Гайсина Дина Галеевна: другие произведения.

Даты Жизни Иисуса Христа, глава 4, Иуда - любимый ученик Христа?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.72*4  Ваша оценка:


ГЛАВА 4 

ИУДА - ЛЮБИМЫЙ УЧЕНИК ХРИСТА?

     
   "...какие странные слова! Кто может это слушать? "
       Евангелие от Иоанна, 6:59
   "Я знаю, которых избрал" 
   Евангелие от Иоанна, 13:18
   "... из тех, которых Ты Мне дал, Я  никого не погубил" 
   Евангелие от Иоанна, 18:9
   "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих".
       Евангелие от Иоанна, 15:13
     
   Сложился стереотип, что Иисус Христос - мученик и несправедливо пострадал в результате предательства, а подлый предатель - Иуда. И если принимать этот образ жалкого Иуды, то и подвиг Христа - по Закону единства противоположностей - значительно преумаляется. Если представлять Иуду именно предателем, то и поведение Самого Иисуса, как ни странно, но судя по текстам самих Евангелий, тоже оказывается безнравственным. Почему?
   Давайте попробуем внимательно, отойдя от предвзятости и не оглядываясь на сложившиеся стереотипы, разобраться, и по текстам самих Евангелий найти доказательства, или опровержения, предательства Иуды.
   Сначала хотелось бы разобраться с логикой произошедшего: ведь получается, что только в результате предательства Иисус становится Спасителем. Потому что не будь предательства - не случилось бы Распятия, то есть Иисус Христос не взял бы на себя все грехи человеческие. И, соответственно, не смог бы стать Спасителем...
   Парадокс - Иисус случайно, из-за предательства лишается Своей Жизни, но при этом отдаёт её за все грехи человеческие, чтобы стать Спасителем?
   Но ведь по словам Самого Иисуса, Сын Человеческий идёт по предназначению, как писано о Нём в священных книгах (Лк. 22:22). Вся ситуация Распятия и Воскресения предначертана Свыше. Всё случившееся было предопределено, и каждому отведена в этой мистерии своя роль.  Спрашивается - при чём тут предательство, если Миссия предуказана Свыше?
   Много раз в Евангелиях звучат слова Иисуса Христа: "Вы все соблазнитесь о Мне"  (Мтф.26:31). Соблазниться - значит обмануться, неправильно понять. До сего дня до конца не поняты ни истинная причина, ни смысл Его Подвига, ни Его Учение, и ни та Благая Весть, которую Он принёс людям. Во всяком случае, попытки разбираться с этими вопросами церковь однозначно осуждает, вынося окончательный и бесповоротный приговор: это ересь.
   Иисус говорит, что Он есть "И Путь, и Истина, и Жизнь"...,  и только познав суть Его Учения, следуя Его Путём, можно придти к Отцу Небесному, с которым Он, Иисус, Одно.
   Он, как Сын Божий, был в состоянии явить людям Чудо воскресения, но вот осуществить его можно было только одним способом - уйти из жизни в полном расцвете сил, так, чтобы был привлечён максимум внимания людей, а не как обычно - когда человек уходит тихо, постепенно угасая от старости или болезни, в своей постели. Само событие должно было вызвать у людей шок, стресс, встряхнуть их, заставить проснуться, задуматься, потому что люди чаще всего обращают внимание и запоминают лишь тех. кто подвергается гонениям или мученичеству ...
   Как мы знаем из Евангелий, Иисусу изначально известны все помыслы окружающих (а это неоднократно отмечается: например, Мтф. 9, 4; 12,25; Мк. 2, 8; Лк. 6, 8; Ин. 6, 61), и Он предвидит всё, поэтому не может не знать о будущем предательстве Иуды, как о "неизмеримо подлом" поступке. Тем не менее, судя по текстам самих Евангелий, Он никоим образом не пытается предотвратить это "предательство". Получается в таком случае, что, подставляя Иуду, и сам Иисус поступает далеко не подобающим высокой Сущности образом. Тогда, по сути, всё оборачивается предательством Своего ученика Иуды самим Иисусом.
   Парадоксально... "Какие странные слова! Кто может это слушать?" (Ин. 6:59).
   Короче, непонятное поведение Самого Иисуса и Его учеников, загадочность и неясность образа  Иуды, недостаточная мотивация его поступков не может не привлекать внимания и, разумеется, всё это вызывает вопросы.
   Проницательность Иисуса, Его предвидение будущего, знание всех помыслов окружающих - всё это наводит на мысль - зачем же Он выбрал в Свои ученики Иуду? Но "Я знаю, которых избрал" - говорит Иисус (Ин.13:18), и знает Иисус, чем для Него может обернуться избрание Своим учеником заведомого предателя. Чтобы избежать Своей участи и не подвергнуться мучительной смерти, надо бы Иисусу пройти мимо Иуды и не заметить его. Казалось бы, такой естественный выход из ситуации - и Сам избежал бы мучительной смерти и душа Иуды не была бы погублена... Ан, нет: "Я знаю, которых избрал". Значит, зачем-то это было нужно...?
   Иисус знает о Своей Миссии, Он знает о том, что осуществить такой грандиозный план, предначертанный Свыше, Он сможет только с чьей-то помощью. Потому что вариант публичного самоубийства, даже с обещанием воскреснуть, не может вызвать в людях понимания и сочувствия. А публичная казнь, тем более не виновного, возможна только с чьей-то подачи. Вот почему нужен помощник. Даже для исполнения предначертанного Свыше...
   И тут невольно возникает вопрос: мог ли Иисус позволить Себе выполнить Свою Непостижимо Высокую Миссию ценой загубленной на веки вечные репутации Своего помощника в осуществлении этой Миссии, и тем более погибели души этого помощника. Достойно ли грандиозности самого предприятия, несомненно, нравственного и этического - демонстрации Воскресения, то есть Духовного Преображения - при содействии подлого предательства?
   Невозможно даже представить себе, что избирая Иуду в Свои ученики, Иисус, знающий всё наперёд, промолчит, ничего ему не скажет и не предупредит, что должно произойти впоследствии и какая судьба ждёт их Обоих.
   Немыслимо поверить, что Иисус может так поступить, так как поверить в это - значит - приписать несвойственное Ему коварство. Долгом Иисуса, как Учителя, было открыто сказать Иуде обо всём, что касается его. Не так ли? Ведь настоящие Учителя отдают все знания полностью и ведут своих учеников, не делая их заложниками своих идей, как бы высоки они ни были.
   Можно представить, конечно, что иногда Учитель может "спровоцировать" своего ученика на какой-то поступок, чтобы оценить, насколько ученик усвоил урок, чтобы ученик приобрёл опыт, утвердился в правильности понимания и умения решать некие этические задачи. Этот экзамен может выглядеть как искушение: раз Учитель сказал, надо выполнить, а нравственно ли то, что Учитель предлагает для испытания - это зависит от понимания самим учеником того, в чём именно состоит этот урок, и что правильное решение предложенной ему задачи зависит только от его внутренней этики.
   Но можно ли представить себе, что Иисус, как Учитель, предложил своему ученику Иуде, как опыт искушения, задачу, которая имеет одно-единственное решение, приводящее только к непоправимому результату, без какой-либо возможности исправления этого результата?!
   И то, что Произошло - это ведь не учебный процесс - это Жизнь в Вечности...
   Впрочем, у Иуды есть нравственный выход - он может отказаться от выполнения этого урока. Но предписанное Свыше - должно быть выполнено! И кто-то всё равно должен выполнить миссию предательства... А вот в таком контексте невольно возникает вопрос:  предательства ли?
   Может быть, и не возникало бы никаких сомнений, если бы в самих Евангелиях (разумеется, канонических!), в текстах о виновности Иуды, были попытки обоснованно  доказать, и привести, хотя бы более или менее логичную мотивацию его поступка. Не просто сообщалось бы, что Иуда - предатель, а были приведены хоть какие-то доказательства подлости Иуды. Но всё происходит, как говорится, с точностью до "наоборот". Одно из сомнений и возникает из-за того, что в текстах самих  Евангелий  не приводится никаких предпосылок, никакой психологической подоплёки, и никакой мотивации для совершения Иудой предательства. Да и корыстолюбие Иуды тоже весьма натянуто: во-первых, идя на "предательство", Иуда ещё не может знать, что ему за это заплатят. А во-вторых, скажите, пожалуйста, зачем Иуде, которому доверена вся апостольская казна (ящик с деньгами), каких-то тридцать сребреников? И доверена Иуде эта казна, в том числе, и Самим Иисусом, "знающим все помышления" окружающих.
   Если одна из главных заповедей Иисуса гласит, что надо любить и врагов своих, то, что же получается? Иисус Сам, зная наперёд о дальнейших событиях, настолько "возлюбил" Иуду, своего потенциального врага, что "позволил" тому совершить такой грандиозный грех предательства, и подставил при этом не просто другую щёку, но и Свою Жизнь?!
   Невозможно поверить и в то, что Иисус не может спасти всего одну заблудшую овцу - Своего ученика, и ещё труднее даже вообразить себе, что Иисус, зная всё наперёд - не хочет спасти душу Иуды. А в Евангелиях нет никаких указаний на то, что Иисус собирается это сделать!
   Не странно ли, что нигде в Евангелиях нет и намёка на попытки Самого Иисуса, знающего всё наперёд, хоть как-то предотвратить поступок Иуды, из-за которого имя Иуды навсегда среди людей станет синонимом самого подлого предательства. Мало того, как увидим далее, Иисус даже подталкивает Иуду скорее совершить своё "чёрное" дело... Впрочем, Иисус, знающий всё наперёд, предупреждает: "горе тому человеку, которым Сын Человеческий предаётся: лучше было бы тому человеку не родиться", поскольку имя этого человека будет проклято в веках...
   Можно ли поверить в то, что Иисус Христос, совершающий чудеса не только исцеления неизлечимых больных, но и воскрешения уже умерших, что Он, будучи Спасителем, Он, знающий все помышления окружающих, повелевающий стихиями, не в состоянии спасти, или хотя бы  "вразумить" тем или иным способом своего ученика, и отвратить его от совершения преступления, в результате которого тот будет навечно проклят человечеством? А Сам Иисус, в результате предательства, вынужден будет претерпеть мученическую смерть, будучи распятым на кресте?
   Наивно, и просто невежественно полагать, что Иисус случайно, нежданно, негаданно и невинно пострадал. Ещё раз повторим - ведь Он знает о Своей Миссии, предуказанной Ему Свыше! Обратите внимание на то, как у Иоанна (10:17,18) ясно сказано: "Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять её. Никто не отнимает её у Меня, но Я Сам отдаю её. Имею власть отдать её и власть имею опять принять её. Сию заповедь Я получил от Отца Моего".
   Поэтому наивно полагать, что Иисус, обладающий Мощью Святого Духа, мог допустить, чтобы из Него сделали невинную жертву. Иисус - не невинная жертва - Ему надо было принести Себя в жертву, чтобы исполнить то, что было предначертано. Он осознанно шёл навстречу Своей Судьбе-Миссии, чтобы доказать бессмертие Души и вечность Жизни. Противоречие проявилось в трактовке этой Миссии из-за непонимания истинной сути произошедшего. Самопожертвование ради Величайшей Идеи со временем было извращено и стало пониматься как случайная жертва из-за предательства ученика. И в то же время Его жертва воспринимается как принесённая во спасение людей от грехов. Получается, что Иисус Христос смог стать Спасителем только в результате подлого предательства? Значит, если бы не было предательства, то не было бы Распятия, и Он не стал бы Спасителем? Невольно возникает вопрос: где же здесь логика? Поэтому становится естественным предположение, что всё-таки "предательство" - необходимый элемент этой Мистерии.
   Впрочем, и само представление о распятии Иисуса Христа, только как о страдании на кресте - тоже оказывается заблуждением и глубочайшим искажением сути этой Величайшей Мистерии, и Его Деяний, направленных на продвижение Эволюции человечества. Ведь истинно Устремлённый должен принимать боль и страдания в процессе Преображения, и понимать их как сопротивление низшей (телесной) природы человека при освобождении его Духа из-под гнёта Материи, воспринимая это как радость Воскрешения. "Дух бодр, плоть же немощна". При этом обязательно надо помнить, что Иисус, постигший на Востоке в полной мере приёмы Йоги, может сознательно отключаться не только от ощущения боли, Он умеет полностью отключать все функции физического организма, входя в состояние анабиоза (см. главу 2 о Туринской плащанице).
   Давайте внимательно и вдумчиво перечитаем те места из всех канонических Евангелий, где говорится о предстоящем "предательстве" Иуды, а потом логически разберём их.
  -- Евангелие от Марка, гл. 14:
      18  И, когда они возлежали и ели, Иисус сказал: истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня.
      19  Они опечалились и стали говорить Ему, один за другим: не я ли? и другой: не я ли?"...
      21  Впрочем Сын человеческий идёт, как писано о Нём, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предаётся: лучше было бы тому человеку не родиться.
  -- Евангелие от Луки, гл.22:
      21  И вот рука предающего Меня со Мною за столом;
      22  впрочем, Сын Человеческий идёт по предназначению, но горе тому человеку, которым Он предаётся.
      23  И они начали спрашивать друг друга, кто бы из них это был, который это сделает.
      24  Был же и спор между ними, кто из них должен почитаться большим.
  -- Евангелие от Иоанна, гл.13:
      21 ...истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.
      22  Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит.
      23  Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал на груди Иисуса.
      24  Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит.
      25  Он, припав к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это?
      26  Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув  кусок, подал Иуде Искариоту.
      27  И после сего куска вошёл в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.
   Давайте рассмотрим эту, описанную, несколько по-разному, тремя евангелистами ситуацию.
   Итак, тайная вечеря. Иисус сообщает ученикам, что один из них предаст Его. Какова должна быть реакция?
   Согласитесь, что довольно странно звучат восклицания каждого из учеников "не я ли?",  если им говорят, что один из них - предатель. Слова Иисуса должны были вызвать у каждого из них, в первую очередь, протест, гнев и желание расправиться с предателем. И гораздо естественнее выглядело бы, если каждый из них оправдывался, что, он-то, конечно, не предатель, а не спрашивал "не я ли?".
   Не странно ли и то, что, даже узнав, кто же на самом деле предатель, никто из учеников почему-то никоим (!) образом не пытается предотвратить преступление, то есть не допустить его - например, связать предателя, или как-то иначе остановить его, изолировать, запереть?
   Да и реакция самого Иуды, на глазах всех учеников "уличённого" в том, что предатель - это он, выглядела бы естественнее, если бы он начал оправдываться, возмущаться, или, хоть как-то попытаться защитить себя - не так ли?
   А что происходит на самом деле?
   Иуда, "приняв  кусок, тотчас вышел". Ни сам не возмутился, ни другие не выказали никакого возмущения. Его никто не попытался остановить! Никакой (!!!) реакции...
   Очень странно: Иуда, приняв "кусок", тотчас смог спокойно выйти, чтобы выполнить своё "мерзкое" дело, зная при этом, что его ожидает в результате этого деяния:  "горе тому человеку, лучше бы тому человеку не родиться".
   Что говорить о поведении учеников, если и Сам Иисус не только не предпринимает никаких мер, чтобы остановить Иуду от страшного поступка, но, напротив, даже подгоняет:  "Что делаешь, делай скорее" (Ин. 13:27). Не странно ли? Или Иисус издевается над Иудой, подгоняя его? Ведь Иисус знал, кого избрал, и знал, чем всё должно кончиться! Как-то недостойно Христа выглядит подобное Его поведение. Если, конечно, не учитывать истинных мотивов происходящего.
   Как видите, сами Евангелия свидетельствуют о совсем другой роли Иуды Искариота...
   Рассмотрим ещё один, кажущийся нелогичным и очень странным, момент: "они начали спрашивать друг друга, кто бы из них это был, который это сделает. Был же и спор между ними, кто из них должен почитаться большим" (Лк. 22:23-24).
   Опять: очень странно - почему между учениками Иисуса, именно в момент выяснения  того, кто из них "это" сделает, то есть [подразумевается] предаст, затевается спор, "кто из них должен почитаться большим"? Кому-то из них предстоит совершить предательство - и почему именно в данный момент надо выяснять приоритет одного из них перед другими? Приоритет, чтобы совершить предательство? Где здесь хоть какая-то логика?
   Логика обнаруживается, если на всё смотреть под другим углом зрения...
   Как уже было сказано, для Иисуса это была важная Миссия, предуказанная Свыше: Он ведь говорит, что "Сын Человеческий идёт по предназначению" (Лк. 22:22, и Мк. 14:21). И, соответствуя Величию этой Миссии, помощником мог стать только человек, достойный такой мистерии. Не так ли? И доверить выполнение такого поручения Иисус мог только самому проверенному и надёжному Своему ученику. Только в этом случае, если ученикам известно о важности предстоящей миссии, выполнение которой может быть поручено самому достойному из них, понятен и совершенно естественно звучит их вопрос"не я ли?" и выяснение приоритета: станет  "большим" среди них тот, кому будет доверено выполнение этой миссии.
   То есть, если известна важность предстоящего мероприятия, то и спор учеников о том,  "кто из них больший", чтобы сделать "это", становится понятным. Каждый из них, зная о Миссии Христа, и зная, что должен быть избран исполнитель предназначенного, но, не зная, кому именно Иисус доверит выполнение этой миссии, и спрашивает "не я ли?", ибо, выполнив миссию, он может прославиться, стать "большим" между ними. Но Иисус знает, кто из них на что способен: "Я знаю, которых избрал" (Ин. 13:18). "И говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь; ибо написано: "поражу пастыря, и рассеются овцы стада", то есть говорит о том, что каждый из них может отречься от Него...
   Иисус выбрал Иуду. И не может быть и тени сомнения в том, что Иисус заранее предупредил Иуду, чем для последнего обернётся такой поступок: "горе тому человеку, лучше бы тому человеку не родиться".
   Всё встаёт на свои места: ученики не задерживают "предателя", а Сам Иисус подгоняет Иуду - "что делаешь, делай скорее". Иуда, зная, что "горе тому человеку", который "это сделает",  но, тем не менее, "приняв кусок, тотчас вышел", чтобы выполнить Порученное ему задание.  То есть, приняв свою участь, согласившись со своим участием в очень трудной, но Величайшей Мистерии. (Кусок = часть = участь = участие = причастность = причастие?)
   Иными словами, приписываемое Иуде в Евангелии корыстолюбие, наверное, лишь попытка хоть как-то мотивировать его поступок - видимо, из-за непонимания истинных причин. Ведь и предавать-то Иисуса не было надобности, ибо Он и не скрывался. Он так и говорит, что открыто "каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня"  (Мтф. 26:55).
   Так что, как ни посмотри - Иуда, судя по текстам самих Евангелий, не может быть предателем - тем, которым его выставляет официальная церковь, и с образом которого у людей сложился стереотип. Надо отметить, что в представлении разных течений христианского мира существуют два образа Иуды Искариота: Иуда Предатель, продавший Христа за тридцать сребреников и ставший символом всего самого безобразного, подлого и преступного в человечестве. 
   Но существует образ и совершенно иного Иуды, сохранившийся в учениях ранних христиан, и он является самым высоким, самым посвящённым из учеников Христа. Так принесение Христа в жертву в этих общинах требует, чтобы только самый посвящённый из учеников Его мог это сделать - принять на себя, как Иуда, бремя проклятия в веках. Именно такому ученику Христос и передаёт часть Своей Силы - кусок хлеба - причастие. А в Евангелии, как заноза свербит, вписанное кем-то, чужеродное: "И после сего куска вошёл в него сатана" (Ин. 13, 27). Получается, что с куском хлеба, поданным рукой Самого Иисуса, вместо Божественной Силы, в Иуду вошёл - сатана? "...какие странные слова! Кто может это слушать?" (Ин. 6:59).
   Или Иисус, призывающий к всепрощению, и предложивший молиться Богу словами: "И не введи нас в искушение, но избавь от лукавого", Сам же этим куском искушает Иуду, дабы проявить его "подлую натуру", а потом лицемерно подгоняет Иуду: "что делаешь, делай скорее", чтобы затем ("по-христиански"?) простить, и молча взирать на всё происходящее и на то, что произойдёт вскоре с Ним Самим? Бессмыслица какая-то получается...
   Короче, про Иуду во всех четырёх Евангелиях просто сообщается, без каких-либо доказательств, что Иуда - предатель. Но в этих текстах есть и некоторые другие "странности", вынуждающие задуматься - действительно ли всё так, так утверждают церковники?
   Внимательно прочитаем другой отрывок из Евангелия от Иоанна, гл. 13:
      16  Истинно, истинно говорю вам, ... посланник не больше пославшего его.
      17  Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете.
      18  Не о всех вас говорю; Я знаю, которых избрал. Но да сбудется Писание: "ядущий со Мною хлеб поднял на Меня пяту свою".
      19  Теперь сказываю вам, прежде нежели ТО сбылось, дабы, когда сбудется, вы поверили, что это Я.
      20  Истинно, истинно говорю вам: принимающий того, кого Я пошлю, Меня принимает; а принимающий Меня принимает Пославшего Меня (по смыслу здесь должно быть "не Пославшего Меня", а "Посланного Мной" - авт.)
      21  Сказав это, Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.
   Иисус, прежде, чем сказать о предательстве, сначала зачем-то говорит о каком-то посланнике,  кстати, равном Ему Самому! И тут же "свидетельствует", что именно один из учеников должен предать Его, чтобы свершилось сказанное в Писании ("...да сбудется Писание"). О ком же идёт речь? Ясно, что Он говорит о том, кто "предаст" Его. При этом Он указывает на то, что "блажен" исполняющий... И в этом контексте фраза "один из вас предаст Меня" превращается из обвинения в простую констатацию факта - кто-то должен это  сделать, тем более, что "блажен" исполняющий.
   "Предать" можно огласке, забвению, "предать" огню, "предаться кому-то, чему-то", наконец, быть "преданным" кому-либо, или чему-либо. Так что действие "предавания" превращается в совсем другое по смыслу действие. И тот, кто это сделает, станет  посланником к Тому, Кто этого посланника принимает. То есть этот посланник становится равным Самому Иисусу. Оно и понятно: Иисус и Иуда составляют единство в согласованности действий во имя выполнения Миссии, потому они должны быть равны.
   Поэтому по тексту самих Евангелий можно сделать вывод, что речь здесь идёт не о предательстве. Повторим, что и предавать-то Иисуса не было надобности, ибо Он и не скрывался: открыто "каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня" (Мтф. 26:55). А вот миссия "предавания"  Иисуса первосвященникам, возложенная на Иуду, который именно поэтому совершенно спокойно уходит, чтобы "передать" (а не "предать" за 30 сребреников!),  вполне  понятна, и не противоречит текстам Евангелий. При этом становятся понятными и поведение, и реплики, и фразы всех участников тайной вечери, если без предвзятости, внимательно и вдумчиво, анализировать тексты Евангелий.
   Так что, если буквально принимать версию "предательства" Иуды, то и Апостолов тогда можно было бы обвинить в полном невежестве и даже в непроходимой тупости, поскольку они совсем не понимают своего Учителя и того, что должно произойти. Ясно, что эта версия не проходит - Иисус их всех благословил и наделил Духом Святым, то есть пониманием, знанием, осознанием и многими другими способностями, так что все они прекрасно всё понимали, потому и дали Иуде возможность спокойно уйти для выполнения того, что ему было поручено. Каждому из них хотелось "сделать это", чтобы стать большим между ними, и именно поэтому каждый из них хотел знать: "не я ли?". 
   Иисус, зная о Своей Миссии, мог допустить к Себе лишь самого верного и преданного. Получилось так, что никому, кроме Иуды, Иисус не мог довериться: "Я знаю, которых избрал" (Ин. 13:18). "Вот, наступает час, и настал уже, что вы рассеетесь каждый в свою сторону и Меня оставите одного" (Ин. 16:32). Петру же Иисус прямо сказал, что тот трижды в эту ночь отречётся от Него...
   Давайте снова вернёмся к личности Иуды, который, "приняв  кусок, тотчас вышел; а была ночь. Когда он вышел, Иисус сказал: ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нём.  Если Бог прославился в Нём, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его". (Ин. 13:30-32).
   У людей уже сложился вполне определённый стереотип толкования евангельских событий, поэтому при чтении этого текста, в общем-то, трудно увидеть о ком конкретно говорит Иисус. Сыном Человеческим обычно Он называет Себя. Но о Себе ли здесь говорит Он? Странно как-то... Иуда только что вышел, и Иисус именно в этот момент зачем-то начинает говорить о Своей Славе, что Бог прославит Его? Зачем? Ведь по словам Самого Иисуса "говорящий сам от себя ищет славы себе"(Ин. 7:18).  Что-то здесь не стыкуется... Иисус знаетчто совершить пошёл Иуда, и поскольку Отец Небесный и Он - Одно, от имени Отца Иисус и прославляет здесь Иуду... Ведь ему, тоже сыну человеческому, Иисус с куском хлеба передал часть Силы Своей. И Он знает, что Иуда непременно выполнит поручение и оправдает доверие, потому и говорит: "Истинно, истинно говорю вам: принимающий того, кого Я пошлю, Меня принимает". И потому, как только Иуда "вышел, Иисус сказал: ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нём. Если Бог прославился в Нём, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его".
   " Да сбудется слово, речённое Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я никого не погубил"  - сказано в 18 главе Евангелия от Иоанна. А в 17 главе Иисус просит Отца Небесного охранить их, то есть всех Своих учеников от всяческого зла, чем и подтверждает, что Он "никого не погубил", в том числе, разумеется, и Иуду тоже - Иисус в принципе не мог предать Своего ученика и, тем более, не мог допустить гибели его души.
   И выполнение Своей важной миссии Иисус, как уже сказано, мог поручить только самому проверенному и надёжному Своему ученику.
   Очень многозначителен момент во время "ареста". "Иисус, зная всё, что с ним будет", не скрывается, признаваясь, что Он именно тот, кого стражники ищут. А Пётру, который, защищая Иисуса, отрубает стражнику ухо, Он говорит: "вложи меч в ножны; неужели мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?", то есть не исполнить предначертанного Свыше.
   Нельзя ничего не заметив, пройти мимо ещё одной удивительной ситуации, произошедшей во время "ареста" Иисуса.
  -- Евангелие от Матфея, гл. 26:
         49  [Иуда], подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его.
       50  Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришёл?
   Если исходить из традиционной версии, что Иуда - подлый предатель, виновный в тягчайшем поступке, то он не должен был и на глаза-то попадаться только что "преданному" им Учителю. Однако, если исходить из версии "предания" в руки священников, а не предательства, многое становится ясным и понятным. Иуде, действительно, незачем было приходить после выполнения поручения. Поэтому удивление Иисуса - "друг, для чего ты пришёл?"  - вполне понятно, а то, что Он назвал Иуду "другом" - это ли не ценное свидетельство из уст Самого Иисуса в защиту Иуды? Или можно себе представить Иисуса настолько лицемерным, что Он называет предателя Своим другом?! Подумайте над фразой: "Скажи мне кто твой друг - и я скажу, кто ты". Ведь Иисус заявляет: "Я знаю, которых избрал" (Ин. 13:18). И в гороскопе Иисуса астрологические показатели говорят о том, что Иисус любит своих друзей и не предаёт их. Да и не может быть иначе! (см. главу 6 "Звёздная Формула Иисуса Христа").
   Кстати, совершенно в другом свете видятся (лицемерные в контексте Евангелия) и слова Иуды: "радуйся, Равви". Казалось бы, чему радоваться, если совершено страшное преступление? И теперь, исходя из понимания того, что Иуда выполнил труднейшую, но и высочайшую Миссию, доверенную ему Иисусом, можно понять его слова совсем иначе: "Равви, Учитель,  радуйся: я,  Твой преданный Тебе ученик, оправдал Твоё доверие и выполнил  Твоё поручение, даже зная, какая участь меня ждёт впоследствии". Так как Иуда знает, что "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин.15:13). Иуда не мог не придти - он хотел ещё раз увидеть любимого Учителя и проститься с Ним.
   Ещё раз напомним, что и предавать-то Иисуса не было надобности - ибо Он не скрывался - открыто "каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня"  (Мтф. 26:55).
   И "знаменитый" поцелуй Иуды, как мы теперь видим,  мог быть только жестом высочайшей степени Любви и обожания своего Учителя, полного доверия и преданности Ему...
        И, конечно, это - знак Прощения...
        И Прощания...
     Есть в Евангелиях и другие многозначительные моменты, ещё более подтверждающие наше расследование.
   Во время тайной вечери "Один ... из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса" (Ин.13:23). Спрашивается, кто бы это мог быть? И почему нельзя сообщить людям имя этого ученика, достойного Любви Самого Иисуса, чтобы и люди могли его любить за то, что любил его Сам Иисус?
   Не странно ли, что имя любимого ученика Христа почему-то не сообщается? И к тому же именно этот ученик, "которого любил Иисус" определён в разных местах Евангелий ещё как "другой" ученик (Ин. 20:2), которому Иисус придаёт большую значимость, потому что на вопрос Петра по поводу идущего за Иисусом "другого" ученика: "Господи! а он что?", Иисус отвечает: "если Я хочу, чтобы он пребыл, пока Приду, что тебе до того? Ты иди за Мною" (Ин.21:20-23).
   По одной из версий предполагается, что это мог быть евангелист Иоанн, и что он лишь по скромности своей не называет себя в тексте по имени. В Евангелии от Иоанна (21:24) написано: "Сей ученик и свидетельствует о сём, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его". Но какая же это скромность, если при этом выясняется, что именно он тот, кто в одних местах назван другим учеником, а в других - любимым учеником Самого Иисуса Христа? Ведь Иоанн-евангелист мог бы повествовать о себе, как о "другом" ученике в третьем лице, просто называя его Иоанном, и не подчёркивая при этом, что этот "другой" был к тому же ещё и "любимым" учеником (Ин.20:2). И это не привлекало бы пристального внимания и не вызывало бы недоуменного вопроса: кто же это - другой ученик, которого любил Сам Иисус Христос и имени которого нельзя назвать?
   И если Иоанн действительно был любимым учеником Иисуса, то почему у других евангелистов вообще ничего не говорится об этом? Нет даже никаких намёков на это... Трудно себе представить, что никто из евангелистов не обратил внимания и не придал значения тому, что любимым учеником Иисуса был именно Иоанн, и все они просто обошли этот факт молчанием.
   Эта версия, что любимым учеником Иисуса мог быть Иоанн, не объясняет также того, почему и в тех местах, где его всё-таки можно было называть по имени, он всё равно представлен как "другой" ученик. Скорее, это попытка церковников хоть как-то объяснить, почему фигурирует вместо имени определение "другой". Так что сам собой напрашивается вывод, что речь идёт действительно не об Иоанне, а о "другом" ученике, имени которого называть нельзя.
   Тем более, что евангелист Иоанн не мог быть учеником Иисуса ещё и по причине того, что Евангелия, как было установлено учёными, были написаны в те времена, когда никого из учеников Христа уже не было в живых. Поэтому давайте разберём другую, на наш взгляд более правдоподобную, версию.
   Давайте внимательно посмотрим на ситуацию после ареста Иисуса, описанную Иоанном (18:15-16): "За Иисусом следовали Симон Пётр и другой ученик; ученик же сей был знаком первосвященнику и вошёл с Иисусом во двор первосвященнический. А Пётр стоял вне за дверями. Потом другой ученик, который был знаком первосвященнику, вышел, и сказал придвернице, и ввёл Петра".
   При чтении этого отрывка невольно возникает вопрос - кто же это он - другой ученик,  которого почему-то тоже, как и "любимого" ученика, нельзя назвать по имени? За Иисусом он следует вместе с Симоном Петром. Учеников всего двенадцать, имена их всех известны, а этот "другой" ученик вместо имени определён тем, что  "был знаком первосвященнику". О ком же это говорится, и почему он дважды назван не по имени, а "другим"  учеником? И именно присутствие в этом эпизоде какого-то "другого" ученика вызывает недоумение: ведь здесь речь идёт о крайне многозначительной ситуации - о Начале Крестного Пути Иисуса.
   Если всё-таки предположить, что это был именно Иоанн, то в данной ситуации его "скромность" не пострадала бы, даже если он назвался своим именем. И вообще, чем и как можно объяснить присутствие именно Иоанна в данном эпизоде? Невольно возникает вопрос: какое отношение имеет Иоанн к этому эпизоду, даже если это именно он, как "любимый" ученик, возлежал у груди Иисуса на тайной вечере? Происходит Величайшая Мистерия, а один из её главных участников почему-то не может быть назван по имени!?
   Надо обратить внимание, что "другой ученик" появляется в текстах Евангелий только после сцены "предательства". Согласитесь, что когда говорится о ком-то "другом", отличающемся от остальных участников событий, то "другим" может быть назван только весьма незначительный персонаж, который особо ничем не примечателен. Но здесь-то речь идёт, ни много ни мало, не просто о "другом", а именно о том ученике, которого любит Сам Иисус! Как же любимый ученик Спасителя может быть назван просто "другим", а, следовательно, второстепенным, малозначимым персонажем, тем более в ситуации, когда происходит Величайшая Мистерия?!
   В подтверждение этих рассуждений приведём описание ещё одного эпизода (Ин. 20:1-8): "В первый же день недели Мария Магдалина приходит ко гробу рано, когда было ещё темно, и видит, что камень отвален от гроба. Итак, бежит и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его. Тотчас вышел Пётр и другой ученик, и пошли ко гробу. Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришёл ко гробу первый. И наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошёл в гроб. Вслед за ним приходит Симон Пётр, и входит во гроб, и видит пелены лежащие, и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошёл и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал".
   Ну, и как понять и чем же можно объяснить то, что "любимый" ученик Иисуса в этом эпизоде четырежды (!!!) так и не назван по имени, а только "другим" учеником? А ведь в этом эпизоде подчёркивается то, что этот безымянный "другой" ученик не просто "другой", но он именно тот, "которого любил Иисус".
   Вот ещё один эпизод: "При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! Се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Её к себе" (Ин. 19, 25-27). Не странно ли? И здесь говорится об ученике, которого любил Иисус, и опять без имени! А женщины, стоящие "при кресте", удостоены быть названными по именам.
   Поэтому вопрос невольно возникает снова и снова: ну, кто же всё-таки был "любимым" учеником Христа? Ведь и люди могли бы его любить за то, что его любил Сам Спаситель! И, надо обратить внимание, что, поскольку Сам Иисус в последние мгновения Своей земной жизни называет этого ученика сыном Своей Матери, то этого ученика практически следует считать Его братом, Святым Братом...
   Можно ли воспринимать эти тексты как-либо иначе, чем мы предположили? О ком же всё-таки может идти речь, если этого ученика никоим образом нельзя называть по имени?! Нельзя назвать по имени только одного ученика - Иуду, потому что в этом случае вся версия о его предательстве, нестерпимо подлом, рассыпается в пух и прах. Поэтому так коряво и весьма нелепо выглядят все тексты с упоминанием "другого ученика".
   Обратите внимание - этого "другого ученика", как мы теперь полагаем, что Иуду, принимают в доме первосвященника. А Петру приходится ждать, когда его - кстати, с подачи именно того самого "другого ученика"! - проведут хотя бы во двор. Получается, что этот "другой ученик" не только знаком с первосвященником - это наводит на мысль о том, что он не был невежественным простолюдином или рыбаком, как остальные ученики. Вероятно, он не только грамотен, но и не чужд высших религиозных знаний, поскольку он не просто знаком с самим первосвященником, но и вхож в его дом... Не кажется ли странным также и то, что этот подлый предатель, к которому можно относиться лишь с презрением и брезгливостью, мог быть допущен в дом самого первосвященника?...
   Понятно, что официальная церковь, оставляя в стороне вопрос о "другом" ученике, несмотря на то, что его любил Спаситель, всегда будет утверждать, что предал Его Иуда, а Понтий Пилат отдал Его на распятие. Но, однако, тем, кто внимательно и вдумчиво вчитывается в тексты самих Евангелий, предстаёт картина как минимум неоднозначная! Не всё, что сейчас считается "незыблемой" истиной, таковой на самом деле является. Тем более, если знать, что нельзя полностью доверять достоверности переводов самих Евангелий.
   Принятые церковью тексты четырёх канонических Евангелий от Матфея, Луки, Марка и Иоанна - не были написаны учениками Иисуса. Эти Евангелия, как установили учёные, были написаны не ранее второго века, когда никого из Его учеников в живых уже не было. Записаны они были со слов людей, близко их знавших, а они могли понимать эти слова не всегда и не вполне точно, да и те, кто записывал Евангелия, тоже могли в чём-то ошибаться, и это вполне естественно.
   И Библия и Евангелия переписывались, переводились, расшифровывались, редактировались и корректировались так много раз, что, безусловно, в них оказались неточности и разные вставки. Иногда они вносились непреднамеренно, просто потому, что переводчик не понимал контекста, а переписчик мог элементарно ошибиться. Иногда вставки могли быть введены для подтверждения определённого учения, если в Писании такое подтверждение было не очень чётким. Ведь известно, что некоторые места католических, протестантских и православных текстов, на разных языках, значительно различаются между собой... И, разумеется, сильно отличаются от первоисточников.
   Поэтому буквальное прочтение в сегодняшнем переводе иногда непонятно, а, во многих случаях, и вовсе вводит в заблуждение. Возможно, и с образом Иуды произошло такое недоразумение, связанное с его "предательством".
   Иудой в Библии называется также всё колено Иудино (Зах.14:4) и то пространство, где оно жило. Иудой Искариотом иногда считают также Иуду из фразы "лев Иуды". Но "лев Иуды" - это один из 12 сыновей Иакова, которому в Зодиаке приписывается знак Льва. Когда-то, на заре времён, учение о звёздах являлось частью религии, так как без понимания Законов Мироздания не могло быть самой религии. Чем древнее религия, тем сильнее её связь с Космосом. И практически во всех мировых Писаниях знание о космических процессах явственно просвечивает... Оно есть и в словах Самого Иисуса (см. главы 7 и 8 данной монографии). "Откровение от Иоанна" полностью основано на астрологии, описывающей космические процессы. Но сегодня церковь астрологию отвергает, хотя, например, четыре знака Зодиака фигурируют и на иконах и в Откровении Иоанна - это телец, лев, водолей (в образе ангела) и скорпион, высшая ипостась которого - орёл.
   Читать и понимать Писания в наше время невероятно трудно. Конечно, совершенно необходимы новые, корректные, качественно сделанные переводы, наиболее приближенные к оригинальным текстам первоисточников.
   Приведём пример искажённого перевода. В Евангелии говорится, что перед празднованием Пасхи надо было отпустить одного из осуждённых. Якобы народ, который, ещё накануне, расстилая под ноги Иисусу пальмовые ветви, кричал Ему "Осанна!", помня о Его добрых деяниях, сегодня требует Его распять, и просит отпустить разбойника по имени Варавва. Разбойника, который может своими поступками наводить на людей только страх. Как-то не вяжется... И, действительно, истина в том, что на древнеиудейском языке это имя созвучно выражению "помилуй учителя", "отпусти, пусть идёт учитель". Народ, скандируя "Ва-равва! Ва-равва!", просил отпустить учителя: "равви, равва" - учитель. А при переводе, поскольку в древнем языке записывались только согласные буквы, а гласные можно вставлять любые, эту фразу, возможно и с неким умыслом (!) сочли именем, поскольку трудно поверить, что такой перевод мог быть сделан только по неведению.
   К нашему счастью, переводчики и переписчики Писаний были не очень внимательны и порой не видели, что все противоречия, оставшиеся в писаниях среди "исправлений", "уточнений" и "пояснений" - становятся зёрнами истины и глаголют сами за себя. При этом надо читать и исследовать в текстах Евангелий описания ситуаций и событий без комментариев и обобщений, вставленных в эти тексты. Обобщения никогда не бывают полным выражением Истины - они являются только мнением комментатора, к сожалению, иногда весьма невежественного, а порой и предумышленно исказившего смысл написанного.
   Впрочем, может быть, такое недомыслие переписчиков и переводчиков и не было случайностью в глазах Бога? Не будь таких "ляпов" в таких серьёзных книгах, кто бы стал копаться и доискиваться до Истины, и задумываться о Ней?
   Впрочем, если считать, что Иисус всё-таки был предан, кого же тогда можно обвинить в этом?
  -- Евангелие от Иоанна, гл. 19:
      10  Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?
      11  Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе  свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе.
       Считается, что Иисус говорит об Иуде, но слова Пилата из 18 главы Евангелия от Иоанна, опровергая это, проясняют:
      35  ... Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?
   Таким образом, сами Евангелия обвиняют в предательстве первосвященников и иудеев. А Пилат "взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего" (Мтф. 63:24).
   Несправедливо, по ошибке, имя Иуды навсегда стало символом несмываемого пятна предательства. И от веками сложившегося стереотипа уже невозможно избавиться.
   А нам, пожалуй, следует просто различать конкретную личность от созданного на основе церковных догматов её образа - символа предательства. И пусть все ортодоксы, фанаты и догматики от католицизма, протестантизма и православия клеймят, на чём свет стоит, Иуду Искариота, но нам надо помнить, что всё же он, как был человеком, Богом избранным в помощь Иисусу Христу для свершения Им Величайшей Миссии, так им и останется!

Это образ человека, достигшего высшей чистоты и святости,

добровольно принявшего на свою душу - как подвиг высшего смирения -

бремя вечного осуждения из-за преступления,

которого он не совершал.

Надо помнить, что Иисус поставил Иуду наравне с Собой.

Да сбудутся писания пророков -

так как нет ничего тайного, что не стало бы явным...

Христос Воскрес! - Хвала Иуде!

Ибо "Нет больше той любви,

как если кто положит душу свою за друзей своих".

( Ин. 15:13)


Оценка: 6.72*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Кострова "Невеста из проклятого рода 2: обуздать пламя" (Любовное фэнтези) | | С.Лайм "(по)ложись на принца смерти" (Юмористическое фэнтези) | | М.Кистяева "Аукцион Судьбы. Вторая книга" (Романтическая проза) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Блэк "Золушка из небоскрёба" (Короткий любовный роман) | | П.Белова "Лишняя невеста" (Попаданцы в другие миры) | | М.Чёрная "Ведьма белого сокола" (Попаданцы в другие миры) | | В.Свободина "Наследница проклятого мира" (Попаданцы в другие миры) | | А.Минаева "Мой "идеальный" босс" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"