Галанина Юлия Евгеньевна: другие произведения.

Кодекс Ведьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история о том, как в Зимний Город, где на Горе жила ведьма с семьей, пришел чужой человек в черных одеждах и сказал, что принес новые знания и умения. Это история о том, как ведьма спустилась с Горы за новыми знаниями. Эта история о том, что принес в мир ведьмы чужестранец. Эта история о боли и радости, о счастье и страдании, о смехе и печали. Эта история о том, что смерти нет.

   ЮЛИЯ ГАЛАНИНА
   КОДЕКС ВЕДЬМЫ
  
  
  
   Смерти нет.
   Я знаю.
   Я ведьма.
  
   ***
  
  
   Люди смутно чувствуют это, а я знаю наверняка. Есть живое и неживое. Живое - живо всегда.
   Нам, ведьмам, достается это знание еще до рождения, с момента, как заводит свою песенку новая частица, сложенная в одном танце двоими.
   Ведьма ведает то, что другим неведомо.
   Это тяжелое знание.
   Не знать - легче.
  
  
  
  Глава первая
  ЛАДОНЬ МЯГКОГО ВЕТРА
  
  
  
   Листья тогда из зеленых стали алыми и золотыми.
   Прошло время летних костров, когда земные дороги бросались под ноги человеку и манили идти, идти, куда глаза глядят. И мы бродили по земле там, где нам вздумается, шли и возвращались, и снова уходили на восход и на закат.
   Когда же ветры с горных хребтов стали пахнуть снегом, а ночные заморозки убили цветы, мы по заведенному порядку вернулись в Зимний Город, в черные шатры, чтобы ждать зиму.
   Зимний шатер всегда черный - полотнища его делают из жесткой шерсти диких яков, что пасутся в высокогорье. Только этот войлок стеной встает на пути вьюг. Мы расшиваем его черноту золотом и пурпуром, солнечными колесами, рысями и крылатыми псами.
   А внутри колышутся яркие шелка, удерживающие лето в жилище, пахнущие теплым ветром.
   Шатер не ставится прямо на землю - небольшие стены, выложенные из камня, не дают благородному войлоку соприкасаться с влажной почвой. Войлок стоит дороже золота: мы получаем его от ячьего народа, чьи жилища в горах, на юге. Там люди живут выше неба, держат огромных собак с голубыми глазами, а кости своих яков не выкидывают, а прячут под камни, чтобы в голодное время достать и сварить. Голод там частый гость, а холод - гость постоянный.
   Но мы не берем у них для шатров ни седой, ни бурый войлок.
   Это шерсть домашних животных. Слишком мягко.
   Только свирепые дикие яки, добытые в горах. Яки, которых невозможно остричь прежде, чем убьешь. Только они дают нам надежные зимние стены. Плотные, жесткие и непокорные.
   А мягкий, податливый шелк тоже с юга. Из теплых, влажных равнин, где цветут шелковичные деревья. И он, шелк, притягивающий солнечные струны, конечно недешев.
   Но не дороже золота.
   И мы его покупаем, чтобы видеть солнце зимой.
   Для нас это главное.
  
   ***
  
   Мы живем здесь, потому что нам нравится здесь жить.
   Здесь холодно зимой и жарко летом. Там, где больше солнца, нет таких зим, и нам это не нравится. Там, где меньше солнца, нет такого лета. И это тоже нам не по нраву.
   Здесь есть и горы, и степи, и леса, и реки, и озера. Все это наше, потому что здесь живем мы.
   Мы - всеядны. Наших коней мы кормим мясом и сушеным творогом. Зимою, когда заканчивается сено и солома, а снежные покровы так глубоки, что не докопаешься до спящих трав. И сами едим сушеный творог и мясо наравне с конями.
   На наших полях растет пшеница, ячмень и горох. Морковь, лук и редиска вызревают на огородах. Стада наших свиней пасутся в лесах, укрываясь на ночь в загонах, овцы же и козы вольно ходят степями.
   Наши овцы несут груз на спине, когда их гонят горными тропами от одного селения к другому. Пусть это не кони, не вьючные яки, но они делают свое дело, как могут.
   Мы не знаем, что такое Добро и Зло. Мы знаем, что такое добро для нас. И это необязательно добро для всех. Понять это сложно, но необходимо, иначе беды не избежать.
   Ведь мы любим солнце и радуемся каждому солнечному дню. Но в глубоких пещерах гор совсем неподалеку от нас живут те, для кого луч солнца смертелен, чья кожа идет пузырями и обугливается, а глаза навсегда слепнут от яркого света. И мы понимаем это. И не лезем в чужую жизнь, не желая зла своим соседям.
   Мы любим чай, караваны с которым идут к нам вместе с шелками и пряностями. Мы любим заправлять чай молоком наших коров.
   Люди, пасущие яков высоко в горах, презирают нас за это: они добавляют в чай масло, соль и щепотку золы из костра. Для них налить молока в чай - проявить слабость. Такой человек не сможет выжить в заснеженных хребтах.
   Мы понимаем это, но мы любим чай с молоком.
   Люди, выращивающие шелковичные деревья в теплых зеленых долинах, считают нас грубыми дикарями. Их ужасает наша привычка добавлять в чай молоко. Они думают, что тонкий, изысканный вкус чая не нуждается ни в каких добавках. Они не понимают, как можно уродовать драгоценный напиток.
   Мы понимаем это, но мы любим чай с молоком.
   Так уж получилось.
  
   ***
  
   В Зимнем Городе нам нравится жить на Горе. С нее далеко видно, здесь постоянно дует свежий ветер, который развевает дым над шатрами. С нее видно Реку. Очень красиво.
   Весною, когда тают снега, по горе текут потоки воды. Это время быстро проходит и грязь высыхает. Вода не застаивается здесь, как в низинах. И нам это нравится.
   Нам нравится каждый день спускаться с горы и подниматься на гору, хоть это и тяжело.
   Но кто сказал, что всё в жизни должно быть легко? Пусть лучше будет радостно! И надежно.
  
   ***
  
   Люди часто не понимают, что это такое - быть той, кто ведает.
   Иначе они не считали бы ведьмами убогих злобных старушек, строящих козни всему белому свету. Это не ведьмы, это злобные и завистливые, и от того очень несчастные бабульки. Ведь невыносимо глупо, обладая знаниями, отдавать все силы на пакости ближним и дальним, вместо того, чтобы наладить свою жизнь и сделать ее счастливой. Это все равно, что топить очаг шелками и кедровыми чашами. Ведьме такое и в голову не придет.
   Быть ведьмой - это знать, что ты делаешь, зачем ты это делаешь и почему.
   И это должно быть твое знание, а не чужое, каким бы правильным оно не казалось.
   Но если ты говоришь себе: я делаю это, потому что мне интересно, - в твоих руках сами собой оказываются ответы на многие вопросы. И чужие знания становятся твоими, пропущенными через тебя, опробованными тобой, ставшими твоей неотъемлемой частью. Докопаться до сути вещей и поступков сложно, но что еще в мире может быть таким захватывающим?
   Люди побаиваются тех, кто знает, и трудно винить их за это. Любое непонимание рождает страх и злобу. Самое сложное в мире - это понять того, кто не такой, как ты.
   Поэтому настоящую ведьму не видно и не слышно, если она сама этого не хочет. А ей видно и слышно многое. Ведьма умеет думать. Это редкое качество.
   И ведьма знает твердо: нельзя обижать людей.
   Нельзя - и все тут. Человек не виноват только потому, что ты слышишь, как страстно поет ветер, а он нет. Ему доступно то, что недоступно тебе. В мире нужны разные люди и всякому найдется свое место.
   Нельзя обижать людей. Обижаешь людей - обижаешь себя. Мы все люди.
   И настоящая ведьма знает, чем грозит нарушение этого правила.
   Потому что себя в обиду она тоже не дает.
   Как всякая ведьма.
  
   ***
  
   Зимою жизнь совсем другая, заботы другие и радости.
   Любили ли бы мы так лето, если бы не было у нас зимы - не знаю. Ценишь ведь обычно только то, что можешь потерять.
   Но если задуматься, главные, настоящие ценности должны быть доступны тебе вне зависимости оттого, что считают по этому поводу другие люди. Даже самые лучшие люди в мире. Главное - главное нужно уметь держать в своих руках.
   Ведьма знает: чтобы быть счастливым, надо быть счастливым.
   Нужно уметь быть счастливым. Какое бы время года не стояло за стенами шатра, какие бы бури не сотрясали землю.
   Это очень просто и очень сложно.
   И это непривычно. А, значит, тяжело. Иногда невыносимо тяжело.
   Нужно уметь любить себя и не уметь жалеть себя. Но жалеть легче, чем любить. И многие люди путают два эти чувства, отчаянно себя жалея, и тем самым обрекая на гибель. Неминуемо себя обрекая.
   Я знаю, что говорю. Залог моих слов - могилы людей, которые шли рядом со мной, были лучше меня, ярче, талантливей и тоньше. Их сгубила жалость к самим себе. Сгубила вернее, чем самый лютый враг.
   Это тяжелое знание.
   Я знаю, я ведьма.
   Чтобы не жалеть себя, нужно учится себя уважать. И уважать других.
   В этом твоя сила.
  
  
  
  Глава вторая
  ТИГР ВЫХОДИТ ИЗ ДЖУНГЛЕЙ
  
  
  
   Он пришел в Зимний Город, туда, где стояли наши шатры, когда листья из зеленых стали алыми и золотыми. Этот чужой человек.
   Он приходил из-за Реки и уходил за Реку.
   До него не было никому дела, но он сказал, что принес новые знания, новые умения и охотно поделится ими. Люди станут здоровыми, пообещал он, научатся защищать себя, откроют в себе новые способности, обретут ранее неведомое. Про него же говорили те, кто занимался с ним, что он прошел влажные джунгли, чтобы добраться до затерянных храмов. И настоятели отметили его усердие. И он несет здоровье.
   Здоровья каждому не хватает, у меня болела после родов спина. И всегда интересно узнать новое.
   Я решила спуститься с Горы и посмотреть на пришлого наставника.
   Мне надо было узнать, можно ли отдать ему в обучение сыновей. Чему он способен их обучить, чему не способен.
   Мне нужно было понять, чему он учит.
   Потому что словам здесь верить нельзя.
  
   ***
  
   Людям всегда кажется, что там, за горами, жизнь другая. Не такая, как здесь. Не скучная и обыденная, а полная чудес. Там и мудрецы летают, и старость обходит стороной, и на каждом шагу диво дивное.
   А те, кто живут за горами, думают, что именно здесь, у нас, жизнь совсем другая, не скучная и обыденная, а полная чудес. Чудеса всегда прячутся где-то там, за горой, за рекой, за синим лесом.
   В Зимнем Городе принято верить в то, что ячьи люди знают секрет долгой жизни. Что в их горах растут такие травы, каких нигде больше не сыщешь. Что мудрые старцы делают из них чудесные снадобья. Что они, эти снадобья, лечат все и даруют почти что бессмертие. Ведь всякий знает, что ячий народ - народ богатырей и долгожителей.
   А я знаю, что из десяти младенцев, родившихся там под теплым боком домашнего яка, до второго года доживает лишь половина. И еще половина от этой половины умирает, не достигнув и до пяти лет.
   Там трудно с водой, там то невыносимо жарко, то невыносимо холодно. Высокогорный воздух совсем другой, им с трудом дышат люди с равнин, они задыхаются, им не хватает дыхания. Отапливать жилища приходится сухим ячьим навозом и тонкими веточками ядовитого кустарника - а где взять другое топливо среди камней?
   Моются там раз в год, по весне, когда сходит лед на реках. Все вместе, трут друг друга песком и окатышами, отдирая годовую грязь. Тогда же и стирают одежду, если считают, что она нуждается в стирке. Или не стирают.
   И тем, кто дожил там до совершеннолетия, уже не страшны никакие лекари.
   Но ячьи люди долго не живут, уходят, не достигнув и сорока зим. Подняв детей, увидев первых внуков.
   Только богатые старухи могущественных родов могут зажиться подольше. Если их не вынесут на горную тропу и не оставят умирать там от голода и холода, как велит обычай.
   Я знаю, я ведьма.
   И это тяжелое знание.
  
   ***
  
   Летом наши крылья были раскинуты во всю ширь, и на степи, и на горы, и леса, и на воды. Зима прижала крылья к телу, родственники собрались у семейных очагов.
   Потекли зимние будни.
   Если хочешь бодро ходить летними тропами, нельзя останавливаться зимой.
   Тело должно шевелиться, ему нужно двигаться.
   Хорошо, когда за это не надо много платить. И всегда веселее в куче.
   Я занимаюсь вместе с мальчишками одним из распространенных в Зимнем Городе боевых единоборств.
   Это удобно и дешево.
   Это трудно - угнаться за людьми, многих из которых ты старше три раза. Зная, что перед ними просторы, а твой потолок все ниже нависает над головой.
   Они растут, набираются сил, превращаются в мужчин. Вчера они были тебе по плечо, а завтра смотрят на тебя сверху вниз и уже ты им по локоть.
   А ты становишься старше с каждым годом, неизбежно утрачивая силу, утрачивая гибкость, утрачивая ловкость, честно расплачиваясь со временем, текущим сквозь тебя, как горная река.
   Временем, которое тебя любит, как никого другого, ибо у ведьмы свои счеты с годами.
   Но нужно двигаться, нужно, сколько сил хватает, стоять в одном строю с мальчишками.
   Ты ползешь вдоль стены улиткой, а мимо тебя проносятся вскачь молодые олени. Боятся ненароком не задеть, не уронить, не покалечить тетеньку, которая плетется позади.
   Но ты знаешь, что по меркам ячьего народа ты выглядишь девочкой. И твои ровесницы там - уже старухи на пороге смерти. С изношенными телами, с изработанными руками, с пустыми грудями. С умершими желаниями.
   А у тебя второй сын совсем маленький. И он ест твое молоко.
   Поэтому нужно бежать. И прыгать. И махать руками и ногами.
   И тогда время будет тебе улыбаться.
   Потому что вам нечего скрывать друг от друга.
  
   ***
  
   Есть движения быстрые и резкие, а есть плавные и мягкие. Доступные и детям, и старикам.
   Пришлый наставник предлагал именно такие.
   Это было совершенно новое ощущение: не надо никуда бежать, надо стоять на полусогнутых ногах и расслабляться, взмахивая руками, как трепетный мотылек крыльями.
   Наставник толковал, что нужно слушать себя. Что всю жизнь до нашей с ним встречи мы были зажаты, а теперь учимся разжиматься. Что нужно дать волю своим ощущениям, своим чувствам, развязать узлы внутри себя. Что нужно открыть некие тропы для пути некоей силы.
   Все это было крайне интересно.
   И легко.
   И приятно.
  
   ***
  
   Наслушавшись рассказов о новом мастере, сестра моя присоединилась к занятиям.
   Теперь мы вместе спускались с Горы к Реке и вновь поднимались на Гору. Осенний ветер трепал темную и светлую гривы и ронял на них сухие листья. Алые и золотые.
  
  
  
  Глава третья
  БЕЛЫЙ ЖУРАВЛЬ РАССЕКАЕТ ВОДУ
  
  
  
   Листья окончательно пожухли и опали. Ветра безжалостно обтрепали деревья. Черные стены наших шатров были ему не по зубам. Скалились весело с них рыси и крылатые псы.
   Настоящий снег был все ближе.
   Огонь в очаге приходилось делать все жарче, светильники зажигать все раньше.
   Солнце не хотело греть землю, оно с трудом поднималось над землей - и тут же стремилось закатиться, уйти на покой, отлежаться за горами.
   В такое время хорошо ходить по гостям, танцевать под гулкие удары бубнов и протяжные стоны дудок. Делиться едой, которой всегда много по осени. Рассказывать про летние странствия.
   Когда снег засыплет дороги, попасть к друзьям и соседям станет сложнее.
   Ночами ветры пели над шатром, пытались проникнуть внутрь холодными пальцами. И было очень приятно лежать, крепко прижавшись к спящему мужу и под его защитой слушать ветер. И слышать, как стучит рядом размеренно большое сердце. И чувствовать маленькие нежные пятки сына на своем боку, тихие до тех пор, пока их хозяин, оголодавши, не начинал возиться, ища во сне еду и питье.
   Тогда горячее молоко щедро лилось от мамы к сыну. И ветрам приходилось затихать.
   Это было время, когда земля ждала снега.
  
   ***
  
   Люди к пришлому наставнику ходили самые разные.
   Женщин и мужчин было поровну.
   Каждый самозабвенно тряс руками, как мог, и искренне вслушивался в себя (ни шиша при этом не слыша).
   Единства не было, всяк махал крыльями, как душа желает.
  
   ***
  
   К этому времени мое тело снова начало исторгать кровь каждую луну, словно просыпаясь от долгой спячки.
   Почти два года оно молчало, молоко закрывало пути крови.
   Это не мешало любить мужа.
   Двое знают, как дарить радость друг другу.
  
   ***
  
   К чему всегда сложно привыкнуть, так это к еде соседа.
   Иные блюда кажутся вкусными, а иные, хоть умри, в рот не лезут. Я не пробовала жареный ячмень, что почитает вместо хлеба ячий народ. Может быть, я даже смогла бы его есть. Во всяком случае, надежда остается.
   Но вот излюбленное лакомство степных всадников, чьи земли лежат перед горами ячьих пастухов, есть я не смогла. Хотя это была разновидность творога, к которому я привыкла. Как рассказала моя подруга, чей род пришел в Зимний Город из степей, лакомство делают, вываривая кислое молоко в котле на костре. Когда молоко уварится, соскребают молочный осадок со стенок и днища котла и катают из него шарики ребятишкам на радость.
   Пригоршня этих шариков окружными путями попала и в мои руки.
   Вкус степного лакомства был неплохой, кисло-сладкий, творожный. Но вот запах...
   Подруга не могла понять, в чем дело: для неё шарики пахли детством, степью и небом.
   Для меня они благоухали молоком с навозом. Навоза было больше.
   Пересилить себя и съесть второй шарик лакомства в тот раз я не смогла. Никакие уговоры не подействовали.
  
   ***
  
   Быть ведьмой - это значит быть ведьмой.
   Просто все немного по-другому, не как у обычных людей.
   Ты сможешь пройти там, где большинство не сможет, и нежданно-негаданно сломаешься на мелочи, которую люди и не заметят.
   Где сила, где слабость - кто разберет?
   В ведьме мало изначального страха перед новым, незнакомым, а любопытства много. Частенько это заводит ее дальше, чем бы следовало. Но это такая натура.
   Она знает, что все боги ее любят.
   Потому что ее любят родители. И она их любит.
   В этом самые глубокие корни ее силы.
  
   ***
  
   Ветер пахнет по-разному.
   Иногда он несет тепло и спокойствие, иногда угрозу. Но зимою чаще всего ледяное равнодушие веет над нашей Горой, и нет ему границ, и нет пределов...
   Этот ветер врет. Он не равнодушен. Он крадет тепло, стоит лишь зазеваться. У пешего и у конного, у всякого, кто высунет нос за порог.
   Стены черного шатра спасают дом от холода. Стены и очаг.
   Телу же требуются зимние одежды. Лучше шерстяных тканей еще не придумали, даже влажная шерсть греет. Если она правильно обработана, нет зимней ткани мягче, легче и гибче шерстяной, сотканной из пуха горных коз. С путником в таких одеждах и ледяной ветер не связывается.
   Но самая теплая ткань не спасет, если потух очаг внутри.
  
   ***
  
   Люди, делающие общее дело, вольно или невольно сближаются.
   Это знает каждый.
   Когда мы привыкли друг к другу и были довольны, что нам хорошо машется руками словно крыльями, всем вместе, пришлый наставник увидел, что мы улыбаемся ему, и начал говорить.
   Облаченный в черные одежды, он встал перед нами, сидящими на полу, и сказал, что жизнь - это страдание. Что каждый прожитый день ведет к смерти. Что все бесполезно и все несчастны.
   Когда мы пришли к нему на занятия, то и не подозревали, что страдаем и жизнь наша ужасна.
   И очень удивились его словам.
   А потом наставник сказал, что только у его учения есть ключи к счастью. Которые открыли особые люди. Они, эти ключи, секретны. Только для посвященных. Но мы их постепенно узнаем, потому что он не даст нам страдать.
   Это было смешно и забавно: молодой здоровый мужчина косноязычно распинался о страданиях, уверяя, что жизнь так же черна, как и полы его одежд.
   Говорил он неуверенно, запинался и мучился в полном соответствии со своими словами о тяжестях жизни. Он пересказывал чужое и делал это неумело.
   И было непонятно, понял ли он сам, что сказал нам ровно следующее: ребята, вы все в дерьме и жутко воняете, а вода и корыто только у меня.
   Мы подумали, что всякий человек имеет право думать так, как ему заблагорассудится, слова не слушаются наставника совершенно, но, в остальном, он чудесный и ни на кого не похож. Ну, захотел человек выговориться, с кем не бывает.
   А я подумала, что махать руками лучше всего в развевающихся, свободных одеждах. И этим нужно заняться в первую очередь. Пусть они тоже будут черными, как у наставника, только в распустившихся цветах.
   Ведь разговаривать можно и без слов, всякая ведьма это знает.
   Увидит страдающий мастер, что я вся в цветочек, и поймет, что жизнь это не только чернота разверстой ночной могилы, но и цветущие полянки весной, и множество самых разных радостей, и ему станет не так печально, ведь даже странно, как такой сильный, умелый, интересный человек может думать подобную чепуху, вместо того, чтобы поблагодарить жизнь за то, что она есть, и за то, что она ему дала.
   Ведь один из самых мудрых и жизнерадостных моих друзей имеет умную голову и полностью искалеченное тело. Он лучше других понимает, что каждый день для него может быть последним - но я не видела человека более светлого. Кажется, что ум его путешествует по всей земле вместе с ветром, нет тайны, которую он не смог бы открыть, нет знания, к которому он не подобрал бы ключика. Он щедро делится этим знанием с людьми.
   После встреч с ним я радуюсь, что могу сама расчесать себе волосы и почистить зубы. И дотянуться рукой до ветвей дерева. И наклонится до земли. И пойти, куда мне вздумается. Ногами.
   Мой друг и не подозревает, что страдает.
   Он живет. Тяжело, но радостно.
   Люди идут к нему. Не из жалости, о нет. С ним - интересно.
   Слова пришлого наставника зацепили меня, захотелось поделиться с ним радостью, если он обделен.
   Это же так просто - любить жизнь! Это так просто...
  
   ***
  
   По лазоревой степи ходит месяц молодой, с белой гривой до копыт, с позолоченной уздой...
   Когда двигаться удобно, многое становится куда доступнее.
   Когда по рукам и ногам скользит нежный шелк, телу приятно. Это одна из тех маленьких радостей, которые наполняют корзинку счастья наравне с закатом и восходом, запахом свежего снега и нежной зеленью первой травы, детским смехом и рокотом воды на перекатах.
   Когда тебе приятно, радость от тебя расходится волнами. И возвращается к тебе, как эхо, отразившееся от горных склонов.
   И никто, кроме тебя, не в силах создать тебе эту радость: только ты чувствуешь, удобно тебе или нет.
   И ведьма это знает.
  
  
  
  Глава четвертая
  ЛЕВ ИГРАЕТ С ЛУНОЙ
  
  
   Зима набирала силу. Холода сковывали землю.
   И однажды так случилось, что в холодный день никто, кроме нас с сестрой не пришел.
   Мы были втроем я, она, и наставник.
   Это занятие отличалось от других.
   Сестра мимоходом сказала, что я занимаюсь сходным боевым единоборством, - и наставник услышал эти слова.
   Он рассказал, что его искусство древнее, что именно из него произросли побеги всех остальных, но основные секреты старые мастера не открыли, оставили у себя.
   Он показал удар по правилам его учения - как черный вихрь пронесся мимо нас. Это было великолепно.
   Объяснил, что даже тогда, когда он кажется напряженным, на самом деле он спокоен и расслаблен. Как океан. В качестве доказательства разрешил потрогать мускулы на руке.
   Это был крепкий телом человек. Черные, достаточно просторные одежды скрадывали фигуру, но руки поражали силой.
   Восторги он воспринял благосклонно. Было видно, что ему приятно.
   Убедившись, что глаза наши сияют от удовольствия, он начал показывать парные движения, которых мы еще не проходили. Сказал, что в этих движениях один должен играть роль мужчины, роль ведущего, второй - роль женщины, роль ведомого. Чтобы было понятно, как правильно делать, он будет ведущим.
   Будет мужчиной.
   Это было красиво, завораживало.
   На озаренный потолок ложились тени, сплетенья рук, сплетенья ног...
   Руки его обвивались вокруг моих запястий, рождая странные ощущения. На руках, от локтя до ладони, там, где близко проходят кровеносные сосуды, и родничком бьется пульс, кожа тонкая и нежная. Она чувствует прикосновения, как никакая другая. Она улавливает биение чужого родника, тепло другого тела, жар соблазна. Этот жар, проникая в кожу, подхватываемый кровью, заставляет просыпаться тайные источники, которые, чувствуя приглашение, начинают бурлить, вплескивая в кровь колдовское варево, туманящее голову.
   Я думала, наставник пронизанного тайнами искусства знает, что делает, не соблюдая ограничений, хорошо знакомых всякому, кто работает с людьми. Особенно с людьми противоположного пола.
   Потому что нельзя вот так трогать женщин. Нельзя поднимать древние, как сама земля, силы.
   Иногда можно наткнуться на ведьму.
   Получив приглашение чужих рук, любопытная ведьма отзовется и потрогает в ответ.
   И одни боги знают, какие струны она заденет.
   Потому что есть искусства приобретенные, а есть врожденные. И то, что дано тебе от рождения, очень сложно держать в узде, оно ведь, все-таки, из разряда неосознанных, ты умеешь это делать, и все тут.
   Именно поэтому ведьма и старается касаться людей - что пальцами, что словами - крайне осторожно, соблюдая запреты. Ведь древние силы легко высвободить и очень, очень трудно усмирить.
   Я знаю. Я ведьма.
   И это нелегкое знание.
   Мы возвращались домой, на Гору, и глаза у нас с сестрой блестели одинаково. Это недвусмысленно говорило, она испытала то же, что и я. Но чаша ее любопытства наполнена опытом, она мудрее.
   А меня, когда я дошла до домашнего очага, накрыло сильнейшее эхо парных движений. Иногда такое называют оргазмом.
   Это было странно и непонятно. По меньшей мере.
   С этим нужно было разобраться.
  
   ***
  
   Любопытство любопытству - рознь.
   Со стороны ведьма может казаться крайне нелюбопытной, спящей на ходу особой.
   Потому что ей совершенно неинтересно развлечение, зачастую составляющее основное занятие кумушек обоего пола: страстный интерес к жизни соседей и знакомых.
   Подсматривать, подслушивать и додумывать обожают люди, не сумевшие выстроить собственную жизнь. Ведьме же достаточно смотреть, слушать и думать. Ведь в каждой капле отражается небо.
   Ведьма знает - мелочей нет.
   Ровно так же она не понимает и сладости мщения.
   По мнению ведьмы, месть как таковая - штука чрезвычайно глупая. И опасная в первую очередь для мстителя.
   Достаточно тех мер, что обеспечивают безопасность, - но растрачивать силы и время на причинение вреда? Мстить, карать и воздавать по заслугам? Увольте. Пусть боги карают, им сверху видно все.
   Ведьма же отодвинет в сторону мешающий камень, или обойдет его. Или сбросит в пропасть, если обойти не удастся. Или найдет ему применение.
   Но плевать на него или с болезненным наслаждением разбивать на мелкие кусочки, чтобы потешить чувство мести ей и в голову не придет.
   Есть значительно более интересные вещи.
   Любопытство же ведьмы заключается в том, что она способна принять правила чужой игры, чтобы посмотреть, в какие дела преобразуются слова, какой историю прячет заглавие.
  
   ***
  
   И первое открытие, которое меня ожидало при новой встрече с наставником - запах страха.
   Это было настолько неожиданно, что я не поверила.
   Мы не привыкли обращать внимание на запахи, оставляя обоняние диким зверям, считая, что дым от очагов лишил нас носа.
   Но женщину в поре, когда она способна вынашивать и рожать детей, природа наделяет тонким, воистину звериным нюхом. Это невыносимо осложняет жизнь, но и привносит новые ощущения, необычные знания. Возможно, такова одна из защит матери. Я только по запаху способна понять, в каком настроении вернулся мой муж домой. Хотя он мне и не верит. Но я чувствую запахи - чувствую вплоть до изнуряющей головной боли.
   И знаю запах радости и запах ненависти, запах страха и запах болезни. Ужасный, въедливый и липкий запах старости, пропитывающий места, где живут пожилые люди.
   И это тяжелое знание.
   Между занятиями я подошла к наставнику почти вплотную и попросила его еще раз показать прошлое упражнение, в котором по очереди пихаются коленками.
   Насторожившийся взгляд и резкий запах, поплывший от пришлого наставника, говорили, что я для него - угроза, что я не должна, я не имею права подходить так близко. Едкий запах вожделения смешивался со жгучим запахом страха. Человек в черных одеждах больше боялся меня, чем хотел.
   Поведение наставника сразу снимало самый важный вопрос: то, что произошло на прошлом занятии, могло быть чем угодно, только не тем, что называют любовью, когда двоих тащит друг к другу, как на аркане, и нет силы помешать этому. Потому что любовь это когда люди одиноки и ищут свои половинки. Когда же не люди не одиноки, это не любовь, - это беда. И боль. Так думает ведьма. С такой бедой можно справиться, но требуются время и силы.
   Произошедшее было не тем, и не тем. Мы были чужие друг другу.
   И это было хорошо.
   Но я не понимала, почему он меня боится?
   Мы же друг другу чужие. Совсем.
   Почему наставник не боялся и не держался на расстоянии в прошлый раз?
   Почему он так по-разному себя ведет?
   Я отошла на безопасное для наставника расстояние.
   И решила рассмотреть его повнимательнее. Раньше такого желания не возникало.
  
   ***
  
   Если интересное - это то, что с чем раньше не сталкивался, то интереснее пришлого наставника мне не встречалось: у него не было постоянного возраста.
   Когда он приходил на занятия, его лицо было лицом пожилого, уставшего, мрачного человека. Это было не лицо, а надгробный камень.
   Начиналась разминка - и он на глазах молодел. Куда-то исчезал тусклый взгляд, мешки под глазами, желваки на скулах, складки на щеках - вполне симпатичный мальчишка ловко, мягко двигался, шурша черными одеждами. Когда он улыбался, на щеках его проступали ямочки. В такие мгновения смотреть на него было приятно.
   Но длилось это недолго, лицо снова окаменевало, мертвые глаза смотрели из глазниц, как арбалеты из укрытий. Сразу хотелось опустить взгляд, уйти с линии обстрела, не сталкиваться с неживым взглядом.
   А вот тело, казалось, жило своей жизнью. Особенно руки. Они завораживали - плавными, мягкими движениями, своеобразной красотой линий. Так бывает красиво то, в чем нет ненужного, излишнего.
   Наставник был жилист и крепок. Темноволос. Слегка сутул. Совершенно неприметен. И невысок. Всего лишь на полголовы выше меня.
  
   ***
  
   Магия ведьмы складывается из многих вещей.
   Зернышко к зернышку, капелька к капельке, волосок к волоску. Здесь не нужно спешить. Мягкость, а не грубая сила. Терпение, а не напор.
   Мы зачастую путаем свои представления о вещах, событиях и других людях с самими вещами, событиями и другими людьми.
   Но золото и позолота смотрятся одинаково. Ведут они себя по-разному.
   Золото всегда ведет себя, как золото. Не меняясь со временем.
   Позолота может выглядеть ярче золота, но рано или поздно облупится. И тогда из-под блестящей шкурки полезет неприкрытая основа, оскалится медь или тускло ощерится олово. И выглядеть это будет гадко.
   Ведьма старается иметь дело только с золотом. Потому что это вопрос жизни и смерти. Позолота тебя предаст в тяжелую минуту, а золото нет.
   Настоящее - надежней! И всегда сторицей возвращает ту цену, которую за него приходится отдать, какой бы большой она поначалу не казалась.
  
  
  
  Глава пятая
  ПОСЛУШНИК ПОДНИМАЕТ ТРЕНОЖНИК
  
  
  
   Занятия у наставника в черных одеждах продолжались.
   Мне стало любопытно: а если делать все, что он показывает, в едином порыве с ним? Ведь именно к этому мы стремимся, я думаю.
   В неживое лицо ему можно и не глядеть, главное, следить за движениями и отражать их, как зеркало.
   Он обещал открыть нам чудесные силы, пронизывающие Вселенную, которыми он управляет - вот и попытаемся уловить их присутствие.
   Это походило на танец, только на расстоянии.
   Посыл - отзыв. Один ведет, второй повторяет. Мягкие движения, расслабленное тело, порхающие руки, красота.
   После каждого упражнения следовало несколько мгновений покоя. Нужно было расслаблено стоять на полусогнутых ногах, вслушиваться в себя. Не пугаться, если тело будет странно вести, так надо, это таинственные силы о которых мы узнаем в свое время.
   Я и не пугалась - в расслабленном состоянии суставы работают хорошо, и тело чутко откликается на любые вещи. Мышца сократилась, кто-то рядом колыхнулся, дверь открылась. Голова чуть наклонилась - податливое туловище качнулось вперед, потом назад. Ничего чудесного, все объяснимо.
   Мы стояли и колыхались как морские травы под водой.
   И вот после того, как мы затанцевали с наставником один танец на двоих, во время созерцательного покоя я почувствовала странные изменения - словно тугая волна пришла оттуда, где стоял человек в черных одеждах, и меня закачало березкой на ветру.
   Это было ни на что не похоже.
   Точнее, похоже: на наших глазах наставник показывал, как он на расстоянии воздействует на одну из женщин, "особо способную к учению", урча, как тигр и мягко, точно лапой, делая таинственные движения рукой. На новичках он этого не показывал, наверное, боялся, что они не особо способны к учению, урчи не урчи.
   Мысленно спросила я у этой волны:
   - Ты кто? Какой ты?
   И мне показалось, что прозвучал ответ:
   - Я сильный. Хочешь, я тебя покачаю?
   - Покачай!
   И в тот миг я поверила ему!
   Этому пришлому человеку в черных одеждах.
   В то, что он владеет чем-то, неизвестным мне, ведьме. Чем-то чудесным.
   И он это понял.
   И был доволен.
  
   ***
  
   Близились самые темные зимние дни.
   В такие дни нужно иметь наготове светильники и топливо для костров. Чтобы не уверовать в то, что темнота и холод навсегда.
   К этому времени, обычно, заканчиваются самые вкусные припасы. Если, конечно, они загодя не отложены до темных дней.
   В это время мерзнут пальцы. Даже в пушистых варежках.
   Но пришлый наставник уверял, что и это он вылечит.
   Он говорил, что нужно вставать в шесть утра, а ложиться в девять вечера. Иначе здоровья не будет.
   Что мыться нужно ранним утром после пробуждения, потому что грязь и всякие нечистые выделения кожи опять втянутся в поры, забьют их и тело начнет отравлять само себя.
   Что есть говядину - это святотатство, свинина - нечистое мясо, птица лучше, - но где сейчас найти хорошую птицу? - а рыба полна червей, поэтому лучше всего растительная пища и тем, кому интересно, он может дать советы как приготовить вкусные и питательные блюда.
   Он призвал нас быть как дети, отказаться от всех предрассудков и исследовать мир заново, самым непривычным для обычных людей способом. И тогда мы увидим недоступное остальным.
   Это были золотые слова. Особенно насчет свежего взгляда на мир.
   Чтобы слова не расходились с делами, тем более такие замечательные, сразу же после беседы я пригласила наставника прийти на занятия наших мальчишек, быть там моим гостем. Если есть время, силы и желание.
   Мне было интересно поспрашивать наставника о различиях, хотелось, чтобы он посмотрел, получил возможность сравнить свое боевое искусство с нашим. Ведь даже кулак в двух течениях складывали по-разному: у нас большой палец зажимал указательный и средний между первой и второй костяшками, делая кулак собранным, в его же учении кулак был, на мой взгляд, каким-то плоским из-за того, что большой палец упирался в ямку, образованную согнутым указательным.
   Мне хотелось посмотреть на поведение наставника вне зала для занятий.
   У него не оказалось времени - он, как представитель своего учения, должен был присутствовать на Совете Наставников Рукопашного Боя там, у себя, за Рекой именно в тот день и час, на который я его пригласила.
   И это было его право.
  
   ***
  
  
   Мы были благодарны наставнику за заботу о нас, но его советы оказались малоприменимы.
   Может быть, для жителей влажных и теплых рисовых долин на юге, в чьих храмах он получил эти знания, вставать и ложиться рано было легко и приятно. Ведь если встаешь на заре, не так жарко. И омыться после душной ночи тоже необходимо, чистому телу легче будет потеть во время изнуряющей дневной духоты.
   Но у нас, в Зимнем Городе, зимою солнце встает поздно. И слегка прогревает воздух лишь к полудню. Подниматься рано в такую холодную пору тяжело и неприятно. Тело не хочет мерзнуть и покидать теплую постель, зная, что за черными стенами шатра свистит стылый утренний ветер, оно куда охотней просыпается, когда почти полуденное солнце проникает в дымовое отверстие и гладит спящее лицо теплыми руками. Тогда под меховым одеялом мурлычешь довольной кошкой, потом, потягиваясь и никуда не спеша, выбираешься из постели и зимний день, начатый в светлое время, проходит по иному, ранняя вечерняя темнота не так давит, и не так гнетет.
   И мыться непременно утром и ни как иначе - тоже не хочется. Хочется мыться, когда грязный. Чтобы стать чистым.
   С едой, опять же, у нас получалось все не так, как у людей влажных и теплых долин.
   Мы едим мясо. И рыбу. И птицу. И вообще все, от чего можно откусить, прожевать, проглотить и не отравиться. У нас другая еда, не такая как у южных жителей.
   В нашем холодной мире одна растительная пища дает слишком мало сил. Летом растительности на нашем столе становится больше, зимою меньше. Но мясо, птица и рыба с него не сходят круглый год. Даже если с точки зрения жрецов далеких храмов это и ужасно. Это наша еда, так уж сложилось.
  
   ***
  
   Я не могла понять, хочу я, чтобы наставник в черных одеждах учил моих детей или нет.
   Движения его притягивали, руки манили, а вот слова отталкивали.
   Иногда он показывал боевые приемы своего искусства, не забывая каждый раз подчеркнуть, что когда он привлекает свою волшебную силу, прием получается в разы мощнее, нежели чем когда он просто выполняет его, как делали бы послушники других школ. Наставник небрежно замечал иногда, что "вот так - можно воздействовать на людей незаметно, например, в толпе".
   Он показывал эти приемы на крепких молодых мужчинах, пришедших к нему на занятия. Им было больно. Наставник был сильнее. Хотя внешне не казался таким сильным.
   И никогда не забыл проверить, смотрим ли мы, девушки, на него.
   Мы смотрели и восхищались. Как и полагается.
   Но мастер боевого единоборства, к которому я хожу вместе с мальчишками, обращался с тем, на ком он проводит удар, захват или бросок, значительно бережнее. Хотя тоже многое мог.
   Но у каждого учителя - свои способы учить. Тут уж один мастер другому не указ, каждый сам знает, как надо.
  
  
  
  Глава шестая
  СЕРП РАЗВОРАЧИВАЕТ ТЕЛО
  
  
  
   Настал зимний день, когда вместо порханий руками наставник усадил нас на коврики и начал говорить, стараясь и волнуясь.
   Он сказал, что все, чему учили нас раньше - неправильно и вредно.
   Что детей наших калечат при обучении. Что им преподают лишнее и ненужное, ибо кому в жизни понадобится наука начертания фигур и углов, или уроки чтения скучных книг о странных человеках?
   Что настоящее, Сокровенное Знание (он говорил это именно с большой буквы, с придыханием и значением), сокрыто в горах у особых людей. Которых нещадно преследуют власти, потому что эти люди, эти Духовные Учителя, несут всем счастье. Они передают свои знания Посвященным, потому что не всякий человек способен овладеть Сокровенным Знанием, а только тот, кто имеет Расширенное Сознание.
   А он, наставник, имеет это Расширенное Сознание, и помог многим, очень многим людям.
   Потому что только человек с Расширенным Сознанием правильно понимает, что такое Добро и Зло. И он откроет это нам, но только тогда, когда мы будем готовы. Преждевременно - рано. Ибо вот.
   А еще он сказал, что на нашем потолке сидят демоны, которые питаются радостью людской. А по ночам эти демоны, а может и не эти, другие, прыгают у человека на груди и мешают ему дышать.
   Он говорил это, мучаясь, постоянно проминая себе ямку между большим и указательным пальцем, словно там была спрятана подсказка, которую он так старательно и неуклюже вспоминал.
   Живой страстью его слова горели только тогда, когда он вспоминал уроки и учителей. Тогда он говорил с чистой, искренней ненавистью. Такая же ненависть звучала и по отношению к обычным знаниям. Видимо, несладко на уроках ему было.
   Он призывал нас опустошить сосуды наших душ, вылив оттуда всю гадость, которая там плещется, потому что он заполнит эти сосуды чистой благоуханной амритой. И наша дорога к счастью станет короче.
   И если у нас есть вопросы, он в следующий раз на них ответит. С радостью. Потому что самое главное - это доверие и взаимопонимание. Доверие с большой буквы. И Взаимопонимание. Тоже с большой.
   Он говорил долго и нудно.
   Было холодно, зимний ветер трогал нас ледяными пальцами. Во время разминки мы разогрелись и вспотели, теперь же тепло стремительно покидало наши неподвижные тела.
   Из уважения к наставнику мы его не перебивали, хотя, сидя на ковриках, замерзли жутко. Он не обращал внимания на наши страдания, вызванные им же самим, живописал и живописал радости обладателей Расширенного Сознания и горести тех, кто живет в обычном мире. Он распинался о том, что мы все здесь одна семья, а кругом холодный, враждебный мир. И был в чем-то прав: кругом было очень холодно!
   Слушать его было, почему-то, гадко и невыносимо, чем дальше, тем больше.
   Его слова кололи меня, хотя я не могла понять, в чем дело.
   В них было что-то глубоко неправильное.
  
   ***
  
   Когда мы пришли домой, мне стало плохо.
   Простуда когтями вцепилась в тело.
   И болела душа.
   Всю ночь я сморкалась кровавыми соплями и мысленно спорила, спорила с наставником. Потом не выдержала, встала, запалила светильник и на листочке бумаги начала излагать свое вИдение мира.
   Наставник хотел вопросы?
   Я их задам.
   Но сначала расскажу ему, как и что я вижу вокруг. Чтобы он понял.
   Я написала:
  
   "Всякий, кто спрашивает, есть ли вопросы, должен быть готов их получить.
   Смысл жизни - в самой жизни.
   ЖИЗНЬ - БОЛЬШЕ! Она больше любви, больше ненависти, больше радости и печали, больше дружбы и вражды - она легко вмещает в себя все это. Жизнь больше любого учения. Она разная.
   Жизнь - милосердна.
   Она милосердна тем, что позволяет каждому живущему верить в то, что ему нравится и в конце концов оправдывает его веру.
   А на самом деле человек устроен просто, к радости он тянется, боли избегает. И страдание совсем не непременный залог его существования, страдание это всего лишь разновидность наслаждения, потому что когда человеку совсем плохо, когда жизнь его в смертельной опасности, ему некогда страдать, он изо всех сил карабкается к солнышку, к теплу, в безопасное место. И счастье свое человек кует сам. Только от него зависит, быть ему счастливым или нет.
   И смерти страшиться не надо, смерть это всего лишь завершение одного и начало другого.
   А самое захватывающее, самое интересное, что есть на земле - это знания. Но знания и вера живут в разных домах: вера, в отличие от знаний, не нуждается в доказательствах, на то она и вера. А знания - доказываются!
   И вот какие вопросы у меня возникли:
   А какой наставник на самом деле?
   Руки его манят, движения завораживают, а слова отталкивают.
   Слова подсказывают: беги прочь из этого места. Потому что слова - хитрые бестии - заставят произнесшего "А", произнести и "Б". И слова меня никогда не подводили!
   А руки говорят: "Да подожди немного..."
   И чему мне верить?
   С уважением".
  
   Слова были написаны.
   Следующее занятие было последним перед праздниками зимы. Сестра не смогла на него пойти.
  
   ***
  
   Я вошла в зал. Никого еще не было.
   Наставник внимательно посмотрел на меня и участливо сказал:
   - Вы плохо выглядите. Может быть, в семье что-то?
   Сложно было выглядеть хорошо после того, как он заморозил нас на ковриках в прошлый раз.
   Но, похоже, мои беды его по-настоящему интересовали.
   Я обрадовалась возможности рассказать ему, что я думаю о прошлой беседе. И начала сбивчиво объяснять, что когда он говорил о знании, на самом деле он говорил о вере, потому что знания всегда доказываются. А вера доказательств не требует.
   Наставник слегка нахмурился и сказал в ответ, что его учение создано, чтобы нести счастье простым, обычным людям. Я спросила, где лежит та линейка, которая измеряет человека, отделяя обычного от необычного.
   Видимо, не таких вопросов ждал наставник.
   И чувства все-таки кипели под маской бесстрастия.
   Увидев, как он пришел в ярость, я удивилась. И растерялась.
   И обозлилась в ответ, когда он воззвал к мнению каких-то Духовных Учителей, быть похожими на которых мечтает каждое живое существо и которые лучше всех знают, как устроен мир. Я не мечтала, и искренне уважая этих совершенно мне незнакомых людей, не понимала, почему их мнение должно влиять на мое отношение к вере и знаниям. Почему я должна вычеркнуть все то, чему меня учили в детстве и юности. Без объяснения, только потому, что так считают Духовные Учителя, которым верит наставник в черных одеждах.
   И когда он бросил в гневе:
   - Тогда я не буду вас учить!
   Я подумала: "Да я и сама уйду!!!"
   Спор превратился в перепалку.
   Мы орали друг на друга так, что было слышно на улице.
   К великому недоумению всех остальных, которые постепенно подтягивались на занятия.
   Вид людей отрезвил наставника, и он взял себя в руки, начал разминку, как ни в чем не бывало, взмахом руки предложив мне занять свое место.
   Я, хлюпая носом и кривя губы, встала на коврик, уверенная, что это последнее мое занятие, перебьюсь как-нибудь, не очень-то и надо! Слезы висели на кончиках ресниц, готовые пролиться.
   Наставник после разминки начал показывать новые движения.
   Мы их делали неправильно.
   Он ходил по рядам и поправлял нас.
   Я не хотела, чтобы он ко мне приближался, но он подошел, как ни в чем не бывало. Молча показал, как правильно вести ладонью по предплечью, как правильно хлопать ею. Руки у него были теплые и успокаивающие. Словно они принадлежали другому человеку - такому, который не ярился на меня несколько мгновений назад непонятно за что, а искренне любил. Меня и только меня. Хоть я и глупышка.
   И как-то незаметно я успокоилась и повеселела.
   После занятия зашел разговор о том, что в честь наступающего Праздника Темных Дней нужно выпить всем вместе чаю. Мне было все равно. Чаю, так чаю, почему бы не выпить.
   Ссориться с наставником не хотелось - я не могла сообразить, что вообще произошло, почему мы столкнулись лбами. В чем тут дело? Кто врет? Слова или руки? Почему они такие разные?
   Подумала, что говорю я хуже, чем пишу. Может быть, все прояснится, когда наставник прочитает то, что я написала ночью? Слова были написаны на оборотной стороне портрета, на котором я стою с младшим сыном и уже по одному этому видно, что у меня есть семья, что мне не нужен другой защитник, у меня все замечательно.
   Ведь разговаривать можно и без слов. Очень многое можно поведать не словами.
   Уходя за Реку, наставник, укутанный поверх черных одежд в меха, спасающие от зимних ветров, сказал мне укоризненно на прощание:
   - Я желаю вам добра!
   - Странное дело, и я желаю вам только добра!
   Он дернулся, слова укололи его.
   - Но мы же помирились? - жалобно спросила я. - Мы же не враги?
   - Упаси боже! - нервно отозвался наставник и исчез.
   Я не поняла, каких богов он имел в виду. Эти слова были ему, как бы это сказать, чужие.
  
   ***
  
   Дома я долго думала. Водила ладонью по стенке черного шатра, потом по шелковому пологу.
   Наверное, для нас с наставником за одними и теми же словами стоят совершенно разные вещи. Например, мы говорим полотнище - и один при этом видит шелк, а другой черный жесткий войлок.
   Хорошо, я не буду спорить, раз наши слова не могут ужиться мирно.
   Я буду молчать и делать. И вот так, понемногу, шаг за шагом впускать в себя мир наставника с его волшебными силами. Ведь какими-то знаниями он определенно обладает, движения наставника завораживают не на шутку. Я просто буду объяснять себе, внутри себя, своими привычными словами то, что мне откроется, то, с чем я столкнусь. И тогда многое станет понятнее и придет взаимопонимание.
   Это же так просто!
  
  
  
  Глава седьмая
  НЕБЕСНАЯ ДЕВУШКА СОБИРАЕТ ЦВЕТЫ
  
  
  
   Половина еды во время праздничного чаепития была моей. И скатерть моей. И чашки. И нож.
   Я не хвасталась, я разговаривала без слов, рассказывала о себе.
   Я создавала вокруг себя тот мир, в котором мне было счастливо. Потому что нетрудно принести скатерть и свечи. Но это - кусочек счастья, который может позволить себе каждый человек, у которого шевелятся руки и ноги.
   Там была моя любимая еда. И сладкая, и соленая - всякая.
   Там была моя любимая чашка.
   Там был мой надежный нож. Проверенный многими и многими дорогами.
   Там был мой мир, в котором не страдали, а радовались. Ибо мне почти не попадались люди, которые страдали бы за вкусной едой. Разве что те, кому есть было нельзя, и то, убери из подноса такого человека вредную ему пищу - закончатся и его страдания, он займется чем-нибудь другим.
   Наставник ограничился небольшой плиткой любимой многими сладости.
   Во время чаепития он задушевно, тихо и человечно говорил, ни к кому не обращаясь, просто так, всем: его учение тем и отличается от всех остальных учений, что оно радо любой вере. Что человек может верить в любого бога - а его учение просто помогает людям стать счастливыми. И ему помогло, а он долго был несчастен.
   Если с человеком разделишь еду - он становится тебе не чужим.
   Нам - всем, кто занимался - было хорошо сидеть вместе и пить чай.
   Кто-то любил сладкое, кто-то пресное, кто-то соленое.
   Я спросила у наставника, какую еду он любит.
   Вежливо и осторожно, совсем не теми словами, какими он разговаривал с нами, когда ему было хорошо, наставник высокопарно сказал, что уважает разные народы и их кухни и ест ту пищу, которую хозяин поставит на стол.
   Все это было чудесно и даже замечательно.
   Только я-то хотела узнать, что он любит. Когда знаешь, что человеку нравится, совсем нетрудно поделиться с ним тем, что ему нужно. А не тем, что ты думаешь, что ему нужно.
   Я вот вареный лук ненавижу, и никакое уважение к разным народам не заставит меня положить его в рот. Потому что все закончится рвотой - и кому будет хорошо? Хозяину, чей стол я испорчу?
   И опять мы друг друга не поняли.
  
   ***
  
   Хорошо было сидеть, слушать, говорить.
   Кто-то поинтересовался, почему наставник такой уставший.
   Он пояснил, что прошлую ночь не спал: много заказов. Он ведь пишет картины. И постоянно приходится работать по ночам.
   Беседа перекинулась на нашу жизнь вне занятий.
   И все узнали, что я ведьма.
   Не от меня, конечно.
   Шила в мешке не утаишь, но ведьмы не кричат о себе на каждом углу. Хотя бы потому, что поначалу людям становится неуютно рядом с нами, они пытаются либо "соответствовать", либо разглядеть в ведьме какой-то свой, одним им известный образ. И разочаровываются.
   Ведьмы ведают разным, но многие, как и я, занимаются историями. Сочиняют сказки для детей и взрослых.
   В чем я честно, но неохотно, призналась: положение ведьмы выше положения просто жены и матери, это не хорошо и не плохо, это так. Ведьма за многое несет ответственность, хоть это и незаметно с первого взгляда.
   Это ремесло пугающее, притягивающее и отталкивающее одновременно.
   Услышав новость, наставник задумчиво сказал:
   - Понятно.
   Я очень обрадовалась: ему наконец-то понятно, что я ведьма! Это обязательно нужно учитывать. Он знает, как я думаю, знает, как я вижу мир. Он теперь понимает, почему мне плохо от его бесед. Он узнал, что со мной работать надо бережно, потому что многие стены, которыми защищен человек, у меня сняты, а многие крепостные рвы и утыканные кольями потайные ямы, которых нет и в помине у большинства, у меня поставлены моим ремеслом. А наставник, трудолюбиво неся свое загадочное добро людям, мало того, что во время проповеди Сокровенного Знания и Расширенного Сознания заморозил нас на ковриках, да еще и умудрился корявой беседой довести до кровавых соплей ведьму, славящуюся устойчивостью и душевной невозмутимостью.
   Наконец-то все разъяснилось. Теперь нам понятно, что каждый живет в своем мире, но мы можем поделиться друг с другом своими знаниями, они ведь у нас совершенно разные. И это обогатит наши миры, сделает жизнь ещё интереснее.
   Как хорошо, что все хорошо.
  
   ***
  
   В Зимнем Городе праздников много, но Праздник Темных Дней самый, пожалуй, длинный.
   В эти дни никто ничего не делает. Только празднует.
   Иногда это тяжелее самой утомительной работы.
   Ведь праздник для многих - это бесконечная еда и питье.
   И никакого просвета.
  
   ***
  
   После праздника мы, девочки, узнали потрясающую новость: наш наставник не одинок! Высокая молчаливая девушка из-за Реки, изредка появляющаяся на занятиях, живет с ним.
   Появилась надежда, что у человека, у которого так все замечательно устроилось, глаза, наконец-то, станут теплыми и счастливыми.
   В начале осени мы знали, наставник в черных одеждах давно расстался со своей первой семьей, и у него только старенькая мама. И думали, наверное, еще и поэтому он такой хмурый и черный.
   Но когда человек любит и счастлив - от него ведь идет такое тепло, что снега тают! Его чувствуешь издалека и сам начинаешь светиться.
   Потому что когда на земле хорошо, тогда и небеса улыбаются.
  
  
  
  Глава восьмая
  РЫБА В БЫСТРОЙ ВОДЕ
  
  
  
   Занятия возобновились.
   Памятуя о недавней ссоре, мы с наставником старались обходиться без слов, а если и говорили после взаимных приветствий, то только о погоде:
   - Здравствуйте, сегодня холодно. И ветер пронизывающий.
   - Здравствуйте, наставник. Да, сегодня удивительно холодно. Возможно, завтра потеплеет.
   И быстренько расходились по своим местам.
   После праздников к нам присоединились новые люди.
   Наставник тратил много времени и сил на обучение новичков, чтобы они могли догнать нас. Ведь с осени мы разучили разные движения с названиями на неведомом языке, звучавшими приблизительно так: "кыонг тхи куен", или "кинь лак тхыа", или "во кык чыонг".
   Там, в мире наших взмахов и мягких переступаний с ноги на ногу, послушник поднимал треножник, а серп разворачивал тело, тигр выходил из джунглей, и лев играл с луной. Это были песни, а не движения!
   Выучить их родные названия у меня не получалось, все выходило как: бульк-бульк-бульк-чпок!
   Это был язык жителей влажных рисовых долин.
   Там, где люди на равнинах выращивают чай, попытки повторить их слова звучат по-другому: минь-синь-пинь-финь! И все это тоненьким голосом.
   На занятиях женщинам приходилось распускать волосы, если у кого-то они были завязаны в хвост. В конце занятий мы разминали себе голову пальцами, сделать это с уложенной прической было невозможно. Женщины хорошели на глазах. Распущенные волосы очень их украшали, лица становились мягче, глаза начинали блестеть.
   Но девочки, если они не ведьмы, ревнивы. Занятия, когда рядом с нами стояла высокая девушка из-за реки, избранница наставника, проходили в менее теплой обстановке. Чуткий наставник заметил это. И стал приходить один. Напряжение исчезло: он опять стал общим.
   Наставник просил нас улыбаться на занятиях. Пусть за окном холодный и жестокий мир - но здесь-то мы как одна семья! Он знает, что говорит, потому что его цель - наше счастье.
  
   ***
  
   Это были замечательные слова про семью.
   В семье все ходят друг к другу в гости, открывают перед друг другом двери своих жилищ.
   В Зимнем Городе много Праздников Темных Дней. Заканчиваются одни, начинаются другие и повод собраться есть всегда.
   Мы, те кто занимался у наставника, собрались на Горе, в черном шатре, чтобы проводить старый год. Испекли пирог на моем очаге и славно посидели, посмеиваясь над царящими за стеной шатра холодами.
   Наставник собирался присоединиться, но не смог выбраться из-за Реки. Что-то его не пустило.
   Перед встречей для наставника я купила новую чашу. Ведь предполагалось, что гостей будет много, посуды может не хватить.
   Это была красивая и удобная чаша. На тонких стенках был нарисован Зимний Город. Через несколько дней после встречи она раскололась пополам в моих руках.
  
   ***
  
   Всем было жалко, что наставник не смог прийти. Даже решили не играть без него в "Голубую Корову": есть такая захватывающая игра.
   Решили, чтобы наставник не спешил к нам из-за Реки, мы сделаем проще и придем к нему за Реку и там уж сыграем!
   Спросили наставника после занятия, что он думает по этому поводу.
   Он сказал:
   - Хорошо.
   Мы обрадовались, что он нам рад, и стали ждать, когда он нас пригласит в свой дом.
  
   ***
  
   Зимние холода не прошли для сестры бесследно: у нее начало болеть плечо. И рука.
   Зимой, когда борешься с холодом, часто вылезают болячки.
  
   ***
  
   Наверное, пришло время рассказать про взаимоотношения ведьмы с ревностью.
   Так же, как и в случае с местью, ведьма считает ревность глупой штукой. Ненужной и вредной.
   Надо верить человеку, которого любишь и радоваться, что вы вместе.
   Ревнуй, не ревнуй - если прогнила ниточка, связывающая двух людей, то какой смысл вязать на ней узелки, чинить ненадежное? А ревность - это всегда подозрения, тревоги, путы и капканы. Это не ведьмины забавы, ей в них скучно играть, она найдет занятие поинтереснее.
   Корни этого отношения лежат в том, что ведьма любима с рождения. Этот дар всегда при ней, его не обронишь, не забудешь, не растратишь.
   И она выбирает себе мужчин, которых хочет. Она не ревнует, потому что не боится потерять, ибо незачем удерживать то, что уходит от тебя и не надо отталкивать то, что к тебе приходит.
   Она знает, что мужчин много. На ее век хватит.
   А она одна. Такая - она одна.
   Даже если сравнить с другими, сравнение будет в ее пользу, так уж сложилось, иначе не была бы она ведьмой.
   И ее любимый человек с нею не потому, что связан по рукам и ногам обязательствами, обычаями, правилами и маленькими детьми. А потому что им - ей и ему - хорошо вместе засыпать и просыпаться, видеть, как растут дети, сажать деревья и собирать буквы в слова. Но каждый волен жить так, как ему нравится. Никто не обязан ломать свою жизнь в угоду другому. И свобода уйти - одна из основных свобод. Если не самая главная.
   Эта свобода на деле привязывает значительно крепче, чем самый прочный аркан.
   И у сестры этот дар больше, чем у меня.
  
   ***
  
   Очень интересно было наблюдать за наставником.
   Когда он чувствовал себя раскованно, то говорил, как говорят люди, мало знакомые с книгами, живущие в мире простых мыслей, незамысловатых чувств. Это был язык улиц, язык торжищ. Когда настораживался, начинал употреблять слова высокого стиля. Очень при этом старался.
   Когда он отдельно показывал кому-то движения, сразу переходил на панибратское "ты". А так - обращался на "вы".
  
   ***
  
   К этому времени я твердо решила, что своего старшего сына в обучение наставнику не отдам, какие бы чудесные движения он нам не показывал, какими бы силами не владел.
   У наставника в голове полная каша вместо амриты. У сына по молодости лет тоже. Пока сын не получит обычных знаний, которые подтверждены опытом многих и многих поколений, закреплены в книгах и постоянно проверяются на прочность, забивать ему голову словами с Большой Буквы, основанными только на слепой вере, не подлежат даже малейшему сомнению и не подтверждены ничем, кроме слов наставника, я не позволю.
   Ну и как бы тепло я не относилась к человеку, я никогда не отдам ему в обучение своего детеныша, если, показывая прием, пусть даже владения самой волшебной на свете силой, мастер позволит себе сказать, что, мол, вот так можно незаметно воздействовать на обычных людей. А наставник оговаривался не раз и не два.
   С моей точки зрения это неправильно.
   Слишком мелко для волшебства.
   Не надо.
  
  
  
  Глава девятая
  ЛАДОНЬ БАБОЧКИ
  
  
  
   Солнце неуклонно подтачивало зиму.
   В Зимнем Городе частыми гостями стали предвесенние ветра: резкие, промозглые. Они безжалостно обдирали с ветвей иней, оголяли черные косточки. В них было что-то неуловимо разбойничье. Но такой силы, как зимние, предвесенние ветра не имели.
   Наставник решил, что следует время от времени делать с нами растяжку. Это очень полезно для тела.
   Мы сидели на ковриках и старательно давили руками на коленки, а он ходил от ученика к ученику и показывал, как правильно.
   Дошел и до меня, навис сверху черной тучей над цветастой кочкой. Дыхание у мастера было не совсем свежим. Волосы мои запутались в пуговице его одеяния, пришлось выпутываться. Наставник долго и смущенно извинялся.
   Смотреть на него издалека было приятнее.
   Когда он двигался, у него за спиной словно невидимые крылья вырастали. В эти моменты он был счастлив - такое не скроешь.
  
   ***
  
   Наставник говорил нам, что у каждого человека есть невидимое поле вокруг. У здоровых людей оно больше, у больных меньше. У наставников, посвященных в Сокровенное Знание - огромно.
   Когда я спросила, а где граница его невидимого поля, наставник загадочно улыбнулся и ничего не ответил.
   А на вопрос: "Можно не толкать человека незаметно на расстоянии, а погладить, чтобы ему было приятно?",
   Сказал: "Гладьте".
   Но не рассказал, как это делать.
   Вообще-то гладить на расстоянии я немножко умею. Как всякая ведьма. Но хотелось же узнать, как это делать по правилам искусства наставника.
   Наверное, это был секрет только для посвященных.
  
   ***
  
   Когда Темные Дни заканчиваются, в Зимнем Городе находят новые поводы для праздников. И мы начинаем бурно радоваться сначала тому, что часть людей - мужчины. Потом, что оставшаяся часть - это женщины, представляете, какая неожиданность. Ну и между двумя этими праздниками не забываем отметить, что мужчины и женщины могут любит друг друга. И это чудесное явление тоже вполне себе заслуживает праздничного дня.
   И все дарят друг другу разноцветные листики со множеством по большей части бессмысленных слов и рисунков. Но это все равно приятно. Особенно зимой. Когда настоящие листья давно опали и уже не верится, что когда-то они были зелеными, а потом алыми и золотыми.
   Для человека, совершенно точно знающего секрет счастья, наставник оставался на удивление хмурым и угрюмым.
   Мало ведь призывать других радоваться, - чтобы улыбки не сходили с лиц учеников, нужно хоть изредка улыбаться самому.
   Мне нетрудно погладить на расстоянии и ровно так же нетрудно добавить к секрету счастья наставника и свой крохотный кусочек.
   И когда мы дарили разноцветные листики друг другу в честь праздников, с пожеланиями самого хорошего, что только есть на свете, наставник получил от ведьмы ("не женщина, а песня: вся в цветочек") особый листок.
   В нем отмечалось, что когда он хмурится, то кажется, что на земле всегда будет зимний холод, а когда улыбается, смотреть на него радостно и во Вселенной немножко прибавляется тепла.
   В переводе с языка поэзии на язык суровых будней это значило: "Улыбайтесь, пожалуйста. Не надо быть хмурым во время занятий".
   И надо сказать, наставник стал нам иногда улыбаться.
   Это было так приятно.
  
   ***
  
   Иногда в жилище становится как-то холодно и промозгло. И ничто не радует.
   Тогда нужно срочно замешивать тугое тесто и стряпать лепешки.
   Запах пекущегося хлеба выгоняет из дома тоску. Он по-настоящему волшебный.
   Очаг сытно и спокойно пахнет горячим хлебом - и все оживает вновь.
  
  
  
  Глава десятая
  ТЯЖЕЛЫЙ МЕЧ РУБИТ ДЕРЕВО
  
  
  
   Когда мы ходили на занятия с сестрой, все было чудесно. Пришли. Ушли.
   Неприятности неизменно начинались, когда я появлялась одна.
   В тот раз остальные ученики запаздывали, коврики занимали только я и Тьяна, пришедшая на занятия после Праздника Темных Дней.
   И наставник ни с того, ни с сего вдруг начал вдохновенно рассказывать, в первую очередь, конечно, ей, что наша земля - одна из многих, и на ней любят отдыхать инопланетяне, потому что здесь хорошо, она не из высших, но и не из низших, где-то посередине. И что он сам их видел, ощутил их присутствие. И рад, что легко отделался. И что о них было написано еще в древних ведах, по правилу которых он старается жить, потому что это самая старинная истинная истина и есть.
   Мне опять стало плохо, своими словами он словно грубой дубиной крушил в моей голове все, что под руку попадалось, искренне полагая, что наводит там образцовый порядок.
   Уважая безусловно захватывающий внутренний мир наставника, я не могла, не могла слушать это. Нельзя расчесываться топором!
   Ведьмы тоже знают веды, но припомнить, в какой шлоке речь идет о таких вот путешествиях существ с других планет я не могла. Там просто не могло говориться об этом в тех выражениях, что применял наставник. У него каждое слово бодалось с соседом, они не дополняли друг друга, а противоречили одно другому. Уж не говоря о том, что непонятно было, какой кудесник ему переводил с санскрита на наш обычный язык и что он вообще имел ввиду под чудесным определением "инопланетяне".
   Я опять вдребезги разбивалась об его слова.
   И не могла понять, ну почему когда про веды, чудесные силы и необычные мироощущения людей влажных долин я читаю в книгах, у меня не возникает такого отторжения, вплоть до крови из носа? А как только наставник раскрывает рот и начинает вещать об истинных истинах, проповедуя направо и налево, я захлебываюсь и тону.
   Может быть, мы о разных ведах знаем?
   Почему он так делает?! Он же видит, что мне плохо! Он знает, что я ведьма, что со мной так нельзя! У меня другие отношения со словами, не такие, как у остальных людей. Он знает, как я вижу мир.
   Мне больно. Мне очень больно. И я не могу понять, почему мне больно.
   И все те дни, которые прошли после Праздников Темных Дней, когда мы, памятуя о том взрыве, старались обходиться почти без слов, и снова восстановили чуть было не утраченное - все это было зачеркнуто опять.
   Я решила, что, наверное, все-таки уйду. Потому что скулы сводило и хотелось рыдать от боли. Мне было плохо.
   Наставник провел обычную разминку, а потом вдруг завел речь о доверии.
   О том, что мы должны доверять друг другу.
   И если там, в большом холодном мире, верить всем не стоит, то здесь-то мы одна семья. Доверие, и еще раз доверие.
   А чтобы это доверие возникло, в его учении есть чудесные игры, помогающие его выработать и закрепить.
   И самая простая игра - это нужно упасть спиной вперед. Просто упасть. А он поймает.
   Это было так нелепо, что я растерялась.
   Вообще-то, если работаешь с людьми и знаешь, что человек утратил к тебе доверие (как это произошло несколько мгновений назад у меня), самое вредное, что только можно сделать, - начать игры, предложенные наставником. Человек сперва должен хотя бы успокоиться. На него нельзя давить, совершенно нельзя! Это же самое простое из правил, его знают даже новички.
   У остальных учеников не было ни малейших поводов испытывать недоверие к кому-либо из присутствующих - они же подошли позже, да и веды им были совершенно безразличны, что Атхарваведа, что Ригведа, что Яджурведа.
   Поэтому они легко и радостно падали в теплые руки наставника.
   Я была последней.
   Я не хотела.
   Он настаивал.
   Наставник удивленно спросил:
   - Неужели вы мне не верите?
   Умом-то я, разумеется, понимала, что он меня поймает, куда он денется. Это же игра. А вот тело мое не хотело падать в его объятия. Хотя бы потому, что на земле есть только двое мужчин, которым я действительно упаду, не глядя, спиной на руки, зная, что они меня поймают во что бы то ни стало. Это мой отец и отец моих детей. И вообще я не стремлюсь падать. Я уже раз собирала себя по кусочкам. Очень больно и неприятно.
   Остальные ученики не могли понять, чего это ведьма застопорила занятия.
   Это было невежливо по отношению к людям. И вообще глупо. Все ведь ждут.
   Тихим голосом я прошелестела, почти прошептала:
   -А если я скажу, что верю вам, это что-то изменит?
   - Конечно! - бодро подтвердил наставник.
   - Хорошо, я вам верю.
   Это же только игра.
   И позади, даже если убрать наставника, мягкий коврик.
   Я смогла упасть не с первого, и даже не со второго раза.
   И отчаянно, непроизвольно кричала во время падения.
   Такого со мной никогда не было. Словно за спиной разверзлась бездонная черная бездна.
   Когда раскрыла глаза - поймавший меня наставник, склонившись, заботливо спрашивал:
   - Ну и как ощущения?
   - Страшно.
   Я не знаю, чего он добивался, но доверия ничуть не прибавилось.
   Даже макового зернышка.
  
   ***
  
   Вечер у родного очага сгладил тяжелые воспоминания о прошедшем занятии.
   Но как только я задремала, пришла новая боль. Сначала тихо, почти нежно.
   Она заполонила спину, люто вцепилась в позвонки, начала отдаваться во все тело.
   Полночи я тихо плакала от боли в спине и боялась, что у меня отнимутся ноги. И смогу ли я тогда хотя бы ползать? И что будет с моими детьми?
  
   ***
  
   Утром стало немного легче.
   Но на любой наклон спина тут же отзывалась новым всплеском боли. Ходить было можно только неестественно прямо. Если требовалось что-то взять с низких столиков, приходилось приседать. Голову поворачивать лишний раз совсем не хотелось.
   Спина была сорвана, как у нас говорят.
  
   ***
  
   Можно было, конечно, обратится к обычному костоправу. Да и нужно.
   Но все получилось иначе.
   Слух о том, что я заболела, дошел до других учеников. Он был облечен в приемлимую форму: несколько лет назад я упала и сильно разбилась. Во время упражнения тело мое вспомнило то падение. И спина болит от воспоминаний. Это была чистая правда. Только не вся. Потому что если сказать, что спина моя болит из-за Вед и инопланетных существ - вряд ли бы кто понял, что это не шутка, а действительная причина.
   Мне посоветовали как можно скорее обратиться к наставнику - ведь за Рекой он лечит спины людей. И вполне успешно.
   Совет был вполне дельный - посмотреть, сможет ли он восстановить то, что сломал. Если его лечение не поможет, позову привычного лекаря.
   Наставник встревожился, узнав, что я заболела, и пообещал заняться моей спиной сразу же после занятия.
  
   ***
  
   Ведьма знает, что большинство несообразностей в нашем мире происходит отнюдь не по злой воле. Чаще всего по совершенно пустым причинам: глупости, торопливости, невнимательности, жадности, лености и многим, многим другим.
   Часто люди, убежденные в своей правоте, тянут веревку в разные стороны, а потом удивляются, что ничего не получается. Выстроить же длинную цепочку дел, чтобы каждое новое продолжало предыдущее и работало на конечную цель, доступно немногим.
   И каким будет эхо наших дел мы, зачастую, тоже не можем предугадать. Значительно проще верить в то, что есть какое-то Злое Зло, которое ночей не спит и думает только о том, как осложнить нам жизнь.
   Но лучше в это не верить.
   Именно поэтому я крайне не люблю, когда в мой мир пытаются привнести демонов и прочих леших. И штука здесь не в том, существуют ли лешие или нет - пусть существуют себе на здоровье, но демоны тем и удобны многим, что на них очень легко свалить свою вину, свою леность, свою глупость, жадность и невнимательность. И мне это очень не нравится.
   Ну и потом даже младенец знает, что рядом с ведьмой никакие демоны не уживаются. Так уж сложилось.
   Мы, ведьмы, невыносимы и несносны, что есть, то есть.
   Зато с нами интересно.
  
   ***
  
   Вся семья была в сборе, когда наставник появился у наших шатров.
   Мы любим гостей.
   Посмотрев на человека, о котором мы с сестрой так восторженно рассказывали, все исчезли за солнечными шелками, чтобы не мешать.
   Наставник внимательно осмотрелся, попросил масла, достал маленькие сосуды необычной формы. Велел мне лечь и расслабить спину.
   Приготовления почему-то испугали младшего сына. Он встал около меня и громко заревел. И никак не хотел уходить, несмотря на все мои уговоры. Пришлось звать на помощь старшего сына - он унес отчаянно рыдающего брата на руках.
   Можно было приступать к лечению. В ход пошли и масло, и сосуды, и руки. Наставник растянул мне позвоночник, поставил позвонки на место.
   Сразу стало легче - спина как будто исчезла, то есть исчезла тяжесть, поселившаяся со времени беременности и родов.
   Наставник сказал, что за один раз, конечно, настоящего лечения не будет. Нужно десять, пятнадцать раз подряд выправлять позвонки, прочищать каналы, подтягивать телесные струны.
   Я рассказала, как делают это наши костоправы. Он сказал, что их действия неправильны. Так делать не надо.
   Распрощался и ушел за Реку.
   Я наслаждалась вновь обретенной, уже подзабытой легкостью в теле. Ровно до того мига, как младший сын выпутался из братского плена и забрался мне на руки, требуя еды и утешения.
   Позвонки быстро сместились на привычные места, вернулась тяжесть в спине. Потому что дети мои сложением удались в папу, а не в маму. А он у нас большой и красивый. Я еще и за это его люблю.
   Серьезное лечение спины пришлось отложить до лучших времен. Во всяком случае, до тех, когда я перестану кормить ребенка.
   Но теперь я снова могла нагибаться и поворачивать голову.
   И это было самое главное.
  
  
  
  Глава одиннадцатая
  ЗОЛОТАЯ ЗЕМЛЯ
  
  
  
   Занятия потекли своим чередом. Весеннее солнце пригревало все сильнее.
   Когда в созерцательные мгновения мы стояли с закрытыми глазами, ощущали солнечные лучи и вслушивались в себя, мне очень нравилось воображать, что я скала под водопадом: невидимые потоки воды падают на меня сверху, омывают и уходят. А я стою. Как скала.
   Новые упражнения были забавные, там нужно было, прогнувшись в спине, зачерпывать ладонями чудесные силы, а потом кулаками проглаживать почки. В одном исполнении это называлось "почка ян", в другом "почка инь". Человек, делающий эти движения, напоминал курочку, самозабвенно трясущую хвостиком, поэтому мы с сестрой между собой говорили "квочка инь, квочка ян".
   Длинных бесед наставник с нами теперь не вел, но сообщить что-нибудь новенькое из своего учения возможности никогда не упускал.
   Сказал как-то, что в ведах написано про чудесное лекарство, которым лечатся все болезни: топленое коровье масло. И если кто-то интересуется, он даст книгу, где подробно написано, как лечиться подобным образом. И еще у него есть книжки, где собрано много вкусных и полезных способов приготовить еду из растений.
   Многие искренне интересовались.
   Я со своими вопросами о пользе такого лечения и подступаться не стала: зачем лишать людей радости? Они ведь деньги за занятия платят. Тут царит полное согласие и взаимопонимание, и вдруг я влезу с какими-то сомнениями, явно не предусмотренными Духовными Учителями и прочими ринпоче, о которых с придыханием говорит наставник.
   Если человек верит в пользу коровьего масла, оно вполне способно ему помочь в лечении тех болезней, где требуется вера в лекарство. Правда с непривычки может и заворот кишок вызвать, но это уж как повезет. Нашему соседу на Горе не повезло, слишком много масла за один раз принял, так уж хотелось болезни прогнать. Пришлось обычного лекаря звать.
  
   ***
  
   Я знаю, что роль топленого коровьего масла в жизни людей вед была огромна.
   Они жили в жарком, влажном месте, где портилось все быстро. Мясо протухало, молоко скисало, фрукты и овощи сгнивали. И коровье масло, которое длительно вытапливали на огне, было одним из тех немногих средств, что могло храниться годами и быстро насыщало. И поэтому им лечили все, что только можно: за отсутствием других лекарств. Им хорошо было смазывать кожу. Им хорошо было подкреплять силы. И еще им лампы заправляли.
   А поскольку все хозяйство людей вед держалось на корове, корова была священной. И коровье масло тоже было священным. Люди относились к нему по-особому. Оно действительно спасало им жизнь.
   Но с той поры прошло много лет, люди узнали и другие лекарственные зелья. И снадобья. Ведь жизнь не стоит на месте.
   И приписывать топленому коровьему маслу чудодейственные свойства только на том основании, что у жителей вед не было лекарств, известных нам, я бы не стала.
   А поскольку веды звучали в устах наставника часто, мне захотелось освежить свои знания.
   Ведьмы о ведах знают так:
   Давным-давно это было. В землях, что от Зимнего Города на закат, жил народ. У него были кони и пасбища. И медеплавильные печи.
   В поисках лучшей доли часть людей этого народа покинули свою родину, и пошли вместе с табунами сначала на полдень, а потом на закатное солнце, туда, где тепло и вода.
   Там они жили долго, так долго, что почти забыли, откуда пришли.
   И там же зародилось зерно вед.
   Люди верили в мать-Землю, в отца-Небо, в космический порядок и его защитника. Верили в согревающий огонь и в священный напиток, дающий радость.
   Потом народ разделился - одни пошли на закат, другие на восход. Из одного зародыша появилось два деревца: на закате Авеста, на восходе веды.
   Космический порядок в Авесте стал называться "аша", а в ведах "рита".
   Маг-охранитель звался на закате Ахура Мазда, на восходе - Асура Варуна.
   Люди шли по земле, и стихи рождались в этом пути, в стихах хранилось все самое важное для людей и передавалось от человека к человеку.
   Стихами молились, взывая к богам, стихами лечили, черпая магию из земли и неба. И называли их мантрами.
   Время то было временем мантр.
   Веды из мантр получились не сразу. (Целое всегда больше своих частей).
   Народ, что двигался к землям, лежащим на половине солнечного пути от восхода до полудня, был народом воинов. Они шли не по пустыне, пригодная для жизни земля давно была поделена.
   И вера их была верой воинов. Им некогда было заниматься тщательным обустройством своего дома, что земного, что небесного, они этот дом только завоевывали. Жизнь их была проста, и вера тоже. Важное место в умах людей занял Индра - божественный вождь, ведущий свой народ к победе.
   Мантры создавались, накапливались, но в них не было порядка.
   И лишь когда народ Индры осел там, где текут семь рек, у людей появилось время, чтобы оглядеться по сторонам, разобрать дорожные мешки, расставить по местам домашнюю утварь.
   И жрецы решили навести порядок в разрозненных мантрах. Собрать их в своды, то есть в самхиты.
   И время то было временем самхит.
   Первая самхита получила название "Ригведа", там речь шла о вещах важных, о богах, о космическом порядке, о священном напитке соме.
   Вторую самхиту назвали "Атхарваведа", она ведала магией. Той магией, что требовалась людям каждый день.
   Ригведу разделили на десять книг (потому что не может быть не упорядоченным творение, повествующее о космическом порядке). "Мандала" - звалась такая книга.
   "Атхарваведу" не стали упорядочивать подобно "Ригведе". К "Атхарваведе" обращались, когда нужна была помощь. Ее строки приносили счастье, облегчали страдания и накладывали проклятья. Была белая и черная магия "Атхарваведы".
   Когда жизнь на новом месте стала более мирной и размеренной, у народа вед образовались свободное время, свободные силы и люди стали задавать себе вопросы, неуместные в военные годы.
   Например, как же верить правильно? Чтобы было совсем правильно - до мелочей. Чтобы красиво, завораживающе и пугающе. Как лучше всего приносить жертвы? Когда? Какие? Какую посуду использовать? Как расставлять предметы при обряде? Совершенству ведь нет предела.
   Ответы на эти вопросы искали в новых Ведах: Яджурведе и Самаведе. Там речь шла о ритуалах.
   На "Черной Яджурведе" поэзия и закончилась.
   Завершилось время мантр, началось время брахман.
   Брахманы - не люди, а книги - объясняли, как нужно правильно понимать мантры. Уже не стихами.
   Эти книги были слишком серьезны и сложны. И чтобы понять, как верить, человек теперь должен быть с почтением спрашивать жреца, который разбирался в вере, в то время как все остальные не знали тонкостей и подробностей "как правильно" и блуждали вслепую в витиевато сплетенной сети из ограничений, правил и толкований.
   Дух поэзии улетучился со страниц брахман.
  
   ***
  
   Времена брахман, великолепные (с первого взгляда), когда ритуалы были отточены и доведены до блеска, несли в себе будущее зерно разрушения.
   Так бывает с любым делом, ведь есть суть - внутреннее, и есть оболочка - внешнее. Дело живет, пока жива суть, внешние оболочки могут меняться, приспосабливаясь к новым обстоятельствам. Но как только начинают трепетно сберегать оболочки, не допуская ни малейших отклонений (чаще всего искренне считая, что только так можно сохранить дело) внешнее неизбежно окостеневает. А суть испаряется, гибнет, сгнивает заживо. Но дело все в том, что сберегать оболочки всегда проще, чем докопаться до сути, чем проникнуться духом дела, его душой. Это было, есть и будет.
   Но, покинув мертвую скорлупу, стихи начинают рождаться в новом месте, им нет преград, нет расстояний.
   Во времена брахман не разрешалось задавать вопросы, зачем делать это, а зачем то. Жрецы говорили: "так надо!", - потому что написано в священных книгах, и делается по разрешению богов. А что знают боги, известно только им, жрецам, посвященным в тайные знания.
   На самом же деле жрецам просто кушать хотелось. Вот они и стали посредниками между человеком и небом, дорогую плату взимая за свои услуги. Так петух может считать, что без его утреннего крика солнце не встанет. А оно встает - ведь петушиное пение на заре всего лишь приветствует светило, а не управляет им.
   Боги же терпеть не могут скуки и однообразия. И им важнее сердцевина.
   И, неизбежно, наступили времена бунта. Времена упанишад.
   Потому что когда людям ничего не объясняют, а говорят "так надо!", все громче в ответ люди начинают спрашивать: "А почему так надо?" И горе тому, у кого нет ясного и понятного ответа на этот простой вопрос.
   Человек, живущий по закону вед, должен об этом помнить.
  
   ***
  
   "Veda mаso dhrtavrato dvadasa prajavatah\ veda upajayate".
  
  
  
  Глава двенадцатая
  ОДИН ЦВЕТОК ДРАКОНА
  
  
  
   Пришла весна.
   Младший сын стал частенько приплакивать, капризничать. То ли зубы очередные резались, то ли животик болел.
   Да и я чувствовала себя не очень хорошо. Может быть, и это сказывалось на капризах сына.
  
   ***
  
   Ревностные почитатели наставника выяснили, что скоро у него будет день рождения. Все эти узнавания были обставлены таинственностью и секретностью, хотя я предлагала прямо спросить у девушки, с которой спит наставник, когда у него праздник, уж она-то должна знать. (Очень редко, но она появлялась на наших занятиях).
   Но, видимо, такой способ был слишком простым и скучным, избрали более извилистую и потому приятную сердцу тропу осторожных расспросов людей из-за Реки. (Чтобы наставник не узнал и раньше времени не обрадовался. Или, наоборот, не расстроился: ведь по его же собственным словам дни рождения - это столбы, отмечающие путешествие прямиком в могилу).
   Потом, после одного из занятий долго сообща думали, чтобы ему такое подарить. Такое же необычное и великолепное, как он сам.
   Купили суму для странников. Хорошую, вместительную.
   Я подумала, что день рождения - прекрасный повод, чтобы попытаться сделать шаг ко взаимопониманию, о котором так любит говорить наставник. И решила добавить к общему подарку свой собственный.
   В голову другому человеку сложно заглянуть, но мы состоим и из того, что прочли и приняли.
   Чтобы было понятно, какие знания и представления есть у меня в голове, в том числе и о землях, откуда принес нам учение наставник, я подарила ему свою любимую книгу.
   Книгу, рассказывающую о том, как в мире Желтой пыли стали происходить странные происшествия, расследовать которые выпало судье Бао по прозвищу Драконова Печать, приятелю мага-даоса Ланя Даосина, занятого выплавкой киноварной пилюли бессмертия.
   О том мире, где изувеченный повар монастыря, изучающего боевые искусства, не расстается с загадочным диском. О мире, где сбежала из кругов ада черно-бурая лисица с девятью хвостами, а Маленький Архат, искусный игрок на флейте, распознал в безобидном монастырском послушнике с детским именем опытного, матерого лазутчика.
   Я всегда перечитываю эту книгу, когда мне плохо по-взрослому: то есть когда нужно делать свое дело во чтобы-то ни стало. Делать бесстрастно, не радуясь победам и не огорчаясь при поражениях, потому что нужны все силы выполнить то, что надо выполнить и нельзя расходовать их на пустое.
   И обязательно надо вернуться, как возвращаются лазутчики жизни, нельзя перегореть, нельзя оказаться бессильной и устраниться.
   (А когда мне плохо по-детски, то есть совсем плохо, беспросветно, земля и небо меняются местами, и вокруг звенит пустота, тогда я достаю другие книжки, сказки про одно хвостатое семейство, которое жило на берегу северного моря в прекрасном доме, немножко похожем на круглую печку. Семейство, где любят путешествовать и принимать гостей, где не боятся наводнения и прилета кометы. Где все вокруг непохоже на то, что меня окружает - и все равно близкое и родное. Я открываю страницу, читаю: "Небо было почти черным, а снег при свете луны - ярко голубым. Под ледяным покровом неподвижно спало море, а глубоко в земле, среди древесных корней, всем мелким зверюшкам и насекомым снилась весна... - и мой мир возвращается, пустота отступает.)
   Первая книга в подарке давала представление о моем мире, о моих учителях. Вторая же книга, моя, - знакомила со мной. Это была сказка для взрослых о том, как потянулись друг к другу два одиноких человека, как были разлучены, но не нашлось во Вселенной силы, которая смогла им помешать вспомнить, что они любят друг друга и им хорошо вместе.
   Я не люблю дарить свои книги, тем более эту, - люди все разные и пути к книгам тоже разные.
   Но это не был подарок в прямом смысле этого слова - это было продолжение разговора без слов.
   Я говорила наставнику, чтобы он не боялся меня: я его не обижу, не покусаю. Я ведьма.
   Я говорила наставнику, чтобы не обольщался даже самую малость: как мужчина он мне не интересен, не дождаться ему от меня таких любовных посланий, к каким я привыкла, пожалуйста, образец прилагается. Пусть сравнит сам, какие слова я подбираю, когда пишу ему, раз за разом пытаясь достучаться до его Расширенного Сознания и объяснить, что у меня другое мировоззрение, и как выглядят мои обычные письма. Я счастлива и любима, потому что несчастные люди такие книги не создают, она вся пронизана счастьем и страстью. Я ведьма.
   И главное - своей книгой я прямо ему говорила, что работаю с теми же силами, что и он. И знаю многие вещи лучше наставника. Это азы моего ремесла. Я ведьма.
   Мое дело - собирать слова в истории. Мне нельзя слушать проповеди про чудесные лекарства от всех болезней. Даже из уважения к наставнику - мне плохо от таких речей.
   Со мной надо разговаривать отдельно - чтобы я могла свободно спрашивать, не отвлекая время других людей, чтобы его слова не кололи, не резали, не ранили меня, не дрались насмерть с теми словами, которые во мне, которые меня берегут. Я многое могу понять, я ведьма. Но мне нужна помощь. Помощь и понимание.
   И еще я подарила ему прочную цепочку, какие пришивают к зимним одеждам, чтобы можно было, раздеваясь, вешать одежды на прочный крюк, вбитый в столб, поддерживающий своды шатра у входа. Вешалка одежды наставника оборвалась, когда он пришел в мой дом. Это был непорядок.
   Вещи, которые нас окружают - это тоже наш мир. И если они в порядке - наш мир прочнее. Это же тоже пусть маленький, но кусочек счастья. Который вполне в наших силах.
  
   ***
  
   Подарки мы наставнику вручила и праздник, можно сказать, удался.
   Наставник растрогался, и мы в очередной раз услышали много интересного про людей, живущих далеко-далеко и владеющих всякими чудесными умениями.
   После праздника все потекло обычным порядком.
   Очень интересно было наблюдать, как собираются люди перед занятиями, ждут наставника. Первым приходил Дрей. У нас было двое Дреев. Этот был добрый, улыбчивый, надежный. На нем наставник любил показывать разные приемы. Второй Дрей был балагуром. И большим человеком - много людей ходило под его началом. Наставник никогда ему не тыкал, как первому Дрею. Уважал.
   Вторыми подтягивались девушки. Тьяна и Ина. И коротали время за приятной беседой с первым Дреем. Приходили мы с сестрой, включались в разговор.
   Приносилась легконогая красавица Эна, светлая и радостная. С ней мы сдружились особенно.
   Присоединялся Трий - самый молодой среди нас, как по возрасту, так и по сроку занятий. Наставнику он, что называется, смотрел в рот.
   Появлялся второй Дрей. Шутил.
   Приходила Рина, волевая и решительная женщина. Она уже занималась у наставника нашего наставника, поэтому была очень восприимчива к учению. Она тоже, как и я, добавила в общий подарок свой, коробочку сластей.
   Чтобы мы все сдружились ещё сильнее, наставник по окончании занятия выстраивал нас цепочкой, и мы разминали друг другу плечи. Как в картинке из моей любимой книжки, где хвостатые малявки, дети Мюмлы-мамы стоят гуськом и расстегивают перед купанием друг другу пуговицы на спинке одежек.
   Это было очень забавно: сначала ты молотишь кулаками по спине соседа, потом поворачиваешься, и сосед тарабанит по тебе. Или разминает тебе плечи круговыми движениями.
   Дрей первый поинтересовался как-то у наставника, кто ему плечи разминает.
   Тот махнул рукой, сказал, он же одинок и поэтому делает себе сам.
   А еще мы простукивали себе макушку и расчесывали её от лба к затылку - пальцами. И разглаживали лицо. И отряхивали с рук всякую невидимую грязь.
   А потом наставник кланялся нам.
   Мы ему.
   И расходились.
  
   ***
  
   После дня рождения наставник, видимо, убедившись в наших теплых чувствах, стал снова рассуждать про разные вещи.
   Я никак не могла решиться уходить во время этих бесед: вот только что мы махали руками и терли себе уши, все было чудесно и весело, теперь все сидят, отдыхают и слушают, и вдруг я встану и пойду, проявив неуважение к людям, неуважение к наставнику. Сестру брошу - и пойду домой одна, так что ли?
   Я старалась отвернуться и думать о чем-нибудь своем. Но получалось плохо - все равно ведь слышишь. А есть вещи, на которые очень сложно не откликаться. Например, если ты выкормила двоих детей и прекрасно знаешь, как оно и что - и тут тебе начинают объяснять, как правильно это делать, что лучше для ребенков. А ты уже опытным путем поняла, что все наоборот, и то лучшее, к чему призывает наставник, давно пройдено, ты отказалась от этой дороги с младшим сыном, потому что видела, сколько мучений она доставила старшему.
   Есть очень простые знания. Но которые многим кажутся неправильными. Их учили по-другому, а возможности сравнить у них не было. Младенца, особенно новорожденного, нужно кормить тогда, когда он хочет, а не тогда, когда ты думаешь, что ему нужно поесть. Если он хочет есть ночью - его нужно кормить ночью. Столько раз, сколько потребуется. Это не капризы, это необходимость. Когда он наберется сил, сам дорастет и до спокойного сна, и до больших перерывов между кормлениями.
   После такой беседы я не выдержала, написала наставнику, что мой личный опыт выкармливания детенышей грудным молоком, расходится с тем, что он говорит и к чему призывает.
   Он, как всегда, промолчал, не ответил.
   На следующем занятии у меня сильно разболелась голова. Так иногда бывает, когда что-то в шее зажмется. Или на погоду. Опытному костоправу достаточно пальцем нажать в нужном месте - и боль уходит. Но зачем далеко ходить, когда у нас есть наставник? В перерыве между занятиями начинающих и продолжающих, я подошла к нему и спросила, может ли он помочь: голова болит.
   Он охотно откликнулся, придерживая меня спереди левой рукой, начал проминать мои шею и плечи правой, долго и тщательно. Руки, как всегда, у него были волшебными, приносящими покой и тепло. Было слышно, как бьется его сердце.
   - Ты что, терпишь что ли? - вдруг перешел на "ты" наставник. - Я тебе болевую точку на руке продавливаю, давно орать должна.
   Боли в руке я не чувствовала.
   - Нет...
   - У тебя плечи зажаты так, словно ты мир на них держишь, - сказал наставник. - И каналы забиты. Так не надо.
   - А как надо? - спросила я удивленно. Я-то думала, что у меня наоборот, все расслабленно после занятий, мы ж только и делаем, что раскрываем эти самые загадочные каналы и расслабляемся, расслабляемся, расслабляемся.
   - Перестань пытаться сделать все дела на свете, дай им волю и себе тоже, - посоветовал наставник.
   Я поблагодарила его за помощь - головная боль утихла.
   Сделала пару шагов к выходу, и ойкнула:
   - Ой, наставник, вы будете смеяться, но теперь у меня попа болит!
   Продолжающие ученики радостно заржали.
   Наставник улыбнулся:
   - Ничего удивительного. Пройдет.
   И, правда, прошло.
  
   ***
  
   Видимо, после занятия наставник перестал меня бояться, и ближе к полуночи прислал коротенькую записочку - ответ, где было написано, что каждый живет в своем мире. И пририсован цветочек.
   Я так обрадовалась, что у нас установились доверительные отношения, он перешел на ты, он стал давать мне советы, и, похоже, он понимает, в чем кроется беда.
  
   И написала ему, что да, мы живем в разных мирах. Но мне очень хотелось бы хоть немного эти миры сблизить, если это возможно. Потому что очень сложно жить, когда при взгляде на человека завораживаешься, от рук таешь, а от слов его же волосы на голове встают дыбом.
   Я написала, что понимаю - у нас за одними и теми же словами стоят разные понятия. Возможно, наставник говорит одно, а я слышу совершенно другое. Миры совершенно разные - но когда так происходит, люди садятся рядом и разговаривают.
   Как друзья.
   Не как гуру и ученики.
   Не спеша, выясняют, как именно каждый понимает то или иное слово. Сближают миры, строят мостики, учатся понимать друг друга.
   И только после этого, можно слушать - и слышать.
   Но я же не могу отвлекать наставника во время бесед! Он же разговаривает с людьми, они заплатили за это время. И мои беды - это не их беды.
   А я пока пытаюсь одна хоть как-то разобраться в том, что говорит наставник. Вот, нашла про веды книгу гуру Дандакара, читаю. Как дура, делать мне вот больше нечего.
  
   Это было такое счастье, такое облегчение - наконец-то откровенно сказать о том, что мучает, о том, что мне плохо во время его речей, что просто необходимо обговорить какие-то основные вещи, чтобы когда один произносит "котел", второй не слышал "сундук" и наоборот. А если ничего не получится, мостик не выстроится, то вежливо объяснить наставнику, что я не могу слушать его речи, и хотела бы, да не могу, пусть уж он меня извинит и не обижается. Я буду уходить с бесед.
   Запечатала записку и отправила за Реку.
  
  
  
  Глава тринадцатая
  МОНАХ СНИМАЕТ ОДЕЖДУ
  
  
  
   На следующее занятие наставник опоздал.
   А появился, прикрываясь как щитом девушкой, с которой спал. Мы уже и подзабыли, как она выглядит, так давно ее не было.
   Время от времени поглядывая в мою сторону, повел занятие.
   Есть вещи, которые нюхом чувствуешь.
   Когда тянет гнилью. И страхом.
   Ни о каком доверии со стороны наставника и речи не шло.
   Я отзанималась и ушла на Гору.
   Сердцем чувствуя, что никакого ответа на мое письмо не будет. И никаких разговоров не будет.
   И не понимая - чего он испугался?
   Чего он ТАК испугался?!
   Какие черви в нем закопошились, что за страхи выгрызают его изнутри?!!
  
   ***
  
   Бесповоротно рушилось все то, что было с трудом восстановлено после Празднования Темных Дней.
   Я был полностью сбита с толку.
   Мне, конечно, лестно видеть, как меня боятся, но я совершенно не гожусь на роль обуянной похотью прелестницы, которая пытается использовать любой повод, чтобы дорваться до наставника, живущего счастливой семейной жизнью с молодой женой, и изнасиловать его жестоко и сладострастно.
   И я, и наставник, это прекрасно знаем. Он собственными глазами видел мою семью, моего мужа, моих детей. Я ему все показала, потому что скрывать мне было нечего. Он проигрывает моему мужу по всем статьям, если уж перечислять по порядку: он ниже на пару голов, он не так красив, он отвратительно образован, он скучный собеседник во всем, что не касается его учения. Да и в том, что касается его учения - он не собеседник, он проповедник, он же не слышит других людей. Он живет за Рекой с мамой. Он так и не пригласил нас в свое жилье - соответственно, похвалиться ему нечем, иначе давно бы позвал всех в гости. Он меня не любит и уж, конечно, не бросит все силы к тому, чтобы сделать меня счастливой - а я, знаете ли, привыкла, что мне окружают люди, которые любят меня и балуют. Я даже плавать не умею - а зачем? У меня муж прекрасно плавает и моя задача состоит лишь в том, чтобы догрести до него, обхватить могучие плечи, и наслаждаться купанием.
   Наставник мне даром не нужен. Он это знает.
   Он знает, что между нами установлено расстояние, и более того, это расстояние установил он сам, напрягаясь при моих попытках приблизится, но сразу заводя разговоры о доверии и прочей лабуде, как только я пыталась отойти подальше.
   Он знает, что я отнюдь не стремлюсь упасть в его объятия, более того, я всячески этого избегаю. Настороженность по отношению друг к другу у нас взаимная.
   Почему он так странно себя ведет?
   Но раз такой ответ - хорошо, возвращаемся к началу. Я пришла осенью на занятия, чтобы укрепить спину. Вот этим я и буду заниматься все оплаченное мною время.
   От неприятных переживаний живот скрутило узлом.
   А у сестры так болело плечо, что она, бросив все дела, пошла к костоправу.
   На следующее занятие я брела, нога за ногу, одна.
   Мне не хотелось туда идти.
   Но денег было жалко. Это были деньги моей семьи, вынутые из кошеля, чтобы у мамочки не болела спина.
   Именно в этот день, не раньше и не позже, по пути меня нагнал наставник. Один.
   И сообщил:
   - Вы плохо выглядите.
   Вообще-то он тоже был отнюдь не красавец. Даже в годы молодости. А сейчас, учитывая его постоянные занятия и неустанные призывы к счастью, должен выглядеть раз в десять лучше, чем был. Или в сто.
   И мы опять перешли на "вы", как интересно. А по какой тогда причине, без всяких поводов с моей стороны мы во время проминания шеи так сблизились до дружеского тыканья мне, ведьме, и практически объятий при всем честном народе? Что это за странная непоследовательность?
   - Живот болит, - чистую правду сказала я.
   - Это вы неправильно питаетесь, - объяснил наставник. - У нас есть прекрасные средства, помогающие перевариванию пищи.
   - Я не сомневаюсь, что у вас есть прекрасные средства, помогающие перевариванию пищи, - равнодушно подтвердила я.
   Разговор затих.
   Я не собиралась его поддерживать, пока наставник прямо не ответит на мое письмо, как это принято у сильных. Пусть скажет мне в лицо - если он не хочет со мной поговорить. По понятиям. В силу каких причин - это сугубо его личное дело, мне эти причины не интересны. Я вежливо попрощаюсь и уйду. Мне есть чем заняться, я ведьма.
   Если же будет продолжаться эта игра в "ничего не было, а я продолжаю вести вас к счастью", я выйду из игры точно так же, как в нее вошла.
   Если ведьма спрашивает, лучше честно ответить.
   Мы должны были уехать на неделю из Зимнего Города проведать родственников.
   Это было достаточное время для того, чтобы наставник определился, хочет он видеть меня на своих занятиях или не хочет.
  
   ***
  
   Мы замечательно отдохнули у моего брата.
   Несмотря на снег с дождем. Зима не хотела сдаваться перед весной.
   Нам такие погоды не страшны. Мы - крепкий народ.
   Я люблю своего брата еще и за то, что он, стиснув зубы, смог выбраться из тяжелой доли, куда попал после смерти матери, моей тети. Что вывез жену в лучшее место, что построил для своей семьи надежное жилище. Руки его крепки, а табуны обширны. Он умеет управлять людьми.
   Все время, пока гостили, мы пели у его очага.
  
   ***
  
   Мы возвратились в Зимний Город, и странная боль ожила вновь.
   Барабаны моего сердца выстукивали тревожные сигналы.
   Надежда все еще теплилась под серой золой: может быть, мне померещилось, может быть, я себе все насочиняла?
   Оказалось, нет.
   Наставник продолжал держаться выбранной тропы.
   Один он теперь не приходил. Перед занятиями устраивалось представление семейного счастья. Избранница сердца наставника получила разрешение открыть рот: раньше ей этого не дозволялось, она должна была быть как можно незаметнее, чтобы не создавать лишних осложнений в работе наставника. Теперь же, не помня себя от счастья, что любимый мужчина прилюдно начал оказывать ей полагающиеся знаки внимания, девушка щебетала о том, что хочет, чтобы после смерти ее тело сожгли, а не закопали. Чтобы душа улетела на небо.
   Ведьма знает: когда тебе назойливо показывают подобные вещи, нужно спокойно покинуть ряды зрителей и отправиться по своим делам. И тогда показушное счастье удушит своего владельца, лишившись жертвы. Ведьма неревнива.
   Я не мешала будить во мне ведьму. Потому что мне нужно было сделать несколько очень важных дел.
   Так удачно получилось, что сильные переживания тут же отражаются на моем облике, хочу я этого или нет. Сейчас это было на руку как никогда.
   Я сидела на коврике, съежившись, как обгоревшая веточка, не поднимая глаз. Цветы на моих одеждах подернулись пеплом. Мне было очень плохо. Если мне нужно было выйти во время занятия, девушку наставника я обходила, как зачумленную.
   Наставник видел это - и клянусь! - наслаждался.
   От него волнами шло какое-то удивительно нечистое, пряно-острое, осязаемое удовольствие, он был похож на изголодавшегося падальщика, почувствовавшего издыхающую жертву. Он был доволен, о, как он был доволен, - он просто впитывал мою боль и лучился от счастья, заставляя женщину в одеждах, на которых цвели весенние цветы, корчится от муки.
   Мне было плохо как никогда в жизни. Это была чистая правда. Меня всю корежило, выворачивало наизнанку.
   Потому что этот человек в черных одеждах грязно и бессмысленно растоптал мое доверие, искренне доверие: я же поверила ему, поверила, что за ним действительно что-то стоит, какие-то силы, какие-то знания.
   Я поверила, что это наставник. Я приняла пустышку за настоящее! Дворняжку без роду, без племени - за матерого волка.
   Он был глупцом. Тщеславным и недалеким. Зная все про меня, имея на руках все мои верительные грамоты, он видел перед собой оскорбленную до глубины души женщину, слабую женщину, ничего кроме этого. Вид жертвы распалял его так, что в воздух звенел от возбуждения и с трудом сдерживаемого вожделения.
   Он, безумец, осмелился плюнуть в лицо ведьме.
   А я ему не мешала, обугливаясь от боли на тоненьком коврике.
   Он делал за меня то, что я сама сделать не могу.
   Ведьма - это стрежень. То, что скрыто. То, что в глубине.
   Ведьму сложно определить по внешнему облику: среди людей она может выделяться, а может не выделяться - как ей нужно. Ведьма может добровольно принять правила игры, и может прекратить игру.
   С первого взгляда ведьма похожа на давно потухший вулкан, где в кратере застыло спокойное горное озеро.
   Но под толщей воды бушует подземное пламя.
   И только человек без головы будет расшатывать, выламывать стенки этого кратера, чтобы посмотреть, как хлынут воды в долину, как плачут потухшие вулканы.
   Своими же руками он уничтожит то, что защищало его от огня, усмирить который мало кому под силу.
   Упивающийся моей болью наставник и не подозревал, что срывает с ведьмы стягивающие ее путы, своими собственными руками освобождая неведомые ему силы от запретов и ограничений.
   За время моего отсутствия в Зимнем Городе он так и не сообразил, что ведьма не задает вопросов просто так. И отсутствие прямых ответов - это лучший способ привести ведьму в ярость.
   В холодную ярость, когда каждый шаг её продумывается и рассчитывается. Головой, не задницей. Не услышав четких объяснений по правилам предложенной игры, ведьма начинает играть по собственным правилам.
   Доводить ведьму до холодной ярости неразумно.
   Потому что ведьма владеет одним из самых страшных оружий нашего мира.
   Мастерски владеет.
   Как никто другой.
   И если она им редко пользуется, это не значит, что она не умеет им пользоваться.
   У этого оружия нет преград.
   От него нет спасения.
   Раны от него не заживают.
   Лекарства не помогают.
   У него нет срока годности, оно разрушает человека годами, беспощадно и неотвратимо.
   Оно выжигает изнутри.
   Именно поэтому в ведьму вбито тяжелое знание: нельзя обижать людей!
   Потому что ведьма может нечаянно убить. И ведьма изо всех сил старается быть осторожной и бережной, белой и пушистой, нежной и трепетной.
   Но любое ограничение, любой запрет может быть снят.
   Когда вопрос идет о жизни и смерти, рука ложится на рукоять самого отточенного меча.
  
   ***
  
   Когда ведьма перестает играть в чужие игры, поначалу это почти незаметно.
   Особенно для человека невнимательного, находящегося в плену собственных представлений о чем-то, подгоняющего мир под свои взгляды.
   Но дело в том, что ведьма прекрасно знает, кто она есть.
   Она знает свою ценность.
   Она знает свое место в мире.
   Она знает, какие силы ей подчиняются.
   Она себе цену знает - и это знание с ней настолько давно, что отпала всякая потребность предъявлять его на каждом шагу. Более того, она давно сжилась с необходимостью скрывать, не выпячивать свой истинный облик, свой истинный статус. Это лишнее.
   И ведьма, зная, что она ведьма, уходит из чужой игры, не оглядываясь.
   Ей в этом помогает горькое знание: мы такие, какие мы есть. Да, победили Пандавы, но почему главы в книге об их великой победе названы именами проигравших?
   Мы такие, какие есть. Когда мы играем, мы играем искренне и с уважением к чужим правилам. Но наступает миг, когда проще умереть, чем приспособится.
   Ну что же, мы были такими, какими были. Мы ушли с этого поля - и пусть победителю достается кара победы.
   Пусть он есть свое счастье полной ложкой.
   Удачи.
   И вот тогда победитель остается один на один с собой.
   Навсегда.
   И если он сильный человек, он попытается не завидовать проигравшим. У него не получится.
   И это - бесстрастное знание ведьмы.
  
   ***
  
   Из игры нужно выходить правильно, последовательно выполняя ряд условий.
   Наставник, конечно же, почувствовал, что я равнодушно повернулась к нему спиной.
   Он решил, что это равнодушие показное: он же видел мою неподдельную боль, он ее впитывал, он ею упивался.
   Разумеется, он был прав в том, что между нами существовала сильная связь весьма подозрительного свойства. Какова бы ни была ее природа, такое сложно порвать одним махом, нужно распутать спутавшиеся нити.
   Я же недаром писала ему раз за разом, что руки его зачаровывают, а движения завораживают. Это не были поэтические красоты, это было описание болезни. Это был призыв к помощи человека, попавшего в странную и опасную зависимость.
   Но ведьма совершенно добровольно поймалась на этот крючок. Находясь в твердом уме и здравой памяти. В силу ремесла постоянно отслеживала тонкие, тончайшие изменения, происходящие и в теле, и в душе. Задавала себе вопросы. Ставила метки. Смотрела в неизвестное, искала схожее в известном.
   Сейчас пришла пора самой отвечать на вопросы, раз других ответов нет. Выходить из болот на твердую землю, не обращая внимания на манящие огоньки, возвращаясь строго по своему следу.
   Если завораживание возникало, когда я смотрела на движения наставника и зеркально повторяла их, нужно поменять условия.
   Совершенно сознательно я вошла в одну волну с наставником. Это была моя добрая воля.
   В то время как все остальные махали руками, как придется, сообразуясь только со своими собственными силами, точнее, с собственными слабостями. У них же не было за плечами моих занятий по сходному боевому искусству. Я была подготовлена на хорошем уровне и до встречи с человеком в черных одеждах.
   Но кто я такая, чтобы выделятся?
   Я тоже слабая и буду делать все так, как мне удобно, то есть медленно, печально и невпопад.
   В конце концов, по мнению наставника, я женщина, оскобленная в каких-то теплых чувствах по отношению именно к нему и ни к кому другому. Ему виднее, он наставник.
   Теперь нужно было убрать условия для зачаровывания.
   Я перестала смотреть на наставника. Чтобы избежать искушения повторять его движения, как я уже привыкла за полгода.
   И это тоже была моя добрая воля: ведь наставник сам говорил, тот, кто не хочет быть зачарованным, не зачаруется. Золотые слова.
   Для воздействия на меня у человека в черных одеждах остался только голос. (Если не брать в расчет те волшебные силы, которые получены наставником прямиком от таинственных людей из-за синих гор).
   Но, простите, эти движения настолько сложны, а повторения многочисленны, что мне приходилось считать, чтобы не сбиться. Мысленно, про себя. И это поставило надежную стену на пути воздействия.
   Наставник попытался применить то, что уже помогало ему.
   Вообще-то, это глупо, но кто я такая, чтобы указывать наставнику на ошибки? Если человек в черных одеждах раз за разом нарушает самые основные правила работы с людьми, одно из двух: либо он прекрасно знает, что делает, либо у него отсутствуют мозги. А причем здесь я?
   Наставник попытался пустить в ход свои замечательные руки.
   Движения резко поменялись, мы опять стали делать их неправильно.
   Наставник, изо всех сил заботясь об учениках, не поленился, подошел к каждому: похлопал, погладил, терпеливо показал, как надо.
   Внешне относясь к нему с обычным почтением, я всего лишь терпела его присутствие рядом. И мысленно показывала ему фигу в черную спину, когда он уходил на свое место.
   И продолжала усердно заниматься. Старательно.
   Я начинала движение последней, и заканчивала тоже. Тщательно следила, чтобы наши волны даже случайно не совпали.
   Наставник не сдавался, остановив упражнение, начал показывать, как безобидное с виду движение рукой превращается в боевой прием. Все сгрудились вокруг него, чтобы рассмотреть, не упуская мелочей.
   Я осталась наблюдать со своего места: ремесло кулачного бойца мне не грозило. Мне этот прием был не нужен.
   Кроме того, дома накопилось столько дел, что теперь, после окончания занятий поклонившись пустому месту перед собой, я, ни мгновения не задерживаясь, уходила на Гору.
   Ведь счастливая семья не только у наставника, у остальных людей такое тоже, как ни странно, встречается сплошь и рядом. А семья всегда забирает много времени и сил.
  
   ***
  
   Все это было чудесно и замечательно.
   Опыт показал, что когда отрезаешь нити воздействия, когда снова берешь управление собой в свои собственные руки, от учения, полного чудес, в остатке получается вполне бодрящая зарядка. Без волшебных сил, без демонов и инопланетян.
   Зарядку ведет вполне себе заурядный человек в черных одеждах, который не в состоянии со своими-то червяками справиться, который боится неизвестно чего и очень странно себя ведет. Дело одного мгновения: сказать "да, давайте поговорим" либо "нет, мы не будем разговаривать, прощайте", - он превратил в какую-то помойку.
   Но было ясно, что в учении, которое он принес, эта самая зарядка неразрывно связана с его корявыми речами, он от них не откажется. И мне там делать нечего.
   Но из пяти оплаченных занятий, оставшихся у меня, после возвращения в Зимний Город я отходила только два.
   А подарить этому человеку три занятия, - за что? За его красивые глаза? Так они у него страшные, мертвые.
   Но и заниматься рядом с ним я больше не в силах.
   Потому что учитель, который оттолкнул ученика с вопросами - не учитель. Хвост это собачий, а не наставник.
   Самозванец.
   Настоящего учителя ничто так не радует, как вопросы ученика.
  
   ***
  
   Я решила, что занятие в пятницу будет у меня последним.
   После занятия я переоденусь в обычное, отзову человека в черных одеждах в сторонку, чтобы остальные не слышали и скажу:
   "Я не могу заниматься у человека, которого не уважаю. А вас я не уважаю. Вы убить меня можете - но вам не вернуть мое уважение!"
   Развернусь и уйду на Гору.
   Может быть, эти заготовленные слова кажутся смешными, слишком громкими, либо наоборот, слишком тихими, но надо знать ведьму, чтобы понимать, что стоит для нее за такими словами.
   Ведьма со словами в особых отношениях. Не только они подчиняются ей, но и она подчиняется им. Именно поэтому для нее доступно то, что для многих недостижимо.
   И если ведьма говорит "убить меня можете" - это значит, что она приготовилась к смерти, она не исключает такую возможность. И это - чистая правда, такими вещами нельзя шутить, нельзя играть.
   Я учитывала все, что знаю.
   Человек в черных одеждах - сильный и опасный мастер боевых искусств. За рекой он учит не мальчишек, а других наставников. Он искусен в схватках.
   Он неоправданно жесток. Показывая боевые приемы ученикам, он причиняет боль человеку, который стоит с ним в паре. Даже в тех случаях, когда этого можно избежать. Ему нравится быть сильнее остальных.
   Он не раз подчеркивал, что может воздействовать на людей незаметно.
   Он сильнее меня, быстрее меня, хладнокровней меня. Если он попытается меня убить, я для него, скорее всего, не противник.
   И все это не имеет никакого значения. Вообще никакого.
   Потому что он может убить меня - и все. Заставить меня уважать его вновь не в силах никому на земле.
   И поэтому я плюну ему в лицо эти слова - поставив точку в истории, которая началась тогда, когда листья из зеленых стали алыми и золотыми. Все должно закончиться там, где началось.
   Не люди сошлись не на жизнь, а на смерть, а два подхода к счастью.
   Мое счастье не зависит ни от каких секретных ключей, выдаваемых только посвященным, ни от каких таинственных благодетелей, находящихся неизвестно где. Только я сама знаю, в чем заключается мое счастье, и только я сама могу его себе создать, сложить из цветных кусочков в яркую картинку.
   Это знание передано мне от родителей и уйдет моим детям.
   Даже если меня не будет.
   Счастье разлито кругом, не ленись, подбирай его, делись с людьми, когда его у тебя много, но давай им ровно то счастье, которое им нужно. У всех это разное - кому-то нужна всего лишь улыбка, кому-то моток шелковых нитей для вышивки, а для кого счастье заключается в том, чтобы тебе помочь. Именно поэтому запасы счастья неисчерпаемы.
   Для человека в черных одеждах счастье было тем крючком, на который можно насадить рыбку.
   Не будет рыбка послушной, начнет трепыхаться, - не будет ей счастья. Страдай рыбка, поделом тебе, строптивой. Нет у тебя Расширенного Сознания. Ты помучаешься - и снова сама, добровольно, заглотишь крючок.
   Но мои учителя своими книгами учили меня не так:
  
   Я стоял против Сциллы, теряя последние силы,
   На бессмертное Зло покушался со смертным копьем.
   Мне сказали: мой милый, к чему доводить до могилы?
   Даже боги, и те... Я стоял, настояв на своем.
  
   Как светло. Иногда хорошо умирать под луною.
   Убивал женихов? Нет, не помню, должно быть не я.
   Троя, море, Циклоп... Лишь одно здесь, у ложа со мною:
   Я стоял против Сциллы. Стоял против Сциллы. Стоял.
  
   И я счастлива, что благодаря своему ремеслу ведьмы знаю, какие они, настоящие люди. И могу отличить незабудку от дерьма.
  
  
  
  Глава четырнадцатая
  ТЕМНАЯ ЖЕСТКАЯ ЛАДОНЬ
  
  
  
   Погода в тот день была теплой, солнечной и ветреной.
   Совсем скоро должны были распуститься первые зеленые листья.
   Сестры не было, она лечила плечо.
   Эны тоже не было, она простудилась.
   Ничего не мешало ни мне, ни наставнику.
   Барабаны сердца бешено стучали. Кровь шумела в ушах, она давно шумела, с той поры, как наставник возобновил беседы после Праздника Темных Дней.
   Ветер раздувал мой плащ, только алая кисточка капюшона колыхалась.
   Наставник запоздал. И тоже принарядился. В белую, украшенную загадочными надписями разлетайку, привезенную из храмов во влажных джунглях.
   С наставником я не поздоровалась, как не здоровалась с ним со дня отправки письма за Реку.
   Разминка прошла по заведенному порядку. Я тихонько махала в своем углу цветастыми рукавами, стараясь напоследок получить удовольствие от движений.
   Когда разминка закончилась, наставник благостно нас оглядел и, улыбаясь, сказал:
   - Воистину сегодня великий день. В прошлый раз у нас была растяжка, мы хорошо растянули тело. А сегодня я покажу вам такую чудесную вещь, как духовная растяжка. Вы узнаете о себе такое, чего никогда до этого не знали. Сегодня я подарю вам, мои дорогие, два ключа. Целых два секретных ключа за одно занятие! Вспомните, было ли когда-нибудь такое раньше? Никогда! Садитесь в уголке поудобнее, на коврики. Никто ведь не торопится?
   В этот миг и нужно было уйти. Потому что именно я торопилась.
   Но слова "духовная растяжка" остановили меня. С давних времен ведьмы не понаслышке знакомы со многими мастерами растягивания души и тела. На дыбе, к примеру. Душа прекрасно растягивается, когда косточки хрустят, связки рвутся и кровавые пузыри лопаются на губах.
   Холодную ярость сменила ярость горячая. Хорошо, посмотрим, что это за духовная з-за растяжка з-з-за такая...
   Когда все уселись вдоль стеночки и вытянули ноги, наставник проворковал:
   - А теперь закроем глазки. Я буду задавать вам вопросы, а вы должны будете отвечать. Про себя. А потом вслух, когда я спрошу. Один, два, три, четыре. Какая нога тяжелее? Правая или левая? Какая нога тяжелее? Правая? Левая?
   Это было божественно в своем непробиваемом невежестве. У наставника ученик которое занятие с ним не здоровается, кланяется пустому месту, закрылся наглухо. А наставник, вместо того, чтобы отозвать человека в сторонку и спокойно выяснить, в чем дело, начинает стайные игры на внушение: сначала потеряв доверие ученика, потом дополнительно отпинав того по болевым точкам. (Точнее, думая, что отпинав). Да за такие вещи даже подмастерья в лоб получают, чтобы не позорили ремесла, не позорились сами. А этот человек, похоже, искренне гордился своим умением управлять людьми. Тьфу!
   Подождав мгновение, чтобы все осознали, какая нога у них тяжелее, наставник начал спрашивать.
   В ответ раздавалось:
   - Правая!
   - Левая!
   - Никакая!
   Он обратился ко мне:
   - А у вас?
   - У меня обе ноги были одинаково тяжелые, - почтительно объяснила я наставнику.
   Они и правда были одинаково тяжелые - я сидела расслабленно, без перекосов, ровно дышала и не позволяла забивать себе голову чужими приказами. Любая ведьма хорошо управляет своим телом, особенно в ярости. И голову при этом тоже не теряет.
   - Да? Обе? - удивился наставник. - Это хорошо, это душевное равновесие. Почти.
   И перешел ко следующему развлечению.
   - Это было очень легко. А вот теперь нас ждет задача посложнее. Мы подошли к САМОМУ СЕКРЕТНОМУ КЛЮЧУ! Только в нашем учении есть такой ключ, и только он может вам помочь. Он позволяет найти внутри вас то, что вас тревожит, и убрать это навсегда. Ничем другим вы это не уберете! Оно будет вас мучить. Только не врите себе, пожалуйста. Очень важно не врать себе! А то мы помогли одной бабушке восьмидесяти пяти лет, а она врала себе. После мы ее спросили: а сколько вам лет? А она говорит: я девушка и мне семнадцать! А мы спрашиваем: девушка, а скольких детей вы хотите завести? А она: что вы, какие дети в моем возрасте?! А мы ей говорим: какая же вы девушка, когда вы бабушка и врете сами себе! И наша помощь пошла прахом. Поняли, мои дорогие, как страшно врать самому себе?
   Наставник набрал воздуху и, понизив голос, видимо, для большей убедительности, задушевно продолжил:
   - Может быть, вас что-то гнетет? Может быть (остановился на мгновение наставник) вы затаили чувство мести? Может быть, какие-то события последних дней вас тревожат, а? Вы что-нибудь знаете про недеяние? Мы, мудрые люди, ничего не делаем, а невидимая глазу работа идет, мы помогаем, даже если человек этого не понимает. Итак, закройте глазки, загляните в себя и представьте то, что мучает вас, в виде шарика с шипами или какой-нибудь иной гадости. Предупреждаю вас сразу, многие рыдают в это время. Так должно быть, не пугайтесь. Все закрыли глазки, начали.
   Я, все-таки, не зря осталась. В многие вещи, пока не столкнешься напрямую, не хочется верить, они достаточно противные. Например, ведь куда проще, надежнее и выгоднее лечить человека от той болезни, которой лекарь сам заразил. Тогда действительно, он сможет дать ему лекарство, которое есть только у него - уж он-то знаешь, какой яд подсунул больному, какое противоядие здесь способно помочь. Дорогой наставник совершенно сознательно ворошил угли в моем костре эти дни, нагнетая обстановку, пестуя желание отомстить, обостряя его изо всех сил. Узнать, что у ведьм месть выведена за грань их натуры, как чувство вредное и крайне опасное, он почему-то не удосужился. Но вылечить меня страстно желал.
   Мы, ведьмы, тоже помогаем людям, даже если человек этого не понимает. Ведьмино снадобье для наставника было готово, оно бурлило в котле, его пора было снимать с огня и давать по ложечке больному.
   Мне не нужно было представлять шарик с шипами внутри себя - то, что мучило меня в последнее время, сидело передо мной в белой распашонке, оно было не внутри, а снаружи. Чтобы рассмотреть его во всей красе, глазки закрывать не требовалось.
   Наставник притворно удивился, что на него смотрят:
   - Закройте глазки!
   - Я не буду делать это.
   Вот и сейчас, пока остальные упоенно искали внутри себя шипастые шарики, вполне спокойно можно было оставить занятых делом людей и в стороне выяснить, что случилось с учеником.
   - Стоп, - сказал наставник. - Все открыли глазки.
   Все послушно открыли глазки.
   - Вас что-то тревожит? - участливо обратился ко мне наставник. - Вы хотите о чем-то поговорить?
   - Давайте не устраивать балаган при людях, - попросила я напоследок.
   - О нет, давайте поговорим о ваших бедах. У нас же нет тайн друг от друга? У меня лично нет никаких тайн от моих любимых учеников.
   - Конечно-конечно! - хором отозвались любимые ученики, крайне заинтересованные, чего это тут заварилось.
   Ведьма не лезет туда, куда ее не зовут. Без приглашения.
   Приглашение я получила.
   Ведьма начала работать.
   Ведьма не работает с тем, что на поверхности, ведьма работает с тем, что в глубине.
   Ведьма не любит работать с толпами, ее дело - не лес, а деревья. Но работать ведьма может везде, люди ей не помеха. Тем более, если они не помеха человеку, который уверял, что его задача - счастье этих самых людей. И без всякого стыда, грязно и низко решил сделать их даже не зрителями, соучастниками травли.
   Ведьма знает, что при работе с человеком на людях, в нее полетят камни, огрызки и грязь. Это азы ремесла. Людям нельзя показывать конец представления, когда все взрывается, и герои радостно режут друг друга. Им надо подробно рассказать и показать, как это главные герои дошли до жизни такой, что, забыв про все на свете, взялись за ножи. И еще неизвестно, получится ли такой рассказ. Но, по большому счету, ведьме все равно, будут ли лететь огрызки в спину или нет. Это неважно.
   Настоящей ведьме не нужны дохлые лягушки, вонючие зелья и сушеные лапки мышей. Она работает словами, а слова и лечат, и калечат. Ведьма может нанести удар совершенно безобидным с виду словом, произнесенным в нужное время в нужном месте с нужным чувством. Или нанести ровно такой же по силе удар молчанием. Здесь нет готовых заклинаний, здесь есть врожденное чутье ведьмы, помноженное на опыт и знания. И для каждого человека нужны свои слова, то, что сразит одного, не причинит никакого вреда другому. Знахарки, когда варят приворотные зелья, требуют капельку крови того человека, на который делают приворот. Точно так же ведьма берет нужные ей слова у человека, с которым собирается работать, как я сейчас. Ведь сила ее проста и безотказна: ведьма не врет.
   - Ребята, - предупредила я остальных. - Все, что вы увидите, это бесплатное представление. Так дела не делаются. И я, и наставник это знаем.
   Никто, конечно же, ничего не понял. Кроме наставника.
   - О, может быть, кто-нибудь считает, что им управляют? - обрадовался наставник.
   - Да, я считаю, что вы бессовестно управляете людьми. Вы подменяете понятия. Вы сопли мухоморами лечите.
   Теперь мы сидели друг напротив друга в одинаковых позах.
   До этого мгновения на всех занятиях я не позволяла себе смотреть в глаза наставнику, если он меня о чем-то впрямую не спрашивал, тщательно соблюдая все внешние приметы робости и покорности, принятые в Зимнем Городе и которые многие считают устаревшими. Чтобы не пугать наставника понапрасну, раз от него и так тянет страхом. Многие мужчины очень неуверенно себя чувствуют, если в разговоре смотришь им в глаза, а не на башмаки. А мне несложно соблюдать правила подчинения, если собеседнику так легче. Нужно еще постараться, чтобы ведьма заговорила с человеком, как с равным.
   Меня трясло мелкой дрожью от волнения: ведьма разогревалась. Барабаны сердца грохотали, как никогда в жизни, реки крови, вспенясь, бешено неслись по жилам.
   Наставник был спокоен и доволен: он видел, как меня неподдельно трясет от ярости. Он считал, что я позволила чувствам взять верх над рассудком, ведь у меня не было "Расширенного Сознания", как у него.
   Но дело в том, что ведьма может быть испуганной, взбешенной, вымотанной, растерянной, совершенно любой - но при этом часть ее сознания остается холодной, расчетливой и наблюдает за происходящим словно бы со стороны. И запоминает, прячет интересное в ведьмины кладовые.
   Все, кто были вокруг, почувствовали напряжение, замерли. Девушка наставника была спокойна, как простокваша. Я для нее была пустым местом. Это было странно. Я действительно была для нее пустым местом, потому что мы никаким образом не сталкивались, не были соперницами в борьбе за счастье греть постель наставника. Женщины это чувствуют без слов. А ведь по мнению человека в черных одеждах мы были непримиримыми соперницами, более того, сегодня он собрался растянуть мне душу от макушки до пяток и вынуть оттуда чувство мести, которое я, напрочь отвергнутая, затаила по отношению и к нему, и к его избраннице. Сейчас, по его расчетам, я должна каким-то образом предъявить на него свои права - любая женщина, ведьма она или не ведьма, была бы напряжена в этот момент, ведь ее любимому угрожает опасность. Нечеловеческое спокойствие девушки говорило о том, что она все прекрасно знает. Более того, она знает, что будет дальше.
   Это было крайне интересно. Крайне.
   - Говорите, я вас внимательно слушаю, - спокойно и важно сказал наставник.
   Прерывающимся, дрожащим голосом я начала:
   - В жизни я повидала много людей. И должна сказать вам, наставник, что люди идут только за тем человеком, у кого слова не расходятся с делами. Ринпоче валится на мелочах. Если вы говорите, что вставать нужно с рассветом, а ложиться на закате - не работайте по ночам. Если работаете по ночам, не учите других, что вставать они должны на рассвете, а ложиться на закате.
   Это были безобидные с виду слова.
   И их менее всего ожидал услышать наставник.
   - Какое вам дело до того, когда я ложусь? - громыхнул он. - Вы-то откуда знаете, когда я ложусь, а когда я встаю? Вы следите за мной?
   Он соображал медленно. И совершенно не помнил, что сам рассказал нам о том, что рисует по ночам картины.
   Я не собиралась выводить его на чистую воду - я просто рассказала ему правду, которую он не знал. Люди идут только за тем, у кого слова не расходятся с делами. Это и есть самый секретный из секретных ключей, которые от него утаили его загадочные Духовные Учителя. Более того, они ему наврали, откровенно и целенаправленно наврали, сказав, что для наставника правила не писаны. А он поверил, потому что в это приятно верить. Как приятно верить в особые знания для посвященных, в особые силы для избранных. А настоящие знания - просты. И незамысловаты. Вот только выполнять их трудно, иногда невыносимо трудно, но только этот путь не заведет тебя в болота и трясины: не учи другого тому, что не делаешь сам. И будет тебе счастье.
   - Записка от вас из-за Реки пришла в полночь, - напомнила я ему. - Я в это время не сплю.
   - Зато я сплю! И попросил жену отослать, она у меня подолгу засиживается ночами.
   Наставник приосанился. Он сумел и отбить лихо, и подвести разговор к тому, ради чего он и устроил здесь представление.
   Заигравшись в наставника, человек в черных одеждах даже не понял, что оправдывается.
   Мы-то с ним знали, что он врет. И он чувствовал, что мне было глубоко плевать, когда он спит, когда он не спит. Это он сам себе теперь должен ответить на вопрос, почему он кто угодно, только не ринпоче. Это были его беды, не мои. Я поздно ложусь, поздно встаю и не утверждаю на каждом углу, что именно так должны поступать все остальные люди. Мне удобно так, кому-то по другому.
   Но если наставник вывел разговор на животрепещущее, то обсудим и это.
   - Вы говорите про девушку, с которой спите? Хорошо. Скажите нам всем здесь в лицо, что это ваша любимая женщина.
   Наставник, с вызовом, гордо отчеканил, как сделал бы это настоящий мужчина:
   - Да! Это моя любимая женщина!
   - А почему же тогда (в этом месте прозвучало бранное слово и голос мой сорвался почти в шипение), вы говорите Дрею, что вы одинок и вам некому плечи размять? - и я воспроизвела то движение, которым человек разминает сам себе плечо. Которое делал наставник, когда объяснял Дрею, что он один.
   И опять со стороны вроде бы ничего не произошло. Но я получила ровно тот ответ, который мне требовался. И который опытный мастер никогда бы мне не дал, не сунул голову в петлю.
   Наставник и не понял, что, размахивая ворованным мечом, в запале кастрировал сам себя. Он перестал быть общим. А он очень старался быть общим. Очень.
   Голос мой сорвавшийся и бранный возглас были нужны мне только для того, чтобы сделать заметку в этом месте, показать остальным женщинам то, что они и так чувствовали, и без меня: он врет, он себе врет, он нам врет, он этой девушке врет. А теперь он будет любить ее, только ее всю свою оставшуюся жизнь. Это не его право, это его обязанность, за язык его никто не тянул. Это кара ведьмы. Уши его услышали, что выговорили уста.
   Собственно говоря, для ведьмы на этом все было закончено. Она сказала все, что было нужно сказать, забила слова в душу по самые шляпки. Дальше слова будут работать сами, их не выковыряешь никакими секретными ключами, только глубже утопишь. Хочешь, чтобы люди в тебе не разочаровывались, не презирали тебя, в конце концов - не учи тому, что не делаешь. Если говоришь, что любишь женщину - вот и люби на здоровье, не подавись только.
   Спиной я почувствовала пришедшую от девочек волну. Тех, которые знали меня. Женщины умеют чувствовать друг друга без слов. У нас ведь тоже есть свои секреты. Они поняли - по брани, по резко изменившемуся голосу, по всплеску ярости, который невозможно подделать - что вот оно, то неправильное, липкое и грязное, нас всех тревожащее. Ведь наставник работал со всеми одинаково. Настолько он был убежден, что обладает нужной силой.
   А наставник уверился, что был прав, что нащупал больное место. Вдобавок к этому, второй Дрей встрепенулся, решительно переместился с коврика за спину наставника.
   Это было очень интересно и подтверждало то, что я и так знала по их разговорам, по обмолвкам, по поведению. Наставник в числе прочих волшебных сил осторожно предлагал - не всем, только особо достойным, могущим пройти посвящение, (то есть уважаемым людям, которые могли ему впоследствии пригодиться) - особую силу, которая позволяет управлять женщинами, оставаясь внутри холодным и независимым, и иметь их, сколько душа пожелает. У второго Дрея какие-то ниточки внутри семьи были напряжены, он проговаривался, что его усилия не ценят, а наставник, пользуясь этим, вел (как всегда ни к кому лично не обращаясь) душевные разговоры, суть которых сводилась к тому, что в его учении все по другому, мужчина - вождь, и никто не смеет ничего с него требовать, он спокоен и неотразим. Наблюдать за ними было очень забавно.
   И сейчас второй Дрей, действуя совершенно неосознанно, повел себя, как застигнутый на месте преступления сообщник, своими перемещениями подтверждая: об этом они беседовали.
   Потому что наставник про то, что он одинок, говорил первому Дрею.
   Который сейчас молча сидел за моей спиной, пытаясь понять, что тут происходит.
   И второму волноваться было совершенно не о чем. А его мои слова задели. Интересно, почему?
   Второй Дрей был уважаемым человеком, который привык, что он уважаемый человек, что люди ему подчиняются. И он заговорил со мной тем холодным и высокомерным тоном, которым, должно быть, разговаривал со своими провинившимися работниками.
   - Вы сошли с ума! Как вам не стыдно? Наш наставник - он же святой человек! Он делает людям столько добра! Бесплатно!!! А вылезете к нему в постель, бранитесь как какая-то продажная девка! Вы рехнулись! Вы мне гадки! Вы даже не знаете, насколько вы мне гадки! У вас пена на губах?..
   - Да ничего страшного, - равнодушно объяснила я второму Дрею, вытерла губы ладонью.
   Когда ярость раскаляет - губы пенятся. Ярость тем и хороша, что слов-то не надо. А произнесенные с неподдельной яростью слова наливаются страшной силой.
   Теперь поняла, что пора защищать любимого наставника, и дама "способная к учению".
   - Как вы омерзительны! Вы, вы же не такая! Наш наставник, он же, он же... Мне сейчас плохо будет!
   - Рина, это сугубо НАШИ дела с наставником. Мои слова не должны влиять на ВАШУ веру. Это же вера.
   Наставник расслабился - люди, наконец-то, включились, встали стеной на его защиту. В этом и состоят стайные игры, давно известно, как будут вести себя те или иные члены стаи. Наставник это предусмотрел, готовясь к "духовной растяжке".
   А почему люди должны были поступить иначе?
   Первый шквал возмущения затих и наставник решил, что вот теперь пора дать мне по рогам.
   - Вы говорили, теперь я скажу, - голос его налился праведным гневом. - Да по какому праву вы лезете в мою личную жизнь!
   Правду говорить легко и приятно.
   - Наставник, как только вы открыли рот и заявили, что знаете секрет счастья для всего человечества, вы потеряли право на личную жизнь, вы стали публичным человеком.
   И этого простого правила он не знал, человек в черных одеждах, рвущийся в духовные учителя. А ведь эти слова - чистая правда. Человек, который во всеуслышание говорит, что знает, в чем заключается счастье для всех, в первую очередь должен знать то, что как только он произнес эти слова, он добровольно и сознательно отказался от личной жизни. У него не будет того права защиты, которое имеет любой другой человек. Теперь он стоит на перекрестке, открытый всем ветрам. Или - или. Нельзя быть немножко беременным.
   Зрители окончательно запутались, что же тут происходит. Требовалось какое-то простое объяснение, а в то, что я сошла с ума, верилось плохо даже самым рьяным сторонникам наставника. В то, что сидят и спорят два олицетворения противоположных мировоззрений, вообще никому не верилось. Второй Дрей поднатужился и громко выдал объяснение происходящему:
   - Может быть, вы влюбились в наставника?!
   - Конечно, - охотно подтвердила я.
   - Я два месяца хожу сюда и ничего, кроме добра, от наставника не видел! - отчаянно воззвал к здравому смыслу Трий, самый юный здесь. - Даже сейчас он заботится о нас, о наших душах, а вы!
   - Трий, я вас уверяю, что состояние вашей души в сегодняшний день заботило наставника меньше всего, - ну как объяснишь юноше, что он не обязан кидаться на защиту мастера боевых искусств, и если наставник допускает во время занятия такие вот перепалки на глазах учеников, медяк ломаный ему цена, наставнику этому поддельному.
   Трия было жалко больше остальных, взрослых, - он искренне верил человеку в черных одеждах, он перестал есть мясную пищу и мужественно боролся с голодом, он старался выполнять все, о чем говорилось.
   Наставнику было с ним скучновато. И только теперь, он, похоже, понял, что если его ничто не сдерживает в присутствии людей, то уж меня-то они и подавно не способны смутить:
   - И что это за учение за такое? На потолке у нас демоны, в ведах инопланетяне. Любые вопросы, не касающиеся лечения коровьим маслом, вызывают ярость. Чуть приблизишься - ставит защиту. Чуть отдалишься, возвращает на прежнее место. Очень интересно! Если вы, наставник, говорите нам, что мы семья - а мы семья, то давайте вести себя, как принято в семьях. В семьях двери открыты и люди ходят друг к другу в гости. Мы впустили вас в свои дома, пустите и нас к себе в дом!
   И это тоже одно из главных правил, на котором проверяется любой продавец счастья. Если человек открывает рот, и заявляет чужим по крови людям, что мы одна семья - он обязан открыть двери своего дома. Зная и добровольно соглашаясь, что туда потекут сирые и убогие, вороватые и нахальные, прокаженные и опаршивевшие. Понесут свои скучные, мелкие, убогие беды, будут отнимать драгоценное время, топтаться грязными сапогами по чистым половикам, есть приготовленную не для них пищу и пить из не для них поставленных чашек. Но это - закон! Не открыл двери своего дома, не показал любому желающему, какое ты создал счастье для своей мамы, для своей любимой женщины, для своих детей - пошел вон со своим счастьем из наших домов, проходимец!
   А наставник даже этого не знал.
   Но тут он встрепенулся, расправил плечи, зарокотал:
   - Да кто вы такая, чтобы что-то от меня требовать?! Я ваш духовный отец и когда хочу, тогда отвечаю на письма, когда хочу, тогда и зову к себе в дом! Вы должны относиться ко мне с уважением, а вы врываетесь в мою жизнь и хамите! Я НЕ МОГУ ЛЮБИТЬ ВСЕХ!
   Вот оно! Эта была та самая заготовленная заранее наставником речь. Я не зря осталась на духовную разминку, ведьма нашла начало отравленной реки, исток лжи, бесценные слова, слова-ключи, стоящие всех остальных секретных знаний человека в черных одеждах. Все становилось на свои места. И тем гаже было на душе от прояснившейся картинки.
   Не люди управляют словами, а слова людьми. Души людей раскрывались сейчас, как на ладони. Это безрадостное, в общем-то, знание. Чему тут радоваться?
   - Ну и не трындите тогда о доверии! Доверие - штука тонкая и одноразовая! Прежде чем счастье людям нести, себя счастливым сделайте! Вы счастливы?
   - А что вы знаете о моей жизни? Я счастлив!
   - Что-то не похоже.
   И опять же, последние слова были просты и безобидны с виду. Но они, наконец-то, подвели черту: не бывает счастливых людей с мертвыми глазами. Так не бывает. То, что раньше чувствовалось, теперь превратилось в знание, подтвержденное словами человека в черных одеждах. Который, в бессчетный уже раз не понял, что же сказал.
   Ведь по его же собственным словам, я ворвалась в его жизнь, вольготно там расположилась и хамлю, и тут же, следом, он удивлялся, что я вообще могу знать о его жизни. О его жизни я знала теперь все. Противное и скучное это знание.
   Пора было закругляться. Все слова были сказаны, все тайны раскрыты, все метки в нужных местах расставлены.
   Теперь я знала, что глядит из глаз наставника, чьими словами он говорит, откуда черпает речи.
   Внешнее действие тем временем шло своим чередом.
   С искренним гневом вконец запутавшийся мальчик Трий воскликнул:
   - После таких гадких слов вы не сможете остаться среди нас! Мы вас презираем! Вы должны извиниться перед наставником, чтобы, чтобы!...
   И этот нес всякую ерунду. Чтобы - что?
   Но его возглас разбудил в Рине ту властную даму, которой она была вне занятий. Она встрепенулась и заговорила ровно таким же тоном раздраженного провинностью работника хозяина, как пытался говорить второй Дрей. Заговорила, даже не понимая, как это смешно звучит к концу нашего представления.
   - Да!! Как вы себя ведете?! Вы хамите уважаемому человеку! Как вам не совестно! Посмотрите ему в глаза!
   Мы с человеком в черных одеждах и так смотрели друг на друга, словно веревку тянули. И возглас этот всего лишь значил: "примите привычную позу послушания, вы же не имеете права так себя вести, потому что я не помню, чтобы вы себя так вели".
   - С позапрошлой недели я не уважаю наставника, - любезно объяснила я собравшимся. - И наставник это знает.
   Человек в черных одеждах был теперь со мной заодно: разухабистое представление нужно было заканчивать и успокаивать людей очередным "закрыли глазки".
   Тем более, что мальчик Трий вел себя правильно и говорил все нужные наставнику слова:
   - После такого вам лучше уйти!
   - Нужные слова прозвучали, их я и ждала.
   Человек в черных одеждах с облегчением скроил возвышенное выражение лица:
   - Я вам уже писал, что каждый имеет право жить в своем мире.
   - Совершенно верно.
   Это была бы красивая точка, но человек в черных одеждах не удержался и превратил ее в кляксу:
   - Вы умная женщина. Я давно заметил, что вы не открыты, что вы не идете ко взаимопониманию.
   Он врал себе как та бабушка, которая думала, что она девушка.
   Или, точнее, как девушка, воображающая себя бабушкой.
   Именно что ничего он не замечал, иначе давным-давно снял бы меня с поводка и проводил с почтительными поклонами куда подальше, как сделал бы это более опытный и не такой тщеславный ловец человеческих душ. Он знал, что я была открыта навстречу ему, он знал, что подцепил меня на крючок, он думал, что теперь-то я в его власти и его даже устраивали мои трепыхания - они неизбежно вели к сегодняшней духовной растяжке, где рыбку бы выпотрошили живьем в назидание прочим. Он не знал, что я ведьма. А когда узнал, был столь самонадеян, что не придал этому значения, всецело полагаясь на ворованную у природы силу, не догадываясь, что эта сила - моя по праву. Он никогда не считал женщин умными, у него не было умных женщин, он даже не подозревал, насколько мы умны.
   Он думал, что сломает сегодня хребет души моей. При всех. Чтобы другим неповадно было. Как ломал уже другим.
   Он плохо думал.
   - Наставник, вы мне омерзительны!
   Я встала, резко поклонилась. Людям, не ему! И вышла.
   За спиной раздался проникновенный, всепрощающий голос:
   - У нас осталось немного времени, чтобы обрести покой и умиротворение. Закрыли глазки.
   Оно, конечно, с первого взгляда было правильным и глубоко благородным. Кто-то буянит ни с того, ни с сего, а кто-то врачует души людские, заботится беспрестанно об учениках. Ведьма знает: закрывать сейчас глазки - все равно, что заливать огонь маслом.
   Но кто я такая, чтобы что-то советовать человеку в черных одеждах?
  
   ***
  
   Я шла на Гору и ветер бил мне в лицо, откидывал назад капюшон, трепал алую кисточку на его конце.
   Это было чувство облегчения, ни с чем в мире не сравнимого. Медленными шагами я отходила от края, на котором стояла эти дни.
   Наконец-то я поняла, почему мне было так плохо эти месяцы, что меня медленно убивало занятие за занятием.
   Я узнала глаза наставника: нежить стояла за ними. То чужое, что вечно жаждет присосаться к жизни. То, что тщится скрыться под оболочкой человека, но глаза выдают неживое.
   Сначала меня скрутило от ужаса: а если бы я отдала ему детей, польстившись на зазывные речи, не узнав, что стоит за ними на самом деле? А если бы после встречи с ним меня не стало и просочившись к нам под чужой личиной нежить поработила бы их? А у них не хватило бы опыта распознать оборотня? Ведь его счастье для нас было рабством, рабством и ничем иным! А мы не умеем жить рабами. Мы не умеем ТАК жить.
   И тут на меня обрушилось знание. Теплой волной накрыло меня с головой.
   Не сокровенное, обычное. Оно было со мной, только скрытое, полузабытое за обычными хлопотами. Опасность для жизни вызвала его из глубин, и оно пришло.
   Я шла на Гору к нашим шатрам и знала, что смерти нет.
   Что я возникла не из пустого и уйду не в никуда.
   Что сердце мое бьется не само по себе - оно бьется вместе с ветром, с мерцанием звезд, с дыханием земли, они во мне и я часть их, неотъемлемая часть. И что мне не нужно ничего говорить сейчас - чувствуя расходящиеся от меня волны тревоги матери подхватят детей и унесут, чтобы спасти живое от неживого. Что кровь моя течет в других людях, неся мои ключи. И кровь во мне прячет частицы других людей, мы связаны в один большой общий круг. И наша жизнь - она наша, не надо бояться, не надо суетиться, надо ее любить, и если мы живем, значит так надо. Это было какое-то удивительно светлое, целостное, непротиворечивое и умиротворяющее знание.
   Все устроено так просто и так мудро.
   Жизнь сама себя защищает. Значительно надежнее любой ведьминой защиты.
   И мы частички ее.
   Но надо было пережить эту ночь.
   Ночь, когда по границе твоего дома неслышно ходит нежить, смотрит из темноты на твой костер мертвыми глазами.
   Ярились с черных стен шатра крылатые псы. Трепетали солнечные шелка. Горел очаг, очерчивая надежный круг, бросая блики на яркий шелк. Звенели в ночном воздухе нити силы, зачерпывались ладонями, свивались, сплетались под сильными пальцами ведьмы, выходили прочь с дымом очага, уносились холодным ветром. Ведьма наводила порядок в своем мире.
   Над Горой крутились невидимые вихри, разметывающие речной туман. Слова-обереги, от стрел и от чар, от гнезд и от нор, вплетались в дым, гордо реющий знаменем над черным шатром.
   Внутри пылал огонь в очаге, обложенном валунами. Угрожающе гудело пламя, отгоняя ночь.
   Бушевал рукотворный огонь в душе ведьмы, выжигая грязь и мертвые ошметки чужого. Только так можно было вычистить душу, когда в диком пламени сгорает все не свое, что просочилось, извиваясь, и присосалось, чтобы пить твою кровь, твою силу, твою радость.
   Всю ночь плакал сын. Привычно прикладывался к груди - и получал яд вместо молока. Маленькое тельце корежило, он кричал от боли в животе. Он боролся, все мышцы ходили ходуном - он проталкивал сквозь себя, выталкивал наружу заразу и смог победить ее, на рассвете освободившись от страшной еды и успокоившись. А я только сейчас поняла, почему он так плакал последнее время после моих занятий у человека в черных одеждах и какая я была дура, что не послушалась предупреждений слов, зная, что слова меня никогда, никогда не обманывали, зная, зная, зная!
   Весь следующий день малыш яростно противился любым попыткам надавить на него. Даже если кто-то непроизвольно повышал голос, он сознательно не подчинялся, отбегал и с вызовом смеялся, смеялся от счастья, что он свободен, что он все делает сам.
   Старший тоже бунтовал, когда я шипела ему в спину: "Если кто-то скажет тебе, что ты должен его слушаться только потому, что он так сказал, уходи без разговоров. Если кто-то скажет тебе, что ты должен его слушаться только потому, что он желает тебе добра, уходи, не оборачивайся. Если кто-то тебе скажет, что вы одна семья и ты должен ему подчиняться, как ребенок подчиняется родителям, знай, что этот человек тебе врет и это враг! Это не твоя семья, в нашей семье всегда отвечают на все вопросы. В нашей семье объясняют, почему поступают так или иначе. В нашей семье знания доказываются, а уважение зарабатывается поступками того человека, который требует к себе уважения!"
   Сын отмахивался и бурчал в ответ: "Мам, ну что ты пристала, как маленькая!"
   Семья тем и хороша, что люди одной крови понимают друг друга без слов.
   Узнав о взрыве, сестра ехидно покрутила пальцем у виска: она-то давным-давно все поняла и, как всегда, просто не приняла то, что ей не нравилось. И делала на занятиях только то, что считала нужным, во время созерцания больше наблюдая за другими, нежели чем за движением волшебных сил внутри себя. И спокойно заменила одно развлечение на другое, избавившись, попутно, от болей в плече, обострявшихся от излишне частных взмахов руками.
   Выждав несколько дней, чтобы я успокоилась, моя мама спросила:
   - Что там случилось?
   И услышав мой сдавленный вой:
   - Мама!!! Этот человек сказал, что я должна его слушаться, потому что он мой духовный отец! К-к-какой он мне отец?! У меня свой собственный папа есть!!! - она даже не головой, сердцем поняла, что кто-то пытался разрушить нашу семью, то, на чем стоит наша семья.
   Совершенно не осознавая причины своего поведения, она несколько дней вела себя так, словно я вчера принесла к очагу первого сына, еще ничего не зная, не умея. Она рассказывала мне, как правильно готовить еду, она давала мне задания, которые дают младшим детям.
   Она снова взяла на себя роль старшей в роду, роль, которую мы давным-давно разделили с сестрой, потому что наши сыновья были уже больше нас. Но теперь я для мамы стала тем маленьким несмышленышем, которого она защитила бы даже ценой собственной гибели. Потому что уже ее семье бросили вызов, кто-то попытался сравниться с отцом ее детей и под чужой личиной заманить ребенка в западню, а такого никакая мать не потерпит.
   А я, залечивая обыденностью душу, читала любимые с детства книжки - и видела, словно с глаз упала пелена, что как раз там и лежат берегущие меня и моих детей слова, они надежно укрыты в том, что мы любим. Слушала песни - и опять, опять понимала, что любовь моя со мной, я не просто не принимаю того, что меня калечит, избавляюсь от заразы, как избавился младший сын. Даже если голова хочет принять, не принимает сердце, защищает меня надежней всякой брони. И эта любовь перешла мне от родителей, они передали мне ее как само собой разумевшееся, ее невозможно отделить от меня, я ею создана. И ровно так же, не прилагая никаких усилий, не замечая этого, я передала то, что люблю своим детям, точнее, они сами взяли, меня не спрашивая. И мы, люди моей стаи, мы не приемлем каких-то вещей на уровне крови - мы бы и рады их принять, мы искренне готовы попробовать, но если это не наше - мы не сможем подчиниться. Даже если бы хотели. Потому что есть вещи, которые больше нас.
   И на следующую ночь, горячие, уставшие после страсти, мы с мужем лежали, обнявшись, за стеной черного шатра рычал ветер, а я шепотом рассказывала ему эту историю, ничего не пропуская, с самого начала, с тех дней, когда листья из зеленых стали алыми и золотыми.
   "Ну и интересная же у тебя жизнь, маленькая" - заметил сонный муж, обнимая меня. Половину жизни я замужем. В чем-то он знает меня лучше, чем я сама.
  
  
  
  Глава пятнадцатая
  СТАРЫЙ ЛУК - ЗМЕЯ
  
  
   Если человеку постоянно орать в ухо - он перестанет слышать шепот ветра и шелест трав.
   Если человека кормить одним медом - у него внутри все слипнется от сладкого.
   Если человеку пообещать счастье, а вместо счастья подсунуть острое наслаждение, он очень быстро поймет, что жизнь - это страдание. Потому что перестанет оглядываться по сторонам, перестанет получать радость от иных вещей, наслаждение силой своей заглушит все. Его будет хотеться все больше и больше. И промежутки между теми волшебными мгновениями, когда чьи-то добрые руки дадут очередную мисочку сладкого удовольствия, будут наполнены муками ожидания.
   Хотя, с первого взгляда, придраться будет не к чему: человек утонет в новых ощущениях, на время отодвинется боль, на время уйдут все беды. На очень короткое время. Потом придет привыкание. Начнутся поиски счастья поострее. Колесо закрутится, человек начнет истово собирать секретные ключи, которыми его поманили, уверяя, что у посвященных в тайные знания и мисочки побольше, и мед в них послаще.
   Наставник в черных одеждах уверял, что владеет чудесными силами. Духовными. Духовность - слово удобное именно тем, что всяк понимает ее на свой лад, и ею можно прикрыть очень многое, было бы желание.
   В тайных силах наставника духовности было ровно столько же, сколько шелка в пеньковой веревке.
   Потому что он брал силы совсем иной природы, древние, звериные, которые старше человека.
   Он пользовался тем, чем наделен каждый, силой продолжения рода, силой любви. Пользовался скверно, делая удавки из тонких нитей, что издавна связывают людей.
   То неживое, что управляло им, внушило: это самый верный путь к власти над людьми, женщины станут зачарованы и послушны, а мужчины захотят приобщиться к тайне, узнать, как же стать такими же сильными, такими же неотразимыми для женщин, такими же счастливыми. И тогда женщины будут помогать распространению неживого, а мужчины не будут мешать. Ведь по такому правилу расширяет границы любое учение.
   Неживое рассчитало верно: мы древнее, чем нам самим кажется, и звериного в нас куда больше, чем нам бы хотелось. Древние силы - одни из немногих, что способны снять, ослабить нашу броню. От любви мы теряем голову, забываем про осторожность, становимся беззащитными. И руководят нами запахи, жесты, движения, ощущения, мы улавливаем их неосознанно, куда явственнее и быстрее, чем язык слов. Они нас манят и ведут. Они нами управляют.
   Особенно в начале взрослой жизни, когда мы только сталкиваемся с их властью, узнаем их мощь.
   Когда в крови просыпаются родники любви, на человека обрушивается страшное испытание. В нем начинает бушевать пожар. Древние силы отключают все. Опьяненный влечением, особенно первым влечением, человек не чувствует боли, не ведает страха, почти не воспринимает доводы разума. Ведь природа не шутит, когда речь идет о начале новой жизни, о соединении двух в одно. У нее нет деления на добро и зло, хорошее и плохое, вовремя или не вовремя по людским меркам. Если человек созрел для продолжения рода - древние силы поднимаются в нем во весь рост.
   Они зажигают блеск в глазах, они наполняют жизнь интересом. Они как самая дорогая пряность, - но невозможно питаться одной корицей или перцем, как бы заманчиво они не пахли!
   Эти силы не даются просто так - за бурлением любви приходят дети, приходят заботы и трудности. И человек сполна возвращает долги за яркий праздник, отдавая своим детям то, что в свое время он получил от родителей. Но вместе с трудностями приходят и новые радости, брошенное в землю зерно приносит всходы.
   А если первая любовь оказалась неразделенной - человек умирает от невыносимой боли. Иногда - до конца, до ухода. И это мучение - тоже неотъемлимая часть любви, оборотная сторона наслаждения, такая же острая, такая же пряная.
   Влечение манит и отталкивает, оно способно действовать в обход нашей воли, нашего разума, оно запускается, когда тело готово к размножению, глаза видят, ноздри ощущают, а кожа чувствует возможную пару. Не обделенная вниманием женщина всегда знает, кто из десяти вроде бы одинаково невозмутимых мужчин к ней неравнодушен.
   Взрослый человек учится сосуществовать со своим влечением, то полностью отдаваясь его власти, то пытаясь обуздать с помощью рассудка. И постепенно приходит к пониманию, что с древними силами шутить опасно. Их нужно уважать.
   Но люди-то все живые, и частенько ходят по очень тонкой грани, играя с притягивающим огнем. Поэтому-то давным-давно и выработали негласные запреты, правила, уловки, которые позволяют, впуская в жизнь влечение, сбрасывать напряжение в песнях, танцах, приличных и неприличных шутках. Потому что совсем без любви тоже нельзя, может пропасть интерес к жизни. Живые люди очень тонко чувствуют ту грань, до которой еще "можно", а за которой уже "нельзя".
   Этого знания нет у неживого.
   Оно не размножается, оно перебирается с жертвы на жертву. Неживому нужно проникнуть за цепи костров, за рвы, за крепостные стены. Просочиться вовнутрь любыми способами. Добраться до беззащитной плоти, до еды.
   Но живое всегда защищает себя. Напрягая мышцы, напрягая слух, напрягая внимание.
   Люди живут семьями. В семье младшие слушаются старших, старшие защищают младших. В наших семьях мама заботится о детях, а папа добывает еду и охраняет жилище.
   И неживое говорит: я несу вам свет, любовь и новые знания. Я несу вам здоровье. Доверяйте мне. Ведь мы как одна семья. Духовная семья - прибавляет неживое, зная, что врет и главное слово здесь СЕМЬЯ. Расслабляйтесь, говорит неживое, вам нечего бояться. Не надо быть напряженным. Напряжение - это плохо.
   Мы - люди Зимнего Города - кормим своих коней мясом. Нам нравится, когда нас сравнивают с волками.
   И вот на границе волчьей стаи появляется чужак.
   Он пришел с миром, он хочет в стаю. Всем своим видом он говорит мужчинам: я сильный, я сильнее вас. Но я мирный. Я вас научу быть сильными. Такими же, как я. Мы - братья. Только я старший, раз я буду вас учить. Я ничего не требую, только уважения.
   А потом он начинает обнюхивать женщин. Всем своим видом он говорит: я ваш защитник, я сильнее ваших мужчин. Я несу вам любовь. Только движениями рук я могу дарить вам такое наслаждение, какого вы никогда от них не дождетесь.
   Он знает: он не может попасть в чужую семью. Он никто. Он может ее разрушить, предложив себя в качестве пары. Только так он может добиться доверия волчицы, ослабления защиты. Женщины чувствуют неприкрытый интерес к себе. Они чувствуют напряжение, возбуждение, которое идет от чужака. Они чувствуют запахи, видят его позы, его движения, ту сеть мелких знаков, которая говорит их женским древним силам без слов: этот мужчина меня хочет.
   Но умная женщина знает, что мужчина не тот, кто поет тебе песни о любви, и не тот, кто обещает страстные ночи, и даже не тот, выполняет обещание. По большому счету это все пустое. Настоящий мужчина тот, кто кормит тебя и детенышей. Кто бережет ваш дом. Как может, как умеет. Он отдает тебе силы и время, дни и годы, молодость свою и зрелость. Он отдает тебе.
   А чужак ничего не отдает. Он только манит. Исподтишка.
   Он не соблюдает правил, он не соблюдает расстояний, он не знаком с приличиями. Он приучает тебя к себе, к своим рукам, к своим словам. Он сажает тебя на цепь, имя которой наслаждение. Он исподволь показывает мужчинам - женщины ко мне тянутся, а к вам нет. Я умею управлять людьми.
   Если в жизни у человека все в порядке, она чувствует эту ложь, и отходит. Таких не удерживают, неживому, как падальщику, нужны добровольные, слабые, не брыкающиеся жертвы. Чужак говорит заготовленные слова: у этих людей закрыто сознание, они не могут понять собственного счастья, они не склонны к учению, пусть идут.
   Зная, что "склонных к учению" он всегда найдет. Ведь за здоровьем не приходят здоровые люди. И многие просто не способны отличить наслаждение от любви - в их жизни любви не было, им не повезло. Им нужна радость, нужно расслабление, пусть такое, оно лучше, чем никакого. Ведь в их жизни, действительно, очень мало настоящей радости, настоящих друзей, настоящей любви. А если не знаешь настоящего, легко согласишься на подделку.
   А неживое, добившись доверия тела, начинает просачиваться людям в голову.
   Оно говорит: ваши знания неверны, выкиньте их. Только у меня настоящие знания.
   Оно говорит: будьте как дети, познавайте мир самыми разными способами и мир откроется вам во все красе.
   На самом деле оно говорит: ваши знания врут, только я знаю, что правильно, что не правильно. Выкиньте свои знания и будьте как дети. А детям нуждаются в защите. Взрослых. Тех, кто знает. А только у меня правильные знания. Ведь я уже открыл вам правду, которую от вас скрывали: ваши знания никчемны. Я лучше знаю, что для вас лучше. Я же несу вам свет, любовь и здоровье. Вы и сами чувствуете, как вам хорошо на моих занятиях.
   Потому что я несу вам счастье.
   Неживое говорит: моя цель - счастье для вас, я не посягаю на вашу веру, верьте, люди, во что угодно, вы все мне одинаково дороги.
   Такое говорят только пище. Какая разница, во что верил баран, если мясо у него нежное, а шкура теплая?
   Если человек верит во что-то одно, ему сложно, почти невозможно поверить в другое, почему сторонники разных вер никак не могут заговорить на одном языке, хотя и пытаются на протяжении тысячелетий. То, что для одного белое, для другого либо черное, либо кислое. Но внутри каждой веры есть свои ответы на общие вопросы, увязанные в единое учение.
   Неживое это не знает. Оно выдает за свое учение трупик, составленный из разных кусков. Эти куски чужие друг другу, они вырваны с мясом из разных вер, покрыты запекшейся кровью, между ними нет связей. Они похожи на живое с очень дальнего расстояние. Нежити и не нужно правдоподобия - человек может верить во что угодно, радуясь, что нашел знакомый кусочек, лишь бы он подошел поближе, снял защиту и доверился. И подставил шею. И все вопросы у него закончатся, ему будет некогда, он будет наслаждаться жизнью, отдавая наставнику силы, время, средства.
   Неживое знает, что вопросы для него смертельны. Те, на которые не заготовлены ответы. Неправильные вопросы, заданные без уважения. Оно искренне не понимает - какие могут быть слова, сомнения и расспросы. Человек должен быть счастливым и не рыпаться. Ему очень скоро объяснят, что такое добро и зло. Объяснят так доходчиво, чтобы понял: любой вопрос считается оскорблением наставника, которого надлежит уважать. Все, что скажет наставник, надлежит воспринимать с вниманием, почтением и восторгом. Потому что это истина. Истину нельзя обсуждать.
   Но такое поведение не присуще людям, это больше подходит для кукол. Потому что уважение не насаждается, оно зарабатывается делами. Как и доверие. Как и понимание.
   Неживое не знает, что когда чужак подошел к стае, его приветствовали со всем возможным уважением, к нему применили все положенные в семье приветствия и знаки внимания.
   А он их не заметил: у него не было семьи. Он не знал, как ведут себя при таких встречах. Он не знал, как ведут себя при таких встречах те, за кого он себя выдает. А ведут они себя не так, как он. По-другому. Совсем по-другому.
   Но неживое, управлявшее чужаком, не почувствовало разницы.
   А чужак был занят, ему было не до таких тонкостей. Он выполнял указания свыше.
   Набросив с помощью древних сил поводки, управляющие людьми, он должен был подменить понятия, выдать красное за зеленое.
   Ведь невозможно бесконечно обещать себя всем сразу как пару. Тут уж вопросы начнут возникать у многих, что за странные силы в них разбудил наставник, почему им, этим силам, требуется расслабленная поза, почему колыхание телом во время движения приносит столько нечаянной-нежданной радости.
   Чтобы глупых вопросов не возникало, чужак должен выполнить вторую часть задуманного.
   Ему нужно резко, жестко и четко объяснить всем, и в первую очередь женщинам, что они ошиблись.
   Он им не пара. Он им отец.
   А они дети. И должны подчинятся. Тогда их не лишат удовольствия. Тогда их не накажут.
   Легче всего это сделать, прилюдно сломав кого-нибудь. Чтобы все сразу поняли. Картинка доходчивее слов.
   А потом рассказать, на самом деле то, что ученики чувствовали, это особая, сугубо духовная сила, а не то, что они подумали, гадость какая!
   Люди, большинство людей, боятся говорить об этом, они плохо знают себя, не знают, что ими движет, готовы принять любое объяснение, лишь бы оно было в рамках приличий и не мешало наслаждаться дальше.
   Именно поэтому наставник, убежденный, что ведьма плотно сидит на крючке и мучил ее, добиваясь от нее вспышки мести и ревности. Ему было нужно публичное укрощение, назидание другим. Всячески разжигая в женщинах чувство влечения, на словах он заявлял: "Многие меня ревнуют. Но я не могу любить всех!"
   Но слова должны соответствовать делам. Ведьма не требовала от чужака любви, как бы ему этого не хотелось. У нее нет недостатка в любви.
   Она требовала подтверждения звания наставника.
   Как мастер требует у мастера.
   Ведьма работает с влечением так же, как и с другими сильными чувствами. Она стоит на границе тьмы и света и пристально всматривается в древние силы. И в тех, кто будит их без нужды.
   Она открыла свой дом перед наставником, чтобы посмотреть, как поведет себя человек, чьи руки обещают защиту, а движения завораживают. Она подпустила его к своим волчатам.
   И чужак выдал себя. Дети чувствуют ложь, они чувствуют напряжение, страх, ненависть. Они знают, кто их любит, а кто нет.
   Этот человек, чьи руки обещали так много, а слова рассказывали о правильном воспитании малышей, не прошел проверки. Он был из чужой стаи. Он пришел не с миром.
   Неживое, которое управляло им, ничего не заметило. У неживого нет своих детей, оно крадет чужих.
   В свое время оно пообещало наставнику власть над самим собой, над раздирающими душу несчастного человека страстями, власть над другими людьми, власть над страхом смерти и большое человеческое счастье.
   Потребовав взамен всего лишь свободную волю.
   Получив послушного раба, неживое обмануло его по всем статьям договора.
   Оно дало ему постоянный страх. Постоянный голод. Постоянное напряжение.
   Оно забыло предупредить, что нельзя играть с природой-мамой. Нельзя обмануть природу, которая всех нас родила и всех нас похоронит.
   Ведьма знает - нельзя просто так поднимать древние силы. Если уж протянулась между людьми ниточка влечения, она связывает двоих в равной мере, они одинаково беззащитны. Они оба поют от наслаждения. Или умирают от сердечной боли. Оба. Таков закон.
   Ведьма знает: если уж ворошишь этот костер - играй честно, не перед кем-нибудь, перед собой. Расцветай от согласия, полыхай от страсти, превращайся в пепел, если ниточка порвалась, если любовь ушла. Только так и никак иначе. Люби от всей души. Если ты посмеешь использовать эти силы не по назначению, тебя медленно будет душить та самая удавка, которую ты приготовил для других. Лук любви превратится в змею, которая опутает тебя с головы до ног, потому что ты променял свой огонь на горсть поддельных монет, с которых очень быстро сползет позолота.
   Мертвые глаза человека в черных одеждах прямо говорили, что внутри у него не Расширенное, а Расшатанное Сознание. В них не было ни радости, ни участия, ни малейшего отсвета обещанного другим счастья. Такие глаза бывают у людей, которые час назад похоронили всех своих родственников, друзей и злейших врагов, а вернувшись, застали вместо дома пепелище. И теперь некуда идти, нечему ни радоваться, ни печалится. Это не было бесстрастием: ведь бесстрастный Будда стоял на перекрестке дорог и спокойно улыбался людям, радуясь им, радуясь вместе с ними и не теряя при этом своей мудрости. И рядом с ним людям было светло и спокойно.
   Человек в черных одеждах не был Буддой.
   Чтобы получить власть над людьми, на занятиях ему было нужно находиться постоянно в напряжении. В возбуждении. Это чувствовалось - хотя он и уверял, что спокоен особым спокойствием посвященного в тайные знания человека. Это было лживое спокойствие, пальцы выдавали его: они дрожали, их трясло от внутреннего напряжения. Сердце учащенно билось, гоняя кровь по телу.
   Чувствуя это возбуждение, мужчины убирались с его пути, а женщины внимательно приглядывались. Не понимая, в чем дело, действуя неосознанно, по-звериному. Это и была духовная власть над людьми, обещанная неживым.
   Разновидности подобного возбуждения есть и в других ремеслах, из той же семьи вышло вдохновение поэтов и музыкантов. Эта та внутренняя сила, которая отличает вроде бы похожие слова, песни об одном и том же. Но поет один - и слушатели встают и замирают, поет другой - остаются спокойны и равнодушны. Люди чувствуют внутреннее напряжение. Те, кто работают с вдохновением, знают - кинешь всего себя в топку, быстро сгоришь. Есть время пылать, а есть время, неторопливо остывая, набираться новых сил. Подбавлять дров в костер вдохновения нужно разумно и бережно.
   Но штука-то в том, что вдохновение от возбуждения отличается так же, как домашняя корова от дикого горного яка.
   Древняя сила, к которой прибегал наставник, была куда грубее вдохновения, с помощью которого парят в небесах поэты. Эта сила сама могла кого хочешь взнуздать и оседлать. Чтобы усмирить поднятое возбуждение, нужно было постоянно выполнять успокаивающие упражнения, жестко осаживая поднятых из глубины драконов.
   А потом снова возбуждаться - чтобы управлять людьми. И снова загонять свои страсти в клетки, сажать на цепи, надевать намордники.
   Маятник этот раскачивался все больше и больше. Делая западню все глубже и глубже: надо хотеть всех, чтобы быть возбужденным, чтобы сердце стучало с необходимой быстротой, чтобы тело пахло так, как должно пахнуть, чтобы мужчины убирались с пути опасного тигра, а женщины с блестящими глазами выходили на его тропу. И строго запрещено осуществлять свое желание. Видеть пищу, но голодать.
   По мнению ведьмы, такой изощренной пытки самому лютому врагу не пожелаешь.
   А неживое говорило: это только начало, когда мир делится надвое, на мужское и женское, где царит страдание. Опытные послушники уходят в измерение, где нет мужского и женского, нет страдания, все едино. И единым становится круг инь-ян, без разделительной черты. Там можно все.
   С точки зрения ведьмы эта значит одно: окончательно лишенное мозгов тело расширило свое сознание до таких размеров, что теперь для возбуждения и наслаждения уже не нужны посторонние. Можно прекрасно ублажать себя самостоятельно, усилием воли сокращая и расслабляя мышцы до победного конца, и воображая при этом, что ты равен с богам и покинул полную страданий земную юдоль.
   А неживое, выжрав истощенную наслаждением шкурку, отправляется на поиски новой жертвы.
   Возможно, для кого-то именно в этом и заключается счастье. В конце концов, люди все разные.
   Но для ведьмы - нет!
   Это не ее судьба.
   Корни нашей судьбы спрятаны в детстве.
   В детстве мы узнаем, что такое счастье, дружба, любовь. Или не узнаем. Кому как повезет.
   Не всем достаются счастливые семьи.
   Не всем достаются семьи, где детей не отталкивают, не обижают, не наказывают по любому, самому пустяковому поводу, не унижают. Где на детях не срывают свою злость, свою обиду на окружающий мир, свою неуспешность.
   Не всем достаются семьи, где с детьми разговаривают, как со взрослыми, честно отвечают на все их вопросы.
   Ведьма появилась у своих родителей тогда, когда люди их возраста уже радуются внукам. Она выросла на руках у отца, она папина дочка. Она впитала то, что невозможно узнать другим способом, то, что бережет и защищает.
   Она знает, как бьется любящее сердце мамы. Она знает, как бьется любящее сердце папы. Она не знает, как это - когда тебя не любят.
   Ей и в голову не придет, что отец может отказаться отвечать на вопросы ребенка. Она со всеми своими вопросами всегда шла к отцу.
   А для человека в черных одеждах это было более чем нормально, видимо, в его семье так было принято.
   И когда он сгоряча объявил себя духовным отцом ведьмы, не понимая, насколько он при этом смешон, ему и в голову не пришло, что семьи-то бывают разные. Не такие, к каким он привык.
   А то, что он пытался выдать за семью, называется совсем по-другому.
   Это не семья, основанная на любви. Это союз, основанный на силе. Именно так, когда во главе союза стоит суровый, подавляющий всех вождь, а властвует он над мужчинами, обычно молодыми. Потому что он сильнее. Так сбивается в стаи буйная молодежь, отправляющаяся на поиски славы и добычи. Так объединяются шайки разбойников. Такие порядки могут быть в воинских дружинах. Везде, где во главу угла поставлена сила. Грубая сила.
   Но любовь и насилие, все-таки, отличаются.
   Хотя для неживого разницы нет.
   Но именно знание этого отличия и позволяет людям почувствовать неживое. Узнать его сердцем, значительно быстрее, чем это сделала ведьма.
   А, разобравшись, закрыть перед ним двери своего дома.
   И это надежное знание.
  
  
  
  Глава шестнадцатая
  ЗАВЕРШЕНИЕ
  
  
  
   Когда снова зазеленели в Зимнем Городе листья на деревьях, мне приснился сон.
   В этом сне мы мирно, плечо к плечу, бродили ночью по степи с человеком в черных одеждах, что пришел к нам из-за Реки, когда листья из зеленых стали алыми и золотыми.
   Не с наставником с неживыми глазами, а тем мальчишкой, что иногда выглядывал из него. Мальчишкой, который помнил, как открыто и счастливо улыбаются, когда на душе хорошо. У которого от улыбки возникали славные ямочки на щеках. Который искренне радовался, глядя на нас, когда мы старались сделать все так же правильно, как и он.
   Во сне было возможно все: достучаться до него, рассказать ему и показать, что такое на самом деле доверие и понимание. Что такое радость. И чем настоящая любовь отличается от того мертвого пепла, что он принес нам вместо пламени. Какая между ними пропасть. И как немного нужно, чтобы ненастоящее превратилось в настоящее.
   И там, во сне, когда светили мягко далекие звезды и пряно пахли вольные, жесткие, непокорные травы, когда дышалось полной грудью, безудержно распускались цветы на моих шелках, и степь ложилась под ноги на все четыре стороны света, потребовалось совсем немного, чтобы неживое стало живым.
   Там, во сне, всего-то было нужно сделать то, чего наставник в черных одеждах боялся, как огня: соединить руки так, чтобы чувствовать, как бьется чужой родник. Чтобы оба стали одинаково беззащитными и уязвимыми. Ведь только тогда понятно, какие слова не врут и куда ведут дороги.
   Во сне я верила, что смогла бы убрать въевшийся в наставника страх, который застилал ему глаза, мешал видеть себя, мешал видеть людей, жить мешал хуже самого лютого недруга. Для этого даже слова не нужны на самом деле, достаточно поделиться биением своего сердца, течением своих рек - именно так матери успокаивают детей, именно так идет от человека к человеку знание "все будет хорошо, все уже хорошо". Это умение дано мне вместе с рождением: вплести в чужую песню немножко своей мелодии, чтобы человеку стало легче жить.
   Но страх порождает страх.
   И встает непримиримой стеной на пути у людей.
   Я знала, что наяву наставник никогда не сможет преодолеть этот страх, впитавшийся в него, страх будет выгрызать его.
   Потому что человек в черных одеждах станет все глубже и глубже загонять его в себя, пытаясь чужими способами избавиться от удавки, что сделали его собственным поводком. Которую он добровольно накинул на себя в поисках счастья, даваемого кем-то другим. А средство снять с себя путы ему никто не дал, ведь он кукла в руках тех, кто управляет им.
   Страх же - это хитрый оборотень, рано или поздно он неизбежно перекинется в ненависть и гневную ярость, грызущие владельца еще сильней, от которых не спасают ни заклинания, ни ритуальные телодвижения.
   Потому что если человек принимает жизнь, как страдание, он неизбежно принимает вместе со страданием и его ближайших родственников, невозможно закрыть перед ними дверь, если их родная сестра безнаказанно хозяйничает в доме твоего мироощущения.
   Ведь все это - разновидность наслаждения, от которых невозможно отказаться, если ты не знаешь, что такое обычная радость, обычная любовь, обычная жизнь, с ее мелочами, горестями и приятностями, такими мелкими и неприметными с виду, но которые, как упрямые травинки, трепещут себе на любом, самом лютом ветру, сгибаясь, но не ломаясь. И зеленеют, чуть только солнышко погладит их теплой ладонью, и начинают цвести по весне.
   Ведь когда ночь неспешно окутывает тебя, а ты стоишь босиком в жестких травах, запрокинув лицо к звездам, то чувствуешь, что звезды танцуют на небе тот же танец, что и ты на земле. Ты чувствуешь, как реки крови твоей несут свои воды в согласии с земными и подземными ручьями. Что пульс твой бьется в такт с дыханием ветра. Что время и пространство беспрепятственно текут сквозь тебя, что-то унося, что-то принося.
   Именно так мы, ведьмы, ощущаем себя частью чего-то очень большого, которое включает в себя и небо, и землю, и мир вокруг нас, и мир внутри нас.
   И мы знаем, что смерти нет.
   Там, где есть жизнь.
   Мы - в каждой своей частичке.
   И мы - часть чего-то большего.
   И это чудо, что жизнь дает жизнь. Это - самое главное чудо из всех, что есть вообще.
   И это счастливое знание!
  
  
   КОНЕЦ
  
   Галанина Юлия
   Иркутск, Гора, Нора
   2009
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | В.Фарг "Излом 2.0" (ЛитРПГ) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Т.Александр "Виртуальный апокалипсис" (ЛитРПГ) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"