Гагуа Елена: другие произведения.

Не было счастья, так несчастье помогло..

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 3.97*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Текст переписан. Выложена первая глава. Нестандарт. Снова наши там где то... Интересно, как они справляться будут? И да, не старайтесь мерить жителей книги по привычным меркам. Во первых, они не россияне. А многие никогда в России и не жили. И говорят они в общем не на том русском, на котором сегодня говорит и пишет Россия. Слово "последний" для этих людей просто слово, а не табу. И таки да, нелюбители других национальностей и народов, идите мимо. Особо "умных" просто буду банить.

  
  
  Не было счастья, так несчастье помогло..
  
  
  
   Говорила мне моя незабвенная прабабушка: 'Не ложись спать на закате, счастье проспишь!' ...
   Так я же ей не верила. А зря, между прочим!
   А с другой стороны, я тогда совсем маленькая была, седьмой год шел. Что я такого понимать могла?
   Нет, вы не подумайте чего лишнего, я тогда спать отправилась вовсе не по своему желанию. Я прабабке своей хоть вроде и не верила, а при случае ее советы соблюдала.
   Эти старики, они же помудрее нас были, наблюдать умели, сопоставлять и выводы правильные из своих наблюдений делать. Опять же по какой то причине альцгеймер с друзьями к ним реже в гости приходили.
   А вот у нашего поколения с этим, с мудростью бытовой, не сильно хорошо. Не умеем ничего, не верим никому, не обучены ничему.
   И с тем самым альцгеймером все раньше и чаще самозабвенно дружим.
   Нам одна только радость и остается, что когда он из гостей на постоянной основе у нас поселится, нам уже все по барабану будет!
   И от природы мы давно оторвались, живем мегаполисах, в каменных и бетонных закутках, и гордо их джунглями называем.
   Ну и правильно, джунгли и есть. Все тут друг другу враги и конкуренты, а друзья встречаются настолько редко, что многие в дружбу не верят, и считают ее полной лажей.
   У нас ведь как? Упадешь - затопчут. Пройдутся и не заметят. А потом, если прижать к стенке, оправдываются, мол, случайно вышло, не хотели, и вообще, это не они такие, это жизнь у них такая.
   И все куда-то бегут, торопятся, причем уткнувшись в видефоны, друг друга только онлайн видят. В соцсетях. А в реале мимо пробегут - не узнают. Потому что в соцсетях на видео фильтры всякие прикольные есть, вроде бы и ты, а вроде и зайчик. Или еще что то из серии мимими!
   Кстати, раньше эти адские аппараты назывались просто - мобильный телефон или мобильник, мобила.
   Настоящая мобила-могила, знаете сколько людей из за этой прибабахи модной погибло? Отвлекся за рулем или на переходе, и поминай как звали!
   А как эта дрянь модной была! Просто статусно было, без мобилы как без рук! Считай, у каждого первого был, а у некоторых даже по два-три одновременно водилось.
   И еще как статусная фишка, мобильники были подвержены моде.
   Одно время производители делали их настолько крошечными, что дамы специально длинные когти наращивали, потому что на особо модных аппаратиках нажать на кнопочку пальцем было крайне затруднительно. Даже мизинчиком!
   Тычешь в один, а прожимаются все десять окружающих. Мука мученическая просто, а не мобильник! Фу, гадость!
   А когда через наушники беспроводные особо продвинутые граждане разговаривать пристрастились? Ой бо-оже!
  Идешь по улице, а вокруг разные ненормальные ходят, сами с собой разговаривают, сами себе руками жестикулируют. Дурдом на выпасе, да и только!
   Потом все как-то попривыкли, что ли, и теперь без мобильного жизнь свою уже не представляем. Ничего в нем статусного больше нет, разве что кто то купит особо дорогой и особо продвинутый вариант.
   Есть у них и минусы, конечно. Не спрячешься никуда, хочешь не хочешь, а приходится отвечать на неурочные звонки, даже если ты в сортире.
   Мода менялась, и сейчас новое поколение этих приборов стало во-первых намного больше в размерах, современный навороченный видефон у меня в ладони с трудом помещается, зараза, а во вторых - любой вариант связи, доступный с этого аппарата, доступен всегда и только в видеоформате.
   И если не хочешь на видео светиться, тогда хоть глазок видеокамеры заклеивай, потому что функция его отключения так далеко в настройки засунута, что ты ее без точного знания места, где эта зараза запрятана, фиг найдешь!
   А если ты такой супер спец, найдешь её и и все же отключишь, так через пару аудиозвонков тебе от провайдера позвонит некто с симпатичным добрым голосом и очень-преочень вежливо посоветует видеофункцию вернуть на место. Или аппарат обменять, на новый, с неиспорченным видео. А потом могут еще неприятнее вопросы возникнуть- 'Вы кого-то стесняетесь? Или прячетесь? От кого?' - и голос такой ласковый-ласковый, аж мороз по коже!
   Чертова либеральная открытость! Не люблю либералов.
   И вообще, да ну нафиг такие эксперименты! Либералы либералами, а методы общения у них ну очень уж противные!
   И если сразу же не вернешь все на место в своем видефоне- огребешь для начала штраф, потом уже и полиция может вмешаться с подозрением - а вдруг ты террористка? Или родину продала и прячешься от надлежащих органов?
   Или, упаси создатель- ты республиканка? Правая, как правое яйцо у левого с правого края слона? Брррр...
   И доказывай потом, что ты не слон, и даже муха на тебя не садилась! И вообще, ты чиста, аки Дева Мария перед зачатием!
   Кстати, старые мобильники, в которых аудиоразговоры вести можно было, власти изымать не стали. А нафиг? Решение у них на это было очень простое: симкарты в этих телефонах объявили старыми и разом аннулировали. За два дня.
   Легко, просто, по новаторски!
   Народ, естественно, тут же кинулся за новыми симками. Ой, очереди были! как вспомню, так вздрогну!
   А там, в пунктах получения новой симкарты народу 'бесплатно' подарили новые китайские телефоны в довесок к новым купленным крохотным симкам...
   Но зато сколько опций в этих телефонах! Тут тебе и записная книжка, хоть аудио. хоть текстовая, и переводчик, и карта дорожная, и карточка банковская, и больничная касса, кошелек с наличными, и еще масса всякого, о чем ты даже и не догадывалась без надобности.
   А как увидела- так тут же и надобность появилась.
   Вот так и живем.
   Хотя нет, это мы так жили, еще совсем недавно.
   Но вот уже месяц, как ситуация совершенно другая. В корне. Как? А вот так!
   Рассказываю!
   Ровно месяц назад я с работы домой пришла, вымотанная словно грузчик после второй смены. Причем обратите внимание, устаю на работе не столько физически, сколько морально.
   Потому что у нас коллективчик подобрался сработавшийся... адский филиал отдыхает!
   У нас дружно, у нас кобра на кобре сидит и гадюкой погоняет!
   Если поверху посмотреть, так все друг друга просто обожают, уси-пуси, муси-муси, а приглядишься- оказывается что не просто обняли, а мертвой хваткой душат, делая вид будто обнимают.
   А ты уже и сознание потеряла, и вот прямо сейчас богу душу и отправишь заказной бандеролью!
   Вы же понимаете, что в таком коллективе никакое молоко здоровье не компенсирует, хоть тоннами его хлебай!
   Ну так вот- я с ненавистной работы наконец вышла и уже мечтала о том, как я домой попаду, поваляюсь на диване, хоть немного отдохну. Тем более, что конец недели, завтра никуда не надо, можно расслабиться.
   По дороге домой заскочила в магазин, загрузилась всякой быстрорастворимой едой, колбасами разными, да сыром с хлебом. Привычка у меня такая образовалась, раз в неделю жратву покупать. А магазин практически рядом, на углу улицы, как раз напротив остановки автобуса..
   Я одна живу, так что обхожусь бомж-пакетами всякими. Что? Вредно? Да я пять лет так живу и ничего, пока что живая. И даже вполне здоровая. И не толстая. Значит, не так уже это и вредно.
   Не люблю я это дело, по магазинам мотаться! Поэтому и запасаюсь фруктами да полуфабрикатами. Готовить мне просто неохота, если честно. Ну не люблю я у плиты стоять, не люблю!
   Да и в еде я совершенно не привередлива. Могу как американцы, овощи отварить в соленой воде и съесть спокойно.
   А если соус прикупить к ним, тогда вообще красота, дешево и съедобно. И даже вкусно, если привыкнуть! И сытно. И мягкие части организма не растут как на дрожжах.
   Мне главное в еде что? А чтобы быстро приготовить и так же быстро готовое съесть. Вот и вся музыка.
   А еще лучше, готовое купить. Что бы только разогреть.
   Пробежалась я, значит, между стеллажами, заполнила корзинку и вперед, к кассе. На кассе знакомая кассирша с улыбкой оглядела выложенные перед ней на прилавок пару бутылок колы, кофе, печенье и прочие полуфабрикаты...
   -Стандартный набор, да?
   -А что делать? Какая жисть, такая и жратва!
   Кассирша посмеялась, я оплатила покупки, сгребла их в пакеты и поплелась домой.
   Вы же понимаете, как мало надо одинокой, небалованой женщине для полного счастья? Ну разве что еще немного бананов или других фруктов, смотря что по сезону есть. Ну и шоколад. Шоколад- наше все и даже больше!
   Обычно беру еще пару бутылок воды. Из крана нынче много водицы не выпьешь, рискованно. Там у нас вся таблица Менделеева в этой жидкости замешана.
   Но на этот раз воду я не брала. А зачем таскать тяжелые бутылки, если эту самую слабо минеральную воду мне теперь в баллонах привозят на дом, раз в две недели, по восемь баллонов разом! В баллоне пятьдесят литров!
   Между прочим, отличные баллоны, с краником внизу. Удобно!
   Как раз этим утром привезли, чуть на работу не опоздала из-за этой воды. Обещали привезти в семь утра, а привезли в восемь. А работа у меня в девять начинается, и добираться мне до нее почти час.
   Но ничего, обошлось, успела. Водитель автобуса заметил, что меня на остановке нет, и подождал три минуты. Спасибо ему за это огромное!
   Потому что наша остановка конечная, он стоит тут десять минут, отдыхает, а потом разворачивается и обратно по маршруту едет. Так что за шесть лет работы он всех восьмичасовых пассажиров уже знает, со всеми знаком, мы все с ним здороваемся, кто конфетой угостит, кто яблоком или бананом, а есть даже такие, которые летом в жару, специально, холодный чай ему в термосе приносят. Зимой кофе растворимый, НЕС называется, горячий, да с молоком!
   Короче, мы прямо как семья. Из автобуса выходить не хочется.
   Прискакала я на работу ровно за минуту до звонка к началу трудовой деятельности, кинулась к своему столу, быстро включила комп и отметилась что пришла.
   Сделала главное действие и уже потом спокойно пошла готовить себе кофе.
   Кофе с утра - это замечательно! Бодрит! Глазки открываются, мозги просыпаются. Да и сплетни последние можно послушать, кто с кем, зачем и почему, кто что купил и почём...
   Ну в общем очередной, обычный, пустой офисно-планктонный день.
   Короче, вернулась я в тот день домой вся загруженная, сумки в руках громоздкие, хорошо хоть не сильно тяжелые.
   По привычке матерясь шепотом, медленно, с передышками на площадках, поднялась по лестнице на свой пятый этаж.
   А дом-то у нас на столбах, поэтому реально получается, что я аж на шестой этаж забралась.
   Уж поверьте, никакого удовольствия пешая прогулка вверх по лестницам, да еще и с грузом, мне не доставляет. Вот честное пионэрское, я вовсе не для физкультуры пешком топала, просто лифта у нас в доме нет.
   Хочешь не хочешь, пилишь пешочком вверх-вниз! Мусор вынести- пешком вниз, потом вверх. Газеты забрать- пешком вверх-вниз!
   Почему лифта нет? Да потому что дом старый. А в нашей молодой стране лифты раньше роскошью были.
   Типа, получил квартиру- радуйся, что это не барак и не палатка в пустыне на бархане, а целая квартира!
   Пусть крохотная, пусть на пятом, непроветриваемая, пусть зимой холодно, а летом жарища дикая!
   Но квартира-то твоя!
   А годы шли, народ в страну приезжал, и стали потом эти квартиры их счастливые обладатели сдавать в аренду новым приезжим фраерам.
   Вот я в такой квартире и живу, в съемной. Последний этаж, поэтому цена аренды тут чуть подешевле, что меня вполне устраивает. И хозяин квартиры неплохой попался, ему деньги раз в месяц отстегивай, и больше его ничего не интересует. Нормальный мужик, не вредный совсем.
   Так что добралась я до своей верхотуры, дыхание перевела, гляжу - на площадке у моей двери как раз стоит соседка из квартиры рядом, со своими двумя собачками. С прогулки вернулась.
   Хорошая она женщина, добрая, мы с ней вечерами сериалы вместе смотрим. То у меня, то у нее.
   А что такого, мы обе женщины одинокие, примерно одного возраста, и интересы у нас если не общие, то весьма похожие. Она в разводе, я в разводе. Она покушать любит, и я не отказываюсь. Поездить-попутешествовать мы тоже обе обожаем просто!
   На этом то в общем и сошлись, на путешествиях.
   Однажды утром в субботу, несколько лет назад, мы практически одновременно в шесть тридцать утра из квартир выскочили, вместе бегом по лестницам спустились и вместе же прибежали на остановку такси.
   По пути выяснили, что мчимся мы на одну и ту же экскурсию. В экскурсионный автобус уже вместе сели, основательно познакомились, а потом и домой вместе вернулись.
   Вот с тех пор и приятельствуем мы. И по любому вместе веселее. Вечерком собираемся и понеслось - сериальчик, выпечка, ликерчик, расслабуха!
   Нда... хорошее время было...
   Я с соседкой парой слов перекинулась, погладила ее собачек, вытерла облизанные ими руки о штаны, замок открыла, оглянулась на звук еще чьих то шагов, ахнула и буквально забежала в свою квартиру.
   Соседка, глядя на меня, даже не оглянувшись сделала то же самое, влетев к себе и захлопнув дверь прямо перед носом еще одного нашего соседа, алкаша Семы. Сёма, он в общем мужик неплохой, когда трезвый.
   Но как стакан-другой беленькой 'приголубит'... ой, разбегайся народ!
   В Сёме после выпитой поллитры явно просыпается кто-то очень великий. Может сам Наполеон. Ну или Александр Великий! А может это вообще Чингиз-хан...Соседи никак определиться не могут, кто в каждом разе в Сёмином теле перед ними предстает.
   Как вы уже поняли, нашего Сёму в пьяном виде неудержимо тянет на подвиги.
   Неважно на какие, главное для него -этот подвиг совершить. А подвиги в одиночку не совершаются, сами понимаете, подвигам публика нужна!
   Так что он может и в квартиру к соседям вломиться, если двери запереть не успели. Вопрется, доползет до кухни и орет: 'Хозяйка, подавай гостю дорогому водочки с селедочкой'!
   И не выгонишь заразу, не уйдет пока заветный бутылек не получит.
   Или начинает во дворе на детской площадке за детишками гоняться, с воплями 'Кто из вас мою бутыль скоммуниздил?'
   Он, Сёма, бывший интеллигент, начитанный просто до ужаса, слов интересных и цитат знает великое множество! На разных языках, что вообще удивительно. И вдобавок виртуозно владеет русским матерным, просто гениально!
   Ну и употребляет свой великий словарный запас неформального русского языка по делу и без.
   А потом родители головы ломают в попытках объяснить малышне, что значат такие странные, но такие забавные слова, которые дядя Сема вчера вечером около детской площадки орал.
   Но любимый подвиг из большого Семиного репертуара - это стоя на площадке перед нашими с соседкой дверями, звонить поочередно то к ней, то ко мне. Или к обеим сразу.
   У нас тут двери близко расположены, так что наш Сема если как медуза по стенке распластается, то кончиками пальцев как раз достает до кнопок звонков!
   И давит на кнопки, давит, до тех пор, пока ему не надоест, или он не устанет и не сползет по стеночке вниз, на засцанный им же пол. И уснет там в луже сном счастливого младенца.
   А вот когда проспится, лучше Сёмы человека просто нет.
   Он и площадку перед дверями сам тщательно помоет, и у нас прощения попросит. И починит что надо, благо руки золотые, и перетащит тяжелое, и отнести что нужно и куда нужно поможет.
   Потом клятвенно в очередной раз, обещает, что больше ни-ни-ни! Ни за что! Никогда! Ни грамма!
   Соседи делают вид, что верят.
   В общем и целом Сёма ничего так, вполне безобидный и добрый и даже мастеровой парень.
   За это жители дома и терпели пьянчужку.
   Впрочем, хватало Сёмочкиного трезвого состояния дня на три, ну максимум на пять. Потом снова бутылка беленькой появляется черт знает откуда, и оп-ля, снова наш герой готов к подвигам!
   А уж какой он был любопытный! Как сорока! Все домой к себе тащил, что под руку попадалось! Пропало что то? Иди к Семену, скорее всего вещь у него хранится!
   Жил он с женой и мамой жены в угловой однушке, комната метров пятнадцать, да кухонька тут же, в углу.. Ну и совмещенный санузел, естественно.
   Было впечатление, что его квартирку просто выделили из соседской, в которой Вера жила, подружка моя.
   Тем более, что квартировладелец у них общий был,такой здоровенный темнокожий мужик по имени Гад. Ну имя такое, ивритское.
   У Веры квартирка побольше, аж двадцать семь метров, у нее даже прихожая есть.
   А у Семёна гостиная, она же спальня, жральня и прочее начиналось прямо от входной двери. Вот эту свою обитель Сёма и набивал найденным барахлом.
   Что интересно, Семен отдавал чужое сразу же и говорил, что просто взял сохранить. Ну мало ли, сопрут, а у него все в сохранности, все в целости, вот! Раз хозяин, бери, твое!
   Этакая своеобразная камера хранения.
   Наверно именно это его и подвело, как раз месяц назад. Решил он очередной героический загул к соседям устроить и поплатился за это.
   Так получилось, что именно его и сожрала монстрозная тварь, которая на нас тем судьбоносным вечером напала.
   Сожрала целиком, с одеждой и башмаками!
   Брррр...как вспомню, аж трясет! Черт бы побрал и тот вечер и Сему за его излишнее, пьяное любопытство!
   Хотя Сему черт уже и забрал, бедолагу.
   Ладно...
   Да давайте уже по порядку.
   Значит, влетела я в тот день в квартиру, двери за собой быстро захлопнула, ключ в замке повернула и цепочку навесила. Бум, раздавшийся за дверью, означал что Сёма промазал мимо двери и в стену влепился со всей пьяной дури.
   Тут же последовал заковыристый мат и душевные такие стоны о том, что у него провода горят, поэтому ему срочно выпить надо! А я его не жалею!
   Все, не успел! - вздохнула я с облегчением, и поставила сумки на пол.
   Прислушалась к Семиным пьяным воплям за дверью, потом привычно задвинула щеколду на двери в дополнение к цепочке, подумала немного о порядке дальнейших действий, и решив, что хочу под воду залезть, пошла в душ.
   Продукты не скоропортящиеся, ничего с ними не будет, побудут полчаса в прихожей.
   Да и вымыться надо, потому что по этой душной жаре пока домой доберешься, вся потная, мокрая и грязная оказываешься. И потом нехило так от тебя попахивает! Фу, бррр!
   А сразу после душа вдруг потянуло меня спать. Чувствую, что засыпаю прямо на ходу! И вроде рано еще и есть очень хочется, но спать хочется еще сильнее.
   Буквально из последних сил, держась за стеночку, доползла до кровати уже в полусне, свалилась на край матраса в чем была, в полотенце банном, и отрубилась начисто.
   Проснулась от дикого визга над ухом. Я от испуга, да спросонья вскочить на ноги не сумела, и запутавшись ногами в полотенце, рухнула с кровати на пол.
   Причем упав, ушиблась очень сильно, потому что больно ударилась животом о какой-то твердый предмет на полу.
   Чего в принципе никак не могло быть!
   Ну не обо что мне биться животом на гладком полу в моей комнате! Плитки там, ровные, типа мраморные! Да и около кровати у меня лежит ковер! Мягкий, толстый ковер!
   Лежала, шипела от боли и никак не могла понять, почему такой странный светлый сумрак в комнате и вдобавок очень прохладно.
   Это в августе месяце? И в нашей стране? Прохладно?! Да что за ерунда такая, невозможная?
   Сквозит к тому же откуда-то сильно так, словно ветерок по квартире дует.
   Откуда тут сквозняк, к чертовой бабушке его? Да на улице в тени +37, асфальт плавится, камни лопаются!
   И чем так мерзко и противно воняет? С соседней мусорки снова принесло? Надоело уже! Куда мэрия смотрит!
   Куча мусора высотой с Голаны набралась, а мусорщики бастуют, видите ли! Вонища, мимо не пройти, блевать тянет!
   Хотя стоп! Я же окна еще утром закрыла, перед уходом на работу! И хорошо помню, еще и подергала, проверила, чтобы их открыть нельзя было снаружи.
   Во первых лишняя жара не войдет. А во вторых, от краж защита.
   Ой, да, да, пятый этаж! Вы это ворам-домушникам скажите! Господи, ну зачем же так громко визжать? Голова же раскалывается!
   Визг, однако, не прекращался, в вдобавок были слышны странные чавкающие звуки. И невозможно сильно смердело чем-то знакомым и очень мерзким.
   Я голову приподняла, глянула вверх и тут же в ужасе шустрым ужом под кровать ввинтилась, аж икая от страха!
   Почти в центре моей квартиры, наступив на остатки моего любимого журнального столика, громадная как тиранозавр, серая в черную полосу жуткая тварь дожевывала Сёмины ноги! И эта тварь еще и брызгала на все вокруг Сёминой кровью, причем брызги летели при каждом движении здоровенной пасти!
   Крови было столько, что она уже залила и мой ковер, и кровать и морду твари и залила бы стены, если бы они были.
   Откуда я знаю, что это Семёна ели? Ну как же?
   Это его ноги были, Сёмины, сто процентов, я по обуви узнала! Таких жутких, раздолбанных башмаков, еще советского пошива, я больше ни у кого никогда не видела. Он башмаки обожал, называл их счастливыми и таскал постоянно. Там не обувь, там сплошные заплаты уже были.
   Раритетная была обувь, уникальная, царство ей небесное вместе с хозяином!
   И вот я лежу под кроватью, трясусь от ужаса и вдруг от испуга моя икота еще сильнее становится! И на каждый ик меня аж подкидывает!
   Я уже рот зажимаю, чтобы не икать громко, и пытаюсь хоть как оглядеться, чтобы сообразить - куда мне сматываться от твари. Мне же по любому мимо монстра надо пробираться!
   Ё-мое, а если он успеет Сёму доесть и потом меня схватит? Я жить хочу!
   А сама головой верчу, по сторонам оглядываюсь. Не понимаю, как этот урод громадный в моей квартире оказался? Откуда он взялся вообще? Что за бред?
   Кино снимают? Нет, для киносъемок воняет слишком натурально, и кровь явно человеческая! Да и откуда у меня в квартире киношникам взятся? Я же уже не сплю?
   Вроде бы и не сплю...
   Смотрю - так с первого взгляда все на месте. Вот мой гардероб с открывшейся дверцей, она постоянно открывается, зараза, а я все никак не починю, руки не доходят. Вот комод у кровати.
   Стоит как стоял, только почему-то наклонился как то непонятно. Ножка сломалась?
   Но точно всё на месте!
   При этом явно же чего-то не хватает. Чего-то нет!
   Подумав немного, я с удивлением сообразила, что нет стен. То есть, в моей квартире не наблюдалось! Как не оказалось и пола с потолком. И дверей. Их тоже не не было.
   Мебель стояла на земле, ковер валялся на траве, почему-то не зеленой, а какого то синеватого оттенка, на ковре у кровати моя люстра любимая хрустальная раскидана, с разбитыми лампочками и раскатившимися в разные стороны хрусталинками.
   Все было, а стен не было!
   А буквально в двух метрах от моей кровати стояла на своем ковре, в своей гостиной и дико визжала моя соседка Верочка, та самая, с которой я недавно на лестничной площадке встретилась и разговаривала.
   Но как же это, мы же с ней в соседних квартирах живем, через стену. И вот я ее и вижу, и слышу! Боже мой, что творится то?
   Тут соседка успешно перешла на ультразвук, задрав голову вверх и одновременно крепко прижимая к себе визжащих, трясущихся и описавшихся от ужаса собачек.
   Кажется, и сама соседушка от дикого кошмара тоже описалась.
   Терпкая, почему-то невероятно сильная вонь от свежей собачьей мочи сразу перешибла даже запах крови с ковра.
   Я даже успела удивиться тому. как же слезовышибательно может смердеть собачья моча! Вроде никогда не замечала такого.
   Тут монстр дожевал остатки Сёмы, шумно принюхался к новому аромату, чем то ему запах явно не понравился, динозавр фыркнул, громко чихнул, помотал головой, разбрасывая шерсть, кровь и пену с пасти и легко, одним могучим прыжком исчез с глаз долой!
   Хотя вроде бы туловище габаритами с хороший камаз ему и не должно было позволить такого вот скачка в сторону.
   Значит, сильно его ароматом пристукнуло. Да и звуковое сопровождение к убойному аромату было таким, что у меня аж уши заложило.
   Соседка же продолжала визжать так, что промышленная циркулярная пила на бетонораспилочном заводе просто обзавидовалась бы! Да циркулярка бы сдохла от напряга, но не смогла бы перевизжать соседочку мою!
   Я и не знала, что она ТАК умеет! Да мне кажется, Вера и сама до этого дня не знала!
   Монстр исчез из вида и в ту же секунду соседка моя закрыла рот и упала в обморок, придавив своей тощей грудью перепуганных собачек.
   Но досмерти испуганные, дрожащие тойчик с чихуашкой даже не пискнули, наоборот, кажется они еще и постарались поглубже залезть под хозяйку.
   Я полежала еще немного под кроватью, но подумав, все же решила что лучше будет выбраться и осмотреться повнимательнее.
   Боже мой, да лучше бы я этого не делала, честное слово. Какое же это было дикое зрелище вокруг! Ужас! Мне такой удар по неподготовленным нервам прилетел, что мама дорогая!
   Вот судите сами!
   Мебель из наших квартир стояла в непонятном лесу, где-то аккуратно поставленная прямо на кусты и другие растения, а где-то брошенная как попало на землю.
   Нам с соседкой, можно сказать что повезло, наши с ней квартиры оказались на почти ровной полянке, и мебель практически не попадала, а вот дальше творилось черт знает что: опрокинутые шкафы, ковры, висящие на ветках громадных деревьев, кровати, стоящие боком, столы вверх тормашками...
   Полное впечатление, что содержимое квартир вместе с жильцами бросили с небольшой, метра так полтора, высоты, и все попадало так, как получилось, куда попало и где свалилось.
   И среди всего этого безобразия оказались обалдевшие, шокированные по самое нехочу несчастные жильцы из этих квартир, в этот момент с ужасом и неверием смотрящие на то, что их окружает.
   Никто, само собой, ничего не понимал.
   Тут кричать начали, в разных местах.
   Оказалось, что не всем повезло при попадании в этот лес, как мне. Кого шкафом придавило, кого-то на колючий куст кинуло, а один мужик вообще обварился, воду с сосисок кипящих сливал именно тогда, когда его сон свалил. Ну и налил на себя кипяток. Несчастный дядька!
   Хорошо, что проснувшись, он от боли сразу сознание потерял. А не то мог бы и от шока помереть, от болевого.
   Как потом выяснилось, сон навалился на нас на всех, просто не все в тот момент, вроде меня, выползли из душа, поэтому большая часть народа была вполне одета. По домашнему, но одета.
   Так что я быстренько влезла в домашние штаны и рубашку, любимую, мягкую, теплую. Одевшись, сразу почувствовала себя немного лучше.
   Со всех сторон к нам на лужайку, выдираясь из кустов, оставляя на колючках куски одежды и кожи, шипя и матерясь, подтягивались люди.
   Все были словно заторможенные, шевелились с трудом и даже говорили многие невнятно. Так бывает, когда снотворного много выпьешь, а потом через пару часов тебя силком разбудят.
   Голова гудит, мозги не соображают, ступор полный.
   Я считаю, что нам тогда сильно повезло, что сожрали только Семена. В том состоянии, в котором мы все были, монстр мог всех либо съесть, либо понадкусывать.
   А мы бы в таком состоянии не то что сопротивление оказать, мы и не проснулись бы как следует.
   Семену, бедолаге, не повезло, а нам как бы и да. Если это можно считать везением, конечно.
   Соседи, кто смог, сонными, едва жужжащими мухами дотащились-доползли до нашей полянки, и попадали кто куда. Никто не мог даже двух слов сказать, только оглядывались и что-то невнятно мычали.
   Крики в отдалении не смолкали, а народ вроде даже на них не реагировал.
   Сообразив, что я тут сейчас самая адекватная, и надо как-то понять что происходит, я, скрипя зубами от усилия, с трудом встала и пошла раздавать соседям тумаки и пощечины.
   А как иначе их разбудить, если они все ко мне в квартиру завалились, как бы в гости, а кофе я сварить им не могу?
   Конечно они обиделись потом, но в тот момент это подействовало.
   Оказалось, что после хорошей затрещины мозги проясняются не хуже, чем от чашки крепкого, черного кофейка, и мысли явно начинают шевелиться быстрее.
   Помогло еще то, что вдалеке раздался отвратительный вой, завершившийся жуткими всхлипами и хрипами. Следом еще громче и пронзительнее завизжал кто-то, явно сжираемый живьем.
   От такого звукового фона народ быстро приходил в себя и один из соседей даже успел поймать меня за руку, прежде чем я успела его по морде двинуть.
   -Эй, что происходит? Ты что это с нами сделала, а? Ты что творишь, с-ка такая?
   Я аж обозлилась на тупого мужика. Ну причем тут я, спрашивается?
   -Я-то тут в чем виновата? Просто хотела вас немного расшевелить!
   И тут все как загомонят, заорут, кто-то заплакал, кто-то завизжал, в общем, такой шум поднялся, что в лесу все звуки прекратились.
   Наверное, зверье от неожиданности в разные стороны умчалось, не зная еще, как на новый шум реагировать.
  Кстати, зверья тут очень много,,как впоследствии оказалось. И такого, знаете ли, разнообразного! Некоторые так выглядят, что Босху и не снилось.
   И значит, мужик этот, мной не стукнутый, и вопит и вопит, не останавливается просто:
   -Ты, ты ведьма! Ты что с нами сделала? Верни все обратно! Ведьма! Тварь! Падла! - ну и еще много красивых слов вспомнил, грамотей-ушлепок.
   Но тут на мое счастье, очухалась моя соседка и как заорет-
   -Отвали от нее, имбецил! Она вообще спала, когда Сёма ключ с пола поднял! Он в двери ко мне колотил, все водку требовал, а потом что то звякнуло и Семен сразу успокоился. Я в глазок посмотрела, вижу как Семён ключ какой то странный перед носом крутит, разглядывает. Он же видел плохо, все поближе тянул, чтобы рассмотреть. Ключ был такой большой, блестящий. На золотой похож. Семён его тереть начал, а через секунду его уже ужасный монстр жрал! Я чуть не умерла от ужаса! Потолок пропал, стены исчезли, Ольга, в полотенце завернутая, спит на кровати, а кровать стоит в паре метров от меня! Это же уже другая квартира! А стен нет! А Сёму уже доедают! И тут мои собачки пописяли, от испуга у них всегда недержание! Завоняло сразу! Монстр от запаха мочи зафыркал и убрался. А я в обморок упала. Что теперь с нами буде-е-ет! Куда мы попали-и!
   -Эй, эй, да не верещи ты так! - мужик наконец отпустил мою руку и стал оглядываться, - это мы как в лесу оказались? А где этот ключ? Надо его найти! Надо найти!
   Все, кто более менее соображал, стали искать ключ, оглядывая все и поднимая все предметы с земли.
   -Ключ у Семена в руках был. А Семена сожрали...- еще отчаяннее зарыдала соседка.
   Тут уже завопили все, и женщины и мужчины.
   Ор, крики, слезы, мат в три этажа на разных языках.. Детские истерики. Взрослые истерики. Собачий лай.
   Кто то ищет связь телефонную, орет в трубку 'Алло, алло'!
   Кто-то вопит дурниной, что ему срочно надо домой, он тут в гостях был!
   В общем, пока народ валандался и в сознание приходил, стемнело. Всем стало еще страшнее.
   Темно, ветерок шуршит, вокруг лес и из него всякие странные, жуткие звуки и шорохи доносятся. Народ как-то незаметно весь сгрудился у наших с Верой кроватей.
   Стоят, сидят, плачут. кто то ругается, кто то стонет.
   Какой-то шибко умный деятель схватил кастрюлю у меня на кухне и стал громыхать ею по сковородкам.
   Зачем - не знаю, но шумно было очень.К нему тут же присоединились и другие, устроили какофонию такую, что лично у меня зубы снова заныли.
   Короче, немного успокоился народ только к утру.
   Массовый шум и вопли, на наше счастье действительно разогнали всю живность в округе, поэтому на нас никто больше не напал в ту ночь.
   Как рассвело, народ стал оглядываться и осматриваться. Кто там распоряжаться начал в этой массе, я уже не помню, но всех раненых и ушибленных собрали, притащили в центр сборища и коллективно успокоили.
   У кого-то нашлась нормальная аптечка, все царапины засверкали зеленым, а более крупные раны продезинфицировали водкой и наложили бинты.
   Врачей среди нас, увы, не оказалось, однако первую помощь оказать смогли многие жильцы нашего дома.
   Обожженого мужика уложили, ожоги залили холодными сырыми яйцами, взболтанными с растительным маслом и крахмалом и оставили приходить в себя. Кто-то напоил его болеутоляющим, впихнули антибиотик, который был, и его домашние сели рядом с ним, потому что нужно было все время смачивать ожоги и следить за самочувствием несчастного.
   Нам повезло, что ночь тут сама по себе очень короткая оказалась.
   Уже потом опытным путем мы выяснили, что ночи тут длятся всего пять часов с минутами, по нашим земным часам. Зато световой день аж двадцать шесть часов, тридцать минут.
   Правда, мы еще не точно уверены, что будет зимой, и есть ли тут зима вообще. А может это сейчас зима, а потом придет лето? За два месяца жизни тут не успели пока разобраться.
   Ничего, если до радикальной перемены погоды доживем,то и увидим, что да как в этом мире с временами года...
   А тогда, в нашу первую ночь на этой чертовой планете, как стало светать, народ осмелел и стал пытаться хоть что то сделать.
   Но вот что? Что делать нужно, что предпринять?
   Связи нет, видефоны у всех сеть ищут и горестно сообщают, что -'аппарат находится все зоны действия сети!'
   Спасибо, а то мы и не догадывались!
   Все понимали, что ситуация патовая, но умирать никому не хотелось. Да еще и в зубах местных хищников.
   Кто то предложил всем собраться и пойти искать ближайший населенный пункт. Другие зашикали на смельчаков и попросили Веру снова рассказать, как выглядело то чудовище, которое она видела.
   Соседка очень обстоятельно, очень красочно, с мельчайшими подробностями еще раз рассказала, как выглядел монстр, удачно поужинавший бедным Сёмой.
   Народ после рассказа ожидаемо попритих, впечатленные услышанным люди стали собираться в группки, обсуждать, галдеть все громче, словом вести себя как на площади во время демонстрации.
   И тут моя тихоня соседка взяла бразды правления на себя.
   -Люди, алло! Слушайте, люди! Соседи, я вам говорю! Нам надо как-то отгородиться от леса, что ли! Мужчины, тут полно шкафов наших, холодильников и прочей мебели. Давайте мы из них хоть какие стены соорудим, что ли? Или вы хотите, чтобы вас всех сожрали звери?
   Народ замолчал, из одной группы вышел невысокий мужчина в пижаме, в очках, усами и бородкой а ля Ленин на пенсии.
   -Вы знаете, ми тут подумаи, и мне кажется что нас таки дойжны спасти. Стоит таки дождаться спасатеей, нас спасут! Нас обязатейно спасут!
   -Никто вас спасать не будет, - сказала я, - вы пока вчера орали и плакали, я на небо пару раз взглянула. И там столько интересного увидела, что мама дорогая! У нас над головами прошло аж три луны. Три! И звезд на небе столько, сколько я никогда в жизни не видела. В небе ни следа от самолетов. Над нами никто не пролетал, даже воздушный шарик. Никто нас не спасет. Самим спасаться надо.
   Из гомона, который тут же начался, стало ясно, что на небо смотрели и другие, кроме меня. И три луны видели. Да и солнце местное уже разглядели в кронах серо-фиолетовых деревьев.
   Оно на взгляд побольше земного и белое совсем. Земное солнышко оранжевое, а это белое, почти как вата. И свет от него странный, почему-то зеленоватый.
   А некоторые наши соседи еще и растения рассмотрели. Весьма на земные непохожие, кстати. Растения вокруг нас были такие не такие как должно быть, что про них отдельно писать надо.
   Да и цвет какой то странный у местной растительности, больше синий, чем зеленый.
   -Так это что получается, нас никто не спасет? - бородка задрожала и ее обладатель фальцетом заорал, - Я не вею! Я вам не вею! Нас спасут! Меня спасут! Я профессой! У меня студенты! Я уже яботу опоздал!
   К нему подошла невысокая женщина, взяла его за руку и оттащила в сторону, что-то тихо говоря. Профессор умолк, только потеряно оглядывался по сторонам.
   -Так! Люди, вы что, забыли? - Вера снова подняла голос. - У нас тут дети. Нам надо перестать валять дурака и заняться делом. Тут есть настоящие мужчины? Нам нужна стена, причем покрепче! Тащите сюда мебель, все тащите! Давайте, не стойте как бараны на бойне! У кого в квартире были ковры - тащите их сюда! На землю! Нам не нужны местные насекомые и змеи! У кого есть топор дома? Инструменты?
   В общем, спасибо ей, народ немного встрепенулся и кинулся за мебелью. Это была не очень качественная идея, современная мебель то еще защитное сооружение, но в тот момент мысль показалась весьма здравой.
   Да и выхода другого у нас не было. Что под рукой оказалось, то и использовали.
   Из инструментов нашлись топоры и даже парочка пил. В том числе одна старенькая бензопила, но увы, ко всеобщему сожалению, с пустым бачком.
   Зато лопат, монтировок, всевозможных ножей и прочего металла было в избытке. Кухни и кладовки к нашему счастью, перенесло вместе с квартирами.
   Как выяснилось, сюда попал только верхний, последний этаж нашей пятиэтажки. А так как дом у нас длинный, как кишка, то квартир с попаданцами оказалось много.
   Восемь подъездов по четыре квартиры на этаже, вот и судите, сколько квартир перенесло. Куда девались остальные четыре этажа, нам неизвестно.
   Скорее всего,они благополучно остались на Земле, внезапно потеряв потолки и верхний этаж с крышей. А может потолки у них как раз и остались. У нас-то полов нет? Значит, они на Земле!
   И куда делись наши стены? Где таки наша крыша с полом? Почему мебель вся тут, а стенок ни одной нет?
   Ванны есть, а кранов нет. Унитазы стоят, естественно без слива. кухонное оборудование - вот оно, а труб и прочего сантехнического добра нет, испарились вместе со стенками!
   И вообще, все что к стенам было прибито или прикручено- все исчезло! А люстры почему то у всех оказались на месте, ну в смысле на полу квартиры.
   Зачем нам тут люстры, да еще и разбитые?
   В общем, вопросов тьма, а ответить некому.
   И конечно же, ни одной автомашины тут не оказалось. Они же на улице были или в гаражах. Там они и стоят, судя по всему.
   Только парочка велосипедов у нас и нашлась, владельцы не рисковали их в подъезде оставить. Воруют же. Вернее воровали.
   Поэтому владельцы двухколесных лошадок надрывались, но тащили их вверх-вниз, каждый раз, когда желали покататься.
   Ну и несколько детских колясок имеется. Некоторые жильцы не оставляли их в подъездах по той же причине- украдут!
   Животных никаких, кроме пары кроликов декоративных, да нескольких домашних собак и кошек. Аквариумные рыбки и волнистые попугайчики в клетке животными считаться не могут. Тем более, что рыбки почему то передохли через неделю, вызвав у народа сожаление о так и не сваренном рыбном супе, а попугайчиков выпустили на волю, потому что кормить их было нечем, а в самих в них перьев больше чем мяса.
   Птички так и живут тут же, недалеко от нашего общего дома. Днем летают, ночью прячутся в ветвях или залетают к нам.
   В общем, никакого рояля в кустах нам никто не предоставил. Хотя... мы же все таки не голяком сюда попали, так что можно считать, что ножки от рояля нам все же перепали.
   Первый день прошел в дикой запарке. Все таскали, строили, орали, роняли, переставляли, рубили деревья и кустарник вокруг поляны.
   Детей помладше, в количестве двадцати шести голов, согнали в центр площадки и держали под строгим контролем и надзором.
   Дети постарше и подростки принимали участие в обследовании ближайших, метров на десять от места попадания, окрестностей, под строгим наблюдением взрослых.
   Потом их припахали на строительстве ограждения, в возведении стен нашего общего дома. Нечего, мол, дурака валять, да по лесу зря шляться.
   Еще заблудятся или сожрет кто мимоходом, не дай боги? Вон, одного уже сожрали!
   Как то так само собой получилось, что моя и соседкина квартиры оказались в центре строительной площадки и все детишки в основном на наших с ней кроватях кувыркались.
   Ох бедный мой ортопедический матрас! Я столько лет на него денежки копила, купила всего то пару лет тому назад! Он же практически новенький!
   А тут детишки эти чертовы! Верхом по матрасу скачут, слезами-соплями его заливают, грязными ногами топчут...
   Вот недаром я детей не люблю, только лишние хлопоты и нервотрепка от них!
   Пропал матрас! Матрасик! Удобный, любимый, прощай!
   Пока мужчины строили заграждение, несколько особо старательных женщин натаскали кучу хвороста и от великого ума и могучего опыта взяли и запалили его весь! Разом!
   Чуть не устроили пожар, сделав общий кострище почти в три метра шириной! Ой вей, народ перепугался! Снова крики, снова вопли!
   Люди есть люди, вы же понимаете, нашу натуру не так то легко исправить.
   Так и тут, не успели мы хоть какой то порядок навести, так каждая хозяйка захотела выпендриться и показать соседкам, какая она лично опытная в по части разжигании костров и готовке еды вот таким вот образом!
   Чуть все не сгорели нафиг из-за дур инициативных.
   Хорошо что вмешались мужчины, гигантский костер быстренько потушили, задымив всю округу, на слишком активных баб наорали, потом сами очаг выкопали и грамотно так камнями его обложили.
   Это у нас проявилась вдруг активная группа из нескольких мужчин, видимо уже имевших в загашнике походный и туристический опыт.
   Попутно они же организовали что-то типа склада, куда стащили запасы продуктов. Их было не так много, как нам бы хотелось. Проблема еды встала во весь рост.
   (И сейчас стоит, кстати. Хотя мы уже адаптировались и едим местную живность, съедобные корни и даже нашли фрукты.)
   Собрали бутыли питьевой воды у тех, кто их получал.
   До наступления полной темноты вокруг поляны нагромоздили вал из всевозможной мебели, кое-как укрепив его свежесваленными деревьями.
   Кто-то предложил зажечь костры по периметру поляны, чтобы хоть огнем отогнать нападение зверей, если оно будет.
   Но решили не рисковать, потому что так и самим случайно поджариться можно, а вместо этого накрутили факелов. Тряпок было много, факелов наделали от души.
   Смочили их в смеси растительного масла и спирта, найденного в квартире покойного Семена.
   Кстати, ни жены, ни тещи Семена на момент переноса дома не было. остались они на земле, наконец-то без непутевого мужа и никчемного зятя, но и без крыши над головой.
   Я хорошо понимаю, что от нападения на нас в тот момент местное зверье удерживал только шум, который мы производили.
   Грохотали мы знатно, ничего не скажешь. Причем грохотали специально, устраивая какофонию кухонной утварью. Аж уши глохли от шума.
   Орали испуганные младенцы, с удовольствием визжали и пищали дети постарше, кое что из взрослых даже матерные частушки во весь голос орал.
   Зверье прониклось и к нам пока не лезло. И мы за пределы огражденной зоны старались не вылезать.
   Выставляли охрану, жгли факелы, шумели, свистели, воняли грязными потными телами.
   За отсутствием сортиров, которые было совершенно невозможно организовать на крошечной огороженной территории, люди делали свои дела за занавесками, отгородившись для приличия, и потом выкидывали фекалии за периметр.
   В общем, земляне вели себя совершенно по идиотски. Представляю себе, как 'благоухал' наш лагерь, если во всем окружающем лесу, метров на триста от стен, не осталось ни одного местного животного!
   Зато мы оставались живы и даже - что совершенно нелогично и удивительно в такой грязи- относительно здоровы.
   Дни шли, никто спасать нас не торопился, что в общем было естественно.
   Скандалы и истерики, бушевавшие в нашем буквально тесном сообществе по поводу этого мифического спасения, вскоре сошли на нет и народ стал задумываться над тем, а что же будет дальше?
   Ясно же, что на тех запасах пищи и воды, которые еще есть, мы не протянем даже месяц. Даже если будем есть раз в два дня, это только ослабит людей и в конце концов нас примитивно сожрут местные обитатели.
   Надо что то делать. А что? Мы понятия не имели.
   Главная проблема была в нас самих. В нашем доме на верхних этажах жили сплошняк эмигранты, потомственные горожане из бывшего советского мира, почти все с высшим образованием, менеджеры, экономисты, музыканты, директора бывшие...
   Ну чем такой жизненный опыт мог помочь нам выжить в ситуации, когда мы не просто были загнаны в угол, но даже сопротивляться не могли по человечески?
   Собрания жильцов проводились считай каждый вечер, благо жили мы все кучно, на полянке размером примерно с две малогабаритные квартиры. Ну может, самую чуточку побольше.
   Представляете себе настроение людей?
   Оказалось что это только в фантастике попаданцы сразу мужественно начинают преодолевать трудности, идут вперед на поиски приключений и воюют с попавшими же туда американцами, арабами или на худой конец, с местными аборигенами..
   А если врагов таких нет и вроде бы не предвидится? Потому что попали ограниченным числом, да и попаданцы сплошняк не герои?
   И почему то не рвутся на подвиги, а ошалевши от испуга, пытаются просто не сдохнуть?
   Еще и лес вокруг почти первобытный, страшный и совершенно непролазный на неопытный взгляд, и раздаются из него совсем не радостные звуки садящегося вертолета спасателей, а вовсе даже нечто другое?
   С кем воевать? Куда топать за спасением мира, если дорог не знаешь и вообще, даже простого калашникова у тебя нет?
   Да че там калашников! У нас вообще огнестрельного оружия ни у кого из попаданцев не было! Ни дезерт иглов, ни глоков, ни даже макарова завалящего! Не тот уровень доступа к оружию, понимаете?
   В нашей стране оружие получить частное лицо может только в очень особом случае. А у наших соседей таких случаев как то не появилось по жизни. Мирные спокойные обыватели.
   Так что фентези про бесшабашных попаданцев это одно, а реальная история- это уже совсем другое!
   Да тут еще, словно нам мало было, вдобавок ко всем проблемам, к тесноте и страху, еще и постоянные голод и жажда добавились, а уж они характер людей совершенно не улучшают! Поверьте моему опыту!
   У меня лично жизнь в запертом, тесном пространстве, да еще и с постоянной жаждой все сильнее вызывала гнетущее ощущение концлагеря.
   Вскоре люди окончательно перестали стесняться друг друга, и стали вести себя как макаки в стае. И месяца не прошло, как ходить голым или отправлять свои потребности, отойдя чуть в сторону, стало практически нормой.
   Разве что сексом напоказ не занимались, и на том огромное спасибо!
   Шелуха цивилизованности слетала с народа быстрее, чем шелуха с вареной картошки!
   В общем, это было невыносимо.
   Огрызались друг на друга все. Пролитая порция супа вызывала такой обиженный крик, такой изощренный мат, словно это все остальные остались без еды, а не тот несчастный или несчастная, которые и пролили свою порцию.
   Драк не возникало только потому, что в такой тесноте можно случайно не того стукнуть и получить обратно в лоб сразу от десятка противников.
   Кстати, первая же драка, которую дальние соседи устроили на второй день, именно так и закончилась - зачинщикам наваляли почти всем коллективом и бросили приходить в себя под стенку, недалеко от места, где стоял временный нужник, он же общественный сортир.
   В обществе попаданцев воцарилось уныние. Никто не хотел верить в то, что их не спасут, а с другой стороны, приученные государством надеяться только на него, люди привычно ждали помощи, сидя на попе и не пытаясь помочь самим себе.
   Было настолько тяжело, что даже дети уже не плакали, зашиканные взрослыми до состояния полного ужаса.
   Люди спали посменно, места для спанья было катастрофически мало. Недосып, постоянное недоедание, заглушенные и не совсем истерики, вонь, страх.
   Воды нет. Остатки питьевой воды идут на приготовление жиденькой похлебки, каждый взрослый получает в день грамм по триста, детям достается чуть побольше. Это и еда и вода.
   Ужас, а не жизнь.
   Стихийное руководство колонии, возникшее в первый же день, ответственность с себя сложило, как только стену построили.
   Что делать дальше, эти граждане видимо не знали, да и не показывались они на глаза в последнее время. Вообще.
   Ни они, ни их жены с детьми, ни даже их собаки. Засели, видать, в темном дальнем углу и сидят там, думая о своем, о вечном.
   А проблем все прибавлялось и прибавлялось.
   Парочку смельчаков, перебравшихся через стену и ушедших на поиски воды, еды, людей, или следов цивилизации, мы обратно так и не дождались. Сгинули они в лесу.
   Кроме этих двух, больше никого смелого или глупого не нашлось, на разведку в лес прогуляться.
   Вернее, подростки много раз пытались. Но на них тут же висли их мамы, а на некоторых даже и бабушки, и буквально вязали по рукам и ногам. Мол, лучше уже впроголодь, но живой, чем отпускать куда то в неизвестность любимое дитятко!
   И наконец нервы у меня не выдержали. Сколько же можно терпеть такую жизнь? Люди и не из таких ситуаций выкручивались, а мы все сидим и ждем непонятно чего.
   Чего ждем? Ясно же, что никто не прилетит, не знают спасатели, куда прилетать!
   И что, теперь вот так вот и продолжать, сесть на землю, окончательно руки опустить и помереть, на радость местному зверью?
   Или может, самоубиться? Как вот эти вон два идиота, которых люди нашли повесившимися в первое же утро, как только рассвело?
   Кретины слабовольные, нашли веревку и повесились на стенке, зацепив веревки за торчащие ножки кровати. Думаете, кто-то заплакал по ним? Ха три раза!
   Ругались все очень, когда могилу копать пришлось, это да. А жалеть? Да ну их, слабаков, к чертям на сковородку, жалеть их еще!
   Нет-нет, я не для этого пять лет назад разводилась, что бы сейчас умереть вот так, как последняя дура!
   Нашла в толчее приятельницу-соседку, Веру. Она Вера, я Надежда. Символично, да? Ну так надо оправдывать свои имена, нам их что, зря дали?
   Сели мы с Верой под стенкой, и поговорили за жизнь. Мол, надо из-за стены выбираться и искать способы выжить. Я Веру уговариваю, она меня отговаривает. Сидим, уже почти ругаемся. Орать друг на друга начали.
   Тут к нам мужики подсели, тот самый, который меня ведьмой обзывал, финансист Сергей Ушанский и приятель его, Миха Старухин, он же инженер-моторист по забытой уже позапрошлой жизни.
   Говорили, обсуждали, наверно битых часа два, не меньше. Пришли к выводу, что так как сейчас - нам не выжить. Никому.
   А значит надо выходить из гетто и начать охотиться, собирать плоды, пахать землю, искать воду. Ладно, пока тепло. Сколько времени это тепло продлится? А дождь пойдет? У нас же даже крыши нет!
   -Да не доживем мы до дождей, нам уже скоро жрать нечего будет! - зло выкрикнула Вера, уткнулась носом в коленки и заплакала.
   На нас стали оглядываться и шипеть наши 'любимые' соседи. Кое кто даже отодвинулся от нас подальше, от греха, как бы. Мало ли, чего мы такие дерганные?
   -Значит нам терять нечего. Останемся тут, умрем гарантированно. Выйдем за пределы, может найдем пищу и воду - говорю я. -И начать надо прямо сейчас! У нас еще почти десять часов светового дня, можем хотя бы воду поискать!
   -А если вода нам не подойдет?-спросил Миха.
   Он вообще такой тип, постоянно сомневается во всем.
   - Смотри, мы тут уже вторую неделю живем, если по земным часам смотреть, правильно? Воздухом дышим свободно, никто не отравился и не умер. Наши птички вон летают в лесу, значит что-то едят и пьют. Верины собаки вчера сожрали местного грызуна, пока обе живы и здоровы, правильно? Так может вода тут питьевая? Возьмем собак с собой, они нам воду и покажут!
   - Нет, я не дам на моих девочках эксперименты ставить!- бедная Вера аж задохнулась от возмущения - вы их убить хотите?
   - Вера, если мы останемся сидеть на попе ровно, то твои собаки все равно умрут, от жажды. И ты умрешь. Я же видела, как ты отдала половину похлебки собакам. Я лично хочу пить, умираю просто. Обезвоживание самая худшая возможность умереть. Ты этого хочешь? Легче тогда повеситься, как эти два идиота. Иди уже, вешайся и не мучай ни себя, ни собак! И нам похлебки больше останется!
   Мужики засмеялись, Вера обиженно засопела, прижала к себе одну из псинок, но та вырвалась и спряталась за спину хозяйки.
   - И кстати, Вера, народ уже поговаривает о том, что собак надо забить и пустить в еду. Ты понимаешь, что если народ окончательно оголодает, тебе твоих любимых девочек не спасти? Я кстати, других собак уже давно не вижу, куда они подевались, мне очень интересно? - озвучил Сергей мои подозрения.
   Что то в этом роде я и подозревала после исчезновения кошек старушки из самого последнего подъезда.
   У нее кошек было штук десять, все попали с хозяйкой в этот кошмар, а сейчас их осталось всего три. Либо кошки разбежались по лесу, либо их пустили на похлебку.
   А если...
   Хотя какое если, судя по словам Сергея, мы уже несколько дней едим кошатину.
   Нда... красиво...
   А там у мужика на балконе была клетка с кроликами... Ой... они декоративные вообще то, чуть побольше морской свинки размерами, но это все равно мясо!
   Интересно, их тоже уже сожрали или мужик покрепче старушки попался и кроликов отбил пока?
   Все равно долго ходячее мясо не протянет, народ навалится на хозяина и сожрет пушистиков вместе со шкурками. Голод не тетка.
   - Короче, ребята. Нам надо срочно выбираться отсюда. Пока не съели все запасы еды и не перешли на собак, а потом на детей и ненужных взрослых. Надо искать жратву. И воду!
   Говорю им и вижу, что мужчины полностью согласны, а вот Вера в ступоре от услышанного.
   Ну да что с нее взять, она кроме сериалов, ничего по телевизору никогда не смотрела и книжек современных тоже не читает, как говорит- из прынципа!
   Однако храбрости у моей подружки не отнять, она первая встала и только спросила- Мы только вчетвером пойдем? Или кого еще позовем? Может дядьку спортсмена из последнего подъезда? Он тут недалеко с женой ругается, мается из угла в угол, бедолага, нужно его позвать с нами. Он точно пойдет!
   - Зови - согласился Сергей - мужик он хоть и скандальный, но вроде крепкий.
   Мне и Михе было все равно, брать с собой еще кого то или самим вчетвером через ограду лезть, на разведку в местные дебри пускаться.
  
  Глава 2
  
  
  
   Уговаривать спортсмена не пришлось, нам даже показалось, что мужик дико обрадовался возможности выйти за ограду.
   Видимо голодная жена его так запилила, что ему было уже все равно куда смыться, главное не слышать уже до смерти надоевший голос жены.
   Честно говоря, она не только его уже до печенок достала. Если нам придется жрать человечину, эта бабенка первая на очереди в котел будет! Зараза противная!
   Так что спортсмен мгновенно вскочил, отряхнул штаны и майку, в которые он уже пару недель одет без всякой перспективы на что то другое, и быстрым шагом помчался вооружаться.
   Ну, помчался- это я для красоты образа. На самом деле он просто прошел, распихивая кулаками народ, в другую сторону лагеря, там шагов двадцать до стены, и выбрал в 'запаснике' из кучи накиданого железа маленький топорик, а из небрежно наваленной кучи чемоданов и сумок - рюкзак.
   Мы экипировались так же. Мужчины с топорами, женщины с ножами. На нас топоров не хватило. Да и тяжеловаты они. Больше для мужской руки, чем для наших городских хлипких дамских ладошек.
   Оставалось решить. как нам перебраться за ограду.
   Потому что когда ее строили, выход в панике не предусмотрели. Получилось такое сплошное нагромождение мебели и прочих вещей высотой около двух метров. Средняя высота шкафа, понимаете?
   Мы же ограду построили из всей нашей общей мебели, ну немного деревьев срубленных добавили. В основном срубили деревья по краю поляны, чтобы места хоть как то хватило всем жителям новоявленной 'Вороньей слободки'.
   Ограда получилась не ахти какая, но видимость безопасности она создавала. По крайней мере, на первых порах. И за нее было крайне удобно перебрасывать все отходы жизнедеятельности нашего коллектива.
   Кое-как перебравшись через поставленные друг на друга столы, мы оказались с другой стороны ограды.
   Ну и естественно, сразу вляпались во все то дерьмо, которое уже толстым слоем лежало сразу за оградой.
   Вытаскивая ноги из фекалий и мусора, ругаясь на чем свет стоит, и на следующем шаге снова влипая в 'ароматические' кучи, мы с трудом продвигались вперед, проклиная того или тех, кто так паршиво пошутил, забросив нас неизвестно куда и зачем.
   Шагов через десять фекальных куч стало резко меньше, видимо, у народа сил не хватало кидать свои 'снаряды' так далеко.
   Но увы, воняло по прежнему.
   Мы ломились через кусты, как стадо бегемотов. Ну кто вам сказал, что все попаданцы сразу же, с первой минуты умеют двигаться по лесу совершенно бесшумно?
   Приведите его, пусть он и нас научит! Потому что в этом лесу тихо ходить невозможно!
   Как ни ступишь ногой, то веточка хрустнет, то чья-то сухая кость из под неловкой ноги вывернется с таким шумом, словно куст с корнем вырвали, то кто-то из нас по лицу веткой получит и вскрикнет...
   Но главное во всем этом- от нас дико воняло! Вы же понимаете, при нашем жестком дефиците воды речь о купании вообще не идет.
   Мокрые салфетки оставили для совсем маленьких, а взрослые... Ну взрослые кулаками утром глаза протрут, и хорошо.
   Так что перло от нас потом, вонью от немытых тел, а вдобавок ко всему еще и выпачканные в дерьме туфли!
   Мы продвигались вперед в облаке такой вони, что нас подташнивало. Когда в лагере торчали безвылазно, принюхались как то. Вроде и не ужасно пахло.
   А как вышли за ограду, да фекальный периметр прошли, чистый воздух по носам и ударил. Как же от нас воняло, господи боже!
   Да мы могли одной вонищей своей всех местных комаров на пару километров от нас и нашего стойбища отогнать!
   И судя по тому, что на нас никто из местной мошкары все еще не покусился, мы их очень успешно напугали.
   Или же комариков тошнило в кустиках еще на подлете к нам, и они потом удирали со всех крыльев, в поисках глотка свежего воздуха.
   Хотя те летающие твари, периодически пытающиеся нас укусить в лагере, скорее похожи на воробьев со шприцами вместо клювов. И размерами и цветом. Впятером литр крови высосать могут, заразы такие!
   Так мы и продвигались по лесу, не встретив на пути даже мошки.
   Сзади нас неожиданно раздалось пыхтение, топоток, и не успели мы испугаться, как нас догнали Верины собачки.
   При ближайшем рассмотрении у собачек на шеях мы с Верой обнаружили веревочные петли, заканчивающиеся обмусоленым обрывком веревки. Получалось, что кто-то привязал собак, а те совместно перегрызли веревки и кинулись вслед за хозяйкой.
   Мы с Верой посмотрели друг на друга:
   -Убью гадов - сказала Вера - вернусь обратно и удавлю! Они что, моих девочек в суп пустить хотели? Поубиваю! И сварю из их грязных, похотливых рук гуляш!
   Мужчины удивленно смотрели на нас, а Миха, хмыкнув, лениво так протянул:
   - Ну Вера-а! Мы же как раз об этом и говорили перед уходом! Все оставшиеся домашние животные в нашей общине пойдут в су-у-уп! Так решили наши женщины! И причем тут похоть?
   Взгляд, которым одарила Миху и остальных Вера, мог бы легко убить, владей моя приятельница магией или хотя бы каким либо волшебным 'моджо'. Но увы, чего нет, тем и не убьешь...
   -Ладно, давайте уже пойдем дальше? Собаки живы, они с тобой, лучше пусть нам воду покажут! -спортсмен повернулся к нам изрядно исхудавшей спиной и потопал дальше.
   И мы пошли за ним, что нам еще оставалось?
   Вскоре собачки свернули в сторону, к местному кустарнику и активно затявкали, призывая хозяйку пойти за ними.
   Так как нам в общем было все равно куда двигаться, мы повернули и наклоняясь, один за другим нырнули следом за собаками в высокие густые кусты.
   Минуты три блуждания по кустам, оказавшимся довольно колючими, привели нас к высокому дереву. Ствол этого монстра просто с ног сшибал размерами! Ничего подобного я в жизни не видела! В нем спокойно можно было камаз разместить и еще бы место осталось для гаража !
   Собаки кинулись к дереву и исчезли между высокими плоскими корнями, торчащими над землей. Вера с оханьем кинулась за своими питомцами, мы с руганью за ней.
   А там нас ждало маленькое чудо!
   Между удивительных, высоких, нам с Верой выше пояса, и действительно плоских как доски, корней чудо-дерева фонтанчиком бил из земли чистейший прозрачный ручеек. Крохотный, с небольшим, буквально в пару мужских ладоней бассейном.
   Мы замерли, стоя на коленях над этим чудом, а собачки с жадностью кинулись лакать воду.
   -Стойте! Стойте! - Сергей аж руки над ручейком растопырил, чтобы мы не кинулись пить все одновременно. Пить же хотелось совсем не по детски! А уж воду как увидели, аж помутнение разума наступило! - Стойте, ключ совсем крохотный, мы так его сразу загадим! У кого с собой стакан или кружка? Давайте сюда!
   Кружка оказалась в рюкзаке спортсмена, и он, наклонившись над бассейном, аккуратно наполнил ее чистой водой.
   Пригубил, сделал пару глотков и передал кружку Вере. Та отпила немного и отдала кружку Михе. Тот мне. Я Сергею. Пройдя по кругу, кружка вернулась в воду и теперь уже Сергей выпил половину и дал ее спортсмену. Тот допил, наполнил кружку и передал Вере.
   Прямо священнодействие получилось!
   Таким образом мы пускали кружку по кругу три раза, пока не поняли, что все напились до отвала. Крошка-бассейн был пуст, но ручеек постепенно заполнял его, а мы сидели и молча смотрели на это чудо.
   Вода была очень вкусная, но ее было мало, совсем мало. Чтобы напоить всю нашу ораву, не хватит и десяти таких ручейков.
   Вера сказала, что можно наполнить водой бутылки, которые она взяла с собой и кто то из нас отнесет их в лагерь. Этого количества хватит хотя бы на детей. А она, Вера, лично сама пока обратно возвращаться не собирается.
   -Да я лучше тут, у воды останусь и помру, чем жить в том страшном месте с ужасными людьми, которые хотели сожрать моих собачек!- Верочку аж передернуло от эмоций!
   Назад возвращаться не захотелось и мне. В лагере меня ничего не держало. От моей квартиры остались воспоминания, моя одежда, все вещи растащены, пошли в общее пользование и канули в общем котле.
   Я не понимаю, почему надо было пускать в общее пользование личную одежду, но народ общим постановлением выдал, мол, из за того, что у многих шкафы пострадали и перевернулись, а в процессе постройки стен из мебели все перепуталось, нечего и нам с Верой иметь свое-персональное.
   И плевать, что нам повезло и у нас вся мебель целая. Именно потому надо отнять и у нас, что бы никому завидно не было! И вообще - делиться надо! Делиться!
   Вот и экспроприировали все что можно, в общий склад.
   Моя кровать занята детишками. Как и Верина, кстати.
   Так что все равно мы с Верой на полу спим, на огрызках какого то непонятного ковра. Так уж лучше спать на свежем воздухе, чем в той скученности и вони, которая стоит в лагере. Пусть тут даже захудалого коврика нет, под спину постелить, но во всяком случае, хотя бы дышать можно.
   Но мужчины с нами не согласились.
   - Надо вернуться. Отнести воду, взять необходимые нам вещи. Не думаю, что кто-то еще рискнет выйти за ограду на ночь глядя - Сергей был серьезен и даже хмур - спортсмену нужно вернуться к жене. Не морщись, ты на ней сам женился, тебя никто не заставлял!
   -Хорошо, давайте сделаем так! Мы вернемся в лагерь, отнесем воду, соберем что сможем из вещей и позовем еще народ с нами. И постараемся забрать последних животных. Пока тупо не сожрали всех. А вы вдвоем- Миха обратился к Сергею и Вере- постарайтесь найти нам место для ночевки. И ждите нас тут, у ручейка. Мы вернемся перед закатом.
   И мы пошли назад к лагерю, неся четыре наполненных чистой водой бутыли. Это была капля в море, но это уже было что то!
   Добрались до лагеря, ориентируясь по вони. Когда снова пришлось преодолевать полосу отходов, я поняла, что этот чертов лагерь я вижу в последний раз и больше ни за какие коврижки в него не вернусь! Пусть лучше меня динозавр сожрет!
   Перелезли через стену и застали дикий скандал. Хотя, чего там, застали, шум и крики были слышны далеко в лесу. Так что мы хорошо знали, во что сейчас влипнем.
   Народ ожесточенно делил остатки воды, отнимая их друг у друга, кое кто уже размахивал ножами и вот-вот была готова пролиться первая кровь.
   Спортсмен вытащил бутыли с водой из рюкзака и заорал- 'ВОДА! МЫ НАШЛИ ВОДУ!'
   Народ, занятый своим делом, на вопли и внимания не обратил. Все продолжали орать, лупить друг друга и пинать детей, вопящих у взрослых под ногами.
   Тогда спортсмен сунул в рот два пальца и свистнул, да так залихватски громко, что у меня в ушах зазвенело.
   Никто из занятой сварой толпы даже внимания на свист не обратил. Орали, матерились, азартно колотили друг друга по чему попало.
   Миха сморщился и хлопнул спортсмена по спине.
   -Ты что, оглоушить хочешь? Пожар! ПОЖАР!
   Народ, услышав страшное слово, резко прекратил вопли и драку и все стали лихорадочно оглядываться в поисках огня.
   А наш спортсмен присел на корточки и подозвал к себе детишек. Я встала рядом с ним и мы стали наливать воду детишкам в стаканы и кружки, которые валялись тут же, под ногами. На детей ушли все четыре бутылки.
   И тут взрослые сообразили, что никакого пожара нет, а происходит что-то совсем даже не то. Толпа увидела бутыли, резко сплотилась и двинулась на нас. Еще секунда и похоже что нас начнут убивать!.
   -Э, э-э! Вы что это делаете? Что это вы тут дэлат собрались, а? А ну ка. быстро разошлись, дармоэды! Пошли по углам, крысы помоэчные!
   Сквозь толпу, расталкивая всех локтями и раздавая удары кулаками, как ледокол сквозь льды, к нам протиснулась плотная. красная от злости женщина восточного типа.
   Подошла к нам и повернулась лицом к толпе.Рядом с ней так же лицом к толпе встали молодые крепкие мужчины, очень похожие друг на друга и на женщину.
   -Это вы что делаете, сукины дэти? Убить их захотели? Ах вы паразыты трусливые! Мало скандалили, да? Вашим дэтям воду принесли, а вы убивать лезете? А если так, то сейчас мои дэти вас будут убивать! А ну, шаг назад, дармоэды! - женщина вытащила из за спины огромный кухонный нож и замахнулась им на толпу - Я вам сэйчас покажу, как убивать надо! Парэжу на чебуреки! На шашлыки покрошу!
   К моему удивлению, толпа шарахнулась и отодвинулась на пару шагов назад. Детишки притихли и собрались за нашими спинами.
   Ситуация была какая то странная, неправильная. И не просто странная, она была какой то нечеловечески уродливой. Хотя голодная толпа еще та дрянь, если честно.
   Но женщина уверенно двинулась вперед, размахивая ножом и повторяя: - А ну расходитесь! Пошли вон, шавки паршивые! Разошлись, быстро! Считаю до трех- кто не отойдет в свой угол, того пущу на суп! Сама зарэжу и освэжую!
   И неожиданно народ затих, толпа развалилась, кто то истерически хихикнул и люди покорно разошлись по своим углам. Хотя и бухтели, конечно, не без этого.
   Я была в шоке, если честно. Вроде же мы всего-то пару часов отсутствовали, ну максимум три часа прошло, не больше, а тут такие события!
   И кто эта женщина? Не помню я ее. И парней ее не помню. Откуда они взялись? Никогда их не видела, хотя за годы жизни в этом доме я вроде всех соседей хотя бы лицо, да знаю!
   Тут мои мысли прервала сама новоявленная 'королева' нашей колонии.
   -Садитесь, вы наверно устали. Меня зовут Сирануш, это мои сыновья и племянники. Мы приехали в гости, утром в тот самый проклятый день, понимаешь, к дочке моей, она замуж за вашего парня собиралась. И вот теперь мы тут, а дочка с зятем там, на Земле осталась. Бедная моя, единственная доченька, сразу всей семьи лишилась! Без братской защиты осталась! Мама пропала, папа далеко! Вай, что поделать! Такова судьба неблагодарная! А вы воду нашли, да? Где? Почему так мало принесли?
   -Мы в общем не надеялись воду найти, потому и мало бутылок взяли. -сказала я - да и ручеек там совсем крохотный, чтобы пятерым напиться, пришлось полчаса воду собирать. Но если есть этот ручеек, должна же быть еще вода. Мы вернулись принести попить детям. Возьмем кое-какие вещи, и снова уйдем. Еще бутылок возьмем, у меня были дома десятилитровые. Надо поискать, куда их в суете засунули.
   -Я так понимаю, что в лагере вы больше не будете жить, правильно, да?
   -Правильно, госпожа Сирануш. Зачем нам тут оставаться, нас никто не держит, ни у кого из нас, кроме спортсмена, нет тут близких - Миха внимательно смотрел на женщину- а оставаться тут, это значит объедать детишек. Они уже прозрачные совсем, посмотрите на них! А без детей у колонии нет будущего. Поэтому мы уйдем.
   -Нет, не вы, а мы. Мы тоже уйдем. Нам с моими мальчиками тут делать нечего. И надо бы забрать детей. Вы же понимаете, да, что эти недоумки их через пару дней жрать начнут, да? Детей надо уводить! И не говорите мне, что в лесу опасно! Тут в лагере намного страшнее!
   -Сирануш, там еще пара кроликов была, их что, уже сожрали?
   - Нет, дорогая, их завтра скушать хотят. Их и последнюю кошку этой старушки. Она кстати, почему то умерла часа два назад. Я сама не видела, но говорят она споткнулась и ударилась, когда кошку последнюю отдать не хотела. Кричала, что кошка беременная. Животные в клетке сидят, около кухни. Там мой старший сын и три племянника караулят. Никто животных сегодня не тронет. А что, вам они зачем-то надо?
   -Хорошо бы спасти их и заодно прихватить семена, которые Вера хранила. Они в ее шкафу, лежат, я знаю, где он стоит. Тут они просто пропадут, а уйдем отсюда, может и найдем место посадить их. Нам привычная пища понадобится.
   -Так, дорогая, давай скажи твоей тете Сирануш, где этот шкаф с семенами, мы с мальчиками сходим, заберем. А вы собирайтесь, как стемнеет и все спать пойдут, нам надо уходить. Детей заберем столько, сколько сможем. Тех, кто с родителями и тех кто без. И немного еды я захвачу, у меня есть запас.
   -Госпожа Сирануш, в лесу нам ночевать негде будет. - сказал Миха- Мы Веру и Сергея у ручейка оставили, но там спать просто негде.
   -Вы за это не переживайте. Главное, уйти от этой вони и от этих поганых людишек. А где переночевать, это мы придумаем!
   С этими словами Сирануш пошла в сторону кухни, попутно совершенно безжалостно распихивая ударами кулаков и локтей всех, кто подворачивался на ее дороге. Её сыновья защищали ее с боков и сзади.
   Получился слаженный отряд, который просто сносил всех, попавших под ноги. На одного тщедушного мужчину, который не торопился сойти с ее пути, Сирануш мимоходом замахнулась ножом и наверно ударила бы, если бы мужичонка быстро не отскочил в сторону.
   -А мадама то суровая какая! Аж жуть взяла! Эх, пойду я собираться и с женой поговорю. какая ни есть, а своя. Не оставлять же ее этим людоедам! - С этими словами наш спортсмен ушел в свой угол, откуда скоро стало раздаваться гневное шипение его супруги.
   Мы с Михой тоже пошли собираться. Еле-еле, после серьезных поисков, я нашла в общей куче вещей свой спортивный костюм, свернутый в валик, свое полотенце и пару носков.
   Достала из шкафа, с трудом открыв заколоченную кем то дверцу, игольницу с нитками и иголками, спицы для вязания и забрала аптечку.
   Мимоходом удивилась тому факту, что хотя и угрожали все отнять и поделить, но дверцы моего шкафа просто заколотили и никто почти ничего моего не прихватизировал, быстро сняла с плечиков кофты и на полочке забрала упаковки нижнего белья.
   Странно, неужели не заметили все эти вещи, когда шмонали все шкафы? Или кто-то мое добро себе решил приберечь? Ну да уже неважно сейчас!
   Сложила все в рюкзак, сверху сунула 'пенку' в рулоне и в глубине шкафа увидела мыло. Взяла и его. Расческу, полотенце, сумочку с моими документами и мелочами сунула туда же.
   Пошли с Михой к Вериному шкафу, около которого уже стояла Сирануш с сыновьями и племянниками.. На парнях были навьючены большие спортивные рюкзаки, забитые под завязку.
   Я вытащила из шкафа Верину косметичку, сгребла все ее кремы в сумку, нашла расческу и щетку. И мелочи разные, вроде трусов и носков и прокладок.
   Мужчины ухмылялись, а Сирануш одобрительно кивала головой, приговаривая- 'Бери, дорогая, бери, все надо!'
   Так же коллективно сходили в Михин угол и обозленный Миха обнаружил, что остававшееся у него в собственности небольшое количество вещей уже растаскали шустрые соседи.
   Тут уж парни Сирануш показали себя во всей красе! Миха и ребята пошли по соседям, и все, на что Миха показывал, тут же забиралось, а новые владельцы получали кто пинок куда попало, а кто бухтел, то и по морде.
   Таким образом мы через час были уже собраны и готовы уходить. Сидеть в вонючем лагере до вечера никому не улыбалось. Оставалось прихватить клетку с животными и забрать детей. Хотя бы тех, кто помладше и кто первый кандидат в котел.
   А то, что эта публика очень быстро перейдет к канннибализму, мы тогда практически не сомневались. Если им позволить, конечно.
   Пока мы собирались, к нам подошли еще люди. Причем уже с грузом за плечами и с детишками на руках. Оказалось, не все хотели оставаться в лагере, ожидая 'у моря погоды'. Многие предпочли убраться куда подальше от уже не совсем адекватных, еще пару недель тому назад вполне интеллигентных вроде бы людей. А тут такой повод- часть активного народа уходит!
   Людям до смерти надоело сидение в вонючем лагере под символической защитой стен из мебели. Надоело слушать трусливые разговоры о том, что в лесу очень страшно и что в незнакомой местности остаться в живых можно только вот так, спрятавшись и еле еле выживая.
   Кроме безысходности и неадекватности, уходящих ужаснула внезапная смерть старой кошатницы и странное нежелание главных крикунов хоронить усопшую.
   Люди и сами уже подумывали, как бы выбраться из этого кошмара, и искали подходящий случай.. А тут они увидели наши сборы и поняли, что вот она, возможность и пора рвать когти, унося исхудавшие остатки мяса на своих костях, пока их не пустили в котел добрые соотечественники. Их и их детей.
   Среди тех, кто уходил с нами, была молодая мать с двумя малышами, двухлетним мальчиком и четырехмесячной девочкой. Она оказалась тут без мужа, который просто не успел в тот день вернуться домой. И теперь ей и ее детям ничего хорошего в лагере не светило.
   Само собой, что по тихому уйти у нас не получилось. Остающиеся стали активно возмущаться и требовать оставить им все, что мы с собой решили забрать.
   Мол, мы не имеем права оставлять людей в лагере ни с чем, это мол, негуманно!
   Началась заварушка, уходящим пришлось помахать кулаками.
   Клетку с животными мы отняли с боем, детей просто перекидывали через ограду уже перешедшим туда родителям и другим взрослым. Подростки перебрались сами, некоторым пришлось отпихиваться ногами от ошалевших остающихся.
   Когда орущую от ужаса девочку лет десяти все же стянул обратно вниз в лагерь пожилой мужчина, в разбитых очках, со слюной в уголках рта, и стал оттаскивать ее подальше от стены, нашему спортсмену пришлось вмешаться.
   После пары крепких затрещин дядька отпустил девочку, свалился на землю, но тут же вцепился в ногу спортсмена, с воем- 'Я хочу есть!'
   Пришлось добавить ему еще раз, чтобы отцепить уже от спортсмена.
   Рачительная Сирануш умудрилась забрать даже пару кастрюль и пачку спичечных коробков и зажигалок, спрятанных под одной из сковородок. Но она честно оставила на месте половину зажигалочного запаса.
   Глобального мордобоя с остающимися не получилось. Уходили в основном все молодые, родители с малышами. и с ними же ушли дети и подростки, оставшиеся сиротами при переносе.
   В лагере остались только люди постарше. Но даже при такой ситуации парням Сирануш и нашему спортсмену напоследок пришлось еще помахать кулаками, чтобы успокоить остающихся. И мы даже пообещали приносить им воду и по возможности еду.
   Так, с горем пополам, с воем и криками за спиной, мы вышли на свободу. Честно, у меня лично было полное ощущение, что я вырвалась из застенков.
   Когда мы покинули лагерь и уже отошли метров на сто, нас догнало еще несколько человек. Кое-кто нес на руках спящих детей. Оказывается четверых малышей-сирот спрятали остающиеся, непонятно с какой целью. Им же детей не прокормить!
   Хотя, о чем это я...очень даже с понятной.
   Вслед нам, кстати, из за стены летели проклятия и пожелания подохнуть поскорее.
   Честно говоря, многие из нас тоже чувствовали себя не в своей тарелке. Нам было неприятно оставлять соседей в лагере, многие из которых люди в возрасте глубоко за 45, но в тоже время мы сознавали, что нам всю ораву бездельников не прокормить.
   Жестоко? Нет. Просто жизненная необходимость, выбор мы или они.
   Почему бездельники? А сами посудите, люди сидят на попах ровно уже сколько времени и ничего, абсолютно ничего предпринять не желают. Просто сидят и ждут, когда добрый Карлсон прилетит на голубом вертолете и бесплатно их вернет домой, в родные олимовские условия.
   Все, на что хватает энергии этих людей, это перемывать косточки всем соседям и жаловаться друг на друга. Ну и конечно, порции ежедневного супа они расхватывали в первых рядах.
   Наша группа быстро удалилась от лагеря и двинулась по хорошо видным дневным следам в сторону поворота на ручеек. Больше никто из-за стены за нами не увязался.
   Через час мы добрались до поворота на ручеек и остановились. Народ стоял молча и смотрел на нас с Сирануш, а мы думали, как протащить всех сквозь кусты, не рубя в кустах просеку.
   Не хотелось открывать наше местоположение оставшимся в лагере. А то, что они, ну может не все, но некоторые, не сегодня, так завтра точно пойдут нас искать, так это гарантированно будет!
   В итоге в кусты ныряли по одному и на карачках продвигались вперед. Миха пошел первым, чтобы успеть предупредить Сергея и Веру. Хуже всего пришлось Сирануш. Видимо у женщины болели колени, потому что она с трудом смогла сесть на корточки, а уж двигаться вперед в таком положении вообще не могла.
   Но ее сын нашел выход из положения. Парень сел на землю, велел матери ухватиться сзади за его плечи, и двинулся вперед, упираясь в землю коленями и ладонями.
   Смотрелось со стороны довольно смешно, словно одна горилла волочет другую, но сын достаточно резво буксировал маму по лазу сквозь колючие кусты.
   Следом пустили детишек с подростками, потом остальных взрослых, а замыкали мы со спортсменом и его женой.
   Я еще и распинала ногами старую листву около лаза, а сам лаз как смогла, закрыла наклоненными ветками, получив себе на память несколько болючих колючек в пальцы. Хорошо что иголки швейные у меня есть, будет чем их выковыривать.
   Честно говоря, я не совсем понимала, как мы будем выживать, но вода у нас уже была, а с остальным тоже что-то придумаем.
   Мы народ такой, дай нам лимон и на выходе мы получим вкусный лимонный ликер! А что делать? Если жизнь тебя пинает по почкам, повернись к ней лицом и дай ей хорошего пинка по печени!
  
  
  
  
  Глава 3
  
  
  
   Когда я выбралась из кустов, передо мной предстала умилительная картина: Вера и Сергей священнодействовали у родничка, раздавая народу буквально по полстаканчика воды в пластиковых прозрачных стаканчиках..
   Пластиковые стаканы в упаковке держали в руках те самые ребята, которые взяли на себя лидерство в первые дни, оборудовали очаг в лагере, помогли отстроить заградительный вал и потом как-то тихо исчезли с глаз долой.
   Мы с Верой все гадали, чего это такие активные мужики не лезут больше командовать, а по углам прячутся? А они то, оказывается, уже на третий день после начала нашей эпопеи из лагеря смылись, тихо так, по английски...
   Ушли, не попрощавшись, не сказав никому ни слова, прихватив своих женщин, детей и собак, свои вещи, а также немного бомжпакетов из общего запаса.
   Кстати, совершенно справедливо забрали, потому что останься они в лагере, им все равно еда бы полагалась. Вот они и унесли положенный им паек с собой.
   Экипировка походная у них была, палатки, туристические наборы, аптечки. да и кроме туристического набора, они сохранили при себе вещи из своей квартиры, которые постепенно тоже унесли подальше от общего лагеря.
   Интересно что осталось у них это все в собственности по одной простой причине- их квартира до переноса была угловая с левой стороны здания, это если перед фасадом встать и на здание посмотреть.
   И попала вся эта квартира с мебелью, со всеми вещами и жильцами в глухой кустарник, колючий и непроходимый, повыше человеческого роста.
   Вот в суете первых дней про их квартиру никто не вспомнил, в окружающем пространстве видно ее не было, а они сами весьма благоразумно и предусмотрительно напоминать не стали.
   Оглядевшись и немного покрутившись среди народа, туристы сообразили, что ситуация в лагере сползает в крупные неприятности. Еды и воды крайне мало, разумные доводы не работают, за ограду никто выйти не хочет, тех же, кто хочет выйти и разведать, не выпускают силой, а внутри лагеря просто не выжить.
   Ребята посоветовались со своими соседями по лестничной клетке и близкими друзьями по совместительству и решили сваливать, пока время.
   В отличие от нас, они смогли уйти тихо, просто отодвинув шкаф, заменявший стену. Никто в суете, скандалах и постоянном депресняке не обратил внимание на исчезновение восьми взрослых человек с малыми детишками.
   А если кто и заметил, то решил, что оставшимся хватит еды и воды подольше и не стал кричать- 'Держите их, они уходят'
   Первое время ребята боялись отходить далеко от лагеря, но походив по ближним окрестностям, поняли, что рядом с вонючим, галдящим 'гнездом' попаданцев не только нет хищников, но и вообще никого. Так что им тут не поймать никакой дичи.
   Неважно, съедобные тут животные с гастрономической точки зрения или несьедобные. У лагеря их нет. И никого нет. Пусто. Ни птиц, ни животных, только насекомые.
   А насекомых ребятам кушать как-то не хотелось, хотя они тут были очень впечатляющих размеров, и их было много.
   Особенно были хороши летающие жуки с двумя хвостами и с такими жвалами, что с непривычки людей оторопь брала.
   Туристы стали обходить лагерь, взяв его за исходную точку и нарезая круги по спирали. Это сработало и в итоге ребята нашли неплохое место для жилья.
   Почти на окраине нашего леса, метрах в двухстах от последних деревьев, дети, обладавшие лучшим зрением, чем родители, заметили странные круглые холмы.
   Когда команда из двух разведчиков вышла к этим холмам, и осмотрелась, ребята сообразили, что им наконец-то выпал шанс устроиться более-менее нормально!
   Потому что перед ними были вовсе не холмы, а целый поселок из круглых домов, похожих на юрты, но построенных из камней и глины. Поселок, судя по трещинам на стенах и дырам в потолках многих домиков, был заброшен очень давно.
   Решив, что что-то подобное таким домикам они видели по телевизору в фильмах о Африке, и что эти дома можно попытаться привести в порядок, ребята осмотрели там все, и внутри и снаружи.
   Осколки разноцветной керамики, глиняные лежанки у стены, отсутствие намека на очаг в домах, круглые стены без окон и другие странности не убавили у переселенцев желания превратить это место в дом, пусть даже временный.
   Наоборот, наличие деревни вселило в людей надежду, что они не одни на этой непонятной планете, и что может быть даже аборигены похожи на землян.
   Меня лично такая мысль очень грела.
   Тем более, что недалеко от домиков был спуск в глубокий овраг к ручью, несущему чистую, холодную воду.
   В общем, в данный момент наши туристы выглядели намного лучше нас, проторчавших в общем лагере почти на две недели больше, чем они сами. Во всяком случае, людьми, умиравшими от жажды или от голода они точно не были.
   А о нашей эпопее они узнали очень просто.
   Не желая совсем потерять связь с остальными землянами, пусть даже такую вот, одностороннюю, раз или два в сутки кто-то из туристов, вдвоем или втроем, подходили к лагерю, послушать, что там происходит.
   Ребята надеялись, что хоть кто то из живущих в лагере захочет выйти на воздух, ну хотя бы для поиска воды, если не в поисках съестного. И вот так они случайно наткнулись на наш выход в 'свет'.
   Само собой, с их стороны пустить такие события на самотек было глупо, и мужчины просто пошли за нами, пройдя весь наш кривой путь до родничка в корнях дерева.
   А когда я, Миха и спортсмен ушли обратно к лагерю, туристы разделились, двое остались присматривать за Верой и Сергеем, а двое отправились за нами, при этом умудрившись ни разу не показаться нам на глаза.
   Есть все же разница между теми, кто часто в походы ходит, и теми, кто в городе всю жизнь провел. Мы ходим и шумим как слоны в лавке, а туристов вообще не слышно было!
   Они решили сходить, посмотреть что будет, и вмешаться, если понадобится. Естественно, что туристы все видели и все слышали.
   Не такая уж качественная получилась у нас ограда, если через нее можно видеть и слышать все, что в лагере происходит. А также практически свободно выйти и зайти.
   Так что нам на тот момент очень повезло, что зверья в окрестном лесу практически не осталось, разогнали мы их шумом-гамом и вонизмом.
   Туристы предложили нашей группе не оставаться в лесу у родничка, а пойти с ними, и занять домики, которых в разрушенном поселке было достаточно.
   -У нас там есть источник воды, а еду мы добываем, в основном это местные фрукты и корни. Мы вам все покажем, расскажем, когда на место придем. Если сейчас двинуться в путь, к утру будем на месте.- предложил старший 'турист' - кстати, я Феликс, это мой сын Рон, его друзья Ионатан и Павел.
   Молодые ребята, стоявшие рядом с Феликсом, поочередно кивнули.
   Но беженцы двигаться с места отказались. Причин было много: все устали, обпились водой, и вдобавок уже была ночь.
   Решено было пересидеть оставшиеся четыре часа ночного времени и уже на рассвете выдвигаться в сторону нового поселка.
   То, что там была вода и даже еда, пусть это и были только фрукты и корни, меня лично обрадовало безмерно. Я все лелеяла надежду умыться или даже выкупаться, пусть в холодной воде, главное чтобы ее хватало!
   Да и Вера повеселела, успокоившись за судьбу своих собачек.
   Наконец все напились и напоили кошку и кроликов, томящихся в клетках.
   Народ расселся, где кто смог, и люди отдыхали, чувствуя, что появился хоть какой то просвет в этой новой, ужасной жизни.
   Дети спали, меньшие на руках у взрослых, а остальные вповалку. Подростки, уставшие от дневных событий, инстинктивно жались друг к другу и ко взрослым.
   А у меня тупо крутилась в голове мысль-что же будет с теми, кто остался в лагере? Неужели они и правда начнут жрать друг друга? Не поступили ли мы по свински, забрав оставшихся животных?
   С другой стороны, надолго ли хватит такой ораве народа трех декоративных кроликов и одной кошки, пусть даже беременной?
   Забегая вперед, скажу что мои страхи оказались совершенно напрасны. Никто так и не перешел черту и каннибализм остался только страхом.
   Но обо всем надо рассказывать по порядку!
   У нас была еще одна проблема. Из всех детей и подростков, попавших в этот чертов новый мир, родители были в основном у самых маленьких. И почти во всех случаях это были мамы.
  
   Нет, дело не в том, что это были мамы-одиночки или вообще дети-сироты. Нет. Нормальные семьи, мама, папа, детишки. Бабушки-дедушки. Но...
   Нас тогда перенесло где-то около шести вечера, поэтому многие жильцы дома еще не успели вернуться с работы.
   А дети и подростки в нашем доме в массе своей относились категории 'дети с ключами на шее'.
   В нашей стране так принято называть детишек, чьи родители и даже деды с бабками работают допоздна, и дети вынуждены находиться почти постоянно одни.
   Родители и рады бы проводить больше времени со своими кровинками, но ситуация в стране такая, что люди нашего круга должны работать по одиннадцать-двенадцать часов в день, чтобы как то свести концы с концами и не утонуть в долгах.
   Их дети выходят на улицу играть с товарищами с ключом от квартиры на ленточке, повешенным на шею. Чтобы не потерять.
   Ну и обязательно с мобильным телефоном в кармане, чтобы мама и папа могли, пусть хотя бы так, дистанционно, но контролировать свое чадо
   Но слава богу, и не все дети нашего этажа попали сюда.
   Были и совершенно пустые квартиры, потому что жильцы гуляли, или работали. В общем, к своему счастью, они отсутствовали на момент переноса.
   С другой стороны, у многих были гости. У нас начиналась пора праздников, как государственных, так и традиционных, вот народ и отмечал. В гостях то приятнее, чем дома!
   А мы вот с Верой домой вернуться поспешили и влипли. Но теперь уже чего пальцы заламывать и горе горевать, надо устраиваться, и получше.
   Как только стало светать, 'туристы' разбудили народ, причем у них уже были заготовлены бутыли с водой.
   Значит, пока беженцы спали, ребята занимались тем, что набирали для нас воду.
   А мы как то не подумали об этом. Да и неудивительно - вчера мы были так взбудоражены своим поступком, скандалом и уходом из лагеря, что сил уже на все остальное ни у кого не осталось. Напились вволю, залили голод и повалились спать.
   Пока народ собирал себя с земли, пил и немного умывался, пока матери кормили младенцев, а остальных детей уговаривали потерпеть до поселка, все наконец собрались.
   Сирануш, наша вдохновительница и гроза окрестностей, выглядела как то странно, очень уставшей, что ли... Губы синие, под глазами черные круги, щеки ввалились. Заболела?
   Однако с помощью сыновей она кое как встала, умылась и попила воды. На этом наш завтрак закончился и туристы повели нас в свой поселок.
   Слава богу, обратно через кустарник не пришлось лезть, так что обошли мы полянку и с другой стороны увидели вполне натоптаную тропинку, по которой и пошли скорым шагом.
   До поселка шли почти три часа по земному времени. Младшие дети капризничали, плакали, взрослым приходилось их утешать, неся на руках, гладить и уговаривать потерпеть ну еще немного, ну еще чуточку!
   Детей, оставшихся без родителей, почти сразу же разобрали семьи, чьи дети дружили с нечаянными сиротами или жили по соседству.
   Так что без присмотра никто из сирот не остался, но все же, сами понимаете, детишкам не хватало мамы и папы.
   Всем взрослым в этом походе пришлось тяжело, если честно. Если внутри за оградой было скученно и страшно, то тут в лесу было еще страшнее!
   Ладно бы уходя, мы решили только свою судьбу. Но мы же забрали все семьи с детишками. Хотя, с другой стороны, а что их ждало там, в старом лагере? Теснота, вонь, жажда, голод, да передравшиеся, потерявшие человеческий облик соседи? Да ну, это не жизнь!
   А может я не права и народ в старом лагере еще образумится и сообразит, что за оградой долго не просидишь, а спасать никто никого уже гарантированно не будет? Не знаю, не знаю.
   У Веры надежда на это есть, не на спасение, а на образумление народа, а вот у меня совсем ни грамма от надежды не осталось.
   Не верю я своим бывшим соседям. Не повезло с домом, собрались в нем почти сплошь отходы человеческого общества.
   А все потому что квартиры дешевые были. Те, которые на сьем шли. Вот и собирались в этом и в соседних домах полумаргинальные такие жители, еще не бомжи, но многие по пути туда.
   Те нормальные семьи, которые у нас в доме жили, те либо с нами сейчас, на пути в новый поселок, либо на свое счастье остались на Земле. Правда без дома и без вещей.
   Я им с одной стороны сочувствую, каково это, разом все потерять! А некоторые еще и детей потеряли! Их дети-то с нами! Это же ужас просто!
   А с другой стороны- они все же дома. А мы черт знает где. Короче, и им хреново, и нам погано.
   И у нас теперь появился крохотный лучик надежды на благополучный, ну ладно, на относительно благополучный исход этого чертового нежданного-негаданого приключения.
   В нашей ситуации главное выжить. А там уж как ситуация вывернет, так и будем поступать.
Оценка: 3.97*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"