Олег Гайдук: другие произведения.

Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

  На лицо посыпалось что-то сухое и заставило Айка очнуться. Он открыл глаза, стряхнул с лица известку, осмотрелся. Вокруг была темная камера, холодная и затхлая. Голые стены из бетона, низкий потолок, словно в сортире, отовсюду тянет сыростью, воняет старыми потными шмотками, как будто до него тут был ночлег для пьяниц и бомжей.  
  
  Во рту было влажно и солоно, ноги не слушались, а руки будто приковали к телу. Кажется, Айку ввели какой-то препарат, который парализовал все мышцы. Перед глазами все плыло, рябило, будто кто-то сбил настройку телевизора.  
  
  Потом стало немного отпускать, и Айк зажмурился. Снова открыл глаза. Сквозь водянистую серую рябь проступили очертания темной камеры. Напротив койки оформился черный прямоугольник металлической двери с решетчатым окошком, низкий стол и стул в углу. И больше ничего. 
  
  Пыхтя, Айк встал и сел на край кушетки. Мышцы понемногу оживали, но вернулась острая и обжигающая боль - в боках, в груди, ногах и челюсти, куда его недавно били.
  
  Он потер лицо ладонью, и пальцы нащупали болезненный синяк под глазом. Айк поморщился, пытаясь вспомнить, что с ним было.
  
  Так... После того как его сунули в машину возле дома - чернота. Потом какие-то движения, удары, разговоры, укол в плечо - и снова чернота. Потом его привели в чувство пинками, усадили на стул, направили камеру в лицо и начали снимать. Какой-то тип в военной форме задавал вопросы, Айк с издевкой отвечал на них, потом ему опять что-то вкололи. А теперь он здесь. Напуганный и ни черта не понимающий.
  
  Из-за закрытой двери донеслись тяжелые шаги. Айк быстро лег на спину и закрыл глаза, стараясь не дышать так часто и глубоко.
  
  Щелкнул повернувшийся замок, скрипнула дверь, потом послышались ленивые шаги.
  
  - И куда его теперь? - пробасил низкий голос, будто говорил со дна огромной бочки.
  
  - На реабилитацию, - ответил мягкий, с хрипотцой фальцет.
  
  - Ого, а че так слабо? Я б на месте пристрелил.
  
  - Ты лучше глянь, не оклемался ли?
  
  К Айку кто-то подошел, затем последовал резкий толчок в плечо.
  
  - В отрубе, - буркнул неизвестный с явным облегчением. - Так и хочется ему по роже съездить! Он мне нос сломал, когда мы ехали в машине, сволочь!
  
  - Спокойно. Нам же четко приказали: рук не ломать, побоев не оставлять. Его физиономия будет еще нужна. Потом.
  
  - Я разок, как только он очнется, - буркнул первый.
  
  - Да угомонись ты! - осадил его второй. - Скоро его заберут, и это будут уже их проблемы.
  
  Айк почувствовал, как цепенеет. Куда и кто его заберет? Мысли сплетались в голове клубком ядовитых змей. Догадки приходили на ум одна страшней другой, поэтому он через силу заглушил тревогу и стал ждать, что будет дальше.
  
  Некоторое время было тихо, потом густой бас снова спросил:  
  
  - Так это он взломал Библиотеку?
  
  - Нет, походу, этот тип только сканировал подделки. Нам дали наводку на него как на подозреваемого, но, кажись, мы взяли не того.
  
  - А помнишь, этот Родин, библиотекарь, сказал, что приходил кто-то еще...
  
  - Ага. Скорей всего, нам надо было и его принять. Но это пусть сверху решают. Облажались они, а не мы.  
  
  Айк ощутил прилив приятной гордости за их ребят. Вирус, который они подготовили, все же сработал, и система Комитета дала сбой. Теперь в Библиотеке наконец-то появились КНИГИ, а не то, что каждый год штампует и распространяет Министерство. Ненадолго, но достаточно, чтобы поставить на уши весь Комитет и на время приглушить расползающуюся по всем каналам Интернета ложь.
  
  - Но "пролечить" его как пить дать надо, - сказал гулкий бас. - Слишком борзый...
  
  По ту сторону двери раздался шорох. Айк прислушался. Остальные тоже замолчали.
  
  Пока висела тишина, он прикидывал, что делать дальше. Бежать сейчас пытаться глупо - он, скорее всего, находится в участке АГБ, где полным-полно агентов. Да и не факт, что он осилит этих двоих - после стольких "расслабляющих" уколов, его быстро сложат пополам. Лучше подождать, пока его отсюда заберут, а там уже рискнуть.
  
  В дверь тихо постучали.  
  
  - Не прошло и года! - буркнул голос, и снова раздался скрип двери.
  
  Айк хотел открыть глаза и посмотреть, кто вошел, но быстро поборол соблазн и стал лежать, покорно ожидая своей участи. Если заметят, что он в сознании, либо изобьют, либо снова что-то вколют, и тогда он перестанет себя контролировать.
  
  - Он в отключке. Забирайте, - сказал уже знакомый бас. 
  
  Послышались неспешные шаги. Похоже, что вошедших было как минимум двое.
  
  Шаги приблизились, Айк ощутил чье-то присутствие у себя над головой. В нос ударил резкий медицинский запах, смешанный с одеколоном. 
  
  - Только вы с ним осторожнее, - добавил второй. - Уж больно буйный.
  
  - Ничего, - холодный голос. - И не таких видали.
  
  Айк напрягся, вслушиваясь в каждое движение.
  
  Тут его взяли за руки и за ноги и оторвали от кушетки. Он почувствовал спиной жесткую ткань носилок, мир пришел в движение, хлопнула дверь, и камера осталась позади.
  
  
  
                      ***
  
  
  
  Шермер стоял перед распахнутым окном, смотрел на улицу. Вечер разукрасил небо в сине-черные тона, над городом навис огромный бледный диск луны. Слышался шум автомобилей, нарушаемый лаем собак. Напротив Комитета вымахали пыльно-желтые панельные высотки с россыпью горящих светом окон.  
  
  Тут из здания Комитета вышла девушка в кожаной курке, миновала парапет и выдвинулась на парковку. Темная фигура приблизилась к старенькому "форду", отворила дверь, и вскоре ее не стало видно. 
  
  Улыбнувшись про себя, Шермер развернулся и снова вошел в Отдел Цензуры.
  
  Быков и Рыков все еще стояли в кабинете, только Родина с ними уже не было.   
  
  - А куда это мой библиотекарь пропал? - спросил Шермер.
  
  Агенты развели руками, и Рыков ответил:
  
  - Только что был здесь и разговаривал по телефону. А потом куда-то смылся, не сказав ни слова.
  
  Шермер помолчал, потом молча сел за стол и глянул на часы. Было уже семь вечера.
  
  Ноутбук по-прежнему стоял включенный, на весь экран растянулась фотография Федорова. Старый друг смотрел недобро, брови сдвинуты, в глазах укор, как будто фотография внезапно ожила, и он и правда смотрит на него с холодной неприязнью.
  
  - Сережа... Столько лет прошло, а ты ничуть не поумнел, - вздохнул Шермер.  
  
  - Что? - спросил один из агентов. 
  
  - Да так, вслух размышляю, - Он махнул рукой и закрыл крышку ноутбука.
  
  Потом Рыков подошел к столу и, облокотившись на него рукой, спросил:
  
  - Эта девчонка...  Взлом Библиотеки - их рук дело?
  
  - Я почти уверен в этом, - сказал Шермер. - И если сначала я еще надеялся, что она расскажет правду, то теперь точно уверен, что отец и ей мозги промыл. И только что я в этом убедился.   
  
  - В смысле?
  
  Шермер кивнул в сторону закрытого окна, возле которого стоял мгновение назад.  
  
  - Там внизу ее папаша ждал в машине. Только что они уехали вдвоем. 
  
  У стоящего возле двери Быкова округлились глаза. Рыков спросил недоуменно:  
  
  - Но почему тогда мы сразу не схватили их? Они же были прям у нас под носом. 
  
  - Не спешите, - ответил Шермер покладисто. - На самом деле книговредителей намного больше, мы просто пока не знаем, где они. 
  
  - Вы думаете, Федоров снова собрал вокруг себя людей?  
  
  Шермер кивнул.
  
  - У него большой талант оратора, он может убеждать и вести за собой толпу. Ума не приложу, как ему это удается, но подозреваю, он уже нашел кучу сторонников и активно с ними работает.
  
  - То есть вы хотите, чтобы Федоров привел вас к остальным подпольщикам? - спросил агент.
  
  - Конечно. В одиночку он не стоит ничего, но если этот сумасшедший соберет вокруг себя толпу таких же параноиков, тогда они действительно станут опасны.
  
  Рыков бегло посмотрел на молчаливого напарника, потом спросил: 
  
  - И что мы будем делать дальше?
  
  - Ждать. Сейчас за этой девочкой отправился мой человек. Связной. Он проследит, куда они поехали, потом доложит мне, - пояснил Шермер. - Когда все психи соберутся, можно будет одним выстрелом убрать всех зайцев. Так что будьте наготове.   
  
  Собеседники закивали, лица их блеснули хищными улыбками. Потом они собрались было уходить, но один из них остановился в дверном проеме и спросил:  
  
  - Так значит это Родин - ваш связной?
  
  Шермер покачал головой, лукаво улыбнувшись. 
  
  - Увы. На него у меня теперь другие планы.
  
    
  
                      ***
  
  
  
  Сев отцовскую машину, Лера облегченно выдохнула и откинулась на спинку кожаного сиденья. С души будто свалился тяжкий груз, и она долго молчала, приходя в себя после беседы с Шермером.
  
  В машине звучало бормотание - папа слушал новости на планшете. Лера бросила взгляд на светящийся экран. На нем виднелась исполинская железная конструкция из прочной черной стали. Железные щетинистые стены, толстые, как несколько жилых домов, приставленных друг к другу, нависли над гектарами застроенной земли. Вершина убегала в небо, исчезая в пене облаков. Казалось, что этой массивной глыбе не было конца.
  
  - Достроили? - спросила Лера вяло.
  
  Сергей Ионыч помотал головой, не отрывая взгляда от экрана.
  
  Большая стройка за последние два года широко транслировалась в Интернете. Каждый мог зайти и посмотреть, как Пятерка возводит нерушимый и необходимый для страны Барьер - защиту от внешних врагов. Каждый год стена росла и ширилась, и в 2071 году стройка должна была подойти к концу.  
  
  Вскоре стена сменилась картой мира: внушительный желто-зеленый участок суши был очерчен жирной черной линией со всех сторон. Слева виднелся маленький просвет, который вот-вот должны были заделать. На этом, по идее, все должно было закончиться, и Союз демократических республик будет огражден большой стеной, которая теоретически должна была всех защитить. 
  
  На фоне карты появился краснолицый мужчина с черной бородой в белом костюме. Глаза его лучились радостью, улыбка на кабаньей морде растянулась до ушей. 
  
  - Четыре километра в высоту, прочный каркас из стали - ни одна ракета не пробьет! - сказал он воодушевленно, указав рукой на карту. - На сегодня это самая надежная защита для страны от нападения Асмании. 
  
  Барьер снимали с разных ракурсов, но в кадр попадала только его часть. Увидеть его целиком было возможно только с самолета. Территория после Барьера до границы тщательно прослеживалась камерами, и если кто-нибудь без разрешения пересечет границу, его сразу же заметят.
  
  В кадре появился коренастый человек в военной форме с гербом Пятерки на груди, седоволосый, с густой щеточкой усов и рыбьим глазами. Лера не помнила всех министров в лицо, но, кажется, это был Министр обороны.
  
  - Скоро въезд в Союз будет окончательно закрыт, - заявил министр. - Любой самолет или другой летающий объект будет появляться на нашей карте и отслеживаться. А если к нам рискнут сунуться "черные", мы сразу ударим по ним ракетами...
  
  После этого в кадр попала исполинская толпа. Камера наехала на их чумазые потные лица. Тысячи людей рукоплескали строящемуся Барьеру, глаза горели воодушевлением и радостью, а губы шевелились - все тянули хором гимн Союза.
  
  - Выключи! - буркнула Лера и поморщилась. 
  
  Сергей Ионыч отключился от Сети и бросил планшет на заднее сиденье.
  
  Лера подняла глаза: за стеклом машины возникли очертания ночного города - горящий сотнями ярких огней жилой район, ряд супермаркетов, светящиеся неоновые вывески и рекламные баннеры.     
  
  Сергей Ионыч включил зажигание, в салоне мягко заурчал мотор, и фары осветили опустевшую дорогу. Покинув парковку Комитета, они выехали в город, на опустевшую дорогу, и отец прибавил газу.  
  
  - Айка не отвечает, - сказал Сергей Ионыч тихо, не оторывая взгляда от дороги. - Восемь раз ему звонил.
  
  - Я тоже не могу с ним связаться с самого утра, - сказала Лера. - И что-то мне это совсем не нравится...
  
  Сергей Ионыч промолчал, покусывая нижнюю губу. Лицо его окаменело, а в глазах застыла темнота. Потом он повернулся к Лере, и она почувствовала, как его теплая ладонь накрыла ее руку. 
  
  - Все будет хорошо, душа моя. - сказал он. - Возможно, он просто засел на дно. Ты же сама прекрасно знаешь, как опасно нам сейчас высовываться. Так что...  
  
  - Знаю, па. Все будет хорошо. 
  
  Сергей Ионыч тут же замолчал и перевел взгляд на дорогу. Лера подняла глаза.
  
  Перед ними показался переулок, выводящий в частный сектор, и Сергей Ионыч сверкнул в него.  За окном замелькали огражденные низкими заборами кирпичные дома. Между ними протянулась куцая улочка, присыпанная мелкой щебенкой. Сергей Ионыч сбросил скорость, и машина, вздрагивая, покатила к месту назначения.   
  
  Лера заметила тусклую вывеску на покосившемся столбе "Солнечный пригород".
  
  - До чего же было мерзко там сидеть, - начала Лера, вспоминая неприятную беседу с Шермером. - Какой-то цирк уродов! Все якобы верят в просвещение, в благо своей работы, а на деле все только и делают, что врут. И непонятно - то ли они правда сами в это верят, то ли за столько лет привыкли врать даже самим себе и ничего не чувствовать при этом.  
  
  - Думаю, второе. Ложь, с которой согласилось большинство, - уже не ложь, а общепринятая норма. Со врменем с ней привыкают жить вообще многие люди, - сказал Сергей Ионыч.
  
  Лера мрачно усмехнулась, вспомнив разговоры цензоров и библиотекаря в Комитете.
  
  - Как этот Родин вообще узнал, что в ридере другая книга? - спросила она. - Она же переписана только частично, мало кто их помнит так подробно... 
  
  - А он, душа моя, все помнит. Я прочел об этом комиссаре в Интернете. Оказывается, у него очень хорошая память, и благодаря ей он распознает вредные книги. Вредные для Министерства, разумеется. - Сергей Ионыч почесал затылок и задумчиво поджал сухие губы. - Я даже пообщался малость с этим человеком. В принципе, умный, начитанный мужик, но ему с самого детства вбили в голову, что истина - лишь за Пятеркой, и ничего другого он не хочет слышать. Как и все они.
  
  - А почему ты вдруг им заинтересовался? - спросила Лера удивленно.
  
  Сергей Ионыч замолчал и на секунду прикрыл глаза, как будто вспомнил что-то.
  
  - Просто я когда-то тесно общался с его родителями. Очень давно, пока их... Впрочем, это уже в прошлом все. Забыли.
  
  Уловив глубокую подавленность в голосе папы, Лера решила не развивать эту тему. Сергей Ионыч между тем спросил с насмешливым любопытством:
  
  - Так что тебе сказал мой дорогой друг Юра? Он меня хоть не забыл?
  
  Лера усмехнулась:  
  
  - Куда там! Важный стал, большой начальник. Попросил, чтобы я контролировала каждый твой шаг и докладывала им. И намекал, что в случае чего тобой заинтересуются в АГБ. Пытался припугнуть, короче.
  
  - Ясно. Значит, времени у нас не так уж много. Кстати, Женя не сказал, когда будут готовы билеты?
  
  - По идее, до субботы он все сделает. А потом мы улетим. Скорее бы! - Лера мечтательно закатила глаза и впервые улыбнулась.
  
  Сергей Ионыч потускнел и не сказал ни слова, продолжая смотреть на ползущую щебнистую ленту перед ними.
  
  В конце улицы тем временем выросло старое ветхое здание в два этажа, изъеденное трещинами, окруженное покосившимся ржавым забором. Несмотря на ветхость и запущенность, в окнах блестели новые, недавно вставленные стекла, рамы из металлопластика, дорожка перед домом была вытоптана и ухожена.
  
  Около забора стояла дюжина машин - в особенности, иномарок. Рядом стояли какие-то люди и курили, вокруг темных силуэтов вился сизый дым. Сергей Ионыч втиснул "форд" между стоящих у забора машин и заглушил двигатель. В салоне потемнело, и повисла тягостная тишина.
  
  - Что-то не так? - спросила Лера, глядя на понурое лицо отца.
  
  - Да не, нормально все. Задумался.
  
  Сергей Ионыч щелкнул кнопку на сиденье, и автоматический ремень сполз с тела.
  
  - Ты не хочешь уезжать? - спросила Лера осторожно.
  
  Сергей Ионыч промолчал, смотря перед собой. Ответа и не требовалось - Лера все прочла в его глазах. Она вообще быстро угадывала его настроение, и сейчас поймала напряжение, которое сгущалось у него в душе.
  
  - Нам нельзя здесь больше оставаться. Это клетка, па. И добровольно мы в ней жить не сможем, как другие.
  
  Сергей Ионыч потускнел, не отрывая взгляда от ворот, к которым они подъехали.
  
  - Ты молодая, быстро адаптируешься в любой стране. А я здесь вырос, и мне сложно будет перестроиться. Там за Барьером все чужое, все. Я прожил там пять лет, и не было и дня, когда б я не мечтал вернуться.
  
  - Но Пятерка...
  
  - Да плевать я на нее хотел! - отмахнулся Сергей Ионыч и побагровел. - Это всего лишь кучка сволочей, которым довелось сесть у руля. Они сегодня есть, а завтра нет. Рано или поздно они сгинут, и наступят перемены.
  
  - Перемены, да. Придут другие сволочи, и все будет по-старому, а может - даже хуже. Изменятся лишь лозунги и лица на "рутубе", - буркнула Лера. - Ты сам мне это говорил.
  
  - Но дело-то вообще не в них, - сказал Сергей Ионыч, повернувшись к дочери. - Страна - это никакая не Пятерка, не президент, ни царь и никакая другая сволочь. Они только из года в год паразитируют на ней и отравляют людям жизнь. Страна - это совсем другое, Лерка. Люди, улицы, родная речь, архитектура, книги, мои корни... Вот оно, родное, что меня здесь держит. Я поэтому и не прижился там.
  
  Он замолчал и снова перевел взгляд на застывшее в ожидании двухэтажное здание.
  
  Повисло напряженное молчание. Понятно, что на поездку из страны отец был вынужден пойти, но все его нутро противилось этому бегству. И Лера от этого чувствовала себя виноватой.
  
  - Хорошо, хоть Женька согласился помогать, - сказал Сергей Ионыч после долго тишины.
  
  - Вот, кстати, он совсем не показался мне надежным, - возразила она, нахмурившись.
  
  - Ерунда! Я его знаю тридцать лет. И он единственный, кто тебе поможет, если со мной что-нибудь случится.
  
  Лера нахмурилась, поджала губы. Одна лишь мысль о таком раскладе приводила в ужас. Она посмотрела на отца с укором, и он сразу сменил тему:
  
  - К тому же, Лерочка, сейчас у нас есть еще один козырь в рукаве, помимо Женьки. Он достанет доказательство, благодаря которому мы сможем рассказать всем, чем на самом деле занимается всеми любимая Пятерка.  
  
  Лера кивнула. В "козыре" она, во всяком случае, была уверена. И единственное, что их держало здесь - доказательство, которые они должны были представить людям. Представить - и навсегда развеять ложь, которую им уже много лет вбивают в головы. 
  
  Сергей Ионыч посмотрел на Леру и спросил:
  
  - У нас все готово для встречи?
  
  Она повернулась на заднее сиденье и, протянув руку, нащупала набитую книгами, тяжелую сумку.
   Сергей Ионыч открыл дверь и, взяв увесистую сумку, вышел на улицу, а Лера двинулась следом. Вдвоем они направились к большому зданию, в окнах которого уже подрагивали пятна света.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Замосковная "Иномирянка для министра" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Незваный гость лучше любовника" (Короткий любовный роман) | | Ю.Чернышева "Судьба из комнаты напротив" (Молодежная проза) | | С.Вайнштейн "Украденная служанка" (Любовное фэнтези) | | С.Шавлюк "Угадай суженого" (Попаданцы в другие миры) | | С.Фокси "Телохранитель по обстоятельствам" (Фэнтези) | | К.Кострова "Отчим" (Романтическая проза) | | Зак "Великая Игра 2." (ЛитРПГ) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"