Гаан Лилия Николаевна: другие произведения.

Институт Истории

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.24*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для того чтобы человечество уверенно смотрело в будущее, нужно сначала хотя бы попытаться понять своё прошлое. Скажите - банальная мысль?! И будете правы, но попробуйте, ради того, чтобы её подтвердить или опровергнуть, подобно Марку оставить любимую работу на пороге величайшего открытия, и вы поймете, почему именно на его кандидатуре остановил свой выбор Институт истории.

  В начале лета 2897 года на одном из космодромов Земли приземлился рейсовый космолёт с Марса, и в это же время объявили посадку на ракету, следующую на базу в созвездии Весов.
   И хотя пассажиры разных рейсов встречались редко, судьбе было угодно столкнуть на выходе из терминала двух школьных друзей, не встречавшихся уже лет двадцать: только что прилетевшего Марка Осина и запутавшегося в развязках космодрома Джона Комаровского.
   Они едва опознали друг друга, потому что после скоростного перелёта у Марка ещё не полностью восстановилась реакция, да и Джон был углублен в мысли о предстоящем опасном путешествии.
   - Марк? Что ты делаешь на Земле? Неужели, наконец-то, собрался в отпуск? Я вчера видел твою маму: тетя Лида мне ничего не сказала о твоем прилёте.
   Марк смущенно замялся:
   - Понимаешь, меня вызвали на собеседование в "Институт истории", и я не стал зря волновать маму. Может я ещё и не пройду отбор.
   Джон с заметным уважением посмотрел на товарища детских игр.
   - Это высокая честь. И я уверен, что ты станешь студентом. Летать в космос, наверное, не менее опасно, чем изучать историю. Так и пояснишь тете Лиде. Зато поживешь на Земле, подышишь настоящим воздухом, а не сжатой смесью.
   Марк едва заметно перевел дыхание.
   - Да, во всём можно найти хорошую сторону. Но у меня была такая интересная работа на Марсе: сорвали в самый разгар экспериментов по воссозданию утраченной марсианской флоры. Мы нашли вполне сохранившиеся ДНК марсианской ели.
   - Ель подождёт, - улыбнулся Джон, - и если генетики твоего уровня вдруг понадобились "Институту истории", то удачи тебе, камрад!
   - И тебе счастливого пути.
   Попрощавшись с приятелем, Марк сел в воздушное такси и устремился к "Институту истории". Задумчиво наблюдая через прозрачное днище машины за проносящимися пейзажами, мужчина заметил, что на Земле становится всё больше травы и деревьев. Человечество, как бы желая извиниться перед природой за века безжалостной эксплуатации, теперь делает всё, чтобы стать как можно незаметнее на родной планете: исчезли высотные дома и большие города, демонтированы наземные помещения промышленных предприятий, автотрассы и железнодорожные пути.
   К концу третьего тысячелетия наша планета стала весьма приятным местом для жительства, прежде всего потому, что был освоен Ближний и Дальний космос. Человеческая раса, благодаря высоким достижениям науки, свободно путешествовала в межгалактическом пространстве, осваивая новые, подходящие для жизни планеты. Называли это обширное государственное образование - "Ойкумена".
   Социальные катаклизмы, сотрясавшие человечество на протяжении всей истории существования остались в прошлом и наступил долгожданный "золотой век".
   Но только избранные из избранных землян знали, какие неимоверные усилия прикладываются, чтобы удерживать хрупкий баланс между амбициями и страстями различных социумов планеты. И эти немногие сосредоточились в достаточно известном не только в Ойкумене, но и за её пределами "Институте истории".
   Это было единственное закрытое учебное заведение на территории Ойкумены, куда не мог прийти прослушать курс наук обыкновенный школьник. "Институт археологии", "Институт человеческой культуры и искусства", и другие подобного рода заведения - пожалуйста, сколько угодно, но только не "Институт истории".
   Нельзя сказать, что история вообще не изучалась в учебных заведениях. В учебниках для школьников были и фараоны, и короли, упоминались войны, но в основном со страниц книг смотрели всё-таки ученые, писатели, художники, поэты, а новейшая история гордилась портретами астронавтов, достигнувших новых звездных систем и открывших пригодные для колонизации планеты.
   Сама система образования к концу третьего тысячелетия претерпела значительные изменения: были отменены тесты, выясняющие степень одаренности или способностей ученика. Ученые, наконец-то, пришли к выводу, что единственным критерием для получения профессии должно стать обыкновенное желание человека заниматься той или иной сферой жизнедеятельности. И пусть ему это будет даваться с большим трудом и потребует гораздо больше времени и сил, но зато человек будет счастлив, а счастливый индивид всегда успешен, хотя бы в силу своего понимания успеха. И надо сказать, что этот подход к выбору профессии дал прекрасные результаты.
   Все желающие выплеснуть излишки адреналина и рвущиеся к освоению и созиданию нового личности полетели бороться с опасностями на новых планетах. Мечтатели же и чудаки остались на Земле: писать стихи, растить цветы, объединяться в клубы по интересам, (даже если это был интерес к быстро несущимся над головой облакам!).
   В мире всегда найдется место и тем, и другим, нужно просто дать возможность человеку найти это самое место.
   Но давайте вернемся к "Институту истории". Кто же там обучался?
   Критерии отбора были очень суровыми, и зачастую абитуриент переступал порог этого учебного заведения, уже будучи в годах и только потому, что ему присылался специальный вызов.
   Такой вызов пришёл и нашему герою. Марк Осин осознавал, что этот выбор - лестная оценка его заслуг перед Ойкуменой, но не мог не волноваться, размышляя, что же от него потребуется.
   А вот и "Институт истории".
   Такси приземлилось напротив здания, больше похожего на просторный деревенский дом, чем на хранилище тайн человечества. Очевидно, по замыслу дизайнеров, чтобы усилить пасторальный смысл картинки, вокруг ещё и раскинулись луга с мирно пасущимися коровами.
   Но едва перешагнув порог здания, Марк подвергся проверке со стороны робота-охранника. Приложив руку к сканеру, астронавт безразлично выслушал все свои характеристики:
   - Марк Осин. Мужчина. 38 лет. Астронавт. Рост 175 сантиметров. Глаза синие, кожа белая, волосы черные. Вес 65 килограмм. Сердцебиение и давление в норме.
   - Можете проходить, - разрешил охранник и нажал на кнопку, - этаж пятый. Аудитория 107. Вас ждут.
   Лифт медленно поехал вниз. Сквозь стеклянные двери было прекрасно видно, что жизнь на первых четырех этажах буквально кипела: куда-то бежали люди в форменных комбинезонах, торопились по делам типичные аспиранты в деловых костюмах, попадались и красивые девушки. Марк с любопытством наблюдал за этими фрагментами жизни незнакомого мира, гадая, удастся ли ему здесь стать своим?
   В 107 аудитории Марка ждали трое мужчин и женщина неопределенного возраста, но судя по властному и строгому выражению глаз, она была немолода.
   - Вы прямо с Марса? - спросили его после приветствий. - Домой не заезжали?
   - Нет.
   - Кто-нибудь из близких знает, что вы на Земле?
   Марк задумался: говорить ли им о Джоне?
   - Я встретил в терминале школьного товарища. Он летел на базу в созвездие Весов.
   Мужчины недовольно переглянулись, но дама их успокоила:
   - Когда Джон прилетит туда, ему будет не до встреч со старым школьным приятелем.
   Марку предложили присесть.
   - Что вы знаете о работе нашего института?
   - Мало. Говорят, что заниматься историей очень опасно, но я не знаю почему.
   - Вас охарактеризовали, как человека смелого, можно даже сказать, любящего риск. Это правда?
   Марк смущенно потупил глаза.
   - Правда, - неохотно согласился он,- мне всегда за это влетало от начальства.
   - Вы часто испытываете страх?
   - У вас крепкие нервы?
   - Вы способны к усидчивости?
   Вопросы летели как пули из ружья, и зачастую противоречили друг другу, поэтому Марку стоило гигантских усилий, отвечая, не сбиться и не запутаться.
   И вот, наконец, прозвучал последний вопрос:
   - Готовы ли вы к тяжелейшей в моральном плане работе, которая будет отнимать у вас не только физические и душевные силы, но и серьезно угрожать вашему психическому здоровью?
   - Готов! - брякнул Марк, не раздумывая, потому что за всю его жизнь с ним не происходило ничего, чтобы серьезно угрожало "психическому здоровью".
   Конечно, два года выживать на орбите Плутона в коллективе из пяти человек несладко, и требуется много усилий, чтобы, в конце концов, не вцепиться друг другу в глотки, но специалисты на Земле разработали для таких случаев специальные программы локального совместного сосуществования. Благодаря им, многие астронавты целые десятилетия проводили рядом, не вступая в конфликты.
   - Вы зачислены, - объявила ему тройка, - ваш этаж седьмой. Комната 23. Вас введут в курс дела.
   Марк настолько растерялся, что едва только успел спросить, когда пол под ногами стал стремительно перемещаться вниз.
   - Я могу связаться с матерью?
   - Да. Но для неё вы по-прежнему будете на Марсе.
   Так началась его студенческая жизнь.
   Комната 23 оказалась в помещении студенческого общежития, и там его встретил робот-куратор.
   Показав все функции пользования помещением, он положил ему на стол стопку книг и расписание занятий.
   - Перед каждой лекцией лучше подготовиться, воспользовавшись бумажными носителями информации, - предупредил куратор нашего студента. - Все возникшие вопросы сразу же записываете, чтобы потом обсудить с профессором. И учтите, это не тот случай, когда нужно пытаться дойти до истины своим умом.
   Марк посмотрел на расписание, унылым взглядом окинул стопку книг, и... завалился спать. Сверхскоростной перелёт ещё давал о себе знать: куда лучше медленно лететь по галактике со скоростью света, любуясь россыпями звезд.
   Но уже утром он пожалел, что хотя бы немного не подготовил себя к тому, что вынужден был выслушать, а ещё страшнее - увидеть. А ведь это была всего лишь вводная лекция. Выступал профессор Мигель Гарсия де Алмейда.
   - Целью работы нашего института является выявление причин, которые заставляли людей на протяжении десятков тысячелетий безжалостно истреблять друг друга, унижать и эксплуатировать себе подобных. Вот уже не одну сотню лет мы бьемся над этой загадкой, чтобы предотвратить в будущем рецидив заболевания человеконенавистничеством - самой страшной болезни, которая может поразить людей.
   - Но разве может человек ненавидеть себе подобных? - спросил кто-то рядом с Марком. - Это же лишено всякого смысла!
   Он оглянулся и увидел невысокого мужчину с копной ярко-рыжих волос над лицом азиатского типа.
   - Сразу видно, уважаемый Довлат, что вы вчера даже не прикоснулись к рекомендуемой литературе. А зря! Чтобы подтвердить ваши слова, я продемонстрирую вам несколько кадров из фильма, снятого нашими учеными во время экспедиций в прошлое.
   Ну, надо же... экспедиция в прошлое! У Марка моментально загорелись глаза от одной перспективы такого путешествия. Но ему понадобилось всего несколько минут, чтобы понять: это отнюдь не развлекательные прогулки.
   На установленных перед каждым студентом мониторах появились кадры из жизни другого мира. Синее небо, залитые солнцем белокаменные улицы какого-то южного города, но эту очаровательную картинку разрушил вид набитой людьми площади, где на постаменте стоял огромный котёл с кипящей водой, и в него какой-то человек медленно погружал кричащего от ужаса мужчину. А люди вокруг не только не бросались спать несчастного, но ещё и злорадными выкриками подзадоривали его мучителя.
   Шок! Но даже это слово не могло в полной мере описать того, что происходило во время просмотра фильма.
   Мужественные и отчаянные мужчины, смело сражающиеся в свое время с мерзкими центаврскими болотными тварями, и то не выдерживали и выбегали из аудитории, не в силах справиться с тошнотой. А покрывшийся холодным потом Марк, казалось, пристыл к месту, не сводя остановившихся глаз от продолжающейся демонстрации кадров истязаний и казней.
   - И это только капля в море, - продолжал бушевать с кафедры профессор, - один день из жизни маленького испанского городка пятнадцатого столетия!
   - И что же сделали эти несчастные? - наконец, кто-то выдавил из себя. - Чем так разгневали толпу, что лишили её даже зачатков милосердия?
   - Всего лишь придерживались иных обрядов веры в Бога, чем было принято в этой стране.
   В зале установилась недоуменная тишина.
   - Но... это безумие!
   - Вот, - живо подхватил де Алмейда, - и вы пришли к такому же выводу, едва лишь увидев одну тысячную из того материала, что уже собрали наши ученые. Нам предстоит большая работа, которая возможно поглотит все ваши силы и здоровье, но не даст такого же удовлетворения, как работа астронавта, врача или художника. После этой лекции вам ещё можно вернуться обратно на свои рабочие места. Она и дается на то, чтобы вы смогли спросить себя: готовы ли вы осилить такую страшную дорогу?
   - Да, - протянул один из студентов, после недолгого молчания, - тут трижды подумаешь: готов ли ты изо дня в день быть свидетелем подобного зверства, и главное: нельзя ничего изменить!
   - Роль безмолвного свидетеля преступления - самая страшная роль на свете, - подтвердил профессор. - Теперь вам понятно, почему работа нашего института окружена такой тайной?
   - Но почему,- разволновался рыжий Довлат,- нужно покрывать эти знания тайной? Пусть люди знают, что происходило тысячи лет назад, чтобы не совершать подобных ошибок.
   - Хорошее замечание, - одобрил профессор, - но зачем обычным людям знать, что в их жилах течёт кровь предков: убийц, насильников и эксплуататоров? Где гарантия, что напичкавшись информацией об этих бесчеловечных преступлениях, люди не разбудят в себе дремлющий ген бессмысленной жестокости? Плоды с "древа познания" иногда бывают отравлены.
   - Но современные люди уже хорошо знают, как нужно жить.
   - Не скажите! Наш институт был образован после того, как два столетия назад один из командиров отряда астронавтов, высадившись на планете Сварог системы Медузы, вдруг поднял мятеж и объявил себя диктатором. Этот человек принудил членов своего экипажа и аборигенов к самым возмутительным вещам: он в грубой форме попирал их честь и достоинство, и стоило больших трудов призвать отщепенца к ответу. Когда стали выяснять причины этого странного преступления, то выяснилось, что он интересовался историей Древнего Рима и прочитал кучу книг про римских императоров. И эта информация настолько вскружила ему голову, что он отважился на преступление.
   - Он, наверное, подхватил вирус безумия? - предположила единственная девушка среди студентов аудитории. - Но все эти ужасы происходили в незапамятные времена.
   - Вы зря думаете, что всё это было так уж давно: мировые войны сотрясали мир без малого тысячу лет назад. В контексте истории - миг! Нет, наша задача состоит не в том, чтобы рассказать миру, какое кровавое и мерзкое прошлое у него позади, а не допустить его повторения. Парадокс, но часто история движется по спирали, каждый раз повторяя одни и те же события только в разных странах и на разном производительном уровне, поэтому мы должны тщательно изучить причины возникновения неравенства в обществе, и последующие за этим войны за власть, богатство и земли.
   На лицах слушателей при последних словах отпечаталось такое недоумение, что де Алмейда поспешил объяснить:
   - Конечно, все мы понимаем, что людям нужно абсолютно равное количество материальных благ. Никто не сможет съесть больше, чем вмещает его желудок или нацепить на себя три костюма, и уж, конечно, самой по себе Земле нет никакого дела до человечества (ведь оно всего лишь один из видов жизни), поэтому делить её глупо и бессмысленно. Да что - Земля! Представьте себе, что люди, ещё не имея технической возможности посетить Луну или Марс, покупали на этих планетах участки поверхности, и считали их только своими.
   - Вы... шутите? - это уже выдохнул из себя Марк, у которого от всех этих откровений голова шла кругом. - Зачем мне антиматерия, если я не смогу в ней существовать?
   Профессор тяжело вздохнул.
   - Вот,- сказал он, отключая мониторы на столах студентов,- подумайте обо всех этих несуразностях, и завтра утром я жду в аудитории тех, кого они заинтересовали.
   Марк не спал всю ночь, на нервной почве перелистав все предложенные роботом-куратором учебники. Они касались развития первобытного общества и самой древнейшей истории возникновения государств. Со страниц учебников потрясали копьями древние шумеры и хетты и чудовищно расправлялись с завоеванными племенами жестокие до откровенного зверства ассирийцы.
   Что же происходило когда-то на его такой милой, такой ласковой и доброй планете? Что творилось с людьми? Об этом не хотелось думать, и уж конечно, не было ни малейшего желания посвятить остаток жизни копанию в этом коллективном безумии.
   Уж куда лучше устремиться куда-нибудь в сторону Альфы-Центавры, оставив эти проблемы далекого прошлого на других сотрудников "Института истории". Почему из миллиардов людей, заселявших Ойкумену, именно он должен был переступить через себя и погрузиться в пучину проблем тысячелетней давности?
   Утром перед началом занятий профессор заглянул в аудиторию, и на его лице промелькнула улыбка. Все студенты оказались на месте: и рыжий Довлат, и синеглазый серьезный Марк, и остальные, тщательно отобранные приемной комиссией кандидаты. Хорошо, что они ни в ком из них не ошиблись, и воспитанное обществом чувство ответственности привело этих отчаянных парней и девушек в готовность расчищать авгиевы конюшни своих предков.
   - Кто, если не я? - сказал Марк, рассматривая себя в зеркале перед началом занятий. - Не знаю, почему мои предки шли к сегодняшнему дню таким кровавым путём, зато точно знаю, что должен сделать сам в благодарность за возможность жить счастливой и полной жизнью: я обязан заняться этой паскудной работой.
   Для того чтобы человечество уверенно смотрело в будущее, нужно сначала хотя бы попытаться понять своё прошлое. Скажите: банальная мысль? И будете правы, но попробуйте ради того, чтобы её подтвердить или опровергнуть, подобно Марку оставить любимую работу на пороге величайшего открытия, и вы поймете, почему именно на его кандидатуре остановил свой выбор "Институт истории".
   История всегда выбирает подобных людей для служения себе, в какую бы эпоху они не жили.
Оценка: 6.24*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | А.Дмитриев "У Подножья" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | Ламеш "Навсегда, 5-ое августа" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"