Гайсина Рита: другие произведения.

Полынь 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Рассвет я встретил уже окончательно окоченевшим. Ветер был не по-летнему зябким. Высокая, словно морская гладь, трава вдруг посветлела у горизонта, окрасилась в багровый оттенок. Тоненько запели в высоте ранние птицы. Несмотря на переливчатый свист, эти степные пернатые отличались злобным характером, поэтому луттургат даже не стал озираться в поисках добычи (луттурги все едят). А лишь быстрее стал работать крыльями, стараясь уйти от их гнездовий. Мясо этих птиц несмотря на распространенность никто не ел. Крэцы питались болотными ягодами, из которых в конце лета варили самогон. Ягоды эти сырыми никто не ел. В малом количестве вызывают состояние, которое можно охарактеризовать, как легкое наркотическое опьянение. В большом - привыкание. Поэтому эти птицы составляли практически все пернатое поголовье этих краев.
  Газели обгоняли луттургата, и его недовольное фырканье отдавалось эхом вокруг. Легконогие, длинноухие, смешные газели почти не боялись нежити. Только дикие собаки могли состязаться с ними в беге. Даже луттург, который резко опустился на землю, захотев попробовать выиграть гонку на отдохнувших лапах, в конце концов уступил небольшому стаду. Газели, словно издеваясь, некоторое время неслись под нами, затем свернули к Йемам. Это маленькие неглубокие озера - предвестники болот. Я со вздохом припоминал обрывки информации. Вроде там должны быть форт и пару деревень. Все-таки луттургаты не приспособлены для езды по земле. Мне захотелось поднять его в воздух, но луттургат упрямился, фыркал и не подчинялся. Так что завидев Ворота форта, я по-настоящему обрадовался.
  Выяснения моего прибытия заняло какое-то время. После, определив мое животное мальчишкам, в чьи обязанности входил уход и кормежка, я отправился в предназначенную мне комнату. На все попытки местного мага поделиться проблемами, я не реагировал. В разговор не вступал, и только погрузившись в горячую воду огромной фарфоровой ванны (и откуда такая роскошь?), понял, как же я чертовски устал. Луттургата почистят, шерсть вычесут, проверят уши (которые у них вечно зарастают), позабодятся о еде и питье. Мне ж только поспать. Из ванны я вылез только, когда вода остыла...
  Поразглядывал себя в огромное зеркало с вычурной рамой, невесть откуда взявшееся в этой глуши. Хм, конечно, я не выгляжу потомственным аристократом. Типичный высокорожденный выглядит, как яркий блондин с голубыми, зелеными или чаще даже сиреневыми глазами.
  Я же - спутанные волосы, смуглая кожа. Выступающие скулы и миндалевидный разрез темно-карих глаз указывали на то, что в моих недалеких предках числились кочевники. Без стеснения мне нравилась своя внешность, а ещё больше от неё сходили с ума женщины. Тут я фыркнул. Абсолютно не стоящие моего внимания. Аристократки были слишком избалованные и вялые. Простолюдинки же чересчур грубые и непосредственные. А ведьмы с колдунами не встречаются. Тут шум за спиной заствил меня оглянуться. Молоденькая служанка уронила кувшин с горячей водой. Лениво проследив, как вода добирается до моей брошенной на полу сумки, я вспомнил о книге. И решил все-таки поднять сумку с пола. Девушка, не поднимая глаз, выскользнула из комнаты. Хорошо, что она не стала ни навязываться, ни верещать. Я был доволен жизнью. И не хотелось ни удовлетворять чьи-то желания, ни уверять кого-то в отсутствии своих. Я потянулся. Попробовал испарить воду с пола. Получилось. Итак резерв восстановлен. Через пару минут мне принесли завтрак: ещё дымящаяся утка, хлеб и сыр (нежный, ноздреватый, из молока местных коз), графин вина (попробовав, я убедился, что здесь сочеталась болотная ягода с полудиким виноградом), местные сахарные ватрушки. Наевшись, я понял, что жизнь хороша...
  Завернувшись в простыню, я уселся у камина. Взял в руки книгу. Чушь какая-то: боги, легенды, мифы. Через какое-то время меня разморило. Книга, выскользнувшая из рук, со стуком ударилась об пол - я проснулся. Подошел к окну. Полдень: я приехал ранним утром. С трудом удержался от зевка. Хлопок. Я обернулся.
  Привет, - замелькал ази. - соскучился?
  Он без спроса отломил ножку от утки и мигом проглотил вместе с костью.
  Ага, - все-таки я зевнул.
  Значит, смущаешь своим видом, учти ты не в моем вкусе!
  Я подтянул полотенце. Надо сказать, что ростом мне до плеча, очень шустрый, со шкурой песочного цвета, темно-пепельными рожками, черной шелковой кисточкой хвоста, очень симпатичной мордашкой ази тоже как-то был не в моем вкусе. О чем я ему и не примянул сообщить.
  - Хочешь сказать, что я не симпатичный, - расстроился Эйендж.
  Вообще всех демонов зовут сложнопроизносимыми в человеческом восприятии именами, имевших моду в давние времена. Хм, тогда в степях жили огромные Клосы и хищные сейи. Вот и мой друг выбрал себе имя, но всякий раз, когда кто-либо спрашивал его о значении, начинал безудержно хохотать, словно эта была шутка, которую мог понять только он. Он тряханул каштановой гривой волос и попытался прижаться ко мне, вызвав вопль отвращения и попытку достать его кулаком. На него моя магия почти не действовала. Чем крупнее демоны, тем они умнее. Логичная прогрессия, потому что мелкие были совсем рассеные и тупые.
  - Вообще я, конечно, по делу, - решил сообщить Эйендж, обернувшись хвостом и принимая человеческий облик. Красавец - элегантно одетый, завитые волосы. Аристократ.
  Будь другом, сходи за сменкой, - решил попросить я, пока он не начал выливать на меня новости. - Рубашка, как из жопы. Хочу чистую одежду.
  Пожрал, помылся, развлекся. - Закивал ази. - Выспался, можно и одеться. А что до этого выглядел и пах, как нищий, ничего.
  Я - дипломированный маг, - слабо возмутился я. - Какие развлечения ты имеешь в виду?
  Видел я служанку. Ту, что с красным лицом от тебя выскочила. Ей сказали попозже принести тебе обед, она напрочь отказалась...
  Не выдержав, я засмеялся, довольный. Только демон умеет меня развеселить.
  Щас, - засуетился Эйендж, - через пять секунд.
  Только не красть, - закричал я ему вслед. Кинул в телепортационный след, все ещё воронкой зияющий в воздухе, кошель с деньгами. Телепорт закрылся. Надеюсь деньги он взял.
  Я, чертыхаясь, еле расчесал волосы, похоже всё - придется стричься. А когда я стригся в последний раз? Полгода назад - точно пора. Я занес руку, чтоб использовать магию, и вовремя остановился. Мне нравятся длина волос. Я сел в кресло, дожидаясь Эйенджа. Воздух завихрился в черную дыру, оттуда высунулись когтистые жилистые лапы, бросили одним разноцветным комом штаны, две рубашки с кружевными манжетами, новый плащ, сапоги и 2-3 шелковые ленты для волос. Я зажег на лодони светящийся шарик и отправил в дыру. Дыра судорожно сократилась и выкинула пару разных носков, один красный шерстяной, другой женский шелковый с голубыми подвязками. Я сплюнул. Задумался, пребразовал носки в одинаковые черные. Быстро оделся, проверил старую одежду, испоганенную умертвиями, на остаточную магию, выкинул в ведро.
  Повертел ленты, все-таки сунул в сумку. Ага, а деньги.
  Кошель, - высказался я в пространство.
  Эйендж вылез по пояс в своем настоящем обличьи, швырнул в меня кошелем и длинным змеиным языком шелкнул меня по лбу. Я дернулся, сморщился и начал безудержно чихать... Аллергию вызывает вовсе не шерсть, а слюна. Я сморщил нос...
  Скрутил и засунул плащ в суму. Тяжелый медальон покачнулся на груди. Я повернул знакомую до мельчайших деталей вещицу к себе и с незнакомым для себя ехидством сказал:
  Сила творцов в их творениях.
  Я повторил общую для всех магов-творцов клятву. Сотни и сотни магов, носят цеховый знак, изображающий на черном фоне серебристого дракона. Как только я вышел из комнаты, меня отловил Мастер Велльт - он был озадачен и смущен. Это слишком явно читалось в его каре-зеленых глазах. Итак, мы шли к месту, где было лежбище луттургатов. Их никогда не пытались заводить внутрь сараев или иных помещений. Хотя вроде луттургат и принадлежит человеку, но луттург, как это ни странно звучит, свободен. Мой летун мне обрадовался. Он отдохнул, наелся кукурузы и мокровицы, поэтому желал размять крылья и тут же отправиться на поиски приключений. Фоб прыжком пересек разделяющие нас расстояние и уткнулся мне зубастой мордой прямо в грудь, сбив с ног. Мне удалось устоять только благодаря Велльту, который успел подхватить меня под локоть. Теперь я был явно посрамлен в глазах местных стражей, судя по тому, как заухмылялся их только что прилетевший глава. Главу форта я определил по медальону с вишневым рубином на груди. Его потрепанный длинный плащ и рыжая пыль на сапогах удивила меня. Здесь почва везде была пложородным черноземом. Может, летал к берегам Великой Реки? Его животное - необычного белого окраса самка нежно клекотала, привлекая внимание самцов. Она выглядела отдохнувшей, в отличие от хозяина.
  Натаниэль, - представился глава, протягивая мне крепкую мозолистую ладонь. Я ответил на пожатие, подумав, что для дальнего форта прислали бывалого воина.
  Роберт, - я опустил звание и ступень, уже давно мне неловко признаваться незнакомым людям, что я творец вне категорий. А смысл?! Тот, кто никогда не призывал в мир живое существо, не поймет. Многие потеряли смысл жизни в тот день. На мой факультет после отсева в этом году поступило всего пятеро. И мы их будем учить. Я согласился на несколько леций в неделю. А что делать, не учить совсем? Требовать перехода на другие специальности? Терять знания, отходить от создания? Техномаги уже обладают большим влиянием в окружении Совета магов. Мы - творцы уходим в глубокое прошлое.
  У нас проблема, - сразу сказал глава. Пока нам готовили луттургатов, Натаниэль пояснил, что у самого начало края озер открылся проход, нежить прет и прет. Там день и ночь жила вот уже вторую неделю треть состава форта.
  Жертв не было, живем сменами, но напрягает, скоро начнутся сезонные миграции нежити. Да и Вы и сами знаете, - он, заметив,что стал слишком фамильярно обращаться ко мне, пытался сгладить неловкость.
  Я кивнул и спросил:
  Заезжие маги были?
  Натаниэль замялся и сказал:
  Может и были. Мы, конечно, патрулируем. Опять же торговцы. В ту неделю проезжали с товаром. Мед там, шелка всякие. Испугались. В сезон разгула никто караваны не водит. А тут в затишье. А как без торговли, мы ж далеко от путей. Даже подарка дочке не купишь. Книги, некоторые лекарства только купцы привозят.
  Про себя я отметил, что он даже не заикнулся про оружие или припасы. Значит, кто-то поставляет. Или и... снова взглянул на главу. Он приехал или перенесся совсем недавно. Что я глупостями занимаюсь! Небось приехал с дежурства. Везде заговоры мерещутся, надо поменьше сидеть в кабинетах, а то совсем лабораторной крысой скоро стану.
  Дорога заняла около часа, мне снова пришлось проделать обратный путь до Йемов. Разлитые по степи кристальные озерца дышали влагой. Луттург, опустившись ниже, с упоением окунал лапы в воду. Думаю, он надеялся поймать рыбу, которая слишком близко поднялась к поверхности воды. Хотя луттург не понимал, что его громадная тень должна отпугнуть любого подводного жителя.
  Натаниэль одернул меня:
  Не позволяйте ему так делать, некоторые озера доверху водорослями и мокровицей зарастают. Запутается, испугается, крыло вывихнет. Коряги опять же.
  Я щелкнул поводом:
  Слышал?
  С хлопаньем животное поднялось выше, под немыслимым углом развернул морду и с недовольным видом уставилось на Главу, вызвав у того усмешку:
  Ишь ты, шкода!
  Пока мы не долетели, я устроился поудобнее. И пропуская сквозь себя солнечные лучи, медитировал. Незаметно бросил вниз три золотистых камня, связынных одной цепочкой. Я практически вошел в транс, когда мои попутчики стали проявлять беспокойство. Сначала я не обращал на них внимания. Я заметил темные тени в равномерном свечении солнца. И почувствовал, как реагируют татуировки на руках. Обычно татуировки творцов изображают тех, кого маг создавал. Мои руки были испещрены рисунками серебристых драконов, черных собак и медведей, узкокрылых птиц. Я вскинул руки. И услышал сквозь гул, медленно набирающий громкость, восклицания мага и отборную ругань главы форта. И призвал стрелков. Открыл глаза. Мой человеческий глаз не мог распознать неустойчивые ауры вестников. Темные, неведимые существа появлялись только в периоды миграций с запада - со стороны форта Кверес, что находился сразу за переправой, в бледной пустыне. В тех местах выжигать эту заразу было намного сложнее, чем в наших краях. Но Стрелки (огненные грани моей души), которых никто кроме меня, и вызывать-то не мог, умели. Я настолько погрузился в собственные мысли, что заметил вестников позже моих спутников, которые по поведению луттургатов и мелких болотных птиц, почувствовали неладное уже давно. Но вывести меня из медитативного состояния сразу не смогли.
  Стрелки вскинули луки, затрепетали огенные стрелы... Огонь был такой, каким я себе его представлял, чтобы вызвать Стрелков к жизни - порывистый, желто-багровый, живой... Когда полетели стрелы, несколько вестников спешно исчезли, троих же постигла другая участь - их горящие силуэты лежали на траве. Если что-нибудь не предпринять, займется пожар. Я слез с луттурга. Луттургат с шумом втягивал воздух ноздрями - запахи, что приносил ему ветер, Фобу не нравились. Он с жалобным плачем обернулся ко мне. Я потрепал его по макушке - ничего, дружок! Все произошло в несколько секунд, ни маг, ни глава не увидели ни моих стрелков, ни теней. Просто очаги пожаров вызывали у них иные чувства, я усилием воли погасил пламя и начал падать. В последний момент Фоб подтолкнул меня головой. И я, вцепившись в него, как ребенок, только научившийся ходить, устоял. Меня тошнило. Какого демона! Ведь сколько раз убеждался, нельзя во время медитации использовать магию, только накапливать её.
  Натаниэль поворошил сапогом ближайшее пепелище и, скривившись, выругался:
  Опять, сколько можно, - с одобрением похлопал меня по плечу. - Молодец, парень! Я то думал, нам опять вчерашенешго выпускника из Академии прислали.
  Я с трудом сфокусировал на нем взгляд. Меня затрясло. Меня? Неужто я настолько молодо выгляжу. Все студенты любят прогуливать лекции. Пару раз эти лоботрясы принимали меня за своего однокурсника и доверительно спрашивали перед дверями аудитории, правда ли Гай - зверь на экзаменах. Я всегда с наслаждением представлялся и тихо злорадствовал при их замешательстве. Особенно, если совершенно точно помнил, что именно с этим страждущим знаний вчера вдрызг напился в довольно злачном месте. В "Колокол" любили захаживать и студенты, и преподаватели, поскольку нравы в таверне царили те ещё.
  Мне почти двести лет, и я не виноват, что хоть и отвратительный целитель, но невероятный энергетик. Поэтому и выгляжу очень молодо, поэтому мне легче многих других удаются заклятья и пентагораммы иных цехов.
  Велльт, видимо, что-то поняв, оттащил главу в сторону и что-то зашептал Натаниэлю на ухо. Я разозлился, чувствуя, как на солнцепеке моя аура восстанавливается быстрее. Все-таки, если не брать в расчет способность к вызову, мой талант творить связан именно с даром вызывать. Я задумался. И это успокоило меня, заняло на некоторое время мысли. А может, я вообще творить не умею. Может, из нас - творцов никто не умеет.
  Поехали дальше, - выдавил я сквозь зубы
  Луттургат беспокойно летел, стараясь инстинктивно взять выше, но я ему не позволял. Тени стелятся по земле, потому что там все живое, если вестнику взбредет в голову подняться, мне сложнее уничтожить его. Я же не стихийник, чтобы черпать силу из воздуха. Но и это в конечном счете, вопрос психологии, а не мастерства. Я снова закрыл глаза. Ага, вижу: дыра в пространстве примерно в ста тридцати локтях прямо перед нами. И оттуда действительно шел поток нежити не прерываясь. Неприятно. Закрыть возможно, а вот понять, кто портал открыл нет. Запах смрада, тьмы, крови и смерти перебивал все. И ещё пахло смородиной. Я отстраненно заметил, что внизу под мной проплывают почти закрытые травой, неказистые кустарники с крупной красной ягодой. Я сглотнул.
  Направил Фоба вниз, луттургат приземлился и тут же взлетел. Я с равнодушием проводил его взглядом.
  Несколько людей священным огнем удерживали нежить - зомби, упыри, какие-то незнакомые, не поддающиеся классификации твари возникали и возникали в прозрачном воздухе. Земля хлюпала под ногами, трава, окрашеная кровью и пеплом, казалась мертвой и пожухлой от количества заклятий на этом участке. Амулеты на восьми копьях составляли идеальный круг. Я кивнул - отлично - они знают свое дело. Обычные люди не умели колдовать, но использовать заряженный амулет мог любой. На меня никто не обращал внимания. Я пошел вдоль круга, пытаясь выделить что-либо неуловимо знакомое в портале, что указало бы на создателя. Пока ничего, на что стоило бы обратить внимание. "Эхх", - я вздохнул. - "Сейчас бы моих гончих". Я умел создавать таких псов, которые могли по остаткам магии найти хозяина. И если какой-нибудь сумасшедший маг вздумал открыть такой портал лет пятьдесят назад, его ждала казнь без суда. Да. Я был судьей. Я горько усмехнулся - вершителем судеб. Ха-ха. Но совесть у творцов есть только в отношения творения. Даже этот случай - если б портал вовремя не заметили, упыри могли напасть на караван, а как сказал Натаниэль, в отдаленных фортах связями с торговыми цехами всегда дорожили.
  Шаг за шагом за мной по ту сторону круга следовал огромный кабан. Умертвие издавало отвратительнейший запах, спотыкалось, но оно чуяло меня. Я замер и сделал шаг назад. Кабан остановился и повернул голову, следя красными точками глаз за мной. Я понял, что пора заканчивать и поднял руки. Драконы на моих руках зашипели и тоненько запели слышную только для меня мелодию смерти. Воздух вокруг стал сворачиваться в огромную воронку над защитным кругом. Люди отбегали от портала. Нечисть стала напирать друг на друга, прижимая передних к невидимой ограде. Собрав достаточно силы из окружающей ауры смерти я на долгие, долгие мгоновения стал некромантом, Запечатав врата, я упал на колени без сил. Для людей, удерживающих эту нежить уже неделями, прорыв тварей был шоком. Нечисть снесла невидимый заслон и вырвалась наружу из круга. Но первые секунды боя я помочь им никак не мог. Я сорвал с груди единственный накопитель, который носил - цеховый знак и забрал оттуда свою же энергию, вложенную года три назад. До сих пор мне она не требовалась. Пришлось подняться на дрожащие ноги и вызвать жнеца. Огромный клинок прошил воздух предо мной, разрубая неживую плоть умертвия. Кабан, как раз успеший бы поднять меня на клинкообразные клыки, завизжал и рассыпался. Жнец действует на силу, с помощью которой было создано это существо. Это заклинание, требующее для вызова жнеца и управления им в этом мире так много сил, воздействует практически на молекулярном уровне, уничтожая связи в организме. Возможно, при помощи жнеца можно достать до хозяев портала. Мысль мелькнула, и я переходя в иное состояние, прикрыл глаза. Зрение не нужно, чтобы видеть. Мне было нелегко управлять жнецом. Мой жнец был слишком силен, (возможно, он становился сильнее каждый раз, когда приходил в мой мир), его скорость была невероятной. Стражи видели только темный силуэт, мелькнувший перед глазами, и раздающийся за этим звук разрушающейся плоти. Неприятный запах и кровь - я опять весь в дерьме. Себя я уже не защищал, просто не успевал. Многие совершали ошибку. Случалось, что Жнец начинает убивать людей, для защиты которых был вызван. Я - энергетик, и видимо поэтому, у меня такого не случалось. Просто жнец почти всегда хочет в конце концов убить меня. Что ж, в каком-то смысле я его понимаю. Сколько мы уже знакомы?
  Кто-то добрался до огнеметов. И все, в том числе и я, побежали, освобождая пространство. На несколько секунд мне стало страшно, я потерял жнеца из вида. Жнец стоял и смотрел (хотя у него и нет органов зрения) на печать, закрывающую портал. Жнец медленно, словно раздумывая, поднял серебристо-сиреневый клинок. Нет... Я отпустил его и напоследок Жнец обернулся. И я понял, что нескоро призову его снова. Никто не заметил, что я чуть не потерял контроль над Жнецом. Я сжал цеховый знак в руке так, что острыми краями он врезался в ладонь.
  В моей голове взорвался вулкан - звуки продолжавшегося сражения ворвались в мою голову.
  Я тупо смотрел, как ко мне бредет зомби. "А ведь ты был человеком, приятель, " - подумалось мне. Так, где мой меч? В гроте, возле места смерти Амбриеля. Его я любил больше жизни. Амбриэль мне был другом. Настоящим другом. До сих пор помню первый день в академии. На торжественном приеме я стоял за этим хануриком, который своими прилизанными волосами раздражал до глубины души всю мою сущность. В ответ на тычок кулаком Амбриэль с ангельским видом встал мне на ногу. После короткой борьбы мы оба вылетели под ноги ректора, который как раз шел к своему месту после приветственной речи для новичков. Ректор упал тоже и сломал запястье. Не то, чтобы ректор был таким уж вредным или злопамятным, но Взеслав считал, что наказание поможет избежать подобных ситуаций в будущем. Поэтому наш класс мыл полы в спальном корпусе в первый же учебный день. Никто из нас не был приучен к работе. Я лично держал вонючую половую тряпку в первый и в последний раз в жизни. Не надо, наверное, говорить, что однокурсники побили нас в тот же вечер в спальне.
  Я прикрыл глаза. Чем дольше живешь, тем меньше остается тех, кто тебе действительно дорог. Шевелиться не хотелось, защищаться тоже. От усталости чувства притупились. Я будто смотрел со стороны, как светящийся защитными рунами типичный меч аристократов разрубил мертвяка пополам. Мерзко - кровь и часть внутренностей попала прямо на меня. Опять новая рубашка - меланхолично подумал я. Через некоторое время я понял, что все затихло. Натаниэль встал около меня и оперся руками на рунный меч:
  Сволочь! Что ж не предупредил?
  А зачем, - равнодушно сказал я. - Все равно оттуда поток шел не прерываясь, хоть говори, хоть нет. Жертвы есть?
  Нет, хвала богам. Раненые только, ты ж большую часть тварей убил. Да одного стража целитель вытащил. Я только тень видел, - Натаниэль разглядывал окрашенные кровью знаки на светящемся лезвии. - Ну и скорость у твоих заклятий. Что вестники, что Жнец.
  Я поднял голову. Значит, целитель в форте есть.
  Ага, - кивнул глава. - Думаешь, мы отсталые, я Жнеца видел, когда ещё при Дьерне сражался.
  Как минимум главе четыреста лет. А меч - то раритетный. Я протянул руку к мечу. На лице Натаниэля ничего не отразилось. Он протянул мне свой меч рукоятью. Взяв шероховатую, кожей обернутую рукоять, я почувствовал покалывание в ладонях. Какая ценность. И отдал рунный меч обратно:
  Габриэль?
  Да, Роберт. Мы виделись лет сто назад, я пытался научить тебя сносно сражаться на мечах и стрижах.
  Я был отвратительным учеником, - признался я.
  Нет, обыкновенным лентяем, надеющимся на свой дар. Надо сказать, тогда я голосовал за твое отчисление.
  Серьезно? - удивился я, вставая и кланяясь учителю боевых искуств.
  Тот без тени улыбки поклонился мне и сказал:
  Да, - подтвердил он. - Господин архимаг вне категории.
  Творец вне категорий, - поправил главу я.
  Архимаг, - покачал головой он. - Жнец, Огенная магия, заклинания некромантии. Роберт, ты используешь заклятья разных цехов.
  Я только горько хмыкнул, не желая продолжать тему.
  Мы пошли рядом к "вратам". Стражи сжигали останки неживых тварей, перевязывали раненных, засыпали черноземом проплешины в земле. Я увидел, как Велльт проверяет место сражения на остаточную магию, восстанавливает энергетику места. Я уже на это был неспособен.
  Я сел в центр уже разобранного стражниками "круга", положил ладони на запечатанный портал. Печать получилась в виде спирали, я засмеялся. На меня поглядывали не без иронии - это было похоже на то, что я молился Единому. Я собрал энергию - в моей памяти не хранится ничего похожего. Ни на одного из мне знакомых магов энергетика места не указывала. Я проверил печать - хорошая работа. Итак - привратник. Я сосредоточился. Я не смог вызвать. Демон.
  Ве.. Мастер Вэлльт, будьте добры, подойдите сюда. - Я все-таки вспомнил об элементарной вежливости.
  Маг нахмурившись, выполнил мою просьбу.
  Похоже я истратил весь свой резерв, вы не могли бы вызвать привратника.
  Он удивленно приподнял брови, но промолчал. Я наблюдал, как Мастер Вэлльт выполняет простейшие условия для заклинания - немного своей крови, пепел последних жертв, зеленые ветки стелющегося по земле ягодного кустарника. Я прикрыл глаза - а наш тихоня стихийник, причем сильный. Наконец возник прозрачный, заметный только краем глаза зверь - похожий на огромного тонконого волка с вытянутыми челюстями и зелеными углями глаз. Привратник прошелестел и слился с печатью. Всякий, кто попытается восстановить портал, будет вынужден потревожить стража. При этом неизбежно хозяин привратника почувствует присутствие любого, кто придет на это место. Случайный ребенок даже не увидит волка, пришедший со злым умыслом может не покинуть этого места вообще. Я поднялся и свистом стал подзывать Фоба. Тот мотнул головой, пролетая надо мной. Мол, отвали хозяин, я здесь приземляться не буду. И присел за несколько метров от испорченной земли. Я махнул на прощание Габриэлю-Натаниэлю и побрел к луттургату. Мне хотелось забыться - то есть секса, алкоголя и наркотиков.
  Но... Пришел, упал лицом в постель. Я не могу выполнить даже простейшие заклинания творцов. Мой потенциал с каждый днем все сильнее, а заклинания первого курса я выполнить не в силах. Я решил спуститься вниз и немного развеяться. Люди радовались - портал закрыт, до осенних миграций осталось полтора месяца. А я думал. Ни одной жертвы, мастер Велльт вполне мог закрыть проход самостоятельно.
  Я выпил вина - не слишком крепкое. Я повертел кружку в руках и поставил на столик - мне не хотелось терять логику, терять разум. Молодость, молодость, а сейчас печень беречь надо. Ха-ха. Скоро я бородавку не смогу вывести. Я откинулся на удобное кресло в общей комнате. Кажется, я занял самое уютное место в зале. Напротив кто-то сел, я лениво повернул голову - Габриэль смотрел на огонь, закрытый в железных прутьях. Пламя билось о клетку и шумело.
  - Поделитесь, - я не мог сказать ему "ты". - Почему вы сами об этом не сообщили. Мне сказали, что ваши очаги вызывают тревогу у торговцев. Но никто не предупредил, что ваши очаги превратились в порталы.
  Мы справляемся, - он пожал плечами.
  Я вижу, - мне ни во что влезать не хотелось. Я поманил рукой служанку. Она тут же подлетела, сверкая улыбкой и аппетитным бюстом:
  Господин чего-то желает?
  "Танцев на столе", - захотелось мне сказать. - Принесите ужин в мою комнату, вина и полотенец. Организуйте ванну.
  Я холодно смотрел на неё. Девушка мне улыбалась. Габриэль взглянул на неё:
  Иди, что встала?
  Что теряешься, - с усмешкой прямо сказал глава. - Дети ведь точно есть.
  Нет, - покачал я головой. - Во всяком случае я не в курсе.
  Творить можно по-разному, - Натаниэль серьезно глядел на меня.
  Я задумчиво посмотрел на него. Мой учитель не отводил взгляда.
  Господин учитель, вы хотите, чтоб я поскорей уехал?
  Он наклонил голову. И вдруг сказал:
  Нет, и кстати, я сейчас никого не учу, в отличие от тебя.
  Пять, - с горечью сказал я. - Пять человек я буду учить творить в этом году.
  Ты заметил, - вдруг сказал Габриэль. - Нежить стала разнообразнее. Я поднял голову, ошарашенный мыслью, к которой он меня подводил.
  Вы, что хотите сказать?
  Ты, - поправил он. -Вроде взрослый мальчик
  Иерархия, - спокойно сказал я.
  Роберт, ты так любишь делать вид, что ничего не знаешь, что ты абсолютно не причем. Да ты, словно серый властитель за спиной Императора.
  Я фыркнул и засмеялся:
  Я?
  Ты, - подтвердил он. - Ты вхож в Императорскую семью, твои родственники со стороны матери все включены в списки аристократов первого поколения. Со стороны отца все некроманты и творцы входят в Советы их цехов. Ты самый влиятельный творец, имеющий доступ ко всей информации во всех архивах. Ты "выращиваешь" уже несколько поколений творцов.
  "Был", - сказал я, - Был пятьдесят лет назад, сорок лет назад. Но не сейчас.
  Очень многие имеют право назвать тебя учителем.
  И очень многие не могут назвать себя творцами, - сказал с легким раздражением я.
  Что ты здесь делаешь?
  Приехал по заданию главы. - Ответствовал я с недоумением поглядывая на других посетителей. Сколько можно радоваться жизни?
  Глава цеха творцов - творец вне категорий, - сказал Натаниэль.
  Я смутился. И рассмеялся от души.
  Ты ошибаешься - я занимаю пост учителя, - заметил я.
  Он покачал головой: Я тоже учил.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"