Гайсина Рита: другие произведения.

Ещё раз об оборотнях

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Ещё раз об оборотне
  
   Очередная зарисовка к Полынному миру.
  
  Голова пролетела несколько метров, упала на пол. Немного прокатившись, уставилась на меня все еще осмысленными глазами: расширенные зрачки в темно-голубом обрамлении радужки. От ужаса я потеряла голос, не могла отвести взгляда от мужской головы, которую оторвали вурдалаки несколько секунд назад. Я бесшумно отползла подальше. Кресло, покрытое лохматой шкурой, пока успешно меня прятало. Скоро меня найдут - это лишь вопрос времени. Я достала пузырек и нанесла несколько капель на запястья и лицо. Мне еще повезло, что сейчас лето. Будь сейчас конец зимы - у меня началась обычная течка. И меня сразу обнаружили, не смотря на все ухищрения.
  - Что хозяин приказал делать с девчонкой? - спросил мужской голос, и оборотень надсадно закашлялся.
  - Подержать взаперти до приезда князя. Если ты не будешь принимать лекарство, то совсем запустишь лихорадку.
  Я не могла по запаху определить, в какого зверя эти двусущие оборачивались. Тело мужчины, которого они только что убили, лежало около двери и истекало кровью. Сильно пахло мочой и калом. Я отсюда видела, как пальцы на правой руке все ещё подрагивали. Его затащили сюда, сразу после того, как я вбежала из коридора, испугавшись голосов. Увидеть само убийство я не могла, а вот результат меня испугал. Странно, что мужчина не сопротивлялся. Думаю, его чем-то опоили - думаю, состав должен содержать болотные ягоды и кровь синей птицы.
  - Я проверю, что она там делает, - голос одного из стражников прозвучал уже из коридора.
  Второй продолжал кашлять. У меня появился шанс. Я очень осторожно выглянула из-за кресла. Треск и шелест осиновых поленьев в камине скрывал мои неосторожные шаги. Вурдалак, занятый своим носом, мог меня не заметить. При таком насморке, как у него, часто закладывает уши. Меня оборотень почему-то вовсе не волновал. Если честно, для меня страшнее было переступить через обезглавленное тело у порога. И чем этот человек не угодил стражам? Мне казалось, что стук моего перепуганного сердца услышат, и меня вот-вот поймают. В коридоре я начала озираться, не в силах определить, куда мне следует направиться.
  При звуке быстрых шагов, я метнулась к окну. Запах, что я так усиленно наносила на себя, почти выветрился. И скоро мой собственный запах вытеснит искусственный, и, скорее всего, выдаст меня. Люди в лечебницах, темницах князей, на рынках приобретают один специфический запах, присущий только этому месту. Собаки богатых купцов или специально обученные князьями могут легко обнаружить беглеца (вора) среди других обычных людей, но вот выделить его из группы заключенных, нет. Так и концентрированное вещество в моем пузыречке заглушал мой собственный запах тела и придавал общий запах помещения, или смесь запахов существ, среди которых я находилась. Такие "духи" очень ценились меняющими ипостась. Что бы ни воображали себе люди, оборотня выдает запах, и только запах. На самом деле смена облика занимала маленький отрезок времени. Тех, что людям удавалось убить, на самом деле были в какой-то степени отбросами общества оборотней. Это были те, кто не успевал обращаться, или при смене ипостаси люди по каким-то признакам все равно вычисляли его. В целом, оборотни крайне редко селились среди людей, хотя бы потому, что жили кланами. Я принадлежу клану больших кошек - тигров, изредка пум, потому что заключались браки. Хотя в возрасте девяти зим я неудачно упала с луттурга, которых очень любил мой отец - один из глав клана. В результате получила травму позвоночника и навсегда потеряла способность к обращению. Обычно способность к регенерации у юных оборотней чрезвычайно высока, но не в моем случае. По какой-то не совсем понятной причине я больше не могла менять облик по своему желанию.
  Оборотень замер, повернул голову в мою сторону. Даже я при своих почти человеческих возможностях могла отследить его передвижения. Я же просто стояла, стараясь ничем не выдать своего присутствия. Рывок: перекинувшийся зверь усиленно вдыхал воздух на том месте, где только что я была секунду назад. Я, спрятавшись за длинной шторой, прижалась к холодному стеклу витражного окна. Я ждала, не издавая ни звука. По ту сторону занавеси он тоже ждал. Но была надежда на то, что вурдалак просто поленится обшаривать весь коридор в надежде что-то найти. На самом деле, не обладая хорошим зрением, большинство моих соплеменников полагались на нюх и слух, иногда зачастую отбрасывая доводы рассудка и интуиции. Так и случилось. Повертев головой, вервольф сменил ипостась на человеческую личину, и зашел в одну из многочисленных дверей по коридору. Я не говорю, что оборотни тупые, хищные животные, но надо понимать, в основном это боевики, солдаты. Бесконечные войны с вампирами и магами, длящиеся уже много лет, междоусобицы устанавливали свои правила. Даже щенки в основном рождались самцами. Законы у нас жестокие, слабые не выживают. Я, например, как самка, не обладающая способностью к обращению, не могу спариваться с высшими самцами. Но низшие самцы не могут на меня даже взглянуть. Я - младшая дочь главы клана (и единственная, между прочим). По правде, говоря, меня вообще должны были убить сразу, как только стало известно, что я не могу оборачиваться. Мою племянницу лишили жизни в возрасте двух зим. Уже в год щенки меняют обличье. Она не смогла. Но отец на сборе сказал, что я не могу менять ипостась в случае травмы, а не потому, что обладаю плохой наследственностью. Так что мои щенки в теории должны родиться оборотнями. Но пока что проверить это никто не решился. И в полнолуние (когда оборотням тяжелее всего держать в узде зверя) я всегда оставалась дома одна.
  Но сегодня, если честно, мне это играло на руку. Иначе мой запах самки сбивал все другие, даже стабилизатор из моего пузыречка не помог бы. Сейчас для оборотня я пахну вполне нейтрально, как щенок или даже просто как человек.
  Я медленно рукой отодвинула штору, соскользнула на пол. Единственный способ сбежать отсюда - искать место, где держат луттургов. Значит надо идти наверх. Я думала, что здания кланов вряд ли существенно отличаются друг от друга в архитектуре. В итоге я заплутала. Луттурги - хищные, коварные, злобные, (не дай бог, зазеваться), крылатые, ядовитые создания. Слушались только вожака стада. И хотя для оборотней это было странно, но отец мой любил луттургов, поэтому ни в нашем клане имелись. На вожака обычно делалась связка с каким-либо оборотнем. Я была ведущим в нашем клане. Поэтому мне часто приходилось путешествовать вместе с отцом. Думаю, мне нетрудно будет разбить связку на вожака.
  Правда, пару раз мне пришлось прятаться от неожиданных встреч. Итог - я оказалась в подвальных помещениях. Но подняться вверху уже не могла. Пока ещё стабилизатор запаха пока действовал, я шагала все дальше и дальше вниз, по подвальным ступенькам. Стоны и подозрительные звуки я пропускала мимо ушей, ещё не хватало тратить внимание на подобные мелочи. Единственное, чего я на самом деле боюсь, так это высоты и огромных, склизких насекомых. Брр-р!!! С верхней лестницы донеслись приглушенные возгласы. Я поторопилась вниз, попутно обрызгивая себя "духами". Факелы не придавали уверенности в ощущении пространства. Пару раз я спотыкалась, и только природная брезгливость заставляла меня каждый раз чудом удерживать равновесие. Скользкие ступеньки так и норовят вытечь из-под меня. Я остановилась: голова кружилась, и очень хотелось прилечь отдохнуть. Я оперлась на стену, под рукой немедленно что-то зашевелилось. Я вскрикнула и отдернула ладонь. По стене, в тень, куда не достигал меркнущий свет факела, прошелестел длинный мохнатый хвост насекомого. Ног-то сколько!!! Звук моего собственного голоса отрезвил меня: дурочка! А если кто-нибудь услышал. До меня начинало доходить, что, скорее всего где-то здесь стоит какой-либо барьер от непрошенных гостей. Если он с обратной связью, то меня по нему найдут. Идти назад не имело смысла. Приняв решение, я вновь пошла вниз, медленно передвигая ноги, борясь с желанием бегом подняться вверх по лестнице. Барьер представляет собой что-то вроде энергетического поля, которое может внушить, что угодно. Тебе могут слышаться различные странные голоса, шепчущие тебе прямо в ухо, можно увидеть несуществующие образы. Все это плод моего воображения, и та сколопендра - её ведь на самом деле тоже не было. Я продолжала спуск, вплеснула на руки последние капли стабилизатора. Пузырек сунула в карман. Не стоит вести себя неосмотрительно, оставляя следы. Мутная пелена закрывала глаза, в ушах стоял треск, руки и ноги дрожали, подкатывала тошнота. Я уже начала сомневаться в собственном разуме, когда все прекратилось. Обычный коридор, с обычными дверями, хорошо освещенный и чистый. У меня подогнулись ноги - я села прямо на ковер, застилавший пол. Я, что ошиблась? Куда я пришла? Поймают: попадет не только за то, что сбежала, уже и за то, что сунула нос, куда не следовало. Не зря же здесь барьеры поставили. Но я в первый раз с таким столкнулась. Обычно я их почти не замечаю. Я поспешила дальше.
  Глухой, нарастающий звук за спиной заставил меня обернуться. Две крупные собаки приготовились к атаке. Я с шага моментально перешла в бег. Собаки преследовали меня молча, что пугало больше, чем, если бы они истерично лаяли. Плохо, что их две. Люблю нечетные числа. Будь их трое, они мешали друг другу в узких переходах, с одной я как-нибудь справилась. А здесь хорошо слаженная команда. И у них одна задача - убить, а не остановить меня. Я уже бежала на пределе своих возможностей. Ещё немного - упаду. Эх, будь я зверем, справилась с ними шутя. Пару раз меня чуть не кусали за ноги. Одна секунда промедления будет стоить жизни. Наконец я увидела, что коридор упирается в дверь. До него ещё совсем немного, но если она заперта, мне конец. Она была закрыта. Я поняла по световому свечению, идущему по косяку. Я сотворила "знак ключа". Не бог весть, какой, размытый и, в общем-то, не совсем правильный. Но дверь со скрипом открылась, и я с силой захлопнула её за собой.
  Я прислонилась спиной к поверхности двери, осела на пол и уткнулась лицом в ладони. За дверью бесновались псы. Могла бы сидеть взаперти, куда меня затолкали, как только привезли. Но это тоже временно, а вдруг... Зачем? Я видела пару знакомых лиц (ладно, морд). А это значит, что эти оборотни - представители одной из боковых ветвей главной линии клана, к которой и я отношусь. Для чего я им нужна? Сразу не убили, денег не требовали, не приставали, просто заперли и все.
  Вдруг я поняла, что не одна в комнате. Подняла голову: прямо напротив меня находился вампир. Черные перепутанные волосы свисали до самого пола, скрывая лицо. Я видела вокруг него плотное серебристое сияние. Вампир сидел, сгорбившись, словно в тесной клетке. Я подошла ближе. На контур поля были нанесены печати с применением серебряных предметов (может, кинжалы или монеты) сразу на нескольких уровнях. Волосы заструились, и я встретилась с холодным, безумным взглядом. У него были привычные для вампира светло-синие глаза. И он ненавидел меня. За то, что я не вампир, за то, что я просто увидела его в этой клетке, вообще за то, что я - здесь, он - там. Я его понимаю. Я коснулась ладонью поля. Печати на секунду заискрили, по куполу прошла волна. Я поняла: печати стояли на пяти уровнях. Печать серебра, печать дерева (рябины), печать могильной земли, печать зверя, печать бессмертника. Кто-то хорошо поработал, и рука оборотня незнакомая. Печати умели ставить только оборотни. Что-то связанное с переменчивостью нашей ауры, потому, что маги и вампиры этим искусством не могли овладеть. Но и это знание может скоро исчезнуть...
   "Серебро" и "земля с могилы" хороши, но печати зверя и бессмертника слабоваты. Что касается печати рябина, она размыта и с трудом определяется. Хотя... Я снова пощекотала пальцами контур. Он отозвался знакомой болью в фалангах. Печати были скрыты под другими. Самые видимые печати "серебра" и "могильной земли" оказались совсем другими знаками: печатью "ключа" и печатью "сапфирной пыли". "Зверь" и "бессмертник" оказались перевернутыми: печать "летучей мыши" и "печать муравейника". Настоящей оказалась самая подозрительная: рябина. Я пожала плечами и ещё раз проверила, нет ли ловушек.
  Медленно, осторожно пять раз создала "снятие". Знаки вернулись, а купол остался. Я задумалась. Снова поглядела на вампира. Может он подскажет, как его оттуда выудить. Он слепо смотрел на меня. Вот это да!!! Сколько уровней печатей и ... Я начала злиться. Чтобы я не могла снять какую-то печать или взломать защиту?! Да жизни такого случая не припомню! Я посмотрела на вампира. Он снова опустил голову. Вряд ли он видел меня. Ощущал да. Но, скорее всего, он даже не мог с точностью определить вампир я, человек или вурдалак. Он даже не мог сказать, какого я пола и возраста.
  Я села в той же позе, что и пленник. Я знала ещё один способ. Положила обе руки на поле. Вдохнула воздух и передернула купол на себя. Вампир нелепо дернулся, и, шатаясь, встал. Жуткая гримаса трансформации испещрила его лицо. Он понял, что свободен, но не знал, что ему эта свобода сулит.
  Я же пыталась понять, почему купол-тюрьма не исчез после первых моих попыток. Меня передернуло, когда я поняла. Каким-то образом они поставили еще одну печать изнутри - печать "единения". Я коснулась бронзового кольца печати - он дрогнул и распался.
  Я встала на ноги.
  - Эй, - позвала я.
  Он повернул голову. В то же мгновение я оказалась прижатой к полу, а его рука с силой сдавливала мне горло. В глазах потемнело. Умирать не хотелось. Я бы не справилась с ним. Не та категория. Единственное, что я могла, это снять печать с его глаз. Если только успею. Печать... "Кожа змеи". Снятие.
  Очнулась я несколько позже. Села и начала растирать шею.
  - Извини, - негромко проговорил вампир слева. Он тоже занимался самолечением - разглядывал себя и шепотом ворчал. Причем сожаления в его голосе не было.
  Я фыркнула, даже простого слова "спасибо" от него не дождешься.
  - Ты кто? - сразу же последовал вопрос.
  - Пленница, как и ты, думала найти выход и попала к тебе. А вся благодарность за освобождение, - и я выразительно на него посмотрела.
  - Я ещё не свободен,- заметил вампир, вставая на ноги.
  - Не одолжишь немного крови? - как бы между делом поинтересовался он. Я, если честно была поражена, вот уж не думала, что настолько напоминаю человека.
  - Эта вся благодарность? - возмутилась я.
  - Эта чепуха потом, - отмахнулся вампир, подходя к двери и прислушиваясь. - Они там.
   - Я в курсе, - не удержалась я.
   - Ты знаешь, - медленно сказал вампир, оборачиваясь и глядя мне прямо в глаза. - Я могу выпить тебя полностью и спокойно, восстановив силы покинуть это место, а потом вернуться и не оставить здесь камня на камне.
  Мне не хотелось показывать, что я испугалась. Я отошла от него подальше и процедила:
   - Отравишься.
  Он окинул меня взглядом.
   - Как хочешь, сэкономили бы время и силы. Вдвоем пробиваться - меньше шансов.
   - Знаешь что. Без меня бы так и сидел бы здесь.
   - Я тебя о помощи не просил, - сказал вампир, незаметно приблизившись ко мне.
  Я, словно зачарованная, смотрела на него
  - Не смей, - запоздало начала я говорить.
  Руки схватили меня за плечи, клыки уже были в моей шее, боли я почти не почувствовала, больше негодования и злости. Но все попытки оттолкнуть его ни к чему ни привели. Он сам резко оттолкнул меня. Я едва устояла на ногах. Некоторое время смотрела на вампира, он слизнул кровь с губ. Потом соединила ладони в привычном жесте наложения печати. Он это заметил.
  - Давай попробуй, - приободрил вампир меня. - Такой же силы поле ты все равно не создашь, а с собаками в коридоре сама не справишься. Ты ведь оттуда пришла?
  - Справлюсь, - сказала я, почти заканчивая знак. Он ещё не знает, какие я печати могу ставить.
  Он засмеялся.
  - Знаешь, я конечно, не Райве, но толика их дара у меня присутствует. Я видел тебя на другом уровне, ты шла по лестнице, а потом бежала от собак. Лица я, правда, не видел, но это не важно. У тебя сладкая и густая кровь. Ты ведь не человек?
  При этих словах я направила на него руки, но промахнулась. Трудно ставить на быстро двигающуюся мишень печать. Он же, увернувшись, резко распахнул дверь. Я услышала только странный звук. Выйдя из комнаты, я увидела двух псов, лежащих на полу в луже крови. Вампир, схватив их за горло, вырвал псам артерии. Собаки умерли почти мгновенно.
  - Можно было просто отключить их,- сказала я с жалостью.
  - Тебя тоже, - пробурчал себе под нос вампир.
  - Что? - я ведь не ослышалась.
  - Идем, - пьющий кровь рывком взвился в воздух, распахнув огромные крылья. Нетерпеливо протянул мне руку:
   - За мной. Нам нужно наверх.
  Подхватив меня на руки, он с огромной скоростью летел. Кожаные крылья словно разрезали воздух. Особенно это было видно внутри барьера. Вампир словно не заметил его. Он вышиб дверь в конце лестницы и отбросил меня в сторону. Когда я пришла в себя от удара об пол, трое стражей уже были мертвыми.
  С трудом, приподнявшись, я начала визжать. Я их всех знала. Один из оборотней, раскинутых по залу, был мой кузен. Двое других - его закадычные друзья. И вспомнила. Вчера вечером, я выпила из рук кузена Виктора вина из рябины и вишни, потеряла сознание. Очнулась уже здесь. И помню его слова:
  - Такие щенки, как ты не должны рождаться в главной семье клана...
  
  Я бежала. Задыхалась. Ненавижу. Завывания слева и справа. Мои "собратья" решили мною пообедать, упырь же отстал. Похоже, он то ли кого-то убил, то ли просто восстановил силы. Шелест крыльев нагнал меня. Я все равно вздрогнула, когда сильные руки подхватили меня. Вампир прошептал:
   - Тебе есть куда бежать?
   - Есть, - ответила я, замечая, как его ладони скользнули по телу. Вроде и держал крепко, вроде ничего такого не делал, а все равно врезать под дых охота.
  Я услышала короткий злой вой, демон, они боевиков спустили. Плохо- то как!
  Вампир летел довольно быстро, шустро огибая препятствия, задевая крыльями ветки деревьев. Я почти не успевала реагировать на его маневры. По голове стукнула ветка. Я пригнула голову. За ворот рубахи свалилась мохнатая гусеница. Щекотание меня начала раздражать. Я не очень люблю насекомых. Хотя некоторых, например, крупных степных кузнечиков можно есть.
   - Вытащи ее, - зашипела я, понимая в принципе, до чего глупой выгляжу.
   - Кого? - изумился вампир.
   - Гусеницу, она мне сейчас до ягодиц упадет. Я визжать буду - нас выдам.
  Я ощутила по изменению положения своего тела, что он смеется. Но едкого замечания в ответ не услышала. Вампир холодной рукой залез в вырез рубашки. Я честно, чуть не взвизгнула. Стало легче в плане комфорта, хуже в плане того, что я практически разрешила прикасаться к себе, да ещё и просила. И, и стыдно.
   - А почему мы вверх не поднимаемся? - решилась я ещё раз сказать глупость.
   - Чтоб расстреляли из арбалетов? - фыркнул вампир прямо под ухом у меня. От него пахло кровью, и ещё почему-то яблоками.
   - Я-то восстановлюсь быстро, но упаду. Что-то мне подсказывает, что ты можешь умереть при ранении.
  "Тем более что я-то лечу снизу"- мрачно додумала я. "И болты пробьют меня прежде него".
  Вампир прижал меня к себе и сказал:
  - Я не умею телепортироваться, вернее, никогда не пробовал. Рискнем?
   - Что? - меня заклинило. Совершенно ясно увидела, как меня разносит на мелкие кусочки при переходе.
  Вампир не спрашивая разрешения, снова укусил меня. В этот момент лес кончился. Замок и окружающие его сосновые и осиновые рощицы остались позади. Мы вылетели на открытую местность пологие холмы и извивающаяся меж ними лента дороги в лунном свете казались презагадочным местом. Я всхлипнула - переливающийся всеми цветами радуги портал возник прямо перед нами в воздухе. Короткий рык перекинувшегося оборотня сзади. Я увидела, как болт со свистом прорвал ровную кожу крыла. Мне на лицо полилась жидкая влага. Я сглотнула, ощутив на губах солоноватый привкус - гадость какая! Я его кровь попробовала. Ему не хватало сил. Насколько я знаю, магией и вампиры, и оборотни владеют слабее. Хотя вампиры умеют открывать временные и пространственные порталы, открыть телепорт на короткие расстоянием сложнее, чем в другой мир. Не знаю, в чем тут дело - просто не знаю.
  Пролетев через портал, вампир выпустил меня из рук. Я испугаться даже не успела. Я и так уже чувствовала по неровному дыханию, что вампир был истощен, возможно, его истязали. Быстрая регенерация, присущая не только оборотням, но и вампирам, не позволяла мне судить об этом правильно. Я бы никогда не стала связываться с вампиром. На кой надо, потом вся твоя семья может попасть под удар. Твоя жизнь. А жизнь твоих детей стоит того, чтобы насолить вампиру? Детей у них, в отличие от двусущих, мало рождается.
  Даже два глотка моей крови не исправило дело. Я ведь не маг - мои способности весьма ограничены наложением печатей. О да, вампиры любят магов, особенно талантливых. Я склонилась над вампиром - раскрытые крылья кровоточили, сам бледный. Глаза закрыты - дышал он со всхлипом. Крылья с тихим шелестом съежились. Собрались в неравные комья и исчезли, оставив красно-бурый след на каменном полу. Где это мы? Какой - то оружейный зал, по стенам развешаны мечи и копья. Красочные гобелены ручной работы изображали единорогов - страшных зверей, которые питались мясом животных, хотя вроде обычно творения не должны обладать системой пищеварения. Но их создали такими. Рога, когти и зубы - плюс отвратительный характер.
  Вампир застонал. Я ему жизнь спасла, он же меня два раза укусил. На всякий случай отошла подальше. Глухое рычание донеслось из угла. Демон!
  На меня смотрели полусумасшедшие глаза двусущего. Вампир не шевелился, но стук его сердца был слышен. А я просто стою. Захваченный магией вампира, оборотень потряс головой и бросился. Я даже сделать ничего не могла. Нормальный оборотень никогда не нападет на самку. "Только, к сожалению, от меня пахнет человеком" - мелькнуло у меня в голове. Зверь лапой просто смахнул меня в сторону. Отлетев, я пребольно ударилась об стену. Что-то щелкнуло в голове, и я потеряла сознание.
  
  Очнулась я от дикой звериной грызни... Вампир пытался открутить голову оборотню, а оборотень уже основательно намял вампиру бока. Кожа лохмотьями свисала с боков у вампира. Меня замутило от запаха крови. Почему мне так неудобно стоять? Ноги так болят. Я попыталась посмотреть, что с ногами, внутренне готовясь к худшему - этот урод-оборотень перебил мне позвоночник. Ноги были на месте вернее четыре лохматые лапы с когтями. Радость сменилась тоской. Для первого ритуала обращения нужно несколько взрослых оборотней, которые проследят, чтоб ты ничего не натворила. А как я обратно обращусь? Я тоненько заскулила и закрыла лапами морду - демон знает, что такое. Я этого так хотела, так хотела. А теперь мне от этого очень плохо, я попыталась встать. Но проклятущие лапы не хотели слушаться, голову держать мне было неудобно, все хотелось задрать ее как можно выше. Заметив зеркальную стену в глубине комнате, я поползла к нему.
  Стекло равнодушно отразило коричневую шерсть огромной крылатой кошки. Чего? Два лохматых подобия крыла болталось за спиной. Я попробовала взлететь. Вот глупая - ощутимо приложившись башкой, я поняла, что крепкая черепная коробка тоже плохо. В голове гудело как в мамином котле. Упала обратно на непослушные лапы и живот. Ой, я обернулась. Оборотень зажал вампира в углу. Извернувшись, вампир выдернул меч со стены и отрубил голову. Голова полетела ко мне. Фу. Какая я сегодня на летающие головы везучая. Поджав хвост, я отскочила. На лице вампира отразилось недоумение. Он, несмотря на раны, шагнул ко мне с вполне определенными намерениями. Я, ощерив клыки, поперхнулась слюной и собственным языком, закашлялась.
  Вампир поймал меня за холку и повернул мордой к себе. Некоторое время изучал глаза, ища сходство. Отпустил и пошел к дверям. Открыв двери, он, держась за створку, заорал:
   - Демон вас всех дери, где все?
  Шум. Гам. Тарарам. Я вздохнула. Увидела, как вампир вытирает руки от крови об один из бесценных гобеленов. Куча вампиров сбежались вокруг него. Вампир брезгливо оттолкнул ближайшего собрата руками и зашагал ко мне.
  - Возвращайся в свой облик обратно, - устало приказал он, цепляясь дрожащими руками за холку. Я мотнула головой, и руки упали. Вампир сел рядом и заглянул в глаза.
   - Что, не можешь?
  Я качнула головой, как собака. Разозлилась сама на себя.
  Вампир сказал:
  - Извини, должна сама. Я попробую помочь, но точно не сегодня.
  И погладил меня по голове. Моя натура взяла верх над приличиями. Я прикусила его ладонь пастью. Вампир с изумлением поглядел на покусанную ладонь. И уходя, поманил за собой:
   - Пошли.
  Я печально побрела следом, размышляя о горькой своей участи. Всегда моей мечтой была возможность менять ипостась. Вот только что за демон меня сегодня попутал обратиться?! Пока взволнованные вампиры обрабатывали раны упыря, я забралась на постель и уснула. Постель пахла этим вампиром. Думаю, он не будет против этого. Через некоторое время до меня перестали доноситься причитания, видимо, вампир всех сочувствующих выгнал. Он упал рядом. Я, не открывая глаз, заворчала.
   - Ну, ну, - пробормотал он, зарываясь лицом в мой густой мех на шее. Если честно, кусать его сил уже не было.
  Пришло утро. Солнце позолотило шторы. Вампир одевался у зеркала. Я сначала хотела отвернуться. Какого демона! Если он не стесняется, то я точно не буду - можно подумать, я братьев при перекидывании в зверя не видела.
  Я спрыгнула и потерлась о его ноги. Вампир чуть не упал. Вампир фыркнул - наши глаза в зеркале встретились. Он, продолжая ухмыляться, начла застегивать рубашку. Мне так хотелось сказать гадость, что в итоге слова прозвучали невнятно:
   - Агм ау брттт ффиг рррра!
   - Что? - улыбаясь, спросил вампир.
   - А у моих братьев фигура получше твоей будет, - к своему немалому удивлению сказала я.
   - Да что ты, - он, насвистывая, пошел к комоду.
  Я, спотыкаясь и путаясь в собственных лапах, пошла следом. Крылья на спине раскрылись - вот демон, думать о том, как это выглядит со стороны, мне вовсе не хотелось. Клайфт могут менять форму своеготела, могут даже в животных превращаться. Вампир собрал со стола кольца и стал одевать на каждый палец. Ну, конечно, сапфиры - похоже он из правящей семьи. Я не успела отдохнуть, устала, мне было неудобно. Какая-то блоха цапнула меня около хвоста,
   глухо взвыв, я завертелась на месте.
   - Вот уж не думала, что в таком прилично месте могут быть блохи - заворчала я. Я успела уронить какую-то вазу и расколошматить статуэтку голой девицы. Вампир заметил:
  - Раньше я сюда оборотней не приводил.
  Я обиделась. Достать мелкого паразита я не смогла, сидела и злилась. Вампир присел рядом, обнял за шею и часто задышал. Полная смутных подозрений, я отодвинулась:
   - Извращенец!
   - Ты так вкусно пахнешь, - виновато сказал он. - А я все об одном думаю, как кровь сквозь шерсть пить.
  Получив затрещину когтистой лапой, он приуныл и сказал с порога:
   - Я пошел на Совет. Там решается судьба клана оборотней, меня похитившего, хочешь пойти?
  Я замялась. Хочу я? Надо ли оно мне? Клан?
   - Хочу.
   - Молчи, - попросил он только.
  
  
  Совет проводился в круглом зале. В центре всего лишь пять кресел. Стола нет, другой мебели нет. Это что нормально? Сколько себя помню, кровопийцы обожают предметы роскоши, комфорт и удобство.
  Вампир непринужденно свалился в одно из кресел. Я притулилась рядом. Запах его сапог показался чем-то притягательным.
   - Прекрати, - прошипел он. Я с ужасом поняла, что принялась обгладывать сладко пахнущий кожей левый сапог.
  В кресле напротив уже сидел немолодой вампир с выцветшими серо-голубыми глазами, его волосы седыми. Это редкость для вампиров. Он с интересом наблюдал за нами.
   - Внук мой, что за питомец у тебя появился? - миролюбиво спросил он. Его голос звучал вполне нейтрально, в его запахе никаких эмоций не отразилось.
   - Какой питомец, - буркнула я. И назло добавила:
   - Я его невеста.
  Вампир закашлялся, а его дед расхохотался. Я села, повела носом: как же здесь пахнет упырями. Фу - у. И начала засыпать. Вздрогнула, завертела головой, осматриваясь. И поняла - все в сборе.
  Очень красивая юная девушка лет шестнадцати. Цвет её сине-зеленого платья идеально гармонировало с синими глазами на фарфоровом личике. А сапфиры в браслетах на хрупких запястьях заставляли вспоминать об оперении буртов - редких птиц.
  И что удивительно - одно кресло оставалось пустым. И это весь совет?!
  Вампир (пахнущий гаже всех остальных), закинув ногу на ногу. Он с недовольным видом сморщил нос:
   - Рагн, какого ты притащил оборотня! Позоришь наш клан. Еще ни на одном совете двусущих не было.
   - Братец, не твое вампирье дело, - нежно пропел Рагн, как я теперь знала.
  Лицо у вампира не изменилось (но исходивший от него запах смрада стал почти невыносимым). На секунду я решила, что этим дело и кончится. Как вдруг, спокойно сидящий, Рагн оттолкнул меня ногой. Сила, с которой он это сделал, изумила меня. Я оказалась защищена его креслом. Старинное дерево впитало всю вспышку ярости вампира.
   - Плохо себя контролируешь, - холодно сказал Рагн.
   - Влас слишком эмоционален, - безжизненным тоном отозвался немолодой вампир.
   - А где у вас пятый? - невинно поинтересовалась я из-за спинки кресла.
   - Ты знаешь, как осуществляется переход власти у вампиров? - спросил седой вампир. Не дождавшись ответа, он продолжил:
   - Когда один из вампиров совета понимает, что он устал от этой нудной обязанности, вампир передает свои полномочия одному из потомков. Сама знаешь, у нас сложное понятие о родственниках. Вампир из одного клана является ребенком всем старшим вампирам этого клана. Мы не бросаем своих детей. Дети у нас появляются редко, живем мы долго. Врагов у клана Клайфт немало. Сейчас клан составляет примерно 200 вампиров. И вот один из кланов оборотней решил, что убить потомка главной линии - Рагнера Клайфт. Как ты думаешь, что станет с этим кланом оборотней?
   - Клан будет стерт с лица земли, - спокойно сказала я, думая о том, что этот клан включает в себя не только тупых боевиков, глав кланов, редких целителей и мастеров печатей, но также самок и беспомощных щенков. Нас и так ненавидят и истребляют люди. Вампиры в этом смысле повезло. Их хоть и не любят, хоть среди вампиров и бывают убийцы, но Клайфт, и особенно, Райве вполне неплохо живут. Тем более они расчищают наш мир от такой мерзости, как мы - теряющих разум, умеющих только убивать существ. Хотя чем двусущий отличается от вампира? Только тем, что смазливое лицо облачено в более цивилизованную упаковку. Но зверь остается зверем. Ведь Клайт тоже часто бывают оборотнями. А то, с чего бы я получила эти крылья, нечаянно попробовав крови Рагна?
   - Так удобно, - вдруг сказала я. Обычно ведь я всегда молчу - я неинтересна сородичам. Только отец иногда разговаривал со мной. Пара старых самок присматривали, чтоб я чего-нибудь не натворила, да учили печатям. И ещё учитель, тот старый, выживший из ума маг, что учил меня наложению печатей - отец посчитал, что мне это будет нужно. А так я всегда одна. И все мои мысли оставляла при себе. Просто сегодня я не могла держать их в себе, возможно, мозг животного просто думал по-другому, все мысли были быстрыми, мелькающими. Через некоторое время я забывала, о чем думала минуту назад. Правда, если только не успевала выдать эти самые мысли словами:
   - Для магов. Оборотни и вампиры регулируют численность друг друга, а маги вроде и не при чем. Не участвуют в геноциде. А что такое геноцид?
   - Ты откуда эту мысль поймала? - поинтересовался старый вампир.
  Я засопела.
  Седовласый вампир с рыком развернулся к Рагну:
   - Ты что с ней кровью делился?
   - Да. - Беспечно отмахнулся он. - Не специально, меня ранило.
   - Ритуал другой ведь, - сказал Влас, задумчиво махая пальцами, создавая радужные комочки, сила уходила в пол, рассыпалась искрами.
  Рагн сказал:
   - Она ведь обращаться не могла, я не понял из её воспоминаний. Что-то связанное с травмой позвоночника. А в семье её оставили. Хотя сами знаете - таких щенков убивают... Я мне пришлось брать её кровь, иначе я не смог бы сбежать. А пара капель моей раны из крыла стала решающей причиной для неё. Смотрите, я вывел новую породу. Моя способность к полету наделила её крыльями.
  Он, что хвалится? Да я его. Я сама не поняла, но уже стою перед ним, ощерив клыки, я ему сама сейчас голову оторву!
  Очнулась я через пару секунд. Я лежала на полу. Сила удара была такой сильной, что меня просто впечатало в каменный пол. Я чихнула. С удивлением разглядываю капельки крови на полу. Ноздри были забиты кровью с соплями - это мешало обонянию. Я помотала головой.
   - Елена, что ты скажешь?
   - Убить весь клан можно, - протянула красавица. Она сидела, неестественно выпрямившись. - Но, как в случае с мятежом, приведшим к уничтожению части клана Феррата и трех кланов оборотней, это ни к чему не приведет. Я помню, исчезновение моего горячо любимого кузена.
  Она с грустью поглядела на пятое кресло.
   - Маги становятся все сильнее, правда, в Академию стали принимать вампиров.
   - Мы начали учиться в первый же год, - заметил раздраженно Влас. - Вместе с магами! Вот только зачем? То, что могут большинство магов недоступно нам.
   - Зато маги не могут перемещаться между мирами. А опыт и знания тоже немаловажны, - пропела вампирша.
   - Убить всех до последнего щенка, - сказал вдруг Влас, мрачно глядя в пространство.
   - Я против такой постановки вопроса, - снова сказала вампирша. - Необходимо менять положение вещей. Надо попробовать договориться о денежном выплате. Возможно, клан оценит нашу доброту. Вот, если не поймут и не захотят сотрудничать, тогда ладно. Тем более, Рагнер жив и здоров.
  - Ну, относительно, Рагн? - спросил самый старый вампир.
  - Я не знаю, - как-то потеряно сказал Рагн. Изумив меня тем, что обернулся и серьезно посмотрел на меня.
   - Я стал лучше их понимать.
   - Ты говоришь так, потому что напился её крови. Воздействие пройдет через пару дней, - отрывисто сказал Влас.
   - Ты не можешь объективно смотреть на ситуацию в целом, - мягко сказала вампирша. - И хотя нас немного, мы можем обраться к Райве. Это дорого нам обойдется. Я не хочу снова сжигать трупы своих детей и внуков. Ты ещё слишком молод, хоть и имеешь право на голос в Совете.
   - Ты не поддержишь меня? - Влас же внимательно следил за Рагном. - Ты же был там. Несколько недель. Ты хочешь сказать, что не жаждешь мести.
   - Жажду, - сказал Рагн. Только я понимаю, что в этот раз это невозможно. Я выкопаю две могилы, и себе тоже.
  Влас встал и исчез. Я подошла к его креслу. Запах на этом месте был иным. Влас не пах вампиром, он пах железом, кровью и чем-то совершенно иным. Чужим, чем-то отличавшемся от мира живых. Мне был незнаком этот запах, более того я могла сказать, что это амбре не чувствовал никто в этом мире. Я в замешательстве опустила голову. Снова чихнула: кровь пошла из ноздрей. От злости я сделала шаг назад и положила голову Рагну на колени, так чтоб запачкать его брюки и полы длинной рубашки. Он не вздрогнул, не изменил положение тела. Словно мы с ним связаны неведомой нитью. Меня это испугало, и, я, вскочив, на лапы пошла к двери. Делать мне здесь больше нечего.
  Уткнулась в ноги, вампир стоял, закрыв собою дверь, которую я могла бы выбить в подходящем настроении.
   - Ты куда, - спросил он. - Мы ещё не все решили.
   - Вы нечего не делаете, пустой треп! - разозлилась я. - И вообще, мне домой надо. Сколько мне так ходить?
   - Ну, прости, - вдруг сказал Рагн. Его ладонь провела по холке, не секунду я замерла, наслаждаясь лаской. Инстинкт зверя заставил меня кинуться прочь, но уже было поздно. Тяжелая серебряная цепь застегнулась широким магическим ошейником на шее.
  Вампирша встала и сказала Рагну:
   - Долго её не удержишь. Ты знаешь, это даже забавно. Ты столько времени просидел под печатями. Видимо, недостаточно, если ты можешь держать в заточении другое живое существо.
   - Недолго, - сказал Рагни и обратился к пожилому вампиру:
   - Грег, ты не высказал своего мнения.
   - Влас не понял сегодняшнее положение. Убить её вместе с кланом мы не можем. Если подумать, Рагн, поделившись своей кровью, обратил её, она стала частью кланов вампиров. Но даже если учесть, что она по какой-то своей дурости выпустила тебя, наплевав на политику собственного клана, все равно девчонка остается двусущей, а не вампиром.
   - Я не могу позволить её убить, - просто сказал Рагн, стараясь держаться от меня подальше. Я смотрела за его движениями очень внимательно. Потеряй он бдительность, я достану его когтями. Узнаю хоть, насколько крепка его кожа. Вампир с вздохом взлохматил голову рукой и сказал: - Прошу всего парочку дней, ладно?
   - Тебе тоже так сказали, когда сажали под печать? - ядовито сказала я, потянув цепь в бесплодной попытке достать.
  Хлопнула дверь. Я завыла. Оборвавшийся звериный крик, наверное, никто не услышал. Так вот почему, не было никакой мебели. Зачем? Это ведь комната для оборотня. Я крутилась и бесилась. А потом легла на пол. Как жарко, вот уж не думала никогда, что может быть так жарко.
  
  Когда стало холодно, я проснулась. Я была снова человеком. Беззащитным человеком. Я пискнула, одежда на месте. Я не обернулась, как двусущий. Я трансформировалась, как вампир, только они меняют форму, оставаясь в одежду. Эй, а где я сижу? На полу совсем другой комнаты. Что у меня сегодня с головой? Я вцепилась в цепь. Оказывается, Рагн Клайфт - не дурак. Ошейник изменил свой размер и сейчас плотно облегал мою человеческую шею. Мне стало не по себе. А вдруг ошейник, если я снова поменяю ипостась, не станет больше, и я тупо умру от удушья. Нелепая смерть - коварный план. Я истерично засмеялась.
   - Вот как ты выглядишь, - холодно сказал голос. Я повернулась, продолжая держаться руками за цепь. Влас сидел на стуле. Камера, которая мне была безразлична в зверином обличии и запомнилась каким-то темным пятном, была довольно уютной комнатой. Широкая скамья с парой подушек. Столик с резными ножками и приборами. Пушистый ковер. При желании я могла от стены дойти и сесть на скамью или ковер. Окна с решетками, больше ничего - видимо Рагн помнил о моих способностях к печатям.
   - Ну и, - буркнула я, занятая наложением печати "кокона шелкопряда" на звенья. Сейчас у меня эта заговоренная цепь станет десятками бабочек. Я точно знала, для многих вампиров наши печати были бессмысленными пассами рук.
   - Нет человека, нет проблемы, - негромко сказал вампир.
   - Мне кажется, проблемы у тебя будут, - я совсем не уверена в своих словах.
   - Мы долго живем, - заметил Влас. - И все мы одной крови. Я знаю его мысли и чувства. Через парочку столетий он забудет, что был обязан жизнью какой-то двусущей, которая даже не была оборотнем на самом деле.
   - Убивай, - разозлилась я. - Оскорблять-то зачем?
   - Согласен, чем дольше я здесь сижу, тем больше шансов, что мое отсутствие заметят. Хотя я и не скрываюсь.
  Я кивнула. Как ни смешно, я беспомощна была в обличии кошки, хотя всегда думала наоборот, что мои соплеменники сильнее меня потому, что могут обернуться страшным, сильным зверем. Я могу защитить себя. Оказываемся, жить очень хочется. Скорее всего, заклинание "серое марево". Ведь вампиры бывают предсказуемыми созданиями. Чему меня научили раз и навсегда, что это чаще всего используемое вампирами заклинание против оборотней. И как бороться против этого заклятья. Ведь вампиры тоже ограничены в магии. Зато быстро и без следов - оборотень весь растворяется, как в кислоте, от меня останется только лужица органической жидкости. И убирать ничего не надо.
  Серое пламя полетело мне навстречу. Я хмыкнула. "Печать феникса" затратит много сил. Зато эффект какой.
  Для вампира я была уничтожена. Все его чувства: зрение, слух, обоняние и магические импульсы подсказали, что меня нет в живых.
  Золотая птица возникла из пустоты, затопила комнату, сожгла все на своем пути. Несколько минут в моей "камере" бушевал пожар - визжал горевший заживо вампир, трескались камни и кости, оплавились решетки в двух окошках. Пепел и сажа вились в воздухе. Словно снег, серо-черные хлопья поднимались в воздух при каждом моем шаге. Я сняла ошейник - он еле держался, итак натер кожу неровными краями. Я пнула кучу костей и задумалась. Вот теперь Рагну ничего не мешает меня убить. Месть за кровного родственника - у вампиров это святое. Я заплакала - Влас бы меня убил, а теперь и Рагн тоже. Отчего мне больно? От того, что я впервые почувствовала какие-либо чувства к иному существу? Потому, что я раньше даже не смотрела на оборотней. Так, как знала, что меня для них не существует - есть много других самок для удовольствия и продолжения рода, чем та, что не умеет принимать иной облик. Ведь все дети бывают зачаты только в зверином облике? Я плакала, оттого, что я впервые в жизни влюбилась. То, что я сейчас могу завести детей, ничего не меняло. Потому что не тянуло меня к оборотням, ни разу. А вот при взгляде на упыря, у меня начинало стучать сердце, и этот запах. Надо выбираться отсюда. Похоже, за последние три дня это стало моей фразой дня. По возможности предупредить клан. Вот только как?
  Я шагнула к тому окну, что сильнее всего пострадало от огня. Вытерла слезы рукой. Выбраться наружу проще простого. Только высоко уж больно. Я же не знаю, может, это Влас помог мне обратиться обратно, решил, что так справиться со мной будет легче. Вот демон. Но через коридор я не уйду - первый же вампир отведет меня обратно к Рагну. Я ведь пахну Рагном и Власом, уже одно это вызовет немало вопросов. Может, у меня получиться снова вызвать крылья - вампир же как-то летал? Нет, так ни одно кошка не умерла от падения с высоты. "Идиотка", - шептал более здравомыслящий внутренний голос. Даже кошка-оборотень с такой высоты разобьется в одну шерстяную лепешку.
  Сильная рука втащила меня обратно с подоконника. Я пискнула, глядя в темно-синие глаза Рагна. Вроде вампиры из одного клана все так похожи друг на друга, но он чем-то отличался. Вампир коротко рыкнул:
   - Куда собралась? - Внимательно оглядел зал.
  Присвистнул:
   - Бедный Влас. Еще одно пустое место на совете.
  Его голос, однако, его печальным не был.
   - Поделишься кровью, - игриво сказал он.
   - Нет уж, - отшатнулась я.
   - Кстати, милая. Ты в курсе, что если мы докажем совету, что Влас хотел умереть, ты можешь занять его место на совете.
   - Не называй меня милой. Ты вообще меня на цепь посадил!!!
   - Меня твой клан несколько недель держали взаперти, ничего? - заорал он в ответ. Потом схватился руками за голову. Я села на пол возле окна:
   - Я не хотела его убивать.
   - Я знаю, - он спокойно сел рядом.
   - Вампиры убивают за своих кланников.
   - Он не Клайфт, - тихо сказал вампир.
  Я повернулась к нему.
   - Феррата. Поэтому и пах так отвратительно. Старый Лак решил сделать его приемником. Хотя он и не был Клайфт. Что взбрело в голову старику непонятно. Но спорить не стали. Видишь ли, в совет приходят на место предыдущего члена, убив его или получив часть памяти. Никто не верил про историю Лака, хотя были слова самого вампира, который говорил о Власе, как возможном преемнике. Члены клана связаны мистическими узами между собой. То, что я обязан тебе жизнью, поняли все, кроме него. Мы давно уже подумывали о его устранении, как можно незаметнее для Феррата. Так, что ты молодец.
   - Ты ненормальный, - закричала я. - Ненавижу. Я в первый раз кого-то убила.
  Я долго плакала. А вампир рисовал косточкой на ковре из серебристой сажи разные рожицы и знаки. Одной рукой он обнял за плечи.
  "Психопаты. Вампиры", - с ненавистью думала я.
   - Мы связались с твоим кланом. Нам помог знакомый маг. Может, видела его. Похож оборотня, а сам маг.
   - Не помню такого, - всхлипнула я.
   - Так вот, главная ветвь клана мятежников нам выдаст, мы заключим некий договор. А если будешь умницей, я возможно, даже заключу брак с тобой. Все равно ты связана со мной кровью уже. Больше ни с кем быть связанным я не хочу. У нас будут красивые дети.
   - Я откушу тебе нос, - мрачно сказала я.
   - И я тебя люблю, - рассеянно ответил он.
  Меня, словно дернуло, чужие мысли, слова, которые я никогда не знала, но понимала смысл. Эмоции - сумасшедшие, бешеные, ненормальные. Слишком сильные и яркоокрашенные чувства. У оборотней они другие, более спокойные и простые. Рагнер взглянул мне лицо и сказал:
   - Все мы сумасшедшие. Но мир вокруг тоже ненормален? Я, кстати, вспомнил. Ты с луттурга упала.
  И захохотал. Он так долго смеялся, что я перестала плакать.
  - Что за чушь ты несешь? Я тебя всего два дня знаю. Но уже сыта общением с тобой по горло. И потом ты меня на совете так ударил, что кровь пошла.
   - Это не я, Елена испугалась, что ты причинишь мне вред - видела бы ты себя. Этакой кот-переросток с огромными крыльями. А ты знаешь, кто был убитый оборотнями, мужчина? Лак - мой двоюродный дед, который оставил Власу место в Совете.
   - Дедушка, значит. Милая у вас семейка, - протянула я.
  Я все больше стала понимать, что картинка с мятежниками и вампирами становится все сложнее.
  - Хочешь вернуться обратно к своим родным? Подумай и реши. Клайфт - единственный клан, способный оборачиваться? К тому же, такие сильные способности к печатям, к которым способны только оборотни, нам пригодятся...
  Я отвернулась. Запах - вот, что важно. А пах вампир по-прежнему притягательно...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"