Гайсина Рита: другие произведения.

Гуси-лебеди

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дед бурчал - говорил, вода не слишком чистая для раков. Он давно уже раков не видел в реке. А вот на озеро мы ходили. Грубо говоря, было два озера - первое огромное, под лысой горой. Гора, почти полностью закрытая лесом, только на верхушке оставалась проплешина. Как уж местные эту гору называли я не знаю, но мы с Андреем прозвали её лысой. Соседки деда - сплошь старые ведьмы, брезгливо поджимали губы при виде гостей у Потапа Сергеича, не отвечали на приветствия. Тот смеялся, говорил, что всех отшил, а то вон все приходили с пирогами да настойками.

   Гуси-лебеди (не сказка)
  
  
  
  Мы с Потапом Сергеевичем знакомы давно. Пять-шесть раз в год приезжаем к нему на рыбалку. А вот для рыбака здесь просто рай. Тихая деревенька: несколько десятков дворов. Молодежь вся в городе, работают или учатся. Мелкоту возят на автобусе в соседнюю деревню - там есть школа.
  
   Потап Сергеич - крепкий, угрюмый старик. Дом с баней - все его хозяйство. Двое крупных псов не лают, когда мы заходим во двор - ещё помнят нас.
  
  Казбек с Ладой вообще кажутся флегматичными псами. Но однажды видел, как разорвали молодого волка, что сдуру зимой полез в сарай - крыша, кажись прохудилась под давлением снега. На запах пришел, вот и решил попробовать. Видимо, молодой ещё, думал, собаки молчат да на привязи - не достанут.
  
  Потап Сергеич нас ждал на выходные и в субботу привязал псов. Мы в первый раз к нему должны были нагрянуть с визитом. Со стариком я познакомился в магазине для рыбаков и охотников, где покупал опарышей, разговорились. Он сказал, что за небольшую плату принимает у себя рыбаков - клев всегда замечательный, вода чистая. Баня да водка всегда есть. Только не выносит баб да шумной компании.
  
  О волке-то. Казбек при виде нас рвет цепь (вернее ломается карабин). Потап Сергеич думал, что успеет поймать, ан нет - пес мимо обалдевших Андрея и меня промчался и - на крышу. И вой, грызня - Потап Сергеич бегом бросился отпускать с привязи Ладу и в дом - за ружьем. Потом волка рассмотрели - худой, да шкура псами попорчена.
  
  - Собаки, - сплюнул Сергеич и ушел в дом. Потом уже я запах валокардина учуял, когда спать ложились, спросил:
  
  - Что? За коз страшно стало?
  
  - За Казбека, - признался Сергеич. - Я ж его кутенком купил. Ночами не спал, когда заболел. Вроде и привит был, и веселый да шкодливый щенок попался. Ан, поди ж ты. Люблю я собак. Всякие среди них бывают, а Казбек хоть и тварь, а роднее человека мне будет...
  
  
  
  Сейчас псы на нас даже не смотрят. Только хитрая Лада иногда придет и глядит на хозяина хитрыми карими глазами. Он сначала замахнется на собаку, а потом даст кусок хлеба. Лада возьмет хлеб одними губами, и довольно жмурясь, уйдет к крыльцу - там ляжет и съест. Казбек только отвернется - он считал ниже своего достоинства выпрашивать - кормил их дед хорошо. Пушистые, здоровенные псы иногда в непогоду спали прямо в сугробе - когда утром дед просыпался, Казбек и Лада забегали в дом, чтобы удостоверится, что с хозяином все в порядке. Непременно стряхивали снег на половицы, дед потом беззлобно ворчал.
  
   Дочь Сергеича жила в городе, изредка привозила внуков - но я никогда с ними не сталкивался. Сергеич как-то обмолвился, что скучно ей в деревне, а вот про внуков говорил с любовью - старший с удовольствием ходил с дедом на рыбалку и в лес. Младший пока был в несознательном возрасте - полтора года, поэтому деду его не оставляли.
  
  
  
  Андрей - мой приятель по работе - заядлый рыбак, все хотел поймать раков в реке. До реки можно было доехать за час на машине. Дед бурчал - говорил, вода не слишком чистая для раков. Он давно уже раков не видел в реке. А вот на озеро мы ходили. Грубо говоря, было два озера - первое огромное, под лысой горой. Гора, почти полностью закрытая лесом, только на верхушке оставалась проплешина. Как уж местные эту гору называли я не знаю, но мы с Андреем прозвали её лысой. Соседки деда - сплошь старые ведьмы, брезгливо поджимали губы при виде гостей у Потапа Сергеича, не отвечали на приветствия. Тот смеялся, говорил, что всех отшил, а то вон все приходили с пирогами да настойками. Жениться второй раз он не хотел. Мария Игоревна приносила ему молоко да сметану. С её мужем он ходил на рыбалку, когда постояльцев у него не было.
  
  
  
  И вот, как обычно, мы приехали с самого утра. Андрей все зевал - его машина с утра не заводилась - пришлось брать мою. Его старая Нива в этом захолустье выглядела лучше моего нового автомобиля, который я купил месяц назад. А Нива его сколько раз нас выручала - особенно по здешнему, безлюдному бездорожью....
  
   Я отвлекся. На первом озере был пляж, туда водили на водопой скотину, тоже ловили рыбу - окуней, плотву да щук. Находилось это озеро у той самой деревни, в которую отсюда школяры ездили.
  
  А вот второе ближе к горе - сплошь огражденное деревьями, кустарником и болотистым непролазным берегом. Там такие щуки водились. Что один раз, поймав красавицу в пять-шесть килограмм, я выпустил её обратно в воду. Жаль стало, думаю, в озере водились сплошь щуки - каннибалы, потому никакую другую рыбу поймать там было нельзя. Крупные щуки, похоже, питались мальками да более мелкими щуками. Зато и ловля всегда была. Лебеди и утки прилетали стаями - из-за близости к деревням охота на них была запрещена - так что у птиц здесь раздолье. Я ни разу не пожалел, что всякий раз брал фотоаппарат с собой. Иногда не поймаешь ничего, зато такие кадры сделаешь. Душа фотографа радуется, что успел запечатлеть момент, когда щука - злыдня этакая утащила под воду утенка. Утка-мать только успела увести других утят на берег. Хотя богатый улов ли у нас был в тот день не могу вспомнить. Или белоснежные лебеди: ведь не надоедает на них смотреть - красивые птицы. Приметная цапля год за годом прилетает одна - видимо, пару потеряла, а с другим выводить птенцов не захотела. И дивишься верности этой - мы то со Светкой своей давно разбежались. Сын почти взрослый, скоро сам женится...
  
  В этот раз мы поехали на ближнее озеро. Мы рыбачили на большой старой дедовой лодке (была у нас и резиновая, но как с самого первого приезда лодка каждый раз бралась нами, так и каждый раз оставалась в багажнике). Андрей вытягивает окуней и плотву. Я же не мог ничего поймать, словно ведьмы отводили рыбу, бывает. Страсть хотелось закурить - но Андрей недавно бросил... Бывало сколько раз начинаешь раскуривать сигарету - обязательно задергается леска - спиннинг уходит в воду. Андрей же всегда считал, что запах табака отпугивает рыбу, и с чего такую глупость взял?
  
  Я прищурился - вон лебеди сели на воду.
  
  - Гуси-лебеди, - непонятно сказал Сергеич.
  
  Я достал бинокль в потрепанном чехле - действительно гуси. Да ещё белоснежные. Странность не в этом. Они прилетели со стороны маленького озера. Об этом я и сообщил деду:
  
  - Сергеич, смотри, они же прилетели. Не домашние ведь. А белые. Разве дикие гуси белыми бывают?
  
  Я знал, что местные (те, что жили поближе) пригоняют своих гусей и уток на озеро.
  
  - Я и говорю, гуси-лебеди. Не слыхал о таких? Даже сказка есть.
  
  - Обычные домашние, Вадим, - отозвался Андрей. Он возился со снастью
  
  - Они же прилетели, - пытался я объяснить ему. - Домашние не летают.
  
  Андрей отмахнулся. В этот раз он был неразговорчивый - опять видимо с женой поругался....
  
  Уже после рыбалки Андрей пощел к соседке. Он ходил к соседке позвонить жене. Как назло, связи здесь не было. Сергеич, чтоб позвонить дочери или в поликлинику, поднимался по приставной лестнице на чердак. Вчера лестницу попросил кто-то из соседей. Поэтому-то Андрюха и пошел к соседке. Хоть и обещали в соседней деревне ретранслятор с вышкой поставить - там тоже связь плохая была. Но когда это ещё сделают. Вроде и не сказать, но обе деревеньки, колхозные поля и леса, озера и гора, словно находились в яме. Поэтому связь и глушилась, а обычного стационарного телефона у Сергеича не было. Сотовый телефон ему дочь купила, она же и клала ему деньги на счет - автоматов здесь не было.
  
  Старик поставил передо мной бутылку водки, рюмки и сказал:
  
  - Помянем, дата сегодня - жена моя 8 лет, как померла.
  
  Помянули - выпили. Заскрипела дверь из сеней. Вернулся Андрей. Андрей выпил рюмку водки, повертел рюмку в руке. И сказал:
  
   - Иннокентий Петрович на охоту приглашает, Вадька, пойдешь? На уток, а если свезет на лебедей?
  
  - Рано ещё, - грубо сказал Сергеич.
  
  - Да ладно, захолустье такое, и лицензия у меня есть. Как знал, с собой захватил - радовался Андрей.
  
  Я пожал плечами. По мне стрелять в лебедей - как-то слишком...
  
  Андрей же собирался. Я взял фотоаппарат. Пойду прогуляюсь, чем не занятие. Уточнил:
  
  - На маленькое озеро пойдете?
  
  - Да.
  
  - Тогда я до большого пройдусь. Может, что и увижу.
  
  Ближе к вечеру я вернулся. Сергеич смотрел в бинокль на озеро.
  
  - Сергеич, воду помочь натаскать в баню? - спросил я.
  
  - Нет, - ответил старик. - Пошли.
  
  Я, оставив фотоаппарат в доме, вернулся во двор. Ничего интересного сегодня мне не удалось запечатлеть.
  
  Мы быстрым шагом шли вдоль озера. Да, на машине здесь не проехать, даже лошадь может ногу сломать в этих кочках. Казбек весело бежал впереди. Как же, взяли на прогулку, весело.
  
  Уже темнело, воздух влажный и тяжелый мешал дышать. Вода в озере окрасилась в нежный розоватый цвет, печальные крики чаек наводили тоску. Сколько их здесь. Птицы летали, вылавливали рыбу, но как-то неспокойно, вот одна чайка выронила добычу, но ни одна из птиц не попыталась перехватить крупную рыбину, которая с тяжелым всплеском упала обратно в воду.
  
  Я задыхался. Надо же какой крепкий старик, я ведь моложе его лет на двадцать. А вот не успеваю. Вздрогнул: гулкие звуки выстрелов. Затем короткий мужской вскрик пронесся над водой, озеро, будто его проглотило.
  
  - Не успели, - заволновался Сергеич. Мы добежали до брошенной машины - рыжей девятки. Около неё стоял Иннокентий Петрович - бледный, держась за сердце.
  
  - Говорил тебе, - глухо сказал Сергеич - Нельзя стрелять их.
  
  Он обошел соседа и начал по-хозяйски рыться в открытом багажнике машины, выудил две пары рыбацких бахил.
  
  - Обувайся, - сказал он. - Если хочешь приятеля выручить.
  
  Сапоги мне были великоваты - но терпимо. Псу Сергеич велел остаться около машины, Казбек уселся поодаль соседа, словно показывая - я не с ним, но подожду.
  
  Опускаешь ногу на изумрудно-зеленую траву, с трудом её обратно вытягиваешь. Грязь чавкала, смыкаясь зеленью и прикрывая темное нутро. Иногда виднелись лужицы чистой воды - я туда даже не ступал, и так ноги почти по колено уходили в жижу. Я уже выбился из сил.
  
   - На автомобиле можно было добраться, конечно, объехав обе деревни. Но мало времени. Да и не пустит она на машине, - непонятно сказал Сергеич.
  
  И тут я увидел их - огромные светло-серые и белые птицы на воде. В высоту с человека. Умные красные глаза с негодованием нас разглядывали - гогот поднялся такой, что я чуть не оглох. Только Потап Сергеич продолжал что-то говорить тихим, ласковым голосом. И хотя я слышал каждое слова, смысл его речей я поймать никак не мог, слова ускользали от меня, словно мальки в прозрачной воде из рук.
  
  И Андрей - он лежал на траве под деревом, словно мертвый. Весь в крови и синяках от многочисленных щипков. Я хотел пойти к нему, старик схватил меня за плечо мокрой ладонью - он только что оступился, чуть не упал.
  
  - Не ходи, сейчас улетят, тогда пойдем.
  
  Я увидел гуся - одно крыло его было все в крови. В вечернем солнце, пробивавшемся сквозь лесок кровь казалось черной, неуместной на белых перьях сказочной птицы.
  
  Гуси шумели и шумели, такое чувство, что они кого-то звали.
  
  Я увидел, как в воде заплескала рыба - она начала выпрыгивать - таких щук я даже себе представить не мог. Я не думал на самом деле, что озеро много больше, чем я себе представлял . Оно заполняло всю ту природную впадину в этой местности. Сейчас вода волновалась, от неё шел гул, что поднимался в небо и возвращался обратно, делая водную гладь все более неровной.
  
  И вдруг утихло все - тишина. И в этой оглушающей тишине были слышны неспешные шаги. Шла женщина - не юная и не старая, некрасивая. Мне запомнилось лицо - у неё были неправильные, острые черты лица. На лице выделялись слишком умные, глубоко посаженные черные глаза. Темные волосы до самой земли струились за спиной. И запах - запах земли с кладбища. Я со страхом вспомнил, что деревня на той стороне большого озера, а заброшенное кладбища с этой стороны - около этого самого маленького озера. Одета она была в белое платье, простое и длинное, босиком...
  
  Она остановилась, поглядела на нас. Подошла к раненому гусю, обняла его, шепча ласковые слова, взялась руками за крыло. Гуси все гоготали, требуя справедливости.
  
  Сергеич поклонился женщине.
  
  Я увидел, как её губы искривились в усмешке. В гоготе невозможно было расслышать, что она сказала птицам. В первый миг, я подумал, что гуси летят к нам, но потом, когда опустил невольно поднятые для защиты руки, понял: стая улетает.
  
  Женщина долго стояла около Андрюхи. Провела ладонью по лицу и сказала:
  
  - Минен, - слово на незнакомом языке прозвучало негромко, но мне запомнился низкий, красивый, завораживающий голос женщины.
  
  Я подошел к приятелю - он дышал, все раны исчезли. Что? Коснулся ладонью лица. Привиделось, что ли? Андрей не приходил в себя.
  
  Как я тащил Андрея по этой грязи, сложно сказать. Андрей все соскальзывал у меня с плеча. Старик тоже устал, он шел, показывая мне дорогу. Помочь не мог. Или не хотел...
  
  
  Наконец мы вышли из мелкого леса - почему же дорога в несколько десятков метров кажется много длиннее и тяжелее.
  
  Мы загрузили его в машину на заднее сиденье.
  
   - Отвези его ко мне, - сказал соседу Сергеич.
  
   - Не люблю запах бензина, да и места для двоих нет. Мы пешком прогуляемся, - предложил он мне. Я кивнул соглашаясь. Казбек все прыгал в своей собачьей радости, когда увидел, что хозяин вернулся.
  
  Сергеич пояснил:
  
   - Один раз он здесь два дня ждал, я такого же неразумного вытаскивал, отмаливал у Ведьмы. Я как раз жены лишился. Сколько мне дашь на вскидку? Думаешь мне шестьдесят-семьдесят лет, меньше. Тогда вместо чужой жизни ночь с Ведьмой провел. Сразу поседел да постарел на десятьлет. И ведь говорю людям - нельзя стрелять в гусей. Не понимают.
  
  - А он, - кивнул я неопределенно в сторону, имея в виду соседа, уговорившего моего дружка.
  
  - А он ничего и не вспомнит. Ведьме ведь тоже иногда сила да молодость людская нужна. Иннокентий привел, она приняла - вот и все.
  
  
  
  Дома я упал на кровать и вырубился. Андрей ничего не помнил. С самого утра он был здоров и весел, но где-то в глубине глаз пряталась непонятная тоска.
  
  Он уже сидел в машине, когда Сергеич мне сказал:
   - Приезжай, сходим ещё на рыбалку. А друг твой сопьется. Он поднял руку на красоту, какому бы миру она не принадлежала....
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"