем же движениям, тем же техникам. - Когда ты сможешь выхватить камешек из моей руки, Кузнечик, - произносил Ко-янг, как какую-то ритуальную фразу, в начале каждого боя, а затем продолжал выбивать из нее пыль и все остальное.
   Мерлин все еще не знал, откуда тот взял эту цитату. Он обещал рассказать Нимуэ в первый раз, когда она опередит его в официальном соревновании, и этот день так и не наступил.
   Его улыбка исчезла, и он покачал головой, глядя на Кэйлеба, вспоминая Ко-янга и Нимуэ.
   - Если бы вы занимались этим так же долго, как я, Кузнечик, - сказал он, - вы были бы так же хороши в этом, как и я.
   - ..."Кузнечик"? - повторил Кэйлеб, подняв обе брови. Существовал сэйфхолдский аналог насекомого под названием "кузнечик", хотя этот был плотоядным и около девяти дюймов в длину. - Откуда это взялось?
   - А, - сказал ему Мерлин. - Когда вы добьетесь трех безответных ударов подряд, я скажу вам, ваше высочество.
   - О, ты сделаешь это, не так ли? - Кэйлеб сердито посмотрел на него, и Фэлхан рассмеялся.
   - Ты здесь не помогаешь, Арналд, - сказал ему Кэйлеб, и Фэлхан пожал плечами.
   - Думаю, что это совершенно разумное условие, ваше высочество. Считайте это как... мотиватор.
   - Ты имеешь в виду, вместо непреодолимого вызова?
   - О, я бы никогда не назвал это так, ваше высочество.
   Улыбка Мерлина вернулась, когда он наблюдал за ними. С точки зрения опыта, на самом деле он был не намного старше Фэлхана. В конце концов, Нимуэ Элбан было всего двадцать семь стандартных лет, когда Федерация начала операцию "Ковчег". И все же, глядя на них, он чувствовал себя намного, намного старше. Возможно, некоторые из столетий, которые протекли, пока ПИКА Нимуэ спала, оставили какой-то подсознательный отпечаток в его молицирконовом мозгу?
   - Тебе лучше не называть это так, - зловеще сказал Кэйлеб Фэлхану, затем провел тыльной стороной тренировочной перчатки по вспотевшему лбу.
   - Если ты не возражаешь, Мерлин, - сказал он, - думаю, что лучше бы на этом закончить. На самом деле, думаю, что, поскольку Арналд сегодня так самоуверен, мы могли бы просто попробовать немного поиграть в регби.
   - Вы уверены, что хотите заняться этим, ваше высочество? - спросил Фэлхан, и Кэйлеб злобно улыбнулся.
   - О, совершенно уверен, Арналд. Особенно с тех пор, как я выбрал Мерлина первым членом своей команды.
   Фэлхан внезапно стал гораздо более задумчивым, и Кэйлеб усмехнулся.
   - Мерлин знает правила? - спросил морской пехотинец.
   - Правила? В регби?
   - Ну, это так, - признал Фэлхан, затем пожал плечами. - Очень хорошо, ваше высочество. Вызов принят.
  
   * * *
   Оказалось, что чарисийское "регби" было не совсем той игрой, которую ожидал Мерлин.
   Нимуэ Элбан на самом деле никогда не играла в регби, которое, по мнению ее отца, оставалось "бандитской игрой, в которую играют джентльмены". Однако она видела, как играют в эту игру, и Мерлин чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы постоять за себя.
   Но чарисийское регби было водным видом спорта.
   Мерлин понятия не имел, кто ее изобрел, или сохранил для нее название игры Старой Земли, но он мог видеть определенное сходство с единственными матчами по регби, которые Нимуэ когда-либо видела. Цель состояла в том, чтобы забросить мяч - на самом деле, несколько асимметричный надутый мочевой пузырь морской коровы, десятифутового водного млекопитающего, похожего на моржа, - в сетку ворот другой команды, играя по плечо в воде. По-видимому, пока ваша предполагаемая жертва владела мячом, допускалась любая тактика, за исключением фактического утопления одного из ваших противников. Мерлин был уверен, что должны быть по крайней мере какие-то правила, хотя быстро стало очевидно, что их не может быть очень много. А стратегия, по-видимому, состояла в том, чтобы окружить того, у кого был мяч, и удерживать его до тех пор, пока он не согласится его отдать.
   Обычно это не представляло бы никаких трудностей для Мерлина. В конце концов, он был в десять раз сильнее любого из своих противников, его скорость реакции была быстрее, и ему не было особой необходимости дышать. К сожалению, все еще оставалось несколько незначительных технических проблем.
   Во-первых, казалось, что чарисийский обычай при плавании, по крайней мере, до тех пор, пока присутствовал только один пол, состоял в том, чтобы плавать обнаженным. Во-вторых, чарисийское регби определенно было "контактным видом спорта". В-третьих, ПИКА был спроектирован так, чтобы быть полностью функциональным. В-четвертых, Нимуэ Элбан была женщиной.
   Мерлин уже заметил, что простая смена пола не делала женщин магически сексуально привлекательными для него. Однако он не совсем дошел до следствия этого открытия. Но когда он внезапно оказался в центре мокрого, брызгающего, скользкого водоворота из семнадцати других обнаженных мужских тел - все они были необычайно физически подтянутыми, молодыми мужскими телами - он обнаружил, что ПИКА или нет, он действительно "полностью работоспособен".
   Нимуэ никогда по-настоящему не задумывалась о том, насколько ее друзья и знакомые мужского пола, должно быть, находили смущающими определенные физиологические реакции на возбуждение, особенно на общественных мероприятиях. Однако Мерлин предположил, что нынешнее событие можно считать светским, и нашел такой ответ крайне неловким. Тот факт, что он никогда не испытывал этого раньше, только усугублял... интересную природу этого явления.
   Это также означало, что он провел всю игру очень осторожно, оставаясь в воде, которая была по крайней мере по грудь, и что он был последним человеком, вышедшим из воды, и что он очень осторожно развернул свое полотенце, когда наконец вынырнул.
   - Там, откуда ты родом, не играют в регби? - спросил его Кэйлеб, энергично вытирая волосы полотенцем, и Мерлин, чье полотенце было завязано вокруг талии, а не сушило волосы, покачал головой.
   - В горах Света вода просто немного холоднее, - отметил он. Это было непоследовательно, хотя Кэйлеб никак не мог этого знать, и он улыбнулся. - Когда я был ребенком, мы действительно играли в игру, которую называли "регби". Но она было не такая, как в этот раз. В нее играли на суше.
   - А, это все объясняет, - усмехнулся Кэйлеб. - На несколько минут я испугался, что команда Арналда действительно может победить. Но, похоже, ты все-таки освоился с этим.
   - О, конечно, я это сделал, ваше высочество, - сказал Мерлин.
   - Хорошо. Потому что в следующий раз я хочу по-настоящему прищемить ему уши.
   - Я, конечно, постараюсь, - пообещал Мерлин.
  
   .III.
   Апартаменты викария Робейра Дючейрна, Храм Божий
  
   - Я же говорил тебе, что это ни к чему хорошему не приведет, - ворчливо сказал Жэспар Клинтан.
   Великий инквизитор был дородным мужчиной с тщательно причесанными серебристыми волосами и массивными челюстями человека, привыкшего к хорошей еде и питью. На его оранжевой сутане было несколько пятен от подливки, когда он наконец отодвинулся от стола в столовой Робейра Дючейрна и снова потянулся за бокалом вина.
   - О, перестань, Жэспар, - с упреком сказал Дючейрн. Он был выше Клинтана и выглядел несколько более кисло. - Чего именно ты ожидаешь от Динниса? У этого человека сломана нога и плечо, ради бога! Он вряд ли выйдет на улицу, сядет на лошадь или дракона и отправится пахать всю зиму!
   - Если бы он выполнял свою работу должным образом до того, как сломал ногу, - резко сказал Аллейн Мейгвейр, - у нас бы сейчас не было этой проблемы, не так ли?
   - Если, конечно, у нас вообще есть проблема, - ответил Дючейрн более резким тоном.
   - Ну, конечно, Робейр, - сказал Замсин Тринейр. - Аллейн и Жэспар, возможно, немного чрезмерно склонны зацикливаться на негативе, но думаю, тебе стоит признать личную заинтересованность в чрезмерном подчеркивании позитива.
   - Если ты имеешь в виду, что я знаю о взносах, которые Чарис делает в казну каждый год, ты совершенно прав, - безапелляционно признал Дючейрн. - Если уж на то пошло, думаю, все мы также знаем, что нашим управляющим делами и поместьями значительно дешевле покупать товары чарисийцев, чем покупать их у республики или империи.
   Фырканье Клинтана прозвучало на удивление по-свински, но и Мейгвейр, и Тринейр кивнули, хотя в случае Мейгвейра и неохотно.
   Любой из мужчин, сидевших за этим столом в уютном тепле Храма, был более могущественным, даже в чисто светских терминах, чем подавляющее большинство герцогов и великих герцогов Сэйфхолда. Они также контролировали обширные церковные владения в других землях и королевствах, но все они были хозяевами богатых, могущественных вотчин в самих землях Храма. В дополнение к их членству в совете викариев, все они также занимали места в правящем совете рыцарей земель Храма, официальном руководящем органе земель Храма. И независимо от того, хотели они это признать или нет, все они знали, что чарисийские мануфактуры и чарисийский торговый флот могли предоставить товары - и предметы роскоши, - в которых они нуждались, по гораздо более низкой цене, чем кто-либо другой.
   Не говоря уже о том факте, что каждый год Чарис платил по меньшей мере в три или четыре раза больше десятины на душу населения, чем любое другое королевство Сэйфхолда.
   - Никто из нас не хочет убивать виверну, которая приносит золотого кролика, Робейр, - сказал Тринейр. - Но правда в том, - и ты знаешь это так же хорошо, как и я, - что наступает время, когда за Чарисом нужно будет присматривать. Он становится слишком мощным, слишком успешным, и он слишком чертовски влюблен в свои "инновации".
   - Слышу, слышу, - пробормотал Клинтан и сделал большой глоток из своего бокала.
   Тринейр поморщился, но ни он, ни двое других его коллег не были одурачены. Жэспар Клинтан был обжорой по натуре, и не только в еде и питье, но он также был опасно умным человеком, причем очень сложным. В нем странным образом сочетались амбиции, лень, цинизм и неподдельное рвение к обязанностям, связанным с его высоким постом. В один прекрасный день он мог демонстрировать бешеную энергию, а на следующий - полную апатию, но только дурак относился к нему легкомысленно.
   - Замсин прав, Робейр, - сказал Мейгвейр через минуту. - Хааралд и его блошиное королевство полезны. Никто не ставит это под сомнение. Но они также представляют опасность, и мы не можем допустить, чтобы она стала еще больше.
   Дючейрн хмыкнул в кислом согласии. Затем он склонил голову набок с мерзкой улыбочкой.
   - Есть эти сообщения от отца Пейтира, Жэспар, - провокационно указал он.
   - К черту "отца Пейтира", - прорычал Клинтан. - Он и вся эта шайка Уилсинов - сплошная заноза в заднице!
   Тринейр поспешно взял свой бокал, используя его, чтобы скрыть внезапную улыбку. Мейгвейр был менее тактичен и издал резкий смешок. Одной из причин, по которой отца Пейтира Уилсина отправили в Чарис, как было известно всем союзникам Клинтана, было то, что его отец был ближайшим конкурентом Клинтана на пост великого инквизитора. Это было очень жесткое соревнование, и, в конце концов, Клинтан победил не в последнюю очередь потому, что репутация Уилсинов в реформаторском рвении заставляла нервничать многих членов совета.
   - Если бы "отец Пейтир" выполнял свою работу должным образом, нам не пришлось бы так суетиться, - проворчал Клинтан.
   - Так отзови его сюда и замени, - сладко предложил Дючейрн.
   - Ха! Это была бы замечательная идея, не так ли? - слегка усмехнулся Клинтан. - Разве ты не можешь просто представить, как он и его отец стоят в совете и жалуются, что я оказывал на него давление, чтобы он сфальсифицировал свои отчеты?
   Дючейрн хотел было нанести еще один удар, но остановился и пожал плечами. В конце концов, Клинтан был прав. Это было именно то, что сделал бы молодой отец Пейтир, и его отец и другие члены его, к сожалению, могущественной семьи, несомненно, поддержали бы его. В силу репутации набожности или нет, большинству из них так или иначе было бы наплевать на основания для спора. Но они никогда бы не упустили возможность любым возможным способом подсократить власть "храмовой четверки".
   - Вероятно, ты прав, Жэспар, - вместо этого признал он через минуту. - С другой стороны, мы застряли с его отчетами.
   - Тут ты прав, - угрюмо согласился Мейгвейр.
   Никто не предложил провести небольшое разумное редактирование рассматриваемых отчетов, хотя все они знали, что это делалось в прошлом. Но те же политические соображения, из-за которых нельзя было просто отозвать молодого Уилсина, были бы неприменимы к любым вольностям, которые они могли бы позволить себе в отношении его письменных отчетов.
   Кроме того, - подумал Дючейрн, - ханжеский маленький придурок почти наверняка отправил дубликаты своих отчетов своему отцу.
   - Так что я не смогу справиться с этой проблемой, - отметил Клинтан. - Во всяком случае, не в ближайшее время.
   - И без вызова Жэспара я тоже не могу, - с горечью добавил Мейгвейр.
   Как будто у нас есть морская мощь, чтобы самим напасть на Чарис! - задумался Дючейрн.
   - В любом случае, прямые действия могут быть не лучшим нашим курсом, - сказал Тринейр. Все взгляды обратились к нему, и канцлер пожал плечами. - Мы уже поощряли Гектора и Нармана. Возможно, нам пора подумать о том, кого еще мы могли бы поощрить.
   Дючейрн недовольно хмыкнул при этой мысли. Это не значит, что совет не использовал аналогичные подходы в прошлом. Кроме того, как бы ему этого ни хотелось, он не мог просто отмахнуться от беспокойства своих коллег по поводу Чариса. Как они сказали, это была не столько прямая угроза, которую представлял Чарис, сколько угроза, исходящая от примера Чариса.
   - Кого ты имел в виду? - спросил Мейгвейр у Тринейра.
   - Мы знаем, что Гектор работал с Горджей из Таро, - отметил Тринейр. - Мы могли бы поддержать его усилия в этом. Возможно, было бы разумно установить хотя бы некоторые предварительные контакты и с Ранилдом из Долара. И, возможно, пришло время, по крайней мере, предупредить Жирома Винсита в Чисхолме.
   - Не рановато ли для такого рода размышлений? По крайней мере, в том, что касается Долара и Чисхолма? - спросил Дючейрн, и Тринейр пожал плечами.
   - Может быть, - признал он. - С другой стороны, организация такого рода вещей требует времени. Расстояние между Храмом и Чарисом, или между Храмом и Корисандой, если уж на то пошло, работает против нас. Если мы все-таки решим, что нам нужно положить на чашу весов Чисхолм и Долар, думаю, было бы разумно заблаговременно провести предварительную подготовительную работу.
   - Кого бы ты использовал? - поинтересовался Клинтан, оторвавшись от своего бокала ровно на столько, чтобы задать вопрос.
   - Жошуа Макгригейр уже на месте в Таро, и мы с ним обсуждали эту возможность, прежде чем я отправил его. На самом деле, я дал ему довольно подробные указания на случай непредвиденных обстоятельств. Как только погода у нас улучшится достаточно надолго, чтобы мы могли передавать семафорные сообщения, я могу поручить ему стереть пыль с этих директив и приступить к работе с Горджей.
   - В случае Чисхолма Винсит на самом деле прямо сейчас совершает свой пастырский визит, и у него большой опыт дипломатической службы в качестве верховного священника. Он бы точно понял, о чем мы думаем, и если бы он лично обсудил эту тему с Шарлиэн, это, безусловно, имело бы дополнительный вес, если бы мы решили это сделать. Даже если бы мы только предупредили его об этом, он мог бы дать личные инструкции на случай непредвиденных обстоятельств своему епископу-исполнителю на случай, если мы решим, что позже нам нужно привлечь Чисхолм. Что касается Долара, я подумываю о том, чтобы отправить в Горэт юного Хариса.
   - Албирта Хариса? - Мейгвейр, нахмурившись, откинулся на спинку стула. - Не слишком ли он молод для чего-то подобного?
   - Думаю, он готов, - не согласился Тринейр. - И он уже продемонстрировал замечательную чувствительность к этому аспекту дипломатии. Кроме того, использование такого молодого человека, как он, дает нам определенные альтернативы, если мы решим, что не хотим продолжать. Во-первых, он достаточно молод и неопытен, чтобы мы могли списать любое предварительное изучение возможностей на чрезмерный энтузиазм с его стороны. И текущий сезон дает нам отличный повод отправить его вместо кого-то более старшего. В конце концов, он достаточно молод, чтобы отправиться в столь долгое путешествие в такую зиму.
   Головы закивали, среди них был и Дючейрн. Молодой, неопытный дипломат, который неправильно понял свои инструкции или, возможно, просто превысил их в порыве юношеского энтузиазма, представлял собой готовый выход, если Тринейру понадобится дезавуировать какие-либо предложения Ранилду IV. Робейр Дючейрн прекрасно это понимал.
   Что было совсем не то же самое, что сказать, что он считает это хорошей идеей. К сожалению, его нежелание обрушить весь гнев Церкви на Чарис поставило его в явное меньшинство из одного человека, и храмовая четверка не могла позволить себе показать своим многочисленным врагам в совете викариев какие-либо признаки внутреннего раздора.
   - Я понимаю ваши опасения, - сказал он через несколько секунд, обращаясь ко всем трем остальным. - И, честно говоря, полагаю, что и сам разделяю их. Но Чарис на самом деле виверна, которая ловит золотых кроликов. Если мы уничтожим его морскую мощь, мы уничтожим основу его богатства и все преимущества, которые богатство предлагает нам, не только Хааралду и его Дому.
   - И что? - Мейгвейр пожал плечами. - Гектор и Нарман, похоже, горят достаточным желанием занять место Хааралда.
   Если бы они могли это сделать, - язвительно подумал Дючейрн, - тогда они уже были бы его серьезными конкурентами, не так ли? Успех Чариса - это нечто большее, чем просто владение несколькими кораблями!
   Но это было не то, что кто-то был готов сказать вслух за этим столом, не так ли?
   - Тогда я позабочусь о подготовке предварительного брифинга для отца Албирта и составлю соответствующие послания отцу Жошуа и архиепископу Жирому завтра утром, - сказал Тринейр, поднимая свой бокал для вина и протягивая его Дючейрну.
   - Но сейчас могу я попросить у тебя еще немного этого действительно превосходного вина, Робейр?
  
   .IV.
   Учебный центр морской пехоты, остров Хелен
  
   Брайан Лок-Айленд, граф Лок-Айленд, спустился с седла с чувством глубокой благодарности, которое лишь слегка омрачалось осознанием того, что ему придется снова забираться в него для обратного путешествия. Верховный адмирал был достаточно здоров для человека своих лет, но он слишком много времени проводил на борту корабля. На борту галеры не было места ни для кого - и особенно для офицера его ранга - чтобы заниматься физическими упражнениями, которые спасали человека от одышки.
   Хуже того, - подумал он, с гримасой массируя ноющие ягодицы, - морские офицеры очень мало времени проводят верхом на лошадях. Даже у тех, кто в юности был тщательно обучен верховой езде - как, например, он сам, - было очень мало возможностей сохранить необходимые навыки.
   Или крепких задниц, чтобы избежать потертостей от седла, - криво усмехнулся он.
   Он закончил массаж и сделал пару пробных шагов. Все, казалось, работало более или менее так, как должно было быть, и он повернулся к своему помощнику.
   - Похоже, я все-таки выживу, Хенрей.
   - Конечно, милорд, - серьезно ответил лейтенант Хенрей Тилльер, хотя в его глазах мелькнуло веселье. Лок-Айленд улыбнулся в ответ, хотя и напомнил себе, что не стоит мстить Тилльеру за его юношескую терпимость к таким глупостям, как верховая езда.
   - Я просто надеюсь, что все это того стоит, - проворчал верховный адмирал.
   - О, верю, что вы будете должным образом впечатлены, милорд, - заверил его Тилльер. - Если вы пройдете этим путем?
   Лок-Айленд последовал за своим помощником, ковыляя по крутой тропинке с видом покорности судьбе. На самом деле, хотя он и не был готов признаться в этом кому-либо еще, это была довольно приятная прогулка, несмотря на крутизну. Они находились на высоте более тысячи футов над уровнем моря, и дополнительная высота в сочетании с бризом, дующим со стороны залива Хауэлл, была прохладной интерлюдией к типично теплой чарисийской весне.
   Тропа заканчивалась на высоком гребне, и перед ними простиралась горная долина. На западном краю долины, где горы круто обрывались вниз, к столь далекому заливу, стояла смотровая вышка. С нее наблюдатель мог видеть почти на сорок миль, а наблюдательный пункт на цитадели Кингз-Харбор мог смотреть прямо на гору и видеть любые сигналы с вышки.
   Поддержание наблюдательного пункта было обязанностью королевских морских пехотинцев Чариса, и так было уже много лет. Во многом вследствие этого у морских пехотинцев вошло в привычку использовать долину и окружающие горы в качестве тренировочных площадок. К сожалению, - признал про себя Лок-Айленд, - они не использовали их для упражнений так часто, как, возможно, действительно следовало бы.
   В королевстве Чарис не было постоянной армии. У чарисийской знати были свои личные слуги, которых корона могла призвать к национальному знамени в случае крайней необходимости. Но даже у самых могущественных из них в настоящее время под непосредственным личным командованием каждого находилось не более сотни человек, и за последнее столетие или около того, во всяком случае, армия феодальных рекрутов становилась все более анахроничной (и все более сомнительной ценностью). Конечно, существовало также национальное ополчение, но оно было недостаточно укомплектовано и не особенно хорошо обучено. Столкнувшись с чем-то вроде роты пикинеров Сиддармарка или деснейрской кавалерии, подразделение чарисийского ополчения даже не успело бы пошутить.
   Однако что у королевства действительно было, так это королевская чарисийская морская пехота. Морских пехотинцев никогда не было так много, как хотелось бы Лок-Айленду, но они были жесткими, профессиональными, хорошо обученными и уверенными в себе. Действительно, если уж на то пошло, они были чересчур самоуверенны. Как и военно-морской флот, морские пехотинцы привыкли побеждать, даже несмотря на неважные шансы, и в мире не было морской пехоты, которая могла бы сравниться с ними.
   В целом, это сослужило Чарису хорошую службу на протяжении многих лет. Флот был истинной защитой королевства. В конце концов, ничто не могло угрожать его народу и его территории, не пройдя сначала мимо флота. Но было бы серьезной ошибкой думать о морской пехоте как о какой-либо полевой армии. Они редко, если вообще когда-либо, развертывались численностью более батальона, у них вообще не было опыта крупномасштабных наземных боев, и они были экипированы и обучены для ближнего боя на борту корабля, а не для маневров в открытом поле.
   Но и это тоже должно было измениться. Если не завтра или послезавтра, то все равно достаточно скоро все должно было измениться, и именно это привело Лок-Айленда в эту прохладную долину этим утром.
   - Ну, вот и вы, Брайан! - раздался молодой голос, и верховный адмирал обернулся, чтобы увидеть идущего к нему кронпринца Кэйлеба. Мерлин Этроуз и Арналд Фэлхан следовали за принцем по пятам вместе с майором морской пехоты, которого Лок-Айленд никогда раньше не видел, и граф поморщился.
   - Я все еще не понимаю, почему мы не могли сделать это в цивилизованной обстановке, например, на палубе корабля, - пожаловался он своему наследному принцу. - В конце концов, мы уже проводим тестовые стрельбы из первых новых орудий Алфрида в море, так что сохранение секретности не было бы проблемой. И, не сочтите за неуважение, ваше высочество, но я бы предпочел стоять на своем собственном юте, чем здесь, с горящей задницей и этой никогда-не-достаточно-проклятой лошадью, ожидающей, чтобы позже отвезти меня обратно с горы.
   - Просто доставить вас сюда для небольшой разминки было бы полезно само по себе, - сказал Кэйлеб с усмешкой, добравшись до Лок-Айленда и протянув правую руку. Они пожали друг другу руки, и наследный принц усмехнулся. - Вам действительно нужно найти время, чтобы провести несколько часов в седле здесь и там. Может быть, даже присоединиться ко мне на охоте на ящера-резака или парочки таких. Вы становитесь мягкотелым, Брайан.
   - И когда вы будете в моем возрасте, вы тоже станете, - парировал Лок-Айленд.
   - Чепуха! - не согласился Кэйлеб с жизнерадостной самоуверенностью молодежи. Затем выражение его лица стало серьезным.
   - На самом деле, есть несколько совершенно веских причин привести вас сюда, чтобы показать вам эту конкретную новую игрушку Мерлина, Брайан. Во-первых, здесь у нас достаточно места, и не нужно беспокоиться о целях, которые тонут до того, как мы сможем их осмотреть. С другой стороны, вы не сможете по-настоящему оценить то, что Мерлин собирается вам показать, если вы находитесь на движущейся палубе. А во-вторых, именно здесь майор Кларик будет разрабатывать наилучший способ его использования.
   Наследный принц кивнул майору морской пехоты, который следовал за ним после двух телохранителей. Майор быстро вытянулся по стойке смирно и отдал честь, коснувшись правым кулаком левого плеча. Лок-Айленд мгновение изучал его, затем отдал честь в ответ.
   Майор Кинт Кларик был слишком молод для офицера своего ранга, но выглядел одновременно жестким и умным. И, возможно, что еще важнее, Лок-Айленд знал, что он - как и каждый отдельный человек в его команде - был выбран за его абсолютную лояльность и осмотрительность.
   - Ну, в любом случае, я сейчас здесь, ваше высочество, - сказал верховный адмирал, поворачиваясь обратно к кронпринцу.
   - Да, вы тут, и к тому же такой жизнерадостный, - заметил Кэйлеб с еще одной усмешкой. - И раз уж вы здесь, полагаю, мы могли бы начать.
   Он повернулся и зашагал к плацу перед скромным корпусом казарм, построенным у крутой северной стены долины. Там ждал взвод морских пехотинцев под присмотром лейтенанта и его седого сержанта, и все они вытянулись по стойке смирно и отдали честь при приближении Кэйлеба и Лок-Айленда.
   Они выглядели так же, как любой другой взвод морской пехоты, который когда-либо видел Лок-Айленд, за одним исключением. Они были нарядно одеты в свои синие туники и брюки и широкополые черные шляпы, и у них была типичная почти высокомерная уверенность людей, которые знают, что они элитные войска. Они были вооружены стандартными кортиками и абордажными топорами чарисийских морских пехотинцев, но они также были вооружены чем-то еще, и это было исключением.
   - Вот, Брайан. - Кэйлеб протянул руку, и капрал передал ему оружие. - Взгляните, - пригласил кронпринц, передавая то же самое оружие верховному адмиралу.
   Лок-Айленд принял его немного осторожно. Конечно, он во множестве видел мушкеты с фитильным замком. Они использовались на борту корабля на предварительных этапах абордажных действий, хотя становились совершенно бесполезны, как только противник с кортиком или абордажным топором оказывался на расстоянии нескольких ярдов. Но хотя было очевидно, что оружие в его руках было, по крайней мере, родственно фитильному замку, оно не было похоже ни на один другой мушкет, который когда-либо видел Лок-Айленд.
   Во-первых, оно было легче, несмотря на свою длину, а приклад и цевье были намного изящнее. На самом деле, все оружие имело гладкий, тонкий, злобный вид, и, взвесив его в руках, он понял, что оно достаточно легкое, чтобы ему, вероятно, не понадобилась похожая на костыль скоба, с которой мушкетеры обычно стреляли из своего оружия.
   Однако все эти аспекты были второстепенными по сравнению с различием между фитильным замком и ударно-спусковым механизмом этого оружия. Вместо длинного змеевидного рычага, предназначенного для удержания медленно тлеющего фитиля, который опускался на полку для воспламенения заряда, у него был гораздо меньший, странно выглядящий замок. S-образный ударник держал в челюстях кусок формованного кремня, и Лок-Айленд покачал головой, размышляя об элегантной простоте концепции, которая никогда не приходила в голову никому другому.
   Он перевернул мушкет, обратив внимание на шомпол - сделанный из стали, а не из обычного дерева - в его удобном для переноски месте в цевье. Затем он нахмурился, обнаружив странный выступ с правой стороны ствола за дульным срезом, прямо перед передним краем цевья и смещенный достаточно далеко, чтобы легко освободить конец шомпола. Он понятия не имел, для чего это нужно, но был уверен, что вот-вот выяснит, и вернул оружие Кэйлебу.
   - Это выглядит впечатляюще, ваше высочество, - признал он.
   - Да, это так, - согласился Кэйлеб, возвращая мушкет владельцу. - И оно еще более впечатляюще в действии. Майор?
   - Конечно, ваше высочество! - ответил Кларик и кивнул лейтенанту. - На огневые позиции, лейтенант Лейн, будьте добры.
   - Есть, есть, сэр, - подтвердил лейтенант Лейн и, в свою очередь, кивнул своему сержанту.
   Этот седобородый достойный человек терпеливо ждал, и лишь малейшего намека на изогнутую верхнюю губу и выставленный клык было достаточно, чтобы отправить людей взвода лейтенанта Лейна в ускоренном темпе через плац к стрельбищу вдоль его восточной стороны.
   Кэйлеб и другие старшие офицеры последовали за ним более неторопливым шагом. К тому времени, как они добрались туда, лейтенант Лейн и его сержант выстроили взвод из сорока человек в две шеренги по двадцать человек. Морские пехотинцы стояли на расстоянии примерно ярда друг от друга, в шахматном порядке, так что люди во второй шеренге выстроились в ряд с людьми в первой шеренге, лицом к линии из тридцати или около того манекенов человеческого роста, по крайней мере, в ста пятидесяти ярдах от них.
   Манекены, очевидно, были сделаны из соломы, но на каждом из них были стандартные кираса и шлем морской пехоты.
   - Какое лучшее расстояние для прицельной стрельбы вы когда-либо видели с фитильным замком, Брайан? - спросил Кэйлеб, и верховный адмирал фыркнул.
   - Вы имеете в виду самую длинную дистанцию, на которой я когда-либо видел, как они во что-то попали? Или самое большое расстояние, на котором я видел, как они тратили порох, пытаясь попасть во что-нибудь?
   - Давайте остановимся на том, чтобы действительно во что-то попасть, - сухо сказал Кэйлеб. - На самом деле, давайте будем немного конкретнее. С какой самой большой дистанции вы когда-либо видели, чтобы кто-то с фитильным замком действительно поражал конкретную цель размером с человека?
   - Ну, - задумчиво произнес Лок-Айленд, выражение его лица стало гораздо серьезнее, - на самом деле это не такой уж простой вопрос. Во-первых, я в основном видел, как их использовали в море. К тому времени, когда они вступают в бой, расстояние обычно довольно мало, и тот факт, что все задействованные корабли движутся, не сильно помогает. Вероятно, самая дальняя дистанция, с которой я когда-либо наблюдал попадание, составляла бы около сорока ярдов. С другой стороны, я понимаю, что в наземном бою залповый огонь может обеспечить попадание с расстояния до ста, даже ста пятидесяти ярдов. Однако не думаю, что даже там процент попаданий очень высок. И, насколько понимаю, никто даже не пытается прицелиться в конкретную цель на таком расстоянии; они просто стреляют в общем направлении противника.
   - Примерно так, - согласился Кэйлеб. - Вообще говоря, эффективная дальность стрельбы из мушкета составляет около восьмидесяти ярдов. Что составляет ровно половину расстояния от линии фронта лейтенанта Лейна до целей там, внизу.
   Кронпринц позволил верховному адмиралу на мгновение задуматься над этим, затем кивнул Кларику.
   - Продолжайте, майор, - сказал он и оглянулся на Лок-Айленда. - Возможно, вы захотите заткнуть уши пальцами, - предложил он.
   Лок-Айленд лишь мгновение смотрел на него, подозревая шутку. Но Кэйлеб уже затыкал уши пальцами, и верховный адмирал решил последовать его примеру, когда Кларик подошел к ближайшему концу первой из двух линий лейтенанта Лейна.
   - Заряжай! - скомандовал он.
   Каждый морской пехотинец поставил приклад своего мушкета на землю, держа его левой рукой сразу за дулом, в то время как правой расстегнул крышку жесткой кожаной сумки на правом бедре. Он сунул руку в сумку, извлек свернутый трубочкой листок бумаги, поднес его ко рту и откусил кончик. Он перевернул откушенный бумажный цилиндрик, высыпав гранулированный черный порох в удерживаемое дуло своего оружия, затем откусил и опустил в ствол пулю. Пустая бумага патрона тоже пошла в дуло, шомпол вышел из своего гнезда и одним сильным ударом задвинул бумагу, пулю и пороховой заряд на место. Затем шомпол вернулся на свое место, и морской пехотинец поднял свой мушкет, перевернул его набок так, чтобы "кремневый замок" был опущен, и резко ударил по нему один раз. Затем мушкет снова встал вертикально, удерживаемый в положении у левого плеча.
   Вся эволюция не могла занять больше пятнадцати секунд, - подумал Лок-Айленд, - что было намного, намного быстрее, чем он когда-либо видел при заряжании фитильного мушкета, и все же их плавные движения не казались особенно торопливыми.
   - Первая шеренга, прицелиться! - скомандовал Кларик, и мушкеты первой шеренги поднялись. Латунные тыльники прикладов вдавились в их плечи, а их правые руки взвели ударники кремневых замков, которые, прежде чем встать на место, автоматически подняли крышки затравочных лотков, указательные пальцы согнулись вокруг смехотворно крошечных спусковых крючков.
   - Огонь! - рявкнул Кларик, и двадцать мушкетов взорвались как один.
   Уши Лок-Айленда съежились, несмотря на пальцы, которые он засунул в них, и вверх поднялось удушливое облако порохового дыма.
   - Первая шеренга, перезарядить! - услышал он сквозь звон в ушах. - Вторая шеренга, приготовиться!
   Первая шеренга отступила на шаг, правые руки уже снова потянулись к своим патронным сумкам. Вторая шеренга в тот же момент сделала шаг вперед, так что две линии, по сути, поменялись позициями.
   - Вторая шеренга, целься! - рявкнул майор, и новые мушкеты первой шеренги поднялись к плечам и взвели курки. Кларик подождал, наверное, еще секунд пять. Затем...
   - Огонь! - приказал он, и раздался новый залп из двадцати мушкетов.
   - Вторая шеренга, перезарядить оружие! Первая шеренга, приготовиться!
   Лок-Айленд с трудом мог в это поверить. Первая шеренга на самом деле уже перезарядилась. Теперь они вернулись на свои исходные позиции, в то время как вторая шеренга отступила на собственные начальные позиции. Снова короткая пауза - пока, как понял Лок-Айленд, морские пехотинцы второй шеренги не прошли половину своего цикла перезарядки, - а затем мушкеты первой шеренги выстрелили.
   Процесс повторился в общей сложности три раза, с новой очередью мушкетной стрельбы, разносящейся по дали каждые десять секунд. Менее чем за одну минуту сорок человек из взвода лейтенанта Лейна произвели сто двадцать выстрелов. Такое же количество мушкетеров с фитильными замками сделали бы по одному выстрелу за тот же промежуток времени, и Лок-Айленд подозревал, что люди Лейна могли перезаряжать оружие еще быстрее.
   - Прекратить огонь! - крикнул Кларик, его голос звучал хрипло и искаженно после сосредоточенного мушкетного огня.
   - Опустить оружие, - добавил майор на более разговорном уровне, и взвод ловко опустил приклады мушкетов. Кларик мгновение смотрел на них, затем повернулся к Кэйлебу и Лок-Айленду.
   - Не желаете ли осмотреть мишени, ваше высочество? Верховный адмирал? - спросил он.
   - Брайан? - пригласил Кэйлеб, и Лок-Айленд встряхнулся.
   - Конечно, я хотел бы, ваше высочество, - сказал он, и он, Кэйлеб, Мерлин, майор Кларик и лейтенант Фэлхан подошли к манекенам.
   - Милый Лэнгхорн! - пробормотал Лок-Айленд, подойдя достаточно близко к мишеням, чтобы увидеть, что с ними сделали полудюймовые мушкетные пули. Он видел нагрудники, пробитые мушкетами с относительно коротких дистанций, но он видел, по крайней мере, столько же пробитых, сколько забрызганных свинцом там, где пули не пробивали их, особенно на больших дистанциях. На эти нагрудниках не было брызг свинца, и глаза верховного адмирала расширились, когда он увидел пробитые в них отверстия.
   Это было достаточно впечатляюще, но почти столь же впечатляюще то, что в каждый из этих нагрудников попали по меньшей мере три раза. Это составляло минимум девяносто попаданий из ста двадцати выстрелов, и ни один мушкетер с фитильным замком в мире не смог бы достичь такого процента попаданий на таком расстоянии.
   Он протянул руку, провел кончиком пальца по краю пулевого отверстия, затем повернулся, чтобы посмотреть не на Кэйлеба, а на Мерлина.
   - Как? - просто спросил он.
   - Думаю, скорострельность говорит сама за себя, милорд, - серьезно ответил Мерлин. - Одна вещь, которая, возможно, была не слишком очевидна, - это то, что отверстие для запала кремневым замком имеет конусообразную форму. Внутри оно шире, поэтому действует как воронка. Вместо того, чтобы заправлять полку отдельной операцией, все, что им нужно сделать, это резко ударить по мушкету, чтобы стряхнуть часть пороха из основного заряда на полку. Это, патроны и стальные шомполы означают, что они могут просто перезаряжаться быстрее - намного быстрее, - чем кто-либо мог когда-либо раньше.
   - Что касается точности, - продолжил он, указывая на многочисленные отверстия в каждом нагруднике, - это не просто мушкеты, милорд. Это также винтовки.
   Брови Лок-Айленда поползли вверх. Принцип вращения снаряда для стабилизации его в полете был известен лучникам и арбалетчикам на протяжении веков. Кому-то не потребовалось много времени, чтобы понять, что нарезка канавок в стволе мушкета может придать такую же стабилизацию мушкетной пуле. Но никто никогда не предлагал использовать нарезные мушкеты в качестве серьезного боевого оружия, потому что их заряжали так долго. Чтобы загнать пулю в нарезы, необходимо было использовать слишком большой шарик и буквально забивать его в ствол, что снижало и без того скудную скорострельность мушкета до полной бесполезности на поле боя.
   - Винтовки? - повторил он, и Кэйлеб кивнул.
   - Посмотрите на это, - пригласил он и протянул мушкетную пулю.
   Но нет, это был вовсе не "мяч", - понял Лок-Айленд, принимая его. - Это был слегка удлиненный цилиндр, закругленный с одного конца, но полый с другого.
   - Когда пороховой заряд взрывается, - объяснил Кэйлеб, - он раздвигает полый конец пули и загоняет ее в нарезы. При этом пуля также герметизирует канал, удерживая за собой большую часть энергии пороха. Возможно, это не слишком очевидно, но стволы у этих "кремневых ружей" на самом деле длиннее, чем у большинства фитильных ружей. В сочетании с тем, как пули закрывают канал ствола, эта дополнительная длина придает каждому выстрелу большую скорость и мощность.
   Лок-Айленд оторвал взгляд от пули и медленно покачал головой.
   - Это действительно так просто?
   - Это действительно так просто, - подтвердил Кэйлеб.
   - Насколько это увеличивает эффективную дальность действия? - спросил верховный адмирал. - Я помню, как несколько лет назад наблюдал за графом Пайн-Маунтин на охоте. У него был нарезной фитильный мушкет - кажется, из Харчонга - и он уложил ящера-рогача почти с двухсот ярдов.
   - Что ж, - сказал Кэйлеб, - давайте вернемся на линию огня, не так ли?
   Он повел их обратно туда, где ждали лейтенант Лейн и его взвод. Затем он посмотрел на Мерлина.
   - Не хотите ли оказать мне честь? - спросил он с лукавым блеском в глазах.
   - Конечно, ваше высочество, - пробормотал Мерлин и повернулся к тому же капралу, чей мушкет Лок-Айленд осмотрел ранее.
   - Если позволите? - спросил он, протягивая руку, и капрал с широкой улыбкой передал ему оружие, а затем и сумку с патронами.
   Мерлин принял и то, и то и спокойно зарядил винтовку. Он высыпал порох на полку, затем снова повернулся к Кэйлебу.
   - Могу я предположить, какую цель вы имели в виду, ваше высочество? - мягко спросил он.
   - Так получилось, что я ее выбрал, - заверил его Кэйлеб с улыбкой еще шире, чем у капрала. - На самом деле, думаю, что, возможно, нашел то, что бросит вызов даже тебе, Мерлин.
   Мерлин просто поднял бровь, а Кэйлеб повернулся и указал вниз по склону. Не на манекены, которые служили мишенями для морских пехотинцев, а за их пределы. Далеко за ними, - понял Лок-Айленд, - когда увидел дополнительный манекен, стоящий сам по себе по крайней мере в четырехстах ярдах от них.
   - Это действительно кажется довольно рискованным выстрелом, ваше высочество, - заметил Мерлин.
   - О, уверен, что ты сможешь это сделать! - ободряюще сказал Кэйлеб. Мерлин одарил его умеренно укоризненным взглядом, затем слегка отступил перед первой шеренгой морских пехотинцев.
   Он пристально посмотрел вдаль, сапфировые глаза были полны решимости. Никто из наблюдавших за ним людей не понял, что он использовал встроенный в ПИКА лазерный дальномер, чтобы определить точное расстояние до своей цели. Она находилась на четырехстах двенадцати ярдах, и он кивнул сам себе.
   В отличие от любого из окружающих его людей из плоти и крови, Мерлин знал среднюю начальную скорость пуль новых винтовок. Никто на Сэйфхолде еще не удосужился разработать хронограф, который кто-то на Старой Земле использовал бы для измерения начальной скорости огнестрельного оружия, но Мерлину он был не нужен. Или, скорее, у него уже был встроенный.
   Теперь он взвел курок и поднял винтовку в боевое положение. Красное перекрестие наложилось на его поле зрения, значительно выше манекена, поскольку его процессор рассчитал траекторию пули и указал правильную точку прицеливания, и он захватил мушку в открытом целике простой задней прицельной рамки и выровнял их на светящемся значке, который мог видеть только он.
   Перекрестие прицела выровнялось. На самом деле, он стабилизировался буквально с нечеловеческой точностью, потому что ни один человек из плоти и крови не смог бы держать эту винтовку так совершенно неподвижно. И тогда Мерлин плавно и уверенно нажал на спусковой крючок.
   Ударник рванулся вперед, сверкнул затвор, и винтовка выбросила обычное облако порохового дыма, с грохотом ударившись о его плечо с жестокой отдачей любого крупнокалиберного оружия с черным порохом. Затем, на расстоянии четырехсот двенадцати ярдов, шлем манекена соскочил с головы и закружился, сверкая на солнце, прежде чем с глухим стуком упасть на землю.
   - О, боже, - пробормотал Мерлин, с улыбкой поворачиваясь к Кэйлебу. - Боюсь, нам понадобится еще один новый шлем, ваше высочество.
  
   * * *
   - Понимаю, почему вы хотели скрыть все это от посторонних глаз, ваше высочество, - признал Лок-Айленд два часа спустя.
   Он стоял с наследным принцем, Мерлином и лейтенантом Тилльером, ожидая, пока пара морских пехотинцев приведет лошадей для обратного путешествия его и Тилльера в Кингз-Харбор.
   - Это то, что мы хотели бы сохранить в тайне, - ответил Кэйлеб. - А майор Кларик и лейтенант Лейн занимались некоторыми интересными вещами, разрабатывая наилучшую тактику. Это не так просто, как стоять на месте и палить, хотя поначалу это, вероятно, будет достаточно эффективно, учитывая наше преимущество в дальности и скорострельности. В конце концов, однако, у обеих сторон будут винтовки, и когда это произойдет, построение на открытом месте будет хорошим способом очень быстро убить много-много людей.
   - Я вполне могу в это поверить, - сказал Лок-Айленд с дрожью, которая вовсе не была притворной.
   - Тот факт, что каждый стрелок становится своим собственным пикинером, как только он закрепит штык, также окажет большое влияние на любые абордажные действия, милорд, - неуверенно заметил лейтенант Фэлхан, и Лок-Айленд кивнул.
   Теперь он понял причину выступов странной формы на стволах винтовок. То, что Мерлин назвал "кольцевым штыком", по сути, представляло собой нож с четырнадцатидюймовым двусторонним лезвием и разрезным кольцом, сформированным на одном конце его поперечной гарды. Кольцо надевалось на дуло перед мушкой, и простой поворот на половину оборота фиксировал вырез в рукоятке ножа над выступом, чтобы надежно удерживать его на месте. Оружие все еще можно было заряжать и стрелять, хотя скорострельность резко снижалась из-за мешающего перезарядке штыка, и, как сказал Фэлхан, это буквально превращало каждый мушкет в абордажную пику. Это означало, что мушкетерам морской пехоты больше не нужно будет бросать свое огнестрельное оружие, как только начнется рукопашная схватка.
   - В то же время, Брайан, - очень серьезно сказал Кэйлеб, - одна из причин, по которой я хотел, чтобы вы это увидели, заключается в том, что нам нужно принять решение, и вам следует высказать свое мнение по этому поводу, прежде чем мы это сделаем. В частности, действительно ли мы хотим начать выдавать винтовки всем нашим морским пехотинцам?
   - Что? - верховный адмирал почувствовал, как его брови удивленно изогнулись от этого вопроса. - Почему мы не должны хотеть этого, ваше высочество? - спросил он через мгновение.
   - Я могу назвать две основные причины, - ответил Кэйлеб. - Во-первых, на изготовление винтовки уходит гораздо больше времени, чем на изготовление гладкоствольного мушкета. Вероятно, мы сможем изготовить целых три или даже пять гладкоствольных ружей вместо каждой винтовки. Мастер Хаусмин собирается перенести производство мушкетов на свой новый литейный завод в Делтаке, как только сможет. Он должен быть в состоянии начать производить их там где-то в конце следующего месяца, и размещение всего этого под одной крышей позволит ему быть уверенным, что все взаимозаменяемые детали действительно взаимозаменяемы.
   Принц скорчил гримасу, и Мерлин спрятал улыбку. За последние несколько месяцев Кэйлеб осознал недостатки, присущие отсутствию действительно единообразной системы измерений. Идея использования взаимозаменяемых деталей не была совершенно новой, но если бы "дюймы" двух разных мануфактур на самом деле не были идентичными, детали, произведенные одной из них, не подходили бы для мушкетов, произведенных другой. Именно поэтому Хаусмин следил за тем, чтобы на всех его объектах использовались единицы измерения того же размера, что и в Кингз-Харбор.
   - Как только он полностью обустроит там свой оружейный цех, что займет месяц или около того больше, у него будет в два или три раза больше нарезных станков, чем сейчас, - продолжил Кэйлеб. - Общий объем производства возрастет, и соотношение производства немного изменится в пользу винтовок, но нарезка стволов требует времени и представляет собой целый дополнительный этап процесса. Это означает, что мы всегда сможем производить гладкоствольные ружья быстрее, чем винтовки. И хотя действительно приятно иметь преимущество винтовок в дальности стрельбы, мы также должны думать о том, чтобы иметь их достаточно для выполнения этой работы.
   - Во-вторых, как только мы начнем их выпускать и как только они будут использоваться в действии, все захотят иметь те же виды оружия для своей пехоты. И, давайте посмотрим правде в глаза, дублировать их будет не так уж сложно. Мы не вводим никаких новых принципов или процессов в само оружие, кроме кремневого замка, который не является особенно сложным предложением.
   - Итак, вы думаете о том, чтобы держать новые пули в резерве, - медленно произнес Лок-Айленд, и Кэйлеб кивнул.
   - Мы сможем нарезать стволы существующих мушкетов намного быстрее, чем мы могли бы создавать их как винтовки с нуля, - отметил он. - Если мы будем держать новые пули "про запас", как вы выразились, мы сможем немедленно воспользоваться преимуществами превосходной скорострельности и новых штыков и по-прежнему держать в рукаве решающее преимущество, когда другие люди начнут копировать кремневые мушкеты. И все гладкоствольные ружья, которые мы изготовим за это время, будут доступны для нарезки, когда придет время.
   - Но даже это будет довольно мимолетным преимуществом, ваше высочество, - указал Лок-Айленд.
   - О, я знаю это, - снова кивнул Кэйлеб. - Я не говорю, что склоняюсь к отсрочке введения винтовок. Я просто говорю, что, по-моему, это то, что нам нужно обдумать. В любом случае, майору Кларику, конечно, нужно продолжать разрабатывать тактику как для гладкоствольных мушкетов, так и для винтовок.
   - Вы, безусловно, правы в этом, ваше высочество, - немного мрачно сказал Лок-Айленд. Кэйлеб склонил голову набок, и верховный адмирал фыркнул. - Ваше высочество, вы знаете, что разборки с Нарманом и, возможно, Гектором, - это еще не конец. На самом деле, это будет только начало. Так что независимо от того, представим мы винтовки немедленно или нет, они нам скоро понадобятся. Вероятно, очень скоро.
  
   .V.
   Княжеский дворец, Эрейстор
  
   Князь Нарман откинулся на спинку кресла, положив руки на резные деревянные подлокотники, и без всякого выражения наблюдал, как необычайно заурядный на вид человек последовал за бароном Шэндиром и Трависом Олсином, графом Пайн-Холлоу, в зал заседаний его тайного совета.
   Телохранители за дверью зала заседаний вытянулись по стойке смирно, когда первый советник и начальник шпионажа Нармана прошли мимо них; два стражника, стоявшие за креслом Нармана, этого не сделали.
   - Итак, - сказал князь, когда дверь за вновь прибывшими закрылась. - Я так понимаю, у вас есть для меня какой-то свежий доклад?
   Его тон не был ободряющим. Не то чтобы кто-то из них был удивлен.
   - Да, есть, мой князь, - сказал Пайн-Холлоу, обращаясь к своему кузену несколько более официально, чем обычно. - И нет, - продолжил он более сухим тоном, - это не та новость, которую вы действительно захотите услышать.
   Что-то похожее на улыбку мелькнуло в уголках рта Нармана, и Шэндир позволил себе почувствовать осторожное облегчение. Настроение князя было очень тяжелым с тех пор, как появились первые намеки на катастрофу, постигшую организацию Шэндира в Чарисе. Пайн-Холлоу понимал это, и барон был благодарен первому советнику за его готовность помочь переложить основную тяжесть недовольства Нармана с собственных плеч Шэндира. Тот факт, что Травис Олсин, вероятно, был единственным человеком на Сэйфхолде, которому Нарман безоговорочно доверял, тоже нисколько не вредил.
   - Что ж, в этом, безусловно, есть достоинство откровенности, - сказал князь через мгновение. Затем почти улыбка, если это была улыбка, исчезла, и он перевел взгляд на Шэндира.
   - С таким же успехом ты можешь пойти дальше и рассказать мне, - прорычал он.
   - Да, мой князь. - Шэндир поклонился и указал на человека, который сопровождал его и Пайн-Холлоу. - Мой князь, это Марис Уиллимс. - Глаза Нармана слегка сузились, и барон кивнул. - Да, мой князь. Мастеру Уиллимсу наконец-то удалось добраться до дома.
   - Да, вижу.
   Нарман задумчиво посмотрел на Уиллимса, когда тот опустился на одно колено и склонил голову. Князь позволил ему постоять на коленях несколько секунд, затем махнул рукой.
   - Встаньте, мастер Уиллимс, - сказал он и подождал, пока Уиллимс выполнит команду. Затем он склонил голову набок и поджал губы. - Я рад видеть вас, - продолжил он, - хотя и не совсем в восторге от того, что вы здесь. Надеюсь, вы можете дать нам некоторую информацию из первых рук о том, что именно пошло не так?
   - Я сделаю все, что в моих силах, ваше высочество, - почтительно ответил Уиллимс. - Тем не менее, сир, пожалуйста, помните, что я уже более двух месяцев пытаюсь найти дорогу домой, не попав в руки агентов Уэйв-Тандера. Информация, которой я располагаю, к настоящему времени определенно устарела.
   - Это понятно, - резко сказал Нарман. - Просто расскажите нам, что вы знаете.
   - Ну, ваше высочество, как я уже докладывал барону Шэндиру, я совсем не уверен, что изначально заставило их подозревать герцога. Когда Грей-Харбор приехал в особняк, он и герцог встретились наедине в библиотеке, и я не смог подслушать ничего из их разговоров. Однако я знаю, что герцог приказал пятнадцати своим стражникам быть готовыми к его вызову за пределами библиотеки, потому что я лично передал его записку капитану стражи. После того, как он и Грей-Харбор пробыли в библиотеке наедине, не считая личного стражника Грей-Харбора, минут пятнадцать, я услышал звонок, и его люди вошли в библиотеку.
   Уиллимс на мгновение замолчал, затем покачал головой с выражением человека, который не был уверен, что его следующим словам поверят.
   - Ваше высочество, я знал о качествах стражников, которых вызвал герцог, и я лично провел графа Грей-Харбора в библиотеку. Передав записку герцога капитану Жансину, я взял на себя обязанность доставить бренди в библиотеку, чтобы собрать всю возможную информацию. В то время герцог, граф и стражник графа были единственными в комнате, и хотя я не должен был этого знать, я также знал, что стражник графа был назначен к нему на службу много лет назад самим герцогом. Зная все это, я был уверен, что люди герцога легко возьмут Грей-Харбора под стражу, если это было то, что он намеревался. То, что могло произойти тогда, было больше, чем я мог предсказать, хотя подозреваю, что герцог был готов действовать в соответствии с планами переворота в случае непредвиденных обстоятельств, которые он подготовил давным-давно. Во всяком случае, я не могу поверить, что у него могло быть что-то еще на уме после того, как он приказал своим людям схватить первого советника королевства!
   - Но что действительно произошло, так это то, что я услышал звуки борьбы внутри библиотеки. Много схваток, ваше высочество. Это не могло продолжаться больше нескольких минут, но их и не должно было быть, не с одним лишь Грей-Харбором против шестнадцати человек герцога.
   - Учитывая поздний час, в этом крыле дома было очень мало других слуг, когда прибыл Грей-Харбор. Те, кто присутствовал, были отосланы капитаном Жансином, предположительно по приказу герцога, чтобы избежать каких-либо несчастных свидетелей. Так что, учитывая шум бури и все такое, я сомневался, что кто-то еще слышал драку.
   - Я сам не знал, что происходит, но, судя по всему, все шло не так, как планировал герцог. Поэтому я встал за дверью в один из коридоров для прислуги, откуда мог наблюдать за дверью библиотеки. Если бы люди герцога одержали верх, я был уверен, что он скоро вышел бы из библиотеки. Он этого не сделал. Вместо этого дверь библиотеки открылась, и из нее вышел человек, которого я никогда раньше не видел.
   - Человек, которого вы никогда раньше не видели? - повторил Нарман, наклонившись вперед в своем кресле и нахмурившись в замешательстве.
   - Совершенно верно, ваше высочество. - Уиллимс кивнул, как бы подчеркивая сказанное. - Я точно знал, кто был в библиотеке, или, по крайней мере, думал, что знаю. Я полагаю, возможно, что мог прибыть кто-то еще, пока я относил записку герцога капитану Жансину, но ему пришлось бы каким-то образом войти в особняк и найти дорогу в библиотеку так, чтобы его не увидел никто из других слуг. Кроме того, я должен был увидеть его, когда подавал бренди, но я не заметил никого другого. И все же он был там.
   - Что за человек? - напряженно спросил Нарман. Барон Шэндир с осторожностью наслаждался выражением лица князя. Это было, конечно, лучше, чем кислые, полуобвиняющие взгляды, которые в последнее время кидались в сторону мастера шпионажа.
   - Очевидно, офицер королевской стражи, ваше высочество.
   - Королевской стражи?
   - Да, ваше высочество. На нем была ливрея стражи со знаками отличия лейтенанта.
   - Вы говорите, он вышел из библиотеки? - спросил Нарман, и Уиллимс кивнул. - Что он сделал потом?
   - Он позвал слугу, ваше высочество. Поэтому я открыл дверь и подошел к нему.
   Глаза Нармана слегка расширились, и он снова откинулся на спинку стула.
   - Вы подошли к нему, - повторил он с ноткой уважения в голосе, и Уиллимс пожал плечами.
   - Я был слугой, ваше высочество, и он звал именно слугу. Казалось маловероятным, что он намеревался арестовать или напасть на того, кто ответил, и это была моя лучшая - возможно, моя единственная - возможность выяснить, что произошло.
   - И что же произошло? - настаивал Нарман.
   - В то время, ваше высочество, я действительно не знал. Незнакомец почти полностью закрыл за собой дверь библиотеки, и я мало что мог видеть. Однако то, что я увидел, было большим количеством крови и, по крайней мере, двумя телами, оба в цветах герцога. Насколько я мог судить, все люди герцога были убиты.
   - Все они?
   - Таково было мое впечатление тогда, ваше высочество, и слухи, которые мне удалось собрать по пути на север, все сходятся на том, что так оно и было.
   Нарман на мгновение посмотрел на Шэндира и своего кузена, затем снова на Уиллимса.
   - Что случилось потом?
   - Стражник приказал мне вызвать отделение королевской стражи с офицером из дворца по приказу графа Грей-Харбора. Я должен был принять вызов лично и не передавать его, вернуться со стражниками и ни с кем больше по пути не вступать в дискуссию. Я сказал, что, конечно, так и сделаю, и поспешил прочь. Как только я нашел одного из младших лакеев герцога, я передал ему те же инструкции и покинул особняк.
   - И что?
   - И, ваше высочество - впервые в голосе и языке тела Уиллимса появился намек на трепет - поскольку у меня не было возможности узнать, что могло произойти между герцогом и графом, или был ли герцог взят живым, я выполнил свои инструкции на случай непредвиденных обстоятельств от барона Шэндира. Я пошел к Брейди Лэйхэнгу и убил его.
   Нарман с минуту сидел очень неподвижно, достаточно долго, чтобы внешне невозмутимый Уиллимс начал потеть, затем кивнул.
   - Это было хорошо сделано, мастер Уиллимс, - сказал князь. - Действительно, звучит так, как будто вы очень хорошо поработали в тот вечер.
   - Благодарю вас, ваше высочество. - Напряженные плечи Уиллимса заметно расслабились, и Нарман слегка улыбнулся.
   - Но возвращаясь к этому "незнакомцу" в библиотеке, - продолжил он, улыбка исчезла, сменившись легкой сосредоточенностью. - Вы понятия не имеете, как он там оказался?
   - Никакого, ваше высочество. - Уиллимс покачал головой.
   - У вас есть какие-нибудь идеи, кто это был?
   - Согласно сплетням, которые мне удалось собрать, пока я выбирался из Теллесберга, это был тот же человек, который предотвратил попытку убийства наследного принца Кэйлеба, ваше высочество, - сказал Уиллимс. - Самым упорным слухом было то, что этот человек - "Мерлин" или что-то в этом роде - получил назначение в королевскую стражу в качестве награды за спасение жизни принца.
   Верхняя губа Нармана изогнулась в том, что никто никогда не смог бы спутать с улыбкой.
   - Похоже, нам есть за что благодарить этого... Мерлина, - тихо сказал он.
   - Да, мой князь, - сказал Шэндир, вмешиваясь в беседу. Взгляд Нармана переместился на него, и он пожал плечами. - Самое интересное для меня, во многих отношениях, мой князь, это то, что согласно сообщениям, которые мы получили до сих пор из Теллесберга, этот Мерлин сопровождал Грей-Харбора в особняк герцога. Информация мастера Уиллимса - это первое сообщение из первых рук, которое мы получили, и ущерб, нанесенный сети Лэйхэнга Уэйв-Тандером, означает, что мы вряд ли получим еще какие-либо подобные сообщения. Но мои люди здесь, в Эмерэлде, выкачивали информацию из каждой корабельной команды Чариса. И хотя в большинстве того, что нам удалось выяснить, много путаницы и очевидной бессмыслицы, похоже, все согласны с тем, что официальная версия заключается в том, что Грей-Харбор взял "Мерлина" с собой, когда отправился навестить герцога.
   - Чего он, очевидно, не делал, если мастер Уиллимс не видел, как он прибыл, - задумчиво произнес Нарман.
   - Ваше высочество, - неуверенно вставил Уиллимс, - как я уже сказал, я не видел, как он прибыл, и его не было, когда я доставлял бренди. Однако я лично не отдавал указания кучеру Грей-Харбора отвести экипаж графа и лошадей в конюшню; я послал сообщение через одного из младших лакеев. Так что, возможно, в это время он был в экипаже и каким-то образом сумел проникнуть в библиотеку в промежутке между моей доставкой бренди и приходом Жансина.
   - Но, судя по вашему тону, вы не думаете, что это было вероятно, - заметил Нарман.
   - Нет, ваше высочество, не знаю. Однако это возможно. Когда я уходил, то не стал тратить время на разговоры с другими слугами,. Возможно, один из них признал этого "Мерлина", и он каким-то образом прошел мимо меня в библиотеку так, что я его не увидел. Но я не думаю, что это то, что произошло.
   - Тогда как он туда попал?
   - Ваше высочество, я не знаю. Все, что я могу сказать, это то, что я никогда его не видел, и что в Теллесберге ходили слухи, что этот "Мерлин" - своего рода сейджин.
   - Лэйхэнг сообщил о том же слухе в своем послании сразу после попытки убийства, мой князь, - напомнил Шэндир Нарману, и пухлый князь кивнул.
   - Но почему они должны говорить о том, что он сопровождал Грей-Харбора, если на самом деле это не так? - вставил Пайн-Холлоу с озадаченным выражением лица.
   - Минутку, Травис, - сказал Нарман, поднимая руку и оглядываясь на Уиллимса.
   - Вы хотите сообщить что-нибудь еще, мастер Уиллимс?
   - Не о событиях в Теллесберге, ваше высочество. - Уиллимс поклонился еще раз. - Я все еще работаю над отчетом барону Шэндиру о моем путешествии в Эрейстор и о том, что я видел и слышал по пути, но полагаю, что это все, что я могу рассказать вам о том, что произошло в столице.
   - Тогда я благодарю вас, как за вашу службу, так и за вашу информацию. Я уверен, что у барона Шэндира найдется еще много задач для человека с вашими проверенными способностями. А пока я заверяю вас, что скоро вы получите более существенный знак моей признательности.
   - Спасибо, ваше высочество, - пробормотал Уиллимс.
   - А теперь, пожалуйста, оставьте нас, мастер Уиллимс.
   - Конечно, ваше высочество. - Уиллимс еще раз поклонился и удалился, пятясь от Нармана, как того требовал протокол.
   - Подождите меня в приемной, Уиллимс, - тихо сказал Шэндир, и Уиллимс кивнул, когда он вошел в дверь, и она закрылась за ним.
   - Теперь, Травис, - сказал Нарман своему двоюродному брату, - ты что-то говорил?
   - Мне просто интересно, почему Хааралд и Уэйв-Тандер должны рассказывать всем, что этот персонаж "Мерлин" отправился в особняк Тириэна с Грей-Харбором, если на самом деле это не так?
   - Я не знаю, - признал Нарман и посмотрел на Шэндира. - Хал?
   - Все, что любой из нас может сделать на данный момент, это догадываться, мой князь, - сказал барон. - На первый взгляд, я действительно не вижу причин для этого. Если только...
   - Если только что? - подсказал Нарман.
   - Мой князь, - медленно произнес Шэндир, - это не первый раз, когда мы слышим, как кто-то утверждает, что этот человек - сейджин.
   - Да, это так, - согласился Пайн-Холлоу. - Но, конечно, ты же не предполагаешь, что он действительно один из них, Хал?
   - Я не знаю. - Шэндир пожал плечами в разочарованном неведении. - Я просто знаю, что, по-видимому, он специализируется на убийстве большого количества работающих на нас людей. И что уничтожение всей нашей сети в Чарисе совпадает с его прибытием в Теллесберг. Если вы можете рассказать мне, как один человек мог убить или вывести из строя шестнадцать отборных стражников и либо убить, либо захватить герцога Тириэна - неважно, как он вообще попал в библиотеку, - я буду рад это услышать. На данный момент это звучит для меня как все плохие баллады о сейджинах, которые я когда-либо слышал.
   - В его словах есть смысл, Травис, - сказал Нарман. - Но есть еще один момент, который меня также интересует.
   Оба его вельможи посмотрели на него, и он пожал плечами.
   - Уиллимс выполнил свой приказ и убил Лэйхэнга до того, как его смогли взять под стражу, верно? - Остальные кивнули, и он фыркнул. - В таком случае, откуда они взяли информацию, которая им, очевидно, была необходима для того, чтобы Уэйв-Тандер полностью уничтожил наши шпионские сети?
   - Этот момент тоже приходил мне в голову, мой князь, - сказал Шэндир. - Я знаю, что изначально мы предполагали, что они, должно быть, начали с Лэйхэнга - или с Тириэна и Лэйхэнга - и прошли свой путь вниз по цепочке после того, как раскололи одного из них. Основываясь на том, что мы знаем до сих пор, все еще возможно, что они действительно взяли в плен герцога, но он не должен был знать достаточно, чтобы они могли идентифицировать так много других наших агентов.
   - Значит, они, должно быть, уже опознали Лэйхэнга, - предположил Пайн-Холлоу. - Если они уже держали его под наблюдением, они могли бы опознать по крайней мере некоторых из его людей. И если что-то вроде того убийцы, которого они взяли живым, заставило их подозревать герцога, то, когда Уиллимс выполнил свои инструкции по устранению Лэйхэнга, они, вероятно, начали хватать всех, о ком они уже знали, и допрашивать их чертовски строго. Если это то, что произошло, то каждый из них, который они сломали, мог привести их к другим, пока все не развалилось в беспорядок.
   - Это, безусловно, одна из возможностей, - признал Шэндир. - Конечно, отсюда мы не можем сказать ни в ту, ни в другую сторону, и нам потребуется время, чтобы хотя бы начать восстановление в Чарисе. Тем не менее, думаю, нам нужно внимательно следить за этим их "Мерлином". Независимо от того, действительно ли он сейджин или нет, кажется, что все начинает происходить, когда он рядом. Что наводит меня на мысль, мой князь, - барон холодно улыбнулся, - что мы могли бы подумать о том, чтобы позаботиться о том, чтобы его больше не было рядом.
  
  
   ФЕВРАЛЬ, Год Божий 891
  
   .I.
   Кингз-Харбор, остров Хелен
  
   - Я все еще говорю, что ты недостаточно потеешь, Мерлин.
   Мерлин приоткрыл одно веко и взглянул на Кэйлеба.
   Нимуэ Элбан происходила из культуры - и генетического наследия, - которая тщательно усвоила опасность рака кожи и преимущества солнцезащитных средств. Кэйлеб этого не знал. Он необычайно любил загорать, и у Мерлина не было хорошего способа объяснить ему обратную сторону высушивания эпидермиса на солнце. Мерлин также не мог отказаться от чести, а это была подлинная честь - быть приглашенным разделить солнце с наследным принцем королевства.
   К счастью, он мог регулировать цвет своей кожи по своему желанию, что означало, что его собственный цвет лица стал почти таким же бронзовым, как у Кэйлеба. И после предыдущего случая захватывающей игры в регби... он также занялся своим программированием с отключением некоторых функций. В результате эта конкретная проблема больше не повторялась, хотя Мерлин должен был признать - очень конфиденциально - что Кэйлеб Армак действительно был необычайно привлекательным молодым человеком.
   - И я все еще говорю, что некоторым из нас не нужно потеть так сильно, как другим, - ответил он, и Кэйлеб усмехнулся.
   - Что ты думаешь о предложении Хаусмина? - спросил принц через мгновение, и Мерлин открыл оба глаза от смены темы. Он сел, потянулся за полотенцем и вытер с лица (относительно) скудный пот, на который ссылался Кэйлеб.
   - Думаю, что в этом есть большой смысл, - сказал он тогда и потянулся за бутылкой охлажденного фруктового сока, которую они взяли с собой, когда направлялись наверх в офис управляющего портом.
   Этот офис находился в самом конце одного из главных причалов в бассейне цитадели, чисто военной якорной стоянке под нависающими стенами главных укреплений Кингз-Харбор. Это было отличное место для подающих надежды рыбаков, а его расположение позволяло ему продуваться прохладным бризом, когда ветер дул с юго-запада. Это сделало его популярным местом для принятия солнечных ванн среди старших офицеров гарнизона, а в случае Кэйлеба были особые преимущества. В частности, его телохранителям нравился тот факт, что они могли убедиться, когда офис пуст, а затем выставить кордон поперек причала между ним и берегом и позволить принцу хотя бы иллюзию уединения. Кэйлеб дорожил им по тем же причинам, что сделало приглашение сопровождать его сегодня днем еще большим свидетельством его высокого уважения к Мерлину.
   Теперь Мерлин сделал глоток сока, который, по крайней мере, был еще прохладным, если уже не охлажденным. Конечно, на самом деле он не был нужен ему, но это не помешало ему насладиться вкусом, прежде чем он передал фляжку Кэйлебу.
   - Одной из наших главных забот всегда было время изготовления артиллерии, - продолжил он, когда наследный принц с благодарностью выпил. - Я с самого начала предполагал, что нам придется отливать все пушки, которые нам нужны, если мы хотим, чтобы у них были цапфы. - Он пожал плечами. - Единственный способ, который я видел, чтобы сделать это, состоял в том, чтобы переплавить существующие пушки в металл и переделать их с нуля.
   Он встал, потянулся, обернув полотенце вокруг шеи, и подошел к стене высотой по пояс, которая шла по верху плоской крыши офиса. Его аккуратно сложенная одежда и оружие были сложены на скамейке, которая проходила по внутренней стороне парапета, его вакадзаси в ножнах придавливал эту кучу, а навес обеспечивал полосу тени, когда он прислонился к стене и смотрел на гавань.
   Стена незанятого офиса отвесно обрывалась к внешнему концу причала, и вода была почти болезненно-синей, переходя по мере обмеления в столь же ярко-зеленую. Сегодня было не очень много ветра, даже так высоко над уровнем воды. Легкая зыбь слегка накатывала на сверкающую на солнце воду, и шестеро или семеро детей в четырехвесельной лодке уверенно, если не совсем по прямой, гребли к пристани. Удочки, торчащие из лодки под разными углами, указывали на то, чем они занимались, и Мерлин почувствовал укол тоскливой зависти, вспомнив рыбалку из детства Нимуэ.
   Они все еще были на расстоянии почти ста ярдов, но девочка семи или восьми лет, сидевшая на самой передней скамейке, заметила, что он смотрит на них, и помахала рукой.
   Он помахал в ответ, затем повернулся спиной к гавани, когда Кэйлеб поднялся и присоединился к нему в тени.
   - Мне никогда не приходило в голову, - продолжил Мерлин нить их разговора, - что можно было бы добавить цапфы к существующим пушкам.
   Кэйлеб хмыкнул в знак согласия. На крыше была интригующая куча всякой всячины, предположительно оставленная другими загорающими и рыбаками, и одна из бровей принца приподнялась, когда он обнаружил гарпун, прислоненный в углу. Он поднял его, лениво пробуя на равновесие, и посмотрел на Мерлина.
   - Что это была за фраза, которую ты употребил на днях? - спросил он. - ..."Нестандартное мышление", не так ли? - Мерлин кивнул, и принц пожал плечами. - Ну, я думаю, нам просто должно быть повезло, что Хаусмин так хорош в этом.
   - Это мягко сказано, ваше высочество, - сказал Мерлин с усмешкой и повернулся, чтобы снова взглянуть на лодку. Девочка с бантами снова помахала рукой, и он усмехнулся.
   Кэйлеб был прав, - подумал он. - Эдуирд Хаусмин подошел к проблеме с совершенно другой точки зрения. Он указал, что пушка, которую королевский чарисийский флот называл "кракен" - шестидюймовая пушка длиной около одиннадцати футов, стреляющая ядром массой чуть меньше тридцати пяти фунтов, - была близка к тому, чтобы соответствовать требованиям, на которых остановились Мерлин и капитан Симаунт. Кроме того, оказалось, что она ближе других к "стандартному" тяжелому орудию на флоте, то есть она была доступна в большем количестве, чем большинство других типов.
   Были и другие, некоторые гораздо тяжелее - например, "роковой кит", который весил более четырех с половиной тонн и метал ядро весом в шестьдесят два фунта. Или еще более громадный "великий роковой кит", шеститонный монстр, который метал семидесятипятифунтовое ядро. Те, однако, были слишком тяжелы для их целей. В конечном счете, все они, несомненно, были бы переплавлены, чтобы обеспечить бронзу для орудий разумных размеров, но пока они были фактически бесполезны.
   Что предложил Хаусмин, так это стандартизировать "кракен" и приварить железную ленту к орудийным стволам всех, до которых они могли добраться. Лента была бы отлита с цапфами, что можно было бы сделать гораздо быстрее, чем отливать и растачивать совершенно новое орудие. Это было бы не так прочно, как отливка самой пушки с цапфами, но это было бы временной быстрой заменой, и, если бы позволяло время, пушки действительно были бы переплавлены и переделаны.
   Это было не идеальное решение. В конце концов, запасы "кракенов" едва ли были безграничны. Но это сэкономило бы много времени и ресурсов, а учитывая новый дизайн карронады, разработанный им с Симаунтом, это означало...
   Внезапный крик вырвал его из раздумий, и он развернулся обратно к гавани.
   Лодка была уже не более чем в семидесяти ярдах от причала, но одна из старших девочек кричала, прижав одну руку ко рту, а другой дико указывая на три треугольных плавника, несущихся к лодке.
   - Кракены! - сплюнул Кэйлеб. Внезапно он перегнулся через парапет крыши в сторону лодки, полной детей. - Не надо, - сказал он, и было очевидно, что он обращается не к Мерлину. - Не паникуйте!
   Но дети в лодке его не слышали. Самому старшему из них было не больше четырнадцати, и их внезапный ужас был очевиден по беспорядочно разбросанным веслам. Лодка закачалась на воде, когда кричащая девочка отпрянула назад, к планширу, подальше от кракенов, затем начала крениться, когда к ней присоединились еще двое детей.
   Плавники рассекли воду, приближаясь к лодке, и внезапно один из кракенов поднялся из воды рядом с ней.
   Это был первый раз, когда Мерлин действительно увидел одного из грозных хищников, которые обычно предпочитали воду поглубже, чем в большинстве гаваней. Полностью взрослый морской кракен достигал двадцати или двадцати двух футов при ненасытном аппетите. Примерно похожий по форме тела на удлиненную земную акулу, но с совершенно иной головой. У него была круглая, многозубая пасть миноги, но с одним отличием: более фута в поперечнике - почти три фута у полностью взрослых кракенов - она была окаймлена пучком из десяти мощных щупалец. Эти щупальца были длиной от четырех до шести футов и обычно плотно прилегали к торпедообразному телу, когда оно плавало. Но когда кракен атаковал, они вытягивались и хватали добычу, удерживая ее перед терзавшей пастью.
   Этого было бы достаточно, чтобы объяснить ужас, который это существо вызывало у любого разумного человека, но они сами обладали кое-каким разумом. Возможно, они были и близко не такими умными, как земные дельфины, но достаточно умными, чтобы сотрудничать во время охоты. И достаточно умными, чтобы знать, что в лодках есть еда.
   Перепуганные дети завизжали, когда первый кракен поднял голову, затем завизжали снова, еще громче, когда второй врезался в лодку снизу. Лодка бешено подпрыгнула на воде, раскачиваясь так сильно, что чуть не перевернулась, и один из мальчиков свалился за борт.
   В воде появился водоворот. Голова мальчика поднялась, а рот открылся, крича в ужасной агонии, когда один из кракенов схватил его снизу и потащил под воду.
   - Шан-вей! - Кэйлеб беспомощно выругался, ударив кулаком по парапету, и потерявшая равновесие лодка бешено закачалась, когда ее снова протаранили. На этот раз она прошла весь путь вверх и вниз, сбросив всех детей в воду.
   Мерлин не остановился, чтобы подумать. Прежде чем Кэйлеб даже осознал, что его "телохранитель" пошевелился, рука Мерлина метнулась с буквально нечеловеческой скоростью и выхватила гарпун, с которым играл принц. Эта рука взметнулась, а затем глаза Кэйлеба расширились от недоверия, несмотря на его ужас, когда гарпун описал плоскую, злобную дугу, которая закончилась в полных семидесяти ярдах от него.
   Один из кракенов поднялся на две трети из воды, стоя на своем бьющем хвосте, щупальца выпустили искалеченное тело своей жертвы, когда в него попал гарпун. Нет, - понял Кэйлеб, - оружие не просто поразило цель, оно полностью прошло сквозь массивный ствол из твердых мышц и костей.
   По крайней мере, один из сотоварищей раненого кракена повернулся к нему, когда его кровь окрасила воду. Но сердце Кэйлеба замерло, когда еще один кричащий ребенок, на этот раз девочка, навсегда исчез в бурлящем кровавом ужасе, окутавшем мирную гавань.
   А потом краем глаза он заметил новое движение и отчаянно потянулся. Но было слишком поздно, чтобы остановить Мерлина, когда тот перевалился через парапет крыши, в тридцати футах над поверхностью воды.
   Время, казалось, невероятно замедлилось, даже когда он промелькнул мимо. Наследный принц все видел, точно понимал, что происходит, но он был зрителем. Он мог только наблюдать, как Мерлин бросился по ровной траектории, которая пронесла его невозможные двадцать ярдов, прежде чем он упал в воду.
  
   * * *
   Мерлин был уже в воздухе, прежде чем осознал, что делает, и к тому времени было уже немного поздно передумывать. Он врезался в воду и прошел глубоко, несмотря на свою плоскую траекторию. Человек из плоти и крови был бы вынужден всплыть на поверхность, чтобы сориентироваться, не говоря уже о том, чтобы дышать, но Мерлин был ПИКА. Его встроенный гидролокатор точно сообщил ему, где находится лодка, бьющиеся, кричащие дети и кракены, и его ноги понесли его навстречу хаосу мощными трепещущими ударами, которые не смог бы произвести ни один биологический человек.
   Он схватил свой вакадзаси, не задумываясь об этом. Теперь он держал его рукоять обеими руками, прижав семнадцатидюймовое лезвие плашмя к внутренней стороне правой руки, чтобы свести к минимуму сопротивление, когда плыл в воде. Ему потребовалось меньше двадцати секунд, чтобы добраться до перевернутой лодки. Двадцать секунд, в течение которых кракен, которого он загарпунил, отчаянно вырывался из щупалец своего напавшего товарища и беспорядочно плыл к более мелкой воде. Двадцать секунд, в течение которых третьего визжащего ребенка утащили в глубину.
   Но затем там появился он.
   Выжившие дети отчаянно брыкались и размахивали руками, пытаясь взобраться на перевернутую лодку в поисках еще нескольких мгновений безопасности. Мальчик постарше схватил одну из младших девочек и буквально швырнул ее на мокрое, скользкое дно лодки, в то время как один из двух оставшихся кракенов метнулся к нему со смертоносной грацией. Щупальца потянулись к нему, щелкая, как атакующие змеи. Одно обвилось вокруг его лодыжки, дергая его ногу к заполненной зубами пасти, но на этом щупальце, в свою очередь, сомкнулась рука в форме человеческой. Она сомкнулась с силой гидравлических тисков, и боевой стальной вакадзаси опустился прямо за выпученными глазами существа. Он вонзился по рукоять в голову кракена, и невероятно острое лезвие без усилий рассекло кости, хрящи и мышцы.
   Собственное движение кракена добавило силы руке ПИКА, и вакадзаси продолжил свою траекторию прямо через мозг существа и вышел обратно через его морду в веере крови. Щупальце, смертельно сомкнувшееся вокруг лодыжки мальчика, утащило бы его под воду вместе со все еще бьющимся телом, но второй быстрый взмах вакадзаси отсек его в двух футах от раскрывшегося черепа кракена.
   Сопротивление загарпуненного кракена ослабевало, когда он корчился и извивался вокруг оружия, пронзившего его тело, но сонар Мерлина потянулся к третьему. Он нашел его в двадцати футах под поверхностью, медленно кружащего, разрывающего останки своей второй жертвы.
   Он свернулся в клубок, сориентировался и резко выпрямился, направляясь к кормящемуся монстру. Если бы тот понял, что нечто столь незначительное, как он, может представлять для него угрозу, то мог бы легко уплыть со скоростью, с которой даже ПИКА не мог сравниться. Но кракен, вероятно, даже не осознал его приближения.
   Даже на такой глубине его улучшенное светом зрение могло ясно видеть, но он отказывался позволять себе смотреть на искореженные останки, зажатые в щупальцах кракена. Он смотрел только на самого кракена, а его левая рука метнулась вперед и схватила спинной плавник.
   Кракен начал поднимать голову, как бы в удивлении, и вакадзаси снова опустился. Он вертикально рассек самую толстую часть позвоночника существа, прямо перед плавником, почти разрезав огромное тело пополам, и оно бешено забилось в конвульсиях. Он отпал от него, уже мертвого, но все еще яростно дергавшегося, пока мышцы пытались осознать факт смерти, и вырвался на поверхность.
   Выжившие дети все еще кричали, отчаянно пытаясь забраться на лодку, и он по самую рукоять вогнал вакадзаси в киль лодки для сохранности.
   - Все в порядке! - крикнул он. - Все в порядке - теперь вы в безопасности!
   Они, казалось, не заметили его, и он потянулся к младшему ребенку, все еще находившемуся в воде. Он понял, что это была девочка, которая махала ему, и она закричала от ужаса, отчаянно извиваясь, пока не поняла, что ее обнимают руки, а не щупальца кракена. Затем она снова потянулась к нему, ее собственные руки были готовы крепко-накрепко сомкнуться вокруг его шеи. Но он ожидал этого, и его искусственные мышцы были более чем достойны даже ее панической силы, когда он поднял ее на перевернутую лодку так осторожно, как только мог. Она ухватилась за киль, удерживаясь на нем, а он повернулся, чтобы вытащить из воды еще одного ребенка.
   - Теперь вы в безопасности! - снова крикнул он, и на этот раз, казалось, кто-то действительно услышал его.
   Он услышал другой голос, повторяющий заверения, и понял, что он принадлежит парню, который выбросил девочку из воды. Знакомый голос, казалось, достучался до выживших там, где не достучался его собственный, и худшая часть их паники начала спадать. По крайней мере, достаточно, чтобы все пятеро смогли заползти на лодку и забиться туда.
   Трое из них вцепились в киль побелевшими пальцами, рыдая от ужаса, который скрутил сердце Мерлина. Но хуже всего было то, что двое детей, одна из которых была первой девочкой, которую он вытащил из воды, продолжали отчаянно звать двух братьев и сестру, которых они больше никогда не увидят.
   Он оставался в воде, разговаривая с ними, пытаясь утешить их, и даже когда он это делал, в глубине души задавался вопросом, как он, возможно, собирается объяснить это Кэйлебу.
  
   * * *
   - Это было... впечатляюще, - тихо сказал кронпринц Кэйлеб несколько часов спустя.
   Они с Мерлином сидели в креслах лицом друг к другу в покоях Кэйлеба в цитадели. Солнце село, и в комнате было уютно прохладно при тусклом свете лампы, когда Мерлин бесстрастно посмотрел на него.
   - Не помню, - продолжил Кэйлеб, - что я когда-либо слышал о том, чтобы кто-то убил кракена, тем более двух, будучи вооруженным только коротким мечом. О, и давай не будем забывать о том, кого ты загарпунил... на расстоянии семидесяти ярдов. Сейджин ты или нет, Мерлин, это был замечательный подвиг.
   Мерлин по-прежнему ничего не сказал, и Кэйлеб откинулся на спинку стула, его лицо омрачилось. Молчание затянулось на несколько секунд, а затем кронпринц вздохнул.
   - Не мог бы ты объяснить, как тебе все это удалось?
   Голос принца звучал необычайно спокойно и рассудительно, учитывая обстоятельства, - подумал Мерлин.
   - Я не могу, Кэйлеб, - сказал он через минуту. - Я бы хотел, чтобы я мог. Честно говоря, я очень хочу. Но я не могу.
   - Мерлин, - тихо сказал Кэйлеб, - мне все равно, сейджин ты или нет. Ни один смертный не смог бы сделать то, что ты делал сегодня днем у меня на глазах. Никто, даже сейджин. Однажды я уже спрашивал тебя, кто ты на самом деле, и ты пообещал мне, что служишь свету. Но что ты за слуга такой?
   - Ваше высочество, Кэйлеб, - мягко сказал Мерлин, - я не могу вам этого сказать. Не "не хочу"; не "отказываюсь", а не могу.
   - Ты многого от меня просишь, Мерлин, - сказал Кэйлеб тем же тихим голосом. - Мой отец доверяет тебе. Доверяет тебе настолько, чтобы посвятить все свое королевство принятию твоих "услуг" - твоих "видений" и всех знаний и предложений, которые ты нам принес. И я тоже доверял тебе. Были ли мы неправы? Если ты можешь делать то, что не под силу смертным, это делает тебя более чем смертным. И как мне узнать, говорит ли правду тот, кто должен быть ангелом или демоном?
   - Я не ангел и не демон, - ответил Мерлин. - Клянусь в этом. Я просто не могу сказать вам, кто я такой. Не сейчас - возможно, никогда. И полагаю, вам просто придется решить для себя, можете ли вы доверять кому-то, кто не может ответить на эти вопросы за вас.
   Он посмотрел прямо на Кэйлеба, и Кэйлеб посмотрел в ответ в эти странные сапфировые глаза. Кронпринц пристально вглядывался в них, не произнося ни слова, по крайней мере, целую минуту. Затем он глубоко вдохнул.
   - Ты не должен был делать то, что ты сделал сегодня днем. - Его разговорный тон звучал настолько нормально, что в данных обстоятельствах это было почти странно. - Если бы ты этого не сделал, я бы не знал того, что знаю сейчас, не так ли?
   - Да, - согласился Мерлин. - Вы бы не знали. Но это не значит, что я не должен был этого делать.
   - Да, это так, - сказал Кэйлеб. А затем, к удивлению Мерлина, он улыбнулся. Это было почти нежное выражение, и принц покачал головой. - И это, Мерлин, причина, по которой я действительно доверяю тебе.
   - Ты доверяешь? - Вопреки себе, Мерлин не смог скрыть удивления в собственном тоне, и Кэйлеб тихо усмехнулся.
   - Ты показал мне, на что ты способен, доказал, что ты больше, чем просто сейджин, чтобы спасти стаю портовых детей, которых ты даже не знал. Ради этого ты рисковал всем доверием, которое завоевал у меня и моего отца. И я верю, что ты сделал это, ни разу не подумав о том, чтобы остановиться и не делать этого.
   - Ты прав. Я и не думал отказываться от этого. - Мерлин покачал головой. - Наверное, мне не следовало это делать, но это даже в голову не приходило.
   - И именно поэтому я доверяю тебе, - просто сказал Кэйлеб. - Человек - или даже больше, чем человек, - который служил тьме, никогда бы не позволил жизням горстки портовых отродий помешать его целям. Но ты это сделал. Если ты готов рискнуть и отказаться от всего, чего ты уже достиг, чтобы спасти жизни детей, это говорит мне все, что мне действительно нужно знать. Что, конечно, не означает, - он внезапно сверкнул улыбкой, подозрительно похожей на ухмылку, - что я не хотел бы знать больше!
   - Ваше высочество, - сказал Мерлин, даже не пытаясь скрыть облегчение в своем голосе, - в тот день, когда я смогу рассказать вам больше, если он наступит, я это сделаю. Клянусь.
   - Надеюсь, что этот день настанет, - ответил Кэйлеб. - Сейчас, однако, я думаю, нам с тобой нужно потратить некоторое время на то, чтобы придумать какое-то объяснение сегодняшнему дню. Хорошая новость заключается в том, что никто на берегу, кроме меня, не мог видеть, что произошло на самом деле. Плохая новость заключается в том, что детская версия случившегося довольно возмутительна.
   - Вы же знаете, насколько дети возбудимы, ваше высочество. - Мерлин улыбнулся. - Я ни капельки не удивлюсь, если все это покажется им еще более впечатляющим, чем было на самом деле!
   - Все хорошо, - сказал Кэйлеб более трезво. - Тем не менее, тушу одного кракена уже доставили. Того, которого ты загарпунил. Поверь мне, по этому поводу было больше, чем несколько поднятых бровей, даже после того, как я, ах... скажем так, несколько занизил дальность актерского мастерства. Будет ли их еще больше, если они поднимут два других?
   - О, полагаю, вы можете с уверенностью сказать, что так оно и было бы, - признал Мерлин.
   - И это как-то связано с ножом, который ты полностью воткнул в киль лодки? - вежливо спросил Кэйлеб.
   - На самом деле, так бы и было.
   - Замечательно. - Кэйлеб задумчиво надул щеки, затем пожал плечами. - По крайней мере, они все еще в главном корабельном канале. Тот, которого ты загарпунил, нашел путь на мелководье, прежде чем окончательно погиб, но вообще вода там глубокая, и, как я понимаю, там сильный прилив. Мы можем, по крайней мере, надеяться, что двух других вообще не найдут.
   - Это, несомненно, было бы лучше всего, - согласился Мерлин и несколько секунд сидел, пристально глядя на принца.
   - Вы уверены, Кэйлеб, что вас это устраивает? - спросил он наконец.
   - ..."Устраивает" - это не то слово, которое я бы выбрал. - Улыбка Кэйлеба была кривой. - На самом деле, это даже отдаленно не похоже на то слово, которое я бы выбрал. Но если ты имеешь в виду, собираюсь ли я передумать, то ответ - нет.
   - Я ценю это, - мягко сказал Мерлин. - Глубоко.
   - Что ж, давай посмотрим на это, - предложил Кэйлеб. - До сих пор ты спас мою жизнь, спас жизнь Рейджиса, разобрался с тем, кто, вероятно, был самым опасным предателем в истории королевства, раскрыл обе основные шпионские сети в Чарисе, научил нас вещам, которые действительно могут спасти нас от уничтожения, а теперь спас пятерых людей моего отца от верной смерти. Я бы сказал, что у тебя со мной сложился значительный положительный баланс. По крайней мере, пока.
   - Я не совсем думал об этом с этой точки зрения.
   - Тогда тебе следовало это сделать. На самом деле... - Кэйлеб замолчал, потому что кто-то постучал в дверь.
   Он поморщился и раздраженно покачал головой.
   - Я приказал, чтобы нас не беспокоили, - сказал он, затем встал и повернулся лицом к двери.
   - Войдите! - позвал он голосом, который не предвещал ничего хорошего для того, кто был по ту сторону двери, если только у него не было очень веского оправдания.
   Она открылась, и Арналд Фэлхан виновато посмотрел на принца.
   - Понимаю, что вы оставили приказ не беспокоить вас, ваше высочество, - сказал он. - Но прибыл курьерский катер из Теллесберга.
   Он протянул конверт, запечатанный алым воском, с личной печатью короля Хааралда. Кэйлеб взял его, его лицо внезапно стало бесстрастным, и сломал воск. Жесткая, плотная бумага затрещала, когда он развернул краткое послание внутри и прочитал его. Затем он поднял глаза и встретился взглядом с Мерлином с легкой улыбкой.
   - Похоже, мы с тобой нужны в Теллесберге, Мерлин, - сказал он. - У интенданта Церкви есть... выраженное желание поговорить с нами.
  
   .II.
   Королевский дворец, Теллесберг
  
   Мерлин в первый раз встречался с отцом Пейтиром Уилсином, и когда верховного священника проводили в тронный зал, он искренне пожелал, чтобы встреча состоялась при других обстоятельствах. Почти при любых других обстоятельствах.
   Уилсин был молодым человеком, старше Кэйлеба, но, вероятно, не старше, чем была Нимуэ Элбан на момент ее биологической смерти. Он был стройным, с рыжими вьющимися волосами, и за серыми глазами, которые, наряду с этими волосами, отметили бы его как иностранца для любого чарисийца, казалось, скрывался живой ум.
   Он носил пурпурную рясу ордена Шулера, а вышитый меч и золотое пламя на рукаве также отмечали его как интенданта Церкви в Чарисе.
   Он последовал за камергером к подножию помоста и серьезно поклонился. Сначала Хааралду, затем епископу Мейкелу, который стоял за плечом короля, и, наконец, Кэйлебу.
   - Ваше величество. - У него был приятный тенор, а акцент принадлежал элите Храма и города Зиона.
   - Отец, - ответил Хааралд, его собственный мягкий чарисийский акцент звучал сильнее, чем обычно, в отличие от акцента верховного священника.
   - Благодарю вас за то, что согласились встретиться со мной в такой короткий срок, - продолжил Уилсин. - И благодарю вас за то, что вы присоединились к нам, ваше высокопреосвященство, - добавил он, еще раз слегка поклонившись епископу Мейкелу.
   - Всегда пожалуйста, отец, - сказал епископ. - И позвольте мне поблагодарить вас за то, что вы уведомили меня о своем намерении добиваться этой встречи. Мы глубоко признательны за вашу любезность.
   Уилсин улыбнулся и махнул рукой в легком отрешающем жесте, как будто его уведомление Стейнейру не имело никакого значения. Но совершенно определенно ничего подобного не было. Как интендант Церкви, отец Пейтир имел право отправиться куда угодно, в любое время по своему выбору, и допрашивать любого, кого он выберет, без предварительного уведомления кого-либо во всем королевстве, включая епископа-исполнителя Жирэлда.
   - Ваше сообщение требовало присутствия наследного принца Кэйлеба и лейтенанта Этроуза, - заметил Хааралд через мгновение. - Как вы заметили, они оба присутствуют. Можем ли мы теперь узнать причину, по которой вы хотели нас видеть?
   - Конечно, ваше величество. - Уилсин склонил голову в том, что на этот раз было не совсем поклоном, но все же жестом уважения.
   - Я боюсь, что до Храма дошли определенные сообщения о делах здесь, в Чарисе, - спокойно сказал он. - Подозреваю, что большинство из них являются продуктом естественного преувеличения. Некоторые, увы, могут быть злонамеренными намерениями тех, чьи интересы, скажем так, не совпадают с интересами вашего королевства. Однако, когда вокруг так много дыма, совет викариев и управление инквизиции считают своим долгом убедиться, что под ним нет огня. Отсюда и моя просьба об этой встрече.
   Хааралд несколько секунд сидел молча, пристально глядя на молодого верховного священника, его собственное выражение лица было задумчивым. Мерлин сохранял полное бесстрастие на своем лице, стоя за креслом Кэйлеба, но его разум был занят обдумыванием объяснения Уилсина. Тон верховного священника был спокойным и размеренным, но в нем слышался подтекст, намек на что-то, что могло быть почти раздражением, и Мерлин вспомнил короткий разговор с епископом Мейкелом о причинах, по которым Уилсин мог быть назначен в Чарис.
   - Простите меня, отец, - сказал Хааралд через мгновение, - но я должен предположить, что любые подобные сообщения будут относиться к новым процессам и устройствам, которые были внедрены здесь, в Чарисе, за последние несколько месяцев. У меня сложилось впечатление, что все они были исследованы и признаны свободными от порчи.
   - Вы совершенно правы, ваше величество, - согласился Уилсин. - Я, действительно, лично изучил все процессы и устройства, которые были представлены в офис интенданта для утверждения именно так, как и следовало. И действительно, я твердо решил, что ни один из них даже не приблизился к нарушению Запретов. Это остается моим мнением.
   Если бы Мерлин все еще был существом из плоти и крови, он бы глубоко вздохнул с облегчением. Но Уилсин еще не закончил и слегка поднял руку в сторону короля в полу-извиняющемся жесте.
   - К сожалению, ваше величество, я получил прямое указание от архиепископа Эрейка подтвердить мое первоначальное решение. Его семафорное сообщение было, конечно, довольно кратким и не содержало причин, по которым, по его мнению, такое подтверждение было желательным. Я могу только предполагать, что это результат тех преувеличенных сообщений, о которых я уже упоминал.
   - Понимаю. И я, конечно, понимаю вашу ответственность за то, чтобы подчиняться указаниям архиепископа. Однако, - Хааралд позволил нотке беспокойства прокрасться в его голос, - поскольку нас заверили, что все эти вещи приемлемы, мы уже начали продвигаться вперед со многими из них. Если нам придется начинать экзаменационный процесс заново, это вызовет большие трудности - и немалые финансовые потери - для многих наших испытуемых, которые действовали добросовестно.
   - Поверьте мне, ваше величество, я хорошо осведомлен об этом, - сказал Уилсин. - Я много думал над этим вопросом с тех пор, как получил послание архиепископа. Я вполне доволен своим первоначальным решением по всему, что было представлено в мой офис. Хотя я, безусловно, обязан архиепископу своим ревностным послушанием, я действительно не вижу смысла в повторении процесса обследования и тестирования, поскольку уверен, что в конце концов мои выводы будут такими же. В настоящее время, однако, я склонен сомневаться в том, что любое возражение архиепископу с моей стороны послужит интересам вашего королевства.
   Глаза Мерлина сузились, и он почувствовал, как напряглись плечи Кэйлеба. Многие считали, что молодой отец Пейтир пренебрежительно не обращает внимания на политические реалии внутренних фракций Церкви Ожидания Господнего и на то, как светские правители пытались использовать их в своих интересах. Что делало его последнее предложение еще более интересным, чем оно могло бы быть в противном случае.
   - Хотя я могу чувствовать, что опасения архиепископа, предполагая, что они на самом деле являются его заботами, а не совета викариев, неуместны, - продолжил Уилсин, - я связан как своими формальными клятвами, так и своим долгом как одного из Божьих священников выполнять его указания наилучшим образом, прилагая все мои способности. После долгих размышлений я пришел к выводу, что истинная природа выражаемых опасений имеет меньше общего с реальными процессами и устройствами, которые я уже одобрил от имени Матери-Церкви, чем с будущим, к которому они могут привести.
   Что, - с некоторой опаской подумал Мерлин, - свидетельствует о еще большей "политической" проницательности с его стороны. И сразу переходит к делу в одном простом предложении.
   - Писание предупреждает нас о том, что перемены порождают перемены, и что искушения Шан-вей шаг за шагом проникают в наши сердца, - серьезно сказал Уилсин. - В этом отношении я понимаю законные опасения архиепископа. И, если быть до конца честным, я обнаружил, что в какой-то степени разделяю их. Ваши люди здесь, в Чарисе, очень неистовы, ваше величество. Я проникся к ним симпатией и восхищаюсь ими, но, возможно, у тех членов Матери-Церкви, которые испытывают некоторые опасения по поводу вашего стремления постоянно улучшать то, как они делают вещи, есть некоторое оправдание для их беспокойства.
   - Из-за этого и как средство решения того, что, как я полагаю, было намерением архиепископа, я решил, после долгих молитв и размышлений, как, по моему мнению, я должен действовать. Я предлагаю перейти непосредственно к сути проблем архиепископа.
   - В каком смысле, отец? - спросил Хааралд немного настороженно.
   - Следующим образом, ваше величество, - ответил Уилсин и потянулся за своим нагрудным скипетром Лэнгхорна. Он был больше, чем у многих других, и украшен изысканными драгоценными камнями, именно такого рода скипетр можно было ожидать у человека с фамильным богатством и известностью Уилсинов. Но никто в тронном зале не ожидал того, что произошло, когда Уилсин взял его обеими руками и повернул.
   Увенчанное короной навершие скипетра снялось, обнажив тот факт, что настоящий конец скипетра находился в отделанном золотом углублении внутри навершия.
   Уилсин отпустил навершие, позволив ему свисать с золотой цепочки на шее, и коснулся выступающего конца скипетра кончиком указательного пальца правой руки. И когда он прикоснулся к нему, тот начал светиться.
   Хааралд, епископ Мейкел, Кэйлеб и телохранители короля - все они, как завороженные, смотрели на это неуклонно усиливающееся голубое свечение. То же самое сделал и Мерлин, но по совершенно другим причинам.
   - Это, - мягко сказал Уилсин, - сокровище Матери-Церкви, которое было доверено моей семье столетия назад. Согласно традициям, которые были переданы вместе с ним, он был передан нам самим архангелом Шулером.
   Он коснулся своего сердца, а затем губ, и все остальные в тронном зале, включая Мерлина, сделали то же самое.
   - Природа Камня Шулера, - продолжил Уилсин, - заключается в том, что если кто-то произнесет какую-либо ложь, прикасаясь к нему, Камень приобретет цвет крови. С вашего позволения, ваше величество, я предлагаю задать каждому из вас по очереди несколько простых вопросов. Камень подтвердит мне правдивость ваших ответов, и это, в сочетании с исследованиями, которые я уже провел, позволит мне добросовестно ответить на опасения архиепископа.
   Он прямо встретился взглядом с Хааралдом, его выражение лица и манеры излучали искренность, и положил свою руку на светящийся синий кристалл.
   - Никто, кроме нескольких членов моей собственной семьи, не знает, куда был передан Камень в этом поколении, - сказал он. - На самом деле, большинство в Церкви считают, что он был потерян навсегда во время смерти святого Эвирахарда. Я не собираюсь легкомысленно раскрывать это вам сейчас, но у меня есть свои собственные опасения по поводу характера обвинений, выдвигаемых против Чариса изнутри Храма.
   Мерлину было очевидно, что молодому верховному священнику было почти физически больно признавать это, но кристалл горел ровным синим светом, и Уилсин непоколебимо продолжал.
   - Я верю, что Бог послал мне Камень именно для этого момента, ваше величество. Полагаю, Он хочет, чтобы я ответил на свои собственные вопросы, чтобы я мог знать, как лучше всего ответить на вопросы других.
   Он замолчал, и Мерлин затаил дыхание, когда Хааралд VII из Чариса заглянул глубоко в глаза молодого верховного священника.
   В отличие от Хааралда, Мерлин точно знал, что было спрятано в реликварии Уилсина, хотя и не ожидал когда-либо увидеть это.
   Это был верификатор - конечная разработка старого, неуклюжего докосмического детектора лжи. В отличие от предыдущих попыток создать надежное средство определения правдивости, верификатор использовал мозговые волны допрашиваемого человека. По закону Земной Федерации, верификаторы не могли использоваться без прямого решения суда, и даже тогда существовали строгие гарантии, ограничения на вопросы, которые можно было задавать, чтобы предотвратить выуживание секретов или охоту на ведьм.
   Даже верификатор не был идеальным детектором истины. За почти столетие использования не было зарегистрировано ни одного случая, когда он неточно выдавал заведомую ложь за правду, но это могло только сказать следователю, говорил ли человек, которого он допрашивал, правду, как он ее знал. Это не раскрывало волшебным образом истин, о которых никто не знал, и некоторые психические расстройства могли давать противоречивые показания.
   Тот, что был в руках Уилсина, вполне мог действительно принадлежать Шулеру. В любом случае, он должен был исходить от кого-то из команды Лэнгхорна, и он явно был предназначен для продолжения функционирования на неопределенный срок. Сам кристалл представлял собой, по сути, сплошной кусок молекулярной схемы, по которому можно было бить кувалдой, не нанося чрезмерных повреждений, но эта штуковина нуждалась в электропитании. Мерлин не мог быть уверен, но казалось вероятным, что тот же самый "ангел", который передал "реликвию" семье Уилсина, проинструктировал их о ритуале, необходимом для поддержания ее заряженной, вероятно, с помощью встроенного в вещь простого преобразователя солнечной энергии.
   Ничто из этого на самом деле не имело значения в данный конкретный момент. Важно было то, что он был у местного представителя инквизиции в Чарисе.
   - Я польщен вашей готовностью раскрыть существование этой реликвии, отец. И вашим доверием к нашему благоразумию, и вашей решимостью справедливо судить об этих вопросах, - наконец сказал Хааралд. - Что касается меня, то я не боюсь справедливого вопроса. - Он даже не посмотрел на остальных.
   - Мы ответим на то, что вы спросите, - сказал он.
  
   * * *
   Мерлин неподвижно стоял за креслом Кэйлеба, когда Уилсин приблизился к королю. Верховный священник протянул верификатор, и Хааралд коснулся его твердо, без колебаний, несмотря на его неземное сияние. Он посмотрел поверх голубого света, который сделал его пальцы почти прозрачными, и спокойно встретился взглядом с Уилсином.
   - Я постараюсь задавать свои вопросы как можно короче, ваше величество, - пообещал верховный священник.
   - Спрашивай, отец, - твердо ответил Хааралд.
   - Очень хорошо, ваше величество. - Уилсин прочистил горло. - Ваше величество, насколько вам известно, нарушают ли какие-либо из новых процессов, устройств или концепций, которые были или будут внедрены здесь, в Чарисе, Запреты Джво-дженг?
   - Они этого не делают, - сказал Хааралд официальным, размеренным тоном, и верификатор засветился ровным синим светом.
   - Знаете ли вы здесь, в Чарисе, кого-нибудь, кто бы воспротивился воле Бога для Сэйфхолда? - спросил Уилсин, и Мерлин затаил мысленное дыхание.
   - Я не знаю никого здесь, в Чарисе, кто бы действовал вопреки воле Божьей, - сказал Хааралд. - Не сомневаюсь, что есть кто-то из таких, потому что всегда есть те, кто предпочитает зло добру, но если они существуют, я не знаю, кто они могут быть и где.
   И снова верификатор продолжал светиться.
   - Принимаете ли вы, как личность и монарх, Божий план спасения Сэйфхолда? - спросил Уилсин, и на этот раз лицо Хааралда напряглось, словно от вспышки гнева. Но он ответил тем же размеренным тоном:
   - Я принимаю Божий план для этого мира, для моего королевства и для себя, - сказал он, и верификатор загорелся чистым синим светом.
   - Не желаете ли вы зла кому-то, кто не желает зла вам? - очень тихо спросил Уилсин, и Хааралд слегка склонил голову набок.
   - Прости меня, отец, - сказал он через голубое свечение верификатора, - но мне кажется, что этот вопрос заходит слишком далеко.
   Уилсин начал открывать рот, но король покачал головой, прежде чем он успел это сделать.
   - Тем не менее, - продолжил Хааралд, - я отвечу на него. Вы оказали мне свое доверие, и поэтому я окажу вам свое. Отвечая на ваш вопрос, я не желаю зла ни одному человеку, который не желает зла мне или подданным, за жизнь и безопасность которых я несу ответственность.
   Верификатор продолжал светиться, и Уилсин низко поклонился королю и отступил назад.
   - Я благодарю вас, ваше величество, - сказал он и посмотрел на Кэйлеба.
   - Ваше высочество? - сказал он, и Кэйлеб протянул руку так же бесстрашно, как и его отец.
   - Вы слышали ответы короля на мои вопросы, ваше высочество, - сказал Уилсин. - Могу я спросить, согласны ли вы с его ответами?
   - Согласен.
   - Разделяете ли вы убеждения вашего отца в этих вопросах?
   - Разделяю.
   - Спасибо, ваше высочество, - сказал Уилсин, в то время как верификатор продолжал ярко светиться. Затем он посмотрел на Мерлина.
   - В дополнение к своей обеспокоенности утверждениями о нарушениях Запретов, архиепископ сообщил мне, что поступали сообщения о пагубном влиянии в королевских советах. Он не назвал никаких конкретных имен, но я бы предположил, что любые подобные слухи, вероятно, касаются вас, лейтенант Этроуз. В конце концов, вы чужак, и ходят упорные слухи, что вы еще и сейджин. Архиепископ специально не поручал мне расследовать эти слухи, но это было бы очень полезно для меня - и облегчением для моего собственного разума, - если бы вы позволили мне это сделать.
   Мерлин несколько секунд смотрел на него, чувствуя напряжение, которое внезапно усилилось в Кэйлебе. Затем он криво улыбнулся и поклонился верховному священнику.
   - Я никогда не ожидал ничего подобного, отец, - сказал он с совершенной честностью. - Но если я могу быть полезен, конечно, у вас есть мое разрешение.
   Он протянул свою руку и положил ее на верификатор. Когда он это сделал, в углу его поля зрения загорелся маленький зеленый значок, и он сделал глубокий мысленный вдох, убеждаясь, что верификатор полностью функционирует. Его схема и программирование обнаружили тот факт, что он был ПИКА, работающим в автономном режиме. У него не было никакого способа понять, что он работает под взломанным программным обеспечением, и у него не было бы никакого способа сообщить об этом факте Уилсину. Но он был сконструирован так, чтобы взаимодействовать с молицирконовым мозгом ПИКА, так же как и с человеческим, и автоматически переключился в нужный режим.
   Что означало, что он узнает, солгал ли он верховному священнику.
   - Вы сейджин, лейтенант? - спросил Уилсин.
   - У меня есть некоторые, но далеко не все, способности, которыми, как считается, обладают сейджины, - спокойно ответил Мерлин, подбирая слова со смертельной осторожностью. - Я приобрел их после многих лет в горах Света, но ни один из моих учителей или инструкторов никогда на самом деле не называл меня сейджином.
   Уилсин посмотрел на ровное голубое свечение верификатора, затем снова на лицо Мерлина.
   - Зачем вы прибыли в Чарис?
   - По многим причинам, - сказал Мерлин. - В частности, я прибыл в это королевство, чтобы предоставить в его распоряжение свои услуги и свой меч, потому что я уважаю короля Хааралда и восхищаюсь им, и потому что я верю, что Чарис дает людям наилучший шанс жить так, как Бог действительно хочет, чтобы они жили.
   - Могу ли я предположить из вашего последнего ответа, что вы верите в Божий план для Сэйфхолда?
   - Отец, - очень твердо сказал Мерлин, - я верю в Бога, верю, что у Бога есть план для всех людей повсюду, и верю, что долг каждого мужчины и женщины - стоять и бороться за свет против тьмы.
   Верификатор даже не моргнул, и напряженное выражение лица Уилсина неожиданно сменилось легкой кривой улыбкой.
   - Я собирался задать вам еще несколько вопросов, лейтенант, - сказал он, - но вы, кажется, верите в исчерпывающие ответы.
   - Стараюсь, отец, - пробормотал Мерлин, и они с верховным священником поклонились друг другу, а затем Уилсин отступил с помоста, осторожно деактивировал верификатор и скрыл его в исходном месте.
   - Благодарю вас, ваше величество, ваше высочество. И вас, лейтенант Этроуз. Полагаю, что теперь я знаю то, что мне нужно было знать, чтобы ответить на опасения архиепископа.
   - Всегда пожалуйста, - ответил Хааралд, и Мерлин задался вопросом, скрывал ли спокойный голос короля такое же облегчение, какое чувствовал он сам.
   - А теперь, ваше величество, ваше высокопреосвященство, я знаю, что у вас много обязанностей. С вашего разрешения, я оставлю вас с ними.
   - Конечно, отец, - сказал Хааралд, и епископ Мейкел поднял руку в благословении.
   - Вы хорошо поработали здесь сегодня, отец, - сказал епископ. - Хотел бы я, чтобы все священники Матери-Церкви были такими же верными, ревностными и осторожными в выполнении своих обязанностей. Благословения Бога и архангелов да пребудут с тобой.
   - Благодарю вас, ваше преосвященство, - тихо ответил Уилсин. Затем он еще раз поклонился и ушел.
  
   .III.
   Стадион короля Хааралда V, Теллесберг
  
   - Страааайк три!
   Огромная толпа на стадионе "Кинг Хааралд V" взревела в знак неодобрения этого вызова, но стоявший за площадкой судья в белом проигнорировал крики, доносившиеся в его сторону. В конце концов, судьи были единственной ветвью иерархии Матери-Церкви, которая привыкла к свисткам и громогласным разногласиям.
   Епископ-исполнитель Жирэлд Адимсин иногда сожалел, что они были такими. Его чувство приличия оскорбляло, когда кто-либо из служителей Матери-Церкви подвергался таким оскорблениям, хотя, по крайней мере, архангел Лэнгхорн был осторожен, когда устанавливал в Писании правила игры, чтобы оставить должность судьи за мирянами. В конце концов, было не так, как если бы толпа освистывала посвященного священника. И на этот раз даже самый яростно протестующий болельщик, вероятно, понял, что решение судьи было правильным.
   Однако было бы слишком многого ожидать от них, чтобы они признали это. Ежегодная серия чемпионата королевства - в этом году снова между "Теллесберг Кракенз" и их традиционными, ненавистными соперниками, "Хейрата дрэгонз", - состояла из трех игр на каждом поле, и в седьмом иннинге решающей игры "Кракенз" отставали на два очка при занятых базах, что сделало второй аут при объявленном страйке особенно болезненным.
   Шум толпы стих до обычного фонового рокота, и лишь изредка кто-то все еще выкрикивал спекулятивные комментарии по поводу качества зрения судьи, и на площадку вышел следующий отбивающий. Со стороны зрителей раздались насмешливые возгласы, когда он вошел на место отбивающего. Жан Смолт был одним из самых доминирующих питчеров в лиге, особенно к окончанию сезона, и обычно пользовался огромной популярностью. Но, как и у большинства питчеров, его отбивание было в лучшем случае посредственным. Не только это, но он также попал в завершающую иннинг двойную подачу на своей последней очереди бить, и болельщики хозяев явно ожидали, что они будут разочарованы этим.
   Какие обстоятельства, по мнению Адимсина, сделали аут предыдущего отбивающего еще более мучительным для зрителей.
   Епископ усмехнулся при этой мысли, затем откинулся на спинку своего удобного, хорошо затененного места в ложе, отведенной для церковного пользования на каждом крупном бейсбольном стадионе, когда Смолт крепко вонзил бутсы и постучал битой по площадке. Все остальные на стадионе были сосредоточены на драме, разворачивающейся на залитом солнцем поле, но улыбка Адимсина погасла. У него самого на уме были другие, более весомые дела.
   На стадионе "Хааралд V" церковная ложа располагалась сразу справа от королевской ложи. Жирэлду стоило только повернуть голову, чтобы увидеть короля Хааралда и наследного принца Кэйлеба, пристально наблюдающих за прекрасно ухоженным полем, и он слегка нахмурился при этом зрелище. Это был озабоченный хмурый взгляд, что не имело никакого отношения к текущей игре.
   Жирэлд Адимсин не служил бы столько лет епископом-исполнителем в королевстве Чарис, не приобретя определенной чувствительности, даже в это время, к политическим течениям, текущим внутри Храма. Как правило, никто на самом деле ничего не рассказывал ему о них так многословно, но у него был большой опыт чтения писем архиепископа Эрейка, и последняя серия депеш была еще более откровенной, чем обычно. Адимсину было очевидно, что его светские хозяева были необычайно обеспокоены сообщениями, которые они получали - не все от него - о Чарисе. Это никогда не было хорошо, и странный несчастный случай, который помешал архиепископу совершить запланированный пастырский визит, возложил ответственность на его епископа-исполнителя. Что, по мнению Жирэлда Адимсина, было еще хуже.
   Мгновение он обдумывал эту неприятную мысль, затем посмотрел на молодого священника, сидевшего рядом с ним.
   Отец Пейтир Уилсин выглядел темно-фиолетовым пятном на фоне епископских белых, коричневых и зеленых землистых тонов других епископов и священников, заполнявших ложу. Конкуренция за места в королевской серии всегда была жестокой, и технически Уилсин был значительно младше некоторых высших священников других церковных орденов, которым не удалось завоевать места в церковной ложе в этом году. Но это не имело значения. Как интендант Матери-Церкви (и инквизиции) в Чарисе, единственным членом чарисийской иерархии, функционально старшим по отношению к молодому, энергичному шулериту, был сам Адимсин.
   Что заставляло епископа-исполнителя более чем немного тревожиться. Священники, подобные Уилсину, часто создавали проблемы для своих административных начальников даже при обычных обстоятельствах. Каковых, если только Адимсин сильно не ошибся в своей догадке, в этом случае не было.
   - Скажите мне, отец, - сказал он через мгновение, - у вас появились какие-нибудь свежие мысли по поводу вопроса, который мы обсуждали в четверг?
   - Прошу прощения, ваше преосвященство? - Уилсин повернул голову к епископу. - Я был сосредоточен на поле и, боюсь, не совсем расслышал ваш вопрос.
   - Это совершенно нормально, отец, - улыбнулся Адимсин. - Я просто спросил, есть ли у вас какие-либо дополнительные соображения по тому вопросу, о котором мы говорили на днях...
   - О. - Уилсин склонил голову набок, выражение его лица внезапно стало гораздо более задумчивым, затем он слегка пожал плечами.
   - Не совсем, ваше преосвященство, - сказал он тогда. - Я очень тщательно обдумал последние депеши и инструкции архиепископа, и в их свете, как вы знаете, я лично беседовал с королем и наследным принцем. Я также исчерпывающе просмотрел свои первоначальные заметки о первоначальном изучении всех новых процессов и устройств. И, как я уже говорил вам, я провел довольно много часов в своей комнате, усердно молясь по этому поводу. В настоящее время ни Бог, ни архангелы... - он прикоснулся пальцами правой руки к сердцу, затем к губам - однако не даровали мне какое-либо дополнительное понимание.
   - Первый удар! - крикнул судья, когда питчер "Дрэгонз" пробросил быстрый мяч прямо в центр зоны удара. Поздний, неуклюжий замах Смолта даже не достиг цели, и несколько фанатов застонали слишком громко. Уилсин был одним из них, и затем он покраснел, когда понял, что позволил игре отвлечь его от разговора со своим духовным начальником.
   - Сожалею, ваше преосвященство. - Его внезапная улыбка сделала его еще моложе, почти мальчишеским. - Знаю, что я хороший мальчик-северянин из земель Храма, но боюсь, что "Кракенз" отбили мою преданность от "Ящеров-Резаков". Пожалуйста, не говорите отцу! Он бы лишил меня наследства, по крайней мере.
   - Не беспокойтесь об этом, отец. - Несмотря на всю мрачность своих собственных мыслей и забот, Адимсин обнаружил, что улыбается в ответ. Несмотря на часто зловещую репутацию ордена Шулера и расстраивающую нечувствительность самого Уилсина к внутриполитической динамике Храма, интендант был очень симпатичным молодым человеком. - Ваш секрет со мной в безопасности. Но вы что-то говорили?
   - Думаю, что собирался сказать, - прежде чем судья так грубо прервал нас, - что, несмотря на все мои молитвы и размышления, или, возможно, из-за них, я чувствую себя вполне комфортно с моим первоначальным суждением по этим вопросам.
   - Значит, вас по-прежнему не волнуют какие-либо нарушения Запретов?
   - Ваше преосвященство, - серьезно сказал Уилсин, - как член ордена и как интендант Матери-Церкви в Чарисе, я всегда обеспокоен возможными нарушениями Запретов. Действительно, орден четко осознает необходимость проявлять особую бдительность здесь, в Чарисе, так далеко от Храма, и уверяю вас, что в этом отношении я самым тщательным образом следовал инструкциям великого инквизитора и архиепископа. Однако ни одно из недавних событий здесь, в королевстве, даже не приблизилось к порогу запрещенного проступка.
   - Понимаю, что это, собственно, сфера ответственности шулеритов, отец Пейтир, - сказал Адимсин. - И если вам показалось, что у меня были какие-то сомнения по поводу рвения, с которым вы выполняете эти обязанности, это не входило в мои намерения. - Он задумчиво нахмурился. - Я полагаю, что это просто внезапное появление такого количества инноваций за такой короткий промежуток времени, что вызывает у меня некоторое беспокойство.
   И, похоже, теперь, когда слухи о них достигли Храма, для некоторых других людей они кажутся еще хуже, чем простое беспокойство, - подумал он.
   - Второй удар!
   Стоны толпы стали громче, когда мяч попал в перчатку кэтчера. Не то чтобы на этот раз кто-то особенно винил Смолта. Питчер "Дрэгонз" знал, что даже одиночный промах может сделать с табло, и он подавал Смолту не так, как обычно подавал бы кому-то с такими показателями отбивания Смолта в регулярном сезоне. Этот мерзкий, запоздалый слайдер завязал бы в узлы почти любого отбивающего.
   - Я, конечно, могу понять, почему вы, возможно, испытываете некоторое беспокойство, ваше преосвященство, - сказал Уилсин, улыбаясь и криво качая головой, наблюдая, как Смолт выходит из зоны отбивающего, чтобы привести в порядок свои мысли. Затем шулерит снова повернулся лицом к Адимсину.
   - На самом деле, - сказал он более серьезно, - я сам был совершенно ошеломлен ими, даже здесь, в Чарисе! Хотя за годы, проведенные здесь, я не видел никаких свидетельств демонического вмешательства, я должен признаться, что энергия, с которой чарисийцы ищут лучшие способы ведения дел, часто бывает довольно пугающей, и этот их королевский колледж только усугубляет ситуацию. У меня были свои собственные моменты сомнений по поводу них, и то, что сразу появилось так много новых идей, было чем-то вроде шока.
   - Однако, сказав это, мне кажется очевидным, что все инновации, которые мы рассматривали в течение последних нескольких месяцев, на самом деле являются не более чем применением уже существующих, одобренных методов и практик новыми способами. Каждая из этих техник и практик, в свою очередь, была тщательно протестирована Матерью-Церковью, прежде чем она вообще получила одобрение ордена. И Писание не содержит никаких предписаний против использования одобренных практик для новых целей, если только эти цели не угрожают Божьему плану.
   - Понимаю. - Адимсин несколько секунд рассматривал молодого человека и пожалел, что не может задать вопрос, который ему действительно хотелось задать.
   С большинством других интендантов он, вероятно, мог бы это сделать, но Уилсин был переведен в Чарис по какой-то причине. На самом деле, по некоторым причинам, включая его очевидное неодобрение того, как старшие прелаты Матери-Церкви, даже в его собственном ордене, позволяли прагматизму окрашивать процесс принятия решений. Его столь же очевидное неодобрение того, что он считал "упадком" образа жизни, которого придерживались те же самые старшие прелаты, было столь же выраженным, и его рождение сделало возможные последствия его отношения потенциально зловещими.
   Семья Уилсинов выдвинула не менее шести великих викариев. После последнего из них прошло всего два великих викариата, а один из предыдущих - великий викарий Эвирахард Справедливый - был ярым реформатором храмовых "злоупотреблений" сто лет назад. Его великое викариатство продлилось менее двух лет, прежде чем он каким-то таинственным образом упал со своего балкона и разбился насмерть, но высшие чины епископата до сих пор вспоминали об этом с содроганием ужаса. Будучи прямым наследником святого Эвирахарда "более чем в одном смысле", молодой Пейтир мог бы легко стать главной силой в Храме, если бы решил играть в эту игру. И это создало бы невыносимую угрозу слишком многим уютным отношениям в Храме.
   К счастью, он был настолько не заинтересован в политике, насколько это было возможно, и те же самые семейные связи уберегли его от худших последствий неодобрения начальства. С другой стороны, учитывая его семью, его нынешний ранг простого верховного священника вполне может быть истолкован как наказание за его склонность поднимать шумиху. Как и его назначение в Чарис, если уж на то пошло.
   Но ни один из ныне живущих людей не мог усомниться в благочестии или интеллектуальных способностях отца Пейтира Уилсина. Действительно, это было частью проблемы Адимсина. Уилсин был слишком яростно сосредоточен на долге своего ордена по защите ортодоксальности Церкви, чтобы тратить время на такие вещи, как внутренние фракции Храма или борьба между ними, и никто во всем его ордене не был лучше информирован о том, что входит в этот долг. Это могло иметь такое же отношение к его назначению в Чарис, как и любое желание вытащить его из Зиона, но все эти факторы вместе взятые исключали любую возможность обсуждения Адимсином с ним потенциальных последствий стольких нововведений Чариса для политических расчетов Храма.
   Или последующие последствия для карьеры одного епископа-исполнителя Жирэлда.
   - Не могли бы вы сказать, - вместо этого спросил епископ, - что новые "цифры" доктора Маклина и его устройство "счеты" попадают в ту же категорию?
   - В какую категорию, ваше преосвященство? - Уилсин выглядел озадаченным, и Адимсин сумел не вздохнуть.
   - Категорию, основанную на одобренных практиках, отец, - терпеливо сказал он.
   - Простите меня, ваше преосвященство, - ответил шулерит, - но на самом деле этот вопрос не возникает. Хотя я с готовностью признаю, что менее сведущ в математике, чем многие, из моего изучения работы доктора Маклина очевидно, что это принесет огромную пользу. Торговцы, которые уже принимают эти его новые "цифры", ясно продемонстрировали это.
   - Конечно, как учит Священное Писание, сам факт того, что что-то кажется полезным в мирском смысле, не обязательно делает это приемлемым в глазах Бога. В конце концов, именно так Шан-вей соблазняла своих первоначальных последователей на зло и проклятие. Но в Запретах ничего не говорится, так или иначе, о способах подсчета или записи чисел. Уверяю вас, после наших предыдущих бесед я потратил довольно много времени на свои согласования, ища какие-либо ссылки в Писании или Озарениях. Я не нашел ни одной.
   - Запреты связаны с нечистым знанием, тем видом, который открывает двери для искушений, которые заводят людей в паутину Шан-вей. Архангел Джво-дженг очень конкретна в этом вопросе, как и Озарения, но искушение заключается в нечестивом стремлении осквернить те знания и силу, которые зарезервированы для Бога и его ангелов. В сфере знаний, присущих смертным людям, сам факт того, что способ выполнения установленных задач более эффективен и работает лучше, едва ли угрожает человеческим душам проклятием. По крайней мере, до тех пор, пока не будет пересечен хотя бы один из порогов Запрета.
   - Понимаю, - повторил Адимсин, хотя он хорошо знал, что взгляды Уилсина не разделялись всеми, даже в ордене Шулера. С другой стороны, было что-то в голосе Уилсина, или, возможно, это были его глаза. Ответы молодого интенданта приходили быстро и легко, с уверенностью человека, который действительно провел много часов, размышляя над ними. Но был и острый вызов. Не неповиновение и не неуважение. Ничего такого. И все же у Адимсина было неприятное ощущение, что молодой человек принял свое решение, полностью понимая, что это было не то, чего хотел его архиепископ или, возможно, даже сам совет.
   Епископ-исполнитель наблюдал, как Смолт вернулся в зону и занял свою позицию для отбивания, ожидая, пока питчер и кэтчер попытаются договориться о том, что они хотят делать дальше. Хотя, подумал Адимсин, решение не должно было быть таким сложным. Имея уже два аута и два удара без мячей, Смолт должен был чувствовать себя защищающимся, и у "Дрэгонз" было три свободные подачи, с которыми можно было работать. Все на стадионе должны были знать, что пришло время для чего-то нехитрого, находящегося далеко за пределами зоны удара, что, возможно, могло бы побудить его погнаться за страйк-аутом.
   Очевидно, человек на месте питчера был единственным человеком в Теллесберге, который этого не понимал, - сардонически заметил епископ. - Он наблюдал, как кэтчер посылает жест за жестом питчеру, затем оглянулся на Уилсина.
   - Тогда, полагаю, это все, что нужно сказать, отец, - сказал он. - Могу я предположить, что ваш собственный отчет по этим вопросам будет завершен в течение следующего дня или двух? У меня есть курьерское судно, готовое к отправке в Кланир. Если ваш отчет будет доступен, я могу задержать его в порту достаточно долго, чтобы включить его в мою собственную переписку с архиепископом Эрейком.
   - Я могу передать его вам завтра к полудню, ваше преосвященство.
   - Превосходно, отец. Я буду с нетерпением ждать возможности прочитать его сам, и...
   КРЭК!
   Внезапный резкий звук соприкосновения дерева с кожей на мгновение оглушил толпу. Питчер "Дрэгонз" наконец-то сделал свой выбор подачи, и это был неприятный выбор. На самом деле мяч летел почти в грязи и едва ли в десяти дюймах от площадки. Но каким-то образом бита питчера "Кракенз" действительно вступила в контакт. И не просто "контакт". Его выпад выглядел невероятно неуклюжим, но он поднял мяч за пределы поля, вне досягаемости прыгнувшего игрока второй базы, и положил его на траву в центре поля. Мяч приземлился с ужасным вращением, затем, казалось, ударился обо что-то, что придало ему неприятный прыжок, который отправил его мимо нырнувшего центрального полузащитника. Он пролетел мимо него, не более чем в футе от его отчаянно вытянутой перчатки, и с занятыми базами и двумя страйками бегущие вылетели, как только Смолт отбил мяч.
   Восторженный рев толпы оглушил слух, и даже Жирэлд вскочил на ноги, когда мяч прокатился почти до самой стены центра поля, прежде чем правый полузащитник "Дрэгонз" сумел догнать его и подхватить. Первый из "Кракенз" уже пересек базу к тому времени, когда он делал свой бросок, и он бросил его через голову отсекающего. Учитывая расстояние, которое он должен был преодолеть, и то, как быстро ему удалось его взять, это был не такой уж плохой бросок. Но и не очень хороший. Это протащило кэтчера на четверть пути вверх по линии первой базы, далеко от домашней базы, и он слегка не справился с захватом, когда второй из "Кракенз" пересек площадку и сравнял счет.
   Питчер "Дрэгонз" бросился перекрывать базу, но стартовал поздно, как будто не мог поверить, что Смолт действительно попал по мячу. Он появился сразу после второго бегущего, но все еще поворачивался к кэтчеру, жонглировавшему мячом и пытавшему сообразить, куда бросить, когда третий "Кракен" с грохотом пронесся по линии третьей базы, начиная с первой. Кэтчер, наконец, выполнил свой бросок - пулей, идеально доставленной на базу, - но питчер даже не смотрел в сторону бегущего, когда "Кракен" бросился прямо на него, сбил его с ног и коснулся домашней базы с отмашкой. Мяч отлетел от опрокинутого питчера, и сам Смолт, - бежавший быстрее, чем когда-либо в своей жизни, - оказался на третьей базе, задыхаясь, в то время как стадион сходил с ума.
   - Что ж, - сказал Адимсин со смешком несколько минут спустя, когда шум утих и он вернулся на свое место, - похоже, чудеса действительно случаются, не так ли, отец?
   - Конечно, случаются, ваше преосвященство!
   Тон Уилсина заставил Адимсина поднять глаза на его лицо. Молодой священник, казалось, был испуган легкомыслием епископа. Нет, - подумал Адимсин, - не "испуган". Возможно, не одобрял, хотя это тоже было не совсем подходящее слово. Может быть, то, что он хотел, было "разочарован".
   Как бы то ни было, я должен это запомнить, - сказал себе Адимсин. - Он здесь не только для того, чтобы убрать его из-под ног в Храме. И он не заинтересован в административных компромиссах. Надеюсь, что это не превратится в проблему.
   - Да, это так, отец, - согласился епископ-исполнитель, его собственный голос и выражение лица стали более серьезными. - Действительно, они происходят.
  
   * * *
   Жэспар Мейсан сидел в нескольких сотнях мест от епископа Жирэлда и отца Пейтира. Как и многие частные лица и фирмы, которые вели бизнес в Теллесберге, небольшая судоходная компания, которой он якобы владел, покупала абонементы на игры "Кракенз". Его место было не так хорошо, как в королевской или церковной ложах, но оно было почти сразу за третьей базой, и он недоверчиво покачал головой, когда Смолт оказался на этой базе.
   - Это будет больно, - весело заметил Жэймс Макферзан со своего места рядом с Мейсаном, и тот сердито посмотрел на него.
   - Это всего лишь седьмой иннинг, - прорычал он, и Макферзан усмехнулся.
   - Конечно, это так, - успокаивающе сказал он и потер большой и указательный пальцы друг о друга.
   Мейсану удалось сохранить подобающее случаю вызывающее выражение лица, но он боялся, что Макферзан был прав. Разрушительный атакующий состав "Дрэгонз" сделал их безоговорочным фаворитом на победу в серии в этом году. Даже те, кто делал ставки в Теллесберге, согласились с этим, как бы они ни были недовольны этой идеей. Но Макферзан утверждал - и был готов поспорить, что подача "Кракенз", которая была очень сильной на протяжении всего периода, приведет хозяев поля к победе. Мейсан покрыл эту ставку с коэффициентом два к одному, и он начинал подозревать, что, по крайней мере, в этом отношении суждения его нового подчиненного были лучше, чем его собственные.
   И это было похоже на Макферзана - подкрепить свое суждение несколькими чарисийскими марками, несмотря на относительно короткое время, которое он провел здесь. Он прибыл в Теллесберг в качестве замены Оскара Малвейна менее месяца назад, но быстро понял гораздо больше, чем то, как играют бейсбольные команды королевства. Уже было очевидно, что он был по крайней мере таким же способным, как и его предшественник. Он также был самоуверенным и еще более трудолюбивым, а также, несомненно, амбициозным. Лучше всего то, что он явно не был в списке подозреваемых иностранных агентов барона Уэйв-Тандера.
   Все это, - за исключением, возможно, амбиций, - было хорошими вещами с точки зрения Мейсана. К сожалению, Макферзан все еще находился на очень ранней стадии сбора собственных разведывательных источников. Мейсан подумывал о том, чтобы познакомить своего нового подчиненного с некоторыми старшими членами старой сети Малвейна, чтобы ускорить процесс, но решительно отверг это искушение.
   Казалось маловероятным, что Уэйв-Тандеру удалось идентифицировать многих агентов Малвейна, несмотря на очевидные подозрения барона в отношении самого Малвейна, поскольку ни один из них не был арестован. Однако также было возможно, что Уэйв-Тандер точно знал, кто работал на Малвейна, и оставил их в покое в надежде, что замена Малвейна идентифицирует себя, связавшись с ними. Но учитывая тот факт, что сеть шпионов Нармана из Эмерэлда была полностью уничтожена, насколько мог судить Мейсан, собственная организация Мейсана стала единственным окном, которое князь Гектор и его союзники имели в Чарисе. При таких обстоятельствах, - решил он, - гораздо лучше потратить немного больше времени на то, чтобы полностью ввести Макферзана в курс дела, чем рисковать попасть в ловушку Уэйв-Тандера и потерять это окно.
   Не говоря уже о том, чтобы рисковать одной-единственной шкурой некоего Жэспара Мейсана.
   Он наблюдал, как среди "Кракенз" утихло празднование хлопков по спине и взаимных поздравлений. Следующий отбивающий Рафейл Фархэл, ведущий игрок "Кракенз" в конце концов подошел к базе, в то время как кэтчер "Дрэгонз" выбежал на возвышение, чтобы посовещаться с питчером. Вероятно, больше в попытке снова успокоить питчера, чем для какого-либо серьезного обсуждения стратегии. "Дрэгонз" тщательно изучили отчеты разведчиков о "Кракенз", и они знали, что сила Фархэла заключалась почти исключительно в левом поле. Полузащитники уже смещались влево - действительно, игрок второй базы стал почти вторым шортстопом, а игрок первой базы переместился на полпути к второму, в то время как кэтчер все еще успокаивающе разговаривал со своим питчером.
   Хотел бы я, чтобы рядом был кто-нибудь, кто успокоил бы меня за последние несколько месяцев, - угрюмо подумал Мейсан. - Было невыносимо осознавать, что под поверхностью явно происходят всевозможные вещи в тот самый момент, когда благоразумие и выживание в будущем требовали от него действовать так осторожно. Он сделал все, что мог, но его собственные источники были гораздо более сосредоточены среди действующих в Теллесберге торговцев. Пока Оскар не был вынужден ретироваться, он по-настоящему не осознавал, насколько сильно полагался на суждения Малвейна и его работу на местах, когда дело касалось политических и военных вопросов. Хорошей новостью было то, что депеши князя Гектора ясно давали понять, что князь понимает ограничения, в которых был вынужден действовать его чарисийский шпион.
   Или, по крайней мере, он так говорит, - не мог не задуматься Мейсан. Он не раз задавался вопросом, особенно учитывая очевидные способности Макферзана, мог ли Гектор послать нового человека с намерением в конечном итоге поднять его на высшую должность в Чарисе. Это была явная возможность, и если бы это произошло, отзыв Мейсана в Корисанду не сулил бы ничего хорошего его собственной карьере. Хотя, по крайней мере, у Гектора было гораздо меньше шансов, чем у Нармана, просто потерять одного из своих агентов.
   На данный момент Мейсан решил принять заверения своего князя в его неизменном доверии за чистую монету и сосредоточиться на выяснении того, что так старательно скрывали Хааралд и Уэйв-Тандер.
   Питчер сделал свою первую подачу, и Фархэл нанес сильный удар и промахнулся.
   - Первый удар! - объявил судья, и Фархэл покачал головой с явным отвращением к самому себе. Он на мгновение вышел из штрафной, явно успокаиваясь, затем вернулся в нее, даже не взглянув на тренера третьей базы "Кракенз" в поисках каких-либо новых указаний. Он устроился поудобнее, и питчер вышел вперед и сделал свою вторую подачу.
   В этот момент Фархэл поразил всех до единого на стадионе, проведя почти идеальный удар на линию первой базы. Это не было "совсем" самоубийственным решением, но это был рискованный ход, даже для кого-то со скоростью Фархэла. Несмотря на это, сама его дерзость застала оборону врасплох. Тот факт, что он промахнулся на первой подаче, вероятно, помог, но это, очевидно, была заранее спланированная уловка, несмотря на отсутствие каких-либо сигналов от тренера третьей базы, потому что Смолт рванулся вперед в тот самый момент, когда Фархэл ударил на линию базы.
   Смена на поле оставила питчера ответственным за первый бросок, но он был левшой, и его естественное движение привело его к третьей базе. Ему потребовалось одно критическое мгновение, чтобы прийти в себя, броситься вперед и забрать мяч. Он слишком поздно заметил Фархэла, и к тому времени, когда он развернулся, чтобы бросить в цель, Смолт получил достаточную фору, чтобы увернуться от мяча и достичь базы, в то время как толпа зрителей кричала, свистела и топала ногами в знак одобрения.
   Здесь есть аналогия, - решил Мейсан.
   Он слишком хорошо понимал, что все еще не знает всего, что задумали чарисийцы. Большая часть того, что он знал, была скорее тревожной, чем угрожающей. Если только Мейсан не ошибся в своей оценке, новая конструкция такелажа, придуманная сэром Дастином Оливиром, - эта его "шхунная оснастка" - представляла собой самый прямой вызов, о котором кто-либо что-либо знал. Мейсан довольно сильно сомневался, что все фантастические рассказы о ее эффективности и преимуществах могут быть точными, но было очевидно, что эти преимущества все еще существенны. Они приносили Оливиру десятки заказов на новые корабли, первые из которых уже сходили с верфей, чтобы пополнить ряды огромного торгового флота Чариса. Торгового флота, который и так был слишком велик и имел слишком много преимуществ.
   С другой стороны, "секрет" того, как это работает, вряд ли мог сохраняться долго, во всяком случае, если его собирались использовать там, где его мог видеть кто-то другой. И то же самое можно было сказать о новом способе счета Ражира Маклина. Действительно, Мейсан уже лично приобрел одни из "счетов" Маклина и отправил их в Корисанду. Он и Макферзан также следили за слухами о новых инновациях среди текстильных производителей Чариса, и он ожидал, что сможет представить предварительный отчет о них в течение следующих нескольких пятидневок.
   Часть его испытывала искушение решить, что все это означает, что он снова овладевает ситуацией, но где-то глубоко внутри тихий, ноющий голос предупреждал, что это не так. Что то, что он знал - о том, что было позволено увидеть остальному миру, - было лишь частью. Преднамеренным экраном, поднятым в попытке убедить всех остальных сосредоточиться на хорошо видимой части айсберга, точно так же, как первый замах Фархэла отвлек всех от возможности удара.
   И мне интересно, - подумал Мейсан, - действительно ли все эти отцы инноваций несут ответственность за свою "собственную" работу?
   Это был вопрос, над которым он размышлял не раз. Все свидетельствовало о том, что Маклин, Оливир и Рейян Мичейл действительно пришли к своим новым идеям самостоятельно. Тот факт, что колледж Хааралда собрал их всех вместе, где их идеи могли высекать искры друг из друга, действительно мог объяснить, как за такой короткий промежуток времени появилось так много новых концепций. Но Мейсан не мог до конца избавиться от подозрения, что внезапное прибытие Мерлина Этроуза в Теллесберг тоже имело к этому отношение, и именно это заставляло его так нервничать.
   Не напрашивайся на неприятности, Жэспар, - твердо сказал он себе. - Даже если в истории есть доля правды о том, что этот человек действительно сейджин, это не делает его каким-то универсальным сверхчеловеком! Если бы он действительно стоял за всем этим, они бы сделали с ним что-нибудь получше, чем сделать его лейтенантом королевской стражи, ради Лэнгхорна! Вместо того чтобы беспокоиться о нем, почему бы тебе не побеспокоиться о том, что остальному миру пока не позволено увидеть? Если они так охотно рассказывают нам о вещах, о которых мы действительно знаем, то что же они могут скрывать за тем, что они сделали достоянием общественности?
   Он не знал ответов на эти вопросы, но он знал, что Уэйв-Тандер и верховный адмирал Лок-Айленд усилили и без того строгую охрану, которую они поддерживали на островах Хелен и Сэнд-Шоул. Секретность в Хейрате также значительно укрепилась после смерти Калвина Армака. Все это можно было достаточно легко объяснить как обычную предосторожность после попытки убийства Кэйлеба и обнаружения того, что кто-то столь высокопоставленный, как герцог Тириэн, был в сговоре с врагами королевства. Но так получилось, что это также стало ширмой, за которой могло происходить почти все, что угодно, и Жэспару Мейсану это не понравилось.
   Нет, ему это совсем не нравилось.
  
  
   АПРЕЛЬ, Год Божий 891
  
   У банки Труман, бухта Саут-Хауэлл
  
   - Сигнал с флагмана, сэр!
   Граф Грей-Харбор повернулся со своего места у поручней юта, когда от старшего из двух сидевших на бизань-мачте мичманов донесся крик. Он сложил руки за спиной, приспосабливаясь к легкому движению палубы с помощью рефлексов, выработанных за двадцать с лишним лет в море, и наблюдал, как капитан КЕВ "Тайфун" поднял глаза на мичмана-подростка, который объявил сигнал.
   Этот молодой человек не сводил глаз с флагмана. Звуки корабля в море - ветер, гудящий в снастях, ритмичный плеск воды о корпус, скрип бревен и мачт, пронзительные крики и свист морских птиц и виверн, следующих за "Тайфуном", - доносились до Грей-Харбора, пока он наблюдал, как старший мичман пытается читать с сигнальных флагов, развевающихся на бизань-рее КЕВ "Гэйл". Другой юноша сидел, прислонившись спиной к мачте, крепко держа на коленях огромную книгу, защищенную от настойчивого ветра, и ждал, когда можно будет перевернуть ее страницы.
   - Ну, мастер Мадженти? - подсказал капитан Стивирт, сердито глядя на бизань-мачту, пока текли секунды.
   - Я не совсем разобрал поднятый сигнал, сэр, и... - начал мичман Мадженти, затем замолчал. - Теперь я понял, сэр! Номера Девять и Тридцать Семь - построиться в боевую линию на левом галсе, сэр!
   - Очень хорошо, мастер Мадженти, - сказал капитан Дарил Стивирт и посмотрел на еще одного мичмана, который выжидающе стоял рядом с ним на юте.
   - Поднимите подтверждение, мастер Эймз, - сказал капитан. - Живее, живо!
   - Есть, есть, сэр! - ответил мичман Эймз и начал выкрикивать приказы матросам своего отряда.
   Грей-Харбор наблюдал за происходящим без малейшего искушения улыбнуться, несмотря на то, что голос тринадцатилетнего Эймза еще ломался и что самый молодой из моряков под его командованием был вдвое старше его самого. Граф когда-то был на месте Эймза, а юноша явно знал, что он делает.
   Из мешков с флагами высыпались скрутки ярких цветов, и четыре отобранных были прикреплены к сигнальным фалам в нужной последовательности. Эймз внимательно наблюдал, убедившись в этом, затем отдал последний приказ, и флаги быстро поднялись. Самый верхний флаг достиг реи, и быстрый рывок развернул его по ветру. Они потекли потоком, дублируя сигнал на рее "Гэйл", одновременно указывая на получение сигнала флагмана и повторяя его, чтобы показать, что он был правильно прочитан.
   Мадженти не сводил глаз с флагманского корабля. Прошло еще несколько мгновений, а затем, когда сигнальный офицер "Гэйл" спустил первоначальный сигнал, он снова крикнул вниз, на ют.
   - Сигнал "Выполнить", сэр!
   - Очень хорошо, мастер Албейр, - сказал капитан своему первому помощнику. - Положите корабль на левый галс, пожалуйста.
   - Есть, есть, сэр! - ответил лейтенант Албейр и поднес к губам свою кожаную говорящую трубу. - Вахта, к парусам и брасам! - рявкнул он.
   Грей-Харбор наблюдал за хорошо обученной командой Стивирта, когда старшины рявкали, а матросы разбегались по своим постам. Эволюция была более сложной, чем на борту последнего корабля Грей-Харбора, но "Тайфун" был галеоном, а не галерой. При длине сто двадцать футов он был на тридцать футов короче обычной галеры, и также более широким и высоким, что придавало ему бесспорно коренастый вид. И у него было три мачты, по сравнению, конечно, с одной мачтой типичной галеры, но также были внесены некоторые дополнительные изменения.
   Наиболее очевидным изменением - и тем, которое, как обнаружил Грей-Харбор, на самом деле больше всего оскорбило его представление о том, как должны выглядеть корабли, - было исчезновение возвышающегося бака и кормовой надстройки. Эти надстройки обеспечивали преимущество высоты как для защиты от абордажников, так и для того, чтобы поливать палубы противника огнем из фитильных ружей, арбалетов и легких пушек. Их исчезновение казалось... каким-то неправильным. Что, он знал, было глупым отношением. Они больше не были нужны, и он уже заметил, насколько менее чувствительным к погоде стал "Тайфун" без их податливости ветру, толкающей его к подветренной стороне. Кроме того, их удаление было важной частью усилий Мерлина и Оливира по снижению лишней верхней массы и водоизмещения. Но как бы он ни относился к тому, что надстройки были срезаны до уровня верхней палубы, гораздо более глубокими на самом деле были изменения в его плане парусов.
   Его прежний шпрюйт-парус был заменен на три новых "кливера" сэра Дастина Оливира - треугольных стакселя, установленных "спереди и сзади" на передних стойках, поддерживающих фок-мачту, а латинский парус бизань-мачты был заменен на "спинакер", оснащенный гафелем фок-мачты, и кормовой парус, опора которого расправлялась тяжелой стрелой. Они выглядели решительно... странно на взгляд Грей-Харбора, но он не собирался жаловаться. Вряд ли что-то могло изменить тот факт, что суда с квадратной оснасткой всегда были (и останутся) неуклюжими и неудобными в маневрировании. Однако, чтобы поверить в улучшение, которое сделали возможными новые передние паруса и спинакер, нужно было это увидеть самому.
   Конечно, этого было недостаточно, чтобы сравниться с проворством и устойчивостью к погодным условиям "шхун", которые строил Оливир, но кливера и спинакер "Тайфуна" все же давали ему огромное преимущество в маневре по сравнению с более традиционными кораблями. Они были расположены далеко впереди и за кормой естественной точки поворота "Тайфуна", что давало им гораздо большие рычаги, чем можно было предположить по одной только площади парусов, и они помогли ему плыть гораздо ближе к ветру, чем когда-либо удавалось любому кораблю с квадратным такелажем. Это означало, что он проходил меньшее расстояние при пересечении направления ветра, когда приходило время лавировать, а рычаги передних парусов и спинакера также придавали мощный вращающий момент, когда он начинал поворачивать. Эта комбинация позволяла судну выполнить маневр гораздо быстрее и надежнее. Неосторожного шкипера по-прежнему было можно застать врасплох и обездвижить корабль, повернув лицом к ветру и дрейфуя с подветренной стороны, но теперь это стало не так просто, и новый план парусов помогал судну гораздо быстрее восстановить ход, если это все-таки произошло.
   Лично Грей-Харбор знал, что в душе он всегда будет капитаном галеры, но он был слишком опытен, чтобы не понимать огромных изменений, выполненных Лок-Айлендом, Симаунтом и Мерлином.
   "Тайфун" завершил маневр, установив новый курс, и Грей-Харбор вернулся на свое место у поручня, восхищаясь точностью, с которой коммодор Стейнейр маневрировал судами своей эскадры.
   В дополнение ко всем другим своим нововведениям Мерлин также радикально пересмотрел процедуры подачи сигналов на флоте. Королевский чарисийский флот за эти годы разработал свой собственный набор сигналов, но они были ограничены довольно простыми, прямолинейными сообщениями. Например, подъем единственного красного флага на верхушке мачты в качестве приказа вступить в бой с врагом. Добавьте золотого кракена на черном фоне чарисийского знамени над ним, чтобы отдать приказ атаковать авангард врага, или под ним, чтобы отдать приказ атаковать его тыл. Поднятие черно-желтого полосатого флага под национальным флагом в качестве приказа "выстроиться в линию позади меня" или над ним в качестве приказа выстроиться в ряд. Так оно и было, просто не было способа передавать более сложные приказы... пока не вмешался Мерлин.
   Барон Симаунт был слишком глубоко вовлечен в производство новой, модифицированной артиллерии, чтобы самому разобраться с проблемой сигналов, поэтому он делегировал эту особую ответственность сэру Доминику Стейнейру. Стейнейр, младший брат епископа Мейкела Стейнейра, был лично выбран верховным адмиралом Лок-Айлендом для командования "экспериментальной эскадрой" Симаунта.
   Он был выбран отчасти потому, что вера его начальства в его лояльность - и способность защищать секреты флота - была абсолютной. Но он также был выбран из-за его необузданных способностей. В свои тридцать семь лет, с более чем двадцатипятилетним опытом плавания, Стейнейр был достаточно молод, чтобы оставаться гибким, но в то же время более чем достаточно опытным, чтобы помочь сейджину составить обширный словарь, состоящий чуть менее чем из восьмисот стандартных команд. Эти команды были занесены в книгу сигналов, которую так крепко держал в руках помощник мичмана Мадженти, и каждой из них было присвоено числовое значение.
   Используя новые сигнальные флаги, основанные на "арабских цифрах" Мерлина, каждая из этих команд, которые касались подавляющего большинства возможных эволюций, могла быть передана с помощью простого подъема не более трех флагов. Простое включение обычного черного флага - уже названного сигнальными сторонами "стопором" - между числовыми флагами служило знаком препинания. Вставляя его для указания перерывов между отдельными значениями, можно было одновременно запускать несколько команд, таких как приказ Стейнейра сформировать линию, за которым следует приказ сделать это на левом галсе.
   Еще словарь Стейнейра содержал тысячу слов, наиболее часто используемых моряками, каждое из которых также было представлено одним цифровым символом, позволяющим обмениваться более сложными сигналами. И, если случится так, что требуемого слова не будет в словаре, буквам алфавита также были присвоены значения флага. Любое слово можно было передать по буквам, хотя это был трудоемкий и отнимающий много времени процесс.
   Результатом стало значительное повышение тактической гибкости... по крайней мере, до вступления в битву. Количество порохового дыма, выделяемого даже в морских сражениях старого образца, было вполне достаточным, чтобы свести полезность любой системы визуальной сигнализации практически к нулю, как только начиналась настоящая пальба. Но любой профессиональный морской офицер знал, что способность посылать быстрые, позитивные приказы подразделениям эскадры во время подхода к бою по-прежнему является бесценным преимуществом.
   - Извините меня, милорд.
   Грей-Харбор поднял глаза, вытряхивая себя из задумчивости, когда рядом с ним появился застенчивый молодой офицер.
   - Да, лейтенант?
   - Капитан Стивирт выражает свое почтение, милорд, но мы приближаемся к цели.
   - Ах, конечно! Спасибо, лейтенант. И, пожалуйста, поблагодарите капитана от моего имени.
   - Конечно, милорд.
   Лейтенант коснулся правым кулаком левого плеча в знак отдания чести, затем вернулся к своим обязанностям, в то время как Грей-Харбор осторожно вставлял в уши вату, предоставленную Симаунтом.
   - Занять свои места, мастер Албейр! - Голос Стивирта звучал приглушенно из-за ваты, но приказ был достаточно ясен, и начали греметь традиционные барабаны с глубоким голосом.
   И снова босые ноги застучали по деревянным палубам, когда экипаж поспешил на свои места. На самом деле не было необходимости готовиться к действиям - Стивирт уже давно позаботился об этом, - но палубы галеона представляли собой бурлящий поток людей в том, что казалось полным хаосом.
   Опытный глаз Грей-Харбора разглядел скрывающийся за кажущимся хаосом напряженный, дисциплинированный порядок. Там, где сухопутный житель увидел бы только замешательство, он увидел точную хореографию официального бала, и тот факт, что многое из того, что делала команда "Тайфуна", было совершенно новым, только делал эту точность еще более впечатляющей.
   - Зарядить правый борт, мастер Албейр, - сказал Стивирт.
   - Батареи правого борта, изготовить и зарядить! - крикнул лейтенант Албейр, и Грей-Харбор подошел ближе к поручням юта, чтобы посмотреть вниз и понаблюдать, как орудийные расчеты нижней палубы сбрасывают казенные канаты, которые крепили новомодные орудийные лафеты к борту корабля. Люди цеплялись за боковые спицы, кряхтя от усилий, когда они поднимались, и их массивные пушки двигались назад с громовым скрежетом деревянных орудийных тележек по доскам палубы, которые были посыпаны песком, чтобы улучшить сцепление для орудийных расчетов. Орудия на главной палубе "Тайфуна" были "кракенами", которые были рассверлены Эдуирдом Хаусмином. Они весили по две с половиной тонны каждый и двигались тяжело, неохотно, несмотря на колеса своих лафетов.
   - Прекратить откат! - закричали командиры расчетов, выражая свое удовлетворение, когда их тяжелые пушки продвинулись достаточно далеко от борта. Номер Три из каждого орудийного расчета снял деревянный тампон, который обычно закрывал канал ствола от брызг, а Номер Два снял свинцовый "фартук", который защищал запальное отверстие закрепленного орудия, чтобы Номер Один мог прикрепить замок.
   Пороховые обезьяны - мальчишки, некоторым из них было по семь-восемь лет, - подбежали к каждому орудию со своими деревянными ведерками для зарядов. В каждом ведре был один фланелевый мешочек, наполненный порохом и затем зашитый, и каждая обезьяна положила свой заряд на палубу у назначенного ей орудия, а затем помчалась обратно за следующим.
   Пятый Номер поднял заряд и передал его Третьему, который вставил его в дуло пушки. Номер Шесть уже выбрал ядро из пирамиды вдоль фальшборта. Он передал его Номеру Третьему, в то время как Номер Четвертый загнал пороховой заряд в цель. Блестящее ядро - чуть меньше шести с половиной дюймов в диаметре и весом более тридцати восьми фунтов - вошло в канал следующим, за ним последовал толстый круглый комок веревочных прядей, чтобы ядро не перекатывалось внутри пушки при движении корабля, и Номер Четыре все утрамбовал еще одним ударом своего прибойника.
   Орудийные тележки снова завизжали, когда пушки были возвращены на огневую позицию. Они высунулись из своих орудийных портов по всему правому борту галеона, когда "Тайфун" обнажил свои когти, а Восьмой и Девятый Номера каждого расчета подсунули под орудийные стволы крепкие деревянные ганшпуги. Лафет был спроектирован со "ступенями", вырезанными в кронштейнах - тяжелых боковых балках, которые поддерживали основную массу орудия, - и номера расчетов использовали эти ступени в качестве опорных точек, кряхтя от усилий, когда поднимали казенную часть орудия вверх.
   Цапфы были расположены так, что пушка была слегка тяжелее с казенной части, и когда ганшпуги подняли казенную часть на желаемую высоту, командир орудия вставил клин возвышения - простую деревянную прокладку, предназначенную для установки под казенную часть и удержания ее там. Еще поработав с ганшпугами, орудия развернули, направив их как можно дальше вперед, а затем командиры орудий воткнули запальные стержни - маленькие железные шпажки - в запальные отверстия орудий, протыкая заряды, и потянулись к сумкам с запалами, которые каждый носил на поясе.
   Это тоже было нововведением. До вмешательства Мерлина полка каждого орудия засыпалась рассыпчатым порохом из пороховницы командира орудия, и, когда наступал момент, его поджигали раскаленным докрасна железным прутом или отрезком медленного фитиля. Но горящие фитили и раскаленные пруты никогда не были самыми безопасными вещами рядом с порохом, особенно на узкой, качающейся палубе, заполненной движущимися людьми, поэтому здесь было внесено еще больше изменений.
   Теперь командиры орудий достали из футляров на поясе гусиные перья, начиненные мелкозернистым порохом, и вставили их в отверстия. Они сняли покрытые воском бумажные пломбы, чтобы обнажить пороховую начинку, и металл щелкнул, когда Вторые Номера взвели курки. Ударно-спусковой механизм представлял собой адаптацию "кремневого замка" Мерлина, который был по существу идентичен замку, используемому на новых мушкетах, но без капсюля. Вместо этого, когда ударник выдвигался вперед, кремень ударялся о фрезерованную стальную поверхность и осыпал искрами заряженное порохом перо.
   Вся эволюция отката, заряжания и обратного выката заняла менее двух минут. Умом Грей-Харбор уже понимал, что с новыми пушками и лафетами это можно сделать так быстро, но на самом деле, увидев это, осознал грандиозность изменений, которые должны были трансформировать морскую войну. Приведение "кракена" в действие на бесколесном лафете старого образца, без фасованных зарядов и с пороховой засыпкой заняло бы по меньшей мере в четыре раза больше времени.
   Граф подошел к фальшборту, стараясь держаться подальше от траекторий отдачи более легких "карронад", которые Симаунт отлил специально для кормовых и носовых палуб таких кораблей, как "Тайфун". Они метали ядра той же массы, что и расточенные кракены, но весили в два раза меньше, были в два раза короче и требовали всего половинных расчетов. Они также использовали гораздо более легкий заряд и имели меньшую дальность стрельбы, хотя тщательность, с которой Симаунт их растачивал, означала, что они - как и отремонтированные "кракены" - имели значительно меньшую парусность, чем любое предыдущее артиллерийское орудие, и, соответственно, были более точными на той дальности, которой они достигали.
   Грей-Харбор смотрел вперед. Старая галера "Принс Уиллим" и три таких же старых, изношенных торговых судна стояли на якоре с интервалом в двести ярдов на относительном мелководье недалеко от банки Труман. Обширная песчаная отмель находилась достаточно далеко от обычных маршрутов судоходства, чтобы позволить военно-морскому флоту тренироваться незаметно, а вода в ее окрестностях была достаточно мелкой, чтобы было удобно ставить на якорь суда-мишени. Теперь флагман коммодора Стейнейра повел остальные четыре корабля своей эскадры строем вперед к своим целям под одними марселями, кливерами и спинакерами.
   По сравнению с прежней галерой Грей-Харбора "Тайфун", казалось, полз под очень маленькими парусами, и на самом деле, несмотря на бриз, он развивал скорость в лучшем случае не более двух узлов, имея лишь пятую часть от общего количества парусов. Но эти паруса были тем, что Мерлин и Симаунт назвали "боевым парусом" - еще одно изменение по сравнению со времен Грей-Харбора, когда галеры полностью убирали свои реи и паруса, прежде чем вступить в бой.
   Даже при их медленном, волочащемся темпе корабли тщательно выстроенной линии преодолевали почти семьдесят ярдов каждую минуту, и ожидающие цели оказывались все ближе и ближе. Грей-Харбор был почти так же впечатлен порядком, продемонстрированным капитанами Стейнейра, как и любым из нововведений Мерлина. По его опыту, даже галерам было трудно поддерживать точный строй, а парусные корабли были еще менее склонны оставаться там, где им полагалось быть. С другой стороны, к тому времени, когда флоты галер сталкивались друг с другом в рукопашной схватке корпус к корпусу, которая решала их сражения, сохранение строя уже редко было проблемой. Этого не должно было случиться с галеонами, вооруженными пушками, и Симаунт и Стейнейр безжалостно тренировали свои экипажи, помня об этом.
   Вот!
   "Гэйл" поравнялся с "Принс Уиллим", и ранний полдень наполнился внезапным раскатом дымного грома. Даже на таком расстоянии - в двухстах ярдах за кормой флагмана - внезапный, одновременный взрыв восемнадцати тяжелых орудий был подобен удару молота по макушке Грей- Харбора. Флагман внезапно исчез в плотном облаке порохового дыма, и глаза Грей-Харбора расширились, когда ураган выстрелов обрушился на стоящую на якоре галеру.
   Полетели щепки и обломки дерева. Галера заметно содрогнулась, когда в нее ворвалась железная буря, и что-то глубоко внутри Грей-Харбора съежилось, когда он представил - или попытался представить - что было бы с командой "Принс Уиллим", если бы она была на борту.
   Он знал, что потерпел неудачу. За время службы на флоте он повидал достаточно сражений, но даже самая тяжелая галера несла не более десяти или двенадцати орудий, из которых не более четырех или пяти обычно могли быть направлены на одну цель. А бортовое оружие редко было намного крупнее трехдюймового орудия под названием "сокол", которое метало ядро массой всего восемь с половиной фунтов. Он видел, на что способны одиночные тяжелые пушечные ядра, когда они разрушают корпуса и пробивают хрупкие тела человеческих существ в отвратительных брызгах крови, разорванных тканей и разлетающихся конечностей. Но он никогда не видел, что могут сделать почти два десятка гораздо более мощных орудий в одном из новых "бортовых залпов" Симаунта.
   "Гэйл" был в ста пятидесяти ярдах от своей цели. Это была большая дальность по стандартам большинства морских артиллеристов, хотя теоретическая максимальная дальность стрельбы "кракенов" составляла три тысячи ярдов. Однако шансы действительно попасть во что-нибудь с палубы движущегося корабля на расстоянии более четверти мили или около того были, мягко говоря, невелики. Действительно, большинство капитанов приберегали одиночный залп, который они, вероятно, успеют произвести перед вступлением в ближний бой, до самого последнего момента, когда они вряд ли могли промахнуться, если бы попытались, и могли надеяться смести палубы своих противников картечью и устроить резню среди абордажников другого корабля. Однако количество орудий, которые несли "Тайфун" и его спутники, вкупе с их скорострельностью изменили эти расчеты.
   Даже при медленном продвижении эскадры и даже учитывая ее скорострельность, на этой дистанции у каждого орудия на борту "Гэйл" было достаточно времени, чтобы выстрелить дважды, прежде чем его собственное движение вынесло его за пределы зоны, в которой он мог быть направлен достаточно далеко за корму, чтобы поразить "Принс Уиллим".
   Второй "бортовой залп" был гораздо более неровным, поскольку орудия стреляли независимо, каждое выстреливало так быстро, как только его собственный расчет мог перезарядиться и снова разрядиться. Клубящийся дым от первого залпа, катящийся с подветренной стороны к закрепленным целям, также более чем наполовину закрыл обзор расчетам, но оба этих залпа достигли цели с разрушительным эффектом. Фактические отверстия, пробитые ядрами в корпусе галеры, были не такими уж большими, но Грей-Харбор точно знал, что происходит внутри этого корпуса. Осколки - некоторые из них были четыре-пять футов в длину и целых шесть дюймов в поперечнике у основания - разлетались во все стороны. Они метались по кораблю, как вопящие демоны, которые разорвали бы когтями любого несчастного моряка на своем пути.
   Другие ядра попали выше по борту галеры, разрушив целые секции ее крепких фальшбортов, посылая еще более смертоносные тучи осколков, воющих по верхней палубе. Коммодор Стейнейр предусмотрительно расставил набитые соломой манекены тут и там на палубах кораблей-мишеней, и Грей-Харбор увидел огромные облака соломы, летящие в солнечном свете, похожие на золотистый туман, который при других обстоятельствах был бы жутко красным, когда осколки и пули разрывали их на части.
   Затем "Гэйл" прошел мимо "Принс Уиллим", готовый открыть огонь по первому из стоящих на якоре торговых судов, в то время как "Тайфун", следуя в кильватере флагмана, приблизился к потрепанной галере.
   - Приготовьтесь, мастер Албейр. Полагаю, мы будем стрелять побатарейно, - непринужденно сказал капитан Стивирт сквозь грохот последних нескольких выстрелов "Гэйл".
   - Приготовиться вести огонь по батареям! - в свою очередь, прокричал Албейр в свою переговорную трубу, и капитан "Тайфуна" встал рядом с Грей-Харбором у фальшборта, пока командиры орудий натягивали шнуры, прикрепленные к куркам. Стивирт задумчиво смотрел на приближающуюся цель, плечи расслаблены, глаза сосредоточены. Возможно, это был первый раз, когда Грей-Харбор действительно увидел новое оружие в действии, но Стивирт и другие члены экспериментальной эскадры тренировались с ним уже пятидневку. Капитан явно знал, что он делает, и его левая рука медленно поднялась. Он несколько секунд держал ее на уровне левого уха, затем резко опустил.
   - По батареям, стрелять по готовности! - взревел Албейр, и передние орудия загремели почти одновременно с его словами.
   "Гэйл" стрелял из всех орудий, которые он мог навести на цель, одним мощным бортовым залпом. Орудия "Тайфуна" стреляли парами, на нижней и верхней палубах одновременно, как только командиры орудий могли видеть цель перед своими дульными срезами, и он нес девятнадцать орудий на борту против восемнадцати орудий "Гэйл". Это был долгий, протяжный, раскатистый грохот грома, без единого медного рева, и огонь корабля был даже более точным, чем у "Гэйл". Насколько мог судить Грей-Харбор, ни одно ядро не промахнулось, несмотря на дальность стрельбы, и "Принс Уиллим" содрогался в агонии, когда ядро за ядром врезались в его раскалывающиеся бревна.
   Сами орудия откатились назад, деревянные тележки загрохотали по настилу, из дул струился дым и тлеющие угли. Вонь горящего пороха ударила в нос и легкие Грей-Харбора, и он закашлялся, более чем наполовину оглушенный, несмотря на набитую в уши вату. Палуба, казалось, подпрыгнула под ногами, ударяя по подошвам, и "Тайфун" дернулся, когда каждая пара орудий откатилась, а казенная часть передала силу трех с половиной тонн откатывающейся бронзы прямо на ее бревна. Густые, удушливые клубы дыма погрузили палубу в полумрак, прежде чем они медленно покатились прочь от корабля по ветру.
   Позволив своим артиллеристам вести самостоятельный огонь, как только они наводились на цель, капитан Стивирт дал им несколько драгоценных мгновений дополнительного времени для перезарядки. Как и в случае с "Гэйл", каждый орудийный расчет отвечал за перезарядку и стрельбу так быстро, как только мог, и Грей-Харбор наблюдал за ними, когда они начали очередную хореографическую вспышку хаоса.
   Номер Четыре на каждом орудии задействовал мокрую губку на одном конце его прибойника. Она скользнула по каналу ствола, шипя, когда гасила оставшиеся угольки от предыдущего заряда. Командир орудия перекрыл запальное отверстие, прижав к нему большой палец, защищенный от высокой температуры толстой кожаной накладкой, чтобы предотвратить попадание воздуха в канал ствола и раздуть тлеющие угли, которые могла пропустить губка, когда новый заряд был забит до упора, за которым последовали еще одно ядро и пыж. Завизжали орудийные тележки, когда их выводили обратно. Загремели ганшпуги, когда ими выставили казенные части, запальные перья вошли в вентиляционные отверстия, замки взведены, командиры орудий туго натянули спусковые ремни, убедились, что каждый член их расчетов не пострадает от отдачи, и дернули. Ударники щелкнули по кремню, искры посыпались на затравочные перья, и орудия снова взревели.
   Это было ошеломляюще, бедлам, который нужно было пережить, чтобы поверить, и потрепанный бок "Принс Уиллим" начал буквально прогибаться.
   Перед "Тайфуном" снова прогремел бортовой залп "Гэйл", когда он обстрелял первое из стоящих на якоре торговых судов. Торговое судно было построено более легким, чем галера, и эффект сосредоточенного огня флагмана был еще более ужасающим. Грей-Харбор смог разглядеть мало деталей из-за дыма от выстрелов, но он увидел, как грот-мачта цели внезапно задрожала, а затем медленно опрокинулась за борт. Даже когда она опрокинулась, он услышал грохот с КЕВ "Темпест", следующего за кормой "Тайфуна", когда его самые передние орудия нацелились на "Принс Уиллим", и он покачал головой.
   Слава Богу, Мерлин на нашей стороне, - подумал он.
  
   .II.
   Цитадель Кингз-Харбор, остров Хелен
  
   - Я впечатлен, - сказал граф Грей-Харбор.
   Он, Кэйлеб и Мерлин стояли на вершине цитадели Кингз-Харбор, глядя вниз на стоящие на якоре корабли экспериментальной эскадры в бассейне внизу. Арналд Фэлхан и остальные телохранители Кэйлеба ждали их на самом верхнем этаже каменной крепости. Там было намного прохладнее, так как летнее солнце припекало над головой, и это давало кронпринцу и его спутникам уединение, когда они стояли под брезентовым тентом, который тихо хлопал на ветру, дующем над крепостью.
   - Сэр Алфрид предупреждал тебя, что ты будешь впечатлен, Рейджис, - ответил Кэйлеб, и Грей-Харбор усмехнулся.
   - Верно, барон Симаунт так и сказал мне, - признал он и взглянул на Мерлина. - Он также сказал мне, что я не должен обращать особого внимания на ваши попытки воздать ему должное за это, Мерлин.
   - Полагаю, в этом есть доля правды, - признал Мерлин, поворачиваясь лицом к графу. Его отношения с Грей-Харбором сильно отличались от тех, что были раньше, и первый советник сардонически поднял бровь.
   - Я действительно придал первоначальный импульс, - сказал Мерлин в ответ. - И полагаю, что многие основополагающие концепции тоже исходили от меня. Но у меня никогда бы не хватило практических знаний и опыта, чтобы воплотить эти концепции в жизнь без сэра Алфрида и сэра Дастина. И работа над тактическими построениями почти полностью принадлежала сэру Доминику и сэру Алфриду.
   Что, - размышлял он, - действительно имело место. Королевский чарисийский флот разработал сложную тактическую доктрину для своих галер, наряду со стандартными формированиями и целостной концептуальной основой. Однако, как заметил барон Симаунт в тот самый первый день, ни одно из этих формирований или тактик не было построено вокруг бортового вооружения. Но его военно-морской флот привык мыслить в терминах разработанной доктрины, а не в духе всеобщей драки, на которую, казалось, было готово согласиться большинство других флотов, и он и Стейнейр сели и, по сути, заново изобрели линейную тактику ведения боя конца восемнадцатого и начала девятнадцатого веков до того, как было завершено переоборудование первой экспериментальной эскадры. С тех пор они практиковали и совершенствовали их, и Мерлин был откровенно восхищен их достижениями.
   - Как я уже сказал, - продолжал он, - нам действительно нужен был этот опыт. И если уж на то пошло, Кэйлеб приложил немало усилий для того, чтобы все заработало.
   - В это я могу поверить, - сказал Грей-Харбор и одобрительно улыбнулся своему наследному принцу. - Кэйлеб всегда был без ума от военно-морского флота.
   - О, нет, не был! - сказал Кэйлеб со смешком. - Во всяком случае, с тех пор, как вы с отцом отправили меня в море! - Он посмотрел на Мерлина и драматически вздрогнул. - Здесь, в Чарисе, есть такая печальная традиция, - объяснил он. - По какой-то причине люди, похоже, считают, что наследник престола должен знать, как работает флот, поэтому они отправляют его в море мичманом. И, - добавил он с чувством, - его старшим офицерам категорически запрещено обращаться с ним иначе, чем с любым другим мичманом. Мне не раз приходилось "целовать дочь канонира".
   - ..."Целовать дочь канонира", ваше высочество? - повторил Мерлин, подняв брови, и настала очередь Грей-Харбора усмехнуться.
   - Боцман отвечает за дисциплину мичманов, - объяснил он. - Это означает, что провинившиеся оказываются наклонившимися над одним из орудий, в то время как боцман сечет их достаточно сильно, чтобы даже мичман дважды подумал, прежде чем повторить свое преступление.
   - О, я всегда думал дважды, - весело сказал Кэйлеб. - Я просто шел дальше и все равно это делал.
   - Почему-то мне кажется, что в это удручающе легко поверить, - сказал Мерлин.
   - Мне тоже. - Грей-Харбор приложил все усилия, чтобы изобразить должным образом неодобрительный взгляд. К сожалению, он отскочил от ухмылки нераскаявшегося кронпринца, не оставив даже царапины.
   - Тем не менее, - продолжил граф более серьезно, - эта "прискорбная традиция" существует не просто так, ваше высочество, и то, как вы здесь закрепились, показывает почему. Я буду честен, Кэйлеб. Когда ваш отец впервые поручил это вам, я отчасти думал, что это был единственный способ вытащить Мерлина сюда, не вызывая никаких вопросов. Но я ошибался. Он дал вам эту работу, потому что знал, насколько хорошо вы с ней справитесь.
   Кэйлеб махнул рукой, все еще оставаясь в душе мальчишкой, чтобы смущаться от всего, что звучало как похвала, но Мерлин покачал головой.
   - Граф прав, ваше высочество, - сказал он несколько более официально, чем обычно говорил с Кэйлебом в эти дни. - На самом деле, я был очень впечатлен, наблюдая за вами и бароном Симаунтом в действии. Думаю, у вас есть природное чутье на такого рода вещи.
   И, - подумал Мерлин, - достаточная молодость, чтобы не иметь слишком много предубеждений, которые приходится преодолеть в процессе.
   - Я тоже, - согласился Грей-Харбор. - И я могу понять, почему вы двое хотели, чтобы я был здесь, чтобы увидеть все это воочию. Я читал ваши отчеты королю, и, конечно, Кэйлеб несколько раз информировал старших членов совета, но пока на самом деле не увидишь это, нельзя по-настоящему поверить в это или понять все последствия.
   Мерлин кивнул. Кэйлеб проводил эти брифинги, потому что даже сейчас Грей-Харбор и Уэйв-Тандер были единственными советниками, которые знали правду о вкладе Мерлина. Но даже несмотря на то, что Грей-Харбор был посвящен во все подробности с самого начала, это все равно был его первый шанс по-настоящему увидеть новое вооружение. Демонстрация была тщательно спланирована, чтобы показать новую артиллерию в действии в почти идеальных условиях, что граф прекрасно понимал, но его неподдельный энтузиазм чрезвычайно порадовал Мерлина. На самом деле это не было неожиданностью - первый советник был высокоинтеллектуальным человеком, к тому же опытным военно-морским командиром в прошлом, - но от этого это не стало менее желанным.
   - В то же время, - сказал граф, поворачиваясь, чтобы посмотреть на корабли эскадры, стоящие на якоре, - я беспокоюсь о том, сколько у нас времени. Гектор, очевидно, все больше и больше нервничает из-за того, что мы задумали, и боюсь, что наше время может закончиться быстрее, чем мы надеялись. Особенно - он снова перевел взгляд на лицо Мерлина - в свете сообщений, которые мы получаем из Храма и офиса епископа Жирэлда прямо здесь, в Теллесберге.
   - Знаю, - вздохнул Мерлин. Он наклонился вперед, опираясь скрещенными руками о зубчатые стены, и его сапфировые глаза были далекими, расфокусированными, когда он смотрел на гавань.
   - Надеюсь, - продолжил он, - что волнение в Храме немного утихнет, как только туда смогут дойти последние отчеты отца Пейтира.
   - В разумном мире, вероятно, именно это и произошло бы, - сказал ему Грей-Харбор. - В мире, где Гектор и наш хороший друг Нарман изливают свою ложь в уши Церкви, этого, вероятно, не произойдет.
   Выражение лица первого советника было мрачным, и Кэйлеб кивнул в горьком согласии.
   - Вероятно ли, что совет викариев займет официальную позицию, как вы думаете? - спросил Мерлин.
   Даже при его нежелании рисковать установкой следящих жучков внутри самого Храма, он прекрасно понимал, о чем говорит церковная иерархия, благодаря своей способности подслушивать живущих в Зионе подчиненных викариев. Но он обнаружил, что знать, что они говорят, - это не то же самое, что знать, о чем они думают. Точно так же, как он пришел к пониманию того, что Грей-Харбор и Хааралд гораздо лучше его разбирались в реалиях теократической политики Сэйфхолда.
   - Скорее всего, нет, - сказал Грей-Харбор через мгновение. - Не открыто, по крайней мере. Их собственный интендант сообщает, что мы не нарушили ни одного из Запретов, что, в конце концов, является правдой. Церковь может издавать любые декреты и заповеди, которые она выберет, и ни у кого нет полномочий противоречить ей, но совет обычно осторожен, чтобы не показаться капризным. Это не означает, что викарии - или, по крайней мере, "храмовая четверка" - не будут делать то, что, по их мнению, они должны, но, традиционно, они предпочитали действовать обдуманно, после рассмотрения всех доказательств. Официально, по крайней мере.
   Настала очередь Мерлина приподнять бровь, и Грей-Харбор усмехнулся. Звук был одновременно циничным и довольно грустным.
   - Мать-Церковь должна быть выше вопросов политической власти и жадности, Мерлин. Часть ее духовенства действительно "такие", как отец Пейтир, например, или епископ Мейкел. Но другие - такие, как канцлер Тринейр и его союзники в "храмовой четверке" - нет. Я бы не стал говорить этого в присутствии других людей, но правда в том, что епископат и даже совет викариев в наши дни больше озабочены обладанием властью, чем спасением человеческих душ. - Он медленно покачал головой, карие глаза смотрели отстраненно, и Мерлин почувствовал, чего ему стоило признать свой собственный цинизм в том, что касалось хранителей его религиозных убеждений. - Расчеты производятся в самом Храме, а также в борделях и игорных домах Зиона, исходя из политической целесообразности и жадности, боюсь, так же часто, как и на основе доктрины или Писания.
   - Чаще, - резко сказал Кэйлеб. Мерлин посмотрел на него, и глаза наследного принца были глубокими и темными от горьких воспоминаний. - Было время, - продолжил принц, - когда Мать-Церковь действительно была матерью для всех своих детей. Тот день прошел.
   Мерлину удалось сохранить невозмутимое выражение лица, но это было самое откровенное, что он когда-либо слышал от Кэйлеба или Грей-Харбора, высказывающихся на тему Церкви, даже после интервью с отцом Пейтиром, и горькое замечание Кэйлеба подействовало на него, как брызги холодной воды. До этого момента он по-настоящему не осознавал, насколько на самом деле были полностью оправданы опасения совета викариев по поводу беспокойного отношения чарисийцев к деспотическому контролю Церкви.
   - Боюсь, Кэйлеб прав, Мерлин, - тяжело произнес Грей-Харбор. - С другой стороны, - продолжил он, - вероятно, именно из-за того, что эти политические факторы стали влиять на решения совета, викарии чрезвычайно осторожны, чтобы не привлекать к ним внимания. Храмовая четверка будет абсолютно уверена в том, что любое решение - любое официальное решение, - которое может принять совет или великий инквизитор, - будет тщательно сформулировано. Это сделает ортодоксальность совета и его преданность истине кристально ясными. И до тех пор, пока отец Пейтир настаивает на том, чтобы сообщать, что мы не впали в ошибку, не нарушили Запреты мыслью или делом, у совета нет оправдания для открытых действий против нас.
   - Это, к сожалению, не означает, что храмовая четверка не выступит против нас. Никогда не забывай, Мерлин, что земли Храма - одно из великих государств Сэйфхолда. Викарии - это не просто князья Церкви, они также и светские князья. Как таковые, они так же подвержены политическому давлению и расчетам - и амбициям, - как и любой другой правитель. Независимо от того, открыто ли Мать-Церковь осуждает Чарис за доктринальную ошибку или нет, совет вполне может использовать свою светскую власть против нас. Возможно, на вкус совета, мы - он слабо улыбнулся, - не показались достаточно сговорчивыми.
   Мерлин посмотрел на первого советника, и Грей-Харбор пожал плечами.
   - Не пойми меня неправильно, Мерлин. Король, Кэйлеб и я не сомневаемся ни в силе, ни в любви Бога. Мы также не сомневаемся, что Церковь была создана и предназначена для того, чтобы охранять спасение людей. Но викарии тоже люди, и если те, кто несет ответственность за спасение других, впадут в заблуждение, в сети амбиций, жадности и коррупции, кто их искупит?
   - Не знаю, милорд, - сказал Мерлин через мгновение, его голос был мягким. Если горечь Кэйлеба открыла глаза, то последствия анализа графа были захватывающими.
   - Я тоже, - печально сказал Грей-Харбор. - Но, осмелится ли кто-нибудь из нас признать это открыто или нет, большая часть нынешней опасности, угрожающей королевству, является прямым результатом поддержки Церковью Гектора и Нармана. На взгляд совета, Чарис стал слишком богатым, слишком могущественным. Для этого есть много причин, но следствием является то, что храмовая четверка тихо и совершенно неофициально поддержала стремление Гектора уменьшить нашу власть. Подозреваю, что Гектор, несмотря на всю его хитрость, не понимает, что, использовав его, чтобы урезонить нас, совет вряд ли позволит ему занять наше нынешнее положение. И в данный момент это не имеет значения.
   - Важно то, что на сегодняшний день храмовой четверке приходилось только поддерживать естественные амбиции наших врагов. В свое время, до твоего приезда, этого было бы вполне достаточно для целей викариев. Но ты прибыл, и я очень сомневаюсь, что совет имеет какое-либо представление о том, насколько радикально может измениться в результате конфликт между нами и Гектором и его союзниками. Когда храмовая четверка осознает истину, она начнет действовать. Возможно, не официально - или, по крайней мере, не как Мать-Церковь. Но для этого открыто много путей, и я совершенно уверен, что она найдет один из них.
   Голос графа был еще мрачнее, чем выражение его лица, и Мерлин повернулся к нему лицом.
   - Милорд, - тихо сказал Мерлин, - если эта храмовая четверка решит действовать против Чариса, используя все ресурсы Церкви, сможет ли Чарис выжить?
   - Не знаю, - тихо сказал Грей-Харбор. - Действительно не знаю. До твоего прибытия я бы сказал, что мы не можем.., на что не могло надеяться ни одно королевство. Теперь я вижу некоторую возможность, что мы могли бы, но только возможность.
   - В мои намерения не входило втягивать Чарис в прямой конфликт с Церковью, - сказал Мерлин. По крайней мере, пока, - добавил он про себя с болезненной честностью. - Нет, пока мы не превратили королевство во что-то, что могло бы пережить конфронтацию.
   - Я никогда не говорил - или думал, - что это было так, - ответил Грей-Харбор. - Но правда в том, Мерлин, что я давно смирился с тем, что лучшее, на что мы могли надеяться, - это на время предотвратить катастрофу. Наверное, на всю мою жизнь. Возможно, для Кэйлеба. Но не дольше.
   Мерлин взглянул на ожесточившегося наследного принца, и Кэйлеб кивнул. Всего на мгновение маска наследного принца сползла, и Мерлин увидел сквозь привычный веселый юмор молодого человека крайнее отчаяние, которое скрывалось за ним.
   Похоже, это был день откровений, - размышлял он, - пока Грей-Харбор не продолжил.
   - Конечно, возможно, что то, что ты сделал, раньше вызовет подозрения совета и недоверие к королевству, но этот день рано или поздно настал бы, с тобой или без тебя. Решение короля настоять на том, чтобы священник, родившийся в Чарисе, стал епископом Теллесберга, было принято нелегко, и епископ Мейкел видел надвигающуюся бурю так же ясно, как и любой из нас. Единственное, что изменилось, - это то, что ты, может быть, сделал возможным для нас пережить этот шторм. И, если ты этого не сделал, - если мое королевство, мой король и принц и то, что, как мы верим, Бог требует от всех нас, все равно рухнет, - это все равно будет лучшей судьбой, чем жить в качестве кастрированных рабов кого-то вроде Гектора. Или - граф посмотрел прямо в глаза Мерлину - совета викариев, настолько развращенных собственной светской властью, что они используют авторитет Самого Бога для собственной выгоды в этом мире.
   - Отец согласен с этим, - тихо сказал Кэйлеб. - И я тоже, Мерлин. - Наследный принц посмотрел прямо в сапфировые глаза Мерлина. - Возможно, ты начинаешь понимать, почему отец был так готов выслушать тебя, когда ты появился. Не думай, что кто-либо из нас - или епископ Мейкел - не заметил, насколько ты был осторожен, никогда открыто не критикуя Церковь. И не думай, что мы не осознали, что ты признаешь, что, в конечном счете, то, во что мы верим, то, что мы считаем нашей ответственностью перед нашими подданными, представляет угрозу для совета.
   В собственных глазах принца были тени, и в этих тенях Мерлин также увидел воспоминание Кэйлеба об их разговоре после нападения кракена.
   - Я признаю, - сказал он через мгновение.
   - Хорошо, - сказал Грей Харбор, его голос был таким же мягким, как у Кэйлеба. Но затем он глубоко вздохнул и заговорил гораздо более оживленно.
   - Это, однако, возвращает нас к твоей экспериментальной эскадре. Хотя я бы никогда не пожелал несчастья князю Церкви, - его улыбка, как отметил Мерлин, была откровенно мерзкой, - я должен признать, что несчастный случай с архиепископом Эрейком, помешавший ему посетить нас по расписанию, послужил полезной подушкой безопасности. К тому времени, когда он действительно доберется сюда, отчеты отца Пейтира, вероятно, еще больше затруднят совету рассмотрение каких-либо официальных действий против нас. И, - он бросил на Мерлина пронзительный взгляд, - у нас будет время еще больше скрыть тот факт, что многие из "наших" недавних инноваций исходили от одного человека. Поверь мне, Мерлин, сейджин ты или нет, инквизиция очень внимательно присмотрелась бы к тебе, если бы Храм понял все, что ты показал нам за последние несколько месяцев.
   - Так и было бы, - согласился Кэйлеб.
   - Но какова бы ни была позиция совета, - продолжил Грей-Харбор, - Гектор и Нарман не отреагируют должным образом, если - когда - они поймут, как далеко ты, Кэйлеб и сэр Алфрид продвинулись в увеличении боевой мощи флота. На данный момент Бинжэймин разделяет твою уверенность в том, что они не знают о том, что происходит здесь, в Кингз-Харбор, но они должны быть осведомлены о других изменениях, которые вводите ты и колледж.
   - Знаю, - согласился Мерлин. И, - подумал он, - Уэйв-Тандер прав насчет того, что известно Гектору и его дружкам до сих пор. Сообщения снарков делают это достаточно ясным. Однако как долго мы сможем так продолжать, это другой вопрос, не так ли?
   - Они так долго старались избегать открытой войны с нами, Рейджис, - отметил Кэйлеб, и Грей-Харбор кивнул.
   - Это правда. Но это потому, что наш флот почти равен по численности флотам Гектора и Нармана, вместе взятым, и они знают, что наши капитаны и экипажи лучше, чем у них. Однако, как показали видения Мерлина, они усердно работают над приобретением новых союзников, чтобы увеличить свою собственную военно-морскую мощь. Если им это удастся, и особенно если они поймут, насколько такие вещи, как новая пушка, увеличат нашу существующую мощь, они вполне могут предпочесть нанести быстрый удар, чтобы уничтожить нас до того, как мы сможем завершить наши планы и приготовления.
   - Граф прав, Кэйлеб, - серьезно сказал Мерлин. - На данный момент они считают, что у них есть время, что наша нынешняя сила - это фактически самое большое, что мы можем выдержать. Это означает, что время благоприятствует им, если они смогут приобрести тех союзников, о которых говорит Рейджис. Однако, если они решат, что время больше не на их стороне, их планы, скорее всего, изменятся.
   - Совершенно верно, - энергично кивнул Грей-Харбор. - Что возвращает меня к вопросу, который я хотел поднять изначально. Как быстро мы сможем завершить наше запланированное расширение?
   - Во многих отношениях это на самом деле вопрос, на который сэр Алфрид и мастер Хаусмин могли бы ответить лучше нас, - ответил Кэйлеб, взглянув на Мерлина.
   - Это правда, - согласился Мерлин. - Но думаю, что мы, вероятно, могли бы сделать довольно точное предположение.
   - Тогда, пожалуйста, сделай это, - пригласил Грей-Харбор, и Мерлин пожал плечами.
   - Проблема в том, как мало галеонов было в строю у военно-морского флота, когда мы начинали, - сказал он. - Это, а также тот факт, что на ваших галерах было так мало тяжелых орудий, означает, что у нас не так много существующего оружия для работы.
   Грей-Харбор терпеливо кивнул, и Мерлин внутренне поморщился. Как он уже говорил графу ранее, совместный опыт и знания Эдуирда Хаусмина, сэра Алфрида Хиндрика и сэра Дастина Оливира были бесценны. Было бесчисленное множество трудностей, связанных с переносом концептуальных знаний, которые Мерлин смог предоставить, на практическую аппаратную стадию, которые никогда бы даже не пришли ему в голову. И из-за этого, к сожалению, он недооценил, сколько времени потребуется, чтобы запустить это оборудование в производство в достаточном количестве.
   За исключением, - криво усмехнулся он, - техники покрытия медью. Единственная вещь, которая прошла идеально, - это также та, которую труднее всего скрыть, когда мы ее надеваем, и та, которая оказывает наименьшее непосредственное влияние на огневую мощь наших кораблей. Конечно, - его веселье угасло, - боевая эффективность - это нечто большее, чем просто огневая мощь.
   Тем не менее, даже - или, возможно, особенно - покрытие достаточного количества корпусов медью занимало больше времени, чем он допускал изначально. Особенно в свете количества кораблей, которые враги Чариса могли собрать вместе.
   Традиционные флоты Сэйфхолда считали свою силу в галерах. Эти галеры - или большинство из них, во всяком случае - возможно, больше не являлись старомодными таранными кораблями с клювами, но, кроме этого, они были бы как дома, когда афинский флот выступил против Ксенофонта при Саламине. Что ж, это, вероятно, было все же неточно, но они наверняка были бы знакомы дону Хуану Австрийскому по битве при Лепанто. Они превратились из чисто прибрежного судна во что-то, что, по крайней мере, имело притязания на настоящий морской военный корабль, особенно в случае Чариса, но они никогда бы не пережили типичных погодных условий Атлантики на Старой Земле.
   К счастью, моря Сэйфхолда, как правило, были меньше, чем моря Старой Земли, а грубое состояние навигации Сэйфхолда означало, что до относительно недавнего времени даже самые отважные мореплаватели, как правило, не удалялись далеко от берега. Одной из причин, способствовавших восхождению Чариса к превосходству на море, была железная готовность ее капитанов совершать более длительные путешествия, такие как путешествие на две тысячи миль через сердце моря, известного как Энвил, ориентируясь по звездам и рассчитывая результат.
   Пережить такие путешествия было выше возможностей традиционных типов прибрежных кораблей, и галеон, - как корабли эскадры коммодора Стейнейра, - представлял собой относительно новый тип, который эволюционировал в ответ на новые вызовы. Мерлин поймал себя на том, что думает о галерах как о "средиземноморских типах", а о галеонах как о прототипах - грубых и далеко не полностью развитых до сих пор - "атлантического типа". Они были менее маневренны, чем галеры, медленнее при слабом ветре и неподвижны в штиль, но гораздо более живучи в тяжелую погоду, чем любая галера.
   Однако остальные военно-морские силы Сэйфхолда не испытывали большого давления, чтобы принять галеон в качестве военного корабля. Отчасти из-за укоренившегося консерватизма, но также и по некоторым очень практическим причинам. Каждое крупное морское сражение в истории Сэйфхолда проходило в прибрежных водах, и военно-морская стратегия была сосредоточена на контроле стратегических проливов, проходов и морских портов. Живучесть на глубокой воде едва ли была главным фактором для такого рода боевых действий, а маневренность галеры, способность двигаться даже в мертвый штиль и многочисленный экипаж делали ее гораздо более подходящей платформой для абордажных действий, к которым в отсутствие действительно эффективной артиллерии сводились практически все морские сражения.
   Но, как понял барон Симаунт в тот самый первый день, галера вот-вот безнадежно устареет, независимо от того, где велись сражения. Неизбежный факт, что корабль, который зависел от длинных рядов весел в качестве основного средства передвижения, просто не мог установить бортовой залп, который мог быть установлен на парусном судне, обрек его как тип.
   К сожалению, у королевского чарисийского флота было лишь на несколько галеонов больше, чем у любого другого, и каждый из них стоял на якоре в Кингз-Харбор в составе эскадры коммодора Стейнейра.
   Это было достаточно плохо, но тот факт, что на галерах флота было установлено так мало пушек, был почти столь же плох. Каждый из кораблей Стейнейра нес от тридцати шести до сорока орудий. Пять галеонов установили в общей сложности сто восемьдесят четыре, которые представляли собой вооружение "кракенов" почти на пятидесяти галерах.
   Дела обстояли не так плохо, как могло показаться, учитывая, что более трети всей артиллерии эскадры состояло из недавно спроектированных и отлитых карронад, но он, Кэйлеб и Симаунт почти уже исчерпали весь резервный запас "кракенов" флота.
   Восемьдесят галер, которые королевский флот держал в постоянной готовности, могли бы обеспечить "кракенами" еще семь или восемь галеонов, и еще были пятьдесят галер резервного флота, которые они с Кэйлебом уже планировали лишить пушек. Но пятнадцати или шестнадцати галеонов, вооруженных пушками, было недостаточно, чтобы справиться с объединенными флотами врагов Чариса.
   К счастью, в Чарисе были как медь, так и значительные залежи олова. Мерлин понимал, что рано или поздно - и, вероятно, еще раньше - у них не будет иного выбора, кроме как начать использовать железо (особенно учитывая ненасытный аппетит к меди в новых обшивках против бурильщиков и водорослей), но бронза на самом деле была лучшим сплавом для гладкоствольной артиллерии. Она была слишком мягкой, чтобы противостоять износу при нарезных снарядах, но зато была более эластичной и гораздо менее хрупкой, чем железо, что снижало вероятность разрыва бронзовых изделий с катастрофическими последствиями для всех, кто находился поблизости.
   К сожалению, даже бронзовые орудия все равно нужно было изготавливать, а на это требовалось время. Сварные цапфы Хаусмина оказали огромную помощь в том, что касалось существующих пушек, и он также использовал часть сэкономленного времени для своего проекта по рассверливанию. Это, наконец, позволило получить действительно стандартизированный калибр оружия, и, расширив часто неправильные отверстия "кракенов", он смог уменьшить влияние ветра, что одновременно улучшило точность и увеличило как начальную скорость, так и массу ядра. Это также позволило ему использовать одно и то же ядро для длинноствольных орудий и новых карронад, что значительно упростило требования к боеприпасам.
   - Мы должны принять некоторые решения, - сейчас сказал Мерлин Грей-Харбору. - Мы в значительной степени исчерпали существующий запас "кракенов", и мы не можем позволить себе отозвать существующий флот и лишить его артиллерии, чтобы получить их больше. Даже если это не вызовет подозрений у Гектора и Нармана, существующие корабли нам понадобятся для поддержки новых типов, что бы ни случилось.
   - Мы можем изготовить почти три карронады из того же количества металла, что и для одного "кракена", и у нас есть большое количество более легких артиллерийских орудий - и довольно много более тяжелых, - которые мы можем расплавить и переделать. Фактически, мы уже делаем это, отчасти потому, что утилизация существующей бронзы позволяет нам сохранить больше доступной меди для обшивки корпуса. Но даже если карронады можно отливать и сверлить быстрее, чем длинные пушки, на их изготовление все равно уходит как минимум вдвое или на две трети больше времени. И у них меньшая дальность.
   - Дальность действия беспокоила бы меня меньше, чем многие другие факторы, по крайней мере, сейчас, - задумчиво сказал Грей-Харбор. - Насколько я понимаю, эти "карронады" точны по крайней мере на двести или триста ярдов, верно?
   - На самом деле почти в два раза больше, - согласился Кэйлеб.
   - Ну, большинство морских сражений - большинство старомодных морских сражений - происходят на несколько меньших расстояниях, чем эти две-три сотни ярдов. - Тон Грей-Харбора был сухим, как пустыня. - На самом деле, они обычно решаются на расстоянии вытянутой руки. Если вы сможете отойти на расстояние пятидесяти или ста ярдов и ударить по ним так, как эскадра Стейнейра сегодня била по своим целям, этого должно быть более чем достаточно.
   - Я склонен согласиться, милорд, - кивнул Мерлин. - И есть еще одно преимущество карронады: масса отдельных частей. Никто никогда не проектировал корабли, способные нести такую массу артиллерии. Несмотря на все, что мы с сэром Дастином смогли сделать, чтобы уменьшить максимальную массу, галеоны Стейнейра все равно перегружены массой их собственных пушек.
   Настала очередь Грей-Харбора серьезно кивнуть.
   - Если мы используем карронады вместо "кракенов", мы уменьшим массу орудий почти на две трети при том же бортовом залпе, - продолжил Мерлин. - Это, в свою очередь, означало бы не только то, что новые корабли, которые мы строим, могли бы нести более мощное вооружение, но и то, что мы могли бы переоборудовать больше существующих торговых судов. В некотором смысле мне не очень нравится мысль о конверсии. Торговые суда построены не так прочно, как военные корабли; они не могут выдерживать такой сильный удар или нести такой же вес артиллерии. С другой стороны, если какие-либо сражения, в которых мы участвуем, пройдут так, как мы надеемся, это не должно быть решающим фактором.
   - И карронады имеют почти такую же массу, как и "соколы", - отметил Кэйлеб. - Если у нас будет время отлить достаточное их количество, мы также сможем заменить бортовые орудия наших галер.
   - Все это хорошо, - сказал Грей-Харбор. - Тем не менее, думаю, что проблема дальности стрельбы - это та, которую нам придется решать в долгосрочной перспективе. В конце концов, наши враги обнаружат большую часть того, что мы задумали, даже если нам удастся скрыть сюрприз до тех пор, пока они впервые не столкнутся с новыми кораблями в бою. Когда они это обнаружат, любой, кроме полного идиота, которым, к сожалению, не являются ни Гектор, ни Нарман, поймет, что им нужны такие же корабли. И когда они у них появятся, мы не сможем выбирать наши собственные дальности. В конечном счете, это означает более длинноствольное оружие, так что нам придется найти способ решить проблему максимальной массы.
   - Это, безусловно, правда, Рейджис, - сказал Кэйлеб. - Большинство кораблей эскадры уже начинают, по крайней мере, испытывать небольшой перегруз.
   - Я не удивлен, - поморщился Грей-Харбор. В конце концов, явление, известное как "прогиб", едва ли было неизвестно на галерах. Когда вы устанавливаете тяжелые грузы на концах деревянного корпуса (именно так было установлено большинство орудий галер), это неизбежно создает серьезную нагрузку на киль корабля. Обычным результатом было то, что концы корабля опускались вниз, а его киль "прогибался" - буквально деформировался и выгибался вверх посередине, иногда достаточно сильно, чтобы угрожать безопасности судна.
   - Сэр Дастин и я обсуждали эту самую проблему с бароном Симаунтом... конечно, в наше обильное свободное время, - сухо сказал Мерлин. - Верю, что сэр Дастин, возможно, находится на пути к решению, но на данный момент никто из нас не хочет вносить какие-либо изменения в существующую строительную практику без крайней необходимости. Гораздо важнее быстро построить корабли, чем то, чтобы мы медленно строили самые лучшие корабли, какие только можем.
   - Я согласен, - снова твердо сказал Грей-Харбор. - Даже если мои чувства оскорбляет строительство столь многих кораблей из невыдержанной древесины.
   Кэйлеб скорчил гримасу, отражавшую недовольство графа. Корабли, сделанные из необработанной древесины, быстро гнили. Самой популярной древесиной для судостроения на планете был сэйфхолдский тик, который действительно напоминал земное дерево с тем же названием. Он был очень крепким, очень твердым и удивительно устойчивым к гниению "при правильной выдержке". Но они не использовали тик для большинства новых кораблей. У Чариса были большие плантации тикового дерева, по крайней мере половина из которых принадлежала непосредственно короне и королевскому флоту. Но даже тик не мог эффективно противостоять гниению без надлежащей обработки, и Хааралд и Кэйлеб категорически отказались использовать свои драгоценные запасы тика на кораблях, срок службы которых неизбежно был, мягко говоря, коротким.
   Мерлин знал, что им повезет, если любой из кораблей, строительство которых Оливир в настоящее время контролировал здесь, в Кингз-Харбор, прослужит больше пяти лет. К сожалению, доступные запасы выдержанной корабельной древесины были ограничены, и судно, которое сгниет за ненадобностью через пять лет, но может быть доступно в этом году, было гораздо предпочтительнее того, которое не сгниет, но не сможет быть построено вовремя. Это означало, что у них не было большого выбора.
   - Сэр Дастин считает, что мы сможем найти большую часть древесины, которая нам понадобится для нескольких десятков кораблей, разобрав резервные галеры, - предложил Мерлин. - Конечно, мы не можем этого сделать, пока у нас не будет достаточного количества недавно построенных галеонов, но мы начнем, как только сможем обезопасить себя, с вашего и короля разрешения, милорд.
   - Мое разрешение у вас уже есть, - сказал ему Грей-Харбор. - Уверен, что король тоже согласится.
   - Нам все еще будет трудно строить новые корабли, - предупредил Кэйлеб первого советника. - Я восхищен успехом мастера Хаусмина в поставке листовой меди для корпусов, но просто найти рангоут и мачты будет настоящей проблемой. И в частном литейном цехе не удастся обрабатывать рангоут так, как вы можете прокатывать листовую медь. Когда военно-морской флот начнет скупать всю подходящую для этого древесину, это в любом случае заставит кого-то вроде Гектора начать задавать вопросы.
   - И рангоут и медь - это только часть этого, - согласился Мерлин. - Нам нужны холст, снасти, смола - все, что требуется для строительства кораблей.
   Он печально покачал головой. С одной стороны, он был поражен тем, как быстро сэр Дастин Оливир мог заложить и построить новые корабли. Оценка военно-морского конструктора - и она выглядела точной - заключалась в том, что он мог завершить строительство нового корпуса галеона не более чем за девяносто дней с момента прибытия "зеленой древесины" на верфь Кингз-Харбор. Согласно исследованиям Мерлина, это выгодно отличалось от сроков строительства для корабелов восемнадцатого века на Старой Земле в условиях чрезвычайного давления. К сожалению, Оливир мог построить только около полудюжины из них за раз, и как бы быстро он ни строил корпуса, корабли, как только что указал Кэйлеб, также нуждались в мачтах и оснастке. Не говоря уже о том, чтобы найти оружие, чтобы поместить его на борт, и людей для их экипажей.
   - Это еще одно место, где поможет переоборудование торговых судов, - отметил Грей-Харбор. - Конечно, вырезать орудийные порты и модифицировать существующие планы парусов мы можем быстрее, чем строить с нуля.
   - Уверен, что вы правы, милорд, - сказал Мерлин, - хотя мы также должны подумать об укреплении их корпусов против сил отдачи. Тем не менее, боюсь, что наши самые оптимистичные оценки предполагают, что нам потребуется по крайней мере еще целый год, чтобы достичь наших первоначальных целевых показателей.
   Грей-Харбор выглядел мрачной.
   - Не думаю, что мы сможем так долго держать все это в секрете, - сказал он.
   - Согласен, - сказал Кэйлеб. - На самом деле, я думаю, нам нужно пересмотреть вопрос о размещении дополнительных кораблей в Хейрате.
   Глаза Грей-Харбора недовольно сузились при этом предложении, и наследный принц пожал плечами.
   - Я не слеп к тому, что Мерлин называет "аспектами безопасности" этой идеи, Рейджис. Как только военно-морской флот начнет строить большое количество галеонов где-нибудь, где люди узнают, что мы это делаем, кто-то начнет задаваться вопросом, почему. Я знаю это. Но после самого Теллесберга в Хейрате находятся наши самые большие верфи. Мы могли бы построить дюжину только на королевской верфи в Хейрате.
   - Это правда, я понимаю, Кэйлеб, - сказал первый советник. - И как только мы окажемся в пределах досягаемости наших окончательных прогнозируемых цифр, я полагаю, окончательная сборка кораблей, так сказать, "на публике", не будет проблемой. Но все еще...
   Он позволил своему голосу затихнуть, и Кэйлеб кивнул в мрачном согласии. Но затем глаза кронпринца сузились, когда Мерлин задумчиво погладил один из своих навощенных усов.
   - Что? - спросил принц. Мерлин посмотрел на него, и Кэйлеб фыркнул. - Ты снова дергаешь себя за усы. Ты собираешься рассказать нам, какую новую хитрость ты придумал на этот раз, или нет?
   - Не знаю, назвал бы я это "хитрым", - мягко сказал Мерлин, - но мне только что пришла в голову мысль.
   - Что ж, - сказал Грей-Харбор с усмешкой, - в таком случае, хотя Кэйлеб, возможно, и говорил с порывистостью юности, в его словах есть смысл. Выкладывай, чувак!
   - Мне только что пришло в голову, - сказал Мерлин, - что нет никаких причин, по которым мы не можем построить дополнительные корабли прямо на открытой верфи, если мы действительно этого захотим. Думаю, мы все забыли, что сэр Дастин - один из самых известных частных проектантов кораблей в королевстве. Он уже получил заказы на постройку по меньшей мере дюжины известных мне шхун в Теллесберге, все для разных владельцев. Нет никаких причин, по которым мы не могли бы заставить его заложить еще дюжину или около того галеонов для военно-морского флота на частных верфях, не говоря никому, для кого он на самом деле их строит.
   - Но... - начал Кэйлеб, но остановился, когда Грей-Харбор поднял руку.
   - Вы предлагаете нам объявить - или, скорее, чтобы он и владельцы верфи объявили - всем, что он строит их как торговые суда для частных владельцев?
   - Именно так. - Мерлин пожал плечами. - Они не будут выглядеть точно так же, как существующие галеоны, даже в ходе строительства, но и не будут сильно отличаться. Мы не смогли бы оборудовать их полностью в том месте, в каком они будут построены, не выдавая игру, но как только они будут спущены на воду и оснащены, мы можем отправить их в Кингз-Харбор или Хейрату, поставить в сухой док и там покрыть их медью. Это, вероятно, действительно сэкономило бы время. И если корпуса выглядят немного странно по сравнению со стандартными торговыми судами, все знают, что сэр Дастин только что представил совершенно новый тип шхуны, и он оснастил два галеона, которые у него уже были в стадии строительства, новым планом с квадратными парусами. Учитывая, что все знают, что он экспериментирует, почему бы ему не строить галеоны с корпусами, которые не совсем похожи на корпуса существующих кораблей?
   - И, - сказал Кэйлеб, и любое первоначальное искушение возразить сменилось внезапным энтузиазмом, - сам факт того, что мы строим их открыто, на самом деле помог бы никому не заподозрить, что мы задумали! Насколько вероятно, что Гектор или Нарман ожидают, что мы будем создавать "секретное оружие" прямо у всех на глазах?
   - Хммм. - Грей-Харбор на мгновение постучал себя по подбородку, затем кивнул. - Думаю, ты прав, Мерлин. На самом деле, вы оба правы. Я порекомендую королю серьезно подумать о том, чтобы одобрить это предложение. Но думаю, что я также предложу, чтобы мы без крайней необходимости не посвящали владельцев верфи в секрет. Думаю, лучше выбрать горстку судовладельцев, которым, как мы знаем, мы можем доверять, и действовать через них. Они могут размещать заказы для нас, а казначейство фактически оплатит корабли, когда они будут завершены.
   - Если это практично, думаю, это была бы очень хорошая идея, милорд, - согласился Мерлин.
   - Тогда очень хорошо. - Грей-Харбор еще раз оглянулся на стоящую на якоре эскадру, затем глубоко вздохнул.
   - Думаю, мне пора возвращаться в Теллесберг, - сказал он. - Нам с королем предстоит многое обсудить, но, по крайней мере, я могу сказать ему - он оглянулся на Мерлина и Кэйлеба и широко улыбнулся, - что наши усилия здесь в надежных руках.
  
   .III.
   Княжеский дворец, Эрейстор
  
   - В последнее время мне не очень нравится тон Гектора, - сказал Травис Олсин.
   Граф Пайн-Холлоу сидел за обеденным столом на крытой террасе напротив князя Нармана, наблюдая, как его кузен с удовольствием вытаскивает моллюсков из раковин. Хал Шэндир присоединился к ним, но аппетит начальника разведки явно не сопутствовал ему. Он съел немногим больше, чем чуток салата на своей тарелке.
   - Мне это тоже не нравится, - проворчал Нарман с набитым ртом. Он проглотил, затем брезгливо отхлебнул из стакана с разбавленным водой фруктовым соком.
   - Мне не нравится его тон, - продолжил князь, ставя бокал на стол, - и я быстро прихожу к выводу, что сам он мне тоже не очень нравится.
   - К сожалению, мой князь, - сказал Шэндир, - это чувство, похоже, взаимно.
   Нарман сердито посмотрел на барона. Шэндир в данный момент не совсем купался в восхищении своего князя. Тот факт, что Нарман знал так же хорошо, как и Шэндир, что его нынешние проблемы были не только его виной, не делал князя счастливее. К сожалению, он не мог не согласиться с тем, что только что сказал Шэндир.
   - Это никогда не было чем-то большим, чем союз по расчету, - сказал он через минуту, потянувшись серебряными щипцами за другим моллюском. - Это не совсем так, как если бы мы должны были любить друг друга.
   - Нет, - согласился Пайн-Холлоу. - Но что меня беспокоит, так это его отношение. Посмотрите на это, например. - Он постучал по одному из писем, которые принес на рабочий обед. - Он не обсуждает с нами какие-то вещи; он говорит нам о том, что он уже решил. Такое письмо я мог бы отправить управляющему в одно из моих второстепенных поместий!
   - Это не так уж плохо, - не согласился Нарман. Его кузен фыркнул, а князь пожал плечами. - Я не говорю, что ты не прав, Травис. Я просто говорю, что Гектор всегда считал себя старшим членом нашего маленького партнерства. Насколько мы можем судить, дела у него в Теллесберге идут не намного лучше, чем у нас сейчас, так что, возможно, в результате он становится немного раздражительнее.
   - Меня беспокоит не оскорбление, Нарман. Или, по крайней мере, не очень сильно. За этим стоит менталитет. Если он разговаривает с нами таким образом, пока мы двое все еще в союзе против Чариса, каково будет его отношение после того, как Чарис падет? И как вы думаете, кому, по его мнению, достанется львиная доля добычи?
   - Уверен, что он планирует, что это будет он, - спокойно сказал Нарман. - Конечно, его расчеты могут оказаться просто немного ошибочными.
   Глаза Пайн-Холлоу сузились. Он на мгновение откинулся на спинку стула, пристально глядя на своего кузена в напряженном раздумье. Затем он склонил голову набок.
   - Здесь происходит что-то такое, о чем я должен знать? - спросил он.
   - Ну, - сказал Нарман, открывая еще одну раковину и задумчиво изучая ее содержимое, - на самом деле, происходят две вещи. Во-первых, у меня был небольшой побочный разговор с епископом-исполнителем Уиллисом. Похоже, архиепископ Лайэм уже высказывается в Храме в поддержку предоставления нам церковного мандата на Землю Маргарет на основе нашей исторической связи с ее народом. Судя по тому, что говорит епископ-исполнитель, архиепископ встречает по этому вопросу довольно благоприятное отношение. В конце концов, мы уже в отличных отношениях с новым графом Хэнтом. И наша ортодоксальность гораздо тверже, чем у Хааралда. Или, если уж на то пошло, Гектора.
   Он зачерпнул моллюска и отправил его в рот, умудряясь одновременно жевать и сардонически улыбаться.
   Пайн-Холлоу задумчиво нахмурился. Лайэм Тирн, архиепископ Эмерэлда, был жаднее большинства архиепископов. Что, на самом деле, говорило о многом. Конечно, Тирн тоже не получил самого прибыльного архиепископства. Эмерэлд не то чтобы бедствовал, но по сравнению с такими местами, как Чарис или Корисанда, если уж на то пошло, его десятина была явно скудной. И владения Тирна за пределами Эмерэлда были точно не самыми процветающими, какие только можно вообразить. Тем не менее, этот человек происходил из одной из самых могущественных церковных династий, и его имя и семейные связи давали ему значительно больше влияния, чем могло бы свидетельствовать отсутствие богатства. И это отсутствие богатства заставляло его гораздо охотнее использовать это влияние в обмен на соответствующее вознаграждение.
   - Хорошо, - сказал граф через минуту. - Я могу это видеть. В конце концов, предположительно, Церковь включит любую новую территорию в состав своего архиепископства. Но все равно остаются Силверлоуд и сам остров Чарис.
   - Церковь никому не позволит захватить весь Чарис, Травис, - ответил Нарман. - Совет викариев вполне готов позволить Гектору и мне сломать Чарис, но викарии не собираются позволять ни одному из нас проглотить все, что заставило Хааралда так... раздражать их. У Гектора есть планы как-то обойти их, и я полагаю, что вполне возможно, что он сможет заставить их подписать мандат на Силверлоуд. Если уж на то пошло, ему, возможно, даже удастся приобрести на него прямое право собственности. Но Силверлоуд стоит намного меньше, чем Земля Маргарет, а люди, живущие там, еще крепче привязаны к Армакам. Контролировать их будет довольно напряженным занятием, которого я бы предпочел избежать.
   - Что касается собственно Чариса, я буду очень удивлен, если Церковь не вмешается и не установит либо прямое правление - возможно, от имени несовершеннолетних детей Хааралда, при условии, что кто-то из них выживет, - либо не установит свою собственную подходящую марионетку. Возможно, и то, и другое. Регентство при младшем сыне Хааралда могло бы дать им достаточно переходного времени, чтобы приучить Чарис к прямому церковному правлению, и у него всегда было бы много возможностей не пережить один из тех трагических детских несчастных случаев, когда он больше не был нужен. В любом случае, ни Гектор, ни я не собираемся вступать во владение Теллесбергом. Разница между нами в том, что я знаю, что это не так, и я уже принимаю меры, чтобы быть уверенным, что получу второй по значимости кусок пирога.
   - Достаточно справедливо, - кивнул Пайн-Холлоу. - С другой стороны, я ваш первый советник, Нарман. Думаю, было бы неплохо держать меня в курсе этих ваших небольших побочных переговоров. Просто чтобы я никому не наступал на пятки, потому что не знал, что они там есть.
   - Справедливое замечание, - согласился Нарман. Он потягивал вино и, прищурившись, смотрел на залитые солнцем сады из тени террасы. - Постараюсь иметь это в виду, - пообещал он, хотя Пайн-Холлоу не очень надеялся, что у него получится. Нарман, вероятно, даже самому себе не рассказывал обо всех своих различных заговорах.
   - Но вы сказали, что были два момента, о которых Гектор не знал, - подсказал граф через мгновение, и Нарман гадко усмехнулся.
   - Знаю, что Халу не очень повезло с восстановлением своих агентов в Теллесберге, - сказал он. - Но что бы с ним там ни происходило, в других местах у него все хорошо. И это одна из причин, - голос князя как-то неуловимо потемнел, - что я терпелив с ним по поводу Чариса.
   Пайн-Холлоу кивнул. Все усилия барона Шэндира заменить умершего Брейди Лэйхэнга в Чарисе провалились. Каждая попытка, казалось, обнаруживалась почти мгновенно, и Шэндир потерял по меньшей мере полдюжины своих лучших людей, пытаясь выяснить, что происходит не так.
   - Среди вещей, которые он сделал правильно, - продолжил Нарман более спокойно, - это установление контакта с бароном Стоункипом.
   Глаза Пайн-Холлоу снова сузились; Эдиминд Растмин, барон Стоункип, был не только первым советником короля Таро, Горджи, но и его эквивалентом Хала Шэндира.
   - Стоункип держит нас в курсе переговоров Горджи с Гектором. Его услуги обходятся недешево, но когда придет время, мы воспользуемся им, чтобы рассказать Гордже, что Гектор на самом деле задумал для Таро. Что означает, что он ровно ничего не получит от сделки, кроме освобождения от своих договоров с Чарисом. Я уверен, что Гордже это совсем не понравится. Особенно, если мы предложим поддержать его притязания по крайней мере на его собственную часть территории в Чарисе. Мы также предоставляем Стоункипу несколько наших посыльных виверн, которые могут пригодиться, если придется принимать быстрые политические решения.
   Пайн-Холлоу снова кивнул, на этот раз в знак безоговорочного одобрения, хотя его так и подмывало указать, что это была еще одна из тех маленьких хитростей, на которые Нарман, возможно, хотел обратить внимание своего первого советника.
   - И, так сказать, в качестве крайней меры, - продолжил Нарман, - у Хала есть человек на месте в Мэнчире. На самом деле, у него их два. В худшем случае здоровье Гектора может оказаться гораздо более хрупким, чем он предполагает.
   Князь снова улыбнулся, затем кивнул на одно из сервировочных блюд.
   - Передайте булочки, пожалуйста? - вежливо попросил он.
  
  
   ИЮНЬ, Год Божий 891
  
   .I.
   Теллесберг
  
   - Так в чем же все это дело?
   Жэспар Мейсан знал, что его голос звучал немного раздраженно, когда он сидел за столом напротив Жэймса Макферзана, но его это совершенно устраивало. Макферзан не должен был вступать с ним в контакт еще два дня в соответствии с их согласованным графиком. Учитывая поспешный отъезд Оскара Малвейна и тот факт, что он и Мейсан встречались довольно регулярно - и публично, - у Мейсана было достаточно причин чувствовать себя решительно несчастным из-за перспективы частых встреч с Макферзаном.
   - Знаю, что мы выбиваемся из графика, - сказал теперь Макферзан, - но, думаю, это важно.
   - Во всяком случае, я на это надеюсь, - проворчал Мейсан, затем пожал плечами.
   Он знал, что отчасти это было связано с тем, что они с Макферзаном сидели в том же уличном кафе - фактически за тем же столиком, - что и в день покушения на Кэйлеба. Это показалось ему потенциально плохим предзнаменованием, но он сказал себе, что ведет себя глупо. На самом деле, он намеренно выбрал место и стол. В конце концов, это было одно из мест, которые он регулярно использовал для деловых встреч в качестве владельца судоходной компании, и у Макферзана, чье прикрытие агента по закупкам деснейрского торгового дома, который постоянно нанимал грузовые суда, была совершенно логичная причина для встречи с ним.
   - Хорошо, - сказал он через мгновение. - Что такого важного, что не могло подождать еще два дня?
   - Я наконец-то направил одного из своих людей на верфь Кингз-Харбор, - сказал Макферзан, и, несмотря на это, Мейсан сел немного прямее, сузив глаза. - Знаю, что это заняло больше времени, чем кто-либо из нас надеялся, - продолжил Макферзан, - и он был там всего несколько часов, но ему удалось собрать хотя бы немного информации.
   - И что?
   - И я не уверен, что с этим делать, - признался Макферзан.
   - Ну, не сиди просто так, - скомандовал Мейсан.
   - Простите. - Макферзан слегка встряхнулся и отхлебнул какао из своей чашки. Затем он поставил чашку обратно и наклонился немного ближе к своему начальнику.
   - У них на верфи строится полдюжины новых кораблей, - сказал он. - Не галеры - галеоны.
   - Галеоны? - Мейсан в замешательстве нахмурился. - Что, во имя Лэнгхорна, могло понадобиться королевскому чарисийскому флоту от галеонов?
   - Знаю. - Легкое пожатие плеч Макферзана красноречиво свидетельствовало о разочаровании. - В этом нет особого смысла, но это то, что они делают.
   - Удалось ли вашему человеку уловить какие-либо указания на то, почему?
   - Никто об этом особо не говорит, даже в тавернах и барах, - сказал Макферзан. - Но, согласно слухам, которые он подслушал, они вооружают их пушками. Много пушек. По словам одного парня, который напился настолько, что рискнул немного потрепаться, на борту некоторых из них находится до тридцати или даже сорока пушек.
   Мейсан нахмурился еще сильнее. Это было так же глупо, как и все, что он слышал в последнее время. О, это могло бы объяснить, почему они строили галеоны, поскольку он не мог придумать никакого практического способа разместить столько пушек на борту галеры. Но это не объясняло, почему они вообще хотели установить так много пушек. Без сомнения, они смогли бы дать сокрушительный залп перед абордажной высадкой, что, безусловно, стоило бы того. Но у них не было бы времени больше чем на один залп у каждого, а учитывая, насколько неуклюжими и неуправляемыми были галеоны, сближение с галерой в первую очередь было бы практически невозможно.
   - Что бы они ни задумали, - продолжил Макферзан, - они, похоже, считают это довольно важным. Моему человеку удалось подтвердить слухи о Кэйлебе. Он взял на себя личную ответственность за их работы там, и он прилагает все усилия. Боюсь, у него это тоже чертовски хорошо получается.
   - Хотел бы я сказать, что был удивлен этим, - кисло сказал Мейсан. - К сожалению, в этом отношении он очень похож на своего отца. Жизнь была бы намного проще, если бы они оба были просто идиотами. Но тогда князь, вероятно, не нуждался бы в нас здесь, не так ли?
   - Вероятно, нет, - согласился Макферзан. - Но что вы об этом думаете?
   - Я тоже совсем не уверен, - признался Мейсан.
   Он откинулся на спинку стула, слегка барабаня пальцами по столешнице, наблюдая за торговцами на площади через улицу, предлагающими свой товар. Мимо прогрохотал огромный сочлененный восьмиколесный грузовой фургон, достаточно большой, чтобы его тянули два тягловых дракона, и один из этих больших шестиногих ящеров задумчиво фыркнул, почуяв запах свежих овощей на витрине.
   - Вы правы насчет важности, которую они должны придавать тому, что они делают, особенно если это то, куда исчез Кэйлеб, - сказал он наконец. - И полагаю, что те новые планы оснащения, которые ввел Оливир, тоже могут иметь к этому какое-то отношение. Каждый отчет о них указывает на то, что даже суда с квадратным такелажем, с которыми он экспериментировал, намного маневреннее. Может быть, они действительно думают, что смогут вывести галеон на дальность эффективной артиллерийской стрельбы по галере.
   - Я просто не вижу, чтобы они смогли это сделать, не будучи окруженными галерами в процессе, - возразил Макферзан. Он не отверг сразу теорию Мейсана, но, очевидно, тоже не был убежден. - Я мог бы поверить, что они думали, что смогут приблизиться на расстояние выстрела, чтобы разбить одну галеру, но целый флот? Что, по их мнению, все остальные галеры будут делать в это время? И как они собираются координировать свои собственные галеры с галеонами?
   - Я не говорил, что думал, будто они смогут это сделать. - Мейсан пожал плечами. - Я просто пытаюсь понять, о чем они, возможно, думают. И, - продолжил он немного неохотно, - тот факт, что я не могу, заставляет меня очень нервничать. Каким бы еще ни был чарисийский флот, им управляют совсем не дураки.
   Макферзан кивнул в знак решительного согласия. Как и Мейсан, чем больше Макферзан узнавал о королевском чарисийском флоте, тем больше он начинал ценить его качество. Военно-морской флот Корисанды был одним из лучших в мире, но он не дотягивал до уровня флота Чариса. Ничей другой флот не был таким, и Макферзан обнаружил, что разделяет беспокойство Мейсана по поводу того факта, что даже князь Гектор, казалось, не понимал, насколько это было правдой.
   Но непосредственным моментом, - напомнил он себе, - было то, что чарисийцы обычно не совершали глупостей, когда дело касалось их флота.
   - Было еще два лакомых кусочка информации, - предложил он. Мейсан приподнял бровь, глядя на него, и он пожал плечами. - Во-первых, Оливир, похоже, думает, что он наконец-то нашел способ обшить корабль медью, не заставляя ее разваливаться на части. Во всяком случае, по словам моего человека, все корабли, которые они строят, должны быть покрыты медью, когда они будут закончены.
   Он и Мейсан задумчиво посмотрели друг на друга. Мания сэра Дастина Оливира найти какой-нибудь способ защитить корпуса своих кораблей от набегов бурильщиков была хорошо известна. Конечно, не то чтобы он был одинок в этом. Несколько разновидностей моллюсков и червей, подпадающих под эту общую рубрику, могли буквально проедать корабельную древесину всего за несколько месяцев, и все попытки остановить их с помощью смолы или какой-либо другой формы защитного покрытия не увенчались успехом. Если бы Оливиру действительно удалось решить проблемы, которые до сих пор препятствовали его усилиям по использованию меди, долгосрочные последствия, очевидно, были бы значительными. Но в данный конкретный момент Жэспар Мейсан был скорее больше озабочен краткосрочными последствиями.
   - Вы сказали, два лакомых кусочка, - заметил он. - А что это за другой?
   - Незначительный факт, что они, похоже, собрали эскадру галеонов, чтобы практиковать то, что они задумали, - мрачно сказал Макферзан. - Это всего лишь пять кораблей, но, похоже, они проводят довольно много времени на учениях. И они бросают якорь в бассейне цитадели, далеко от любого другого судна, когда бы оно ни находилось в порту. По словам парня, которого напоил мой человек, им командует коммодор Стейнейр.
   - Стейнейр? - медленно повторил Мейсан. Фамилия едва ли была уникальной в Чарисе, но и не особенно распространенной. - Это, должно быть, сэр Доминик Стейнейр?
   - Младший брат епископа, - согласился Макферзан, кивнув.
   - Вот это интересно, - пробормотал Мейсан, в то время как его мозг лихорадочно работал.
   С одной стороны, это было достаточно разумно, - полагал он. - Если этот их таинственный проект был настолько важен, что Кэйлеб взял на себя личное командование им, тогда они хотели бы, чтобы один из их лучших офицеров флота работал с ним над этим, и все, что он когда-либо слышал о коммодоре Стейнейре, наводило на мысль, что коммодор определенно подпадал под эту категорию. Но была также связь с епископом Теллесберга. Ходили слухи, что епископ-исполнитель Жирэлд, как известно, выражал немало сомнений по поводу окончательной лояльности Стейнейра. Если его младший брат был так глубоко вовлечен в то, чем занимались Хааралд и его сын, то епископ Мейкел, вероятно, тоже все знал об этом. Что означало, что Церковь - или, по крайней мере, чарисийская ветвь Церкви - тоже знала об этом. Хотя это не обязательно означало, что это знал епископ-исполнитель.
   - Интересно, - сказал Макферзан. Его задумчивый тон снова привлек внимание Мейсана к нему, и молодой человек пожал плечами. - Я просто хотел спросить, - продолжил он, как только убедился, что его начальник слушает, - о тех галеонах, которые Оливир строит прямо здесь, в Теллесберге.
   - Что насчет них?
   - Ну, мне только что пришло в голову, пока мы сидели здесь, что у него есть дюжина из них в стадии строительства для восьми разных владельцев. Это в дополнение ко всем этим его "шхунам", конечно.
   - Каждая верфь в королевстве закладывает корабли направо и налево, - сухо заметил Мейсан. - Все верфи, которые на самом деле не строят, заняты переоборудованием существующих судов, чтобы воспользоваться преимуществами новых планов парусов. И во всем виноват Оливир, так или иначе. Ну, он и Хаусмин.
   - Знаю. Но, по-видимому, все эти его новые галеоны идентичны друг другу. И, по словам пары плотников, работающих на верфи Хаусмина в Теллесберге, в их дизайне произошли некоторые существенные изменения. Во-первых, они на добрых двадцать или тридцать футов длиннее и построены чертовски прочнее, чем любой галеон, над которым когда-либо работали эти плотники. Я знаю репутацию Оливира, и я знаю, что его новые идеи оснастки только укрепили эту репутацию. И все же, не кажется ли вам немного странным, что восемь разных судовладельцев одновременно заказывают дюжину новых судов, построенных по новому и непроверенному проекту?
   - Это действительно звучит немного странно, - признал Мейсан. Он задумчиво потягивал какао, еще раз разглядывая оживленную уличную сцену.
   - Вы бы подумали, что они должны быть немного более консервативными, не так ли? - размышлял он вслух. - Может быть, позволить Оливиру создать пару своих новых разработок, ввести их в эксплуатацию и посмотреть, как они на самом деле работают, прежде чем они вложат в них столько денег.
   - Это именно то, о чем я думал, - согласился Макферзан. - В то же время, как вы только что отметили, он поставил на уши весь чарисийский судостроительный бизнес. На данный момент люди так заняты тем, что швыряют в него деньги, если он просто спроектирует для них корабль, что эти люди, возможно, просто решили, что если они вообще хотят корабль, спроектированный Оливиром, они должны брать то, что могут получить. И, - признался младший шпион, - они уже видели множество доказательств того, что его новые идеи о такелаже работают в значительной степени так, как рекламируется.
   - Все это достаточно верно. Но думаю, что следует всерьез рассмотреть возможность того, что он действительно строит их для военно-морского флота, , - сказал Мейсан. - И если это правда, нам лучше сообщить об этой возможности князю, пока мы работаем над ее подтверждением или опровержением.
   Он посидел еще мгновение, обдумывая новость, затем пожал плечами.
   - Возможно, в данный момент для нас это не имеет большого смысла, но, по крайней мере, мы знаем немного больше, чем раньше. Хорошая работа, Жэймс. Завтра утром я отправлю депешу в Мэнчир с капитаном Уэйтом.
  
   * * *
   - завтра утром... с капитаном Уэйтом.
   Мерлин Этроуз нахмурился, когда Сова прокрутил дневной скан жучка, которому было поручено повсюду следовать за Жэспаром Мейсаном.
   Бесконечные часы, которые он тратил на то, что стал называть "проектом начальной загрузки", оставляли ему гораздо меньше времени, чем он предпочел бы, чтобы заниматься такими вещами, как наблюдение за местонахождением Мейсана. Ему пришлось оставить практически всю подобную деятельность на Сову, и это заставляло его нервничать.
   Честно говоря, до сих пор искусственный интеллект, казалось, справлялся с задачей адекватно. Именно Сова определил Макферзана как замену Малвейна, и компьютер отлично справился с задачей держать кого-либо в поле зрения после того, как Мерлин пометил этого человека для наблюдения. Но Сова оставался безнадежным буквалистом, лишенным воображения, и у Мерлина не было выбора, кроме как позволить ИИ сортировать и анализировать записи большинства снарков и надеяться, что ничего критического не потерялось. За некоторыми снарками Мерлин продолжал следить лично - например, за Гектором, Нарманом и архиепископом Эрейком, - но даже там он был вынужден полагаться на распознавание Совой ключевых слов, чтобы направлять свое внимание на соответствующие фрагменты информации.
   К этой категории, безусловно, относился дневной разговор между Мейсаном и Макферзаном.
   Мерлин откинулся на спинку стула в своих затемненных покоях, размышляя. Тот факт, что он мог обходиться таким малым количеством "сна", по крайней мере, помогал в некотором отношении, хотя ему приходилось помнить о том, чтобы каждую ночь менять постельное белье.
   Должен ли я передать эту информацию Уэйв-Тандеру? - задумался он. Рано или поздно это должно было произойти, и, по крайней мере, они, похоже, не заметили изменений в самой артиллерии. Но даже то, что они уже знают, заставит кого-то вроде Гектора задавать вопросы, на которые я бы действительно предпочел пока не отвечать.
   Если бы он рассказал Уэйв-Тандеру об этом конкретном "видении", барон мог бы просто пожелать арестовать Макферзана и всех его идентифицированных агентов. Во многих отношениях Мерлин был бы не прочь снова отключить сеть Гектора. Но если они это сделают, Гектор будет задаваться вопросом, что именно вдохновило их на это. И если они не отключат всю его сеть, то информация, которую Макферзан уже получил, вероятно, все равно дойдет до Корисанды. Что почти наверняка вынудит подвижный ум Гектора пойти по тому же пути.
   Конечно, есть и другая возможность, - подумал он более мрачно. - Ничто не говорит о том, что "капитан Уэйт" должен выжить, чтобы доставить депеши Мейсана Гектору.
   Учитывая время в пути между Теллесбергом и Мэнчиром, неспособность "Си клауд" прибыть по расписанию, вероятно, привела бы по крайней мере к некоторой серьезной задержке в информационном контуре Гектора. Время в пути для замаскированного курьера составляло почти сорок дней в любую сторону. Если с ним случится несчастье, пройдет самое раннее восемьдесят дней, прежде чем Мейсан узнает об этой потере, а затем его сменному послу потребуется еще сорок дней или около того, чтобы добраться до Гектора.
   Это было заманчиво. На самом деле, это было очень заманчиво, и разведывательный скиммер мог устранить "Си клауд" почти без усилий. Конечно, для этого потребовалась бы смерть "Уэйта" и всей его команды. Этой мысли было достаточно, чтобы заставить Мерлина заколебаться, но это было не так, как если бы они были совсем невинными свидетелями. Каждый из них был членом военно-морского флота Лиги, и, возможно, все они также были шпионами.
   Что, - как признался себе Мерлин, - на самом деле было в значительной степени неуместно, за исключением его собственного желания оправдать задуманный им поступок.
   Он еще раз прокрутил весь разговор между Макферзаном и Мейсаном, затем пожал плечами.
   Уничтожение "Си клауд" на самом деле сделает не так уж много для нас, - решил он. - Мейсан, очевидно, собирается отправлять последующие депеши, поскольку он и Макферзан в любом случае получат дополнительную информацию. Так что устранение "Си клауд" лишь немного задержит события, если только я не буду готов начать убирать каждого курьера, которого Мейсан и Гектор отправляют туда и обратно.
   Он с отвращением поморщился при этой мысли и покачал головой.
   Нет. Мне нужно обсудить это "видение" с Уэйв-Тандером и Хааралдом. У них все еще гораздо лучший "слух", чем у меня, о том, как, скорее всего, отреагирует Гектор. Кроме того, пройдет не так уж много времени, прежде чем сюда со своим пастырским визитом прибудет Эрейк. Это вызовет больше проблем, чем когда-либо сможет поступление этого фрагмента информации к Гектору.
   И таким образом, - признался он себе, - по крайней мере, мне не придется чувствовать себя так, словно я ловлю рыбу в бочке.
   Он перестал качать головой и кивнул, удовлетворенный своим выводом, и обратил свое внимание на снарк, который следил за князем Нарманом.
  
  
   ИЮЛЬ, Год Божий 891
  
   .I.
   Королевский дворец, Трэнжир, королевство Таро
  
   - Доброе утро, ваше величество, - пробормотал отец Жошуа Макгригейр, низко кланяясь, когда камергер проводил его в зал личных аудиенций.
   - И вам, отец, - ответил король Таро Горджа.
   Горджа был стройным мужчиной, особенно по сравнению с массивным, широкоплечим телом Макгригейра. Ему также было едва за тридцать, у него были темные волосы и цвет лица значительно темнее, чем у Макгригейра, и он был одет в свободные шелковые одежды. Он также носил "косынку" - традиционный головной убор Таро, похожий на бандану, - вместо тяжелой треуголки священнослужителей, и выглядел раздражающе комфортно, несмотря на погоду.
   Как будто мысли о погоде вызвали это, над заливом Тол снова прогремел гром, тихий на расстоянии и почти затерянный в шуме дождя. Экваториальный ливень тяжело шумел за открытыми окнами зала аудиенций, барабаня по черепичной крыше дворца Горджи. Водопады срывались с карнизов и с журчанием стекали по водосточным желобам, а теплый воздух был тяжелым от влаги. Было также удивительно тихо, несмотря на грозу, которая окутывала Макгригейра, как влажный кулак, и его нижнее белье было мокрым от пота.
   Таро - не задание для мальчика, родившегося в Нортленде, - размышлял он, вспоминая свое детство в провинции Нортленд республики Сиддармарк. Он вырос, ловя рыбу в холодных, глубоких водах пролива Син-ву - когда лед таял достаточно, чтобы позволить ему - и эта влажная тропическая печь давила на него почти физическим весом. Для меня удивительно, что у кого-то из них есть работающий разум, способный мириться с такой жарой. Я бы подумал, что одной плесени будет достаточно, чтобы у них сгнили мозги!
   По крайней мере, его летняя сутана была из хлопка вместо традиционной шерсти, но в данный момент это было относительно небольшим утешением, и часть его с тоской смотрела на еще более легкие шелковые одежды Горджи.
   - Спасибо, что нашли для меня время в своем плотном графике. И за то, что согласились встретиться со мной наедине, - сказал он, снова выпрямляя спину, чуть быстрее, чем это сделали бы большинство дипломатов. Горджа был королем, тогда как Макгригейр был простым верховным священником. Но этот верховный священник был здесь прямым представителем святой Церкви Божьей, и он посмотрел Гордже прямо в лицо. В этом не было ничего неуважительного, но всегда лучше с самого начала прояснить свой статус.
   - Я с удовольствием в любое время корректирую свой график, чтобы встретиться с представителем Матери-Церкви, - сказал Горджа. Макгригейр отметил, что на самом деле его слова звучали так, как будто он тоже это имел в виду. С другой стороны, у королей была большая практика говорить так, как будто они что-то имели в виду.
   Почти так же, как те из нас, кто служит дипломатами на службе у канцлера, - подумал он с легкой внутренней улыбкой.
   - Это то, что рад услышать любой священник, ваше величество. - Он тоже позволил себе внешнюю улыбку, но затем выражение его лица стало серьезным. - Тем не менее, я благодарен за это, ваше величество. На самом деле, я только хотел бы, чтобы все князья и короли Сэйфхолда в равной степени помнили о своих обязанностях перед Богом и Его Церковью.
   Выражение лица Горджи, казалось, застыло, и его глаза сузились.
   - Простите меня, отец, - сказал он после недолгого колебания, - но какой князь или король может быть настолько рассеян, чтобы забыть об этих обязанностях?
   - Мать-Церковь и святая инквизиция должны всегда помнить о том, каким образом обязанности и ответственность - и искушения - мирской власти могут отвлечь правителя от его долга перед Богом, - серьезно сказал Макгригейр. - Не все из них так щепетильны, как вы, когда дело доходит до выполнения этих обязанностей, ваше величество.
   - Я нахожу эту мысль удручающей, отец, - медленно произнес Горджа. - И, честно говоря, немного пугающей, поскольку я должен предположить, что вы рассказываете мне это не просто так.
   - Не беспокойтесь, что кто-то недоволен вашим собственным уважением к Матери-Церкви, ваше величество, - тон Макгригейра был обнадеживающим, и он снова улыбнулся, хотя и немного печально. - И все же вы совершенно правы. Я здесь, чтобы увидеть вас из-за недостатков властителей. В частности, викарий Замсин все больше и больше беспокоится о другом правителе. Том, чья озабоченность мирской властью и богатством завела его опасно далеко от пути послушания Богу и Его Церкви. И том, с кем, я боюсь, вы тесно связаны.
   Смуглое лицо Горджи слегка побледнело, и на его лбу появилось несколько мелких капель пота, которые не имели ничего общего с утренней жарой и влажностью.
   - Уверяю вас, отец, что я никогда не стал бы связывать себя с кем-либо, кто бросил бы вызов Богу! - Он решительно покачал головой. - Если бы я хоть на мгновение поверил, что князь Гек...
   - Простите меня, ваше величество, - мягко вмешался Макгригейр. - У меня не было намерения намекать, что вы или кто-либо в Таро виновен в чем-либо подобном. Действительно, мне следовало бы с самого начала дать понять, что вы сами не несете ответственности за свои отношения с ним. Это был ваш отец, который подписал договор о союзе с его отцом.
   Горджа открыл было рот, но снова закрыл его с едва слышным щелчком. Макгригейр почти буквально видел, как мысли сменяют друг друга в его мозгу, и терпеливо ждал, пока король Таро разберется с ними.
   Это не заняло много времени, и плечи Горджи расправились, как будто с них сняли тяжесть. Очевидно, он боялся, что Макгригейр был в Трэнжире из-за того, что совет викариев узнал о его тайных переговорах с Гектором из Корисанды. Для канцлера было далеко не так уж неслыханно использовать священнических дипломатов Церкви, чтобы предостеречь светских правителей от союзов, которые Церковь не одобряла. И при обычных обстоятельствах Храм был бы очень недоволен махинациями Гектора. Сочетание его очевидных амбиций и умения, с которым он манипулировал ситуацией, сделало бы его существенной угрозой равновесию, которое Церковь стремилась поддерживать, чтобы не дать какому-либо одному светскому правителю стать слишком могущественным.
   Горджа знал об этом так же хорошо, как и Макгригейр. Точно так же, как он знал, что Храм неоднократно поощрял амбиции и алчность светского правителя в противовес власти кого-то другого, кого совет викариев не одобрял еще сильнее. Так что, если личный представитель канцлера не пытался предостеречь Горджу от Гектора... 
   - Отец, - сказал король через мгновение, - из того, что вы сказали, я могу только предположить, что вы имеете в виду Хааралда из Чариса.
   - Увы, боюсь, что да, - серьезно ответил Макгригейр.
   - Я... потрясен, услышав это, - сказал Горджа и задумчиво потер свою коротко подстриженную бороду. - В то время как я всегда знал, что Хааралд... глубоко осознавал, скажем так, возможности, которые предоставляют ему богатство и военно-морская мощь его королевства, я всегда верил, что он в равной степени осознает свою ответственность перед Богом и его Церковью. Уверяю вас, если бы я хоть на мгновение поверил, что это не так, это заставило бы меня очень серьезно и критически подумать о договоре между Таро и Чарисом.
   - Викарий Замсин опасается, что соблазн мирской власти вкупе с его, без сомнения, искренним чувством ответственности перед своей династией сбивают Хааралда с пути истинного. - Макгригейр слегка подчеркнул существительное "династия" и увидел, как глаза Горджи сузились, когда он понял подтекст.
   Странно, - подумал Макгригейр, - как хорошо викарии могут различать ответственность кого-то другого перед землей, которой он правит, и ответственность за амбиции своей династии.
   Это была не та мысль, о которой должен был думать священник, но те, кто служил дипломатами Матери-Церкви, должны были понимать реалии, стоящие за их миссиями. Макгригейр оценил это, но не позволил ни следу своих размышлений отразиться на лице, печально покачав головой.
   - Мы слышим некоторые тревожные сообщения из Чариса, - продолжил он. - Очевидно, всегда была какая-то причина для беспокойства, учитывая удаленность Чариса от Храма. Однако эти последние "новшества" вызывают наибольшее беспокойство. Хотя ни одно из них, по-видимому, не нарушает Запретов, перемены порождают перемены, и не пройдет много времени, прежде чем нарушения действительно произойдут.
   - Могу я спросить, намерена ли Мать-Церковь предпринять какие-либо действия? - неуверенно спросил Горджа.
   - Какой бы обеспокоенной Мать-Церковь ни была или может стать, - ответил Макгригейр, - она должна всегда помнить о своей ответственности действовать только после тщательного обдумывания и зрелого размышления. Она также никогда не должна забывать, что ею управляют смертные люди, и что смертные люди - даже те, кто призван к оранжевому - всегда подвержены ошибкам. Из-за этого она не решается обнажить свой меч до тех пор, пока не убедится без тени сомнения, что произошло нарушение. С огромной властью Матери-Церкви и ее столь же большой ответственностью за то, чтобы использовать эту власть разумно и в соответствии с Божьей волей, приходит обязанность быть безоговорочно уверенной в том, что грань между тьмой и светом действительно пересечена, прежде чем она сможет действовать. То, чего мы можем опасаться в будущем Чариса, не может оправдать Мать-Церковь в принятии официальных мер, если еще не было совершено никакого преступления.
   - Понимаю. - Горджа слегка откинулся назад на своем троне, пальцы его правой руки слегка барабанили по мягкому подлокотнику, когда он пристально смотрел на Макгригейра.
   - Должен ли я тогда понимать, отец, - сказал он через несколько секунд, - что причина вашего визита в первую очередь в том, чтобы предупредить меня? Чтобы предупредить меня о проблемах Церкви, чтобы я не пошел по стопам Хааралда, если он все-таки пересечет эту черту?
   - Это, действительно, основная причина моего визита, ваше величество, - согласился Макгригейр, слегка, но серьезно поклонившись. - И я верю, что не расстроил бы канцлера, если добавлю, что другие князья и правители будут получать те же самые... предупреждения.
   Глаза Горджи заметно блеснули при этих словах, и Макгригейр спрятал удовлетворенную улыбку.
   - Я, конечно, глубоко огорчен, узнав, что правитель и королевство, с которыми я был так тесно связан, стали причиной такого беспокойства Божьих пастырей, - сказал король. - Очевидно, учитывая, сколько лет Таро и Чарис были союзниками, мне трудно поверить, что Хааралд мог настолько забыть о своем долге перед Богом. Но я благодарю вас и викария Замсина за предупреждение. Как бы это ни было неприятно, гораздо лучше быть предупрежденным заранее. Боюсь, мне придется очень серьезно пересмотреть свои отношения с Чарисом в свете того, что вы мне рассказали.
   - Вы должны, конечно, действовать так, как требует ваше собственное чувство ответственности перед Богом и вашим царством, - серьезно сказал Макгригейр. - Я всего лишь посланник викария Замсина, и с моей стороны было бы неуместно навязывать вам какой-либо конкретный курс действий без соответствующих инструкций канцлера. Однако я скажу, говоря строго за себя, что, по моему мнению, действительно было бы разумно самым тщательным образом пересмотреть ваши отношения с Чарисом и ваши договорные обязательства.
   - Ценю такой мудрый совет, - сказал Горджа с соответствующей серьезностью. - Пожалуйста, передайте канцлеру, что я очень благодарен за его своевременное предупреждение и что я очень серьезно подумаю обо всем, что вы сказали мне сегодня утром.
   - Уверен, что ничто не могло бы порадовать викария Замсина больше, чем услышать это, ваше величество, - сказал Макгригейр с еще одним поклоном. - А теперь, выполнив мои инструкции от канцлера, я попрощаюсь с вами и позволю вам вернуть свое внимание к насущным вопросам, от которых мой визит, несомненно, должен был вас отвлечь. С вашего позволения, ваше величество?
   - Конечно, отец. - Горджа взмахнул правой рукой в изящном жесте разрешения. - Спасибо.
   - Всегда пожалуйста, ваше величество, - пробормотал Макгригейр с еще одним поклоном и вышел из зала для аудиенций.
  
   .II.
   Галеон "Блессэд Лэнгхорн", Марковское море
  
   - Добрый день, ваше преосвященство.
   - Добрый день, капитан Бронинг. - Архиепископ Эрейк Диннис приятно улыбнулся Эллису Бронингу, капитану галеона "Блессэд Лэнгхорн", хотя сам он чувствовал себя не особенно приятно.
   Это была не вина капитана Бронинга и не вина погоды. Хотя Марковское море могло быть таким же бурным и коварным, как и любой водоем в мире, особенно поздней весной и ранним летом, оно было добрым к ним во время этого путешествия - по крайней мере, пока. Вода была глубокого, искрящегося синего цвета; небеса представляли собой хрустальный свод светло-голубого цвета, окаймленный волнами белых облаков; и солнце сияло с удивительным теплом, когда свежий северо-западный ветер, достаточно прохладный, чтобы кусаться, быстро налетал на правый борт "Блессэд Лэнгхорн".
   К сожалению, у Динниса было гораздо больше причин для беспокойства, чем текущая погода.
   Он покинул Порт-Харбор в бухте Темпл на борту одной из курьерских галер викария Аллейна почти целый месяц назад, как только лед достаточно растаял, и быстро пересек проход Син-ву. На таких судах были очень большие экипажи для их размера, так что они могли регулярно менять гребцов и поддерживать высокую скорость. Но их неглубокие, легкие корпуса плохо подходили для открытой воды, и пять дней назад архиепископ пересел на более медленный, но более мореходный галеон. Это означало, что он был всего в пяти или шести пятидневках плавания от Теллесберга.
   Еще одна вещь, о которой не думают такие идиоты, как Канир, которые считают, что я должен проводить больше времени в Чарисе, - сердито подумал он. - При моем "месячном" пасторском визите четыре месяца уходит только на транзитное время! Я провожу полгода либо в Теллесберге, либо путешествую туда-сюда между ним и Храмом.
   По крайней мере, цепь семафоров вдоль берега прохода Син-ву позволила ему оставаться на связи с Храмом, пока он не вышел в открытое море. Но это вряд ли было то же самое, что иметь возможность лично заниматься делами своего архиепископства. Семафорные сообщения по самой своей природе были короткими и лаконичными, и всегда существовал риск, что любой используемый шифр может быть взломан кем-то, кто желает ему зла.
   Он был вполне уверен, что может положиться на Матейо Брауна в том, что тот правильно интерпретирует даже самые краткие семафорные сообщения и управляет его делами не хуже любого человека ниже ранга епископа, но все же он не мог чувствовать себя полностью комфортно по этому поводу. Он, безусловно, достаточно тщательно обучал верховного священника, и у него не было сомнений в уме или компетентности Брауна. Но отношение совета к Чарису за зиму стало еще более подозрительным и враждебным, и если бы храмовая четверка решила, что необходимо принять меры против Чариса, собственное положение Динниса в иерархии Храма было бы, по меньшей мере, серьезно подорвано. Браун знал об этом так же хорошо, как и все остальные, а это означало, что любой из соперников Динниса мог почуять возможность склонить его помощника к предательству.
   Все это помогло объяснить его невеселое настроение, несмотря на сильный бодрящий бриз и свежий морской воздух, когда он опирался на свою трость из железного дерева с серебряным набалдашником.
   - Я надеюсь, обед был удовлетворительным, ваше преосвященство? - продолжил Бронинг, и Диннис спрятал невольную улыбку. Капитан ощущал себя... неудобно. Очевидно, он понял, что Диннис чувствует себя не очень бодро, но у него не было другого выбора, кроме как предложить хотя бы какую-нибудь светскую беседу. Капитан храмового галеона не мог просто проигнорировать архиепископа, который прибыл на его кормовую палубу для послеполуденной церемонии.
   - На самом деле, ваш повар справляется на удивление хорошо, капитан, - сказал Диннис, сжалившись над мужчиной. - Однако должен признаться, что из меня никогда не вышел бы хороший моряк. Для этого я слишком сильно скучаю по свежим овощам!
   - Ценю комплимент, ваше преосвященство, и с вашего разрешения передам его повару. Что касается свежих овощей, - Бронинг с улыбкой пожал плечами, - могу только искренне согласиться с вами. На самом деле, первое, что я делаю, когда возвращаюсь в Порт-Харбор, - это веду свою жену в один из наших любимых ресторанов и сажусь за самый большой и свежий салат, который только могу найти.
   - Пожалуйста, капитан! - Диннис слегка рассмеялся. - Не заставляйте меня начинать с того, что мне не хватает свежего салата!
   - Простите меня, ваше преосвященство. - Бронинг склонил голову в полупоклоне, явно испытывая облегчение от неподдельного юмора в ответе архиепископа. Затем он выпрямился, и выражение его лица стало гораздо серьезнее.
   - И все же, ваше преосвященство, какой бы скучной ни была наша диета в море, по крайней мере, она поддерживает наше здоровье, спасибо Паскуале. - Он коснулся своего сердца, а затем губ, и Диннис повторил этот жест. - Мне неприятно думать, каким было бы состояние моих людей без учений Паскуале.
   - Безусловно, согласен с вами в этом, капитан, - сказал Диннис с полной искренностью. Диетические законы архангела Паскуале были особенно жесткими для тех - например, для людей, которые проводили пятидневки подряд в море, - у кого не было свободного доступа к свежей провизии. В тех случаях, когда эти законы были непреднамеренно или неизбежно нарушены, последствия были такими... уродливыми.
   Диннис вспомнил один случай, произошедший не так уж много лет назад, когда доларский галеон был практически разрушен ужасным штормом, который унес его далеко в бездонные глубины Южного океана. Его выжившая команда сумела смастерить спасательную шлюпку и каким-то образом снова нашла дорогу домой, но их скорость снизилась до мучительного ползания, а большая часть провизии была потеряна или испорчена штормом. К тому времени, когда ей наконец удалось доползти до порта на острове Уэстбрейк, две трети ее команды умерли от цинги, поскольку они не смогли соблюдать законы Паскуале, и, как всегда случалось, болезнь быстро настигла их.
   По крайней мере, у несчастных из ее команды все еще была вода. Им удалось улавливать часть проливного дождя в воронки, сделанные из старых парусов, чтобы пополнить свои резервуары для воды, и что бы ни случилось с их провизией, эти резервуары были целы, слава Паскуале!
   Диннис вспомнил классный час из своей собственной юности. Независимо от того, к какому ордену предрасполагался церковник, от него ожидалось, что он, по крайней мере, в общих чертах знаком с основными учениями других орденов. В тот конкретный день верховный священник ордена Паскуале продемонстрировал, почему Паскуале требовал, чтобы корабли хранили воду в железных резервуарах, а не в деревянных бочках. Бочки были бы намного дешевле, но одного взгляда на слизистые зеленые водоросли, которые превратили воду в демонстрационной бочке в густой, вонючий полупрозрачный осадок, было более чем достаточно, чтобы молодой Эрейк понял это. Корабельная вода иногда могла быть немного ржавой на вкус, но он был вполне готов смириться с этим. Точно так же, как он был готов покорно потреблять свою ежедневную порцию лимонного сока или есть ростки фасоли.
   Конечно, у архиепископа было гораздо больше вариантов питания, чем у обычного моряка. Свежие яйца из курятника на главной палубе были зарезервированы сначала для Динниса и персонала его офиса, а затем для офицеров "Блессэд Лэнгхорн". Старшины и простые матросы не пробовали яиц - или курицы - до того, как снова сойдут на берег. И в загоне рядом с курятником все еще оставалось пять овец.
   - Как вы оцениваете наше прибытие в Теллесберг, капитан? - спросил Диннис через мгновение.
   - На самом деле мы показываем лучшее время, чем обычно, ваше преосвященство, - сказал Бронинг. - В это время года ветер в основном дует с северо-запада, как сегодня, что позволяет нам развивать наибольшую скорость плавания. Ситуация будет не столь благоприятной, как только мы минуем остров Хаммер и попадем в Энвил, но все равно она должна быть скорее на нашей стороне, чем против нас. Уверен, что одна из тех новых "шхун", о которых я слышал, могла бы совершить переход быстрее, но, по лучшим подсчетам парусного мастера, мы всего в двадцати четырех днях пути от Теллесберга.
   Диннис подавил гримасу, его настроение снова омрачилось при упоминании Бронинга о новом типе корабля. Капитан, очевидно, пребывал в блаженном неведении относительно оговорок Церкви по поводу нововведений Чариса, иначе он гораздо тщательнее следил бы за своими словами в разговоре с архиепископом Чариса.
   И все же, - размышлял Диннис, - возможно, это и к лучшему, что он этого не сделал. Он профессиональный моряк, так что, возможно, его реакция могла бы дать более реалистичную оценку угрозы, которую совет видит исходящей от Чариса.
   - Вы действительно сами видели одну из этих - "шхун", как вы ее назвали? -, капитан?
   - Действительно, видел, ваше преосвященство. - Глаза Бронинга заблестели, и он потянулся, чтобы положить одну руку на поручень кормовой палубы. - Имейте в виду, я люблю "Блессэд Лэнгхорн". Это хороший, крепкий корабль, и он был добр ко мне и хорошо служил Храму. Но хотя я знаю, что Писание учит, что зависть - это грех, я всего лишь смертный. Когда я увидел, что эта шхуна идет гораздо ближе к ветру, чем мог бы сделать любой корабль, на котором я когда-либо плавал...!
   Он покачал головой, улыбаясь воспоминаниям.
   - Любой достойный моряк хотел бы заполучить в свои руки такое судно, ваше преосвященство, - просто закончил он.
   Диннис медленно кивнул, улыбаясь в ответ капитану, хотя и почувствовал, как у него самого упало сердце.
   Сообщения, которые поступали от Адимсина настолько стабильно, насколько позволяла погода, давали понять, что Чарис становится еще большим очагом инноваций и новых концепций, чем предполагалось в первоначальных отчетах. Собственные источники Динниса в Храме и в Зионе настоятельно предполагали, что сообщения из других источников - таких как князь Нарман и князь Гектор - были намеренно и сильно преувеличены, но он не мог просто игнорировать переписку Адимсина. И если верить Адимсину, то "шхуна", которая так очаровала капитана Бронинга, была лишь верхушкой айсберга.
   - Если вы извините меня, капитан, - вежливо обратился он к Бронингу, - думаю, что хотел бы провести некоторое время в медитации, пока не дождусь того превосходного обеда, который подаст нам ваш повар.
   - Конечно, ваше преосвященство. Я передам, чтобы проследили, чтобы вас не беспокоили.
   - Спасибо вам, капитан. Я ценю это.
   Капитан еще раз поклонился и удалился, предоставив архиепископу наветренную сторону узкой кормовой палубы. Диннис придал своему лицу подобающую серьезность, поправил легкий плащ, который носил поверх сутаны, и медленно прошелся взад-вперед, взад-вперед, прихрамывая на сломанную ногу, навсегда оставшуюся в наследство, опираясь на трость, чтобы компенсировать крен корабля.
   Двадцать четыре дня, по подсчету Бронинга. Чуть лучше пяти полных пятидневок. И кто знал, что происходило в Теллесберге - или в Храме - пока "Блессэд Лэнгхорн" медленно преодолевал тысячи миль между Хэйвеном и Чарисом?
   Он вспомнил встречу, на которой он убедил церковный суд разрешить спор о престолонаследии Хэнта в пользу Тадейо Мантейла. Тогда это предложение казалось таким простым. Просто рутинный вопрос, решение, принятое в обмен на щедрый личный подарок. Но теперь это решение вырисовывалось гораздо более масштабным. Тогда это было не более чем еще одним шагом в хорошо понятном танце инсайдеров Храма. Теперь Диннису стало ясно, что будущее его архиепископства было гораздо более хрупким, чем он когда-либо думал раньше, и что его собственный поступок, каким бы безобидным и рутинным он ни казался в то время, служил интересам людей, которые хотели, чтобы богатство и власть этого архиепископства были разрушены навсегда.
   Он вспомнил свой зимний разговор с викарием Замсином. Беспокойство канцлера было очевидным, но заверения викария в том, что решение по поводу Чариса не является неизбежным, успокоили худшие опасения Динниса. Но это спокойствие было серьезно подорвано по мере того, как весна неуклонно приближалась, и лед в проливе Син-ву начал таять. И последнее интервью Динниса с Тринейром перед его отъездом в Теллесберг было совсем не обнадеживающим. Не из-за того, что сказал викарий, а из-за того, чего он не сказал.
   У Динниса не было никаких сомнений в том, что канцлер - вероятно, вся храмовая четверка - предпринимала свои собственные шаги, чтобы справиться с любой угрозой, исходящей от Чариса. Но ни один из его источников не смог сообщить ему, какие именно "шаги" они могут иметь в виду, и то, что Тринейр вообще не сообщил ему что-либо о планах храмовой четверки, приобрело зловещий подтекст.
   Он остановился на мгновение, уставившись на море невидящими глазами. Как он ни старался, он мог думать только о двух вещах, которые могли бы предотвратить бурю, надвигающуюся все ближе.
   Одна из них состояла в том, чтобы продемонстрировать свой собственный твердый контроль, предприняв решительные действия. Если бы более тревожные из новых нововведений могли быть признаны нарушениями Запретов - или даже если бы они могли быть признаны просто приближающимися к нарушениям - и он прикажет отозвать их аттестации, это могло бы убедить храмовую четверку, что он может контролировать ситуацию без их вмешательства. Он ни в коем случае не был уверен, что это произведет такой эффект, но это могло бы произойти.
   В противном случае единственным вариантом, который он видел, было убедить их, что их ужасная интерпретация событий в Чарисе была ошибочной. Если бы их можно было убедить в том, что они слишком остро отреагировали, что сообщения из таких мест, как Эмерэлд и Корисанда, на самом деле были сильно преувеличены, тогда они вполне могли бы отказаться от активных действий против королевства. По крайней мере, они, безусловно, знали о том, сколько десятины Чарис ежегодно вносил в церковную казну. Конечно, они не решились бы уничтожить этот источник дохода, если бы не чувствовали, что это абсолютно необходимо!
   Он надеялся, что они это сделают, по крайней мере, потому что, если Церковь или даже "просто" совет викариев, действующий в своей светской роли, решит, что Чарис должен быть уничтожен, Чарис погибнет. И если бы Чарис погиб, карьера архиепископа, который был ответственен за его ортодоксальность, внезапно и сокрушительно остановилась бы. Эрейк Диннис потеряет свое архиепископство, богатство, которое оно представляло, и, по крайней мере, две трети своей власти и престижа, и он внезапно обнаружил, что по сравнению с этим взятка, которую он получил от Гектора, была бессмысленной.
   Как они могут так поступить со мной? - резко потребовал его разум. - В течение многих лет я был их архиепископом, заботился о них, защищал их от инквизиции и тех в совете, кто автоматически с подозрением относится к любым изменениям. И чем они мне отплачивают? Приняв все эти их проклятые новые понятия! Отправившись прямо в логово дракона - и взяв меня с собой - потому что они слишком глупы, чтобы видеть, что они делают!
   Он смотрел на бурлящую голубую воду Марковского моря и в глубине души возмущался несправедливостью мира, в котором Бог позволил этому случиться с ним.
  
   .III.
   Королевский дворец, город Горэт, королевство Долар
  
   - Итак, отец Албирт, - сказал Сэмил Какрейн, герцог Ферн, Албирту Харису, когда дворцовый лакей проводил молодого священника в его личный кабинет в королевском дворце. - Что могу для вас сделать сегодня?
   - Во-первых, ваша светлость, позвольте мне поблагодарить вас за то, что согласились встретиться со мной, - сказал Харис. - Знаю вашу занятость как первого советника королевства, а я, увы, всего лишь младший священник. - Он очаровательно улыбнулся. - Поверьте мне, я слишком хорошо осознаю, какой мелкой рыбешкой это меня делает!
   - Чепуха, отец! - Ферн значительно шире улыбнулся ему в ответ. - Вы служите совету викариев. На самом деле, ваши рекомендательные письма подписаны самим канцлером. Это делает вас гораздо более крупной рыбой, чем вы можете себе представить.
   - Во всяком случае, это любезно с вашей стороны, ваша светлость, - ответил Харис. На самом деле, как они оба прекрасно понимали, это делало его действительно очень крупной рыбой. Но оба они знали, как ведется игра, и поэтому оба они также знали, что его младший статус позволял ему быть неофициальной крупной рыбой. Единственное различие между ними заключалось в том, что Харис знал, почему это было важно.
   - Письмо канцлера подразумевало, что вы здесь, чтобы обсудить какой-то дипломатический вопрос, отец?
   - На самом деле, ваша светлость, было бы точнее сказать, что я здесь в качестве консультанта. Викарий Замсин весьма обеспокоен определенными событиями - не здесь, в Доларе, конечно, - которые могут иметь печальные последствия для Божьего плана, и мне поручено поделиться с вами его опасениями.
   Ферн слушал с серьезной улыбкой. Эта улыбка исчезла с последними словами Хариса, и он немного резко выпрямился в своем кресле.
   - Это звучит зловеще, отец, - сказал герцог через минуту тишины, которую позволил себе Харис, и его тон был осторожным.
   - Всегда возможно, что опасения канцлера неуместны, - сказал Харис с точно отмеренной уверенностью. - И, конечно, я сам не так опытен, как он, в подобных вопросах. Возможно, мое понимание этих проблем далеко не идеально. Возможно, я слишком остро реагирую на то, что он сказал мне, когда инструктировал меня перед этим путешествием.
   - Это, конечно, всегда понятно, - пробормотал Ферн, но его проницательный взгляд сказал Харису, что он знает лучше. Что он прекрасно понял дипломатический камуфляж последних двух предложений священника, даже если он еще не знал причины этого.
   - Но, сказав это, - продолжил Харис, - я боюсь, что постоянно поступают сообщения о тревожных изменениях и инициативах, исходящих от Чариса. На данном этапе, конечно, нет никаких конкретных доказательств того, что были нарушены какие-либо из Запретов. Если бы это было так, Мать-Церковь и инквизиция уже действовали бы. Тем не менее, растет уровень беспокойства, скажем так, по поводу того, что к Запретам подходят все ближе и ближе.
   - Понимаю, - сказал Ферн, хотя Харису было ясно, что он этого не сделал - по крайней мере, пока.
   - Мать-Церковь не может предпринимать действия, основанные на простом подозрении, - продолжил младший священник. - Это, как я знаю, вам известно, является фундаментальным принципом, который был установлен давным-давно. Но то, что обязывает Мать-Церковь в корпоративном и светском смысле, как помазанного хранителя Божьего плана, становится менее ограничительным, когда служители Церкви обнаруживают, что они должны действовать в более светской роли.
   Ферн молча кивнул, на этот раз с искренним пониманием.
   - В некотором смысле, - сказал Харис, просто чтобы убедиться, что они действительно поняли друг друга, - я здесь не столько на службе у викария Замсина в качестве канцлера совета викариев, сколько на службе у рыцарей земель Храма, поскольку они стремятся выполнить свою ответственность светской администрации земель Храма. Конечно, рыцари также входят в совет викариев, поэтому должна быть определенная общность между их обязанностями правителей в этом мире и мирской ответственностью Церкви за души людей в следующем. Тем не менее, то, что является обязательным для Матери-Церкви, не должно быть легко отброшено кем-либо из ее слуг, независимо от того, выступают ли они в светской или мирской роли.
   - Я часто думал, что викариям, должно быть, чрезвычайно трудно выполнять все свои тяжелые обязанности, - заметил Ферн. - Очевидно, что как у первого советника короля Ранилда, мои собственные обязанности - лишь тень тех, которые ложатся на их плечи. Несмотря на это, бывают моменты, когда я разрываюсь между противоречивыми обязательствами, и это, должно быть, гораздо хуже для такого человека, как канцлер. С одной стороны, у него есть все обязанности любого светского правителя, но, с другой стороны, он должен быть вечно бдителен против даже намека на капризность в том, как он мог бы их выполнять, из-за его еще более серьезных обязанностей перед Богом и Матерью-Церковью.
   - Это, к сожалению, слишком верно, ваша светлость, - сказал Харис с грустной улыбкой. - А в случае с Чарисом ситуация еще больше осложняется тем фактом, что ни Мать-Церковь, ни земли Храма не обладают какой-либо большой силой на море. Если бы случилось так, что потребовались бы прямые действия против Чариса, ни у Церкви, ни у земель Храма не было бы для этого средств.
   - Считает ли канцлер, что такое развитие событий вероятно? - спросил Ферн, его голос был спокойным, просто задумчивым, но его глаза были очень прищуренными, и Харис пожал плечами.
   - Опять же, ваша светлость, вы должны помнить о моей относительной молодости и неопытности. Вполне возможно, что я читаю в инструкциях канцлера больше, чем он намеревался. Однако моя собственная интерпретация заключается в том, что он действительно опасается, что может наступить такой день прямого конфликта. Насколько это вероятно, я не в состоянии сказать. Но канцлер нарушил бы свой долг, если бы случилось так, что возникла бы такая ужасная ситуация, несмотря на все его искренние молитвы, если бы он не предпринял никаких шагов, чтобы подготовиться к этому. Отсюда и мой визит в Горэт.
   - В самом деле? - Ферн склонил голову набок.
   - Ваша светлость, в отличие от земель Храма, Долар обладает мощным флотом, - откровенно сказал Харис. - Более того, даже без предположения, что соображения материальной выгоды могут определять политику вашего королевства, морская мощь Чариса представляет прямую угрозу собственным потребностям и устремлениям Долара. В свете этих соображений канцлер попросил меня указать вам на то, что земли Храма и Долар имеют естественные общие интересы. Хотя опасения канцлера являются прямым отражением его обязанностей как одного из старших пастырей Божьих, он также хорошо осведомлен о том, каким образом растущее богатство и власть Чариса угрожают будущему Долара. Основная причина моей миссии здесь - предупредить вас о его растущем беспокойстве и заверить вас, что он и Мать-Церковь понимают любые сомнения, которые вы и король Ранилд можете испытывать по поводу Чариса.
   Глаза герцога Ферна теперь действительно были очень узкими.
   - И готовится ли канцлер принять меры, если это станет необходимым? - спросил он.
   - Как я уже сказал, ваша светлость, в его распоряжении нет военно-морских сил. Или, скорее, нет достаточных военно-морских сил для подобной угрозы. Также вряд ли у земель Храма будет время увеличить свою военно-морскую мощь до этого момента. Однако - Харис посмотрел Ферну прямо в глаза, - сокровищница земель Храма глубока. Если возникнет необходимость принять меры, я уверен, что канцлер и великий викарий признают ответственность Матери-Церкви за поддержку меченосцев любого князя или короля, действующего в защиту Божьего плана.
   На несколько секунд в зале воцарилась тишина, а затем Ферн медленно кивнул.
   - Я благодарю вас за то, что вы обратили мое внимание на этот вопрос, отец. Уверяю вас, я как можно быстрее проинформирую его величество об озабоченностях канцлера, а также о вашем собственном анализе ограничений, при которых он должен их устранить. Хотя я, конечно, не могу говорить за короля в настоящее время, уверен, что он хотел бы, чтобы я попросил вас сообщить канцлеру, что, как верный сын Матери-Церкви, он, как всегда, готов защитить ее от любой угрозы.
   - Ваша светлость, я вижу, что ваша репутация великодушия и благочестия вполне заслужена. -Харис снова поклонился. - Я передам ваши слова непосредственно канцлеру. И, конечно - он поднял глаза и снова встретился взглядом с герцогом - я буду держать вас в курсе любых новых сообщений, которые получу от него.
  
  
   АВГУСТ, Год Божий 891
  
   .I.
   Дворец архиепископа, Теллесберг
  
   - Ваше преосвященство. - Епископ-исполнитель Жирэлд Адимсин наклонился, чтобы поцеловать кольцо архиепископа Эрейка Динниса, когда архиепископа проводили в его дворец. Хотя официально дворец был резиденцией Динниса, это был дом Адимсина, и епископ-исполнитель всегда чувствовал себя немного странно, когда приезжал архиепископ. Как всегда, он встретил Динниса в вестибюле, где черно-белые мраморные квадраты простирались вдаль, поблескивая в солнечном свете, льющемся через широкие, глубоко посаженные окна.
   - Добро пожаловать в Теллесберг, - продолжил он, выпрямляясь после поклона.
   - Спасибо, Жирэлд, - ответил Диннис с несколько едкой улыбкой. - Ценю радушный прием, хотя, честно говоря, я бы предпочел быть в Сионе.
   - Это понятно, ваше преосвященство. - Адимсин улыбнулся в ответ своему начальнику, но внутренне он был несколько шокирован появлением Динниса. Это была не трость из железного дерева и не положение бедер, очевидно, предназначенное для уменьшения давления на правую ногу архиепископа. То, чего он более или менее ожидал, после сообщений о травмах Динниса. Чего он не ожидал, так это полупостоянной вертикальной морщинки между глазами архиепископа. Или, если уж на то пошло, беспокойства в самих этих глазах.
   - Нам многое нужно обсудить, - сказал Диннис, затем оглянулся через плечо, когда остальная часть его компании почтительно прошла в вестибюль за ним. Адимсин узнал большинство из них, но было несколько новых лиц. Так было всегда.
   Он был немного удивлен отсутствием Матейо Брауна, но только на мгновение. Неуклонный рост Брауна на службе у архиепископа и уверенность в себе делали его логичным выбором для того, чтобы оставить дома и следить за интересами Динниса в Храме в его отсутствие, и Адимсин склонил голову набок со слегка любопытным выражением, когда Диннис помахал одному из новых лиц - молодому младшему священнику - чтобы он выдвинулся вперед.
   - Жирэлд, это отец Симин Шумэйкир, мой новый секретарь. Симин, епископ Жирэлд.
   - Большая честь, ваше высокопреосвященство, - пробормотал Шумэйкир, наклоняясь, чтобы поцеловать кольцо Адимсина.
   - Добро пожаловать в Теллесберг, - ответил Адимсин.
   Шумэйкир был представительным молодым человеком в рясе ордена Лэнгхорна с белой короной секретаря прелата на рукаве. Его глаза были яркими и настороженными, и после представления он отступил назад, заняв точно правильную позицию, на шаг позади и слева от своего патрона. По крайней мере, на первый взгляд он казался более чем адекватной заменой Брауну.
   - Уверен, что после усталости от вашего долгого путешествия вам нужна возможность отдохнуть и освежиться, ваше высокопреосвященство, - сказал епископ-исполнитель, поворачиваясь обратно к Диннису.
   - Я, конечно, хотел бы, - согласился архиепископ. - В то же время, из-за моего несчастного случая меня не было в Чарисе слишком долго. - Он бросил на Адимсина острый, прямой взгляд. - Хотелось бы сразу приступить к работе, наверстать упущенное время. Я подумал, что мы могли бы уделить время довольно неторопливому обеду, а затем сразу же начать с общего обзора дел архиепископства.
   - Конечно, ваше высокопреосвященство, - ответил Адимсин, на самом деле не удивленный, учитывая беспокойство в глазах архиепископа и язык его тела. Он жестом подозвал слугу в ливрее. - Хоуирд проводит вас в ваши покои, чтобы вы могли освежиться перед обедом. Мы также устроим остальных ваших людей.
   - Спасибо тебе, Жирэлд, - сказал Диннис с искренне благодарной улыбкой. - Это выглядит превосходно.
  
   * * *
   - Итак, хотя я сам не совсем спокоен из-за этого недавнего потока новых идей, отец Пейтир уверяет меня, что нет абсолютно никаких доказательств нарушения Запретов.
   - Я понял это из твоих донесений. И, конечно же, из отчетов молодого Уилсина, - сказал Диннис. Он откинулся на спинку удобного кресла за письменным столом в большом кабинете, постоянно зарезервированном для его исключительного использования во время визитов в архиепископство. Адимсин сидел в кресле напротив, а отец Симин сидел за столом поменьше сбоку, царапая пером, когда делал заметки.
   - Как и ты, я более чем немного обеспокоен внезапностью, с которой появились все эти... нововведения, - продолжил архиепископ. - Вот почему я попросил отца Пейтира пересмотреть свои первоначальные оценки их.
   Он сделал паузу, затем поморщился и взглянул на своего секретаря.
   - Думаю, мы на минуту выйдем за рамки протокола, Симин, - сказал он.
   - Конечно, ваше высокопреосвященство, - пробормотал Шумэйкир, откладывая перо и складывая руки на столе.
   - Если быть до конца откровенным, Жирэлд, - сказал тогда Диннис, - я не единственный человек в Храме или в Зионе, которого беспокоят сообщения, поступающие из Чариса. Сам канцлер неоднократно выражал свою озабоченность.
   Он сделал паузу, и Адимсин очень слабо кивнул. Архиепископу не нужно было объяснять, что если викарий Замсин и высказал свое мнение, то на самом деле это было мнение храмовой четверки.
   - У меня сложилось впечатление, что эти опасения охватывают нечто большее, чем просто новые конструкции кораблей, или новые прядильные и ткацкие станки, или новые способы счета, - продолжил Диннис через мгновение. - Тем не менее, все эти вещи являются симптомами того, что, по-видимому, беспокоит его. Поэтому я очень надеюсь, что его удастся успокоить по этим вопросам. Нам нужно заверить его, что мы осознаем свою ответственность как перед советом, так и перед Богом, и что мы выполняем ее с бдительностью и предусмотрительностью. И нам также необходимо продемонстрировать, что мы полны решимости сохранять непредвзятость - продолжать тестирование и отозвать сертификацию подозрительных устройств или процессов, если мы впоследствии определим, что первоначальная аттестация была ошибочной.
   - Понимаю, ваше высокопреосвященство, - заверил его Адимсин.
   - Хорошо. В связи с этим я бы хотел, чтобы вы организовали для меня личную беседу с отцом Пейтиром как можно раньше завтра утром.
   - Конечно, ваше преосвященство.
   - Спасибо. - Архиепископ кивнул Шумэйкиру, который снова взял перо, затем снова посмотрел на Адимсина.
   - А теперь, Жирэлд, пожалуйста, продолжай.
   - Конечно, ваше преосвященство. - Адимсин прочистил горло. - Я был немного обеспокоен несколькими незначительными моментами доктринального толкования со стороны некоторых представителей нашего местного священства, - осторожно сказал он. - Хотя я не видел никаких признаков какого-либо преднамеренного вызова ортодоксальности, есть некоторые моменты, по которым, я думаю, вам было бы полезно посоветоваться с нашими священниками и епископами, ваше высокопреосвященство.
   Глаза Динниса слегка сузились, и Адимсин продолжил нарочито неторопливым голосом.
   - Такие незначительные вопросы исправления, конечно, далеко не редкость, и я разбирался с ними по мере их возникновения. Тем не менее, пока вы находитесь здесь, в Чарисе, я чувствую, что всему нашему священству было бы весьма ценно услышать откровенное выражение ваших собственных взглядов и получить ваши пастырские наставления.
   - Уверен, что ты прав, - согласился Диннис через минуту. - Пожалуйста, позаботься о том, чтобы включить это в наш график. И, возможно, было бы неплохо, если бы я сначала встретился наедине с епископом Мейкелом?
   - Думаю, что это было бы мудро, ваше высокопреосвященство, а также вежливо, - сказал Адимсин, кивнув.
   - Тогда позаботься и об этом тоже.
   - Конечно, ваше преосвященство.
   Адимсин еще раз прочистил горло.
   - Одним из ярких моментов была готовность, с которой поступила десятина архиепископства, - сказал он гораздо бодрее. - Это не значит, что не было определенной степени ворчания - так всегда бывает - и просьб о смягчающих обстоятельствах. Я разрешил несколько смягчений, при условии вашего одобрения, конечно.
   - Церковные поместья и маноры, не говоря уже о монастырях, как правило, находятся в хорошем состоянии. Я немного обеспокоен управлением одним или двумя нашими поместьями на Земле Маргарет, но в целом у меня мало жалоб или критических замечаний. В случае...
  
   * * *
   - Ваше преосвященство.
   Отец Пейтир Уилсин быстрыми шагами пересек большой, роскошно обставленный кабинет архиепископа Эрейка. Он опустился на одно колено перед архиепископом и склонил голову, чтобы поцеловать кольцо Динниса, затем оставался на колене, пока Диннис слегка не коснулся его плеча.
   - Встаньте, отец, - сказал архиепископ, и Уилсин повиновался.
   Он сложил руки в рукавах сутаны, молча ожидая, выражение его лица было одновременно внимательным и уважительным, и Диннис задумчиво изучал его.
   У него взгляд Уилсина, - подумал архиепископ. - Этот сильный нос и упрямая, можно сказать, ослиная, линия рта были слишком знакомы, но в этом юноше было что-то еще. Что-то в серых глазах... или, возможно, в положении плеч. Это не было вызывающим или неуважительным. Действительно, это было почти... безмятежно.
   Что бы это ни было, Диннису стало не по себе, и он улыбнулся немного шире, чем обычно, чтобы скрыть это.
   - Я ценю оперативность, с которой вы ответили на мою просьбу пересмотреть ваши выводы относительно новых процессов и устройств, внедренных здесь, в Чарисе, за последний год или около того, отец.
   - Я рад, что смог удовлетворить ваши требования, ваше преосвященство.
   - Да. Что ж, - Диннис повернулся, прихрамывая, обошел свой стол и опустился в удобное кресло, - хотя я ценю, как быстро вы отреагировали, мне пришло в голову, что, возможно, я немного поторопил вас. Чувствуете ли вы уверенность в том, что у вас было достаточно времени, чтобы убедиться в своих выводах?
   Он твердо встретил взгляд молодого верховного священника. Любой священнослужитель такого ранга, как Уилсин, в Храме или Зионе почти наверняка понял бы намек. Уилсин только спокойно взглянул и кивнул.
   - Да, ваше преосвященство, это так, спасибо.
   - Значит, вы остаетесь при своем первоначальном мнении, что никаких нарушений не было? Церкви нет необходимости выпускать какие-либо предостерегающие уведомления? Аннулировать какие-либо свидетельства? - любезно спросил Диннис.
   - Да, ваше преосвященство, все так.
   - Понимаю.
   Диннис продолжал смотреть на рыжеволосого молодого интенданта с явным чувством разочарования. Уилсин не мог быть настолько слеп к политическим реалиям Церкви, каким хотел казаться, но его спокойствие было щитом, непроницаемым для подталкиваний архиепископа.
   Храмовая четверка хотела доказательств того, что Диннис делал что-то плохое и что Чарис был достаточно послушен своему архиепископу, чтобы им не нужно было предпринимать никаких действий. И если бы он приказал отозвать аттестацию, и Чарис принял бы это, - он был уверен, что королевство согласится, - у него были бы убедительные доказательства того, что ситуация находится под контролем. Но если Уилсин не давал ему возможности действовать, он никак не мог обойти его.
   С другим интендантом у Динниса могло возникнуть искушение приказать ему переписать свои первоначальные оценки, чтобы дать ему то, что ему было нужно. С таким интендантом об этом не могло быть и речи. Кроме того, когда дело дошло до этого, Диннис не был на самом деле уверен, что он действительно хотел, чтобы Уилсин запретил какие-либо чарисийские нововведения.
   Или я думаю, что это не так, во всяком случае, - сказал он себе. - Конечно, это может быть не более чем притворство, поскольку упрямый маленький ублюдок не собирается уступать ни на дюйм. С другой стороны, до тех пор, пока Уилсин будет твердо стоять на своем, - что он, очевидно, намерен сделать, - даже Клинтану будет трудно выступить против Чариса с обвинением в ереси. И если я подчеркну его уверенность "здесь все в порядке, на самом деле" в моих отчетах в Храм... 
   - В таком случае, полагаю, по этому поводу больше нечего сказать, - продолжил он вслух через минуту. - Тем не менее, я хотел бы спросить вас о вашем личном впечатлении об этом Мерлине Этроузе. Я, конечно, прочитал ваше сообщение, но обнаружил, что написанное слово часто не передает всех нюансов.
   - Конечно, ваше преосвященство, - сказал Уилсин, когда Диннис сделал паузу, приподняв одну бровь. - Как я написал в депеше, на которую вы только что ссылались, я лично беседовал с лейтенантом Этроузом. Хотя вы специально не просили меня об этом, я почувствовал, что разлетающиеся истории требуют более пристального внимания. Конечно, всевозможные дикие слухи о нем, несомненно, были неизбежны, учитывая ту роль, которую он сыграл в спасении жизни наследного принца. И потом, опять же, в том деле об измене герцога Тириэна.
   - Однако в свете этих слухов я специально поднял вопрос о том, был ли он сейджином или нет. Он сказал мне, что действительно обладает, по крайней мере, некоторыми способностями, приписываемыми сейджину, в результате многолетнего обучения. Вряд ли ему было нужно говорить мне, что у него есть способности сейджина к боевым искусствам, конечно, учитывая то, чего он, как считается, уже достиг. Но он также сказал мне, что не претендует на этот титул для себя.
   Уилсин пожал плечами.
   - Мое собственное изучение рассказов о сейджинах как группе показывает, что очень немногие предположительно подлинные сейджины когда-либо претендовали на этот титул для себя. Похоже, что это присуждается им постфактум, основываясь на их достижениях. Принимая это во внимание, мое собственное суждение таково, что лейтенант Этроуз, вероятно, является сейджином, в том смысле, что его мастерство воина заставит его считаться таковым со временем.
   - А эта история с детьми, которых он спас от нападения кракена? - настаивал Диннис.
   - По моим лучшим оценкам, ваше высокопреосвященство, вовлеченные дети, по понятным причинам, впали в истерику и сильно преувеличили то, что произошло. Это правда, что власти в Кингз-Харбор обнаружили одного кракена, который был убит гарпуном. Однако больше не было найдено, и, по словам наследного принца Кэйлеба, который сам по себе является опытным морским офицером и который также имел лучшее представление о том, что произошло на самом деле, дети были гораздо ближе к причалу, чем они думали.
   - Насколько я могу реконструировать то, что, вероятно, произошло на самом деле, они были достаточно близко, чтобы лейтенант Этроуз сделал то, что, вероятно, было довольно примечательным броском гарпуна. Это было бы в разумном соответствии с его ранее проявленными способностями воина. Затем он нырнул в воду и поплыл к лодке, где кракен, которого он загарпунил, продолжал нападать на детей, пока смертельная рана, которую он уже получил, не одолела его. Лейтенант, возможно, помог отбиться от умирающего существа, но я подозреваю, что на самом деле он был больше всего озабочен тем, чтобы вытащить детей из воды на перевернутую лодку, где раненый кракен с меньшей вероятностью нападет на них.
   - Ни в коей мере не желая умалять неоспоримое мужество лейтенанта, я полагаю, что это должно составлять вероятный масштаб его действий. И, к его дополнительной чести, он никогда не утверждал, что сделал больше этого. В любом случае, и принимая во внимание фундаментальную правдивость вовлеченных детей, я искренне сомневаюсь, что даже сейджин мог бы бросить гарпун на сто пятьдесят ярдов, проплыть то же расстояние в мгновение ока, а затем задушить трех или четырех кракенов голыми руками! Действительно, я несколько склоняюсь к мнению, что здесь действует эффект снежного кома. В конце концов, лейтенант Этроуз изначально появился при довольно драматических обстоятельствах. Имея это в виду, неудивительно, что сплетни неосведомленных приписывают ему всевозможные полу-чудесные способности.
   - Но вы верите, что это "сплетни неосведомленных"?
   - Возможно, не полностью, но в основном, да, ваше преосвященство.
   - И какова его цель здесь? - спросила Диннис, слегка прищурив глаза.
   - Полагаю, что его цель здесь - предложить свои услуги в качестве воина - возможно, экстраординарного, но все же воина - Дому Армак. Я верю, что он искренне восхищается