Гайдай Екатерина: другие произведения.

Шанс на преданность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть Шанса, пока часть.

  --Ригвал!!!
  -- Миссия... Ты должен...Если... - обрывки фраз уносит течение.
  -- Ри-и-иг....! - вопль ярости смешивается с резким визгом излучателя...
  ...Он просыпается, захлебываясь криком и некоторое время лежит, вглядываясь в полумрак и пытаясь успокоиться. Собрать воедино остатки ускользающего кошмара. Это его 99 жизнь. Все, что он помнит из предыдущих - видения, заставляющие его вскакивать посреди отведенного для сна времени и пытаться подавить готовый вырваться крик ужаса и гнева. Все, что он может понять - это то, что Ригвалу грозит опасность, и что этот самый Ригвал ему почему-то небезразличен. Впрочем, сколько времени и жизней прошло с тех пор? Он не помнит. Вероятно, все предыдущие жизни были исполнены неудач и неприятных воспоминаний. Воспоминаний, которые могли бы оказаться лишними и вредными в новом существовании. Это его 99 попытка прожить правильно. 99 шанс на преданность Высоким. То, что он скрывает происходящее с ним во время сна - серьезное нарушение, которое может привести к краху и эту, 99 попытку. Он прекрасно это понимает. Но он понимает и то, что ни при каких обстоятельствах не желал бы забыть. Даже если Ригвал - его собственное имя.
  Сейчас его зовут Гарвет 487, и это скорее должность, чем имя. Должность полевого медика, сборщика образцов генетического материала. Настоящие имена имеют Вольные. Враги.
  И Ригвал - имя врага. Иногда такие имена дают Палачам, чтобы они успешно внедрялись в сообщества Вольных. Если Палача заставили забыть все вплоть до имени, это могло означать только абсолютный провал миссии. Бесполезность. А раз уж его еще и переквалифицировали в медика...
  Но он все равно не хочет забывать.
  Если того пожелает Высокий - он с радостью застрелится сам, если это доставит Высокому удовольствие - он с голыми руками, в одиночку пойдет на крепость Вольных. Но он не хочет забывать, сколько бы боли ни было в его памяти. Какой бы позор ни пятнал его жизнь в прошлом. Он хочет помнить.
  Даже если это убивало его уже 98 раз.
  Он никогда не посмеет попросить Высоких не отбирать у него память. Он слишком благодарен им за подаренное бессмертие, за само свое существование. Однако он никогда не признается им, что его память вычищена некачественно. Он раз за разом будет обманывать тесты (благо, он сам медик, и знает, как они составляются), он будет всячески избегать прямой аудиенции у Высокого: хотя это и наивысшая честь, но, говорят, Высокие могут читать в душах... Он предан, бесконечно предан Высоким. Но... Он уверен и в том, что память никогда не заставит его пойти на измену.
  Мелкие пузырьки воздуха, поднятые шевельнувшейся рукой, медленно и лениво поднимаются вверх к потолку. Стены слабо фосфоресцируют и от этого пузырьки кажутся нереальными, словно принадлежат какому-то иному миру. Они всегда стремятся наверх. Даже рождаясь здесь, в крепости на дне океана.
  Яркий свет заполняет тесное помещение. Время сна завершилось. Легкое покалывание в области сердца означает срочный вызов.
  Он счастлив. Он нужен Командующему, у него есть шанс еще раз доказать свою полезность родной крепости, свою преданность Высоким.
  -- Гарвет, 487, - бодро рапортует он, вытягиваясь по струнке перед Командующим и получая новые инструкции.
  Ему предстоит не слишком сложная миссия - потерпел аварию шаттл союзников, следует найти и оказать помощь оставшимся в живых членам экипажа. Единственная проблема - идти придется по суше, а значит - по территории противника. По землям людей. Как только он обнаружит и обезопасит шаттл, или его экипаж, за ними тотчас вышлют корабль спасателей. Но до этого он должен убедиться в том, что людей поблизости нет. Нет, зря в боевые действия он вступать не должен. Разрешены непродолжительные контакты с местными жителями с целью ориентировки и обнаружения шаттла. Необходимые сведения и языковые навыки он получит в медицинском отделе. После контакта желательна ликвидация или нейтрализация свидетелей. Никто не должен знать, откуда он, что и зачем ищет. Связь с домом он будет держать через дрона. Да-да, ввиду былых заслуг ему выдадут этот инструмент. В бессрочное пользование. Из оружия... Простого парализатора хватит, остальное по мере необходимости следует приобрести в пути, в случае гибели агента техника Высоких не должна попасть в руки противника. Само собой, в дрон тоже будет вмонтирован механизм самоуничтожения. Дрон устройство умное, успеет его активировать. В случае безвыходной ситуации, и Гарвет, и экипаж шаттла должны умереть. По окончании миссии - подробный рапорт. Все. К исполнению.
  Он счастлив...
  
  
  ***
  Представитель наземной фауны. Разумный. Генетически измененный. Видимого оружия не имеет. Состояние здоровья критическое, - прошелестел дрон.
  Это было ясно и без его комментариев, но Гарвет благодарно кивнул, осторожно подбираясь поближе. Существо можно было бы назвать человеком, если бы не полное отсутствие носа и ушей, на месте которых существо имело влажные кожистые складки, и если бы не странные извивающиеся щупальца, которыми оканчивались его руки. Существо сидело на траве, поджав под себя ноги и закрыв глаза. Свободный балахон, прикрывавший его тощее тело, слегка трепетал на ветру. Существо редко судорожно вдыхало и с тяжелым хрипом выдыхало явно не подходящий для него воздух.
  -- Ты уверен, что он здешний измененный? - засомневался Гарвет, - Он, конечно, похож на человека, но...
  можно обследовать его генетический материал, - согласился дрон, - он все равно не подходит под описания наших союзников. значит, он вероятный противник.
  -- Можешь дать более детальный анализ организма?
  не с такого расстояния. необходим образец ткани
  "Сам знаю", -подумал Гарвет и подкрался поближе.
  Мутант по прежнему не реагировал. Совершенно обнаглев, однако держа парализатор наготове, Гарвет подошел к нему вплотную и сел напротив.
  Дрон предупреждающе запищал.
  Мутант открыл глаза, начисто лишенные зрачков.
  -- Пусть молчит, - сказал он и опять погрузился в транс.
  Гарвет пожал плечами и спрятал оружие. Убивать существо пока не имело смысла. Оно врядли соображало, кто находится перед ним. Однако стоило подождать, пока оно очнется, и допросить. Мутанты обычно живут большими группами, так что этот мог бы слышать что-нибудь об упавшей в лесу "стальной птице".
  -- Иди...на север, - изрек мутант, на этот раз не открывая глаз, - И...найди...ее...брата...
  Это могло быть чем угодно - от простого бреда помутненного рассудка до предсказания или просто путаной выдачи информации. Мутанты порой склонны к дурацким загадкам.
  -- Измененный...умрет...свободным, - продолжал мутант бесцветным монотонным голосом. Слова давались ему с трудом и он делал между ними долгие паузы - видимо, чтобы отдышаться, - Круг...замкнется...Беги...
  -- Я не посягаю на твою свободу, - старательно борясь с акцентом произнес Гарвет, - Я не стану причинять тебе вреда. Я просто мирный путешественник... И мне нужны кое-какие ответы... Здесь где-то должна была упасть большая штуковина...с неба... наверняка вы слышали шум...
  -- Беги... север, - повторил мутант.
  Похоже, нейтрализация и уничтожение свидетеля на этот раз действительно могут не понадобиться. Для мутанта он не был чужаком, тот даже не проявлял любопытства в отношении "путешественника".
  -- Ты советуешь пойти на север?, - уточнил Гарвет, - Именно мне? Что я найду там?
  -- Призрак, - тем же бесцветным голосом провозгласил урод, - нет... советов... призракам... потом... может быть... Найди ее...брата ...И служителя...
  Это было уже что-то. Разумеется, для обитавшего в мире грез слепого мутанта он был всего лишь призраком. Ничем не отличимым от других. Почти наверняка мутант обладал какими-то псионическими способностями. И если все сказанное им - правда, и на севере Гарвет найдет...хоть что-нибудь, касающееся миссии, эти способности довольно сильны. Нельзя позволять людям шагнуть так далеко.
  -- Дрон, прогноз состояния здоровья объекта, - прошептал он.
  "не больше шести полных циклов без необходимой медицинской помощи, - с готовностью ответил дрон, - но нужен детальный анализ. образец тканей."
  Гарвет пожал плечами и извлек из контейнера с лабораторным комплектом аппарат для снятия проб. Затем снова снял с пояса парализатор. Требования дрона были резонны.
  Шокер и аппарат сработали почти одновременно, мутант даже не успел вскрикнуть. Немного поразмыслив, Гарвет все-таки обработал образовавшуюся на одном из щупалец рану - место, откуда была взята проба. Врядли рана заживет - судя по общему состоянию организма, но быстрая смерть от потери крови мутанту не грозит. Хотя, вполне возможно, он умрет от удушья, так и не выйдя из шока. Судьба.
  --А теперь - на север, сказал Гарвет, складывая свое оборудование обратно в контейнер, - Включай компас. Сканировать местность на похожие формы жизни. Не поверю, что такое слабое создание жило здесь самостоятельно, или смогло далеко уйти от поселения.
  "наземники иногда выгоняют старых и слабых за пределы поселений, - дрон послушно зажурчал, включая многочисленные дополнительные сенсоры, - если слабые больны заразной болезнью, или о них трудно заботиться. бесполезный должен умереть, но исполнение приговора возлагается на зверей подальше от поселка."
  -- Справедливо, - согласился Гарвет, - Но малодушно. Почему они не убивают себя сами?
  Они соглашаются на это, а это равнозначно
  -- В любом случае, надо бы обойти их поселение. Так что давай, работай. И - на север.
  До самого вечера Гарвета не оставляло неприятное ощущение, что чей-то взгляд уперся ему в затылок, словно вражеский снайпер удобно устроился где-то в рифах и выбирает время и место для хорошего выстрела... но детекторы дрона никакой опасности не регистрировали, и Гарвет предпочел списать все на новизну обстановки, или особое внимание Высокого. Наспех перекусив прихваченным из крепости пайком, Гарвет устроился на ночлег в корнях крупного дерева, предварительно убедившись, что он единственный, кто претендует на это место. "Может быть, я излишне осторожен?" - подумал он. Но, вспомнив о том, что населяет наземные области, решил, что, напротив, излишне беспечен.
  --Дрон, режим стражника. Патрулирование области в зоне стоянки. Полный спектр наблюдения. - пробормотал он, засыпая и от души надеясь, что на этот раз ему ничего не приснится.
  
  
  -...У нас есть замечательная возможность проникнуть в их крепость, а ты отказываешься даже попытаться?
  -Это глупо, - иер методично ощипывал веточку коралла, - Это самоубийство.
  -Кванта сам говорил, что может взломать систему... а если и нет, мы вполне можем...попасть под программу Примирения.
  -Ты прекрасно знаешь, что эта программа - ложь.
  -Я просто не знаю, куда идти, друг... Не знаю, куда ушел Кванта, и вернется ли он...
  -Не вернется.
  -Что?
  -Он повел отряд оставшихся вживых. Это надолго. К моменту, когда он сможет отправиться на поиски, мы либо умрем, либо найдем выход сами.
  -Я думал, мы одни...
  -Нет.
  -Он бросил нас.
  -Я его попросил.
  -Ты?
  -Я ранен, и только тормозил бы продвижение. Высокие наверняка вышлют патруль для зачистки, так что для наших важна каждая секунда.
  Каждая секунда действительно важна. Раненый иер выглядел неважно, но все еще держался? Надолго ли? Как скоро здесь будут хищники, почуявшие запах крови?
  Как скоро здесь будут патрульные?
  Иер попробовал на вкус воду. Он уже чувствовал запах крови, запах своей ненависти и страха. Страха? Откуда? Почему?
  -Куда они пошли?
  -Разумеется, я не знаю. Если нас поймают и вскроют память, очень важно ничего не знать.
  -Ты ранен. А я? Почему Кванта бросил нас обоих? Конечно, у нас были разногласия, но...
  -А ты бы оставил меня одного?
  -Конечно, нет. Но вы бы могли спросить меня, прежде чем устраивать заговор. Почему он просто не пристрелил меня?
  -Зачем?
  -Думаешь, я не понимаю? Кто-то привел патрульных крепости, сдал им все коды и вывел из строя систему безопасности... Среди нас предатель, да? И этот предатель должен был остаться вживых...
  -Не обязательно. Были случаи, когда палачи взрывали реакторы вместе с собой.
  -Все равно. Вы считаете, что предатель - я? Да?
  -Палачи не бывают предателями. Они исполняют свой долг. Это их работа. Их так создали.
  -Ты их оправдываешь?
  -Нет. Они мои враги, как и каждый иер, принадлежащий Высоким. Во мне нет ненависти. Просто пытаюсь быть справедливым.
  -Как всегда. Но так или иначе, Кванта считает виновным меня. Оставляет вместе с умирающим другом, но не убивает.
  -Я его попросил. Твоя смерть не имела смысла. Я хотел чтобы ты жил.
  -Спасибо за доверие, - второй иер нервно рассмеялся, - Я в любом случае попытаюсь вытащить тебя отсюда, но уж не обессудь, если я еще раз когда-нибудь встречу Кванту, я повыбиваю ему зубы. Это меньшее что я сделаю.
  Стайка изумрудных рыбок, лениво шевеля хвостиками проплыла мимо. Высокий молодой иер задумчиво проводил их взглядом. Где-то вдалеке уже слышался легкий шелест рассекающего воду патрульного корабля. Иер решительно подошел к раненому товарищу и поднял его на ноги.
  -Ты еще можешь передвигаться, - сказал он, - Я тебе помогу. Нам нужно торопиться.
  -Куда? - похоже, друг не разделял его оптимизма.
  -Не важно куда. Важно - быстро. Ну, давай!..
  
  
  ...Гарвет проснулся от сильной боли, не в состоянии определить ее источник. Дрон спокойно жужжал где-то под прикрытием древесных крон, охраняя спокойный сон хозяина. Наскоро проверив медицинские датчики, Гарвет вздохнул спокойнее. Всего лишь ночной кошмар. Он попытался вспомнить подробности ночных видений, но все, что смог уловить - слабые, похожие на эхо голоса. Он кого-то искал... Или кто-то искал его... Кто-то бесконечно близкий... И это было очень скверно... и еще - он что-то потерял... Очень важное... Что?
  -- Дрон, мы выдвигаемся, - скомандовал он, - Направление то же.
  
  ****
  
  Джеральд спустил курок, молясь всем богам, каких помнил, чтобы дичь на этот раз не ушла. Волк слабо дернулся, застигнутый охотником в прыжке и безвольной тушкой рухнул на траву. Джеральд подавил торжествующий крик и поспешил к добыче. Жизнь начинала налаживаться. Сегодня они с товарищем смогут разнообразить рацион нормальным жареным мясом вместо моченой травы и корнеплодов. Впрочем, товарищ как всегда откажется. Процентов девяносто - откажется. Будет есть свои проверенные концентраты. Которых и осталось-то дня на три. Вот через три дня и можно начать говорить о вкусной и здоровой пище.
  Джеральд вздохнул и взвалил тушку волка на плечо.
  Что-то резко толкнуло его сзади, в глазах мгновенно потемнело и, теряя равновесие, Джеральд успел проклясть себя за потерю бдительности.
  Попытавшись перекатиться на бок, он осознал, что конечности больше не слушаются его. Чьи-то сильные руки вырвали у него ружье и перевернули на спину. Чувствительность не исчезла полностью - он слышал словно издалека приглушенный птичий гам в высоких кронах, видел темный силуэт склонившегося над ним человека. Он был все еще жив, и это обнадеживало.
  - Ты можешь меня слышать? - неприятный сухой голос с сильным акцентом, - Можешь. Это хорошо. Через минуту ты сможешь говорить, поэтому совершенно честно ответишь мне на мои вопросы и я тебя отпущу. Понял? Это в твоих интересах.
  Все оборачивалось просто ужасно. Как его выследили? Кто? Или это просто бродяга? Хорошо бы.
  - Кто ты? - выговорил он, едва дар речи вернулся, - Чего тебе надо?
  - Я сказал - ответ на несколько вопросов, - лица незнакомца было не разглядеть против солнца, - Прежде всего - кто ты, как далеко отсюда твое поселение? Размеры поселка?
  - Я охотник, - сказал Джеральд, - Я ушел далеко от города, на сотню километров... Мой напарник сейчас придет сюда, тебе лучше меня отпустить и уйти.
  - Я подожду твоего товарища. А тебя для удобства пристрелю. Возможно, твой товарищ будет отвечать на простые вопросы охотнее.
  - Нет товарища, - признался Джеральд, - Я один.
  - Жилье?..
  - Я живу один... Вышел на охоту. У меня нечего брать кроме моего ружья. Прошу вас...
  - Где твой дом?
  - Неподалеку, - Джеральд совершенно упал духом - если напавший пожелает, он сам найдет времянку по следам.
  - Очень хорошо, - голос незнакомца не выражал ни радости ни злости - только странная мешанина интонаций и режущий слух акцент, - Второй вопрос. Не происходило ли здесь что-нибудь странное за последнее время? Может ты видел что-то в небе, или встретил в лесу странных животных?
  Сердце Джеральда упало.
  - Нет, - прошептал он, - Я ничего не видел. Ничего и никого.
  - Еще раз подумай, - тело Джеральд пронзила жуткая боль, - Вспомнил?
  - З..звезда упала... На юге, далеко, - сквозь зубы процедил Джеральд, стараясь не закричать, - А потом я нашел в лесу чужака. Или мутанта - я не стал разбираться, он был уже мертв.
  - Как ты поступил?
  - Я оттащил его в болото и похоронил там. Я могу показать болото.
  - Не стоит пока, пока что мы сходим к тебе в гости. Ты дашь нам ночлег.
  - А потом? - Джеральд тщетно пытался унять дрожь и сообразить, как быть дальше. В другое время он бы не задумываясь проявил гостеприимство - налетчики перебьются денька два и уйдут восвояси. Но сейчас - не та ситуация. Совсем не та.
  - Потом ты либо умрешь с честью, либо тебя отпустят с миром.
  Его рывком подняли с земли и поставили на ноги
  - Веди.
  Джеральд наконец получил возможность рассмотреть как следует своего обидчика.
  Если это и был мутант, то природа-мать воистину обошлась с ним немилосердно. Это была какая-то отвратительная смесь огромной лысой мускулистой обезьяны и гигантской зеленой жабы. Холодные черные глаза, лишенные белков, щель широкого рта под сплюснутым бугорком носа. Складка кожи, нависающая над глазами и ближе к вискам переходящая в спадащий на плечи капюшон. Ночной кошмар.
  - Веди, - повторил монстр. За его плечом тихо зажужжал дисковидный аппарат, взмывая вверх и зависая в кронах деревьев
  Джеральд напряженно кивнул и пошел вперед, стараясь держаться прямо.
  Ноги, словно ватные, едва слушались его, удары сердца отдавались в висках гулким набатом. Он больше не задавал себе вопросов - в них уже не было смысла, как и не было смысла уводить чужака в топь подальше от дома. Еще пара сотен метров и все решится само собой - или чужак убьет и его и Кинарри, или...
  Его грубо втолкнули в дом и он ухватился за край стола чтобы удержать равновесие. Кинарри приподнялся на лежанке, непонимающе глядя на вошедших. Замерла и гигантская жаба за спиной Джеральда. Затем квакнула что-то и бросилась к Кинарри. Джеральд прислонился спиной к стене и позволил себе наконец перевести дыхание. Дисковидное устройство жабы замерло в нескольких сантиметрах от его лица, но это больше его не волновало. Он не собирался ни убегать, ни мешать чужаку, ему было достаточно того, что Кинарри ответил жабе на том же квакающе-шипящем наречии и довольно откинулся на подушки. Теперь жаба поймет, что напала в лесу на друга, и извинится. И отзовет от него этот подозрительный жужжащий предмет... И тогда он наконец сможет с ними пообщаться. Нормально пообшаться, а не в рамках с трудом усвоенных Кинарри "сспаассиба" "дай" "ниет" "даа" и "жраат йеда". Если бы Кинарри и жаба были хоть как-то похожи, Джеральд вообще бы не сомневался ни в чем, но синекожая лишенная носа физиономия Кинарри не имела никакой схожести с зеленой жабьей. Единственное - оба с точки зрения человека были редкими уродами, оба имели по два глаза, две руки и две ноги. Кинарри проигрывал жабе в росте, зато в плечах был много шире. Перепонки на лапах зеленого говорили о том, что он или его предки предпочитали водную среду. За Кинарри такой особенности не замечалось, он вобще еще ни разу не попросил пить. Эти двое были разными. И тем не менее, Кинарри был явно рад встрече, гораздо больше чем когда его нашел Джеральд, и ни о чем не беспокоился. Кинарри знал жабу, а жаба знала Кинарри, враждебности они друг к другу не проявляли. А значит и Джеральд был спокоен за них и за себя...
  
  Гарвет шел за наземником к его жилищу. Как он понял, человек имел глупость жить в одиночестве, вдали от общества, способного его защитить. Это не могло не радовать. Максимум с чем ему грозило столкнуться - с напарником, о котором проговорился человек. Но эту угрозу легко нейтрализовать, взяв человека в заложники. Передохнуть немного - он остро ощущал в этом необходимость - и продолжить поиск. Устранять наземника не имет смысла пока тот не покажет место, где захоронил останки "мутанта". Если, как и предполагал Гарвет, это окажется объектом его поисков, можно будет похоронить там же человека, найти остатки спасательной капсулы или шаттла - наверняка в том же районе - и рапортовать командованию. А пока - отоспаться в человеческом убежище, не вздрагивая поминутно из-за случайных шорохов, не изнывая от укусов насекомых, еще более надоедливых чем донные рачки. Он вынужден был признаться себе, что жизнь на суше полностью измотала его за считанные дни. То, что было по началу просто неприятно, превращалось в настоящую пытку. И сухой режущий дыхательные щели, глаза и кожу воздух, и заставляющая плавиться мозг жара, и отвратительные, лишенные вкуса чужие запахи... Хотя бы краткое, на одну ночь, исчезновение пары раздражающих факторов было бы счастьем. Если у человека дома найдется резервуар с водой, он с наслаждением нырнет туда, какой бы грязной эта вода ни была. И не будет вылазить пока не выспится, ни за что. Ах, хорошо бы там был реервуар с водой! Или лучше пруд. Пруд с вкусной рыбой... На худой конец колодец. Люди иногда роют колодцы... В этом случае, когда все окончится, он умертвит человека так быстро и безболезненно, что тот и не заметит. Возможно даже вколет ему наркотик, чтобы тот получил удовольствие. Надо уметь быть благодарным.
  Когда он увидел в жилище человека раненого воина союзников, он был более чем удивлен. Первой мыслью было - человек взял потерпевшего крушение в плен.
  - Я в порядке, свободен, - слабо улыбнувшись, развеял его сомнения раненый, - Человек просто пытался мне помочь. Я Кинарри, навигатор альянса. Надеюсь, ты поможешь мне выбраться отсюда.
  - Дрон, стереги наземника, - бросил Гарвет и присел рядом с Кинарри, оценивая его состояние. Из всех рас альянса венжи были одними из самых крепких и выносливых, почему и высоко ценились как воины и разведчики. Наверное, это и помогло выжить навигатору - такие многочисленные ожоги и переломы, не говоря уже о внутренних повреждениях, давно ввели бы иера в состояние "генетический материал". А венжи держался, был в сознании и даже находил в себе силы на регенерацию.
  - Ты сможешь указать точное место падения корабля? - спросил Гарвет, исправляя вред, нанесенный венжи человеческой медициной и вгоняя в него солидный запас нано-аптечек, рассчитанных на его расу, - Сможешь показать?
  - Я катапультировался... По моим расчетам корабль упал где-то к северу. А я прямиком в болота. Еле выбрался. Это существо, Жералт, спасло меня. Будь к нему снисходительнее.
  Услышав свое имя, человек насторожился, пытаясь по лицу Кинарри угадать, что же эти двое о нем говорят. Однако по каменным мордам чужаков нельзя было прочесть ничего. Так же как по интонациям их кваканья.
  - Каков шанс, что кто-то из экипажа кроме тебя жив?
  Кинарри задумался. Это тот вопрос, что он сам задавал себе эти дни. Ответа на который боялся.
  - Шаттл не должен был взорваться, - сказал он, - Мы приняли меры. Значит шанс был. Но прошло уже много времени. Люди могли добраться до них.
  - Тогда бы добрались и сюда. Засекли падение шаттла - значит засекли и твою капсулу. А твой наземник оставляет столько следов, что найти не сложно. Так что пока не добрались. На корабле есть возможность оказать помощь раненым?
  - Всегда. У нас хороший медик. Если он выжил, то у нас есть время.
  - Времени нет. Ты будешь спать до рассвета, а потом мы пойдем. Человек поможет тебе двигаться. И еще. Навигатор Кинарри, в состав экипажа входила твоя сестра?
  - Да, - он удивленно посмотрел на иера, - А что, с этим какие-то проблемы?
  - Нет, просто проверял одну вещь. Спи, - Гарвет встал и обернулся к наземнику, протягивая тому ружье, - А ты будешь стеречь, понял? Дрон поможет. Но если решишь бежать, он разнесет тебе голову. То же случится, если ты войдешь в это убежище без моего разрешения. Ты хорошо понял? Уходи наружу, охраняй.
  Что-то шло не правильно. Джеральд с сомнением посмотрел на ружье в своих руках. Благодарность не должна была выглядеть так. Мало того, что эта жаба заняла его жилье, так она еще и выгоняет его самого. Отдает приказы, будто он нанимался к ней на службу. И, судя по всему, ему предстоит провести ночь в обществе опасной железяки и ночных хищников.
  Жаба угрожающе рявкнула, и Джеральд, не став спорить, выскочил за дверь.
  - Они отдали мне оружие, - успокаивал он себя, опасливо косясь на дрона, - Просто кто-то должен стеречь... Кто-то же должен стеречь.
  Он с грустью посмотрел в небо. Больше всего ему сейчас хотелось бы очутиться там, под надежным укрытием лунных куполов, подальше от этой "первозданной природы", к которой он стремился когда-то. Побыть наедине с собой, со своими мыслями, с миром, с дразнящим чувством опасности, первобытного страха, который сделал человека таким каков он есть. Ощутить себя в среде, в которой жили его предки. Глупец. Ради чего? Ради того, чтобы потом у какого-нибудь терминала втирать хорошенькой девчонке, какой он романтичный герой, хвастать перед друзьями охотничьими трофеями, прошедшими тщательную стерилизазия на таможне? Написать пару рассказов и статей для колонок новостей, которые никто кроме пары таких же чокнутых романтиков не прочтет? Доказать самому себе, что он вовсе не изнеженный комфортом и цивилизацией слабак, представляющий вымирающее человечество, а достойный потомок своих предков? Трижды глупец. А ведь он почти привык. Почти свыкся с дневной жарой и ночным холодом, почти сдружился с племенами мутантов, научился выживать в этом мире. Однако каждый раз когда мир в очередной раз пробовал его на прочность, поворачивался к нему той стороной, которой Джеральд предпочел бы не замечать, он спрашивал себя - что он здесь делает и во имя чего.
  Сейчас он искренне хотел домой, готов был признать правоту отца и брата, жить нормальной для цивилизованного человека жизнью, подчиненной строгому распорядку и правилам, жизнью, в которой твердо знаешь что случится завтра.
  Это все влияние чертова сектанта, твоего деда, - говорил ему отец. Дед, Исайя Логан, действительно был большой шишкой в какой-то секте, кажется, Свет Истины, еще до катастрофы. Одной из тех многих, что впаривали зажиточным наивным прихожанам Послания Иных Миров, Вселенскую Любовь и прочую чушь.Они садились в круг и вызывали духи умерших, часами медитировали, пытаясь принять путаные сообщеныя незримых эмиссаров из дальних галактик, пришедших принять человечество в свое братство, бегали по лесам в поисках йети и ночи напролет торчали у телескопов, надеясь увидеть НЛО. Джеральд любил деда - с ним было чертовски интересно. Он брал внука на колени и, словно в душу заглядывая своими пронзительно голубыми глазами, начинал рассказывать бесконечные сказки о тайнах вселенной. Очарованный, Джеральд прижимался к его гладко выбритой щеке и обещал обязательно помогать инопланетянам когда вырастет - во имя Вселенской Любви и процветания родины. Отец был полной его противоположностью. В его голове был металл, вечные конструкции защитных куполов и генераторов воздуха. Деньги и техника. Для пустых мечтаний о далеких мирах в этой умной, почти гениальной голове просто не находилось места. Когда все семейство Логанов переправилось в лунный город, Серебряный Рай, Исайя отказался последовать за ними. Хотя отец заплатил кругленькую сумму и за него. Упрямый старик предпочел задыхаться вместе со своим миром, продолжать пить яд вместо воды и смотреть в затянутое тучами небо, ожидая что когда-нибудь прилетят добрые пришельцы и вылечат смертельно больную человечеством планету. А потом, видимо, что-то ответило его молитвам. Катастрофа захватила весь мир. Никто толком так и не смог сказать что же случилось. Мир словно был пережеван и выплюнут в одночасье - уже измененным. Миллионы жертв, разрушенная экономика - и ставший чужим дом. Исчезнувшие знакомые горы и выросшие новые, диковинные невиданные растения и звери. Люди отнеслись к катастрофе по разному. Кто-то оплакивал смерть старого мира, кто-то благословлял начало нового. виноватых искали везде. Кто-то кричал о наступившем Армагеддоне, кто-то кричал о вмешательстве инопланетян, кто-то обвинял во всем человека - ходили слухи, что заблаговременно ушедшая в Лунный город элита владела каким-то аппаратом, действие которого и было испытано на покинутом доме. Кто бы ни был виноват или благословен, пути назад не было. А потом пришла эпидемия, выкосившая большую часть еще не оправившихся от потрясения. Серебряный Рай напасть миновала - возможно, сработали строгие правила карантина. А возможно, странный вирус предназначался только для очевидцев катастрофы. Чума прошлсь по планете с косой, родившись из ничего, и так же бесследно исчезла. Большинство тех, чей организм устоял в страшной агонии, стали мутантами.
  О судьбе Исайи Логана семья с тех пор не знала. Джеральд и его брат Франк искренне надеялись на то, что его смерть была легкой. Мир перестал принадлежать человеку.
  Джеральд оказался очередной паршивой овцой в стаде после деда. Вместо того чтобы пойти по стопам отца и заняться наукой, или, по примеру брата, делать военную карьеру, или, на худой конец - как мать трудиться на общественное благо на фабрике, Джеральд решил превратить свою жизнь в вестерн. Деньги, полученные от отца по достижении совершеннолетия, он истратил на путевку вниз. Сохранив какое-то благоразумие, он оставил на счету сумму для оплаты проезда назад. Ближайший исследовательский шаттл должен был забрать его домой при первой возможности - достаточно было связаться по личному передатчику с Раем, сообщить свои координаты и согласовать возможности добраться до места встречи с экспедицией, работающей ближе всех к этому месту. Если таковая экспедиция есть. На подготовку к возвращению могли уйти годы. Вернуться всегда сложнее чем уйти. Это и говорили в один голос упрямцу отец, мать и брат. А Джеральд бредил зеленью лесов и приключениями, в которых несомненно будет победителем. Бесспорно, это было влияние чертова сектанта Исайи Логана.
  Теперь Джеральд получил все, к чему стремился - свежий воздух, лесную свободу, ежедневный риск быть съеденным хищниками и даже, судя по всему, пришельцев. И теперь он спрашивал себя - а нужно ли это ему в действительности. Одно дело - добрые сказки Исайи, и совсем другое - эта грубая жаба со своим жужжащим роботом. Кинарри - еще куда ни шло, а образ Гарвета никак не внушал Джеральду мыслей о Вселенской Любви. Шестое чувство подсказывало ему, что зеленокожий чужак сожрет его с потрохами в момент, безо всяких мук совести, и не подавится.
  
  Кинарри быстро уснул под действием препаратов, которые в него щедро вогнал иер. Гарвет еще некоторое время сидел рядом, тревожно прислушиваясь к звукам леса за дверью. Раньше он ни за что не стал бы полагаться на человека. Но сейчас немного успокаивало то, что дрон присмотрит за этим опасным, но временно нужным существом. Рядом с импровизированным умывальником, у двери он нашел бак с дождевой водой. К его разочарованию, бак оксазался слишком узким для него и разместиться в нем хотя бы частично было невозможно.Бочек для купания Джеральд во времянке не держал, Гарвету пришлось довольствоваться старой проржавевшей кадкой и, залив ее водой и кое-как устроившись на куче разного хлама, погрузить в родную среду хотя бы голову. Было ужасно неудобно, но все же лучше чем ничего. Даже не смотря на привкус ржавчины. Вода вернула ему ощущение покоя и защищености. "Гаснет свет в стенах, - подумал он, - И только крошечные пузырьки воздуха блестят в сумраке. Я дома"
  
  ***
  
  ... Было ужасно неудобно лежать на груде искореженного металла... Иер попытался сменить положение и тупая боль в плече сразу дала о себе знать. Он все же заставил себя подняться - даже если кто-то из врагов уцелел и только и ждет момента, когда он выдаст себя, терпеть не имеет смысла. Еще немного и сюда соберутся все хищники округи. Ему и так повезло - патрульный отряд был на удивление мал. Всего четыре иера. Ни боевой техники, ни корабля сопровождения.
  - Кванта! - позвал он.
  Серия щелчков, их условный сигнал, подсказала ему, что друг тоже жив. Еще несколько мгновений и Кванта выбрался из своего укрытия и подошел ближе, все еще напряженно озираясь.
  - Кажется, все, - сказал он, - Уходим. А это, - Кванта ткнул острогой в бок пленника, послушно не подававшего признаков жизни, - Это лучше добить.
  Пленник открыл глаза и встал.
  - Я сказал - лежать! - рявкнул Кванта.
  - Ты все решил, - возразил чужак, - Мне незачем повиноваться тебе перед смертью.
  - Разве ты не привык повиноваться? - усмехнулся Ригвал, - Повиноваться и умирать - это у вас в крови.
  Чужак ощерился, обнажая острую пилку зубов.
  - Высоким я обязан своим существованием, а вам - ничем. Я предупредил вас о патруле. Я пришел к вам сам, по своей воле. Можешь убить. Тилай. Но это все что ты можешь.
  Тилай. Судьба.Остальное не имеет значения. Остается ждать результатов. И спокойно принимать их. Если ты ошибся, судьба тебя не пощадит. Но и это следует принимать спокойно. Даже удар остроги в сердце. Это всего лишь смерть.
  Он выпрямился, в упор глядя в лицо врага. Сильный, гибкий как водяная змея. Ни тени страха. Ни следа от постоянной суетливой настороженности Свободных. Непоколебимая уверенность и четкость движений. Словно весь мир принадлежит ему. Словно это не его сейчас убьет Кванта.
  Тилай. Ты сделал что мог.
  - Стой! - крикнул Ригвал, - Я беру его себе.
  Кванта опустил оружие.
  - Ты совершаешь ошибку.
  - Возможно. Но я попробую, - иер потер плечо, - Он спас мне жизнь. Собери пока излучатели и броню, унесем что сможем, - он посмотрел на чужака, - Нам как раз пригодится носильщик.
  *****
  
  - ..Нам понадобится носильщик, - сказал Гарвет, с сомнением глядя на Кинарри и Джеральда. - И в то же время, нам нужен проводник. Это слабое существо тебя не дотащит. Если тащить будем мы оба, мы станем беззащитны.
  
  - Я дойду сам, - Кинарри, прихрамывая, прошелся до двери и обратно, - Просто потребуются остановки на отдых. Меня не надо ждать, я нагоню.
  
  - Вздор, - Гарвет заполнил водой конфискованную у наземника флягу и закрепил на поясе, - Будем останавливаться столько, сколько тебе потребуется. Я верю, что ты адекватно оценишь свои возможности. Проводником будет человек. Когда ты устанешь, пусть он помогает тебе. Если не сможет, помогу я.
  
  Наземник растеряно переводил взгляд с одного чудовища на другое После бессонной ночи он едва держался на ногах и не отказался бы от чашки растворимого стимулирующего напитка, но жаба испортила всю воду из бака. Теперь на поверхности жидкости плавала неприятная слизистая пленка. да и запах был затхлый, отработанный... Такое пить может разве что та же жаба. Вот и пусть пьет... А он, Джеральд, хочет спать. Он достаточно много сделал для них ночью, пока гости расслаблялись, пусть эти существа его оценят, поблагодарят (ну должны же, в конце концов!) и предложат отдых.
  
  - Ты останешься пока жить, - обратился к наземнику Гарвет, - Возьми то, что тебе понадобится в пути, мы отправляемся сейчас. Ты идешь с нами и помогаешь. Ясно?
  
  "Я не могу, я устал" - возражения застряли в глотке Джеральда под немигающим холодным взглядом иера.
  
  Оружие у него опять отобрали. К полудню он начал всерьез сожалеть о том, что не воспользовался шансом убить монстра, когда этот шанс был. Кинарри. не смотря на быструю регенерацию, передвигался все еще с трудом и Джеральду приходилось принимать на свое плечо половину веса инопланетного громилы. Когда после очередного взвизга проклятого дрона Гарвет приказал всем остановиться, Джеральд был почти рад возникшей проблеме.
  
  Впрочем, проблема выскочила из кустов раньше, чем Джеральд успел ей как следует обрадоваться, а Гарвет - навести человеческое оружие. Слишком стремительна была смерть, казавшаяся сплошным комком зубов, когтей и шипов.
  
  Джеральд видел такое только один раз, мертвым. Охотники, с которыми он общался некоторое время, показывали. Вместе с двумя трупами своих товарищей. Говорят, когда-то это было волком. Другие утверждают, что змеей. Третьи - дикобразом. Но оно до конца не похоже ни на то, ни на другое, ни на третье. До сих пор не ясно, в каких условиях оно выводит своих детенышей - на логово не набредал никто, потомства не видел, Возможно, эти твари вообще бессмертны, или живут по тысяче и больше лет, просто существуя и не размножаясь, курьез, оставленный людям Катастрофой. Одна из бесчисленных жестоких шуток неведомой зловредной силы над матушкой-природой. Идеальный для убийства организм. Зубы, прорывающие металл, шипы, источающие яд. Прочные чешуйки, покрывающие гибкое сильное тело - ни их, ни кости не пробивает обычная пуля, единственный ваш шанс - попасть в глаз, или в открытую пасть. Так и сдохло то животное, которое показывали Джерри - от удара ножом глубоко в пасть. А спустя несколько минут в судорогах и пенной блевотине скончался и победивший зверя охотник - так и не успев принять антидот. Просто потому, что безумно дорогого и редкого лекарства у него не оказалось, как и эвакуатора. Разумеется, после этого случая Логан младший потратил более половины своих новых сбережений на заветный порошок, воспользоваться которым все равно было мало шансов. Но - дед учил, что предусмотреть нужно все, а чужой пример всегда предупреждение.
  
  И вот теперь перед ним действительно была живая тварь.
  
  Человек не верит в возможность своей смерти, что бы он об этом ни говорил. Опыт может подсказывать ему, что смерть - непременный конец всякой жизни, он может тысячу раз быть свидетелем гибели других существ, но в глубине души он считает себя бессмертным. И даже на краю гибели отчаянно верит, что вот сейчас произойдет чудо. Ему даже интересно - что еще придумает мироздание, чтобы его спасти. На худой конец мироздание предложит ему загробную жизнь с более-менее приемлемыми условиями. Так или иначе, он обязательно продолжит свое существование. Это спасает его от бездны отчаяния и безнадежности. Это гасит большую часть положенного ему страха, сводя панику к минимуму, необходимому для борьбы за жизнь, самообороны или бегства.
  
  Организм Джеральда мучительно решал дилемму бороться/бежать бесконечно долгие секунды, в то время как тварь сбила с ног Гарвета, вгрызаясь тому в плечо. Выстрелившее слишком поздно ружье лишь оцарапало зверю гребень, и было отброшено в сторону. Дрон беспомощно верещал что-то над головой хозяина, в то время как Гарвет отчаянно пытался сбросить с себя врага. Кинарри, оттолкнув Джеральда, метнулся на помощь союзнику. и этот толчок помог человеку прийти в себя.
  
  - Стой! - заорал он, пытаясь задержать венжи, - Не трогай! Нет!
  
  Пришелец ответил ему шипением и схватил отброшенное ружье. Попытавшись задействовать его как привычное венжи оружие и не добившись ничего, Кинарри решил воспользоваться винтовкой как импровизированной дубиной. Эффективность была не выше - зверь и Гарвет сцепившись катались по траве, и кому доставалась большая часть ударов, было неясно. Безнадежность ситуации была очевидна с самого начала, однако позволить себе бежать Джеральд не мог. Даже не смотря на то, что жаба все равно была обречена, да и в глазах человека жизни не заслуживала. Но оставался Кинарри. даже не подумавший заступиться за него перед жабой Кинарри...
  
  Он попытался отобрать у венжи винтовку, но его опять грубо отшвырнули.
  
  Тварь оторвалась от растянувшегося на земле Гарвета и повернула морду в сторону Кинарри.
  
  Она ничего не боялась, чувство страха было ей неведомо, как и боль. Перед ней была еда. много еды, столько, что можно спрятать про запас, или использовать как приманку...
  
  Секунда на то, чтобы выбрать между жизнью и человечностью.
  
  - В глаз! Бей в глаз! - крикнул Джеральд, бросаясь на спину зверя, пытаясь хоть как-то прижать, задержать...
  
  Словно сквозь вечность он видел, как поднимается на испачканной синеватой прозрачной кровью траве иер, сдергивая с пояса одновременно нож и шокер, как орет что-то на своем непонятном наречии... А затем был выстрел. И практически сразу же - удар ножа в морду зверя. И разряд шокера, пронзивший и тело твари и вцепившегося в нее Джеральда.
  
  Кинарри осторожно снял его со зверя, в то время как отползший в сторону Гарвет пытался отдышаться.
  
  - Противоядие... В сумке... ампула... - прошипел Джеральд синекожему чужаку, страх оказался действенным средством даже против шокера - Быстрее.
  
  Разумеется Кинарри смог разобрать только слово "сумка". Отстегнув ее от пояса человека, он с сомнением уставился на Гарвета.
  
  - Что я должен делать? - спросил он, - Человек не может оказать себе помощь.
  
  - Он попросил антидот, - Гарвету наконец удалось подняться, не смотря на поднимающееся головокружение, - Кажется это существо было ядовитым.
  
  Дрон тут же бесстрастно выдал сводку по содержащимся в слюне и когтях твари токсинам и прогноз вероятного воздействия на человеческий, иерский и венжийский организмы.
  
  - Тебя не задело?- поинтересовался Гарвет.
  
  - Нет, - венжи мрачно вытряхнул содержимое сумки на землю, найдя контейнер миниаптечки, он тупо уставился на ряд ампул с порошками и жидкостями, - В твоем дроне есть анализаторы?
  
  - В моем дроне есть все, - Гарвет подошел ближе, рассматривая ампулы, затем схватил за шкирку человека и поднял над аптечкой, - Какая?
  
  Джеральд беспомощно впился взглядом в спасительную капсулу. Открыть контейнер, зарядить в иньектор, секунда на подготовку иньекции... Сколько их осталось, этих секунд? Его уже начинало трясти.
  
  Его опять бросили лицом в землю. "Жаба тоже ранена, - подумал он, - Конечно она потратит мой порошок на себя. Зачем было вообще кидаться на тварь? Подумаешь герой, что хорошего сделал тебе этот урод Кинарри?"
  
  Шипение иньектора. Гарвет посмотрел на лежащего у его ног человека, приставил иньектор к его шее и нажал на кнопку.
  
  Кинарри понимающе кивнул.
  
  - Я совершил большую глупость, - сказал Гарвет, усаживаясь рядом с человеком, - Но он пока нужен. Да и эта формула врядли мне помогла бы. Дойдете до шаттла благополучно - от него придется избавиться. Я постараюсь прийти в норму за день-два. С твоей скоростью я тебя скорее всего даже догоню. Если ты будешь ставлять метки, что нежелательно... Но человек все равно оставляет много следов, - Гарвет ввел себе стимулятор и приступил к обработке раны, - Вы должны спешить. Он очнется и вы уйдете.
  
  - Союзник, я уйду когда решу уйти, - Кинарри попытался помочи Гарвету, но был категорически отвергнут, - Либо когда ты справишься с токсином, либо когда я смогу рапортовать о твоей смерти. Кодекс...
  
  - Кодекс, - Гарвет торопливо занялся дроном, - Что скажет твое командование, если из-за твоей задержки погибнут или попадут в плен те члены экипажа, которых можно спасти сейчас, а техника окажется в руках льдей?
  
  - Командование скажет, что союзник, которому поручено было помочь нам, не справился с миссией, - невозмутимо ответил Кинарри.
  
  Гарвет замолчал, мысленно проклиная дурацкие венжийские кодексы. Но на споры больше не было ни сил ни времени.
  
  - Я ввёл дрону программу, по которой мне и тебе нужно вводить разные вещества, я попробую обойтись минимумом. я думаю, кризис я пройду быстро. Дольше займет восстановление. Дрону приказано повиноваться тебе. Я ничего не забыл? Да, не позволяй наземнику прикасаться ко мне и к моим вещам.
  
  - Ничего, - венжи улыбнулся, - Не беспокойся и береги силы. Я все сделаю.
  
  Джеральд слабо зашевелился в траве и Гарвет почувствовал, что его сейчас вывернетнаизнанку от этого шевеления. Резкий спазм опрокинул его на землю и заставил мир померкнуть в парализованных судорогой глазах
  
  - Вставай, вставай, - монотонный говор вот уже целую вечность стоял в ушах Джеральда, - Надо искать укрытие. Ищи.
  Джеральд с трудом поднялся. Мир вертелся круселью, во рту было сухо как в пустыне.Усилием воли он заставил себя посмотреть в сторону источника раздражающего звука. Дрон. Дрон над плечом Кинарри. Чертова пришельца, едва не стоившего Джеральду жизни. На коленях тот бережно удерживал голову умирающей жабы. В том, что ненавистная тварь все-таки издыхала, сомневаться не приходилось - побледневшая почти до белизны кожа источала слизь, тело билось в конвульсиях так, что наверное без поддержки Кинарри тварь уже разбила бы голову о ближайшее бревно или камень. Хотя это наверняка было бы быстрее и легче чем то, что происходило сейчас. Но венжи крепко держал союзника, что-то тихо приговаривая на своем рычащем наречии вместо того чтобы прикончить из милосердия.
  - Ищи, - настойчиво скрипнул дрон, подлетев к лицу человека, и до Джеральда дошло, что приказ относится к нему.
  - Надо вернуться, - безнадежно пробормотал он, - Здесь только болота. Похоронить этого и возвращаться.
  Венжи зарычал и обнажил ряд крепких острых зубов.
  - Ищи, - все так же без выражения перевел дрон, - Старые жилища.
  Джеральд закрыл глаза, пытаясь воспроизвести в памяти подробную карту местности. Часы с голографическим навигатором он разбил еще месяца два назад, но до сих пор особо от этого не страдал. он достаточно много наслушался о судьбах любопытных, разыскивавших старые заводы, шахты и города, чтобы не пытаться совать туда нос. Потеряешь больше чем найдешь. Да и найдешь-то одно старье.
  - Здесь, где-то здесь, не помню точно... были шахты. Наверняка все затоплены. Если бы что-то осталось, растаскивали бы.
  - Ищи, - Кинарри был неумолим, - Если будут люди, о нас не говоришь. У них не остаешься.
  Ружья он Джеральду не отдал.
  
  Очевидно боль была такой сильной, что он проснулся даже из наркотического сна. Почувствовав движение, Ригвал успокаивающе сжал его руку. Боль постепено отпускала.
  - Надо в город, - сказал Ригвал, - Так совсем не годится.
  - Ну да, конечно, - Кванта затолкал в рот больному несколько коралловых слизней вперемешку с толчеными раковинами, - Это именно то, чего он добивается. Не понимаю, зачем ты с ним возишься. Он теперь бесполезен. Дай ему умереть.
  - Он много раз не давал умереть мне, - возразил Ригвал, все еще сжимая руку своего раба, - Я ему должен. Даже если он враг.
  Кайур сглотнул слизней, сфокусировал взгляд на Ригвале и попытался высвободить руку из цепкой хватки хозяина.
  - Не стоит возиться с врагом, - спокойно сказал он, - Кванта прав.
  - А ты разве враг? - Ригвал не дал ему вырваться, - Разве ты не стал бы возиться со мной? Ведь возился, и не раз.
  - Ты сам прекрасно знаешь, зачем он это делает, - Кванта сел плести ловчую сеть, не выпуская его из вида.
  - Допустим, но не по своей же воле он заполучил в себя личинок. Он прикрывал меня.
  -А чья идея была туда сунуться? - Кванта зло сверкнул глазами, - Ладно, я позвал старого Тьела. Вот что он скажет, то и будет. Я уважаю твои принципы, но вся затея зря.
  - Не зря. После Тьела мы сможем взять его в город, там ему помогут.
  Кайур снова расслабился, позволив событиям идти своим чередом.
  Тьел, удивительно старый иер, покрытый рытвинами шрамов, был скорее похож на тощий хрупкий обломок коралла чем на живое существо. Он явился к вечеру в сопровождении двоих учеников, и жилище тот час заполнилось странными необычными запахами снадобий, минералов и разной свежести атрибутов шамана.
  - Чужой, - проскрипел Тьел, подплывая к Кайуру поближе, - Пусть остальные уйдут, а его хозяин останется.
  Кайур замер.
  - Чужой умирает, - продолжил Тьел, когда ученики и недовольно ворчащий Кванта покинули поещение, - Чужого съедает изнутри тьма Крепости.
  - Эту тьму называют личинками жальщика, - безразлично уточнил Кайур и тут же получил комок ила в лицо.
  - Чужой молчит, - заявил Тьел, - Пусть славный воин Ригвал рассказывает как все было.
  - Патруль, - кратко сообщил славный воин Ригвал, -Среди них оказался вирх.
  - Гнилое племя! - разозлился колдун, - Водят за собой свою погибель.
  Жальщики не трогают воинов Крепости, - мог бы возразить Кайур,- Если только эти воины не подставляются сами, пытаясь перехватить предназначенное Свободному.
  Но только к чему возражать, если Свободный предпочтет верить в безумие Крепости и заткнуть оппоненту рот илом.
  - Тьел даст чужому новую жизнь. Прежняя умрет. Родится Свободный, - старый иер опутился на пол рядом с Кайуром, - Совсем новый.
  - Мы зовем его Кайуром, - сказал Ригвал, помогая колдуну разложить егобарахло на полу. Кайур наблюдал за всем этим с ленивым любопытством. Наверняка сейчас горе-лекарь начнет вскрывать его живьем, надеясь обнаружить и удалить личинки. А потом скажет - увы, дух пациента не выдержал, потому что был разрушен тьмой. Наверное единственным кого это не порадует, будет Ригвал. А самому Кайуру все равно, тилай.
  
  (прода будет) ******
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"