Бурчак Ольга Геннадиевна: другие произведения.

От судьбы не уйти (черновик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каждый живущий на этом свете наверное хотя бы раз, да задумывался над тем, как он живет. Я наверное думаю об этом чаще других и позволяю себе слишком много мечтать, иначе не нашла бы приключений на свою пятую точку. Знаете, как говорится, "бойтесь своих желаний, ибо иногда они могут исполняться" (Будет неоднократно редактироваться) ПРОДА 31.10.16

  ПРОЛОГ
  Говорят, очень страшно прощаться с прошлым, говорят, очень трудно привыкнуть к разительным переменам в жизни, а ещё труднее начать её сначала. Я никогда не думала, что когда-то что-то подобное может случиться и со мной.
  Не скажу, что я чем-то отличаюсь или выделяюсь из общей серой массы прочего народа, шаблонно проживающего свою недолгую жизнь... Рождаемся, взрослеем, учимся, женимся, рожаем детей, работаем каждый день, пока наш организм не изнашивается и не умирает. И так из года в год, из века в век. Да, меняются устои, традиции, но шаблон неизменен. Так и я родилась, взрослела, училась и вышла замуж, нашла работу, на которой пропадала целый день. Моя жизнь всегда казалась мне скучной и размеренной, хотелось какого-то драйва, захватывающих приключений... Знаете, когда то я услышала очень интересную фразу, которая, наверно, стала для меня по-своему судьбоносной: "бойтесь своих желаний, иногда они могут исполняться".
   Так или иначе, но иногда то, что кажется проблемой, становится нашим спасением и, наверное, несмотря ни на что мне все-таки повезло, что к 25 годам у меня ещё не было ребёнка, иначе мне было бы гораздо сложнее пережить случившееся со мной.
  Кстати, вы никогда не задумывались, как часто мы терпим удары судьбы? Каждый из нас принимает их по-разному. Кто-то ломается, а кто-то встает с колен и идет дальше, не смотря на преграды и новые пинки, принимая все преподнесенные жизнью уроки. В своей жизни я поняла одну вещь - от своей судьбы нельзя уйти. Впереди нас ждет определенная цель, уготованная нам и мы не в состоянии ее изменить. Все что в наших силах, это выбрать путь, по которому к этой цели идти.
  Сегодня я расскажу вам о пути, который пришлось пройти мне: трудном и опасном, иногда приносящим печаль и грусть, боль, а иногда счастье и радость. Какой бы он ни был, но он мой, выстрадан и пройден до последнего мига, до самого 'победного конца', до самой последней цели и я не жалею ни об одной прожитой минуте. Мне повезло и я быстро поняла, что каждое событие, каждая встреча, приобретение или потеря не случайны, это уроки, преподносимые нам судьбой и лишь то, насколько мы готовы их принять, понять и усвоить способно помочь преодолеть предстоящие трудности.
  Ну что ж, пожалуй, пора перейти от лирики к рассказу. Садитесь поудобнее, возьмите свои любимые чашечку горячего чая или кофе и наслаждайтесь. А дело было так...
  
  ГЛАВА 1
  
  - К обряду все готово?
  - Да господин, скоро уже восход лун, жрецы на месте, алтарная зала полностью подготовлена, ожидаем только вас.
  - Отлично.
  По гулким коридорам древнего храма в глубоких подземных пещерах Дельвена разносилось звонкое эхо быстрых шагов высокого смуглокожего брюнета с большим шрамом через всю левую часть лица от виска и до подбородка, как свидетельство далеко не мирной и размеренной жизни. За ним семенил маленький, бледный, слегка сгорбленный от привычного постоянного поклонения помощник служителя храма. Его серая хламида с обтрепанными краями то и дело путалась под ногами, мешая поспевать за своим спутником.
  - Через сколько времени мы сможем открыть проход? - бросил, ни к кому толком не обращаясь, входящий в алтарную залу брюнет, рывком снимая с себя длинный теплый плащ и бросая его в руки подоспевшего послушника.
  - Через 20 минут луны будут на нужных позициях, господин Парах нун Мит. У нас уже все готово. Можем начинать подготовку к обряду. - Ответил ему лысоватый старец, служивший в храме всю свою сознательную жизнь ещё наверное с тех пор, как его, полуживого, подобрал у входа в великие пещеры и выходил его предшественник, главный настоятель храма Двух Лун, который и обучил его этому нелегкому труду и передал свои силу и знания. Ивен Манус был хоть и старым, но довольно бодрым человеком. Его неодобрительный взгляд то и дело падал на собравшихся в зале людей. Он в своё время хорошо усвоил урок великой богини и прекрасно знал, что судьбу нельзя обмануть и пророчество все равно свершится, ибо что суждено, того не избежать. Только поэтому он согласился принять участие в древнем как мир, почти забытом и запрещенном обряде.
  Семеро прибывших с Парахом нун Мит помощников заняли свои места вокруг алтарного камня, образуя правильный круг. Каждый из них разрезал своё запястье и капнул по несколько капель на большой алтарный камень, преклонив перед ним колено, как перед проводником божественной силы в их мире. За их спинами старый ивен Манус сначала тихо, а потом все громче и громче начал читать призывные слова заклятия на древнем языке, взывая к великой, могущественной силе. В оглушительной тишине свода пещеры его голос стал эхом разноситься по залу и отражаться от его высоких стен, акустически набирая мод у самого её центра, где в немом поклоне стояли семеро, а над их головами развернулась воронка, ещё невидимая живому взгляду. Сейчас сами темные богини смотрели на них через этот жуткий провал в никуда.
  Через несколько нескончаемо долгих минут ожидания Парах почувствовал лёгкий холодный ветерок на своей коже и понял, теперь настала его очередь. Он вытащил спрятанный до поры небольшой амулет перворожденных из потайного кармана своей суури*, и, читая нараспев слова запрещенного заклятия возложил на алтарь в самый центр, туда, где алела лужица крови, так щедро подаренная богиням его помощниками.
  - Арео-дестиго-росем-термиэн-десквиаль. Мирес-пристем-зиэс-фридо-торес! Арео-дестиго-росем-термиэн-десквиаль. Мирес-пристем-зиэс-фридо-торес! Арео-дестиго-росем-термиэн-десквиаль. Мирес-пристем-зиэс-фридо-торес!
  Под звуки его голоса, в ответ на принесенный дар, чёрная воронка медленно, томительно медленно начала проявляться над алтарем, закручиваясь и выгибаясь под немыслимым углом, зияя чернотой своего провала над головами с ужасом взирающей на неё семерки. Ни один из них не знал, соглашаясь на помощь своему господину, что их ждёт. А воронка тем временем все росла и ширилась, пока не начала втягивать в себя по одной души этих несчастных, что своей кровью, отданной добровольно, принесли в дар свои души тёмным богиням, ибо такую плату требуют они за перенос из одного мира в другой того, кто так нужен вопрошающему. Когда последний человек у Алтаря был поглощен чернотой, алтарь неярко вспыхнул, принимая свою жертву, и покрылся лёгким туманцем. На его поверхности постепенно начал проявляться неясный силуэт человека.
  
  ***
  
  - Аля, ну Аль! Давай быстрее, мы уже опаздываем! Вечно ты копаешься. Нас же ждут, там наверно все давно собрались, а мы еще даже из дома не вышли! Ну долго мне еще тебя ждать?!
  Мой муж, Виктор, минут 5 как сидел полностью собранный и обутый на стульчике в коридоре возле входной двери (очень удобно кстати на нем обуваться) и старательно действовал мне на нервы. Ну не виновата я, что в самый последний момент оказывается, что ты забыл что-то очень важное, без чего ну просто никак. С кем не бывает!? Ему конечно хорошо, краситься не надо, оделся только в готовое, отглаженное, а кто для меня постарается? Вот и выходит, что приходится ему меня ждать.
  Я глянула на часы, 8.10. Сегодня у нашей хорошей знакомой Таньки день рождения и мы естественно приглашены, как же без нас. Нас пригласили на 8, а я только 20 минут как пришла домой с работы, еще даже переодеться толком не успела, не говоря уже о том, что бы поесть за целый день, не считая легкого завтрака. Устала жутко, засыпаю просто на ходу, а еще нужно будет высидеть как то этот 'праздник мира'. Как же хочется просто раздеться, залезть под теплые расслабляющие струи душа, сбросить с себя весь груз уходящего дня и забыться крепким сном на мягкой любимой постельке, пока вредный противный будильник не разбудит меня, извещая о наступлении нового, такого же, как и прочие, очередного рабочего дня.
  - Аля! Ну где ты там!?
  - Да иду я, иду... - пробубнила себе под нос и пошла обуваться, отложив на потом такие приятные мысли о долгожданном отдыхе.
  Натянула на ноги свои любимые туфли, подхватила сумочку, проверила деньги, ключи в заднем карманчике и вышла в тамбур, ожидая, пока муж закроет дверь. Привалившись плечом к стене, нажала кнопку вызова лифта. Эх, как же не хочется никуда идти... Гудя и громыхая старенький лифт приветливо открыл перед нами свои порядком потрепанные двери, приглашая прокатиться с ветерком, да-да, именно с ветерком, ибо давно в нем сквозит изо всех щелей. В такой вот какафонии звуков мы и спустились на первый этаж. Уже выходя из подъезда я оступилась и чуть было не упала, хорошо, успела за перила ухватиться.
  - Вот Клава, как всегда, где-то, да встряну. И чего мне спокойно не живется...?
  - Что?
  - Прохладно, говорю, дождь наверное будет... - Ответила я. И без того плохое настроение медленно опускалось все ниже.
  Пока мы шли по улице мимо неторопливо гуляющих парочек, мамочек с колясками, просто куда-то спешащих по своим делам прохожих, я рассматривала нас в витринах уже закрытых магазинов, смотрящих на нас своими большими темными глазами. Да, ничего нового, ничего интересного: молодая супружеская пара, держащаяся за руки. Мужчина среднего роста, не красавец, но вполне приятная внешность: темно-русые, довольно коротко стриженые волосы, строгое, слегка нервное выражение лица (еще бы ему не быть нервным, опаздывает же), пухлые губы, нос с небольшой горбинкой, и, жутко нелюбимая мной серьга в левом ухе. Одет в свою любимую, черную футболку со знаком адика и темно-синие джинсы. Девушка же, на пол головы ниже своего спутника, русые волосы собраны в высокий хвост, конец которого то и дело колышется порывами летнего ветерка где-то на уровне середины спины, от чего его все время хочется перекинуть через плечё. Чисто белое платье с V-образным декольте, выгодно подчеркивающим красивые формы, со свободного кроя юбкой до колена придает ее стройной фигурке некую легкость, а высокий каблук аккуратных туфелек - изысканность. Довольно яркий вечерний макияж помогает скрыть следы усталости. Хорошо подведенные голубые глаза, с не очень то и длинными ресницами (но тушь в наше время умеет творить чудеса, большое ей за это спасибо), четко очерченные губы с ярко-алой помадой.
  Громыхнуло, вслед за быстрым росчерком молнии где-то на горизонте вечернего неба, отвлекая меня от созерцания себя любимой. Подняв голову вверх, стараясь не отстать от мужа и рассматривая источник возможного дождя, я снова оступилась и чуть было не упала. Как хорошо, что Виктор все время держал меня за руку, не то ровнять бы мне носом весьма покореженный асфальт.
  - Ты хоть иногда под ноги то смотри. Мне ловить тебя конечно не сложно, но учиться летать лучше, когда знаешь, что посадка будет мягкой. - С усмешкой сказал мой драгоценный. Это же надо, издевается еще, засранец! Пожалел лучше, что ли.
  - Не смешно! Лучше бы помог бедной девушке, и, как настоящий прынц, на ручках понес, во избежание так сказать. - И я, состроив просительную моську, потянулась ручками к шее супруга. - Покатай меня, большааая черепаха! - Так, в шутку припераясь, мы быстрым шагом продвигались к Танькиному дому.
  Вечерний воздух действовал на меня как-то умиротворяюще и плохое настроение начало постепенно отступать. Ближе к концу пути я даже немного взбодрилась. Завернув за угол очередной многоэтажки, мы резко остановились, впечатленные увиденным. В паре-тройке метров от нас проявлялось изгибаясь, то расширяясь, то сужаясь темное нечто... Я, как завороженная, уставилась на эту темноту, не в силах сделать и шагу, тогда как Виктор, даже не пытаясь потянуть меня за собой, выпустил мою руку и стал пятиться назад, а затем и вовсе побежал. Вот и вся любовь, подумалось мне. Это наверное стало моей последней мыслью, так как дальше сознание накрыла чернота, а тело поглотила воронка провала.
  
  ***
  
  - Мой господин, только что прибыл гонец и привёз для вас вот этот свиток. - На ходу, распахивая массивные двустворчатые двери с искусной резьбой, врываясь в большой тронный зал, пригибаясь в низком почтительном поклоне, доложил своему королю стражник. Он бежал сюда от самых ворот так быстро, что сейчас с трудом мог дышать. Парень хорошо знал, как не любит его король промедлений и как может за них наказать. Сколько раз он видел, как на конюшне кого-то пороли за какую-либо оплошность. Поэтому и спешил сейчас со всех ног, помня о полученном приказе: о прибытии гонца доложить незамедлительно. Его король был властным и очень жестким человеком, а может быть даже жестоким на столько, что, иногда казалось, будто он упивается чужой болью и страданиями, что это приносит ему какую-то радость и наслаждение. Поэтому правителя все боялись и старались как можно меньше попадаться на глаза, а все приказы исполнялись в точности и немедленно.
  Тамир нун Мит взял свиток из рук своего стражника, с нетерпением развернул, пробежался по строчкам глазами... Его губы растянулись в довольной улыбке, а глаза загорелись предвкушением. Наконец-то он сможет исполнить задуманное наперекор всему, врагам, пророчеству, так неоcмотрительно сделанному старухой нищенкой еще в то время, когда Молодой наследник только отвоевал для себя престол у своего отца. Ведь до сих пор так никто и не понял, от чего умер старый король.
  Сейчас же, правитель быстро встал со своего большого, резного трона отделанного позолотой и задрапированного ярко-красной дорогой тканью, нервно оправил суури, и, не обращая внимания на сжавшегося в ожидании дальнейших приказов стражника, покинул зал. Ему было сейчас над чем подумать и чем заняться. Нужно разработать подробный план дальнейших действий. Его судьба теперь будет только в его руках.
  Войдя в свои покои, Тамир порывисто подошел к небольшому столику у раскрытого окна, взял хрустальный кувшин, наполненный ярко-алой жидкостью, своим любимым сортом Велинейского вина, поставляемого специально для него из соседней страны, налил себе полный бокал, поднес к губам, вдыхая его пряный аромат, сделал маленький глоток, долго смакуя вкус. Мужчине всегда легче думалось, вот так, стоя у окна с неизменным бокалом, отодвинув рукой тяжелую портьеру, рассеянно глядя куда-то вдаль. Слишком о многом сейчас нужно позаботиться и еще больше нужно сделать, и, прежде всего, отдать распоряжения до прибытия долгожданного пленника, который должен стать решением многих проблем и ключевой фигурой в игре с собственной судьбой, предсказанной так много лет назад. Именно слова дряхлой старухи в грязных лохмотьях, просящей милостыню у дворцовых ворот, брошенные ему в ответ на удар хлыстом по старушечьему телу, не давали покоя уже много лет ни ему, ни его младшему брату-близнецу, единственному другу и соратнику. Тамир понимал, что даже брату нельзя доверять во всем, между ними всегда будет стоять жажда власти и престол, а потому верить можно только себе, но это была их общая проблема и решали они ее тоже вместе.
  Когда-то старуха сказала, что младший брат попадет в плен и чудом останется жив; что его лучший друг набросится на него, пытаясь убить и погибнет сам; когда-то старуха сказала, что придет в их страну чужак, способный свергнуть власть тиранов нун Мит, дать свободу рабам и восстановить равновесие, принести в их страну мир; и встретит правитель девушку, изменившую всю его жизнь, и не властен Тамир будет над ней, и вольна она будет в правах своих и свободна, не станет игрушкой, как прочие - а станет она началом конца его правления.
  - Ни что не спасет тебя от воли Высших, как не старайся! От судьбы не уйти. - Жутким, как будто потусторонним голосом прокаркала старуха, потрясая в его сторону своим крючковатым пальцем. - Слишком много ты зла сделал, слишком многие просят богинь о твоей смерти, тебе не избежать расплаты за свои дела! - Ее слова начали переходить в смех, какой-то страшный, отдающий безумием.
  Никто тогда не воспринял сказанное всерьез, слова оборванки быстро забылись, до поры забылись. Пока однажды Парах не попал на границе Дельвена и Минерии, своего северного соседа, в плен, откуда только чудом вернулся живым, довольно долго плутая по горам. Изрядно побитым, исхудавшим, изможденным до предела, но живым. Пока любимый пес Тамира, которого он взял еще щенком, сам лично дрессировал, отпаивал молоком и считал единственным действительно преданным другом, почему то вдруг взбесился и набросился на своего хозяина, целясь острыми клыками в горло так, что единственным выходом стал удар клинком в его сердце. Вот тогда братьям и вспомнились слова старухи. Ведь сбылось уже практически все предсказанное. Но последней части пророчества еще можно избежать. Плохо только, что свидетелей у этой истории было много: почти вся верхушка храмовников, поклонников Темных богинь, прибывших в столицу в честь праздника, делегация из южного Крауза, только и ждущего момента оттяпать себе приграничные золотые прииски, и, теперь, наверное, жадно ждущего свершения последней части пророчества.
  Воспоминания снова и снова проносились в голове, возвращая в тот день. Снова вспомнилось выражение лица старухи, с которым она произносила свои слова. Сколько в них было презрения и ненависти, сколько затаенной радости и предвкушения... В тот же день женщину казнили, привязав к двум лошадям за руки и ноги. Никто не имеет права так со мной разговаривать, подумал тогда про себя Тамир. Каждого, кто осмелится ему перечить, ему, великому правителю, будет наказан, жестоко наказан. Пусть все это знают, он никому не позволит даже подобных мыслей, не говоря уже о словах или действиях.
  - Пусть это будет уроком для вас! Смотрите и запоминайте, так будет с каждым, кто пойдет против своего короля хоть словом, хоть делом! - эхом разнеслось по площади. Тамир упивался своей властью над народом, не способным ничего ему противопоставить и покорно склонившем головы с обреченностью на лицах. - Я ваш король, и только в моей власти казнить или миловать! - и с силой ударил по крупу одного из коней плеткой...
  Неожиданно раздавшийся стук в дверь вывел мужчину из состояния задумчивости. Вернув на стол успевший порядком опустеть бокал, он отошел от окна и присел в любимое удобное кресло за массивным рабочим столом в углу комнаты, где мог часами пропадать, строя грандиозные планы или просто работая над кипой бумаг.
  - Войдите!
  - Мой господин... - Довольно немолодой полноватый мужчина, правая рука короля, сейчас застыл напротив стола в ожидании приказов. Каким-то непостижимым образом он всегда чувствовал, когда тот нуждается в его услугах и приходил до того, как за ним посылали. - Я слышал, прибыл гонец... Будут ли какие-то распоряжения?
  - Да... - задумчиво вертя в пальцах перо, протянул Тамир. - Скоро у нас появится важный... гость... Нужно подготовить для него комнату, назначить охрану... - и выразительно покосился на Гореса, проверяя, все ли он правильно понял. Получив ответный взгляд, удовлетворенно кивнул.
  - Выполняй. Хотя нет, подожди, сегодня ты мне еще можешь понадобиться. Зайдешь ко мне попозже. Вопросы есть?
  - В каком крыле лучше подготовить... комнату?
  - Без разницы... - Махнув рукой на дверь, показывая, что разговор окончен, повелитель снова погрузился в свои мысли, уже не обращая внимания на своего помощника.
  
  ***
  
  - Что это...? Это кто..?
  - Кажется, это девушка, господин...
  -Я вижу, что девушка, но что она здесь делает? Если вы что-то напутали в обряде, я лично сверну всем шеи!
  - Нет... Мы все верно.. все как в свитке... в точности... ошибки не может быть...
  - Она какая-то странная. И что у нее с глазами? Мне нужна была... Не важно кто, но не эта немочь. Я не могу ждать еще 15 лет до нужного положения лун! Ты уверен, что она та, кто нам нужен!? - Парах разглядывал худенькую девчушку, лежащую на алтарном камне в белом коротком по здешней моде платье, в странной обуви на огромных каблуках и темными пятнами над глазами.
  - Ее прислали темные богини, а они не ошибаются, господин ... Вы ведь... сами... задавали параметры вызываемего...
  Грубый властный мужской голос с нотками раздражения вот уже с пол часа о чем то расспрашивал еще нескольких, судя по голосу - мужчин. Сквозь затуманенное сознание я никак не могла понять, о чем они говорят, но интонации улавливала четко. Хотя, точно не на русском они беседуют... Голова болит жутко, а тело категорически отказывается повиноваться, даже веки приподнять не могу. Знаю только, что лежу на чем-то твердом и холодном. Кажется, в каком-то помещении, пустом, отчетливо слышится эхо от разговора. Так, лежу, бесспорно на спине, потому, как под левой лопаткой что то жутко давит и мешается, хочется пошевелиться, убрать, но не получается... Нужно как то понять где я и что со мной, то что я не возле Танькиного дома, это точно. Да уж, дела. Обратить что ли как то на себя внимание, пусть хоть на бочек перевернут, или, лучше не стоит? Попробую еще раз пошевелиться... ну же, хотя бы пальчик... вот так.., а теперь рука... ну, давай же, миленькая, я тебя 25 лет растила, не подведи хозяйку, я в тебя верю и в себя верю. Фух, конечно легкие, какие-то конвульсивные подергивания кисти это не совсем то, чего хотелось, но уже что-то. Так гляди ж и все остальное заработает... А теперь глазки... левый... правый... Уже лучше, теперь хоть и смутно, но и осмотреться можно хоть немного. Что мы имеем: потолок, высокий, на пещеру похоже, если еще и про эхо вспомнить... Мамочки, куда же меня занесло!? Из груди вырвался непроизвольный стон.
  - Господин, кажется, приходит в себя...
  - Вижу. Принеси какой-нибудь плащ, не тащить же ее отсюда в таком виде. И ивена Мануса позови, пусть посмотрит на нее, какая-то она еле живая...
  Кажется, я все-таки привлекла к себе внимание, так как голоса приблизились. С трудом повернула голову: метрах в двух от меня остановились двое мужчин, одетых как то странно. Один в балахоне каком-то, чем то монаха в рясе напоминает, а второй, даже не знаю как это описать... высокие сапоги, какого-то грязно-серого цвета, штаны непонятного кроя, чем-то на шаровары похожи и нечто типа жилетки, длинной чуть ниже попы и с кучей кармашков. За их спинами группка из еще человек пяти, тоже в балахонах, но стоят в отдалении. И чего это все они на меня так смотрят? Ну хоть зрение наконец сфокусировать смогла и лежу теперь, глазею на них, а они на меня. Так и хочется сказать: 'Чего стоим, кого ждем?'
  - Плащ неси...
  - Да-да, уже иду...
  Хм, язык точно не русский, не английский, не немецкий, на китайский тоже не похож... плюс обстановка, одежда... вывод: та воронка меня куда то закинула, куда то очень далеко, скорее всего, я уже и не на Земле вовсе, может какая то реальность параллельная...? Главное не паниковать и держать себя в руках. По ходу дела разберемся. Я сильная, я справлюсь... Где наша не пропадала... О, а это кто к нам идет? Какой милый старичок, и балахончик на нем поприличнее чем у других, беленький, а не серый. Небось шишка местная... Так Аленька, соберись, не истерить, я сказала, отставить панику. Живы будем - не помрем.
  А тем временем прямо ко мне подошел старик, и, перекинувшись парой слов с мужчиной в штанах, протянул руку к моему лбу. Я попыталась увернуться и возмутиться, но получилось лишь слегка повернуть голову, а вместо возмущенного возгласа вырвался только какой-то хрип. Не обращая внимания на мои жалкие попытки протеста, старик все-таки коснулся пальцами моего лба, и, я почувствовала, что сознание снова ускользает.
  Сквозь дрему я почувствовала, как чья-то теплая рука легко потрясла меня за плечо. Наверно уже утро, на работу пора вставать. А где же будильник? Пока не зазвонит, не встану, даже не будите. Не открывая глаз, я сонно дернула плечем, сбрасывая навязчивую руку и плотнее заворачиваясь в одеяло.
  - Просыпайтесь. Ну же, за вами скоро придут. - Проговорил мужской голос, а теплая рука снова легонько потрясла меня за плечо.
  - Не пойду на работу, у меня вообще выходной... - и тут до меня дошло, что голос то незнакомый. В голове сразу пронеслись воспоминания: воронка, пещера, я на каком-то камне и группка незнакомых мужчин, говорящих на неизвестном мне языке. Мерзкая волна страха и легкой паники пробежала по моему телу, концентрируясь где-то на уровне живота, а сердце зашлось в бешеном галопе. Я резко распахнула глаза, села и начала задом пятиться от недавнего старичка, сидящего рядом со мной на краю моей скромной лежанки к стене, старательно придерживая сползающее одеяло.
  - Тише-тише, вам не стоит меня бояться. - Мужчина успокаивающе выставил перед собой руки, примирительно улыбаясь и всем видом показывая, что не желает мне зла.
  - Кто вы и где я вообще? Что происходит? Как я здесь оказалась? - Вопросы посыпались из меня как из рога изобилия. Мне нужно было узнать как можно больше, что бы понять, как себя вести и что делать дальше. Кто владеет информацией, тот владеет миром. Если вдруг придется спасаться, нужно быть готовой ко всему. Тем более что собеседник как бы расположен к беседе, а поэтому нервы в сторону, включаем мозг и пользуемся моментом.
  - Я ивен Манус, служу в этом храме уже более 50 лет.- И видя мое непонимающее выражение лица пояснил, - Наш мир называется Эльретас. Сейчас мы находимся в стране под названием Дельвен в храме Двух Лун, посвященном темным богиням. Я здесь самый старший служитель, по званию конечно. Все остальные подчиняются мне. - Значит все-таки другой мир... Вот вам и белый балахончик, значит я не ошиблась в выводах. А ивен Манус продолжил: - попала ты к нам посредством некоего обряда, к нему прибегают очень редко и он давно запрещен во многих царствах, но... наш правитель... как бы правильнее сказать... В общем он не очень хороший человек. В своих владениях он установил очень жесткие правила и правит жестоко. Люди живут в страхе и боятся оказать сопротивление. За малейшее неповиновение карают очень сильно и, чаще всего, смертью. - Я вся напряглась. Куда же я попала... Плотнее подтянула под себя ноги, кутаясь в одеяло, перекинула назад мешавшуюся прядь. - У нас очень мало времени, а поэтому слушай меня внимательно и запоминай: если я правильно понял, то король хотел с помощью ритуала призвать в наш мир некую... сущность, с помощью которой и при помощи определенного ритуала смог бы избежать исполнения полученного в юности пророчества. Меня заставили принять участие в ритуале, с помощью которого ты сюда попала, но я не мог допустить того, что бы король избежал предсказанного и незаметно,на свой страх и риск, изменил ритуал, и, в результате, ты оказалась здесь.
  - Но...
  - Я знаю, что там, в твоем мире, у тебя была другая жизнь, семья, наверное, друзья, дом, но я должен был что то сделать, что бы помочь своему народу. Ты должна меня понять, как это, каждый день смотреть на мучения ни в чем не виновных людей и при этом быть ничем не в силах им помочь, а здесь такой шанс...Я не мог его упустить. Я изменил ритуал, попросив у богинь защиты и спасения для народа и они прислали тебя. Парах нун Мит ничего не понял, и, надеюсь, не скоро догадается. Это даст тебе шанс...
  - Шанс на что? - Я слушала ивена Мануса и не могла поверить. Какой бред! Я и спасение народа! О чем он вообще!? Истерика медленно накрывала меня с головой. Тело начало медленно потряхивать. Нашел тоже спасителя. Чем Я им могу помочь? Разве что пару рецептов подсказать, да так, по мелочи, основное из биологии, математики, физики, географии. Ах да, география не катит, здесь не Земля и кто знает, что в этом мире творится, может у них и флора с фауной другие совсем...
  - Я обычная слабая девушка, землянка, без каких-либо выдающихся знаний и способностей. Никакой магии, или, как ее там, у меня нет. Так что вы ошиблись. Я вряд ли чем смогу вам помочь.
  - Нет, девочка, богини не ошибаются. Если они прислали тебя, значит ты именно та, кто нужен этому миру. За всю свою жизнь я скопил немного сил, и, пока ты спала, обучил тебя нашему языку и отдал тебе свой 'последний дар'.
  - 'Последний дар?'
  - Позже ты сама поймешь что это, когда придет время. Мне, как своему приемнику, передал его мой наставник, а ему - его, и так много веков. Ни один из нас им не воспользовался, берегли до времени, были просто хранителями, вместилищем, а в тебе он раскроется. Сейчас это время настало. Мой дар поможет тебе в нужную минуту. 'Последний дар' - это великая тайна, которую хранило не одно поколение ивенов этого древнейшего храма еще со времен, когда темные богини посещали Эльретас. Его особенность была в том, что в нераскрытом виде его можно передать, в остальных же случах с даром только рождаются.
  - Но как я его использую, если я не знаю что это, и, как он мне поможет? Когда?
  - Всему свое время. - Старик усмехнулся, а его теплая рука ободряюще сжала мою ладонь. - Когда дар проснется, ты быстро все поймешь. Я залечил все твои ранки, искупал, но одежду пришлось выбросить. И, еще, как бы правильнее сказать, - слегка смущаясь старик начал перебирать мои пальцы: - при передаче дара твой организм полностью обновился.
  - В смысле, обновился? - непонимающе уставилась на старика, отгоняя от себя кое-какие мысли, возникшие по этому поводу.
  - Ну, как бы это сказать, ты ведь уже достаточно взрослая, что бы... как бы... это... ну... - начал помогать себе жестами, стараясь не смотреть мне в глаза.
  - Если вы о мужчине, то да, у меня есть муж, точнее уже был... - От воспоминания о предательстве по щекам побежали слезы. - Не хочу о нем вспоминать... - почти прошептала я, чувствуя, как в груди разливается обида. - Только причем здесь мужчина? - Кажется моя нелепая догадка все-таки подтвердится... Я выразительно посмотрела на собеседника. Мужчина, продолжая смотреть куда то в район своих ног, все таки продолжил.
  - Ну... теперь все так, как будто его не было.
  - Это вы о девственности что ли? Я правильно поняла? - Он кивнул. - И чего мне так не везет? Кому я так сильно куда наступила, что зажала? Жизнь все веселее и веселее день ото дня.
  - Ты не расстраивайся, это даже хорошо. В свой мир ты вернуться не сможешь, придется обустраиваться здесь, а на Эльретасе это очень ценится. Так ты сможешь найти себе хорошего мужа, - и совсем тихо добавил, - если повезет выжить и сбежать.
  - Отлично! - Я передернула плечами, как будто сбрасывая с них несуществующий груз. - С меня и одного хватило, не хочу больше. Буду жить в свое удовольствие. Лучше скажите, у вас магия - это распространенная штука или...
  - Магов у нас хватает, но все-таки их не так что бы много. Они очень ценятся, особенно сильные. Работают в основном на правящую верхушку и королей, ну еще в крепостях обязательно есть хотя бы один. Тебе с ними нужно быть очень осторожной и стараться как можно меньше пересекаться. Я не знаю точно, куда тебя отправит Парах нун Мит, но думаю что во дворец. Постарайся сбежать при первой же возможности. На помощь со стороны особенно не надейся, простые люди очень напуганы, инициативу проявлять не станут, но и препятствовать сильно, думаю тоже. За служащих и войско вообще не говорю, они верны королю.
  - Понятно: никому не верить, помощи не ждать, надеяться только на себя...
  - Все правильно. На месте хорошенько осмотрись, может, что и придумаешь. - Мужчина что-то вспомнив, начал рыться в своих карманах: в одном, втором, третьем, и, наконец, достал какой-то небольшой камешек с дырочкой по центру, через которую продета цепочка.
  - Вот, возьми, надень и не снимай. - И сам потянулся к моей шее, надевая и застегивая на мне цепочку.
  - Что это?
  - Это амулет перворожденных. С его помощью тебя призвали в этот мир. В нем еще осталось немного божественной силы. После ритуала он почему то остался на камне, а потом я нашел его запутанным в твоих волосах, когда купал тебя. Богини не забрали амулет себе, а значит, решили, что ты достойна стать его новой хозяйкой. Он поможет раскрыться дару, что я передал тебе и усилить его, а заодно и скрыть от окружающих. Когда он проявится, доверяй ему, это очень важно. Вся надежда на тебя. Надеюсь мы не зря его столько берегли. Народ очень напуган и слаб, но если появится тот, кто вселит в них веру, сможет повести за собой, у него появится шанс... - Понурив голову, с грустью продолжал старик.
  Я коснулась пальцами холодного черного камня, висевшего на моей шее на длинном кожаном шнурке, почувствовала легкий укол в палец, отдернула руку. На подушечке выступила крохотная капелька крови. Я непонимающе посмотрела на старика.
   - Коснись кровью камня, он хочет признать тебя истинной хозяйкой и никто не сможет кроме тебя снять его с себя, а скорее всего и увидеть.
  Я осторожно снова прикоснулась к камню пальцами, размазывая по нему свою кровь, почувствовала, как камень быстро потеплел, затем неярко засветился и снова погас. Магия, чтоб ее!
  - Я правильно поняла, что он должен был исчезнуть?- сказала, показывая на амулет.
  - Обычно, да, так и происходит. Но, видимо, в этот раз сыграла роль моя просьба и богини посчитали, что камень должен тебе как-то помочь. - На мгновение ивен задумался, а потом продолжил: - тебе нужно одеваться, за тобой скоро придут. К сожалению твоя одежда никуда не годится. Вот, я принес тебе другую. - И протянул мне небольшой сверток. - Одевайся, я отвернусь.
  - А моя сумочка? - Спросила я, глядя на старика. Очень хотелось верить, что она не потерялась во время перехода, а так и осталась со мной. В ней остались безумно нужные для каждой девушки вещи. А еще, кроме расчески и прочих мелочей, там была моя зубная щетка. (Очень не хотелось лишаться такого сокровища. Вдруг здесь нет ничего подобного.) Мы с Виктором должны были остаться с ночевкой у Татьяны после праздника. - Ну, маленькая такая, бежевая, с длинной ручкой. - Помогая себе жестами, описывала я.
  - Ах, да, была такая. Я сейчас схожу, поищу, куда ее дели. А ты пока одевайся.
  -Спасибо. - Искренне поблагодарила старика и начала выбираться из-под одеяла, разматывая врученный мне сверток.
  Итак, что мы имеем? Большая свободная рубаха, длинной примерно до середины бедра, точно мужская, впрочем, как и штаны. Все вполне привычного вида. Какие-то несуразные ботинки на тонкой подошве, явно не моего размера, но на шнурках, значит, не потеряю. А это еще что? Толстая жилетка безрукавка на деревянных пуговицах с кучей внутренних и внешних кармашков. Стоя на слегка подрагивающих от слабости ногах, натягивала на себя столь щедро предоставленные мне вещи. Хорошо хоть белье на мне оставили. Одела сначала рубаху, закатала длинные рукава; затем штаны, закрепила их куском веревки, чтобы не потерять, заправила за пояс рубаху. Сверху надела жилетку. Завязала шнурки на ботинках. Дааа, ну и видок у меня наверное, прям 'я у мамы дурочка'. Все висит, все болтается, на канатиках только и держится. И чем им мое платье не угодило. А еще на голове гнездо, скорее всего. Потрогала, убедилась, я права. Меня сейчас только в огород, ворон пугать. Хотя кто их знает, местных, может у них каноны красоты другие. Хотя, вдруг увидят такую красоту неописуемую и сами от меня убегут, а я смогу спокойно начать новую жизнь, раз домой не вернуться. Мечты, мечты... Мои размышления прервал бесцеремонно вошедший в мою комнатушку тот самый высокий брюнет, который один единственный отличался от всех прочих, находящихся тогда в зале одеждой и некой властностью что ли.
   - Вижу, ты уже собралась. Что ж, это хорошо. - Мужчина внимательно осмотрел меня с ног до головы и обратно, задержал чуть дольше взгляд на лице и презрительно скривил губы. - Надеюсь, я не напрасно трачу на тебя свое время и ты нам подойдешь. Вот, возьми, надень. - Бросил мне в руки свернутый плащ. - Давай, поторапливайся, у нас мало времени. Чего копаешься? - Опешив, я даже не нашлась что ответить.
  В дверь комнатки протиснулся ивен Манус. Он грустно и с некой жалостью смотрел на меня, зная, что мне предстоит, стараясь хоть немного поддержать, подбодрить своим присутствием. В сложенных за спиной руках он держал мою сумочку, всего на миг показав ее мне. Значит она все таки не потерялась, уже хорошо.
  - Мое имя Парах нун Мит, для тебя - господин Парах нун Мит и никак иначе. Я брат короля Дельвена, Тамира нун Мит. Мы сейчас отправляемся в замок. Сделай так, что бы с тобой не было проблем, иначе ... - бросил на меня многозначительный взгляд, не сулящий ничего хорошего. - Иначе я преподам тебе пару уроков повиновения. - Сказал и вышел за дверь.
  - Иди за ним, девочка, не заставляй ждать, не любят господа этого. - Старик подошел ко мне, крепко обнял, отстранился, заглянув в глаза. - Береги себя. Ты наша последняя надежда и... вот, возьми на память.- Протянул мне дрожашей рукой маленький медальен на цепочке с небольшим прозрачным голубоватым камнем в серебряной оправе. - Это все, что у меня осталось от моей матери, мне больше некому его передать. - Отдал мне в руки мою сумочку и подтолкнул к двери. Я растерянно кивнула, надела кулона себя и грустно улыбнувшись, еще раз обняла старика на прощание.
  На улице нас ждали 4 запряженные лошади и три всадника. Четвертая принадлежала Параху. Он быстро вскочил в седло, одним движением усадил меня впереди себя и мы двинулись в путь. Так началась моя дорога в новую жизнь в новом для меня мире.
  
  ***
  
  Никто и никогда не узнает, о чем думал старый ивен Манус, стоящий около входа в храм Двух Лун и смотрящий вслед удаляющимся всадникам. Передав бесценный 'последний дар' незнакомой девушке вместе со своими последними силами и крохами той магии, которой владел сам, передал добровольно, осознанно, тем самым обрекая себя на скорую смерть. Совсем скорую. С первыми закатными лучами солнца его уставший дух покинет немолодое тело, что бы обрести покой и уже из обители темных богинь наблюдать за тем, как свершатся или разрушатся его надежды, а столь привычная магия возродится и окрепнет уже в новом носителе. Подняв голову к медленно катящемуся к линии горизонта солнцу он постарался запомнить этот мир, напитаться его красками и звуками, поглубже вдохнуть его запахи и запомнить навсегда, унести с собой, как память о прожитых годах, о жизни, которую он посвятил служению богиням и народу, отдавая себя до капли. Оглянулся в последний раз, всматриваясь в лица людей, с которыми бок о бок прожил столько лет, прощаясь навсегда и ушел в свою келью что бы лечь на привычную твердую лежанку, закрыть глаза, уснуть, что бы больше никогда не проснуться.
  
  ГЛАВА 2
  
  Ехать нам пришлось довольно долго. Деревья, кусты - кусты, деревья то и дело мельтишили перед глазами, непрестанно сменяя друг друга и вгоняя в дрему. От чего то в голову пришла уже даже не вспомнить откуда взявшаяся бесконечная песенка из детства: дерево, а за деревом дерево, а за деревом дерево, а за деревом кущ, ой ні-ні, там ще дерево, а за деревом дерево, а за деревом дерево... Невысокая сочная зеленая трава у дороги то и дело местами пестрила разнообразием маленьких цветочков, поворачивающих свои головки вслед уходящему солнцу. Оно, большое и ярко-оранжевое озаряло своим мягким светом медленно темнеющий горизонт, пробиваясь сквозь тяжелые темные облака. Моя бедная, не привычная к конным прогулкам попа успела изрядно пострадать. Болело все, казалось, что ноет каждая клеточка многострадального тела. Я уже порядком устала ждать привала, особенно с учетом того, что на землю уже успели опуститься сумерки. Хорошо хоть по нужде остановку сделать не отказали. И попробовали бы после моего заявления сделать свое дело не отходя от кассы. Парах потом еще долго разорялся на бесполезных баб, от которых только одни проблемы, а на мое предложение оставить этих баб в покое и не тащить их черт знает куда, только сильнее разошелся. Так, боясь лишний раз злить и без того разгневанного мужчину, я уснула, прислонившись спиной к его груди и крепко прижимая в себе свое сокровище - сумочку.
  - Эй, просыпайся, приехали. - Меня грубо сняли с коня и поставили на землю. - Шевелись давай, Горес проводит тебя в твой новый дом. - Сказал брат короля и рассмеялся, в очередной раз презрительно оценивая мой внешний. Не нравится? А мне то что, сами меня в это одели.
  Я, еще не пришедшая в себя ото сна, постаралась осмотреться, куда же это меня привезли, но чувствительный пинок в спину помог ускорится за уже удаляющимся мужчиной. За мной последовали еще двое вооруженных солдат. Караул, я так понимаю. К сожалению, в ночных сумерках, даже не смотря на повсеместно разбросанные факелы, мало что можно было рассмотреть. Хотя увидеть, что мы находимся во дворе замка, хозяйственном дворе, я понять смогла по запаху конского навоза, ржанию из-за дальней стены множества лошадей, большим кучам сена, сложенным неподалеку и возвышающейся серой громаде, к неприметной двери в стене которой меня сейчас и вели. Мой провожатый взял со стены факел и распахнул перед моим носом дверь, приглашая войти. Следом за мной протиснулись и вояки, запирая за собой замок. Мы долго плутали по запутанным коридорам, пока не остановились в одном из них, напротив старой обшарпаной деревянной двери с маленьким смотровым окошком и мощной щеколдой снаружи. Это что же, меня, такую слабую и маленькую, да под такой большой запор? Типа, вдруг бежать попробую, чтоб не вынесла дверь? За кого они меня принимают? Нашли терминатора! Ну ладно, посмотрим, что за апартаменты мне предлагают...
  Горес открыл дверь и, не церемонясь, впихнул меня внутрь со словами 'располагайся, чувствуй себя как дома' и захлопнул ее перед моим носом, чуть не зацепив его косяком. Я даже и слова не успела сказать от растерянности, в то время, как снаружи уже слышался звук задвигаемого запора. Вокруг сразу стало темно, даже свечки не оставили. Только бледный свет луны, заглядывающей через маленькое окошко почти у самого потолка, слегка рассеивал тьму. Вот так-так... И куда же это меня определили? Маленькая комнатушка, примерно 3х3 вмещала в себя узкую не то кровать, не то лежанку, маленький столик у кровати и одинокий стул с невысокой спинкой. На столе стоял графин, видимо с водой и стакан. В противоположном углу висела явно не новая шторка, я так понимаю а-ля санузел. Заглянула, ну да. Ведро, тазик на подставке, явно для умывания, еще один кувшин с водой и маленькое полотенце на гвоздике на стене. Вот и все удобства. Ни коврика, ни дорожки на полу, только голые, холодные каменные стены и такой же пол.
  На душе сейчас было так же холодно и мрачно, как в этой комнате. Подошла к кровати, застеленной штопаным, хорошо хоть чистым покрывалом, провела по нему рукой, нажала, пробуя постель на мягкость. Твердо, жестко, грубо. Присела на краешек, развязала завязки на ботинках, сняла, подняла ноги на кровать, подтянула колени к лицу, обняла их руками. Ну что ж, видимо, пришло время задуматься о том, как себя вести, как жить и что вообще делать дальше. Но в голове было совершенно пусто, ни одной мысли, только эмоции накатывали, волнами сменяя друг друга: грусть, отчаяние, надежда, безысходность, боль. В памяти начали всплывать образы из прошлой жизни, жизни, в которую не уже никогда не суждено вернуться. Да, мне больше никогда не вернуться назад, домой, в свой мир, в сою семью, к родителям, родным, друзьям, знакомым, нелюбимой работе. Никогда больше не пройтись по родному парку, не сидеть в любимом кафе за чашечкой кофе в обеденный перерыв, не поссориться с соседкой из-за ее вечно неугомонного пса, который повадился лаять по ночам, мешая спать всему дому. Не увидеть родного неба, солнца, родной луны и таких дорогих сердцу звёзд, на которые я могла любоваться часами. Не съездить на море, наше грязное Азовское море, но свое, такое знакомое и полюбившееся с детства. Вот я маленькая радостно бегу вдоль берега навстречу маме, тяну к ней свои крошечные ручки, ноги запутываются и я смешно падаю на попу, сзади подходит папа, отряхивает от песка, берет на руки - мы вместе смеемся. Вот я во дворе играю в мяч с соседской ребятней, а вот в первый раз пошла в детский сад, одетая в яркое, нарядное платье. Мама крепко держит за руку свое чадо, что бы не сбежало куда-нибудь. А позже, так же за руку ведет в первый класс. Большие пушистые банты завязаны на макушке, в руке рюкзак, надета новая выглаженная школьная форма. А вот уже и выпускной, 11 лет пролетели как один день и пора делать следующий шаг, выбирать будущую профессию, поступать учиться дальше, получая квалификацию. Горькая слеза по потерянной безвозвратно жизни медленно катилась по щеке. Смахнула ее рукой. Ничего, я сильная, я справлюсь. Мне все- таки не впервой начинать жизнь сначала. Поправила твердую подушку поудобнее, легла на бок поверх покрывала, укрываясь плащем и уснула. Сейчас лучше поспать, а подумаю обо всем уже завтра.
  Разбудила меня возня за дверью. Приоткрыв один глаз, я увидела яркий солнечный свет, льющийся из крохотного окошка. Значит уже день. Дверь открылась и в комнатку опасливо на меня косясь зашла девушка лет двадцати в стареньком сереньком платье с передником и чепчиком на голове. Видимо служанка. Она быстренько поставила поднос на стол, заменила ведро и уже направилась на выход.
  - Девушка, постойте. - Окрикнула я ее, но она только ускорилась. - Да постойте же вы... - Служанка еще быстрее рванула к двери, которая за ней сразу же захлопнулась, а я осталась сидеть со своими вопросами и без единого ответа.
  Встала, стряхнула с себя остатки дремы, натянула на ноги ботинки и пошла умываться. Есть пока еще не хотелось, организм до конца не проснулся, а вот начать думать уже можно. Нужно проанализировать ситуацию. Итак, что мы имеем? Вчера меня привезли во дворец, как и предполагал старик, разместили в... скажем так, комнате для особо важных гостей под усиленной охраной. Поесть принесли, значит, голодом морить не будут и скорее всего, в ближайшее время кто-то придет за мной для разговора, возможно, что сразу с самим королем, уж больно я ему зачем-то нужна, иначе не тащили бы в этот мир. В раздумьях начала мерять комнату шагами, мне всегда так лучше думалось. Говорить о чем-то более конкретном не имеет смысла, так как у меня очень мало информации. Наипервейшая моя задача - разузнать как можно больше, что бы на основании полученных сведений можно было сделать хоть какие-то более-менее правдоподобные выводы и строить планы дальнейших действий.
  На очередном шаге голова немного закружилась, перед глазами все поплыло и я поспешила присесть на кровать. Наверно стоит все-таки поесть, а то уже почти сутки не кушала. Только сейчас наконец-то обратила внимание на то, что же мне принесли. Пара яблок, кусок хлеба, кусок сыра (фу какая гадость, никогда его не любила) и пара вареных картофелин. Хлеб с картофелем съела сразу, запила водой из кувшина, а яблоки засунула в карман, вдруг унесут с подносом, если сразу не схомячу. В голове давно прояснилось, но вот какое то странное чувство так и не прошло. Еще с самого пробуждения в голове стоял легкий гул, а в кончиках пальцев слегка покалывало, но я списала это на последствия вчерашнего насыщенного событиями дня и физическую и эмоциональную усталость. От нечего делать продолжила бродить по комнате, тщательно её изучая и заглядывая во все углы. К сожалению, ничего нового не обнаружилось. Ничего нового и интересного. Тогда я взобралась на кровать, пытаясь с нее дотянуться до окошка и выглянуть наружу. Безуспешно, слишком высоко. Только небо и видно, да медленно проплывающие облака. Снова спустилась на пол, и, не выдержав больше неизвестности, приложила ухо к двери - все тихо. Жаль смотровое окошко закрыто.
  - А если пошуметь...? - Я постучала в дверь рукой. - Эй! Кто-нибудь! - Снова постучала, затем еще раз, но уже ногой. Из-за двери послышался шум, какой то шорох и все стихло.
  - А-у-у! Люди! Есть там кто живой? - Приложив ухо к двери, снова прислушалась. Тихо. Плюнула на это дело и пошла, легла на кровать. Заложив руки за голову, начала бездумно пялиться в потолок. Начала накатывать апатия. Вдруг заскрежетал запор на окошке и в комнату заглянул недовольный Горес. - А, это ты? А хозяина где потерял?
  - Чего шумишь? - Зло буркнул мне мужчина. - Веди себя тихо.
  - А чего мне еще делать? Припёрли меня незнамо куда, засунули в эту коморку, бросили одну и ни слова, ни полслова, как я еще должна на это реагировать? - Все таким же флегматичным тоном отозвалась я.
  - Ничего, недолго тебе здесь прохлаждаться осталось. Думаю, Его Величество скоро захочет тебя увидеть. Так что пользуйся моментом и отдыхай. - Сказал мне напоследок мужчина и захлопнул запор. Я снова подняла глаза в потолок и полностью расслабилась, стараясь выбросить все мысли из головы. В какой то момент мир вокруг словно подернулся дымкой и сквозь него начали мелькать какие-то смутные образы, сначала не совсем понятные, а затем я уже могла даже различать отдельные картины, видя их казалось-бы как через туманное марево. Среди мелькавшего множества расплывчатых картин я довольно четко увидела какую то довольно просторную комнату с большой кроватью по центру, широкую стеклянную дверь на балкон, занавешеную плотными шторами, связанными по середине яркими лентами с красивыми бантами, треляж из светлого дерева с большим зеркалом и множеством ящичков, а так же мягким пуфом рядом с ним у одной стены, в ногах кровати, а в стене со стороны изголовья - две двери. Следующей картинкой, которую я могла различить, была какая то многолюдная широкая то ли улица, то ли площадь, по которой свободно разъезжали всадники на лошадях и сновали пешеходы, то и дело сталкиваясь друг с другом, стараясь вовремя отойти от проезжющих мимо подобий наших карет. Видимо рядом располагается что то вроди рынка. На пороге здания сидит девочка лет десяти и, счастливо улыбаясь, как будто смотрит мне прямо в глаза. Затем она поднимает руку и указывает куда то в сторону. Я поворачиваю голову в указанном направлении и мое внимание привлекает непонятная возня в толпе. Мне удается рассмотреть изможденного заросшего грязного мужчину в ужасном рванье, которого сводят с небольшого постамента. Отчего-то появилось ощущение, что он чем-то важен, но для чего, кому? Этого широкоплечего статного мужчину тащили куда то за руки двое воинов. Хоть руки и ноги мужчины и были скованы цепями, он не оставлял возможности лишний раз усложнить своим конвоирам работу. Сам он еле шел, но голову держал гордо поднятой вверх, словно говоря, вам меня не сломать. Толпа что то голосила, махала руками, что то требуя, мужчина не обращал на них внимание.
  Из такого состояния меня вырвал скрип отпираемого запора. Я встряхнула головой, пытаясь сбросить с себя это непонятное наваждение. Хоть мелькающие картинки и исчезли, но непонятное послевкусие осталось, оставляя меня в каком то муторном состоянии.
  - Хватит спать, давай на выход. Его Величество желает тебя видеть. - Изрек наполовину зашедший в место моего заключения видимо карауливший у моей двери стражник. - Ну, мне долго еще тебя ждать?
  - Да иду я, иду. - Кряхтя, поднялась я с кровати, разминая слегка затекшую от неподвижного лежания спину. Расправила рукой спутавшиеся волосы, пожурила себя, что не соизволила расчесаться и махнула на это рукой. - Веди меня, мой конвоир! - весело изрекла я и подмигнула слегка удивленному мужчине. И мы пошли. Плутать по коридорам пришлось довольно долго, прежде чем вышли к комнате, в которой меня уже ожидали. Ожидающих было трое. Уже известные мне Горес и Парах нун Мит, а вот третий мужчина был мне незнаком, хотя был точной копией Параха, только без уродливого шрама через пол лица. Сидел он в большом мягком кресле за столом, а двое остальных на креслах в сторонке, видимо всего передо мной именно король.
  - Ну что же, проходи, мы тебя уже заждались. - Приглашающе махнул мне Парах, указывая рукой на пространство между креслами и столом, отпуская взглядом застывшего за моей спиной стражника. Я нерешительно шагнула на предложенное мне место, выжидательно замерла, внимательно рассматривая по очереди всех собравшихся. Ну поведайте, что же вам от меня нужно, господа великие, подумала я, не сводя настороженного взгляда с не менее внимательно рассматривающего меня короля.
  - Ты знаешь, почему ты здесь? - спросил он спустя долгую минуту молчания.
  - Нет. Мне как то забыли об этом сообщить и я понятия не имею, ради чего меня выдернули из моего родного мира, оторвали от привычной жизни, семьи, работы, друзей. - Взяла с места в карьер я, смело глядя в жесткие холодные глаза, желая поскорее выяснить все-таки, чего же от меня надо его величеству, надеясь при этом, что не схлопочу за свой длинный язык после всего услышанного о нравах здешнего короля.
  - О! Все довольно просто. Ты нужна мне для одного небольшого дела, но об этом поговорим позже. Сейчас меня интересует немного другой вопрос.
  - И какой же? - все так же продолжаем играть в гляделки. Тяжелый колкий взгляд зрелого, многое повидавшего мужчины подавлял, заставлял сдаться, отвести взгляд, вызывая желание сжаться, спрятаться. Казалось, он проникает под одежду, под кожу, словно видя меня насквозь, заставляет бегать мурашки, а твердый властный голос подчиняет, не оставляя права на сопротивление его воле.
  - Расскажи о себе, кто ты, откуда, чем занималась там, у себя? - Мужчины выжидающе переглянулись.
  - Я обычный человек, ни чем не выделяющийся из основной серой массы, так что...
  - Серой массы? - перебил меня вопросом Парах.
  - Ну да, серой массы, то есть обычных, ни чем не примечательных людей. - Пояснила я. - Это у нас просто выражение такое. - Король кивнул, позволяя продолжить. - А чем занималась? Дом - семья - работа. В общем, все как у всех. Ничего интересного.
  - Я хочу знать подробности. - Строго сказал король.
  - Зачем? Вам это ровным счетом ничего не даст. Врядли мои познания или информация о моем мире вам что то дадут. - Непонимающе пожала я плечами. Что же на самом деле вам нужно, ваше величество? Тамир нун Мит нетерпеливо сверлил меня недовольным взглядом, не обещающим ничего хорошего.
  - Отвечай на вопрос и лучше не зли меня, девочка. Мое терпение не безгранично, а время не бесконечно. Если я что-то спрашиваю, значит мне это нужно, а это первый и последний раз, когда я позволил тебе такую вольность. Ты все поняла?
  - Да. - Нервно проблеяла я, сжавшись под его холодным взглядом. Вот уж действительно, лучше не дразнить зверя. Нервный он у них однако.
  - Мы тебя внимательно слушаем. - Напомнил о себе Парах нун Мит, а король взял перо, макнул в чернильницу, стоящую рядом со стопкой листов на его столе и начал что-то записывать по мере моего рассказа.
  Я рассказала о себе все, начиная с описания своего мира и заканчивая сутью своей работы, рассказала в подробностях, включая и то, как попала в этот мир. По ходу повествования отвечала на уточняющие вопросы. Особенно их почему то заинтересовало мое замужество, и видно, что это 'гоп-компании' не понравилось, но узнав, что никаких обрядов при этом не проводилось, немного расслабились. Еще им очень не понравилась новость, что в нашем мире нет малии и у меня в частности. Не знаю, зачем им такие подробности, но именно расспросы об обрядах и способностях меня очень насторожили. Поэтому ничего из того, что сказал мне старик в храме я не рассказала, не нужно им знать и о его подарке и переданном даре, сути которого я так и не поняла, хотя кое какие предположения в связи с недавними видениями у меня появились.
  - Ну что же. Думаю на сегодня достаточно. Об остальном поговорим позже, мне пока нужно подумать. Врикс! - Крикнул король откидываясь на спинку кресла, а в дверь вошел мой конвоир. - Отведи нашу гостью обратно, на сегодня она мне больше не нужна. - Стражник почтительно поклонился и за локоть потащил меня из комнаты по пустынным коридорам в место моего заточения.
  - Да отпусти ты, я и так никуда не денусь! - Уже в который раз пытаюсь на ходу вырвать локоть из цепких рук стражника, но все мои попытки разбиваются как волны о скалы. - Ну будь человеком, Врикс! У меня так вся рука в синяках будет из-за тебя, слышишь? - Даже не взглянул на меня. - Тебе сказали отвести меня, а не тащить! Да отпусти же ты! - Уже начала выходить из себя я попыталась пнуть по ноге стражника прямо на ходу, но вместо этого получилась подножка и мы с не ожидавшим от меня такой подлянки стражником дружно кубырем покатились по коридору. Мне повезло больше, я упала сверху, хоть и получила в полете локтем в челюсть, а вот мой конвоир пострадал сильнее. Сам виноват, что не выпустил в полете мою руку. Мало того, что носом подровнял пол, а я плюхнулась сверху, так еще и резко открывшаяся дверь приголубила его косяком по макушке. Видимо, на шум из комнаты выскочила одна из служанок, да так и застыла в испуге, завороженно глядя на открывшуюся перед ней картину широко раскрытыми глазами.
  - Привет. - С улыбкой сказала я девушке, стараясь побольнее поерзать на медленно приходящем в себя стражнике, мстительно так поерзать коленками и локтями. Довольно острыми.
  - Ой! - Наконец опомнилась девушка и шмыгнула обратно в комнату, плотно закрывая за собой дверь.
  А я наконец позволила себе встать с уже изрядно помятого мужчины, и, пока он полностью не пришел в себя и, поднимаясь на ноги сильно пошатывался, спросила: - Ну ты идешь или как? - и на всякий случай отошла на пару метров.
  - Да я тебя... - Все так же пошатываясь, двинулся он на меня. - Да я тебе... - держась за голову, продолжал он, неотвратимо приближаясь.
   Понимая, что срочно нужно что то делать, я пристально уставилась на лоб мужчины, где помимо ссадины набухала огромная шишка.
  - Ой, Вриксик, миленький, а что это у тебя? - потянулась рукой к его лбу и сбивая с боевого настроя, - Сильно больно, да? Как же тебя так? - продолжая причитать, взяла под руку замешкавшегося мужчину. - Ну пойдем уже, что ли. А хочешь, подую - и все пройдет? - Видимо мое неадекватное поведение немного выбило его из колеи ибо до моей коморки мы дошли вполне мирно. Я причитала, а Врикс только гневно сверкал на меня глазами то и дело сжимая кулаки.
  
  ***
  
  - Парис, что ты думаешь по поводу услышанного? - Обратился которь к стоящему за шторой у окна магу.
  - У нее нет силы, ваше величество, - ответил тот, выходя на место, на котором совсем недавно стояла девушка, - и она ни разу не соврала вам. Я не почувствовал в сказанном ни слова лжи. - продолжил он и повинуясь знаку короля покинул комнату.
  В рабочем кабинете правой руки его величества начал разворачивался нешуточный спор. Трое мужчин, так и не сменивших позы, пытались понять, как выйти из сложившейся ситуации. Ни один из заранее придуманных вариантов им уже не подходил.
  - Что будем делать, брат? - Спросил младший, ковыряясь небольшим ножом, с которым был неразлучен, в своих ногтях.
  - Не знаю. У нее нет силы, в их мире, оказывается, ее вообще нет! - выпалил старший, бросая чернильницу в стену. - И я не знаю, как теперь быть. Я так долго этого ждал и все коту под хвост!
   - Не спеши с выводами, именно ее силы привели через проход, а значит она тот, кто нам нужен и ошибки быть не может. Возможно, просто мы чего-то не учли и нам нужен совсем другой вариант решения нашей проблемы, который нам неизвестен.
  - Возможно ты и прав... - задумчиво проговорил король, медленно усмиряя свою вспышку гнева. - Горес, вызови ко мне наших магов, пусть отрабатывают свой хлеб. Я буду ждать их в своем кабинете через... 2 часа.
  - Да, мой король. - Ответил тот, и, поклонившись, отправился выполнять приказ.
  
  ***
  
  Где-то на границе Дельвена с Минерией, недалеко от Гринивейских гор ночную тишину леса разорвали звуки схватки. Вот уже несколько дней небольшому отряду удавалось ускользать от своих преследователей, но сегодня их постигла неудача. Лошади гнали на пределе своих сил, а противник все не отставал. Вот, запнувшись, упала первая, вскоре после нее и вторая. Подхваченные товарищами всадники никак не облегчали ношу выживших коней. Когда на ходу упала третья, командир решил принять бой, каким бы ни был его исход. Он прекрасно понимал, что схватки не избежать. Пешком далеко не уйти, а используя небольшой отрыв, можно занять хоть более-менее подходящую позицию и тогда еще может появиться шанс на спасение хотя бы части отряда. Не успели всадники толком спешиться и рассредоточиться по небольшой полянке, занимая наиболее удобные позиции, как из просвета меж деревьев на них выскочил конный отряд противника. Первый, выскочивший на поляну, пал обезглавленным сразу же, не заметив засевшего на ветке дерева противника, остальным повезло больше. Легко увернувшись, они сняли с дерева свою жертву и продолжили наступление. Времени для маневров не осталось и началась настоящая бойня. Звенела сталь, ржали лошади под своими седоками, взбудораженные запахом крови и схватки. Свои и чужие смешались в беспощадном танце смерти. Ни одна из сторон не собиралась отступать. В центре поляны друг напротив друга застыли двое. Высокий, статный, широкоплечий мужчина лет тридцати с черными как ночь распущенными по лопатки волосами с зажатым в раненой правой руке мечом и длинным ножом - в левой. В грязной рубахе, порванной на плече и запачканной в кровь от небольшой, но глубокой раны и обтягивающих кожаных штанах, подранных в нескольких местах от быстрой скачки по густому лесу. Напротив него, зеркально повторяя все движения, в легком доспехе, с превосходством взирал капитан отряда ловчих короля Дельвена. Ему сегодня выпала большая удача, поймать такую птицу, взять которую нужно живой.
  - Кого я вижу! Неужели принц Демиэн собственной персоной?! Позвольте узнать, откуда такая честь и что же вы забыли в наших краях? Неужели просто в гости решили заглянуть?
  - А то как же, дай думаю, загляну. Давно, знаешь ли, мечтал в гости зайти, да все не приглашали.
  - И как в гостях, понравилось? Тепло ли мы вас приняли? - Все так же кружась друг против друга и меряясь взглядами с усмешкой продолжал противник. - Тебе все равно не уйти, Демиэн, сдавайся. Нас больше, твоим людям не выстоять. Вас осталось уже пятеро, а сколько было? Если ты сложишь оружие, я оставлю им жизнь и даже отпущу одного, так сказать, весточку домой передать. Соглашайся, это хорошие условия.
  - А что будет с остальными? - Принц понимал, что победы в схватке им все равно не одержать, пятеро против двенадцати - это слишком мало, особенно если учесть, что все очень устали и еле стоят на ногах. А так у них может появиться хотя бы призрачный, но шанс выжить, а если повезет, то и освободиться. Его все равно возьмут живым, слишком ценная он добыча, а вот остальные никому не нужны. Тем более, на сколько он знал, данный командир ловчих всегда держал данное слово.
  - Мы доставим всех в столицу, а дальше уже король сам решит вашу судьбу. - Пожал плечами капитан, как бы всем своим видом показывая, что не уполномочен решать такие вопросы, что и так идет на большие уступки, опасаясь вызвать на себя недовольство, обещанием отпустить одного противника на свободу. Еще немного поколебавшись, обведя взглядом свой отряд, сжавшийся в кучу и держащий оборону, стоя спина к спине, принц все же сомневался. Его верные соратники, с которыми они вместе прошли через многое, сейчас были полностью обессилены, некоторые довольно серьезно ранены и уже с большим трудом отбивали атаки противника. Никто из них не собирался отдавать свою жизнь задаром и никто из них не слышал предложения командира вражеского отряда, увлеченные схваткой и поэтому в любом случае не осудит своего принца, какое бы решение он не принял. Подумав еще минуту, Демиэн сдался. Молча кивнув командиру, он опустил оружие, позволяя себя связать. После короткого распоряжения, так же поступили и с остальными. Все, кроме одного, самого молодого члена отряда минерейцев стройной шеренгой отправились во вражескую столицу, ожидая дальнейшей участи и в тайне надеясь, что их гонец вовремя успеет принести весть о судьбе принца и его отряда своему королю, а так же сообщить, что в близком окружении завелся предатель.
  
  ***
  
  На большой рыночной площади на каменных ступенях здания, где размещался кабинет главного управляющего рынком, сидела худенькая слепая девочка в своем старом выцветшем платье со множеством заплаток. По ее лицу блуждала задумчивая легкая улыбка.
  - Ирика, что с тобой? Ирика! - уже в который раз безуспешно тормошил ее за плечо такой же чумазый взволнованный мальчишка, старший братик девочки. Он прекрасно знал, что значит такое отстраненное состояние сестры. В их семье дар предвидения бабушки с рождения проявился именно у нее.
  - Все хорошо, Матиас, теперь будет все хорошо. - Уже осознанно и счастливо улыбнулась девочка.
  - Ты что-то видела, скажи?
  - Да. Бабушкино пророчество помнишь? Пришло его время. Все фигуры на своих местах, колесо событий запущено, нам осталось только ждать.
  - Так это же замечательно, Ирика! - Просиял мальчишка, и, забрав собранные сестрой монетки, помчался рассказать обо всем услышанном остальным, кто еще не потерял надежду на свободу и счастливую жизнь. Еще ни разу его сестра не ошибалась, а значит, наконец пришло время готовиться для более активного сопротивления.
  
  ГЛАВА 3
  
  Сидя на кровати в полумраке в своей коморке и расчесывая жутко спутанные волосы, я пыталась проанализировать ситуацию в целом исходя из уже имеющейся у меня информации и выводов, сделанных из сегодняшнего разговора с королем и его братом. По всему выходило, что им для какого-то ритуала нужен человек с магическими способностями, а еще лучше незамужняя девушка, над которой ранее (что очень важно!) не проводилось никаких обрядов. Да уж, ситуация неутешительная, но из нее нужно как то выпутываться. Расчесавшись, я заплела косу, но, к сожалению, мне даже перевязать ее нечем. Моя резинка осталась где то в храме. Видимо потерялась, когда меня отмывали от крови с алтаря. Ничего не поделаешь, придется приспосабливаться как то или ходить лохматой, хотя с длинными волосами - это проблема. Перебросив косу за спину и поднявшись с кровати, начала мерять комнату шагами, практически топчась на месте из-за ее крохотных размеров, продолжила свои размышления. А по всему выходило, что после обновления организма и подарка монаха я им идеально подхожу, ведь обрядов надо мной не проводилось. Единственное, что утешает, так это то, что никому кроме меня и старика такие подробности неизвестны и сейчас моя главная задача, сохранить это в тайне как можно дольше. Так, в размышлениях, я и не заметила как пришло время ужина и в мою комнатку снова вошла та же девушка-служанка что и утром, заменила пустой поднос на полный и так же молча быстренько скрылась за дверью. Не спеша перекусив еще теплой кашей с куском хлеба, я легла спать. Пожалуй, это единственное, чем можно себя занять, когда нечего делать. Уснула довольно быстро, не смотря на множество мыслей, вертевшихся у меня в голове.
  'Бег, сумасшедший бег по ночному лесу на пределе возможностей, сердце бешено скачет в груди. Длинная юбка то и дело цепляется за ветки деревьев и кусты, стесняя движение. Шнурки туфель давно развязались. Меня кто-то преследует, но я не вижу кто, только слышу стук копыт, который все приближается и приближается. Мои силы на исходе, в ушах бьется пульс, ноги начинают заплетаться, но нельзя останавливаться, нельзя, иначе смерть. Огибаю одно дерево за другим, петляя как заяц. Волосы сильно растрепались, а шпильки давно потерялись где-то сзади. Смахиваю с глаз длинную черную прядь и бегу, бегу... Большая луна внимательно следит за мной со своей высоты, освещая мой путь, яркие далекие звезды насмешливо подмигивают. Сквозь звон в ушах слышу, как невдалеке от меня шумит вода, река близко. Я устремляюсь туда, в надежде на чудо, что мне все-таки удастся уйти, скрыться, спастись. Только бы успеть... Снова юбкой цепляюсь за какой то высоко выпирающий из земли корень, падаю, больно ударяясь коленом, пытаюсь освободиться, не выходит. Дергаю ее из последних сил, оставляя на коряге большой клок когда то шикарного дорогого платья, с трудом встаю и бегу дальше, слыша, как ржет конь моего преследователя уже совсем близко. Острая боль в колене затрудняет движение, но сдаваться нельзя. Моя цель уже совсем рядом. Впереди вижу обрыв, на пределе сил стремлюсь к нему... еще десяток метров и я смогу скрыться, еще совсем чуть-чуть... Что то больно ударяет меня в бок, сбивая с ног, падаю на спину, больно ударяясь головой, перед глазами пляшут мурашки. С трудом пытаюсь сфокусировать взгляд и осмотреться. В голове шумит. Сквозь сильный звон в ушах слышу приближающийся цокот копыт. Нельзя сдаваться, я должна успеть, моя жизнь слишком важна, что бы так легко сдаться и умереть. Снова встаю, шатаясь, пытаюсь двигаться дальше, но мне преграждают путь. Высокий мужчина в темном плаще на своем скакуне смотрит на меня молча из-под скрывающего лицо капюшона. Пытаюсь обойти, но мне снова преграждают путь. Преследователь заносит вверх руку с зажатым в ней хлыстом, единственное, что успеваю заметить перед ударом - это перстень на безымянном пальце с большим красным камнем. Удар, и острая боль пронзает левое плече, мне чудом удается устоять на ногах. От звука удара с ветки прямо над всадником в испуге слетает какая то птица, конь дергается в сторону... это мой шанс. Из последних сил успеваю преодолеть спасительные метры и лечу вниз... Холодный, бурлящий поток легко подхватывает и несет меня по течению. Спасена, я спасена...' Проснулась я резко как от удара, сердце безумно колотилось в груди. Открыв глаза и осмотревшись, поняла, что я в безопасности, в своей коморке и никто меня не преследует. Дыхание начало постепенно выравниваться. Встала с кровати и пошла умываться. Ну и кошмар же мне приснился. Только вот слишком сильное чувство реальности увиденного все не хотело меня покидать. Неужели очередной привет от дара? Нет, нужно поскорее смыть с себя это жуткое ощущение безысходности. Я снова и снова плескала в лицо спасительную влагу. Холодная вода помогла поскорее прийти в себя, отстраниться от неприятных ощущений. Надеюсь, что подобные сны не станут моими частыми гостями, иначе моя психика может просто не выдержать.
  
  ***
  
  Сегодня у старого короля Минерии, Гриниана восьмого, выдался на диво тяжелый день. Он буквально пол часа назад закончил переговоры с послом из Велинеи на счет новых торговых договоров и сейчас устало откинулся на спинку своего трона, внимательно наблюдая из-под полуопущенных ресниц за тем, как две его дочери - Мелиса и Лания весело кружатся в танце с придворными кавалерами на приеме, устроенном в честь таких важных гостей и достигнутых выгодных соглашений. Красивые невесты подрастают. Пора уже наверно призадуматься о подборе для них подходящих партий, заодно и связи с соседями укрепить брачными союзами. Велинея, страна хоть и небольшая, но земли богатые, плодородные, а принц Тобиас по возрасту как раз старшенькой подходит. Для свадьбы им правда еще рановато, годиков четыре еще подрасти нужно, ума набраться, а договориться о помолвке можно уже сейчас, зачем зря время терять. Да, стоит передать письмо с предложением своему венценосному соседу вместе с посольством.
  Плавно с дочерей мысли свернули к единственному сыну, наследнику, который решил лично проверить кое-какие донесения разведки и отправился тайно с небольшим отрядом верных ему людей на границу с Дельвеном. Для него это привычное дело. Принц всегда был непоседой и уже успел побывать на всех приграничных заставах и лично периодически инспектировал крепости. Их жители отлично знают наследника в лицо, а потому окажут любое содействие, если возникнет необходимость. Только одно сейчас беспокоило старого короля: вот уже несколько дней от Демиэна не было ни одного сообщения, ни одной весточки. Только бы не попался, только бы вернулся. Сын подавал большие надежды как будущий правитель, а незаурядный ум вызывал родительскую гордость. Его авторитет уже сейчас признавали все воины, а что будет через несколько лет? Парень всегда всего добивался сам, требуя от учителей по военному делу не выделять его среди других учеников и старался на ровне с ними, а потому уже к концу обучения не было ни одного солдата, который бы сказал, что принц слабак, самодур или папенькин сынок. Его авторитет был честно заслужен. Усталость уже начала брать свое, а нарастающая мигрень требовательно намекала на отдых, но расслабляться было еще рано: прием в самом разгаре. Еще раз обведя зал расфокусированным взглядом, отмечая про себя счастливые и беззаботные лица воркующих парочек, обеспокоенные, но вместе с тем - заинтересованные их родителей (на таких приемах часто присматривали будущих супругов для своих отпрысков), внимание короля привлек притаившийся в дальнем, темном углу зала за кадкой с пышным розовым кустом его третий советник, беседующий с каким то незнакомцем в плаще и капюшоне. Они то и дело нервно оглядывались по сторонам, как будто боялись быть кем-то замеченными вместе.
  Теплая нежная ладошка легла на плече королю и он вздрогнул от неожиданности.
  - Ваше величество, не изволите ли потанцевать? - Мило улыбающаяся девушка, лет шестнадцати на вид, выжидательно заглядывала отцу в глаза, нетерпеливо притопывая на месте. - Дама очень простит!
  - Ну идем, разомнем мои старые кости, раз дама простит. - Улыбнулся король в ответ и повел дочь к центру зала, отмечая про себя, что незнакомец уже успел исчезнуть.
  
  ***
  
  Сегодня ко мне никто не приходил и целый день пришлось провести в полном одиночестве безумно скучая по дому, по своим друзьям. Наиболее ужасное в такие моменты то, что ты остаешься наедине с самим собой, в голову лезут самые разные мысли, воспоминания и далеко не все они счастливые, вгоняя в грусть, иногда доводя до отчаяния. Сколько людей на земле, столько и различных реакций у каждого человека на ту или иную ситуацию. Меня же в такие моменты одиночества пробирает анализировать свою жизнь. Радует хотя бы то, что человек я не мнительный с довольно гибкой психикой. Уже не раз пришлось убедиться в том, как мне с этим повезло, иначе некоторые ситуации и моменты из моего прошлого давно бы подкосили, а так ничего, живу. После каждого падения встаю снова на ноги, отряхиваюсь от боли и разочарования и иду дальше. По сути сказать, за свою недолгую жизнь я многое повидала: потеряла родителей, сначала отца, а потом и мать, пережила предательство подруги и бывшего парня, которые решили, что в нашем треугольнике я лишний угол. Философское отношение к жизни - вот моя панацея. Главное было научиться воспринимать все как очередной жизненный урок и стараться не принимать близко к сердцу. Я поняла, что каждый человек, который появляется в нашей жизни или событие, приходят к нам, что бы чему то новому научить и когда они уходят, их нужно отпускать, благодаря за уроки. Если это кто-то важный, он обязательно останется рядом, а если только 'учитель' (каким бы ни был его урок), то не стоит жалеть о потере, она всегда к лучшему и обязательно принесет за собой в твою жизнь что то новое, возможно даже что счастливое. Именно благодаря таким знаниям человек растет как личность, развивается, накапливает житейскую мудрость. Жаль только что некоторые, особо жестокие уроки заставляют черстветь наши сердца, иногда закрывая к ним дверцу на огромный амбарный замок и потом очень сложно снова кому то довериться.
  Почему то вспомнилось, как лет в пятнадцать, встречая подругу на вокзале я попала в загребущие ручки цыганки. Я сразу как то обратила на нее внимание. Среднего возраста женщина, яркая, пестрая, но опрятная, ухоженная. Она сидела на лавочке с ребенком недалеко от меня. Осмотрев ее и удивившись, на сколько она выбивается из прочей своей братии чистотой, отвернулась и забыла, вглядываясь вдаль в ожидании прибытия автобуса.
  - Девушка! Девушка! - Услышала я окрик и повернулась на голос. - Да-да, ты! Подойди пожалуйста. - подтвердила она кивая на мой вопросительный взгляд.
  - Зачем! - Не скрывая удивления в голосе, спросила я уже ожидая коронной фразы про позолоти ручку, всю правду расскажу.
  - Подойди, присядь, скажу кое-что. Я бы сама подошла, но с ребенком неудобно, не хочу разбудить. - Похлопала рядом с собой по лавочке рукой.
  Обернувшись еще раз на платформу я решила подойти, все таки она выбивалась из привычного представления и уже этим заинтересовала. Никогда не сотрутся из моей памяти ее слова. Кто-то стремится узнать свое будущее, а я нет. Лучше не знать и жить спокойно, радуясь каждому дню, каждому мгновению, чем знать, каждый день ждать и мечтать о том, что бы предсказанное никогда не свершилось. Такие знания опасны, они отравляют нашу жизнь. Когда мы живем в ожидании предсказанного, жизнь перестает быть полной, заполняется терзаниями, стремлением избежать, предотвратить, изменить, если это что то плохое, или, заставляет пропускать много вещей, событий, людей мимо себя в ожидании чего то прекрасного, не понимая, что все, что мы пропускаем, не менее важно и значимо.
  - Да ты садись, не бойся, я не кусаюсь.
  - Говорю сразу, денег у меня нет.
  - Да не нужны мне твои деньги. - Улыбнулась женщина, покачивая малыша. - А что сказать хочу... В нашей семье через поколение передается дар по женской линии. Мы ВИДИМ людей, не всех конечно, но тех, кого видим, обязаны рассказать. - Она внимательно посмотрела мне в глаза, ожидая моей реакции.
   - И меня вы видите? - Скептически приподняв бровь уточнила.
  - Да, тебя я вижу. Не все, но то что открывается... тяжелая жизнь у тебя будет... - Грустно взглнув на небо она продолжила. - Дважды ты потеряешь в ЭТОМ мире и трижды тебя здесь предадут... а потом ты уйдешь к своей судьбе.
  Совершенно не понимая, что за бред она несет, я все таки промолчала, подумав про себя, что еще сейчас этакого услышу.
  - Все, что с тобой здесь случится, это твой урок, хоть и жестокий, но он пригодится в ДРУГОЙ жизни, поверь. Ты будешь конечно счастлива и семья будет и дети, но через какие испытания все это к тебе придет... Тебе нужно быть сильной, научиться бороться, от тебя будут зависеть тысячи жизней...Никому не пожелала бы я пережить столько испытаний и лишений, но таков твой путь...
  - Что за бред!? - Не выдержала я. - И что значит 'эта жизнь', 'другая жизнь'? Я собираюсь жить долго и счастливо, прежде чем на тот свет отправляться! - Подскочила с лавочки, намереваясь отойти подальше от этой сумасшедшей.
  - От судьбы не уйти, запомни. Какой дорогой бы мы не пошли, итог один. Судьба указывает нам цель, а мы можем выбрать лишь путь, по которому к ней идти... - Дальше уже не слушая, я поспешила к подъезжающему автобусу.
  Так, коротая за мыслями день до вечера, легла спать в погруженной в ночную мглу своей холодной одинокой коморке.
  К счастью сегодня я спала без снов, а проснулась, только когда служанка принесла завтрак. Очень хотелось получить от нее хоть немного информации, но она как всегда быстро ретировалась, делая вид, что меня здесь нет. Жаль конечно, что приходится только гадать о своем будущем и моем месте в этом мире, но утешает только одно, несмотря на все лишения, мне было обещано счастье и только в моих руках путь к нему, а значит нужно взят себя в руки и постараться выжить.
  
  ***
  
  Сегодня в малой гостинной королевства Дельвен проходила встреча с послом Сольвета. Тамир нун Мит поставил перед собой цель - взять Велинею и бОльшую часть Минереи и упорно шел к ней. Уже почти год планировалась операция по свержению законной власти и взятию ее под контроль в этих странах и сейчас пришло время пожинать первые плоды. По последним донесениям голубиной почты принц Минереи под конвоем отряда ловчих как раз направляется в столицу, а значит, пора приступать к устранению короля и захвату власти. Что могут сделать две соплюшки наследницы, даже не достигшие совершеннолетия. Останется только начать двустороннее наступление и страна в кармане, что уж и говорить о практически безоружной Велинее, которая всегда была под защитой Минереи. Если отсечь голову у змеи - остальное дело техники.
  - Наш человек нашел союзника в приближенных кругах Гриниана Восьмого. Думаю проблем возникнуть не должно. Осталось только передать инструкции и дело в кармане. - Самодовольно усмехаясь сообщил Хорвет - посол Сольвета.
  - Как вам это удалось, друг мой? - Заинтересованно спросил Парах нун Мит. Еще бы его это не интересовало, ведь он сам на этом поприще потерпел фиаско, а признать, что тебя в чем-то обошли, да еще кто..., не в его правилах.
  - О, все просто. Нашему человеку удалось похитеть единственную дочь третьего советника короля Минереи и теперь он сделает все что ему прикажут. - Самодовольная улыбочка не сходила с его лица. Еще бы ему не радоваться. Они всегда были во всем ведомыми, а туи обскакали сам Дельвен!
  - Ну что ж, надеюсь на вас. Думаю, как раз пришло время обсудить план дальнейших действий. - Заключил Тамир, уже предвкушая свою победу. Кто сказал, что он должен играть честно? Это не в его правилах. Он возьмет свое и по максимуму. Любой союзник нужен только до поры, а дальше... ммм, как увеличатся его владения, новая земля, возможности, рабы... Главное улучить момент... А удержать он сможет...
  
  ***
  
  Я никогда не любила рано вставать и это утро не стало исключением. Умывшись холодной водой и позавтракав оставленной на подносе служанкой едой, уселась на кровать, вычесывая растрепанные за ночь волосы. Старенькая расческа медленно пробиралась сквозь спутанные локоны. Справляться в таких первобытных условиях с моей шевелюрой оказалось довольно сложно, особенно ели учесть отсутствие шампуня или мыла, что, естественно, не улучшало и мой общий вид, а одежде уже давно не помешала бы стирка.
  Раздавшийся в тишине скрежет отпираемого запора заставил вздрогнуть от неожиданности. В комнату заглянул уже знакомый мне стражник, Врикс кажется.
  - Его величество хочет тебя видеть, собирайся и пойдем. - Окинув меня с ног до головы пристальным взглядом сказал: - и приведи себя в порядок, если не хочешь проблем. Даю минуту. Проводив взглядом скрывающуюся за дверью фигуру мужчины, осмотрела себя еще раз, завязала пару завязочек, поправила немного перекрутившуюся рубаху, закинула на спину заплетенную косу и пошла стучать в дверь. Действительно, не стоит заставлять короля ждать, особенно если учесть, что от его настроения зависит моя жизнь, а оно у него слишком переменчиво и непредсказуемо, как автомат в руках обезьяны, никогда не знаешь, когда выстрелит и в кого попадет. Как говорится, береженого Бог бережет.
  Спустя несколько долгих минут плутания по замковым коридорам мы снова оказались в той же комнатке, что и в прошлый раз. Если я правильно поняла из обмолвок стражника, это кабинет помощника короля. С прошлого раза здесь ровным счетом ничего не изменилось, даже лица все те же. Хотя нет, парочка прибавилась. Новенькие стояли позади кресел, на которых разместились брат короля с тем самым советником. Их одежда выглядела довольно необычно. Из-под длинных черных плащей выглядывала то ли рубаха навыпуск, то ли мужское платье длинной почти до колен с разрезами по бокам почти до пояса. Под ней видны довольно узкие штаны, заправленные в длинные, до колен сапоги. На поясе у одного висел кинжал, на обтянутой кожей рукояти которого как бы изнутри светился большой камень бирюзового цвета, а у второго - что то типа палки или жезла, длинной сантиметров 50, с кучей небольших висюлек на одном конце, которые мелодично позвякивали при движении мужчины. Рядом с жезлом так же висел небольшой коричневый мешочек, содержимое которого для меня - тайна, покрытая мраком. Интересно, кто они? Увы, более подробно разглядеть новые лица мне возможности не дали. Его Величество решил сразу перейти к делу.
  Он, как и в прошлый раз сидел за тем самым столом, снова с кипой бумаг, пером в руке и чернильницей рядом. Пожалуй, единственное, что изменилось, это одежда. Все такой же холодный взгляд устремлен, казалось бы, в самую душу, в самую глубину и пронзает насквозь. Я зябко передернула плечами, как бы сбрасывая с себя невидимый груз, что не укрылось от короля. Его губы слегка дрогнули в довольной улыбке, видимо радуясь произведенному эффекту. Тоже мне, нашел чем гордиться. Слабого любой запугать и обидеть может.
  - Подойди поближе, я хочу тебя кое с кем познакомить. - Сказал король и кивнул мне за спину.
  Интересно, что им от меня на этот раз надо. С каждым разом число наблюдателей все растет и растет. Ну да ладно, не время отвлекаться. Что он там сказал, познакомиться? Ну, давайте познакомимся. Я медленно повернулась лицом к наблюдателям, ожидая дальнейших указаний, которые не заставили себя ждать. Под сканирующими взглядами незнакомцев Его Величество начал представление нас друг-другу, не забывая пристально следить за моей реакцией.
  - Знакомься, Аля, вот этот мрачный господин, - указывая кивком на мужчину с жезлом - мой придворный маг, а заодно и член совета магов Дельвена Парис, а его спутник, - кивок в сторону второго - его личный ученик и помощник, Ригард. Они помогают мне разобраться в одном деле... и сейчас их задача помочь мне понять, как правильнее с вами дальше поступить. Можно сказать, сейчас решается ваша дальнейшая судьба, и, какой она будет, отчасти зависит непосредственно от их выводов, вы понимаете, о чем я сейчас говорю?
  Конечно понимаю, как тут не понять. Но что им от меня нужно, кто бы объяснил. Стоят, смотрят, ничего не говорят. Может ждут, что я что то первая скажу? Принято у них так что ли, над людьми издеваться? Ну ладно, была - не была...
  - Здрасти... - выдавила из себя, растягивая губы в вымученной улыбке.
  Видимо они ожидали каких-то других действий, так как молча переглянулись между собой и снова уставились на меня, но видя, что я не собираюсь говорить что-либо еще, тот, которого представили Парисом, снял с пояса свой мешочек, развязал стягивающий его ремешок, высыпал на руку горку какого-то порошка. Приблизился практически вплотную, поднял раскрытую лодочкой ладонь и сдул содержимое мне в лицо. Глаза мгновенно заслезились, а в носу нещадно зачесалось. Сразу захотелось смачно чихнуть, но, как назло, состояние оказалось ни туда - ни сюда. Я только и могла, что пытаться проморгаться и отдышаться, пытаясь избавиться от неприятных ощущений. Попытка протереть глаза и почесать нос провалились с треском. Руки категорически отказывались слушаться, а позже и уши заложило, как будто я находилась глубоко под водой. Мысли начали путаться. Я чувствовала, как тело постепенно становится ватным (при этом я твердо продолжала стоять на ногах, не в силах пошевелиться), но ничего не могла сделать, что бы освободиться, сбросить с себя это мерзкое ощущение беспомощности. Но чем сильнее чувствовалась слабость, тем отчетливее где-то внутри разгорался будто маленький тлеющий огонек, и, как мне показалось, растекающийся по сосудам вместе с кровью, согревающий, дарящий тепло. От вялого анализа внутренних ощущений меня отвлекла резкая, но быстро исчезнувшая боль в ладони. Краем еще не до конца замутненного сознания я поняла, что, скорее всего по руке полоснули острым ножом. Пережитое неприятное ощущение ненадолго отрезвило. Сквозь шум в ушах я смогла расслышать несколько фраз. Голоса звучали как из трубы и кто говорил, угадать так и не смогла.
  - Ну, что скажите? - спрашивал первый голос.
  - Не могу понять... У нее странная реакция на проявитель. Что-то в ней есть, но что, определить не получается. - Ответил второй. - По крови тоже ничего определенного. Такое ощущение, как бы правильнее выразиться..., она как пустой сосуд, который ждет, когда его чем то наполнят.
  - Что это значит? - третий голос.
  - Своей силы в ней точно нет, но показатели такие, как у владеющего. Я никогда прежде такого не встречал. Мне кажется, что если ей каким то образом передать силу, она в ней приживется и будет подчиняться и восполняться как резерв у любого мага.
  - А есть такой способ? Тогда мы все таки смогли бы... не напрасно... ошибки.
  Дальше голоса снова слились в сплошной гул, из которого невозможно было вычленить ни одного слова. Только огонек, тлеющий в груди, успокаивал и давал ощущение незримой поддержки. Что это за тепло? Откуда оно взялось? Единственным объяснением, пришедшим в голову, был тот самый амулет перворожденных, который я ни разу не снимала с тех самых пор, как мне его вручил тот старик. Интересно, как он там сейчас? Додумать эту мысль до конца я так и не смогла. Сознание ускользнуло окончательно, погружаясь в беспроглядную темноту.
  Глядя на то, как повинуясь жесту руки мага девушка механически разворачивается и покидает кабинет, Парах нун Мит размышлял, как можно использовать для себя полученные сведения. А в том, что пришло его время наконец выйти из тени своего брата, он ни минуты не сомневался и был не намерен терять такой отличный шанс. Да, он по своему любит Тамира, помогает во всем, замещает при необходимости, но брат никогда не давал ему свободы и власти в той степени, в какой бы ему хотелось и всегда очень жестко пресекал все попытки проявить себя. Так стоит ли колебаться и дальше? Нет, однозначно нет.
  
  ГЛАВА 4
  
  - Ааапчхи! Ааапчхи! Ааапчхи! Да когда это уже закончится..!?
  Вот уже минут 5 как я сижу в незнакомой комнате на большой кровати и не могу прекратить чихать. Нос распух, глаза слезятся не переставая, что никак не дает мне возможности хоть немного осмотреться ибо лицезрение расплывчатых силуэтов не слишком информативно. Единственное, что удалось определить однозначно, так это то, что я здесь одна, а где здесь - пока не ясно. И что больше всего интересно, так это чем меня облагодетельствовал придворный маг, что меня вот уже сколько времени так круто плющит. Его чудо-порошок переплюнул даже Каланхое, эдакое народное средство, которым часто насморок лечат. По своему опыту знаю, нос пробивает на раз. Но это... просто слов нет. Интересно, а от непрекращающегося чиха кто-либо уже умирал, нет?
  Вот сижу я вся такая красивая неизвестно где и думаю, как докатилась до жизни такой? Как-как, с горки, еще и с пинком для лучшего ускорения. А все почему? Да потому, что если влипать в неприятности, то регулярно. Да-а-а, вот это жизнь! Прямо всегда о такой мечтала: что не день, то приключения, а сколько тайн и загадок...! А какая интрига! О! Хоть чихать перестала, счастье есть! Так, подобрать сопли, вытереть слезы..., а чем подобрать... чем вытереть? Рукава все- таки жалко, чай не казенные...Я осмотрелась по сторонам. Какая здесь красивая простынь, вся такая беленькая, чистенькая ... надеюсь, никто на меня не обидится, если я ее уменьшу совсем на немного, на во-о-от такой малюсенький кусочек? Почти как в армии, на портянки... Совсем другое дело! А простынь я поправлю, ну вот, даже почти не заметно... если не смотреть... А я что, я ничего, сами виноваты. Нельзя так над человеком издеваться. Вдруг у меня теперь стресс и вообще... Ладно, хватит ерундой страдать, пора наконец серьезно осмотреться и понять, куда меня на этот раз определили, а главное - почему? То, что меня сюда принесли, это и ежу понятно, ибо состояние у было не стояния.
  Наконец-то я смогла нормально осмотреться. Комната довольно большая и светлая, с балконом по правую руку от меня, который скромненько так спрятался за широкой раздвижной стеклянной дверью, занавешенной плотными темно-зелеными шторами, связанными посередине яркими салатовыми лентами, с красивыми бантами. Солнечные лучи легко проникают внутрь, хорошо освещая все пространство и отражаясь игривыми зайчиками от раскрытого зеркала на треляже из светлого дерева с резными ножками и множеством небольших ящичков. Около него стоит что то типа табурета с мягкой сидушкой. А по углам стоят кадки с пушистыми кустами незнакомых вьющихся растений. Вся эта прелесть у стены напротив изножья кровати с шикарным балдахином, стоящей ровно по центру комнаты. У стены со стороны изголовья две двери, одна слева, вторая справа. Между ними приютился длинный, с несколькими ящичками и довольно узкий стол, на котором лежали листы бумаги и чернильница с перьями. Над столом висит двойная полка, плотно уставленная книгами. По левую руку от меня, прямо по центру стены расположилась входная дверь, и, так подозреваю, что она надежно заперта.
  Прикроватный диванчик, на котором я сейчас сидела, как и ковер на полу, балдахин и покрывало на кровати, были в тон шторам, а вот обшивка стен -приятного бежевого цвета с редкими ненавязчивыми узорами. Почему то мне кажется, что две неприметные двери ведут в ванную комнату и гардеробную, но это я проверю позже, а пока все-таки еще немного посплю, а то проснулась резко от внезапно начавшегося чиха, который забрал у меня много сил. Такое ощущение, как будто целый день вагоны разгружала.
  - На новом месте приснись жених невесте...
  
  ***
  
  Одиноко горящий в коридоре на стене факел невыносимо чадит и потрескивает. Его тусклого света едва хватает, что бы осветить небольшой клочок пространства. Огонь то и дело подрагивает, отбрасывая тень на стены, колышется от гуляющих по коридорам сквозняков. В углу маленькой, холодной камеры на слое прогнившей соломы сидел молодой мужчина. Его ноги и руки были скованы цепями, тянущимися к одной из стен. От виска до подбородка и дальше по шее тянулась полоса засохшей крови. Волосы, ужасно грязные и спутанные сосульками свисали по плечам. От когда-то дорогой белоснежной рубахи остались жалкие грязные лохмотья, которые уже совершенно ничего не скрывали и не грели. Израненное тело хранило на себе следы недавних пыток, о чем свидетельствовали множественные порезы, царапины, чернильно-синие пятна от сильных ударов. Парень с идеально прямой спиной, ноги скрещены по-турецки, руки заняли свое место на коленях ладонями вверх.
  Я одновременно как бы стояла рядом с ним и при этом была где-то еще. Сознание словно раздвоенное, что совершенно не мешало наблюдать и анализировать. Никогда еще мне наверно не приходилось переживать столько сильных и негативных эмоций одновременно: сочувствие к этому несчастному, страх за него, неприязнь, ненависть, злость на того, кто мог сотворить такое с ни в чем не повинным человеком. Откуда я это знаю? Может интуиция или еще какое шестое там, десятое чувство, но оно совершенно точно говорило, что все именно так. Я постаралась приблизиться к сидящему, что бы в слабом свете факела рассмотреть его лицо. Оно, почему то казалось смутно знакомым. Но где я могла его видеть? В замке я не так давно и практически все время просидела взаперти, людей видела мало, но он... Я вздрогнула от пришедшей догадки. Парень из моего сна... Да, точно он, сейчас вижу это особенно ясно. Черные, горящие непокорностью и внутренней силой глаза нельзя спутать ни с чьими. Именно их я мельком увидела в своем видении, где сквозь галдящую толпу стражники вели изможденного, но не сломленного пленника.
  Будоражащая картинка развеялась как утренний туман под теплыми лучами восходящего солнца, а я распахнула глаза, стряхивая с себя все еще сохранившиеся неприятные ощущения. Присев на краешек кровати, меня активно, но аккуратно трясла за плечо молоденькая девушка на вид лет двадцати, не больше. По ее одежде сразу стало понятно, что это служанка, но она разительно отличалась от той, которая приходила ко мне раньше. Более новое платье, более ухоженный вид, белоснежные фартук и манжеты. Каштановые волосы убраны в тугой узел на затылке. Увидев, что я проснулась, девушка открыто мне улыбнулась, встала с кровати, поклонилась и указала рукой на стол у изголовья кровати, где сейчас стоял поднос с дымящимся блюдом. Ага, приглашает позавтракать, стало быть...
  - Привет, - сказала я, привставая на локтях, и, прищурив от солнца один глаз, в надежде на удачу, спросила, - давай знакомиться. Я Аля, а как тебя зовут?
  Видимо диалога не будет. Улыбка сразу сошла с лица девушки, а глаза наполнились грустью. Она быстренько отвернулась и направилась к двери, слева от кровати и через минуту послышалось журчание воды. Затем девушка молча прошла в комнату справа и вынесла оттуда стопку чистых полотенец и одежду. Все это она проделывала, не проронив ни слова, а я убедилась в своих предположениях на счет этих помещений.
  Не знаю, сколько точно прошло времени, пока девушка суетилась, бегая из одной комнаты в другую, старательно избегая смотреть мне в глаза, но мне, наконец, надоела эта молчаливая суета. Я решительно встала с кровати, оправила изрядно помятую после сна одежду и направилась умываться. Все оказалось так, как я и думала, просторная ванная комната с достаточно большой ванной из неопределенного металла зеленоватого оттенка, зеркалом на стене, тумбочкой с ящичками и полками под ним, а так же скромным подобием унитаза в углу. Что приятно удивило, так это отсутствие какого-либо запаха. Оглядевшись вокруг еще раз, я присела на бортик ванны, проверяя рукой температуру воды. Не горячая и не холодная, как раз как я люблю. Засмотревшись на воду, совсем не заметила, как сзади подошла служанка и я вздрогнула от ее неожиданного прикосновения к моим волосам.Поймав ее взгляд, спросила:
  - Почему ты молчишь? Тебе запретили со мной говорить? - Она отрицательно покачала головой.
  - В чем тогда дело? Ты можешь мне объяснить, что ты здесь делаешь, зачем тебя прислали? Ну хоть что-то? - Снова покачала головой и отвела глаза, и, делая вид, будто ничего не произошло, потянулась распутывать мои волосы.
  - Если тебе не запретили со мной говорить, тогда что? - Уже начала раздражаться я. Не люблю, когда чего-то не понимаю. Девушка на миг замерла, а затем, посмотрев мне прямо в глаза, широко открыла рот. То, что я увидела, меня ужаснуло. У нее была удалена большая часть языка.
  - Кто мог такое сделать? - Растерянность быстро сменилась возмущением, которое было настолько сильным, что я не смогла сдержать эмоции. Служанка грустно мне улыбнулась, жестом показывая, что все в порядке и снова потянулась к спутанным волосам. - И...давно это с тобой? - Кивок. - Каким нужно быть человеком, что бы сделать с другими такое!?
  Раздеваясь, я выудила из складок одежды спрятанную сумочку. Повертев ее в руках, положила на тумбочку. Девушка с интересом провожала мои действия взглядом. Решив не капризничать и чувствуя определенную вину за свое поведение, я покорно отдалась в руки опытной служанки. Она помогла мне как следует вымыться и переодеться в чистое платье. Да, фасончик, скажу я вам, тот еще. Серое невзрачное широкое платье из плотной, но довольно мягкой ткани с расклешенными книзу рукавами. Это безобразие одевалось на нательное платье до середины бедра, сделанное из тонкой ткани и подпоясывалось широким поясом под грудью. Как объяснила мне жестами и кивками на мои уточняющие вопросы служанка, такие наряды носят свободные горожане, не бедняки, но и не богачи. Как же сложно общаться с человеком, который не может произнести ни слова. Неловкость в нашем общении немного скрасилась и мы обе стали чувствовать себя свободнее: я - видя, что мои слова и действия больше не обижают девушку, и она - видя, что я не собираюсь как то над ней издеваться.
  Чистая и взбодрившаяся, быстренько позавтракав уже остывшим блюдом, принесенным служанкой, я решила более тщательно обследовать комнату, заодно пытаясь еще хоть что-то выведать у девушки о моем новом положении, его причинах, ее назначении ко мне, обязанностях, насколько это было возможно в беседе с немым. С информацией оказалось негусто. Таня (так она разрешила себя называть) сама мало что знала. Ей приказали прислуживать новой гостье и все время быть рядом, то ли присматривать, то ли просто всегда быть под рукой.
  Несмотря на все трудности такого общения, мне удалось узнать, что не одна она с такой проблемой. Большинство слуг, которые прислуживают венценосному семейству и 'особенным' гостям, отбираются еще в подростковом возрасте и проходят определенную 'процедуру', чтобы никто не смог выведать у них хозяйские тайны, таким образом, обеспечивая себе безопасность. Ну что же, умно, но безумно жестоко. Видимо, мое нравственное воспитание, основанное на моральных принципах 21 века, никак не могло принять жестокие реалии данного мира, которые не терпят сочувствия и лояльного отношения к другим. Здесь правит власть и сила, а слабые либо умирают, не перенеся всей тяжести такой жизни, либо становятся вечными рабами своих господ, обязанные беспрекословно подчиняться и пресмыкаться как черви у их ног. Без инициативы, без собственного мнения, иначе смерть. Жизнь непокорного раба очень коротка и ничего не стоит. Свобода - это великая ценность данного мира, ее очень легко потерять, а обрести - практически невозможно.
  Стоит ли здесь говорить об уровне жизни свободных людей? Это либо нищие, либо служащие различных служб и чем выше должность, тем больше напыщенности, важности и презрения к нижестоящим. Жестокое общество с жуткими устоями, которые никогда не понять современному человеку. Хотя, в нашем мире тоже есть личности, которые... неплохо бы вписались в местные реалии и чувствовали себя как рыба в воде. А, что об этом говорить! Мысленно махнув рукой на философские мысли, я продолжила тщательное изучение предоставленного в мое безраздельное пользование гардероба.
  В моем распоряжении оказались несколько белых нательных платьев (полных близнецов друг друга), несколько простых верхних, типа того, что сейчас было на мне. Два 'парадно-выходных' платья (видимо меня все-таки планируется иногда выгуливать) аккуратно висели в углу шкафа, отдельно от остальных. Рядом с ними обнаружилась пара блузок, и пара длинных в пол юбок, нежно-бежевого и голубого цветов. На полочках обнаружились коротенькие шортики, сложенные аккуратной стопочкой и три корсета разных фасонов. Оказалось, что одеваются они поверх блузок, которые принято носить с юбками. Этот вариант одежды здесь носят выходя в город. Интересно, меня действительно кто-либо выпустит за ворота и с чем связаны такие резкие перемены в условиях моего заключения. Как бы там ни было, скоро обо всем узнаю.
  Так же на одной из полочек обнаружились чулки, а на дне шкафа несколько пар туфель и невысокие сапоги на крепкой подошве с маленьким каблучком. Достав аккуратные мягкие туфельки наподобие привычных балеток, девушка протянула их мне, предлагая одеть. Ну да, не стоит ходить с босыми ногами, пол холодный, только заболеть для полного счастья не хватает, антибиотиков то небось здесь нет.
  Выудив в одной из стоящих здесь же шкатулок гребень и ленты, Таня предложила мне привести мою голову в подобающий вид. Ну что ж, посмотрим на местную моду. Доверившись умелым рукам девушки, откинула голову назад, расслабляясь и получая удовольствие от процесса. Если бы могла, замурлыкала как кошка. Через некоторое время мне предложили оценить проделанную работу. Любуясь на себя в зеркало, пришла к выводу, что получилось вполне недурно, несмотря на всю непривычность прически. Да, последний раз ленты мне приходилось носить еще в детском саду. Все возвращается на круги своя. Наверно шпильки здесь не додумались изобрести.Девушка заплела несколько косичек от макушки до середины головы, позволяя остальной части волос свободно спадать по спине. Благодаря тому, что они заплетались еще влажными, ни одна волосинка не пыталась выбраться из плетения. Чувствую, если их потом распустить, буду похожа на нестриженого пуделя, такая же лохматая, кудрявая и встрепанная.
  Мои новые будни медленно потекли чередой. Каждый новый день не отличался от предыдущего, хотя нет, отличия все-таки были. Практически каждый день мне начали сниться сны. Одни лица в них сменялись другими. Иногда сны-видения были настолько короткими, что ничего толком нельзя было понять, а иногда... иногда это целый кусок чей то жизни, выворачивающий душу на изнанку. Я видела жизнь целых деревень, городов. Видела массовые казни, насилие, каторжников за работой на каменоломнях, их изможденные, уставшие лица с пустыми, ничего не выражающими глазами. Я научилась слышать звуки во сне и для меня они перестали быть безмолвными картинками. Я научилась управлять снами и теперь могла видеть события из любого ракурса, приближать и удалять картинку, а один раз даже показалось, что я смогла заговорить и была услышана. Эти видения помогали познавать мир, видеть его изнутри, чувствовать. Очень часто ночами меня будила Таня, видя мои метания по постели от очередного наблюдаемого кошмара. Обнадеживало только то, что не все сдались, есть те, кто сопротивляются системе, тайно, скрытно, опасаясь выдать себя, но они есть. В их сердцах еще жива надежда и я чувствовала, что должна как то им помочь, но что может сделать один единственный человек, который, к тому же, сам пленник.Да, чем такие сны, лучше их не видеть вовсе. Так я думала, просыпаясь в холодном поту и насквозь мокрой рубашке.
  Хорошо это или плохо, но Таня всегда была рядом. Она спала со мной в комнате, вовремя будила, если я начинала кричать особенно громко. Для нее еще в первый день принесли жесткую узкую лавку и поставили около входной двери и я ели уговорила ее спать хотя бы на прикроватном диванчике, он все таки гораздо мягче и теплее, благо размер подходящий. Подругами мы конечно же не стали, но долька доверия между нами появилась. Единственным нашим развлечением стала вышивка и находящиеся в комнате книги, но читать эту жуть я не смогла. Еще бы, кто только придумал сюда принести ' Основные орудия пыток и их правильное применение', или как вам это 'Тысяча и один способ разговорить врага', 'Подчинение, как основа достижения цели'. Ах да, совсем забыла за вот эту книгу, в этой коллекции она моя 'любимая', бр-р-р просто: 'Поощрения и наказания. Основы сохранения правопорядка'. Никогда бы не подумала, что довольно-таки невинное название, по сравнению с остальными, вызывающее ассоциацию со сборником законов, может переплюнуть их по своей жестокости. Интересно, эту подборку специально для меня делали? Типа, такой тонкий намек? Ну-ну, намекатели.
  
  ***
  
  - Ваше Величество, Ваше Величество! - Несясь по коридорам замка в кабинет Гриниана Восьмого, кричал секретарь. Именно ему выпала честь сообщить королю столь печальные вести. Широко распахивая массивные двустворчатые деревянные двери, предварительно растолкав опешивших от непривычного поведения мужчины стражников, охранявших вход, он стремительно направился к рабочему столу монарха, где тот как обычно перечитывал доносы и прочие важные документы в это время суток. - Плохие новости, Ваше Величество! - Пытаясь отдышаться, продолжил он.
  - Да отпустите вы его! - Прикрикнул на пытающихся удержать вырывающегося секретаря стражников, знаком веля им удалиться за дверь. - Что там еще случилось, Берти? - Столь взволнованный вид старинного друга не на шутку встревожил Гриниана. Выйдя из-за стола, он налил ему воды из кувшина, давая время отдышаться.
  Залпом выпив предложенный бокал и тяжело опускаясь на стул для посетителей, секретарь начал свой рассказ:
  - Час назад в замок еле живого солдата привез на телеге какой то крестьянин. Этот солдат оказался из личного отряда принца, с которым он отправился патрулировать приграничные территории. Парень был без сознания и солдатам не сразу удалось узнать, что же с ним случилось. Как выяснилось позже, их отряд нарвался на патруль 'ловцов' Дельвена и их взяли в плен, предложив сдаться в обмен на жизнь и свободу одного члена отряда, которого отпустят домой, сообщить новости близким. Парень пару недель пешком без оружия пробирался по горам, затем через лес, пока не набрел на охотничий домик. Там его и нашли местные жители. После недолгих переговоров они согласились доставить его в столицу. - И, глядя на мертвенно бледное лицо короля, закончил, - Вот такие новости, Ваше Величество.
  - Он не сказал, куда собрались везти моего сына?
  - В столицу, лично к королю. Вы же знаете нашу ситуацию...
  - Да, они не упустят возможности на нас надавить. Думаю, в ближайшее время стоит ждать посланника с условиями...
  - Да, я уверен в этом. Но вам нельзя опускать руки, мы обязательно что-то придумаем. Нельзя так просто сдаваться. Принц Демиэе сильный, опытный воин и очень умный, несмотря на свою молодость.
  - Нам нужно время. Как много людей знают о случившемся?
  - Немного, только те, кто был при допросе.
  - Произошедшее должно остаться в тайне. Нельзя что бы информация просочилась в народ. Нужно отдать распоряжение собрать небольшой отряд и отправить его по следам принца. Пусть незаметно проникнут на территорию врага, затеряются среди местного населения и присылают нам всю информацию, которую только смогут достать. Если возникнет такая возможность, вытащат Демиэна из этой з...цы. - На этих словах в руке короля раскололся бокал. Сдерживать рвавшиеся наружу эмоции было практически невозможно.
  
  ***
  
  Неспокойно в этот день было и в королевстве Сольвет. Голубь снова принес неутешительные вести. Агентам никак не удавалось найти сбежавшую девченку, да еще ей как-то удалось подать знак отцу и тот снова отказался сотрудничать. К тому же кто-то рассекретил тайных агентов в Минерее и их на закате казнят. Неприятности множатся как на дрожжах. А ведь еще скоро Парах нун Мит затребует отчет о проделанной работе.
  Нервно мечась по своему кабинету, отменив на сегодня все приемы, король Сольвета, Квентин пятый пытался придумать экстренные пути выхода из сложившейся ситуации. Он уже значительно увеличил привлеченных к поискам людей и сдерживать все в тайне становится труднее и труднее. Первый раз ему улыбнулась поистине великая удача, а потом... потом все пошло коту под хвост. Кто бы мог подумать, что какая-то соплячка принесет ему столько проблем, ему, умудренному опытом и жизнью королю, перечеркнет за день многолетний труд, Разрушит такой гениальный план, продуманный до мелочей и требующий в итоге минимальных усилий. Эх, да что тут говорить. Если ее не найдут, не видеть ему Велинеи как своих ушей.
  - Так не может больше продолжаться. Пора взять себя в руки и придумать, в конце концов, что делать дальше...
  
  ***
  
  Очередной кошмар, заставляющий разрываться на куски сердце и стонать душу. Немыслимые, невыносимые крики людей, пронзающие слух. Сам воздух пропитан болью и страхом, безумные глаза устремлены в чернеющее небо над головой, где за тяжелыми дождевыми тучами спрятались восходящие луны. Пламя костра разгорается все ярче, красными языками облизывая свои жертвы, а он стоит над ними, окидывая немигающим взором и наслаждаясь моментом своего триумфа над мятежниками. Целая деревня медленно уходит в небытие, что бы скрыться в песках времени, стереться из памяти, но навсегда остаться в верящих и любящих сердцах. Такова расплата за надежду.., но они готовы к ней, зная, что жертва не напрасна. Они все знали, они были предупреждены и дети с женщинами успели покинуть пределы поселка, а те, кто остался... знали на что идут и за что умирают. За свободу для своих семей, за будущее, за светлое будущее.
  На отдаленном холме, держась за руки, стояли брат с сестрой. Ее взор устремлен в никуда, ее глаза никогда не видели солнечного света, но она улыбалась, зная, как ликует сейчас брат палача, взирая на пожарище. Улыбалась, ведь видела дальше других и гораздо больше, понимала, что он уже проиграл, как и все покинувшие деревню жители. На их лицах скорбь и печаль, а в сердцах надежда. Сегодня для многих этот пожар стал погребальным костром. Никто не будет забыт, ничто не будет забыто.
  
  ***
  
  - Нет... нет... не надо, пожалуйста...
   Таня снова и снова прикладывала мокрую тряпку к вспотевшему лбу девушки, стараясь не разбудить. Еще ни одна ночь не прошла спокойно. Аля кричит каждую ночь, каждую ночь видит кошмары, а на утро просыпается не выспавшаяся, но упорно делает вид, что все в порядке. Служанка давно поняла, что что-то здесь не так, ведь не зря к гостье приставили именно иммэю*, не зря велели не покидать комнату, следить, наблюдать. Девушка не была глупой и умела слушать, а потому догадывалась, кем является гостья. Не в силах чем-либо помочь, она решила просто молчать, каждый раз на расспросы о подопечной отвечая, что не заметила ничего необычного или странного. Так было нужно, так было правильно. Не все покорились, многие еще верили, даже здесь, в замке, где всё под контролем, все под контролем.
  - Не прощу, никогда не прощу, слышишь! - С болью в голосе прошептала девушка и успокоилась, а ручейки слез продолжали бежать по щекам. Видимо закончился очередной кошмар и дальше можно спать спокойно.
  Таня уже привыкла просыпаться каждую ночь от стонов и криков, старалась вовремя разбудить, чтобы не услышали стоящие за дверью стражники. Каждый в этой стране знал, какая расплата ждет за нарушение приказа, но есть то, что выше, сильнее страха - надежда, а лежащая сейчас рядом с ней Аля ее дарила. Служанка давно заметила многие странности, происходящие вокруг гостьи, поэтому старалась тщательно их скрыть от посторонних глаз. Находясь все время рядом, поняла, что давно болевшее колено постепенно перестало ныть, а рубцы от плетки на спине затягиваются гораздо быстрее. Это и многое другое натолкнуло на мысль о том, что может быть она - та самая, о которой пророчество...
  Таня давно заметила, что на утро или в ближайшие дни после самых неспокойных ночей приходят вести об очередной особо жестокой расправе или суде и поэтому боялась их, боялась услышать о новой трагедии. Особенно ситуация обострилась после того, как пару дней назад Парис забрал ее куда-то на целый день, а когда вернул... на это было жутко смотреть. Девушка была вся перемазана в крови, тело сотрясала крупная дрожь, а истерика то и дело прорывалась наружу. После этого она проспала больше суток, а проснувшись ... Это был уже совсем другой человек. Куда-то ушла вся жизнерадостность, веселость, огонек в глазах. Не было произнесено больше ни одного слова.Она механически ела, когда кормили, пила, когда подносили кружку с водой, лежала, сидела, стояла. Простая, послушная, безвольная кукла. С ней что-то происходило. На кончиках пальцев иногда можно было заметить, как вспыхивают маленькие искорки, которые так же быстро и исчезали, как появлялись. Пребывать в таком состоянии вечно она не могла и Таня с нетерпением и замиранием сердца ждала момента, когда сознание гостьи проснется и осмысленность вернётся во взгляд. А пока - главное молчать обо всех странностях, скрывать ото всех как можно дольше. Никто не должен понять, заподозрить, увидеть... Так нужно, так правильно, так чувствует сердце и просит душа.
  
  ***
  
  Иногда лучше не выныривать из забытья, чтобы не видеть, не слышать, не вспоминать, не знать, не чувствовать. Сознание в тумане и полное отсутствие ощущения мира и реальности. Так легче жить, когда не в силах ничего исправить. Проснувшись этим утром, я впервые осознала себя после...
  Мы с Таней привычно сидели на широком балконе на удобных креслах под мягкими солнечными лучами, слушая шелест листвы раскинувшегося внизу небольшого сада и старательно вышивали, без слов напевая придуманную мелодию. Я уже смирилась с тем, что никто меня не навещает, дни медленно текут чередой, а единственная компания - это немая служанка. Даже пришлось вспомнить все школьные уроки по вышиванию. День был таким ясным, теплым, что заходить внутрь совершенно не хотелось. Настроение просто прекрасное... было, пока за мной не пришли. С этого момента все изменилось.
  Их вошло двое - Ригард и Парис, два уже знакомых мне мага. Дав буквально минуту на то, что бы собраться, повели прочь по замковым коридорам на улицу, где, вскочив на коней, повезли из замка за пределы города, к небольшой полянке в лесу, по периметру которой размещалось множество больших камней, образующих круг. Страх, терзающий душу, заполнял собой до остатка. А когда я увидела, как в центр круга выводят около десятка человек, накрепко связанных веревками, вовсе похолодела. Ничего хорошего от этой поездки ожидать не стоило. А потом связали и меня так, что не было возможности даже пошевелиться. Наблюдать за тем, как по очереди перерезают горло пленникам, собирая их кровь в большую ёмкость, читая при этом какое-то заклинание, я просто не могла, в любой момент готовая провалиться в темноту. Все что получалось, это тихо скулить от ужаса происходящего рядом со мной. Последней каплей стал горячий душ из этой самой крови.
  Потом был туман, один туман вокруг. Неясные силуэты и звуки, которые невозможно было разобрать. Единственное, что иногда в нем удавалось увидеть отчетливо, это глаза, десяток глаз, из которых уходит жизнь. Они были вокруг, смотрели, не отрывая взгляд. От них невозможно было спрятаться, негде скрыться. Только густая белая мгла позволяла чувствовать себя хоть немного защищенной, затаиться, спрятаться от всего, от всех, от себя.
  Ничто не может длиться вечно, на смену ночи приходит день, а сон сменяется пробуждением. Открывая этим утором глаза, я вновь увидела мир вокруг, ощутила себя его частичкой. Как и всегда, первое что увидела, это внимательный взгляд служанки. Ее глаза подозрительно блестели, кажется, она вот-вот заплачет. Сидя на краю постели и нервно комкая в руках край моего одеяла, Таня пристально вглядывалась в мои глаза, и, найдя там нечто, известное только ей, порывисто заключила меня в объятья. Мы вдвоем, крепко обнявшись, сидели на постели и ревели в два ручья как самые последние плаксы. Сколько времени так просидели, сказать сложно. Немного успокоившись, я отправилась в ванную, а девушка в гардеробную, а затем за завтраком для обоих.
  Солнце уже высоко поднялось в небе, а я все лежала и отмокала, время от времени сливая прохладную и добавляя теплую воду, хотя кожа давно стала похожа на изюм, такая же морщинистая. Хорошо помня, что было перед тем, как потерять сознание, я все никак не могла избавиться от ощущения чужой крови на своем теле и от этого становилось тошно. Противное чувство вины за чужую смерть подавляло, ведь все это произошло из-за меня, из-за меня погибли люди. Как мерзок мир, где человеческая жизнь ничего не стоит, где мы лишь игрушки в руках других. Такой игрушкой сейчас была и я, но жизнь продолжается, а значит, нужно бороться. Сдаются только слабаки, а они долго не живут, я же собираюсь - долго и счастливо. Придя к такому выводку, немного расслабилась.
  - Мм-м-м...!
  - Ну еще немножечно, обещаю, совсем чуть-чуть!
  - Ммм?
  - На этот раз точно. Еще 5 минут, хорошо? 5 минут и я вылезу. - Таня уже больше часа пыталась выковырять меня из ванны и заставить пойти позавтракать, да куда там. Я конкретно засела в воде, изображая из себя русалку. Как только плавник не отрос?
  - МММ-ММ-МММ! Мм!
  - Ну ладно, ладно, не кричи. - Взяв лежащее рядом полотенце и завернувшись в него, обмотав вторым волосы, с которых ручьем стекала вода, направилась в комнату, дегустировать давно остывшее блюдо. Быстро поев без особого аппетита под пристальным контролем служанки, распахнула гардероб, решая, какое же из предоставленных мне нарядов одеть сегодня.
  После всего, что случилось, я поняла, надо делать ноги и как можно скорее. Всей своей сущностью чувствовала, что то приближается, что то очень и очень нехорошее. Оставаться здесь дальше слишком опасно, но к побегу нужно подготовиться и выбрать время или подходящий случай. Я ощущала, как что-то во мне изменилось после того происшествия и меняется до сих пор. Какие то неясные ощущения в теле периодически то появлялись, то исчезали. Меня бросало то в жар, то в холод, а видения стали появляться не только во сне, но и наяву и даже получалось иногда вызывать их самой. Удавалось улавливать чувства окружающих меня людей. Первой я почувствовала эмоции Тани, совершенно случайно и довольно нечетко. Я даже не сразу поняла, что это было. Дошло лишь, когда все повторилось. Постаравшись никак себя не выказать и пользуясь тем, что за меня снова 'забыли', стала упорно тренироваться и теперь могла почувствовать и стражников за дверью и даже людей, находящихся в соседних комнатах рядом, а так же подо- и надо мной. Я чувствовала, что служанка что-то заподозрила, но не подавала вида.
  Если можно улавливать чувства окружающих, нельзя ли передавать им свои или просто внушать нужные. Упорно потренировавшись, что то начало получаться. Мне очень стыдно за свое поведение, но экспериментировать пришлось на Тане, как наиболее близком и доступном объекте. Пытаясь воздействовать незаметно, периодически пробовала внушить волнение, радость, страх, неприязнь и очень радовалась, замечая, как она хмурится. Значит, что-то да выходит. За несколько дней усиленных тренировок под мое влияние попали стоящие в коридоре стражники. Получив первый результат, пришлось быстренько закруглиться, чтобы не выдать себя. Теперь передо мной стояла другая задача: подготовиться к побегу, а именно собрать вещи, которые могут понадобиться, но как это сделать, не выходя за пределы комнаты? Все решил случай...
  В один из дней моего пребывания в новых апартаментах, принеся мне обед, Таня ушла из комнаты, жестами объяснив, что ее вызывает начальство. На эмоциональном плане четко улавливалось сильное волнение. Ужин приносила другая девушка, завтрак тоже, как и обед. Я начала сильно беспокоиться, так как чувство тревоги, появившееся с уходом девушки, все никак не пропадало. Моя служанка появилась только на третий день. Хотя на вид она выглядела абсолютно нормально, но я чувствовала, что что-то произошло. Ситуация прояснилась, когда мы готовились ко сну. Я совершенно случайно увидела на теле девушки огромные темные пятна синяков и недолго думая, принялась расспрашивать, откуда такая красота. Сначала служанка пряталась, игнорировала мои вопросы, отмалчивалась, а потом, замерев, как перед прыжком в воду, что-то решив для себя, стала отвечать. Если бы прислугу хотя бы обучали письму, было бы куда проще, а так... Но! Упорство и труд - все перетрут. Промучившись некоторое время, выяснила, что ее допрашивали, пытаясь выведать обо мне все что можно. Маги жаждали узнать о результатах проведенного обряда, и, не получив желаемого, сорвались на девушке, не доверяя ее словам. Посовещавшись, решили дать той еще один шанс, решив, что урок усвоен и впредь за гостьей будут следить повнимательнее. Да, дела. Хотели подсунуть ко мне крысу, а крыса оказалась непокорной и укусила хозяина за палец, что мне, безусловно, на руку.
  Заставив девушку показать свои синяки, я, по какому-то наитию, положив на самый большой из них ладонь, ощутив, как девушка заметно вздрогнула и скривилась от боли, от всей души пожелала излечения. Каково же было мое удивление, когда с пальцев сорвались маленькие искорки, устремляясь у темному пятну на коже. Мы обе с любопытством (а Таня еще и настороженно) наблюдали за тем, как оно медленно светлеет. Решив, что полностью сводить его неправильно (быстрое излечение может привлечь ненужное внимание), уточнила, где еще сильно болит, не тратя время впустую и пока, как говорится, чудо работало, подлечила и другие ушибы. Что я при этом чувствовала? Тепло в ладони и легкое покалывание, а затем пришла жуткая усталость. Междусобойчик пришлось быстренько закруглять и ложиться отсыпаться, набираться сил. Поговорить можно будет обо всем и завтра. Главное, у меня появился союзник. Хм, думаю, теперь мне не откажут в маленькой милости стать личным подопытным кроликом. Занимаемые стороны определены, а мне нужно как-то развивать полученные таким кровавым образом способности. Может еще что обнаружится, кто знает, что из меня сделали...
  Первое, что мы сделали утром, это обсудили тактику дальнейшего поведения. Сначала расспросила, как от девушки собирались получить сведения. Всё оказалось до банального просто: при превращении слуги в иммэю, ему вживляется некий маленький амулетик, который позволяет передавать направленные мысли на специальный приемник, находящийся у 'хозяина'. Воспользоваться им могут только указанные при создании приемника личности. Мне даже удалось нащупать передатчик на теле девушки. Его хорошо запрятали сзади у основания шеи, как раз по линии роста волос. Не зная где искать, фиг найдешь. Этот небольшой предмет мог еще и блокировать чужое ментальное воздействие, направленное на подавление воли, подчинение, приказы и т.д., не позволял считывать память иначе, как через приемник. Но все это я выяснила гораздо позже, на практике, как говорится. А пока мы обсуждали, что Таня будет докладывать обо мне, как будем себя вести и составлять список необходимых для побега вещей, ведь добывать все придется ей. Брать решили по минимуму: нож, веревка, комплект сменной одежды, кремень, котелок, немного провизии и денег. Необходимо было добыть еще плащ, одеяло, миску, кружку, лодку, флягу... ну и еще по мелочи. Сумку решено было сшить в комнате из имеющегося подручного материала. Никто не предоставлял мне в свободное пользование метры бесхозного материала. На тихую позже пришлось добывать пару штанов. Все это делалось постепенно, не привлекая внимание и старательно пряча. Продукты по договору мне должны были оставить за стеной в кустах. Я отлично понимала, что делать ноги придется пешком и далеко не факт, что получится покинуть хотя бы пределы города. Ездить верхом не умею совершенно, да и коня взять неоткуда, даже при всем желании. Пробираться придется по подворотням, одной, ночью, а это вам не современный город, там за каждым углом по гопнику сидит, а то и не по одному.
  Дни в подготовке текли медленно и неторопливо. За это время я тщательно изучила с балкона весь сад и возможные пути к бегству, распорядок смены караула, приучала к себе бегающих ночью по саду собак. Они давно воспринимали мой голос спокойно, а подкрепив знакомство новыми возможностями, удавалось даже управлять сторожевыми. Эти 'телята' стали первым делом бежать ко мне и приветствовать радостным лаем и повиливая обрубками хвостов, получая подкормку остатками нашего ужина, каждый раз, когда их выпускали на патрулирование. Медленно шились походная куртка и плащ, переделывались корсеты. Таня исправно на меня доносила и все были довольны, но счастье не могло длиться вечно.
  Этим утром я сидела в ванной и отмокала, пока в дверь не постучала белая как мел Таня. Из ее нервных жестов стало понятно, что за мной снова пришли. Этой встречи я одновременно ждала и боялась. Минус - могу не вернуться и накроется медным тазом мой побег, плюс - появится хоть какая то ясность. Пришлось быстренько свернуть водные процедуры, одеться и отправиться за сопровождающим. На этот раз мы не покидали пределов замка и никаких обрядов не проводилось. Это просто была беседа с королем и его братом, но, честное слово, было не намного лучше.
  - Приветствую! - Слегка склонил голову король.
  - Какая прелесть! Тебе безумно идет это платье. - Расплылся в улыбке его брат. А улыбка-то как оскал у голодного волка. Что опять задумали? Чем оно мне аукнется?
  - Спасибо за комплемент и доброе утро. - Ответила я с огромной долей иронии во взгляде. Перед кем комедию ломают? Зачем время зря терять? Не проще ли сразу к делу?
  - Брат, подай даме стул. - Король Параху, а мне, - Вина?
  - Я не пью, спасибо. - Проходя от двери в кабинет и присаживаясь на предложенное кресло. Оно было глубоким и пришлось присесть на краешек, что бы не чувствовать себя маленькой и загнанной в угол. Видимо, мой маневр оценили и, улыбнувшись, Тамир продолжил:
  - Мы позвали тебя не просто так, как ты уже поняла. У нас отличная новость. Через полтора месяца, перед праздником Иллинии ты выйдешь замуж, так что гот..
  - Что, простите? - Открыв рот от удивления и в великой надежде, что мне показалось, переспросила, - Что вы сказали?
  - Тебе выпала огромная честь стать женой одного очень достойного человека...
  - Это кого же, разрешите узнать? - В комнате как то сразу стало душно, а ладошки вспотели. Хотя, какая разница, все равно никого не знаю.
  - Да ладно, брат, зачем делать из этого тайну? - Подмигивая мне, сказал Парах брату. Я решил жениться и подумал, что ты отлично мне подходишь. Наши дамы мне жутко наскучили, а тебя будет интересно разгадать. - И улыбка такая, как у чеширского кота.
  Я похолодела от такой новости. Интересно, они ждут, что запрыгаю от радости и начну кричать 'ура'? Еще бы, такая честь, брат самого короля решил осенить своей милостью какую-то попаданку без рода и племени! Совершенно непонятной и подозрительной была резкая смена поведения братьев. Два взрослых мужика, властных, жестоких, а ведут себя в этот раз... Даже самый распоследний дурак не поверил бы ни в одну их улыбку, не те это люди. У всего есть причина, и, чувствую, она мне ой как не понравится.
  Видя, что не очень- то я обрадовалась, король нахмурил брови, строго глянул на брата и сказал:
  - Завтра брату нужно будет выехать по делам в город, поедешь с ним, составишь компанию, а заодно выберешь ткань для платья.
  - А если я не хочу замуж?
  - Да!? - По тому, как четко проступил белый шрам на покрасневшей от вспыхнувшего раздражения щеке Параха нун Мит, сразу стало понятно, что мое желание никого не волнует, а протест ни к чему хорошему не приведет. Станет только хуже. Фантазия - штука безграничная, а у братьев она еще и жестокая. - В любом случае у тебя полтора месяца на то, что бы захотеть. - Сказано это было уже совершенно без улыбки. Не на долго же вас хватило, и, вы совершенно не умеете притворяться, Вашества.
  - Ах да, чуть не забыл, вот клятва, которую ты должна будешь произнести во время обряда. Выучи. - Король протянул мне лист, исписанный мелким почерком. Да, не хилая клятвочка получается, такую зубрить не один день придется, особенно если учесть, что написана она на непонятном языке, пусть и знакомыми буквами. То есть прочесть и выучить можно, а вот смысл понять, узнать, в чем клянешься и что обещаешь...Печалька. Понятно одно, времени на побег в обрез. Нужно поторопиться со сбором 'походного мешка'. Просмотрев лист, свернув его трубочкой дрожащими руками, уставилась на братьев, ожидая, что мне еще скажут, чем добьют.И таки добили. Позже, когда я поняла, в чем вся соль. Что б вам всю ночь икалось, гады!
  - Лени! - Крикнул стоящему за дверью стражнику король.
  - Проводи мою невесту в ее комнату. - Приказал его брат. Мне ничего не оставалось, кроме как встать и последовать за открывшим дверь мужчиной.
  Снова бесконечные коридоры, переходы, лестницы. Я шла молча, отставая на пару шагов и тихо переваривая обрушившуюся как снег за шиворот информацию. Думаю, завтра будет сложный день, но я использую его с пользой. Нужно постараться запомнить расположение стражников во дворе и за его пределами, как расположены ближайшие улицы и путь, по которому будем ехать. Любая информация может оказаться жизненно важной. Никогда не знаешь, что и где пригодиться. Так, за размышлениями не заметила, как дошла до комнаты. Открыв передо мной дверь, дежурные отступили в сторону, пропуская внутрь. Ну что ж, пора собирать вещи.
  Войдя внутрь, первым делом успокоила подскочившую Таню, которая обходя по кругу, рассматривала меня со всех сторон.
  - Не волнуйся, со мной все в порядке. Мы только разговаривали. О чем? Ой, лучше не спрашивай. Ну ладно, ладно, не смотри так, сейчас расскажу, дай только в себя прийти. - Присев рядом на кровать и немного помолчав, глядя в пространство, я пыталась расслабиться, но получалось плохо. Девушка робко тронула меня за руку, привлекая внимание и всем своим видом выражая вопрос. - А меня замуж выдать хотят. Что, удивляет? Меня тоже. И главное, за кого!? Сам королевский братец, представляешь! Это же ни в какие ворота! - Эмоции, подпитанные искренним возмущением Тани потихоньку начинали бурлить в крови. Подскочив с кровати, я стала нарезать круги по комнате. - Видите ли, я для него свежачек, местные дамочки приелись! Жениться он решил! А меня спросить!? Я что, тварь бессловесная да неразумная!? - Нарезая десятый круг, резко развернулась к девушке, которая смотрела на меня огромными глазами. - А что самое интересное, свадьба через полтора месяца, на праздник какой-то Иллинии. Это, кстати, что вообще за зверь такой? - Видя, как еще больше выпучиваются глаза служанки, продолжила: - Меня вот еще что смущает, - помахав так и не выпущенной из рук бумагой, - вот эта малюсенькая клятва, которую обязательно нужно выучить! - Последнюю часть произнесла, перекривляя интонации короля.
  Девушка испуганно икнула и протестующе замахала руками, показывая, что что-то здесь не так. Ну это-то и дураку понятно, особенно если учесть резкую смену поведения братьев. Не может быть такая любезность просто так. Видимо, меня совсем за дурочку держат. Хм. Если так, это можно использовать. А что, все может быть. Общались то мы совсем немного, откуда они могли меня узнать. Лучше пусть недооценивают, а я приберегу этот козырь в рукаве. Кажется, я снова погрузилась в себя, так как Таня недовольно замычала на кровати, требуя продолжения.
  - Ладно, ладно, рассказываю. Завтра женишок в город собирается и меня берет за компанию, что бы по пути ткань на платье прикупить. - Я уже легко могла улавливать эмоции девушки и шедшее от нее искреннее удивление даже немного позабавило. - Да-да, представь себе. - Продолжив нарезать круги, - как думаешь, что им от меня надо? Я ведь не дура и во внезапные чувства не верю.
  Служанка только покачала головой. А что она могла ответить? Да, девушка прожила и проработала в замке практически всю свою жизнь, но почти вся прислуга, кто мог хоть что-то услышать, рассказать никому ничего не могли, по вполне понятной причине. Сама Таня всегда прислуживала только гостям и в обязанности входила доставка еды, выполнение мелких поручений, ну и помочь знатной даме со сборами, если прикажут.
  - Мне все очень не нравится. Я просто попой чувствую, нельзя допустить этой свадьбы. За их решением явно что-то стоит и ничем хорошим для меня оно не закончится, как думаешь? - Девушка только кивнула. Она знала, что это за праздник, и, какие браки заключаются в этот день, но как рассказать об этом Але? Сейчас, как никогда в жизни, было горько от того, что нет возможности говорить. Казалось бы, смирение давно пришло и даже уже привыкла к этому изъяну, но... Всегда есть это 'но'.
  - Все, хватит сидеть. Пора браться за дело. Нужно поскорее закончить с курткой и плащом. Ты сможешь потихоньку начинать собирать вещи из списка? - Увидев уверенный кивок девушки, продолжила: - Только будь осторожна, очень прошу. - Взяв ее за плечи и вглядываясь в лицо: - Нельзя, что бы хоть кто-то что-то заподозрил, иначе не сносить нам головы. Присев рядом на краешек кровати, положила голову на плече девушки. Как же трудно придется мне эти полтора месяца. Все, что будет уноситься из комнаты, предстояло положить рядом, на легкодоступных местах, что бы можно было побросать в сумку за пару минут. Выбираться однозначно предстояло через балкон. Третий этаж - не так уж и высоко. Пущу шторы на ленты, свяжу и выберусь как по канату, а вот дальше... по обстоятельствам.
  
  ***
  
  Вальяжно развалившись в тяжелых массивных креслах у камина, сидели двое. Бутылочка велинейского вина подходила к концу, как и их беседа. Вот так, в легкой, непринужденной обстановке иногда решаются судьбы целого мира, пусть участники беседы об этом и не подозревают. Как не подозревают и о том, что кто-то может их услышать, ведь рядом ни души: слуги отосланы, стража за толстой дверью в коридоре, да еще и через одну комнату. А свидетели были.
  Аля спала в своей постели и видела сон. Нет, видение, одно из многих, что посещали ее по ночам, когда разум расслаблен и отдыхает от дневных забот. То, что девушка видела, ей очень не понравилось, но многое прояснило. Потягивая из хрустальных высоких бокалов красное вино, глядя на пляшущие языки пламени, строили коварные планы те, кто навсегда собирался разрушить ее жизнь.
  - Ты прекрасно знаешь, что она сама должна сделать себе платье и добровольно принести клятву, иначе ничего не получится.
  -Мне кажется, она не так глупа и не купится на мою игру. Может, есть способ обойти...
  - Нет такого способа. Свадебный обряд в день Иллинии - вот наш единственный шанс не только избежать предсказанного, но и использовать девченку с пользой. Как только она произнесет слова клятвы, ее душа станет принадлежать тебе. Как там мне было предсказано?
  - 'И встретишь ты девушку, изменившую всю твою жизнь, но не властен будешь над ней, и вольна она будет в правах своих и свободна, не станет игрушкой, как прочие, а станет она началом конца твоего правления.' - Продекламировал брат.
  - Вот-вот. У меня и не будет власти - она будет у тебя. И свободной точно ей не быть после обряда, клятва свое дело сделает. Думаю, пары дней тебе поиграться хватит?
  - Вполне...
  - Вот и отлично. Значит, станешь вдовцом через пару дней, а силу, которая в ней сейчас приживается, используем как и планировали...
  Постепенно голоса стали затихать, а картинка расплываться и девушка смогла открыть глаза.
  - Так вот что вам от меня нужно. Добровольное согласие на рабство и смертный приговор... Посмотрим, на чьей улице еще поминки будут... - Перевернувшись на другой бок она снова погрузилась в сон, теперь уже настоящий.
  
  ГЛАВА 5
  
  Утро добрым не бывает, особенно если оно раннее. Особенно если ты сова, да еще, ко всему прочему, пол ночи промучился от кошмаров. А как бы вы отнеслись к тому, что ваш сон, в котором вы снова дома и жизнь прекрасна, прерывают на самом интересном месте? Мне тоже не понравилось, но что делать? Пришлось вставать. Таня ведь не виновата, что великая честь будить меня досталась именно ей. Еще раз от-души потянувшись, вылезла из-под одеяла и потопала умываться. К выходу из ванны на кровати меня дожидались юбка, блузка, корсет и прочие мелочи. Мягкие сапожки аккуратно пристроились неподалеку на полу. Потратив пол часа на одевание и прическу, я была полностью готова к подвигам. Как раз, когда мы закончили натягивать второй сапог, в дверь постучали.
  - Войдите. - Разрешила я, поправляя на плече сумочку. Маленькая моя, даже в другой мир со мной отправилась. Широко раскрыв дверь, внутрь шагнул Парах нун Мит. Оглядел меня с ног до головы и обратно, прошелся взглядом по комнате (и что хотел найти?), кивнул каким-то своим мыслям, и, предложив мне руку, повел по многочисленным запутанным коридорам на улицу, на этот раз через парадный вход, где у крыльца уже стояла карета. Молоденький парнишка, лакей наверное или как их там, с почтительным поклоном открыл перед нами дверцу, помогая взобраться внутрь. Когда все заняли свои места, поз громкий окрик возницы, кони тронулись с места. Ну, здравствуй, город! Скоро я буду свободна и очень надеюсь, что ты согласишься укрыть ненадолго от преследования беглянку в лабиринте своих улиц и не будешь к ней слишком жесток.
  Карета медленно катилась по пыльным городским улицам под мерный стук копыт впряженной в нее пары красавцев коней, черных как ночь. Лишь только хвост, да у самых копыт немного белого. Сразу видно, из королевской конюшни. Редчайшая порода. Множество людей, заметив их, не могли оторвать взгляд. Не часто по улицам города следует королевская карета.
  Всю дорогу до мэрии я внимательно смотрела по сторонам через небольшое окно, стараясь запомнить как можно больше. Нам пришлось изрядно поплутать, пока мы выехали к рыночной площади и чем дальше, тем становилось страшнее. Куда-бы не падал взгляд, повсюду рабы. Их ни с кем нельзя было спутать. Из одежды - только тоненькие, грязные штаны, наподобие бриджей и два больших клейма на теле. Одно, на спине, знак рабства, а второе, на груди - показывает принадлежность конкретному хозяину. И если знак на спине нельзя было никак убрать или изменить, то знак владельца мог изменить маг, если раба перекупали, дарили и т.д..
  Тряска в карете была невыносимой, только мягкие сиденья хоть как-то сглаживали неприятные ощущения от поездки. Да, рессоры бы сюда... Неспешно катясь по многолюдным улочкам, более-менее легко удавалось охватывать взглядом приличное пространство, подмечать детали, мелочи, запоминать расположение улиц и проулков, построек. Чем ближе мы были к цели, тем больше людей попадалось на нашем пути так, что появилось ощущение, что ты попал в растревоженный улей. Толпа гудела, толпа двигалась с абсолютной хаотичностью. Охранникам то и дело приходилось прикрикивать, вынуждая народ уступать нам дорогу. Остановившись у самого крыльца нужного нам здания, Парах наконец заговорил со мной.
  - Я сейчас должен встретиться с одним человеком, а ты пока посидишь и подождешь меня здесь. Когда я вернусь, пойдем выбирать ткань для твоего наряда. - Он ловко выпрыгнул из кареты и когда уже закрывал дверцу, я решилась спросить:
  - А можно мне немного прогуляться, пока тебя не будет? - Пока он не успел сразу отказать, добавила: - Можешь оставить со мной охрану, если не доверяешь, мне все равно некуда идти, сам знаешь...
  - Знаю. - Усмехнулся мужчина. - Ну что ж, прогуляйся, только далеко не отходи и ... - Немного задумавшись, добавил: - Вот, на всякий случай, - всунул мне в ладонь несколько монет и уже стражникам: - Моя невеста хочет немного прогуляться, пока я буду занят. Проследите и... головой отвечаете. - Затем развернулся и пошагал вверх по лестнице, поднимаясь на крыльцо.
  Проследив взглядом, как женишок скрывается за закрытой дверью, решительно выбралась из кареты. Как минимум, нужно было размять затекшее от поездки тело, а как максимум - поближе познакомиться с жителями этого мира. Очень интересно было попробовать свои способности на новых людях, поэкспериментировать, узнать, на какое количество народа я могу воздействовать одновременно. Люди излучали самые разнообразные эмоции, смешиваясь в сумасшедший коктейль. Чего там только не было: боль, страх, отчаяние, надежда, злость, любовь, ненависть, нежность... Я читала их с легкостью, как открытую книгу, пока мое внимание не привлекли чьи-то чувства, потоком обрушившиеся на меня. Я завертела головой, пытаясь определить их источник, быстро отыскала сидящую невдалеке на ступеньках девочку. Она явно была слепа, но смотрела точно на меня и непринужденно улыбалась. Радость и спокойствие, исходящие от нее, настолько выбивались из общей картины, что я просто не могла пройти мимо. Не обращая внимание на недовольных стражников и заинтересованные взгляды прохожих, молча направилась к девочке, а подойдя, присела рядом. Почему то казалось, что так и надо, мы должны были встретиться и обе это знали. Удивления этим чувствам не возникало, я уже привыкла доверять своей интуиции что ли.
  - Ты тоже это чувствуешь, я знаю. - Сказала девочка, повернувшись ко мне всем телом. - Что суждено, все равно случится, ничего не бойся. У тебя получится со всем справиться.
  - О чем ты? Я не понимаю...
  - Поймешь, всему свое время... - Немного подумав, добавила,- Когда тебе предложат выбрать свадебный подарок, попроси на ночь привести к тебе мужчину, суд над которым увидишь сегодня. В день твоей свадьбы его должны будут казнить, так что выполнить такую просьбу легко согласятся.
  - Но как я объясню, зачем он мне и как я его узнаю? И что мне с ним делать? Тем более, что я собираюсь кое что сделать гораздо раньше.
  - Когда увидишь, сразу поймешь... А как объяснить... ну, повод появится. - Улыбнулась девочка, и, найдя мою руку своей, что-то вложила в мою ладонь, сразу же закрыв ее и придвинувшись к моему уху прошептала: - Спрячь и никому не показывай. Попробуй сделать из моего подарка защиту. Верю, у тебя получится и... Оденешь это ему на шею, когда останетесь наедине.
  - Защиту для него? - утвердительный кивок. - Я чувствую, то, что ты говоришь - правильно, только ничего пока не понимаю и это очень тяжело. Откуда знаешь..?
  - Дар. - Невозмутимо пожала плечами девочка. - Я вижу будущее или просто знаю и все ... а тебе, кажется, пора немного прогуляться, тем более, что твой жених (на этом слове девченка хихикнула) очень спешит проверить, не сбежала ли его невеста.
  - Спасибо. - Обернувшись к крыльцу я увидела выходящего Параха, который, быстро найдя меня глазами, направился в нашу сторону. Не придумав ничего другого, чем объяснить свои посиделки, сунула девочке в руку одну из выданных мне монет и громко сказала: - Как банально: богатый красавец-муж и пятеро детей. Никакой оригинальности. За столько времени можно было и что то новенькое уже придумать! - Заметив, как расслабилось лицо приближающегося мужчины, встала, оправляя юбку и зашагала в его сторону, незаметно засунув маленький подарок, который так и не успела рассмотреть, в сумочку.
  Подойдя вплотную, мужчина предложил свой локоть, и, увлекая в сторону торговых рядов, спросил:
  - И что тебе нагадали?
  - Да так, ничего нового: много денег, красавца мужа, огромную любовь и пятеро детей... - Отмахнулась я, стараясь сделать это как можно непринужденнее.
  - А-а-а, действительно. - Сделал вид, что поверил, но настороженность из глаз не исчезла.
  Медленно лавируя сквозь толпу, мы направлялись вглубь рынка, туда, где яркие полотна свернутой в рулоны ткани пестрели на прилавках. Огромное разнообразие предлагаемых товаров на все лады расхваливали зазывалы. Их громкие голоса доносились со всех сторон. Стараясь перекричать один другого, расписать свой товар как можно привлекательнее, они выдавали такие фразочки, что невольно вспоминалась 'икра заморская, баклажанная', а на то, что бы представить некоторые озвученные эпитеты, просто не хватало даже самой бурной фантазии, ну, моей - так точно. Плотно стоящие палатки и шатры торговцев были завалены настолько разнообразными товарами, что глаза просто разбегались, а столы ломились под их тяжестью. Прилично углубившись в торговые ряды, мы подошли большому, свободно стоящему шатру, все нутро которого было заставлено, заложено, завалено множеством рулонов самых разнообразных тканей. Они здесь действительно были на любой вкус, а по их качеству сразу видно было, что цены не из маленьких. Завидев потенциальных покупателей, к нам сразу подошел уже немолодой мужчина-торговец и, как водится, начал старую как мир песню 'о главном'.
  - Чего желает господин? У дядюшки Мойри самые лучшие ткани на Эльтерасе! Только у меня вы найдете все, что душа захочет! - И взгляд такой заи-и-искивающий.
  - Моей невесте нужна ткань для свадебного наряда. - Подталкивая меня вперед, Паоах нун Мит продолжил: - Покажите ей все что у вас есть.
  -Да-да, конечно господин! - Воскликнул продавец и, схватив меня за руку, потащил вглубь. Я молча повиновалась, последовав за ним, стараясь, что бы мое недовольство никак не отразилось на лице, а сама думала о том, как же это мерзко, когда тебе самому, можно сказать, предлагают выбрать для себя похоронный саван, а то не все равно, в чем помирать. Ну да ладно, я не собираюсь выходить замуж в любом случае, так что какую выбрать ткань не имеет значения. Не особо слушая дифирамбы своему товару, которые не умолкая говорил торговец, я прошлась взглядом по предложенному и, что бы не сильно наугад, ткнула пальчиком в довольно плотную ткань зеленого цвета. Почему то захотелось немного пошалить и подтвердить ложное представление о своей персоне.
  - Вот эта. Она отлично подойдет к моим глазам. (Ага, к голубым.)
  Недоуменно посмотрев на жениха, торговец предложил:
  - Но эта ткань не совсем подходит для свадебного наряда. Может что-то из этих или этих... - Указывая на невесомые рулоны тончайшей, красивейшей шелковой прелести. Его недоумение легко читалось на раскрасневшемся лице.
  - Нет, она сильно тонкая, а я не хочу мерзнуть. Эта как раз то, что нужно, как думаешь дорогой? - Стрельнула глазками на стоящего в проходе мужчину. По его лицу явственно читалось все, что он думает сейчас обо мне. Мило улыбнувшись, продолжила: - Тем более, ведь не обязательно нужно платье, правда? Всю жизнь мечтала выйти замуж в брюках, даже уже придумала, как они будут выглядеть. (С радостью отметила перекошенную гримасу на лице жениха) В прошлый раз я была в платье, а так как у вас разводов нет, просто не могу оставить свою мечту неисполненной, ты ведь не против? - Отлично помня свое видения, была уверенна, что мне не откажут. Какое это удовольствие, слышать бессильный зубовный скрежет врага. - Я уже вижу, как это будет выглядеть. (Начала активно показывать, что и как буду шить.) Вот тут в обтяжечку, аж досюда, а здесь немного клеша. Вот здесь и здесь можно пустить ленты, а по поясу сделать вышивку. На верх белую блузку с во-о-т такими рукавами. Здесь будет две ленты, которые завяжутся в вот такой бант, а сверху...- Чем больше я говорила, тем сильнее лезли на лоб глаза продавца. Он уже не пытался что-то предложить, лишь молча то открывал - то закрывал рот как выброшенная на берег рыба, а взгляд то и дело метался с красного как рак от гнева Параха - на меня и обратно. Чувствую, надолго его терпения не хватит, поэтому не стоит слишком уж наглеть, как бы не сорвался. - Ну, что скажешь, тебе нравится? (Ага, нравится ему, особенно если учесть, что женщины в брюках здесь вообще не ходят.)
  - Хор-рошо... - Сквозь зубы процедил он, стараясь сдержаться из последних сил. Никогда ему еще не хотелось так сильно кого-то придушить. Если бы не пророчество, если бы не необходимость соблюдения всех условий именно для ТАКОГО свадебного обряда... Нужно еще немного потерпеть, совсем немного, и тогда больше ничто не заставит терпеть такое унижение и при этом мило улыбаться, стараясь понравится, что бы это ничтожество добровольно принесло нужную клятву в нужный момент и все было по плану. А потом она ответит, за каждую минуту его позора ответит. Он всегда платит по счетам. - Заверните все что выберет моя невеста... - Торговцу ничего не оставалось, кроме как упаковать по отрезу выбранных тканей, лент и т.д. Никогда в жизнь он еще не видел ничего подобного. Женщина в брюках, да еще и на свадьбу... А ткани... полная безвкусица. Покачав головой в такт своим мыслям, вернулся к прерванным делам.
  Передав сверток в руки одному из сопровождающих нас стражников, мы продолжили поход по рынку. Предстояло заказать обувь. Пока мы шли, я размышляла, как все неплохо слаживается. Если верить слепой девченке (а ей нельзя не верить, я чувствовала правоту сказанного), то до последней ночи перед свадьбой мне сбежать не удастся даже при всем желании. Не думаю, что кто то будет контролировать пошив свадебного наряда, а значит, его можно пошить так, что бы сбегать именно в нем и не придется где то доставать лишние брюки моего размера, как планировалось изначально. Ко всему, есть возможность заказать и подходящую удобную крепкую обувь. Всю дальнейшую дорогу жених молчал, только сжатые добела кулаки выдавали окружающим бурлившие чувства. Я же видела больше. Эго эмоции так сильно фонтанировали, что я боялась в них увязнуть и выдать себя, поэтому постаралась всячески от них отгородиться. Визит к обувнику много времени не занял. Быстро сделав заказ, мы отправились дальше.
  Когда Парах привел меня площадь, где осуществлялся суд над пленными, я уже ничему не удивлялась. Оказалось, прибыли мы сюда ради того, что бы убедиться в исполнении первой части приговора одного конкретного заключенного. Имени его не называлось, как и перечня преступлений и только когда его вывели на постамент, привязывая к столбу, я смогла рассмотреть его лицо и ахнула от удивления. Это был он... мужчина из моих снов-видений, реальный и сейчас стоит передо мной весь избитый, грязный, заросший, в обрывках одежды, которая свисает рваными клочьями.
  - ...50 палок. Привести в исполнение немедленно. - Услышала я окончание фразы и ужаснулась. Парах стоял на постаменте рядом с глашатаем и о чем то разговаривал, не обращая на меня внимание, будучи уверенным, что оставленная для присмотра стража выполнит порученную задачу. Все время, пока исполнялся приговор, заключенный не проронил ни звука, только вздрагивал каждый раз, когда палка, со свистом рассекая воздух, наносила очередной удар по спине, которая уже больше походила на кровавое месиво. Лохмотья, когда-то бывшие рубашкой, клочками лежали у его ног, сорванные еще при первых ударах. Не в силах смотреть на это зрелище, я прикрыла глаза, стараясь дышать через раз. От вила крови мне всегда было плохо, а наблюдать такое... Снова посмотрела на постамент только когда услышала, как кто-то из толпы удивленно произнес:
  - А крепкий, даже на своих ногах идет...
  - Других и после десяти уносят...
  Выглядел мужчина белее мела, его била крупная дрожь, а под руки поддерживали стражники, помогая спуститься на землю. Было видно, как тяжело ему дается каждый шаг, но он продолжает упорно идти вперед, не обращая внимания на усложняющие движение цепи. Повинуясь какому-то сиюминутному импульсу, я устремилась к нему, преграждая путь. Сама не поняла толком, как туда добралась, распихивая толпу. Благо, идти было недалеко. Не понимаю, зачем потянулась рукой к щеке незнакомца, поднимая его опущенную голову и ловя взгляд. Руки дрожали, а сердце норовило провалиться в пятки. Это какое-то чудо, что конвоиры не прогнали меня сразу. Видимо просто растерялись. Не каждый день такое кино творится. Вместе с потоком чувств мужчины, обрушившихся на меня вместе с эмоциями, прочитанными во взгляде черных глаз, пришло и понимание, его нужно спасти любой ценой. Он слишком важен для этого мира. Слишком многое ему предначертано и предстоит выполнить. Откуда-то я знала, что должна помочь. Наши пути пересеклись не просто так. У каждого своя судьба и его освобождение - часть моей. Но это позже, а сейчас... что я могу сделать сейчас? Разве что... Положив руку ему на грудь и прикрыв глаза представила, как от моей ладони идет тепло, проникая в тело мужчины, как оно распространяется, сметая боль и усталость, начиная процесс заживления. Действия довались очень тяжело, отнимая много сил, но останавливаться было нельзя. Очень помогло то, что опыт подобного лечения у меня уже был. Не один раз приходилось практиковаться на Тане, но там было легче. Не нужно было таиться и спешить, можно было сразу лечь отдохнуть, а здесь же...
  - Вы что тут устроили? - Над ухом раздался злой, но жутко знакомый голос, от которого непроизвольно вздрогнула и отступила на шаг, в последний раз взглянув в эти черные глаза, которые смотрели на меня с дикой смесью шока, неверия, удивления, непонимания. Резко дернув меня за локоть, разворачивая к себе, жених хлестко ударил по лицу, прошипев как змея: - Ты что себе позволяешь, дрянь!? А вы куда смотрели, идиоты? Я вам что сказал? - Толкнув меня в руки одному из стражников, велел: В карету, быстро! - и тем, что так и стояли, придерживая пленника: - А вы что стоите? Почему еще здесь? Особого приглашения ждете? - И, развернувшись, направился вслед за своей невестой. Пора было возвращаться домой. Девушка же шла, еле переставляя от усталости ноги и думала, что все-таки доигралась. В голове до сих пор звенело от удара.
  
  ***
  
  Лежа на куче гнилой соломы в своей камере, Демиэн размышлял. Снова и снова прокручивая в голове события сегодняшнего утра, пытался понять, что это вообще было? Нельзя отрицать очевидного, вынырнувшая из ниоткуда странная, взлохмаченная девушка помогла ему. Каким-то невообразимым образом придала сил и ускорила процесс заживления так, что полученные раны начали быстро затягиваться. Даже старые ссадины и синяки посветлели и перестали ныть. Главное, что бы теперь никто ничего не заметил. То, что боль утихла, он почувствовал практически сразу, как и то, что держаться на ногах стало легче, а бьющая тело дрожь - отступала. Он был благодарен за помощь, но вместе с тем не мог понять мотивов, тем более, что за свои действия девушка сразу-же понесла наказание. Она явно не местная, что бы это определить, достаточно одного взгляда. То, что не стоит выдавать ее трудов, ведь она явно старалась сделать все незаметно, обыграв как случайное прикосновение, было понятно. Он хорошо видел, как девушка слегка побледнела и ослабла, отдавая свои сылы, чувствовал, как начала подрагивать касающаяся его груди рука. Скрывая удивление, позволяя конвоирам увлечь себя, он продолжал следить за тем, стражники его врага волочат сквозь толпу несопротивляющуюся особу и грубо запихивают в карету. За своими размышлениями принц и не заметил, как уснул.
  
  ***
  
  Валяясь на кровати в своей комнате, с содроганием вспоминала обратную дорогу до дворца. Прокатились, называется. Никогда еще в моей жизни не приходилось выслушивать столько гадостей. Мне от души расписали, насколько я никому не нужное ничтожество, не имеющее никаких прав. Интересно, когда он вспомнит о своих планах и надежде на мое добровольное согласие, как выкручиваться будет, ведь строить из себя добренького дядечку терпения не хватило. Да, тяжела доля простого человека, особенно в этом мире. Тяжко вздохнув в очередной раз, потерла ноющую щеку, потрогала разбитую губу и перевернулась на другой бок. Таня до сих пор так и не появилась с самого утра. В последний раз ее видела перед отъездом. На душе гадко и тоскливо, хочется разреветься от души. Ощущение физической слабости медленно отступает, пожаловаться некому. Ну да ладно, в одиночестве страдать тоже неплохо: никто не смотрит на тебя жутко жалостливым взглядом. А может оно и к лучшему, что ее до сих пор нет, можно и поплакать спокойно. Я заметила одну странность, причем совершенно случайно, что когда я печалюсь, находящиеся рядом со мной растений начинают терять свою сочность (это можно заметить только при долгом нахождении их рядом со мной в такие моменты) и как бы слегка увядать. Конечно, заметив такой непорядок, сразу стала тренироваться сдерживать свое влияние на окружающих, а то было бы от меня миру больше вреда, чем пользы.
  Подтянув повыше уголок покрывала, которым укрылась, завалившись на кровать поверх него не раздеваясь, постаралась расслабиться. От чего то пришла в голову интересная идея - попробовать определить, какие еще возможности, кроме уже обнаруженных ранее, подарил мне кровавый обряд. А почему бы не попробовать дотянуться чувствами к Тане, попытаться ее найти и подать какой-то знак, что я уже здесь и переживаю, как у нее дела (слишком долгое отсутствие девушки заставляло переживать и роиться в голове множеству нехороших предположений).
  Для начала, устроилась в теплом коконе как можно удобнее и попыталась полностью расслабиться, выкинув из головы все посторонние мысли. Не скажу, что сразу все получилось, но приложенные усилия оправдали ожидания. Ближайшее пространство вокруг меня очистилось от посторонних шорохов и прочих звуков, а я перешла на иной уровень восприятия. Моему взору сразу открылось множество огоньков эмоций, излучаемых каждым из обитателей замка, меняющих свое положение в пространстве. Каждого из них я видела в общем потоке и могла выделить кого-то конкретно, приложив определенные усилия. Новые возможности приятно удивили, а пространство, которое удавалось охватить, поражало своими просторами. Давно привыкнув к тому, как для меня ощущалась моя служанка, довольно легко удалось ее отыскать. Девушка находилась далеко и явно излучала нервозность и легкий испуг. Скорее всего, снова отчитаться вызвали. Ну что ж, чего-то подобного стоило ожидать. Постаравшись послать девушке эмоциональную поддержку, в надежде, что мое послание достигнет адресата, вновь перешла на привычное мировосприятие.
  Лежа на кровати, свернувшись клубочком и глядя в окно, отслеживая танец мельчайших песчинок, мельтешащих в солнечном луче, заглядывающем в комнату, размышляла, сколько открытий принесет мне этот день. Снова вспомнилась встреченная сегодня слепая девочка и ее подарок. Да, пожалуй, стоит заняться тем, что бы осуществить в жизнь ее совет. Легко сказать 'создай защиту', а как ее сделать? Ни подсказки, ни совета, только что-то типа 'я в тебя верю'. И как это может помочь? Хочется взять и побиться головой о стенку от безысходности. Как это тяжело, ждать известного будущего, не имея понятия, откуда оно нагрянет и еще тяжелее вообще ничего не знать, мучаясь от самых разнообразных предположений.
  Взяв и повертев в руках небольшую янтарную бусину на тонком кожаном шнурке, рассмотрев подробнее со всех сторон, не нашла в ней ничего необычного. Чистая, прозрачная янтарная капля ясно светилась под солнечным лучиком. Видя, как он наполняет собой капельку, очень захотелось сохранить хотя бы частичку этого теплого света внутри, что бы каждый раз, беря амулет в руки, оно согревало душу. Желание стало вдруг настолько сильным, что я зажмурила глаза, представляя, как проникший внутрь лучик растворяется в кулоне, наполняя своим чистым светом до самых контуров. Даже сквозь закрытые веки показалось, что кулон под силой моего желания ярко вспыхнул на несколько мгновений и погас. Взяв янтарь двумя пальцами, поразилась тому, что он оказался почти обжигающе горячим. Это было настолько удивительным, но вместе с тем говорило, что у меня что-то получилось. Знать бы еще что... Одно могу сказать точно, мысли в этот момент у меня были самые светлые, поэтому ничего плохого я загнать внутрь не должна была. В надежде на то, что мне удастся придать амулету хоть какое то полезное свойство, вливала в него все свое желание с капелькой успевшей скопиться к этому времени собственной силой. Постаралась сделать так, что бы заключенный в ней свет мог подарить владельцу надежду, уверенность в себе, в своих силах тогда, когда больше всего будет в этом нуждаться. На миг показалось, что между ладонями, где сейчас лежала бусина, пробежала искра, что позволило убедиться, что попытка удалась. К сожалению, проверить, то ли я навертела, что хотела, не представляю как, поэтому решительно надела кулон на шею к остальным своим побрякушкам и, разместившись поудобнее на кровати, решила еще немного подремать. Потраченные на лечение мужчины силы, возвращались очень медленно и слабость давала о себе знать.
  Пришедший сон был муторным и беспокойным. То и дело перед глазами мелькали лица множества людей. От дома к дому в небольшой деревеньке ходили стражники и врывались внутрь, не спрашивая разрешения у хозяев. Они кого то искали. Искали упорно и уже довольно давно. Только в этот раз удача им улыбнулась. В одной из отдаленно стоящих изб, забившись в самый угол за печкой, сидела девушка, трясясь от страха как осиновый лист на ветру. Девушка только начала оправляться от сильной простуды после прыжка в ледяную речную воду и, потому была еще очень слаба. Сил на то, что бы снова пуститься в бега не было. Все что ей оставалось, это забиться в самый темный угол и сидеть тихо, как мышке, в надежде, что ее не заметят и пройдут дальше. Не судьба. Каждая изба обыскивалась очень тщательно и очень скоро девушку обнаружили. Все, что можно было сделать в этой ситуации, это ждать удобного случая для новой попытки в надежде, что он все-таки подвернется. Ее ловко выудили из схрона, связали, завернули в покрывало и, перекинув поперек седла, увезли прочь в ночную даль.
  Разбудил меня легкий шорох ткани. Это Таня вернулась в комнату и пыталась прилечь на диванчик.. С первого взгляда было ясно, что девушке славно досталось. Каждая такая беседа с начальством сильно ее выматывала как морально, так и физически. Я обратила внимание, насколько уставшей и бледной выглядела моя служанка. Она буквально еле стояла на ногах, норовя в любой момент пошатнуться и рухнуть на пол. Не став дожидаться этого печального момента, соскочив с кровати, поспешила на помощь. Поправила подушку, помогла прилечь и укрыла девушку пледом. Пусть поспит немного. Всегда относись к людям так, как хочешь, что бы они относились к тебе. Получив в ответ благодарный взгляд кивнула и отправилась на балкон. Нужно было хорошенько обдумать свой сон. Не в первый раз мне снится эта девушка, а значит, скорее всего, она как то связана с тем заключенным и вообще со всей этой непонятной историей со 'спасением мира'. Возможно, нам предстоит встретиться и, судя по тому, что она постоянно влипает в неприятности, то же грозит и мне. Нужно быть готовой к этому... хотя бы морально...
  Облокотившись на перила и подставив лицо порывам легкого теплого ветерка, закрыв глаза вслушалась в шелест листьев, пение птиц и гомон людских голосов, достигающих моего слуха. Казалось бы, что в этой картине такого необычного, а поди ж ты, здорово умиротворят. Все невзгоды и печали сразу отходят на второй план и кажутся такими несущественными и, нет совершенно никакого желания возвращаться в жестокую реальность. Постояв в мечтательной задумчивости еще немного, окинув двор и стену взглядом в последний раз, отправилась обратно. Предстояло проделать огромную работу. Казалось бы, сшить нужно совсем немного вещей, даже все необходимое для этого доставлено, но... Как же хочется верить, что все удастся провернуть, не вызвав подозрений. Швея с меня никакая, но снять с себя мерки я сумею. Кроить конечно будет Таня, а сшивать я помогу, руки не совсем из попы, так что думаю, успеем управиться вовремя. А сейчас нужно набросать эскиз того, как я вижу нужные мне вещи. Местная мода не совсем подходит под мою задумку, тем более, что на женщин здесь штанов вообще не шьют. Присев за столик, положив перед собой листы бумаги, чернильницу, взяла в руки перо и начала творить, дав волю урной фантазии.
  Нужно было смоделировать по паре штанов, простого, но удобного кроя рубашек без всяких кружев, куртку, майки (имеющиеся в наличии довольно длинные и их неудобно было бы заправлять в штаны). Самой серьезной задумкой был рюкзак, наподобие туристических в моем мире, такой, что бы было удобно на плечах нести в пешем путешествии. Это на случай (который, кстати, наиболее вероятен) если не получится свиснуть где-то коня и совладать с ним в силу полного невежества в этом плане. Мне очень повезло, что женишок, отдав распорядение паковать все, что выберу, покинул помещение и я могла взять ткани нужного мне качества и в нужном количестве, иначе пришлось бы использовать плотную ткань штор за неимением другого материала, а это могло быть чревато разоблачением, так как комнату периодически проверяли.
  К тому моменту, как проснулась Таня, рисунки были готовы. Девушка заметно посвежела, а на щеках вновь играл легкий румянец. Умывшись, она присоединилась ко мне и став за спиной, принялась внимательно разглядывать эскизы. Было очень интересно наблюдать, как сменялось выражение ее лица с каждым новым листом. Это выглядело так забавно, что я захихикала, а вслух расписав свое предположение о том, какая реакция будет у местных на меня в таком облачении, мы смеялись уже обе. Трудный день катился к закату, доживая свои последние часы, а мы поужинали, зажгли побольше свечей и начали творить.
  
  ***
  
  Король Сольвета Квентин пятый ликовал и восторгался собой, светился как лампочка и, выпятив грудь колесом, которая, к сожалению, даже при всех стараниях, сильно отставала от торчащего вперед живота, важно прохаживался по кабинету. Он все-таки ее нашел, пусть даже ценой стольких усилий, подняв на уши половину верных и умеющих молчать людей, но нашел. У него снова есть рычаги давления на третьего советника Минерии и, когда завтра в гости пожалует Парах нун Мит, ему будет что сказать.
  
  ***
  
  Не столь радостным сейчас было настроение у самого Параха. Накануне отъезда он сильно повздорил со своим братом и получил приличную взбучку. Давно его не называли такими 'приятными и ласковыми' словами, от которых у иных людей уши в трубочку сворачиваются. Эпитеты были столь красочными и лестными, что до сих пор не давали успокоиться. А все так мило начиналось... Когда злой, как тысяча чертей, он вошел в кабинет к Тамиру и поведал о случившемся, тот пришел в небывалую ярость. Он рвал и метал, только что молнии не летали.
  - Ты понимаешь, что ты наделал..? Как важно для нас именно ее добровольное согласие..? Как думаешь, даст она его теперь...? Да пусть бы хоть всего облапила она того мужика, ты должен был сдержаться...! Что..? Ну и что, что Демиэн? Да мне плевать, кто он! Ему все равно не сбежать, а через три недели его казнят...? Откуда мне знать, что тебе теперь делать. Нужно будет, за звездой на небо потащишься, дашь все, что попросит, но что бы к свадьбе... Ты понял меня?
  Вот примерно в таком духе проходила беседа, причем сам Парах едва мог вставить слово в свою защиту. Прописочили как мальчишку и главное, за что?! С такими мыслями, злой на весь свет, он скакал с отрядом сопровождения на встречу с союзниками, чтобы передать нужные распоряжения и согласовать дальнейший план действий. Да что за неделя выдалась? И погода не ладилась и дорога не стелилась, и конь с норовом...
  
  ***
  
  - Сижу за решеткой в темнице сырой, уехала крыша, махая рукой... Тань, а Тань, ну долго там еще? - Уже больше двадцати минут я стояла неподвижно, вся утыканная иголками, как ёж. Моя служанка, которая со мной дневала и ночевала, ставшая мне единственной подругой в этом мире, сейчас старательно наживляла нитью швы на куртке и штанах, которые мы вчера целый день кроили, что бы получилось именно так, как я представляла в своем воображении. И у нас, кажется, действительно все получилось, судя по тому, что я вижу. Затянув и откусив нитку, Таня отошла в сторону, любуясь своей работой. Мне приходилось залечивать наши пальцы, до крови исколотые иголками, уже несколько раз и вот сейчас снова, на кончике пальца девушки выступила красная капелька. Обхватив место укола своей рукой, быстренько все исправила.
  Да, это именно то, что нужно. Удобные штаны, достаточно узкие, но не на столько, чтобы стеснять движение, куртка, длинной примерно до середины попы. Как раз, чтобы прикрыть поясницу и при этом не мешать сидеть. Куча застегивающихся карманов для самых нужных вещей и в самых удобных местах. Пока что отдельно на кровати лежал капюшон, который можно будет пристегнуть в любой момент. Пока я крутилась и вертелась перед зеркалом, девушка аккуратно вытаскивала уже ненужные иголки, то и дело лавируя, что бы не получить локтем беспокойной меня в глаз. Аккуратно сняв свой 'свадебный наряд', отложила его в сторону. Теперь нужно тщательно прошить все швы, в том числе и пришить утепленную подкладку. Ночи здесь достаточно прохладные, а мне мерзнуть ой как не хочется.
  Пока Таня занималась курткой, я принялась за штаны. С ними справиться гораздо проще и вполне мне по силам, особенно если учесть, что прошить нужно по уже готовым швам. Эта работа заняла нас до обеда. Затем служанка сбегала за подносом с едой. С момента последнего происшествия мой рацион значительно разнообразили. Но я не продаюсь... особенно за еду., тем более, что не вся пришлась мне по вкусу. Сегодня нас порадовали какой-то небольшой птичкой, запеченной целиком, кажись, с яблоками. Нет, не они, но на вид очень похоже.
  Всю вторую половину дня мы занимались майками и рубахами. Здесь было уже попроще. Поломать голову пришлось над носками, так как у местных ничего подобного нет, а портянки мне не подойдут. Не смогу завертеть правильно без посторонней помощи. Но, как говорится, путь осилит идущий... и мы таки осилили и заслуженно могли собой гордиться.
   Ужинали мы жутко уставшие, но очень довольные собой. Оставшееся время перед сном решили провести на балконе в ничегонеделании, наслаждаясь красотой заходящего Солнца, окрашивающего край неба столь затейливо, что, попроси кто описать, что ты видишь, ни за что не получится. Это просто красиво и все. Разместившись в удобные кресла друг напротив друга, укрылись пледами, взяв в руки по чашечке чая, просидели так до самых звезд, слушая, как шумят на ветру листья, как колышутся и тихо скрипят ветви старых деревьев, как лают выпущенные для охраны территории псы, перекликаясь между собой, как шуршит гравий под ногами караульного, совершающего обход. И, казалось бы, ничто нет на свете такого, что могло бы вырвать человека из этой умиротворенной неги, окутывающей покоем и согласием с самим собой и окружающим миром. Но все прекрасное когда-нибудь кончается. Пожелав Тане спокойной ночи, я отправилась спать, тем более, что перед сном еще хотелось придать янтарной капельке еще какое-нибудь свойство, а завтра будет новый день и нас ждет работа.
  Я прекрасно понимала, что мои способности не позволяют особо разогнаться, но очень хотелось как-то впихнуть в будущий амулет защиту от магического воздействия или что бы он хотя-бы ослаблял его. А еще, но это конечно просто предел мечтаний, защиту от физического воздействия. Ну, например, от летящей стрелы, что бы он если не отражал атаку, то хотя-бы искажал траекторию движения, позволяя избежать попадания. И как-то сигнализировал о возможной опасности. Конечно, после каждого такого использования его нужно будет подзаряжать, но... а что, если удастся заставить подпитываться от рассеянной в окружающем мире магии? А как зачаровать амулет от кражи или потери, да просто сделать так, что бы шнурок случайно не порвался, не развязался или не слетел сам? Просто голова кругом от мыслей и планов, а как все осуществить без надлежащих знаний и умений? Только методом проб и ошибок, действуя на свой страх и риск, а так же - пресловутое авось.
  Искупавшись, одевшись в ночную сорочку, забралась в кровать и, взяв в руки янтарь, начала экспериментировать. До дня свадьбы осталось не так много времени, которое, к тому же, летит очень быстро, а еще нужно столько всего сделать, столько успеть... Самым большим вопросом по прежнему оставалось то, как и где мне встретиться с тем узником, как его освободить и навязаться в попутчики, хотя бы пока не покинем пределы этой страны, ведь по нему видно, что не здешний, а значит, нам некоторое время вполне может быть по пути, а дальше... я все-таки большая девочка, авось не пропаду и смогу найти себе место в этом мире. Закончив возиться с янтарем, так ничего и не добившись, все-таки уснула.
  Новый день наступил неожиданно быстро. Казалось-бы только закрыла глаза, а уже пора вставать. Даже сны, не то, что видения и кошмары не посещали этой ночью. Видимо, я хорошо выложилась вчера. Веселая и энергичная Таня что-то мурлыкала себе под нос, активно передвигаясь по комнате с выкройками в руках. Научила на свою голову, теперь мучайся, слушай соловьиные трели. Ну, ничего, зато она стала улыбаться и не шарахается, как было сразу. Сладко потянувшись, выбралась из-под одеяла и побрела в ванную. Состояние, как говорится, поднять - подняли, а разбудить забыли. Но холодненькая водичка любого быстро приведет в чувство. Как всегда, приятным дополнением к пробуждению стал горячий завтрак. Умопомрачительные запахи - это еще один повод, что бы поскорее проснуться, ибо некоторые блюда съедобны, только пока горячие, в чем я убедилась на собственном опыте благодаря внезапному расширению моего меню. Вот чувствую, что там опять что-то новенькое и не хочется рисковать лишний раз и остаться голодной.
  Ну вот, очередные кулинарные выверты. Кажется, это раньше плавало. На рыбу мало похоже конечно, но то, что у сухопутных мясо выглядит иначе, это точно. Скорее всего, какая-то экзотика, типа наших кальмаров и угрей и прочей гадости. Нет, такое есть я точно не стану. А вот чай с булочкой, да еще с румяной корочкой, м-м-м... Решено, мне булки, Тане - 'БЛЮДО'. Сцапав оные с подноса вместе с кружкой напитка (кстати, что там сегодня, компот? ага, что-то типа того, ну вот и отлично!) отправилась на балкон завтракать в полюбившемся кресле. И не важно, что я еще в ночной рубашке, кто меня здесь увидит в такое время..?
  Этот день, как и вся следующая неделя, пролетели как один миг. Дата свадьбы неумолимо приближалась.Мы все время были в заботах, стараясь успеть сшить все необходимое, а так же состряпать что-то приличное из специально взятой для этого ткани, что можно было бы выдать за свадебный наряд, если к нам вдруг пожалуют с желанием проверить, как продвигается работа. И нам необычайно везло, что таких посетителей не было довольно долго, что позволило все успеть.
  То, что сегодня в замок вернулся 'жених', я узнала совершенно случайно - услышала его голос, сидя на балконе. Король, поручив заботам брата, благополучно обо мне забыл. А вот от Тамира следовало ждать неприятностей. Вот уж кто не оставит бедную Алю в покое. Ну вот, как я и предполагала, и суток не прошло, а он явился. С цветами. С цветами!? Я не сплю? Даже в дверь постучал, прежде чем войти. А это у него что, вино? Ну и дурак. Хотя кто бы ему мог сказать, что не пью я его, просто не воспринимаю. Не нравится оно мне и все тут.. Эх, ладно, посмотрим, что будет дальше делать.
  - Доброе утро, Аля.
  - Доброе...
  - Я... должен извиниться перед тобой за то недоразумение, которое произошло между нами... - Ага, ничего себе недоразумение! Но смотреть, как он мучается, пытаясь удержать на лице сдержанно-виноватую, но вместе с тем приветливую мину, которая так и норовила смениться раздраженной, гневной гримасой, было оч-чень забавно. - Надеюсь, мы о нем забудем и, оно никак не отразится на наших дальнейших отношениях, а в знак примирения... вот... - И протянул мне букет.
  - Вы думаете, что эти прелестные цветы смогут затмить собой всю ту гамму 'приятных' ощущений, которые мне довелось испытать по вашей милости? Это вы так высоко оцениваете этот веник или так низко цените меня? - Вопросительно изогнутая бровь, в дополнение к сказанным словам должна была выразить, насколько я прониклась и согласна с его 'забудем' и 'не отразится'. А еще, очень раздражал постоянный переход с 'ты' на 'вы' и обратно от встречи к встрече, это каждый раз приводило в легкое замешательство. Интересно, это они специально с братом делают или все выходит неосознанно, а может, просто не могут определиться с тактикой? Кто знает этих монарших особ...
  - Кхм, вот уж не смотрел на все с этой точки зрения... а как на счет вина? Это вкуснейший сорт велинейского вина. Оно очень ароматное и очень дорогое...
  - Спасибо конечно, но я не пью вино. Предпочитаю соки. И хочу сказать сразу, что романтик из вас, мягко говоря, никакой. - Ну да, нарываюсь, а что делать. Нужно же мне как то вытребовать встречу с тем пленником, да еще так, что бы с того места можно было бежать и вещи свои не забыть. - Давайте ближе к делу, что вам от меня еще надо? - Пройдя к трельяжу, положила на него букет и уселась на диванчик. Женишок же предпочел остаться стоять и пристально следил за моими передвижениями. Видимо не собирался задерживаться надолго. Оно и к лучшему. Внимательно уставилась на мужчину, ожидая ответа.
  - Я... просто хотел помириться, мы ведь взрослые люди... К чему нас ссориться перед таким событием, как собственная свадьба? - Да, игра бровями на его выразительном лице, это нечто. - Как я уже сказал, мы с вами взрослые люди и неужели не сможем помириться? - Так, а вот теперь можно осторожненько попробовать закинуть удочку...
  - Да, взрослые и поэтому оба отлично понимаем, то, что вы сделали, не так легко простить. Поэтому... я дам вам шанс искупить свою вину. - Ага, кровью... Фи, как пафосно, ну а что делать, если иначе выразиться не получается.
  - И что же пожелает в оплату моя горячо обожаемая невеста?
  - Самую малость... Мне один мужчинка приглянулся, вот его и хочу, хотя бы на одну ночь. Первым вы все равно не будете, так что одним больше, одним меньше, не думаю что для вас это так важно. - Он хотел что то возразить, но я быстро продолжила, пока не получила отказа, при этом наблюдая, как Парах все сильнее выходит из себя и старается не сорваться снова. - А потом я вся ваша. - Видимо это было самым важным аргументом, так как в ответ прозвучало:
  - Хорошо, я подумаю.
  - А вам что, совсем не интересно узнать, кто он?
  - Кажется, я догадываюсь. - И, не прощаясь, покинул мою комнату.
  Вот так, полдела сделано. Остались сущие мелочи, но какие...
  Несмотря на все заверения, что все будет хорошо, меня еще очень сильно беспокоила судьба Тани. Что будет с ней после моего побега. Очень не хотелось подставлять девушку, а бежать со мной она категорически отказывалась. Я очень боялась того, что ее накажут. Ведь она изначально знала о моих планах и помогала во всем, прикрывала. Но как не старалась, я так и не смогла узнать, что надумала девушка, что так уверенна в своей безопасности. Но раз она так решительна, значит, знает что делает. Что ж, придется поверить.
  Постепенно мы закончили с пошивом запланированных вещей, необходимых в дорогу. Я аккуратно упаковала их и несколько комплектов нижнего белья в рюкзак и старательно запрятала, подальше от любопытных глаз. Немного переделанные и доработанные корсеты пока еще лежали на полке. С ними было особенно трудно, но добиться желаемого таки удалось. Теперь не обязательно было затягивать их так, что дышать становилось невозможно. Мы вытянули почти все вшитые внутрь фиговины (я так и не смогла понять, из чего они сделаны), придающие корсету жесткость и форму, сделав его таким образом мягким и не сковывающим движения. Все что нужно, он держал как положено и при этом не причинял никакого дискомфорта. В дороге самое то. Бюстиков ведь здесь еще не придумали, а трясти в дороге, чем природа наградила, совсем не улыбается. Я оставила себе только два корсета, которые можно было шнуровать как спереди, так и сзади. Третий же мне не подходил, так как шнуровался на спине и без посторонней помощи с ним не справиться. Изготовленные мастером сапоги с довольно высоким голенищем на шнуровке сейчас мирно покоились в дальнем углу шкафа.
  Так же решила захватить нитки с иголкой и ножницами, так, на всякий случай. Мало ли что в дороге может приключиться и где что пригодится. Благо этого добра было в достатке. Таня же, как и обещала, тоже готовила сумку, ту, которую оставит для меня за забором, с продуктами, котелком, ножом и другими мелочами. Большую часть ей уже удалось достать и спрятать в надежное место. Так и нерешенным остался вопрос с одеялом, а позже мы надумали еще и о палатке или чем то, что могло ее заменить. А вдруг дождь? Эти вещи умыкнуть так же незаметно, как другие, при этом, не выдав себя, не представлялось возможным. Ну ничего, у нас в запасе еще почти неделя, что-нибудь придумаем.
  День Х приближался, а конкретного ответа на счет встречи с пленником я так и не получила и уже начала нервничать. А вдруг ничего не выйдет, а вдруг я не смогу взять с собой приготовленные вещи, если встреча состоится где-то в другом месте, а не в моей комнате? Столько 'а вдруг'... и ни одного ответа. Очень хочется верить, что все удастся. Если же нет, не хочу даже думать, что будет в этом случае. Сразу всплыло из недр памяти очередное видение, в котором король со своим братом обсуждали, что сделают со мной после свадьбы. Даже врагу такого не пожелаешь. Уж лучше сделать харакири, чтоб не мучиться. А что, Так и поступлю, если пойму, что в ловушке, но в руки не дамся. Да, видимо это нервное. Еще немного и свихнусь от мыслей, предположений и страхов. Нужно взять себя в руки, а еще лучше - в мужские руки, сильные и надежные и сразу проблем меньше. Только где же их взять то, а?
  Заканчивала работу и с амулетом. Не знаю, насколько мне удалось сделать все, что планировала, так как не могла ничего проверить, но очень хочется верить, что все удалось. Осталось совсем немного: зачаровать от кражи и потери, но это смогу сделать, только надев бусину на нового владельца. Ну и намучилась я, пыхтя над янтарем, раз за разом осознавая провальность очередной затеи, пока все не получалось. Выжимала себя до полуобморочного состояния. Пару раз Тане даже приходилось ловить маня в полете, что бы предотвратить неминуемую встречу с пушистым ковром. Как плохо быть неумехой и незнайкой.
  Этого визита я ждала с большим нетерпением и боялась одновременно, впрочем, как и всегда. Никогда не знаешь, что принесет новая встреча. Эта, как оказалось, массу неожиданностей. Я как раз сидела, вышивала узоры на ленте для свадебного наряда, которую предполагалось использовать вместо пояса, как в комнату, вслед за бледной, как мел Таней, вошел жених. Одет он был довольно по простому и по первому взгляду видно, что в планах намечается поездка верхом. Ой, чует моя попа, что не один. Почему попа? Да потому, что ей от этого страдать потом. Прошлась по мужчине еще раз задумчивым взглядом и непроизвольно скривилась на последней мысли.
  - Добрый день. Вижу, ты тоже очень рада меня видеть. Но, я не в накладе. Мне предстоит зрелище куда интересней.
  - Это какое же, позвольте узнать? - Переспросила, отрываясь наконец от скучной работы, которой занялась только ради того, что бы как то скоротать время и занять руки.
  - О, всенепременно узнаешь и очень скоро. Так что одевайся, я подожду во дворе. Тебя проводят. - Кивнул и вышел, сияя радостной улыбкой, как новогодняя елочка. И такой же колючей. Интересно, что он с братцем задумал на этот раз?
  Ладно, чего голову ломать, вот пойду и все узнаю. Встала с диванчика, на котором сидела, аккуратно воткнула иглу, чтоб не потерялась ненароком, оправила смявшуюся юбку домашнего платья и потопала в гардеробную, где уже во всю шуршала вещами Таня. Нам предстояло одеть единственный, не подвергшийся изменениям корсет, с которым в одиночку мне никак не справиться. Пока я раздевалась, девушка нарыла остальные вещи, в которые мне предстояло облачиться, и, аккуратно разложила на кровати. Оставив снятое платье на вешалке в шкафу, вернулась в комнату. Предстоял трудный процесс одевание во все эти многочисленные тряпки. Вот так стоишь и понимаешь, как чувствует себя капуста. Сейчас я была голубой капустой, в цвет юбки.
  Обуть решила мягкие сапожки. Все ж удобнее будет верхом, чем в туфельках. Карета или что здесь, мне явно не светила, судя по наряду Параха. Это не тот человек, который позаботится об удобстве других людей. Он думает только о себе и заботится только о собственной выгоде. Захватив с собой свою любимую сумку-путешественницу, перекинув оную через плече, шагнула за порог. Там меня ожидали два стражника, 'почетно' несшие караул двери. Один из них, тот, что всегда ощущался мною как огонек вечного беспокойства и нервозности (видимо, не все в его жизни гладко), предложил жестом следовать за ним.
  Пройдя бесконечными коридорами с множеством снующих по ним людей, то и дело озирающихся на нас, вышли к парадному выходу из здания. Там, у самой лестницы, стоял гордый и самодовольный брат короля, держа в поводу коня. Кивком головы пригласил проследовать к своему транспортному средству, нетерпеливо помахивающему длинным пушистым хвостом и переминающимся с ноги на ногу. Словно в насмешку, мужчина стоял и наблюдал, как я пытаюсь взобраться в седло, путаясь в широких складках юбки. И нет, что бы помочь там, придержать как то, он самодовольно ухмылялся, любуясь безрезультатными попытками. Глядя на такое дело, плюнула на все, особенно на то, как буду смотреться со стороны, задрала юбку выше колен, свернула жгутом и засунула за пояс. Потом, вставив одну ногу в стремя, а вторую перекинув через седло, вытащила свернутый край и расправила подол. И нечего так глазками сверкать, сам вынудил. Я дама другого мира и других правил и устоев. У нас и купальник бикини - не стыдно, не то, что коленки показать. А-а-а, поняла, я еще и села неправильно. Видимо, мне полагалось ехать боком, а не так, как собралась - по-мужски. Ну-ну дорогой. Только мужчины могли придумать для женщин такой пыточный способ размещения в седле. Это как же нужно издеваться над своим позвоночником и координацией, что бы усидеть в таком положении. Это им нужно было так ездить, что бы ненароком ничего не зажать, а не нам. У нас-то как раз там ничего не мешает, как плохому танцору. Все что мне оставалось, это недоуменно моргать ресницами на выразительные взгляды мужчины. За доли секунды вскочив на коня позади меня, он тронул поводья, заставив скакуна тронуться с места.
  Сидеть было конечно довольно неудобно, но такое положение позволяло покрепче вцепиться в седло и ногами обхватить бока лошади, чтобы не свалиться, когда, выехав за ворота, Тамир перевел коня на довольно быстрый бег. Встречный ветер сильно раздувал края юбки, задирая их почти до самой талии. Все, кто встречался нам на пути, недоуменно оборачивались вслед, провожая взглядом. Я затылком чувствовала, как сзади злорадно ухмыляется жених. Ему конечно хорошо, одел штаны и доволен, что не приходится светить чулками к всеобщей радости, как мне.
  Проскакав по городу не сбавив скорости даже в самых людных местах, разрезая толпу конской грудью словно волнорез, мы остановились у огромных кованых ворот мрачного двухэтажного здания, поражающего своими размерами. Построено оно было в форме буквы 'П', с небольшим крыльцом с внутренней стороны центральной части. Со всех сторон здание окружено забором и, проезжая внутрь двора, нам пришлось немного задержаться при въезде, пока дежурный у ворот не опознал Параха. Во дворе, вдоль параллельно расположенных крыльев здания были оборудованы места для коновязи. Видимо, там стояли лошади не только сотрудников, приехавших на службу, но и, так сказать, рабочий транспорт патрульных отрядов. Почему патрульных? А мы в городскую темницу приехали. Интересно, зачем? Хочет показать мне жизнь местных обитателей изнутри? Запугать как то? Что? Ну да ладно. Скоро все и так узнаю. И ничего, что колени от страха дрожат, а сердце бьется как у колибри.
  Остановились мы справа от входа, недалеко от начала лестницы. Парах ловко соскочил с седла и, о чудо, помог спуститься мне. Ну как помог... Совершенно неожиданно потянул за ногу так, что я просто скатилась на бок и, если бы он не поймал меня, просто рухнула в пыль.
  - С-спасибо... - Все же поблагодарила за 'помощь' цедя сквозь зубы. Мама учила быть вежливой.
  - Всегда пожалуйста. Обращайся, если что... - Не остался в долгу мужчина, с улыбкой наблюдая, как я пытаюсь привести в порядок напрочь перекрутившуюся в процессе скольжения юбку. А еще чулок на второй ноге по самый сапог в бублик скрутился. Его тоже вернуть на место как то нужно. Вот гад, весело ему. Это же какое развлечение себе устроил! Помимо того, что сам поиздевался, так еще и куча мужиков вокруг, в том числе и заключенных, выглядывающих из зарешеченных окон, весело улюлюкают. Устроил представление, тоже мне. Гордо вздернув подбородок, не обращая внимания на окружающих, сама схватила мужчину под локоть и изрекла:
  - Ну веди, Сус-санин... - И хорошо, что мне ничего не ответили, а просто молча повели вверх по лестнице к двери здания, а то выражения, крутившиеся сейчас на языке, могли легко сорваться с губ и превзошли бы по витиеватости изречения любого портового грузчика.
  Внутри было не менее мрачно, чем снаружи. Грязные, обшарпанные стены с вековым наслоением сажи и копоти от на-ночь зажигаемых факелов в коридорах, полы, заваленные пылью и мусором, которые не то, что тряпки с водой - веника за всю историю не видели. Несмолкающий гул голосов, изредка доносящиеся издалека стоны, совсем тихо, на пределе слышимости. И неисчислимое множество дверей. Разных: деревянных, железных, зарешеченных. Темница, как она есть. Вся центральная часть на первом этаже, если я правильно поняла, была занята под кабинеты и другие рабочие помещения и склады. Все остальное пространство занимали камеры с заключенными. Здесь существовала градация размещения по видам совершенных преступлений. Камеры были как одиночными, так и для бОльшего количества жильцов. Как выяснилось позже, помимо видимой части, есть еще два подземных этажа, где содержались заключенные, осужденные за самые страшные преступления, ну... или самые неугодные. В подземелье так же располагались камеры пыток и допросные с менее радикальным арсеналом, например бассейн с ледяной водой и тому подобное. Жених не упустил случая провести для меня экскурсию по зданию, продемонстрировав даже некоторые из приспособлений и сотрудников в работе. Жуткое зрелище. Точно не для тонкой чувствительной женской натуры. Не знаю, как я выдержала. Но это было позже, а пока...
  Войдя внутрь, мы оказались в небольшом холле, у одной из стен за столом сидел дежурный и что-то писал в журнале. Обернувшись на шум наших шагов и, видимо узнав Параха, он подскочил, да так резво, что невольно вызвал у меня улыбку.
  - Г-господин Парах, все готово, как вы велели, я с-сейчас п-позову начальника темницы. - Увидев дозволяющий кивок жениха, сорвался с места. Буквально через минуту к нам присоединился невысокий коренастый мужчина с курчавой рыжей бородкой, которую то и дело его рука, видимо от переживаемого сильного волнения, дергалась потеребить, но замирала на полпути.
  - Добрый день, господин Парах. Мы вас ждали. У нас уже все готово. Желаете сейчас спуститься или может, желаете сначала выпить чего? - Ну вот, взрослый мужик, а ведет себя как... блин, как уж на сковородке вертится, желая угодить начальству, только что в ноги не падает. Не люблю таких людей. Хотя, с другой стороны сразу становится понятно, как кок он начальника получил...
  - Я не пить сюда приехал и у меня мало времени, так что веди...
  - Да-да, идем-те, нам сюда... - И повел... О, это было незабываемое зрелище. Помимо мрачного вида самого здании и тяжелой, давящей атмосферы, пропитанной болью, страхом, страданиями, обреченностью, просто невыносимо было идти вдоль стен с решетками, из которых со всех сторон из черных провалов камер к тебе тянутся множество человеческих рук. Многие из них до сих пор хранили на себе следы пыток. И очень хорошо, что в коридоре довольно темно: видеть еще и их лица я бы не вынесла. Спустившись на самый нижний этаж, мы прошли до самого конца бесконечно длинного коридора, к прочной, надежно запирающей своего постояльца металлической двери с маленьким окошком, через которую, скорее всего, передавались еде и вода. Все остальное время оно было заперто, не позволяя проникнуть даже самому маленькому и слабому лучику света, которого и так было не особо много в полутемном коридоре.
  Отодвинув меня немного в сторону, жених пропустил к двери идущего позади нас дежурного с факелом, который освещал весь наш путь. Начальник темницы ловко выудил связку ключей из складок своей одежды и принялся отпирать запор. Скрежет редко отпираемого ржавого замка заставил поморщиться от неприятного звука. Я всю дорогу не решалась задать ни одного вопроса, а сейчас просто не выдержала:
  - И что там? Эта камера и есть то, что ты хотел мне показать? - Казалось, что звук моего голоса был чужд этому месту и был здесь лишним. Мурашки толпами бегали по телу, то ли от царившего в подземелье холода, то ли атмосферы.
  - Нет, не камеру, а того, кто в ней... Мне просто интересно, будешь ли ты все так же хотеть, что бы я выполнил твою просьбу после того, что ты увидишь... - Ох, не нравится мне его улыбочка... - Открывай... - Велел стражнику и приглашающе махнул мне рукой. Ну ладно, посмотрим, что за зрелище ты для меня приготовил.
  О, да! Это было то еще зрелище. А запах...! В углу, на маленькой кучке старой, практически почерневшей соломы лежал, свернувшись калачиком практически голый мужчина. О том, что когда-то он был одет, говорили только какие-то обрывки ткани, символизирующие остатки былого наряда. Он лежал спиной к нам, лица было не рассмотреть, а вот длинные, спутанные, грязные волосы и спина, вся испещренная множеством длинных шрамов. Похоже на следы от ударов то ли розги, палки, то ли кнута... Все-таки, наверное, кнута, да еще и с металлическим или каким-то другим наконечником. Было отчетливо видно, что местами кожа не просто разрезана, а как будто были выдраны целые куски мяса. Некоторые, особо глубокие раны еще так и не зажили до конца.
  - Ты смотри, живой, да еще и почти целый. Зажило, как на собаке и не скажешь, что меньше месяца прошло... - Этот комментарий Параха чуть не свалил меня с ног. Благодаря ему, я наконец поняла КТО передо мной. Неужели такие следы оставляет обычная палка...? Тысячи мыслей сразу заметались в голове, а я стояла, молчала и не могла сдвинуться с места, взирая в окружающее пространство широко открытыми от ужаса навалившегося осознания глазами.
  Узник лежал не шевелясь и начальник темницы перехватил у подчиненного факел, приблизился к лежащему на полу мужчине, стараясь рассмотреть, не помер ли тот часом. Увидел, что спина при дыхании все-таки немного движется и пнул под ребра ногой.
  - А ну вставай! Хватит валяться, у в царстве Темных богинь отсыпаться будешь. - Узник слабо зашевелился, но так и не повернулся. Тогда его пнули еще раз, но уже посильнее. - Вставай я сказал, к тебе пришли! - На этом я не выдержала и дернулась к мужчине. Видно было что он сильно истощен и очень слаб.
  - Хватит! Довольно! - Отпихнула бородача и рухнув на колени возле полуживого мужчины, не обращая на грязь и вонь внимания, провела рукой по волосам, стараясь увидеть лицо. Скулы заострились, все черты лица стали резче. Даже при таком слабом освещении были видны черные круги под глазами. Провела пальцами по контуру его лица, стараясь незаметно при касании подпитать своей силой, что бы подарить хоть немного жизненной энергии. - Вы что, совсем его не кормите? - Спросила, ни к кому толком не адресуя вопрос.
  - А зачем переводить продукты, если его через пару дней все равно казнят? - Недоуменно переспросил дежурный стражник, за что тут же получил звонкую оплеуху от начальства. - Простите...
  Жених стоял у двери и молча наблюдал, как я переворачиваю мужчину на спину и ложу его голову себе на колени, не переставая гладить по лицу. Хмыкнул, а затем сказал:
  - Хм, вижу, своего решения ты не изменишь, ну что ж, оставлю вас на пару минут, у меня здесь еще есть дела, а ты, так уж и быть, пообщайся. Я пришлю за тобой позже.
  Сказав это, он вышел за дверь. За ним последовали и остальные. Хорошо, хоть факел оставили. Я сидела молча и не знала что сказать. Даже глаза резать от запаха перестало, видно притерпелась. Ну ничего, немного осталось ему издеваться. Если не удастся сбежать, проще самоустраниться, но не позволить себя использовать ни в каких обрядах, тем более том, который уготован мне. Мои видения по-своему жуткая, но полезная вещь, позволяющая быть в курсе многого. Как жаль, что вижу я только настоящее. Прошлое и будущее мне недоступно. Ну да ладно, каждому дается только то, в чем он действительно и не больше, чтобы не навредить. Мои размышления прервал слабый стон. Опустив голову, я встретилась взглядом с черными глазами. Ресницы мужчины слабо подрагивали, рот приоткрылся, дыхание стало более глубоким и ровным. Еще бы, я столько своей энергии в него влила, что сама теперь не знаю, как буду вставать, а еще путь 'домой предстоит'... Взгляд узника довольно быстро прояснился. Теперь он осознанно меня разглядывал. Попытался что-то сказать, но закашлялся и бросил эту затею.
  - Не стоит даже пытаться, тем более что нас внимательно слушают. - Прошептала, указывая жестом на дверь, прекрасно осознавая, что без присмотра меня не оставили и обо всем обязательно доложат Параху. Тем более, что в приоткрытое окошко периодически заглядывали. Знаю, что сказать что то нужно, но вот что и как, что бы не вызвать подозрений. Ай, ладно, скажу то, что хотят подслушать, а там уже на месте буду объясняться и оправдываться. - Тебе наверно интересно, кто я такая и что здесь делаю? - Он моргнул. - О, это очень длинная история, но... Сейчас я числюсь в невестах брата короля и он решил сделать мне предсвадебный подарок, так сказать. - Повела плечами. - Что удивлен? Про невесту или про подарок? А, неважно... Так вот, решил он сделать мне подарок и предложил выбрать его самой. Да - да, не удивляйся так. Интересно, что я попросила? Ну, видишь ли, меня так впечатлила твоя стойкость, там, на площади, что я захотела тебя. Да не дергайся ты так и нечего так злобно зыркать. Ты что, женщин боишься? А казался таким мужественным. Но не волнуйся, это всего на одну ночь, тем более, что не такая я и страшная... наверное. Лежи спокойно, говорю. Надеюсь, что хоть на что-то ты еще способен. - Что я несу!? Ну да ладно, зато больной оживился и хоть какие-то эмоции начал проявлять. Только зачем так дергаться, я же сама могу не удержаться и рухнуть рядом. Столько сил отдать... Закончить мысль не дали. Заскрежетала отворяемая дверь.
  - Идемте, господин ждет вас наверху. - Вытащив из кольца в камере факел, стражник предложил выйти в коридор, а сам внимательно осмотрел камеру и заключенного, вдруг я ему кинжал какой принесла или еще что. Интересно, он в курсе, для каких целей хотят использовать конкретно этого узника. А сейчас проверим...
   - Я надеюсь, вы его вымоете?
  - Да, конечно. - Ответил тот, пряча в тени усмешку. Ну вот и ответ.
  - И покормите. Не хочу, что бы он помер в процессе, а то и вообще не дожил - Бр-р-р, противно то как, но играть, так до конца.
  - Всенепременно... - Дальнейший путь мы проделали молча. Жених ждал меня на улице, держа в поводу коня.
  - Ну как, пообщались? Не передумала и все еще хочешь именно его? - Спросил, а затем, прикрыв нос рукой, внимательно осмотрел меня с ног до головы. - Ты жутко грязная и от тебя так воняет, что мухи на подлете дохнут.
  - Это была не моя идея, посетить камеру с заключенным, так что сам виноват. Вот и нюхай теперь. - подошла вплотную, собираясь взобраться в седло.
  - Э нет, такая грязная на моего коня ты не сядешь. Еще и меня вымажешь, а я пока не все дела в городе закончил. Эй, Бэр, возьми Дага и отвезите ее в замок. Не забудьте проследить, что бы моя невеста случайно не заблудилась по дороге в свои покои. - Ага, такой 'тонкий' намек, что бы довели прямо до двери. Ну ладно. Потерплю, не впервой.
  Из глубины двора к нам, ловко запрыгнув в седла, приблизились двое в форме. К сожалению, я не настолько сильна в распознании местных отличительных знаков, что бы понять, кто именно эти ребята. По их сморщенным носам сразу стало понятно, запах они тоже учуяли и впечатлились, но против начальства не попрешь. Подъехав поближе, один из них просто втащил меня в седло, усаживая боком. Такое впечатление, что просто даже не заметил поднимаемого веса. Парах тоже взобрался в седло и мы разъехались, каждый в свою сторону.
  Вернувшись обратно, я долго отмокала в ванной, стремясь избавиться не только от неприятного запаха, но и от воспоминаний. Я все еще ощущала жуткую слабость. Да, с коня по дороге не сверзилась только благодаря крепко держащим рукам мужчины. . Грязные вещи Таня быстро куда-то унесла, сразу, как только я разделась, устраняя таким образом источник неприятного запаха. До свадьбы осталось всего каких-то два дня. Всего два дня на то, что бы доделать все, что не доделано и достать все, что не удалось до сих пор, а у моего подарка на то, что бы хоть немного прийти в себя и набраться сил. Хотя нет, у нас есть ЦЕЛЫХ два дня, а это не так уже и мало. Но это все потом, а сейчас меня ждет горячий, источающий просто безумно вкусный аромат обед.
  
  ***
  
  Демиэн
  Вскоре, после исполнения приговора, меня перевели на самый нижний уровень темницы в камеру, куда не проникал совершенно ни один лучик света. Она была маленькой, холодной и сырой. Еду здесь давали через маленькое окошко в толстой стальной двери. Даже ведро меняли всего раз в неделю. Хорошо стерегут, надежно. Что сделали с моим отрядом, даже думать не хочу. Перед заключением я видел их в последний раз. Даже из разговоров стражников, как до, так и после исполнения первой части приговора, нельзя было получить о них ни крупицы информации. А после, когда меня перевели сюда... Крики чужой боли, это все звуки, которые способна была пропустить дверь.
  Интересно, сколько уже я здесь? Время... как долго ты и мучительно, особенно, когда отрезан от всего мира, сидишь в сплошной темноте, передвигаясь только наощупь. Интересно, не ослепну ли я к тому времени, как меня снова выведут на свет. Сырая, воняющая гнилью солома, на которой приходилось сидеть, совершенно не давала ни капли темпа. И от одежды почти ничего не осталось. Теперь я понимаю тех, кто сходит в темнице сума. Все чаще мне кажется, что и со мной будет так же. Как мучительно время, как мучительна тьма вокруг...
  Мыслями снова и снова возвращаюсь к отцу и сестрам. Скучаю... Как они без меня? Сильно переживают? Что станет со страной без наследника? Отец уже стар, а сестры слишком юны для брака, даже регентом некого назначить, враги подобрались слишком близко... Самонадеянный глупец...
  Еду стали давать все реже, а порции все меньше. Ее не хватает, что бы хоть слегка утолить голод, так, лишь что бы поддержать жизнь. Силы быстро уходят. Спасает только то, что спина практически полностью зажила и не воспалилась благодаря незнакомке. Хотя, может, лучше бы не помогала и мои мучения могли закончиться гораздо быстрее... Еду больше не дают уже не знаю сколько времени. О наступлении нового дня узнаю только благодаря новым крикам боли из-за двери. Значит в комнате пыток новый приемный день. Интересно, кого можно пытать так часто. Где они берут столько 'серьезных' преступников, что их криками можно отмерять счет дням? Или это пытки ради удовольствия? Никогда мне не понять эту страну с ее жестокостью. Хотя, в ней ли дело, ведь страной правит король и он устанавливает порядки...
  Сил почти не осталось совсем даже на то, что бы доползти до кружки с водой, не говоря уже о ведре в углу камеры. Мысли путаются, словно в бреду. Непонятно, где сон, а где явь. Просто лежу на боку, свернувшись калачиком, как в детстве и стараюсь сберечь те жалкие крохи тепла, которые еще способно вырабатывать мое тело. Сны, только они способны подарить хоть немного радости. В них я снова вижу свою семью. Отец, сестры, мать... Увидимся ли мы когда то еще раз? Сейчас, вот они, совсем рядом, только руку протяни... И мой отряд... Счастливые, смеющиеся, все до одного. Хочу к ним. Еще немного, совсем чуть-чуть подождать и мы снова увидимся, снова пустим в галоп наших верных скакунов по бескрайнему цветущему полю, будем купаться в речке, меряться силой...
  Боль... Она вырывает из объятий такого приятно сна. Голос, требовательный и недовольный.. Нет сил реагировать. Свет пробивается сквозь закрытые веки. Не могу открыть глаза. Снова боль и снова этот противный голос. Что он хочет? Почему не оставит в покое? Снова голос, только другой. Женский? Приятный... и касание к коже, легкое и теплое. Голос что-то говорит, возмущается. Нравится слушать, не хочу, что бы замолкал. Слышу удаляющиеся шаги и скрип закрываемой двери. Меня переворачивают на спину, нежно гладя по лицу. От чужих пальцев, будто просачиваясь под кожу, проникает тепло, разносясь по всему телу. Вместе с ним возвращаются и силы. Теперь у меня есть возможность увидеть мою гостью. Зачем она здесь? Эта камера и полумертвый узник не то место, которое следует посещать девушкам. Да, я узнал ее. Именно она тогда залечила мои раны и, судя по всему, снова вливает силы. Вот почему мне стало лучше... Что она говорит? Жених? Она невеста врага? Хотел возмутиться, сказать, что бы ушла, но не смог. Давно пересохшее горло не желало подчиняться, только закашлялся. Что, я подарок к свадьбе? Пришла проверить, в каком состоянии и способен ли еще на что-то? Да что она себе возомнила? Я, хоть и плененный, но принц и, пусть жить мне осталось всего пару дней, терпеть такое унижение не собираюсь. Хотел встать и оттолкнуть нахалку, но куда там. Я действительно сейчас ни на что не способен. Она, даже ослабшая, легко пресекала все мои попытки отстраниться, не переставая при этом делиться энергией. Только зачем? Хочет быть уверенной, что точно не загнусь раньше времени и развлечение все же состоится?
  Снова открылась дверь. За гостьей пришли. Аккуратно переложив мою голову на солому, она встала, оправила юбку и проследовала из камеры. Стражник, взяв единственный источник света, внимательно осмотрел помещение и меня, кивнул каким-то своим мыслям и запер за собой дверь. Снова темнота и одиночество. Сказать кому, как живет и коротает сейчас время принц, будущий правитель одной из самых богатых стран на Эльтерасе, ни за что бы не поверил. Да я и сам бы не поверил, а вот... Ха, принц на одну ночь... Дожил... А не схожу ли сума? Может, все это мне только мерещится? Может, это я сплю и вижу самый бредовый сон в своей жизни?
  Из очередного сна вырвал скрежет двери. Снова гости? Нет, стража. За мной. Подняли и куда-то тащат. Знакомая лестница... и коридор... и камера ... и солома. Даже кусок моей рубашки валяется на прежнем месте. О, покормить решили. Что ж, не будем отказываться, пока предлагают. Порция небольшая, но много сейчас и нельзя, слишком давно не ел. Вкус оставляет желать лучшего, но выбирать не приходится, не на пиру.
  За прошедшие с момента визита два дня меня регулярно кормили и тщательно вымыли. Даже лекаря приводили. Ну да, вдруг я заразный какой, а тут невеста брата короля... не дело это. Пока набирался сил, строил план побега. Богини дают мне шанс и я не могу его упустить. Лучше погибнуть, пытаясь бежать, чем стать игрушкой в чьих-то руках и лишившись последнего, что еще осталось - чести, погибнуть от рук палача. А пока пусть откармливают и отмывают, возвращая человеческий вид и думают, что все будет так, как они решили. Силы мне понадобятся, так что нужно расслабиться и получать удовольствие.
  На закате второго дня с момента переселения в более 'комфортабельные' условия, меня заставили снова тщательно вымыться, вычесать спутанные волосы, дали щетку, предлагая почистить зубы. Ну да, вдруг контакт, а я не в форме... Смешно... Вру, смешно стало, когда увидел, что предлагалось одеть. Где только они это откопали. Что за портной с больной фантазией работал? Но выбирать особо не приходится. Одел... Тот еще красавец и покоритель женских сердец...
  На улице меня ждала специально предназначенная для перевозки особо опасных заключенных повозка и целый отряд в сопровождении. Такой большой и дружной компанией мы и отправились к месту встречи с... кем?
  
  ГЛАВА 6
  
  Завтра моя свадьба и сегодня весь замок гудит как улей, заканчивая последние приготовления к обряду. Бедная Таня просто сбилась с ног и уже еле передвигалась в пространстве. Но даже это не могло скрыть переживаемого девушкой волнения. К ночи у нас должно быть все готово и царящая вокруг суматоха только на руку. Я старательно готовила все необходимые вещи, распихивала всякие полезные мелочи по многочисленным кармашкам и карманчикам: нитки с иголками, ножницы, булавки, гребень, ленты для волос, зубную щетку и т.д., в общем, все, что не занимает много места, но точно может пригодиться. Упаковывала старательно, так, чтобы ничто не выпало по пути. Незачем оставлять за собой след из хлебных крошек. Таня же должна была запрятать собранный ею мешок с остальными вещами за забором еще рано утром, незаметно выбравшись из замка.
  Ближе к вечеру в комнату пришли еще две служанки и стали менять постель, расставлять свечи... только зачем? А, типа романтИк устраивают. Вот это Парах расщедрился да расстарался. Ну да, пусть старается. Лишние пару свечей в дороге не помешают. Чтобы не мешать им трудиться, утащила Таню в гардеробную. Без ее помощи мне было не облачиться в предложенный женихом наряд. Он решил сделать мне еще один подарок и притащил что-то жутко прозрачное, откровенное и такое же безвкусное, заявив при этом, что лично придет проверить, как костюмчик сидит. Вот и мучаемся теперь со всеми этими завязочками и тесемочками, которые, к тому же почти все на спине располагались. А потом ведь еще как то снимать придется, при чем, уже самой, что бы переодеться в нормальные вещи. В этой москитной сетке сильно не побегаешь. А может тоже с собой захватить? Вдруг рыбки половить захочется, а тут готовая сетка...
  Ох, волнительно мне как то. Что-то переживаю за тот бред, что несла в камере. Как мой подарок к нему отнесся и как поведет себя при встрече? Уж очень недовольный вид был у него во время моего монолога. Надеюсь, его откормили хоть немного и у него хватит сил на маршбросок. О, кажись, гости пожаловали. Ну да, Парах нун Мит собственной персоной, как и обещал. Так не хочется перед ним в этом безобразии крутиться, а придется. Встала на ноги и выбралась из гардеробной, где до этого момента скромно сидела на табурете, проводила взглядом девушек, покидающих комнату по приказу начальства, вместе с которыми ушла и Таня. Ну вот, мы остались один-на-один, а что сказать и не знаю. Хотя, рас пришел, пусть первым и начинает.
  - Неплохо... неплохо... - Окидывая меня пристальным взглядом довольно произнес, - И с цветом-то как угадал... - Мне сразу захотелось прикрыться руками, но сдержала порыв. Нечего показывать свою слабость и неуверенность, а главное, испытываемое волнение. Очень важно сейчас никак себя не выдать. Не хочу, что бы все планы и старания пошли коту под хвост. - Ну-ка, покрутись, хочу посмотреть на тебя со всех сторон. - Хохотнул и жестом показал, как именно стоит покрутиться. Ну ладно, покручусь, мне не сложно, а ты любуйся, пока есть возможность. Потом ее не будет.
  - Ну как, посмотрел? Дальше то что? - Снова повернувшись лицом к жениху спросила: - И, кстати, где обещанный подарок?
  - Что, так не терпится?
  - А то! Зачем зря терять время? Я у вас в гостях так успела заскучать... - Я тоже кусаться умею. Только наступать с таким предвкушающим видом зачем?
  - Ничего, после свадьбы я это исправлю. - Как самонадеянно. Интересно, он всегда такой? Но мне же лучше. Чем человек самонадеяннее, тем беспечнее. А вот руки тянуть куда не надо не следует! Не лапать, я сказала! Жаль только, что и отойти некуда, во время коротенького разговора я оказалась прижатой к стенке. Так, попробовать что ли бочком, бочком...
  - Ну, так что на счет подарка? Где он? Или сдержать слово тебе не по силам? - Снова увернулась от очередной попытки потискать, хорошо, не очень настойчивой, скорее так, забавляется просто, следя за моей реакцией.
  - Да здесь твой подарок, под дверью стоит, ждет приказа. - А вид то чего такой недовольный? Это на мои пируэты такая реакция или узник чем насолил? Ревновать то ему точно незачем, теплых чувств ко мне не питает, знаю точно.
  - Ну так зови, чего тянуть?
  - Жду благодарностей...
  - Так не за что пока благодарить. Вот как только - так и сразу. - Мне все же удалось отстраниться и отойти подальше к кровати и уже оттуда продолжить перепалку.
  - Ну ладно... Только потом спрошу вдвойне. Врикс! - В приоткрывшуюся дверь просунулась знакомая голова. - Заводите.- Тот кивнул, отворил дверь полностью и в нее вошли трое: двое стражников и узник, которого они держали под локти. А выглядел он... выглядел... ну почти как я, только в мужском варианте исполнения костюма. Да, туфельки у меня таки посимпатичнее будут. Так засмотрелась, что очнулась, только когда жених со смехом вернул на место мою отвисшую челюсть.
  - А... это, браслетики то снимите хоть, а? - Постаралась поскорее прийти в себя и начать соображать. - А то как он с ними того... ну это...? - Блин, нужно как то выкручиваться. С этими цепями сильно не побегаешь, да и греметь будет...
  - Зачем? Тебе захотелось преступника, я его привел, а за... браслетики... уговора не было. - И улыбка такая дово-ольная.
  - Ну да, только вот я хотела, чтобы это он для меня старался, а не я для него. А так, в чем тогда мой интерес в нашем уговоре? - Хоть бы не сорвалось, хоть бы не сорвалось... Даже пальцы за спиной сложила на удачу. Парах же снова подошел вплотную, взяв пальцами за подбородок, поднимая голову, что бы удобнее было смотреть мне в глаза:
  - Я ведь могу и передумать...
  - Я тоже. И что дальше? - Злой взгляд был мне ответом. Вот сейчас все и решится. Что-то для себя решив, жених, отступив в сторону выхода, приказал:
  - Снимите цепи. Оба остаетесь за дверью и, если хоть звук покажется странным, этого убить, - показал пальцем на подарок, - а с тобой я сам разберусь. - И тон такой...что сразу ясно становится, что ничего хорошего ждать не стоит. Умеют же некоторые. Лицо каменное, только шрам выдает бурлившие эмоции. Закончив сверлить взглядом, покинул помещение.
  Пока стражники снимали с рук и ног цепи, наматывая на руку, я экстренно размышляла, что делать дальше. Нужно как то изложить свой план, но как? Захочет ли он бежать со мной и бежать вообще? Захочет ли помогать покинуть город и страну и не прибьет ли при первом удобном случае? Вон как глазами на меня сверкает, что сразу понятно, все до последнего сказанного мною слова помнит и ой как не доволен. Что делать то, что делать? А вдруг сейчас как кинется, я и пикнуть не успею. Хоть худой да осунувшийся, а все ж не мне с ним тягаться. Воин, хоть и ослабший, навыки не теряет.
  Как только за стражниками закрылась дверь, мужчина сделал резкий выпад вперед и схватил меня за горло, приподнимая над полом. Да, чего то подобного я и ожидала, но все равно так неожиданно получилось. Пока я жадно глотала ртом воздух и пыталась разжать его пальцы, суматошно соображала, что же сказать эдакого, что бы отпустил и больше не бросался, но диалог он начал первым. И столько возмущения в голосе... Говорил тихо, вкрадчиво, но отчего то пугал еще больше, чем Парах.
  - Что, поиграть захотелось, поразвлечься? Никто не научил, что люди не игрушки? - В глазах уже начали плясать мурашки, но вовремя удалось стукнуть мужчину по голени со всей силы, от чего меня выпустили и я рухнула на кровать.
  - Дурак... - Прохрипела, потирая шею. - Спасибо лучше сказал бы... - Видя, что он пришел в себя и готовится снова схватить покрепче, откатилась в сторону. - Да хватит уже...
  - Спасибо говоришь? И за что же я должен благодарить тебя, невесту своего врага? - Мы начали обходить кровать по кругу, я - от него, он - за мной.
  - А спасение жизни уже поводом не считается?
  Наши пререкания прервал стук в дверь, а за ним в проеме возникла знакомая физиономия. Ох и нехорошо то как...
  - Вы чем тут занимаетесь, а?
  И как выкрутиться? О, идея! Пусть только попробует не подыграть, обоих же загубит...
  - А сам не видишь что ли? Что с ним в темнице делали, что он от меня, как от чумной шарахается? - Развернулась и козликом помчалась к мужчине. Повисла на шее и радостно заголосила: - Поймала! Теперь не сбежишь! - А на ухо прошептала: Да подыграй же ты! Ну! - И стражнику: - Дверь закрой и не отвлекай, видишь, стеснительный парень попался. - Стражник загоготал и удалился. Как только дверь закрылась, меня тут же отодрали от мужской груди и оттолкнули подальше.
  - А поаккуратнее нельзя?
  - Ты что тут устроила? - А возмущения то сколько...
  - Что, что... Жизни наши спасаю, не видишь что ли? И говори по тише, услышат же. Хм, костюмчик ничего так, кстати.
  - Да твой не лучше... И что значит спасаю и наши? - и только я хотела направиться в гардеробную, схватил за руку, разворачивая к себе. - Ты куда это?
  - За вещами. Не в этом же бежать... - Развела руками, демонстрируя, в чем именно бежать не стоит. - Тебе бы тоже переодеться не помешало.
  - Что? Ни за что не поверю, что ты собралась бежать от такого богатого женишка. - Я вырвала свою руку из жесткой хватки и зашипела:
  - Ты ничего обо мне не знаешь: ни кто я, ни откуда, ни почему здесь, а тем более, какую участь уготовили, так что не умничай, а помоги лучше. - Со злостью и обидой ткнула ему пальцем в грудь. - Тебя убили бы легко и быстро, а меня... не важно. - Махнула рукой, а сама чувствую, как слезы наворачиваются.
  - И как ты собралась отсюда выбираться? Вокруг полно стражи...
  - Эй, вы чего там притихли? - Крик из-за двери. Секунду помедлив, ответила:
  - А ты не подслушивай, он стесняется. - И уже тихо: - Я все продумала и приготовилась, только без твоей помощи сама не справлюсь. Я не знаю ни города, ни страны и не смогу самостоятельно выбраться за ее пределы. - Задумался, осмотрел меня еще раз. Интересно, о чем сейчас думает?
  - А если не соглашусь помогать, что тогда? - Испытующий взгляд в упор. Молча развернулась и пошла в гардеробную, отрыла запрятанный понадежнее рюкзак, плащ, заранее приготовленную одежду, обувь и вынесла все в спальню, бросив на кровать. Затем, сняла с шеи янтарную бусину и, подойдя вплотную, надела на шею мужчине и, пока он не успел среагировать, связала с ним амулет, вливая в него силу, защищая от потери, кражи и т.д.
  - Теперь его снять можешь только ты и я, но не советую. - Отступила на шаг. - Можешь взять мои вещи, собак под балконом не будет, я позаботилась, так что ты спокойно спустишься по веревке из простыни, пересечешь сад и перелезешь через забор. Там, неподалеку, в кустах спрятан еще один мешок с остальными вещами, только... - Подняла на него уже ничего не видящие от подступивших слез глаза. - Тебе все-таки придется мне помочь. Самой духу не хватит, а тебе проблем не составит. - Глубоко вздохнула. - Убей меня.
  - Что?
  - Убей меня. Не знаю как, да хоть шею сверни. То, что меня ждет, куда хуже смерти, тем более, если я умру раньше, чем попаду в руки женишку, это здорово подпортит обоим братьям планы. - Хмыкнула. - Видишь, если они твои враги, тебе это даже выгодно... по-своему. Насолишь на прощание, так сказать...- Подошла, подставляя шею. - Извини, ножа нет, придется ручками...
  - Да ты спятила? - Аж назад отступил. Это моя речь так впечатлила? - Совсем жить надоело?
  - Нет, не надоело. Поэтому и просила помочь бежать. Я же прекрасно понимаю, что самой не справиться. Я городской житель и в лесу на раз заблужусь или зверя какого встречу, так что не велика разница. Только в руки братцам не дамся. - Прорычала со злостью. - Так что скажешь? - Мой подарок вертел сейчас в руке янтарь и внимательно разглядывал.
  - Что это?
  - Это амулет. Не знаю точно, что в итоге получилось, но я пыталась сделать его защитным.
  - Защитным от чего?
  - От всего, что только смогла придумать. Ты так и не ответил, каково будет твое решение? - Будто не слыша моего вопроса, уточнил:
  - Ты сама его зачаровывала? У тебя есть сила? Какая? - Кивнула.
  - Есть, а какая - не знаю. Не разбираюсь я в ваших заморочках. Так поможешь или нет?
  - Что нужно делать? - Уставился выжидательно. А мне откуда знать как шеи сворачивают. Так и сказала, за что в ответ получила:
  - Дура, план какой?
  - А-а. Ага. - И кинулась к вещам, на ходу пытаясь дотянуться до завязочек на спине. Неудачно. Снова подошла к мужчине.- Ну-ка, помоги. - Повернулась к нему спиной. И как я сразу не догадалась, что возиться с кучей завязочек никто не станет. Он просто взялся обоими руками за ткань и рванул в разные стороны. Я аж вскрикнула от неожиданности и, поняв, что за дверью это могут как-то не так понять, добавила громко: - О, да! Еще!
  - Что, еще? - Зашипели мне на ухо, помогая избавиться от верха.
  - Нас слушают, не забыл? И вообще, почему я одна отдуваюсь? - Продолжила возмущенно натягивать блузку поверх уже одетой майки.
  - Ну, так это же я для тебя стараюсь, как ты и хотела, не забыла? - Со злорадной ухмылкой шлепнул пониже спины. Снова вскрикнула, только теперь возмущенно. Ага, как же, забудешь тут. - А для меня ничего нет? - Кивком показал, что именно имеет ввиду. Ага, я тут для себя еле одежду добыла.
  - А чем твоя не нравится? Симпатичненько, если на кости не смотреть. Да не смотри так, нету. Кто же знал, что так обрядишься. Может по дороге что другое попадется... или вон висит, можешь примерять. - Указала на свой свадебный наряд, висевший около трельяжа на вешалке. - Помоги ка с корсетом. - Завязки хоть и спереди, но самой все равно не очень удобно стягивать. Закончив со шнуровкой, собралась облачить нижнюю часть тела, так сказать. - Отвернись, что ли...
  - Еще чего. Меня зачем сюда привели? Вот и не мешай развлекаться. - Сложил руки на груди в ожидании стриптиза. Ага, сейчас. Тут поворачивание спиной не поможет. Схватила вещи и утопала в гардеробную, заметив по дороге краем глаза, как мужчина забирается с ногами на кровать. Уже переодеваясь, услышала, как она активно громко скрипит, а из-за двери доносится азартный, довольный гогот. Веселятся, гады. Наслать что ли недержание дня на три? Нет, нельзя напрасно тратить силы, самой пригодятся.Закончив с облачением, снова вернулась в комнату. Очень... интересно наблюдать, как взрослый мужчина скачет козликом на кровати.
  - Ты что с ней сделал? У меня она никогда даже не скрипнула ни разу... - И замолчала на полуслове, поняв, как это может выглядеть со стороны и что можно подумать. - Эй, я же совсем не это имела ввиду. - Красноречивый взгляд стал ответом и оправдывайся, не оправдывайся... Так, что то мы слишком долго собираемся. - Слушай, попрыгун, тебя как зовут-то хоть? - Сама тем временем начала доукомплектовывать мешок парой полотенец и скручивать в удобную трубочку плащ и перевязала веревочкой, что бы нести было удобнее. Куртку прятать не буду, одену на себя, а то рюкзак и так еле сходится.
  - Демиэн. Только ты тоже представляться как-то не спешишь и это... сделай уже что-нибудь, а то я тут полчаса прыгаю, там уже ставки делать начали... - Вот теперь можно и отыграться.
  - Это все потому, - подняла палец вверх, выдерживая паузу, - что плохо стараешься, без огонька... - Закончить мысль не дала летящая подушка. Взвизгнула и нырнула вниз, на ковер. Подушка, встретившись с балконной дверью, шлепнулась на пол. В коридоре снова загоготали. Да чтоб вас...
  Взлохмаченная голова свесилась с края кровати:
  - И долго ты там отдыхать собралась? Может, делом займемся? И представься наконец, а то сам назову как-нибудь, не к пустому месту же обращаться.
  - Аля я. И ты сам виноват, нечего было бросаться. - Откатилась немного в сторону, села. - Нам нужно связать простыни, что бы спуститься вниз, хотя... лучше гардины, или как они тут называются, а простынь одну с собой захватить.
  - Зачем она тебе?
  - Не мне, а тебе, или ты так и будешь в этом щеголять? Попробую потом рубаху какую сшить. - Скривился. Ну да, понимаю... но выбирать не приходится. Не грабить же прохожих, да и кто знает, нет ли у них чесотки или еще какой заразы.
  Кое-как сняв будущий канат, начали резать на широкие ленты. Жаль, что голова дырявая не додумалась сразу, что рано прятать ножницы не стоит и пришлось тратить время на их поиски. Ну, ничего, справились довольно быстро. И порезали и навязали. Простынь свернули потуже и в плащ замотали. Аккуратненько выбралась на балкон, привязала один край к перилам, сбрасывать второй пока не спешила. Демиэн было сунулся следом, но я его остановила. Нечего высовываться раньше времени, сразу собак успокоить нужно, чтоб не выдали. А вот и они, как почувствовали, о ком думаю. Задрали головы вверх, завиляли хвостами. Сосредоточилась, постаралась передать свои мысли, чувства и просьбу о помощи. Кажется, поняли. Тихонько рыкнув, побежали прочь. Вот и отлично. Не зря столько приручала и контакт налаживала. Осмотрела еще раз тьму вокруг, пытаясь определить, нет ли кого рядом, а затем стукнула себя по лбу. Действительно дура. Я же иначе проверить могу. Ага, вроде поблизости никого, отлично. Значит можно смело сбрасывать второй конец. Поманила рукой мужчину. Подошел пригибаясь.
  - Сейчас будем спускаться, постарайся не шуметь. - И чего он так смотрит, как будто такую глупость сказала? - Я здесь маршрут к стене давно присмотрела, только петлять, как зайцам придется. Вот смотри, сейчас спускаемся и к тому дереву, от него во-он за те кусты и ползком до того дерева. Этот участок очень хорошо просматривается. Оттуда на вон то дерево, там, по ветке к стене подобраться и спрыгнуть. Стена вроде широкая, должно быть удобно. А потом вниз. Там где-то неподалеку кусты должны быть, придется в темноте наощупь мешок искать.
  - А собаки?
  - С собаками я договорилась, не выдадут. - Хмыкнул. Покосился еще раз вниз недоверчиво, глянул на меня.
  - И давно ты побег планировала?
  - Давно...
  - А чего раньше не ушла, если все так хорошо продумала?
  - Тебя ждала... Ладно, хватит болтать, пока наши наблюдатели не заподозрили чего. - И мы полезли.
   Легко ли это было? Конечно нет, особенно если учесть просто паническую боязнь высоты. А ведь в детстве все ближайшие деревья и стройки были облазаны. Наверное, только чудом нас не заметили, так как шуму при спуске получилось много. Смотреть на пейзаж с балкона это одно, а перекинуть ногу, сесть на перила и начать спуск - это другое. Когда тобой овладевает страх, а пальцы отказываются разжиматься, да еще и все время кажется что какой-то из узлов вот-вот развяжется или просто самодельный канат порвется..., а сверху шипят и матерятся, подгоняя... С перебежками конечно было попроще, а вот прыжок на стену... Пока не толкнули в спину, не полетела. Шмякнулась больно и чуть не сверзилась не по ту сторону стены, но ничего, удержалась. Еще и рюкзак за ветки цеплялся постоянно, но я все осилила. Очень страшно было прыгать на землю со стены, но Демиэн помог. Сначала спустил максимально вниз за руки, а затем уже сама приземлилась с кувырком. Правда, ногам все равно было больно. Как прыгал он сам, уже не видела, потому как раком обшаривала ближайшие кусты. В итоге, обследовать пришлось и более дальние, но мешок мы нашли. И вовремя, так как за стеной началась суматоха. Множественные выкрики ясно дали понять, пропажу обнаружили и нам пора уносить ноги, да поскорее. Интересно, а ворота в город здесь на ночь запирают? Как позже выяснилось - да.
  Казалось бы: луна, звезды, он и она, что может быть романтичнее? А если добавить грязь подворотни, лай собак и огни факелов с идущими по пятам стражниками; бег по ночным улицам, наперегонки с испуганными крысами и бездомными кошками и собаками; толпы пьяных и нищих, бредущих по не освещенным подворотням из кабаков или спящими под заборами? Быстрыми перебежками мы передвигались от одного угла здания к другому, таща на себе свою ношу и стараясь нигде не засветиться. В мешок пришлось запихнуть плащ, что бы его содержимое меньше громыхало. Его, как настоящий мужчина, Демиэн взял на себя. Не все же мне на себе тащить. Очень приблизительно понимая направление, в котором следует двигаться, мы преодолевали квартал за кварталом, избегая патрулей и встречных прохожих.. Очень важно было как можно скорее покинуть пределы города, пока на нас не объявили облаву.
  Я стояла в темноте за углом одного из домов, расположенных недалеко от неопределенного ночного заведения и внимательно следила за тем, как Демиэн пробирается к коновязи. Мы прекрасно понимали, что пешком нам не уйти и нужно где то раздобыть лошадей, но вот где и как при этом не попасться? Случайно набредя на оставленных без присмотра лошадей решили, что сама судьба нам благоволит. Вот так и вышло, что я стою в тени с поклажей и слежу за проулком, в любой момент готовая подать сигнал об опасности и пуститься бежать со всех ног, а мой спутник тайком крадется вдоль стены, стараясь избегать освещенных участков. Почувствовав приближение незнакомого человека, животные негромко заржали и начали беспокойно переминаться с ноги на ногу. Я забеспокоилась, как бы они не наделали много шума и не привлекли ненужное внимание. Демиэн проворно подобрался вплотную и отвязал парочку присмотренных заранее коней. По притороченным к седлам дорожным мешкам и одеялам было понятно, что их хозяева только приехали в город и сразу отправились развлекаться и, скорее всего, освободятся не раньше утра. Это давало надежду, что пропажа обнаружится не сразу, а мы к тому времени будем уже далеко.
  Ведя в поводу обоих животных, мужчина внимательно смотрел по сторонам, что бы при необходимости вовремя среагировать. Подойдя ко мне и забрав вещи, пристроил их к седлам, рядом с вещами бывших хозяев. После этого легко вскочил на коня и обернулся проверить, последовала ли я его примеру. Ну да, как же, я так не умею, да и вообще никак не умею. Стою дура-дурой, пялюсь на животину и не знаю, с какой стороны к ней подойти, не то, что бы еще и самой в седло взобраться.
  - И долго ты еще на него смотреть будешь? Может, поедем уже, пока не рассвело или погоня не нагнала?
  - А ничего, что я не умею? Я же тебе говорила об этом, забыл?
  - Тьфу! Одни проблемы с тобой. И где только взялась на мою голову?
  - Если бы не взялась, то и головы бы у тебя очень скоро тоже не было! - Обиделась я. Жизнь тут всяким неблагодарным спасаешь, спасаешь, а взамен что? Сплошные упреки и издевки. И это уже сейчас, когда знакомы то всего пару часов, а что будет дальше? - Помоги лучше, подержи его что ли, он все время топчется, я боюсь. - Пробурчала, не зная как подступиться. Меня то все время просто затаскивали и самой карабкаться не приходилось.
  - Возьмись за седло поудобнее, вставь левую ногу в стремя, подтянись и перекинь правую. Да, вот так. - Я послушно выполняла все указания и кое-как уселась, крепко вцепившись руками в переднюю луку седла. На попытку вручить мне повод напомнила, что не умею и если расцеплю руки, упаду на первом же шаге. На что мужчина только тяжко вздохнул и взял управление в свои руки. Вот так бы и сразу.
  - И нечего так пыхтеть, еще сразу предупредила ведь. Тем более что так я смогу и пространство контролировать, не отвлекаясь на управление.
  - Как далеко ты можешь видеть? - Уточнил он, видимо, сомневался в моих способностях.
  - Не очень далеко, но и это уже хоть что-то.
  Мы старались ехать не очень быстро, стук копыт в ночной тишине разносился далеко, отдаваясь гулким эхом. В это время не часто встретишь на городских улицах всадников, тем более несущихся на полной скорости. Наверно только это и позволило нам услышать многоголосое перекрикивание вдалеке. По всему выходило, что с обыском дворца покончено и теперь нас начали искать за пределами двора. Эта догадка заставила сильно ускориться.
  - Кстати, все забываю спросить, как через ворота проходить будем?
  - Они закрыты, да? - Без особой надежды на чудо уточнила.
  - Конечно закрыты! Ты откуда взялась, что не знаешь элементарных вещей? Ворота всегда закрываются с заходом Солнца.
  - Ну-у, я догадывалась об этом. Да не смотри ты так, придумаем что-нибудь. Во всяком случае, идея на этот счет у меня есть.
  - Что-нибудь? Судя по твоим уверенным действиям, я думал, что ты об этом уже позаботилась...
  - Как я должна была позаботиться?
  - Ну не знаю... договориться с кем-то или еще как...
  - К твоему сведению, за все время пребывания здесь, меня всего пару раз выпускали из комнаты, и то, под личным присмотром 'женишка' и кучи стражников! - Едко процедила. Этот разговор уже начал выводить из себя, да еще и езда верхом сказывалась. Не очень радостно скакать с довольно большой скоростью, когда намертво вцепляешься пальцами в седло, чтобы не сверзится в любой момент, особенно если учесть, что стремя под меня никто не укорачивал. Трясло очень сильно и я никак не могла приноровиться, что бы хоть как то расслабить сильно напрягшееся тело. Долго таким образом я не выдержу. - Так что извини, решать все придется по ходу дела.
  - Это нужно сделать прямо сейчас, мы уже подъезжаем и ...
  - Останови, я слезу. - Перебила его, не желая затягивать пререкания.
  - Что ты надумала? - Уточнил мужчина.
  - Да так, попробую кое-что. Будь здесь, я подам сигнал, когда можно будет подойти. - Решительно выбралась из седла, ощутила под ногами землю, возрадовалась этому факту и, не обращая внимания на недоумевающий и обеспокоенный взгляд спутника, потопала к воротам. Хорошо хоть спорить не стал. Чем больше я приближалась, тем сильнее одолевало волнение и страх. Руки похолодели и слегка подрагивали, в груди ворочалось беспокойство и неуверенность. Оно-то легко сказать 'я все порешаю', а как суть до дела... Я совсем не была уверенна в своих силах и что все получится. Вся надежда только на 'авось'. Жалкие попытки воздействовать на стоящую в коридоре стражу, просто посылая им определенные эмоции, не очень-то мне помогут. Сейчас я хотела попробовать нечто другое и совершенно не была уверенна в успехе. Да, гипнозом не владею, но то, что влиять каким-то образом на сознание людей могу, убедилась.
  Ворота были большими, толстыми, обитыми железом. С двух сторон к ним прилегали стены двух вышек, между которыми еще и решетка была опущена. На ней, яростно трепыхая огнем на ветру, горели факелы, освещая ближайшее пространство. Мне отлично были видны и привязанные к коновязи лошади дежурных и они сами, сидящие в своей комнатке в одной из вышек и периодически выглядывающие в окно.
  Как же громко грохочет сердце ускоряясь по мере приближения к цели, да еще и необходимо постоянно бороться с жутким желанием развернуться и бежать куда подальше не оглядываясь, но есть слово 'надо'. Пока приближалась к двери, старалась выровнять сбившееся дыхание и принять как можно более спокойный вид. Только ночь и дрожащее пламя факелов, отбрасывающих неровные тени хоть как-то скрывают дрожь во всем теле. Позади фыркали оставленные с Демиэном лошади, вторя своим собратьям по разуму, стоящим неподалеку.
  Собрав всю волю в кулак, я преодолела последние шаги, отделяющие меня от цели и с радостной улыбкой заглянула в открытое окно. В небольшой комнатке за корявым на первый взгляд столом на лавках сидели трое стражников, играющих в какую-то игру. Какую именно, я не знала, не успела как-то на столько познакомиться с местной культурой. Один из мужчин как раз только что бросил на стол нечто, что я определила по аналогии с нашими костями. Убедившись, что меня заметили, поздоровалась:
  - Привет мальчики! Во что играем? - Ага, еще сказала бы "не угостите даму сигареткой?". Не особо вслушиваясь в ответ, попыталась почувствовать находящихся рядом людей. Зрительный контакт и вовлечение в разговор должны были ускорить и облегчить процесс, но волнение очень отвлекало, а еще огромная необходимость поторопиться. Пока я стояла глупо улыбаясь и кивая головой, выслушивая пошлые подколки и приглашения, со всем тщанием посылала мужчинам волну доверия и желания помочь, безумно радуясь разделяющей нас стене. Каково же было счастье, когда поняла, что все медленно, но получается. При этом маленький червячок сомнения лениво ворочался где-то глубоко в душе. Ох, не может быть все так гладко, закон подлости еще никто не отменял. А потом поняла, что меня так волнует. Навеянное доверие и прочее распространяется только на меня, а значит, появление Демиэна может пустить всю работу коту под.., ну понятно куда. И почему я не тренировалась воздействовать таким образом, что бы влияние было более глубоким и прочным и распространялось не только на меня?! Да что теперь об этом думать, только время зря терять. Главной задачей сейчас было заставить стражников открыть решетку и ворота и позволить спокойно, без лишнего шума покинуть пределы города и, если у кого-то возникнут вопросы, сообщить, что ничего и никого подозрительного им этой ночью на глаза не попадалось. Действия давались очень тяжело, но я старалась как могла. Отчаяние то и дело подхлестывало, не позволяя расслабиться ни на мгновение. Действие требовало огромной концентрации и неимоверных усилий, но пока все шло как надо. Под влиянием моего внушения, подкрепленного произнесенной с кокетливыми нотками просьбой, один из стражников, наиболее поддавшихся внушению, вышел на улицу и с глуповатой улыбкой начал поднимать решетку. Под усилившимся воздействием ему на помощь подоспел второй. Вскоре, покончив с первой преградой, они взялись за ворота. Меня уже начало потряхивать от накатывающей слабости, еще немного и воздействие пришлось бы прекратить, но ворота почти открылись, а доносившиеся слабые отголоски погони все приближались и пришлось действовать значительно решительнее, чем позволяли обстоятельства. Мысленно оценив сложившуюся ситуацию, пришла к выводу, что больше тянуть нельзя и выйдя на свет, помахав Демиэну рукой, направилась в сторону выхода, готовая сразу же взобраться на коня, пуститься прочь в ночную даль идущей по пятам погони.
  Я стояла слегка покачиваясь от накатывающей слабости и держалась руками за подоконник сторожки, когда с довольно большой скоростью приблизился мой спутник и, резко остановившись, закинул на седло моего коня, не говоря ни слова. Умный мальчик, хвалю, нечего сейчас на беседы время терять, каждая секунда дорога. Вцепившись мертвой хваткой в луку, полностью доверила ему управление. Мужчина не подвел. Еще до того, как стража начала приходить в себя и попытаться перекрыть нам путь, успели проскользнуть за ворота в самый последний момент. И началась скачка. Сумасшедшая, бешеная, на пределе возможности. Кромешная тьма непроглядной ночи никак не способствовала нормальной скорости, но отлично укрывала от взора преследователей. Хорошо закрепленная поклажа не громыхала, привлекая внимание, что давало неплохие шансы оторваться и скрыться. Долго передвигаться в таком темпе не представлялось возможным из-за близкого расположения леса и большой вероятности того, что конь может споткнуться и сломать ногу или, что еще хуже, сами напоремся на какую-то ветку. Дорога в город хоть и широкая, но извилистая.
  Отъехав так далеко по дороге, насколько это было возможно в нашем случае, спешившись, мы свернули в лес. Сейчас самым важным было именно скрыться от погони, спрятаться, затаиться. Мы прекрасно понимали, что нас будут искать очень старательно, скорее всего - с факелами, не дожидаясь утра, поэтому стремились сойти с дороги как можно дальше от города, где более густая чаща. Поскольку существовала огромная вероятность напороться на ветку или зацепиться за вывороченный ствол или корень, продвигались пешком и довольно медленно, ведя коней в поводу. Тусклый свет показавшейся на небе луны не давал достаточно света, особенно если принять во внимание густую древесную крону.
  Я изрядно потратила сил, когда воздействовала на стражу и поэтому была довольно ослабшей, что не прибавляло скорости передвижения. Но жажда выжить несмотря ни на что заставляла упорно передвигать ноги и стремиться вперед, вслед за спутником. По тому, с какой легкостью он выбирал путь и вел нашу маленькую компанию, было видно, что в этом деле у него большой опыт. Всю дорогу мужчина постоянно оборачивался, проверяя, не отстала ли его ходячая проблема, не влезла ли в какую неприятность и не нужно ли ее из нее вытаскивать, ведь дал слово помочь покинуть пределы этого королевства. А Демиэн всегда держал данное слово. Обычно, если не был уверен, что выполнит просьбу, то просто ничего не обещал, а здесь... у него просто не было выбора. За спасение своей жизни он должен отплатить.
  Я шла следом, стараясь не отставать, при этом постоянно проигрывала в голове возможные сценарии развития дальнейших событий. Пришла пора задуматься о том, как строить свою жизнь дальше. Если нам все-таки повезет скрыться, что меня ждет впереди, какая участь, судьба? Я чужая в этом мире. Да, он принял меня, но какой путь мне уготовил? Каждую ночь проживала жизни тысяч людей, видела их судьбы, страдания, мечты, надежды, планы... тысячи раз рожалась и умирала, предавалась и предавала, любила и прощала, верила, проклинала, мечтала и ненавидела... Делая очередной шаг вперед, убеждала себя в том, что все в моих руках: и счастье, и радость, и боль, и надежа. Я смогу построить свою жизнь так, чтобы быть счастливой, если уж мне удалось бежать, избежать смерти, неужели я не смогу стать счастливой? Все в моих руках, я сильная, я смогу, справлюсь...
  Ноги заплетались, мысли путались, незнакомый конь нервно подергивал головой, тряся густой гривой и всхрапывал, нарушая ночную тишину, механически перебирал ногами, следуя за мной в поводу, заставлял раз за разом выныривать из состояния отстраненности от окружающего мира. Демиэн уверенно вел наш дуэт вперед, ориентируясь только на одному ему известные признаки и я следовала за ним, не имея ни сил, ни желания уточнять что-либо, слепо повинуясь выбранному направлению. Полностью доверившись мужчине, старалась не стать обузой, что бы он не пожалел о том, что согласился со мной связаться. Жить хотелось всем, но все имеет свою цену и сейчас мне приходилось платить безграничным доверием. Возможно, просто не было иного входа, а возможно, как безмерно уставшей женщине, мне просто хотелось переложить свои проблемы на чье то сильное мужское плече, хотя бы на время, но я шла, слепо подчиняясь выбранному им пути. Кто скажет, скольких усилий мне стоило переставлять тяжелые, ватные ноги, не отставать от своего проводника и при этом вести за собой коня, крепко зажимая в руке повод? Не могу сказать точно сколько длилась эта пытка, но к рассвету и без того хмурое небо затянуло дождевыми тучами и начал накрапывать мелкий дождик.
  Подняв слипающиеся глаза к серому небу, по которому ветер уверенно гнал вперед темные тучи, грустно подумала, что неплохо было бы уже сделать привал, иначе еще несколько шагов и я просто свалюсь без сил прямо там, где стою. Моральное и физическое истощение не лучший спутник в дороге. Словно услышав мои мысли, природа сделала нам подарок, послав небольшую пещерку на нашем пути.
  - Привал - Сказал Демиэн, отводя своего коня в сторону и привязывая к дереву около входа. Обернувшись и увидев, с каким печальным видом я следую его примеру, отобрал повод и сам занялся моей животиной. - Думаю, нам стоит поспать пару часов, прежде чем снова продолжить путь, набраться сил.. Тем более, ты ужасно выглядишь...
  - Ну спасибо, всегда мечтала услышать от мужчины такой лестный комплемент. - Язык жутко заплетался, но, наверно никакое плохое самочувствие не заставит меня потерять свою язвительность. Жизнь, она такая штука, что никак нельзя расслабляться. Только дашь слабину, как ею тут-же воспользуюстя...
  - Если вдруг захочется комплементов, я всегда к твоим услугам. - И не нужно подмигивать, и так понятно, каких. - На вот лучше, подержи. - Вручил мне мешок, предположительно тот, в котором был наш запас провизии и подтолкнул ко входу в пещерку, около которого располагался и приличных размеров валун. - Присядь, я закончу здесь и обследую пещеру. Думаю, это отличное место для небольшой передышки.
  Сил возмущаться и спорить уже просто не было и я молча потопала в указанном направлении, волоча по земле врученный груз. Дотопав, разместила попу по удобнее, уложила мешок на колени, подперла голову кулаком и принялась ждать. (Интересно, как скоро нас нагонят?) Надо отдать мужчине должное, возился он недолго и вскоре подошел ко мне с одной из прихваченных с собой свечей. На мой вопросительный взгляд, так как на слова просто не осталось сил, лишь махнул рукой, мол, сиди, сам все проверю и потом позову. В ответ лишь тяжело вздохнула и кивнула в след скрывающейся в черноте входа спине.
  Рассвет все больше вступал в свои права. Сейчас бы как раз продолжить путь, но осознание того, что ни лошади, ни мы не сможем двигаться дальше хоть сколько-нибудь не отдохнув, заставляло задержаться, несмотря на все опасения быть настигнутыми. Оставалось только надеяться, что от потраченных бесценных пары часов на отдых, мы обретем больше, чем потеряем.
  Вскоре от входа послышались какие то шорохи, а позже и тихие шаги. Оглянувшись, увидела, как Демиэн заканчивает снимать с себя остатки паутины и вытряхивает мусор из волос. Да, красавец, ничего не скажешь.
  - Ну как? - Не выдержав более неизвестности спросила я, с любопытством продолжая наблюдать за мужчиной. Только сейчас, в слабом отсвете восходящего солнца заметила, что одежда его стала еще более откровенной и экзотичной, особенно в местах вероятного соприкосновения с природой, ну, с веточкой там какой, сучком... Черные волосы сейчас выглядели немного... седыми от огромных залежей пещерной пыли, которую он старательно пытался вытряхнуть, а серые разводы на плечах и груди, особенно в купе с изрядно исхудавшим телом, делали его похожим на какого-нибудь фентезийного героя. Да, до кощея не дотягивает, еще немного пришлось бы похудеть. Оторвавшись от своего занятия, мужчина взглянул на меня и замер, вперившись напряженным взглядом. Наверно, очень говорящая у меня мимика в тот момент была, иначе чего бы он спросил:
  - Нормально... А ты чего на меня смотришь так..?- Неопределенно повел в воздухе рукой, помогая выразить всю глубину непонимания жестом.
  - Как? - Не поняла вопроса.
  - Непонятно... и это настораживает.
  - А, не обращай внимания, вид у тебя просто такой... - под многозначительную паузу прикрыла глаза, давая возможность самому домыслить, какой (веки и так уже сами по себе закрывались). Не прокатило. Ну что за мужчина? Ни грамма фантазии.
  - Какой? -С требовательными нотками в голосе вопрос.
  - Какой-какой?! Такой эротичный, мужественный, сексуальный...- томный взгляд и многозначительная пауза, а теперь самое главное, - как у грязного скелета в лохмотьях. Хоть сейчас в огород, ворон пугать. - Следя за изменением выражения лица мужчины по мере рассказа, не выдержала и рассмеялась от души, заодно сбрасывая все накопившееся за ночь и последние дни напряжение и усталость. А еще я почувствовала себя отмщенной.
   Сквозь всхлипы и бегущие ручьем слезы расслышала возмущенное фырканье, а затем и приглашение проследовать внутрь обследованного убежища. Так и не дождавшись от меня каких либо телодвижений, Демиэн вытащил из моих рук мешок, тем самым вздернув с нагретого камня и не встретив при этом особого сопротивления.Я покорно пошла следом, ведомая за руку, как на поводке. Погрузившись во мрак, недолго попетляли по узкому проходу, довольно резко уходящему вниз, и, вышли в относительно большую пещеру, замерли на миг, позволяя зрению адаптироваться к темноте, которую вскоре развеял тусклый свет загоревшейся свечи. Утерев рукавом глаза, начала осматриваться. Нужно ведь поближе познакомиться со случайным убежищем, так вовремя представшим на пути.
  - Ого! - Возглас удивления сам собой непроизвольно вырвался из груди. Еще бы, здесь было на что посмотреть. - Что-то мне это напоминает. Кстати, ты не в курсе, что это за место? - Отпихнув подальше небольшой камень, лежащий на проходе, с любопытством уставилась на спутника, с большим нетерпением ожидая его ответ и всей душой надеясь, что он опровергнет мои догадки. А взгляд тем временем охватывал в пляшущем пламени свечи большой плоский камень в центре просторного зала со множеством нанесенных по периметру на него символов, несколько вырубленных ниш в противоположной входу стене, размещенных в три ряда по три, два каменных постамента, по одному с лева и с права, со множеством кувшинов и каких то плоских пиал на них.
  - Если не ошибаюсь, в этой пещере когда-то было небольшое капище, посвященное Темным сестрам. Ходили слухи, что в нем проводилось такое огромное количество обрядов и жертвоприношений, что до сих пор это место просто бурлит силой. А еще говорили, что служители чем-то прогневали своих богинь и те укрыли путь в пещеру и теперь никто не может ее найти, даже тот, кто не один раз уже бывал здесь.
  - А как же тогда мы ее нашли, если все так, как ты говоришь?
  -Ну, думаю, раз он нам открылся, значит так надо и богини что-то от нас хотят.
  - Не нравится мне это. Может, ну его? Да и на улице не так уже и холодно и сыро... - Мурашки табунами забегали по коже, я передернула плечами, уже поглядывая назад и присматривая путь к отступлению.
  - Ты что, испугалась? Только не говори, что ты струсила! - И столько насмешки в голосе... Ну да, струсила, но не признаваться же. Тем более, что у меня как-то с самого начала не заладились отношения с сестрами-богинями этого мира. Ведь по утверждению старца это они перенесли меня сюда с намеком на выполнение великой миссии по спасению народа. У меня от них одни проблемы, да и только. Чего доброго, еще что привалит, просто так, совсем случайно... - Да ладно, не бойся, это только слухи, выдумка, страшная байка... - Ага, утешил. Опыт уже имеется, а его, как говориться, не пропьешь.
  Сгрузив мешок у одной из стен и оставив меня его охранять, мужчина вышел на улицу за остальными вещами. Вернулся спустя несколько минут, таща на себе остальные наши вещи. Оказывается, за то недолгое время, что мы осматривались внутри, начал накрапывать мелкий дождик и ветер усилился. Сгрузив поклажу рядом с первым мешком, Демиэн скинул с лица прилипшую прядь и вновь направился наружу. На этот раз за хворостом, пока еще можно было отыскать сухие ветки. Я же, растеряв последние остатки сил, отрыла свое одеяло и плащ, устроила себе лежанку, подложив под голову один из мешков, поплотнее укуталась в плащ и уснула раньше, чем веки окончательно сомкнулись. Даже ощущаемый голод и страх перед местом не заставят сейчас проснуться. Так и вспоминается в такие моменты фраза: 'и пусть весь мир подождет'. Что делал в это время мужчина, я не знала. Ну да ладно, он взрослый мальчик, разберется как-нибудь.
  
  ***
  
  А тем временем мужчина бродил по лесу под мелкими каплями дождя, собирая хворост для костра. Без него можно было бы и обойтись, но срочно требовалось подумать. Обо всем. Демиэн ничего не мог понять, даже всю дорогу наблюдая за девушкой и это сильно беспокоило, как и то, кто она, откуда взялась. Аля была ни на кого не похожа. Не внешне, нет. Здесь как раз все было в порядке, если не считать ее странного вкуса. А вот речь, манеры, поведение... Это сбивало с толку. С самого детства он привык во всем разбираться до конца и сейчас пытался решить эту сложную задачку.
  Подобрав очередную, уже слегка влажную ветку, положил к остальным и поднял лицо к небу. Только сейчас, удалившись от города на достаточное расстояние, он позволил себе немного расслабиться и только сейчас, наконец, всей кожей ощутил утреннюю прохладу, от которой совершенно не защищала одетая на нем одежда. И что самое печальное, даже сменить нет на что. Нужно будет, что ли, хотя бы в одеяло завернуться, а там, авось, по дороге, что лучше сможет достать... Постояв так с закрытыми глазами еще немного, Демиэн отправился назад. Окинув взглядом лошадей, еще раз убедился, что те надежно привязаны и пошел внутрь по темному коридору. Эта пещера - еще одна загадка. Не желая пугать девушку, рассказывая о ней, он старался сделать голос как можно беспечнее, но себе-то врать не стоило. Да и выбора, как такового у них не было. Тайна этого места сейчас как никогда могла им помочь и надежно укрыть от преследователей.
  Идя по довольно узкому, темному коридору внутрь, туда, где в освещенном пламенем одиноко горящей свечи помещении осталась его спутница, мужчина ни как не ожидал увидеть то, что предстало его глазам. Сбившись с шага и, обведя шокированным взглядом открывшуюся картину, замер на миг, выронил хворост и с места кинулся вперед, всеми силами желая остановить девушку, оттащить назад, но будто налетев на невидимую стену, неведомой силой был отброшен назад. Пролетев несколько метров, упал на принесенный им же хворост, больно ударившись спиной.
  Аля же, как сомнамбула, медленно шла вперед, устремив в никуда пустой взгляд, ни на что не реагируя. Она неотвратимо приближалась к алтарному камню в центре пещеры, над которым сейчас как в призрачном мареве переливался всеми цветами радуги висящий в воздухе витой символ, знак, который носили на теле все избранники Темных сестер. Мужчина сразу его узнал. Когда то давно, еще во времена учебы он видел его в одном из древних свитков в королевской библиотеке, когда изучал легенды своего мира и запомнил навсегда. Очень редко, практически раз в тысячелетия кто-либо удостаивался такой чести, быть выбранным богинями, отмеченным их благословением. Если верить преданиям, это и дар и проклятие. Избранник, после получения знака начинал видеть души людей, чувствовать их сущность. Избранники очень важны для мира, они приходят только тогда, когда в них действительно нуждаются. Это целители душ, обладающие невероятной силой и властью над людьми, но при этом практически никогда ее не использующие. Очень часто они становились советниками правителей, считались посланниками богинь и имели большое влияние. С их мнением всегда считались.
  Принц с трудом поднялся на ноги, оперся спиной о стену, понимая, что все равно не сможет вмешаться и стал наблюдать. Девушка вплотную приблизилась к камню и протянула вперед руку, коснулась знака кончиками пальцев и тот вспыхнул ярче, воздух вокруг заискрился, заиграл красками как радуга, затем знак будто сжался в небольшой шар и побежал по руке Али, оставляя на ее теле затейливую светящуюся вязь. Узоры ползли вверх, не прекращая двигаться и извиваться, пока полностью не спрятались под одеждой. Как догадался Демиен, рисунок окончательно замер где-то над сердцем, лишь подтверждая прочитанное. Об этом свидетельствовала небольшая вспышка, которую не смогла скрыть даже одежда. Интересно, какой рисунок в итоге получился? Такой же красивый, каким он виделся над алтарем? Не успел мужчина додумать мысль, как девушка вдруг обмякла и упала на каменный пол. На этот раз, не встретив преграды на пути, он быстро приблизился к спутнице, поднял на руки и уложил обратно на то место, где, очевидно, девушка до этого спала.
  Демиэр решил, что ничего сделать или изменить не в силах, а потребность в отдыхе никто не отменял, да и костер разводить уже просто лень. Достал еще одно одеяло, постелил рядом с девушкой, лег на один край и, обняв ее, укрылся вторым. Он понимал, что по пробуждении возможно получит выговор или истерику, но мерзнуть не хотелось, а потому и выбора особого не было, кроме как греться друг о друга.
  Свеча медленно догорала, а двое уставших попутчиков тихо сопели в обнимку. Все проблемы отложены на потом, тем более что все, что могло случиться, уже произошло. Впереди их ждет долгий и трудный путь, который им предстоит пройти, многое понять и многому научиться. Каждому из них уготована судьбой своя миссия, трудная, практически невыполнимая, но они справятся, ведь как иначе?
  
  ГЛАВА 7
  
  Проснулась я от того, что мне было тяжело и душно. Голова гудела, тело ломило. Почему-то болели колени, как от ушиба. Не открывая глаз, я слабо пошевелилась, пытаясь таким образом более точно определить состояние своего организма и в итоге убедиться, что мне не показалось. Открыла глаза, но в темноте ничего не рассмотреть. Задвигалась активнее, пытаясь сбросить с себя непонятный груз, который почему-то застонал от особенно сильного толчка локтем. По возмущенному невнятному ворчанию узнала сонный голос своего спутника. Я четко помню, что спать ложилась одна. Даже холодный, жесткий каменный пол пещеры не стал препятствием для крепкого сна. Наверно, когда он пришел, увидел, что уже уснула и, вспомнив о дефиците спальных принадлежностей, решил пристроиться рядом. Да, вероятно так все и было. Эх, ладно, подробности буду позже выяснять. И все-таки, какая наглость (особенно если учесть нравы этого мира) вот так запросто увалиться спать рядом с молодой незамужней девушкой, да еще и лезть обниматься... Повозмущаться что ли для виду? А хотя ладно, тепло же было, даже не приставал, так чего жаловаться? Тем более я из другого мира и нравы у нас другие. Ну подумаешь, чужой мужик рядом дрых, ну и что. И пусть себе дальше дрыхнет, а я выйду, прогуляюсь, подышу свежим воздухом. Выползла кое-как из крепкого захвата, стараясь не разбудить окончательно, прикрыла одеялом и на ощупь побрела на улицу.
  Темный коридор встретил неровностью стен и свисающей местами паутиной, которую пришлось потом, выйдя на свежий воздух, тщательно снимать с лица, плеч, головы... Выбравшись наружу, первым делом подняла глаза к небу. Сквозь зеленую крону ярко светившее солнце радостно сообщало, что этот день давно перевалил за полдень и медленно движется к своему закату. Отступила несколько шагов от входа, вдохнула полной грудью, расправила плечи, взмахнула руками, разгоняя кровь. Организм постепенно просыпался, возвращая ясность ума и приобретая бодрость. На лице расплывалась радостная улыбка. Ночной марафон давал о себе знать, а может это просто сказывалась 'жесткая постель'?
  Унывать было некогда и хотелось каких-то действий, потому я решила проведать лошадей. Они стояли неподалеку, потому преодолела разделяющее нас расстояние довольно быстро. Подумала, что неплохо было бы их напоить, да и покормить тоже, заслужили красавцы. Подошла к своему, погладила, потрепала гриву. Он недовольно всхрапнул, мотнул головой, переступил с ноги на ногу. Отпустить пастись побоялась, вдруг убегут, а привязать было не к чему и не на что. Поэтому решила все же предоставить разбираться с этим делом мужчине, как проснется. Прошлась немного поблизости входа, с какой-то отстраненностью всматриваясь в окружающий мир, будто желая найти в нем что-то новое, неведомое... Казалось бы, все выглядит как и прежде, но что-то все-таки изменилось, а вот что, никак не могла понять и это не давало покоя. Невыносимо захотелось пить, но я оставила это на потом. Замерла на миг, прислушиваясь к себе и окружающему миру, закрыв глаза и, как будто почувствовала что-то, практически неощутимое, совсем на грани восприятия. Постаралась сосредоточиться на этом чувстве, расслабилась, попыталась выбросить из головы все лишние мысли, что получилось довольно быстро. Нет, они не исчезли совсем, просто стали более медленными, плавными, тягучими...Попробовала взглянуть на мир иначе, как тогда, в замке, уловить отзвуки эмоций, чувств и...у меня получилось, но как то не так. Раньше я не могла чувствовать животных так четко, природу - вообще, а сейчас будто невидимые нити тянулись от них ко мне и от меня к ним. Это поразило до глубины души.
  Испытывая легкий шок от произошедших перемен, плюхнулась на попу прямо там, где стояла. Это что же получается, на меня пещера так повлияла? Говорила ведь, лучше избегать местных богинь, не заладились у нас отношения как то с самого начала. И так превратили в этом мире непонятно во что со своими ритуалами, а теперь еще и это. Так жалко себя вдруг стало, так жалко, что глаза защипало и слезы полились рекой. Дожила, сижу на голой, еще немного влажной после дождя земле посреди леса, рыдаю, как дура. Видать нервы сдали окончательно.
  Долго предаваться унынию не вышло. За спиной послышались тихие шуршащие шаги. Ага, Демиэн проснулся, обнаружил, что я пропала и отправился на поиски. Повернула назад голову, что бы убедиться в правильности своих выводов. Почти угадала. Стоит, смотрит задумчиво, заложив руки за спину, не решаясь приблизиться. Не люблю, когда меня так пристально разглядывают.
  - Ну, что смотришь, как в первый раз увидел? - Хлюпнула носом, стерла со щек дорожки слез и повернулась уже всем корпусом. Только сейчас заметила, что он так и стоит полуголый, только штаны чужие одел. Длина коротковата, а вот в поясе болтаются, торс голый, только одеяло на плечи накинул. Ну да, не жарко сейчас. На ногах по-прежнему мягкие тапки. И как он по лесу в них всю дорогу да по земле? Там же ветки, камни, кочки, колючки... Сделав несколько шагов ко мне, молча протянул в руке кусок хлеба и флягу, как только я их приняла, резко развернулся и пошел прочь. И совестно так вдруг стало, так стыдно за свою несдержанность. Он же не виноват ни в чем, что я на нем срываюсь, вот, даже о завтраке побеспокоился, хотя совсем не обязан был.
  - Демиэн... - Окликнула его, - спасибо... - и совсем тихо добавила, - и прости меня. Я... не хотела тебя обидеть, просто... нервы сдали...- Он замер на миг, ответил, не поворачивая головы:
  - Бывает. - И пошел обратно в пещеру. Обиделся?
  Как мне понять этого мужчину, что творится в его голове? Хотя, может мы для этого еще слишком мало знакомы..? Ну ничего, путь долгий и сомневаюсь что легкий, авось как и подружимся. Захотелось как-то извиниться, сгладить нехорошее впечатление и потому решила приступить к осуществлению своей задумки, пока не двинулись дальше в путь. Как я поняла, здесь нас не найдут и за безопасность можно не опасаться, поэтому, быстренько дожевав хлеб, запив его водой, отправилась в пещеру за всем необходимым. В темноте коридора, пробираясь наощупь, столкнулась со спутником. Аккуратно обойдя друг друга, каждый отправился по своим делам. Внутри горела свеча, ее света было достаточно, что бы я легко нашла свой рюкзак. Проверила наличие необходимых мне вещей, подхватила выпавшую простынь, лежащее рядом одеяло и пошла на выход.
  Там, удобно устроившись на одеяле в корнях довольно больного дерева, достала нитки, иголку, ножницы и задумалась. Еще никогда не приходилось шить самостоятельно, а тем более кроить. В замке практически все делала Таня, а сейчас помочь некому. Интересно, как она там? Надеюсь, все обошлось и с ней все в порядке. Тяжело вздохнула, не давая грусти взять над собой верх и, опершись спиной о ствол дерева, засмотрелась на своего спутника. Демиэн только что привел откуда-то лошадей и привязывал их на прежнее место. Видимо, поить водил. И когда только воду нашел? Понаблюдав еще немного, решила вернуться к баранам, то есть к рубахе. Поломала голову несколько минут и пришла к выводу, что в нашем случае проще всего будет (да и для меня доступнее) вспомнить старый славянский стиль. А размер... ну, здесь легко.
  - Демиэн, - Убедившись, что меня слушают, продолжила, - подойди пожалуйста, мне нужно с размерами определиться. - Увидев простынь в моих руках, скептически изогнул бровь, но бросил свое занятие и подошел. Я тем временем встала, сложила полотно пополам по ширине. Думаю, длинна вполне подойдет, он мужчина высокий, а здесь как раз до середины бедра и принято длину делать, так что нижние края даже обрабатывать не придется. Зашла за спину, попросив стать ровно и не двигаться, приложила ткань, на глаз отмерила сколько нужно, с запасом конечно. Пусть лучше болтаться будет, чем не налезет, а лишнее загнула. Взяв ножницы, быстренько отрезала по сгибу. Ну вот, основное готово. Теперь рукава. Все примерно, все на глаз. Мужчина молча, даже с некой долей иронии наблюдал за моими мучениями. Как я его понимаю, сама не очень-то верю в успех, но это все лучше, чем вообще голым ходить, так что пусть терпит и спасибо за заботу скажет. Сложила предназначенный для туловища кусок вчетверо, проделала ровный разрез для головы посредине, а затем на передней стороне еще и разрез вниз. Теперь немного подкорректировать, обработать края, пришить небольшой воротник и можно будет даже шнуровку сделать при желании. Промучилась довольно долго, больше ни на что не отвлекаясь, пока шея совсем не затекла. Да, местные швейные принадлежности далеки от наших, как небо и земля, но выбирать не из чего.
  Когда мужчина в очередной раз пробегал мимо, снова позвала на примерку. Теперь взгляд был заинтересованным. Ну да, на вид даже не совсем ужасно получается. Ты подожди милый, это мы до рукавов не дошли еще, вот где будет засада. Удовлетворившись результатом, отправила спутника восвояси и принялась обрабатывать и сшивать бока. От работы над первым рукавом отвлек заманчивый запах еды. Оказывается, пока я пыхтела над рубахой, мужчина обследовал припасы, собрал дрова, разжег костер, сходил за водой и уже почти сварил в котелке кашу. Какой хозяйственный... А еще, только сейчас заметила, что солнце уверенно движется к закату и на улице успело даже немного посереть.
  Организм, реагируя на аромат, урчанием в желудке скоренько напомнил, что пора бы уже и подкрепиться. Кто я такая, что бы с ним спорить? Завершила последние штрихи, оборвала нить и отложила изделие в сторону. Потянулась, с кряхтением встала, разминая затекшее тело, выпрямилась на ногах, покачнулась и, чуть было не упала. Вовремя схватилась за ствол, ожидая, когда неприятные ощущения в ногах пройдут, а кровообращение полностью восстановится. Постояла на месте еще немного и пошла к костру. По запаху слышу, каша готова, да и в молчанку играть надоело. Думаю, самое время попытаться наладить отношения.
  
  ***
  
  Девиль (столица Дельвена) гудел как разворошенный улей. Еще с ночи улицы наводнила стража, с факелами следуя от дома к дому, проверяя все углы и норы, обыскивая, допрашивая, ища, выламывая двери, вытягивая жителей прямо с кроватей... Не осталось ни одного укромного места, которое было бы не проверенным. Попутно обнаружились десятки скрывавшихся преступников, лазутчиков, мест тайных сборищ, но искомое так и не найдено.
  Во все стороны и направления, идущие из города, невзирая на ночную тьму, были отправлены конные отряды с приказом найти и уничтожить без промедлений. Не стоит сохранять жизнь врагу, тем более, такому опасному и важному.
  В холодном темном подземелье замка в одной из камер, наспех переоборудованных под пыточную, на тяжелых железных цепях, подвешенных за крюк к потолку от боли извивалась голая молоденькая девушка. Никто не слышал ее крика. Только искаженное мукой лицо и обильно текущие слезы выдавали переживаемые страдания. На ее теле уже почти не осталось свободного места, а сейчас его стало еще немного меньше. Каленое железо раз за разом оставляло дымящиеся почерневшие раны. Она уже несколько раз теряла сознание, и каждый раз ее снова приводили в чувство. С периодичностью примерно в пару минут в камере снова и снова звучал один и тот же вопрос, на который она отказывалась давать ответ и никакая магия и принуждения не помогали. Изогнувшись в очередной раз особенно сильно, ее глаза в последний раз моргнули и снова закрылись, теперь навсегда.
  Облив ее холодной водой из ведра и не получив желанной реакции палач приблизился, пощупал живчик на шее, сплюнул, констатируя смерть. Девушка не пережила болевого шока, так и не предоставив нужную информацию и никто не знал, чем такой провал может обернуться для тех, кому было поручено вести допрос и какое наказание за этим последует.
  А несколькими этажами выше в рабочем кабинете короля тряслись от страха его помощник, первый маг, его зам, начальник стражи, дежурные караула, несчастные, которым не повезло в эту ночь нести пост у городских ворот и многие другие. Половина из них, вероятнее всего, не доживет до вечера, вторая... может быть, кто-то скажет, что лучше тоже бы не дожила, меньше мучились. Остальные... О, им тоже не позавидуешь. Они в любой момент могут присоединиться как к первой, так и ко второй половине. А еще именно им предстояло исправлять ситуацию. Никогда еще их король не был в такой ярости и не был настолько жесток к своим людям, к тому же особо приближенным.
  
  ***
  
  Весь день Демиэн старался не показать вида, что его хоть как-то волнует его неожиданная попутчица. С самого пробуждения, открыв глаза и, не обнаружив ее рядом, он сначала заволновался, а потом подумал, что может, она просто вышла прогуляться и, поддавшись неожиданному даже для самого себя порыву заботы, подхватил наощупь из рюкзака хлеб и флягу, побрел на выход. Как и предполагал, девушка сидела недалеко от входа, прикрыв веки, с умиротворенным, даже можно сказать, отстраненным видом. По выражению лица никак нельзя было прочесть ее мысли, поэтому, все-таки как-то себя видимо выдав, он подошел поближе и, услышав до боли обидевшие его слова, молча протянул приготовленные заранее припасы, удалился.
  Несколько раз за день она пыталась с ним заговорить, а он, лелея свою гордость, только отмалчивался и молча фыркал, хотя в душе разрывался от незнакомых до этого момента чувств и эмоций. Они накатывали неожиданно и незвано, заставляя волноваться, метаться, страдать. Искать несуществующие причины, оправдания и не находить их. Они перебрасывались от силы парой слов, на этом немой диалог заканчивался. Он очень хотел поговорить о ночном происшествии, но никак не решался. Сначала он скептически отнесся к ее неожиданному порыву сшить для него рубаху, но затем, спустя пару примерок подумал, что может из этой задумки и выйдет толк... Все свободное время он старался чем-то себя занять: то дрова принести, то воды, кашу сварить и, на сколько это возможно, незаметно следил за Алей. Она настолько увлеклась процессом пошива, что казалось, ничего не замечала вокруг, только периодически требовала его присутствия для примерки. Он и сам не мог объяснить, что происходит и от чего каждый раз он вздрагивает от ее прикосновений и от чего раз за разом просыпается неистовый пожар в его душе... Издали наблюдал за тем, как выбившаяся из прически прядка спадает на глаза, а затем ловкими пальчиками заправляется за ухо или как морщится носик, когда толстая игла неожиданно вонзается в нежный пальчик, причиняя боль... Демиэн сам уже готов был сдаться и объявить перемирие, когда Аля, отбросив в стороны все дела, решила присоединиться к костру, где в небольшом котелке вовсю булькал практически готовый ужин.
  Девушка очень тихо приблизилась и присела на валун около огня, еще хранящий солнечное тепло, втянула носом источаемый содержимым котелка аромат, зажмурилась от удовольствия. Принц старательно делал вид, что не заметил спутницу, просто ворошил длинной палкой горящие ветки, сидя на корточках, а сам то и дело косил взглядом в ее сторону, наблюдал, любовался. Легкий ветер играл листвой, бросал дым в разные стороны, меняя свое направление. Тишина затягивалась. Каждый хотел нарушить тишину и не решался, не знал, с чего начать и как. А может просто сделать вид, что днем ничего и не случилось? Пока Демиэн размышлял, девушка заговорила первой. Ее голос так неожиданно прозвучал в тишине вечернего леса, что он вздрогнул.
  - А я рубаху тебе почти закончила... Кажется довольно неплохо получается...
  Не зная, что ответить, но понимая, что хоть что-то сказать, да нужно, он повернулся, глядя теперь прямо в глаза девушке, произнес:
  - Спасибо, это очень кстати. В ней всяко теплее будет, чем вовсе без ничего, тем более, что нам скоро снова трогаться в путь. Лошади отдохнули, да и погоня уже далеко вперед ушла, а сзади идти безопаснее, никто там искать не догадается. - Девушка, словно осененная догадкой весело улыбнулась, хлопнув по колену рукой.
  - А я-то все гадаю, чего мы на месте сидим и не спешим быстрее вперед, а оно вон как оказывается.
  И снова повисла тишина. Каждый задумался о своем и не спешил заговорить первым. Наконец, Демиэн решился и задал мучавший его с самого утра вопрос о том, помнит ли девушка, что было ночью. Оказалось, не помнит. Тогда он подробно поведал, чему стал невольным свидетелем. Естественно Аля сразу не поверила и лишь когда исследовала свое тело и нашла на нем бледный, практически незаметный замысловатый серебристый узор, убедилась в их правдивости. Ему так же пришлось рассказать все, что знал о таких случаях и знаках. Чем больше он говорил, тем сильнее она мрачнела, а под конец уже практически едва ли не плакала. В отсветах горящего пламени глаза блестели от подступивших, но тщательно сдерживаемых слез.
  - А я-то все понять не могла, что не так, ведь чувствую, что-то изменилось. Да и проснулась в ссадинах, хотя когда спать ложилась, их не было. А ларчик просто открывался. Опять богини подсуетились. Что же они в покое меня никак не оставят, как ни одно, так другое... - Девушка уже практически рыдала, ее била крупная дрожь, слезы катились градом и принц не выдержал, подошел, приобнял, успокаивая, начал гладить по спину уткнувшуюся в изрядно исхудавшую грудь носом. Что же за тайну она хранить? Ничего, он сможет ее разгадать. Спустя какое-то время спутница успокоилась, вытерла ладонями глаза и слегка игривым голосом спросила: - Ну, мы есть будем или как?
  - Будем-будем. - Мужчина, улыбнувшись и разжимая объятья, потянулся за тарелками. Поесть действительно стоило. Солнце уже село и теперь царят густые сумерки, а скоро совсем ничего не будет видно, да еще посуду нужно помыть и вещи собрать. Завтра утром лучше выдвинуться в путь. Как бы ни было хорошо сидеть в этом укромном месте, но припасы не бесконечны, да и преследователи могут догадаться об их маленькой хитрости и проверить территорию по второму разу.
  Спали сегодня так же и там же, только на этот раз все обсудив заранее. И тепло и не страшно, тем более что умные люди всегда выше глупых предрассудков.
  
  ***
  
  Богини, как холодно, темно и сыро! Свернувшееся в тугой калачик тело дрожит, зубы стучат, выбивая бесконечный ритм. Где то над головой слабо слышны звуки жизни. Вот кто-то прошел совсем рядом, скрепя расшатанной половицей, от чего на голову посыпалась пыль. А откуда-то справа доносятся приглушенные голоса. Слов совсем не разобрать. Холодно, как же холодно. Посильнее стянула разорванные края еще совсем недавно такого шикарного платья. Как долго пришлось ждать, когда портниха закончит заказ, а сколько раз пришлось мотаться на примерку... Улыбнулась своим мыслям. Сейчас приятные воспоминания все, что хоть немного греет душу в моем положении. Отец... Как он там? Не совершил ли еще какой глупости. Очень хочется верить, что устоял, хотя... Кого я обманываю, ведь прекрасно знаю, что он пойдет на все ради спасения своей дочери, единственного человека, который у него остался от некогда большой и дружной семьи. Вздохнула поглубже, дрожа всем телом и попыталась снова уснуть, к сожалению, напрасно. Все приятные мысли заслонили собой недавние события: бег, ледяная река, затем небольшая деревенька, в которой удавалось скрыться на некоторое время, болезнь и они... Те, от кого так и не удалось скрыться. Они пришли внезапно и перевернули вверх дном все поселение, но нашли и привезли сюда. Подлечили конечно (моя смерть им пока не выгодна) и посадили в этот подвал. А еще двое... Они приходили всего раз, но этот визит навсегда останется в памяти. Такое не забывается никогда. Обоих я узнала сразу, уже видела однажды. Первого - на одном из приемов во дворце Гриниана Восьмого, когда сопровождала отца на вечере в честь прибытия посольства из Дельвена. Парах нун Мит собственной персоной. Тварь, каких поискать, впрочем, как и его братец, а второй... Второго тоже приходилось видеть, только имя не запомнилось, да и вряд ли бы он своим представился. Именно этот человек и похитил меня, а затем загонял как дикого зверя при попытке побега, пока не потерял у реки...
  
  ***
  
  Я вздрогнула и проснулась, широко распахивая глаза. Своим рывком разбудила и лежащего рядом мужчину. Каким-то образом его теплые объятья успокаивали и я не подскочила, как это бывало прежде и не начала нервно расхаживать по комнате, пытаясь унять колотящееся сердце. Вместо этого просто прижалась к нему покрепче и задумалась над тем, что сейчас увидела. Я уже прекрасно могла отличить видения от обычных снов, но никогда еще они не были такими яркими и я не могла читать мысли тех, кого вижу так четко и глубоко, не могла видеть их память. Это было что-то ужасное. А еще я поняла, что эта девушка видится уже не первый раз. А это значит, что мне показывают не просто жизнь окружающего мира, людей, а кого-то важного, кто может сыграть большую роль в его судьбе. Она сейчас в большой беде и нуждается в помощи, но что я могу?
  - Тебе приснился кошмар? - Тихий голос Демиэна над ухом заставил вздрогнуть и отвлечься от своих дум. Только сейчас я поняла, насколько напряженным было мое тело все это время и попыталась расслабиться. Не знаю, что заставило заговорить, может та обстановка, в которой мы находились, а может какое внутреннее чутье подсказало или, как у нас говорят, синдром попутчика, но я стала рассказывать обо всем, что со мной произошло с самого начала. Я говорила и говорила, иногда со слезами, иногда вздрагивая в особо острые моменты и только сильные руки удерживали, крепче прижимая к теплому торсу, не позволяя вскочить и начать расхаживать в темноте. Слова лились рекой, перемежаясь с всхлипами. Поведала и о даре и о своих видениях. И о том, что именно в них и увидела своего спутника и именно так поняла, что должна ему помочь. Он слушал молча, не перебивая, только изредка задавая уточняющие вопросы.
  - А теперь вот снова эта девушка... Она в беде и я не знаю, как ей помочь, хотя чувствую, что как то должна. - Ну вот, выговорилась и сразу легче стало. Хотя, если подумать, вывалила на мужика ворох своих проблем, вон аж как прифигел от такого количества ненужной ему информации. Лежит, молчит и не двигается. Хотя нет, что это он там сказал? - Что?
  - Я говорю, поспи еще, пока время есть и не думай о плохом. Скоро будем выступать и нам понадобятся все силы. - Ну что же, неплохой совет, почему бы не воспользоваться...
  А мужчина лежал и размышлял над услышанным. Оно казалось невероятным, но многое теперь становилось более понятным и вместе с тем - пугающим. Осознал, что не ошибся, предполагая заговор против короны, а сейчас еще и получил описание некоторых участников и даже догадался, о какой девушке идет речь. Что же, Аля права, она действительно слишком важна, как единственный рычаг давления на своего отца. Нужно хорошенько подумать, как со всем справиться и вовремя успеть предотвратить... Он еще раз поправил одеяло на уснувшей девушке, покрепче прижал к себе и окончательно решил, что никуда не отпустит, ведь нельзя упускать посланницу богинь и дать шанс кому то другому прибрать ее к рукам и увеличить свое влияние. Да, точно, именно поэтому...
  Раннее утро встретило нас сыростью и туманом. Высунув из пещеры нос, захотелось снова зарыться в теплый кокон из одеяла и объятий, но время не ждет. Наскоро перекусив остатками вчерашнего варива и помыв посуду, упаковали свои немногочисленные пожитки, запрягли лошадей и отправились в путь. К нашему огромному сожалению передвигаться быстро не было никакой возможности. Довольно густая и низкая крона деревьев заставляла изрядно петлять и постоянно пригинаться. Очень часто приходилось спешиваться и просто вести коней в поводу. Ноги, конечно, уставали, но особого выбора у нас то и не было. Позже, когда солнышко разогнало последние клочья тумана, роса высохла и с ветвей перестали падать за шиворот капли влаги, Демиэн снял с плеч одолженный у меня плащ. Сама же спасалась довольно теплой, как оказалось, курточкой. Отличную вещь мы все-таки пошили.
  Остановку сделали только ближе к полудню, когда желудки во-всю пели рулады, требуя своего, а коняшки наотрез отказались отходить от небольшой полянки у быстрого ручейка, полностью поросшей густой сочной травой. Порывшись в сумке с продовольствием, выудила остатки былой роскоши и потопала с одеялом под деревце, заодно прихватив и полу-готовую рубашку. Очень хотелось закончить ее поскорее, а то жалко смотреть на синие, пупырчатые, костлявые мощи мужчины. Почему синие и пупырчатые? Ну так не жарко на улице. Солнышко только в обед пригревает достаточно, особенно если учесть такой фактор, как слабую проходимость солнечных лучей сквозь густую древесную крону.
  Больше всего радовало, что заниматься животными меня никто не заставлял, а потому, разделив по-братски захваченную под дерево порцию припасов на двоих и слопав свою половину, снова принялась за шитье. К тому моменту, когда я отвлеклась от второго рукава, чтобы размять шею и руки, животные были накормлены, напоены, как и спутник, вольготно развалившийся под соседним деревцем, о чем свидетельствовало отсутствие оставленного для него на одеяле рядом со мной провианта. Это что, я была так увлечена работой, что ничего не заметила? Выходит что так. Ну да ладно, кто из нас не увлекался чем-то хоть раз в жизни настолько сильно, что переставал замечать мир вокруг. Тихонько встала, повращала головой, разминая шею, помахала руками, попрыгала и даже немного вздрогнула, услышав какой-то довольно громкий непонятный звук где-то совсем рядом. Замерла, прислушалась. И только когда он через несколько мгновений повторился снова, до меня дошло, что это мужчина самым наглым образом уснул и бессовестно храпит. Интересно, это он только сейчас настолько крепко уснул или почему тогда раньше молчал? Ай, какая разница, пусть спит. Хотя, зави-идно... Потоптавшись еще немного на месте, попила водички и снова принялась за работу. Теперь она шла под музыкальное сопровождение, вызывая смешок на особо высоких нотах и легких похрюкиваниях. Кто бы мог подумать, что человек способен издавать такие звуки... Эта мысль на столько увлекла, что я даже остановила работу и почесала в задумчивости взлохмаченный затылок.
  Спустя еще какое-то время рубаха была закончена, солнце светило во всю, оповещая, что день уже перевалил за середину и пора двигаться в путь, если не хотим застрять здесь до завтра, так как в сумерках передвигаться не имело смысла. Убрав швейные принадлежности на место в свой рюкзачек, свернув и прикрепив к седлу одеяло, пошла будить спящую красавицу. И не думайте о поцелуях, это я так, иносказательно. Хотя, если его откормить, отмыть, причесать, приодеть... Тьфу на меня, о чем только думаю...
  Осененная, как мне казалось, прекрасной идеей, подкралась на цыпочках к спутнику, тихонько присела рядом и... зажала ему нос рукой. Да-а-а, не такой реакции я ждала. Вот лежу теперь на земле под этой костлявой, но тяжелой тушкой, хриплю с пережатым горлом и выпученными глазами, нервно подергиваю всеми конечностями (иначе не назовешь) и пытаюсь отцепить от своей хрупкой шейки крепкие пальцы. И лишь когда сон окончательно слетел с мужчины, а затуманенный взгляд прояснился, мне удалось вдохнуть полной грудью. А на шее теперь точно синяки останутся... Обиженно столкнув с себя развалившегося мужчину, который почему-то не спешил сам вставать, просипела:
  - Ты чего на людей бросаешься? Совсем сбрендил?
  Кряхтя и потирая пострадавшее место, встала и чуть не упала снова, услышав сногсшибательный ответ:
  - А не надо было подкрадываться! У меня рефлекс, если подкрался, значит - враг. Тебе еще повезло, что я вовремя среагировал и не придушил окончательно.
  - Это что за жизнь у тебя была, что такие рефлексы выработал? - На что получила очень познавательный, но с ноткой грусти в голосе ответ:
  - Веселая...
  Времени на пререкания и выяснения подробностей не было, а потому, быстренько сбегав за готовой рубашкой, протянула ее мужчине. Ничего, у меня еще есть время выпытать все подробности.
  - Вот, я закончила, примеряй.
  Повертев ее в руках, осмотрев со всех сторон, потрогав швы и тихо хмыкнув, надел на себя. И чего спрашивается? Очень старалась, между прочим. Так как рукава я сделала с небольшими манжетами на завязках, пришлось немного помочь. Так же, боясь прогадать с горловиной, сделала разрез побольше и для удобства, тоже на завязках. Ну что могу сказать, получилось вполне неплохо. Длина получилась немного короче, чем задумывалось вначале (сантиметров на пять всего, так что не существенно), но выглядит вполне неплохо. Такой, слегка фольклорный вариант, только без вышивки. Вижу, что удивлен. Щупает себя, крутится, осматривает.
  - Ну как тебе? - Спросила, слегка волнуясь. А вдруг забракует такой труд. - Если сделать скидку на то, что я никогда подобным раньше не занималась. - Добавила уже тише.
  - Необычно, но неплохо и вполне удобно и свободно. У нас по-другому шьют. - Быстро заправил низ в штаны, в подтверждение помахал руками, проверяя на свободу движений. Ну еще бы, я с запасом отмеряла. - Это у вас мода такая?
   - Ага, типа того... была... пару столетий назад у крестьян. - И не надо глаза выпучивать. - Не удивляйся так, ваша мода для меня глубокое средневековье, ну то есть, давно забытое прошлое. - Разговаривая, мы продолжили сборы и потихоньку двинулись дальше.
  - Сейчас такое уже никто не носит.
   - А что носят? - Сразу заинтересованно уточнил он.
  - Ну, мужчины - всевозможные дизайны брюк, штанов, бриджи, шорты, рубашки, майки, футболки, свитера, да много чего. Так не объяснишь, это видеть надо. Но никаких кружев, рюшек и тому подобное.
  - А женщины?
  - О-о-о. Ну тут вообще выбор на всю фантазию. Ничего общего со здешней модой. Никаких пышных и многослойных юбок, да и белье тоже претерпело колоссальные изменения. От корсетов вообще отказались. У нас сейчас мода на мини.
  - Это как?
  - Минимум ткани в одежде. Юбки, шорты, платья длиной от ' только попу прикрыть' и до пола, кому как нравится, ну и брюки тоже на любой вкус. Ну и дальше: майки, футболки, блузки и тд. Да много всего.
  - И как на это смотрят ваши мужчины?
  - Отлично смотрят. Да не удивляйся так. Это вам в таком виде покажись и неизвестно что будет, хотя нет, известно, а наши, ничего - привыкли, присмотрелись, как говорится.
  - Ну да, если каждый день на такое смотреть, действительно привыкнешь. Дальше разговор как-то сам собой стих, мы шли молча, каждый думая о своем. Так, неспешным ходом и закончился этот день без особых приключений. Ночевать устроились у небольшого ручья и, поужинав свежеприготовленной кашей, легли спать, снова согревая друг друга теплом своих тел.
  Вставать снова пришлось рано, так как повлажневшее от тумана и росы одеяло мало согревало. Снова позавтракав вчерашней кашей, отправились в путь. Сегодня нам повезло больше и основную часть пути передвигались верхом. Заодно я училась управлять своей строптивой животинкой и только благодаря приобретенным способностям меня не пытались сбросить. Особенно радовало то, что у меня даже начало получаться, хотя поддержание постоянного воздействия сильно выматывало.
  Дни пути не отличались особым разнообразием событий, разве что рельефом местности. От любых поселений мы старались держаться как можно дальше и обходить их по большой дуге, так как существовала вероятность, присутствия в них представителей поисковых отрядов. Я жутко мечтала нормально помыться в теплой ванной. Холодная вода встречный ручейков конечно освежала, но... Да что об этом говорить. Да и вещи после жалкого подобия стирки, развешенные по кустам сушиться...
  Изредка нам удавалось немного разнообразить свой рацион какой-то местной не очень крупной птицей. Она хоть и с крыльями, но летать не могла, а только планировать, за то по деревьям скачет не хуже обезьяны. Зрение у нее хорошее, но глуховата, чем мы и пользовались. Подкрадывались сзади и хватали за пышный хвост зазевавшуюся на невысоких ветках дичь. Вот так, сидя ночью у горящего костра и жуя костлявые остатки некогда сочной ножки, поинтересовалась:
  - А нам далеко еще до границы? - Точно так же жуя свою ножку, мужчина ответил:
  - Думаю, завтра к вечеру должны выйти к реке. Переходить придется в брод, она не сильно глубокая. А после нее еще пол дня начнутся горы.
  - Горы? Какие они? Через них не опасно идти?
  - В этой части не сильно высокие, так что нет. Там даже есть небольшое поселение недалеко от перевала, куда съезжаются на ярмарки с приграничных территорий для обмена товаром, так сказать. Опасность здесь в другом. Можем наткнуться на патруль.
  - А если переходить где-то в другом месте? - Обеспокоенно уточнила.
  -Не получится. Во-первых, ближайшее место возможного перехода отсюда очень далеко и по дороге туда повстречать солдат вероятность еще больше, чем если продолжим идти прежним маршрутом. Там старая тропа контрабандистов. Ее обнаружили относительно недавно и теперь очень тщательно охраняют. Об этом мало кто знает, так что думаю, нас как раз там и будут ждать. А во-вторых - там очень большая вероятность попасть под обвал. Тропа довольно узкая и извилистая. Путь конечно короче, но так безопаснее, тем более, что здесь есть много мест, где можно будет укрыться при необходимости или 'затеряться в толпе' так как переход, можно сказать, многолюдный. Да и, думаю, такой наглости от нас никто не ожидает и это дает определенный шанс.
  - А ты уже так ходил?
  - Было дело.
  - Все равно страшно. Как-то очень не хочется снова попасться в лапы к этим чекнутым братцам. - В ответ мужчина хмыкнул, но ничего не ответил, видимо, его терзали те же мысли и сомнения.
  Птичка медленно подходила к концу, а сон все сильнее захватывал власть над уставшим за дневной переход телом и совсем скоро мы улеглись спать у медленно догорающего костра, окутанные ночной тьмой и развеивающимся легким ветерком дымом. Над головой шумела зеленая густая листва и сквозь быстро бегущие облака периодически выглядывали луны.
  Ночью меня снова мучали кошмары. Я постоянно крутилась, просыпалась и снова пыталась уснуть. Раз этак на пятый Демиэн не выдержал, бросил свое одеяло рядом с моим, сгреб в охапку и велел спать. Разум будто только этого и ждал, отключаясь на этот раз до самого утра. Не знаю, то ли сумбурная ночь сыграла свою роль, то ли еще почему, но где то глубоко внутри засело смутное предчувствие беды, заставляя нервничать, вздрагивать и оборачиваться от каждого шороха. Такое поведение естественно не осталось незамеченным. Понаблюдав за мной какое-то время, мужчина не выдержал:
  - Ты нервничаешь. - Не вопрос, констатация. - Что то случилось?
  Я ехала верхом слева от него, благо местность позволяла. Видимо, в преддверии гор лес значительно поредел, предоставляя некую свободу передвижений. На вопрос поморщилась, не зная, что ответить и сомневаясь, стоит ли говорить правду и не станут ли надо мной смеяться. Подумав, решила, что лучше сказать правду. Как-то в пути хорошенько обдумав ситуацию с приобретением всех этих новых способностей (благо, времени на это была уйма), пришла к выводу, что попробую начать их использовать и доверять появившейся 'чуйке'.
  - Да. Нет... не знаю... Просто предчувствие нехорошее. Не знаю, как правильно сказать... - Дернула плечем.
  - Говори как есть. - Поторопил он, замедляя шаг.
  - Просто предчувствие нехорошее какое-то, будто что-то плохое случиться должно и чем дальше мы движемся вперед, тем оно сильнее. И мне это очень не нравится.
  - Можешь сказать что-то более конкретно? Что именно плохое впереди ты чувствуешь? - Как не хотелось мне его расстраивать, но я не могла и от этого нервничала еще больше. Ссутулившись еще сильнее, чем уже была, только отрицательно покачала головой. - Ладно, тогда просто будем осторожнее и еще внимательнее следить за дорогой, авось повезет. - Подбадривая, потрепал меня за плече и добавил: - Не дрейфь, все у нас получится. - Ну да, а то по нему не видно, что сам слабо верит в свои слова, хоть и старается скрыть это. Может все-таки стоило промолчать? Вдруг ошибаюсь и только обстановку нагнетаю?
  Спустя какое-то время мы остановились по зову природы и разошлись в разные стороны, привязав лошадей к дереву. Быстренько сделав свои дела, вернулась раньше спутника и присела под деревом в любимой позе лотоса, прислонившись к нему спиной и устремив невидящий взгляд в никуда. Все мысли как-то сами собой покинули бедовую головушку. Я даже не сразу поняла, что за неясные картинки мелькают перед глазами и, лишь когда собрала мозги в кучку, поняла что вижу. Неясные образы, ставшие более четкими, все равно были какими-то неправильными. Я видела все как будто с довольно приличной высоты. Задумавшись, поняла - через глаза какой-то птицы. И что самое важное, ощущалось даже направление относительно моего местоположения. Эти новые способности просто поразили так, что я чуть не потеряла концентрацию. Быстренько взяв себя в руки, присмотрелась повнимательнее к тому, что вижу. По лесу в нашу сторону очень осторожно двигался вооруженный конный отряд из семи человек. По их поведению сразу ясно, что профессионалы. Все собраны, внимательно смотрят по сторонам, стараются особо не шуметь, чтобы не привлечь лишнего внимания. У каждого при себе оружие. У кого виден только меч, а у кого и лук пристегнут к седлу.
  Кто то сильно потряс меня за плече и видение исчезло. Сфокусировав взгляд, поняла, что это Демиэн. Видимо, вернулся и застал меня в слегка невменяемом состоянии.
  - Ну наконец-то. С тобой все в порядке?
  Отодрав от плеча его руку, пробурчала:
  - Да в порядке я, в порядке, а ты прервал меня на самом интересном месте.
  - А что мне было делать. Пришел, а ты сидишь, не шевелишься, на голос не реагируешь...- В ответ скривилась. Так как у меня почему-то жутко кружилась голова, пока отставила попытки встать, а он присел на корточки рядом, с нетерпением заглядывая в глаза. - Так что это было? Ну, не томи!
  - Подарочек ваших богинь, наверно. Кстати, как оказалось, вполне полезный. - В ответ на вопросительно приподнятую бровь, продолжила: - Если я все правильно поняла, впереди, немного правее оттого направления, в котором мы шли, навстречу нам сейчас движется вооруженный конный отряд.
  - И?
  - Что и? Только я начала четко различать образы и рассматривать подробности, ты пришел и все. - Развела руками, говоря как-бы, 'а я что, я ничего'.
   - Плохи дела... - Он задумчиво почесал макушку, присаживаясь на попу рядышком.
  - Как думаешь, уйти сможем?
  - Понятия не имею. Во всяком случае, попытаемся.
  Посидев еще немного, пока я окончательно пришла в себя, мы отправились в путь в очень быстром темпе. До реки оставалось относительно недалеко и очень важно было успеть ее перейти раньше, чем нас заметят. Тогда есть все шансы скрыться.
  Всю дорогу я старалась тщательно сканировать местность, что бы заранее засечь приближение нежелательных личностей и иметь возможность быстренько сменить направление и улизнуть.
  Применение плохо освоенных новых способностей сильно выматывало, да и радиус охватывался не такой большой, как хотелось бы, плюс ко всему и быстрая скачка постоянно сбивала концентрацию. В результате я довольно скоро заработала приличную головную боль. Спустя какое-то время нам пришлось немного сбавить темп, так как животные устали и тяжело дышали. Пройдя шагом еще какое-то расстояние, я решила воспользоваться моментом и, доверившись интуиции, провернуть кое-что. Мужчина конечно изрядно удивился, когда я ни с того ни с сего попросила остановиться и передав ему поводья и отойдя подальше под деревце уселась в свою любимую позу. Хорошо, что он не стал задавать глупых вопросов, видимо что-то поняв, да и вряд ли я смогла бы ответить ему что-то вразумительное. Погрузила пальцы рук в землю впереди сложенных ног, закрыла глаза и отстранившись от всего, постаралась почувствовать окружающий мир, а когда услышала отклик, пришедший по тем незримым нитям, которые соединяли меня со всем живым, землей, водой в ручейках и речках на ней, попросила о помощи, старательно передавая мысленно свою просьбу, эмоции и чувства. Получив положительный отклик, такой же, на грани эмоций и чувств, очень обрадовалась и, вдохновленная успехом, позволила себе расслабиться. Проверила напоследок местоположение неприятелей и мой пыл слегка поутих. Они были близко. Очень. Природа, конечно нас прикрыла, как смогла: ветки там, пониже опустились и распушились, мешая передвигаться, трава за ноги цепляет, зверье коней припугивает, выскакивая неожиданно откуда только можно, но этого мало. Еще чуть-чуть и нас обнаружат.
  Не тратя больше ни минуты, я подскочила с земли и бросилась к своему коню. Меня, конечно, изрядно повело, как и в прошлый раз, но я справилась и не упала. Демиэн все понял и потому без слов помог взобраться в седло, сел сам и, не отпуская повод моей животины уточнил:
  - Сколько у нас времени?
  - Минут пять, может - десять, если не ускорятся. Не больше.
  Дальше мы не стали медлить и практически галопом помчались вперед. Ветви деревьев, будто сами расступались, открывая путь. Не смотря на все приложенные усилия, нас все-таки заметили. Погоня, это наверно весело, но только когда тебе в спину не летят стрелы и в случае поимки не угрожает немедленная, в лучшем случае, быстрая, а не мучительная смерть. Адреналин зашкаливает, сердце стучит как заведенное, грозя вот-вот выскочить из груди. От скорости мир вокруг мелькает размытыми пятнами, сливаясь в сплошную зеленую линию. Мой спутник пропустил меня вперед, боясь видимо, что иначе я могу отстать и таким образом, в некоторой степени, прикрывал собой мою спину от летящих вдогонку стрел . Я не очень за него беспокоилась, так как подаренный амулетик нахимичила на славу. Он защитит если что. Да и не могла как-то думать ни о чем другом сейчас, кроме как о том, чтобы не выпасть из седла и при этом еще умудриться управлять. Ездок я тот еще, за дни в пути только и научилась, как правильно сидеть да рулить. Но это медленным шагом все получалось, а сейчас, да еще и с учетом того, что сзади все время подгоняют и дорога отнюдь не прямая...
  Преследователи двигались от нас на приличном расстоянии, постепенно его сокращая. Все-таки наш транспорт не успел толком отдохнуть, как снова такие нагрузки. Даже жалко животинку. Через некоторое время непрекращающейся скачки впереди, в просвете между деревьев, показалась река. Не сбавляя скорости, мы ворвались в довольно стремительный поток. На самом деле течение еще быстрее, но специально для нас оно немного замедлилось, пропуская на другой берег. Шириной речка была всего метров десять и глубиной взрослому человеку примерно по грудь, так что переправились верхом без особых проблем, только ноги замочили.
  Как только копыта лошадей достигли сухой земли, я спрыгнула, на ходу передала поводья спутнику и подбежала к водной глади. Присев на корточки, сунула обе руки в холодную воду и попросила ее не пропускать, а по возможности и задержать преследователей, а еще лучше, навсегда, что ни одна живая душа не узнала об этой встрече, ибо враг не дремлет. Почувствовав положительный отклик, я встала, обтерла руки о штанины и пошла снова взбираться в седло. Было очень интересно посмотреть, как сработает моя уловка, но кто бы мне дал. Лишь взглянув на выражение лица Демиэна, я прочла по нему все, что он думает о таком промедлении. Как же он был прав...
  Уже проехав несколько метров вперед, я приостановилась и обернулась, что бы все-таки взглянуть на своих преследователей вживую. Это стало моей ошибкой. После пары неудачных попыток перейти вслед за нами реку, они снова начали обстрел. На этот раз им повезло гораздо больше. Так как Демиэн по-прежнему был позади и немного сбоку от меня, то предназначавшаяся ему стрела, изменившая свою траекторию благодаря амулету, досталась мне.
  Вздрогнув от резкой боли в плече, я неверяще уставилась на торчащее из него оперение. Мозг отстраненно подсказал что, судя по длине этого конца, стрела прошла навылет. По одежде медленно расплывалось красное пятно. В глазах начало темнеть и последнее что я увидела перед тем, как отключиться, это довольную физиономию одного из преследователей. Краем глаза успела заметить, как дернулся, протягивая ко мне руки, мой спутник и мир померк окончательно.
  
  ***
  
  Вот уже несколько дней мы едем по лесу и я не устаю удивляться этой необычной девушке. То, с какой легкостью она принимает все тяготы пути, как спокойно реагирует на ночевки под открытым небом, да еще и в обнимку с малознакомым мужчиной, как старается во всем помогать: и с костром, и с готовкой, и даже рубашку сама сшила. Она вышла, конечно, на пару размеров больше, необычного фасона, зато не стесняет движений и хоть немного согревает. Швы оставляют желать лучшего, но все не голый теперь. Какая-никакая забота, а приятно.
  Когда во время одной из остановок я увидел ее застывшую в странной позе под деревом, не реагирующую на оклик, даже испугался слегка. Только потом, когда она отмерла, понял, что зря волновался. Хотя, полученная информация сильно насторожила. Как-то встречаться с вооруженным отрядом не было ни малейшего желания, тем более, что сам я безоружный. Имеющийся у нас нож я за таковое не считаю. При необходимости и он сгодится конечно, но все же... Поэтому пришлось изрядно ускориться, в надежде избежать нежелательной встречи, рискуя окончательно загнать и без того уставших лошадей.
  Совершив остановку, девушка что-то сделала, от чего деревья будто сами собой раздвигали ветви, открывая путь. Несмотря на все усилия, чуда не произошло. Нас заметили. Я старался держаться позади своей спутницы и следить, чтобы она не отстала и не выпала ненароком из седла, с ее то способностями. Как еще управлять умудрялась, удивительно. Радостным открытием стало то, что подаренный амулет действительно работал и исправно отводил, как и обещалось, все летящие в меня стрелы. Пользуясь этим, старался ехать позади Али, прикрывая собой ее спину что, кстати говоря, весьма получалось.
  Вскоре впереди показалась река и мы ворвались в ее воды не сбавляя скорости. Когда-то мне уже приходилось переправляться на этом участке, поэтому я очень удивился, что течении сейчас гораздо слабее. Это потом только понял причину, а сейчас решил просто пользовался моментом.
  Оказавшись на том берегу и на ходу уловив поводья Алиной лошади, с раздражением наблюдал, как она проделывает какие-то манипуляции с рекой, запустив в воду руки. Здесь торопиться нужно, а она сидит с закрытыми глазами, ждет чего-то. Вон из-за деревьев уже и отряд показался, первые из всадников сделали попытку перебраться, но непостижимым образом просто пошли ко дну во внезапно возникшем водовороте. Почему непостижимым? Так я отлично помню, какая там глубина. Ага, конь вон вынырнул и пробирается назад к берегу, но уже без седока. Второго вообще не видать. Остальные поостереглись последовать примеру первых и кружат на одном месте. Я уже хотел было поторопить девушку, ибо в воздух взвилась очередная стрела, но она и сама отмерла и поспешила в седло. Пришпорив коня и проехав немного, приостановилась и обернулась. Правду говорят, любопытство кошку сгубило. Предназначавшаяся мне стрела, видимо, как более опасному противнику, закономерно изменила траекторию и угодила спутнице в плече. Неприятное ранение, но не смертельное, тем более, что прошла она навылет, вон и наконечник видно.
  Так как повод до сих пор был у меня, решил не тратить времени зря и ускориться, все равно девушка не сможет в таком состоянии управлять, ей бы сейчас хоть в седле удержаться. Все эти мысли буквально за мгновение пронеслись в голове, а в следующий момент я заметил, что Аля начинает просто заваливаться набок, явно теряя сознание. Пришлось срочно ее ловить и пересаживать к себе. Привязав ее животину к своему седлу, особо не опасаясь новых выстрелов, помчал вперед, стремясь удалиться на как можно большее расстояние. Нужно было еще найти укромное место и достать стрелу, остановить кровь, перевязать. Об оставшихся далеко позади преследователях сейчас беспокоился меньше всего. Что случилось, то случилось. Существовала, конечно, огромная вероятность, что о нас доложат и устроят засаду, но надежда, как говорится, умирает последней. Приобретя такой шанс, я просто не мог его упустить. Если посланница богинь спасла мою жизнь, значит, я должен спастись, а бросить ее просто не имею права.
  Прижав медленно сползающую девушку к себе покрепче, боясь задеть при этом стрелу, немного сбавил скорость. Река осталась далеко позади и, если ехать в прежнем направлении, вскоре впереди будет дорога, ведущая к поселению в долине между гор. Но мне нужно немного левее, в объезд. Как-то, в одну из вылазок со своим отрядом, мы обнаружили небольшую пещерку. Причем совершенно случайно наткнулись. Если не знать, где искать, даже проходя совсем рядом, не заметишь. В нашей ситуации это как раз то, что нужно.
  Едем мы уже довольно долго, а девушка так и не пришла в сознание. Это очень сильно меня беспокоит, так как никакой обморок не может длиться ТАК долго. Ну, ничего, осталось уже недалеко и я смогу выяснить в чем дело. Обогнув по дуге очередной огромный валун, щедро поросший по кругу колючим кустарником, направил коня к одному мне знакомому ориентиру, ибо особенность этой части гор в том, что лес довольно густой, а крона, будто нарочно стремится ввысь, желая обогнать горные вершины. Пейзаж настолько однообразный, что приметить какое то место и потом отличить его от любого другого практически невозможно. Благо опыт у меня в таких делах приличный, да и с ориентацией в пространстве проблем никогда не было. Учителя были хорошие, а учить начали еще с раннего детства.
  Аккуратно слез с лошади, придерживая девушку, чтобы не упала. Потом снял ее и аккуратно уложил на землю. Закрепив за ветку ближайшего дерева повод, отправился на поиски входа. Нашел его практически сразу. С момента последнего визита он только сильнее зарос кустарником, ну да не беда. Расседлав коней, отнес все вещи в пещеру и приготовил ложе из одеял для девушки, куда ее и уложил. Позже завел сюда и лошадей, чтобы не привлекали внимание. Проверил состояние спутницы. Жива.
  В потолке пещеры большая дыра, как глаз, смотрящий в небо, потому, внутри довольно светло. Сгонял к небольшому ручейку невдалеке, набрал воды в котелок и наполнил полупустые флаги. Собрал хворост и сложил костер. Нужно было нагреть воды, что бы хорошенько промыть рану. Животными решил заняться потом, сейчас это не самое важное. Покончив с этими делами, вернулся к девушке. Она лежала так же, как я ее оставил, дыхание слабое, практически не ощутимое. Может оно и к лучшему, что Аля без сознания, все-таки вынимать стрелу - это очень больно. Перевернул ее на бок и обломал стрелу, потянул на себя. Девушка тихо застонала, а из раны тут же потекла кровь. Зажал заранее приготовленными тряпками, благо обрезков простыни осталось прилично, некоторые даже как бинты можно будет использовать для перевязки.
  Подождав еще какое-то время, пока кровь немного остановится, начал осторожно освобождать девушку от одежды. Лучше было бы конечно все срезать, чтобы не тревожить рану, но мы сейчас не в том положении, что бы так разбрасываться вещами, поэтому куртку пришлось очень аккуратно снимать. Запасная рубашка у нее была, поэтому с ней я управился с помощью ножа, как и нижней сорочкой, и с корсетом. Еще один, видел, тоже имеется, тем более, что этот все равно испорчен. Даже при всем желании кровь с него не отстирать. О чем вообще я сейчас думаю!? Окончательно дорвав на клочья рубаху, одним куском, смоченным из котелка еще горячей водой, аккуратно обтер кровь и промыл рану с двух сторон. Кровь по-прежнему продолжала сочиться, но уже не так обильно. С обеих сторон зажал отложенными чистыми кусками и тщательно туго перебинтовал. Не устаю благодарить своих учителей за полученные навыки, которые ни единожды спасали жизнь товарищей.
  Пока проделывал привычные действия, раздумывал над причиной такого состояния Али. Ведь не может человек так долго быть без сознания от такого ранения, даже с учетом приличной кровопотери. Укрыв ее плащом, принялся внимательно рассматривать стрелу. Повертел перед глазами наконечник, принюхался и сплюнул с досады. Теперь все стало ясно. Яд. По его остаткам и еле ощутимому специфическому запаху, я даже узнал какой. Примерзкая дрянь. Убивает довольно долго и от него даже есть противоядие, но попадая в кровь, всего за какую-то минуту парализует жертву, после чего та впадает в некое подобие очень крепкого сна. И если в это время никого нет рядом, то ты так и остаешься помирать один, неподвижно, не приходя в сознание, даже скорее от обезвоживания, чем от самого яда. Зато ловить с его помощью удобно. Ну что же, могло быть и хуже, а так еще остается шанс. Главное успеть достать противоядие. Во всяком случае, попытаться стоит.
  Пока крутился, водил поить и кормить лошадей, наступила ночь и я залез под плащ к девушке. Хм, спать вместе начинает уже входить у меня в привычку. Несмотря на горящий костер, в пещере довольно прохладно, а все одеяла лежат под нашими телами. Прижался по теснее, греясь сам и согревая ее своим теплом. Да, плохая идея. Пока спали одетыми, еще ничего, а так... Тщательно постарался отогнать совершенно ненужные сейчас мысли подальше и наконец, уснуть. День выдался выматывающий и жутко тяжелый. Вставать же и выдвигаться придется с рассветом, двигаться предельно осторожно. Теперь о нас знают и наверняка будут поджидать, а ситуация осложнилась еще и тем, что мне всю дорогу придется держать Алю практически на руках, при этом сохранять темп и оставаться незамеченным. Ну ничего, прорвемся, и не из таких передряг выбирались...
  Только сейчас вспомнил, что остался без ужина, да и без обеда тоже, но вставать и искать что-либо просто не осталось сил. Последний раз взглянул на перемигивающиеся звезды, виднеющиеся через дыру в потолке и уснул.
  Проснувшись еще на рассвете, сменил у девушки повязку и сжег пропитавшиеся кровью тряпки, что бы ни один маг не смог взять след, если кому-то посчастливится обнаружить это место. Порывшись в ее вещах, отыскал запасной комплект одежды и как мог, одел, стараясь при этом не потревожить рану. Стрела прошла очень удачно, не задев кость и никаких осложнений не предвидится. Главное, не допустить воспаления.
  Наскоро позавтракав черствыми остатками хлеба, собрал вещи, вывел и оседлал лошадей. Затем вынес и Алю. Прикрепив поклажу на ее законные места, аккуратно пристроил девушку в седло и взобрался сам. Теперь предстоял самый сложный отрезок пути и не в плане рельефа, а из-за большой вероятности быть обнаруженным.
  Очень удачно в вещах, доставшихся по наследству от прежних хозяев, обнаружилась веревка (не очень длинная, но вполне достаточно, чтобы осуществить задумку), которой я смог привязать девушку к себе и седлу, чтобы не съезжала. Конечно, при попытке спешиться возникнут некоторые трудности, но это мелочи по сравнению с теми усилиями, которые пришлось бы приложить, дабы удержать руками. Я мог бы и поперек седла ее разместить, но боюсь, кровотечение снова откроется, а девушка - птица важная, рисковать нельзя. Придется потерпеть некоторые неудобства. Да и приятно ехать вот так, рядом, крепко прижимая к себе, чувствовать тепло ее тела, вдыхать запах, ставший за это время почти родным... Что то снова меня не туда занесло. Может по приезде к одной знакомой вдовушке наведаться?
  В последний раз взглянул на покинутое убежище, мысленно благодаря за приют и неспешным шагом тронулся в путь. Как ни удивительно, но дорога стелилась гладко, а ехалось по ней легко и быстро, даже не смотря на что, что тропа тайная и очень путанная, так как огибала поселение по приличной дуге, на максимальном расстоянии от основной дороги и постов соответственно. Пару раз, правда, еле удалось избежать встречи с патрулями, но местное зверье вовремя предупредило. Если бы не мое тугодумство и я догадался раньше, что не просто так птицы чуть не на голову пикируют, не пуская перед, то и вовсе обошлось бы без проблем. А так пришлось проявить всю сноровку и опыт. Но это мелочи. Сложнее всего было ночевать под открытым небом, когда дождь лил как из ведра всю ночь. Мало того что намок, продрог, так и дорога раскисла. Припасы практически закончились и каша получалась приотвратнейшая, а охотиться не было возможности. Радовало только то, что видимо природа по-прежнему нам помогает. Хорошо Аля с ней пообщалась, качественно.
  Спустя пару дней выматывающих петляний через горы, я наконец смог полной грудью вдохнуть воздух родной земли. Теперь опасаться было нечего. По роду службы уже много лет сам лично объезжал с проверками все заставы и приграничные крепости, так что каждая собака знает меня в лицо, поэтому здесь я в полной безопасности, да еще и при людях буду. Они обязаны мне безоговорочно подчиняться как кронпринцу и будущему королю, тем более, что вся армия давно под моим началом. Перехватил поудобнее немного сползшую на бок Алю, плотнее запахивая ее плащ. Погода выдалась прохладная, на небе облака. Руки девушки совсем холодные, щеки запали, бледная вся. Я, конечно, поил ее как мог, что бы избежать обезвоживания, но сильно ли это получится проделать с человеком без сознания, а за покормить вообще молчу.
  Спустя еще несколько часов езды по предгорью, на меня наткнулся отряд, патрулирующий этот участок. Меня узнали, не сразу конечно, но... Я их не виню, сам бы себя сейчас не узнал. Грязный, заросший, исхудавший... Иной бедняк, бывает, получше выглядит. Обменявшись информацией и выслушав краткий отчет о последних событиях и ситуации в целом, отправился в крепость. Время дорого, не стоит его терять на пустые разговоры, подробности и потом выслушать можно, а сейчас нужен маг-целитель и как можно быстрее. Таковые, еще по указу моего деда, обязаны быть в каждом гарнизоне и следить за здоровьем солдат и других его обитателей.
  Проскакав через редкий лесок с мелкой, но чистой речушкой, небольшое расчищенное под посадку поле, въехал в раскрытые ворота. Отправленный вперед отряда вестовой успел обо всем доложить начальству и оное, при всем параде сейчас как раз стояло по центру двора, встречая мое высочество с развевающимся по ветру флагом. Мы могли бы еще долго расшаркиваться, соблюдая все приличествующие нашему положению ритуалы приветствия, но я не был настроен терять время, а потому, бросив повод подбежавшему мальчишке и аккуратно отвязав девушку, передал на руки одному из солдат, а затем спешился сам, раздавая при этом приказы:
  - Целителя, комнату и сиделку для девушки, обед и отчет для меня. Думаю, вы не будете против, если я займу ваш кабинет? - Спросил, глядя в лицо начальнику гарнизона, впрочем, не ожидая ответа. Это больше дань вежливости к уже немолодому, уважаемому человеку, всю жизнь верно прослужившему короне. В ответ тот только сдержано кивнул и отправился выполнять мой приказ, на ходу раздавая команды. Пока мы разговаривали, лошадей успели увести, а вещи снять. Направляясь в здание вслед за парнем с девушкой на руках, проводил взглядом солдата, как раз несущего поклажу вверх по второй лестнице на крыльцо.
  Мы молча проследовали в небольшую чистую комнатку с кроватью по центру, тумбочками у изголовья, столом и стоящим под ним табуретом у окна. В след за нами вошли сразу же и маг с женщиной-сиделкой. Проследив за размещение девушки на постели и коротко обрисовав ситуацию, удалился. Больше мне здесь делать нечего. Слишком много всего я пропустил, будучи в плену и нужно было наверстать упущенное, а так же послать весточку отцу. Разместившись в кабинете, принялся просматривать и выслушивать подробные отчеты и ждать вердикт мага. Время текло томительно медленно, а нерадостные доклады заставляли потихоньку внутренне закипать. Меня не было то всего ничего, а уже такие перемены. Да, слишком близко подобрались враги.
  Вот, дверь за последним докладчиком закрылась. Тяжело вздохнул, потер ноющие виски. Наконец смогу все хорошенько обдумать и прикинуть хотя бы примерный план дальнейших действий. Пора брать ситуацию в свои руки, пока все не зашло слишком далеко. Только откинулся на спинку кресла, как в дверь постучали. Разрешил войти. Это был маг.
  -Ваше высочество, вы позволите?
  - Проходите. - Махнул рукой, приглашая внутрь. Аккуратно прикрыв за собой дверь, мужчина застыл посреди комнаты в нерешительности. - Ну? Что там, не тяни. - Поторопил его.
  - Я сделал все что мог... - От его тона сердце рухнуло в пятки.
  - Что с ней?
  - Извините, Ваше Высочество... Девушка была очень слаба... прошло слишком много времени... - Я тяжело прикрыл веки, до хруста сжал кулаки, пытаясь сдержать себя, что бы не кинуться и не прибить ни в чем неповинного мага, а он тем временем начал тараторить, оправдываясь, все так-же не поднимая головы: - Я сделал все что мог: дал противоядие, залечил рану, подпитал силой, но она так и не пришла в себя. Я совершенно не понимаю что с ней, она как будто в глубоком трансе и не знаю, как ее из него вывести, ведь уже давно должна была прийти в себя... - Не став слушать дальше бессвязную речь, махнул рукой, разрешая уйти. Успел еще спросить напоследок:
  - Есть шанс, что она выживет?
   Держась за ручку двери, тот ответил:
  - Несмотря на непонятное состояние, думаю, что да. Во всяком случае, не вижу никаких ФИЗИЧЕСКИХ причин для обратного.
  - Физических? - Зацепился за странное уточнение.
  - Да. Думаю, вы знаете, о чем я. Я видел знак... - Уловив мой предостерегающий взгляд, добавил: - И сохраню эти знания в тайне.
  -Хорошо. Иди.
  Наверно мне тоже стоит пойти отдохнуть, а подумать можно и завтра. Все равно голова уже совершенно не работает. На том и решил.Сложил все бумаги в одну стопку, отложив ее на край, встал из-за стола. Размял затекшее тело и отправился на поиски выделенной мне комнаты, а найдя, быстренько разделся и лег в постель. Ни на что другое сил уже не оставалось. И каково же было мое удивление и негодование, когда, провалявшись не менее пары часов, так и не смог уснуть. Ворочался с буку на бок, искал наиболее удобные позы, а сон все не шел. Мне как будто чего-то не хватало, чего-то очень важного и незаменимого. Нервно сбросив с себя одеяло сел на кровати и зарылся пальцами в волосы. Да что же это такое? Ну сколько можно? И тут взгляд как-то сам собой скользнул в угол комнаты, где аккуратной кучкой были сложены все наши вещи. Глядя на них в голове мелькнула догадка. Кажется, я понял, чего мне так не хватает, что бы спокойно уснуть, чего-то такого привычного, практически родного... А как иначе узнать, на сколько она правдива, кроме как проверить на практике? Не теряя больше времени, как был, босой и чужих чистых штанах отправился в нужную мне комнату. И плевать на удивленные, полные непонимания лица караульных и перепуганную моим видом и скоростью, с которой летел по коридору сидящую под дверью сиделку. А я, ворвавшись в комнату и тихо прикрыв за собой дверь, в нерешительности замер на входе, а потом подумал, 'да что я мнусь, как пацан, первый раз что ли?'. Больше не сомневаясь ни секунды, шагнул вперед и отогнул край одеяла, лег сбоку девушки, прижимаясь к ее здоровому плечу, обнимая за талию. Зарылся носом в волосы Али, вдыхая их такой привычный запах, блаженно закрыл глаза и сам не понял, как уснул.
  Ночью несколько раз просыпался. Девушка сильно металась во сне, иногда стонала, иногда бормотала себе под нос неразборчиво. В такие моменты я прижимал ее покрепче к себе и гладил по волосам, успокаивая, и она расслаблялась. Очнувшись в очередной раз от активного шевеления под боком, прислушался к бормотанию и замер, не зная как поступить: то ли куда-то бежать и попытаться как-то предупредить, не допустить, если это видение будущего, то ли принять как уже свершившийся факт, смириться и взять ситуацию под свой контроль, если это настоящее... страшное настоящее.
  В очередной раз поправляя сползающее с девушки одеяло, заметил неяркое свечение, пробивающееся из под его края. Приподнял, чтобы выяснить, в чем дело, заглянул и тут же вернул обратно. Да, все интереснее и интереснее. И что бы это могло значить?
  Проснувшись утром, мужчина осторожно снял с шеи девушки уже погасший обычный круглый камешек с дыркой для шнурка в центре и надежно спрятал, подальше от любопытных глаз. Раньше, видимо, его скрывала магия, а сейчас... Не стоит светить такой уникальный и редкий предмет, пусть даже и мало кому известный. Неприятностей и так хватает. Кивнул своим мыслям и молча покинул комнату, отправляясь по своим делам. Слишком много их накопилось и столько всего нужно сделать и проверить.
  Еще несколько дней Аля не приходила в себя. Сидящая с ней сиделка старательно выполняла свою работу, а принц, как и прежде, возвращался спать в ее комнату и по пол ночи прислушивался к неясному бормотанию, а днем отправлял вестников, что бы проверить услышанное и с каждым днем все сильнее злился и мрачнел, когда очередная информация подтверждалась. Так было до тех пор, пока на пятый день уставшая, но счастливая женщине не постучала в кабинет и не сообщила, что девушка, наконец, пришла в себя. Бросив все дела, Демиэн быстрым шагом отправился в комнату, где очнулась та, что вот уже столько времени занимала почти все его мысли. А только ли мысли?
  
  ***
  
  Некоторое время ранее
  - Ваше Величество! Ваше величество! - Следом за немолодым, с проседью в волосах мужчиной, медленно прогуливающимся под руки со своими дочерями по парку, бежал, догоняя и размахивая в воздухе небольшим свитком, личный секретарь Гриниана Восьмого. Тот приостановился, пропуская дочерей вперед, таким образом предлагая продолжить прогулку без него и обернулся. Добежав до своего монарха, уперся руками в колени, немного переводя дыхание. Пот градом катился по раскрасневшемуся лицу.
  - Что случилось, Берти? - Не сильно удивившись уже ставшей такой привычной манере поведения старинного друга, уточнил король.
  - Донесение, Ваше Величество. - По-прежнему тяжело дыша, ответил тот.
  - Что там? Вести о сыне? - Получив утвердительный кивок, сам забрал свиток из рук друга и принялся вчитываться в строки, не дожидаясь, пока тот приступит к докладу. Глаза вчитывались в слова, а сердце замирало от радости и губы расползались в улыбке. - Когда пришло сообщение?
  - Голубь прилетел полчаса назад.
  - Кто еще в курсе...
  - Кроме нас с вами еще один человек, но он надежный и будет молчать. - Даже не дослушав вопрос, ответил секретарь. Не сдержав эмоции, король порывисто обнял друга и так же быстро отступил, оглядевшись, не было ли свидетелей такого внезапного проявления эмоций.
  - А жизнь то налаживается, Берти.
  
  ***
  
  Темно и пусто. Ничто - вот что вижу вокруг. Или это я просто ничего не вижу? Здесь не слышно ни шорохов или шелеста листьев, ни ветра - ничего. Сплошной вакуум вокруг. А где это здесь и дышу ли я вообще? Прислушалась. Отдаленно, на самой грани слух все-таки уловил мерный стук. Может, это мое сердце, неужели оно все еще бьется? Если так, значит - жива? Но почему тогда не чувствую ни тепла, ни холода, да и тела как такового вообще? Я в панике заметалась по окружающему ничто, ища выход и не находя. Проведя в тщетных поисках еще какое-то время, замерла, не видя смысла продолжать мучения. Мерный стук, это все, что скрашивало одиночество и я снова прислушалась к нему, как к единственной ниточке, связывающей меня с миром живых, с моей жизнью, всей душой боясь его потерять, что в какой-то момент он просто исчезнет. А потом пришли они - видения. Я словно оказывалась в центе огромного голографического трехмерного изображения и наблюдала.
  В первый раз, возникнув в центре такой картинки, очень испугалась, так как совершенно не понимала происходящего, но был и радостный момент. Здесь у меня было тело, хотя и призрачное. Оказавшись в незнакомой комнате, в которой кроме меня были еще двое, замерла, испугавшись, что вот сейчас обнаружат нарушителя уединения и... Что 'и' так и не придумала, потому что успела понять, меня никто не видит, хотя сама все вижу и слышу. Осмелев, прошлась по комнате, осматривая интерьер, заглянула в лица собеседников (а что, интересно же), немного послушала разговор, который быстро наскучил, ибо совершенно не понимала о чем идет речь. Как только подумала, об этом, картинка изменилась... потом снова и снова. Мелькали декорации, лица, темы. Я уже немного привыкла к этому и даже немного начало у самой получаться контролировать смену, как будто страницу перелистывать. Некоторые картинки оставляли равнодушными, некоторые заинтересовывали, а иные приводили в ужас. Именно в одной из них я увидела, как двое стражников в лесу закапывают тело молоденькой девушки, на котором практически не было живого места. Я узнала ее и все поняла. Душу затопило нестерпимой болью. Она рыдала и содрогалась, корчилась в своих муках, пока снова не пришло ничто, а с ним и безразличие. От осознания своей вины в мучительной смерти единственного ставшего родным в этом мире человека пропало всякое желание бороться дальше. Полная апатия - правильная характеристика теперешнего состояния.
  Не знаю, сколько времени прошло с последнего видения, проведенного в таком состоянии, прежде чем темноту ничто развеял медленно приближающийся маленький огонек. Он все рос и рос, сокращая расстояние, пока передо мной не предстали две очень похожие между собой женщины в сияющем мареве. Их лица не выражали совершенно никаких эмоций, а взгляды были пусты. Тонкие фигурки облачены в легкие, словно колышущиеся на ветру длинные платья, полностью скрывающие ножки. Они примерно от пояса к низу постепенно источались до полупрозрачного состояния. Вьющиеся локоны лентой развивались за спиной на призрачном ветру. Впечатляющее зрелище. Немигающие взгляды, скрещенные на мне, создавали жуткое впечатление и вызывали желание поежиться. И я бы поежилась, имей возможность как то ощутить себя в пространстве. Захотелось исчезнуть, раствориться, только бы укрыться от этих глаз. Откуда-то пришло четкое понимание того, кто сейчас передо мной и это понимание заставило заледенеть душу от ужаса. Наверно не стоило выражаться о местных богинях плохо, костеря за нежданные подарочки, но кто же мог знать... Ой, что сейчас будет...? Апатию как ветром сдуло сразу же.
  - Не бойся нас-с. - Словно ветер прошелестел голос тихий, холодный, бесцветный. При этом губы ни одной из женщин не шевельнулись. - Мы не причиним тебе вреда. - Отсутствие возможности понять, кто именно со мной говорит, очень дезориентировало. Пока я размышляла, что им от меня нужно и что ответить, богини, словно прочитав мои мысли (а может и действительно читают), продолжили: - Мы выбрали тебя и ты должна ис-сполнить то, зачем пришла.
  - Ч-то исполнить? - мысленно простонала, лишний раз убеждаясь в глубине той з..., в которую попала. - П-почему я?
  - Наши дети страдают. Они прос-сили и мы откликнулис-сь. Ты подходишь. Ты получила знак и с-илу... Будешь видеть... Помогать... Контролировать... Направлять... - Создавалось ощущение, что говорят обе по очереди, хотя голос совершенно не менялся.
  - Но как? Я не смогу. У меня характер не такой. Да и не умею ничего толком... - Богини не дали продолжить, перебив на полуслове:
  - Мы научим... Поможем... Подс-скажем...
  - Но...
  - С-смотри... - Женщины махнули рукой и мир снова завертелся цветным калейдоскопом. До вопроса о том, где я вообще и как отсюда выбираться, ход так и не дошел. Остается надеяться, что разъяснения получу попозже.
  Уже давненько (по внутренним ощущениям) я парю в цветастом нечто и наблюдаю какафонию красок и звуков. Так и подмывает спросить, не у Кузьминой ли с ее драконами местные богини идею сперли. Кажется, нечто подобное видела Тим, когда ее Мрак учил. И как здесь что можно понять? Сначала была полная дезориентация, которая со временем начала постепенно отступать. Когда раза с десятого я расслышала 'рас-с-слабьс-ся' и попыталась последовать совету, стало полегче. А когда цвето-звуковой каламбур перестал раздражать и превратился просто в фон, снова замелькали картинки. Только в этот раз мои возможности были гораздо шире, чем прежде. Я видела не просто события, но и людей, их суть, помыслы, намерения, мечты, душу. Читала как открытую книгу и точно откуда-то знала, что имею над ними власть. А еще знала, что не стану вмешиваться в их жизни, что-то менять, хотя и могу. Могу излечить, используя обретенные ранее способности, что вытянет из меня немало сил, но не стану. Люди должны сами себя исцелить, а я могу только подсказать как, указать правильный путь. Обретенная власть не испортит меня, ибо она еще и тяжкая ноша, которая не принесет удовольствия. За все нужно платить и за нее тоже. Отказаться нельзя, только принять.
  Вместе с картинками шли и знания. Я смотрела, слушала и училась. Училась видеть, контролировать, направлять. Казалось, прошла вечность прежде, чем уже привычный голос снова прошелестел еле различимое 'тебе пора...' и меня куда-то резко потянуло, а затем я, наконец, открыла глаза.
  
  ***
  
  В это же время где-то на границе Сольвета и Дельвена...
  Небольшая грязная таверна на окраине приграничного городка Сегодня переполнена как никогда. Закатное солнце медленно катится за горизонт. Его прощальные лучи скользят по обшарпанным стенам, заглядывают в распахнутые окна, отбрасывают неровные тени на скудную кривую мебель, ощупывают собравшихся в отдаленном номере на втором этаже участников довольно интересной беседы. Их совершенно не смущал шум, доносившийся с первого этажа, запах сырости и плесени, немытые полы и целые холсты колышущейся от сквозняка паутины на потолке.
  - Хорвет, я еще раз говорю, нельзя больше тянуть. Мы упустили принца и сейчас он наверняка на пол - пути к столице. Мы должны успеть все провернуть до его возвращения и тогда еще есть шанс, что все получится. Пререкаться больше нет времени. Ваш человек должен сегодня же передать инструкции нашему предателю, иначе будет поздно.
  - Парах, вы не менее упрямы, чем ваш брат, но будьте благоразумны. Пока принц на свободе, смерть Гриниана Восьмого ничего не изменит. Как только он прибудет во дворец, легко вернет себе власть. За такое короткое время мы никак не успеем принять достаточные меры для ее удержания в своих руках.
  - Не будьте трусом. Нам просто нужно перехватить его по дороге и убрать по тихому. Тем более, мои люди уже занимаются его поисками и отслеживают все тракты. - Мужчина вскочил со стула, на котором сидел и начал мерять довольно тесную комнату шагами. - Это лишь вопрос времени. Нам нельзя останавливаться на полпути. - Сделав еще пару шагов, остановился, с долей ехидства в голосе спросил: - Кстати, как там наша прелестная пленница? Все так же буйствует?
  - Нет, - усмехнулся собеседник, - в последний мой визит была тиха как мышка. Голод, холод и жесткая рука отлично воспитывают покорность даже в таких строптивицах... - Мужчины понимающе переглянулись.
  - Будьте пока с ней посдержаннее, друг мой, дело еще не окончено и ее отец постоянно требует подтверждения, что с 'его девочкой хорошо обращаются'. - Под конец фразы Парах нун Мит презрительно скривился.
  - О, не беспокойтесь об этом, все под контролем.
  - Отлично. - Мужчина снова сел на свой стул и залпом допил остатки вина в бокале. - Тогда обсудим детали предстоящего дела еще раз...
  Последние проблески уходящего дня давно скрылись за кромкой леса, в окнах домов трепетало пламя свечей, развеивая густой сумрак, жители приграничного городка готовились ко сну после долгого трудового дня, а двое так и сидели до самого рассвета в тесной, грязной, вонючей комнатке, ведя активную беседу и строя свои коварные планы. Лишь ранним утром они покинули свое ночное пристанище и разъехались в разные стороны, выполнять каждый свою часть уговора и, заодно, отчитаться правителю о результатах.
  
  ***
  
  Яркий свет резко ударил по глазам, причиняя боль и я снова смежила веки, чтобы через мгновенье повторить попытку, на этот раз куда более удачную. Полежала немного, не шевелясь, пытаясь осознать свое местоположение в пространстве, почувствовать свое тело, а лишь потом, сориентировавшись, попробовала приподняться. Не очень удачно. Тело оказалось очень слабым и я тут же рухнула обратно на подушку. За то успела рассмотреть, что лежу на дне очень широкой кровати в небольшой светлой комнате, причем почему-то на одной ее половине, в то время как вторая была полностью свободна. Слева от меня в маленьком кресле дремлет женщина. Услышав мое шевеление, она проснулась, ее глаза удивленно расширились, а затем радостная улыбка озарила ее лицо. Резво подскочив с кресла, она метнулась ко мне, хватая за руку и заглядывая в лицо.
  - Наконец-то вы очнулись, я так рада. Хотите чего? Может воды? Бульону? - Я даже ответить ничего не успела, как она поправила взбила подо мной подушку повыше, подскочила и бегом направилась к двери, уже на ходу добавив: - Сейчас все принесу. И нужно же еще сообщить принцу, что вы пришли в себя.- Дверь за женщиной захлопнулась, а я смотрела ей в след и пыталась понять, что за принц, неужели я снова куда-то вляпалась? Или, что еще нежелательней, нас с Демиэном поймали?
  Долго размышлять над этим мне не дали. Буквально через пару минут мое одиночество эффектно прервали. Почему эффектно? Да потому, что дверь в мою комнату с грохотом распахнулась, ударяясь о стену. На пороге застыл слегка взъерошенный и сильно небритый мужчина, в котором сейчас с трудом угадывался мой спутник. Он смотрел на меня, а я на него. То, что было одето на мужчине сейчас, ни в какое сравнение не шло с конфискованными штанами и мною пошитой рубахой. Сейчас вещи идеально сидели по фигуре, смягчая худобу и подчеркивая стать. Легкая коричневая куртка застегнута не все пуговицы, кожаные штаны заправлены в высокие сапоги, а к поясу прикреплены ножны с кинжалом. Красивая, украшенная белой костью рукоять непроизвольно привлекала внимание. Пробежавшись по Демиэну глазами еще раз, наконец-то сообразила, что пора бы уже как-то разрядить обстановку и приветливо улыбнулась. Ну, по крайней мере, хотелось верить, что она действительно выглядела таковой. А что, я ведь рада его видеть, а еще получила возможность убедиться, что мы не в плену, что очень даже хорошо. Наконец, мужчина тоже отмер и, обойдя кровать по кругу, присел на свободный край, беря мою руку в свою.
  - Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит?
  Я попыталась ответить, но получилось плохо. Тут в комнату вошла недавняя женщина с подносом и мне сразу же дали немного воды. Пока пила, все выжидательно молчали. Смочив пересохшее горло, прокашлялась и произнесла:
  - Спасибо. Пока не поняла, но, кажется неплохо. Только слабость сильная. - Мужчина неосознанно теребил мои пальцы, а я боялась пошевелиться, чтобы не привлечь к этому действу внимания. Почему то очень не хотелось, что бы оно закончилось. Теплые, большие ладони согревали, а слегка загрубевшие подушечки пальцев ласково гладили мои. Приятно до безумия, но как-то непривычно, что ли. В пути ни один из нас не позволял себе ничего подобного, не считая ночевок в обнимку, нотам другая ситуация была. Можно сказать, вынужденная мера, к которой я, кстати, успела привыкнуть. Возможно, теперь их мне будет не хватать. Решила немного переменить тему. Не люблю просто говорить о себе.
  - А ты почему так зарос? - Мужчина усмехнулся.
  - Не нравится?
  - Неа, жутко не люблю бородатых. Так и чешутся руки по одной волосинке повыдергивать.
  - Почему по одной? Да еще и выдергивать?
  - А что бы удовольствие растянуть.
  - Садистка...
  - Неа, просто не люблю лишнюю растительность, за ней лица не видно, как будто за маской. - Далее разговор продолжить не удалось, ибо в нашей компании прибыло.
  - Кхм-кхм! - От двери раздалось покашливание. В проеме переминаясь, стоял мужчина лет сорока пяти в длинном черном балахоне. Возникшая неприятная ассоциация заставила поморщиться, что не укрылось от Демиэна. Он ободряюще сжал мою руку. - Разрешите? Мне нужно осмотреть девушку. - Мой спутник кивнул, позволяя тому приблизиться.
  - Познакомься, это мэтр Аллер, главный маг и по совместительству целитель крепости, в которой мы сейчас находимся. Это он занимался твоим лечением все эти дни. - Видя мой недоверчивый, напряженный взгляд и наверняка догадавшись о тех мыслях, что сейчас царили в моей голове, продолжил уговаривать. - Его можно не опасаться, поверь. Мы давно с ним знакомы и он не причинит тебе вреда. - Кивнула, соглашаясь. Приятно было, что мужчина запомнил мой рассказ и мои чувства для него не пустое место.
  Я вглядывалась в лицо подошедшего мужчины, впервые осознанно позволяя новоприобретенному дару приоткрыть завесу, скрывающую душу этого человека, его мысли, тайные желания, видя их как на ладони. Слишком много всего там было и хорошего и не очень, но зла мне он действительно не желал. А еще я поняла, что он знает обо мне, о том, кем стала и боится. Очень. Но старается держать себя в руках, потому что так же точно знает, все, что увижу в его душе, никому не открою и если что, судить буду лично и справедливо, наказание будет соизмеримо проступку. Это только между нами. Таковы правила, такова моя новая суть. Аллер понял, что сейчас его читают и не стал противиться. Это было правильное решение. От меня не спрятаться, не укрыться. Нет в этом мире такой силы, которая смогла бы противостоять взору избранного. Все равно увижу и загляну даже в самые потаенные уголки души... Закончив с этим, позволила целителю приблизиться и выполнить свою работу. Демиэн, сославшись на незавершенные дела и нежелание мешать при осмотре, покинул комнату, прикрыв за собой дверь. В комнате нас осталось трое. Я, сиделка и маг. Он облегченно выдохнул, радуясь, что расплата за грехи молодости отлаживается. Не выдержав его внутренних метаний, решила успокоить. От звука моего голоса, мужчина вздрогнул
  - Да не бойтесь вы так, мне нет дела до вашего прошлого, пока оно не влияет на настоящее и судьбы людей. Мужчина выдохнул, успокаиваясь и приступил к осмотру. - Тем более, что вы уже были за них наказаны, я ведь права? - Его руки, меняющие повязку в этот момент, снова дрогнули, задевая рану. Я зашипела.
  - Простите, я не хотел...
  - Ничего страшного. Мне почти не больно. - Понимающе улыбнулась, краем глаза обозревая открывшуюся картину. Рана хорошо затянулась, но боль от прикосновения все равно чувствовалась сильная. Да, соврала, но человека жаль, и так весь бледный стоит. Женщина же в это время тише мышки неподвижно сидела на стуле у окна и не сводила глаз с бледного знака, который теперь совершенно не скрывала ткань. - Как долго я здесь лежу? - Очень хотелось понять, сколько времени в реальном мире прошло с момента встречи с богинями. Там казалось, что прошла вечность. Ответила женщина.
  - Вы здесь уже почти неделю. - Неделя... Как быстро летит время...
  - А до...?
  - Примерно три дня...
  - Значит около десяти... - Задумчиво пробормотала.
  - Что, простите? - Уточнила она, но видя, что мои мысли унесло куда-то далеко, пробормотала: - Бульон совсем остыл, пойду, горяченького принесу. - Подхватив поднос, скрылась за дверью.
  Целитель же, закончив с перевязкой, тоже хотел ретироваться, но я остановила вопросом, который не давал покоя с самого начала:
  - Демиэ сказал, что здесь еще есть маги...
  -Да, ученики. Они здесь на практике.
  - Сколько...?
  - Семь. - Видимо мой взгляд был достаточно красноречивым, что мужчина поспешил заверить: - Никто из них не допускался к вам, только я и Мара. Но мы никому.., правда...
  - Верю. - Дальше говорить было не о чем и я снова осталась одна. Зарождающееся внутри смутное беспокойство не давало расслабиться, хоть я и пыталась отогнать его подальше, убеждая себя, что это просто мои страхи лезут наружу. Несмотря на полученный дар, я все тот же беззащитный человек и не всех остановит моя новая суть, которую, к тому же, стоит до времени попридержать в тайне. Всегда найдутся те, кто не побоится расплаты и не упустит случая совершить попытку избавиться от ненужного препятствия. А маги... Поселившийся внутри страх и неприязнь после прошлого опыта общения с ними не искоренить так быстро, хоть и понимаю, что они разные и не стоит судить всех по поступкам некоторых отдельных представителей.
  С новым подносом в комнату вернулась Мара. Одна из пиал источала удивительный аромат, мигом разнесшийся по комнате и заставивший желудок мгновенно напомнить о себе. Не став привередничать, быстренько опустошила посуду и, поблагодарив женщину, сыто откинулась на подушку. Еще бы покупаться и можно считать, что жизнь удалась. Но до просьбы дело не дошло. Истощенный за время беспамятства организм быстро погрузился в сон.
  В следующий раз проснулась, когда за окном на небе мерцали звезды и светила луна. Некоторое время не могла понять, что стало тому причиной и лишь прислушавшись, услышала такое знакомое сопение рядом. Сначала не поверила сама себе, но, присмотревшись, убедилась, что таки да, рядом на спине спал до боли знакомый мужчина, взяв мою руку в захват, от чего та затекла, что и стало причиной пробуждения. Не желая нарушить чужой сон, аккуратненько высвободилась и легла поудобнее, снова отключаясь, теперь до утра. Возможно, ему просто не нашлось свободной кровати или так устал, что незаметно для себя уснул рядом со мной? Ничего, завтра обо всем расспрошу. Да не так это важно, по сути. Рядом с ним как-то спокойнее что ли. Во всяком случае, привычно.
  
  ***
  
  Из одной магической переписки...
  - Отец, несколько дней назад в крепости, где я прохожу практику, объявился принц и с ним какая-то девушка. Это может быть та, которую вы ищите?
  - Скорее всего так и есть и ее нужно убрать, немедленно.
   - Но к ней никого не впускают, только целителя и сиделку. Говорят, она очень слаба и может не выжить.
  - У нас нет времени ждать, потому - действуй и как можно скорее.
  - А как быть с принцем?
  - Сами разберемся. Теперь мы знаем, где его искать, а тебе он пока не по зубам, так что займись тем, что велено.
  - Да, отец.
  
  ***
  
  Я проснулась, когда солнышко было высоко на небосводе, а его лучики ласково гладили меня по лицу. Полдень уже что ли? С пробуждением пришло и чувство дискомфорта. Видимо, долго лежала на боку и рука затекла. Открыв глаза, увидела рядом примятую подушку, как свидетельство того, что Демиэн мне не приснился и действительно ночевал в моей постели. Еще немного ее порассматривав, перевернулась на спину и только тут заметила, что в комнате не одна. На своем прежнем месте, недалеко от двери в небольшом кресле сидела вчерашняя женщина и что-то на столько увлеченно шила, что не заметила моего шевеления. Ее руки двигались легко, оставляя ровные, аккуратные стежки на ткани. Даже завидно немного стало. А потом, немного присмотревшись, поняла, что вижу. Глаза от удивления полезли на лоб. Она перешивает МОЮ рубаху, вернее, не совсем мою, а ту, что сшила я для своего спутника. Вопрос 'зачем?' чуть не сорвался с губ, но вовремя себя остановила. Просто интересно было понаблюдать за работой мастерицы и что в итоге у нее получится сотворить из этого 'шедевра'.
  Спустя какое-то время все же пришлось выдать себя. Сколько не оттягивай, а природа с утра свое все равно потребует. Прокашлявшись, заговорила, привлекая внимание женщины. От неожиданности та вздрогнула и уколола палец.
  - Простите, вы не могли бы мне помочь? - Женщина отложила шитье на кресло и приблизилась ко мне.
  - Да, да, конечно. Чем я могу вам помочь?
  - Мне бы это... в туалет в общем, а я неместная, куда идти не знаю. Не проводите?
  - Куда? - Не сразу поныла она, а затем дошло. - По нужде что ли? - Я кивнула. - Сейчас, сейчас все сделаю... - И, наклонившись, полезла под кровать. Спустя полминуты извлекла оттуда самый натуральный горшок. Глаза мои полезли на лоб. - Сейчас Марта все сделает, сейчас, милая... - Так причитая, полезла ко мне под одеяло. Я схватилась за него руками, пресекая все попытки.
  - Н-не надо. Я уже не помираю и сама могу...
  - Но вы еще слишком слабы...Я помогу, не волнуйтесь, у меня большой опыт..
   - Нет! Я хочу сама... Тем более, что я чувствую себя гораздо лучше и дальше валяться в постели нет необходимости. - Женщина растерянно замерла, решая как поступить.
  - Я тогда целителя позов...
  - Не надо целителя, просто помогите встать. - Слабость в теле чувствовалась, как бы я не храбрилась, сама все равно не справлюсь. Видя мою решительность, женщина понуро принялась помогать выбраться из-под одеяла, тихо бурча себе под нос:
  - Его высочество будет недоволен...
  - Что вы сказали? - Желая убедиться, что не ослышалась, переспросила я. Это уже второе упоминание о каком-то принце, пока я здесь. Женщина от вопроса вздрогнула и взгляд ее заметался.
  - Да нет, ничего. Просто за вас беспокоюсь. Нельзя так рано вставать, ведь совсем еще слабы. - Понятно, решила уйти от ответа. Ну ничего, я терпеливая. Все равно выясню.
  - Марта, правильно? - Она кивнула. - Так вот, Марта, я -взрослый, самостоятельный человек и не привыкла, что бы со мной так нянчились, а поскольку вполне неплохо себя чувствую, прекрасно могу сама со всем справиться, особенно, если вы мне немножко поможете, - опережая ее возражения: - и никакого доктора, то есть целителя, мне больше не нужно, договорились? - Несогласно поморщившись, женщина все же кивнула. Ну вот и хорошо. В любом случае нужно восстанавливать тонус мышц после долгого лежания. На всякий случай решила уточнить, далеко ли идти, на что получила заверения, что не очень. Порадовалась, так как опасалась, что немного себя переоценила и даже с помощью не смогу преодолеть путь туда и обратно.
  Когда выбралась из-под одеяла и встала на ноги, немного повело в сторону, но Марта, придержав за плечи, помогла вновь обрести равновесие. Сейчас на мне была надета длинная ночная рубаха, балахоном висящая по щиколотки на моих костях. Почему костях? За время побега и болезни, а так же отсутствия нормального питания, сильно похудела. Придется восстанавливать былые формы. Моя фигура мне очень даже нравилась. Пощупав ткань и немного порассматривав себя вспомнила:
  - Марта, вы не знаете, где мои вещи? Ну, те, которые были на мне и, я надеюсь, Демиэн привез мои сумки, а не бросил по дороге...? - Просто это все, что у меня было и очень жаль лишиться такого богатства. Ведь сколько сил я потратила, пока их шила с Таней. Таня... Воспоминания болью резанули по сердцу, но я поспешила отогнать их подальше. Не время сейчас горевать.
  - Знаю, конечно. Я все постирала, починила и сложила в сундук.
  - Какой сундук? Где?
  - Так в вашей комнате, у стены, за кроватью. Вы потому и не видели его...
  - А-а-а, это хорошо. - Успокоилась я. Мы как раз дошли до двери, за которой нас встретили двое хмурых мужчин в форме и при оружии, которые преградили нам путь. Я замерла в недоумении, не понимая, как быть дальше и что они здесь делают, караулят меня - врага или пленницу или наоборот - охраняют? Вопросительно уставилась на женщину, ожидая хоть каких-то пояснений.
  - Это ваша охрана, не беспокойтесь. - Мне и уже стражникам, - мальчики, хватит пугать госпожу. Лучше помогли бы, не видите что ли, она еще совсем слаба, что бы самой ходить. - И не успела я как-либо возмутиться или что-то ответить, как меня тут же подхватили на руки и спросили:
  - Куда вас отнести? - Вот это поворот. Сначала хотела было запротестовать, потребовать, что бы поставили обратно, но потом подумала, что почему бы и не покататься, раз предлагают... На помощь слегка растерявшейся мне пришла Марта и указала направление. Я поудобнее устроилась на мужских руках и спокойно доехала до нужной комнатки в конце коридора, там, с помощью женщины, быстренько справилась со всеми делами и не менее благополучно вернулась обратно. Меня удобно расположили на кровати, старательно поправили одеяло и оставили одну предаваться раздумьям, пока Марта ходила за завтраком. На этот раз он был более сытным и вкусным. Лишь после того, как опустевший поднос остался стоять на столе, я озвучила свою просьбу, всей душой надеясь, сто мне не откажут.
  - Марта, я очень хотела бы искупаться... Это можно как то устроить?
  - Ну, я спрошу у...В общем, сейчас узнаю.- Сказала и вышла за дверь.
  - Хорошо, спасибо. - Я удовлетворенно откинулась на подушку. Неужели снова смогу ощутить себя действительно чистой? Мечтательно прикрыла глаза вспоминая, каково это нежиться в горячей ванной...Но мытью в простом тазике тоже буду рада. Не дома, что бы привередничать. Что дадут и тому спасибо. Могли бы вообще на улицу выставить, а так вон, заботятся, лечат, кормят...
  Пока Марта отсутствовала, я немного задремала, а дар местных богинь решил напомнить о себе. Чтоб не расслаблялась, наверное. Я-то старалась его не применять, отрешиться, чтобы снова почувствовать себя обычной, ан-нет, видимо, слишком многого захотела, что он так неожиданно напомнил о себе, требуя не забывать о возложенной миссии. Ну что же, придется учиться жить по новой. Попробовать все равно стоило.
  Видение было нечетким, размытым. Мужской силуэт в черном широком плаще, протянутая вперед рука, бросающая что то в какой-то чан или котел, усиленное бульканье содержимого... Никаких подробностей рассмотреть не удалось. Все как в тумане, мутно, нечетко... Но, зато точное знание, что это происходит сейчас и грозит бедой, вот только кому? Я должна это как-то предотвратить? Ничего не понимаю... Легкий стук в дверь заставил открыть глаза.
  - Войдите. - Разрешила. Дверь открылась и двое крепких мужчин внесли самую настоящую деревянную лохань, сдвинув все лишнее к стене, освободили, таким образом, побольше места в комнате и поставили ее туда. Я смотрела на сие чудо огромными глазами, не в силах поверить в свое счастье. Большая, круглая, просторная, примерно по пояс в вышину... М-м-м, какая прелесть... Марта постелила ткань, чтобы я не оцарапалась о шершавые стенки и мужчины, успевшие за это время вернуться с ведрами, принялись ее заполнять. Пока они занимались этим нелегким делом, я попросила женщину достать мои вещи. Очень хотелось переодеться в свое. Так я стану чувствовать себя куда как увереннее.
  От нечего делать, наблюдала за работой мужчин и только поэтому обратила внимание, как с одним из них переглядывается моя помощница. Высокий, широкоплечий, с испещренной мелкими шрамами кожей на руках, шее и лице (все, что не скрывала одежда). Кто он ей? Любовник? Муж? Не столь важно. Отправила Марту за купальными принадлежностями, а сама постаралась выбраться из-под одеяла и присесть на край кровати, что бы потом долго не копаться. Оставив пару ведер у стены (одно с горячей и одно с холодной водой, что бы отрегулировать температуру), мужчины удалились. Я же сидела и хмурилась. Невнятное чувство беспокойства, оставленное видением, никуда не делось, а наоборот, возрастало. Не знаю, что заставило меня так поступить, но я окрикнула стражников, зная, что они наверняка стоят за дверью и непременно услышат. Когда один из них вошел внутрь, попросила его проверить температуру воды в лохани, уже предчувствуя неладное, но не до конца еще в это веря. Будто со стороны наблюдаю за тем, как он подходит к лохани. Вот он поднимает руку и вытягивает вперед, вот погружает внутрь, водя по воде, еще мгновение и... Жуткий, душераздирающий крик разрывает царившую до этого тишину. Я вздрагиваю и с ужасом наблюдаю, как на глазах начинает чернеть кожа на его пальцах, а кисть скрючиваться в болезненной судороге. Моментом подскочила, непонятно откуда беря силы на это простое действо и, не обращая внимание на ворвавшегося в комнату второго стражника, схватила стоящий на столе рядом с кроватью кувшин с питьевой водой. Пострадавший уже не кричал, он скулил от боли, скорчившись на полу и прижимая пострадавшую конечность к груди. Она все больше краснела, а затем и темнела. Понимая, что сама не справлюсь, обратилась к застывшему второму, выводя того из оцепенения.
  - Как твое имя?
  - П-питер, госпожа. - Ответил он, по-прежнему глядя только на своего собрата.
  - Слушай меня, Питер. Ты должен мне помочь, слышишь? - Тот кивнул. - Хорошо. Раздевать его долго, поэтому ты сейчас очень аккуратно, не притрагиваясь к его руке, отрежешь ножом рукав, у тебя ведь есть? - Снова кивок. - Хорошо, тогда действуй. - Парень метнулся к товарищу и принялся старательно выполнять все требования. - Молодец, а теперь возьми его под локоть так, что бы вытянуть руку вперед, только не прикасайся к пострадавшим участкам. - Снова кивок и точное выполнение. Действовать следовало быстро и решительно, потому, кое-как на четвереньках подползла поближе и стала чистой, прохладной водой из кувшина промывать пострадавшую кисть, что бы смыть попавшее на нее вещество, которое и вызвало такую реакцию. К тому моменту, как вода закончилась, парень обмяк. Его можно было больше не держать. Понимая, что шуму мы наделали много и сюда уже бегут все кому не лень, а мне нужно, чтобы никто не мешал, пока я буду делать то, что задумала, попросила Питера выйти за дверь и никого не впускать. Он поколебался недолго, но видя, что другу от моих действий стало легче, подчинился.
  Немного переведя дыхание и решившись, я, наконец, взяла мужчину за руку выше пострадавшего места одной рукой, а вторую задержала над самой пострадавшей частью, представляя, как переливаю в него свою силу, останавливаю покраснение и возвращаю тканям прежний вид. За дверью слышались какие-то крики, шум и возня, но я не обращала на них внимание. Я прекрасно понимала, что никто кроме меня не сможет помочь парню, отдавала все, что могла, исцеляла, залечивала, ведь прекрасно понимала, что именно я виновата, что он пострадал. Лишь когда чернота полностью сошла, оставив только сильное покраснение, я позволила себе остановиться. Голова кружилась, меня шатало и качало, но я была довольна проделанной работой. Теперь ему смогут помочь и другие. Именно в этот момент дверь распахнулась и на пороге застыл встревоженный и злющий Демиэн. Все что я успела сделать прежде, чем потерять сознание, это поймать его взгляд и прошептать:
  - Ему срочно нужно к целителю... - И упала рядом.
  
  ***
  
  Демиэн
   - Это ж надо!? Нет! Это просто немыслимо! Глупая, безмозглая девченка! Додумалась же! Всего день, как пришла в себя и опять туда же. Как можно так рисковать собой, да еще и ради совершенно незнакомого тебе человека! - Я почти час мерил шагами свой кабинет, возмущаясь в голос и распекая на все лады кого только мог. Подчиненные боятся даже мимо пройти, чтобы случайно не попасться на глаза. Таким они меня еще не видели. Ну да, принц в ярости - страшное зрелище. Страшное, потому что опасное, особенно сейчас, когда мои люди ищут виновных в случившемся. Знают, что могут полететь головы, потому и затаились, попрятались, как крысы по норам.
  А ведь как хорошо день начался. Уже привычно проснулся рядом с Алей, замечательно выспался и отправился на плац, немного размялся, а оттуда - в кабинет, решать дела и отправлять письма, в том числе и отцу, где предупредил о заговоре и о похищении Мерисед, дочери Дастиана, одного из советников отца, надеясь, что мое предупреждение не опоздает. Как же повезло, что на моем пути встретилась избранная богинями и я могу получать от нее такие важные сведения, пусть даже она и не знает, что разговаривает во сне. Сначала я пытался себя убедить, что только поэтому по-прежнему прихожу спать в ее комнату, но, тщетно попробовав пару раз уснуть в своей постели, был вынужден признать, дело далеко не только в этом. Но никому и никогда в этом не признаюсь. Даже себе признался не сразу. В любом случае, я принц и у меня есть обязательства перед короной, а личное... Я не хочу для нее роли простой любовницы, а большего дать пока не могу. Да и не слышал я, чтобы избранные заводили семьи, слишком тяжело им находиться среди людей долгое время.
  Я как раз обедал в кабинете, когда ко мне постучала сиделка Али. Девушка желала искупаться и попросила узнать, можно ли ей это сделать. Я, конечно же, разрешил, ведь прекрасно помню, с каким вдохновением она мечтала о горячей ванной всю дорогу, не смотря на теперешнее ее состояние и слабость. Проигнорировал удивление сиделки на разрешение взять личную лохань начальника крепости. Ничего с ним не случится, если поделится. На том и решили. А спустя какой-то час...
  Мгновенно определив направление, откуда донесся крик, подорвался из-за стола и бегом метнулся в нужном направлении. Около двери уже стояла толпа, которая пыталась прорваться внутрь комнаты через единственную преграду - стражника, оставленного мною для охраны девушки. А где же второй? Меня еще не заметили, потому пришлось расталкивать людей, пробираясь к двери.
  - Пусти, кому говорю... - Возмущалась сиделка, потрясая свертком в руках. Так и не узнал до сих пор ее имя.
  - Не могу, сказал же! Госпожа велела никого не впускать... - по-прежнему стоял на своем он. Не став дальше выслушивать пререкания, выбрался вперед и отдал приказ отойти от двери. Хм, смелый малый, раз посмел еще колебаться. В другой раз я бы его даже зауважал, но не сейчас, а потому просто оттолкнул в сторону, зная, что дальше преграждать путь он не посмеет и решительно толкнул дверь. Увиденное заставило похолодеть.
  Посреди комнаты в луже воды на полу лежал второй стражник, а над ним на коленях сидела бледная как сама смерть девушка, встрепанная, с перепуганными широко распахнутыми глазами. Отреагировав на звук резко распахнувшейся двери, она перевела свой взгляд на меня, пробормотала еле слышно что-то по целителя, а затем начала заваливаться на бок, теряя сознание. Еле успел подхватить ее голову, предотвращая встречу с полом. И вот что с ней делать!? Обернувшись на толпу зевак, столпившихся у двери, прорычал:
  - Аллера сюда, живо!
  Спустя совсем немного времени уже пришедшую в себя Алю, лежащую в постели, осматривал целитель, то и дело недовольно качая головой.
  - Что же вы так..? - Бормотал, водя руками над телом девушки. - Да как же...? Зачем...? Ведь только в себя приходить начали...
  А я в это время стоял у окна и пытался унять свои чувства: раздражение, злость, беспокойство, растерянность... все смешалось в один невыносимый коктейль, не позволяющий успокоиться. Избранная немного успела обрисовать ситуацию, когда открыла глаза и теперь предстояло выяснить, кто именно так расстарался, ка главное - с какой целью. То, что Аля избранная, знают всего три человека, со мной, в том числе, а значит - дело не в ней. Возможно, кто-то прознал, что я здесь и таким образом просто пытается выбить из колеи меня? А это значит... это значит, что здесь есть предатель... Ну или был, если ему жизнь дорога... Развернувшись от окна, вышел за дверь. Там, как и ожидалось, стояли дежурные. Отдав короткий приказ подготовить список имен всех, кто сегодня покинул пределы крепости, вернулся обратно. Полдела сделано, остается только ждать.
  - Я правда в порядке... - Донесся до моего сознания ее слабый уставший голос, видимо, не в первый раз повторяющий одно и то же. - Лучше стражнику помогите, ему сейчас это нужнее...
  - О нем мои ученики позаботятся...
  Дальше просто не стал слушать. Мне срочно нужно чем-то себя занять, может охотой... на крыс к примеру..? Эту приграничную крепость ожидает больша-ая встряска... Идя по коридору в кабинет, предвкушающе усмехнулся своим мыслям. Отец, как же ты был прав, говоря, что система начинает прогнивать изнутри, плодя предателей и лжецов, вот теперь расплачиваюсь за свое неверие и невнимательность... Кто знает, что еще мне предстоит здесь найти... и не только здесь.
  
  ***
  
  Проснулась посреди ночи от ощущения, будто меня бетонной плитой привалило. Ни вдохнуть, ни выдохнуть. Но знакомой такой плитой, уже какой-то родной, теплой, привычной. Попыталась пошевелиться, несмотря на жуткую слабость - и сделала только хуже. Тиски стали крепче. Да еще совсем некстати природа позвала и это чувство не давало уснуть несмотря на все попытки, старания дотерпеть до утра. Организм настойчиво не желал обманываться и засыпать снова. Пришлось пошевелиться более активно, что было весьма проблематично. Помимо исхудавшей, но все равно жутко тяжелой мужской руки, я была укутана в одеяло, как куколка и выпутаться самостоятельно не представлялось возможным. Поиздевавшись над собой еще немного, негромко позвала, решив отложить все выяснения обстоятельств на потом:
  - Демиэн... э-эй... - Никакой реакции. Пришлось повторить и снова пошевелиться... результат, увы, тот-же. Пихнула локтем незнамо куда сильнее и прошипела по громче, не желая при этом будить весь дом...- Демиэн! Да проснись же ты, в конце концов!
  - А? Что? - Сонно щурясь и глядя на меня одним глазом вопросило сие чудо.
  - Ну неужели?! - Выдохнула обрадовано. - Выпусти, пожалуйста, мне надо...
  - Куда..? - Непонимающе переспросил.
  - Вот куда надо, туда и выпусти! - Сама при этом уже старательно скрещивала под одеялом ноги ибо терпение на исходе... - Пока не поздно... - Добавила, но уже скорее себе под нос, чем собеседнику, который все равно все услышал.
  - Тебе по нужде что ли? - Нет, ну вот кто девушке такие вопросы задает, да еще и в постели? Никакого чувства такта! И как тут культурно ответить? Нет, я бы еще поняла, если бы он задал такой вопрос, когда нас что-то связывало, так сказать родня почти, а в нашем случае -чужие люди ведь. Ну, подумаешь, попутчики, ну погрели пару холодных ночей друг друга, с кем не бывает, так ведь без интима даже! И что, со всеми встречными о подобном откровенничать..?! Э, нет! Не так меня воспитали..! Ас другой стороны... уже как-то и терпеть не можется... Не в постели же... Эх..
  - Ага, по ней самой. - Призналась нехотя. - Так ты выпустишь или как? - Вместо ответа он с трудом встал, растирая лицо и оправляя перекрутившуюся одежду, ибо лежал одетый поверх одеяла (видимо, как завалился, так и уснул) и, обойдя кровать, подхватил на руки вместе с одеялом.
  - Эй, ты чего творишь? - Испуганно пропищала от неожиданности.
  - Как что? По нужде иду или передумала уже? - Остановился мужчина, полу открыв дверь одной рукой, придерживающей на весу мои ноги.
  - Н-нет...- Ответила слегка заторможено, все еще пребывая в шоке. - Н-не передумала... Но я и сама прекрасно могу... - Не дав договорить, он перебил:
  - Как ты сама можешь, уже насмотрелся сегодня и мне хватило, чуть не поседел, пока... - Замолчал на миг на полуслове, тряхнул головой, отгоняя какие-то свои мысли, а затем продолжил: - так что сиди молча и только попробуй снова сказать что-то вроде 'я сама', 'ничего не надо' и так далее, не знаю что с тобой сделаю, но обязательно что-то придумаю. - Ну да, весомый аргумент. И что тут в ответ скажешь? Только молчать и остается, а еще от чего-то такая глупая улыбка на губах... Ну вот точно моча в голову ударила... Ага, правильно говорят, нельзя женщинам терпеть, для здоровья вредно. И для мозгов тоже... Разжижаются, однозначно!
  
Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Ю.Риа "Я не твоя игрушка, демон!" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Юмористическое фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"