Галанина Юлия Евгеньевна: другие произведения.

Зверра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.66*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "ЧЕЛОВЕКИЗНАШЕГОМИРАПОПАДАЕТВМИРНЕНАШСТАНОВИТСЯТАМСАМЫМКРУТЫМИЛУЧШИЕДЕВУШКИ--ЕГО!" Ну а если серьезно, то это полный текст романа "ЗвеРра" о зачарованном городе, населенном оборотнями, городе, который обречен: " Округлая луна медленно восходила на небосклон. Её появления напряженно ждали внизу, на земле. Лунный свет коснулся чёрных окон. Ночь пришла."

  ЮЛИЯ ГАЛАНИНА
  ЗвеРра
  
  
  ПОЛНОЛУНИЕ
  Ночь первая
  
  
  
  Округлая луна медленно восходила на небосклон. Её появления напряженно ждали внизу, на земле. Лунный свет коснулся чёрных окон. Ночь пришла.
  
  ***
  
  Сначала было пусто и темно.
  Затем появились звуки: противные, царапающие мозги...
  За звуками проступили время и пространство. Пространство тошнотворно колыхалось, потом, со временем, колыхание закончилось. Зато звуки остались: кто-то с громким топотом носился туда-сюда (явственно цокали коготки по камням).
  Этих - с когтями - было много.
  Марку страшно не хотелось открывать глаза, чтобы проверить, так ли это.
  Ему вообще было непонятно, с какой стати мимо него бегают всякие неизвестные, зачем именно по камням и почему они брезгуют линолеумом, по которому не стыдятся ходить даже очень порядочные люди. Голова, как водится, раскалывалась. Пить хотелось жутко. "Привет с большого бодуна?" Марк решил не сдаваться на милость похмелью и сесть, точнее, принять относительно вертикальное положение.
  Единственное, что он твёрдо знал на текущий момент: зовут его Марк, он мужчина, а голова сейчас лопнет. Уф.
  Стиснув зубы, Марк сел. Охватил раскалывающийся лоб ладонями. Стало чуть легче. Марк собрался, убрал правую ладонь и исключительно силой воли приоткрыл один глаз.
  Действительность убила наповал.
  Было сумрачно. Каменный пол оказался не выдумкой. И по нему бодро носились упитанные человечки, цокая коготками босых ног. Заметив, что гость (или пленник) очнулся, они со всех ног кинулись врассыпную, в тёмные углы.
  Тёмных углов хватало: места было много, к каменным полам прилагался высокий потолок с потемневшими балками, сквозь стрельчатые окна лился холодный лунный свет. Царила атмосфера стильного средневековья, правда, как почудилось пленнику, несколько кинематографического. Любопытные, и одновременно испуганные мордочки хозяев на мгновение показывались на освещенных местах - и снова ныряли в темноту.
  "Хоббиты! - подумал Марк, ошалело пялясь на них. - Белая горячка, поздравляю!"
  Но на хоббитов, признаться, обитатели неведомого дома не были похожи. Скорее на хомячков. Или кроликов. Они были коренастыми, но округлыми. С упитанными щёчками и влажными бусинками глаз. И с обычными ушами.
  Заметив, что гость его разглядывает (причём одним глазом) потрясённый обладатель упитанных щёчек упятился дальше, в непроглядные глубины тёмного угла.
  Марк потряс головой. Наваждение? Как же!
  "Воды бы... - жалобно подумал Марк. - Холодненькой... Мо-о-окрой..."
  Но суровая действительность требовала забыть о воде, открыть оба глаза и продолжить осмотр. Марк подчинился и обнаружил, что сидит в чужой постели.
  Здравый смысл, пробившийся сквозь заслон головной боли, подсказал, что именно здесь кроется источник недавнего колыхания: скорее всего, обладатели когтистых лапок принесли его сюда вместе с кроватью. Марк пошарил под одеялом, надеясь найти впридачу к незнакомому ложу ещё и очаровательную, словоохотливую соседку, которая всё объяснит, а может, и утешит заодно - но надежды не сбылись. Пришлось осматриваться дальше.
  Оказалось, что кровать - невысокий деревянный короб на ножках, наполненный сеном, которое прикрыто сверху клетчатой простыней. Сеном же, хрустким и пахучим, набита и подушка. А одеяло лоскутное, чуть ли не ситцевое. Деревенская пастораль.
  Здравый смысл отказался подсказать, к чему бы это, и исчез бесследно, постыдно сбежав с поля боя. Голова заболела вдвойне.
  Кряхтя, Марк сполз на пол. Нашарил под чужой кроватью свои же собственные кроссовки. Надо было бы порадоваться встрече с любимой обувью, но сил не было. На трясущихся ногах доковылял до высокого, в мелких стеклышках, окна, выглянул наружу.
  Луна замерла на бездонном чёрном небе, круглая, полнокровная. Тронь пальцем - сорвётся с небосклона, грянет оземь и лопнет, залив кровью всё кругом. Луна была куда более настоящей, чем всё вокруг. И совершенно, просто абсолютно безжалостной.
  Марк поёжился и отвернулся. Уставился на каменный пол. Плиты, и плиты старые...
  "А ведь это не похмелье... Не пил я вчера, вот в чём беда... Не пил, но вляпался во что-то крепко... Ну что, брат, самая пора задавать идиотские вопросы? Если эти хоббиты, конечно, говорят... "
  - Где я?.. - воззвал он тоскливо в пространство.
  - Ты в ЗвеРре, лохматый человек! - незамедлительно дало справку весьма отзывчивое пространство.
  Марк машинально пригладил ладонью растрёпанную шевелюру.
  - А вы кто? (добрые хоббиты... - добавил он про себя).
  - Мы звеРрики, - любезно проинформировали его из тёмного угла. - Есть хочешь, лохматый человек?
  - Хочу, - подумав, сообщил Марк. - И пить. И ещё: меня зовут Марк.
  - Хорошо, лохматый человек Марк, - покладисто согласились из угла.
  Затем там, в темноте, произошла (судя по звукам) короткая, но яростная схватка и несколько крепких рук выпихнули на относительно освещённое пространство того самого хоббита, тьфу, звеРрика, которого Марк уже успел разглядеть.
  - Ты не будешь нас обижать, лохматый человек Марк? - опасливо уточнил звеРрик. - Иначе ты не успеешь поесть, ведь скоро за тобой придут звеРри, ты недолгий гость у звеРриков, я чувствую. А время идёт.
  Разламывающаяся от боли голова Марка свежую информацию восприняла плохо. Есть эти, есть ещё кто-то, и они за ним придут. И надо поторопиться с завтраком. (Или ужином?) Ну что ж, логично, в принципе.
  - Ладно, не буду обижать, - милостиво согласился Марк. - Где еда?
  В тёмном углу словно распустили завязки туго набитого мешка и оттуда с гомоном хлынули звеРрики всех размеров.
  Они быстро приволокли деревянные козлы, столешницу, собрали стол, поставив его в круге лунного света, и принялись украшать глиняными мисками и кружками. Принесли кувшин, (Марк жадно схватил и надолго к нему припал) - с кислым молоком. Хлеб, сыр, зелень. Яблоки. Невысокая особа в белом накрахмаленном чепчике и таком же (хрустящем, как свежий снег) фартуке, важно внесла скворчащую сковороду, накрытую крышкой. Поставила на дощечку перед Марком, сняла крышку. Мясо с грибами... С пылу, с жару...
  Жить стало легче. Головная боль слегка утихла, а в желудке поселилось приятное, умиротворяющее тепло.
  Наевшись, Марк зевнул и, ковыряя пальцем в зубах, спросил:
  - Почему за мной должны придти эти... звери?
  - Потому что ты человек.
  - По первому впечатлению - вы тоже.
  - Это ЗвеРра, лохматый человек Марк. Мы - люди ЗвеРры. Это другое. Ты скоро поймешь.
  - Ладно. Заходим с другого бока. Почему вы зверики, то есть звеРрики, а они - звеРри?
  - Мы маленькие.
  - Угу. Расстановка сил ясна. ЗвеРри круче звеРриков. А есть те, кто круче звеРрей?
  - Для кого что звеРрики, что звеРри?
  - Ну где-то так...
  - Это звеРрюги. Они приходят в город по ночам. Особенно в полнолуния... Они совсем плохие. Просто убивают. Не для еды.
  Марк покосился на окно, в котором красовалась налитая кровью луна.
  - Ещё не приходили... - заметил его движение звеРрик. - Может, позже...
  - Зачем я нужен звеРрям?
  - Ты нужен всем. Даже звеРрюгам. Но за тобой придут звеРри. Мы тебя не можем заставить, а звеРрюги не смогут удержаться и растерзают тебя, лохматый человек Марк. На них Безумие ЗвеРры.
  ЗвеРрик замолчал, прислушался и принюхался.
  - Всё, они пришли.
  Остальные обитатели дома испуганно смолкли. В наступившей тишине Марк услышал гулкие удары. Во входную дверь, надо полагать.
  Марк поднялся из-за стола. Подумал, не прихватить ли нож. Не успел: звеРрики мигом уволокли столешницу со всем, что на ней стояло. Взамен они принесли свёрток. Это было одеяло. То самое, лоскутное.
  - Зачем? - удивился Марк.
  - На улицах ночь. Ночью в ЗвеРре холодно, лохматый человек Марк.
  Чувствуя себя полным дураком, Марк сунул сверток под мышку и пошёл к выходу. ЗвеРрик семенил, слегка прицокивая коготками, рядом.
  - Тебя звать-то как?
  - Птека
  - Спасибо за еду, Птека.
  Они подошли к входной двери как раз в тот момент, когда несколько звеРриков отворили последний засов. Клубы морозного воздуха хлынули вовнутрь. Марк поёжился. Одеяло под мышкой не показалось теперь смешным.
  Из уличной темноты появились те, кто за ним пришёл. Высокие, кряжистые люди, они же звеРри. Трое. Двое молодых и один в возрасте. Конвоиры.
  - Ты пойдешь с нами, - без всяких предисловий и долгих объяснений объявил старший. - Тут недалеко.
  Марк пожал плечами, демонстративно встряхнул одеяло, накинул его на манер испанского плаща и молча вышел.
  Холод снаружи стоял собачий.
  Фонарей в этой ЗвеРре, видимо, отродясь не водилось. Наверное, для того, чтобы пресловутым плохим звеРрюгам было легче безобразничать на ночных улицах. Здания в городе были старыми. Во всяком случае, том районе, где квартировали звеРрики. Каменное изваяние сурка украшало арку над входом в их дом. Но может, и не сурка, а, к примеру, бобра. Или тапира. В одном Марк был уверен: фигура однозначно не являлась ни львом, ни тигром, ни орлом.
  ЗвеРра была по-своему красива.
  Марк признал это неохотно, но лунные улицы, брусчатая мостовая и обросшие мхом каменные постаменты у входа произвели на него впечатление. Странный замерший город, в котором не горят огни.
  На свежий воздух вышли звеРри-конвоиры. Крутые лбы, громадный рост, необъятные затылки... Широкие ремни перехватывали торсы, руки украшали браслеты из толстой кожи с заклепками.
  "Зубры..." - определил для себя их Марк. И был уверен, что определил правильно.
  Луна, небо, каменные строения вокруг - всё источало холод.
  Старший троицы еле уловимо поёжился. И плечи его прямо на глазах покрыла невесть откуда взявшаяся шкура, вся в тугих завитках. Сходство с диким быком стало ещё больше. Шерсть на загривках и плечах появилась и у его помощников.
  Марк им откровенно позавидовал: лоскутное одеяло грело плохо, от самовозникающей шубы он бы сейчас тоже не отказался. И от меховой шапки-ушанки.
  Молодые зубры утвердились по бокам пленника, старший занял место впереди - и процессия двинулась по лунным улицам таинственной ЗвеРры.
  Марк прошёл десяток шагов молча, потом не вытерпел и спросил свой набыченный конвой:
  - Вы серьёзно думаете, что я куда-то сбегу?
  - Бежать тебе некуда, человек, - не оборачиваясь, объяснил старший. - Но мы должны довести тебя живым.
  - Куда?
  - Терпение, человек, ты всё узнаешь. Радуйся пока незнанию. Скоро оно закончится.
  - Хорошо, попробую, - саркастически пообещал Марк, но никто, похоже, его сарказма не оценил.
  - Ладно, вы должны привести меня живым, - задумчиво продолжил он, когда миновали несколько домов. - Допустим. Почему тогда никто не прикрывает мне спину?
  - Прикрывают. ЗвеРрюги вряд ли нападут со спины. Им интересно видеть твоё лицо, человек.
  - А что такого интересного в моём лице?
  - Предсмертная агония.
  - Боюсь, моя предсмертная агония их несколько разочарует, - пробурчал Марк.
  - Не разочарует, - утешил его один из молодых быков, тот, что шёл слева. - Для них наблюдать, как умирает убитый ими человек, - слаще некуда.
  Марк промолчал, делая вид, что полностью утешился.
  Обитель хлебосольных звеРриков осталась далеко позади. Холод кусал сквозь лоскутное одеяло. Пар клубами вырывался изо рта. По мнению Марка то самое "недалеко", о котором упомянул старший конвоя, осталось далеко позади, но зубры шагали и шагали без малейших признаков скорой остановки.
  В ЗвеРре, чувствовалось, не мелочились, лепя здания впритирку. То ли городская земля именно в этом районе была предельно дешёвой, то ли ЗвеРра пребывала в упадке достаточно долгое время и не интересовала застройщиков, - Марк брёл мимо каких-то живописных развалин и запущенных парков. Кварталы жилых домов перемежались с пустырями. В лунном свете покрытые инеем заросли бурьяна щетинились пиками и копьями. Зубры старались обходить пустыри стороной, без крайней нужды не срезая через них дорогу.
  Но, видимо, были места, которые не обойти...
  Старая брусчатая дорога привела к глубокой ложбине. На противоположной стороне возвышался мрачный дом, больше похожий на замок, обнесённый крепостной стеной.
  - Почти добрались... - пробурчал старший зубр. - Если ложбину пройдём.
  Он подошёл вплотную к зарослям на краю склона и тревожно принюхался. Показалось ли Марку в зыбком свете луны или так оно и было на самом деле, но лицо старшего на мгновение изменилось, бычья морда шумно втянула расдувшимися ноздрями воздух.
  Луна неспешно плыла над холодной ЗвеРрой.
  - Обождать бы... - замялся старший зубр.
  Один из боковых конвоиров Марка поёжился от холода, но промолчал.
  Старший прошёлся вдоль стены заиндевевших зарослей, к чему-то прислушиваясь. Ненадолго исчез на тропе, уползающей в ложбину. Вернулся.
  - Ладно, идём. Всё равно ничего не выждем, только замёрзнем, а сейчас это плохо.
  - У вас всегда тут так хорошо? - клацая зубами, спросил Марк.
  - Нет, зимою холодно, - охотно отозвался один из молодых зубров.
  - О, так мне повезло, бархатный сезон... - пробурчал Марк.
  - Тихо, - одёрнул их старший. - Сейчас говорить нельзя.
  Сходство его с племенным быком, буйным туром опять усилилось. Он ступил на тропу. По негласному уговору, выразившемуся в коротком перегляде, конвоиры пропустили Марка, направив за старшим зубром, сами пошли следом.
  Тропа была узкая, изрядно набитая. Она вела на дно лощины, не тратя времени на извивы и прочие ненужности. Марк то и дело спотыкался на коварно возникающих под кроссовками скользких камнях, с трудом удерживаясь, чтобы не зачертыхаться во весь голос. Одеяло весьма ощутимо сковывало движения. Одно было хорошо - от такого спуска он согрелся.
  Наконец, добрались до низины.
  Широкое дно лощины, которое ещё предстояло пересечь, было покрыто роскошными, просто первобытными зарослями. В заболоченных местах стеной стояли камыши, а может тростники, - Марку ни с того, ни с сего вспомнилось, как кто-то убеждал его, что настоящего камыша сейчас днём с огнем не сыщешь и всё, что заполняет берега речек, и есть тростник.
  Зубры опять перестроились, старший так и остался впереди, за ним встал молодой, потом Марк, потом замыкающий звеРрь. Высокие борта лощины отсекли их от внешнего мира, только луна заглядывала сверху. Марку сделалось как-то нехорошо, даже угрюмые, безлюдные улицы полуразрушенной ЗвеРры показались милыми и гостеприимными.
  Осторожно пошли по дну лощины.
  Нечаянно хрустнула под ногой замёрзшая лужица.
  У Марка зубы заныли от этого хруста.
  Голова впереди идущего зубра ушла в плечи, локти прижались к бокам. Он ступал, пружиня каждый шаг, и из-за этого казался теперь ниже. Оглянуться на замыкающего Марк не решился. Наверное, тоже шагает в полной боевой готовности.
  Шли тихо, только шуршали ветки по лоскутному одеялу Марка. Он снова замёрз и матерился про себя по-чёрному, отводя хоть этим душу.
  По деревянному мостику пересекли ручей, текущий на дне лощины. Ступили на топкий, заболоченный берег. Почва за ночь подмёрзла, но под глиняной коркой притаилась жидкая грязь, взрывающаяся при каждом шаге фонтанчиками.
  Впереди стеной стояли заросли, по виду куда более плотные, чем оставшиеся на том берегу.
  Марк поскользнулся на кочке, попал в замаскированную травой глубокую ямку, чуть не черпнул стылой грязи. Поднял глаза, определяя, сколько осталось до относительно сухого места, - и напоролся на иной взгляд.
  Чьи-то глубоко посаженые глазки рассматривали его из зарослей с таким буйным восторгом, какого Марк не наблюдал по отношению к себе и у любимых женщин. Судя по всему, он, Марк, превзошёл самые смелые ожидания (даже не подозревая, что от него ждут).
  Кусты шевельнулись, - и на болотистой проплешине появилось новое действующее лицо.
  "ЗвеРрюги вряд ли нападут со спины... Для них наблюдать, как умирает убитый ими человек, - слаще некуда..." - старший зубр знал, что говорил.
  Существо без особых раздумий прянуло к Марку, меняясь в прыжке. Плотное тело, жёсткая щетина на загривке, страшные клыки: кабан-секач летел снайперской пулей.
  Марка сшибли в сторону могучим ударом, прямо в липкую грязь. Нелепо запутавшись в лоскутном одеяле, он лежал между болотных кочек, и смотрел, как метнулась навстречу кабану могучая туша зубра, сбивая пулю с намеченной траектории.
  Замыкающий шествие конвоир грубым рывком за одеяло поднял охраняемого человека, потащил обратно на шаткий мостик.
  Руки Марка кровоточили: мёрзлые листья осоки резали, словно обсидиановые ножи. Плотные джинсы уберегли ноги от ран.
  Второй охранник на глазах превратился в быка. Не такого могучего, как старший зубр, но тоже крепкого, с тяжёлыми рогами и горбатой холкой. Роя широкими копытами грязь, зубры, сопя, отгоняли охваченного Безумием ЗвеРры кабана от мостика, где укрылся Марк.
  ЗвеРрюгу двое противников не смутили. Зло визжа, кабан кинулся на младшего зубра, как на более слабого, рассчитывая сбить с ног и проскочить берегом к мосту.
  Два зверя схлестнулись, - только болотная грязь разлетелась веером во все стороны. Младший зубр исхитрился поддеть и отшвырнуть кабана. Старший попытался добить упавшего. Кабан извернулся, подскочив, словно пружина, молниеносно прыгнул между двумя зубрами, - дорога к мостику была для него открыта.
  Несколькими скачками кабан достиг переправы через ручей.
  Путь зверРюге преградил третий охранник, так и не превратившийся полностью, - иначе мостик просто не выдержал бы веса зубра и обрушился. Сейчас у входа на мост застыл получеловек-полубык: бычья голова сидела на человеческом торсе, ноги оканчивались копытами, в руке был клинок, а длинный бычий хвост с кисточкой на конце яростно хлестал по мосткам.
  Кабан пошел в атаку. Охранник не отступил, полоснул звеРрюгу длинным кинжалом, без особого, правда, успеха, но тут подоспели зубры, заходя с двух сторон. Кабан снова вывернулся из клещей и резко исчез в тёмных зарослях.
  Старший зубр на глазах поменял облик, тяжело топая, вбежал на мостик и стащил с него Марка, как куль муки.
  Закинул на спину второму зубру, переминающемуся около мостков:
  - Хочешь выжить - держись!
  Марк онемевшими от холода, испачканными в крови пальцами вцепился в бычью холку. "Европа, похищаемая Зевсом..." - ни к селу, ни к городу вспомнилась ему картинка из школьного учебника. Прижав подбородок к груди, он впился зубами в края грязного лоскутного одеяла, понимая при этом, что всё равно потеряет одеяло после первых же скачков верхом.
  Младший зубр понесся по тропе к борту лощины.
  Кабан напал сбоку, откуда-то из зарослей, по-волчьи. Скакнув, попытался стащить человека со спины зубра. Клыки, не уступающие в крепости тигринным, пробороздили по ноге, распарывая штанину джинсов и человеческую плоть. Марк заорал, задрыгал ногой, пытаясь отпихнуть бешеного звеРрюгу. Лоскутное одеяло (только он разжал зубы) слетело, как знаменитый сыр у вороны, приземлилось на кабана, и накрыло клыкастого преследователя с головой, дав мгновение форы.
  Зубр рванул быстрее, вынесся к долгожданному борту лощины и, обрушивая копытами водопады камней на склоне, с утробным фырканьем стал забираться наверх. Марка мотало из стороны в сторону, он чувствовал себя сумасшедшим тореадором, оседлавшим раненого быка. "Торро! Торро!" - шумело в ушах. Кровь текла из прокушенной губы, застывая на подбородке, нога горела, словно в огне. Разжать онемевшие пальцы он сейчас не смог бы даже при желании.
  Зубр выбрался к подножию замка, с рёвом понесся к воротам. Марку было уже всё равно. Ворота открылись, звеРрь, вбивая копыта в брусчатку, промчался по гулкому туннелю, вылетел во внутренний двор. Резко остановился.
  А Марк, тело которого продолжало движение, сорвался с мохнатой спины и крепко приложился к брусчатке.
  И потерял сознание.
  
  ***
  
  Марк очнулся от криков. А так же от терпкого запаха горящей смолы. Его поднимал на ноги старший конвоя, пребывавший сейчас во вполне человеческом облике.
  Кругом толпился народ, но отнюдь не чудом спасшийся из лап звеРрюги Марк завладел народным вниманием.
  Замковый двор, помимо луны, освещали чадящие факелы. Кряжистые словно на подбор, люди-зубры стояли плотной толпой и смотрели как на центральном, пустом от зрителей пятачке бьются два звеРря с человеческими телами и бычьими головами.
  Могучие рога сшибались с громким треском, разве что искры не летели. Мускулистые противники кружили друг напротив друга, обнажённые торсы блестели от пота в красноватом свете факелов.
  Зрители болели за поединщиков, поддерживая удачный выпад громкими криками и топаньем.
  Старший конвоя заботливо закутал Марка в лоскутное одеяло, преизрядно измазюканное в грязи, украшенное отпечатками кабаньих копыт. Где он его подобрал, так и осталось тайной. Младший конвоир сердобольно подставил в помощь крутое плечо. Того зубра, который домчал Марка до замка, не было видно.
  - Пойдём, человек, тебя ждут.
  - Что за драка ни свет, ни заря? - выдавил Марк.
  Его сильно мутило после падения. Было стойкое ощущение, что в теле не осталось ни единой целой косточки. Но крики болельщиков раздавались так громко, что он поневоле заинтересовался.
  - Посвящение молодых, - пояснил старший.
  Голос звучал нерадостно. Помолчав, зубр, нехотя, добавил:
  - Раньше бились бы как положено, в полном обличье. Теперь нельзя. Трудно вернуться обратно. Тот, кто вынес тебя к Зубровому Замку, уже не вернётся. Придётся забить.
  - Чего? - не понял Марк.
  От последних слов старшего зубра даже тошнота прошла, точнее, испуганно затаилась.
  - Забить. Насмерть. Иначе Бешенство ЗвеРры овладеет им, и он начнёт убивать направо и налево.
  - Но ты же тоже был зубром?
  - Я старше. И был недолго. Долго сейчас нельзя. А ему пришлось. Иначе звеРрюга пробился бы к тебе. Так было надо. Пошли.
  Старший развернулся и начал подниматься по широкой лестнице. Марк - за ним. Раненая нога упорно спотыкалась и идти не хотела. Снова замутило. Марк тупо ковылял по ступенькам, опираясь на младшего зубра, а за спиной взрывалась криками радости толпа, приветствуя очередной удар.
  В Зубровом Замке было тепло. По сравнению с уличной стылостью. Но холоднее, чем в доме звеРриков. Сплошной камень.
  Марк с тоской вспомнил кровать, наполненную сеном, шкворчащую сковороду на дощечке-подставочке. Мрачно подумал: тут будет всё наоборот, в качестве еды дадут сена, а вместо кровати жёсткий дощатый лежак. Если дадут, конечно. А не забьют с порога, как того бедолагу. Сурово тут у них, в ЗвеРре этой...
  Грустные прогнозы не оправдались, его привели в помещение с громадным чаном, наполненным горячей водой. Полы устилали плетёные из болотных трав коврики, печка-каменка, щедро спрыснутая берёзовой водой, давала влажное тепло.
  Усадив Марка на низенькую скамью, младший конвоир стянул с него кроссовки и носки, снял рубашку, футболку, и принялся поливать из ковшика задубевшую от крови штанину джинсов. Кровь давно засохла, намертво приклеив джинсы к ранам, оставленным кабаньими клыками. Марк так намерзся, что чуть тёплая вода казалась обжигающе горячей. Когда ткань намокла, зубр, осторожно дергая, отделил её от ноги, стянул порванные джинсы. И, как младенца в тазик, посадил Марка, впавшего в блаженное, вызванное теплом полузабытье, в глубокий чан. Тёплая вода мягко обволокла со всех сторон, и Марк почувствовал, что уплывает далеко-далеко...
  Появился старший зубр с бокалом какого-то пойла. Подал Марку. В бокале оказался горячий травяной напиток, пахнувший распаренным банным веником.
  - Выпей, - прозвучало как приказ. - Тебе нельзя раскисать. Поспишь потом. Ждут.
  Марк послушно выпил, чувствуя, как согревается и снаружи, и изнутри. Тошнота прошла. Сонливость тоже.
  "Хорошая трава..." - ехидно подумал Марк.
  Гордо отвергнув помощь младшего зубра, он самостоятельно выбрался из чана, при свете масляной лампы осмотрел ногу. Клыки проехали по касательной, раны были неглубокими. Болели, конечно, противно, но если принять во внимание, что бешеный кабан запросто мог перекусить кость, Марк счёл, что отделался легко. Особенно для территории, где такой собачий холод называют "летом" и радуются, мол ещё не зима.
  Вытершись поданной простынёй, он поискал взглядом, во что бы одеться. Ходить на манер римского патриция не хотелось, а джинсы и всё остальное исчезло. Только кроссовки остались.
  - Одежду постирают и зашьют, ты скоро получишь её обратно, - пообещал старший. - Пока одень это.
  "Это" весьма напоминало солдатское исподнее образца первой мировой войны, с завязками, в которых ещё надо было разобраться. Плюс мешковатые штаны и грубая вязаная туника. Возможно, для обычного человека-зубра штаны были что ни на есть щегольскими, в обтяжечку, но на Марке они болтались самым грустным образом. Туника тоже была велика, пришлось закатать рукава. Положение немного исправил широкий кожаный пояс, которым Марк туго перетянулся, и длинный щегольский плащ.
  - А почему такая разница между верхней одеждой и нижней? - поинтересовался Марк. - Плащ роскошный, а бельё сиротское какое-то...
  - Это ЗвеРра, - в который раз объяснили Марку. - Одежду мы, зубры, способны создавать. Но верхнюю - только меховую. Потому что у нас ночью холодно. Плащи приходится шить. Они дневные, для красоты. А нижняя одежда, которую тебе дали, делается для больных зубров. Которые не могут себя обиходить. Поэтому она и невзрачная. Одежда - не наш конёк, есть горожане, у которых это получается куда красивее.
  Но Марка, признаться, волновали отнюдь не красоты нового наряда: беда была в том, что он изрядно сковывал движения. Оставалось надеяться, что удастся продержаться до возвращения родных джинсов - и сбегать в неизвестность, путаясь в полах чужого плаща и поддерживая на ходу сваливающиеся с задницы штаны, не придётся.
  Младший конвоир разжился большим круглым зеркалом и щёткой для волос. Услужливо поднес зеркало к лицу Марка.
  "Хорошо, лохматый человек Марк..." - вспомнился звеРрик Птека.
  Марк пригладил щёткой волосы, мельком глянул на своё хмурое, небритое отражение. Ничего звеРрского и даже звеРриковского в нём не было. Обычный человек. Теперь даже не лохматый.
  - Я готов. Пошли, - скомандовал он конвоирам.
  Надо, в конце-то концов, разобраться, куда занесло, что от него хотят и, главное, как выпутаться из всего этого.
  Шли долго, бесконечными лестницами и пролётами. Луна заглядывала в попадающиеся по пути окна то справа, то слева. В коридорах отчаянно сквозило, Марк от души радовался плащу до пят, играющему роль персонального шатра. Нога почти не хромала, но удивляться этому было некогда.
  Стены коридоров Зубрового Замка были украшены скупо: кое-где шпалеры с изображениями бьющихся зубров, кое-где оружие, в основном щиты, а под ними скрещённые копья. И статуи через равные промежутки. Мраморные быкообразные мужи с великолепной мускулатурой, небрежно задрапированные в плащи, подобные тому, что укрывал сейчас Марка.
  От нечего делать, Марк считал количество пройденных статуй, меряя ими расстояние, как верстовыми столбами.
  Пятьдесят семь осталось позади, когда пятьдесят восьмая статуя внезапно ожила и раздвоилась.
  Из складок мраморного плаща вынырнул гибкий, безобидный на вид человечек. Он как-то удивительно знакомо улыбался Марку.
  Старший зубр с рёвом сорвал копьё со стены и метнул в человечка. Тот легко, даже с некоторой ленцой увернулся и продолжал смотреть на Марка с обожанием и восторгом. "Как тот, в ложбине", - понял Марк. - "ЗвеРрюга..."
  Взбешённый старший кинулся на человечка, словно кот на мышь. Младший зубр сорвал второе копье из-под ближнего щита на стене и выставил перед собой. Растерянно выставил, явно не зная, что делать и как защищаться.
  Человечек опустил голову, весь сжался, присел на четвереньки и резко прыгнул на стену.
  На уступ рядом с факелом цепко приземлилась мохнатая тварь с плоской головой и косолапыми лапами. Уверенно пробежала по лепному карнизу над шпалерой, плохо различимая под потолком.
  Младший зубр, подняв копьё в небеса, медленно пятился по коридору, заставляя тем самым и Марка отступать неизвестно куда. Света отчаянно не хватало, нежданный звеРрюга выглядел ожившим сгустком тьмы в колеблющемся полумраке.
  Скорее почувствовав, чем увидев, как прыгнула сверху косматая тень, Марк резко вскинул руку, прикрывая лицо и горло. В неё и вцепился звеРрюга не хуже немецкой овчарки. Пахло от него премерзостно. А жёлтые глаза светились Бешенством ЗвеРры.
  От толчка Марк упал, но нападавший дёрнулся и затих. Младший зубр вовремя очнулся, бросил копье, схватил обеими руками маленького врага и сломал мохнатому чудищу хребет.
  А потом оторвал уже мёртвого звеРрюгу от Марка и принялся трясти с неизъяснимой яростью.
  - Тихо, тихо, тихо... - подоспел старший зубр. - Все хорошо, ты его сделал.
  Младший упрямо мотнул головой, шваркнул врага о пол, подхватил брошенное копье и пронзил со всей силы мёртвое тело. Наконечник копья жалобно звякнул о каменную плиту, затупившись навсегда.
  То ли Марк начал привыкать к подобному образу жизни, то ли трава у зубров была хорошая, но он быстро пришёл в себя и поднялся, как ни в чём не бывало.
  - Кто это? - мрачно спросил он, осматривая укушенную руку. Даже в факельном свете выглядела рука живописно. Но боли Марк не чувствовал.
  - Росомаха, - не менее угрюмо отозвался старший. - Никогда такого не было, чтобы звеРрюги к нам в Зубровый Замок проникали. В ложбине да, там кабан караулит, больно уж место для засады удобное, никак не минешь. Но чтоб по замку шастали...
  - А малый чего переживает? - невежливо ткнул пальцем здоровой руки в младшего зубра Марк. - Он же вроде целый. В отличие от меня.
  - ЗвеРрюги-росомахи для нас, зубров, опасны не хуже бешеных рысей. Нападают сверху, из засады, и жилу на шее перекусывают. Юркие, как ласки, а челюсти - как у медведя. У него так друг погиб в прошлое полнолуние.
  - А-а... - с сочувствием произнёс Марк и посоветовал: - Ты в следующий раз не копьё, а щит метай. Он больше, может, зацепит, да оглушит.
  - Спасибо, хорошая мысль, - серьёзно поблагодарил старший зубр. - Я попробую. Идти надо. ЗвеРрюги хоть и в одиночку охотятся, а кто теперь знает, всё ж изменилось.
  Оставив пропоротого росомаху лежать в коридоре, продолжили путь куда более быстрым шагом.
  - Ну надо же, рука почти не болит, - удивлялся на ходу Марк, ощупывая предплечье.
  - Отвар действует, - бросил старший. - Потом заболит. Обязательно.
  - В ногу укушен, в руку укушен, - бодро подвел итог Марк. - Полный боекомплект.
  Вскоре, к общей радости, безлюдный коридор окончился.
  По лестнице спустились в небольшой зал, где коротали время охранники, обсуждая сегодняшнее посвящение молодых. После слов старшего зубра о ЗвеРрюге в замке, благодушное настроение как рукой сняло, за убитым тут же поспешил наряд, срочно поднимались для патрулирования замка свободные от дежурства и добровольцы.
  Марк мысленно одобрил заведенные здесь военные порядки, а потом задумался, так ли уж это хорошо. Сбегать, в случае чего, по набитому патрулями замку будет сложнее. Хотя, может быть, других бешенных росомах отловят, кто знает, как долго удача будет на его стороне и что укусят в следующий раз. А судя по всему, следующий раз ждать себя не заставит...
  - Раз я такой лакомый, почему вы втроём меня охраняли? - спросил он у старшего. - Пришли бы к звеРрикам целым отрядом.
  - Ага, тогда бы точно все звеРрюги вокруг собрались - в полнолуние по ЗвеРре отрядами не ходят, - пробурчал старший. - Мы ещё легко проскочили. Именно потому, что нас было мало. И вообще, ты, видно, удачлив, человек.
  - Вообще-то, меня зовут Марк, ребята, - раздражённо сказал Марк.
  - Это хорошо, что ты помнишь, - похлопал его по плечу старший зубр. - Не забудь после разговора, который сейчас состоится. Мы пришли. Глава зубров ждёт тебя в следующем зале.
  Самый главный зубр в Зубровом Замке предусмотрительно заседал в подвале без окон. Ни луна, ни непрошеные гости туда проникнуть не могли. Зубры сдали Марка с рук на руки охранникам, стоящим у входа, и с облегчением отправились восвояси.
  В подвале, старательно превращенном в кабинет, было даже уютно: стены затянуты портьерами, в камине постреливали искрами поленья, а у необъятного стола застыл в задумчивости громадный человек-зубр, чьё чело было увенчано роскошными рогами на манер лаврового венка.
  "Генералиссимус!" - решил про себя Марк.
  Марка весьма бесцеремонно усадили на жёсткий стул перед столом, охранники застыли по бокам. За спиной хищно клацнули створки входной двери, отрезая подвал от внешнего мира.
  - Приветствуем тебя в ЗвеРре, человек! - пророкотал зубр, величественно скрещивая руки на груди. Массивные золотые браслеты, украшенные самоцветами с куриное яйцо, казались узкими полосками на могучих запястьях.
  - Меня зовут Марк, уважаемый, - упрямо сказал Марк, недовольно ёрзая на жестком стуле. - Хотя я в курсе, что это ЗвеРра и здесь всё по-другому.
  - Хорошо, по окончании нашей беседы ты станешь для ЗвеРры Марком, - склонил голову зубр. - А пока разреши звать тебя человеком.
  - Разрешаю, мой генерал, - церемонно склонил в ответ лохматую макушку Марк (слегка завидуя роскошным рогам зубра, с которыми поклон выглядел куда внушительней).
  Он чувствовал, как недоумённо переглядываются друг с другом охранники. Похоже, с таким они ещё не сталкивались. Было приятно. Марк откинулся на спинку стула, с наслаждением вытянул ноги.
  - Ты не случайно попал в ЗвеРру, человек. Хотя, возможно, случайность кроется в том, что попал именно ты, - пророкотал зубр, снова выпрямляясь во весь свой внушительный рост.
  - Я бы предпочёл не попадать, - терпеливо объяснил Марк со стула. - Подозреваю, что дома дела тоже требуют моего присутствия. Причем срочно.
  - Попадёшь ли ты обратно, зависит теперь только от тебя. А чтобы ты понял, зачем ты здесь, я расскажу тебе о ЗвеРре, о чудесном городе, - зубр махнул поднятой рукой, указывая на потолок. - Это место проклято. Проклято изначально. И проклято не простым человеком, не крестьянином, не горожанином, ни даже правителем. ЗвеРра проклята и создана в результате проклятия одним святым человеком, одноглазым пророком, который в незапамятные времена проезжал мимо нашего города. Тогда здесь жили люди... Видимо, их жизнь не показалась святому человеку достойной, и он предрёк, что место людей займут звери. И станут тем, чем люди стать не смогли. Проклятие свершилось. И звери пришли в опустевший город, повинуясь гневному зову пророка, чтобы стать звеРрями и звеРриками. Они заняли дома и замки, и на месте потерявшего имя города возникла ЗвеРра. Число Зверя легло в её основание, Число Зверя, Артефакт и Пророчество. Безумие ЗвеРры отделяет город от всего мира. Безумие ЗвеРры - это рубеж, который дан нам, путь, отрезающий дорогу обратно...
  - Простите, не понял, - честно признался Марк, прервав на полуслове излияния зубра.
  Тот сбился, начал раздражённо шагать туда-сюда вдоль стола.
  Марк невозмутимо ждал, глядя на огонь камина. Охранники переминались.
  Зубр успокоился, сел в кресло и с неохотой начал объяснять:
  - В городе жили люди, вокруг города жили звери. Просто звери. Понятно?
  - Да, - кивнул Марк.
  - По воле пророка звери заняли город и стали похожи на людей. Немного люди, немного звери. Понятно?
  - Да.
  - Чтобы звери не могли вернуться обратно в леса, к прежней жизни, святой человек наложил на город проклятие Безумия ЗвеРры. Его олицетворение - звеРрюги. Они убивают каждого, кто покинет городскую черту. Лес принадлежит им. Но в полнолуние и город принадлежит им. Они приходят и убивают. ЗвеРриков - безнаказанно, звеРрей - как получится. Понятно?
  Каждое "понятно?" глава зубров ронял, как булыжник, пристально глядя на гостя.
  - В общих чертах замысел вашего создателя мне становится яснее, - дипломатично отозвался Марк, баюкая раненую руку. - Я так понимаю, это немного чокнутая разновидность политики кнута и пряника, где роль кнута выполняют звеРрюги. Осталось узнать, каков на вкус пряник.
  - А ты сообразителен, человек..., - отметил задумчиво зубр. - Число Зверя - шесть. Поэтому ЗвеРру окружают шесть разновидностей звеРрюг. Медведи, кабаны, рыси, росомахи, выдры и ласки. Их неодолимо притягивает к себе человеческое, почему ты для них - добыча, слаще любого жителя ЗвеРры.
  - Я почувствовал их искреннюю любовь, - спокойно подтвердил Марк.
  - Беда в том, что Безумие ЗвеРры скоро затопит город. И все мы, что звеРри, что звеРрики - уподобимся звеРрюгам, и будем убивать друг друга в домах и на улицах, пока ЗвеРра не опустеет. Город держится из последних сил. Щитом от Безумства ЗвеРры был для нас Артефакт. Но он похищен. И согласно Пророчеству одноглазого пророка, через шесть месяцев лишившийся Артефакта город поглотит Безумие. Это произойдёт в следующее полнолуние. Если ты не вернёшь нам Артефакт, как указано в Пророчестве же. Потому что если ты нам его не вернёшь, то умрёшь значительно раньше прихода полной луны, человек.
  И зубр, сидя в кресле, снова надменно скрестил руки на груди, показывая всем своим видом, что главное - сказано.
  Решив не озвучивать всё, что он думает по этому поводу, Марк лишь спросил:
  - Сколько людей побывало здесь до меня? Пять?
  - Пять, - подтвердил зубр. - Тела трёх мы можем тебе показать, двоих ЗвеРрюги растерзали в клочья. Да, ты весьма умён, человек...
  - Я просто быстро считаю, ваше сиятельство, - сварливо отозвался Марк. - Раз тут всё крутится вокруг шестёрки и в следующее полнолуние ЗвеРра накроется медным тазом. Что представляет из себя этот ваш Артефакт?
  - Я не знаю, - просто и величественно сказал зубр.
  - Что?! - заорал Марк, вскакивая. - Иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что? А кто знает?
  Охранники подскочили к нему, готовые вязать гостя-пленника по первому сигналу от хозяина.
  Зубр охватил громадными ладонями подлокотники кресла, набычился.
  - Не кричи, человек. Никто не знает. Иначе, зачем бы нам понадобился ты? Артефакт хранили благородные олени. Только они знали, что он такое и как выглядит. В ночь похищения Артефакта всех их вырезали. До единого.
  - Тогда прочитай мне дословный текст Пророчества, - угрюмо попросил Марк, садясь обратно. Он уже вполне предугадывал ответ. И угадал.
  - Его тоже никто не знает... - сообщил, как откровение, зубр.
  - Он хранился вместе с Артефактом и только избранные знали его дословно, те самые вышеупомянутые тобой благородные олени, которых вырезали... - закончил за него Марк. - Черти б побрали вашу тухлую ЗвеРру! Артефакты, Пророчества и прочую хрень! Я-то здесь как оказался?
  - Согласно Пророчеству, - невозмутимо ответил зубр. - И согласно Пророчеству же обратного хода у тебя нет. Вся ЗвеРра будет помогать тебе в поисках Артефакта. Ты - единственный - сможешь безбоязненно входить во все дома Зверры. Получить там ночлег, еду и, возможно, необходимые знания. Найди нам Артефакт, человек, спаси нас. Раз только этот шанс оставил ЗвеРре святой пророк.
  - Если бы мне в данный момент попался этот старый козёл, ваш создатель, - корректно объяснил своё состояние Марк, - я бы его так отпинал, что он до трёх считать бы не смог, не говоря уж о том, чтобы вспомнить о Числе Зверя, Пророчествах, добродетелях и грехах. Он бы второго глаза и последних зубов лишился, дабы в следующий раз, когда ему придёт охота создавать звериные города и обставлять дело так, чтобы попавший в них человек побольнее обстрадался, пытаясь спасти свою задницу, воспоминания о переломанных ребрах отговорили бы святого от столь необдуманных решений.
  - Я понимаю, что тебе нелегко всё это принять. Но иного выбора нет. Либо ЗвеРра получит Артефакт обратно, либо твоя смерть станет лишь крохотной частицей в волне убийств. Я - глава зубров - хочу, чтобы ты жил. Пожалуй, ничего в мире я так не хотел, как этого.
  - Наши желания странным образом совпадают, - ледяным голосом процедил Марк. - Вопрос первый: как я попал в ЗвеРру? Вопрос второй: как вы узнали, что я обнаружился у звеРриков в кровати, набитой сеном?
  - Я понятия не имею, как ты попал в ЗвеРру, человек. Подозреваю, что точно так же, как и остальные пять до тебя. А что до того, как тебя обнаружили... Пойми, ты единственный человек в ЗвеРре. А в нас, во всех без исключения, спит Безумие ЗвеРры. И как только ты появился, это почувствовали все - от звеРриков, до звеРрюг.
  - То есть я - как магнит в россыпи железных опилок? - потер лоб Марк. - Нигде не спрячешься? Всех притягиваю?
  - Когда пройдёт полнолуние, будет легче... - утешил его зубр. - Сейчас самый пик. Ещё день, два - и ЗвеРра привыкнет к тебе. Именно поэтому я и послал за тобой, не дожидаясь утра, невзирая на риск. У нас ты в большей безопасности, чем где-либо. Хотя ты сам убедился, что безопасных мест в ЗвеРре теперь нет. Я плохо разбираюсь в магнитах и железных опилках, но ты теперь - как Полярная Звезда, вокруг которой вращается звёздный небосвод с зодиакальным кругом.
  - Какой кошмар! - совершенно искренне признался Марк. - Ладно. У меня, как у приговорённого к смерти, есть последнее желание, сир.
  - Говори, человек, - величественно разрешил зубр.
  - В этой вашей ЗвеРре есть вино, спирт, брага или что-то подобное? Напитки, полученные путём забраживания или перегонки?
  - ЗвеРра - цивилизованное место, - сухо сказал зубр. - Вино у нас есть.
  - Тогда вина, какого покрепче, место, где можно выспаться, и не будить до обеда. На сегодня я получил информации с избытком. Всё остальное подождёт до завтра.
  - Хорошо... - склонил увенчанную рогами голову зубр. - Ты получишь требуемое. А спать можешь здесь - тут самое безопасное место в замке. Ты мне не помешаешь.
  Он поднялся из кресла, тяжело ступая, подошёл к одной из портьер, отдёрнул - в нише стояло неширокое ложе, небрежно прикрытое пурпурным покрывалом.
  - Вот и славно, то, что доктор прописал, - Марк переместился в нишу, скинул кроссовки и растянулся на кровати, прямо на покрывале, глядя в потолок.
  Охранники принесли корзину, в которой были вино, сыр и пара яблок.
  Марк практически залпом осушил флягу, зажевал куском сыра, не чувствуя вкуса ни того, ни другого. Лег лицом к стене, укрылся плащом и уснул.
  Во сне у него сильно болели укусы, как и предсказывал старший конвоя.
  Потом боль ушла.
  
  
  
  ПОЛНОЛУНИЕ
  День
  
  
  
  Проснувшись, Марк обнаружил, что футболка его, рубашка и джинсы лежат аккуратной стопочкой на лоскутном одеяле. Одеяло же покоится на табурете рядом с ночником, фитиль которого подкручен так, чтобы давать совсем крохотный огонёк.
  Марк прибавил огня, чтобы стало светлее, улёгся снова на кровать, закинул руки за голову и провёл некоторое время в размышлениях на тему, как же ему ходить по ЗвеРре: в плаще или лоскутном одеяле.
  В одеяле нравилось больше: одеяло точнее отражало, как он, Марк, относится ко всей этой идиотской истории. Но плащ был удобнее и меньше пачкался.
  "Ладно, занесу одеяло Птеке, заодно и узнаю кое-что! - решил Марк, бодро вскакивая с лежанки и натягивая родную одежду. - А теперь познакомимся со ЗвеРрой при свете дня. Раз уж я тут исполняю обязанности Полярной Звезды со всеми вытекающими".
  Он отдёрнул портьеру. Подвальный кабинет главы Зубрового Замка был пуст. На столе, за которым они вели вчерашний разговор, стоял поднос с едой, а в камине грелся чайник.
  "Уже неплохо... - одобрил Марк, вгрызаясь в свежую лепёшку. - Удивительно гостеприимные люди, э-э-э, звеРри. А теперь, на свежую голову, надо бы вспомнить все те ужасы, о которых рассказал рогатый. Что мы имеем? Пропал некий предмет, от которого зависит жизнь городка. Совершенно непонятно, твёрдый он, жидкий или газообразный. Все, кто знал о нём более подробно, убиты. На поиски - меньше месяца. Город наводнён сумасшедшими, явными и скрытыми. Явных с каждым днём становится всё больше. И все хотят меня съесть, прямо живого, с искренней любовью. Ночью на улице зверский холод. Плюс бродячие звеРрюги. Интересно, умеют они говорить? Остальным горожанам нельзя превращаться, иначе тоже окончательно озвереют. Кролик-убийца в развалинах ЗвеРры. Жуть".
  Покончив с едой, Марк подхватил лоскутное одеяло и пошёл, хромая, к выходу из подвала.
  Охранники расплылись в улыбке до ушей, увидев его.
  - Привет-привет! - помахал им Марк. - Без оваций, пожалуйста. Выход где?
  - Приветствуем тебя, Марк! - забасили зубры. - Выход мы тебе покажем. Хотя глава сказал, что весь замок в твоём распоряжении.
  - Это прекрасно, но мне надо вернуть одеяло звеРрикам. Как к ним попасть?
  - Проводим. Только нужно спешить. Солнце скоро сядет, - сказал один.
  - Лучше подождать телохранителя, - возразил другой. - Глава говорил, должны прислать.
  - Э нет, - встрепенулся Марк. - Некогда ждать - у меня каждая секунда на счету. Пусть этот самый телохранитель догоняет, если хочет. И привет вашему генералиссимусу. Спасибо за завтрак. Пошли.
  Зубры переглянулись, пожали могучими плечами и тот, кто говорил, что скоро солнце сядет, послушно повёл Марка из Зубрового Замка.
   Во внутреннем дворе, на котором ночью проводился обряд посвящения молодых зубров, было пустынно, видимо обитатели замка занимались своими делами. Заскрипела цепь, наматываемая на ворот, решётка, преграждавшая путь, поехала вверх. Ворота открылись, выпуская Марка и зубра, что называется, в чистое поле.
  Образованая ручьём лощина, перегораживавшая путь из города к замку, в солнечном свете смотрелась совсем не так зловеще, как ночью. И провожатый, спускаясь в неё, не озирался ежеминутно, ожидая нападения, а, присвистывая, топал себе по тропе.
  - ЗвеРрюги просыпаются после захода солнца, - жизнерадостно объяснил он, оборачиваясь к Марку.
  Новость была приятная, Марк повеселел и захромал бодрее.
  Ночной ледок по закрайкам ручья растаял, тропа подсохла. В камышах свиристело, приквакивая и причмокивая, что-то удивительно жизнерадостное и легкомысленное.
  "Вот всегда бы так!" - пробурчал про себя Марк, откидывая за плечи плащ.
  - А как зовут эту речушку? - поинтересовался он вслух.
  - Кабанья Канавка, - пробасил зубр. - Кабан её любит.
  - И как жить по соседству с такой тварью?
  - Ничего, привыкли... - пожал плечами зубр. - Ночью ворота на запоре держим, ему не пробиться. Подкараулил он, правда, пару наших... А так - ничего, я же говорю. Нормально.
  - Ага, неплохо, - поддакнул Марк. - Правда, это не кабан, это саблезубрый тигр какой-то...
  Зубр не знал, что такое саблезубый тигр, но возражать Полярной Звезде не стал.
  Они осторожно перебрались через Кабанью Канавку, поднялись на склон - и вот ЗвеРра, проклятый город, во всей своей красе, шагай, куда хочется, шестой человек. Марку страстно захотелось вернуться в Зубровый Замок, залечь в подвале, уснуть и не проснуться. Он стиснул зубы, помотал головой. Поудобнее перехватил тючок с одеялом и зашагал по брусчатой дорожке.
  Они прошли пустырь, вышли к оживлённым улочкам.
  Город как город, живёт привычной жизнью.
  Марк шёл и смотрел на залитые солнцем улицы, на открытые, бойко торгующие лавки, на расписные тенты, на горожан, одетых цветасто и вычурно. Это была другая ЗвеРра, не вчерашняя ночная. И при этом та же самая.
  На него косились, но не удивленно, а, скорее, понимающе.
  "Шестой, бедолага..." - читал Марк во взглядах горожан. Он предпочел бы не привлекать общественного внимания в таких количествах. Желание взглянуть на останки пятерых предыдущих стало острее.
  Без необходимости застывать на каждом перекрёстке в ожидании нападения из-за угла, до дома звеРриков добрались быстро. И Марк не отказал себе в удовольствии рассмотреть при дневном свете каменную голову на фронтоне. Оказалось, это скорее крупный сурок, нежели чем маленький тапир. Хорошо откормленный, довольный жизнью степной сурок.
  ЗвеРриков визит Марка больше напугал, чем обрадовал.
  Марк терпеливо ждал, пока утихнут гомон и топот, вызванный его появлением, и снова вперёд выпихнут щекастого Птеку, теперь уже как общепризнанного авторитета в вопросах общения с шестым спасителем ЗвеРры.
  - Здравствуй, лохматый человек Марк... - обречёно приветствовал его Птека. - Мы рады видеть тебя живым и причёсанным...
  - Я вас тоже рад видеть! - совершенно искренне сказал Марк. - Ваше одеяло здорово меня поддержало. Вот, возвращаю. Вы так и будете томить меня на пороге?
  - Ты пришёл к нам в гости? - не поверил Птека. - Ты хочешь зайти к нам?
  - Ну-у... Если это не нарушит ваших планов и не будет вам в тягость... - дипломатично сказал Марк. - Хочу. Грибы у вас были просто отпадные. Да и поговорить надо.
  - Скоро ночь... - вмешался провожатый, который со скучающим видом подпирал могучим плечом стену у входа. - Здесь небезопасно.
  - У вас везде небезопасно... - буркнул Марк.
  - Для звеРрюг такой дом, что кладовая с едой, - не унимался зубр. - ЗвеРрикам запрещено даже окна закрывать ставнями.
  Марк задумался, есть ли смысл подвергать звеРриков опасности. Не наведет ли он сюда звеРрюг со всей округи...
  - Мы сумеем продержаться эту ночь! - неожиданно заявил Птека с пылкостью, немало удивившей как Марка, так и зубра. - У нас надёжные запоры на двери. А окна крепкие, переплёты частые. Не так уж много звеРрюг смогут протиснуться в них, даже если выбьют стёкла.
  - Ты знаешь, мало того, что по пути в Зубровый Замок мне чуть ногу не отхватили, так ещё и в самом замке мы на росомаху напоролись, - объяснил Марк. - Может и правда, я лучше завтра к вам с утречка заскочу?
  - Одну ночь мы продержимся! - упрямо сказал Птека и слаженный хор в недрах дома пробурчал что-то утвердительное. - Вторую - вряд ли. ЗвеРрюг придёт больше. А сегодня они будут около Зубрового Замка. Заходи, человек Марк, мы рады дать тебе ночлег и пищу.
  - Ладно, убедил.
  Марк решил, что терять ему нечего, а звеРрюг бояться, - в ЗвеРре не жить.
  - Возвращайся домой, - попросил он провожатого.
  - Я могу остаться тебя защищать, - не очень охотно, но честно сказал зубр.
  - Интересно, как? - хмыкнул Марк. - Против бешеного кабана на улицах ЗвеРры ты выстоишь, я не сомневаюсь. А против мелкой зверушки? Которая выныривает из тёмного угла? Так что топай домой.
  Зубр пожал плечами.
  - Хорошо, я пошёл... - неуверенно сказал он, открывая входную дверь. - Сообщу главе, что ты заночевал здесь.
  - Договорились!
  Марк за компанию вышел на мостовую. То, что солнце садится, он почувствовал сразу, как только в приоткрытую створку хлынул уличный воздух: стремительно холодало. Ночь наползала на город, как ледник.
  - Скоро проснутся ночные твари, - тихо подтвердил Птека, подойдя к Марку. - Но он успеет дойти.
  - Там лощина уж больно неприятная, - задумчиво сказал Марк, глядя, как окутывается бурыми завитками широкая спина уходящего зубра. - Вчера кабан ждал у речки. Молодой парень быком обернулся меня увезти, - они сказали, что придётся забить. Насмерть. Мол, так и так смерть. Это правда?
  - Правда, - кивнул Птека. - Совсем плохо стало. Но мы ещё держимся. Не как звеРри - как звеРрики. Они бьются, мы прячемся. Пойдем в дом, за накрытым столом и разговор веселее.
  - А то, - не стал спорить Марк. - Грибов дадите?
  Птека лукаво улыбнулся, улыбка смыла вселенскую печаль с его физиономии.
  - Мы покажем тебе наши подвалы, - сказал он уклончиво, не обещая грибов так уж сразу. - Долго рыли, не одно поколение. Дома в ЗвеРре строили люди, те, которых выгнал одноглазый пророк, но подвал мы делали сами. Очень от звеРрюг помогает. Во всяком случае, помогало. Заходи, я засовы запру.
  Марк охотно вернулся в тёплый дом. Птека начал сложную процедуру наложения засовов на входную дверь, начиная с большого бруса, которым створки перекрывались намертво. Потом пришел черёд двух брусьев поменьше - один крепился понизу двери, другой поверху. Дополнительные задвижки завершали дело.
  - Похоже, ночами вся ваша ЗвеРра по подпольям сидит, как мирное население в гражданскую войну. У главы зубров, как я понял, кабинет тоже в подвале, - сказал Марк, наблюдая за священнодействием звеРрика.
  Птека не поверил.
  - Главный зубр сидит не в Турьем Зале? Таком громадном, где окна выше нашего дома, а сводчатый потолок покрыт росписью звёздного неба? Где с балок свешиваются до самого пола хвостатые знамена и вымпела, алые, чёрные, золотые и изумрудные? Где на большом городском балу могут танцевать половина горожан ЗвеРры и никто никому не наступит на подол?
  - Меня он, во всяком случае, принимал в подвале, - осторожно уточнил Марк. - Может быть, я рожей для Турьего Зала не вышел. Или неприёмный день был.
  - Или в подвале окон нет, - мудро закончил Птека, задвинул последний засов и повел Марка вглубь дома.
  
  
  
  ПОЛНОЛУНИЕ
  Ночь вторая
  
  
  Марк понял, что в ЗвеРре многое выглядит не так, как есть на самом деле.
  Выяснилось, закоулки у звеРриков и покруче, чем у зубров. Только что без мраморных статуй. А обещанный подвал оказался многоуровневыми катакомбами. Над которыми трудилось не одно поколение птековых предков. Остальные звеРрики были где-то поблизости, но их присутствие проявлялось лишь топотом, шушуканьем и хихиканьем.
  - Теперь ты всё знаешь? - спросил на ходу Птека, лавируя с фонарём между бочек, уложенных вдоль стен тоннеля.
  - В общих чертах, - отозвался шагающий за ним Марк. - Но вопросов возникло больше, чем получено ответов. И самый главный - если Артефакт этот ваш такой важный, что без него всё ухнет к чёртовой матери, то зачем его вообще похитили? Чтобы сдохнуть побыстрее? Что за проделки клуба самоубийц?
   - Каких самоубийц? - не понял Птека.
  - Раз единственный чужой в ЗвеРре - это я, - объяснил Марк, - а жизнь ЗвеРры зависит от наличия Артефакта, то какой смысл для похитившего его, какой смысл, я повторяю, в том, что ЗвеРра неуклонно катится в тартарары? Он ведь тоже катится вместе со всеми к общей пропасти?
  - Ты красиво и сложно говоришь... - уважительно одобрил Птека. - Но в ЗвеРре всё проще. Так длинно мало кто думает. И никто не знает, думают ли звеРрюги. И те, кто поражён Безумием ЗвеРры.
  Пока шёл разговор, они спустились на глубину хорошего горнорудного забоя и добрались до первого уровня обороны звеРриков от звеРрюг. Там всё было обустроено по-хозяйски. Может быть, и без роскоши кабинета главы зубров, зато максимально практично и добротно. Воздух в подвале оказался сухим и свежим: звеРрики тщательно продумали систему воздушных отводов.
  Коридор закончился дырой, занавешенной лоскутными шторами того же производства, что и одеяло Марка. Видимо в хозяйстве звеРриков каждая тряпочка шла в дело.
   Птека раздвинул занавески и поднял фонарь повыше, предлагая Марку войти.
  Это была трапезная, с длинным крепким столом, с горящим очагом в специальном углублении. Дымом не пахло, такой отличной тяге позавидовали бы иные харчевни.
  Вокруг стола толпились на упитанных ножках табуреты. К их сиденьям были привязаны плоские клетчатые подушечки. С балок свешивались завитые в косицы головки лука и чеснока, плетёные корзинки с чем-то ценным, пучки пахучих травок. Тёмные бутыли с растительным маслом и ароматическим уксусом шеренгой выстроились на длинной полке неподалеку от очага. Каждая бутыль была снабжена яркой бумажкой, дабы с ходу понять, где масло, а где уксус.
  И, к изумлению Марка, на столе уже дожидалась с пылу, с жару сковорода с грибами. И прочие вкусные вещи.
  - Как?! - только и вымолвил он.
  - Секрет ЗвеРры! - хитренько прищурился Птека. - Мы - такие!
  - Вижу, что такие... - пробурчал Марк, потрясённо осматривая всё это великолепие.
  Несколько разочаровал его только объемистый глиняный кувшин: в нём трепыхалась студнем густая простокваша. А Марк рассчитывал на красное вино.
  - Похоже, я напрасно за вас переживал, вы неплохо умеете окапываться. И вообще тонко разбираетесь в жизни, а главное, в её благоустройстве. Вам тут ресторацию можно открыть. В стиле кантри. С фирменным блюдом. Стопроцентный успех.
  - Нам приходится... - извиняющимся тоном сказал Птека. - Если запрещено укреплять дома, приходится рыть подвалы.
  - Да ладно, не извиняйся, - попросил Марк, садясь на табурет. - Я понимаю. Вчера, пока слушал рассказ главы зубров про ваши дела, всё думал, как вы вообще умудряетесь здесь жить, при заведомо гнилых раскладах. Не люблю я, когда такие вот порядки кем-то установлены, а ты выкручивайся!
  - Кто любит... - вздохнул Птека. - Но когда выбирать нельзя - всё совсем по-другому. Потому что отступать некуда. Но можно зарыться поглубже. Ты ешь, грибы остынут.
  - Оно и верно, - снял крышку со сковороды Марк.
  И понял, что голоден зверски.
  Птека, не церемонясь, присоединился и стал уплетать едва ли не с большим удовольствием, чем гость. И вскоре Марк забеспокоился, что сковорода чересчур маленькая. Для двоих любителей грибов.
  С трудом выговаривая набитым ртом, он попросил:
  - Дружище Птека, не мог бы ты мне рашшкажать побольше о жвеРрях и жвеРриках?
  Птека отложил ложку, которой с упоением скрёб поджарку.
  - ЗвеРри - разные. Есть звеРри красного, есть звеРри зелёного. Зубры - звеРри зелёного. Волки - звеРри красного.
  - Угу, понятно, - кивнул прожевавший грибы Марк. - Хищники и травоядные.
  - Больших стай три. Волки, лисицы, соболя. И стад было три. Зубры, благородные олени, лоси. Оленей больше нет.
  - У оставшихся есть разногласия?
  - Сейчас? - грустно усмехнулся Птека. - Нету. Сейчас вся ЗвеРра полна дружбы и согласия. Как никогда раньше. Я не помню, чтобы зубр переступал порог дома сурков. А это уже случилось. Два раза. Вчера и сегодня. Я уже и не удивлюсь, если не только звеРри зелёного, но и звеРри красного станут нашими гостями.
  - Ты видел пятерых моих предшественников?
  - Не всех. Один погиб, только попав в ЗвеРру. Его съел медведь.
  - ЗвеРрюга?
  - Ага. Человек возник прямо на его тропе, у пустыря за домом жабок. Он бы по-любому не выжил.
  - А жабки - это звеРрики?
  - Ага. Они очень умные. С ними все советуются и...
  Птека замолчал на полуслове. Прислушался. Вскочил.
  Схватил за ручку сковороду (которую под его рассказ Марк благополучно вычистил до блеска).
  Марк сообразил: в доме воцарилась тишина, куда-то делся негромкий, но постоянный галдёж звеРриков. Марк дёрнул со стола вилку: единственное, чем хоть отдаленно можно было защищаться. Кухонные ножи вызывающе торчали из щели около очага, по ту сторону стола. Добраться до них не было никакой возможности.
  Колыхнулись лоскутные занавески, на пороге звеРрюгоубежища появился тот, от кого это убежище и строилось. Птека со сковородой наперевес отшатнулся к стене.
  Удивительно изящный кавалер с подвитыми локонами приветливо улыбался Марку. Ростом он был не выше Птеки, но разительно отличался от коренастого звеРрика.
  - Ласка... - умирающе пискнул Птека, вжимаясь в стену.
  ЗвеРрюга одобрительно кивнул. От Марка и Птеки его отделял только стол, пусть и очень длинный.
  Марк (пробы ради) запустил в звеРрюгу кувшином с простоквашей, особо ни на что не рассчитывая. Промахнулся. Белыми ошмётками простокваши забрызгало стены.
  Прилизанный кавалер обернулся гибким зверьком, запрыгнул на стол и, картинно поднимая лапки, пошёл к Марку.
  - Шею береги... - шепнул Птека.
  Он остался человеком, но человеком, похожим на доведённого до крайности, загнанного в угол сурка, приготовившегося дорого отдать свою жизнь.
  В темноте за занавесками что-то шевельнулось.
  ЗвеРрюга, не спеша, шёл по столу, наслаждаясь воцарившимся ужасом.
  Лохматый ком чёрной с серебром шерсти метнулся из темноты. Смахнул ласку со столешницы, как посудную тряпочку, скатился следом и на полу развернулся в пушистую горжетку.
  Маленький звеРрюга лежал с перекушенной шеей.
  Роскошная чёрно-бурая лиса на глазах обернулась в потрясающей красоты девицу: с буйной гривой тёмных волос, тонким, чуть вздёрнутым носиком, слегка заострёнными ушками и безмятежными миндалевидными глазами. Она была в чём-то невероятно облегающем, Марк не понял в чём конкретно, но, во всяком случае, в весьма эротичном наряде.
  "Ну вот, к хоббитам в комплект и эльфы нарисовались..." - подумал он, а вслух выразился более лаконично:
  - Полный песец!...
  - Это лисица, - тихо поправил его Птека.
  - Угу, чернобурая особь, - не стал спорить Марк.
  Эффектное появление девушки ему не понравилось. Может, причина заключалась в том, что в руке был не рыцарский меч или, на худой конец, дуэльная шпага, а столовая вилка. Пусть и двузубая, по здешней архаичной моде.
  - Меня попросили заняться охраной шестого спасителя ЗвеРры... - голос у девушки оказался низким, чарующим, под стать ослепительной внешности.
  Она грациозно поднялась на ноги, тряхнула волосами.
  Марк положил вилку на стол, устало сел на табурет.
  - Я чувствую себя кроликом Роджером рядом с Джессикой, - мрачно сообщил он. - Попроще телохранителя не нашлось?
  Девушка равнодушно пожала точёными плечами, явно не собираясь отвечать.
  Птека отлепился от стены, опустил свое чугунное оружие.
  - Надо уходить из дома, - постно сказал он, никак не комментируя появление чернобурки.
  - Так пошли, - зевнул, прикрывая рот ладонью, Марк. - Самое время навестить тех, о ком ты рассказывал. Персональный телохранитель у нас есть, так что медведь-людоед не страшен.
  Девица сверкнула глазами, но промолчала.
  - Я не шучу! - возмутился Птека.
  - Я тоже, - отрезал Марк. - Если надо мотать отсюда, то я предпочитаю идти по делу. У меня времени мало. Пересидеть здесь не удалось - самое время погулять. Ты с нами?
  - С тобой, - насупясь, буркнул Птека, - Но, похоже, Безумие ЗвеРры тебя не миновало.
  - Можно ли остаться нормальным в городе, где каждая зверюшка норовит тобой закусить? - риторически вопросил Марк. - А главное, нужно ли?...
  - Да, с этим нам повезло ещё больше, чем с предыдущими, - весьма отчётливо сообщила чёрно-бурая девица, ни к кому конкретно не обращаясь.
  - А мне-то с вами как! - не остался в долгу Марк. - Ну что, идём?
  Они втроём прошли безлюдным тоннелем обратно. Когда очутились в доме, Птека ненадолго отлучился, чтобы узнать про потери этой ночи.
  Вернулся он повеселевшим: звеРрюга, хоть и попал в дом неизвестно как, никого из его сородичей не тронул, сразу кинувшись к потайному ходу в подвалы. ЗвеРрики просто сильно напугались и забились по разным щёлкам, предпочитая отсидеться там до рассвета.
  Заодно Птека принёс и оружие: человеку кухонный нож, себе - кухонный же топорик. Марк пожалел, что он в кроссовках, а не в сапогах, и нельзя засунуть клинок за голенище. Хорошо, хоть ножны у ножа имелись, Марк повесил их на ремень джинсов. Девица во время сборов презрительно скучала у входа.
  - Кстати, а почему последнему спасителю ЗвеРры такого хилого телохранителя определили? - обратился к ней с претензиями Марк. - Почему из лис? Почему не из волков, к примеру?
  - А давай заглянем в Волчьи Могильники, и ты поймёшь, почему... - мурлыкнула чернобурка. - Там лежат останки третьего, кстати. Может быть, тебе интересно с ними познакомиться?
  Марк задумался, глянул на Птеку, - тот всем своим видом выражал крайнее неодобрение.
  - Хорошо. Убедила. Давай заглянем.
  Девица недоверчиво покосилась на него, но промолчала.
  Птека начал сложную процедуру отпирания засовов.
  Снаружи ночь была в самой тёмной и холодной своей поре. Луна уменьшилась в размерах, стала менее полнокровной. Пар вырывался изо рта белым облачком.
  Птеку на улице окутало что-то вроде шубы из блестящего рыжеватого меха. Марк чуть не прыснул, увидев, какие чудные подобия лохматых валенок с коготками приготовились защищать ноги звеРрика от ночного холода. Птека в тёплом облачении стал важным и неповоротливым. Солидным и представительным. По мнению Марка ему не хватало только каракулевой шапки "пирожком" и портфеля под мышкой.
  Чернобурая красавица тоже приоделась. На свежем воздухе плечи и торс девицы моментально утеплились сверхсоблазнительной пушистой курточкой. Марк поискал слово, как её обозначить - и нашёл. Гламурной.
  Чернобурка легко сбежала с крыльца. Мостовую покрывал серебряная изморось, сапожки девушки оставляли на нёй отчётливые следы.
  - Плохо, - нахмурился Марк. - Эдак каждый дурак поймёт, куда мы пошли.
  Птека вяло махнул рукой.
  - Когда этот каждый по следам прочтёт, что мы пошли прямиком в Волчьи Могильники, поверь мне, Марк, он не станет тратить время на наше преследование.
  - Даже так? - прищурился Марк. - Это хорошо.
  - Не бойся, следы нам заметут, - пообещала чернобурка, улыбаясь. (Почти так же ласково, как встреченные ранее Марку звеРрюги.)
  - Кто?
  - Они.
  Из тени дома неслышно выступили ещё две девушки. Такие же тоненькие, лёгкие и до неприличия красивые, как чернобурка. Только волосы и курточка одной были рыжими, а другой - снежно-белыми.
  - Я всё понял, то был неполный песец, - грустно сказал Марк. - Полный - вот он. Здравствуйте, барышни.
  - Здравствуй, Марк, - охотно откликнулась рыжая лиса, а полярная лишь приветливо махнула рукой.
  - Заметут, так заметут, - пробурчал Марк. - Рассусоливать некогда, пошли. Чернобурая ведёт, вы, барышни, охраняете нас с тылу.
  
  ***
  
  В этот раз они направились по замершему городу в сторону, прямо противоположную Зубровому Замку.
  Марк смотрел во все глаза. Первым делом он уточнил у звеРрика, где север, юг, запад и восток, и теперь соотносил увиденное со сторонами света. Зубровый Замок был на севере, шли же они сейчас на юго-восток.
  Луна светила ярко, лунные тени не отставали от маленького отряда. Марк отчаянно замёрз в зубровском плаще и думал, что надо бы разжиться тёплыми носками. И варежками. И шапкой.
  Птека топал, втянув голову в плечи, и со стороны напоминал оживший стожок. Чернобурка шла легко, чуть ли не пританцовывая. Рыжая и полярная лисы незаметно исчезли, растворились в лунных тенях.
  Дорога вывела к большой реке.
  - Это ЗвеРра-река, - пояснил Марку Птека. - Хранители Артефакта жили на её берегу. А Волчьи Могильники прямо под нами. Мы, можно сказать, стоим на них.
  Волчьи Могильники располагались в недрах скалистого берега. Пришлось, для начала, спустится замшелой каменной лестницей к реке.
  Место было и днём угрюмое, а уж ночною порою и подавно.
  Вход в Могильники начинался в расщелине меж чёрных скал. Узкий проход вывел в искусно отделанную пещеру. Пробитые на поверхность световоды давали возможность лунному свету проникать в подземный зал, освещая призрачным сиянием мрачную полость в горе.
  Там, где сходились лунные лучи, застыл громадный серебристый волк. Мумия - не мумия, чучело - не чучело, непонятно. По обоим бокам от гранитного куба, на котором он замер, словно сфинкс, чернели проходы дальше, во мрак Могильников, в сердцевину некрополя.
  В передних лапах седого волка радостно скалился человеческий череп.
  Путь к волку перегораживал большой плоский камень. На нём лежали чьи-то останки.
  Чернобурка вывела Марка с Птекой в зал и застыла неподалеку от входа, словно опасаясь переступить некую невидимую черту.
  Марк покосился на неё хмуро и подошёл к трупу.
  Это был человек. Ему перервали горло и почти полностью выпотрошили. В подземном зале было холодно, очень холодно. Распростёртое тело не затронуло тление, словно страшная расправа произошла не далее, чем вчера.
  - Совсем мальчишка... - задумчиво пробормотал Марк. - За что ж его так зверски...
  - Волки его охраняли... - шёпотом пояснил подобравшийся поближе Птека. - А потом на них обрушилось Безумие ЗвеРры.
  - Лисы тоже горло перервут и выпотрошат за будь здоров! - хмыкнул Марк. - Не вижу особой разницы.
  - Лисиц пока Безумие ЗвеРры миновало.
  - Да? Безумно интересно, как надолго...
  В этот момент что-то заскрежетало. С потолка посыпалась каменная крошка. Череп выпал из лап волка, грохнулся наземь и отскочил к ногам Марка. Сам волк, похоже, шевельнулся.
  Птека тоненько завизжал.
  Снаружи то ли луна ушла в тучи, то ли кто-то заслонил отверстия световодов, - в подземном зале потемнело. Глаза серебристого волка засветились в воцарившемся мраке. Выглядело это жутковато.
  Марк резко нагнулся, подхватил упавший череп, запулил его в волка и дёрнул за руку верещащего Птеку, громко скомандовав:
  - Бежим наружу! Быстро!!!
  Тот замолк.
  Но Марк бросился отнюдь не на свежий воздух.
  Напротив, он, не теряя времени, ринулся вглубь волчьего некрополя, увлекая за собой растерявшегося звеРрика. Пробежав извилистым, повторяющим очертания горной трещины, коридором и свернув в попавшийся закуток, Марк остановился.
  - Тихо! - шепнул он запыхавшемуся Птеке.
  ЗвеРрик послушно молчал, стараясь дышать бесшумно. Марк был рад, что кругом царит непроглядная темень и он не видит внутренности Волчьих Могильников. Меньше пищи для страхов.
  Выждав некоторое время и убедившись, что кругом тихо, он осторожно двинулся обратно. Птека семенил за ним, ничегошеньки не понимая.
  - Когти подбери, чтобы не цокали, - попросил негромко Марк. - Опасно.
  Птека старательно заковылял на пятках. Кроссовки Марка ступали практически бесшумно.
  Когда они вышли обратно в пещерный зал, луна опять светила без всяких препятствий. Зал был пуст.
  Серебристый волк купался в лунном свете, череп сиротливо валялся у подножия.
  Чернобурой красавицы не было, не было и её подружек.
  Марк деловито подошёл к камню и ещё раз оглядел тело.
  - Ну а теперь к жабкам, - довольно сказал он. - Раз уж всё так удачно получилось.
  - Как это? - не понял Птека.
  - Да с луной этой, с чучелом. У него, видимо, глазки специальным составом намазаны, в темноте светящимся. Как темнеет, они загораются.
  Марк подошёл к волку, присмотрелся внимательно снизу вверх. Провёл ладонью по громадной лапе.
  - Слушай, а ведь волк-то живой! Только обездвиженный. Чудеса...
  - Это Лунный волк. Я тебе просто не успел рассказать из-за этой чернобурой. У нас в ЗвеРре ходят слухи, что Лунный волк оживает в какие-то ночи, - и тогда звеРрюги стараются убраться с его пути, - дрожащим голосом сказал Птека. - А ещё шепчутся, что теперь внутренности человека на камнях поглощены Лунным волком. И сейчас он куда чаще охотится на звеРрюг ночами...
  - Вполне возможно... - дипломатично сказал Марк. - Раз такое дело, давай поскорее уйдём. В любом случае не стоит задерживаться. Мрачноватое местечко. А мы теперь вольны, как ветер.
  Он подобрал череп, потерявший во время падения и перекидывания несколько зубов, осмотрел его, виновато хмыкнул и вложил обратно в волчьи лапы. Снял плащ, оторвал от плаща подкладку, помогая себе ножом. Прикрыл ею тело убитого, длины ткани хватило от горла до ступней.
  - Так оно как-то более по-человечески... - сказал Марк, снова натягивая плащ. - Пошли.
  Оцепеневший волк смотрел им вслед. Череп щерился прореженным оскалом.
  - Ты нарочно от лис избавился? - с любопытством спросил Птека, когда они вышли из некрополя.
  Марк кивнул и утвердительно хмыкнул.
  - Но почему? Они же специально тебя охраняют. ЗвеРрюгу вон убили...
  - А чёрт его знает, - буркнул Марк. - Красивые слишком.
  Снаружи чуть-чуть потеплело. Ночь сдвинулась с мёртвой точки, в воздухе разлилось предвкушение рассвета. Закраины реки были подернуты ледком, плотный туман расползался по склонам.
  - К жабкам мы можем берегом дойти, под прикрытием тумана, - сказал Птека. - Тут не очень далеко.
  - Вверх или вниз по течению?
  - Вниз. А там пройдём по берегу Жабьего Ручья.
  - Веди.
  Галька хрустела под подошвами кроссовок. ЗвеРра была наверху, а здесь просто текла река меж берегов, стылый воздух и быстрая вода рождали клубы тумана.
  - А вы не пробовали рекой уплыть, покинуть город? - спросил, шагая по камням, Марк. - Так ведь можно проскочить и сквозь звеРрюг.
  - Куда? - грустно сказал Птека. - Круг Безумия не пустит. Да даже если бы не было Круга. Я часто думал об этом. Тут наш дом, тут все такие... А кто обрадуется в другом месте мне, и не человеку, и не зверю? Я думаю, что никто... Здесь всё родное, привычное, даже страх. Кроме того, там, ниже города - водопад. Выдровый Водопад его зовут. А выше по течению, за Зубровым Замком - леса и горы, безлюдная местность. Уйти туда и стать просто сурком? Но я привык к грибам, жаренным на сковородке, к яичнице, к домашним булочкам...
  - Эк вас заклинило тут: ни вперед, ни назад! - в сердцах бросил Марк.
  - Мы неплохо приспособлены именно к ЗвеРре, - объяснил Птека. - И пока Артефакт был на месте, всё текло заведённым порядком.
  - Ты не успел рассказать про второго человека.
  - Он появился через месяц после первого. Уже в одном из домов ЗвеРры. Но не успел узнать ни про Артефакт, ни про Пророчество. В ту же ночь...
  - Его съели звеРрюги, - докончил Марк. - Редкостное однообразие.
  - Почему? - обиделся Птека. - Его же росомахи съели, а не медведь!
  - И тоже вчистую?
  - Ага.
  Больше расспрашивать Марк не стал, дальше шли молча.
  
  
  
  ПОЛНОЛУНИЕ
  День
  
  
  
  Обогнув берегом скалы Волчьих Могильников, Марк с Птекой вышли к ручью, впадающему в ЗвеРру-реку. По нему они, не спеша, добрались до озерца, откуда изливался ручей. Это влажное место и выбрали жабки для жилья.
  Марк определил местоположение озера: башни ЗвеРры чернели на севере и северо-западе, здесь же была южная окраина. (Сердцевиной города для него по-прежнему оставался дом Птеки с сурком на фронтоне.)
  На берегу озера погиб первый из попавших в ЗвеРру людей. Птека показал тропу медведя, проходящую вдоль берега, но наотрез отказался даже приближаться к ней. Зевающий Марк спорить не стал, и они пошли напрямую к жабкам.
  Мудрые жабки квартировали на берегу озера в особнячке с пышным садом, заросшим газоном и песчаной дорожкой к крыльцу. Появление ночной порой нежданных гостей их не обрадовало.
  Птека долго и нудно объяснял в закрытую дверь, почему их надо впустить, а Марк скучал на крыльце, наблюдая, как розовеет небо на востоке за ЗвеРрой-рекой. Жабки по ту сторону двери старательно делали вид, что знать не знают ни о каких Артефактах, Предсказаниях и призванных в ЗвеРру людях.
  Наконец, переговоры благополучно завершились, дверь распахнулась ровно настолько, чтобы протиснуться в неё боком, втянув живот. Птеке удалось убедить жабок: впустив шестого спасителя ЗвеРры, они пострадают меньше, нежели чем не впустив.
  Птека, виновато поглядывая на Марка, жестом пригласил его войти первым в жабий особняк. Марк усмехнулся: пока что слова главного зубра о всемерной помощи и поведение жителей ЗвеРры отличались друг от друга, как небо и земля. Птека тяжело вздохнул.
  Марк осторожно просочился сквозь дверную щель. И упёрся носом в свисающие длинные плети какого-то пахучего растения. Ругаясь, выпутался из живой завесы и подумал, что, пожалуй, проще попасть в Волчьи Могильники, чем к этим сильно мудрым. Позади Марка пыхтел, продираясь сквозь узкий вход, бедолага Птека.
  Внутри особняк жабок был заполнен зеленью, которая росла в кадках, горшках и бочонках. Свешивалась длинными плетями с карнизов и топорщилась жёсткими щучьими хвостами по углам. В центре холла под большой люстрой был устроен круглый пруд, в котором важно плавали бело-красные рыбы. А вокруг пруда стояли хозяева особняка.
  Жабки оказались вполне человеческими. Разве что лица одутловатые, да глазки лупоглазые. Для общения с Марком и Птекой они отрядили представительного лысого господина в диковинной пятнистой разлетайке плотного, скользкого шелка.
  - И ты здравствуй, почтенный! - заявил сходу Марк, не давая шёлковому жабу даже слова произнести.
  Он не на шутку разозлился. И промёрз до печёнок, скучая на крыльце. И не собирался всего этого скрывать.
  - Ты хочешь узнать, что мне от вас, жабки, надо? Сущий пустяк. Карта. Мне нужна карта.
  - Карта ЗвеРры? - озадачился шёлковый жаб.
  - Угу. И желательно пометить красными крестиками места, где убили всех пятерых людей, а синими - где лежат останки троих. И заметь, тёплой одежды я у тебя не прошу. И завтрака не требую.
  - Но ты как раз успеешь поесть, пока мы будем отмечать нужные тебе места, - озадаченно возразил жаб. - У нас была прекрасная карта ровно с такими отметками, как ты просишь, но буквально на днях мы продали её крыскам. Придётся воспользоваться другой.
  - Ну разве что так... - дал уговорить себя Марк. - Хорошо, мы позавтракаем. Накрывайте.
  Жабки вынесли к пруду круглый столик и несколько складных стульев.
  А в доме Птеки кормили не в пример вкуснее...
  Еда у жабок, на взгляд Марка, была непростительно холодной и постной. Не скрашивало её качество даже изумленное выражение, застывшее на лице у шёлкового жаба, который присел за столик с ними за компанию.
  Птека тоже выглядел сбитым с толку: в его голове не укладывалось, что с мудрыми жабками можно действовать таким нахрапом.
  "Ничего... - злорадствовал голодный Марк. - Привыкайте. Получили автоспас с доставкой на дом, нечего на крыльце держать. Соответствуйте".
  - Как я понимаю, вы тоже не в курсе, что именно представлял из себя пропавший Артефакт? - мягко спросил он жаба.
  Тот вздрогнул.
  - Нет! Никто в ЗвеРре не знал этого, кроме хранителей Артефакта!
  - Неувязочка, - по-прежнему мягко поправил Марк. - Знал тот, кто его похитил. Иначе, объясните мне, пожалуйста, как похититель мог понять, спёр он искомое или прихватил барахло, к делу не относящееся?
  Шёлковый жаб нервно сглотнул:
  - Мы думаем, они пытали хранителей перед тем, как убить. И добились своего: хранители показали Артефакт.
  - Так, это уже интереснее... - Марк отпил холодного овсяного киселя, подёрнутого плёнкой, сморщился и отставил чашку. - Благодарю, не дали пропасть. А скажите мне, какие деньги у вас в ходу?
  - Медяки, серебро и золото, - кратко удовлетворил его любопытство шёлковый жаб. Но монет не показал.
  - Ассигнации, значит, не в моде? - уточнил Марк.
  - Векселя? - не понял жаб.
  - Нет. Не векселя и не долговые расписки. Ну да чёрт с ними, с ассигнациями. Нам уже пора, рассвело. Что там с картой?
  Шелковый жаб, обрадовавшись желанию гостей податься восвояси, подобрал полы разлетайки и грузно упорхнул.
  Птека ковырнул варёную свеклу, нарезанную крупными ломтями и художественно уложенную на тарелку, тоже поморщился и спросил:
  - А теперь мы куда?
  - Домой. Карты только вот дождёмся. Солнце встало, думаю, надо отдохнуть, пока ЗвеРрюги спят. Я у вас поживу в светлое время суток? А на ночь буду уходить.
  - Хорошо. Сейчас придём домой, яичницу с колбасой сделаю... - обрадовался не менее голодный Птека. - Ты с луком любишь, или без?
  - Без лука, - твёрдо сказал Марк. - Слушай, рынок от вас далеко? Какой-нибудь такой, где тёплую одежду продают? Шапки там, варежки, стельки войлочные...
  Птека посмотрел на Марка с жалостью и сочувствием:
  - Нету такого рынка. Нам же не нужна тёплая одежда. Она всегда с нами. Какой безумец будет продавать то, что никому не надо... Ты сильно мёрзнешь, да?
  - Не то слово... - буркнул расстроившийся Марк.
  А он-то надеялся выспаться. Затем, пока тепло дойти до Зубрового Замка, разжиться местной монетой, сходить на рынок и купить тёплых вещей. Которых здесь нет, как оказывается, в принципе. Вот же незадача...
  Вернувшийся с картой шелковый жаб опасливо посмотрел на нахмурившегося ещё сильней Марка и развернул свиток на столе.
  - Это - лучшая карта, что у нас есть. Всё отмечено, как ты просил, шестой человек.
  Марк мельком оглядел карту, начерченную цветной тушью на куске тонкой кожи, посчитал крестики, свернул кожаный лоскут в трубочку и сунул в карман.
  - Спасибо за помощь. А вы не боитесь жить рядом с натоптанной тропой медведя?
  - Мы ему неинтересны, - развел руками жаб. - Так уж получилось...
  - Понимаю, - кивнул Марк. - Он вас не трогает, а соваться на его территорию другие ЗвеРрюги не особо-то и рискуют. Да, это лихо придумано.
  Жаб улыбнулся. Знаменитой мудрой улыбкой жабок. Которая объясняла всё, лучше любых слов.
  
  ***
  
  На улице солнце стремительно возвращало ЗвеРре отнятое за ночь тепло. Движимые мыслью об яичнице с колбасой, Марк с Птекой почти бегом добрались до дома сурков по безлюдным пока ещё улицам.
  - Если эти жабки и сами питаются свеклой и овсяным киселём, то немудрено, что медведь ими брезгует, - фыркнул Марк, входя в дом Птеки. - Хотя в моём мире медведь овёс очень даже любит... Говорят, что когда овсяные колосья наливаются до молочной спелости, медведи ночами выбираются на поля и с упоением их объедают. А владельцы полей устраивают на них засады...
  - Мне кажется, овсяный кисель у жабок - исключительно для гостей, - осторожно заметил Птека.
  - Мне тоже так кажется, - подтвердил Марк. - Пошли быстрей на кухню, я хоть у плиты погреюсь.
  Кухня в доме Птеки, несмотря на ранний час, работала вовсю.
  Увидев на пороге Полярную Звезду всея ЗвеРры и прочая, прочая, прочая, звеРрики по заведенному обычаю всячески засмущались и кинулись врассыпную.
  Птеку это обстоятельство только порадовало: он по-хозяйски сунул нос в кастрюлю, пыхтевшую на плите, фыркнул презрительно "Каша!" и шмякнул на огонь чугунную сковороду.
  Марк присел около печной дверцы, наслаждаясь теплом.
  - Твои соплеменники меня всегда так панически бояться будут? - спросил он.
  - Чудак, это мы тебя не боимся, это мы тебя уважаем! - Птека ловко резал колбаски и кидал ломтики на раскаленную сковородку.
  Они сразу же начинали шкворчать и подпрыгивать, распространяя дивный запах, от которого у Марка слюнки бежали.
  - А за что, собственно говоря, вам меня уважать? - усмехнулся Марк.
  - За всё! - лаконично ответил Птека, щедро заливая подрумяненную колбасу яйцами.
  - А всё-таки? - не унимался Марк, которому стало очень любопытно. - В первую, так сказать, голову?
  Птека выкинул яичные скорлупки в мусорное ведро, почесал шевелюру.
  - За человечность, пожалуй, что так! - радостно сообщил он и торжественно перенес сковороду на подставку.
  - В любом другом месте это звучало бы чертовски трогательно, - задумчиво сказал Марк, поворачиваясь к печке другим боком. - Но в ЗвеРре - несколько зловеще. И всё же я рад, что выкинуло в ЗвеРру меня не куда-нибудь, а к вам в дом. Не знаю прямо, как бы я пережил овсяный кисель, попади я к жабкам.
  - Жабки, наверное, тоже рады, - засмеялся Птека.
  Он нарезал хлеб толстыми ломтями и без особых церемоний стал уплетать яичницу.
  - А я?! - возмутился Марк.
  - А ты, похоже, замёрз сильнее, чем проголодался... - невинно заметил Птека. - Голодные не сидят у плиты, когда на столе яичница с колбасой.
  - Какой кошмар... И так обращаются с официальной Последней Надеждой Города. Которой обещали разносолы прямо в рот в любом доме по первому требованию!
  Марк нехотя оторвался от печи и пересел за стол.
  - Удивительно маленькие у вас сковородки, - сказал он некоторое время спустя. - Непростительно крохотные. Ну да ладно, коли есть больше нечего, давай посмотрим на скорую руку, что же нам жабки дали. Почитаем перед сном, так сказать.
  Он расстелил на столе кожаный лоскут и стал придирчиво изучать начертанную на коже то ли карту, то ли план, то ли атлас, то ли комикс.
  Но надо сказать, что среди залихватских вензелей, познавательных картинок в рамочках, уснащённых душеспасительными надписями и художественно выполненных пейзажей просматривались-таки отдельные фрагменты улиц города.
  На карте ЗвеРра была вписана в некое подобие цветочка: идеальный круг-сердцевина и шесть полукружий лепестков. На "лепестках" перечислялись звеРрюги, держащие город в блокаде, а по ободу сердцевины вилась надпись "Безумие ЗвеРры". Речка на карте текла сверху вниз, делая по пути загогулины. В реке резвились схематичные рыбки.
  Город был целиком выстроен на правом берегу реки, на левом же была изображена лишь пара ветхих хижин у подножия моста, соединяющего два берега. И ещё на левом берегу был кусок дороги. Дорога упиралась в Круг Безумия.
  Птека убрал сковороду, ножи и вилки, и с любопытством склонился над кожаным лоскутом.
  - О, наш дом. А вот Зубровый Замок. Красиво нарисован.
  - Я-то надеялся, что у вас хотя бы направление "север-юг" указывают, - буркнул разочарованный Марк, разглядев карту. - Толку-то, что она вся в завитушках. Ну ладно, хоть такая. Синие и красные крестики вижу, молодцы, жабки. Только никакой закономерности в их расположении не улавливаю. Похоже, люди вываливались в ЗвеРру, как пророк ваш на душу положит. А я так надеялся, что эти крестики сложатся в какую-нибудь хитрую фигуру, которая таинственным образом укажет нам путь к Артефакту.
  - Ты, и правда, так думал? - восхитился Птека.
  Марк смутился.
  - Ну-у... Где-то в глубине душе... В общем, я надеялся, что почерпну из мест гибели людей определенную информацию. Ладно, проехали. Вот я Могильники вижу. Ратушу вижу. А Волчьи Башни - это что?
  - Это Волчьи Башни, - остроумно ответил Птека. - Волки в них живут. Башни как бы ограничивают тот кусок города, которому они покровительствуют.
  - Который они контролируют, - перевёл сам себе Марк. - Угу-угу... А ваш дом стоит в зоне их покровительства?
  - Нет, мы не попали. Мы больше к Зубровому Замку, хоть он и далековато. Лисы тоже башни предпочитают - легче от звеРрюг оборонятся, но их родовые дома в одном месте и называются Лисьи Норы.
  - Офигеть! - одобрил название Марк. - Башня по имени Нора - это прямо гора по имени Футзияма.
  - Только лисы, в отличие от волков и зубров, живут по всему городу. Не обязательно в Лисьих Норах.
  - А для волков и зубров обязательно?
  - Зубрам простор нужен - поэтому они свой Зубровый Замок очень любят, без дела их в городе и не увидишь, - обстоятельно объяснял Птека. - Чтобы они, к примеру, в "Весёлую крыску" зашли - ни-ни. А у волков башни везде... Лисы же общительные, им незазорно жить и рядом со звеРриками. И по кабакам шариться. Они каким-то образом умеют и себя не уронить, и со звеРриками общаться.
  - А другие звеРри не умеют? - уточнил Марк.
  - Не все, прямо скажем, - признался Птека. - Соболя тоже снисходят до нас, как и лисы. Лоси и зубры - просто не замечают. А если замечают, то ведут себя вежливо. А вот если рядом с волком окажешься, хочется сразу под лавку спрятаться. Волки - гордые ужасно. И жёсткие.
  - Странно, волки, говоришь, гордые, а лисы, получается, нет?
  - Нет, лисы не жёсткие, они - хитрые. Они всегда имеют своё мнение и подсмеиваются над всеми. Если звеРрик подойдёт к волку, тот его и слушать не будет. А лис выслушает, не погнушается. Только забудет через мгновение. А вот зубр или лось не забудут, если важное что-то.
  - А соболя?
  - Соболя слушать не будут. Чтобы услышали соболя, нужно сказать жабкам. Жабок они послушают.
  - Всё запутано-перезапутано, - подытожил Марк. - А это что за живописные пейзанские лачуги?
  - Чего? - изумился Птека, вглядываясь в карту.
  - Что за домики за мостом? Под свитком с мудрой надписью о том, что истинная красота кроется в душе.
  - А-а-а, понял. Там кислые мыши живут. Вонючие такие. За мостом следят. А в городе им жить запрещено. Из-за запаха. Это их дома.
  - А дорога куда ведёт?
  - Никуда. Это старая дорога, ещё до появления ЗвеРры была. Давно зачахла.
  - Зачем же тогда за мостом следить, раз там тупик?
  - Как зачем? - изумился Птека. - А как ЗвеРрюги с той стороны в город попадут? Вода ведь холодная! А кислые мыши мост в порядке держат. ЗвеРрюги их почти и не едят, - брезгуют. Так с самого начала ЗвеРры идёт - наступает полнолуние и на мосту должны зажигаться светильники, на каждой тумбе. Полная луна поднимается над Волчьими Башнями, над Зубровым Замком, над Лисьими Норами, светится мост над тёмной водой ЗвеРры-реки, и из чёрного леса идут звеРрюги в проклятый город, как повелел пророк... - последние, явно заученные слова он прознес нараспев.
  Марк фыркнул недоверчиво.
  - Да-да! - подтвердил Птека, задетый за живое его фырканьем. - Пока Артефакт не похитили, каждое полнолуние на мосту светились огни - единственные огни во всём городе, не считая лунного света. Их было видно и сквозь речной туман, и сквозь снег. Но уже пять лун мост стоит без огней.
  - Охотно верю, - буркнул Марк и присмотрелся к лепесткам звеРрской ромашки. За рекой обитали ласки и выдры. И, частично, рыси - на карте река заканчивалась, упираясь в середину лепестка.
  - А выдры-то с чего в звеРрюгах? - удивился он. - И нафига им мост?
  - Выдры - для священного числа, я думаю, - серьезно объяснил Птека. - Выдры в городе и не появляются. Живут на Выдровом Водопаде, рыбу ловят.
  - Приятно услышать о приступах благоразумия у объятых Безумием, - подытожил Марк. - Ладно, пошёл я спать, пока звеРрюги не выползли.
  Марк сложил карту, зевая, добрёл до кровати, набитой сеном, стянул с себя кроссовки и дырявые носки. На джинсы сил не осталось, заснул прямо так. Во сне Марку казалось, что кто-то осторожно трогает его пятки.
  Снилась разная чушь, по большей части неприятная.
  
  ***
  
  Проснулся Марк по установившейся привычке ближе к полудню.
  Около кровати на скамеечке сидел Птека и трудолюбиво шелестел спицами, довязывая полосатый носок. Второй, готовый, лежал тут же, в плетёной корзинке, наполненной разноцветными клубками.
  - Померь! - строго велел Птека. - Чтобы не маленький был.
  Марк сел, взял протянутый носок. Надел. Тот был впору.
  - Круто! - восхитился Марк. - Как у Буратино. Это ты мне пятки щекотал?
  - Ага! - кивнул Птека. - Мерку снимал. Мы тут с ребятами решили тебе подсобить, пока спишь. Я вязал носки, Фтека - жилетку, а Гтека - шапку. С ушами. Красивую. Они тоже почти закончили.
  - Ну вы, мужики, сильны! - покачал головой потрясённый Марк. - Вязать умеете! Просто нет слов.
  - А ты не умеешь? - удивился в ответ Птека, разглядывая Марка, словно тот заболел.
  - У меня бабушка вяжет... - стал оправдываться Марк.
  - Вязание - дело мужское! - отрезал сурово Птека. - У нас даже гильдия вязальщиков есть. Турниры проводятся. На скорость вязания, на сложность, на красоту изделия. Да, забыл сказать, Чтека уже связал тебе перчатки. Под подушкой лежат.
  Марк пошарил в изголовье, вытянул пару перчаток. Тоже полосатых.
  - Экий я буду стильный парень! - восхитился Марк. - Местные красавицы падут.
  - Так ты же от них сбежал? - удивился Птека, принявший слова Марка за чистую монету.
  - Как обыкновенный человек, я испытываю комплекс неполноценности перед идеальной красотой эльфов, - отшутился Марк.
  - Чего? - не понял шутки Птека. - Ты о ком говоришь?
  - Ладно, неважно, - Марк потёр лицо ладонями, взлохматил шевелюру. - Дай сообразить, что нужно сделать до наступления ночи. И что можно сделать ночью. Пока мы ни на йоту не приблизились к разгадке, что же такое этот пресловутый Артефакт. Посмотрели на один труп. Похлебали киселя. Угу. Так, план вырисовывается. Пока светло, надо добраться до штаб-квартиры хранителей. Не хочу я по темноте ваши достопримечательности посещать. Мне гробницы с разбитым параличом волчарой и щербатым черепом хватило за глаза. Ты меня проводишь или покажешь на карте, где это?
  Птека задумался.
  - Провожу. Мне самому интересно посмотреть. Один туда сходить я всё равно не осмелюсь.
  - А в компании с Чтекой, Фтекой и этим, Ктекой? - прищурился Марк.
  - Не Ктекой, а Гтекой. Они не пойдут. Что они, дураки что ли...
  - Приятно, чёрт побери, когда твои умственные способности ценят, - фыркнул Марк.
  - Да нет, ты дело другое, - попытался загладить промах Птека. - Тебе отступать некуда.
  - А Гтеке и остальным текам есть куда? - насторожился Марк.
  - Тоже некуда, но ведь от нас ничего и не зависит. Держи.
  Марк натянул носок. Пошевелил пальцами.
  - Красота! Ну пошли, что ли... Да, ребята, раз уж вы такие мастера - может вы мне и рюкзак свяжете? Ну, мешок такой заплечный, с лямками. Я и на полосатый согласен, лишь бы прочный был.
  - Свяжем! - пообещал Птека.
  
  ***
  
  На улице царил солнечный полдень, и ЗвеРра была на удивление приветлива и мила. Словно не здесь по ночам зубы стучат от холода и неизбывного ужаса. Милый, обаятельный город. Марк даже заметил пару окошек с белыми кружевными занавесками. В полдень та незримая тень, что нависла над ЗвеРрой, казалось, отступила под лучами солнца. И уши не мёрзли.
  Марк шёл и чувствовал себя туристом, попавшим в восхитительное "средневековье с человеческим лицом". Чудесно пахли блинчиками и печёным на углях мясом уличные забегаловки. Над лавками распустились яркие полотняные навесы. Рука так и тянулась за фотоаппаратом, которого не было, чтобы запечатлеть причудливый фронтон, интересный карниз, уличную сценку, - чтобы потом показывать друзьям вместе с фотками: "а вот я в Праге", "а вот я в Лондоне", "я и Париж, Париж на заднем плане".
  Мощёная окатанным булыжником улочка, петляя, вела к реке, которую, как и город, звали ЗвеРрой, а навстречу Марку и Птеке спешила легким шагом и лукаво улыбалась красивая девушка. Старая знакомая. Полярная лиса.
  - О, Марк! Здравствуй! Ты чего от нас сбежал? Диса обиделась на тебя смертельно!
  - Не люблю дешёвых представлений, - улыбнулся в ответ Марк. - Так и передай вашей роковой красавице.
  - Всенепременно! -закрыв улыбку ладошками, серьёзно пообещала белая лисичка. - Скажу, что любишь дорогие представления.
  - Скажи-скажи. Чернобурую леди, значит, зовут Диса. А рыжую?
  - А рыжую - Ниса.
  - А тебя?
  - Ещё не догадался? - расхохоталась во весь голос полярная. Увидела кого-то знакомого и радостно ему замахала. - Илса меня зовут. Ну ладно, приятно было с вами пообщаться. Пойду, обрадую Дису, что шестой спаситель ещё живой.
  Она прыснула в ладошку и, продолжая смеяться, заспешила по своим лисьим делам. Солнце золотило её белоснежные волосы.
  - Диса, Ниса и Илса, вот оно как... - задумчиво пробурчал Марк, провожая полярную лисичку взглядом. - Три девицы под окном пряли поздно вечерком...
  - Ты думаешь? - спросил Птека, морща лоб. - Мне кажется, они прялки в руках никогда не держали. Разве что веретено, - и то, прикидывая, как удобнее острым концом под ребро пырнуть.
  - Это стихи, мой серьёзный друг... - отозвался пришедший в удивительно благостное настроение Марк. - Поэзия... Эх, не видела она меня в полосатом великолепии, которое вы связали. Не устояла бы, зуб даю.
  Птека хотел что-то сказать, но потом, видно, передумал. Дальше шли молча.
  
  ***
  
  Если зубры квартировали в Зубровом Замке, а жабки в особняке у озера, то у хранителей Артефакта был целый дворец над рекой. С каскадом причудливых лестниц, с вереницей башенок, с мощной подземной частью.
  Дворец, который вся ЗвеРра называла Олений Двор, горделиво красовался на высоком берегу неподалеку от моста.
  За пять месяцев, прошедших со дня нападения, Олений Двор сильно обветшал. Обрушились стены ограды, зияла дырами черепичная кровля, осыпались разноцветные оконные витражи. Марка это удивило. Срок был явно недостаточным, чтобы нанести столь мощные разрушения крепкому строению.
  - Здесь никто не ходит, - объяснил, как мог, Птека. - Мы думаем, что теперь это место заразно, можно Безумие ЗвеРры подцепить. Я с тобой: поэтому не боюсь.
  - Даже если все обходят седьмой дорогой эти хоромы, так быстро придти в негодность они не должны! - возмутился Марк. - Словно проказа их разъедает.
  Он принюхался.
  - Дымом тянет... Подвалы у Оленьего Двора, говоришь, хорошие? Похоже, живут в нём. Давай-ка в укрытие отойдём, а то торчим у всех на виду, нарываемся.
  Марк оглядел округу и в качестве укрытия выбрал чудом сохранившийся фрагмент каменной ограды, защищавшей когда-то дворцовый сад на склоне над рекой. Руины романтично заросли колючими кустами дикой малины, это придало им дополнительную ценность в глазах практичного Марка.
  Под прикрытием стены он нашёл пятачок, сравнительно чистый от растительности, и принялся обустраивать наблюдательный пункт. Птеке пришлось окутаться своей замечательной буркой, чтобы уберечься от колючек. Он деятельно помогал Марку ломать ветки для нужного обзора и заплетать лишние проходы. Марк, одним глазом поглядывая на разрушенный дворец, проверил территорию с обратной стороны стены, убедился, что натоптанных тропинок за ней нет.
  - Что-то мне подсказывает, - пробурчал он, - самое интересное здесь ночью происходит. Похоже, надо садиться в засаду. Во всяком случае, соваться вот так - открыто - в руины, из которых потягивает дымом, я не рискну. Ладно, схрон мы подготовили, можно осторожно отступить. Птека, я на вашей кухне перец молотый видел, мне бы полбаночки...
  - Хоть банку целиком, - пожал плечами Птека.
  - Договорились. А у вас в городе есть хоть одна библиотека? Книгохранилище?
  - На площади, рядом с ратушей, есть архив.
  - Пойдём сейчас к вам домой, я оденусь потеплее, - и в этот архив наведаюсь. Бумагами пошуршу, попытаюсь следы Пророчества отыскать. А ближе к вечеру сяду в засаду.
  - Я с тобой! - попросил Птека. - Не смогу дома сидеть, когда такие дела творятся.
  - Любопытство сгубило кошку. А кошка это зверь, друг мой звеРрик... - предупредил Марк.
  - Пусть! - махнул Птека. - С тобой я не боюсь!
  - А зря... Я сейчас гарантированный источник неприятностей.
  - Всё равно, - упрямо сказал Птека. - Мы хоть что-то делаем, а остальные просто ждут конца.
  - Вольному - воля, - сдался Марк. - Благородное желание разнообразить остаток жизни - я прекрасно понимаю, и препятствовать не могу. Будешь незаметно дожидаться меня около архива вместе с банкой перца. Перед заходом солнца... На перец, конечно, надежда слабая, но уж лучше такая. Теперь организованно отступаем.
  Они осторожно прошли оставленной тропинкой сквозь заросли и, спустившись к реке, покинули опасное место.
  
  ***
  
  Марку уже из спортивного интереса хотелось застать врасплох хоть одного звеРрика в доме Птеки.
  Куда там, опять все разбежались, лишь заслышав их шаги. Любопытные глазки подсматривали из щёлочек, - но быстро исчезали, только Марк делал шаг в их сторону.
  Птека произвел разгром на кухонных полках и с гордостью выставил на столе батарею склянок с самыми разнообразными видами перца. Там был перец-горошек, и перец молотый. Перец чёрный, красный, белый и душистый. И стручковый, - большие сморщенные стручки и крохотные закорючки, способные превратить одной перчинкой ведро супа в полыхающее жидкое пламя.
  Марк придирчиво всё осмотрел и в качестве оружия выбрал жгучий молотый перец, смешав и чёрный, и красный, и белый.
  - Авось какой-нибудь подействует!
  Птека нашел подходящую банку с плотной крышкой, стал высыпать в неё адскую смесь. Облачко перцовой пыли поднялось над столом, заставив и Марка, и Птеку отчаянно чихать.
  - Ага, - довольно сказал Марк, прочихавшись. - Идея хорошая. Друг мой Птека, а есть в вашем обиходе такая неромантическая вещь, как клизма? Чёрт, до открытия резины вы ещё не дожили, забыл я... Тогда плотный кожаный мешочек. Или полотняный, но промасленный. И трубочка.
  - Хочешь перец распылять? - сообразил Птека. - Давай пока ты в архиве сидишь, я схожу к ювелирам, возьму маленькие мехи, которыми они воздух накачивают.
  - Мехи, говоришь? - Марк задумчиво раскусил горошину душистого перца. - Попробуй. А ещё мне нужен лист бумаги и карандаш. Или грифель.
  
  ***
  
  Архивом заведовал звеРрь, хотя на мгновение Марку показалось, что перед ним звеРрюга, такой радостью полыхнули глаза старого лиса. Архивариус был неуловимо похож на несостоявшихся телохранительниц Марка: старый лисовин из породы рыжих лис, чью рыжесть давно съела седина.
  - Я бесконечно рад, что хоть один человек заглянул сюда, - честно сказал архивариус. - До вас никто из пяти не догадался этого сделать.
  - А чем вообще располагает архив? - осторожно поинтересовался Марк. - Летописи? Акты? Планы города? Мемуары доблестных участников знаменательных для ЗвеРры событий? Школьные сочинения на тему "Как прекрасна наша Родина?"
   - Летопись есть, - признался архивариус. - Только пожар её попортил... Акты были, но тоже сгорели...
  - Поскольку на ЗвеРру валятся, похоже, все несчастья Ойкумены, пожару в архиве удивляться не приходиться... Могу я сам посмотреть, что осталось на полках?
  Лисовин ответил не сразу.
  Марк не торопил.
  - Хорошо, - наконец сказал архивариус.
  Снял с пояса кольцо с ключами и отворил перед Марком дверь.
  
  
  
  ПОЛНОЛУНИЕ
  Ночь третья
  
  
  
  Птека нетерпеливо ходил под окнами архива с банкой перца под мышкой. Время от времени он вспоминал, что делает это незаметно, не привлекая к себе внимания: и на секундочку прятался в одной из подворотен, видимо, в целях сбивания со следа врагов и звеРрюг. Через мгновение опять появлялся на мостовой и начинал маршировать туда-сюда с новыми силами, резко выделяясь на фоне спешащих по своим делам горожан.
  Марк появился хмурый.
  - Обчистили ваш архив, - объяснил он. - И я этому даже не удивляюсь. А после того, как обчистили, подожгли. Старый лис чего-то скрывает, он напуган. Но, с другой стороны, обрадовался мне, как родному. Вот и думай, что же там произошло...
  - А я мехов не нашёл... - виновато сообщил Птека. - Ювелиры ждут конца ЗвеРры, работать перестали, лавки закрыты.
  - Переключились на производство гробов? - кисло поинтересовался Марк.
  - Нет... - растерялся Птека.
  - А зря, я бы на их месте не упустил столь доходный промысел. Конъюнктура как раз благоприятная.
  - А что такое конъюнктура? - переспросил Птека.
  - Это когда есть спрос на гробы и белые тапочки. Аккурат перед очередным концом света, - подробно разъяснил Марк. - Фиг с ними, обойдемся пока и так. Пошли, стемнеет скоро: уши зябнут.
  - Ты быстро привыкаешь к ЗвеРре, - заметил Птека. - Чувствуешь приближение ночи.
  - Начнешь тут чувствовать, - ворчливо заметил Марк, доставая вязаную шапку. - Уши-то не казённые!
  Холодало, и правда, стремительно.
  Стоило солнцу уйти за свинцовые крыши, как холод волной покатился по улицам, заставляя горожан обрастать шерстью всех видов. Плечи окутывали косматые бурки и изящные меховые манто. Запестрели на мостовой полосатые, пятнистые, причудливо окрашенные шубки. Через мгновение улица приобрела зимний вид.
  - Прямо цунами какое-то! - поёжился Марк, натягивая вязаные перчатки.
  Птека привычно окутался блестящей шубой.
  Безлюдными проулками они поспешили к Оленьему Двору, тщательно проверяя, нет ли хвоста. (Марк бы совсем не удивился, если бы после усилий Птеки остаться незамеченным, за ними увязалась бы толпа любопытствующих. Но им повезло.)
  К месту засады успели засветло.
  Марк взял у Птеки банку и тщательно засыпал перцем подходы к полянке, на которой они собрались коротать ночь.
  - Сегодня мы всё равно будет только смотреть, - объяснил он. - Во всяком случае, носиться с гиканьем по кустам я не планирую.
  ЗвеРра понемногу отходила ко сну. Тревожному, неспокойному сну, наполненному страхом.
  Из зарослей, где прятались новоиспечённые засадчики, был виден не только Олений Двор, но и часть города.
  - В другом месте сейчас загорались бы огни, чтобы освещать город всю ночь, а здесь наоборот, всё стремительно гаснет... - задумчиво сказал Марк.
  - Правильно гаснет, зачем специально привлекать звеРрюг? - заметил Птека. - А у меня лепёшка есть...
  - Давай! - оживился Марк. - Есть хочу зверски. Интересно, всё-таки, чем руководствовался ваш пророк-основатель, не очеловечив ни птиц, ни домашнюю живность? Сугубо лесное зверьё осчастливил...
  Птека не знал ответа на этот вопрос, протянул лепёшку молча и принялся шебуршиться у стены, устраивая себе гнёздышко. Марк ел.
  Сумерки сменились темнотой. Пар вырывался изо рта, вечерний туман опустился на землю ночным инеем.
  Марк сидел, привалившись к стене, ровно дышал и бездумно смотрел на город. Рядом посапывал Птека. Он прислонился к Марку, создав с левого бока тёплое подобие стожка. Банку с перцем Марк держал наготове.
  Время шло...
  ЗвеРра окончательно затворилась на все засовы, спряталась, как могла.
  А Олений Двор, к удовлетворению Марка, начал оживать.
  Из развалин при зыбком свете луны стали выбираться тени, они принюхивались, ловя в ночном городе какие-то, только им одним известные, запахи - и исчезали в разных направлениях. В подвалах квартировали самые мелкие из звеРрюг - ласки. Более крупные носители Безумия ЗвеРры, видимо, предпочитали привычные места обитания.
  Ласки - все - были в человеческом облике. Изысканные, тонкие, прилизанные - они напоминали фигурки на старинной музыкальной шкатулке. Кружево воротников и жемчужные вышивки слабо сияли в лунном свете. Ласки преувеличенно галантно раскланивались друг с другом, но это не мешало то и дело вспыхивать коротким стычкам, которые, впрочем, смотрелись, как балетные па-де-де, а не драки. Марк не мог отделаться от ощущения, что перед ним ожила гравюра с идеальными кавалерами и дамами.
  ЗвеРрюги неторопливо расходились во все стороны на ночную охоту.
  Олений Двор казался сосредоточением куртуазности и приличных манер.
  Но в одно мгновение всё поменялось: откуда-то из потайной щели выбралось нечто, не пожелавшее менять звериный облик. Это было воплощённое Безумие ЗвеРры, лохматое и грязное. Страшное в своей несуразности. Росомаха? Рысь? Невозможно было понять в лунном свете...
  Марк судорожно нашарил нож и плотнее вжался спиной в стену. "Смерть на копьях сидела, утробно урча..." - вспомнилось ему совсем некстати. Птека, вцепившись в топорик, сопел рядом.
  Чудовище, передвигаясь боком на полусогнутых конечностях, неторопливо выбралось на тропу, проходящую вдоль обрыва над рекой, и застыло там, шумно принюхиваясь.
  Марку стало нехорошо: в том, что лохматая нечисть учует щедро рассыпанный у стены перец, сомневаться не приходилось. А вот, что рассыпанный перец его остановит, - было очень сомнительно. На мгновение Марк зажмурился, собираясь с силами, (у него с детства осталась такая смешная привычка). А когда открыл глаза, увидел новое действующее лицо, не страшащееся ночной ЗвеРры.
  Рядом с чудовищем стояла Диса, роскошная чернобурая красавица. Луна серебрила её шубку. Диса, вцепившись в загривок чудовища, пыталась увести его с тропы. Без особых, надо сказать, успехов.
  Пока Марк ломал голову, лихорадочно соображая, что всё это значит, позади раздался еле слышный треск. Чуткий на ухо Птека тоже услышал подозрительные звуки и испуганно вцепился в руку Марка. Из-за стены глухо рыкнуло, и вслед за этим тёмный силуэт пронесся над засадой, в длинном прыжке перескочив стену, и заросли дикой малины. Птека испуганно пискнул, но писк потонул в рычании и вое.
  Диса пятилась, отступая. ЗвеРрюга и оживший волк из Могильников замерли нос к носу. А потом схлестнулись, полосуя друг друга зубами и когтями.
  Чернобурка, воспользовавшись моментом, исчезла. Полосующие друг дружку противники не удержались на тропе, сорвались и покатились вниз, к реке. Олений Двор в мгновение опустел, - все постарались очутиться как можно дальше отсюда.
  ЗвеРра оцепенела от ужаса.
  Марк с Птекой осторожно выбрались к обрыву. Внизу, на камнях у воды, лежал растерзанный звеРрюга. Над ним стоял, подняв голову, и выл огромный седой волк, бросая вызов луне.
  Вой достиг луны, затих. Волк, глухо рыча, наклонился к поверженному врагу и перервал ему горло, практически отделив голову от шеи. Затем долго пил из холодной ЗвеРры-реки, не обращая больше никакого внимания на убитого. Напился и побрёл по берегу в сторону Волчьих Могильников.
  Марк и Птека смотрели сверху, наперебой чихая от попавшего в нос перца.
  - А теперь объясни мне, друг Птека, - тихо и человечно попросил Марк. - Что вообще это было, а?
  
  ***
  
  Видимо те, кто был поблизости, подобных вопросов себе не задавали, предпочитая никак себя не обнаруживать, по крайней мере, до утра.
  - Что делать будем? - риторически спросил Марк у Птеки.
  - Не знаю...
  - И я не знаю. Одно я знаю железно: сейчас здесь, как в оке тайфуна, самое спокойное место. Попробуешь уйти - нарвёшься на кого-нибудь из звеРрюг. Сюда они сунуться побоятся, после такой-то баталии, но надо же им чем-то промышлять. С другой стороны лезть проверять подвалы Оленьего Двора мне не хочется, просто смертельно не хочется. Вдруг там не одно такое чудо прячется... Давай лучше к реке спустимся, рассмотрим проигравшего. Диса, я думаю, в ближайшее время не вернётся для его оплакивания. Хотя кто их, женщин, разберёт.
  Птека предложению Марка спуститься к реке не обрадовался. Но и оставаться одному на обрыве ему совсем не улыбалось. Поэтому он поспешил за Марком. А на берегу замер, не приближаясь к телу, предоставив шестой надежде ЗвеРры наслаждаться осмотром, сколько влезет.
  - Мы быстро, не бойся, - подбодрил его Марк. - Тут недолго и до рассвета осталось. Скоро квартиранты на ваш Двор Чудес возвращаться начнут.
  Птека кивнул, но желания подходить к трупу у него не прибавилось.
  Марк осмотрел останки, покачал головой.
  Молча начал подниматься на склон. Молча уселся в засаде. Птека ни о чем не спрашивал, мудро полагая, что долго молчать Марк не сможет.
  
  
  
  ПОЛНОЛУНИЕ
  День
  
  
  
  Они дождались возвращения ЗвеРрюг, восхода солнца (снова волшебнейшим образом преобразившего ЗвеРру) и отправились домой.
  И лишь когда Олений Двор остался далеко позади, Марк нарушил добровольный обет молчания.
  - Ты говоришь, в ЗвеРре только лисиц Безумие ЗвеРры не коснулось? Так вот, это неправда. И у лисиц какая-то своя игра. Впрочем, как и у всех здесь.
  - Это лис?! - ахнул Птека.
  - Бывший лис, - поправил его Марк. - Может быть, остальных лисиц Безумие ЗвеРры, и правда, стороной обходит, зато уж этого приложило - мало не покажется. В связи с чем возникает вопрос: трясти Дису за роскошную шубку или погодить. Я и раньше-то её эффектное появление в вашем доме кисло воспринимал, а после сегодняшней ночи и вовсе. Сдается мне, спектакль мы увидели, гастроль примадонны народного театра. Представление, одним словом. Балаган.
  - Как балаган? - не поверил Птека. - ЗвеРрюга нас чуть не съел!
  - Ты пойми, друг Птека, - усмехнулся криво Марк, - "чуть" не считается, красавица появилась на удивление вовремя. И звеРрюга. А ведь ты тогда говорил, я помню, что искать меня в Зубровом Замке будут... ЗвеРрюге же искать не понадобилось: как по ниточке добрался. Я, конечно, Полярная Звезда, магнит и всеобщая надежда, - но не настолько же! Сегодняшняя наша засада тому подтверждение. Кроме зубров о нахождении шестого спасителя ЗвеРры в доме звеРриков знал только назначенный звеРрями телохранитель. То есть Диса.
  - Но она же убила звеРрюгу! - не сдавался Птека.
   - Ну и что? - искренне удивился Марк. - Сама привела, сама и убила, делов-то. Девушка незаурядная, с фантазией. Вот только что ей от меня надо? Одно из двух: либо посодействовать в нахождении Артефакта, либо воспрепятствовать.
  - А может, она убить тебя хочет? - предположил Птека.
  - Я понимаю, что ночь в засаде выматывает, - фыркнул Марк. - Но сам посуди: если бы Диса желала мне смерти, и я, и ты давно бы концы отдали. Что ей мешало чуть подождать и прикончить звеРрюгу уже после того, как он нас пообкусал со всех сторон? Нет, нашей гибели она не желала, она хотела красиво появиться, вызвать максимальное доверие. Перестаралась только. А если мы узнаем, что ею движет, то поймём, союзник она или противник.
  - А как мы это узнаем? - просто спросил Птека.
  - А я знаю?! - обозлился Марк. - Существует Предсказание, - текста никто не знает, похищен Артефакт, которого в глаза не видели. Ожило чучело волка и слопало чудовище, в которое превратился добропорядочный ранее (я просто уверен) лис. Предоставленный городом телохранитель, непроницаемая стена между Последней Надеждой ЗвеРры и её Безумием, шурует среди мелких ЗвеРрюг, как среди родных. Все трясутся за семью запорами, хранят семейные и клановые тайны, но предполагается, что человек со стороны всё это легко распутает. Великолепно. Ага, сейчас. Слушай, пойдём в какую-нибудь забегаловку. Ты меня накормишь, а счёт выставим зубрам. И суточные получим заодно. Я по деньгам соскучился. Отказываюсь спасать вашу ЗвеРру за бесплатно!
  - Вообще-то ещё рано... - вздохнул Птека. - Приличные заведения открываются позже. Но если ты так хочешь, около рынка есть одно местечко. Без изысков, но хоть не отравят спросонья. "Весёлая крыска" называется. Трактирчик.
  Марк прищурился, но уточнять не стал.
  В "Весёлой крыске" было практически пусто, чему Марк несказанно обрадовался. Он предоставил Птеке заказывать на своё усмотрение то, чем можно насытиться, но нельзя отравиться. А сам, присев за столик, продолжил крутить в голове детали звеРрской головоломки. После ночи в засаде так приятно было вытянуть ноги под столом...
  Птека заказал мясо на вертеле, лепёшки и подогретое вино с пряностями.
  - В их жаркое я не верю, - объяснил он, - а здесь, всё-таки, мясо куском побольше. Лепёшки свежие, да и вино не совсем дрянь. Тем более горячее, в горячем заразы всегда меньше.
  - Ты такой хозяйственный, прямо кот Матроскин, - похвалил его Марк. - Ещё бы Предсказание помнил хоть в общих чертах, - и цены бы тебе не было.
  Птека загрустил.
  - Я не могу помнить то, чего не знаю.
  - Ладно, не бери в голову. - Вот у нас, - там - дома, ежели и появится предсказание, так все его знают, мусолят почем зря на разные лады. Пытаются события под него подогнать. В жизни-то этих предсказаний завались, только все не понятные, можно и так объяснить, и эдак. А в книжках вообще круто: "Волхвы не страшатся могучих владык и княжеский дар им не нужен, правдив и свободен их вещий язык и с волей небесною дружен. Твой конь не боится опасных трудов, он, чуя господскую волю, то смирно стоит под стрелАми врагов, то мчится по бранному полю. И голод, и холод ему - ничего. Но примешь ты смерть от коня своего..." - во как, понял, предсказания нужно делать. Или вот: "Древнее золото редко блестит, древний клинок - ярый. Выйдет на битву король-следопыт, зрелый не значит старый. Позарастают беды быльём, вспыхнет клинок снова. И короля назовут королём в честь короля иного". И все сразу понимают - о чём бы речь ни шла, но коня лучше убрать, а сломанный клинок восстановить. А у вас полный бардак, всё не по-людски. И пророк ваш, основатель одноглазый - сволочь.
  Пока пришедший в склочное состояние Марк цитировал классиков, принесли завтрак. К радости Птеки Марк прекратил обличать порядки ЗвеРры и принялся за еду.
  Пока они завтракали, весть о том, что шестая надежда ЗвеРры до сих пор жива и кушает с аппетитом, распространилась по городу, и в "Весёлую крыску" потекли зеваки.
  Вино и мясо оказали на Марка смягчающее воздействие, и он воспринял появление зрителей спокойно, лишь отсалютовал вертелом с полуобглоданным куском.
  А когда от посетителей стало не продохнуть, он громко воззвал к зевакам:
  - Горожане! Неужели никто не вспомнит хоть крохотного кусочка из Предсказания святого человека? А? Строчечку? Шалтай-Болтай сидел на стене, Шалтай-Болтай свалился во сне? Ага?
  Горожане мялись. Неведомый ЗвеРре Шалтай-Болтай никого не вдохновил.
  -А может, врут всё? - не унимался Марк. - И ничего с городом не произойдёт. Может, это вас пугают? А я, как последний дурак, ищу кошку в тёмной комнате, а кошки давно след простыл?
  Все возмущённо загомонили.
  - Пророк сказал, - значит, произойдёт! - крикнул кто-то в раскрытое окно. - Святой человек врать не может!
  - Простите, а что он сказал? - тут же вцепился в произнесённое Марк.
  - Пока Артефакт в городе - будет стоять ЗвеРра, - буркнул трактирщик, поднося дорогому гостю очередную кружку с подогретым вином и убирая опустевшую. - Что-то типа этого.
  - А откуда мы знаем, что пресловутый Артефакт не в городе? А? - переспросил его Марк. - Ну спёрли вашу диковину, лежит где-нибудь под кроватью рядом с ночным горшком - города не покидая. Что поменялось? С чего концу мира наступать?
  - ЗвеРрюги лютуют! - объяснили Марку, как младенцу. - Раньше такого не было. И в Предсказании об этом тоже сказано. Было. Это все знали.
  - И глад, и хлад, и звезда Полынь упадет в мёртвые воды?
  - Не, про звезду не было, - дружно отмели версию горожане. - Про звезду бы помнили.
  - Это хорошо. Один пункт вычёркиваем.
  Марк потянулся к кружке, но замер на полпути: Птека весьма ощутимо пнул его под столом. Бесцеремонно распихивая зевак, к столику решительно приближалась Диса, персональный телохранитель шестой надежды, собственной персоной.
  - Ты вовремя! - приветствовал её Марк. - Мы как раз в Зубровый Замок собираемся. Пойдёшь с нами?
  Диса холодно пожала плечами, что, должно быть, выражало согласие, и поинтересовалась:
  - Что за страстный диспут в неурочное время?
  - Почему внеурочное? Самое что ни на есть подходящее. Общими усилиями ищем истину. Вот что ты, леди Диса, можешь вспомнить интересного об основателе города, о его подарке своему детищу, о прощальном напутствии?
  - Я так старо выгляжу? - обиделась Диса.
  Птека сдавленно хрюкнул.
  - Ты юна, как заря, - ничуть не смутился Марк. - Но хоть какое-то образование девушкам в ЗвеРре, надеюсь, дают? Или они беспросветно очаровательны?
  Диса открыла рот, намереваясь уничтожить нахала убийственно тирадой, но передумала и плотно сжала губы.
  Марк допил вторую кружку и встал:
  - Ну вот, теперь можно и прогуляться. Так я не понял, ты с нами или как?
  Диса ещё раз пожала плечами.
  - Ладно, - снизошла она до ответа. - Возможно, до Зубрового Замка мы вместе дойдём, а там уж - как получится.
  Пока Птека рассчитывался, а горожане, недовольные тем, что всё интересное закончилось, расходились, Марк, понизив голос, заговорщицки спросил у Дисы:
  - А что значит "как получится"? Войти в Зубровый Замок суждено не всем? Или всё не так страшно, как мне чудится?
  - Ещё неизвестно, пустят ли меня зубры в свой дом, - улыбнулась обольстительно Диса.
  
  ***
  
  - Ты её не боишься? - шепотом спросил Птека, когда Диса грациозно выпорхнула на улицу.
  - Сейчас - нет. И потом, нас же двое? - улыбнулся Марк. - Пошли.
  В этот раз дорога к Зубровому Замку показалась не такой длинной. Наверное потому, что была знакомой.
  Марк развлекал чернобурку светской беседой:
  - А ты почему сегодня одна? Без подружек?
  - Так получилось... - буркнула Диса. - Да и не очень-то ты к нам благоволишь. Так что, какая тебе разница?
  - Милые дамы! - патетически стукнул себя кулаком в грудь Марк. - Поверьте, я искренне восхищён и поражён вашей красотой, повержен ею в прах и всё такое, но поскольку мне объяснили, что жизнь моя на исходе, я не могу отвлекаться на женские прелести, потому что мне жить очень хочется. Вот когда станет понятно, что либо - всё, завтра конец, либо наоборот, жизнь продолжается - милости просим! Могу одарить любовью хоть каждую по отдельности, хоть всю тройку зараз. Мне тогда терять будет нечего, а сейчас ещё - есть. Ой!
  Последний возглас вырвался у Марка непроизвольно: разъярённая Диса влепила ему оплеуху, острые ноготки оставили на щеке кровоточащие царапины.
   - Хам!
  - Ваша Последняя Надежда, леди, - поправил Марк. - Давайте называть вещи своими именами. Дайте мне платок и расскажите про Безумие ЗвеРры. Как так получается, что оно угрожает всем, даже волкам, а ваша стая сумела избежать это напасти?
  - У меня нет платка! - сверкнула эльфийской красоты очами Диса. - Что же до Безумия ЗвеРры... Возможно, это и не Безумие, возможно, это истинный разум.
  - Даже так? Почему же тогда приобщившихся к благодати истинного разума предпочитают забивать на месте?
  - Завидуют... - пожала точёными плечами Диса. - Боятся.
  - А чему завидуют? Мне крайне интересно.
  - Силе. Независимости от города. Если мы звери, то почему должны быть людьми?
  - Чтобы не быть зверями! - пискнул Птека.
  Диса молча обожгла его взглядом, полным презрения.
  - Я совсем запутался, - сознался Марк. - Если всё так великолепно, как ты говоришь, и ЗвеРра семимильными шагами идёт по пути обретения гармонии, то за каким здесь я? Верните меня домой и обретайте истинный разум, сколько заблагорассудится.
  - Дни ЗвеРры, и правда, на исходе... - нехотя признала Диса. - И город подчиняется законам, установленным его создателем.
  - Хорошо, закон законом, а если спуститься с горных высей на грешную землю: ЗвеРрюги умеют говорить? - в лоб спросил Марк. - С ними можно общаться?
  - Ну-у... Если победишь звеРрюгу в поединке один на один - то можно... - чарующе улыбнулась Диса.
  - Как славно! - обрадовался ей в пику Марк. - Вот оно, что смело можно назвать удачей. Если так, то завтра идём охотится на медведя. Мне надо задать ему несколько вопросов.
  Улыбка Дисы несколько поблёкла.
  За разговором они незаметно подошли к ложбине с Кабаньей Канавкой. Марк проверил нож.
  - А вот к кабану у меня вопросов пока нет.
  На той стороне замаячили силуэты крепко сбитых людей.
  - Зубры, наконец-то, догадались выставить дозор, - слегка прищурилась, рассматривая фигуры, Диса. - Теперь будет кому перевести вас через эту яму. Соответственно, мне нет нужды здесь задерживаться - дела зовут. Так что, - до завтра, последняя надежда! Было приятно с тобой поболтать.
  Резко развернулась и пошла назад.
  - Пока-пока! - помахал ей вслед вязаной перчаткой Марк. - Жду тебя, дорогая, с нетерпением! Носовой платок только не забывай.
  Диса бросила на него из-за плеча прощальный, очень выразительный, взгляд и ускорила шаги.
  Марк с Птекой остались одни ожидать зубров.
  - А дела-то всё чудесатее, - задумчиво поведал Марк, трогая царапины на щеке. - Кто-то боится Безумия ЗвеРры, а кому-то оно, похоже, нравится. И этот кто-то надеется выжить в грядущей резне. Девочка, стремясь задеть меня побольнее, нечаянно проговорилась и теперь понятно, почему она так смело расхаживала по Оленьему Двору. Если звеРрюги подчиняются тому, кто их сильнее - мы видели, как лихо она расправляется с ласками. Но ласки это одно, а кабаны, к примеру, - совсем другое. Мне, почему-то, кажется, что правило "пусть выживет сильнейший" проповедовал её лохматый друг, которому горло перервали. В полном, кстати, соответствии с этим правилом.
  - Ты хочешь сказать, лисы похитили Артефакт? - Птека достал чистый платок и протянул Марку.
  - Отнюдь. Я всего лишь хочу сказать, что кроме лис, похоже, никто не знает про возможность подчинения ЗвеРрюг. Или знает, но не придаёт значения. И вот что мне пришло в голову: ведь труп друга Дисы должен по-прежнему лежать у реки? Дело скоро к полудню, неужели его не обнаружили? Или уже нашли? Очень интересно, что по этому поводу теперь говорят в городе... Давай ты вернёшься и разузнаешь последние городские сплетни, в Зубровый Замок я и один наведаюсь.
  - Хорошо, - кивнул Птека. - Это я могу. Держи счёт.
  Он вынул из жилетного кармана аккуратно сложеный клочок бумаги.
  - Держу, - принял бумажку Марк. - Бухгалтерия превыше всего. Я постараюсь переночевать в замке, завтра встретимся.
  ЗвеРрик ушёл той же дорогой, что и чернобурка.
  Марк зевнул, - бессонная ночь сказывалась, хотелось спать.
  Уже слышны были тяжелые шаги на тропе, - зубры поднимались по склону.
  - Значит, победишь звеРрюгу в поединке, сможешь узнать его мнение... Интересно... - задумчиво пробормотал Марк. - Ещё бы сообразить, чье мнение я хочу узнать, а чьё - смогу.
  
  ***
  
  Зубры теперь меньше трёх не ходили. Возглавлял тройку старый знакомый Марка, тот самый, что конвоировал его в замок в первый раз.
  - Здравствуй, Марк! Рад, что с тобой всё в порядке. А у нас здесь постоянный пост теперь. Дневной.
  - А ночью?
  - А ночью спать надо, а не по городу шататься. Ночью звеРрюги не спят. Им положено.
  - Полностью согласен. Мне с главой нужно поговорить.
  - Ну так пошли, раз нужно.
  - А вот скажи мне, тот звеРрюга, что в прошлый раз на нас здесь напал, постоянно у реки пасётся или случайно появился?
  - Не бойся, - по-своему понял его вопрос зубр. - Днем обычно тихо.
  - Это радует. Но мне интересно, есть ли у звеРрюг натоптанные тропы.
  Зубр почесал могучий загривок.
  - А кто их, безумных, разберёт...
  Ложбина, как и всё в ЗвеРре, днём разительно отличалась от себя ночной. Вроде бы и не ложбина, а так, дружелюбный овражек с милым ручьём на дне.
  Бери удочку, наживку - и рыбачь себе с мостков в полное удовольствие.
  Когда проходили место, где кабан напал в первый раз, у Марка заныли шрамы на ноге, оставленные кабаньими клыками. Он поймал себя на том, что испуганно вслушивается в каждый шорох. На его счастье ложбина была пуста и томно нежилась под лучами солнца. Терпко пахло листвой.
  Чтобы забраться на высокий борт, пришлось попотеть, но, словно в награду, с возвышенности, на которой царил Зубровый Замок, ЗвеРра была видна во всей красе, не хуже, чем на жабковой карте. Только что без виньеток и нравоучительных надписей.
  Глава зубров принял Марка в этот раз не в подвале, а честь по чести, в том самом зале со звёздами на потолке и цветными окнами-витражами в три человеческих роста, о котором рассказывал Птека.
  После взаимных приветствий и заверений в радости по поводу встречи, Марк сразу же взял, фигурально выражаясь, быка за рога и перешёл к делу.
  - Вот, предъявляю к оплате счёт. Помимо этого мне нужны деньги на текущие расходы. Как выяснилось, ЗвеРра живёт отнюдь не натуральным хозяйством, и я не понимаю, почему за мой завтрак должен расплачиваться звеРрик.
  - Ты можешь бесплатно брать всё, что хочешь, - величественно разрешил глава зубров.
  - Благодарю вас, но не буду, - набычился Марк. - Разве что вы будете сопровождать меня и сами изымать то, на что я укажу. В противном случае я предпочитаю платить, как все нормальные горожане.
  Зубр обдумал сказанное, пожал плечами.
  - Хорошо. Хотя понять тебя мне сложно - я деньгами практически не пользуюсь.
  - Видите ли, между вами и мной есть небольшая разница, - вежливо объяснил Марк. - Может быть, если бы я был главой зубров, мне бы тоже не пришлось иметь дела с деньгами. Но я рад, что одну проблему мы общими усилиями устранили. Вопрос второй: а почему ко мне в телохранители приставили девицу, пусть и сногсшибательную?
  - Лисы дали тебе в качестве охраны девушку? - удивился в свою очередь зубр.
  - Да. Чернобурую леди по имени Диса, - подтвердил Марк, гадая, верить ли удивлённому лицу зубра. - Я не то, чтобы против, но очень сомневаюсь в её способности причинить урон крупному звеРрюге.
  - Мы боялись, что повторится история с внезапным припадком Безумия ЗвеРры, которое настигло волков, и послужило причиной гибели третьего человека. Лисы считаются наиболее устойчивыми. И они обещали, что подберут тебе надёжного защитника, - признался глава зубров.
  Быстрым шагом вошёл молодой зубр.
  - Срочные новости из города, господин мой. На берегу, у Оленьего Двора, лежит труп того безумного лиса, что пропал. Горло перекушено.
  - А говорили, лисы, мол, устойчивы... - невинно заметил Марк. - А оно вона как...
  - Это был единственный случай у лис. И то, парень просто свихнулся от страха, от ожидания конца. Тоже пытался найти Артефакт поначалу. И не нашёл. Очень умереть боялся, - сухо объяснил глава зубров. - Призывал разрушить город раньше, чем придёт шестая луна, слиться с природой, обернувшись раз и навсегда с девизом: "Убей в себе человека". Что-то вроде этого. Лисы сказали, что разберутся, - и он исчез.
  - Так может он прав? - хмыкнул Марк. - Слиться с природой - и всех делов?
  - Трава невкусная и живот от неё пучит, - признался глава зубров. - Слишком сильно мы изменились за это время, что-то нарушилось. И скучно - постоянно в зверином образе.
  - Но вы точно уверены, что парень свихнулся после пропажи Артефакта?
  - Да. Когда убили первого человека, он всю ЗвеРру перевернул, пытаясь найти Артефакт самостоятельно.
  - А как, кстати, искали этот пресловутый загадочный предмет? Мои предшественники?
  - По-разному, - признался глава зубров. - Двое не успели ничего. Третий, когда узнал о пропаже Артефакта, стал выпытывать, какой магией мы пользуемся, требовать встречи с верховным магом. Когда ему сказали, что такие здесь не водятся, - не поверил. Обиделся. Сообщил мне, что лично его уровень позволяет пользоваться артефактами самой высшей магической силы. И зовут его мм.. ммм.. Мегазомбоид. И в определенных кругах это имя много значит. Я не понял, честно говоря, о чём он, но обрадовался и предложил ему побыстрее использовать этот уровень, раз он при нём. Думал, речь идёт об отвесе или ещё каком строительном инструменте. Он стушевался, сказал, что раз ему никто не помогает и все козлы, то он сам разберётся. Обратится к этой..., ммм..., ннн..., некромантии, к магии крови и узнает всё, что его интересует. Я пытался ему объяснить, что козлов-то как раз в ЗвеРре нет, лоси есть, косули, кабарожки, олени вот были...
  - Можете не продолжать, - подхватил Марк. - Парень явно решил, что попал в игру. Спросил у телохранителей, где ближайшее кладбище, дабы предаться упоительным чернокнижным обрядам, почерпнутым из чтения захватывающих книжек, а телохранителями у него были волки. Они его в свою усыпальницу и провели, - раз Полярная Звезда и Надежда требует кладбищ. Думаю, что в полночь. Ежели он про магию крови речи двигал, - значит, кровушку себе пустил. А коли здесь Безумие ЗвеРры в каждом спит, лучшего способа разбудить его и не придумаешь. Вот парнишку и выпотрошили в чарующем лунном свете.
  - В общих чертах ты прав, - подтвердил зубр. - Я даже думаю, что ты полностью прав. Теперь и нам многое будет понятнее. Если он пролил свою кровь, кровь человека - да, Безумие заполонило волков, звеРрей красного, а не зелёного. И внезапным его никак не назовешь. Он обрёк себя на неминуемую смерть. Глупо получилось: этот третий никак не мог понять, что у нас есть магия. Только она не похожа на ту, которую он требовал. И не видел её, когда ему показывали. А мы и без того очень неохотно делимся знаниями - у каждого в ЗвеРре свои тайны. Так уж получилось.
  Марк вспомнил, чего ему не хватало в ЗвеРре.
  Храмов.
  - А скажи, какую веру исповедовал ваш пророк-основатель?
  - Он верил в бога, - удивлённо ответил зубр.
  Марк скривился.
  - Великолепно. А в какого бога он верил? Христианского, мусульманского, иудейского?
  Зубр пожал плечами.
  - Не знаю. В правильного, я думаю.
  - А почему у вас нет храмов? Посвящённых тому богу, в которого верил ваш пророк?
  - Мы недостойны, - нехотя признался глава зубров, скорбно склонив коронованную рогатым венцом голову. - Проклятые не могут тоже верить в бога, как святой пророк. Мы же звеРри.
  - Очуметь, как всё запутанно.
  - Твои вопросы ставят меня в тупик, шестой человек, - официальным тоном сообщил глава зубров. - И ты меня пугаешь. За несколько дней ты узнал то, что многие горожане никогда не узнают. Это тоже похоже на магию.
  - Я просто пытаюсь спасти свою жизнь. В таких условиях умственные способности резко обостряются. Пока я по-прежнему не знаю главного - кто спёр треклятый Артефакт и где прячет, - устало сказал Марк.
  - Кто ты, Марк? - с любопытством спросил зубр. - Кем ты был в своём мире?
  - Не хочу об этом говорить, - отрезал Марк. - Скажи лучше, кем был четвертый, раз с первыми тремя мы разобрались.
  - Он был человек военный. Сам так сказал. И ещё сказал, что по почерку - это явно звеРрюги, больше некому. И что он разберётся. После этого живым его никто не видел. Наверное, он погиб за пределами ЗвеРры, там, где обладающие Безумием царят безраздельно. Мы не успели его остановить. Обгрызенное тело обнаружили на мосту, соединяющем два берега ЗвеРры-реки. Мы отнесли его в нашу усыпальницу.
  - А почему в вашу? Почему не присоединили к тому, третьему, в Волчьих Могильниках?
  - Он был мне симпатичен, - признался глава зубров. - Чем-то похож на нас. Я до сих пор жалею о нём больше, чем об остальных погибших. Если хочешь, мы можем посмотреть.
  - Хочу, - согласился Марк.
  Они вышли из зала и спустились во внутренний дворик. Глава зубров большим ключом отворил замок неприметной двери, врезанной в ограждающую Зубровый Замок стену, и вывел Марка наружу, на дорогу, ведущую в усыпальницу.
  Идти было недалеко. А дорожка разметена совсем недавно. Усыпальница притаилась в роще, ступеньки уводили под округлый холм, на котором шелестели березки. Главному зубру пришлось склонить рогатую голову, чтобы попасть в погребальную камеру.
  Там было низко и холодно. И совершенно невыносимо. Марк не стал задерживаться под холмом ни секундочки лишней: ведь рядом с изуродованным четвёртым человеком лежал молодой зубр, вынесший Марка из лощины. Холодный, убитый своими.
  Вернулись в Зубровый Замок молча.
  Уже запирая дверь погребальной калитки, глава зубров обронил:
  - Очень был рисковым четвёртый человек. Похож на зубров.
  - К вопросу о риске: мне нужно побывать в Оленьем Дворе, но с нынешним телохранителем я не рискну там показаться, - заметил Марк. - Не то, чтобы Диса меня не устраивала, но... В городе шепчутся, что там нечисто. А хочется, чтобы кто-то сведующий рассказал и показал, где и как всё произошло. И при этом, желательно не бояться нападения из какого-нибудь закоулка.
  - Я сам тебе всё покажу, - решил глава зубров. - Я был в числе тех, кто осматривал место сразу после резни.
  - Вот и славно, - грустно сказал Марк. - И денег дайте.
  
  ***
  
  Глава зубров перемещался с большой помпой.
  Поскольку лошадей зловредный и явно мелочный пророк своему проклятому детищу не оставил, даже самые важные люди были вынуждены ходить по городу пешком, что на взгляд Марка снижало пафос действия. Но только не в случае с зубрами.
  Зрелище было героическим. Можно сказать былинным.
  Громадные люди печатали шаг плечо к плечу, и в их круге шествовал самый выдающийся: вздыбился рогатый венец над челом главного зубра, пламенел алый плащ на могучих плечах.
  Соль Зубрового Замка спускалась в город.
  Марк не утерпел и спросил:
  - А зачем тебе плащ, если при желании ты такой шубой обрастёшь, что будь здоров?
  - Днём в меху жарко, - объяснил глава зубров. - А без плаща - неуютно. По нему ведь сразу видно, что я - главный.
  - По тебе и без плаща видно, что ты главный... - буркнул Марк.
  Они шли в плотном кольце охраны. Пока пробирались через лощину и карабкались по склонам - такое количество народу казалось излишним, но когда вышли на городские улицы, процессия получилась весьма и весьма внушительной.
  Только затрапезные рубашка, джинсы и кроссовки Марка портили общую картину. Да и отметины, оставленные гневной чернобуркой, не придавали величественности его лицу. Но Марк решил, что Последней Надежде можно всё, в том числе и ходить с расцарапанной физиономией.
  День уже перевалил на вторую половину. На ясное ещё утром небо набежали плотные тучи, и солнце то выглядывало в редкие прорехи, то надолго застревало в облачном плену, тогда всё вокруг погружалось в уныние. Ветер терзал городские флюгера и развевал алый плащ главного зубра.
  Зубры танковым клином пёрли по ЗвеРре, улицы пустели при их появлении, народ со всех ног отступал в проулки, откуда и любовался брутальной красотой.
  Миновав большую часть города, пройдя дом сурков, оставив позади мост через ЗвеРру-реку, за которой просматривались покрытые сгнившей соломой крыши лачуг, зубры подошли к опустевшему дому хранителей Артефакта.
  Олений Двор выглядел руина-руиной, порождением чьего-то болезненного сна. Как Марк ни принюхивался, запаха дыма не уловил. Видимо, обитатели Двора затаились, узнав, что идут быки.
  Глава зубров по-хозяйски ступил на порог заброшенного дворца. Под тяжёлыми шагами зубров жалобно стонали паркетные полы. Главной лестницей зубр провёл Марка в подвальный Зал Церемоний. Свита шла позади.
  Зажгли факелы, осветили пустое пространство, давно потухшие курильницы и опрокинутые напольные подсвечники.
  Марк смотрел на скоропостижно обветшавший зал и никак не мог представить, что здесь когда-то была жизнь, благородные олени хранили Артефакт, исполняли для этого какие-то церемонии, ритуалы и обряды. Важничали.
  - Они были гордые? - спросил он негромко у главы зубров.
  Тот стоял посреди зала, погружённый в какие-то свои думы, а свита тем временем проверяла ходы-выходы.
  - Что? А, олени... Да сложно сказать. Замкнутые они были, всё-таки оберегатели. По части гордости волкам равных нет, да и про нас, зубров, тоже невесть что болтают. А олени... Они носили себя так, словно вместе с Артефактом и Пророчеством получили и святость основателя ЗвеРры в придачу. Смотрели на всех с такой ласковой жалостью, что тошно становилось... Благородные, одно слово.
  Зубр раздражённо качнул увенчанной рогами головой и умолк.
  Секунду спустя, правда, добавил:
  - Хотя, с другой стороны, когда тебя даже ЗвеРрюги стороной обходят... Тут уверуешь в собственную святость.
  - Не понял, - признался Марк.
  - До пропажи Артефакта никто и помыслить не мог о том, что на хранителей можно напасть.
  - Кстати, дворец, я вижу, большой, - а куда девались остальные его жильцы? Здесь человек пятьсот свободно расселится, не могли же полтыщи народу зараз ухлопать?
  - Столько здесь никогда не жило. Хранителей всегда было немного, и все они погибли.
  - До единого?
  - Да. Этот зал был усеян телами. И витал густой запах благовоний, просто с ног валил. Бронзовые курильницы еще дымились, когда мы вошли. Может быть, именно в ту ночь у хранителей было какое-то сборище, обряд...
  - Ага, Предсказание хором декламировали... - пробурчал Марк, осматривая зал. - Под дым сандала и иланг-иланга. Значит, все были здесь?
  Глава зубров кивнул.
  - С перегрызенными шеями. Половина обратилась в оленей, половина осталась людьми, - но живым не ушёл ни один.
  - Тык-с, а в чём хранился Артефакт? Сундук, комната, гроб хрустальный?
  - Он хранился во дворце. А где именно - знали олени.
  - Узнаю фирменный звеРровский стиль, - покивал головой Марк. - Когда вы их нашли?
   - Утром. Кто-то из звеРриков прибежал в Зубровый Замок и рассказал о резне. И город сошёл с ума.
  Марк прошёлся по залу. Никаких следов, способных раскрыть похищение Артефакта, не нашёл. То ли бессонная ночь сказалась, то ли общая усталость, но на душе сделалось удивительно тоскливо и гадко. Надоело всё - и зубры, и полуразрушенный дворец, в подземельях которого сейчас затаились юркие бестии, убивающие по ночам.
  День клонился к закату, скоро ЗверРа должна была оскалиться во всю пасть.
  Глава зубров ходил по залу и объяснял, как лежал тот или иной хранитель, в каком облике. Марк кивал головой, машинально запоминая детали, но побороть накатившее равнодушие не мог.
  И как только главный зубр рассказал всё, что знал, Марк быстро свернул осмотр дворца, сообщив, что на сегодня Полярной Звезде достаточно.
  Зубры и Марк вместе добрались до города и там расстались.
  С прежней помпой зубры направились домой, отнесясь с почтительным уважением к нежеланию Последней Надежды продолжать изучение Оленьего Двора. Они явно подумали, что в голове Марка созрел какой-то хитроумный план, который он начнёт воплощать, избавившись от свидетелей.
  
  
  
  ЛУНА УБЫВАЕТ
  Ночь первая
  
  
  
  Зубры ушли. А Марк побрёл восвояси, прочь, сам не зная куда.
  Ни к звеРрям, ни к звеРриками идти не хотелось. На поясе покачивался увесистый мешочек с местной валютой, отчаянно тянуло упиться и забыться под столом в какой-нибудь забегаловке, желательно самой грязной и омерзительной. И не проснуться, пусть разбираются сами, без него.
  Ему плевать, что волки гордые, а лисы - хитрые. Зубры тоже гордые, а олени всех презирали. А звеРрики вяжут. Потому что практичные. Кусочки мозаики не складывались, рассыпались в труху.
  Кроссовки топтали брусчатку местных мостовых, а забегаловки, как на грех не попадалось. Марк смотрел под ноги, словно потерял что-то важное на улицах ЗвеРры. На самом деле ему просто не хотелось поднимать голову и видеть, как наливается темнотой небо, на котором вскоре загорится звериный глаз луны.
  Мягкая лапка осторожно потрогала его за плечо.
  - Марк, ты чего?
  Встревоженная Илса, лукавая полярная лисичка, тормошила Марка.
  - Тебе плохо, да?
  - Достало всё, - честно признался Марк, с усилием поднимая на неё глаза. - Я ночь не спал и день не ел.
  - Уф, а напуга-а-а-ал... - к Илсе вернулось её обычное смешливое настроение. - Давай я тебя накормлю?
  - Давай... - безразлично согласился Марк. - Накорми. Если звеРрюг не боишься. Ночь скоро.
  Илса только прыснула в ответ, словно Марк на удивление удачно сострил. Подхватила его под локоть и решительно повела в ближайшую арку-подворотню. Там обнаружилась скрипучая дверь, а за дверью - ступеньки крутой лестницы.
  Марку показалось, что они поднимались целую вечность, ступеньки коварно исчезали из-под ног, заставляя спотыкаться чуть ли не на каждом шагу.
  - Я думал, лисы в норах живут, - бурчал он сварливо.
  - Ты ошибался: в гнёздышках, - мурлыкала полярная лиса. - Ещё тридцать одна ступенька - и мы дома.
  - Полный песец! - согласился Марк. - Не дойду.
  - Жить захочешь - дойдёшь, - пообещала лисичка.
  - Не хочу, - решительно отказался хотеть жить Марк. - Ну его нафиг. Пять человек до меня ничего не смогли, - а я что, рыжий вам, что ли?
  - Ты смешной, - утешила его Илса. - Я печать Дисы на твоём лице вижу. Опять поцапались?
  - Стерва озабоченная, твоя Диса, - объяснил Марк, вяло проводя рукой по щеке. - И ногти не стрижёт. А ещё в телохранители лезет. К Полярной Звезде, не абы к кому.
  - Она привыкла быть самой-самой. Вот и обижается. Мы пришли, а ты говорил, не дойдёшь. Сейчас, ключ только найду.
  Марк и сам не понял, как оказался в большом кресле. В комнате с высокими потолками. Кресло стояло у камина, в котором Илса разводила огонь.
  "Потому что очаг и огонь в очаге, сеньор Карабас, были нарисованы на куске старого холста..." - ни с того, ни с сего подумал Марк и провалился в забытье.
  Это была какая-то странная разновидность сна, - Марк ощущал запах дыма, слышал гудение огня и возню Илсы, вешающей на каминный крюк чайник. Марк мог поклясться, что этот чайник чёрен от копоти, а носик у него прихотливо изогнут, - но откуда он это знал, было непонятно, потому что веки не поднимались, и открыть глаза было равносильно подвигу, сил на который нет и не будет. И ещё он знал, что глупо называть чайник чайником в месте, где пьют что угодно, только не чай, но придумать новое название ни сил, ни желания не было. Марк чувствовал, как его накрыли пушистым пледом, он надеялся, что плед непременно клетчатый, в красных тонах.
  Он слышал сквозь сон, как Илса сказала:
  - Ну вот, вода скоро закипит. Уже почти стемнело, пойду, наши следы замету, чтоб ты не волновался.
  - Чем? - еле разлепил губы Марк, продолжая спать.
  - Хвостом, чем же ещё... - хихикнула полярная лисичка. - Метла здесь не поможет.
  - Хвостик не попачкай, - сурово велел спящий Марк. - Песец должен быть полным. То есть я хотел сказать белым... Ну, в общем, чистым...
  - Ладно, - бодро донеслось с лестничной площадки, дверь закрылась и скрежетнул в скважине ключ. - Отдыхай.
  "Я в самолёте, я лечу над океаном", - убедил сам себя Марк и заснул окончательно.
  
  ***
  
  Пробудил его дразнящий запах еды.
  В камине на вертеле пёкся цыплёнок.
  Марк разлепил глаза. Они подтвердили, что в камине на вертеле пёкся цыплёнок. Жирный. И даже уже подрумянился.
  Илса резала большое яблоко на тонкие, полупрозрачные ломтики.
  - Ты и курятник успела по пути очистить?
  - Ты меня с кем-то путаешь. Вообще-то я купила его в мясной лавке. А то умирающая от голода Последняя Надежда ЗвеРры - грустное зрелище.
  - Это слишком просто! - возмутился Марк. - Не по-здешнему. Не сочиняй, ты обернулась лисичкой, коварно проникла в курятник и устроила там переполох.
  - Угу, пустила пух и перья по всему курятнику и вылезла в дыру, а в моей окровавленной пасти болтался несчастный задушенный птенец, - с серьёзным видом подтвердила Илса. - Поскольку это возможное будущее, я, знаешь ли, не хочу его приближать специально. Я боюсь обращаться полностью.
  - А Диса не боится, - Марк с наслаждением потянулся.
  Сон, пусть и недолгий, освежил его, - а предвкушение скорой трапезы вернуло жизни прежнюю привлекательность.
  - Диса много чего не боится. На то она и Диса.
  Илса сложила нарезанные ломтики в вазочку, поставила её на круглый стол. Подошла к окну, в которое уже заглядывал щербатый лик луны и закрыла окно изнутри ажурным двустворчатым ставнем. Сквозь завитки резьбы луна не видела, что делается в комнате.
  Камин давал достаточно света, чтобы не промахнуться мимо рта, а большего и не требовалось. В сумраке было приятней коротать время за неторопливой беседой.
  - Уютно, - оценил старания лисички Марк. - И необычно. Словно и не ЗвеРра снаружи. Мне нравится.
  - Если окно глухим ставнем закрывать, - словно в сундук себя запираешь, - объяснила Илса. - Я так не люблю. Оставить открытым - ненужный риск. Медведь и кабаны сюда, конечно, не доберутся, но мелких ЗвеРрюг незащищенное окно может привлечь. А зачем? Незачем.
  - А почему ты такая? - спросил Марк с интересом.
  - Какая? - удивилась Илса.
  - Ну-у... Все кругом придавлены мыслями о кончине города, а ты улыбаешься, словно и нет ничего... Беззаботная - вот, - нашёл Марк. - Как будто всё это тебя только забавляет, и не больше.
  Плечи Илсы на мгновение окутал белый пушистый палантин, словно ей стало зябко, потом так же неожиданно исчез. Полярная лисичка подошла к очагу, поправила вертел, чтобы тушка подрумянивалась с разных сторон. Села на низкую скамеечку около камина.
  - Марк, ЗвеРра давно охвачена Безумием, оно кругом. Все думают, что оно только грянёт в конце - а на самом деле город безумен с первых дней пропажи. Все боятся. Панически боятся. А я устала от всеобщего страха. Пять погибших людей - и ни один не смог помочь нам. Вот и шестая луна в окошко заглядывает... Я не знаю, что будет, но хочу всё, что мне осталось, прожить легко и весело, без трагедий. Это мой личный вызов Безумию ЗвеРры. Пока я ещё отличаюсь от дикого зверька, я буду радоваться небу и солнцу, улыбаться, когда вижу смешное. И будь, что будет.
  - Ты поможешь мне? - попросил Марк. - Я совсем запутался в ваших делах.
  - Я попробую, - тихо прозвучало в полумраке.
  - Я караулил этой ночью у Оленьего Двора и видел, как убили друга Дисы. И Дису там видел, знаю, что ласки-звеРрюги её не трогают. И она весьма убедительно уверяла меня, после того, как располосовала физиономию, что Безумие ЗвеРры - это и не Безумие вовсе, а чистой воды благодать. С подобной постановкой вопроса я, честно говоря, не сталкивался.
  - Давай сначала поедим, - попросила Илса. - Такие вещи сложно объяснять на пустой желудок.
  Предложение было здравым. Цыплёнок запёкся и пах уже так соблазнительно, что скулы сводило от голода.
  - Давай! - согласился Марк.
  И через несколько минут с едой было покончено, причём хрупкая Илса молотила цыплячьи косточки ничуть не медленнее оголодавшего Марка.
  - Хорошо... - удовлетворённо протянула полярная лисичка, хрустя крылышком. - Теперь можно рассказывать. Я знаю, что ты был в архиве, пытался там что-нибудь найти и не нашёл. И знаю, почему не нашёл. Убитого парня звали Гис, ему пророчили большое будущее, со временем он мог бы стать главой лисиц, если бы не беда с Артефактом. Диса любила его, насколько она вообще в состоянии любить кого-то, кроме себя. Гис, повторюсь, был очень умным. Как ты...
  Марк поперхнулся и закашлялся.
  Илса подождала, пока его кашель пройдет, и продолжила, как ни в чём не бывало.
  - Он тоже сообразил, что нужно искать в архиве, во всяком случае, там хранится много интересного. Не сразу понял, сначала метался по городу, пытаясь встать на след похитителей. Ничего не нашёл и засел в архиве. Где и узнал, как можно звеРрюг подчинять себе. Вообразил, что это и есть решение при отсутствии Артефакта. Хотя бы для него одного. Ну, или для той небольшой группы, которая сможет выжить и отбиться от всех, когда на улицах начнётся поголовная резня. Дису в этом убедил. Ей понравилось - она быстро навела шорох в стане ласок, когда они присмотрели Олений Двор в качестве логова. И тем самым обеспечила себе лазейку из обречённого города, - если что, ласки спрячут её от других звеРрюг.
  - А этот Гис?
  - Он практически разграбил архив. Запугал до смерти старого архивариуса. К тому времени голова у него, как я понимаю, не выдержала. Может быть, он искренне хотел счастья для всех, а может и нет, но результат оказался печален. Гис раскопал какие-то документы, из которых узнал, что есть такая штука: ЗвеРрь ЗвеРрей.
  - Это ещё что за масло масляное? - изумился Марк.
  - Что-то очень могущественное. Такое же, с большой буквы, как Артефакт и Предсказание, и Число Зверя, и Проклятие. Диса хвасталась поначалу, что когда Гис станет этим самым, с большой буквы, ЗвеРра будет спасена и без вас, людей. Он наведёт порядок и вообще.
  - И что?
  - Да ничего. Полный бардак вместо чуда, - горько призналась Илса. - То ли Гис невнимательно читал, то ли делал что-то не то, но слухи о его сумасшествии поползли по городу и встревожились как звеРри зелёного, так и звеРри красного. А вместо того, чтобы стать идеалом во всём, Гис наоборот, начал превращаться в страшилище, почти совсем перестал говорить, оброс какой-то гадостью, чуть ли не на четвереньках ходить начал. Диса рыдала дни и ночи напролёт, но как остановить этот ужас - мы не знали. Зубры обратились к старшим лисам, требуя разобраться с безумцем, который осмелился призвать к разрушению города. Или отдать его для разборок им: а это значит, что виновного аккуратно положили бы около Зубрового Замка на травку, а потом там промчалось бы стадо быков, втаптывая в землю всё, что на пути... И тут, в качестве десерта, выяснилось, что с этим ЗвеРрем ЗвеРрей Гис перешёл дорожку не кому-нибудь, а волкам.
  - Так-так-так... - встрепенулся Марк. - С этого места - я весь во внимании...
  - Волки, как оказалось, давным-давно знали о ЗвеРре ЗвеРрей. И у них был свой рецепт и свой претендент на этот титул. И им очень не понравилось, что кто-то ещё лезет на трон. Для волков ЗвеРрь ЗвеРрей - это Лунный волк в усыпальнице. Который оживает в определённые ночи и охотится на ЗвеРрюг, не пуская их на волчьи полянки. А когда волки снабдили его внутренностями третьего человека, он расширил территорию охоты на весь город, от чего ЗвеРра только выиграла. Волки объяснили нам, что двух таких не было и не будет, останется сильнейший. И Гису пришлось спасать свою жизнь позорным (после претензий на господство в ЗвеРре) исчезновением.
  - Понятно. Диса спрятала его в подвалах Оленьего Двора.
  - Ага. Еду ему носила, но он всё норовил сбежать. Совсем одичал.
  - А зачем она меня в усыпальницу первым делом потащила? - скривился Марк.
  - Она надеялась, что Лунный волк оживёт, съест тебя и окончательно станет ЗвеРрем ЗвеРрей. И это вернёт Гиса в прежний облик, - раз двум ЗвеРрям ЗвеРрей в городе места нет.
  - Не факт! - возмутился Марк. - Точно так же волк мог кинуться на поиски соперника-неудачника с удвоенной силой.
  - Она решила попробовать - вдруг получится. От полного отчаяния.
  - И вы её поддержали!
  - Она использовала нас вслепую. Как и тебя. Всю подноготную этой истории мы узнали только после провала её замысла. Луна светит, усыпальница пустая. Куда делся шестой человек и мелкий звеРрик - непонятно. Диса была в бешенстве и проговорилась. И нам стало ясно. Поначалу-то всё выглядело как наглядный урок Последней Надежде: показать сразу, чем и где заканчиваются шутки со ЗвеРрой. Чтобы ты не тратил время на пустяки.
  - Тьфу на вас всех, девочки! - искренне плюнул Марк. - Пакость какая!
  - Не обижайся... - попросила Илса. - Нас ведь недаром считают коварными. Мы такие и есть. Но сейчас, когда Гис убит, у Дисы пропал мотив желать тебе смерти.
  - Да ты что? - изумился Марк. - А может быть наоборот, теперь она вдвойне хочет скормить меня Лунному волку? Особо жестоким способом? Из чувства мести?
  - И какой в этом смысл? - фыркнула Илса. - Гиса это не вернёт. Скормить тебя волку всегда успеется. А так есть небольшая вероятность, что ты будешь удачливее предшественников, и город не провалится в тартарары.
  - А у Нисы, вашей рыжей подружки, нет в отношении меня никаких планов? - сварливо уточнил Марк. - Может быть, ей моя голова нужна в качестве украшения гостиной и она сейчас обдумывает, в каком месте её отделить от шеи, чтобы было наиболее красиво?
  Илса невесело рассмеялась.
  - Нисе всё равно, она махнула хвостом на всех и вся, и ни во что не верит. Сидит дома, вышивает. Не бойся.
  - Учитывая коварство лис, это может быть особо изощрённым способом вынашивания плана о захвате мира.
  - Нет, если девушка из клана лисиц добровольно села за вышивание, значит она, действительно, махнула на себя рукой. И на весь мир в придачу. Она в тот день согласилась придти лишь потому, что ей было любопытно посмотреть на шестого человека. Ты её не впечатлил.
  - Спасибо на добром слове. Теперь я знаю, что моя голова ей не нужна. А тебе?
  - Марк! - серебряной монеткой о каменный пол возмущённо зазвенел голос Илсы. - Ты что хочешь?! Вы приходите - и погибаете. Один за одним. Один за одним. А мы с надеждой ждём следующего - чтобы и его похоронить. Можно надеяться в первый раз, во второй, в третий - в шестой уже сложно. Особенно нам, лисам. Мы не такие упрямые, как зубры. Не такие гордые, как волки. Не такие безропотные, как звеРрики. И пока ещё не такие сумасшедшие, как звеРрюги. Лисица, попавшая в капкан, отгрызёт себе лапу, но уйдёт - вот чему нас учили с детства. А что делать, когда уйти некуда - не учили.
  - Я тебя научу, - пообещал Марк. - Когда уйти некуда, засучиваешь рукава и начинаешь наводить порядок там, куда тебя занесло. Не веришь словам, не веришь глазам, веришь рукам. Не задаёшь себе глупых вопросов: "почему именно я?", "за что?" - а задаёшь себе умные вопросы: "что я могу сделать именно сейчас?" и "а зачем я это делаю?".
  - А зачем ты это делаешь? - улыбнувшись, передразнила его Илса.
  - Жить хочу, что тут непонятного? - удивился Марк.
  Илса только вздохнула.
  Лунный свет, попадая в комнату сквозь резные отверстия в ажурном ставне, отпечатывал на полу дивный узор, немного похожий на морозные цветы на окне. В комнате было тепло, но холодные сквозняки сочились по полу от окна к камину. Глаза Марка привыкли к полумраку, он различал почти всё. Но только теперь обратил внимание, что Илса давно сидит на скамеечке не в том наряде, в каком вернулась с улицы, а в длинном домашнем платье, из-под которого трогательно торчат носочки белых туфель.
  - Можно я тебя спрошу, ты не обижайся, ладно? - попросил Марк. - Это вопрос невежды из другого мира.
  - Начало настораживает, - фыркнула Илса весьма ехидно. - Ну, спрашивай, раз хочешь.
  - У тебя, я вижу, обувь на ногах. А Птека и его родственники босиком ходят, коготками цокают. Я думал, в ЗвеРре все, как они, с когтями...
  - Ага, ты заподозрил, что у меня лисьи лапки? - Илса от души расхохоталась и, подцепив одну туфельку другой, скинула. Поболтала голой ступнёй, вполне человеческой, узкой и маленькой, с аккуратными пальчиками. Нагнулась, чтобы надеть туфельку. Сердце у Марка восторженно тукнуло: полярная лисичка была прелестна, ну просто кисейная барышня. Так уютно было сидеть в покойном кресле, смотреть на неё и болтать о пустяках.
  Марк хотел спросить, почему тогда Птека - другой, и кто ещё в ЗвеРре носит обувь, и нет ли горожан с копытцами, но рисунок лунного ковра на полу изменился: кто-то закрыл собой часть ставня со стороны улицы.
  Илса это тоже заметила, сжалась пружиной, романтическое платье исчезло, словно было соткано из тумана, и оконные сквозняки разметали его на призрачные лохмотья. Обтягивающий, как вторая кожа, наряд, пушистая белая куртка, сапожки - собранная девушка из обезумевшей ЗвеРры, не дающая себя в обиду.
  Тот, кому луна светила в спину, внимательно рассматривал комнату в завитки прорезей. Скрипнула открываемая рама.
  Сквозняки донесли до Марка запах. Совершенно звериным, обострившимся чутьём Марк узнал его: так же пахло росомахой в Зубровом Замке. Голова у Марка была ясная-ясная и холодная, как лунная ночь в ЗвеРре.
  Марк скосил глаза на Илсу. Та отрешённо застыла в ожидании, готовая развернуться в любой момент тугой пружиной. Только боевого азарта в ней не ощущалось, лишь усталая, привычная готовность дорого отдать свою жизнь.
  Марка же, наоборот, почему-то переполняло яростное стремление вцепиться в горло тому, кто прервал их беседу - и испортил тихую ночь. Ему было нестерпимо обидно. Бешенство клокотало в каждой клеточке, зубы ныли от желания укусить.
  Ставень хрустнул: створки начали открываться.
  В комнату чёрной тенью, ночным кошмаром просочился звеРрюга. Мягко спрыгнул на пол.
  И завыл дико, захлёбываясь, вой перешёл в булькающий хрип. Марк, не тратя времени на ожидания и размышления, схватил из камина закипающий чайник и, тигриным прыжком приблизившись к окну, обрушил на голову росомахи и чайник, и кипяток. А потом вцепился в горло ошпаренному противнику и стал душить.
  Но ярости, угнездившейся в Марке, было этого мало, - не отдавая себе отчёта, в том, что делает, он вцепился звеРрюге в ухо зубами, с наслаждением чувствуя, как сминается под сомкнутыми клыками хрящ, рвутся сосуды, брызгая горячей кровью.
  - Хва-а-а... а-а...а...ы...ы... - достаточно внятно прохрипел звеРрюга, на глазах превращаясь из росомашьей ипостаси во вполне людскую.
  Марк почувствовал, как Илса пытается его оттащить.
  - Марк, ты его сейчас прикончишь! А ты его и так победил! Он твой! - кричала она. - Он тебе живой нужен! Вспомни, что тебе Диса говорила!!!
  На волне боевого азарта не вполне понимая, зачем ему сдался живой звеРрюга, когда его можно убить и съесть, Марк, нехотя, но всё-таки выпустил добычу.
  ЗвеРрюга лежал на полу у его ног и тихо хрипел, пытаясь отдышаться.
  А Марк брезгливо выплёвывал шерстинки, прилипшие к языку. Чувствовал он себя странно. "Майк Тайсон отдыхает... " - подумал он, остывая. - "Не побиться ли и мне, в числе прочих, за почётный титул Царя Царей, тьфу ты, ЗвеРря ЗвеРрей? Шансы неплохие".
  
  ***
  
  - Что мне теперь с ним делать? - сердито спросил Марк, отплевавшись.
  - Можешь его спрашивать, - он будет отвечать. Теперь он тебе подчиняется. Можешь послать его в булочную. Он пойдёт. Но свежих булочек в итоге не гарантирую.
  Илса плотно затворила ставень и раму, предварительно убедившись, что ночной гость был один и на карнизе окна никто не скучает. Зажгла лампу и поставила на столе. После сумрака свет показался необычайно ярким.
   - Можешь поселиться в его логове. И он тебя не тронет. О-о, кстати: прикажи ему на меня не нападать. На всякий случай. Я же его не побеждала.
  - Первое: эту девушку ты не трогаешь! - послушно скомандовал Марк. - Второе: ты шёл по моему следу или случайно на нас напал?
  - Шлучайно... - проскулил звеРрюга.
  - Артефакт у вас?
  - Не жнаю.
  - Росомахи убили оленей?
  - Не росомахи. Больно. Плохо. Уй-й-й...
  Сейчас он казался нестрашным. Даже жалким. Просто вонючим, - а отнюдь не вонючим омерзительно. Исчез тот затягивающий, парализующий жертву ужас, которым от него веяло сначала.
  - Мне его связать? - спросил Марк у Илсы.
  Та пожала плечами.
  - Не надо, мне кажется. Ему и без того мерзко.
  Со звеРрюгой, распростёртым на полу, действительно происходило что-то странное. Он заскулил и начал превращаться: то в росомаху, то в человека, то снова в росомаху. Видно было, что делает он это помимо собственной воли, и превращения идут очень болезненно. Кривые лапы росомахи скребли пол, человек бился в судорогах, затихая и снова дёргаясь. Шерсть покрывала его, но пятнами, звериные когти проступали на человеческих пальцах, росомашья морда оборачивалась искажённым страданием лицом - и снова становилась звериной.
  Марка затошнило от зрелища, он поискал взглядом, чем бы его остановить - увидел кувшин для умывания, стоящий рядом с тазиком. И окатил бедолагу ещё раз, но теперь не кипятком, а холодной водой.
  ЗвеРрюга тоненько взвизгнул и затих. В росомашьем облике.
  - Что это было? - тоскливо спросил Марк. - Мне достался припадочный экземпляр? Или они все такие трепетные?
  - Не знаю... - Илса присела около звеРрюги, погладила мокрую голову.
  - Смотри, руку откусит! - предупредил Марк. - Потом не жалуйся.
  Росомаха открыл мутные глаза, довольно злобно посмотрел на полярную лисичку. С усилием перевёл взгляд на Марка. Злоба сменилась отчаянием и мольбой.
  - Мне кажется, ему будет легче, если ты его погладишь, - задумчиво сказала Илса, подхватила кувшин, потрясла, убедилась, что вода ещё осталась - и отправилась мыть руки.
  Марк задумался.
  - Ладно, - нехотя согласился он. - Только ты мне на руки потом польёшь.
  - Хорошо.
  Марк не без внутреннего сопротивления положил руку на мокрую голову звеРрюги. Глаза у того блаженно закрылись - под рукой Марка он в одно мгновение превратился в измождённого человечка и, тяжело вздыхая, заснул прямо на залитом водою полу.
  - Час от часу не легче! - ошарашено пробормотал Марк. - Вот и делай добро после этого... Он теперь будет посреди комнаты в луже спать? Илса, у тебя швабра с тряпкой есть?
  - Найду, - пообещала Илса. - Иди, полью, как договаривались.
  - Рано. Надо что-то с этим решить.
  Илса, картинно растопырив чистые ладошки, несколько раз обошла спящего звеРрюгу. Смешливость вернулась к ней в полном объёме.
  Лукаво блестя глазами, она предложила:
  - Давай его к камину перетащим, пусть там спит. Заодно немножко просохнет. Только я перчатки надену - не хочется мне вымытые руки пачкать. А ты потом пол подотрёшь.
  Перчатки, как обычно неуловимо, возникли на её руках.
  - А почему ты руки мыла, а не сразу перчатками украсилась? - заинтересовался Марк.
  - Но ведь тогда они наделись бы на грязные руки! - возмутилась Илса.
  - Но ведь ты могла нацепить их и перед тем, как гладить этого, мокрой псиной воняющего, гражданина! - не сдавался Марк
  - Я не сообразила, - виновато призналась Илса. - Растерялась, знаешь ли...
  Она принесла из прихожей и расстелила перед камином коврик. Марк перетащил на него мертвецки спящего звеРрюгу. Илса накрыла росомаху сверху какой-то драной подстилкой и подбросила дров в камин, чтобы тепла было больше.
  Дрова разгорелись, пламя весело заплясало на поленьях. И сильнее запахло мокрым зверем.
  Илса недовольно сморщила носик и кинула в камин несколько ароматических горошин. Терпкие благовония мешались с запахом грязной шерсти, создавая причудливую смесь, бьющую в нос не хуже нюхательной соли.
  - Ничего, - постарался утешить лисичку Марк, вытирающий тряпкой лужу на полу, - камин хорошо топится. Скоро наш припадочный подсохнет, а воздух проветрится. Чувствуешь, как по полу тянет? От окна к камину? С печкой не так, с ней теплее, и сквозняки меньше гуляют.
  Общими усилиями они вернули комнате подобие прежнего уюта.
  Илса заново налила и повесила чайник.
  - Принеси мне, пожалуйста, кресло из соседней комнаты, - попросила она Марка, закончив поливать ему на руки. - Сил уж не осталось. Хочу сидеть у камина, поставив ноги на скамеечку, и смотреть на огонь.
  - Как скажете, леди, - галантно отозвался Марк, вытираясь расшитым полотенцем. - Можете не ограничивать полёт воображения, и поставить ноги на звеРрюгу. Это будет ещё забавнее.
  - Ну уж нет! - фыркнула Илса. - Он ещё не высох!
  Марк пошёл за креслом.
  Вторая комната оказалась вполне себе дамским будуаром, с кроватью под балдахином и туалетным столиком с высоченным зеркалом, около которого искомое кресло и обитало.
  "Спальня принцессы!" - фыркнул про себя Марк при виде балдахина. Здесь окно тоже было закрыто, но узоры, прорезанные в ставнях, были другими: стайка хохлатых птиц качалась на заснеженных ветвях рябины. И снова Марк подивился искусной работе резчика.
  Илса, как и обещала, уютно устроилась в кресле. К радости Марка она снова была в домашнем, а почему это было так важно для него - Марк не смог бы объяснить никому, даже себе. Просто так было лучше.
  Идиллию немного нарушал спящий звеРрюга, но, с другой стороны, он вполне мог сойти за местный колорит, этакую собаку Баскервилей перед камином Шерлока Холмса.
  Марк устроился в своём кресле, на мгновение прикрыл глаза. Он хотел проверить ощущение, которое у него возникло после схватки с росомахой: нежданно - негаданно запахи стали восприниматься острее. Боевой пыл давно угас, а ощущение осталось. Вот и сейчас, смолистый запах дров мешался с ароматами, добавленными в огонь Илсой, вплетался в струю звериной вони росомахи. Но эти запахи не заглушали более тонких: ломтиков яблока на столе, нагретого металла чайника в камине. Марк открыл глаза. Чихнул.
  - Я, похоже, неуклонно зверею... - задумчиво сообщил он. - Не к добру.
  - Зато зверРюгу ты, похоже, в человеческий облик возвращаешь... - откликнулась Илса. - Это тоже страшно. И странно.
  - Ты думаешь, это я на него повлиял? - заинтересовался Марк. - От меня его так заколбасило?
  - Если ты про его превращения - то да. У меня было чувство, что его рвёт на части: в звериную и в человечью стороны. С одной стороны Безумие ЗвеРры, с другой - ты. Может быть, и Гиса ты смог бы вытащить...
  - И лечил он золотушных возложением королевских рук своих... - процедил Марк. - Не хочу. Я не знаю, что с этим-то дурно пахнущим сокровищем делать. Все вопросы к звеРрюгам у меня куда-то исчезли. Он теперь постоянно за мной таскаться будет?
  - Как ты ему скажешь, так и будет.
  - Уф, это радует. А кормить его я обязан?
  - Скорее, он тебя прокормит при нужде.
  - Цыплят из курятника начнёт таскать?
  Илса только фыркнула.
  Во входную дверь кто-то аккуратно постучал.
  - Странно... - удивилась, поднимаясь, Илса. - Я, вообще-то, не жду никого. Надо было лампу погасить...
  - Давай я под кровать спрячусь, - предложил развеселившийся Марк. - Вместе со звеРрюгой. Чтобы кавалера не спугнуть.
  - Илса, открой, это я, - прозвучал знакомый голос из-за двери. - Извини, что ночью.
  - Эх, надо было под кровать... - вздохнул Марк, услышав его.
  В комнату вошла Диса. Резко остановилась, увидев Марка в кресле. Принюхалась - совсем по лисьи. Спящий росомаха благоухал по-прежнему.
  - А мы тут чайком балуемся, - объяснил ей Марк. - Или что тут у вас пьют? В общем, ранний завтрак. Присоединишься?
  Илса молча вошла в комнату, снова села в своё кресло. Было видно, что неожиданный визит чернобурки её совершенно не обрадовал.
  - В ЗвеРре удивительно бурная светская жизнь по ночам, - заметил Марк, поправляя кочергой дрова в камине. - Особенно учитывая её климат и население.
  Диса постояла, разглядывая троицу у камина, потом приняла какое-то решение и присела у круглого стола. Серебристо-чёрная курточка исчезла.
  - Если есть что пить - наливай. А что за оборванца вы пригрели?
  - Это не оборванец. Это первоклассный звеРрюга, побеждённый в честном бою по твоему совету.
  Полярная лисичка кинула в чайник горсть каких-то травок и устранилась от дальнейших дел.
  Марк взял на себя роль радушного хозяина, не спеша, достал из буфета чашки, из камина чайник и принялся разливать ароматный кипяток. Илса, нахохлившись, сидела в кресле и слегка покачивала туфелькой.
  Первую чашку травяного чая Марк подал ей и тихонько, чтобы Диса не заметила, подмигнул.
  Вторую поставил перед Дисой.
  - А теперь расскажи мне, как пользоваться этой победой. У тебя опыт побогаче.
  - О чем это ты?
  - О ласках, конечно. Я видел тебя и твоего друга. И зубры рассказали мне правду. Где документы из библиотеки, которые вынесли вы с Гисом? - Марк говорил жёстко, не давая Дисе опомниться и обвинить полярную лисичку в раскрытии тайн.
  - Я не... - начала Диса.
  - Диса, я сидел в засаде у Оленьего Двора с вечера. Всю ночь, до рассвета. Я был в библиотеке. И ты сама мне рассказала, как побеждают звеРрюг, никто тебя за язык не тянул. Бумаги там, в логове Гиса? В подвалах Двора? Самое время их забрать. Допивай травяную микстуру, и пойдём. Возможно, свежим взглядом я найду там какую-то зацепку, которую вы пропустили. Пока твои ласки-убийцы шныряют по городу, самое время побродить по подвалам.
  Диса нахмурилась.
  - Думай быстрее, - давил Марк. - Для телохранителя ты слишком задумчива. И учти, что если я молчу про ваши лисьи проделки в склепе у волков, то это не значит, что я про них забыл или ничего не понял.
  - А что ты тут вообще делаешь? - попыталась перевести стрелки Диса. - В такую пору?
  Было видно, что ей ужасно не хочется идти в подвалы Оленьего Двора.
  - Я наделён полномочиями входить в любой дом ЗвеРры в любое время суток, - объяснил ей Марк. - Как Полярная Звезда всея ЗвеРры. Вот и хожу-брожу. ЗвеРрюг притягиваю. Таких вот.
   Росомаха проснулся, поднял голову. Нацелился взглядом на чернобурку.
  - Пока - не трогать, - предупредил его Марк. - С нами пойдёшь, понял?
  ЗвеРрюга кивнул. Сел, зевая.
  - А теперь скажи, зачем ты сюда ночью пришла?
  - Ниса вышивает, как помешанная. А мне тоскливо. Ну пошли, раз решил. Илса, ты с нами?
  - Ага, прогуляюсь. Давно мечтала посмотреть на подвалы Хранителей.
  - Было бы на что смотреть... - скривилась Диса.
  
  ***
  
  По дороге к логову безумного лиса Марк заметил, что мёрзнет меньше, чем в предыдущие ночи. Это настораживало. Хотелось верить, что причиной тому - приятный вечер у камина и полный желудок, а не схватка с росомахой и полное озверение, как её логический итог.
  ЗвеРрюга семенил рядом с Марком, в зверином облике. Как верная овчарка, разве что косолапая и приземистая, больше похожая на недоразвитого медведя.
  Илса шла с той же стороны, что и росомаха. Она о чём-то крепко задумалась и тихонько улыбалась своим думам. Диса держалась на расстоянии. И делала вид, что всё идёт именно так, как она хотела.
  Марк её не разубеждал: раз появился шанс добраться до бумаг из библиотеки, надо было воспользоваться им незамедлительно, пока чернобурая красавица в нужном настроении. Ведь попасть в берлогу мёртвого Гиса без её помощи было практически невозможно.
  Диса оказалась истинной лисицей: вход, через который они проникли в подземелье, находился совсем не там, где ожидали.
  Немного не доходя до заброшенного дворца хранителей, Диса резко свернула к берегу, спустилась склоном почти до воды и протиснулась в полуразрушенный туннель с арочным сводом. Хрупкая Илса легко проскользнула вслед за ней, а вот Марку пришлось попотеть, боком пробираясь в узкую щель между засыпавшими вход обломками. Ему показалось, что это заброшенный канализационный сток, по которому в своё время отходы из подвала поступали прямиком в реку, но озвучивать свои догадки он не стал.
  Запалив прихваченную со стола Илсы лампу, Марк, мысленно поблагодарив себя, любимого, за предусмотрительность, и двинулся вслед за чернобуркой, наказав полярной лисичке держаться в арьергарде и при малейшей опасности давать деру. Не из трусости, а с благой целью: добраться до зубров, чтобы они приняли участие в спасении Последней Надежды и прославили тем самым себя в веках.
  Диса скривилась, услышав его слова, но промолчала.
  Защищённая пузатым колпачком из мозаичного стекла, лампа давала ровный свет, позволяя разглядеть и выбоины на полу, и облицованные крупными блоками стены и своды потолка.
  - Здесь можно говорить, - бросила насмешливо Диса, когда они отошли от входа. - Ласки квартируют в другом месте. Они не любили Гиса и старались обходить его стороной.
  - А почему, собственно говоря, не любили? - поинтересовался Марк, огибая очередную выбоину.
  - Он съел пару штук, пока меня не было...
  - А-а-а..., э-э-э... Они же маленькие? - не сразу и нашёлся что сказать Марк.
  - Он их поймал и съел не зверюшками, а людьми. Они не успели обернуться, - в зверином облике Гис бы их просто не поймал, слишком юркие.
  - Даже так?
  - Скоро будем проходить место, где он их кости закопал, - пообещала Диса.
  - Предвосхищая твое предложение раскопать их и посмотреть, сразу говорю: спасибо, в следующий раз. Сейчас некогда, - решительно заявил Марк.
  Тихонько рассмеялась за его спиной полярная лисичка, а потом грустно сказала:
  - Странно, я помню Гиса совсем другим... Все девчонки в него были влюблены, в его ум и обаяние. И во внешность тоже, чего скрывать. Бедный Гис...
  - Бедная я! - неожиданно злобно выкрикнула Диса и резко остановилась. Обернулась. - Только я его не бросила, а вы, все вы - предали его! Все, кто бессовестно вешался на него, нормального!
  - Он сам себе предал в первую очередь! - отчеканила Илса, нахмурясь. - Большего врага себе, чем он сам - у Гиса не было! А ты - только ты - могла его остановить - и не остановила.
  Марк чувствовал себя дурак дураком, стоя в заброшенной канализации с масляной лампой в руке и облезлым росомахой у ноги, вклинившись между двумя разъярёнными красавицами, готовыми сцепиться в любой момент.
  - Девочки, девочки! - воззвал он, энергичной размахивая лампой. - Можно, вы подерётесь чуть позже? На свежем воздухе? Стоять, я сказал! Спущу Мухтара, то есть звеРрюгу! Всё, дружно закрыли рты и двинулись дальше.
  Диса прошипела что-то неразборчивое, явно нецензурное, и, подняв воротник своей роскошной куртки, повернулась к Марку спиной. Движение возобновилось.
  Они миновали разломанную решётку, в незапамятные времена преграждавшую доступ в подземелья Оленьего Двора через этот туннель, и попали в подобие колодца, откуда выбрались в обширные сводчатые подвалы, поднявшись по скобам, набитым в стене гигантской выгребной ямы.
  Проходя мимо обломков, Марк на секунду задержался, провёл пальцем по сколу.
  - Это вы с Гисом решетку выломали? - нарушил он молчание.
  - Нет, так уже было. Мы нашли этот выход после того, как пришлось прятаться от волков... - равнодушно сказала чернобурка. - Говорят, что раньше тут кухня была, во времена людей. А при благородных оленях её забросили: слишком большая оказалась. Гис здесь и жил.
  - Почему? - заинтересовался Марк.
  - Вытяжки хорошо сохранились, дышалось легко.
  - Вентиляция и канализация - основы цивилизации... - пробормотал себе под нос Марк. - Угу-угу. А запашок противный, всё равно...
  Логово Гиса располагалось в бывшей кладовой: похоже, в большом зале ему было неуютно. На полу красовалась груда вещей, украсившая бы собою любую помойку. Груда, по всей видимости, и была ложем сумасшедшего лисовина, а на крюке для окороков, почти под потолком, висел заляпанный портрет молодого красивого мужчины.
  Марк шагнул к нему, высоко поднял лампу и стал рассматривать. Умное худощавое лицо, тронутые лёгкой рыжинкой светлые волосы, ироничный взгляд. В портрет, судя по пятнам и дырам, прицельно кидали всем, что попадало под руку. И периодически делались попытки сорвать его с крюка.
  Марк услышал, как за спиной Диса тихо прошептала Илсе:
  - И если ты поинтересуешься, спали ли мы с ним в этой грязной свалке, я тебе, дорогая, глаза выцарапаю...
  На что Илса так же тихо ответила:
  - Было бы что спрашивать, конечно, спали. А что, даже необычно...
  - Кто портрет изувечил? - громко спросил Марк.
  - Что? Портрет? - отвлеклась Диса. - Сам он и портил. Швырял в него всякими отбросами, когда не в настроении был. Срывал. А потом обратно вешал. В редкие минуты просветления. Чтобы не забывать себя, прежнего. Надеялся вернуться. Давай я свечи зажгу, чтобы светлее было. Я сюда много свечей натаскала...
  Она нашла на ближайшей полке огарок, запалила его от лампы Марка. Оплывшие свечи, оказалось, были везде - по карнизам и полкам, идущим вдоль стен. Диса обошла кладовую, неровная цепочка огней протянулась вслед за ней. Воск сталактитовыми сосульками свешивался с карнизов.
  - На освещении вы не экономили... - заметил Марк, присвистнув при виде обширных потёков.
  - Последнее время он стал бояться темноты. Ждал нападения, говорил, что Лунный волк на него смотрит мёртвыми глазами. Требовал, чтобы свечи горели всегда, особенно ночью. Я воровала их пачками, где могла... - устало сказала Диса. - И от ласок требовала, чтобы приносили...
  Она приклеила огарок на столешницу и села рядом на трехногий, грубый табурет, явно имевший славное кухонное прошлое.
  - Все документы где-то в этой помойке. Где спал, там и читал.
  Ни Илса, ни Марк ничего не сказали. Росомаха лёг у входа в кладовую, опустил голову на передние лапы и замер.
  Марк поставил лампу и, присев рядом с грудой, начал разбирать её, пытаясь найти бумаги.
  Засаленные тряпки, обглоданные кости, яичная скорлупа... Результатом поисков стала тетрадь с обгрызенными страницами, разодранные в клочья карты и книги.
  - Похоже, восстановить архив в прежнем объёме ЗвеРре не удастся... - заметил Марк, пытаясь разложить собранные клочки бумаги по группам. - Сплошная каша. Разве что добровольцев ваш архивариус привлечёт, чтобы они сортировали - кусочки с картинками в одну сторону, кусочки с буковками в другую. Может быть, и вернут пару книжек.
  - Проще сжечь, - заметила Диса.
  - Вот уж фигушки. Давайте-ка все бумажные огрызки соберём и вынесем на поверхность. Я не знаю, как ими распорядится хранитель архива, но хоть в таком виде он их обратно получит. Ибо нефиг. Илса, помогай! Только в перчатках, мало ли какая зараза тут. А тетрадь я почитаю на досуге. Какое счастье, что, загребая в свои тёплые объятья ни в чем не повинных людей, ваша мерзкая ЗвеРра наделяет их, то есть нас, способностью к разговору, чтению и письму на вашем местном диалекте. Очень мило с её стороны.
  - Тетрадь - выписки Гиса, - объяснила чернобурка, даже не попытавшись понять последние слова Марка.
  - Я уже догадался по её относительно неплохому состоянию. К себе он относился бережно. Лучше, чем к другим, - Марк положил тетрадь на стол и продолжил раскопки.
  В итоге нашлась ещё одна слабо повреждённая вещь: гранёная чернильница.
  Диса взяла её, повертела в руках.
  - Она давным-давно высохла. Последние записи Гис делал не меньше луны назад. Потом разучился писать. Глупо всё ужасно. Каморка эта грязная... Помоечная... Я пыталась сделать её красивой...
  - Как? - тихо спросила Илса.
  Чернобурка поставила чернильницу на стол. Прищелкнула пальцами.
  ...Вместо табурета был трон, на котором сидела королева. Струилось мягкими складками небесной красоты платье, дробились мириадами всполохов огоньки ожерелья. И отражались в зеркальных полах вместе с вереницей факелов вдоль стен. А потолка не было: свежий ветер колебал языки пламени и, дерзкие, они дразнили ночное небо ЗвеРры. Усыпанное бархатными подушками ложе манило к отдыху, резной письменный стол - к плодотворной работе.
  Парил над столом портрет красивого рыжеватого мужчины, подававшего такие большие надежды... На портрете он все их оправдал и воплотил.
  Лисий морок кончился, исчезло звёздное небо, навис низкий потолок подвала, растаял письменный стол, королевское ложе превратилось в груду склизкого тряпья на заплёванном полу. И горько плакала на кухонном табурете гордая королева, плакала по растаявшему, призрачному королевству, по ушедшему путем безумия любимому, по доживающему последние дни звериному городу.
  - Идти пора... - мягко сказал Марк.
  А что ещё здесь скажешь?
  
  
  
  ЛУНА УБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Когда снова выбрались на поверхность, - холодный рассвет вставал над ЗвеРрой. Марк был рад, что ласки, пусть и подчиняющиеся Дисе, им не попались.
  Он жутко хотел спать. Несколько часов в кресле около очага, даже в уютном доме полярной лисички, - этого было мало. Но тащить к звеРрикам голодного росомаху?
  Марк, отчаянно зевая, смотрел на мохнатое осложнение, исправно держащееся у ноги, и не мог решить, что же делать и куда идти. Он было собрался проводить девушек до дома Илсы и вернуться обратно в логово, раз уж оно в стороне от лежбища ласок, посадить там звеРрюгу на входе, а самому выковырять из помойной кучи наиболее крупные кости и скорлупки, залечь в груду тряпья и забыться часов на пять.
  То, что его звеРрюга был круче, чем звеРрюги чернобурки, Марк не сомневался. А раз так - обязан проводить слабых девиц до дома!
  - Отпусти его до вечера, - посоветовала зарёванная Диса и в голосе её послышалось даже что-то вроде благодарности. - Он вернётся, он теперь твой. И иди отдыхать, куда хочешь. А то челюсть скоро вывихнешь.
  - Иди спать. Придешь вечером. Да? - обратился Марк к звеРрюге.
  Тот повернул на ходу голову - морда сменилась человеческим лицом, обрамленным шерстью a la франт пушкинской эпохи.
  - Да. Куда придти?
  Марк задумался.
  - Сюда. К дыре, в которую лазили. Понял?
  - Понял. Вечером. Сюда.
  И звеРрюга растаял в предрассветном сумраке. Марк вздохнул с облегчением и спросил Дису:
  - А ласки говорят?
  - Друг друга они понимают и без слов. Но любят пугать горожан перед тем, как убить - и здесь слова им требуются.
  Они выбрались на дорогу, которая вела из Оленьего Двора в город. Марк машинально прикидывал, где что находится. Получалось, что за спиной по левую руку были Волчьи Могильники, укрытые в скалистом берегу, по правую - мост через ЗвеРру-реку, выстроенный в низкой излучине.
  - Росомаха, который напал на нас в Зубровом Замке, похоже, стремился меня грохнуть без лишних речей, - вспомнил Марк.
  - В ту ночь всем звеРрюгам было не до красивых выступлений... - вступила в разговор Илса.
  - Почему?
  - Момент появление человека в ЗвеРре для них - как приступ голода, который невозможно утолить. А с горожанами они играют, сытые. Забавляются. Ты сейчас куда пойдешь?
  - К Птеке.
  - Тогда тебе вон по той улице, а нам сюда, - Илса остановилась на развилке. - Диса у меня сегодня побудет. Так ведь?
  Чернобурка устало кивнула.
  - Давай остатки бумаг, я их в архив занесу, - предложила Илса. - Чтобы ты от спасения ЗвеРры не отвлекался.
  - Давай. То есть, на, - Марк не без облегчения избавился от узла, который они сделали, сложив остатки городского архива в старую рубашку Гиса. - И ещё, пока не забыл, милые барышни, у меня к вам просьба. Подыщите мне жильё, а? Какое-нибудь такое, отдельное. Чтобы не пугать честных горожан ручной звеРрюгой. Это возможно? - и он отчаянно зевнул.
  - Мы постараемся, - зевнула в ответ полярная лисичка. - Вот же, всех зевотой заразил! Ну ладно, пока-пока!
  Они разошлись по разным улицам.
  Марк брёл и думал, что сегодняшняя ночь требует размышлений на свежую голову и подвалы под Двором Чудес куда интереснее, чем кажутся с первого взгляда. А то, что проделала чернобурка в подвале, вполне можно назвать магией - не об этом ли говорил глава зубров?
  Когда он дошёл до дома Птеки, солнце встало за ЗвеРрой-рекой.
  Заспанные звеРрики пустили Марка вовнутрь, привычно разбежались по укромным углам и хором сообщили ему из укрытий, что Птека как ушёл тогда с Марком, так и не возвращался, но если он, Марк, захочет жареных грибов, - грибы будут несмотря ни на что! И они, звеРрики, уже связали ему рюзг..., брюгз..., в общем, заплечный мешок с лямками. Полосатый, как он и просил!
  Марк объяснил, что рад безумно, но сейчас хочет только спать.
  И рухнул на клетчатые простыни прямо в грязных, испачканных подземной пылью джинсах.
  
  ***
  
  Птека не появился и после пробуждения Марка. Явно стряслась какая-то гадость в лучших звеРровских традициях. Съев сковороду грибов, Марк взялся за опрос свидетелей.
  ЗвеРрики рассказали, что вчера Птека всё же забегал домой. Ненадолго, даже не поел. И снова убежал.
  Куда?
  Может к крыскам, а может к кабарожкам. Тоже звеРрикам, в общем.
  Марк достал карту города и попросил отметить, где дома вышеозначенных звеРриков и рассказать, чем они славны. Из путаных объяснений он понял, что крыски хитрые и себе на уме, а кабарожки - высокомерные, страсть. Сами - обычные звеРрики, а считают себя почти звеРрями. Потому что когда оборачиваются - оленьки, но с клыками. Как будто хищные. Потому и задаются. Марк подивился сложным взаимоотношениям звеРриков и градациям крутизны, но расспросы отложил на потом.
  Уже было собрался идти один, но неожиданно Фтека и Гтека, коренастые молодцы, специалисты по вязанию, вызвались пойти вместе с ним. Марк обрадовался.
  Он не очень верил в то, что Птека надолго задержался у звеРриков. У него роились нехорошие предчувствия, что к пропаже Птеки могли приложить руку куда более серьёзные лица, те же лисицы, например, не желающие ворошить историю сумасшедшего Гиса.
  Марк надеялся: с помощью приятелей Птеки быстрей выяснится, куда мог отправиться пропавший маленький следопыт.
  
  ***
  
  Сначала дошли до крысок.
  У крысок был скромный бастион в четыре этажа, мощностью укреплений не уступающий Зубровому Замку. Марк уже отметил, что по части обустройства жилищ звеРрики могли дать нехилую фору звеРрям.
  Крыски вообще восприняли визит Полярной Звезды недружелюбно. Пустить отказались. На крылечко вышла небольшая делегация, которая, перегородив вход, вразнобой объяснила, что Птека зашёл, спросил про кабарожек и пошёл себе далее. (Куда они советуют проследовать и дражайшей Полярной Звезде, - отчетливо прозвучало невысказанным пожеланием).
  Фтека и Гтека аккуратно выдвинулись из-за спины Марка и полезли в драку на радость прохожим. Хозяева бастиона в долгу не остались. Попутно, в придачу к тумакам, обе стороны громко обменивались какими-то давними претензиями.
  Марк, оттесненный на мостовую, с тоской подумал, что пять его предшественников были людьми серьезными, в чём-то изначально трагичными, с печатью обречённости на челе. И такого цирка не устраивали.
  И что теперь делать? Ввязаться в драку? Там и без него весело, звеРрики мутузят друг друга с обоюдным удовольствием.
  Подождав немного и убедившись, что окончания разборки не предвидится, Марк пошёл себе дальше, сверяя по карте путь.
  Кабарожек он нашёл не сразу. И они решительно заявили, что Птека к ним не приходил. В отличие от крысок совершенно не препятствовали пройти в дом. Недоумение их было спокойным.
  Марк вернулся к бастиону крысок. Драка на крыльце была в самом разгаре. Марк обошёл строение, и пока хозяева с упорством, достойным лучшего применения, обороняли парадный вход, проник в их крепость с чёрного.
  Птеку он нашёл быстро: тот сидел, запертый в каморке под лестницей, и дубасил в стену мохнатой ногой. Грохот стоял на весь дом. Марк снял запор и распахнул темницу, выпуская на волю попавшего в западню следопыта.
  - Дурачьё! - сообщил своё мнение о крысках голодный, взъерошенный и страшно обозлённый Птека. - Очень нужны мне их тухлые секреты! Пошли отсюда, по дороге объясню.
  Марк и Птека с помпой появились на крыльце главного входа.
  Сражающиеся, к их удовольствию, лишились дара речи и практически окаменели.
  Герои, прихватив Фтеку с Гтекой, направились домой.
  - Крысы держат тот трактир, где мы с тобой завтракали, - объяснил Птека. - "Весёлую крыску". И мухлюют в нём по-страшному. Рыльце, видно, в пуху: когда я вернулся и стал расспрашивать народ, они забеспокоились. Когда к ним домой заявился - совсем голову потеряли. Кинули меня в конуру, а сами помчались в "Весёлую крыску" еду прятать. Рехнулись они, одним словом.
  - Так они бы тебя не тронули? - разочаровался Марк. - А мы волновались...
  - Да конечно нет. Спрятали бы всё, что считали нужным, да и отпустили бы. Наверное. Хотя кто их знает: запаниковали ни с того, ни с сего страшно, совсем ума лишились.
  - Хорошо бы, если так, - задумчиво сказал Марк. - А я, получается, зря тебя подставил под крысиный гнев: мне про сумасшедшего лиса частью зубры рассказали, частью мои прекрасные охранницы. Мы даже в его укрытии побывали. Да, рад вам сообщить друзья мои, что теперь у меня есть свой личный звеРрюга. Росомаха.
  - А-а-а... Э-э-э... - растерялся Птека. - Как это?
  Его приятели не стали изливать изумление в громких звуках, а просто молча раскрыли рты.
  - Помнишь, Диса нам рассказывала о том, как подчинить себе звеРрюгу в честной схватке? Так вот, в честной схватке я победил. Теперь мучаюсь.
  - Ты же медведя хотел! - вспомнил некстати Птека.
  - Ну-у... Так получилось... - дипломатично выразился Марк, запоздало понимая, что слух о его подвиге понесётся по ЗвеРре со скоростью лесного пожара, стоит только дойти до жилища сурков, где Фтека и Гтека, не медля, поделятся новостью с остальными. - Первым попался именно росомаха, и выбора у меня не было.
  - Даже если у тебя ничего не выйдет с поисками, - выразил общее мнение потрясённый Птека, - мы до последней минуточки будем гордиться, что именно в нашем доме появился шестой человек, который смог подчинить звеРрюгу! О, Марк, какой ты, какой ты...
  - Непобедимый и победительный? - фыркнул ядовито Марк, припомнив все детали схватки.
  Птека кивнул.
  - Ага.
  - Да, я такой, - подтвердил Марк, отчаянно жалея, что не смог удержать язык за зубами. - Иногда я сам себя боюсь. Особенно на голодный желудок.
  Фтека и Гтека поняли это, как намёк на ужин - и, предложив Марку с Птекой идти не торопясь, сами вприпрыжку помчались домой жарить и шкварить, спеша без помех поведать домочадцам о последних геройствах Последней Надежды ЗвеРры.
  
  ***
  
  Марк, признаться, обрадовался их уходу и возможности поговорить с Птекой без свидетелей.
  - Вечером звеРрюга будет ждать меня у Оленьего Двора, - объяснил он. - Я обрастаю имуществом и домочадцами, представляешь? И это в условиях, когда поиски Артефакта стоят на месте.... Хотя мы нашли записи Гиса.
  - Мы? - удивился Птека. - Ты и звеРрюга?
  - Я и лисички. Хотел просмотреть их, но помешало твоё пленение. Оставил тетрадь под подушкой.
  - Теперь ты их точно посмотреть не успеешь, раз пойдешь за росомахой.
  - Ага, быт начал заедать, отнимать время у важных дел. Похоже, я приживаюсь в ЗвеРре, - подтвердил Марк. - И даже поднимаюсь по социальной лестнице.
  - Чего? - заморгал Птека.
  - Да так, ничего. Я рад, что вижу тебя целым и здоровым, - признался Марк. - Мы сильно за тебя перепугались.
  - Сначала я сам за себя сильно перепугался, - вздохнул Птека. - И подумал, что не гожусь быть смелым. А потом разозлился. И сразу стало легче.
  - Хороший рецепт, - одобрил Марк.
  Но они недооценили испуг крысок.
  Навстречу Марку с Птекой из бокового проулка вывернула группа серьёзно настроенных лиц откровенно крысиной наружности. Птека сообразил, что делать, быстрее: дёрнул Последнюю Надежду в сторону и, не выпуская рукава Марка, задал стрекача. Марк вынужденно побежал вместе с ним, хотя слава победителя звеРрюги требовала ввязаться в драку и сделать всех одной левой.
  Но Птека не давал даже притормозить, - и они банальным образом скрылись, затерявшись в лабиринте проулков. Видимо эту часть города Птека знал лучше преследователей. Крыски не сумели их догнать.
  - Тебе не кажется, друг мой, - вопросил Марк, когда они остановились отдышаться, - что по канону Полярной Звезде города не полагается улепётывать во все лопатки от тех, кого он спасает, себя не щадя?
  - Чтобы спасти этих ненормальных, - просипел Птека, - лучше сначала от них убежать. А потом уже спасать без помех. А не то они раньше времени забьют. Потом, может быть, опомнятся и плакать будут, да поздно. А ты нам нужен. Еще не хватало, чтобы тебя крыски повредили.
  - Я тебе комод, что ли! - фыркнул Марк. - Чтобы меня повреждать?
  - Ты лучше комода, - утешил его Птека. - И тебя ждёт твой собственный звеРрюга.
  - Кстати о звеРрюгах... - вспомнил Марк. - Я тут решил жильё себе подобрать, раз уж у меня росомаха теперь на руках. А то боюсь, что съест он вас, звеРриков, стоит мне отвернуться. Лисы обещали помочь.
  - Жильё... А кто тебя кормить будет? - обиженно поинтересовался Птека, которому откровенно не понравилось желание Марка отселиться.
  - Буду питаться всухомятку, - улыбнулся Марк. - Куплю сыру какого-нибудь, чайником разживусь...
  - Ты знаешь, у кого закупать дрова и уголь по правильной цене? И сколько платить водоносу, если в доме колодец с плохой водой? - требовательно спросил Птека. - Как чистить печные трубы?
  - Не знаю, - признался Марк.
  - То-то и оно. Зато я знаю. Буду с тобой, - решил Птека, даже не спрашивая согласия Марка.
  - Росомахи не боишься? - хмыкнул Марк.
  - Боюсь. Но привыкну.
  - Сомневаюсь, да ладно. Что ты узнал про Гиса?
  - В городе шепчутся, мол это ты его убил.
  Марк подумал, что ослышался:
  - Чего?!
  - Убил, да. Исключительно из зависти, потому что Гис тоже Артефакт искал и почти нашёл. Вот ты его и...
  - Я отказываюсь вас спасать! - возмутился Марк. - Это уже ни в какие ворота не лезет! Дождался благодарности, ага.
  - Ну это же дураки говорят, вроде крысок... На них внимание обращать - себя не уважать. Нас видели, когда мы из засады выбирались. Зато теперь тебя боятся.
  - А тебя? Мы же соучастники.
  - Как видишь, нет. Иначе не заперли бы в каморке под лестницей.
  - Представляю, какие слухи поползут по ЗвеРре, когда про росомаху узнают, - помрачнел Марк.
  - Ещё больше зауважают, - предрёк Птека. - ЗвеРра любит силу.
  - Тогда какого чёрта вашей ЗвеРре я? Я - не то, что она любит.
  - ЗвеРра любит разную силу.
  Показался дом звеРриков и диспут о разновидностях силы затих сам собой.
  Марк быстро съел Праздничный Обед По Случаю Освобождения Птеки Из Оков Этих Гадких Крысок, взял полосатый рюкзак-обновку, сложил туда карту, тетрадь безумного лиса, шапку, перчатки и тёплые носки, и поспешил к реке на встречу со звеРрюгой.
  
  ***
  
  Хотя день был совершенно безумным, к реке Марк пришёл раньше росомахи, для которого вечер ещё, видимо, не наступил. Был чудный час перемирия, когда ни дневное тепло, ни ночной холод ЗвеРры не могли взять верх. День неспешно отступал, ночь запаздывала.
  Марк решил не тратить время зря и, пока ласки отсыпаются в лабиринтах подземелий Оленьего Двора, ещё раз осмотреть ход, насколько это возможно без лампы.
  Он спрятал рюкзак в кустах, а на нагретом солнцем плоском камне оставил полосатые перчатки, чтобы дать знак росомахе, если тот появится раньше: он - Марк - поблизости. И с некоторым сожалением шагнул в холодный лаз, оставив за спиною солнечный берег.
  Как ни странно, отсутствие света не мешало. Марк чувствовал темноту вокруг себя и был уверен, что не подпустит к себе незамеченным ни ласку, ни более крупного звеРрюгу. В логово Гиса он не пошёл, остановился у решётки, ощупывая сколы.
  Пальцы подтвердили догадку: решётку сломали относительно недавно. Во всяком случае, отнюдь не в те легендарные времена, когда люди покинули город, и дворец над рекой стал Оленьим Двором. О нет, с решёткой разобрались недавно. И именно этим ходом проникли во дворец убийцы хранителей. А потом и чернобурка с безумным лисом по натоптанной дорожке. Одна загадка разрешилась. Самая простая, но всё же...
  Марк повернул к выходу, дошёл почти до конца и остановился, не выбираясь наружу. Долго и задумчиво смотрел на берег, на реку, на мост над рекой. Тени удлинились. Над водой весело сновали стрекозы, избежавшие благодеяний святого человека и потому напрочь лишённые терзаний выбора между звериным и человеческим. Вечерний свет мягко подсвечивал их прозрачные крылья. По мосту ползло тёмное косматое пятно: росомаха возвращался в город. Марк не без сожаления покинул уютную канализацию.
  Он хотел в ожидании звеРрюги заглянуть в тетрадь Гиса, но не успел: раньше росомахи у реки появилась легконогая полярная лисичка.
  - Как хорошо, что ты здесь! - обрадовалась она. - А мы тебе квартирку нашли. Чуть дальше, тоже над рекой.
  - Это в Волчьих Могильниках, что ли? Спасибо, не надо.
  - Да нет, в другую сторону! - фыркнула Илса. - Отличное жильё, прямо как по заказу. Это пустующая мельница. Там жил звездочёт из соболей.
  - Звездочёт-мельник? Очаровательно, - не удержался Марк. - Он сдаёт комнаты в наём?
  - Луну назад его съел звеРрюга! - обиделась полярная лисичка.
  - Да? - поднял бровь Марк. - Крупный?
  - Медведь, - гордо сказала Илса, словно это повышало ценность мельницы в несколько раз.
  - Не то, чтобы я тебе не верю, но в моём представлении звездочёты и мельники сочетаются как-то плохо... - заметил Марк.
  - Ничего тебе не буду объяснять! - окончательно разозлилась Илса. - Сам на месте всё поймёшь.
  - Ладно, - примирительно сказал Марк. - Стол там есть?
  - Есть. Три. И на кухне один.
  - Ну и чудесно. Кутузов в Филях и меньшим обходился.
  - Это кто? - заинтересовалась Илса.
  - Человек, загнанный в подобную ситуацию, - не стал вдаваться в подробности Марк. - Одноглазый, к тому же.
  - О, как наш пророк! - поразилась Илса. - Это здорово.
  - Почему? - удивился Марк.
  Полярная лисичка беззаботно пожала плечами:
  - Просто так. Получается, что у нас много общего.
  - Ага, Кутузов нас сплотил, - подтвердил ехидно Марк.
  Он был уверен, что не пропустит появления росомахи. Но пропустил, видимо по вине Кутузова.
  ЗвеРрюга вынырнул из-за камня, хотя Марк мог поклясться, что мгновение назад там никого не было.
  Увидев Илсу, росомаха плотоядно заурчал.
  - Не трогать! - рявкнул Марк. - Забыл?
  Росомаха покаянно мотнул плоской башкой.
  - Я предлагаю податься на мельницу, - мурлыкнула Илса, отскочив на безопасное расстояние. - Со звеРрюгой ты благополучно воссоединился, а ночь не за горами. Не на берегу же реки ты собрался жить? Или решил берлогу Гиса занять?
  - Соседи больно склочные, а так - я бы занял, - пробурчал Марк. - Ну пошли, посмотрим, что там такое. Ты - сытый? - обратился он к звеРрюге.
  Тот кивнул, облизываясь.
  Потом морда сменилась лицом в обрамлении шерстистых бакенбард и неожиданно прозвучало:
  - А ты?
  - Спасибо, я тоже! - откровенно растерялся Марк.
  Илса хихикнула
  - И ничего смешного! - обиделся Марк.
  - А я и не смеюсь, - стала уверять его лисичка, прикрывая рот ладошкой. - Я вовсе даже наоборот.
  - Лисьи отмазки! И вообще. Общественное мнение, например, считает, что это я убил Гиса.
  - Какая прелесть! - хмыкнула Илса. - Но, зная наш город, я не удивлена. Это, знаешь ли, даже почётно. Пошли, холодает.
  Лисичка повела в обход Оленьего Двора, к месту, расположенному выше по течению реки.
  Шагалось легко. Тем более, что к густозаселённым эту часть города отнести было нельзя. А вот руин было много, и руин старых.
  - Это осталось от города людей. В ЗвеРре здесь селились плохо. Считалось опасным местом, - объяснила Илса. - Мост недалеко. Только Хранители Артефакта могли безбоязненно жить на берегу реки. И то, до определённого времени, как выяснилось... А вот и мельница. Убедился?
  - Мало ли что мельница... - проворчал Марк. - Против мельницы я не возражаю. Сейчас поглядим, что за мельница, за такая...
  - Сколько угодно, - оставила последнее слово за собой Илса. - Смотри на здоровье.
  Они вышли на берег ЗвеРры-реки. В этом месте из воды поднимался скалистый остров, он резал водный поток на два рукава, зажатые в узкие тиски берегов.
  Ближний к городу рукав водопадом обрушивался с каменной перемычки, соединяющего скалы берега и острова.
  Водопад был небольшим, однако напора вполне хватало, чтобы крутить искусно установленное водяное колесо. Тугие струи, падая, с силой били в лопасти. Единая масса воды гулко дробилась на мириады частиц и закатное солнце зажигало многочисленные радуги над водопадом.
   Сама мельница была встроена в склон каскадом этажей. Два этажа были рабочими, третий - кухонным, а четвёртый, верхний - жилым.
  - Похожий водопад есть ниже города. Только он больше и на нём выдры живут, - пояснила Илса, перекрикивая шум воды.
  - Выдровый Водопад, знаю, - кивнул в ответ Марк.
  Росомаха неодобрительно помотал головой, постоянный гул водопада ему не нравился.
  Марка интересовало, для каких целей использовали мельницу, поэтому он не стал подниматься по деревянной лестнице наверх, к жилой надстройке, а начал осмотр с рабочих помещений.
  Конструкция мельницы оказалась сложнее, чем он предполагал: сила падающей воды хитрым образом распределялась на валы, которые вращали два небольших жернова, и поднимали-опускали молоточки в деревяной лохани. Рядом с лоханью стоял глубокий чан, за ним - прямоугольные сита и пресс.
  Один жернов был обычным. Второй не совсем: верхний камень катился по нижнему, как если бы на стрелку циферблата опрокинутых навзничь гигантских часов надели колесо.
  Марк принюхался: жернова источал тонкий приятный запах, впрочем, перемежаемый более едкими ароматами. В чём он мог бы поклясться совершенно точно, - муку на этой мельнице вряд ли мололи.
  - Ну что, догадался, что тут делали?! - ехидно спросила его Илса. Вопрос ей пришлось прокричать прямо Марку в ухо.
  Марк почесал затылок.
  - Пряности измельчали?! - проорал он в ответ.
  Полярная лисичка радостно мотнула головой.
  - Не угадал!!!
  Марк пожал плечами, осмотрел всё ещё раз и вышел.
  Ступеньки лестницы прогибались под ногами. Наверху, в жилом ярусе, возвышающемся над берегом, было значительно тише. Гул водопада, грохот жернова и молоточков никуда не делись, но звучали глухо, словно в отдалении.
  Весь этаж был одной большой комнатой с окнами на четыре стороны света. Под восточным, южным и западным окном стояло по столу. В центре комнаты, изголовьем к широкой печной трубе, располагалась большая кровать под пологом. Полог отсутствовал, но деревянные перекладины каркаса остались. Крутая лестница, притаившаяся в северо-восточном углу, вела в кухню ярусом ниже и на чердак.
  Марк решил оставить лавры кухонного первооткрывателя Птеке, а самому заняться чердаком. Положив рюкзак на кровать, он поднялся по лестнице, и выбрался наверх через квадратное отверстие в потолке.
  Чердак оказался просторным и высоким. Хорошо проветриваемым. На стропилах были закреплены ряды жердей.
  "Звездочёт-мельник рыбу сушил?" - спросил сам себя Марк и сам же себе ответил: "Не похоже..."
  Он обошёл чердак и очередной лестницей, теперь винтовой, поднялся ещё выше, на крышу. И оказался над городом, над рекой, над миром...
  Верхушку четырехскатной крыши словно срезали гигантским ножом, сделав пятачок вместо маковки. Кованые перила ограждали смотровую площадку, флюгер в виде сидящего на сосновой ветке соболя, укреплённый на штыре-копье, указывал направление ветра.
  К вечеру ветер не на шутку усилился и Марку, восторженно осматривающему окрестности, пришлось крепко держаться за копьё флюгера. Росомаха поднялся на площадку вслед за Марком и кляксой распластался у ноги. Ветер ерошил ему загривок.
  "Вылитый мальчик с собакой, рожка не хватает..." - вздохнул Марк, представив, как выглядят они со стороны. "Бьют часы на старой башне, провожают день вчерашний..." Металл копья холодил ладонь.
  С мельницы был прекрасно виден Олений Двор, мост, центральная часть ЗвеРры, утыканная Волчьими Башнями. Решив, что непременно осмотрит всё получше, только оденется теплее, Марк спустился на чердак, а оттуда в комнату.
  Полярная лисичка скучала, сидя на широком подоконнике западного окна.
  - Ну что, сообразил, чем занимался мельник? - поинтересовалась она.
  Марк потёр застывшие уши и нос.
  - Сдаюсь. С одной стороны слишком много вещей, с другой - слишком мало.
  - Это потому что скорбящие родственники в качестве утешения забрали всё мало-мальски ценное, - объяснила Илса. - А на самом деле, очень просто. Звездочёт смотрел на небо и рисовал звёздные атласы. И карты ЗвеРры, если просили. Звёздные таблицы постоянно требовались хранителям Артефакта, так что без работы он никогда не сидел. Но он не только звёзды рисовал, он сам и бумагу делал, и краски.
  - А зачем Оленьему Двору звёздные карты постоянно требовались? - удивился Марк.
  - Как зачем? Чтобы правильно хранить Артефакт, - удивилась в ответ Илса.
  - И то верно, - буркнул Марк. - Зачем же ещё. Если его хранить неправильно, он протухнет или скиснет. Или усохнет. Или утрусится.
  Лиса откровенно растерялась, не зная, что сказать в ответ, - но появление росомахи закрыло тему.
  Росомаха вразвалочку сошёл с чердака, осмотрел комнату, принюхался - и решительно залез под кровать. Полярная лисичка хихикнула.
  - Ты там жить собрался? - с тревогой спросил Марк.
  - Ага, - раздалось из-под кровати.
  Марк в задумчивости погулял вокруг и решил звеРрюгу не трогать: где-то же ему надо вить гнездо. Сгонишь с одного насиженного места, - и что он выберет в следующий раз?
  - Окна здесь на удивление большие, - заметил он, забирая рюкзак с кровати. - Большие и без ставней. А ведь соболя - звеРри, помнится, говорил мне глава зубров. Отчего ж он не берёгся?
  - ЗвеРри, - подтвердила Илса. - Как волки, как мы, лисицы. Звездочёт не обязан был окна открытыми держать, - но он по ночам звёзды рисовал, ему обзор был нужен. А пока ЗвеРра была под охраной Артефакта, звеРрюги и его обходили стороной, он же для хранителей трудился.
  - Система индульгенций у вас тут, я вижу, процветает, - сел на стол за неимением стула Марк и достал из рюкзака карту. - Ну и куда эту роскошь приделать? На какую стену?
  - На западную повесь, - посоветовала Илса. - Проснёшься, например, утром, ещё живой, - а солнце её освещает...
  - Просыпаюсь я в вашей ЗвеРре ближе к обеду, - объяснил Марк. - Так уж получается. Повешу на южную.
  - Красивый у тебя мешок... - заметила Илса. - Полосатый такой... Забавный.
  - Это называется рюкзак. Связан птековыми звеРриками по особому заказу. Исключительно для Последней Надежды и Полярной Звезды. Но если понравился, - могу попросить, чтобы и тебе такой же сделали. Только дамский, поизящнее, - галантно предложил Марк.
  - Попроси, - лукаво улыбнулась Илса.
  - Замётано.
  Марк закрепил карту на стене. Теперь ЗвеРра была и внутри, и снаружи. Только на карте ЗвеРра была более изящной, завитушечной. Развалин на ней не нарисовали.
  Полюбовавшись картой, Марк достал тетрадь безумного лиса.
  - Бумагу этой тетради, кстати, звездочёт изготовил, - вспомнила Илса. - И вообще считалось весьма изысканным делать записи на его листах. Любовные послания сочинять. И стихи.
  - Это я понимаю, - отозвался Марк, раздраженно оглядывая комнату. - И могу понять, почему мы ни одного клочка бумаги не обнаружили. А вот какого черта любящие родственники ни табуретки здесь не оставили - этого я понять не могу. Настолько бедные? Или он на троне сидел, а сидение на тронах тоже входит в число изысканных занятий? В комнате осталось только то, что к полу намертво прикреплено.
  - Сидения будут, - утешила его Илса. - Ночь придётся так скоротать, а там разживёшься.
  - Угу, - кивнул Марк, усаживаясь на столе поудобнее и раскрывая тетрадь. - Ну, спасибо за помощь, пока-пока!
  - Не за что! - ехидно фыркнула Илса. - Только насчёт "пока-пока" ты поторопился. Сейчас Диса подойдёт, она же твой телохранитель, забыл?
  - Я вообще-то собрался поработать в приятном одиночестве, под надёжной защитой.
  - Работай, - разрешила Илса. - Мы-то тебе чем помешаем? Наоборот, поможем, подскажем...
  - Подскажем? - кисло переспросил Марк. - И что же?
  - То, что ты запамятовал. Например, расспросить звеРрюгу про Артефакт.
  - Я же спрашивал! - фыркнул Марк. - Забыла? Перед тем, как его колбасить стало. Но если ты так хочешь, давай спросим ещё раз.
  Он слез со стола и заглянул под кровать.
  - Кто убил оленей - знаешь?
  - Не знаю, - прорычали из-под кровати. - Не росомахи.
  - А ты по-другому спроси. Про другое, - туманно подсказала Илса. - Может быть, он что-нибудь другое знает. Не это.
  Марк снова сел на стол, в задумчивости почесал, где чесалось, (то есть макушку, нос, ухо и пятку) и переспросил:
  - ЗвеРрюги знают, что Артефакт похищен?
  - Знают.
  - И что думают?
  Под кроватью забурчали, завозились.
  - Большая добыча, - прозвучал, наконец, ответ. - Большая драка. А потом? Где добыча? Все звеРрюги. Плохо.
  - Во всяком случае, росомахи не одобряют похищения Артефакта, я так поняла это урчание, - сказала Илса.
  - Угу. Или именно мой росомаха не одобряет, - подтвердил Марк. - Я смогу когда-нибудь заглянуть в эту чёртову тетрадь?! Скоро солнце сядет, темно будет.
   - Диса свечи принесёт, - пообещала полярная лисичка.
  - Ага, и вместо мельницы у нас маяк будет, сверкающий на все четыре стороны света. Ладно, высматривай Дису, а я занят.
  Марк сел по-турецки, скрестив ноги, прислонился спиной к стене и решительно раскрыл тетрадь. Для начала просто пролистал её. Первые страницы были исписаны чётким летящим почерком, каракули последних разбирались с трудом. Марк перевернул тетрадь, потряс над столом. Никаких вложенных записок не обнаружилось. Углубился в чтение.
  Увы, первые страницы как раз особого интереса и не представляли. Образцовый дневник образцового молодого человека. Чужие мысли, свои честолюбивые планы. Размышления над мирозданьем.
  А вот дальше пошло интереснее. Олений Двор разгромлен - и Гис торопливо записал:
  "Если бы Артефакт хранили лисы - такого бы не произошло. Я всегда это знал. Олени - олухи. Их важный вид скрывал скудоумие, а гордость была ничем иным, как тупостью.
  Они напускали на себя таинственность, вечно смотрели сквозь собеседника, разговаривали как с пустым местом - и проворонили то единственное, ради чего терпел их город. Смерть оленей не оправдывает.
  Я не успел: ведь уязвимость Оленьего Двора была давным-давно мне ясна. И не только мне.
  Нужно было самим напасть на резиденцию хранителей и захватить Артефакт. Хранить его в Лисьих Норах, не полагаясь на счастливую звезду этих рогатых.
  Неужели волки опередили? Они так же надменны и так же презирают весь город... Они могут".
  
  
  
  ЛУНА УБЫВАЕТ
  Ночь вторая
  
  
  
  - О, Диса идёт! - сообщила Илса. - Не одна. Ну надо же!
  Марк заинтересовался, отложил тетрадь и выглянул в окно.
  По лестнице поднимались Диса и рыжая Ниса. Не с пустыми руками.
  Илса распахнула дверь. Радостно защебетала с подругами.
  Лисички принесли еды. И вышитую на шёлке картину: издыхающая среди сухих трав мышь, выгнутая дугой в последней агонии. Картина была выполнена на редкость искусно, дохлая мышь выглядела как живая.
  - Это тебе на новоселье, - сумрачно сообщила Марку рыжая красавица Ниса. - Мне пяльцы надо было освободить для новой работы. А этой чего без толку валятся...
  - Ниса хочет на звеРрюгу посмотреть, - объяснила из-за плеча рыжей Илса. - Подлизывается к тебе. Хочет произвести впечатление. Но слегка стесняется.
  - Спасибо, я тронут, - искренне сказал Марк, потрясенный реализмом и экспрессией вышивки. - Повешу на стену рядом с картой.
  Ниса засмущалась, но было видно, что ей приятно.
  Марк молодцевато (чтобы не уронить себя в глазах дам) спрыгнул со стола, и, склонившись над кроватью, стал выманивать росомаху.
  - Я сплю! - сообщили из-под кровати недовольно.
  - Вылезай, подлый Ганс! - развеселился Марк. - Вышитую мышь видел? Не видел!
  Росомаха выполз, перекинулся в человечью ипостась, шаркнул ногой перед девицами и с видом пресыщенного искусством знатока рассмотрел вышивку.
  - Тощая, - сделал он вывод. - Правильно сдохла. Трава сухая - мышь толстая. И зерно в норе. Тогда живёт.
  Обернулся росомахой и снова исчез под кроватью, только и видали.
  Ниса была потрясена. И самим звеРрюгой, и его словами (и его запахом).
  Справившись с потрясением, она сказала Марку:
  - Пока не забыла, папа передает вам громадную благодарность за бумаги. Он постарается восстановить, то возможно.
  Теперь легкое потрясение испытал Марк:
  - Архивариус - твой отец?!
  Ниса тепло улыбнулась:
  - Да, хоть я и не самая образцовая дочь на свете... А где мы будем сервировать стол для ужина?
  - Барышни, я бы, всё-таки, предложил вам не искушать судьбу и уйти, пока совсем не стемнело, - жалобно воззвал Марк. - Приходите утром и сервируйте сколько душе угодно стол для завтрака.
  Но никакие доводы Марка не помогли: девицы решительно остались. Марк с досадой захлопнул разложенную на столе тетрадь, спрятал её в полосатый рюкзак. Правда, досада была во многом наигранная: уже стемнело, а ломать глаза над каракулями Гиса в наиболее интересующей Марка части тетради всё равно было возможно только в светлое время суток.
  Девицы тем временем, не обращая на него никакого внимания, украшали едой южную столешницу и щебетали о своём, сугубо девичьем.
  А Марк невольно засмотрелся на мрачный город, в котором гасли огни.
  Вернулась Диса, отлучившаяся по каким-то своим загадочным лисьим делам. Она пропустила представление с росомахой, поэтому, войдя в комнату, тревожно принюхалась и прямо спросила:
  - Под кроватью что-то сдохло?
  - ЗвеРрюга там спит, - объяснила Илса.
  - Великолепно, - ехидно "одобрила" чернобурка. - Но где, в таком случае, спит наша Последняя Надежда?
  - Кровать вашей Полярной Звезде уже не по рангу? - поинтересовался Марк.
  - Не по запаху. Это же кошмар!
  - Прекрасный, отпугивающий всё живое запах, - проворчал Марк. - Я бы даже сравнил его с запахом элитных сортов сыра. Чужого звеРрюгу каждый охаять норовит! И вообще, может быть это дух моей холостяцкой берлоги. Я мечтал о тихом, одиноком жилье, а вляпался, похоже, в коммунальную квартиру. Говорю же вам, барышни: шли бы вы домой. Я сам разберусь с кроватями, со шторками, с поклейкой обоев и расстановкой пуфиков.
  - Утром уйдём. Может быть... - туманно пообещала Диса. И всё испортила, добавив: - А может и не уйдём!
  В знак протеста Марк прихватил с накрытого стола хлеба и мяса и отправился жить на чердак, оставив лисиц коротать время в компании росомахи.
  На чердаке было уютно. Пожалуй, даже уютнее, чем в комнате. Марк устроился у чердачного окошка и, жуя хлеб, стал наблюдать за мостом. По его расчетам скоро с того берега реки в город должны были пожаловать гости.
  Лисички внизу затихли. Марк даже забеспокоился, и свесил голову из отверстия в потолке: три точёные фигурки застыли у трех окон, больше похожие на изысканные статуэтки, чем на живых девиц. Убывающая луна освещала их призрачным светом.
  Счастливый звеРрюга безмятежно храпел под кроватью.
  Марк вернулся на наблюдательный пункт.
  По мосту вереницей двигались тени. Но не в город, а из города. Что было по меньшей мере странно. Марк щурился и так, и эдак - но рассмотреть в подробностях не удавалось.
  Он отчаянно пожалел, что под рукой нет бинокля. С досады даже треснул кулаком по подоконнику. Доска, к его удивлению, подалась.
  Марк потянул - и обнаружил нишу. С кладом. Самым настоящим!
  На чердаке были спрятаны подзорная труба и астролябия. Видимо, хозяин мельницы предпочитал не рисковать, и держал орудия труда под рукой, но тщательно укрытые от посторонних глаз. (Или от родственных.)
  Марк вынул подзорную трубу из углубления, нацелил на мост, покрутил.
  Тени, облитые лунным светом, волшебно приблизились.
  Крыски, которые днём целеустремленно гоняли Марка и Птеку по городу, сейчас - ночной порой - дружно топали в лес на той стороне. С туго набитыми заплечными мешками.
  В лес, куда звеРрикам путь заказан.
  Где пульсирует живое кольцо Безумия ЗвеРры, оцепляющее город.
  "Но зачем?" - удивился Марк. - "Какого чёрта, чёрт меня подери?!"
  Крыски прошли по мосту и растворились в ночи.
  Марк с трубой наперевес просидел на чердаке до утра, но больше загадок ночь не преподнесла.
  После полуночи мимо мельницы прошла на мягких лапах рысь. Потом в окрестностях покрутилась пара фигурок с нечеловеческой пластикой, не опознанных Марком - и отправилась восвояси.
  Наверное, прилив смертельной любви к человеку у звеРрюг пошёл на убыль вместе с луной, а может они побоялись связываться с оторвами-лисицами, но Марку показалось, что охранной грамотой мельницы стал запах росомахи, так ужаснувший чувствительную Дису.
  
  
  
  ЛУНА УБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Лисички утром исчезли раньше, чем Марк проснулся, - как рассвело, он, запахнувшись поплотнее в плащ, прикорнул на чердаке около трубы и сквозь сон слышал их щебетанье.
  Марк дождался возвращения крысок из леса незадолго до рассвета. Если учесть, что по ночному городу даже зубры ходить боялись, поведение крысок было - из ряда вон. Получалось, что помимо оскорбительного начихания на Последнюю Надежду, этим звеРрикам и звеРрюги нипочём. И кто тогда в городе самый-самый?
  Подался с утра на вольные хлеба и росомаха. Он поднялся на чердак и объявил Марку:
  - Есть хочу! Пойду?
  - Иди, - разрешил, не просыпаясь, Марк. - На ту сторону. Возвращайся вечером.
  - Вечером, - подтвердил росомаха.
   Сам Марк встал к полудню, не спеша, спустился к реке, умылся, полюбовался водопадом и крутящимся колесом.
  А когда вернулся, - принялся оглядывать свою штаб-квартиру. Поправил карту на стене, перевесил на более эффектное место рукоделие рыжей лисички. Дохлая мышь смотрелась изумительно, Марк ещё раз подивился мастерству вышивальщицы. Подумав, он разместил рядом с вышивкой астролябию. Получилось стильно.
  Голод давал себя знать, - и Марку пришло в голову посетить именно ту забегаловку, где они с Птекой завтракали. Посмотреть на крысок: не посмеют же они напасть на него среди бела дня.
  Марк подхватил рюкзачок и подался в город.
  Появившись в "Весёлой крыске", он занял лучший столик и злорадно наслаждался наступившим замешательством.
  - Чего изволите? - подобострастно спросил его кабатчик.
  - Завтракать, милейший, - холодно сообщил Марк, оставив без внимания, что обычные горожане сейчас, вообще-то, обедают.
  - Сию минуту... - забормотал, отступая к стойке, крыс.
  И достал толстую палку.
  Нельзя сказать, что Марк не был готов к чему-то подобному, но всё же не такого завтрака он ожидал.
  Марк вскочил, - но кабатчик смотрел за него, в направление входной двери. Марку хотелось обернуться, но он опасался схлопотать палкой по шее, поэтому предпочёл отступить под защиту ближайшей стены.
  Крыс неприятно свистнул, призывая на помощь. Свист захлебнулся: в воздухе пронеслось яйцо, хлопнулось о лоб трактирщика и растеклось по физиономии самым неприятным для владельца её, физиономии, образом.
  Зрелище не радовало ни глаза, ни носа.
  - Получил?! - прозвучал воинственный клич Птеки, гордо подбоченившегося на пороге трактира.
  Птека был не один, а со товарищи. Град тухлых яиц обрушился на крысок, прибежавших на свист трактирщика.
  - Не завтракай у них, Марк! - рявкнул басом Птека (не хуже главы зубров). - Ещё, чего доброго, крысиного яда нальют вместо вина!
  - И тебе доброе утро, мой воинственный друг! - согласился Марк, закидывая рюкзак за спину. - Пошли тогда к вам грибы есть.
  Он оглядел заляпанный трактир и патетически добавил:
  - О поле, поле, кто тебя усеял тухлыми желтками?
  Птековы домочадцы издали воинственный клич и, грозно топая, покинули "Весёлую крыску".
  
  ***
  
  Солнце приятно грело спину. ЗвеРрики шли гурьбой и хвастались друг другу насчёт того, кто был точнее в яйцеметании.
  - И где же вы взяли столь убойное оружие? - заинтересовался Марк.
  - Дома, - сообщил Птека. - Утром кладовую чистили. Целая корзина яиц протухла, выкинуть хотели, а Фтека говорит, чего зря выкидывать, давайте лучше в крысок выкинем. Ну мы и пошли. А тут ты сидишь. Где твоё новое жильё?
  - На заброшенной мельнице звездочёта.
  - Там же проклятое место! - ужаснулся Птека.
  - Значит, оно мне вдвойне подходит, - грустно усмехнулся Марк. - Проклятое место в проклятом городе для проклятого человека.
  - С чего это ты проклятый? - возмутился Птека.
  - Хочешь сказать, что я баловень судьбы? - фыркнул Марк. - Тогда что я здесь делаю?
  - Конечно баловень! - не моргнув глазом, заявил Птека. - По сравнению с предыдущими пятью.
  - Угу. "Возьмите лучших из лучших. Лучшие из лучших зализывают раны. Тогда возьмите лучших их худших", - пробурчал Марк. - При такой арифметике, да. Сдается мне, пора волкам визит нанести. Только после завтрака, э-э-э, пардон, обеда. Судя по записи в тетрадке, лис думал, что Артефакт могли волки попереть. По его словами получается, что проблема смены хранителей назрела давно. И отнюдь не мирно. Вроде как и лисы присматривались... А ты в курсе, что крыски не только спасителя звеРры по ЗвеРре гоняют, но и ночами шастают на ту сторону реки?
  - Они уже обезумели?! - ахнул Птека. - Крысок-то меньше стало...
  - Что ты сказал? - насторожился Марк. - Меньше?
  - Да. Я это понял, когда в каморку под лестницей к ним попал.
  - Волки отменяются. Точнее, откладываются. Возвращаемся на мельницу. Это дело нельзя пускать на самотёк. Сдаётся мне, Птека, мы с тобой легко отделались, вот уж точно, баловни судьбы...
  
  ***
  
  На мельнице было тихо и пусто. И солнечно.
  Птека по-хозяйски отправился осматривать строения. И начал, конечно же, с кухни, как Марк и думал.
  А сам Марк стоял у южного окна и разглядывал мост. План его был прост: пока светло - разобраться с тетрадью, благо нечитанных записей там осталось всего-ничего. А когда стемнеет, наблюдать за мостом и как только крыски перейдут реку (в этом он не сомневался), пойти вслед за ними.
  Неожиданно - во всяком случае для Марка - у подножия лестницы раздались крики. Он переместился к западному окну и глянул: внизу радостно бесновались Птековы родичи, приволокшие три тележки, нагруженные многочисленным скарбом.
  - Птека?!! - завопил в ужасе Марк. - Они тоже будут здесь жить?!!
  Взъерошенная голова Птеки показалась над полом. Он, не спеша, выбрался, отряхнулся и подошёл к окну. И довольно мурлыкнул:
  - О, вещи приехали.
  - Вещи?! Какие к чертям собачим вещи?!
  - Для жизни, - объяснил Птека.
  - Мне здесь жизни - по любому - и месяца не набежит! - забушевал Марк. - Если вообще не съедят в ближайшую ночь.
  - И что теперь, не жить?! - заворчал в ответ Птека. - Если в "Весёлой крыске" каждый день питаться, никаких доходов даже на месяц не хватит. Никому. А тазик для умывания, с кувшином? А тюфяки? А подушки? А шторки? А кастрюли-сковородки? А припасы на первое время?! Если всё это справить заново - вообще разоришься! А зачем, когда есть уже?
  - Ну ладно, ладно... - сбавил напор Марк. - Одно то, что новых жильцов хотя бы не будет, - радует несказанно.
  И Марк, не желая больше участвовать в хозяйственной дискуссии, сбежал, то есть организованно отступил на чердак по совершенно неотложному делу. Поднялся на смотровую площадку, и оттуда стал рассматривать Волчьи Башни.
  Волчьи Башни выделялись среди городских строений. Во-первых, как всякие другие башни неизбежно торчат над обычными крышами. Во-вторых, их было тринадцать, две окружности, большая и малая, по шесть башен и одна башня центральная. Волчья Пасть.
  "Шестерёнки!" - обозвал Марк башенные окружности. В том, что волки должны смотреть на всех сверху вниз, он и не сомневался. Но что значит запись Гиса - просто ли раздражение, умноженное на давние споры между влиятельными кланами города, или Гис нащупал след Артефакта? И Лунный волк его преследовал не просто так? И тут же крыски как с цепи сорвались... И ведь, честно признаться, путь через канализацию им подходил куда больше, чем волкам.
  Марк смотрел на ЗвеРру, ветер разлохмачивал ему волосы.
  Внизу Птековы домочадцы, как муравьи, сноровисто затаскивали на мельницу привезённое имущество.
  "Ежи-переселенцы!" - неодобрительно буркнул Марк, наблюдая за их деятельностью.
  Но вскоре потянуло жареным и печёным, и желудок Марка признал, что в словах Птеки есть кое-какая правда.
  Марк спустился на чердак, сел у слухового окна и раскрыл тетрадь. И наткнулся на запись безумного лиса о Пророчестве:
  " = ...И человек придёт в звериный град, в ночь полной луны, но не более шести лун. Если же не дано граду обрести утерянное - не быть ему! Не быть каменной твердыне, сожмётся Круг Безумия, хлынет оно на улицы, площади и перекрёстки - затопит нечестивый град до краев...
  Ибо что имели - не хранили! Исчез волею моего гнева град людей, град греха и скверны, исчезнет и творение моё, ежели оступится. А третьему граду на этом месте не бывать, и ни нога человечья, ни след звериный, не отпечатают свой знак на руинах его.
  Мёртвая луна будет светить над мёртвым градом, баюкая камни, не имеющие страстей, не осквернившие себя сонмищем грехов.
  Так сказал я, святой человек, покидая сие место навсегда. И нарёк его ЗвеРра. = Архив полон бесценных знаний. Папаша рыженькой Нисы меня откровенно не понял, хотя, надо отдать ему должное, препятствовать не стал. Уважает".
  Впечатление от записи оказалось сильным. Марк ещё долго приходил в себя, пытаясь избавиться от видения мёртвого города под мёртвой луной, хотя никак не предполагал за собой особой чувствительности.
  Он захлопнул тетрадь, спустился вниз, вгляделся в карту.
  Круг Безумия ЗвеРры опоясывал город. Созданный пророком, чтобы всяк сверчок знал свой шесток. И трясся каждую ночь, гадая, пронесёт или нет.
  "А крыски ведут себя так, словно им уже законы не писаны..." - думал Марк. - "Почему? Неужели Артефакт у них? Быть не может - зачем, чёрт меня подери? Ещё можно предположить, что волки или лисы, действительно, хотели поменять хранителей Артефакта на себя, любимых. Чем-то это похоже на дворцовый переворот, не подрывающий устоев. Но крыски?"
  
  
  
  ЛУНА УБЫВАЕТ
  Ночь третья
  
  
  
  Росомаха пришёл до наступления темноты. Появление на мельнице звеРрика он воспринял без особого восторга, но хотя бы не попытался сразу съесть. И уже за это Марк был ему благодарен.
  Он решил представить Птеку и росомаху друг другу, благо росомаха был в человеческом облике, но понял, что не знает, есть ли имена у звеРрюг. Пришлось восполнять пробел в знаниях:
  - Тебя как звать-то?
  Росомаха растерянно заморгал.
  - Ну, имя твоё? Кто ты?
  - Кто? - задумался росомаха, почесал бакенбард и просветлел: - Я.
  - Понятно. Познакомься, это Птека. Защищай его, как меня.
  - Эту не ешь, того защищай! - возмутился росомаха.
  - Укушу, - спокойно и совершенно серьёзно пообещал Марк. - Я ещё не закончил. Я дам тебе имя.
  - Мухтар? - память у звеРрюги оказалась отменной.
  Марк фыркнул.
  - Обойдёшься. Нарекаю тебя, нарекаю тебя... Полиграф Полиграфыч! Вот. В честь Шарикова.
  - Ладно, буду Графч, - довольно равнодушно согласился росомаха, почёсывая пегую шевелюру.
  - Графч? - переспросил Марк. - Прямо что-то средневековое. Значится так, познакомься Птека, это Полиграф Полиграфыч, познакомься Полиграф Полиграфыч, это Птека.
  - Это Пьека, а ты Марч, - кивнул росомаха.
  - Я - Марк, а он Птека, - уточнил Марк.
  - Ага, а я Графч, - подтвердил росомаха, забираясь под кровать. - Спать буду.
  
  ***
  
  Крыски перешли мост после заката, особо не скрываясь. Их было много, больше чем прошлую ночь.
  Марк, Птека и росомаха двинулись за ними.
  К вечеру усилился холодный ветер, нагнал тучи, спрятавшие выбравшуюся было на небо луну с щербинкой. Пошёл ледяной дождь с градом. А когда неутомимые преследователи крысок добрались до реки, дождь окончательно превратился в град.
  Градины весело скакали по каменным перилам моста. Они не причиняли особого вреда ни Птековой блестящей шубе, ни густому меху росомахи. Марку было хуже, плащ не спасал.
  Перешли мост, миновали, обойдя по краю поселения, угрюмые лачуги кислых мышей, съёжившиеся под громадными соломенными крышами.
  Раскисшая от дождя дорога стремительно замерзала. Идти по ней в темноте было плохо, под ноги попадали выбоины, заполненные водой и покрытые тонким ледком, острые камешки и смёрзшиеся комья земли. Птека, чуть не подвернувший ногу, предложил пойти рядом, по целинному полю. Так и сделали.
  Когда добрались до леса, стало легче, во всяком случае, теплее. Деревья укрыли от ветра, град прекратился. В лесу вёл росомаха, споро двигаясь тайными тропами, которыми прошли перед ними крыски.
  Лес был пуст, - во всяком случае, других звеРрюг им не встретилось. "С этой стороны на карте ласки ", - вспомнилось Марку. - "А они переселились в город".
  Сначала двигались на восток, потом свернули к югу. За полночь небо очистилось от туч, вызвездило. Сразу стало холоднее. Градины белёсой крупой покрывали землю и не думали таять. Справа шумела невидимая река, слева надвигались горы.
  - Ты что-нибудь понимаешь? - спросил Марк у Птеки, когда они остановились передохнуть и съесть по куску лепёшки с салом. - Куда они так чешут, что мы их догнать не можем? По какому пути?
  - По кромке Круга Безумия, - предположил Птека. - Ты ничего не чувствуешь?
  - Нет.
  - А у меня аж горло перехватывает и сердце в пятки ухает при каждом шаге.
  - Может, это не Круг, а просто ты боишься? - не поверил Марк.
  - Я не трус! - обиделся Птека.
  - Да? А мне вот не по себе. Думаю, вдруг крыски нашли лазейку, щёлку в Круге Безумия?
  - А это было бы здорово! - обрадовался Птека. - Мы бы тоже могли ею воспользоваться, ежели что...
  Перекусили и двинулись дальше.
  - Вот он, Круг Безумия, - махнул лапкой Птека.
  Неровная полоса шиповника тянулась по лесу. Шиповник, да и шиповник - Марк не стал особо приглядываться, крыски уходили всё дальше, а Круг стоял себе на месте, его можно было рассмотреть на обратном пути.
  Почва становилась всё каменистей, старые кроссовки Марка проскальзывали на усеянных градинками плоских камнях, выступающих из земли.
  При очередном шаге он сильно раскатился на каменной плашке, градины великолепно сыграли роль шарикоподшипников. Споткнулся, ушиб колено о край валуна и в довершение бед угодил рукой в куст шиповника. И чуть не прикусил язык в яростном желании выругаться на всю округу, так было больно.
  Птека, идущий позади, сдавленно вскрикнул: он, в отличие от Марка, заметил, как отделилась от ветки тёмная мягкая тень, прянула вниз, на спину человеку. И промазала совсем немного, приземлившись на то место, где прошёл бы Марк, если бы не упал.
  Выгнувшись дугой, красавица рысь замерла на тропе. И снова прыгнула.
  Два звеРрюги сшиблись в воздухе: росомаха успел обернуться и кинуться на защиту. Мохнатый клубок рухнул на камни.
  Пока Марк выпутывался из колючих объятий шиповника, совсем рядом кипела схватка. Ни о какой тишине теперь речи не было - треск, хриплое рычание и вой заглушали даже шум реки.
  Ужаснувшийся Птека отчаянно соображал, где бы спрятаться, но не успел придумать. Росомаха убил рысь раньше, пушистый холмик замер меж камней. У росомахи был располосован бок, липкая от крови шерсть склеивалась в жёсткие лохмотья. Он, кособочась, подковылял к Марку.
  - Я её укрою? Хорошая рысь, много еды. Потом съем.
  Марк кивнул. Его начало трясти, не то от холода, не то от запоздалых переживаний.
  - Ннадо к реке спуститься, - сказал, заикаясь, он. - Ппить хочу.
  Птека стряхнул с себя оцепенение и решительно пошёл напролом через кусты к берегу. Если отвернуться и не видеть, что это испуганный маленький звеРрик, вполне можно было подумать, что по лесу ломится бешеный медведь.
  ЗвеРрюга тем временем оттащил рысь к вывороченному дереву, вырыл ямку под переплетением коряг и спрятал добычу там.
  Марк поднялся и, хромая, пошёл за Птекой.
  Луна подсвечивала струи ЗвеРры-реки, они отливали тусклым оловом. Город остался выше по течению, а здесь только чёрный лес зубчатой стеной стоял по берегам. Мрачно, безлюдно и холодно.
  Где-то там, дальше, рокотал водопад.
  Марк с наслаждением напился. Студёная вода ломила зубы.
  Росомаха жадно припал к реке.
  - Давай бок промоем! - предложил Марк.
  - Не-а, - помотав головой, так что брызги полетели с морды, отказался звеРрюга. - К утру само затянет.
  - Ну, как знаешь, дело твоё.
  Марк набрал воды в птекову фляжку, заткнул пробкой.
  - Мне вот интересно, почему крыски не сбежались на наш шум-гам.
  - Они далеко, - предположил Птека.
  - Или чем-то заняты. Совсем далеко они быть не могут: возвращались же к рассвету в город, - добавил Марк.
  Они поднялись к тропе и продолжили путь, гадая, куда же подевались крыски. Горы сдвинули бока совсем тесно, тропа сделала несколько петель, ушла на склон, зазмеилась по нему, приноравливаясь. Вышли на старую, заброшенную дорогу, уводившую куда-то в отроги. Прямо поперек дороги стеной возвышался шиповник, родной брат того, в который угодил Марк. В свете луны необычайно крупные цветы его казались серебряными.
  - Альбинос... - буркнул Марк.
  Росомаха что-то учуял, тревожно завертел носом.
  - Горит впереди, - сообщил он.
  Марк принюхался, но ничего не почувствовал.
  Птека устало плюхнулся на камень, благо мохнатая шуба позволяла сидеть и на промороженном булыжнике.
  - Давайте отдохнём! - предложил он жалобно. - Я совсем вымотался...
  - Давай.
  Марк нашёл корягу, тоже присел. Думы были грустными. Поход затягивался, он рассчитывал догнать крысок максимум к полуночи, но давно перевалило за полночь, а они всё шагают неизвестно куда. Болит колено, болит рука. Приложился о камень он той же ногой, по которой бороздил его клыками кабан, и нога отнюдь не обрадовалась новой травме. Пока боль терпима, но не стало бы хуже...
  Двужильный росомаха, уже оправившийся от схватки с рысью и, похоже, не нуждающийся в отдыхе, пошёл вперёд и вскоре вернулся с новостью:
  - Крыски сошли с тропы. И там свет.
  - Какой свет? - не понял Марк.
  - Красный, - подумав, объяснил росомаха. - С искрами.
  - Костёр?
  Росомаха снова задумался.
  - Костёр, - согласился он.
  "Наконец-то дошли..." - обрадовался про себя Марк. И даже боль в колене затихла.
  Пошли вслед за росомахой. Миновали осыпь, скатились в глубокую падь и полезли наверх по крутому, усеянному скалами склону.
  Пока Марк дивился, с чего это крыски такие кренделя закладывают, - росомаха вывел их на каменистый пятачок, с которого открылся вид на реку.
  - Вот! - гордо сообщил он, указывая вниз.
  Костром, конечно, это тоже можно было назвать.
  Только очень большим.
  Полыхала мельница. Та самая, облюбованная выдрами, самыми миролюбивыми звеРрюгами из Круга Безумия.
  Внизу же вершилось небывалое для ЗвеРры: звеРрики напали на звеРрюг. Численный перевес, спланированность нападения и внезапная атака были на их стороне. И - ярость, знаменитая ярость загнанных в угол крыс.
  Скалистый уступ, на котором затаились Марк, Птека и росомаха, нависал над порогом, на котором была поставлена мельница, а в отдалении бушевал громадный водопад, сбрасывающий воды ЗвеРры-реки в бездонную ночную пропасть. Вода там бурлила, пенилась и грохотала так, что слышно было далеко-далеко. Это был настоящий край мира.
  Луна мертвила лес и горы вокруг.
  Пылающая мельница отражалась в чёрной воде.
  Крыски выкидывали тела убитых в ЗвеРру и река уносила их к водопаду, в бурлящую тьму.
  Вслед за выдрами пришёл черед мельницы, её раскатывали по бревнышку, отправляя горящие обломки туда же, в водопад.
  На берегу часть крысиной стаи деловито обустраивала постоянный лагерь.
  - Ничего не понимаю, - выдохнул Птека. - Что они делают? Зачем?
  - Наоборот, всё и разъяснилось, - отозвался устало Марк. - Перед нами очередной способ решения проблемы. Они, как и Гис, не верят в возвращение Артефакта. Соответственно, Артефакт не у них.
  - И чего они добились всем этим?
  - Я думаю, теперь они считают себя звеРрюгами. Они вырезали выдр под корень, а Безумных у вас шесть. Одно место теперь свободно. Я вижу, подготовились они хорошо, еды много и прочего. Теперь здесь окопаются, а ночами будут в ЗвеРру приходить и убивать. Как полноправные звеРрюги.
  - Это нечестно! - возмутился Птека. - ЗвеРрюги - это звеРрюги. А крыски - это звеРрики.
  - Неизменны только перемены, - наставительно сообщил Марк. - А выдр мне жалко. Сидели себе на водопаде, никого не трогали...
  - Рыбу ели... - неожиданно вставил росомаха.
  - Во-во. И вот в качестве благодарности от горожан - водопад вместо могилы.
  - Уходить пора, - сказал Птека. - Рассвет скоро. Если живыми дойдём, я таких лепёшек на завтрак напеку... Пальчики оближешь...
  Марк кивнул. Он жалел, что во фляжке у него обычная вода, а не тот травяной отвар, что давали ему зубры в замке: горели царапины, оставленные шиповником, болели ноги, в голове шумело. Знобило, уже не спасали ни связанная заботливыми птековыми домочадцами жилетка, ни зубровый плащ. Дорога обратно представлялась сплошным кошмаром.
  
  
  
  ЛУНА УБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  До моста добрались как раз к рассвету.
  Марк плохо помнил, как перешёл мост, в голове гудело колоколом, царапины опухли. И ему было невыносимо, обжигающе холодно. Он потерял сознание у подножия лестницы. Наверх его, пылающего жаром, уже втаскивали Птека и росомаха.
  
  ***
  
  В горячке и бреду Марк пролежал шесть дней. И ещё пару дней провалялся в постели, не в силах двинуть ни единой конечностью.
  - Опять эта тухлая ЗвеРра, - были его первые слова. - А я так надеялся, что мне приснился кошмар с перепою.
  - Нет, кошмар не приснился. Это правда, - прозвучал над ухом бас главы зубров. - Ты ещё легко отделался.
  - Да? А с чего вообще меня так расколбасило? - потрогал мокрое полотенце на лбу Марк.
  С усилием скосил глаза: да, главный зубр, за неимением трона, сидит на простом табурете, доставленном птековыми родичами в числе прочего имущества. И даже сейчас зубр удивительно похож на древнеримского полководца-победителя, только вместо лаврового венка - куда более мощный венец рогов.
  Глаза быстро устали, заболела голова. Марк прикрыл веки.
  - Ты столкнулся с шиповником, который ограждает ЗвеРру. Он растёт там, где проходит Круг Безумия. Говорят, он забирает всё человеческое. Вместе с жизнью.
  - О как? - вяло удивился Марк. - А что ещё говорят?
  - Много чего... - уклончиво отозвался главный зубр. - Говорят, ты подчиняешь своей воле звеРрюг, говорят, ты разобрался с безумным лисом. Говорили, что ты натравил своего росомаху на бедных крысок за то, что они обидели твоего приятеля Птеку. И ночью он вырезал их подчистую.
  - Птека? - уточнил Марк, морщась от головной боли.
  - Росомаха. Но так недолго говорили. Потому что вчера ночью крыски появились в городе наравне с другими звеРрюгами.
  Марк заволновался, открыл глаза, попытался приподняться - и не смог. Он сообразил, что с того момента, как очнулся, не видел Птеку и не слышал.
  - Здесь я! - поднявшийся из кухни звеРрик, словно подслушал его мысли. - Настойку травяную тебе подогревал. На вот, выпей.
  По вкусу предложенное питьё было горькой гадостью. Хотя пахло мятой и смородиной.
  - Крыски пришли в город, напали на дом уважаемого Птеки, - продолжил зубр. - Да только птековы родичи отказались признавать в них звеРрюг и дали отпор.
  - Достойный, скажу вам, отпор! - добавил гордо Птека, размахивая пустым кувшином.
  - О да, весьма достойный, - подтвердил глава зубров. - И результатом отпора стало то, что сегодня на рассвете в Зубровый Замок явилась делегация от крысок, новоявленных звеРрюг, с жалобой звеРрям на возмутительное поведение звеРриков. Крыски требуют от города официально признать себя звеРрюгами. Сказали, что им явился призрак святого пророка, основателя ЗвеРры, - и повелел стать в Круг Безумных.
  - Даже так? Лихо.
  - Да, и нам придется решать, звеРрюги они или нет. Как глава зубров я отложил это решение до новолуния, - но в первую же ночь, когда луна исчезнет с неба, крыски придут в Зубровый Замок за ответом.
  - А до этого они будут пакостить в городе, так сказать, на неофициальной основе? - осведомился Марк. - Без лицензии?
  - Мне показалось, сурки им крепко поддали, - усмехнулся глава зубров. - Синяк под глазом у одного делегата был просто-таки роскошным. Крыски сообщили, что быть звеРрюгами не хотели, но воля пророка священна. Они ещё не набрались достаточно Безумия, поэтому удержатся от визитов в город. Пока луна убывает.
  - Сумасшедший дом! - одобрил Марк. - А крыски просто птековых родичей боятся.
  - Да, мы такие! - подтвердил Птека.
  - Но решить в новолуние, звеРрики они или звеРрюги, мы обязаны, - сказал глава зубров. - И твоё слово тоже должно там прозвучать.
  - Хорошо. Я буду, если не съедят.
  - Зубры охраняют мельницу, пока ты болен, - объяснил Птека. - ЗвеРрюги обходят её стороной. Да и все остальные тоже.
  - Я сниму оцепление, как только ты встанешь, - пообещал глава зубров.
  - Завтра, - прислушался к себе и решил Марк.
  
  ***
  
  Весь день до того момента, как провалился в сон, Марк, лежа в постели, размышлял:
  "Начнём с начала. Что я знаю теперь?
  В Оленьем Дворе хранился Артефакт. Заведовали сим загадочным предметом благородные олени. Как выясняется, некоторым их благородство давно было поперёк горла. Но насколько поперёк - пока непонятно. Во всяком случае, что-то не рвётся ЗвеРра мне помогать, как было обещано.
  Похититель Артефакта проник в Олений Двор через заброшенный канализационный ход, сломав решётку. Точнее, похитители, раз уж им хватило сил убить всех хранителей до единого.
  До сих пор не пойму, кому это было на руку, вытащить краеугольный камень из основания города. Ну зачем, зачем, чёрт меня подери? Кто не убоялся воцаряющегося в городе хаоса? ЗвеРри или звеРрики? Или звеРрюги? Но звеРрюгам-то, как раз, как мне кажется, меньше всего это требовалось.
  Покровитель всех сниффов, что же это за Артефакт-то такой... "
  
  
  
  ЛУНА УБЫВАЕТ
  Ночь одиннадцатая
  
  
  
  Ночью Марк проснулся от холода, - уличный ветер беспрепятственно сквозил по мельнице, - и осторожных шагов. Кто-то обошёл оцепление и расхаживал по штаб-квартире Последней Надежды ЗвеРры как у себя дома.
  Пока Марк был без сознания, Птека успел обустроить пустую мельницу по своему усмотрению. В том числе и повесил плотные шторы на окна. В комнате царил мрак кромешный, лишь по звуку шагов Марк мог определить, куда направился ночной гость.
  Шаги обошли комнату по стеночке, узкий луч потайного фонаря скользил по стенам. Гость что-то выискивал.
  Марк замер, не зная, что делать. Мокрое полотенце на лбу ясности уму не прибавляло.
  Фонарь в руке держащего осветил карту, луч пробежал по кругу Безумия. Фонарь дрогнул, луч качнулся, высветил вышивку Нисы и астролябию. И потух.
  -Откуда?! - сдавленным шёпотом выдохнул ночной гость.
  Марк решил швырнуть в незнакомца подушку и заорать погромче, призывая зубров на помощь, но раскрылась входная дверь, на фоне звёздного неба обрисовалась фигура росомахи в человечьем обличье, отлучившегося по малой нужде. Он сразу почувствовал, что в комнате посторонний, и на ходу перетекая в звериную ипостась, кинулся с порога на врага.
  Незнакомец запулил в него фонарём и выпрыгнул в восточное окно, через которое проник на мельницу, поднявшись по практически отвесной, мокрой от брызг водопада скале.
  - Штирлиц, что это было? - спросил сам себя Марк, стянул полотенце со лба и высморкался в него от души.
  Преодолевая слабость, встал. Подошёл к восточному окну и закрыл распахнутые ночным гостем створки. Затем, морщась, доковылял до западного окна, слегка отдёрнул штору.
  Ущербная луна покачивалась в небе. (Правду сказать, качало-то не луну, а Марка).
  Внизу, у подножия лестницы, пылал, рассыпая фейерверки искр, огромный костёр, около него кружком стояли и зачарованно слушали рассказчика зубры. Огненные всполохи причудливо освещали их мощные торсы. Лестница была под надежным контролем.
  - Охранники, ага, - сделал вывод Марк. - Нужно срочно выздоравливать, пока ещё кто-нибудь не навестил и голову не отгрыз под неусыпным надзором бдительной охраны.
  Из кухонного люка вылез заспанный Птека с масляной лампой.
  - Что за топот?
  - Ночные гости озоруют. Ты не знаешь, кстати, почему зубры не в доме караулят?
  Птека покосился на росомаху и дипломатично сказал:
  - Говорят, душно потому что...
  - Ладно, фиг с ними. Но тебя, лохматое исчадие ада, мы утром постираем, понял?
  Мохнатый лик росомахи не выразил никакого восторга. Росомаха презрительно сморщился, чихнул и полез под кровать.
  А Марк принюхался и понял, что заложенный нос запахов не чувствует и росомаха под кроватью, поэтому, ему никак не мешает. Он залпом выпил целебное птеково варево, передёрнулся от горечи и забрался под любимое лоскутное одеяло.
  
  
  
  ЛУНА УБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Росомаха надеялся, что утром все позабудут про обещанное ночью. Не тут-то было!
  Для стирки Графча пришлось позаимствовать чан, в который звездочёт переливал бумажную массу перед тем, как отправить её на сита. В чане бултыхалось раскисшее месиво, видимо, так и оставшееся с момента гибели хозяина мельницы. Чтоб добро не пропадало, Марк вычерпал и вылил его в прямоугольные короба, затянутые понизу сеткой, как и было задумано звездочётом. Освободив чан, с помощью Птеки выкатил его на берег.
  Среди утвари и незаменимых в крепком хозяйстве вещей, что доставили на тележках птековы домочадцы, нашёлся и щёлок.
  Птека развёл на берегу костёр, нагрел воды. Бурчащего росомаху загнали в необычную ванну, где заставили отмокать в щелочной воде не менее часа, велев превращаться попеременно то в зверя, то в человека. Вооружившийся жесткой мочалкой Марк закатал рукава и самолично оттёр грязь с головы и спины Графча.
  Мокрый росомаха тяжело перевалился через край чана. Оставляя за собой потёки грязи, дошлёпал до реки и упал в воду. Он долго плескался в омуте под водопадом.
  - Баловство! - мрачно охарактеризовал он заботы о своей чистоте, выбравшись на берег и отряхиваясь, как собака.
  Одежда его человеческой ипостаси простиралась в чане и выполоскалась в реке вместе с ним, но снять её для просушки Графч категорически отказался, так и сушился у костра на берегу.
  Слегка обсохнув, росомаха предпочёл не искушать судьбу и не ждать, когда для него придумают новые издевательства, вроде расчёсывания и стрижки, и поспешил исчезнуть, отправившись по своим тёмным делам.
  Марк после ухода росомахи промыл чан и заново налил воды. И долго плескался в ванне сам. Сидеть в тёплой воде и смотреть на реку было удивительно приятно. А неотвязное ощущение, что это, может быть, одна из последних ванн в жизни вообще, придавало купанию дополнительную остроту.
  Птека ушёл стряпать ватрушки, то есть местный их аналог.
  Марк смотрел на яркие радуги, пляшущие над водопадом, и лениво размышлял.
  Утром, как раз перед мытьём звеРрюги, зубры сняли охрану и ушли. На прощание они сказали, что пару ночей подряд к мельнице приходил Лунный волк из Волчьих Могильников, бродил неподалёку, что-то высматривая, но не приближался. Добровольно подходить к нему дураков тоже не нашлось и что ему было нужно, осталось загадкой.
  Марк не знал, хочется ему прилагать какие-нибудь усилия для встречи с волком и пустить всё на самотёк, посмотреть, что из этого выйдет. Пока желание было одно: отведать птековых ватрушек с пылу, с жару.
  Вода понемногу остыла, и он собрался вылезти, но за спиной чарующий женский голос мурлыкнул:
  - Голая Полярная Звезда ЗвеРры... Как интригующе.
  - Леди, вы испортили мне всё удовольствие от купания! - рассвирепел Марк.
  Чернобурую красавицу это только развеселило.
  - Получить удовольствие в том же тазу, где отмывали звеРрюгу? Поистине человеческая прихоть.
  - А ты откуда знаешь, что мы росомаху стирали?
  - Тоже мне новость! Я с утра наблюдаю, видела, как зубры ушли. Да и не одна я такая любопытная. Много посторонних глаз следят за мельницей в последнее время.
  Марк покраснел, вспомнив, как раздевался на безлюдном, казалось бы, берегу.
  Диса грациозно кружила вокруг чана, как косатка, приближающаяся к жертве. Марку эти суживающиеся с каждым разом круги очень не понравились.
  - Ты тоже сполоснуться хочешь? - поинтересовался он воинственно.
  - После звеРрюги и шестого человека?
  - Я бы предложил тебе разделить эту лохань вместе со мной, но боюсь, места маловато.
  - Нет уж, благодарю!
  - Ну-у, если мыться ты не желаешь, то сходи, пожалуйста, к Птеке и узнай, скоро ли пироги испекутся.
  - Ладно, только ради тебя....
   Диса загадочно усмехнулась и неторопливо ушла.
  Марк выбрался из остывшей воды, оделся и прогулялся по берегу. Таинственных соглядатаев не обнаружил. Визит Дисы насторожил, хотя и выглядел вполне обыденно. Но кто знает, что произошло за дни, пока он лежал...
  - Готовы! - крикнула чернобурка, свесившись из открытого окна мельницы, как русская народная девица из терема.
  Марк поскрёб колючую щетину на щеках, разросшуюся за время болезни прям-таки бурьяном на пустыре. Решил, что побреется потом, и отправился пробовать стряпню Птеки.
  
  ***
  
  Птека выставил на южный стол целую гору ватрушек. И с морковкой, и с капустой, и с грибами (а как же!), и ещё с много чем. В качестве питья прилагался компот. Марк погрустил о чае и кофе, но деваться было некуда, помимо праздничного вина ЗвеРра пила в будние дни либо травяные настои, либо отвары фруктов и ягод и оба варианта давно стояли у Марка поперёк горла.
  Ватрушек у Птеки получилось так много, что не хватило посуды, привезённой домочадцами. Поэтому часть напеченного Птека уложил в круглое, выстланное вышитым полотенцем сито.
  Диса, не чинясь и не заботясь о фигуре, подвинула это сито целиком к себе и занялась яростным истреблением стряпни (на взгляд Марка несовместимым для девушки с такой тонкой талией).
  - А почему ты зубров избегаешь? - спросил Марк, наблюдая за ней.
  - Я? - театрально удивилась Диса.
  - Ты, - подтвердил Марк, отодвигая почти пустое сито.
  - Начнём с того, что их все избегают, - заявила с невозмутимым видом Диса, придвигая компот. - Будь они менее сильными, или более умными - и к ним бы потянулись.
  - Ты, как я погляжу, куда умнее зубров и силой их не наделена, многие к тебе тянутся?
  - Не твоя печаль, Полярная Звезда, - ехидно усмехнулась Диса. - Твоя печаль - Артефакт вернуть, чтобы живым остаться.
  - Спасибо, что напомнила. Подскажи ещё - как, и получишь двойную благодарность.
  - Даже тройная благодарность не заставит меня сделать это.
  - Говорят, Лунный волк бродил здесь последние дни.
  - Я думаю, это плохо, - перестала улыбаться чернобурка. - Может быть, он решил, что твои внутренности значительно больше подойдут для его целей, нежели потроха третьего человека? Время идёт, луна убывает...
  - А какие у него цели?
  - Такие же, как у всех. Найти выход. Какой-нибудь. С Артефактом или без.
  - И почему мои внутренности покоя никому не дают?
  - Ну какая-то хоть польза с тебя должна быть? - округлила глаза чернобурка. - Лежишь бревном несколько дней, Артефакта не нашёл. Вот он и...
  - Ну так время, мне отпущенное, ещё не вышло! - возмутился помимо собственной воли Марк.
  - Маленькая ошибка, - лучезарно улыбнулась Диса и небрежно взяла ватрушку с тарелки Птеки. - Ещё не вышло время, отпущенное ЗвеРре. Твоё личное может закончиться значительно раньше. Это к первым людям здесь относились с трепетом и надеждой, в то, что шестой человек найдёт Артефакт никто уже не верит.
  - Никто-никто? - задумчиво подпёр щеку рукой Марк.
  - Почти никто. И, видимо, Лунный волк считает, что тебя можно употребить с большей пользой в э-э-э разделанном, так сказать, виде... - жизнерадостно заключила Диса, аппетитно вгрызаясь в ватрушку. - Я так думаю, - добавила она с набитым ртом.
  Птека гневно нахмурился.
  - А я так не думаю! - пискнул он, собрав волю в кулак.
  Диса, как обычно, величественно его проигнорировала.
  - Не знаю, заметил ли ты, Марк, сражаясь со звеРрюгами и собирая клочки бумаг по подземельям, - продолжила она, расправившись с ватрушкой, - но кроме зубров никто не рвётся тебе помогать. Ни волки, ни лисы, ни соболя не изъявили желания тебя видеть. Не пригласили в свои дома. Я уж не говорю о лосях.
  - Я заметил, - спокойно подтвердил Марк. - Уже одно только назначение тебя телохранителем о многом сказало.
  - Верно. В тебя и раньше-то никто не верил, а после твоего загадочного столкновения с шиповником Круга Бессмертия - и подавно. Все думают, ты пытался бежать из ЗвеРры. И не смог. Только поддержка зубров и охрана мельницы спасла тебя от растерзания на мелкие клочки, пока ты был без сознания. Сегодня зубры ушли. А луна убывает... Весёлая будет ночь.
  - Ну вот, помылся не зря, умру чистым. И объевшимся, - усмехнулся Марк. - Но ты сама себе противоречишь. Если в человека не верят с самого начала, то, обычно, не растерзывают с таким гневом. Картинка, которую ты нарисовала, происходит под лозунгом "Мы ему так верили, - а он...".
  - Многие думают, что будет легче захлебнуться в Безумии ЗвеРры с мыслями о том, как славно расправились с последним человеком, выместив на нём всю горечь бессилия.
  - Угу. Я всё понял. Во мне изначально не видели спасителя et cetera. Я появился в качестве козла отпущения, - с кривой улыбочкой подытожил услышанное Марк.
  - Это неправда!!! - закричал, не сдержавшись, Птека. - Мы тебя очень любим! И не дадим растерзать! Всё, собираемся и уходим домой. Крысок отогнали - наваляем и всем остальным! Отобьёмся.
  - О-о, это что-то новенькое... - хмыкнула презрительно Диса. - Вот для кого ты, оказывается, Полярная Звезда без всяких скидок. ЗвеРрики озверели, какая прелесть. Очень смешно.
  - Нет, Птека, мы не пойдём отсиживаться в ваших замечательных подвалах. У нас важные дела сегодня, - Марк улыбнулся снова, уже обычной своей открытой улыбкой.
  Птека победоносно посмотрел на Дису и уцепил из сита последнюю ватрушку.
  - Приятно было с вами посидеть. Но дела-а-а... - Диса щелкнула пальцами, в руке возник кружевной платочек, чернобурка грациозно промокнула губки и, кутая изящный носик в меха, мягко удалилась.
  - Вот ведь какая гадкая! - пробурчал Птека, убедившись, что Диса спустилась с мельничной лестницы и услышать его слова не сможет.
  - Да не обращай внимания, - махнул о чём-то крепко задумавшийся Марк. - Ничего нового мы не услышали. Ну нашли в городе стрелочника, эка невидаль. Не это нас сейчас тревожить должно.
  - Да? - удивился Птека. - А что же?
  - Разве ты не заметил? Луна убывает, а Лунный волк бродит вокруг мельницы, как ни в чём не бывало. А раньше - память у меня хорошая - он оживал обычно в полнолуние и, как мог, охранял от звеРрюг контролируемые волками участки города. То, что звеРри меня видеть не жаждут - сугубо их проблемы. В новолуние всё равно встретимся. А вот Лунного волка нам нужно навестить сегодня. Жаль, что мы всю твою стряпню съели, ночью она бы нам ой как пригодилась червячка заморить.
  - Всю, ага... Как же! Обижаешь. Я как эту чернобурую бестию увидел, так сразу припрятал кое-что, - похвастался Птека.
  - Отлично.
  Марк растянулся на кровати поверх одеяла.
  - Быть сытым и чистым удивительно приятно, - сообщил он, зевая. - Да, кстати, твоя команда вязальщиков не сможет сделать мне второй такой же рюкзак, только меньше? Дамский? Хочу Илсе подарить.
  Птека задумался. Потом сказал:
  - Ребята сделают. В полдень Фтека подойдёт, скажу ему. Илсе можно. Она не такая противная, как эта Диса, - заклеймил чернобурку Птека. - Только я всё равно не понял, что мы будем делать этой ночью.
  - Будем искать Артефакт дальше, что ж тут непонятного - зевнул Марк, засыпая.
  
  
  
  ЛУНА УБЫВАЕТ
  Ночь двенадцатая
  
  
  
  Вечером звеРрюга вернулся на мельницу куда более грязным и ароматным, чем был до мытья.
  - Рысь ел, - сумрачно объяснил он. - Протухла. Вкусная.
  - Вот и славно, - одобрил Марк, бреющийся наточенным кухонным ножом. - Славно, что не голодный. Только пахнешь ты так, дорогое чудо-юдо, словно по её останкам катался. Дело твоё, впрочем. Сейчас закончу, и пойдём, погуляем по бережку.
  - Рыбку поймаем? - оживился звеРрюга.
  Марк задумался.
  - А это мысль. Очень здравая мысль.
  - Захватить наживку и крючки, - велел сам себе Птека, собирающий корзину.
  Было ещё вполне светло. Стрекозы гоняли над рекой. Троица (состоящая из плохо побритого парня в затёртых джинсах, коренастого звеРрика с корзиной и зверРюги в росомашьем обличье) вблизи мало смахивала на любителей пикников, но издалека вполне могла сойти за двух непохожих братьев и собаку.
  Они, не спеша, побрели вниз по течению, наслаждаясь последними минутами тёплого затишья перед холодной, наполненной страхом ночью.
  Марк взял с собой карту и неторопливо сверял изображенное на ней с реально существующим. Делал заметки. Заодно разметил юг, север, запад и восток и вычеркнул выдр из Круга Безумия.
  Птека нёс корзину с припасами и по пути собирал красивые камешки. Плоские запускал по воде и громко радовался, если блинчику удавалось скакнуть больше шести раз.
  Росомаха переворачивал валуны и коряги в поисках червей. Когда попадались жирные белые личинки под трухлявой корой, он, отломив кусок коры с личинками, упорно пытался предложить их Марку, - и каждый раз не верил, что можно добровольно отказаться от лакомства!
  Птека в такие моменты старался отскочить подальше, а однажды сказал:
  - Вот хоть бы мы нашли Артефакт! Как представлю, что в случае неудачи я тоже этим буду питаться - так жить не хочется!
  - Ну, говорят, они вкусные... - рассеянно заметил Марк, делая очередную пометку на карте. - Легко усвояемый белок и всё такое. Ну и потом, это ты сейчас в ужасе отворачиваешься, а после может быть, ничего приятнее и не будет.
  Птека зажал рот ладонью, поставил корзину на землю и убежал в кусты.
  Росомаха, не выходя из звериной ипостаси, как-то очень по человечески пожал плечами, сел на хвост, оборотил одну лапу в руку и с наслаждением закусил личинками, осторожно подхватывая двумя пальцами пухлые колбаски, копошащиеся на куске коры, и отправляя в пасть.
  - Вкуснее рыси, - одобрил он. - Мягонькие.
  - Гурман, однако, - усмехнулся Марк.
  Они берегом прошли Олений Двор, миновали потайной ход.
  Начинало темнеть.
  Место для рыбалки Марк выбрал, не доходя до Волчьих Могильников. На берегу раскинули подобие бивуака, развели костёр. Птека настроил снасти, закинул удочки. Росомаха ушёл на камни ловить рыбу так, - лапой. Марк сидел на коряге и задумчиво строгал палочку.
  Привычно похолодало. Узкое лезвие месяца нависло над ЗвеРрой.
  Марк подобрал щепочку, несколькими движениями ножа сделал из неё лодку. Вставил мачту из прутика, прикрепил парус-лист. Подошёл к сидящему на берегу Птеке и пустил кораблик в плавание.
  - Вот интересно, доплывёт до сожжённой мельницы или нет.
  - До мельницы доплывёт, а в водопаде пропадёт, - предположил Птека. - Если раньше не затонет.
  - А что мололи на ней до ЗвеРры? Место-то глухое.
  - Говорят, руду мельчили. В горах были рудники, а на мельницу вела дорога. Помнишь, пересекали?Но Круг Безумия её перерезал.
  Содержательную беседу прервал радостный звеРрюга, прискакавший с пойманной рыбой.
  - Чистый Горлум, - фыркнул Марк. - Только что мохнатый.
  - У меня рыбка! - похвастался росомаха. - А у вас нет!
  - А у нас в квартире газ, - отбрил Марк.
  В этот момент начало клевать у Птеки. Река ЗвеРра оказалась на удивление рыбной.
  Уху варить не стали, запекли улов на костре, на палочках.
  Берега реки окутал плотной шубой туман.
  Ни далеко видимый даже в тумане огонь, ни запах еды не приманил ночных гостей: Волчьи Могильники отпугивали звеРрюг.
  Время шло, ночь набирала силу.
  - А если он, волк, другой дорогой пойдёт? - спросил робко Птека, уставший бояться внезапного появления Лунного волка. - Вниз по течению, например?
  - А для чего мы костёр палим? - вопросом на вопрос ответил Марк.
  - Для тепла.
  - И для сигнала, что мы здесь.
  - Насигналим на свою голову, - мрачно предсказал Птека. - Кто-нибудь преодолеет страх перед Могильниками и заглянет на наш огонёк.
  - Нам уже ничего не страшно, - подбодрил его Марк. - Половина срока, считай, прошла, а я по-прежнему даже не знаю, что это за Артефакт. Слушай, а может быть это меч? Какой-нибудь местный Эскалибур или Зу-ль-Факар?...
  - Меч? Может быть и меч... - неуверенно согласился Птека.
  - Хотя с другой стороны, какой у святого человека меч? - опроверг сам себя Марк. - У него скорее сума, посох и сандалии. Хотя в вашем странном климате не сандалии, а валенки уместнее. О, точно - он вам посох в качестве Артефакта оставил. Удобная вещь, прямо создана для пророков и Артефактов.
  - Почему?
  - Придаёт солидности. Выделяет. Можно треснуть сомневающегося агнца. Можно в качестве указки использовать. Или дирижёрской палочки. Это для пророков. Для Артефактов - опять же вид внушительный, а стоит недорого. Всегда можно новым посохом разжиться, подобрал палку подлиннее и острогал. Это не меч, за который надо пять деревень продать. Ага, надо поискать каким был ваш основатель внешне. На Гэндальфа похож, или на брата Тука.
   - Я всё понял. Только не понял, - помолчав, сказал Птека, - кто такие эклибур, зульфакар, гэндаль и браттук и где мы их возьмём.
  - Эскалибур и Зу-ль-Факар, - это легендарные мечи. Один знаменитого короля, другой - не менее знаменитого пророка. Гэндальф - это маг, такой длиннобородый старик в плаще, а брат Тук - толстяк в балахоне, подпоясанный верёвкой. На маковке у него лысина, как поляна в густом лесу. У Гэндальфа был волшебный посох и волшебный меч. А у брата Тука - дубинка.
  - А где ты собираешься искать всё это?
  - Наведаюсь снова в архив, спрошу папу Нисы. В прошлый раз меня интересовало другое, так что попытка не пытка, может и найду. И надо будет снова навестить Олений Двор - вдруг там на стенах сохранились картины, фрески, шпалеры, - ну, что-нибудь подобное, на чём могли изобразить отца-основателя ЗвеРры. Если не в Оленьем Дворе, возможно, картинки есть в бастионах других звеРрей. Попробуем подобраться к Артефакту с этой стороны. Ну и, потом, не забывай про ночного визитёра. Что-то же он искал. Почему он заорал, увидев рукоделие Нисы?
  - А может, он не поэтому заорал?
  - Не знаю. Мне с кровати была видна стена с картой, вышивкой и астролябией. Может быть, конечно, там таракан сидел, вот он и взвился...
  Костёр почти прогорел и Марк поднялся, чтобы принести новую валежину. За границей света, очерченной костром, лежал на земле и внимательно слушал огромный седой волк.
  - Привет, Акелла, - буднично поздоровался Марк. - Рыбы хочешь?
  - Благодарю... - гулко пророкотал Лунный волк. - Не хочу. А что хочешь ты, шестой человек?
  - Поговорить с тобой, хозяин волков.
  - Давай поговорим. Только зря ты меня так называешь. Я просто Лунный ЗвеРрь.
  - ЗвеРрь ЗвеРрей? - уточнил Марк.
  Волк зевнул, облизнулся чёрным языком.
  - Совершенно верно.
  - А что это? Что стоит за этими двумя словами? Для чего нужен ЗвеРрь ЗвеРрей проклятому городу?
  Волк подошёл ближе к костру. Лёг.
  - В преданиях говорилось, что только ЗвеРрь ЗвеРрей способен прорвать Круг Безумия. Тогда звеРрям можно будет уйти из города такими, какие они есть, не лишаясь дарованного пророком. Луну назад я обошёл весь город по границе Круга. Шиповник меня не пустил. Говорили, ты пытался прорваться и тоже не смог.
  - Не смог. Прямо зона какая-то, с колючей проволокой, - подтвердил Марк, особо не уточняя, что не пытался специально прорвать Круг. --Ты хочешь увести волков? Но ведь в предстоящей резне у них шансов выжить больше, чем у кого-либо из города.
  - Да, - подтвердил Лунный волк, глаза его зажглись, замерцали сильнее углей костра. - Волки способны отстоять свои Башни от любого посягательства. Но кто защитит волков от самих волков?
  - То есть, ты боишься резни внутри Башен?
  - Я боюсь, мне придётся убивать тех, кто попытается впустить Безумие ЗвеРры в Волчьи Башни, как сейчас я убиваю всех попадающихся на моём пути звеРрюг. Но... В Могильниках лежит мой народ, мои дети, прошедшие свой путь и я стою там на пороге вечной ночи, оберегая их покой. Они знают, что Лунный волк проведёт их тёмными полями послежизни туда, где сияет луна и можно снова отбрасывать тень. Но как мне встретить детей своих на пороге, если лунную гриву запятнает волчья кровь?
  Волк внимательно смотрел на Марка, словно тот знал ответ.
  Марк молчал, потом спросил:
  - А те волки, растерзавшие мальчика? Разве не ты убил их?
  - Они сами. Друг друга. Я не повёл их через тёмные поля, ибо слишком страшная тень у безумия.
  - А правду говорят про ... э-э-э... внутренности третьего человека?
  - Это не помогло.
  Волк опустил голову. Призрачные завитки тумана обволакивали его, змеились под лапами. Он был неживой, как речной туман. И живой - как речной туман.
  - Раньше ты реже охотился в ЗвеРре, - заметил Марк.
  - Тёмные поля становятся ближе.
  - А что там за история со сменой Хранителей Артефакта?
  - Я был против, - отрезал волк.
  Он перевел взгляд мерцающих глаз с Марка на угли костра и задумчиво добавил:
  - А ты другой. Не как те пять... Волки предлагали тебя убить, не дожидаясь окончания полнолуния. В надежде, что луна сжалится над нами и пошлёт кого-нибудь ещё.
  - А чего затормозили? - хмыкнул Марк, не проявляя особого трепета по данному поводу.
  - Луна безжалостна к проклятому городу. Ты - шестой. Седьмого нам не дано.
  - Всё понял, не решились рискнуть, - поддакнул Марк. - Ничего, может быть, новолуние многим руки развяжет. Ждать-то осталось чуть-чуть.
  - Не гневайся. Я думаю, ты сумасшедшая удача ЗвеРры.
  - Спасибо на добром слове.
  - Кем ты был в своём мире, человек?
  - Я не буду отвечать на этот вопрос. Для ЗвеРры совершенно не важно, кто я, - отрезал Марк.
  Волк мотнул головой, туман заклубился ещё сильнее, укрыл его полностью, а когда рассеялся - Лунный волк исчез.
  - Значит, ЗвеРрь ЗвеРрей Круга Безумия не прорвал... - горестно вздохнул Птека.
  - Может быть, ещё порвёт, - пообещал ему Марк. - В шестую луну чем чёрт не шутит...
  - Ты, правда, веришь? - обрадовался Птека.
  - Я допускаю, - объяснил Марк.
  Костёр прогорел, Лунный волк ушёл, так что рассиживаться на берегу было нечего.
  Марк только сейчас заметил, что нет росомахи. И не было всё-то время, пока он, Марк, говорил со ЗвеРрем Зверей. Не искушая судьбу, Графч спрятался от истребителя звеРрюг подальше.
  Марк посвистел, росомаха вынырнул из нагромождения камней и прибрежных коряг, готовый в любое мгновение снова исчезнуть.
  - Всё, волк ушёл, - успокоил Марк. - Не бойся. Домой пора.
  - Он холодный, - заскулил росомаха, прикрывая лапами физиономию, - смертью пахнет...
  - Должность у него такая, - невесело пошутил Марк. - А уж про запахи кто бы говорил...
  Угли костра подёрнулись пеплом, стало совсем холодно. Птека, семеня в своей блестящей длинной шубе, складывал в корзину пожитки. Марк потёр замёрзший нос, достал из рюкзака шапку, надел, натянул полосатые перчатки.
  Обратно пошли той же дорогой, вдоль по берегу.
  Боязнь Лунного волка заставляла росомаху жаться вплотную к ногам Марка.
  Марк раз запнулся о Графча, два - и с досадой сказал:
  - Давай оборачивайся и иди рядом по-человечески.
  - Я волка боюсь... - всхлипнул росомаха, оборотив только лицо. - Лучше так.
  Прошли ещё немного, и Марк запнулся о Графча снова.
  - Я тебя за руку буду держать, - пообещал он, потирая колено. - Как в детском саду, ей-ей...
  ЗвеРрюга неохотно принял человеческий облик. Ухватил Марка за руку и пошёл рядом, стараясь шагать в такт.
  Прибрежная галька хрустела под ногами. Тоненький месяц плыл по небу. Благополучно миновали тёмный Олений Двор, прошли мимо моста.
  Вот и башенка мельницы среди скал, обвитая лестницей. У подножия весело мерцали огоньки.
  Когда подошли поближе - стало видно, что это горожане в разнообразных меховых одеяниях, с горящими факелами, столпившиеся у лестницы. Они нетерпеливо переминались, но никто не решался сделать первый шаг.
  Увидев толпу, росомаха позабыл все свои страхи и мигом оборотился в звериную ипостась, готовый напасть без промедления. Птека аккуратно поставил корзину под ближайший куст и положил руку на рукоять топорика, заткнутого за пояс. Шуба его волшебным образом укоротилась и обзавелась стильными разрезами, позволяющими незаметно, но быстро выхватить оружие.
  Марк придержал росомаху, осмотрелся. Как ни в чём не бывало подхватил из лежащей наготове связки хорошо просмолённый факел, присоединился к толпе и зажёг факел от огня впереди стоящего.
  - Чуть не опоздал, - радостно сообщил он всем.
  Никто не обернулся.
  - Давно стоим? - не унимался Марк.
  - Давно, - буркнули в толпе.
  - Долго ещё ждать-то? - запанибратски пихнул спину ближнего стояльца Марк.
  - Дык это... Коли смелый такой - иди первый, - ехидно посоветовала спина. - Там, говорят, звеРрюга головы откусывает напрочь!
  - А и пойду! - пообещал Марк. - Расступись-посторонись! Ребята, с дороги, я иду.
  Горожане охотно расступались, радуясь, что нашёлся недоумок, на котором впоследствии и будет вся вина.
  Марк, гордо подняв факел над головой, прошёл к лестнице. За ним топал насупленный Птека, за Птекой - ласково оскалившийся звеРрюга.
  Марк поднялся на пару ступенек. Остановился и обернулся.
  - Ну что, заходите, - радушно пригласил он. - Чего на улице мёрзнуть?
  Радушному приглашению Последней Надежды никто не внял. Растерявшиеся горожане пятились. Толпа быстро растаяла.
  - Странно... - пожал плечами Марк. - ЗвеРрюг не побоялись ночью сюда прийти, а зайти - не зашли.
  - Перед новолунием звеРрюги, обычно, отсыпаются, - объяснил ему Птека причину гражданской смелости.
  Марк выкинул чадящий факел и стал подниматься.
  В комнате их ждала Илса. Полярная лисичка сидела у окна, прикрытая плотной шторой и с интересом наблюдала за тем, что происходит внизу.
  - Ты был великолепен! - сообщила она Марку, гибко соскальзывая на пол.
  - А то! - подтвердил Марк. - Задёргивай шторы, зажигай свет. Будем праздновать моё чудесное спасение из лап разъярённой толпы. Завтра новолуние, так что самое время для праздника.
  - Будем праздновать чудесное спасение толпы из лап разъярённой Последней Надежды, - подтвердила Илса. - Я не против. И очень рада всех вас видеть.
  
  
  
  ЛУНА УБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Они славно попировали ночью. На рассвете полярная лисичка ушла, а Марк, Птека и Графч отправились на боковую: кто на кровать, кто под кровать, а кто на тёплую лежанку за кухонной печью.
  Во сне Марку казалось, что водопад рычит. Хотя это храпел звеРрюга под кроватью. Солнце било в зашторенное восточное окно. После обеда надо было двигать в Зубровый Замок. А так не хотелось...
  Долго думали, брать ли с собой росомаху.
  - А вдруг они ка-а-ак кинутся! - напророчил Птека, имея в виду крысок.
  - Ну разве что так... - с сомнением покачал головой Марк.- Убедил, берём. Только мыть его ещё раз я не буду.
  - Я чистый! - возмущенно проурчал из-под кровати Графч. - И вкусный. Как рысь.
  - То-то и оно, что как рысь, - подтвердил Марк. - Хотя, если задуматься, есть ли более простой способ уменьшить количество гостей? И, может, крыски раздумают быть звеРрюгами, если узнают, что звеРрюги обязаны вот так вот пахнуть?
  - Крыски не раздумают, - фыркнул Птека. - Не надейся.
  - Во всяком случае, я беру карту и вышивку с собой. Мне не хотелось бы их утратить, если вдруг благодарные горожане подпалят мельницу в наше отсутствие, - сообщил Марк. - Ещё охотнее я взял бы наших прекрасных дев, но, сдается мне, их там не ждут.
  
  ***
  
  Зубры пришли за Марком, когда солнце переместилось из восточного окна в южное. Этих Марк не знал. Сплошь незнакомые, суровые лица, ни тени приязни, ни крошечки теплоты.
  - Чувствую себя обвиняемым, - буркнул Марк Птеке. - Может быть, я тоже крыска?
  Зубры никак не отреагировали, хоть и расслышали. Сказали, что подождут внизу.
  Ступеньки лестницы надрывно стонали под шагами конвоя, Птека даже забеспокоился, не рухнет ли она.
  Марк с мельницы вышел последним и постарался поплотнее закрыть дверь. Шторы оставили задёрнутыми.
  К удивлению Марка, Птека с росомахой с места взяли такой темп, что зубры с трудом за ними поспевали. Марк подозревал, что сделали они это специально, чтобы заставить попотеть звеРрей. В городе, видимо, знали о встрече в Зубровом Замке. Потому что среди бела дня ЗвеРра выглядела вымершей по-ночному.
  Над спуском к Кабаньей Канавке притомившийся Марк остановился, переводя дух. Зубры значительно отстали. Птека и Графч остановились тоже. Лезть в одиночку в ложбину никому не хотелось.
  Над башнями Зубрового Замка реяли громадные знамёна. Это было красиво и тревожно. Пять плотных полотнищ разных цветов - сбор всех звеРрей, кроме благородных оленей, которых не сможет воскресить даже воля пророка.
  Ветер пытался развернуть тяжёлые флаги и вымпела во всю ширь. И не мог, силёнок не хватало.
  - Сливки ЗвеРры в полном ассортименте, - фыркнул Марк. - Ассамблея, блин.
  - Какой он большо-о-о-ой... - уважительно округлив глаза, признался Птека, глядя на замок.
  Росомаха фыркнул и демонстративно пожал плечами. Оглянувшись, далеко ли сопровождающие, он присвистнул сквозь зубы и презрительно сказал:
  - Зубры не вкусные. Не как рысь. Валил, знаю.
  Птека дождался зубров, внимательно их осмотрел от макушки до пяток, потом уставился на щуплого (хоть в человеческом, хоть в зверином облике Графча) и недоверчиво присвистнул. Зубры недоуменно переглянулись, но, ничего не сказали.
  Лощину прошли благополучно.
  Глава зубров встречал их во дворе замка. Как всегда, необъятный и величественный. Судя по торжественному выражению лица, он хотел двинуть речь о будущем ЗвеРры, но, вобрав воздуху в грудь, поперхнулся и лаконично сказал:
  - Рад встрече. После мытья приглашаю вас на ужин.
  - Благодарю, сир, - невозмутимо отозвался Марк. - Не откажемся.
  - А чего он? - заныл Графч, как только зубр, волоча алый плащ, стал неторопиво подниматься по ступенькам.
  - Слово хозяина - закон. Идём мыться, - строго велел Марк.
  - Сразу мыться, везде мыться, зачем мыться? Почему? - брюзжал росомаха по пути в подвал. - Мыши за мостом не моются. А они как он! - ткнул он пальцем в Птеку.
  - Здрасссьте! - завопил Птека в ярости. - С чего это?! Я, в отличие от некоторых, моюсь каждый день! От меня тухлятиной не несёт! Сам как они!
  - Я тебя съем, - пообещал угрюмо росомаха.
  Марк шикнул на обоих, звеРрюге - персонально - запретил есть Птеку. Строго-настрого. И попросил сопровождающего зубра принести им полотенец побольше, да травяного отвара, как в прошлый раз.
  Сам он был рад нежданной бане и в чём-то даже признателен росомахе, без благоухания которого их вряд ли бы отправили бы в парную.
  
  ***
  
  Ужин накрыли в том самом подвальном кабинете, где Марк отсыпался после известия, что он назначен Последней Надеждой ЗвеРры. За тем же самым громадным столом. И Птека, и Графч были потрясены его размерами.
  Пока отмытые до блеска гости размещались у стола (каждый поближе к облюбованному блюду), глава зубров сам запер дверь, предварительно велев охране отойти на три шага и не подходить к двери под страхом разжалования из личной гвардии.
  Потом тяжёлыми шагами пересёк в подвал, сел в кресло. Вид у него был невесёлый.
  - Секретное совещание? - поинтересовался с набитым ртом Марк. - Повышенные меры безопасности?
  - Хочу узнать, пока никто не мешает, что удалось.
  Марк не торопился с ответом.
  - Учитывая исходные данные, проделана громадная работа. Если же суть вопроса в том, найден ли Артефакт: нет, не найден. И я по-прежнему не знаю, что это, - Марк говорил равнодушно, больше занятый разносолами на столе.
  - Я знаю, что ты встречался с Лунным волком... - сказал глава зубров, наливая себе вина.
  Птека робко ковырял вилкой в тарелке, подавленный соседством огромного зубра.
  Чистый, но оттого и злобный росомаха демонстративно чавкал и вообще вёл себя как типичный enfant terrible.
  - Да. Он сказал много интересного, - уцепил сыру Марк.
  - Волки никогда не говорят всей правды... - заметил зубр.
  - Как и лисы, как и жабки, как и все прочие вокруг, - подтвердил Марк. - Зато уж как скажут иногда, нечаянно - думаешь, лучше бы и рта не раскрывали, с иллюзиями и умирать легче.
  - Я почему хотел поговорить с тобой, Марк, до общего сбора, - виновато признался глава зубров, - крыски крысками, но сегодня могут начать у тебя допытываться, что сделано. Я постараюсь защитить тебя, но...
  - Вчера добрые горожане хотели подпалить моё жилье и так, особо ни о чём не допытываясь и не требуя отчётов, - Марк выхватил вилкой приглянувшийся кусочек ветчины прямо из под носа росомахи.
  Росомаха обиженно загудел, обнял тарелку с ветчиной и лег на неё щекой.
  - Я не осуждаю их желания снять напряжение и слегка развеяться перед местным Апокалипсисом, но и на роль бессловесной жертвы гожусь плохо, - пояснил Марк. - Как выяснилось, ЗвеРра набита тайнами, как старая перина клопами и никак не угадаешь, в чьи интересы в очередной раз вляпался.
  - ЗвеРра - непростой город даже для меня, - признал глава зубров.
  - Пока итог один: Артефакт так и не найден. Вдаваться в подробности я не буду. Если кто может больше - пусть делает. Я пытаюсь сделать ровно то, что в моих силах.
  - Я знаю... - зубр повертел бокал в огромных ладонях. - Но звеРри в последнее время непредсказуемы.
  - Давайте говорить начистоту! - обозлился Марк. - Все давным-давно забили на поиски Артефакта и больше обеспокоены, как выбраться из заварухи. А всё остальное от лукавого. Единственный дурак, который Артефакт ИЩЕТ - это я.
  - Это ты, - подтвердил зубр, ставя бокал на багряную скатерть. - Увы, пора идти в зал. Прошу тебя, Марк, - если поднимется смута, не геройствуй, постарайся укрыться за моими ребятами, они знают, что должны защищать тебя.
  Марк неопределенно пожал плечами.
  - Тот самый зал с цветными окнами? - не удержался Птека.
  - А как же. На меньший зал крыски не согласились, - ехидно подтвердил главный зубр. - Наши витражи известны.
  - Кстати о витражах... - обрадовался Марк. - Какого они времени?
  - Не понял?
  - Сделаны в ЗвеРре или раньше?
  - Вместе с замком.
  - Жаль.
  - А в чём дело?
  - Хочу картинки, - отчеканил Марк. - Из истории ЗвеРры. Для расширения кругозора. Хоть настенную живопись, хоть наскальную. Должны же у вас быть изображения важных событий?!
  - Я подумаю, где такое может быть, - пообещал глава зубров, вставая. - Пора идти. На, пусть твой спутник из звеРрюг наденет, - он подал Марку сложенный плащ.
  - Зачем это? - тут же насторожился росомаха.
  - Чтобы не убили.
  - Не хочу, - надулся росомаха. - Он новый и чужой.
  Зубр посмотрел на Марка. Вздохнул устало.
  - Его наши растерзают... Да что тебе объяснять - ты же сам видел, как обошлись с росомахой, что напал на вас тогда в коридоре. А я не буду тратить время ещё и на это. Его и так почти не осталось.
  Марк почесал затылок - и нашёл компромисс.
  - Графч, ты наденешь мой плащ, - велел он росомахе. - А я этот. Он с подкладкой, тёплый, просто замечательный...
  - Твой - надену, - согласился Графч.
  - Ну и замётано. Только и у меня небольшая просьба: нельзя нам, перед тем как появиться на публике, недолго посмотреть на собравшихся?
  Зубр подумал и сказал:
  - Хорошо.
  
  
  
  НОВОЛУНИЕ
  Ночь первая
  
  
  
  Длинными переходами их отвели к месту встречи.
  Полюбоваться витражами в полную силу Птеке не удалось: темень на улице в ночь новолуния стояла кромешная и витражи остались тусклыми, слабо отражающими свет факелов в зале.
  Марку глазеть по сторонам было недосуг: пока их никто не заметил, он рассматривал собравшихся в зале звеРрей, сливки города. Каждый держался своих, перемещались по двое-трое, в одиночку никто не прогуливался.
  И в человеческом облике принадлежность к клану угадывалась легко.
  Высоченные, сутулые, нескладные лоси.
  Изящные темноволосые соболя, маленькие хищники. Не такие манерные, как охваченные безумием ласки, но похожи, похожи...
  Волки.
  Волки Марка интересовали в первую очередь. Худощавые, подтянутые люди стояли кучкой, точнее стаей и что-то обсуждали. Не исключено - план загонной охоты. "Тёмные эльфы..." - буркнул про себя Марк, глядя на запавшие глаза, чёткие скулы, великолепно очерченные челюсти. Жёсткие волосы у всех - гривой до плеч.
  Лисы на фоне волков выглядели куда более роскошно. И мягко. Улыбчивые, светлолицые, с лукавыми глазами. Что чернобурые, что рыжие - одинаково изящные. Хотя, заметил (почему-то с гордостью) Марк, сравниться красотой с Дисой, Нисой и Илсой среди присутствующих лисиц никто не мог. Да и среди не лисиц - тоже. Марку было приятно.
  Он не удержался, и разместил собравшихся по ранжиру, по степени влияния на ЗвеРру. Первыми поставил волков. За ними - зубров. Потом лис. Потом соболей. Потом лосей.
  Задумался, почему так получилось.
  И определил для себя так: и волки, и зубры многочисленнее остальных. Но волки оцепили своими башнями город, а зубры держатся на отшибе. Лисы ни волкам, ни зубрам не соперники, но их влияние тонкое, продуманное. Соболя уступают лисицам и в численности, и в умении выстраивать интриги. А лоси настолько малочисленны, что фактически с ними никто не считается.
  Виновники торжества запаздывали.
  Глава зубров подвёл к Марку человека с недобрым взглядом. Даже если бы не было у него настороженных волчьих ушей, было бы и так понятно, что это главарь волков.
  Жёлтые глаза внимательно осмотрели Марка.
  - Мне сказали, что тебе нужно побывать в Волчьих Башнях, - холодно произнёс главарь волков. - Зачем?
  - Если расскажете об Артефакте, обойдусь без визита, - обозлился Марк.
  - А что тебе рассказать? - волк смотрел, не моргая. Это напрягало.
  - Ну-у, что-то типа: "Это был магический жезл из бедренной кости престарелой девственницы-вегетарианки", - и я пойму, что был в двух шагах от искомой драгоценности, но прошёл мимо в силу невежества, - съехидничал Марк.
  Волк с зубром недоуменно переглянулись.
  Марк, закусив губу, решил не пояснять, что такое "девственница-вегетарианка". И вообще не говорить больше ни слова.
  Наступила длительная пауза.
  Глава зубров мрачнел на глазах. Марк задумчиво рассматривал амулет на широкой груди главаря волков. Оправленный в серебро клык.
  - Хорошо, - сдался волк. - После собрания пойдёшь с нами. Я покажу тебе Волчьи Башни. Но помни: от меня ни на шаг. Иначе за твою жизнь я не поручусь. И ещё. У волков много своих тайн. Не пытайся о них узнать, не пытайся их раскрыть. К пропаже Артефакта они отношения не имеют.
  - А где мне взять волшебную палочку или э-э-э, пресловутый магический жезл, с помощью которого я отличу тайны, имеющие отношение к пропаже Артефакта, от тайн, к пропаже Артефакта отношения не имеющих? - подчёркнуто смиренно поинтересовался Марк.
  - Спрашивай у меня, - величественно разрешил волк. - Я объясню.
  В зале началось оживление: в замке появились крыски. Пора было начинать.
  Нобилитет ЗвеРры расселся вокруг столов, сдвинутых буквой П в центре зала. Зубры и затесавшийся среди них Марк - в председательской части, звеРри по правому столу, крыски - по левому. (Глава зубров, склонив голову в венце рогов, шёпотом рассказал Марку, что сначала хотели посадить крысок на табуреты, чтобы подчеркнуть всю несообразность их требований. Собрали табуреты по всему замку, но потом решили не мелочиться, заменили на кресла. Марк присмотрелся - и точно, вдоль стены с витражами выстроились, как пони перед атакой, крепкие трехногие табуретки.)
  Никем не замеченный росомаха, гнусно хихикая, спрятался под столом, благо скатерти были до полу. Птека оттащил свой стул за огромное кресло главного зубра и уселся там, как под скалой.
  Крыски держались важно.
  Они пришли не с пустыми руками, разложили перед собой книги, расстелили карту. Видимо, ту самую, что купили у жабок раньше Марка. Попросили свечей.
  Волки, лисы, соболя и лоси с некоторым удивлением рассматривали новоиспеченных звеРрюг. Переглядывались. Шептались между собой.
  Оттягивать далее было некуда, - чёрная ночь царила за окнами Зубрового Замка.
  Глава зубров встал.
  - Для ЗвеРры настали странные времена, - пробасил он, подбираясь к цели издалека. - В этом зале собрались по общему делу те, кто пять лун назад и помыслить не могли, что такое возможно. Город наш гибнет и луна, что появится на небе через несколько дней, возможно, будет для него последней. Но надежду терять рано, будем верить в возвращение Артефакта.
  - Да-да, будем верить во всякую чушь, - негромко подтвердили из-за стола звеРрей.
  Зубр сделал вид, что не расслышал.
  - К нам обратились крыски из числа звеРриков. Они говорят, что должны стать в число отмеченных Безумием ЗвеРры.
  - Интересно знать, зачем? - вкрадчиво спросил главный лис, вальяжный чернобурый красавец с седыми висками. - Хотелось бы услышать, как это возможно, звеРрикам стать звеРрюгами? И почему? - он картинно воздел и развёл ладони. Засверкали самоцветы перстней. - Почему город должен это одобрить?
  Загрохотали отодвигаемые кресла.
  Крыски поднялись разом все, застыли шеренгой вдоль стола, но отвечать начал один. (Птека шепнул из-за кресла, что это - сын предводителя крысок, сам папаша слишком стар и осторожен, чтобы добровольно придти в замок).
  - Не прихоть в том наша, но воля священного пророка, - высокопарно заявил крыс, для пущего эффекта величественно сложив руки на груди и выпрямившись, что было сил. - Во сне он явился к отцу, ко мне и ко многим уважаемым, и повелел крыскам занять место звеРрюг. Выдры ушли за водопад, бросив город, и Круг Безумия удавкой затягивается на шее ЗвеРры. Чтобы удержать Круг, пока человек ищет нам Артефакт, крыски должны войти в число шести Безумных.
  - Это правда? Выдры ушли? - насторожился лисовин.
  - Да, - важно кивнул крыс. - И сожгли за собой мельницу. Вспомните, горожане, когда выдры в последний раз появлялись на улицах, выполняя свой долг перед ЗвеРрой? Не помните? Никто не помнит. И мы, бедные звеРрики, не посмели ослушаться воли пророка.
  - Звучит убедительно... - заметил кто-то из соболей. - И я вижу здесь человека. А он нам что скажет про поиски Артефакта?
  - А он вам то скажет, - Марк нехотя встал. - Что поиски Артефакта усиленно ведутся. И в ходе поисков открылось много интересного. В том числе, например, выяснилось, что присутствующие здесь уважаемые крыски Артефакт не похищали. Но убили выдр и сожгли мельницу. Вырезали их поголовно. Разумеется, действуя исключительно на благо города. Я своими глазами видел, как плыли трупы выдр к водопаду, где и исчезали, покидая ЗвеРру навсегда. После того, как их навестили бедные звеРрики.
  Крыски вразнобой зашумели:
  - Ложь! Где доказательства?! Клевета! Он врёт!
  Марк пожал плечами и равнодушно сказал:
  - Мы не в суде. Моё дело вообще сторона. Признают вас звеРрюгами, не признают - лично мне глубоко фиолетово. Но я шагал по вашему следу в ту ночь, когда вы ушли из города, и видел нападение мельницу. Видел, как вы избавлялись от трупов. Как поджигали. А неподалеку от старой рудничной дороги, которую пересекает полоса шиповника, на меня напала рысь.
  Сын предводителя крысок возмущённо взмахнул руками:
   - Шестой человек клевещет!
  - Очень надо! - отпарировал Марк. - Хотите, я вам от имени меня выпишу справку, что лично я, Последняя Надежда и Полярная Звезда ЗвеРры считаю вас лютыми звеРрюгами? Дайте листочек.
  Найти листочек для справки крыски не успели: стоявший с краю взвизгнул, укушенный за ногу, за ним - следующий. Скатерть заходила волнами, и из-под неё появился росомаха. Без плаща. С кошачьей грацией он запрыгнул на стол и навис над главой делегации.
  - ЗвеРрюги, да? - уточнил он. - ЗвеРрюги? Как я?
  Человечья ипостась мгновенно сменилось звериной, росомаха оскалился, прыгнул, повалил крыса наземь и перекусил ему горло. Сшиб следующего.
  Началась суматоха.
  - Полиграф Полиграфыч и кошки, - загрустил Марк.
  ЗвеРри отнюдь не обрадовались такому кардинальному разрешению проблемы. К росомахе кинулись зубры из числа охраны зала - и не с намерением вручить букет цветов.
  - Стойте! Это мой звеРрюга! Его зовут Графч! - кинулся им наперерез Марк, понимая, что сейчас росомаху размажут по полу.
  Росомаха тоже это почувствовал, бросил избиение крысок, обернулся на мгновение человеком - лишь для того, чтобы схватить табурет и запулить им в окно. Мелкие стёклышки витража и обломки свинцовой рамы полетели прочь. ЗвеРрюга выскочил в дыру, нимало не заботясь, сколько там, снаружи, до земли. Марк облегчённо перевёл дух и признался сам себе, что привык к Графчу и не хотел бы видеть его растерзанным.
  Оставшиеся в живых крыски уже не заикались ни о каком признании их звеРрюгами и бесславно сбежали, пользуя воцарившейся неразберихой.
  Их не преследовали.
  - Собственно говоря, вот и разрешился вопрос, по которому мы собрались, - довольно прогудел главный зубр, когда шум немного стих. - И мы избавлены от необходимости принимать какое-либо решение.
  - Но как быть с Кругом Безумия?! - крикнул кто-то из соболей. - Ведь Безумных теперь пять!
  - Похоже, это уже неважно, - бодро сказал Марк. - Недолго мучиться осталось. Наоборот, нужно радоваться тому, что число Безумных сократилось раньше, чем они хлынут в город всей массой.
  - Человек не верит, что спасёт нас? - прошипел кто-то ядовито.
  - Расскажите, каким был Артефакт - и человек вас запросто спасёт. В два счёта, - легко пообещал Марк. - Ну, смелее.
  Смелых не оказалось.
  - Если это всё, то нам пора, - сказал главарь волков, и все волки поднялись.
  - До рассвета недолго... - напомнил главный зубр.
  - Мы не боимся ночи, - равнодушно ответил главный волк.
  
  ***
  
  По пути в свою центральную башню волки делали вид, что Марка вообще не существует в природе. Это у них неплохо получалось. Только главарь время от времени поглядывал в сторону нежелательного гостя.
  Марк шёл рядом с нагруженным Птекой: в качестве военного трофея они прихватили позабытые крысками книгу и карту. Птека настоял, что понесёт их сам.
  Путь домой волки освещали прихваченным из Зубрового Замка факелом.
  Марк шёл и никак не мог отделаться от ощущения, что в спину ему кто-то смотрит. Более того, этих кого-то было много, и они окружали волков со всех сторон, невидимые в темноте. Марку было странно, что волки никак не реагируют.
  Прошли лощину, выбрались в город. Ощущение, что кольцо стягивается, возросло. Факел больше чадил, чем давал света.
  Марк успел шепнуть Птеке:
   - Сейчас нападут, берегись...
  И из темноты выдвинулись крыски, звеРрюги без лицензии. Похоже, вся стая.
  Волки остановились, окружили Марка с Птекой.
  - Отдайте нам человека и идите дальше, - вежливо попросил один из делегатов, спасшийся от росомахи. - Мы звеРрюги!
  Кольцо крысок вокруг волков сжалось.
  - Угу, а я Маугли, - подтвердил Марк, изымая у Птеки топорик.
  - ЗвеРрюги не просят, они берут, - поднял факел повыше главарь волков. - Сейчас человек под нашей защитой. Дайте пройти.
  Крыски придвинулись почти вплотную, и Марк не заметил, как метнулся на заслон первый из волков. На исходе шестой луны волки уже не боялись перекидываться на звериную сторону.
  В человеческом облике остался только главарь. Он стоял рядом с Марком и Птекой. И спокойно смотрел, как его волки рвут и душат крысок.
  Крыскам не повезло - ни в том, ни в другом облике соперничать с волками они не могли, и оборачивались в зверей лишь для того, чтобы, волоча голые хвосты по заиндевелой траве, убежать в заросли.
  Марк заметил тёмное пятно, шумно скачущее в кустах, и готов был палец дать на отсечение, что там мышкует его росомаха.
  В холодном воздухе пряно запахло тёплой кровью.
  Марка тревожил этот запах, а больше тревожило то, что он вообще чувствует, как пахнет кровь. И, вдобавок, непреодолимо тянуло ввязаться в драку, обрушить птеков топор на череп врага. Он двинулся - и в первый раз увидел встревожившегося главаря.
  - Стой! - приказал предводитель волков и словно тисками сжал его руку. - Нельзя!
  - Чего?! - возмутился Марк, дёргая плечом.
  - Стой! Я не смогу остановить своих, если тебя ранят!
  Марк вспомнил выпотрошенного паренька в Волчьих Могильниках и нехотя подчинился.
  - Факел скоро погаснет, - сказал он главарю.
  Тот кивнул, ослабил захват и спокойно добавил:
  - Да, погаснет. В темноте они снова полезут. Те, кто в живых остался. Теперь их ничто не остановит. Обиделись.
  Птека тихонько поскрёб Марка по руке:
   - Далеко ещё? Успеем дойти?
  - Хороший вопрос. А пророк его знает, успеем ли. Пойдём, покуда идётся.
  Волки не стали оборачиваться в людей, так и шли, окружив своего главаря, вышагивающего по ЗвеРре с поднятым вверх факелом.
  - Пылающее сердце Данко, - не удержался Марк. Топорик он Птеке не отдал.
  Тёмные улицы обступали их, мёртво блестели окна в домах звеРриков. В глухой обороне замкнулись дома звеРрюг.
  И не было на чёрном небе луны.
  Дробный топоток сопровождал их: уцелевшие крыски шли по пятам, ждали, когда догорит факел.
  Волки были спокойны.
  А Марку было всё равно, он больше волновался за Птеку, да гадал, далеко ли Графч.
  На пути их возник большой пруд, на противоположном берегу которого застыл дом жабок. Пошли песчаной дорожкой, огибающей пруд вдоль берега.
  Внезапно главарь втянул воздух резко очерченными ноздрями и швырнул горящий факел в воду.
  - Ложись! - прошипел он, падая в прибрежные заросли.
  Мягкий тяжёлый удар сбил Марка с ног, он плюхнулся носом в жёсткую кочку, сверху навалился один из волков. Рядом барахтался Птека, придавленный серой лапой.
  Волки залегли.
  Было тихо, слышно, как шевелит звонкую, оледеневшую траву предутренний ветер.
  Кто-то неспешно шёл им навстречу, хрустел под могучими лапами песок на дорожке. И у Марка от нахлынувшего разом животного ужаса холодный пот потёк по спине. Держащий человека волк почувствовал это, волчий нос упёрся между лопаток как ствол нагана, предупреждая, что любое движение приравнивается к побегу и карается расстрелом.
  Разрывая вязкий воздух новолуния, разнёсся над застывшей водой угрюмый медвежий рык.
  В последнее для проклятого города время спутались в ЗвеРре ночи лунные и безлунные. И медведь шёл по своей излюбленной тропе, и не было силы, которая могла бы ему помешать.
  Волки ещё плотнее окружили Марка, закрыли его живым курганом серых тел, чтобы не дать просочиться даже крохотной капле человеческого духа.
  Птека рядом чуть-чуть шевельнулся, Марк нашарил его руку, сжал.
  Медведь шёл по берегу озера. Изредка под тяжёлой лапой лопались с треском сучки и веточки.
  Осторожно приподняв голову, главарь вслушался своими замечательными волчьими ушами. Нашарил камешек и кинул.
  Попал: кто-то ойкнул в стороне от тропы.
  Медведь остановился и обманчиво медленно развернулся. Обманчиво - потому что бросок вслед за этим был неуловим.
  Через мгновение ойкать было некому.
  Медведь оборотился в грузного мужчину и, перекинув убитого через плечо, пошёл своей дорогой.
  Волки неторопливо выжидали. Потом поднялись и пошагали дальше, оставив озеро за спиной.
  Впереди из предутренней мглы выплывала башня Волчья Пасть, царящая над этой частью города.
  
  ***
  
  В сумраке казалось, что Волчья Пасть подпирает верхушкой небо.
  Четыре сторожевые башни по бокам, толстые стены между ними. Сигнальные костры горели на площадках башен, им подмигивали в ответ огни с других твердынь клана.
  Главный вход, и правда, напоминал разинутую пасть, шагни туда - и клацнут каменные челюсти, не подавятся.
  Решётка - частокол заострённых штырей - медленно поползла вверх, открывая проход. Главарь волков напомнил Марку и Птеке:
  - От меня не отходите. И не пытайтесь узнать больше, чем необходимо.
  - Лады, - бодренько сказал Марк. - Тогда, раз уж мы ещё не вошли, вопрос о несущественном: а кого съел медведь вместо меня?
  - Кого-то из этих несостоявшихся звеРрюг, - осклабился главарь. - Они никак понять не могут, что стАтью не вышли. Нужно быть гибче и проворнее ласки, чтобы рассчитывать на успех в зверином обличье с их-то размерами. Или в человечьем не зевать, раз уж назвался Безумным. Это не подвыпивших гуляк в "Весёлой крыске" обсчитывать. Нам повезло, что они не отступили после первого раза. Медведь уже пробовал человека на вкус. Как и мы...
  Он согнал кривую улыбку с лица и буднично закончил:
  - Добро пожаловать в Волчьи Башни.
  Во внутреннем дворе было шумно.
  Повара уже готовили завтрак, из кухонных труб вились дымки. Прямо во дворе, на открытом огне жарилось на вертелах мясо. Пахло посаженым в печь хлебом.
  Скрипел ворот колодца, юные волки подходили с пустыми вёдрами, а уходили с полными, разнося воду по ярусам.
  Гостей встретили радушно и дружелюбно. Насколько вне Башен волки были насторожены и замкнуты, настолько внутри - беззаботны и радостны. Чувствовалось, здесь не боятся.
  Но при этом Марк знал, что понимать слова главаря волков нужно буквально: очутись они с Птекой в каком-нибудь закоулке одни, им вполне благожелательно перервут горло. Без всякой личной неприязни. И зажарят на вертеле, на завтрак обитателям.
  Крутой винтовой лестницей они стали подниматься внутри одной из угловых башен, начиная осмотр.
  
  ***
  
  Картина нашлась. Во всю стену. В одном из залов.
  Это была фреска, написанная по мокрой штукатурке. На ней был изображен пророк, отбывающий восвояси.
  Знаменательное событие, видимо, было решено запечатлеть через некоторое время после воцарения ЗвеРры на месте людского города, потому что лошадь, впряжённая в возок, получилась странная, смахивающая на помесь лося и зубра.
  Но пророк был похож на человека, это да. Хотя...
  На нём не было остроконечной шляпы.
  Не было и сандалий.
  Меч тоже отсутствовал.
  Тяжёлый, похоже, бархатный плащ до пят, отороченный мехом, еле видные из-под плаща башмаки, тёплый не то тюрбан, не то берет, надетый на чепчик с наушниками.
  - Бюргер какой-то, чемодана в руках не хватает! - буркнул отчаянно зевающий Марк.
  Он попросил светильник. Достал из полосатого рюкзака тетрадь Гиса и на чистом листе попытался скопировать фреску, рисуя в манере "ручки-ножки-огуречек".
  Чемодана не было, зато были сундуки у крыльца. В руках у пророка красовался фонарь. На пальце - крупный перстень с красным камнем. Правый башмак пророка попирал какой-то свиток. А может, это был надувательский счёт из гостиницы. Рядом стояла астролябия.
  - Вон их сколько, артефактов, - радовался Марк, делая в блокноте пометки со стрелочками и выписывая "шар", "кольцо", "свиток", "астролябия".
  Но Птека испортил его радость, наивно спросив:
  - Так если он отъезжает, наверное, уже вручил и Артефакт, и Пророчество.
  - Кому? - кисло поинтересовался Марк. - Ещё обычные люди кругом. Он им кирдык устроил, а не пророчество ...
  Серенький мышиный рассвет сочился в узкие окна. Марк всмотрелся в лицо пророка. Художник нарисовал вполне довольного жизнью человека, от которого сложно было ожидать, что он истребит целый город. Астролябия была Марку знакома.
  Пришёл главарь волков.
  - Завтрак готов, - сказал он церемонно. - Шестого человека и его спутника прошу разделить с нами трапезу.
  - С удовольствием. А сохранилась история создания этой фрески?
  Главарь пожал плечами:
   - Когда ЗвеРра стала походить на ЗвеРру, и волки обосновались в башнях, зубры в замке, а остальные - где придётся, то решили запечатлеть основателя города. Вроде бы так. Рисовал один из немногих, уцелевших от старых жителей. Он был калека и уйти не мог. Ему грозила смерть, конечно же, но волки взяли его под покровительство, обещав сохранить жизнь, если будет полезен. Он видел отъезд пророка и смог нарисовать это. Волки сдержали слово.
  - Как трогательно, - буркнул ничуть не расстрогавшийся Марк. - У меня к вам, волки, просьба. Хочу ещё раз посетить Олений Двор. С зубрами уже был, теперь хочу с вами.
  - У шестого человека цель: сводить в Олений Двор всех звеРрей города? - усмехнулся главарь волков.
  - Ага, что-то вроде этого. Я бы и один пошёл, да боюсь: там ласки. Мелкие, а всё ж звеРрюги.
  - Ласки в городе? - удивился волк и сам себе ответил, - А чего ж удивительного? ЗвеРрюги в городе, звеРрики за городом...
  - Разброд и шатание! - подтвердил Марк. - Типичный конец света, одним словом. Такие дела. Ну как, проводите?
  - Ну раз надо, после завтрака можно сходить. Заодно почистим Олений Двор, - решил главарь волков.
  - У нас говорят "зачистим", - мягко поправил его Марк.
  
  
  
  НОВОЛУНИЕ
  День
  
  
  
  Если честно, Марк предпочёл бы поспать, а не нестись ни свет, ни заря в резиденцию хранителей. Но волки могли передумать, надо было пользоваться моментом.
  После завтрака он отправил Птеку на мельницу, а сам присоединился к новоиспеченным санитарам ЗвеРры.
  Расчёт Марка был прост: если, как выяснилось, в зверином городе остался умелец из людей, помнивший - или делавший вид, что помнивший пророка, то почему в Волчьей Башне есть его работа, а у хранителей Артефакта нету? Они должны были в первую голову озаботиться тем, чтобы умелец не сидел без дела. С зубрами была осмотрена лишь центральная часть Двора. Вдруг разгадка Артефакта находится за соседней стенкой? Точнее, на соседней стенке?
  Волков же в первую очередь интересовала зачистка.
  Поэтому они не стали, как зубры, являться в Олений Двор с треском и блеском, ломясь с парадного хода. Серые тени просочились в здание окольными путями.
  И численность квартировавших там ласок резко уменьшилась.
  А Марк нашёл, что искал.
  В Оленьем Дворе, в комнате с выбитыми окнами была почти точная копия фрески из Волчьей Башни. То ли изображение было каноническим, то ли заказчики не поощряли разнообразие и требовали одного и того же, но и на этой стене пророк отъезжал из города, не забыв наступить на прощание на свиток.
  Марк закусил губу, достал из полосатого рюкзака тетрадь. И принялся скрупулёзно срисовывать и эту фреску.
  - Мы накрыли логово, - подошёл к нему главарь волков. - Хочешь посмотреть?
  - Как вы свёртываете шеи ласкам? Как-нибудь в другой раз.
  - Зря... - искренне удивился главарь волков. - Для другого раза их не останется.
  - Значит, не судьба, - философски вздохнул и развёл руками Марк. - Я лучше здесь закончу. Мне ещё немного осталось.
  Волк ушёл.
  - Шестеро негритят пошли купаться в море... Шестого съели крыски, пятого волки и стало их четыре. Четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка чертили чёрными чернилами чертёж... - бубнил Марк себе под нос.
  Закончив срисовывать, он сам себя спросил:
  - А почему эта фреска находится не в главном зале, где хранителей почикали, а в этом?
   И сам себе ответил:
  - Видимо, тот зал был для общего, так сказать, пользования, а этот для узкого круга посвящённых. А вот интересно, нет ли такого настенного панно у лисиц?
  - У лисиц нет, - ответили из-за окна. - Ты приказал моих ласок порезать?
  Мрачная Диса уселась на подоконнике.
  - Ты сама себе противоречишь, - с удовольствием объяснил ей Марк. - Как я могу что-то приказать волкам, которые меня за человека не считают, а?
  - И что мне делать? - с королевским презрением игнорируя его слова, продолжала рассуждать Диса. - Кто теперь поможет отбиться?
  - От кого, о беззащитнейшая? - хмыкнул Марк.
  - От озверевших звеРриков! - рявкнула чернобурка. - В полную луну!
  - Не знаю, не знаю... Обратись к медведю, - посоветовал Марк. - Волки сказали, он тут самый мощный.
  - Очень смешно! - холодно сказала Диса. - А теперь подытожим, что делает наша Полярная Звезда. Топчется на месте, тратя силы на всякую ерунду. А время идёт. Разве так занимаются поисками?
  - Бу-бу-бу-бу-бу-бу-бу... - передразнил Марк. - Ты, дорогая, прямо на себя не похожа. Разве ж к лицу стервозным красавицам сварливость?
  От удушения Марка спас главарь волков. Он вошёл, брезгливо держа двумя пальцами старинный башмак.
  - Вот это лежало в подвале. В ларце. Ларец красивый, но тяжёлый.
  - Артефакт? - приподнял бровь Марк.
  - У нас, лисиц, такой же есть, - развенчала башмак Диса. - Просто реликвия.
  - Священная обувь пророка, - взял башмак Марк. - А почему не может быть так, что левый башмак просто реликвия, а правый - искомый Артефакт, а?
  - Боюсь, только волки могли не признать этот предмет, - обольстительно улыбнулась главарю волков Диса. - В силу пренебрежительного отношения к Хранителям. Остальные горожане, в том числе и я, прекрасно помнят и ларец, и башмак. Отношение к ним было трепетное, но это не Артефакт. Увы.
  - Ничего, - утешил её Марк. - Зато этот достойный предмет наверняка обладает массой полезных свойств. Лечит простуду, к примеру, или избавляет от пьянства. Раз в ларце - должен творить чудеса.
  - Никаких чудес! - возмутилась Диса. - Вот ещё! Просто это - дань уважения к основателю города.
  - Угу, святые мощи. Башмаки, значится, вычёркиваем. Как и астролябию. Хотя я бы не отказался от возможности признать её магическим жезлом. Вещь солидная, с циферблатом. Сама меряет, опять же, как говаривал один сын турецкоподданного.
  - Астролябия не Артефакт, - припечатала Диса. - Об этом все знают.
  - Какая досада. А так похожа!
  Марк убрал тетрадь в рюкзак и попросил главаря волков:
  - Покажите мне это самое логово.
  - А что ты там забыл? - искренне удивилась чернобурка. - Не думаю, что после сегодняшнего там осталось что либо ценное.
  Уши у главаря волков дрогнули, но этим и ограничилось его недовольство, выдержка у волков была отменная.
  Марк, не слушая чернобурку, пошёл в подвалы.
  Он шагал по пустым коридорам и думал, что будь он, Марк, горожанином ЗвеРры, и задумай он, Марк, похитить Артефакт, который непонятно что из себя представляет, - не стал бы он, Марк, полагаться на то, что хранители разговорятся. А, всё-таки, постарался бы заранее узнать, чего тащить.
  - Сюда, к хранителям, ходили свободно? - спросил он.
  - А как же! Они были рады гостям головы поморочить, - съехидничал волк. - Нет бы прямо говорить: всё туману, туману наводили, ни единого слова просто так, обязательно с придыханием! Ладно бы звеРриков дурили - но ведь и нас, звеРрей!
  - Я уже понял, что знатные семейства ЗвеРры это весьма возмущало, - кротко отозвался Марк. - Но не пойму, почему. Разве не были доверены хранителям самые важные тайны города?
  - Да они и близко не знали! - запальчиво сказал волк и осёкся, понимая, что сболтнул лишнего.
  Марк сделал вид, что ничего не заметил, и в подвалы Оленьего Двора они спустились молча. Молча же прошлись по подземельям, облюбованным ласками. Марк убедился, что волки чистят основательно и Диса, действительно, осталась без подопечных.
  До берлоги безумного лиса волки не добрались, поскольку ласки обходили его угодья стороной.
  Наверное, ещё многое можно было сделать, но силы иссякли, и накатила привычная тоска и отвращение к окружающему. И Марк побрёл на мельницу в гордом одиночестве. Диса исчезла, а от эскорта волков он отказался.
  Опять ЗвеРра лишь поманила тайнами и вывернулась, выскользнула как рыба из руки. И вместо того, чтобы поймать Артефакт за хвост, он, Марк, обогатился очередными сведениями насчёт того, какая напряжённая обстановка складывалась в городе накануне похищения. Лисы точили зуб на благородных оленей, волки тоже. Волки, вдобавок, претендуют на знание какой-то своей Особой Тайны. Которая, конечно же, не в пример круче тайны Артефакта. Но которую они никому не откроют. И убьют всякого, кто её коснётся.
  А итог поиска - всего лишь то, что после отбытия из города одноглазого пророка остались его астролябия и его башмаки. Наверняка, ещё что-нибудь. Но есть какая-то неправильность в этом сочетании вещей.
  
  ***
  
  Марк подходил к дому по берегу.
  Привычно шумела ЗвеРра-река. Вращалось мельничное колесо, из печной трубы вился дымок, окутывал флюгер с соболем. Ветра почти не было, и флюгер отдыхал.
  Росомаха, цел-целёхонек поджидал Марка у мельницы, лёжа в кустах . Он был сыт и весьма доволен жизнью.
  Виновником дыма оказался Птека, который с упоением жарил пончики, попутно в красках расписывая пришедшим в гости Фтеке и Гтеке ночное приключение с крысками и медведем. ЗвеРрики, принесшие Марку вязаный рюкзачок для полярной лисички, слушали собрата, разинув рты.
  Дневная, мирная жизнь потекла своим чередом.
  Спать Марку, почему-то, не хотелось. Руки чесались сделать что-нибудь эдакое. Либо полезное в хозяйстве, либо экзотическое.
  Марк послонялся по комнате, заглянул на кухню, слазил на чердак. Не нашёл, чем бы экзотическим их украсить, плюнул и спустился на нижние ярусы.
  Там, к своей радости, он обнаружил, чем можно заняться: в суматохе последних дней Марк совсем забыл, что перед Великим Омовением Росомахи он разлил по ситам бумажную массу из чана. Сейчас всё это вполне можно было вынимать.
  Опыта в бумагоделании у Марка не было никакого, поэтому большинство будущих листов он попортил. Хорошо отделилось лишь в одном сите. Получилось что-то вроде картона, рыхлого и неровного. Марк задумался, осмотрелся, нашёл нужное: деревянные дощечки и пресс. Сделав бутерброд из дерева и бумаги, заложил его под пресс, искренне надеясь, что это поможет листу стать плотнее и глаже.
  -Для мемуаров! - пообещал он сам себе, потуже закручивая винт.
  Трудовой порыв не прошёл даром, - наконец-то потянуло в сон.
  
  
  
  НОВОЛУНИЕ
  Ночь вторая
  
  
  
  Темнело. Нужно было убираться на ночь с мельницы: к жаждущим крови человека звеРрюгам прибавились алчущие мести крыски.
  Марк рассудил, что раз теперь подземелье Оленьего Двора свободно от ласок, то можно повторить путь похитителей.
  Он предложил Птеке уйти на ночь домой вместе с Фтекой и Гтекой, но Птека наотрез отказался, и увязался за Марком в подвалы, взяв себе в компанию туго набитый едой мешок. Росомаха тоже решил, что останкам рыси нужно протухнуть побольше, и на тот берег не пошёл.
  Наложив на кухонную дверь запор изнутри, а комнатную подперев толстым поленом, они отправились в ночное путешествие.
  На нужное место зашли со стороны реки, миновали сломанную решётку, берлогу Гиса и углубились в самые недра подземелья. Оно было не просто большим - огромным.
  Факел давал неровное пламя, поэтому Марк предпочёл масляный светильник Илсы.
  Он шёл, держа зажженный светильник в руке, и осматривал коридоры, гадая, вынесли ли Артефакт этим путём, или он был такой большой, что именно похитители высадили окна в зале с изображением пророка.
  Спутники развлекали себя сами. Росомаха кривлялся, превращаясь то в зверя, то в человека. Птека шёл осторожно, стараясь не цокать коготками, пугливо втягивая голову в плечи.
  Вскоре росомахе надоело плестись со скоростью Птеки и он умчался вперёд, затерявшись где-то в темноте.
  - Я устал, - нарушил подземную тишину Птека. - Давайте сделаем привал.
  - К чему привалимся? - поинтересовался кисло Марк. - Предлагаю хоть до какой-нибудь каморки добраться.
  - Понимаешь, у меня такое чувство, что мы здесь не одни, - признался Птека. - Я боюсь и есть хочу.
  - И правильно делаешь, что боишься, - сипло подтвердил чей-то голос. - Здесь я.
  - Кто именно "ты"? - поднял светильник повыше Марк. И добавил. - Можешь не отвечать. Вижу. Чего надо?
  В каменном отнорке съёжился грязный ком шерсти. Бывший когда-то предводителем крысок. Его облик застыл на границе между человеком и зверьком, причём у каждого облика были позаимствованы отнюдь не лучшие черты. И он странным образом походил на безумного лиса.
  - Ничего не надо, - надменно сказал крыс, почёсываясь. - Я здесь живу отныне и до скончания времени.
  - Сумасшедший! - ахнул Птека.
  Марк тоже так думал.
  - Ты зашёл в мои владения, шестой человек. И должен заплатить за проход. Отдашь спутника - я его съем, - провозгласил крыс.
  - А если не отдам? - стало любопытно Марку.
  - Тогда я съем вас обоих, - оскалился безумец.
  - Логично, - не стал спорить Марк. - Но беда в том, что это - мои владения. А не твои. И за право жить здесь ты должен платить мне. Дань. Не будешь платить - я съем тебя.
  Старый крыс задумался.
  Потекли мгновения. Светильник подрагивал в руке Марка, хотя страха не было. Чёрные тени метались по стенам. Птека переминался с ноги на ногу. Он устал держать мешок с едой, опустил его на пол.
  - Мы ошиблись, - махнул костлявой лапой крыс. - Не надо было убивать выдр. Надо было убить ласок. Здесь хорошо. Я есть хочу.
  - Знаю, - подтвердил Марк. - Будешь моим данником?
  Он был спокоен и деловит.
  Крыс облизнул грязный кривой коготь.
  - Какая дань тебе нужна?
  - Слова. Еды я тебе дам.
  - Вы двое. Это много еды. Но сил мало. Ты дашь поесть, придут силы. Убью вас. Много еды, - забубнил крыс, разглядывая пальцы с когтями. - Хорошо, - поднял он голову. - Бери дань.
  Марк и глазом не моргнул.
  Он отступил в широкий коридор, поставил светильник на пол.
  - Теперь я верю, что наступило самое время для привала. Присаживайтесь, гости дорогие.
  Птека понял его слова буквально, оброс длинной меховой жилеткой и сел на каменный пол. Мех надёжно защитил его седалище и спину.
  Крыс, сгорбившись, подобрался к светильнику, уставился на огонь.
  - Светло, да...
  Марк раскрыл птекин мешок, достал припасы, нарезал мясо, разломал лепёшку. Пончики решил пока не доставать. Держа нож в правой руке, левой роздал хлеб и мясо.
  Крыс схватил еду жадно, проглотил, не жуя.
  - Каких слов ты ждёшь, шестой человек?
  - Кто украл Артефакт, конечно же, - ухмыльнулся криво Марк.
  - Я не знаю.
  - Знаю, что не знаешь. Но если бы ты его украл, предположим, я говорю, если бы ты его украл - зачем бы ты это сделал?
  Крыс задумался, заскрёб когтями по полу.
  - Чтобы быть самым сильным. Сильнее звеРрей. Сильнее звеРрюг. Чтобы они просили вернуть его. Или беречь.
  - Опять тупик, - вздохнул Марк. - Адресат, к которому нужно идти на поклон, по-прежнему неизвестен. Значит, он не жаждал поклонения и просьб о бережливости. Где остальные крыски?
  Крыс заскулил. Жалобно и злобно.
  - Прогнали, - признался он. - Убью. Вас съем - и убью. Всех. Дай еды.
  Марк неторопливо отрезал мяса.
  - Ешь, болезный. В вашем доме было изображение пророка? Картина там, мозаика или что-нибудь такое?
  Крыс пожал плечами.
  - В "Весёлой крыске" есть. В зале для почётных гостей.
  - Такой старый трактир? - удивился Марк.
  - А как же! - обрадовался крыс. - Ещё до ЗвеРры, в людском городе здесь трактир был. На тракте, которой через город шёл до моста и дальше. "Весёлая крыска" - самое людное место. Пророк свидетель - всех пускали.
  Ему было приятно вспоминать прошлое, изменился голос, лицо стало более мягким.
  - Не всех! - возмутился Птека. - Тоже мне, широкие души! А землеройки?
  - Пускали, не ври.
  - А кислые мыши?
  - Пускали! - возмутился крыс. - В первый и четвёртый день недели! И вино у нас всегда было хорошим.
  - Угу-угу. И не разбавляли никогда, - подтвердил Птека.
  Крыс зашипел. Оскалился.
  - Это вы залезли ко мне на мельницу?- громко спросил Марк, чтобы прекратить их спор.
  - На мельницу? - удивился крыс, забыв про Птеку. - Зачем?
  - Это я хотел бы знать, зачем.
  - Не мы, - замотал головой крыс. - Мы не стали... Думали, тебя и так медведь съест, - добавил он, обсасывая кость. - Без нашего вмешательства. Мельница - проклятое место.
  - Не больше, чем Олений Двор, Могильники и прочее, - рассеянно отпарировал Марк.
  Его отвлёкла темнота в коридоре, которая, похоже, жила своей жизнью...
  Зачарованный трепетным светом лампады крыс даже и не понял, что жизнь его завершилась.
  И завершилась неплохо: он был сыт и не одинок.
  Росомаха вернулся обратно. И убил предводителя крысок.
  Глядя на холодеющее тело, Марк подумал, что в сущности, крыс умер давным-давно. Именно тогда, когда охваченный страхом организовал убийство выдр. Обезумевшая ЗвеРра сама себе выгрызает внутренности, а он, Марк, как блоха скачет по её вздыбившейся шкуре, не в силах найти волшебную иглу, переломи которую - и всё пойдёт как надо...
  Птека осторожно поднял лампу, потрогал Марка за плечо.
  - Пойдём дальше, да?
  - Пойдём, - потряс головой, избавляясь от наваждений, Марк. - Графч, дорогой, надеюсь, ты его есть не собираешься?
  - Не-е, - с негодованием отверг эту мысль росомаха. - Старый. Жёсткий. Вонючий. У меня ещё рысь лежит. Мягонькая.
  - Тогда нужно отнести его с прохода. Негоже запинаться о тело.
  - Надо наружу, - предложил Птека. - А то гнить начнёт, пахнуть будет.
   - И кто понесёт? - поинтересовался Марк. - Здесь холодно, температура ровная. Как в Волчьих Могильниках. Я думаю, ничего страшного не случится, если положим его где-нибудь в уголке. А Гиса, кстати, куда дели?
  - Лисы его похоронили с почестями. Всё ж таки свой. И начинал хорошо... - объяснил Птека.
  -Угу. Хороший мальчик из приличной семьи. Точнее плохой мальчик из приличной семьи. Ты отдохнул? Привал получился длиннее, чем я рассчитывал.
  - Отдохнул, как же, - забурчал Птека. - Чуть не облез от страха. Если так дальше пойдёт, шуба клочкастая станет, буду мёрзнуть.
  Росомаха вызвался "припрятать" тело крыса, перекинулся в человека и исчез в темноте.
  - А вот интересно, - Марк задумчиво протирал лезвие ножа, который не понадобился. - Способности горожан обрастать по заказу хоть шубой, хоть валенками - это магия или оборотничество?
  - Это от холода, - объяснил ему Птека.
  - Я понимаю. Но как ты это делаешь?
  Птека задумался. Пожал плечами.
  - Никак. Само. Хочу - и появляется.
  - Вся штука в этом и состоит, - вздохнул Марк. - Поскольку ты понятия не имеешь, как это получается, то и не можешь передать это, научить другого. Точно так же с языками. Умом-то я понимаю, что общаться мы с тобой никак не должны, невозможно это. Ну ладно, телепатия и всё такое. Но письменность? А я легко читаю каракули Гиса, как свои собственные. И Гэндальфа с Кутузовым обсуждаю с тобой. Бред. Или колдовство. Но при этом я вас никогда не пойму.
  - Почему? - удивился Птека.
  - Потому что никогда не смогу обрасти халатом и тапочками. Или шубой и валенками.
  - А вдруг? - не поверил Птека. - Помёрзнешь, помёрзнешь - и начнёшь обрастать потихоньку. Так же удобнее.
  Марк посмотрел на меховую кацавейку без рукавов, появившуюся на Птеке, и засмеялся. Смеялся долго, от души, представив, как всё это будет.
  Появился росомаха и, глядя то на Марка, то на Птеку, ревниво спросил:
  - Чего?
  - Птека обновкой хвалится. - Марк, утирая выступившие от смеха слёзы, взял у Птеки лампу и поднял так, чтобы росомахе было лучше видно кацавейку.
  Росомаха осмотрел звеРрика, презрительно фыркнул и, в свою очередь, оброс роскошной шубой до пят, тёмной, блестящей, расцвеченной полосами белого меха.
  - Ну ты, брат, вообще большой боярин. Горлатной шапки не хватает. Экая тут у нас демонстрация мод. Пойдёмте, други мои, наверх. Я там вами полюбуюсь.
  - Шапки не хватает... - повторил росомаха, задумался, - и на голове его возникла огромная, как стог сена шапка.
  Она напомнила Марку медвежьи шлемы гвардейцев у Букингемского дворца.
  - Так? - требовательно спросил росомаха.
  - Практически, - подтвердил, не моргнув глазом, Марк. - Невыносимое великолепие.
  Росомаха утешился, зато Птека надулся.
  Кацавейка его тоже обернулась шубой до пят. Он молча пошёл по коридору, волоча за собой мешок.
  Росомаха, едва не задевающий меховым стогом низкий свод, подобрал полы шубы и обогнал бредущего Птеку, пихнув его, случайно или намеренно.
   Марк, застывший как напольный подсвечник, с лампой в руке, высмотрел это представление и в сердцах воззвал к высшим силам:
  - Ёлки-палки, ну за что мне это?! Детсад в крематории... Я сойду с ума, ей-ей, сойду с ума. Буду ещё чище крыса с лисом на всех кидаться.
  Он догнал чуть не плачущего Птеку. Пошёл рядом с ним.
  - Они всегда над нами так, - полувздохнул-полувсхлипнул Птека. - И звеРри, и звеРрюги.
  - А вы тонкие и ранимые, - подтвердил Марк, не зная, что и сказать.
  - А мы звеРрики... Хуже нас только кислые мыши...
  - Но ведь есть кто-то хуже кислых мышей... - улыбнулся Марк.
  - Нет, - печально ответил Птека. - Нету.
  - Давай устроим сегодня пир, - предложил Марк, пытаясь отвлечь Птеку от грустных размышлений о собственной никчёмности. - Если до мельницы доберёмся. Как наварим, нажарим! Обречённость, разлитая в воздухе, достала уже. Устроим концерт. Хоровое пение под астролябию.
  - Это как? - удивился Птека.
  - Элементарно, Ватсон! Будем бряцать по ней металлической палочкой.
  - Я испеку пирог, - утешился, наконец, Птека. - Я умею печь вкуснющие пироги, а этот задавака Графч не умеет. Никаких.
  - Правильно! - поддакнул Марк, радуясь как смене настроения Птеки, так и будущему пиру. - Вот уж действительно жизнь веселее, когда ждёт пирог с пылу, с жару. Лишь бы мельницу не спалили до нашего прихода.
  - Это вряд ли, - мудро рассудил Птека. - Скорее подожгут лестницу.
  - Почему?
  - Нижние этажи - каменная кладка, только жилой деревянный. Это ж подниматься надо, побоятся. Вдруг кто есть? Проще ступеньки и перила запалить, да скрыться.
  - Ну ладно, проверим, - усмехнулся Марк. - В случае чего, пироги и у вас дома напечём.
  За приятным разговором они миновали большую часть подземелья. Только теперь Марк сообразил, что идут они как по ниточке за росомахой, метущим пол боярским одеянием.
  Росомаха вывел их прямо во дворец.
  Марк решил для начала обойти его и посмотреть, нет ли изображений пророка, а потом вернуться в зал, где убили хранителей.
  И они пошли по этажам. Свет лампы отражался в уцелевших стёклах. Там же отражались давно небритый парень в затёртых джинсах и двое его спутников в роскошных шубах.
  Тяжёлый, назойливый запах пряностей остался внизу, а здесь гуляли сквозняки, пахнущие ночью, они лизали ледяными языками ноги Марка. Шубы звеРрюги и звеРрика были сквознякам не по зубам, их они почтительно огибали, лишь оглаживая мех.
  Лампа скорее слепила, чем освещала, и Марк больше полагался на уши и нос.
  Они прошли пустой Олений Двор, заглядывая в каждую комнату. Пыль, разруха, запустение. Нигде им больше не встретилось изображения пророка. Ни на картинах, ни на фресках, ни на шпалерах. Книг тоже не было.
  Марк обнаружил обгорелые книжные останки в каминах, в разных концах дворца. Он был уверен, что это дело рук Гиса, выбиравшегося из своей берлоги на охоту за ласками.
  В Зубровом Замке были мраморные статуи могучих мужей - здесь вереницы изящных портретов на картинах и шпалерах. Благородные олени ласково смотрели куда-то в неизвестность. На шпалерах они были вышиты в оленьем обличье, на картинах нарисованы в человечьем.
  Королевские венцы рогов, гордые шеи самцов, трепетные ноздри самочек. Тщательно выполненные зелёные кущи и тенистые водопои. И выписанные умелой кистью мягкие каштановые локоны, чистые лбы, гордые профили, бархат камзолов, шёлк платьев, белоснежное кипение кружев в воротниках и манжетах. А глаза там и там оставались одинаковыми: тёмными, влажными, вишневыми...
  Марк ярко представил, как злились горожане ЗвеРры, когда олени вот так же ласково смотрели сквозь них при встречах и церемониях, отрешённые и совершенно недоступные, погружённые в свои загадочные ритуалы по охране неизвестно чего.
  - У нас тоже такие коврики с оленями любят, - пробурчал Марк, - в деревнях над кроватями вешать. И ещё с тремя охотниками на привале. Всё, спускаемся в подвал, там хоть теплее.
   Они вернулись на первый этаж. Широкой парадной лестницей спустились в Зал Церемоний.
  Первым ворвался туда росомаха - и вскоре раздались радостные вопли. Он нашёл кладовую с источником благовонного запаха.
  - Индийское мыло, - проворчал Марк, но кладовая его заинтересовала.
  Подумалось: а не могли ли убийцы подложить чего-нибудь одуряющего в ароматические вещества. Чтобы в день церемонии олени запалили свои курильницы, нюхнули дурману и свалились? И бери их голыми руками, хоть горла режь, хоть хвосты крути.
  Марк прошёл в кладовую.
  В деревянных, выстланных плотной, промасленной бумагой ящиках лежали ровные стопки палочек благовоний. Здесь же хранились и свечи. Царил просто-таки аптечный порядок.
  Марк начал запаливать палочки из разных ящиков, чтобы сравнить запахи.
  - Баловство! - осудил его действия суровый Графч и сел прямо в шубе на пол.
  - Шапку в помещениях снимают, милорд, - объяснил в ответ Марк, закрепляя палочки в специальных держателях. - Вот тебе задание: нюхай и следи, не станет ли тебе хуже.
  Особого разнообразия среди благовоний не наблюдалось.. На лучинках, выкрашенных в густой фиолетовый цвет был нанесен более пряный состав, на тоненьких жёлтых - лёгкий, цветочный. Были ещё красные, самые длинные и толстые. И пахло от них резче, чем от жёлтых и фиолетовых.
   Марк начал рассуждать вслух:
  - Тыкс, господа присяжные заседатели, что мы видим... А видим мы, что...
  - Что? - подхватил Птека.
  - А видим мы помещения для ритуальных целей. Я думаю, им заведовал кто-то особый. Есть ящики для готовых палочек, а вот - корзина для использованных черешков. Палочка прогорела, - хвостик остался. Его вынимали, ставили новую палочку, а эти огарки сюда.
  - Они очень, очень дорогие! - округлив глаза, признался Птека. - В них благодать.
  - Кто бы сомневался. Несомненная благодать, - подтвердил Марк. - Графч, ты сиди, нюхай - вдруг одурманишься. А нет - так благодатью напитаешься, тоже хорошо. А мы пойдём, зал осмотрим.
  В зале Марк насчитал шесть напольных курильниц. И ещё шесть - на лестнице. Они попарно стояли на первой, третьей и пятой ступенях.
  В зале же четыре курильницы замерли по углам, а две - в центре, около постамента, который явно был сердцем зала. Рядом валялись два опрокинутых подсвечника, разумеется, на шесть свечей. Одна курильница в углу тоже лежала на боку.
  Марк придирчивым взглядом режиссёра окинул пространство.
  - Птека, будь другом, принеси свежих свечей из кладовки. В лампе масло заканчивается.
  Птека, наконец-то, решил избавиться от шубы, которая исчезла в один миг. Он сбегал в кладовую, хотел поднять упавшие подсвечники, но Марк его остановил.
  - Не торопись. Давай свечи в настенных закрепим.
  Птека воткнул свечи в парные подсвечники на стенах и запалил.
  Марк тем временем прошёлся по лестнице, постоял у её подножия, осмотрелся.
  Вернулся в зал.
  - В "ночь икс" Артефакт (будь он неладен) конечно же находился на этой штуковине, - похлопал он ладонью по постаменту. - Представить, что на такой этажерке сидел главный хранитель, я при всей своей фантазии не могу.
  - Ага, - подтвердил Птека, - это алтарь для Артефакта.
  - Великолепно. Исходя из размеров алтаря, делаем вывод, что был он, Артефакт треклятый, небольшим. Вошли они через ту дверь, - ткнул Марк в левый угол зала, где с потолка до пола свисало тяжёлое полотнище, скрывающее служебный, так сказать, вход. - Графч, ты живой?! - крикнул Марк в сторону кладовой. - Голова в порядке?
  - Есть хочу! - отозвался росомаха.
  - Всё понятно, благодатью сыт не будешь. Нюхай дальше. Они выломали решётку, попали в Олений Двор. Поймали кого-то из хранителей, прижали, - он рассказал, где в данный момент находится Артефакт. Скорее всего, подтвердив их догадки - где же ему ещё быть в ночь этаких церемоний? Угу. "Вошли без стука, почти без звука, пустили в действие дубинку из бамбука, тюк прямо в темя - и нету Кука"...
  - Они горло перегрызали, - уточнил Птека. - Или это опять поэзия?
  - Совершенно верно.
   Марк вернулся на лестницу, поковырялся в курильницах. Принёс шесть фиолетовых хвостиков, оставшихся от сгоревших палочек. Положил их на постамент.
  Обошёл курильницы в зале. Поднял с пола шесть жёлтых хвостиков. Вынул из курильниц шесть красных.
  - Всё чудесатее и чудесатее.
  - Что? - Птека завороженно следил за Марком.
  - Ты видишь то же, что и я? - строго спросил Марк.
  - А что ты видишь? - прищурился Птека.
  - Первое, что я вижу: курильницы в зале и курильницы на лестнице отличаются. На лестнице они больше.
  Птека кивнул.
  - Ага. Я это тоже знаю. Подожди, сейчас вспомню.
  - Что? - теперь уже с любопытством спросил Марк.
  Птека хотел попросить росомаху принести палочек, но не рискнул, сходил сам. Поджёг фиолетовую, затушил, вдохнул струящийся дымок.
  - Эта с сандалом. В торжественные дни дымили на лестнице.
  Поджёг и затушил красную. Её дым пах куда резче.
  - Эта с мускусом - тоже с лестницы. Они дешевле, а горят дольше. Их ставили в обычные дни, тогда в зале курились фиолетовые.
  Тонкая жёлтая палочка дала ароматный дымок.
  - Ого, прямо как цветы, - одобрил Птека. - Нам, звеРрикам таких нюхать не доводилось.
  - А что вы делали в праздничные дни в Зале Церемоний, если понятия не имеете, как выглядит Артефакт? - удивился Марк.
  - Нам разрешали смотреть на алтарь, с которого убирали Артефакт за мгновение до нашего прихода... - благоговейно объяснил Птека.
  Марк вздохнул и мысленно выругался, но мысли свои озвучивать не стал. А продолжил дедуктивные упражнения.
  - Твои слова объясняют, почему в зале курильницы маленькие, а на лестнице большие. Менять ароматные палочки на лестнице приходилось реже - меньше хлопот, меньше беготни. А в зале служка обошёл курильницы, огарки убрал, новые вставил - и порядок. Правда, ведь?
  Птека кивнул.
  - А в эту ночь порядок нарушился. Почему, спрашивается?
  Птека пожал плечами.
  Марк мягкой тигриной походкой обошёл зал. У него блестели глаза - клубочек загадок понемногу разматывался.
  - Графч, ты живой? - уточнил он ещё раз.
  В зале появился взъерошенный росомаха.
  - Есть хочу! - рявкнул он.
  - Птека, что-нибудь осталось?
  Птека нашарил в мешке пончик. Передал Марку.
  Росомаха показал ему язык. Выхватил пончик и слопал, не жуя.
  - Дурмана в результате опыта на добровольце не обнаружено, - подытожил Марк. - Едем дальше. Глава зубров сказал, что здесь всё так и осталось, как в ночь убийства. Только тела вынесли. Вы не видите ничего странного?
  - Еды нет... - пробурчал росомаха, глядя себе под ноги.
   Птека осмотрелся.
  - Не знаю, - мрачно сказал он. - Надо подумать.
  - Подсказываю. На пол опрокинуты два шестисвечника у алтаря и одна курильница в углу. Чувствуешь, горячо?
  - Не чувствую, - грустно вздохнул Птека.
  - Не расстраивайтесь, Ватсон, - улыбнулся Марк. - Просто в ЗвеРре детективы не в почёте, больше распространены жития и нравоучительные истории. Вот смотри: подсвечники и курильницы у алтаря стоят совсем близко. Явно, что в пылу схватки посшибали и те, и эти. Но курильницы потом подняли. Зачем? И в то же время упала курильница в углу. А почему? Возвращаемся к нападению. Этот зал - идеальная ловушка. Окон нет, два входа. Один для гостей - по лестнице, другой для хозяев. В кладовую попасть можно только из зала. Перекрой ходы - и делай с находящимися в зале всё, что заблагорассудится. Идёт таинственная церемония. Торжественная. На лестнице курятся фиолетовые благовония, в зале - изысканные жёлтые. Ночь. Луна плывёт над ЗвеРрой. В Оленьем Дворе появляются нежданные гости. И врываются в этот зал. Через некоторое время ЗвеРра лишается хранителей. Всех, включая тех, кто меняет ароматные палочки в курильницах. В зале разгром. На лестнице благополучно догорают фиолетовые благовония. Хвостики остаются в курильницах нетронутыми. А в зале похитители Артефакта поднимают упавшие курильницы, выковыривают из них огарки жёлтых палочек, кидают в спешке прямо на пол и вставляют большие, толстые и дешёвые красные благовония. И уходят, оставляя палочки тлеть. Зачем?
  - А курильница в углу? - вспомнил бдительный Птека.
  - У курильницы в углу ножка с изъяном, пойди глянь, - пояснил Марк. - И когда в неё воткнули палку не по размеру, она упала. Видишь, вот эта почти целая красная - оттуда.
  - И зачем всё это сделали?... - тоскливо спросил Птека.
  - Когда мы поймём, то Артефакт будет у нас в кармане! - утешил его Марк. - Эй-хо! Во всяком случае, я уверен, - гордо добавил он, довольный собой, - что никто из пяти моих предшественников так далеко в расследованиях не зашёл. Шерлок Холмс мною бы гордился! Всё, здесь нам делать больше нечего!
  Они вышли наружу.
  Небо над ночной ЗвеРрой вызвездило. Колючие звёзды смотрели на ЗвеРру недружелюбно. Совсем по-другому теперь выглядел Олений Двор. Раньше он был похож на сражённого оленя, в тело которого вгрызались ушлые падальщики, теперь же голый, дочиста обглоданный остов мёртво блестел под звёздным небом. Жизни не осталось, тайн не осталось.
  Под обрывом ворчала, кусая прибрежные валуны, ЗвеРра-река.
  - Ночи стали не в пример спокойнее... - заметил Марк, глядя на звёзды. - Раньше шага не ступишь, чтоб о звеРрюгу не запнуться.
  - Скоро всех съедим. Зачем спешить? - выразил мнение звеРрюг росомаха.
  - Оно и верно, - подтвердил Марк. - А звеРрики что думают?
  - Луна маленькая. Как прибавится - полезут, - вздохнул Птека.
  - Я пожарного зарева не вижу. Может быть наша мельница цела... Пойдём домой?
  - Мешок увяжу, и пойдём, - Птека зашуршал завязками.
  Марк, расслабившись, мечтательно смотрел на звёздное небо. Ему было хорошо.
  Но долго наслаждаться ночной тишиной не получилось: ухо уловило чьи-то тяжёлые шаги. Шагали не так уж и далеко.
  Росомаха тоже услышал - перетёк в зверя и мягко метнулся проверить.
  Вернулся с плохими новостями:
  - Медведь идёт. Сюда.
  - Тогда тикаем! - предложил Марк.
  - Куда? - пискнул Птека, - нагонит и съест. Медведь быстро бегает, хоть и грузный. Обратно в подвалы?
  - К реке! - скомандовал Марк.
  Лезть снова в подземелье ему совершенно не хотелось. Хотя бы потому, что никто не запрещал медведю последовать за ними. И столкнуться там со звеРрюгой, в полной темноте, в ограниченном пространстве... Бр-р-р.
  Ушли кромкой воды в сторону Волчьих Могильников, оглядываясь, не нагоняет ли медведь. Хрустела мёрзлая галька под ногами. Но Марк надеялся, что река заглушает их шаги.
  Не доходя до пещер, поднялись на обрывистый берег. Подождали.
  Погони не было. Видимо, звеРрюга занялся Оленьим Двором.
  Осторожно пошли спящими улочками к центру города. Марк решил заглянуть в "Весёлую крыску", раз уж не судьба до утра вернуться на мельницу. Заодно и посмотреть, правду ли сказал крыс.
  Кабачок стоял раскрытый настежь. Запоры с дверей были сорваны - кто-то из горожан, видать, не поверил, что крыски вынесли оттуда все припасы и проник вовнутрь в поисках горячительного.
  Прогулявшись по разграбленному трактиру, нашли комнату для почётных гостей. Крыс не соврал. Масла на дне лампады хватило, чтобы разглядеть: панно на стене есть.
  Птека оставил Марка стеречь изображение пророка, росомаху - охранять Марка, а сам отправился гулять по "Весёлой крыске".
  Вернулся звеРрик гордый, нежно прижимая к груди объёмистую флягу с вином.
  - Вот, крыски спрятали в тайном месте, взломщики не нашли, а я нашёл, - гордо доложил он. - Там и масло есть. Сейчас принесу.
  - Ну и силён, - уважительно подтвердил Марк, - но пить мы сейчас не будем. Работа есть работа, так что флягу спрячь в мешок и неси горючее.
  Птека сходил за маслом, заправил лампу и Марк принялся срисовывать третий вариант отбытия пророка из города.
  Росомаха залёг на пороге кабачка, Птека задумчиво грыз пончик.
  Марк набил руку в изображениях пророка не хуже того калеки, что работал на звеРрей, и дело двигалось быстро. Он почти закончил пририсовывать очередному человечку очередной свиток под ногой (со Стрелочкой и Пояснительной Надписью "лист бумаги с буквами"), когда услышал заунывный колокольный звон, разносящийся в ночи.
  - Чего звонят? - замер Марк.
  - Не знаю... - прислушался Птека.
  - А чем звонят? - не на шутку заинтересовался Марк.
  - В Лисьих Норах есть башенка. На ней - колокол, он один в городе.
  - Странно. Не стало бы потом страшно... Вы знаете, хочется чего-нибудь живого и веселого, а этот звон чем-то похоронным отдаёт... - Марк закончил срисовывать и решил: - А давайте к Илсе заглянем. Давно её не видели. Она же тоже любит безумные ночи. Графч, просыпайся!
  Росомаха почесал за ухом.
  Колокол замолчал.
  
  ***
  
  Они нашли нужный дом, поднялись к двери Илсы и разбудили хозяйку громким стуком.
  Сонная полярная лисичка, похожая на встрепанный ветром одуванчик, открыла дверь.
  - Соскучились? - уточнила она, зевая в ладошку.
  - Гордись, мы прячемся у тебя, - объяснил Марк. - Скрываемся. Мы разгадали тайну огарков Оленьего Двора - во как! А ещё нашу мельницу хотят сжечь!
  - Звучит крайне загадочно... - Илса пригладила волосы. - Ну проходите, рассказывайте, чтобы ненароком не унести страшные тайны вместе с собой в желудок кого-нибудь, охваченного Безумием.
  Расположившись у камина, Марк, Птека и даже Графч говорили наперебой, рассказывая про своё расследование. Росомаха жаловался, что дым вонял противно и хочется есть, а пончики невкусные, Птека торопился разъяснить, что именно видели звеРрики по праздничным дням в Оленьем Дворе и каким образом ощущали благодать, исходящую от того места, где был Артефакт. А Марк просто хвастался.
  Одинокий колокол зазвонил снова.
  - Что это? - повернулась к окну Илса. - Я слышала сквозь сон, но думала - снится.
  - Звонят где-то, - любезно объяснил Марк. - Где-то у вас.
  - А пойдёмте посмотрим?! - загорелась Илса. - Если это лисий колокол, то тут недалеко.
  - Легко! - согласился на волне своего успеха Марк.
  В определённых вещах у жителей звеРры было несомненное преимущество: Илсе понадобилось значительно меньше времени на сборы, чем обычной женщине.
  В одно мгновение искрящаяся белоснежная курточка окутала её плечи - и задорная полярная лисичка была готова к ночным приключениям.
  Марк обратил внимание: на окнах Илсы появились новые, плотные ставни. В дополнение к ажурным.
  - Стала плохо спать по ночам... - заметила его взгляд Илса. - Знаешь, раньше было на всё плевать, но ты возродил кое-какие надежды. Хочется сохранить себя живой до конца ЗвеРры, чтобы посмотреть, осуществятся они или нет.
  - Переселяйся к нам на мельницу, - предложил от широты души Марк.
  - Это на какую же? - фыркнула Илса. - Которую спалили этой ночью, да? Вы ж, как я понимаю, и пришли-то ко мне, как погорельцы.
  - Есть предположение, что её не совсем спалили... - заметил Марк. - Огня-то мы не видели. Мы просто ушли от медведя, а потом завернули в "Весёлую крыску", а потом к тебе. Да ещё звон этот...
  - Со звоном - разберёмся! - пообещала решительно Илса.
  На улице холодный воздух стал обжигающе ледяным. Колокольный звон словно дробил его на тонкие, острые льдинки, вдохни которые - и лёгкие начнут кровоточить от порезов.
  Марк привычно позавидовал моментально укутавшимся по глаза в пышные меха спутникам и тоскливо прикрыл куцей вязаной варежкой рот.
  - Зима, видать, не за горами, - невнятно пробурчал он.
  Шли недолго. Илса жила не в Лисьих Норах, но близко от родственников. Очень скоро она вывела к небольшой площади.
  Марк подспудно ожидал увидеть храм. Точнее, бывший храм. Но это оказалась башенка посреди пятачка, замощённого брусчаткой. Башенка с колоколом.
  Здания, окружавшие площадь, были выше звонницы. Застыли бастионы лисьего племени, проникнуть в которые было так же просто, как в Волчьи Башни. По привилегии звеРрей двери были заперты накрепко, окна закрыты наглухо.
  Колокол продолжал звонить, упрямо и жутко. Дома вокруг были не только слепы, но и глухи.
  Колокольный звон ударялся о стены и отражался обратно, не пробиваясь в Лисьи Норы.
  - Мы только с виду улыбчивые, - тихонько сказала Илса. - А внутри такие же отгороженные. Я поэтому и не живу в самих Норах. Здесь безопасно, но беспросветно. А у меня небо видно.
  Колокольный звон надрывно колотил по ставням, как побирушка, которому и не собираются открывать в приличном доме. Лисьи Норы не замечали беснующийся колокол.
  Илса первая пересекла площадь и приблизилась к башне. За ней - Марк, за ним Птека и Графч. Дверь была приоткрыта.
  Они вошли и в кромешной тьме, полагаясь только на росомаху, поднялись наверх.
  В ушах вибрировало.
  Колокол раскачивала мрачная Диса, облачённая в роскошное вечернее платье.
  - Тоже бессонница? - участливо спросил Марк, приближаясь.
  Диса обернулась, хотя Марк и не надеялся, что она услышит. К облегчению всех, перестала звонить.
  - Чего трезвонишь? - полюбопытствовал Марк, как только наступила тишина.
   Диса только рукой махнула.
  - Чтоб не спали... - хрипло сказала она. - Полмесяца всего прошло со дня гибели Гиса, а они делают вид, что его на свете не было. Вообще. Сволочи. Пусть знают.
  Небо над ЗвеРрой понемногу серело, до рассвета осталось недолго.
  - Тебя отсюда убрать не пытались? - осторожно спросил Марк, которому очень не понравились ни отрешённый вид, ни хриплый голос чернобурки.
  - Пытались... - безучастно подтвердила Диса. - Я их вытолкнула, чтобы не мешали.
  Росомаха с любопытством свесил голову за край парапета.
  - Ага, лежат! - ликующе подтвердил он.
  - И больше не идут, - равнодушно сказала Диса. - Поняли, что мешают.
  Все замолчали: явственно запахло Безумием ЗвеРры.
  Илса жалобно посмотрела на Марка.
  Птека не выдержал, поставил свой волшебный продовольственный мешок на пол. Звякнуло.
  - Холодает прям-таки зверрррски.... А давайте напьёмся? - жизнерадостно предложил Марк, поскольку иные рецепты по улучшению жизни у него на исходе ночи выветрились. - То есть, я хочу сказать, помянем Гиса, - торопливо поправился он.
  - И поедим, - как всегда мудро добавил Птека. - Пончики ещё остались.
  - Тогда надо дверь закрыть, - немного ожила Диса. - А то снова приползут. Там засов. Я не смогла.
  Марк с росомахой спустились, общими усилиями задвинули тяжёлый брус.
  - Она - как мы, - одобрительно отозвался о Дисе Графч.
  - И чем дальше, тем больше, - подтвердил Марк. - Меня это пугает.
  Колокол наверху снова зазвонил.
  - Опять она за своё!
  Марк почти бегом поднялся по ступенькам.
  Яростная Диса разливала колокольную ненависть на улицы ЗвеРры.
  Илса скорчилась на полу, прикрыв уши ладонями. Вблизи звук колокола не сколько слышался, сколько ощущался, болезненно и неприятно.
  Птека прятался за полярной лисичкой, судорожно шаря в мешке, словно пончики там вдруг ожили и стали разбегаться из-под пальцев.
  - Девчонки, не грустите! - воззвал Марк что было сил. - Птека, чего копаешься? Доставай, что в руку ляжет! Всё суета сует и всяческая суета! Которая везде суёт! Диса - держи!
  Чернобурка прервала колокольные звоны и несколько растерянно взяла кружку.
  - Я два дня не ела, - сказала она задумчиво, наморщив лоб. - Странно... Забыла.
  - Значит, пей! - обрадовался Марк. В нём затеплилась надежда, что на голодный желудок чернобурку быстрее развезёт. - И пончик бери! И смотри, какой сыр замечательный есть! Наш Птека - просто воплощение домовитости. А Ниса где?
  - Вышивает, - объяснила встрепенувшаяся Илса, протягивая руку за своей кружкой. - Панно называется: "Останки мыши весной после схода снега".
  - Какой мыши?
  - Той, что тебе подарена, дорогая Полярная Звезда.
  - А-а...
  Диса, глотнув из кружки, о чём-то глубоко задумалась.
  Внешне это выражалось в постоянной перемене её нарядов. Декольтированное платье сменилось облегающим кожаным нарядом. Потом снова вернулся шлейф и нежные обнажённые плечи - но их окутал серебристо-чёрный палантин. Потом и он исчез, вечерний туалет скрылся под длинным струящиймся плащом с большим капюшоном.
  Марку такие превращения, в принципе, нравились. Особенно те, с обнаженными плечами и голой спиной. Он бы не возражал, если бы обнажения продолжились и дальше. И дольше. Но страшно не нравилась так и не прошедшая отрешённость чернобурки, уж очень она напоминала предвестие скорого взрыва.
  - Ты с вечеринки сюда подалась? - подлил он Дисе вина.
  - С вечеринки... - рассеянно отозвалась Диса.
  - Там кто-то обидел?
  - Меня? - удивилась Диса.
  - Ну а кого ещё, леди?
  Чернобурка фыркнула, как в старое доброе время.
  Теперь на ней была длинная серебристая юбка и меховая пелерина.
  - Там все разбежались, когда я предложила пойти сюда, - ополовинила кружку Диса. - Некоторые предпочли через окна.
  - А ставни? - снова подлил вина Марк.
  - Какие ставни?
  - Глухие. На окнах.
  - Я же и говорю: даже ставни не помешали. Так им не хотелось со мной идти.
  Внизу послышался глухой удар в дверь. Потом ещё. И ещё. Засов держал.
  - О-о, как мы вовремя! - заметил Марк.
  Росомаха, наевшийся до отвала, свесил голову "за борт".
  - ЗвеРрюга, - уважительно сказал он. - Крупный.
  И стал кидать сверху сырные корки.
  Марк глянул - ощетинившийся кабан стоял и, подняв голову, внимательно рассматривал крохотными глазками звонницу. Тот ли это был звеРрюга, что подкараулил его у Кабаньей Канавки в первую ночь, или другой - Марк не понял. Но ощутил острое желание спуститься и на всякий случай проверить крепость засова.
  Только ноги, почему-то, не слушались, Марк продолжал сидеть и глядеть на свой кошмар.
  Замерший у башни кабан был похож на чёрную корягу. Глазки его смотрели на человека, словно сверлили.
  Наконец Марк не выдержал, моргнул и потёр замерзший нос.
  Кабан цокнул копытом по булыжнику и с визгом прыгнул на стену, словно собрался взбежать до самого верха и вцепиться человеку в горло жёлтыми клыками.
  Марк непроизвольно отпрянул. Плюнул на кабана сверху и разлил по кружкам вино.
  Фляга, раздобытая Птекой в "Веселой крыске" была на диво объёмиста. Марк, Птека и лисички сидели под колоколом на брёвнах, оставшихся после недавнего обновления стропил навеса, и пили кружку за кружкой. Счастливый росомаха носился вдоль ограждения и с наслаждением докладывал, кто ещё из звеРрюг пожаловал. Кидал сверху всякий мусор на прибывших.
  Марк, похоже, достиг нирваны - ему было всё равно. Глухие удары в дверь не пугали. Рычания, перемежаемые проклятиями, когда снаряды росомахи достигали цели - тоже.
  И Дису, наконец-то, развезло. Она поменяла свои вызывающие наряды на неприметное серое платье, тянула вино и хлюпала носом, печалясь о чём-то своём, женском. Изредка слезы капали в кружку. Илса молчала, нахохлившись, как воробышек, зябко куталась в пушистую шубку.
  Птека вёл подсчеты. Как только росомаха сообщал о прибытии под стены башни нового звеРрюги, Птека старательно выцарапывал очередную черту на бревне. Скоро число прибывших перевалило за чёртову дюжину.
  - Они дерутся, - делился последними новостями росомаха. - Между собой.
  - Ну и флаг им, - отмахивался кружкой Марк.
  Он ждал рассвета, но солнце где-то застряло.
  - А что, девочки, давайте споём, что ли? - предложил Марк. - Хорошо ведь сидим, душевно. "Ой, мороз, мороз!!! Не морозь меня! Не морозь меня, моего коня-а-а-а-а... - завёл он, нимало не стесняясь, что громко и немузыкально.
  - Они сидят и слушают, - удивился росомаха.
  Птека не поверил, глянул вниз.
  - Точно. И не дерутся, - подтвердил он.
  - Моего коня!!! Бе-логри-ваго! У меня жена - эх! - эх и ревни-ва-я-аааа... - продолжил выступление польщённый Марк.
  Илса слушала, подопря щёку ладонью. Диса перестала плакать, лишь вздыхала.
  Марк мало-помалу разошёлся и спел ещё много песен, которые припомнил, потом подключил Птеку с Графчем, научив их на скорую руку орать душещипательно: "Таганка-а-а..., все ночи полные огня... Таганка-а-а-а..., зачем сгубила ты меня!" И рассвет они благополучно пропустили, - как и исчезновение звеРрюг с площади вместе с ночной темнотой.
  
  
  
  НОВОЛУНИЕ
  День
  
  
  
  А когда солнце вернулось в ЗвеРру, из Лисьих Нор вышла делегация и направилась через площадь к колокольне.
  Росомаха открыл засов, лисы поднялись на площадку башни - все как один высокие, стройные. Красивые. Восходящее солнце подсвечивало золото волос рыжих лисьих грандов, зажигало искорки в белоснежных локонах полярных, скользило по роскошным гривам цвета воронова крыла у чернобурых.
  В изящных выражениях лисы вежливо попросили Последнюю Надежду города пойти отдохнуть и дать поспать им.
  Небритый, осунувшийся от постоянного недосыпания Марк сидел на трухлявом бревне, задумчиво шевелил пальцами ног, безуспешно разминая окаменевшие от пота вонючие носки.
  И внимательно смотрел на нобилей ЗвеРры.
  Они были вызывающе совершенны: холёные, изысканные, похожие на ледяные цветы. И ни черта не сделали, чтобы остановить свой город на краю пропасти.
  Марк разозлился: если бы кому-нибудь в голову пришло засучить рукава, поковыряться в курильницах Оленьего Двора, сопоставить, проделать тот же путь по старой канализации, что и он, Марк, только раньше - насколько проще было бы найти Артефакт и повернуть всё вспять. И его бы здесь не было - никогда.
  А вместо этого благородные доны деликатно, но настойчиво просят его прекратить хриплое пение и покинуть башню. Лисьи Норы не прошибёшь.
  "Ну и хрен с Вами", - злобно подумал Марк, скребя щетину на подбородке. - "Если завтра Диса снова возьмётся за колокол, - я тоже палец о палец не ударю. Разбирайтесь с ней сами!"
  Словно соглашаясь с его нерадостными думами, мир поблёк и посерел. Искорки в волосах лис потухли.
  В качестве маленькой мести Марк лишь надменно кивнул, соглашаясь с предложением покинуть башню, но продолжал сидеть, как король во время аудиенции, пока слегка растерявшиеся лисьи гранды не отправились обратно, метя шёлковыми плащами брусчатку площади.
  И тут бабахнула гроза, подкравшаяся незаметно, как звеРрюга. Громыхнуло так, что уши заложило. Тучи столкнулись лбами прямо над башней-звонницей.
  Диса и Илса растерянно уставились друг на друга, потом на Марка.
  Молнии секли небо над ЗвеРрой, дождь горохом скакал по кровле. Небо яростно рычало.
  - У нас почти нет дождей! - прокричала в ухо Марку подобравшаяся поближе Илса. - Да ещё таких! Вот снег - сколько угодно!
  - Ага, значит зонтики у вас не наколдовываются!!! - заорал в ответ Марк. - Это гроза!
  - Угроза?! - переспросила Илса.
  - Просто гроза!
  Площадь вокруг башни стала чёрной, потом ослепительно белой, потом снова чёрной. Дождевые струи прибивали к земле намокших лисьих аристократов, торопящихся под защиту домов.
  Росомаха оборотился человеком, подпрыгивал и выставлял руки, пытаясь поймать падающую воду.
  - Водопад!!! - громко визжал он.
  Птека прижался к столбу, поддерживающему перекладины, и завороженно смотрел на изменившийся город.
  - В тучах водятся змеи!
  - Это молнии! - объяснил Марк.
  Гроза бушевала долго, потом перешла в затяжной дождь.
  Вино было выпито до последней капли, сидеть на мокрой звоннице надоело. Компания под колоколом распалась. Лисички приоделись в длинные плащи, подобрали подолы и направились в Лисьи Норы проведать родственников.
  А Марку со спутниками пора было на мельницу.
  Птека решил подставить дождю свою шубу, надеясь, что вода будет стекать с меха, как со стожка. Росомаха просто оборотился в зверя. Марку же ничего не оставалось, как накинуть плащ на голову и надеяться, что кроссовки выдержат, не расклеятся в мокром виде.
  И они пошли домой.
  Дождь отмыл уличные булыжники до тусклого сияния. Росомаха с восторгом шлёпал прямо по лужам, заново пачкая блистающие мостовые. Птека аккуратно обходил лужи сторонкой.
  Марк смотрел на мир вокруг из складок плаща, как из шатра. Кроссовки оставляли на камнях ребристые отпечатки, которые тут же смывались потоками. Голова была в сухости, зато джинсы по колено промокли.
  Мельница стояла, как новенькая. Подожгли, точно по предсказаниям Птеки, лестницу, но дождь затушил огонь, не причинивший ни ступенькам, ни перилам особого ущерба.
  Марк обрадовался несказанно: он привык к окнам на все четыре стороны света, к работе жерновов и молоточков. К флюгеру, реющему над крышей.
  Дождь деликатно, но настойчиво стучался в южное и восточное окна.
  Птека сразу же побежал на кухню затапливать печь. Росомаха - грязный, мокрый и довольный - оставляя за собой чёткий след, забрался под кровать.
  Марк повесил промокший плащ для просушки у трубы, стянул джинсы и небрежно прицепил рядом с плащом. Подумав, сырые носки отнёс сушиться наверх, на чердак.
  Из-под кровати отчаянно несло мокрой псиной.
  Марк, не обращая на это ни малейшего внимания, забрался под лоскутное одеяло и с наслаждением вытянулся, заснув в одно мгновение.
  Дождь лил и лил, словно стремился наверстать то время, когда в городе не было дождей. Грохотало теперь в отдалении, где-то за ЗвеРрой-рекой.
  И сны под шум дождя снились лёгкие, светлые и пушистые, как волосы Илсы.
  
  ***
  
  Проснувшись, Марк понял, что, наконец-то, отдохнул.
  Он потянулся от души и свесился с кровати. Осмотр показал, что росомаха продолжает дрыхнуть без задних ног. Марк спустился на кухню - Птека ровно сопел на лежанке, пригревшись у печки. Перед сном звеРрик замесил тесто, чтобы всё-таки состряпать самый лучший в мире пирог. На плите загадочно булькало травяное варево. Отлив из кастрюли в кувшин, Марк прихватил сыр и лепёшки, и поднялся в комнату.
  Неторопливо попивая птекин не то отвар, не то компот, разложил на столе добычу нескольких дней. И принялся сличать зарисовки, выписывая на отдельный лист для памяти:
  "Пророк, вариант один, Волчьи Башни: пророк одноглазый, шуба, чепчик, шляпа, башмаки. Перстень-печатка, фонарь, посох, свиток.
  Пророк, вариант два, Олений Двор: пророк одноглазый, шуба, чепчик, шляпа, пояс, башмаки. Фонарь, посох, свиток.
  Пророк, вариант три, трактир "Весёлая крыска": пророк одноглазый, шуба, чепчик, шляпа, пояс, башмаки. Перстень-печатка, посох, свиток".
  То, что в разных изображениях разнятся и предметы, было видно совершенно отчётливо.
  Марк выписал отдельной строкой:
  "Перстень-печатка, пояс, фонарь. А?"
  Взял клочок бумаги, озаглавив его: "Остались в городе". На этом листе значились: "Астролябия" и "Башмаки".
  В дверь раздался тихий стук. Марк заглянул под кровать, - росомаха прислушался, принюхался, чуть шевельнул ухом, но особой тревоги не высказал.
  Марк открыл.
  За дверью оказался отец Нисы в промокшем до нитки плаще. Архивариус.
  - Извините за беспокойство... - затоптался он на пороге. - Но давно хотел посетить Вашу замечательную мельницу. А сегодня на удивление безопасный день, льёт и льёт, все попрятались. Такого никто не припомнит, и ни в одной хронике нет...
  - Вы к печке, к печке проходите, - пригласил Марк. - Труба горячая, быстро плащ подсушит. Горяченького м-м-м..., компота..., хотите?
  - Не откажусь, - улыбнулся лис.
  Он присел к столу, за которым работал Марк, принял кружку и лепёшку. Пробежал глазами выписки, кивнул.
  - О да, теперь я тоже склонен думать, что Артефактом был либо перстень, либо пояс, либо фонарь. До нас дошли отголоски преданий, что печать пророка - именно этого перстня-печатки - оттиснута на Предсказании. Была.
  - Ну так значит, это перстень - и дело с концом! - обрадовался Марк и быстро поправился: - То есть, делу - конец, хотел я сказать.
  - Увы. По другим преданиям, неразрывно связаны Круг Безумия и застегнутый пояс пророка.
  - А где узнать поподробнее? - заинтересовался Марк.
  - Боюсь, только с моих слов. Гис в ярости спалил эти документы. Они вызвали его раздражение своей туманностью. Ведь было и третье смутное предание, о том, что фонарь пророка освещает истинную суть и гонит звеРрюг вспять. Я думаю, что это были шутки Хранителей: очень в духе оленей, напустить туману и наслаждаться. Вы знаете, это ведь очень давняя история о том, как волки обиделись на оленей. Именно волки передали городу башмаки пророка и астролябию. Они надеялись стать хранителями - но, опасаясь их несговорчивого нрава, звеРри предпочли оленей. Было ли это лучше для ЗвеРры - до сих пор непонятно. Олени, мало того, что обошли волков, так ещё и святынями распорядились совершенно по-своему. Астролябию отдали соболям, для нужд звездочётов, и это ещё можно понять, но башмаки! Башмаки разделили, один подарили нам, лисицам, второй оставили в Оленьем Дворе, но по пышности церемоний обряды с башмаком и близко не стояли к тому, чем окружали Артефакт. Волки обиделись
  - Получается, олени подначили волков? - перебил архивариуса Марк. - Умышленно оскорбили?
  - Боюсь, олени даже не заметили, что нанесли волкам несмываемую обиду, - объяснил лис. - Они поступили так, как сочли нужным поступить, а то, что в городе есть ещё звеРри, равные, вообще-то, им по положению - оленям и в голову не пришло. Они же никого не замечали.
  Марк вздохнул. Это он уже слышал много раз. А требовалось что-то новенькое, чтобы сдвинуть поиск с мёртвой точки. Из новенького была пока только история о башмаках.
  - А ведь главарь волков башмаки не признал! - вспомнил Марк. - Диса сразу узнала, а этот нет.
  - Ничего удивительного, - улыбнулся понимающе лис. - Их так уязвило избрание оленей и судьба святынь, что они предпочли всё забыть. И забыли. В городском архиве хранились прелюбопытнейшие записи. Пока Гис там не побывал...
  Марк подлил архивариусу Птекиного отвара. После второй кружки отвар уже не казался трава-травой, язык отыскивал в нём приятные вкусовые нотки.
  - А почему Ниса так любит вышивать мышей? - спросил он.
  - Потому что лиса, наверное... - улыбнулся архивариус. - Зов крови, мышковать хочется. Вы знаете, у вас так странно пахнет...
  - Это носки, - смиренно признался Марк, но потом вспомнил, что носки сушатся на чердаке, и поправился: - Это росомаха.
  - Чего? - недовольно пробурчали из-под кровати.
  - Ничего, Графч, спи. Нисин папа в гостях, - объяснил Марк. - Ниса, которая мышь вышила.
  - Она красивая, - прозвучало из-под кровати. - И умная.
  Марк с лисом переглянулись и молчаливо решили, что росомаха похвалил Нису. А не дохлую мышь на вышивке.
  - А астролябия, и правда, замечательная! - признался архивариус. - Я её впервые вижу так, в натуральном виде. Только с изображениями знаком.
  Марк снял астролябию с гвоздя, поставил на стол перед архивариусом. Тот длинными пальцами ласково погладил обод, прошёлся по причудливой гравировке градусной шкалы.
  - Эх, если бы сейчас была ночь, и небо ясное, мы могли бы поопределять высоту звёзд... - мечтательно сказал лис. - Вы знаете, как это делается?
  Марк виновато покачал головой.
  - Хоть я и Полярная Звезда всея ЗвеРры - увы...
  - Вот эту штуку - её зовут алидада - показал архвариус на подобие стрелки, - одним концом направляют на звезду, а второй конец нам покажет на шкале высоту определяемого объекта. Просто и гениально.
  - Ага... - поддакнул не очень-то понявший Марк. - Офигенная штука. Только никак я не пойму, пророку-то она зачем? Он же не моряк в конце концов.
  - Говорят... - архивариус поднял астролябию за кольцо, покачал ею, как маятником, - говорят, что святой отец мог измерить ею высоту звезды каждого человека. И сказать, насколько низко она стоит.
  - "Насколько низко" - слова, прекрасно характеризующие пророка, - буркнул Марк. - "Насколько высоко", как я понимаю, его меньше всего интересовало. Кстати, я в ЗвеРре не вижу птиц. Кроме домашних.
  - Пояс Безумия не пускает.
  - К птицам, как и к людям, у святого человека были какие-то претензии?
  - Вряд ли, - совершенно серьёзно сказал архивариус. - Скорее всего, просто так получилось.
  Из кухни появился взъерошенный Птека. Вооруженный поленом. Увидев гостя, засмущался, спрятал полено за спину.
  - А я слышу - голоса здесь... - сбивчиво пояснил он. - Доброе утро. То есть день.
  Архивариус учтиво склонил голову в ответ.
  - Ваше питьё, уважаемый Птека, бодрит на удивление.
  - Это можжевеловая вода, - обрадовался польщённый Птека, положил полено на пол. - С боярышником, шиповником и другими травами. Наш старинный семейный рецепт.
  - Пожалуй, я бы не отказался его узнать. Когда приходится работать ночами с бумагами - подобный напиток незаменим.
  Птека растерялся. Было видно, что он вспоминает, сколько дней ещё отпущено ЗвеРре до того момента, когда Безумие рванет в городе и всем станет не до можжевеловой воды.
  Лис это заметил.
  - Разумеется, после полнолуния, - вежливо добавил он. - Если всё обойдётся. Точнее - когда всё обойдётся.
  - Вы в это верите? - стало любопытно Марку.
  - Почему бы и нет? - усмехнулся лис. - Мне приятно в это верить. Тем более, что моя вера подтверждается. Одно из подтверждений - на столе.
  - А есть второе подтверждение?
  - Есть, - кивнул лис. - За окном. В ЗвеРре никогда не было таких дождей. Что-то сдвинулось с места и определённо меняется. Думаю, хуже, чем сейчас есть, не будет.
  - Но я не знаю, куда шагнуть дальше, - признался Марк. - Ну, очертился круг вещей, среди которых прятался Артефакт, - и что? Я словно в ваш треклятый Круг Безумия носом упираюсь, ни туда, ни сюда.
  - Дальше - думать.
  - У меня голова пухнет, - мрачно хлебнул можжевеловой воды Марк. - У нас есть поговорка "пусть лошадь думает, у неё башка большая".
  - Ничего, это пройдёт, - пообещал лис. - Первые два человека были съедены слишком рано, мы не узнали, кто они. Третий человек был учеником, студиозусом. Четвёртый - военным, командором, пятый - политиком, мудрецом. А кто ты, Марк?
  - Не скажу! - отрезал Марк. - Если ЗвеРра устоит - она устоит, кто бы я ни был. Ну а если гикнется, тем более разницы для неё не будет, кого конкретно она слопала после ученика, вояки и политика.
  - Но ты не ученик, не мудрец, не военный...
  - Ага. А ещё я не врач, не учитель и не слесарь-сантехник. И ещё много кто "не" - подтвердил ехидно Марк. - И это моя маленькая злобная радость - заставить ЗвеРру поломать голову, кто ж я. Такая своего рода ответная плюха за то, что меня, не спросясь, дернули сюда и велели разбираться неизвестно с чем. Так что я тоже загадочный - ничего личного.
  Архивариус молча кивнул.
  Марк немного остыл и спросил миролюбиво:
  - А где тело этого мудреца, который пятый? Я видел третьего и четвертого.
  - Он у нас, лисиц. Как-то так решили, что раз военный лежит у зубров, мудреца приютят лисы.
  - Что-то мне подсказывает, что шестому человеку только на подвал птекиных родственников и можно рассчитывать, - заключил Марк. - Все приличные склепы уже заняты приличными людьми. А мудрец до чего доискался?
  - Мы не знаем. Около Оленьего Двора на него напали ласки. Теперь-то понятно, откуда они там были, но тогда никто не сообразил, что резиденция Хранителей не пустует. Решили, что это просто судьба...
  Архивариус прислушался, принюхался.
  - В дождь всё пахнет сильнее, - сделал он вывод. - А вот олени, к речам о резиденции, держали в своём Дворе кладовую благовоний.
  - Я знаю, - отмахнулся Марк.
  - Я к тому, что можно оттуда палочек принести, - немного смущенно сказал архивариус.
  - Я уже ничего не чувствую, - признался Марк. - Привык. Хотя...
  - А ещё нас подслушивают, - ровно продолжил лис. - Кто-то снаружи, у восточного окна.
  Марк от стола, а росомаха из-под кровати одновременно бросились к окну, столкнулись. Марк дёрнул створки - неизвестный, замерший на мокрой стене, отпрянул и исчез, съехав по мокрой веревке. Только и видели.
  У росомахи глаза хищно загорелись, он перемахнул через подоконник, вцепился в веревку и тоже понесся вниз.
  Марк обернулся, чтобы спросить у архивариуса, как тот смог почувствовать гостя за окном раньше росомахи, но обнаружил, что и лиса уже нет. Покинул мельницу, не прощаясь.
  - Вот чёрт! - не сдержался Марк. - И этот испарился.
  Он подошёл к западному окну, глянул: лестница была пуста. Дождь намывал ступеньки.
  - Даже пирога не дождался, - удивился Марк. - Ну и, собственно говоря, пророк с ним. Больше достанется.
  По ступенькам устало поднимался росомаха. В зверином облике.
  Через несколько мгновений он толкнул дверь и мокрой, грязной шваброй ввалился в комнату. Оставив дверь полуоткрытой, молча заполз под кровать и заснул, не желая обсуждать неудачную погоню.
  Из кухни просачивались умопомрачительные запахи: пирог уже пёкся.
  Марк закрыл окна и двери, сел к столу и принялся снова разглядывать изображения одноглазого пророка, думать и сопоставлять.
  - Волки обиделись... - бормотал он себе под нос. - Волки обиделись и забыли... Обиделись, что их дары не оценили... Так обиделись, так обиделись...
  Из кухни поднялся Птека, торжественно неся блюдо с пирогом.
  Водрузил блюдо на южный стол.
  - Где сегодня ночевать будем, как думаешь? - спросил его Марк.
  Птека неторопливо разрезал горячий пирог на части.
  - У нас дома... - мечтательно предположил он. - Грибов нажарим...
  - Увы, - оборвал его мечты Марк. - Заночуем мы у волков: смиренно попросимся на постой. Заверни полпирога с собой: угостим хозяев Волчьих Башен. Графч, ты пойдёшь с нами?
  - Нет! - обиженно прозвучало из-под кровати. - Скараулю гада. А вы идите.
  - Договорились. Жаль только, дождь не кончается.
  - Скоро закончится... - угрюмо пообещал росомаха. - Снегом.
  Наевшись пирога до отвала, Марк стал готовиться к очередной ночи. Карту, тетрадь сложил в полосатый рюкзак. Слазил на чердак за влажными носками.
  Птека упаковывал еду.
  Дождь лил, как окаянный.
  Марк высунул нос за дверь мельницы, присматриваясь и собираясь с духом.
  Вечер надвигался, пора было идти. Марк натянул вязаный жилет, рюкзак спрятал под зубровый плащ, надел и полосатую шапку под капюшон. Птека, блистая шубой, баюкал у груди тючок с запелёнутым пирогом. Набаюкавшись вдоволь, убрал пирог в мешок.
  Росомаха наполовину выполз из-под кровати и, валяясь на половичке (всё то же вязаное изделие трудолюбивых птековых родственников) с интересом наблюдал за сборами.
  - Ну всё. Пока, Графч! Удачной охоты!
  - И тебе! - откликнулся росомаха.
  Марк толкнул дверь и вышел под дождь.
  Приближение ночи чувствовалось: стылая сырость царила вокруг. Если утром бушевала яростная летняя гроза, то сейчас зябкий осенний дождь вперемешку со снегом заливал-засыпал ЗвеРру, обещал скорую зимнюю стужу.
  Марк в очередной раз подивился сегодняшним гостям, не поленившимся навестить его по такой погоде, как лису, так и тайному соглядатаю.
  Плащ его мигом отсырел и отяжелел, давя на плечи. Марк вздохнул, приказал себе не обращать внимания ни на снег, ни на дождь, и зашагал по берегу. Вниз по течению реки.
  Птека спешил за ним, изредка поскальзываясь на мокрых камнях. Он не спрашивал, куда они идут, хотя видел, что путь к Волчьим Башням Марк избрал довольно извилистый.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  Ночь первая
  
  
  
  ...За спиной у Марка сеял снег. На воду, на берег, на мокрые камни. Впереди чернели развёрстые недра Могильников. Новорождённый месяц в этот раз была закрыт тучами, некому было заглядывать в световоды. Из недр горы сочилась мгла.
  Марк пнул мелкий камушек кроссовком и фыркнул.
  - Я тут подумал, - объяснил он Птеке, - что ничего своего у меня сейчас нет. Плащ - зубров, рюкзак - твой, карта - жабкина, светильник у Илсы позаимствовал. Вылитый бомж.
  - Нам обязательно... Туда? - шепотом спросил Птека.
  - Не бойся, далеко мы не пойдём, - пообещал Марк. - Держись за мной.
  Он высвободил рюкзак из-под плаща, достал светильник и запалил. Свету получилось немного - зато темнота вокруг недобро оскалилась. Птека сильнее сжал мешок с пирогом, съёжился.
  Шаг, ещё шаг, ещё шажок.
  Они снова вышли в зал Лунного волка. Стояла замогильная тишина. И холод.
  Огонёк высветил укрытое плащом тело третьего человека. Марк аккуратно обошёл его, приближаясь к волку.
  Лунный волк замер на гранитном ложе. Он был не то во сне, не то в оцепенении. А может быть, бродил сейчас по тёмным полям. Глаза волка были полуприкрыты и не светились.
  Марк поднял светильник повыше, чтобы лучше видеть. Птека же, наоборот, постарался никуда не смотреть, кроме как на кроссовки Последней Надежды.
  Огонёк светильника трепетал мотыльком. Марк приблизился почти вплотную к Лунному волку, тронул его за лапу, покоящуюся на черепе. Волк не очнулся. Каждая его шерстинка казалась выточенной из белого нефрита. Чёрные гагатовые когти вонзались в костяное темя.
   Марк вручил светильник Птеке, весьма бесцеремонно вытащил череп из-под лапы волка, покачал его на ладони, словно футбольный мяч, сунул в полосатый рюкзак, забрал светильник и направился к выходу.
  Уже на пороге Могильников, набрасывая на голову капюшон, он довольно сказал:
  - Тыкс, одно дело мы сделали. Всё ж таки не с пустыми руками теперь идём.
  У Птеки от переживаний перехватило горло, поэтому он только закивал в ответ, не решаясь спросить, зачем понадобилась эта кража.
  ...Они пошли прочь от Могильников, оставляя на сыром, набухшем снегу тёмные провалы следов.
  Птека оглянулся на скалы, черпнул ладошкой снежных хлопьев, слизал их.
  - А если волк нас догонит? - хрипло спросил он.
  - Не думаю, - голос Марка звучал спокойно и умиротворенно. - А потом, мы же не навечно череп взяли, можем и вернуть. Так, звеРрей попугаем. Не всё же им нас пугать...
  Марк повёл плечами, потянулся и с удовольствием принюхался. Пахло снегом, мокрой шубой Птеки. И тихонько витал в воздухе вызывающий аромат пряных духов. Он был еле ощутим.
  - Диса, вылазь! - разоблачил чернобурку Марк.
  Темнота около скал уплотнилась, - из-под прикрытия выступила Диса. Пошла рядом.
  - Я тебя охраняю! - как ни в чём не бывало, заявила чернобурка.
  - Ты подглядываешь и подслушиваешь, - равнодушно отозвался Марк. - Учись говорить правду перед концом света.
  Диса промолчала.
  Марк подумал, что Илса где-то там, либо у себя, либо в Лисьих Норах. Пахнет яблоками, лёгкими шагами и озорной улыбкой. И одуванчиками. Наверное... А ведь он совсем забыл в суматохе последних событий, что птековы родичи уже сделали для неё рюкзачок...
  - Мы - к волкам! - пискнул Птека, видимо надеясь, что Дису это известие отпугнёт.
  - С чего бы вдруг? - нарушила молчание Диса.
  - Ночевать идём, - невозмутимо отозвался Марк. - Боимся. С волками у тебя отношения такие же тёплые, как и с зубрами?
  - Ещё хуже! - гордо сказала Диса. - Но всё равно, я с вами.
  - Всяк сходит с ума, как ему вздумается, - пожал плечами Марк.
  
  ***
  
  Волчья Пасть пахла остро отточенным железом, несовместимым ни с яблоками, ни с чувственными ароматами.
  Продрогший Марк задубасил по воротам:
  - Ваша Последняя Надежда на пороге! Открывайте. Пора.
  Волки, похоже, шутки не поняли.
  Дверь, прорезанная в огромной створке ворот, открылась неохотно, чуть ли не со скрипом. Несмотря на поздний час, Пасть бодрствовала, волки не спали. Пламя факелов было багровым, привратники - угрюмо сосредоточенными.
  - Шестой человек добровольно кладёт голову в волчью пасть... - обожгло ухо Марку горячее дыхание чернобурки. - А глазки-то у них нехорошо поблёскивают.... Посмотри, посмотри, особенно у правого...
  Марк, не слушая, шагнул.
  И остановился.
  Волки застыли стеной, не собираясь пускать его в башню. За их спинами лязгала холодным железом в холодной ночи башня Волчья Пасть, а на вершине её разгорался сигнальный костёр.
  Раздвинув привратников, на снег перед башней ступил главарь волков. Холодный и отчуждённый, как остро отточенный клинок.
  - Ты принёс Артефакт, шестой человек? - спросил он ровно, глядя мимо Марка.
  - Я принёс череп из Могильников, - так же ровно ответил Марк.
  - Это не Артефакт, - равнодушно сказал волк. - Уходи. Ты опоздал. Волчьи Башни закрыты. Отныне мы убьём каждого, кто к ним приблизится.
  - Рановато. Ещё луна не полная, - заметил Марк.
  - Всё равно. Осталось несколько дней, какая разница - когда. Мы начали сейчас, - отчеканил волк.
  - Ага, сколько волка не корми, - потёр озябший нос Марк. - Значитца так вы решили...
  - Да. Так.
  - Ну что ж, спасибо за гостеприимство, - поблагодарил Марк. - За доброту, за ласку.
  Главарь промолчал. Волки отступили под своды привратной арки. Скрылись в проходе.
  Пылал сигнальный огонь на верхушке Пасти, вспыхивали костры на остальных Волчьих Башнях. Лязгнули запоры на воротах.
  Марк повернулся, собираясь уходить. Кто-то из волков тихонько завыл за спиной.
   А перед Марком, там, где заканчивалась зыбкая ночная тень башни, и тонкая луна освещала новорожденный снег, стоял, неразличимый под плащом, и терпеливо ждал окончания беседы с волками тот, кто не нападает со спины. Башня указывала на него, целилась тенью, словно тыкала пальцем, но...
  Одно Марк знал наверняка: волки не откроют. Не выйдут, не защитят. Они поставили точку в поисках Артефакта. И он, Марк, как был для них пустым местом, пустым местом и остался. Волки сыграли на опережение.
  ЗвеРрюга, не спеша, откинул капюшон, развязал завязки плаща у горла. Плащ опустился на землю. Охваченный Безумием перетёк в свою звериную ипостась и Марк узнал его: кабан. Тот самый.
  Защищаться было нечем, убегать некуда. В голове промелькнул бодрый, смешной, жизнерадостный мультик про то, как он, Марк с кабаном на пару гоняются друг за другом вокруг Волчьей Башни на радость окружающим.
  Кабан медлил. Цедил, растягивал последние мгновения наслаждения. Последние минуты жизни Последней Надежды ЗвеРры.
  Марк откуда-то знал, что чувствует его убийца: кабан встретил его первым около Зубрового Замка, он же оборвёт его путь по ЗвеРре. Поставит точку в поисках Артефакта. Завершит историю проклятого города и начнёт эру Безумия, когда все против всех. И кабан тоже знал, что волки Марка больше не пустят в башню, даже если тот будет умирать под дверью. И это было ему слаще всего.
  - Свинья ты, свинская, - негромко и устало сказал Марк, оборачивая левую руку плащом и доставая нож.
  Единственное, что ему оставалось, - дождаться кабаньего броска и в последнее мгновение отпрянуть в сторону. Если получится, если не снесут и не затопчут сразу. И сыграть напоследок в гладиатора.
  Марк замер в ожидании. В груди было пусто. Кроссовки скользили - и это было плохо. Протекторы стоптались по каменным мостовым ЗвеРры, не были они рассчитаны на здешние дороги, не для таких игр были созданы.
  Чёрный, громадный кабан взвизгнул и сорвался с места. Длинная лунная тень понеслась рядом с ним по свежему снегу.
  Кабан налетел, Марк резко отскочил вбок. Недостаточно резко... Плотная туша задела его, отшвырнула на нетронутый снег. Птека бурой кочкой метнулся под ноги кабану, чтобы Марк успел подняться. И тоненько всхлипнул, когда кабанье копыто впечатало в землю его руку.
  Кабан встал, поводя головой, заново нацеливаясь на жертву. Фыркнул.
  Заплясал вокруг него стремительный чёрно-белый вихрь, дурманя, наводя морок, отвлекая. Распался на чернобурку и полярную лисичку, одна спереди кабана, другая позади. Чернобурка замаячила перед длинным рылом, резко крикнула, вскидывая руки - полярная одним прыжком взлетела звеРрюге на спину.
  Страшный, косматый кабан с лёгкой всадницей на холке оцепенел на мгновение. И упал, тяжело завалился наземь. Из-под левой лопатки торчала рукоять, обмотанная шершавой кожаной полоской. Неулыбчивая Илса спрыгнула на снег. С усилием выдернула из кабаньей туши тонкий, длинный кинжал. Убрала его в ножны. Волосы полярной лисички светились опалово-молочным светом.
  Кабан вздрагивал в последней агонии.
  Диса присела на корточки перед поскуливающим на снегу Птекой и невозмутимо ощупывала его руку.
  На Волчьей Башне погасли сигнальные огни.
  
  ***
  
  Обоюдоострый месяц переместился, перевёл гигантскую стрелку Волчьей Пасти на иное время.
  Марк поднялся, спрятал нож. В отбитом боку болело не на шутку, и снова заныла нога, раненая кабаном при первой встрече.
  - Спасибо, друзья мои, - сказал Марк. Получилось почему-то невыносимо пафосно, и потому гадко.
  - Всегда пожалуйста, - к счастью ехидно отозвалась Диса. - Мы же подсматриваем, подслушиваем...
  - Я был неправ, - покаянно признал Марк.
  - Ладно, забыли, - голос у Дисы был довольный. - Надо убираться побыстрее, пока волки не решили на охоту выйти. Да и звеРрика лучше лекарю показать. Предплечье уже опухает. Явный перелом.
  - Птека, ты идти можешь?
  - Могу, - мужественно ответил Птека, стоически переносящий осмотр Дисы. - А куда мы пойдём?
  Марк задумался. Отвести раненого Птеку к родичам? А доживёт ли он там до утра, раз волки поставили жирный крест на нём, Марке? Вернуться на мельницу? А если Птеке станет хуже?
  - К зубрам, - решил Марк, скинул со спины рюкзак, проверил, цел ли череп из Могильника. - Раскроем им глаза на всё, что подвернётся под руку. Дорога свободна, Кабанью Канавку теперь никто не стережёт. И лекарь там найдётся, - он помедлил и спросил: - Илса?
  - С Могильников за вами иду, - подтвердила полярная лисичка. - Дису заметил, а вот меня - нет. Мы же твои телохранители, помнишь?
  Марку было и стыдно, и смешно, и обидно немного, всё разом. Разоблачил, называется, чернобурку, во лжи уличил, - и не заметил полярную. Заморочили хитрюги, глаза отвели.
  Задерживаться у Пасти было незачем и они пошли прочь, стараясь отныне обходить Волчьи Башни седьмой дорогой.
  
  ***
  
  По пути Марк насвистывал "Любимый город может спать спокойно..." Наверное, от нервов. Тем более, что доля истины здесь была - к спущенным в водопад выдрам, закопанной в валежнике рыси и зачищённым в подвалах ласкам прибавился квартирант Кабаньей Канавки.
  На краю лощины, завидев Зубровый Замок на той стороне, мучающийся от боли Птека жалобно спросил:
  - А нас пустят?
  На душе у Марка стало очень неприятно после этого вопроса. Весь путь от Волчьей Пасти до Кабаньей Канавки он бился над загадкой: нужно ли стучаться в чьи-то двери, если ЗвеРра перешла за грань Безумия? Или волки правы - плюнуть на всё, забиться в угол и убивать тех, до кого дотянешься?
  Второй путь Марку нравился своей энергичностью. Всё незамысловато, определённо. Опять же, можно съесть, кого убьёшь. Только недолго это счастье продлится. Пока тебя самого не убьют и не съедят.
  - Откроют нам или нет, - дело десятое, - буркнул он. - А мы будем стучаться во все двери, которые нам нужны. Зубры помогали мне по мере сил, не буду оскорблять ни их, ни себя недоверием. Если я не прав, - конец всё равно один, раньше или позже.
  Он затарабанил висящей на цепи колотушкой в ворота.
  - В сторонку только отойдите, - попросил он Птеку и лисичек. - Чтобы не затоптали, ежели что.
  Из ворот выглянул старый знакомый - старший конвоя, приведшего Марка первый раз к зубрам.
  - О! - обрадовался он. - Марк! Живой, чудеса! Заходите.
  - Нам к главе, посоветоваться, - потеплело на душе у Марка.
  - Ну так пошли, он все равно не спит. Смелые вы, как я погляжу: ночью, да через Кабанью Канавку без сопровождения!
  - А куда деваться? - философски развёл руками Марк.
  Птека не удержался и похвастался:
  - Марк убил кабана. Возле Волчьей Пасти валяется. А мне кабан руку сломал.
  Зубр растерялся.
  - Ну, предположим, заколол его не я, а Илса на пару с Дисой. А остановил его ты. А меня он вообще снёс с дороги, как сноп сена, - внёс ясность Марк. - Так что я не причём.
  - Ни я, ни Илса, ни Диса не сделали бы того, что мы сделали, без тебя, - твердо сказал Птека. - Это ты его убил. С нашей помощью. Ведь правда? - обратился он к зубру, как к третейскому судье.
  Зубр задумался.
  - ЗвеРрик прав. Без тебя никто из них не выступил бы против звеРрюги. В лучшем случае - постарались бы убежать. Это хорошая новость.
  - Угу. И восьмой из рассказов о Маугли, - хмыкнул Марк. - Ты уж нас впусти, что ли... Птека еле стоит, а у меня ноги околели. Если ночи станут холоднее, - без пальцев останусь. Несмотря на весь свой невыносимый героизм.
  
  ***
  
  Когда они очутились за стенами Зубрового Замка, Марк почувствовал сильное облегчение: с момента ухода от Волчьей Башни ему казалось, что в спину смотрят, сверлят взглядом. Этот невидимый соглядатай мог быть кем угодно, от Лунного волка до мелкого звеРрюги.
  Старший конвоя сам проводил их в подвальный кабинет главы зубров. По пути Марк поглядывал на лисичек. Илса ничуть не изменилась, но Диса сейчас была паинька-паинькой, никаких тебе обтягивающих кожаных нарядов, меховых боа и высоченных сапог на острейших шпильках. Девочка-отличница в опрятной скромной шубке и старушечьих ботах. Марк уверился, что Диса не врала насчет своих сложных отношений с зубрами, раз сейчас побаивалась выглядеть вызывающе.
  - Бантик ещё нацепи, - шепнул ей тихонько Марк. - И фартук.
  Диса вопросительно выгнула соболиную бровь, но избежать соблазна не смогла: бархатный бантик таки украсил воротничок шубы. Хотя Марк имел в виду пышный бант на голову, как у примерной школьницы.
  В кабинете всё было по-старому, и стол, и огонь в камине, и глава зубров у стола, заваленного бумагами.
  - Привожу дела Зубрового Замка в порядок, - объяснил он ночным гостям. - Пока не утратил способность читать и писать. Располагайтесь друзья мои, у стола, рассказывайте новости.
  - Артефакт не нашли, кабана убили, - лаконично отрапортовал Марк. - Это в общих чертах. Я знаю секрет волков, - это о частностях.
  - Любопытно, - сдержанно отозвался главный зубр, складывая бумаги стопками и убирая в ящики стола. - Ну что ж, самое время открыть его ЗвеРре.
  В этот момент появился лекарь, вызванный старшим конвоя. Птеке отвели кушетку в нише. Лекарь осмотрел звеРрика, наложил шину и вручил больному огромную кружку целебного отвара. Через мгновение Птека, сражённый зельем, крепко спал.
  Лекарь взялся за Марка: ощупал ноющий бок и сообщил, что заживёт само. А раз принять сонного зелья ушибленный кабаном не желает, то медицина здесь бессильна. И ушёл.
  Марк дождался, когда главный зубр очистит стол от бумаг, и эффектно достал из рюкзака череп. Водрузил на скатерть.
  И зубр, и лисички были заинтригованы.
  - Так вот за чем ты в Могильники ходил... - присвистнула Диса. - А мы думали, ковыряешься в чреве третьего человека...
  - Простите, а зачем мне ковыряться в чреве третьего человека? - удивился Марк.
  - Ну-у, мало ли зачем, - развела руками Диса. - Ты же странный, так почему бы тебе не поковыряться? Но упереть череп у Лунного волка - это неслыханно, даже я бы не догадалась!
  - Ты много о чём не догадываешься, - огрызнулся Марк.
  Илса постреливала глазами то на чернобурку, то на Марка и молча улыбалась.
  - Да за эту костяшку Лунный волк нас живьём съест! - не унималась Диса. - Он же того, тоже как ты!
  - Вся ЗвеРра идёт не в ногу, одна леди Диса в ногу... - перефразировал известную поговорку Марк.
  Пока они препирались, глава зубров осторожно поднял череп и, держа его в огромной руке, стал рассматривать.
  "О, бедный Йорик!" - буркнул Марк: картинка на фоне пламени огромного камина получилась отменная - чеканный профиль зубра, рога надо лбом, потемневший череп на широченной ладони.
  Несколько ошарашенный зубр оборотился к Марку.
  - Совершенно верно, - подтвердил Марк, опережая невысказанный вопрос. - Глаза вас не обманывают. Познакомьтесь: основатель города, святой человек, одноглазый пророк собственной персоной. Точнее, его голова.
  Даже Диса не нашлась, что сказать.
  Потрясенный зубр рывком положил череп на стол.
  - Ты сошёл с ума...
  - Посмотрите на левую глазницу, - посоветовал Марк. - И на шрам. При жизни владельцу этого черепа прорубили надбровную дугу, вон какой нарост. Жив остался, но глаза лишился. Просто в истории ЗвеРры есть ещё одна маленькая деталь, которая не упомянута в хрониках и не занесена в архив: волки съели пророка. Неужели вы никогда себя не спрашивали, а чей, собственно говоря, череп держит в лапах Лунный волк? И зачем он ему, если разобраться.
  - Даже мысли не возникало... - призналась Илса.
  - И зря, - припечатал Марк. - Волки, конечно, на каждом углу об этом не кричат, но своей тайной весьма гордятся. Главарь волков меня так и предупреждал, чтобы я не совал свой нос куда не следует, мол тайны волков - это нечто особое и к пропаже Артефакта отношения не имеет.
  - Но как ты узнал?! - зубр снова взял череп, стал ощупывать левую глазницу.
  - Исключительно силой мысли, - хмыкнул Марк. - В ЗвеРре мне известны три изображения пророка. На всех трёх он благополучно отбывает из города в целости и сохранности. Что вполне логично. Но тогда, объясните мне, каким образом в число реликвий попали его башмаки? И астролябия? Уезжал он из гостиницы отнюдь не босиком. Зима ведь была. А потом эти вещи обнаружились у волков.
  - А может быть это совсем не те башмаки! - упрямо сказала Диса. - Мало ли на свете обуви!
  - Угу, и голова у пророка была запасная, - подтвердил Марк. - Он её подарил на память любимому детищу.
  - Волки не могли так поступить! - не сдавалась Диса.
  - А почему? - удивился Марк. - По мне - так даже справедливо. В порыве гнева он породил ЗвеРру, - ЗвеРра его и съела. В знак благодарности. Лично я - искренне рад.
  - А тебе-то какое дело? - изумилась чернобурка.
  - Самое прямое. Раз уж я тут у вас гощу. Мне лично очень приятно, что человек, благодаря усилиям которого я, в конечном итоге и попал сюда, не ушёл в своё время безнаказанным. Люди его, видите ли, не устроили. Нефиг проклятые города создавать.
  - Злой ты, Марк! - сообщила Диса.
  - Может быть, - согласился Марк. - Но я себе нравлюсь.
  - Мне ты тоже нравишься, - улыбнулась Илса. - Разрушил всю нашу историю, вынул её краеугольный камень. Это - захватывающе!
  - Вы что, Безумия хватанули?! - возмутилась громко Диса. - Илса, опомнись, что тут захватывающего? Лучше бы он так лихо Артефакт искал!
  Глава зубров отложил череп и задумчиво сказал:
  - Это всё в корне меняет... Нужно созвать совет звеРрей города.
  - Ничего это не меняет. Вообще. Волки с сегодняшней ночи окопались в своих Башнях и им теперь глубоко плевать как на ЗвеРру целиком, так и на отдельных её горожан в частности, - объяснил Марк. - В том числе и на пришлых Полярных Звезд. Теперь, боюсь, пойдёт цепная реакция.
  - Что пойдёт? - не понял глава зубров.
  - Все начнут подражать волкам, и паника охватит город куда раньше наступления полной луны.
  - Лисы не такие, - неуверенно сказала Диса. - Лисьи Норы не станут подражать Волчьим Башням.
  - Ага, как же. Это я в колокол намедни трезвонил, - обозлился Марк. - Твои распрекрасные лисы, по-моему, уже давно чище волков окопались за своим забором. Разве что не убивали пока, - но погоди, стоит кому-нибудь начать. Вот узнают в городе, что волки не стали дожидаться полнолуния - и беспредел начнется...
  - Уже нет никакой надежды, что ты его найдёшь? - спросил глава зубров.
  - Не знаю! Я иду по следу. Но куда он ведёт, тот след... Задача с самого начала была невыполнимой, чего уж скрывать.
  - Почему это ты так решил? - возмутилась из чистой вредности Диса. - Прекрасно выполнимой!
  - Да-а? Назови мне тогда, пожалуйста, лиц, с честью выполнивших столь трудную миссию. Имена этих героев должны быть известны каждому, - предложил Марк.
  Илса, не обращая особого внимания на пререкания Марка и чернобурки, потёрла ладошкой нос и спросила:
  - А кто узнает, что волки не стали дожидаться полнолуния?
  - Как это кто? Все, - не понял вопроса Марк.
  Илса улыбнулась.
  - Я тоже смотрела, как волки дают тебе от ворот поворот, и помню слова главаря волков. Он сказал, что волки будут убивать всякого, кто приблизится к башням. А зачем к ним приближаться? Раз волки заперлись по своим бастионам, пусть и сидят в гордом одиночестве. Зачем городу знать, что они решили не ждать полнолуния? Кто кроме нас знает, что волки на грани Безумия?
   - Гениально, - потрясенно признался Марк.
  Глава зубров полностью разделил его потрясение:
  - Это настолько неожиданно, что может сработать. Но рано или поздно кто-нибудь подойдёт к башням - и всё раскроется.
  Илса покачала головой.
  - А это впрямую зависит от наших действий. Сегодня мы узнали две новости. Первая - волки не дождались полнолуния и заперлись в башнях, потому что не верят в нахождение Артефакта. Вторая - голова пророка хранится в Волчьих Могильниках. Давайте сделаем так, чтобы вторая новость помогла нам бороться с первой.
  Она замолкла, собираясь с мыслями.
  - Ты продолжай, продолжай! - поощрил Марк. - Мы все во внимании.
  - Я вижу это так: нужно, чтобы ЗвеРра как можно быстрее познакомилась со второй новостью. Когда все узнают, что волки в начале ЗвеРры убили пророка и поместили его голову в Могильники, а шестой человек всё это раскрыл, никто уже не удивится тому, что волки заперлись в своих башнях и знать никого не желают. Таким образом, какое-то время, может быть и небольшое, но мы выиграем. Башни будут обходить далеко стороной - ещё бы.
  - Лисы всегда были самыми умными в городе, - изрёк зубр. - И не напрасно. Я постараюсь, чтобы ЗвеРра узнала, что рассказал мне шестой человек.
  - Вы покажите своим зубрам череп и посовещайтесь с ними. Скажите, мол, человек говорит то-то и то-то, но этого же не может быть! Пусть сами его посмотрят, пощупают... И убедят вас, что слова Марка - правда, - посоветовала полярная лисичка. - Так новости быстрее расползутся из замка...
  - Все кругом умные, аж страшно делается, - ревниво сообщила в пространство Диса. - И почему мы тогда в таком переплёте?
  Илса только ухмыльнулась лукаво.
  - Потому что Артефакт спёрли, - объяснил чернобурке Марк. - Не слыхала разве? Жаль, Птека у нас отключён. Через него звеРрики бы быстро узнали... Хотя о чем я говорю? Как рассветёт - надо первым делом послать за его родичами, чтобы они унесли Птеку домой. Если придут Фтека и Гтека - полгорода еще до обеда будет в курсе, что голова пророка хранится у главы зубров на каминной полке.
  - Не надо меня нести... - сонно отозвался с лежанки Птека. - Я и сам дойду... А Фтека с Гтекой болтуны, да...
  Все переглянулись и заговорили тише.
  - Но неужели в поисках Артефакта совсем нет новостей? - почти жалобно спросил глава зубров.
  - Есть предположения, что это был либо пояс, либо перстень, либо фонарь пророка, - нехотя признался Марк.
  - А давайте соберём все фонари, пояса и перстни в городе, - не моргнув глазом, предложила Диса.
  - Как? - поинтересовался Марк.
  Диса не успела ответить, - в кабинет вошёл, почти ворвался один из зубров с новостью:
  - Вокруг замка - волки!
  
  ***
  
  Плыл над ЗвеРрой тонкий месяц. Над чёрным лесом, над окутанной туманом рекой, над затаившимся городом.
  В городе двойной диадемой светились огни Волчьих Башен, - костры на башнях снова зажглись.
  Волки в зверином обличье стекались к Зубровому Замку, пересекали Кабанью Канавку, вымахивали на возвышенность. И окружали стены серым частоколом, замирая изваяниями вокруг. Волков становилось всё больше и больше.
  Напуганные зубры приникли к бойницам. Что делать - было непонятно. Ждали главного зубра. Особенно всех страшило, как легко волки распростились с человечьим обликом. В ЗвеРре давно шептались: волки позволяют себе то, что никто не может позволить, нарушают правила как писаные, так и неписаные. Теперь можно было не шептать.
  Марк, главный зубр и лисички вышли на стену как раз к моменту, когда появилось центральное действующее лицо.
  Лунный волк медленно ступал по тропе. Поднялся из ложбины, подошёл к воротам и лёг напротив. Волки, как по команде, тихонько завыли. Вой кольцом окружил замок. Уставали одни - подхватывали другие. И так без конца. Ныло сердце от этого воя.
  Лунный волк, блистая каждой шерстинкой, лежал у ворот.
  Он был спокоен. И неотвратим, как время.
  - Это война? - спросил не то себя, не то Марка главный зубр.
  - Не думаю, - отозвался Марк. - Похоже, они пришли за головой пророка. Разобрались, наконец, что я им принёс несколько часов назад. Или Лунный волк объяснил. Сейчас же ведут психологическую атаку. Пугают, то есть. Как бы то ни было, а лезть на приступ - им тоже резону нету. Зубы о камни обломают.
  - А что нам делать? - озадаченно спросил зубр.
  - Если вой раздражает - вернуть им голову, да и дело с концом, - беззаботно махнул рукой Марк. - Вы же не собираетесь, и правда, держать её на каминной полке? Полюбовались - и достаточно.
  - Значит, план Илсы провалился?
  - Почему провалился? - вмешалась полярная лисичка. - Наоборот. Если волки, и правда, пришли за головой пророка, то лучшего подтверждения правоты Марка и не найдешь. Теперь уж точно весь замок знает. Без наших усилий. Видите, как удачно всё обернулось.
  - Это хорошо, но я тебя, Марк, не пущу к ним, - качнул рогатой головой главный зубр. - А вдруг убьют? И сам, честно признаться, боюсь выходить. Звериной стороной своей боюсь... Давай голову со стены спустим! В корзине.
  Марк не успел ничего сказать.
  - Не надо со стены. Я им отдам, - усмехнулась Диса. - Сама. Пусть подавятся.
  
  ***
  
  Сверху было прекрасно видно, как из ворот, склонив голову, вышла одинокая женская фигурка.
  Диса не преминула воспользоваться моментом и подобрать облик подстать событию. Длинные полупрозрачные одеяния колыхались при каждом шаге, струились и ниспадали. Прекрасная и трагичная дева, дыша шелками и туманами, ступала в пасть волкам. Чуть ли не босиком, для пущей печальности.
   В руках чернобурка держала большое серебряное блюдо, на котором темнел череп раздора.
  Глава зубров застыл с копьём наготове. Он сказал, что сумеет попасть, если что. Марк не очень в это верил, но в одном был убеждён: сегодняшнего представления не было бы, не убей Лунный волк безумного лиса у Оленьего Двора.
  Диса не шла - плыла через пелену волчьего воя, словно острый месяц сквозь тучи. Вились шарфы и вуали.
  Лунный волк медленно поднялся ей на встречу с истоптанного снега.
  Диса подошла почти вплотную, протянула вперёд, к волку, тонкие руки. Картинно наклонила блюдо... Бурый щербатый череп сдвинулся с места, съехал к краю, сорвался - и плюхнулся на снег.
  Чернобурка круто развернулась, взметнув вихрь вуалей, и пошла в замок. Теперь даже спина её источала презрение к волкам.
  Единый вой распался, зазвучал вразнобой, а потом вообще растерянно утих. Волки снимались с мест и тянулись к Лунному зверю. Нюхали лежащую на снегу святыню. Сбивались в стаю.
  - Актриса, - буркнул неодобрительно Марк. - А как бы кинулись?
  - Мне интересно другое... - пробасил главный зубр, прислоняя копье к стене. - Как они голову унесут?
  - На трех лапах уковыляют, - хмыкнул Марк. - А одной прижмут к груди.
  Волки решили этот вопрос проще: главарь оборотился человеком. Подхватил мёртвую голову и направился вслед за уходящим Лунным волком.
  - Шурует туда-сюда и глазом не моргнёт! - неодобрительно высказался Марк о превращениях главаря. - Чище иного звеРрюги...
  Волки, один за одним, бесшумно исчезали в тёмной ложбине.
  
  ***
  
  Диса, закутанная по горло в пышные меха, стояла у лестницы, поджидая Марка и Илсу. С любопытством рассматривала вьющуюся по краю блюда чеканку, обитателей замка же подчёркнуто не замечала.
  - Я так испугалась, аж кушать хочется, - томно протянула она, водя пальцем по ободку.
  Глава зубров намёк понял, и в подвальный кабинет принесли еды.
  Когда тарелки и блюда расставили на столе, Птека сонно сказал с лежанки:
  - Марк, пирогом угости...
  - А ведь и верно! - вспомнил Марк. - У тебя же в мешке пирог. Мы его волкам взяли, а оно вон как всё закрутилось. Чихали они на наши пироги, променяли его костяную голову, им же хуже.
  Птекин пирог присоединился к явствам на столе.
  И потёк неспешный ночной разговор.
  - Ты ни разу не был ни у соболей, ни у лосей, - заметил глава зубров.
  - Не был, - сознался Марк.
  - Почему?
  - Пока не придумал, что мне у них делать. Просто придти и спросить, не они ли спёрли Артефакт - глупо как-то... Придти осмотреть их дома - я не спец по обыскам.
  - Но ты же нашёл голову пророка! - удивился зубр.
  - И что? Голова пророка - это не Артефакт. Это вообще побочный эффект моей деятельности. И краеугольный камень вашей истории я вынул совершенно случайно. Мышка бежала, хвостиком махнула...
  - Куда бежала? - заинтересовался зубр.
  - Мимо бежала. В неизвестном направлении. По своим делам, - отрапортовал Марк. - В принципе, куда бы она не бежала - важен результат махания хвостиком. То же самое с походом по домам звеРрей. Перстни, фонари и пояса собрать, как предлагает Диса?
  - А почему нет? - скосила глаза чернобурка. - Тебе они обязаны всё отдать.
  - А если это не пояс, не перстень, не фонарь? Что-то совершено иное?
  - Почему ты всё усложняешь? - возмутилась Диса.
  - Я усложняю? - округлил глаза Марк. - Мне вручили чудесное поручение из серии "наносите воды решетом". В таких условиях приходится быть готовым ко всему.
  - Проще говоря, ты боишься выставить себя дураком, придя к тем же соболям, - подытожила Диса.
  - Я давно уже хожу тут у вас главным дурнем, - улыбнулся ей Марк. - Этим нас не напугаешь. Вот когда пойму, что искать, тогда и пойду.
  - Да-да, к тому времени все звеРри, не только волки позапрутся по своим домам, - ехидно поддакнула Диса.
  - Это было бы не самым плохим вариантом, - хмыкнул Марк. - Пересидели полную луну по погребам - и снова на солнышко.
  - Только не в ЗвеРре! - отчеканила Диса. - Тут любят кровь.
  - Не все. Некоторые, как я понял, любят жареные грибы и вязание.
  - Некоторые и траву любят! - запальчиво возвразила Диса, осеклась и бросила взгляд на зубра.
  Тот сделал вид, что ничего не слышал.
  В камине рассыпалась на угли коряга, тлевшая всю ночь напролёт.
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Утром все разбрелись в разные стороны.
  Марк шагал из Зубрового Замка в гордом одиночестве. Птеку оставили спать в кабинете главы. Лисички отправились домой: понесли новости в Лисьи Норы, чтобы к обеду город переполнился противоречащими друг другу вестями.
  Марк не верил, что росомаха укараулил неизвестного. Хотя бы потому, что причин для возвращения тайного соглядатая не видел: что такого принципиально нового мог бы узнать, вернувшись ночью, таинственный незнакомец? Ничего.
  Утреннее солнце снова всё перевернуло вверх дном, согрело ЗвеРру, съело ночной снег на завтрак.
  Представить, что несколько часов назад тут, на снегу, сидели волки, освещаемые растущей луной, - было очень сложно. Марк даже прогулялся вокруг замка, попинал кроссовками мелкие камешки.
  Пахло сеном. Какие волки? Какие черепа? Тишина и благодать, сонное утро, только что парного молока не хватает и петушиных криков.
  Марк пожал плечами, прихрамывая, стал спускаться к Кабаньей Канавке.
  И опять странно - Кабанья Канавка - вот она, а кабана нет, территория очищена.
  Он постоял на мостике, покидал щепочки в воду. Смотрел, как их уносит к ЗвеРре-реке. Настроение было самое что ни на есть философическое. Хотелось рыбачить. И настоящего чаю. Не звеРрских травяных отваров.
  - Эх, был бы чаёк, я бы понял, кто тут шалит... - пробурчал Марк себе под нос. - Чаю хочу и всё тут!
  Скинул кусок коры, полюбовался на него и пошёл себе дальше. Поднялся из лощины, пересёк пустошь и вышел к ЗвеРре-реке.
  Сказка продолжалась. Чистенькая мельница стояла над рекой - как на картинке. Солнце золотило флюгер с собольком, ступеньки приветливо скрипели под ногами.
  Росомаха в человеческом облике гремел на кухне склянками, пытаясь найти еду. Входная дверь в жилой ярус была распахнута настежь. Марк вошёл, осмотрелся в комнате - пойманный соглядатай не обнаружился.
  - Так я думал, - довольно пробормотал Марк и воззвал к росомахе: - Графч, ты чего там горшки бьёшь?
   Росомаха вылез из кухни злой, разлохмаченный. С ситом в руках. В сите сиротливо лежали зачерствевшие плюшки.
  - Есть хочу. Рысь - далеко идти. А толстый где? Всю еду спрятал.
  - Птека приболел, - не стал особо распространяться Марк. - С едой придётся без него пока разбираться. Ночь без гостей прошла?
  Росомаха неопределенно кивнул. Непонятно было, "да" это или "нет".
  Потом уточнил:
  - Волки заходили. Тебя искали.
  - Что говорили?
  - Молчали, - солидно сообщил росомаха. - А я на соболя залез: на штырь на крыше. И рычал.
  - Хороший, видно, у нас флюгер. Крепкий, - обрадовался Марк. - А давай завтракать на свежем воздухе.
  - Зубы жалко, - мрачно сказал росомаха, колупая плюшки пальцем.
  - От свежего воздуха твоим зубам ничего не будет, - уверил его Марк и полез на чердак за подзорной трубой.
  Росомаха оказался привередой: просто сидеть на лестнице ему, видите ли, было неудобно, и он, постелив себе прикроватный коврик на лестничной площадке, развалился на нём, закинув руки за голову.
  Марк уселся на ступеньках, тихонько грыз чёрствую плюшку и смотрел на ЗвеРру.
  - Обстановка накаляется, - объяснил он росомахе. - Что будет к ночи - и подумать страшно. Волки обособились. Остальные кланы никак себя не проявляют. И мы в очередном тупике. Как обычно.
  - Почему в тупике? - заинтересовался росомаха.
  - А куда идти? - спросил в ответ Марк.
  - А зачем идти? - парировал росомаха. - Лежи себе.
   Марк усмехнулся.
  - Боюсь, что нынешней ночью нам с тобой на пару придётся на флюгере отсиживаться. Если не поймём, куда идти. Это - к вопросу "зачем".
  - Соболь не выдержит, - решительно сказал росомаха, - и штырь погнётся.
  Марк не ответил: его заинтересовала сценка, высмотренная в подзорную трубу. Похоже, ЗвеРра узнала о ночных событиях. Кучка горожан стояла около Волчьей Пасти (на почтительном расстоянии). Некто размахивал руками и невежливо тыкал пальцем в сторону Башни.
  Волки, повинуясь добровольному обету, никак себя не обнаруживали.
  Марк ехидно, очень ехидно улыбнулся.
  - Ты чего? - заметил это росомаха.
  - Да так. Приятно быть живым вопреки желанию некоторых! - потянулся от души Марк. - Эх, друг Графч, знал бы ты, как нам сегодня хреново было!
  - Сильно? - уточнил росомаха.
  - Ага, - кивнул Марк, выбирая из сита плюшку помягче и снова припадая к подзорной трубе.
  Толпа около Волчьей Пасти увеличилась. Марку показалось, что там мелькнула Диса.
  - Сейчас она им всё припомнит, - фыркнул он и перевел трубу на другие башни.
  Около них никого не было. Тогда Марк посмотрел в сторону Зубрового Замка - и увидел Птеку с забинтованной рукой, идущего к мельнице.
  Может, это и к лучшему, - пробурчал Марк. - Будет, по крайней мере, под рукой, всё спокойнее.
  - Кто? Толстый? - ревниво спросил росомаха.
  - Птека, - твёрдо решил не поощрять прозвище Марк.
  Солнце припекало, от лестницы приятно пахло нагретым деревом. Марк, улыбаясь, смотрел, как сосредоточенный Птека преодолевает последние ступеньки, замечает чёрствые плюшки в сите и восклицает с видом человека, чьи худшие опасения воплотились в жизнь:
  - И сварить ничего не смогли!
  - Ты же под присмотром лекаря должен быть, - рассмеялся Марк.
  - Ага, - кивнул Птека. - Вот дел других нет.
  - Ты прямо кот Матроскин. Как рука?
  - Да нормально. Заживёт, - отмахнулся здоровой рукой Птека. - У этих зубров все здоровые, - того и гляди затопчут, и не заметят. И еда невкусная. И печь пора топить, небось отсырело всё.
  - Давай затопим, - кивнул Марк.
   Росомаха сопел. Как-то так, очень выразительно.
  - Графч, ты чего? - удивился Марк.
   Росомаха, старательно не глядя на Птеку, пробурчал куда-то в сторону:
  - Там ещё мука для пирога есть...
  - Какой пирог?! - возмутился Марк. - У Птека одна рука теперь действует, пока перелом не заживёт.
   - А я умею тесто месить... - признался росомаха. - Его делают так, - и он начал катать в руках воображаемый колобок.
  - Но откуда, Графч? - поразился Марк. - Ты же сырым мясом питаешься?
   Росомаха засопел вдвое против прежнего.
   Потом сказал:
  - Видел. Иногда. В окно. Ещё день, они там радуются. Я жду. А ночью приду - если пирог не съели, возьму. А съели - их съем...
  Он горестно вздохнул.
  Птека вздрогнул.
  - Не бойся, - заметил испуг звеРрика росомаха. - Тебя есть нельзя.
  - Ну, если мука имеется, давайте испечём пирог в честь славной победы над кабаном, - бодренько сказал Марк, решительно закрывая опасную тему. - Может, лисички подтянутся. Ты, Графч, будешь тесто месить, я начинку резать, а Птека - командовать.
  И они пошли на кухню.
  Птека быстро освоился с ролью главнокомандующего. Работа закипела.
  Росомаха раскатывал тесто, Марк резал грибы и лук.
  Птека ворчал на непутёвых работничков, важно восседая на бочке у печи.
  Марк утирал луковые слёзы, жалостно шмыгал носом и молил сурового Птеку о пощаде. Ему было хорошо, словно и не лязгала позади железом Волчья Пасть, а впереди не маячила полная луна...
  Внизу, под кухней, привычно рокотали жернова и молоточки.
  В голове у Марка вертелись кольцо, фонарь и пояс пророка. Ароматный дым, который оставили после себя убийцы. Волки, заказывающие последнему человеку из людского города изображение пророка - и знающие, что голова основателя уже покоится под лапой Лунного зверя. Волки, оскорблённые тем, что хранителями стали олени. Волки, решившие, что не нужно ждать полной луны...
  Пирог был почти готов, когда появилась Диса, загадочная, как Олений Двор после ограбления.
  - Печёте! - сказал она таким тоном, словно застукала на месте преступления.
  - Печём, - признал вину Марк. - Ну, что там, в городе, новенького?
  - Всё как по маслу, - небрежно бросила Диса.
  За этой небрежностью сквозило плохо скрываемое удовлетворение:
  - Все ахают и ужасаются.
  - Так прямо и ахают? - прищурился Марк.
  - Прямо ахают, - подтвердила Диса, не моргнув глазом. - Аж приятно. Со дня похищения Артефакта не припомню, чтобы город так зашевелился. Мне кажется, волки слегка поторопились сесть в осаду. Много интересного пропустят. Только вот одна беда...
  - Что? - насторожился Марк.
  - Ниса исчезла, совсем не видно её в последнее время.
  - Расскажи поподробнее, - попросил Марк. - Она у папы живёт или отдельно?
  - У папы, - подтвердила Диса.
  - В Лисьих норах или как Илса, на отшибе?
  - Можно сказать, что на отшибе. У архивариуса прямо над архивом квартирка.
  Диса вздохнула.
  - Может быть, я зря тебя пугаю и себя... Может, она просто вышла, когда я к ней заглядывала.
  - Зачем вышла?
  - За нитками, - дернула плечом Диса. - Вдруг закончились, а мышь недовышитая осталась...
  - Ладно, пошли проверим. Если за нитками ходила - должна вернуться, - решил Марк. - Графч, ты со мной.
  - А пирог? - пробурчал росомаха.
  - За пирогом Птека приглядит.
  - Он его съест, - набычился звеРрюга.
  - Ни за что! - уверил росомаху Марк. - Только не Птека. Птеке лекарь строго-настрого запретил есть. До вечера.
  - Ладно, - смилостивился росомаха. - Ниса мышь вышивает, надо посмотреть.
  К архиву пошли самой короткой дорогой, поборов искушение свернуть к Волчьим Башням и полюбоваться на толпу.
  Горожане, завидев Марка, старались побыстрее исчезнуть с его пути. Был ли тому виной росомаха или слава шестого человека, успевшего потыкать пальцем во все болевые точки города, тянулась теперь за ним шлейфом - кто знает.
  Росомаха улыбался направо и налево.
  От этого скорость удаляющихся горожан резко возрастала.
  Дверь в квартиру архивариуса была заперта.
  - Не вернулась, - упавшим голосом сказала Диса.
  - Я сейчас, - росомаха исчез прежде, чем Марк успел возразить.
  Вскоре вернулся:
  - Там пусто.
  - Ты в окно лазил? - уточнил Марк.
  - Ага.
  - Давай в архив спустимся, - предложила Диса. - Я слышала, что архивариус в последние дни очень занят.
  - Так занят, что не заметил, как дочь пропала?
  Диса промолчала.
  Архив был открыт. Архивариус сидел за столом, не поднимая головы, разбирал обрывки бумаг, вернувшихся из берлоги Гиса.
  Диса смущенно кашлянула.
  Старый лис обернулся - и Марк поразился измождённому лицу архивариуса. Глаза лиса были в сеточке красных прожилок.
  - Мы тут мимо проходили, - громко сказал Марк.
  - Пока - ничего, - потёр лоб архивариус.
  - А должно быть "что-то"? - вмешалась Диса.
  Архивариус перевел на неё взгляд, но глаза его как-то странно остекленели. Потом закрылись.
  Ужаснувшийся Марк вопросительно глянул на чернобурку. Та - с неменьшим ужасом - уставилась на него.
  Голова старого лиса клонилась ниже и ниже.
  - Спит, - уважительно сказал росомаха.
  Лис встрепенулся.
  - А?
  - Вы что делаете сейчас? - мягко спросил его Марк, беря стул и подсаживаясь к рабочему столу архивариуса.
  Этот вопрос, похоже, вернул лиса к жизни.
  - Бумаги разбираю, - бодро сказал он. - В качестве посильной помощи Последней Надежде. Там, на мельнице, мне пришла в голову мысль, что, возможно, Гис сходил с ума слишком быстро и просто не заметил в похищенных из архива записях следов Артефакта. А они вполне могут там быть. Вот я и решил, не откладывая ни на мгновение, заняться ими.
  - А Ниса где? - спросил Марк.
  - А где Ниса? - переспросил с беспокойством старый лис. - Она давно не приносила еды. Я заработался, и не было сил оторваться.
  - Нисы нет дома, - умиротворяюще промурлыкала чернобурка. - Наверное, по лавкам пошла. А у вас ключ где? Мы бы обед сварили, пока она ходит...
  Архивариус просиял:
  - О, это было бы так кстати. Ключ - вон на стене.
  Диса сняла с гвоздя ключ вполне, как отметил Марк, буратинского вида, хоть сейчас ищи каморку под лестницей и очаг, нарисованный на куске старого холста.
  В квартире архиваруса было тихо, пусто и чисто.
  Громадные вертикальные пяльцы с туго натянутой вышивкой занимали большую часть комнаты рыжей лисички. Мышь на полотне была тщательно вышита разложившейся вплоть до скелетика. Даже представить было страшно, сколько сил затратила Ниса на эту жуть.
  - Нет, она не права, - признала чернобурка, осматривая панно. - Ну так же нельзя!
  - А чего раньше не волновались? - обозлился Марк. - Они тут на пару, семейно, с ума сходят. Старик уже дней не различает, рыжая ужасы какие-то создаёт.
  - Я не знала, что это так далеко зашло! - огрызнулась Диса. - Она же не показывала вышивку, платком накрывала. Говорила "не готово"! Если бы я хоть одним глазком увидела...
  - Иди, обед готовь, - велел ей Марк. - А я поищу, не осталось ли следов.
  - И какие следы ты найти собираешься? - съехидничала Диса, отнюдь не спешащая на кухню. - Следопыт, тоже мне.
  Пока они препирались, росомаха перетёк в звериный облик и пошёл шуровать по комнате, засовывая любопытный нос в каждую щёлку.
  Потом забрался на подоконник, оборотил морду человеческим лицом и сказал:
  - Поищу рыжую в городе. Найду - куда идти?
  - На мельницу, - решил Марк. - Здесь все мыши сдохли и истлели до костей, а у нас хоть еда есть. Пошли, Диса, суп какой-нибудь заварим. Пора архивариуса от голодной смерти спасать.
  - Хорошо, пошли. Только лук я резать не буду! - начала диктовать условия чернобурка. - Даже чистить его не буду! Вот!
  - Ладно, - покладисто согласился Марк. - Зачем его чистить? Так и кинем целиком в кастрюлю, делов-то.
  - Издеваешься? - насторожилась Диса.
  - Пророк с тобой, - развёл руками с самым простодушным видом Марк. - Как можно?
  Послышались шаркающие шаги. В квартиру поднялся архивариус.
  Он недоверчиво осмотрел комнату дочери и признался:
  -А мне казалось, вы шутите. Как же так получилось, что пропустил уход Нисы? Голова болит...
  Он присел на узкую девичью кровать. Глаза закрылись - и архивариус снова задремал.
  - Сил моих смотреть на это нету! - вздохнул Марк. - Давай его уложим, да чем-нибудь тёплым укроем, пусть отдохнёт. Я думал, в этом городе только у меня хронический недосып. А оказывается, я сплю от пуза.
  - Хронический - как в хрониках? - уточнила Диса.
  - Хронический, значит, постоянный, - пояснил Марк. - Сегодня ночью ведь тоже спать не придётся.
  Диса не стала тратить времени на поиски тёплого покрывала: просто щёлкнула пальцами, окуталась пушистым платком до пят, сбросила его с плеч и накрыла спящего архивариуса.
  - Надо узнать, кому это выгодно. Или кому всё равно, - громко сказал архивариус, не открывая глаз. Видимо и во сне он продолжал искать Артефакт.
  - Золотые слова, - вздохнул Марк. - Я тоже так думаю. А чего, кстати, Илсы не видно?
  - Сторожит возле Волчьей Пасти. На всякий случай, - пояснила Диса.
  Они оставили спящего и перешли в кухню. Кладовая была пуста. Это разозлило Марка несказанно.
  - Картины вышиваем! - шипел он, заглядывая на все полки, во все углы. - Страдаем, конца света ждём! Нет, чтобы морковки насушить и грибов насолить. Барышни!
  - Ты голодный? - угадала Диса. - Раз обзываешься? Иди, посиди с архивариусом, а похлебку я сама сделаю. Так оно спокойнее будет.
   Марку предложение, в целом, понравилось.
  - Вари, - согласился он. - А я в архив спущусь.
  В архиве стоял полумрак. Тянуло плесенью
  Марк сел на место архивариуса, тронул бумажные клочки. И глубоко задумался. Работу архивариус затеял титаническую - превратить бумажную кашу обратно в документы. Тут и года не хватит, не то, что нескольких дней, оставшихся до шестой луны. А он работает, словно впереди вечность. Марк всегда уважал таких людей.
  В архив просочилась чернобурка в кокетливом кружевном фартучке. Ни дать, ни взять, - образцовая горничная.
   - Готово. Уже и по мискам разлила. Пошли, голодная Полярная Звезда.
  - Архивариус спит? - спросил Марк.
  - На запах еды проснулся, - сообщила Диса.
  - Мы забираем его, - принял решение Марк.
  - Куда? - удивилась чернобурка.
  - На мельницу, конечно. Нечего ему в этом погребе киснуть. Тут недолго загнуться ещё до общего конца ЗвеРры. На мельнице окна больше, столов, хоть завались, да и с едой проще.
  Диса неуверенно пожала плечами.
  - Это же его архив... - протянула она. - А ты Артефакт искать должен, а не архивариусов у себя селить. Времени совсем не осталось.
  - Я ничего никому не должен! - отчеканил яростно Марк. - И с вашим тухлым Артефактом разберусь как-нибудь сам! Не вам, девочки, меня учить. У вас под носом старик чуть от голода не загнулся, а подруга довышивалась до скелетиков, а вы и не почесались! Это тоже конец света - просто в отдельной семье. Который тоже нельзя допускать!
  - А где ты девочек нашёл? - взвилась Диса, грозно уперев руки в боки. - Я тут одна за всех перед тобой отдуваюсь! И вообще, там суп стынет. А он холодный - невкусный.
  Резко развернулась и скрылась.
  Марк хмыкнул и пошёл вслед за ней.
  Архивариус сидел в столовой.
  - Я и твою миску съел, - виновато сказал он. - Вот, новую порцию налил, горячую.
  - Спасибо, - неуверенно сказал Марк, присматриваясь к лисовину.
  Тот, правда уже не выглядел столь пугающе. Марк прикинул и так, и эдак - и начал издалека.
  - Работа, я вижу, двигается? Если учесть, сколько всего Гис испортил.
   - О да, у меня шерсть дыбом от его дел, - кивнул архивариус. - Хотя архив наш особо-то и не нужен никому, но порядок должен быть. До меня здесь отец сидел, а до отца - дед. Я восстановлю документы.
   - У меня к вам просьба, - мягко сказал Марк. - Я боюсь, что вы найдете что-либо важное, а связаться со мной не сможете. Перебирайтесь ко мне на мельницу вместе с бумагами. Там светло. И место есть.
  Архивариус растерялся.
  - А Ниса?...
  - Когда Нису Графч отыщет, он её на мельницу приведет. Ей смена обстановки только на пользу.
  От голода у Марка забурчало в животе так, что он вынужден был всё бросить и заняться похлёбкой.
  Архивариус думал.
  - Там сейчас лучше, - поддержала Марка чернобурка. - А архив пока никому не требуется. Оленей нет, соболя потеряли заказчиков. Волки заперлись.
  - Как заперлись? - не понял архивариус.
  - Так вы не знаете? - обрадовалась чернобурка. - А жили бы на мельнице, узнавали бы из первых рук. Тут выяснилось, что волки съели нашего отца-основателя. И теперь подходить к Волчьим Башням нельзя.
  - Да, ничего не знаю, - загрустил архивариус. - Какой позор!
  Видимо, новость про волков стала последней каплей.
  - Хорошо, - решил старый лис. - Я думаю, что на мельнице работа пойдёт быстрее.
  - Я тоже так считаю, - подтвердил Марк, умявший миску откровенно жидкой похлёбки. - И нет худа без добра: ведь если задуматься, Гис проделал за нас большую часть работы, выбрав несомненно интересное. Вот же я дурак, надо было давным-давно вас к нам зазвать.
  - А звеРрюги? - мягко напомнила Диса. - В архиве хоть спокойно, а ты на мельнице ночевать боишься.
  - Это были временные меры, - отрезал Марк. - Теперь бояться поздно. Будем держать оборону. В конце концов, насколько я помню, у меня телохранители есть?
  Диса фыркнула.
  - Спасибо за предупреждение, но я не боюсь, - спокойно сказал архивариус. - Теперь уже действительно поздно. Пойду, соберу бумаги.
  - Хорошая компания подбирается, - съязвила Диса, когда архиваруис ушёл. - Один ненормальный, один калека, один старик. Ой, два ненормальных, звеРрюгу забыла.
  - Терем-теремок, - подтвердил Марк. - А готовишь ты, дорогая, хреново.
  - Не нравится, - не ешь, - оскалилась Диса. - Не в "Весёлой крыске" столуешься.
  Марк был рад, что старый архивариус согласился перебраться на мельницу. О том, что Ниса где-то сгинула, решив, как и волки, не дожидаться полнолуния, - думать не хотелось.
  
  ***
  
  Марк мог поклясться, что возвращение на мельницу шестого человека в компании с городским архивариусом незамеченным не осталось. Город получил новую пищу для слухов.
  Шли они долго, часто останавливались. Сил у старого лиса было немного. Но он попросил завернуть по пути к Волчьей Пасти, чтобы собственными глазами увидеть затворничество волков.
  Заодно и Илсу забрали. Возле башни никого не было, новость потеряла остроту, и горожане разошлись по своим делам. Волчья Пасть была захлопнута наглухо.
  - К ночи распахнётся, - напророчила Диса. - Опять гореть кострам до утра. Даже непонятно теперь, кто страшнее: волки или звеРрюги. Всё перепуталось.
  - Луна пока на месте, - утешил её Марк. - Не падает, не бьёт по темечку.
  - Ты и луну уронишь, - фыркнула чернобурка. - Как череп пророка. Свалился на нашу голову.
  - Отправь меня обратно, - попросил Марк. - Я не навязываюсь в ваши жители.
  На мельнице было чисто и уютно. Птека героически сохранил пирог тёплым.
  Глаза у лисичек заблестели. Да и у архивариуса тоже. И начался пир горой.
  А Марку пришлось ломать голову над тем, как разместить нового жильца. Архивариус, правда, оказался неприхотливым домочадцем: он придвинул табурет к южному окну, погладил астролябию, выгрузил из холщовой сумы на столешницу принесённые бумаги и погрузился в работу, восстанавливая изодранную в клочки историю города. И всё остальное его перестало интересовать.
  А вот Марка интересовало, как же быть теперь со спальными местами. Он надумал уступить старому лису кровать, а самому либо перебраться на чердак, либо в комнате сделать себе лежанку у входа.
  Марк решил, не откладывая, подняться наверх.
  На чердаке было тихо и сухо. А если прислонится к трубе, то и тепло. Марк выглянул в слуховое окошко.
  Солнце ушло за Волчью Пасть, день заканчивался. По сути, ничего нового он не принёс, не считая, конечно, исчезновения Дисы. Марк грустно подумал, что поисками Артефакта он сегодня не занимался, да и не отдохнул после вчерашней бурной ночи.
  - Спать хочу! - сказал он сам себе. - И буду. Почему каждая ночь здесь обязана быть кошмаром?
  "Потому что не за горами полная луна..." - услужливо подсказал внутренний голос.
  Внизу загомонили лисички.
  Марк бегом кинулся к лестнице. Спустился, практически скатился по ступенькам вниз.
  Росомаха в человеческом облике крепко держал за руку растерянную Нису. Архивариус держал вновь обретенную дочь за другую руку.
  
  
  ***
  
  Увидев Марка, росомаха бодро отрапортовал:
  - Вот, нашёл! И привёл.
  Поникшая Ниса безучастно слушала.
  - О папе подумала? - строго вопросил Марк.
  - Нет... - прошелестела Ниса.
  - Умирающий лебедь, а не девица, - скривился Марк.
  Илса принесла кружку с птекиным отваром, почти насильно напоила рыжую.
  - Где нашёл-то её? - спросил Марк росомаху.
  - Она в Круг Безумия тыкалась. Там, за городом, - доложил росомаха. - За Зубровым Замком.
  - И вижу, что без особого результата, - подытожил Марк. - Что, не пустил пояс пророка на волю?
  Ниса покорно и устало кивнула, и оборотилась. Полностью оборотилась в маленькую рыжую лисичку, заползла под стол, на котором работал архивариус и там, свернувшись мохнатым клубочком на полу, заснула.
  Росомаха смотрел на это с восхищением. Ниса явно ему нравилась всё больше и больше.
  - А что, хорошее решение квартирного вопроса... - пробурчал Марк. - Ежели на ночь все вот так будут - и кроватей не надо.
  Он растерялся. Было непонятно, что делать: будить Нису и требовать, чтобы стала человеком? Или не трогать? Что сейчас лучше для рыжей лисички-оборотня?
  - Пусть отдохнёт, - попросил его архивариус. - Ей в таком виде спокойнее. Она давно эти штуки проделывает, несмотря на запрет. Просто не знал никто.
  Он сел к столу, лисичка положила мордочку ему на башмаки. Архивариус зашуршал бумажками, продолжая работу.
  Росомаха (в человеческом облике) подтащил поближе к архивариусу коврик, на котором ночевал. Улёгся на него животом, голову подпёр ладонями и принялся разглядывать спящую лисичку, изредка трогая пальцем шерстинки на её хвосте и жмурясь от удовольствия.
  Ниса не просыпалась, архивариус тоже не обращал внимания на кривляния росомахи.
  - Горемыки вы мои болезные... - вздохнул, глядя на эту идиллию, Марк. - Крези зоо.
  И пошёл на кухню к Птеке за остатками пирога.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  Ночь вторая...
  
  
  
   В кухонном ярусе Марку удалось не только подкрепиться, но и немного вздремнуть за печкой. Сил ощутимо прибавилось.
  Птека одной рукой наводил порядок на кухне: выкладывал пирамиду из факелов, оставленных незадачливыми поджигателями. Эта идея родилась у него давно: иметь факелы под рукой, раз уж горожане всё равно их бросили. Как выдалась свободная минутка, Птека не поленился, перетаскал заготовки наверх.
  Когда Марк проснулся, звеРрик виновато сообщил, что топить нечем. Пришлось взять птекин топорик и спустится наколоть дров. Росомаха перетаскал поленья к кухонной печи, так что общими усилиями на ночь мельницу топливом они обеспечили. Рассудив, что сейчас оружие Птеке ни к чему, Марк пристроил топорик за поясом. Одевшись потеплее и захватив ворох ковриков и покрывал из числа принесённых птековыми родичами, он поднялся на чердак.
  Осмотрел окрестности в подзорную трубу. Безмолвная ЗвеРра спала под луной. Марку спать не хотелось, видимо ночные бодрствования вошли в привычку. Внизу было тихо, архивариус дремал на кровати, рыжая лисичка - под столом, остальные бодрствовали кто где.
  Плыл сквозь холодную, звёздную ночь кораблик-мельница с потушенными огнями. Не то парусник с единственной мачтой-флюгером, не то колёсный пароход. Рокотал водопад на реке. Марк вспомнил, что опять не подарил Илсе связанный звеРриками рюкзачок. (Который лежал, тщательно укрытый, в сундуке у изголовья кровати). Чертыхнулся.
  Хотел, не откладывая в долгий ящик, спустится прямо сейчас, достать подарок и торжественно вручить - но не успел. Ночь изменилась, в воздухе разлилась тревога. Невидимая лапа мягко сжала сердце, отпустила, сжала, отпустила, в такт шагам сгустившейся темноты.
  Громадный звеРрюга подошёл к мельнице со стороны моста.
  Медведь хотел проникнуть в терем-теремок. И всех сожрать.
  
  ***
  
  Марк не знал, как расправился с хозяином мельницы медведь в прошлый раз: настиг ли его на жилом ярусе или подкараулил в хозяйственных постройках. Да и было ли это важно? Марк спустился в комнату, открыл дверь и вышел.
  Внизу, у подножия лестницы стоял, подняв морду к звёздному небу, медведь. Если кабан напоминал косматую лесную корягу, то медведь скорее казался валуном, огромным и обманчиво округлым.
  Медведь тоже увидел человека.
  Хриплый, страшный рык перекрыл на мгновение гул водопада, заставил сердце болезненно трепыхаться.
  Росомаха в зверином обличье вытек из двери и мохнатой кляксой распластался у ноги Марка. Медвежий рык затих. Тишину привычно заполонил шум водопада и рокот молоточков мельницы.
  - Уходи! - рявкнул Марк сверху на медведя.
  Луна светила ему в спину.
  Медведь мягко поставил когтистую лапу на нижнюю ступеньку лестницы.
  Убрал.
  Оборотился в грузного, бородатого мужчину в короткой шубе с широкими меховыми отворотами. На выпуклой груди поблёскивал овальный медальон, плоский берет покрывал макушку. Марк мог поклясться, хоть и не видел таких мелочей в призрачном лунном свете, что взгляд у зверРюги тусклый, но очень, очень внимательный.
  ЗвеРрюга помедлил несколько мгновений, снова обернулся медведем. Застонали под тяжёлыми лапами ступеньки. Густой звериный запах окутал лестницу.
  Росомаха, припав к доскам, глухо, свирепо ворчал. Марк достал из-за пояса птекин топорик.
  Ступеньки пели всё громче.
  Потянуло смолистым дымом: дверь распахнулась, на лестничную площадку выскочил Птека, держа в здоровой руке горящий факел. Вручив огонь Марку, звеРрик живо скрылся.
  - Я вам Маугли, что ли! - заорал Марк, держа в одной руке топор, в другой факел.
  Маугли не Маугли, но Птека был прав: что годилось в схватке с тигром, сойдёт и в борьбе с медведем. А пустить в ход топор никогда не поздно. Размахивая факелом, Марк стал спускаться, стараясь топать так, чтобы ступеньки под его ногами скрипели ничуть не тише, чем под лапами звеРрюги.
  - А ну пошёл вон! - рычал яростно Марк. - Щас как дам по морде! Я тебе не соболь! Брысь отсюда!
  Медведь растерялся. Огонь подступал всё ближе, развернуться на узких ступеньках было негде. Угрожающе ворча, медведь стал пятиться назад.
  Марк решительно наступал.
  Теперь морда звеРрюги была хорошо видна: гладкий окатистый лоб, чёрная ноздрястая пуговица носа. Оскаленная пасть и крохотные, ничего не выражающие глазки. Марку хотелось полоснуть факелом именно по ним. Но было далеко.
  Лестница кончилась, медведь оказался на земле. Спускаться вслед Марк не собирался. Без прикрытия лестницы даже с горящим факелом против медведя его шансы были равны нулю.
  Медведь это тоже понимал. Прекрасно понимал.
  -Я тебя съем! - впервые услышал Марк человеческий голос звеРрюги.
  - Это я тебя съем! - пообещал в ответ Марк.
  Холодный ночной ветер колебал пламя.
  Так и стояли - Марк на ступеньках, звеРрюга внизу, ждущий, пока прогорит и погаснет факел. Он несколько раз оборачивался человеком: в людском облике огня медведь не боялся. Но опасался росомахи, замершего у колена Марка.
  Ступеньки за спиной дробно запели: спешил отважный Птека, держа в здоровой руке новый факел на замену прогорающему.
  Марк принял факел. Птека из-за его спины рассматривал самого страшного звеРрюгу из Круга Безумия ЗвеРры.
  - Иди сюда, маленький звеРрик, - оскалился медведь перед тем, как в очередной раз осесть на землю грузной косолапой тушей. - Иди, поиграем...
  - А-а-а, ва-а-а, - пискнул умирающе Птека и пошатнулся.
  - Стой, где стоишь! - скомандовал Марк, не спуская с медведя глаз, но обращаясь Птеке. - И шубу надень, руку застудишь.
  Медведю надоело выжидать, и он начал медленно, зазывно пятиться назад, в темноту, выманивая Марка на землю.
  Марк знал, что сейчас медведь вряд ли покинет мельницу, скорее всего, заляжет в кустах. Ночь длинная. Потом снова попробует напасть. Может быть, в человечьем обличье.
  А медведь уходил, исчезал из освещённого круга, продолжая цепко держать взглядом взгляд Марка.
  Потому и не заметил прыжка серебристого волка из тёмных кустов.
  
  ***
  
  Вслед за Лунным волком появилась остальная стая, молча присоединяясь к охоте.
  На полянке перед мельницей, там, где совсем недавно купали в чане росомаху, где стояли незадачливые поджигатели, пытаясь найти в своих рядах самого смелого, - там сейчас озверевшие волки живьём рвали звеРрюгу на части. Медведь яростно рычал, заглушая водопад, вертелся юлой, отмахиваясь от нападающих.
  Марк воспользовался моментом по своему обыкновению: благоразумно, а не героически. То есть выкинул догорающий факел и убрался восвояси, предпочитая не выяснять намерения волков в отношении себя. То, что у них свои счёты с медведем, отнюдь не гарантировало безопасность шестому человеку после событий вчерашней ночи. Птеку с Графчем упрашивать не пришлось, - они тоже охотно ретировались наверх.
  В комнате было темно и тепло. И спокойно. Марк с наслаждением сел прямо на пол, на коврик, прислонившись спиной к кровати. Глаза понемногу привыкли к темноте, она стала прозрачной. Архивариус спал. Диса с Илсой сидели на подоконнике западного окна и с интересом наблюдали за тем, что творится у подножия мельницы.
  - Ну вот, они его растерзали, потрошат, - удовлетворённо сообщила Диса и потянулась, разминая косточки. - Давно пора. Лунный волк его всё-таки достал.
  Марк не стал вставать и подходить к окну. Не хотелось смотреть на это.
  - Я на кухонную дверь ещё запор наложу, - пробормотал испуганно Птека и засеменил к лестнице. - У меня там сейчас всего две задвижки.
  - Вряд ли они к нам заглянут, - успокоил его Марк. - Мои потроха им теперь не к спеху. Как они вовремя появились. Следили за мельницей, что ли...
  - А почему бы и нет? - потянулась ещё слаще Диса. - Ты как приманка для звеРрюг, а Лунный волк теперь со всей стаей промышляет.
  Она спрыгнул с подоконника и, не спеша, подошла к двери. Приоткрыла её, высунула любопытный носик, оценила обстановку. Картинно подняла руки, растопырив тонкие пальцы - на руках появились длинные, по локоть, тёмные перчатки, плечи окутала пушистая шубка. Диса грациозно выпорхнула на улицу, плотно прикрыв дверь.
  - И куда это она? - удивился Марк.
  Илса - точёный силуэт на фоне окна - молча пожала плечами.
  Чернобурка вернулась быстро. Заперла дверь.
  Как была - в шубке - зажгла свечу, поставила на пол рядом с Марком.
  Марк с интересом ждал.
  Диса двумя пальцами выудила откуда-то из меховых складок длинную цепочку с медальоном и медленно опустила её на половицы перед Марком, в световой круг, отбрасываемый огоньком свечи.
  Марк присмотрелся к добыче чернобурки. Цепь была золотая, подвеска овальная. В центре подвески пламенел кровавый рубин, а по краю шли серебряные накладки, изображающие луну в разных стадиях.
  - И что? - с сарказмом спросил Марк.
  Неожиданно голос подал росомаха:
  - Надень, красиво будет.
  - Ага, бургомистерская цепь на пролетарской рубашке. Офигеть, до чего красиво! - ядовито подтвердил Марк. - Без малинового пиджака не надену. Да и с пиджаком не надену.
  - Будешь самым главным среди звеРрюг, - искушающе мурлыкнула Диса. - Надень. Ради этого медальона медведь бился не на жизнь, а на смерть со своим предшественником.
  - Первое. Я не медведь! - отчеканил Марк. - Второе. Я с ним не бился. Пусть Лунный волк эту бляху таскает, ему пойдёт.
  - Лунный волк такое не носит, - объяснил Птека, садясь на пол по-турецки и трогая подвеску пальцем.
  - Не его фасон? Или размер? Или цвет?
  - Он же не звеРрюга.
  - Я тоже.
  - Но ты...
  - ... ваша Последняя Надежда. Я в курсе.
  - Не хочешь? - словно не веря, уточнил росомаха. - Подари мне, а?
  - Бери, - махнул рукой Марк. - Носи на здоровье.
  Росомаха молниеносно утянул медальон за цепочку. Надел. Поставил рядом со свечой птекино зеркало и принялся любоваться собой.
  - Повеселились? - уточнил Марк. - А теперь всем спать!
  - Ложись на ковёр! - предложил добрый, расщедрившийся после подарка росомаха. - Чердак холодный. Тут хорошо.
  - А потом весь город будет говорить, что Полярная Звезда прячется по ночам под кровать от звеРрюг, - грустно сказал Марк.
  - Труп медведя под твоей лестницей залог того, что не будет, - утешила его Илса.
  Сидеть на чердаке, честно признаться, Марку совсем не хотелось.
  Поколебавшись, он заполз-таки под кровать, как в нору. Там оказалось на удивление уютно.
  Марк выбрался обратно, сходил на чердак и принес подстилки. Топор положил под подушку.
  Налюбовавшись на себя, росомаха загасил свечу и растянулся на коврике. В наступившей тишине послышалось выразительное сопение: Птека, напуганный медведем, боялся ночевать в кухне, и приволок оттуда свой тюфяк. Места под кроватью хватило и ему.
  Лисички, по-прежнему, сидели на подоконнике. Марк, возможно, предпочёл бы, чтобы на подоконнике сидели Птека с росомахой.
  Не спалось, тихо разговаривали.
  - Завтра нужно обязательно Нису заставить оборотится! - попросил Марк лисичек. - Боюсь я что-то... И занятие ей какое-нибудь придумать.
  - Попробуем, - отозвалась Илса.
  - У меня есть для тебя подарок! - снова вспомнил о связанном рюкзачке Марк.
  - А для меня?! - тут же ревниво вскинулась Диса.
  - Что-нибудь придумаем, - туманно пообещал Марк из-под кровати. - Как там обстановка?
  - Всё тихо, - доложила Диса. - Пока всё тихо.
  Росомаха гладил медальон и довольно бормотал:
  - Я звеРрюга, я - звеРрюга!
  - Ты - звеРрюга, - подтвердил Марк. - Рад?
  - Ага, - завозился росомаха. - Ага-ага!
  - А, может, медальон, это и есть Артефакт? - предложил Марк на всякий случай. - Медведь разнёс Олений Двор, забрал медальон и носил себе спокойненько поверх шубы. А?
  - Вряд ли, - первым отозвался Птека. - Медальон у медведя давно, до похищения.
  - А ты откуда знаешь? - удивился Марк.
  - Я его видел. С медальоном. Лун восемь назад, - признался Птека.
  - Ты? И жив остался? - не поверил Марк.
  - Я спрятался... - смущено сказал Птека.
  У Дисы, оказывается, был отменно тонкий слух.
  - Забился в какую-нибудь щель, откуда не выковырять, - ядовито сообщила она и спрыгнула с подоконника.
  - Цыц! - осадил её Марк. - Ты что-то не поспешила факел мне принести, а?
  - А почему сразу я? - притопнула Диса.
   - Потому что в телохранители набилась.
  - Я не догадалась - про факел, - в кое-то веки неохотно признала свою вину чернобурка. - Но там и без меня тесно было.
  - Теперь жабкам туго придётся, - неожиданно заметил Птека и завозился на тюфяке, устраивая раненую руку поудобнее.
   - С чего бы это? - почесал нос Марк.
  - Раньше их медведь защищал. Теперь его нет.
   - А он один из медведей был?
  - Он один остался, - исчерпывающе объяснил Птека.
  - А кстати, как размножаются звеРрюги? - заинтересовался Марк.
  - Никто этого не знает, - сообщила с подоконника Илса.
  А Птека задумчиво добавил:
  - У нас шептались, что они не размножаются, а заражаются. Подхватывают Безумие - как болезнь.
  Марк задумался и признал:
  - Ну что же, вполне логично.
  Диса в это время бродила по комнате, из-под кровати были видны её перемещения.
  - Что-то потеряла? - подковырнул её Марк.
  - Покой и сон, - отозвалась Диса. - Вы-то хорошо устроились. Ладно, и мы не хуже придумаем.
  - Иди к нам, - предложил Марк, с удовольствием потягиваясь.
  - Ни за что! - отрезала чернобурка. - Я честная девушка.
  Птека восторженно хрюкнул.
  - Я думаю, непосредственно под южным столом, - подсказала Илса чернобурке. - Сойдёт.
  И тоже спрыгнула с подоконника.
  - Ну, как скажешь, - не стала спорить Диса.
  Илса мягко, аккуратно взяла на руки спящую рыжую лисичку.
  Диса щелкнула пальцами - и расстелила прямо на пол роскошнейшее меховое покрывало. На нём и устроились девицы, уложив лисичку между собой.
  - Может быть, она утром сама обернётся, - объяснила тихонько Илса. - Увидит, что не одна, что бояться не надо, и вернётся. Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи, - вразнобой отозвались из-под кровати.
  А росомаха важно добавил:
  - Пусть не боится. Пусть мне говорит, - я разберусь.
  И уже совсем в тишине, когда заснул росомаха, ровно засопел Птека, и у Марка глаза стали сами собой слипаться, Илса тихонько спросила из-под стола:
  - А что за подарок?
  Из-под кровати прозвучало:
  - Вязаный рюкзачок. Помнишь, тебе понравился? Птековы родственники сделали специально для тебя.
  - Какой хороший подарок, - обрадовалась полярная лисичка. - Спокойной ночи.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Во сне Марку виделась ЗвеРра, похожая на огромную косматую медведицу, рокочущую как водопад. А Пояс Безумия был на ней совсем не поясом - строгий металлический ошейник плотно охватывал горло.
  ЗвеРра глухо рычала, но смотрела на Марка жалобно. Потом появился пророк, больше похожий на одноглазого пирата. Пакостно скалясь, он прицепил палку к ошейнику, поднял громадного зверя на дыбы и заставил танцевать.
  Косопятая ЗвеРра переминалась с лапы на лапу и тихонько хрипела.
  Во сне Марк от души подрался с пророком, наставил ему тумаков и подбил единственный глаз. Таких приятных сновидений давненько не было.
  Проснулся он раньше всех, только солнце ткнулось в зашторенное восточное окно. Терем-теремок дрых беспробудно, навёрстывая отнятое ночными приключениями.
  Марк по-пластунски вылез из-под кровати. Тихо, в одних носках стал ходить по комнате, разминая затёкшее тело.
  Было как-то удивительно хорошо на душе. И оттого, что все живы, и оттого, что раннее утро, свет пробивается сквозь щели между шторами, и пылинки играют в его лучах. И оттого, что день впереди.
  Под южным столом, утопая в мехах, спали, как птички в гнезде, девицы. Все трое. Илса была права: пригревшаяся между подружками Ниса перестала бояться и вернулась в человеческий облик. Чёрные, рыжие, светлые кудри разметались по изголовью, переплелись, - и Марк невольно залюбовался спящими красавицами.
  Потом мотнул головой, прогоняя морок-очарование, и пробурчал:
  - Потому что нельзя быть на свете красивой такой, ага. Эльфы, это всё и объясняет.
  И пошёл на кухню умываться, стараясь, чтобы ступеньки не скрипели.
  Никуда не спеша, сделал себе завтрак.
  А когда, чистый и сытый, вернулся в комнату, то достал из рюкзака карту, присел к восточному столу и принялся размышлять о том, о сём.
  "В ЗвеРре поменялся баланс... - думал Марк. - Имеем мы теперь вот что: Круг Безумия состоял из шести звеРрюг. Если начинать считать с самых мелких, это ласки, выдры, росомахи, рыси, кабаны и медведи. Чем мельче звеРрюги, тем больше их численность. Была.
  А что теперь?
  Ласки вырезаны волками.
  Выдры вырезаны крысками.
  Росомахи ещё имеются, хотя одного мы из их рядов изъяли. Сколько осталось?
  Рыси - тоже минус одна особь. Рыси предпочитают лес, приходят в город по мосту. Перекрыть мост? Надо над этим подумать.
  Кабаны. Кабан был один, его вычёркиваем.
  Медведя тоже.
  Немного росомах, немного рысей. И много волков. Вот что мы имеем на сегодняшний день.
  Если волки будут чистить по ночам город, - то флаг им в руки. Но не увлеклись бы, раз звеРрюги - состояние заразное. Количество волков в Волчьих Башнях с лихвой перекроет всю сумму звеРрюг, промышлявших в ЗвеРре раньше.
  А если учесть расположение Башен, - то прежний Пояс Безумия был похож на панцирь, а нынешний волчебашенный - на скелет. Безумие из внешнего грозит стать внутренним. Оно бы и ничего, если бы тот треклятый Пояс не продолжал держать и не пущать. А так все бы просто разбежались подальше от обезумевших волков и привет.
  Волки сильны своим ЗвеРрем ЗвеРрей. И они съели пророка, за что им отдельное спасибо. Именно они имеют шансы выкарабкаться из грядущей свистопляски.
  А что, если, это, всё-таки, они?
  ЗвеРра ведь всё равно в тупике с этим бесконечным выматывающим страхом по ночам. А что, если волки, - санитары леса, - взяли, да и предприняли грандиозную встряску, чтобы взломать Пояс? Ведь чужими, а потом и своими руками они убрали почти всех звеРрюг..."
  Но в стройные логические размышления Марка вкралась непрошенной (как Диса) гостьей, картинка: он стоит перед запертой Пастью. А за спиной его кабан - не видимый пока шестому человеку, но прекрасно различимый для волков.
  Неужели же поединок его с кабаном, точне исход поединка был так очевиден? Он, Марк, лично поставил бы на победу кабана. Даже если бы знал о притаившейся с кинжалом Илсе. Слишком, слишком сложный способ убрать звеРрюгу.
  Хотя (тут же вмешался дух противоречия) выманить кого-нибудь на живца - стариннейшая охотничья забава. Кабан, как пробка, сидел в зарослях у своей Канавки - поди, вымани. Он там каждую кочку знал, каждую ямку. А здесь можно было и так сделать: вот задрал кабан Последнюю Надежду ЗвеРры, обрадовался и устал. А тут ворота Пасти - хлоп! - и раскрылись. И волки съели его, тёпленького, живьём. Как медведя вчера. Просто и изящно".
  Марк решил играть в Штирлица до конца, на одном клочке написал "ВОЛКИ", на другом "ЛИСЫ", на третьем "СОБОЛЯ". На лосей бумагу пожалел. В уме оставил.
  И снова задумался: так ли уж нужно было волкам ломать Пояс Безумия. Такой ли ценой?
  Он придвинул бумажку со словом "ЛИСЫ", через плечо посмотрел на спящих барышень.
  "Лисы вывернутся", - подписал он на обороте, решив таким образом зафиксировать, что он думает об итогах грядущего Апокалипсиса.
  И написанное для Марка означало следующее: у лисиц самое гибкое в городе душевное устройство. Они изощрённы, коварны, сложны. Это-то их и спасает там, где ломаются и властные волки, и сильные зубры. Зубры не могут спасти тех, кто оборачивается, волки ходят по самой грани, но под бдительным оком безжалостного Лунного волка. А Ниса - в одиночку - играет обоими обликами, скрываясь в зверином обличье, когда страх переполняет человечье.
  Обдумав всё это, Марк приписал на волчьей бумажке - "Волки всех выкрутят".
  Проще говоря, всех убьют, одни останутся.
  А вот чего ждать от соболей, он не знал. Черкнул: "Соболя - мутные".
  Подошёл к астролябии, снял с гвоздика.
  - У Шпака магнитофон, у посла - медальон... У лисиц - башмак. У соболей - астролябия? Прекрасный повод, а? - пробормотал задумчиво, взвешивая прибор на ладони.
  Из-под кровати осторожно выкатился Птека.
  Марк прижал палец к губам, призвая его к молчанию. Птеку тоже, видно, скрючило от лежания на полу, он не сразу поднялся. Когда же попытка встать увенчалась успехом, Птека, тихо охая, принялся разминаться.
  Марк пальцем показал в сторону кухни. Птека согласно кивнул и на цыпочках пошёл к лестнице. Марк с астролябией - за ним.
  На кухне можно было не молчать.
  - Ты что-то придумал? - спросил с восторгом Птека, заинтригованный астролябией.
  - Придумал кое-что, - подтвердил с ухмылкой Марк.
  Птеку ухмылка встревожила:
  - Надеюсь, не как с волками и черепом?
  - Да нет, на этот раз всё тихо-мирно, - уверил его Марк. - Хочу раздобыть подарков для наших девиц, а то Диса меня съест. И дёрнул же чёрт за язык при ней о рюкзачке заговорить.
  - А куда мы пойдем?
  - К соболям! - махнул астролябией Марк.
  - И тебе не жалко такую красивую штуку? - ахнул звеРрик.
  - Для дела - ничего не жалко! - отрезал Марк.
  Птека начал вздыхать, надеясь образумить Марка. Когда умывался, - вздыхал, когда приглаживал шевелюру - вздыхал, когда собирал на стол - взыхал опять же.
   Марк был непоколебим.
  Птека понял, что успеха не добъётся, перестал вздыхать и принялся завтракать.
  По лестнице в кухню спустился разлохмаченный росомаха. В человеческом облике, с громадным медальоном на щуплой груди, точнее - на животе. Шуря заспанные глазки, небрежно помахал Марку с Птекой и устремился первым делом к зеркалу, приделанному звеРриками на стену рядом с умывальником.
  - Доброе утро, Графч, - помахал ему в ответ Марк.
  Поставил астролябию на стол и присоединился к завтракающему Птеке.
  Росомаха же, не спеша, подошёл к зеркалу. Глянул в него мельком - и отступил к противоположной стене.
  Зеркало было овальное, в резной деревянной раме. Росомаха начал приближаться к нему мелкими шажками. Искал нужное расстояние. Наконец, нашёл. (Марк решил, что Графч хочет видеть себя как на портрете - по пояс). Росомаха встал, подбоченясь. Повернулся к зеркалу одним боком, затем другим. Откинул гордо голову, брови свёл, взгляд сделал строгий.
  Марк с Птекой наблюдали.
  Росомаха пятернёй пригладил шевелюру. Не понравилось, разлохматил. Прямо на глазах она стала гуще, росомаха оброс львиной гривой. Удлинил бакенбарды. Скрестил руки на груди. (Марк прыснул). Скрещённые руки закрыли медальон, пришлось убрать. Росомаха зажал в кулаке золотую цепь, приподнимая подвеску повыше. Медведь всё ж таки был не в пример крупнее, пришлось укоротить цепь почти вдвое. Росомаха не растерялся, стянул медальон, свернул цепь двойной петлёй и заново прикрепил подвеску.
  Вот так медальон лёг точно на грудь. Но росомахе и тут не понравилось. Теперь уже - любимое жонглерское трико непонятно-грязного цвета, в котором он щеголял, не снимая.
  Марк начал верить, что росомаха облачится в новые одёжки - как лисички, переодевающиеся по сто раз за день - но Графч убил его веру на корню. Как выяснилось, трико его устраивало и цветом, и засаленными пятнами, просто он хотел, чтобы медальон лежал на голой груди. А горловина у трико была глухая.
  На человеческом пальце росомахи возник острый звериный коготь, Графч без всякого трепета рванул им ткань от горла к пузу, словно вспарывая себя. В получившийся вырез опустил медальон, огляделся.
  Результат, видимо, показался Графчу недостаточно мужественным - и на груди закурчавилась жёсткая чёрная поросль. Медальон утонул в ней, как гриб во мху.
  Марк от смеха поперхнулся кашей. Графча это ничуть не смутило.
  - Вот теперь я понял, кого мне ваш медведь напоминал, - сказал, отсмеявшись, Марк. - Генриха Восьмого, английского короля. Тоже мордатый был мужик, и глазки крохотные. Графч, заканчивай прихорашиваться и завтракай быстрее. Пойдём в город.
  - А куда? - росомаха повернулся к зеркалу спиной, но (изогнув шею штопором) продолжал рассматривать себя.
  - Сначала к жабкам. Вдруг они ещё не знают про медведя.
  Птека аж зажмурился от удовольствия.
  - И пусть попробуют нас свеклой накормить! - сказал он кровожадно. - Пусть попробуют...
  Росомаха оторвался, наконец, от зеркала. Подошёл к умывальнику, осторожно (и весьма скупо) смочил в воде два указательных пальца и провёл ими по глазам. На этом его утренние водные процедуры закончились.
  Марк покачал головой. Пообещал:
  - Опять в баке выкупаю. Мы же теперь не одни живём. Что архивариус с Нисой подумают?
  Росомаха пожал плечами. Почесал густую, словно париком прикрытую макушку.
  Объявил:
  - На улице вас буду ждать, - и, сорвав запоры с кухонной двери, выскочил наружу.
  - Чего это он? - подивился Марк.
  Птека догадался:
  - Пошёл в омуте купаться. Прямо в одежде, как в тот раз. На нас ему наплевать, но перед архивариусом, видимо, стыдно.
  - До сих пор не пойму, он такой неряха всегда был или после встречи со мной опустился, - проворчал Марк. - Ласки Дисины все как один прилизанные, да нафуфыренные были. Медведь тоже щёголем ходил. Про кабана ничего не скажу - не разглядел я его в людском обличье. А Графч наш хуже бомжа, если честно.
  - Бомж это кто? - подпёр здоровой рукой щёку Птека, приготовясь к обстоятельному объяснению.
  - Да так сразу и не объяснишь, - махнул рукой Марк. - Ничего хорошего, в общем, несчастный человек.
  - Не, росомаха - счастливый, - разочарованно убрал руку Птека. - Вон как с медальоном носится, звеРрюга!
  - А вдруг он не моется, вдруг он на медвежьих костях катается? - встревожился Марк. - С него станется!
  Он рванул кухонную дверь, выглянул наружу.
  К огромному его облегчению медведя, точнее его останков, под лестницей не было. Как растворились.
  А росомаха, и правда, плескался под водопадом.
  И даже уши мыл.
  
  ***
  
  Дом жабок лежал на пути к владениям соболей, собственно говоря, поэтому Марк и решил к ним заглянуть, порадовать.
  Спящим девицам и архивариусу Марк оставил записку: "Ушёл по делу. Скоро буду. М." Записку отнёс и положил на южный стол росомаха. И слинял, оставив цепочку мокрых следов. Если лисички и видели его, то никак не показали. Марк надеялся, что пока мельница относительно пуста, Ниса освоится в привычной компании. Кухня стараниями Птеки и всей его родни полна припасов, так что с голоду домочадцы не пропадут.
  Завёрнутая в тряпочку астролябия покоилась в полосатом рюкзаке.
  Привычно пошли вдоль берега вниз по течению. За мостом свернули налево, чтобы не карабкаться через Могильники. Оставили по правую руку Олений Двор.
  Вот и озерцо, и дом жабок застыл над сонной водой.
  Обогнав Марка, Птека и росомаха дружно рванули к парадному крыльцу. Мокрая грива прифрантившегося росомахи блестела на солнце. Как и медальон на выпяченной груди. А Птека гневно сжал губы и нахмурился (чтобы жабки сразу увидели: помнит он про варёную свеклу, помнит!).
  Росомаха, пританцовывая, взлетел по ступенькам и без церемоний бахнул в дверь кулаком. Дверь угодливо открылась.
  - Блямбу видели? - потыкал пальцем в медальон росомаха, расправив узкие плечи дальше некуда. - Всё поняли?
  На крыльцо, шурша скользкой крылаткой, выбрался главный жаб. Осторожно обошёл росомаху. Покосился на Птеку и воззвал к Марку, который был в нескольких локтях от крыльца. Можно сказать взвыл:
  - Мы ничего не поняли, господин!
  Марк не спешил подходить.
  Птека начал сопеть, собираясь резануть правду-матку жабу в лицо.
  Опять всё испортил росомаха.
  Он без церемоний ухватил жаба за рукав, силой развернул к себе так, что лупоглазый почти уткнулся ему в грудь.
  Росомаха, пуча глазки, словно передразнивая обитателей дома над прудом, замогильным голосом сообщил:
  - ЭТО носил МЕДВЕДЬ!
  У жаба глаза съехали к переносице. Он покачнулся.
  Птека торжествующе подтвердил:
  - Да-да, это медальон медведя! - и подхватил почтенного господина под локоть, чтобы тот не упал.
  Росомаха поглаживал рубин. Выглядело это откровенной угрозой.
  - О-о, как мы рады! - простонал, вывернулся скользкий жаб.
  Сбежал на дорожку к Марку и встал подле, закатив глаза.
  - Чему рады? - скучно полюбопытствовал Марк, оглядывая жаба. - Артефакта я не нашёл.
  Жаб замахал лапками:
  - Мы в вас верим! Мы вам верим! Мы сделаем всё, что нужно Последней Надежде! Мы давным-давно приготовили для облегчения его поисков подарок.
  - Три подарка, - тут же уточнил с крыльца росомаха.
  - Я чувствую себя юным рэкетиром у ларька, - сообщил жабу Марк.
  Тот на всякий случай закивал, заранее со всем соглашаясь. Как и в первую встречу, подобрал полы шёлковой крылатки и грузно ускакал.
  Марк присел на ступеньке, гадая, что же за подарки за такие, жабские. Птека уселся рядом, а росомаха, подбоченясь, ходил по крыльцу.
  Жаб вынес портрет пророка, писанный маслянными красками, - наверное, единственный в ЗвеРре. Его помощники - плотный отрез тёмного синего шёлка и фонарь.
  Вполне возможно, что портрет жабки, действительно, приготовили заранее - но что шёлк и фонарь просто первыми попались под руку, было очевидно.
  - Спасибо - буркнул Марк, забирая отрез.
  Росомаха выхватил портрет, Птеке достался фонарь.
  Жабки, вынесшие всё это, скорбно, как на поминках, стояли на крыльце.
  Росомаха, гордясь победой, поднял портрет над головой и, вихляя телом, пошёл прочь от особняка.
  Птека с Марком потянулись за ним, со стороны напоминая не то крестный ход, не то мародеров.
  Жабки вздыхали.
  
  ***
  
  Чтобы добраться от жабок до соболей, нужно было идти в центр города, минуя Волчью Пасть. Несмотря на то, что сейчас Марк со товарищи пользовался плодами волчьей расправы над медведем, Пасть обошли далеко стороной. На всякий случай: вдруг отрез отберут, к примеру. Мало ли, что день.
  Соболя жили недалеко от архива, на главной площади ЗвеРры.
  Когда Марк увидел их дом, он подумал, что так и думал.
  Изящное, вытянутое вверх палаццо, в котором не было даже намека на тяжеловесность Зубрового Замка, замкнутость Волчьих Башен и обособленность Оленьего Двора. Маленький светлый дворец, весь в ажурных завитках.
  Марк не спешил приближаться, встал на краю площади под прикрытием одного из зданий.
  Городской архив примыкал к площади боком, главный вход у него был из переулка, поэтому в прошлые визиты Марк не очень-то и рассмотрел пуп ЗвеРры и сейчас навёрстывал упущенное.
  Волчья Пасть, хоть и была далеко, приглядывала за площадью. Её угрюмый венец был у Марка за спиной, возвышаясь над домами. Вился на шпиле башни огромный чёрный стяг с серебристой волчьей мордой. У соболей с балкона над главным входом свешивались зелёные вымпела, на которых вышиты были такие же зверьки, как и на флюгере мельницы звездочёта.
  Сама же площадь была относительно небольшой: меньше внутреннего двора Зубрового Замка. Перед скромным (по сравнению с дворцом соболей), скупо украшенным зданием ратуши возвышалось лобное место. Как уже объяснил Марку Птека, ратуша была отдана на растерзание звеРрикам. ЗвеРри её надменно игнорировали: в случае нужды собирались либо в Зубровом Замке, как в новолуние, либо в Лисьих Норах, но, обычно, предпочитали решать свои проблемы сами.
  Но соболя жили на площади неспроста: они были самыми мелкими и малочисленными среди звеРрей, и запираться за стенами им было не с руки. Они неплохо посредничали между Оленьим Двором и остальным городом, от имени хранителей Артефакта объявляя ту или иную волю пророка звеРрикам, передавая требования оленей остальным звеРрям и всё такое. На взгляд Марка положение это было холуйским. Но уж точно выгодным - соболя, получается, были незаменимым мостиком между звеРриками и звеРрями.
  - Соболь - легкая добыча? - поинтересовался Марк у росомахи, глядя на оконца, балкончики и прочие излишества дворца.
  - Ага, как же! - скривился и сплюнул на землю росомаха. - Они как мы, только юркие. Не подберёшься: цапнут и -фырр! - по крыше учесали. Больно: зубастые. Эти (ткнул он пальцем в сторону Птеки) лучше. Толстые. Неповоротливые. Вкусные.
  Толстый и неповоротливый Птека насупился, сжал кулаки:
  - Невкусные!
  Росомаха пожал плечами. Портрет поставил на землю и прислонил к стене, чтобы не упал. Наклонился над пророком - нос к носу - и принялся изучать изображённый лик.
  - Щас как дам фонарём! - не унимался Птека. - И пирогов тебе печь не буду!
  - Правильно, - поддержал его Марк. - Графч, не хами Птеке, понял?
  - А он сам! - взъелся росомаха.
  - Укушу! - прибегнул к проверенной угрозе Марк. - Тихо оба.
  Он никак не мог решить, как подойти к соболям: пустить росомаху с портретом наперевес и медальоном нараспашку или, всё-таки, не прибегать к столь агрессивным действиям.
  - Я могу чем-нибудь помочь? - вкрадчиво раздалось у него над ухом.
  Нервы у Марка в этой зверской ЗвеРре, всё-таки, расшатались не на шутку: он чуть не подпрыгнул на месте. Вздрогнул и резко обернулся.
  Занятый препирательством со звеРриком и лицезрением портрета, росомаха пропустил неожиданного помощника. Зато Птека не сплоховал: он тоже испугался и огрел незнакомца фонарём по затылку, вложив в удар всю ту силу, которую намеревался пустить на борьбу с обзывающимся звеРрюгой.
  Марк увидел позади себя распростёртое на булыжниках мостовой тело. Практически труп.
  - О, вот и повод появился, - обрадовался он. - Графч, засунь портрет в щель, Птека, фонарь пристрой там же, и берите этого гражданина. Понесём спасать! А кто это, кстати?
  Расстроенный Птека глянул мельком и пожал плечами.
  - Не могу признать, - буркнул он. - Не звеРрюга.
  - Уже хорошо. Бери за ноги.
  Втроём они подхватили стукнутого и поволокли через площадь прямо к ажурному особняку с вымпелами. Отрез оставлять без присмотра Марк не решился, так и зажал под мышкой: шелка на дороге не валяются.
  
  ***
  
  Соболя растерялись, это точно.
  Не каждый день к тебе домой врывается Полярная Звезда и Последняя Надежда города с бездыханным телом на руках. И скидывает это тело прямо в вестибюле у подножия парадной лестницы.
  Ради такого случая к Марку вышел триумвират клана в полном составе - у соболей не было единого главы.
  Поскольку времена настали непонятные, раненого фонарём унесли без особых распросов, чему Марк был очень рад. Он уже собрался достать астролябию, но внезапно передумал: вспомнилось, как ласково архивариус гладил её округлый бок, как она висела на стене в компании с вышивкой и картой, и стало жалко.
  Не сколько астролябии, сколько налаживающегося понемногу на мельнице житья-бытья, со своим укладом и настроением, которое создавал, в том числе, и этот морской, неведомо как попавший в проклятый город, навигационный прибор. Да и к тому же, разбогатевший на грабеже жабок Марк мог теперь преподнести презенты всем трём лисичкам.
  Поэтому Марк сделал вид, что всего лишь хотел поправить лямки рюкзака. Нужно было как-то выкручиваться, обосновывая цель визита.
  Соболя ждали.
  Марк строго, даже угрюмо спросил:
  - Дом соболей, насколько мне известно, является посредником между звеРрями и звеРриками, так?
  - Посредник этот тот, кто посредничает на небольшой процент. Как жабки. А мы помогаем жителям, - туманно отозвался стоящий справа соболь. - Помогаем практически безвоздмездно.
  - Всем? - уточнил Марк.
  - Всем, живущим в городе.
  - Ну конечно, - фыркнул Марк. - За городом сидят звеРрюги, помощь которым совершенно не требуется.
  - Что хочет от нас шестой человек? - в лоб спросил его соболь.
  "Артефакт!" - вертелось на языке у Марка, но он сказал:
  - Я хочу узнать, что собираются делать соболя в полнолуние, если Артефакт не отыщется.
  Теперь заговорили все трое. По очереди, один за одним.
  - Мы собираемся убить Последнюю Надежду ЗвеРры. И уйти. По мосту через реку в лес, - любезно удовлетворили его любопытство соболя, глядя на Марка спокойными, безжалостными глазами.
  "Хищники!" - выругался в душе Марк.
  - Собственно говоря, вопросов больше нет. Всего наилучшего! - отчеканил Марк и пошёл к выходу.
  Росомаха с Птекой потянулись за ним, переглядываясь: они не поняли, почему Марк не расстался с астролябией, как хотел.
  Росомаха, обиженный, что его новый медальон никого не впечатлил, высморкался по пути в свисающий вымпел и вышел, очень довольный своей шуткой.
  Трофеи спокойненько лежали там, где оставили.
  - Никто не спёр, уважают, - обрадовался росомаха, забирая портрет.
  
  ***
  
  Пока шагали обратно, в голове Марка родилась очень интересная мысль. Насчет Нисы.
  Птека тоже о чём-то напряжённо думал.
  А потом предложил:
  - Может быть, переселимся в Зубровый Замок? Там тебя соболя не достанут.
  Марк сначала и не понял, о чём это звеРрик.
  А когда сообразил, лишь рукой махнул:
  - Да брось! Зубры тоже только и мечтают, как разорвать меня на мелкие клочья при свете шестой луны. Меня глава зубров сразу предупредил, в первую же встречу. Нет, друг Птека, отсидеться в Зубровом Замке не получится. Буду на мельнице оборону держать.
  - Будем на мельнице оборону держать, - поправил его Птека.
  Марк усмехнулся:
  - О да, воздвигнем свой бастион, не хуже чем у волков, лис и зубров. Мы ещё всем покажем.
  - Нас преследует кто-то, - хмуро сообщил нагнавший их росомаха. - Давайте в засаду ляжем, а?
  - Давайте, - легко согласился Марк. - Тем более, что в последнее время хорошим тоном считается убегать, только завидев Полярную Звезду всея ЗвеРры. А никак не догонять. Огретый Птекой не в счёт.
  Они шли по дороге, ведущей в Олений Двор. Скоро должен был показаться развилок, правый путь которого уводил к мосту через ЗвеРру, а левый тянулся до резиденции Хранителей. Дорога шла через очередной пустырь, заросший стальным бурьяном.
  Птека острым глазом тут же высмотрел ложбинку за кустами и скрылся там вместе с фонарём. Марк на мгновение замешкался: не хотелось пачкать шёлк, но потом присоединился к Птеке.
  Росомаха задержался на дороге: он не нашёл ничего остроумнее, как выворотить из ветхого бордюра камень, подкатить его к центру развилки и прислонить к камню портрет одноглазого пророка.
  И леопардом скакнул в кусты, только нарощенные кудри взлетели облаком над макушкой.
  Шуметь уже было нельзя, и Марк лишь повертел пальцем у виска, показывая, что он думает по этому поводу.
  Скоро Марк обострившимся слухом различил торопливые шаги: кто явно стремился их нагнать.
  А потом шаги стихли: этот кто-то встал как вкопанный
  Наверное, таинственный Некто увидел портрет основателя города и призадумался.
  Марку вспомнилась статья из журнала "Вокруг Света" непонятно какой давности, про то, как индийские крестьяне, отправляясь по делам в джунгли, надевают на свои затылки маски с человеческими физиономиями: чтобы тигр на спину не прыгнул. Статья уверяла, что лицо на затылке помогает.
  Росомаха обернулся зверем и, зажимая медальон в зубах, уполз к дороге, чтобы рассмотреть погоню.
  Вернулся страшно разочарованным: таинственный преследователь исчез.
  Не исключено, впрочем, что обернулся тоже: до прихода шестой луны осталось всего-ничего.
  Марк был на удивление спокоен и внешне, и внутренне: так и должно было быть. Чему суждено случиться, - то случится.
  - Вот и от пророка какая-то польза, - сказал он Птеке. - Видишь, как хорошо отпугивает нежелательных гостей? Я придумал! Мы этот портрет на мельницу приколотим: тогда ее жечь не посмеют.
  Птека почесал нос и убеждённо сказал:
  - Посмеют. Сдерут портрет со стены, а остальное сожгут.
  - Ничего святого в этом мире! - возмутился Марк. - Пойдёмте тогда быстрее домой.
  
  ***
  
  Бессовестно воспользовавшись отсутствием Марка, лисички навели на мельнице шороху. То есть порядку: помыли пол. Марк был рад, что на этом их хозяйственный пыл иссяк.
  Архивариус сидел и работал. И очень обрадовался, увидев вернувшуюся троицу.
  - Астролябия пропала, - встревоженно сообщил он. - Не к добру.
  - Да тут она, - утешил его Марк. - У меня.
  - Он её выгуливал, - ввернул ехидно Птека.
  - Цыц! - погрозил ему кулаком Марк. - Я тоже рад, что астролябия с нами. И вообще, дорогие домочадцы, приготовьтесь к вручению даров.
  Он снял и поставил на стол рюкзак.
  - Для начала приветствуем блудную, э-э-э, то есть совершившую путешествие астролябию. Она вернулась домой.
  - А во-вторых, чур мне! - перебила его Диса.
  - А тебе - фонарь! - вручил ей презент Марк. - Наслаждайся, дорогая, на полную катушку.
  - А что я с ним делать буду? - растерялась Диса. - Я-то думала...
  - А что хочешь - то и делай. Дареному фонарю, как говорят... Можешь совершить красивый поступок и передарить его Птеке. Он найдёт применение этому полезному предмету. А вот этот прекрасный отрез роскошного шёлка я бы хотел преподнести нашей искусной вышивальщице.
  - Мне? - растерялась Ниса.
  - Ага, - кивнул Марк. - Тебе. И у меня к тебе громадная просьба: вышей мне знамя.
  - Что?
  - Знамя, - терпеливо пояснил ей Марк. - У всех звеРрей в этом городе вьются флаги на башнях, и у волков, и зубров, у всех. А над мельницей нашей ничего не реет. Мне нужно знамя Последней Надежды ЗвеРры. Пусть на нём будет ковш Большой Медведицы и Полярная Звезда! Прицепим синий стяг к флюгеру. Тебе какие нитки нужны?
  Ниса нахмурилась, задумалась:
  - Я не успею...
  - Попросишь Дису помочь, - ободряюще улыбнулся Марк. - А звёздочки можешь совсем небольшие делать. Не обязательно, чтобы их было видно с Волчьей Пасти, главное чтобы мы знали - они есть. Хорошо?
  - Ну зачем тебе знамя, а? - сварливо пробурчала Диса, которой, видимо, совершенно не улыбалось садиться за вышивку на пару с Нисой. - Напридумывал какую-то блажь. Лучше бы Артефакт искал...
  - Стоя под знаменем, и умирать легче, - совершенно серьёзно объяснил ей Марк. - Так что мне оно необходимо.
  - Хорошо, - кивнула Ниса. - Я подберу нужные цвета. Диса, помоги мне шёлк развернуть: посмотрим, какого размера нужно делать вышивку.
  - А в городской архив я жертвую портрет основателя города! - продолжил материализацию духов Марк. - Мне его жабки подарили в знак особой любви и расположения.
  Росомаха поставил на восточный стол портрет.
  Наконец-то, настал черёд подарка для полярной лисички. В отличие от предыдущих даров, Марк достал маленький полосатый рюкзачок молча. И молча же отдал. И был очень рад, что занятые шёлком Диса с Нисой почти не обратили на него внимания.
  Ился поблагодарила его тёплой улыбкой. Характерным жестом взъерошила свои белоснежные волосы, потёрла нос и углубилась в изучение подарка.
  На душе у Марка было легко-легко, светло-светло, словно он и не вязаную звеРриками безделушку наконец-то вручил адресату, а, по меньшей мере, нашёл Артефакт.
  - Вот теперь можно и портрет рассмотреть, как следует! - объявил он, тоже невольно улыбаясь. - Графч успел им всю ЗвеРру напугать, а я и не рассмотрел его толком.
  Изображение на портрете не очень-то отличалось от других. Одноглазый пророк не стал более приятным: тот же кислый взгляд и недовольство миром.
  Впрочем, Марк мог бы поклясться, что взгляни он сам сейчас в зеркало - увидел тоже бы кислый взгляд и недовольство миром.
  "Превращаюсь в пророка? Всё может быть..."
  Новых предметов, смахивающими на Артефакт, на портрете, увы, не было.
  А Диса всё никак не могла поверить, что Нисе достался подарок лучше, чем ей. И своё персональное недовольство она выражала весьма активно:
  - Лучше вообще никакого подарка не получать, чем такой! - шипела она.
  - Пожертвуй его городскому архиву по моему примеру, - советовал ей Марк. - И вообще, давай выдадим его за Артефакт и поставим точку в этом деле. На фресках у пророка был фонарь, - был!
  - Там совсем не такой! - подал голос памятливый Птека.
  - Да какая разница? - возмутился Марк. - Такой, не такой. Тут речь о спасении города идёт, а ты придираешься. Почти такой же.
  - Никто не поверит, что это Артефакт, - приводил резонные доводы Птека. - Раз он у жабок валялся.
  - А мы придумаем захватывающую историю о том, как таинственный убийца благородных оленей забрал фонарь с алтаря, а потом спрятал в доме жабок.
  - А зачем? - никак не проникался романтическим настроением Птека. - Зачем ему прятать фонарь у жабок?
  - Чтобы мы потом имели возможность объявить о находке Артефакта, - растолковывал ему Марк. - Он, по ошибке, забрал жабковый фонарь, оставив подлинный Артефакт, а жабки и не подозревали, что хранят величайшее сокровище ЗвеРры.
  - Как это не подозревали? - возмутилась Диса, которая, оказывается, слушала очень внимательно. - Тогда уж на жабок и нападение валить надо. Всё равно они противные, их с радостью растерзают. Вон, тех же волков натравить - и кое-кто даже квакнуть не успеет.
  - Это не наши методы! - осадил её Марк. - Тебе вон презенты сделали, а ты в качесте благодарности готова их живьем волкам скормить. Как не стыдно!
  - Это мне-то? - скривилась Диса. - За какой-то паршивый погнутый фонарь я должна теперь возлюбить этих противных лупоглазых звеРриков?
  - Фонарь я погнул, - покаянно признался Птека.
  Диса пропустила его признание мимо ушей и продолжила пламенную речь:
  - Последняя Надежда у нас того, - постучала она себя по лбу, - странная. Раз уж не можешь Артефакт найти: думай тогда, как выкрутиться! С фонарём ты хорошо предложил, да только звеРрик прав, фонарь-то не тот. И просто так тебе никто не поверит. А вот если волки жабок вырежут, как вырезали ласок, тогда будет всё в порядке, фонарь сойдёт за Артефакт. А кто будет сомневаться - того волки разубедят. Им в этом будет прямой интерес.
  - Почему это?
  - Потому что им самим будет приятнее верить, что они покарали убийц и похитителей, а не расправились с беззащитными, ни в чём не повинными звеРриками.
  Диса взбила локоны попышнее.
  - Ты сам рассуди - и волкам приятно будет, они, наконец-то, станут хранителями Артефакта и вообще самыми крутыми в городе. И остальным хорошо - уж лучше волки, чем этот ужас. По жабкам всё равно никто плакать не будет, они гадкие и склизкие. Их не трогали, потому что медведя боялись, ходили слухи, что они смогли как-то с ним договориться. Но медведя-то теперь нет... Хочешь, я сама с волками поговорю?
  - Ты же их ненавидишь за Гиса...
  - Ну и что? - искренне удивилась Диса. - Я много кого ненавижу.
  - Всё это замечательно, но накладок много. Фонарь-то не тот, - покачал с улыбкой головою Марк. - Низкой сорт, нечистая работа, как говаривал один персонаж. Так что оставь свои кровожадные планы и лучше звездочку-другую на знамени вышей. Ей богу, это будет полезней.
  Диса пожала плечами.
  - Ты сам себе враг! - сделала она исчерпывающий вывод.
  - Выходит, что так, - покладисто согласился Марк.
  Диса скривилась, пожала плечами. Взяла фонарь и поставила перед Птекой.
  - Дарю, - холодно сказала она и вышла на лестницу.
  Её уходу Птека обрадовался куда больше, чем подарку.
  
  ***
  
  Марку было любопытно, как продвигаются работы у архивариуса.
  Он подсел поближе.
  Отец Нисы восстанавливал один из старых планов города. Наклеивал клочки бумаги на чистый лист. На этом плане ЗвеРра не была усеяна, как прокаженный язвами, пустырями и развалинами, напротив.
  Архивариус приклеил очередной кусочек и сказал:
  - Раньше город был многолюдней, да. Но заключение никого не красит. И детей с каждым годом всё меньше и меньше... Я всё думаю, что, наверное, ЗвеРре, действительно, пора изменится.
  - Наверное, не одни вы так думаете. Таинственный похититель Артефакта тоже так считает, - улыбнулся Марк. - Но перемены зачастую весьма болезненная штука.
  Архивариус светло улыбнулся.
  - Что с Артефактом ЗвеРра тихо гнила, что без Артефакта она вспыхнет и сгорит, разница, если разобраться, невеликая.
  - Не знаю, - честно сказал Марк. - Может быть, вы и правы, но в первом случае меня бы здесь не было. Может быть, ЗвеРре и всё едино, а мне домой хочется.
  - А кто ты, Марк? - прищурился архивариус. - Кто ты в своём мире?
  - Не скажу! - припечатал Марк.
  Архивариус приклеил ещё один клочок. Пододвинул к Марку чистую кисточку и баночку с клеем. Марк присоединился к работе.
  Пока они общими усилиями собирали карту, вернулась Диса.
  И потребовала от Марка:
  - Отпусти с нами росомаху.
  - С нами, - это с кем?
  - Со мной и Нисой, конечно. Не с Птекой же! Если знамя тебе и вправду так нужно, как ты уверял.
  - Графч, сходи с барышнями, - заглядывая под кровать, попросил Марк. - Нисе нитки нужны для вышивки. И пяльцы.
  - Ладно, - отозвались из-под кровати. - Для Нисы - всегда.
  - Я с девчонками! - сообщила Илса.
  Она надела на плечи рюкзачок и покрутилась, чтобы всем было видно. Диса, конечно же, неодобрительно фыркнула, ничуть этим не смутив полярную лисичку.
  - Вульгарно, - процедила Диса, убедившись, что фырканье не сработало.
  - Спортивно, - возразил ей Марк.
  - Это как? - удивились и Диса, и Илса, да и Ниса подняла голову, оторвавшись от рисования на клочке бумаги эскизов звездочек.
  Марк растерялся. Как объяснить, что значит "спортивно", если в ЗвеРре спорта нет?
  - Удобно, - поколебавшись, сказал он. - Не стесняет движений. Позволяет освободить руки.
  - А что говорю?! - обрадовалась Диса и тут же создала себе роскошное вечернее платье с длинным шлейфом, манжетами-раструбами и высоким воротничком. - Красивая одежда должна стеснять движения. Просто обязана. Этим мы, звеРри, и отличаемся от звеРриков. Это им работать надо, мы же можем себе позволить роскошь.
  - Я вечером не буду его надевать, - улыбнулась Илса. - Ты тоже шлейф по городским мостовым днём не таскаешь. Так что всё в порядке.
  - Да кто бы спорил, - вернулась к привычному сексуально-обтягивающему наряду Диса. - Так, маленький спор о красоте. Эти лямки тебе мех на куртке вытрут, будут лысые проплешины на плечах, помяни моё слово...
  - Помяну, - пообещала Илса. - Ну что, идёмте?
  Лисички выпорхнули за дверь, росомаха устремился за ним.
  На мельнице воцарился рабочий покой, так приятный сердцу Марка. Птека, обрадовавшись, удалился на кухню.
  Архивариус, закончив с картой, долго рассматривал портрет основателя города.
  - Здесь он какой-то опухший... Неужели портрет подлинный?
  - Это всё фантазии, - непочтительно пощелкал ногтём по портрету, прямо по носу одноглазого пророка, Марк. - Созданные далеко после. Кто бы и когда его портреты рисовал, если в ваших преданиях говорится, что он был в ЗвеРре проездом? Я думаю, просто жабки тоже хотели приобщиться к высшему обществу, украсить стенку пророком как олени, как волки. Как в лучших домах, что называется. А вы что думаете о предложении Дисы насчёт жабок?
  - Я понял, что Последней Надежде это предложение не понравилось, - дипломатично сказал лис.
  - Категорически не понравилось! - подтвердил Марк. - Но вот всё думаю, что, может быть, зря чистоплюйствую? И Диса дело говорит?
  Архивариус погладил свою любимую астролябию.
  - Если в тебе самом нет уверенности, как поверят тебе другие? - ответил он вопросом на вопрос. - Не примет ЗвеРра такой Артефакт, жабки зря погибнут. Диса глупость предложила.
  - Вот и славненько, - обрадовался Марк. - И резать никого не надо.
  - Я благодарен тебе, Марк, - неожиданно сказал старый лис. - За возвращенную дочку, за новое знамя. За надежду.
  Марк смутился.
  - Не за что, - пробурчал он. - Похоже, у Птеки там горит что-то!
  И сбежал на кухню.
  
  ***
  
  Лисички запаздывали: Птека и обед сделал, и наелись всласть, а их всё не было.
  День казался бесконечным, но незаметно подобрался вечер.
  Марк мастерил рамку для восстановленной карты.
  - Повесим её пока на стену, рядом с астролябией - предложил он архивариусу. - И будет полный комплект: кожаная в рюкзаке, бумажная на стенке.
  - Достань свою, Марк, - попросил лис. - Давай посмотрим, пока никто не мешает.
  Марк отложил дощечки, потянул из-под кровати рюкзак. Вытащил кожаную карту и расстелил на столе рядом с бумажной.
  - Интересно... - задумчиво сказал архивариус. - Многое изменилось в ЗвеРре, лишь неизменны лачуги прокисших мышей за мостом...
  Марк не успел ничего сказать, хотя и собирался отметить, что эти слова похожи на японские стихи. Но снаружи заскреблись. Видимо, большие пяльцы Нисы, годящиеся для вышивания знамён, застряли на лестнице.
  Марк толкнул дверь.
  На лестничной площадке лежал Лунный волк, опалово-серебряный в сгущающихся сумерках. Марк вышел, плотно затворив дверь, чтобы не пугать старого лиса. На каждой ступеньке лестницы, вплоть до земли, сидело по волку. Главарь волков, в человеческом облике, стоял у подножия. Почти на том же месте, где в прошлый раз медведь.
  - Насколько мне помнится, вы ни с кем не играете... - заметил мелонхолично Марк, подумав, что росомаха (с его паническим страхом перед Лунным волком) отсутствует очень удачно. - Что случилось?
  - Зашли узнать последние новости.
  - Всё хорошо, ищу Артефакт, - оповестил Лунного волка Марк. - Нашёл портрет. И фонарь. А у вас как дела?
  Лунный волк, положив голову на лапы, смотрел с верхушки мельницы на ЗвеРру.
  - Красиво тут у тебя, - сказал он. - И свежо. Ветер из лесу.
  - Ага, - согласился Марк, поскольку всё было чистой правдой. - Ко мне персонально вопросы ещё есть?
  Волк на ближней ступеньке сморщил нос и оскалился.
  "Сейчас прыгнет!" - подумал Марк.
  Лунный волк тоже так подумал, потому что неожиданно резко вскочил, встал перед Марком.
  - Мы уходим.
  На нижней ступеньке лестницы волк поднялся, легко соскочил на землю рядом с главарём, за ним встал и спустился следующий, за ним ещё - серый волчий ручей потёк по ступенькам.
  Лунный волк сошёл важно, как капитан с мостика гибнущего корабля.
  Марк радушно помахал рукой вслед его хвосту.
  Когда волки исчезли, из кустов вывалилась троица лисичек и росомаха. Они выволокли деревянную раму для натягивания основы вышивки и, облепив раму со всех сторон, понесли к лестнице.
  
  ***
  
  Ниса легко творила чудеса без всякой магии: под её тонкими пальцами рождались звёзды. Синий шёлк был туго натянут на пяльцы, игла легко щёлкала, протыкая ткань. Нырял туда-сюда шёлковый нитяной хвостик.
  Росомаха лежал на полу и смотрел во все глаза.
  - Красота-а-а... - тянул он задумчиво-восхищенно.
  Ниса краснела и смущалась, но было видно, что ей приятно.
  - Мы почти час в кустах просидели! - возмущалась Диса. - Уже почти дошли до мельницы, смотрим: несётся эта серая свора со своим белым могильщиком впереди. Пришлось укрытие искать. По городу совсем проходу не стало, ни днём, ни ночью. Что им было надо, а?
  - Отгадай, - предложил Марк, закрепляющий карту ЗвеРры в раме. - Что ты трясёшь с меня днём и ночью?
  - Про Артефакт спрашивали? Вот дураки! - припечатала Диса. - Меня бы спросили, я бы им всё рассказала.
  - Так ты же спряталась, - пожал плечами Марк. - Не по кустам же тебя искать, вот они и пришли сюда.
  - И что, узнали? - съехидничала Диса.
  - Как видишь.
  Илса аккуратно вынимала из новенького рюкзачка нитки для вышивки и раскладывала их на восточном столе так, чтобы Нисе было удобно брать.
  - Я хочу такой дом! - сообщил всем росомаха, потянувшись. - Чтобы пироги пекли, звёзды вышивали!
  Чернобурка пожала плечами, но, поскольку связываться со звеРрюгой ей не хотелось, промолчала. Графч не Птека, может и руку откусить.
  - Да, неплохо бы... - согласился Марк. - Пока твоя мечта, как видишь, осуществилась в полном объёме.
  Он повесил карту на стену у южного стола. Штора на окне сбилась, пришлось поправлять. Марк отдёрнул полотнище, - за окном царила ночь. Луна неуклонно полнела.
  Марк плотно задернул шторы.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  Ночь третья
  
  
  
  Пришла ночь.
  Ветер разбушевался не на шутку, трепал мельничный флюгер, таскал флюгерного соболя за хвост.
  Марк был рад, что спит под кроватью, а не на чердаке.
  В расположении на ночлег жильцов мельницы произошли изменения: лисички переселились на кровать, места им там хватило за глаза. Накинули занавеси на каркас балдахина и получилась у них уютная палатка, за тонкими стенками которой они о чём-то шептались, поминутно хихикая. А когда тонкая рука Илсы утянула под полог светильник, из кровати получился волшебный фонарь с полупрозрачными разноцветными стенками, по которым плясали причудливые тени сидящих лисичек.
  Архивариус перешёл спать на кухню, тёплая Птекина лежанка за печкой ему очень понравилась.
  Птека же вполне приноровился заползать под кровать и с раненой рукой. Новое место ночлега он обустроил по своему обыкновению основательно: ковриков настелил, подушками запасся. Росомаха тут же уволок парочку на свою половину.
  Ветер свистел, мельница покряхтывала. Марк сонно думал, что знамя нужно закреплять на древке как можно крепче, иначе в такие ночи его сорвёт ветром. Будущий флаг пока ещё был туго распят на раме, стоящей в углу комнаты.
  Первым, как всегда, заснул росомаха. Возмущённый кражей подушек Птека угомонился позже. Затих и шебет лисичек, перестал светиться волшебный фонарь.
  Марк крутил в голове всё, что знал и пережил в ЗвеРре, пытаясь найти хоть малейшую зацепку. Раз за разом он прогонял в памяти последние дни.
  Вспомнил одну вещь, легонько толкнул росомаху.
  Тот лягнулся в ответ, не желая просыпаться по пустякам. Потом, всё-таки, снизошёл:
  - Чего?
  - Графч, помнишь, как ты старого крыса убил в подземелье под Оленьим Двором? - зашептал Марк.
  - Ну? - буркнул росомаха.
  - Ты нас очень быстро вывел к залу, откуда Артефакт украли. Почему?
  - По следу, - зевнул росомаха и засопел ровно.
  Марк толкнул его снова.
  - Потом выспишься. По чьему следу?
  - Не зна-а-а-а-ю, - росомаха зевнул ещё слаще. - Просто след. Вонючий.
  - Сможешь узнать? - загорелся Марк.
  - Не знаю, - потыкал подушку кулаком росомаха.
  Поправил медальон и уснул.
  Марк не стал толкать его снова. Пока пищи для размышлений было достаточно. Он тоже припомнил характерный запах, витавший около сломанной решетки. Значит, росомаха шёл по этому запаху. Похоже, нашлась и разгадка странным операциям с благовониями в зале Артефакта. Очень интересно. Убийцы оленей пытались...
  От восточного окна давно шло поскрипывание, которое Марк списывал на ветер. Потом сообразил, что скрипит-то не в такт порывам. Но ночной гость уже просочился на мельницу.
  Марк голову мог дать на отсечение, что это - тот самый, что был уже пару раз. И что именно он пытался догнать их сегодня.
  Визитёр, убедившись, что все спят, расхаживал по мельнице.
  Марк из-под кровати наблюдал, как бродят перед его носом туда-сюда чьи-то ноги. И никак не мог понять, какого рожна вообще нужно здесь этому гостю. Зачем он с такой настойчивостью приходит? А потом убегает? Что ему нужно?
  А незваный гость даже предположить не мог, что Последняя Надежда ЗвеРры ночует под кроватью на половичке.
  Он проверил столы, подошёл к зашторенному со всех сторон ложу, встал около, намереваясь раздвинуть занавеси и посмотреть.
  Лежащий на полу Марк клещом вцепился ему в лодыжки и резко сказал:
  - Руки вверх, скотина!
  
  ***
  
  В царящей на мельнице сонной тишине возглас Марка прозвучал набатом.
  Но пойманный за ноги незнакомец уперся руками в край кровати и решительно подпрыгнул. Марк треснулся головой о доски, ослабил хватку. Незнакомец вырвался и задал дёру через дверь.
  Марк, ругаясь сквозь зубы, по-пластунски выбрался из-под кровати. На то, чтобы натянуть кроссовки и схватить птекин топорик ушли мгновения, но незнакомец уже топал вниз по лестнице. Проснувшийся от возгласа Марка росомаха кинулся в погоню раньше, он горел желанием взять реванш за прошлую неудачную охоту.
  Марк выбежал в ночь.
  Голова гудела колоколом. Ветер старался припечатать к стене мельницы. Это только раззадоривало Марка. Беглец и впритирку преследующий его росомаха уже вовсю неслись по берегу, вниз по течению ЗвеРры-реки, к мосту, к Оленьему Двору, к Волчьим Могильникам.
  Марк бежал за ними, не разбирая дороги, по камням, кустам, прибрежной гальке. Он был, почему-то, уверен, что незнакомец уводит их к Оленьему Двору, где попытается затеряться в подвалах. Пару раз Марк запинался о камни и падал, подводила-таки раненая кабаном нога. Вставал, плюясь ругательствами, и бежал дальше.
  Беглец свернул к мосту - и припустился вдвое по выгнутой каменной спинке моста над ворчащей угрожающе ЗвеРрой-рекой, на тот берег, подальше от проклятого города.
  Росомаха взревел яростно, на бегу оборотился человеком, и быстро заработал руками и ногами. Марк же чувствовал, что свой запас сил благополучно выбегал, ещё несколько метров - и останется сесть в изнеможении на землю, судорожно глотая воздух и пялясь на луну. Топорик птекин только мешал - и он метнул его в спину убегающему. Просто так, на всякий случай.
  Топорик полетел красиво, как бумеранг. Неожиданно получив обухом по затылку, беглец споткнулся. И тут же упал, сбитый с ног росомахой, который придавил его к мосту не хуже каменной балки.
  Марк остановился, переводя дух. Таких умений он от себя не ожидал. Всплыла в голове картинка из любимого "Острова сокровищ" - одноногий Джон Сильвер бросает свой костыль в неприсоединившегося к пиратам матроса. Насмерть.
  В правом боку кололо, Марк скособочился и, поддерживая бок ладонью, заковылял к беглецу.
  Во время бега все они вспотели, как лошади на ипподроме. И даже не доходя до незнакомца, Марк уловил своеобразный запах беглеца. Тот самый.
  Росомаха, ворча, подволок пойманного к краю моста, упёр макушкой в ограждение. Сел ему на грудь.
  - Это звеРрик. Из кислых мышей, - подтвердил он мысли Марка. - Наверное, главный.
  - Артефакт где, козёл? - рявкнул Марк, склоняясь над похитителем.
  - Какой Артефакт? - прохрипел беглец. - Ничего не знаю. Ты его ищешь, не я.
  - Графч, откуси ему палец! - скомандовал Марк.
  Росомаха светло улыбнулся, подняв лицо к луне - улыбка сменилась оскалом звериной морды. Морда клацнула зубами.
  - Стой! - замотал головой беглец. - Стой!
  - Так где? - мягко спросил Марк.
  - Даже если он обглодает мне до руки до локтей, Артефакта вам не видать! - зашёлся в истерике, выгнулся дугой похититель.
  - А мы проверим! - оскалился не хуже росомахи Марк. - Терять всё одно нечего! Говори - либо конечностей лишишься!
  Запах от злодея, приведшего ЗвеРру к концу света, шел тошнотворный. Хуже чем от росомахи, покатавшегося на останках протухшей рыси.
  Марка передёрнуло.
  Похититель заметил это, зло оскалился в свою очередь и выплюнул:
  - Его нет, нет, и не будет! Я собственными руками скинул его с этого моста! Поняли? Его никто не найдёт, он давно под водопадом. И я это сделал! Вышвырнул ваш хвалёный Артефакт!
  - А чего, гад, на мельницу лазил? - скучно спросил Марк, подбирая лежащий топорик и пальцем проверяя, не затупилось ли лезвие. - По городу бегал за нами зачем?
  - Знать хотел, найдешь ли нас, шестой человек. Или будешь таким же тупым, как те пять до тебя. Любопытно мне было.
  - Я вас практически нашёл, - объяснил ему Марк. - Хотел утром к вам наведаться. Мы поняли ваш фокус с благовонными палочками, который вы проделали, отбивая заметный запах. Ваш след тянется от сломанной решетки до зала церемоний. Дело было за малым - солнца дождаться и проверить. Ты же упорно к нам в гости навязывался, хвостом ходил - славы и признания не хватало?
  - Что ты, шестой человек, знаешь о кислых мышах?! - дернулся похититель. "Шестой человек" - прозвучало как грязное ругательство.
  - Вы живёте за мостом, - добросовестно рассказал Марк. - В городе вас не очень-то любят. Запах специфический. Вы на положении изгоев. Где-то так.
  - Нами даже звеРрюги брезгуют... - выплеснул боль и обиду шестой луне похититель Артефакта. - Мы никто! Мы нигде! Этот город слишком хорош для таких, как мы!
  - Угу, всё понятно, - покивал ничуть не разжалобленный Марк. - Это из серии: "Доктор, меня никто не замечает. - Следующий!" Вы рассчитываете, что вас заметят в полнолуние?
  - В полнолуние все сдохнут! - радостно закричал кислый мышь и ветер разметал его крик над рекой. - Все до единого! У ЗвеРры нет Артефакта! А ты умрешь напрасно, шестой человек!
  - Укусить? - деловито спросил росомаха Марка.
  - Погоди, пусть скажет, каким он хоть был, Артефакт этот, - поиграл топором Марк. - Страсть как интересно.
  - Ты не узнаешь! - прошипел похититель. - Никто не узнает. Мы его видели, мы его держали. А ты - нет! И мы его уничтожили!
  - Геростраты вонючие, - подтвердил Марк.
  - Ненавижу! - отозвался похититель.
  - Аналогично! - подтвердил Марк. - А чего один шаришься? Убивали-то оленей всем скопом?
  - Они боятся, - презрительно сказал атаман кислых мышей. - Они сидят и киснут. Даже оборачиваться боятся.
  - Ага. И ничего не изменилось, - закончил за него Марк. - А так хотелось прогреметь на весь город, ужаснуть и поразить. Но кислых мышей по-прежнему в расчёт не берут. Элементарно, Ватсон. И моя смерть, дорогой Герострат, тебя лично ничем не согреет.
  - Я уничтожил Артефакт! Я его уничтожил! - заклинило, похоже, кислого мыша.
  - Ненависть - оборотень любви, - нравоучительно сообщил ему Марк. - Артефакт по-прежнему с тобой, ты всё так же маешься. И стоило после этого надрываться?
  - Медальон видишь? Медведь носил! - встрял росомаха, которому тоже приспичило похвастаться, и потыкал пальцем в центральный камень подвески.
  Пленник тут же воспользовался тем, что захват ослаб, резко толкнул и скинул с себя росомаху.
  Вскочил на парапет, плюнул в Марка и сиганул вниз, оставив на память о себе только запах - брызги взлетели фонтаном над ЗвеРрой-рекой. Плевок до цели не достал.
   Марк с росомахой склонились над ограждением. Вода у моста в лунном свете была тусклой, непрозрачной.
  - Выплывет? - заинтересовался Марк.
  - Не-а, - помотал головой росомаха. - Здесь глубоко. И высоко.
  - Этот тип крепкий - вон как по скале на мельницу лазил, - не поверил Марк.
  - Крепкий, - согласился росомаха. - Я ему ногу сломал. Чтобы не бегал. Плавать тоже тяжело.
  - Пойдём домой, Графч... - буркнул Марк. - Расследование завершилось. Полный песец.
  - Как Илса? - обрадовался росомаха знакомому слову.
  - Илса - худой песец, - объяснил ему разницу Марк, засовывая топорик за пояс. - Изящный. А к нам пришёл полный. Такие дела.
  Они немного подождали, не всплывет ли, не покажется голова. Но ЗвеРра-река принятое не отдавала.
  Марк зверски окоченел на ледяном ветру, чтобы немного согреться, обхватил себя руками, засунул ладони под мышки. Нахохлился, как воробей зимой, и пошёл, прихрамывая, к городу. За спиной, на той стороне маячили угрюмые лачуги кислых мышей.
   Росомаха, которому ветер был нипочем, поплевал с моста развлечения ради, а потом кинулся догонять Марка. Заметив, что тот замерз, на секунду задумался, сморщив нос. Потом начал изобретать: на голове его объявилась лохматая, похожая на папаху, шапка, которую он радушно сдернул и нахлобучил на Последнюю Надежду. Таким же манером возникли меховые варежки, которые он тоже отдал Марку.
  - Я и не знал, что можно вот так ваши волшебные одёжки одалживать... - вяло удивился Марк, поправляя съехавшую на нос росомашью папаху.
  - И я не знал, - подхватил росомаха. - Никто не знал. Никому не надо - у всех своё есть.
  Мост остался позади, они свернули направо, к мельнице. За спиной послышались торопливые шаги, их нагнали лисички.
  - Ой, а мы аж до Могильников пробежались! - обрадовалась Илса. - Думали, что вы где-то около Оленьего Двора. Поймали?
  - Ага, - равнодушно сказал Марк.
  - Отпустили? - удивилась Диса.
  - Утонул, - пояснил, зевая, Марк.
  - А кто это?
  - На мельнице расскажу. В тепле, - Марк прикрыл варежкой нос от ветра и прибавил ходу, сколько хватило сил.
  Говорить ему сейчас совершенно не хотелось.
  Лисички переглянулись, но спрашивать росомаху не решились. Тем более, что тот был занят - пытался создать для Марка меховую куртку, но дело, почему-то, не заладилось: куртка покидать росомаху не желала, как он ни дергал её за рукава и полы.
  Илса, посмотрев на эти мучения, на Марка в клетчатой рубашке и разлохмаченной шапке, на ходу придумала пушистый меховой шарф, который почти насильно накинула на Последнюю Надежду, чтобы горло было прикрыто. Марк отмахивался, особо, впрочем, не протестуя.
  Росомаха заботу полярной лисички оценил, покивал довольно и, приблизившись поближе, прошептал ей, округлив глаза:
  - Ты не тот песец, ты хороший песец. Худой. А к нам другой пришёл, плохой. Полный.
  Заинтригованная Илса внимательно осмотрелась вокруг в поисках, где же прячется другой песец. В руках её лунными рыбками блеснули длинные узкие лезвия, готовые сорваться в полёт в любое мгновение. Осмотревшись, она никого не обнаружила. Ножи спрятала, а вопросы оставила при себе - до мельницы.
  
  ***
  
  Добравшись до тёплой комнаты, Марк скинул шапку, шарф, варежки и кроссовки, положил топорик и молча заполз под кровать. Обхватил руками подушку, придавил её щекой. Под кроватью было уютно, как в берлоге, пахло досками и пылью.
  Лисички - попы кверху - засунули любопытные мордочки в узкое подкроватное пространство, ожидая объяснений.
  Марку смертельно не хотелось ничего объяснять. Но...
  - Нету вашего тухлого Артефакта, - выдавил он из себя, понимая, что уж лучше самому рассказать, как дело было, чем услышать потом зубодробительную версию росомахи. - Этот застенчивый орёл, что к нам всё наведывался, из компании ваших неприкасаемых, которые за мостом квартируют. Как я понимаю, они на весь свет обижены: их за людей не считают. То есть за звеРриков. Вот они вам назло, чтобы самоутвердиться, и устроили конец света, поубивав хранителей и похитив главную святыню. Он сказал, выкинули Артефакт в реку с моста. Чтобы никому не достался. Чтобы всем плохо. И сам туда же кинулся. Гордый.
  - Кислые мыши? - ахнула Диса. - Да они же, они же...
  - Они же кислые мыши, - подвердил Марк, чувствуя, что начинает лихорадить. - Которых со дня основания ЗвеРры никто и никогда не брал в расчёт. Привыкайте к мысли, что даже кислые мыши умеют любить, обижаться и ненавидеть. Идите спать, прекрасные девы, и без вас тошно.
  Раздвинув лисичек, в подкроватное пространство вторгся суровый Птека со склянкой наперевес. Оценив обстановку, он приказал чернобурке:
  - Выволоките его отсюда, нужно ему согревающего дать, пока не заболел совсем!
  Та (сраженная известием, что кислые мыши, - ниже и гаже которых нет и быть не может, - тихонько перегрызли надменной ЗвеРре горло) командирский тон звеРрика оставила без внимания, ни словечком не огрызнулась и послушно выполнила указание. Силами трёх девиц Марка вместе с подушкой извлекли из-под кровати и усадили на полу. Марк опрокинул в себя склянку: там оказалось жидкое пламя птекиного изготовления. С бронебойным эффектом.
  У Марка в глазах скакали огненные круги, а по жилам текла расплавленная лава. Он давно подозревал, что Птека тихонько гонит самогон за печкой, теперь же его подозрения наглядно подтвердились.
  Илса, присев около него на корточки, встревоженно (и ревниво) спросила:
  - А какая полярная лисичка к тебе приходила? Почему мы о ней ничего не знаем?
  Марк был достаточно пьян, чтобы не стесняться.
  Он поймал узкую ладошку Илсы и поцеловал.
  - Никакой полярной лисички, что смогла бы затмить тебя в ЗвеРре, Илса, нет, и не будет!
  Илса выслушала признание в любви и задумчиво почесала нос, как бы решая, верить или не верить.
  Согревающее уже ударило в голову, и Марк с радостью чувствовал, что сейчас отключится, целиком и полностью. И хоть так, хоть на немного, но сбежит из ЗвеРры.
  - А знамя вышивать? - робко спросила Ниса, подергав Марка за рукав клетчатой рубашки. - Вышивать или уже не надо? - тихо, но настойчиво интересовалась рыжая лиса.
  - Непременно вышивать! - старательно проговаривая каждый слог, велел Марк. - Теперь - тем более!
  И, прижав подушку, он как рак-отшельник в раковину заполз в свою нору под кроватью, оставив ЗвеРру наедине с горестной вестью.
  Напоследок из-под кровати глухо прозвучало:
  - Уходите. Ищите, пока время есть, где можно спрятаться и переждать полнолуние. "Если же не дано граду обрести утерянное - не быть ему! Мёртвая луна будет светить над мёртвым градом, баюкая камни. Так сказал ваш святой человек, покидая это место навсегда. И нарёк его ЗвеРра"
  - Тетрадь Гиса, запись о Пророчестве, - подтвердил старый архивариус, поднимаясь по лестнице из кухни.
  
  ***
  
  Сбежать из ЗвеРры не удалось.
  Неизвестно, из чего Птека варганил самогон, но помимо бронебойных качеств у него обнаружились ещё и галюциногенные.
  Марку привиделась история проклятого города, хотя он бы предпочёл посмотреть мультики про смешариков.
  Снился человек, считавший себя вправе вмешиваться в жизнь людей и зверей, судить их и карать.
  Снился город, обычный город со своей жизнью, со своими грехами, страстями, делами и делишками. Не очень-то праведный, больше озабоченный хлебом насущим, чем духовными запросами.
  Снилось проклятие, перевернувшее жизнь города, превратившее его в чудовище. И ни на гран не приблизившее новый город и новых его жителей ни к святости, ни к чистоте, ни к просветлению.
  Снились люди, ушедшие в леса, снились звери, вышедшие из лесов.
  Вот проезжий гость скандалит в гостиничке при трактире "Весёлая крыска". А люди смеются над чванливцем, заявляющим, что он пророк и святой человек. Они-то знают: святые люди в гостиницах не живут. Они все где-то там, в иных землях, ходят по облакам. Нельзя говорить: вот он я, пророк, целуйте мои башмаки, ибо я лучше вас, чист и свят. Нужно чтобы люди друг другу говорили: видишь вон того человека, пророк он, велики его дела и тянется к нему стар и млад, хоть с виду он и совсем обычный. А трактир стоит в людном месте, вести об одноглазом чудаке разлетаются быстро. Всякому лестно поддразнить самонадеянного чужака, выдающего себя за пророка.
  Слово за слово - склочный гость разошёлся: ругается, плюёт на макушки, грозит зевакам из окна Числом Зверя и другими страшными карами. Посохом машет. А никто не боится, как он ни надрывается.
  И в гневе покидает гостиничку одноглазый пророк, уходит по мосту на рудничный тракт.
  Вот поляна в лесу, неподалеку от реки. А на поляне - игрушечный город, выстроенный приличным с виду человеком. Есть там и речка-бороздка, и мост-щепка, и тринадцать башен-веточек, и дворец-коряжка около моста. Хищно улыбаясь, снимает с себя пояс святой человек, обвивает его вокруг построенного городка и начинает выплевывать слова, меняющие мир.
  Слово за словом - вот и проклятие произнесено. Ведь пророк не из тех людей, что бросают слова на ветер. Замыкает невидимый Пояс Безумия проклятый город, отрезает его, отдаёт во власть луне. Созданы правила игры для новой игрушки. Смешиваются люди и звери.
  И смеётся пророк своей шутке, безжалостно топча башмаками игрушечные башни.
  Возвращается обратно в трактир и объявляет, что незамедлительно покидает это сонмище грехов, лучше заночевать в пути, сделав привал у дороги, чем остаться хоть на ночь в таком гадючнике. Никто не печалится, все предвкушают новый скандал: пока склочный гость гулял, в гневе оставив окно нараспашку, уличные воришки пробрались в номер, украли красивый замшевый чехол с астролябией и подзорной трубой внутри.
  Но постоялец на удивление тих и благостен. Только счёт за постой на пол кинул и походил по нему, посоветовав трактирщику отыскать воров и оставить похищенное себе в качестве оплаты.
  Теперь в гневе трактирщик - он багровеет и кричит, что свет не видывал подобного скряги и склочника, и что он ещё поквитается за убытки, не посмотрит, что постоялец из учёных людей.
  Одноглазый гость лишь улыбается кротко: он-то знает, что, повинуясь смутному зову, к городу подходят звери, и вскорости грядёт побоище. Подбирает затоптанный счёт, пишет на оборотной его стороне Предсказание про Артефакт и всё остальное, и с издёвкой вручает хозяину заведения.
  Трактирщику становится понятно: он не решается больше связываться с сумасшедшим - пусть отправляется на все четыре стороны, убытку будет меньше. Проживём и без его денег.
  Покидает экономный пророк, очень довольный собой, отравленное проклятием место.
  Лес, ночь, полная луна улыбается с небес. Волки, идущие в город, чтобы стать людьми, нападают на одноглазого путешественника, и жизнь его обрывается. Но люди, пробуждающиеся в волках, соображают, как с умом использовать останки и вещи пророка.
   И мёртвая голова ложится в основании проклятого города, и вырастает шиповник по границам, и рокочет подле Волчьих Могильников ЗвеРра-река...
  Скреплённое смертью проклятие делается прочнее во сто раз, ни пешему, ни конному, ни крылатому не пересечь Пояса Безумия, не миновать серебряный шиповник.
  Злая шутка становится жизнью. Ужас царит в городе по ночам. Всяк приспосабливается, как может.
  Годы идут в заколдованном месте, высятся на одном берегу башни ЗвеРры, киснут на другом лачуги мышей. И пропасть между ними и городом глубже речного русла. Капля за каплей копится ненависть.
  Сломаны решётки в подземельях Оленьего Двора. Отверженные проникают в святая святых ЗвеРры и выплёскивают свою злобу на дворцовые плиты вместе с кровью оленей. Но даже похищение Артефакта не делает из звеРриков звеРрюг. Артефакт уничтожен, но для кислых мышей ничего не поменялось.
  А город неуклонно сходит с ума, отсчитывая луны, оставшиеся до конца. И гибнут в нём один за одним люди, призванные ЗвеРрой на помощь.
   И нет надежды.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Марк бы не удивился, застав по пробуждении мельницу обезлюдевшей: он-то, как ни крути, обречён, а у остальных есть шанс выжить, если они уйдут к своим.
  Но, когда он проснулся первый раз, ничего не изменилось: было раннее утро, с одного боку сопел росомаха, с другого - Птека.
  Марк выполз, чтобы сходить на двор по малой нужде. Около кроссовка стояла склянка с птекиным самогоном.
  Занавеси над кроватью были подняты, Диса и Илса крепко спали.
  Ниса сидела у южного окна и тихонько вышивала звездочку за звездочкой на синем шёлке. А за столом работал архивариус.
  Марк, прижимая кроссовки к груди, в одних носках тихонько вышел на лестницу. Сделав свои дела, вернулся, глотнул из склянки, заполз в свою берлогу и снова уснул. Теперь без сновидений.
  Проснулся к вечеру.
  На мельнице пахло пиршеством: пирогом и жарким с грибами, яблоками и травяными настойками. Птека знал, как выманить Марка из-под кровати. Лисички, беззаботно шебеча, накрывали на стол. Одеты они были по такому случаю в кокетливые кружевные фартуки и белоснежные чепчики.
  Взлохмаченный, помятый Марк выбрался, хмуро огляделся.
  Сначала не понял, что это такое с кроватью, потом сообразил: Ниса закончила вышивку, разложила шёлковое полотнище на самой большой плоскости в комнате. Марку в его мрачном настроении сразу вспомнились мраморные саркофаги усопших полководцев, прикрытые полковыми знамёнами.
  Мгновение спустя он устыдился собственных мыслей: столы в комнате не такие уж и большие, не на пол же Нисе было стелить готовую работу, сам же просил не бросать вышивание. Подумаешь, поспал, накрытый знаменем, делов-то.
  - А по какому случаю пир? - спросил он, протирая кулаком заспанные глаза.
  - Знамя будем вешать! - отрапортовал Птека. - Видишь, готово уже. Надо отпразновать его создание.
  - Всё понял, иду умываться, - зевнул Марк.
  - Там Графч, наверное, всю воду слил, - успел наябедничать Птека. - То вообще не мылся, то наоборот.
  - Странное дело... - задумчиво сказал Марк, - Артефакта нет, а жизнь продолжается.
  - Так ещё полная луна не пришла, успеем, - Птека здоровой рукой расправлял шторы на восточном окне, чтобы висели красивыми складками. - Теперь всё равно искать нечего, можно и поесть, никуда не спеша.
  Марк подивился этой житейской мудрости и пошёл на кухню.
  Намытый до блеска росомаха - небывалое дело! - расчёсывался. Медальон он, похоже, тоже вытер полотенцем, тем же самым, каким утирался сам.
  Увидев Марка, росомаха обрадовался и зачастил:
  - Я на крышу лазил! А Нисин папа палку нашёл. Знамя на палку наденем, я его на крыше к флюгеру привяжу. Только ты подержи снизу.
  - Хорошо, - улыбнулся Марк. - Сейчас и полезем.
  Росомаха убежал крепить знамя на древко, а Марк, первым делом, зачерпнул ковшом воды из бочки и напился вволю.
  Потом прямо из ковша полил сам себе на макушку и вытерся птекиным полотенцем. Как ни странно, стало легче.
  Глянул в зеркало - безрадостная, но вполне трезвая физиономия. Оголодавшая от переживаний.
  По лестнице скатился росомаха с воплем:
  - Веревка нужна! И молоток! И гвоздики!
  - Ну просто первомай с демонстрацией, а не конец света! - возмутился Марк, у которого вопли росомахи отозвались дикой болью в голове. - Чего орать-то так?!
  - Так ведь знамя! - ликовал росомаха. - Со звёздочками! И пирог! И у Нисы штука такая на голове, белая, с ленточками! Краси-и-иво!
  - Киллер-детдомовец, лишенный праздников... - сделал вывод Марк. - Дитя природы. Бери веревку, а гвоздики сейчас сам принесу.
  Росомаха уволок моток верёвки.
  Марк разыскал ящик с инструментами, подхватил его и понёс наверх.
  Архивариус раздобыл вполне подходящее древко, на котором закрепили тугой шёлк. Похоже, в прошлой жизни это был один из тех шестов, что висели на чердаке для просушки бумажных листов.
  Марк, росомаха и архивариус втроём выбрались на смотровую площадку на крыше, прицепили флаг к копью флюгера. И спустились вниз посмотреть на дело рук своих. Все обитатели мельницы, включая лисичек, стояли, запрокинув головы, и молчали.
  Шумел водопад, крутил мельничное колесо. В лучах заходящего солнца поблёскивали звёздочки на синем полотнище, ветер с верховьев ЗвеРры-реки тихонько расправлял складки, поднимая крыло знамени Последней Надежды.
  Марк глядел на место, где через несколько дней закончится его жизнь, и чувствовал удовлетворение: флаг получился настоящий, без дураков. И путь его по ЗвеРре был таким же. Кто может, пусть делает больше. В другом месте, в другое время.
  И ему, действительно, стало легче. Звёздное знамя над головой принесло спокойствие.
  - А я есть хочу... - прервал молчание росомаха.
  - Милости прошу всех к столу, - важно сказал Птека.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  Ночь четвертая
  
  
  
  Солнце зашло, и на мельнице плотно зашторили окна.
  Столы украшали свечи, лисьи девы блистали неземной красоты нарядами, глядя на них, и росомаха изобрел что-то, смахивающее на фрак, во всяком случае, черное, с ослепительно белой грудью. Птека отдал предпочтение бархатному жилету, словно позаимствованному прямиком из сундука Бильбо Бэггинса.
  Глядя на разодетых домочадцев, Марк застыдился своих грязных джинсов и жёваной рубахи, в которых так и спал последние дни, не раздеваясь. Росомаха опять попытался одолжить ему одежду с собственного плеча, и опять дело застопорилось - только манжеты согласились покинуть хозяина.
  Тогда Марк решил снять рубашку и украсить себя поверх футболки вязаным жилетом. Получилось эпатажно. Марку понравилось.
  Птека резал пирог, а Диса разливала вино.
  Застольную речь сказал архивариус:
  - Очень жаль, что так получилось, но, право, дни, которые я провел здесь, на мельнице, были лучшими днями в моей жизни.
  - Даже так? - хмыкнул Марк, грея бокал в ладонях.
  Вина ему не хотелось, он предпочел бы птекин самогон. И солёный огурец.
  - Именно так, - кивнул архивариус. - Мы все страшно устали вариться в этом котле, в собственном соку, без малейшего просвета. Твоё появление стало таким просветом.
  - Аминь, - закончил Марк. - Что мы всё о грустном, да о грустном. Давайте лучше наедимся от пуза! И ка-ак споём!
  Уговаривать никого не пришлось.
  Вскоре из мельницы под разнообразный звон неслось:
  "Ой, мороз, мороз..."
  В самый разгар веселья росомаха, который быстро ел под дружное пение, насторожился, отложил кусок.
  - Ступеньки скрипят, - объяснил он.
  Песня оборвалась
  Дверь раскрылась и, склонив голову в венце тяжёлых рогов, вошёл глава зубров.
  Покосился на роскошный стол, на разодетых девиц. На Марка, сидящего по-турецки на кровати с ложкой в одной руке и астролябией в другой (это было давно обещанный Птеке концерт для астролябии с оркестром).
  - Ты поднял флаг над мельницей, что случилось? - в лоб спросил он Марка.
  - Садитесь, лорд, в ногах правды нет, - пригласил Марк. - Обсудим дела наши печальные, раз уж зашли. Вина будете?
  Зубр осторожно присел на краешек кровати. Принял от Птеки налитый бокал. Понюхал вино и поставил бокал на сундук.
  - Зря, оно неплохое.
  - Сначала новости, - твердо сказал глава зубров.
  - А ребята ваши где?
  - Внизу ждут.
  - Что вы хотите узнать в первую очередь? Где находится Артефакт или кто его похитил? - вкрадчиво осведомился Марк, легонько тренькая ложкой о бок астролябии.
  - А у тебя есть ответы на оба вопроса? - недоверчиво спросил глава зубров.
  - Да.
  - Ты говоришь загадками, Марк. Не нравится мне это... - набычился зубр.
  Марк пожал плечами.
  - Просто предлагаю выбрать, какую из двух плохих новостей узнать первую.
  Видно было, что зубр завёлся.
  - Хорошо, - преувеличенно спокойно сказал он. - Я хочу знать, где Артефакт.
  - Удовлетворяю ваше любопытство, - Марк посмотрел в глаза зубру. - Артефакт выброшен с моста в реку организатором похищения. А поскольку я так и не знаю, что Артефакт из себя представлял, то думаю, что он либо покоится на дне, либо уплыл к водопаду.
  - Значит, так... - процедил сквозь зубы зубр.
  Взял бокал с сундука и осушил залпом.
  - А может быть, он соврал, этот ваш похититель?
  - Видите ли в чём дело... - Марк покачал астролябию. - Когда мы его прижали, он предпочёл прыгнуть туда же, в реку. И утонуть. Поэтому особого смысла ему врать нам я не вижу.
  - Кто похитил Артефакт? - перешёл к сути дела зубр.
  - Кислые мыши.
  - Что-о-о?!
  - Я вижу, - сакрастически скривился Марк. - Что кислые мыши так или иначе своей цели достигли - вся ЗвеРра поражена до глубины души.
  - Этого не может быть! - кипятился зубр. - Кислые мыши, они же, они же...
  - Да почему же? - завёлся теперь Марк. - Именно они это и были! Небольшие, юркие, зубки острые. Спросите Графча - он подтвердит, что именно по их следу он вёл меня и Птеку по подземелью прямиком к залу, где резали оленей. Косвенным доказательством служат огарки благовонных палочек, когда кислые мыши, заметая следы, приняли меры, чтобы их не опознали по запаху. Пускали бы своих отверженных глазеть на этот ваш мерзкий Артефакт, глядишь, и он бы был целехонек, и олени живы. А то понастроили социальных перегородок, чьи яйца круче, тот и достоин лицезреть, - вот и получили революционный переворот.
  - Я ничего не понял из того, что ты сказал, - честно признался зубр. - Дайте мне ещё вина, пожалуйста. Бодаться хочется...
  Диса передала Марку кувшин, он дотянулся до бокала гостя.
  - Придётся вырезать кислых мышей, - размышлял вслух зубр. - Завтра же.
  - Как бы они вас не вырезали, - хмыкнул Марк. - Освобождайтесь из плена старых представлений. Я думаю, что лачуги представляют оборонительные сооружения помощнее Зубрового Замка. Мышам, в отличие от остальных жителей ЗвеРры, не привыкать к затворничеству.
  - Оставить преступление безнаказанным? - патетически вопросил зубр.
  - А какой смысл в покарании злодеев, уж простите меня за приземлёность? - поинтересовался Марк. - Сейчас главная задача каждого клана - силы сберечь до полнолуния, до главной драки. И отвлекаться на мелочи - глупо. Лично я слабо представляю зубров, ловящих мышей. Ни в человеческом облике, ни в зверином. И там, и там кислые мыши дадут вам нехилую фору. И если бы они не озаботились собственной безопасностью, вряд ли бы этот молодец, мучающийся от тщеславия и любопытства, ходил бы к нам мельницу.
  Глава зубров помотал головой.
  - Не то мы обсуждаем... Но смириться с гибелью Артефакта я пока не могу...
  - Да? - преувеличенно удивлённо спросил Марк. - А я думал, вся ЗвеРра шесть лун назад уже смирилась.
  - Вся ЗвеРра - может быть. А я нет, - отрезал глава зубров.
  - И что теперь будут делать зубры?
  - Пока не знаю.
  - Это хорошо, - одобрил Марк. - У соболей, к примеру, уже есть четкий, логический план. Они его мне любезно сообщили. План начинается с моего убийства и заканчивается выходом в лес через мост. Вот соболя, кстати, вполне могут по пути в леса к мышам заглянуть. Они маленькие хищники и у них получится навести шороху в лачугах, я уверен. Правда, не уверен в том, что буду содействовать выполнению первой части их плана.
  Росомаха на этих словах превратился из человека в зверя и глухо зарычал, как бы предупреждая главу зубров - он на страже.
  - Тихо, Графч, - одернул его Марк. - Пока никто не нападает.
  Диса, поправив кружево на роскошном платье, невинно заметила:
  - Я полностью согласна со звеРрюгой Последней Надежды. Город назначил меня телохранителем и я бы не советовала забывать про это никому. Во имя собственной безопасности.
  - Я не знаю, как сообщить о гибели Артефакта остальным, - глухо вымолвил глава зубров. - В голове не укладывается, что благородных оленей убили презренные кислые мыши...
  - А вы пока не сообщайте, - подсказал архивариус.
  Зубр даже не сразу понял, чьи это слова.
  Он повертел головой - увидел старого лиса, уютно устроившегося в углу под прикрытием пялец Нисы.
  - Да-да, несколько дней назад Марк любезно приютил меня, - подтвердил архивариус. - Мы восстанавливаем архивные документы, попорченные Гисом. Видите, какую карту собрали практически из клочков?
  Он встал, взял светильник и поднёс поближе к карте на стене.
  - Красивая, - признал зубр. - Но почему вы здесь, почему не у своих?
  - Вы знаете, - лукаво улыбнулся лис. - Здесь значительно веселее. Песни поют. И отлично кормят.
  Птека приосанился.
  - Но что мне даст умолчание? - почти взмолился зубр.
  - Неправильный вопрос. Что даст, кроме отчаяния, новость о том, что Артефакта теперь вообще нет? - неторопливо рассуждал вслух архивариус, усаживаясь обратно. - А так город получит ещё несколько дней относительно мирной жизни.
  - Я врать не буду, - твердо сказал зубр.
  - Значит, полнолуние начнётся раньше, - вздохнул архивариус. - А жаль.
  Глава зубров молчал, вертя пустой бокал в ладонях. Смотрел тяжелым взглядом на карту, на стол.
  - Я врать не буду, - повторил он и поднялся. - Мне пора идти.
  Комната сразу стала маленькой и низкой.
  - Но я рад, что зубры узнали новость первыми, - сказал ему в спину Марк.
  - Это ничего не меняет, - глухо ответил глава зубров, толкнул дверь и вышел.
  ***
  
  Компания ещё немного попела под астролябию, а потом все разбрелись по спальным местам, кто на кровать, кто под кровать, а кто за печку.
  Погасили светильник.
  Объевшийся Марк сонно прикидывал, как скоро завтра растечётся новость по ЗвеРре о том, что Артефакт утоплен в реке. И кто первый придёт поквитаться с шестым человеком за неудачу. И удивлялся, почему ему, в общем-то, всё равно - даже ужас перед смертью не может быть бесконечным.
  - Утром Гтека с Фтекой заскочат, - пробормотал Птека со своего половичка. - Яиц свежих принесут...
  - Яйца - вкусно, - отозвался росомаха со своего.
  - Вы что, не наелись что ли? - возмутился Марк. - Всё об еде, да об еде!
  Сверху свесилась любопытная мордочка Нисы:
  - Что шумите? Девочки уже спят.
  - Меню завтрака обсуждаем, - буркнул Марк.
  - А-а, а я думала, ещё что-то спеть решили, - разочарованно вздохнула рыжая лисичка и исчезла.
  - Полагаю, недолго осталось ждать народных мстителей, добровольных потрошителей, - Марк проверил топорик под подушкой. - Эта ночь минует - и начнётся.
  - Не, побоятся! - уверенно сказал росомаха. - Здесь медведя грохнули - кто полезет?
  - Вот те же волки, например. Которые медведя и грохнули, - напомнил Марк. - Чем отбиваться будем?
  - Зубами! - рыкнул росомаха.
  - Одних зубов маловато... - вздохнул Марк. - Пулемёт бы... Сидим-то мы на господствующей высоте. А у вас в ЗвеРре даже пороха нет. Да и оружия толком. Привыкли всё зубами, да когтями.
  Голос подал Птека:
  - Если будут нападать, давай мы дверь будем держать, а ты через восточное окно уйдёшь, по тому пути, каким кислый мышь сюда проникал.
  - Очень хорошо, - скривился Марк. - Вас убьют за несколько секунд, а я куда подамся, даже если выберусь с мельницы? В Волчьи Могильники под бок к третьему человеку? Выхода-то всё равно нет.
  Ступеньки заскрипели. В комнате стало светлее: по лестнице из кухни поднимался архивариус с тем самым фонарём, что отдали Марку жабки.
  Он поставил фонарь на пол и, покряхтывая, забрался под кровать.
  - Папа! - раздался удивленный (и возмущенный) голос Нисы, которая, оказывается, так и не заснула.
  - Тихо! - цикнул архивариус. - Всех перебудишь. Не мешай совещатся.
  - А мне не спится! - капризно сказала Ниса. - Я, может быть, петь хочу...
  Марк тихонько засмеялся в подушку.
  - Выйди из комнаты и пой на здоровье! - велел ей папа. - Как маленькая, ей-ей.
  - А можно? - обрадовалась Ниса и снова свесилась вниз, чтобы всех видеть. - Ведь, как я поняла, кому-то нужно сторожить, правильно?
  - Правильно-правильно, - подтвердил Марк.
  - Пусть Ниса мельницу сторожит, а её покарулю, - решил росомаха, выкатываясь из-под кровати.
  - Молодец, - одобрил Марк. - Давай.
  Росомаха выволок свой половик, чтобы было на чём сидеть.
  Ниса грациозно спрыгнула с кровати, закуталась в роскошную рыжую шубу до пят, отперла засовы и вышла на лестничную площадку. Росомаха со скрученым половиком под мышкой - за ней.
  - Дверь закрывайте, дует, - проворчал старый лис.
  Вскоре из-за двери донеслось пение на два голоса.
  - Я, вообще-то, вот чего, - сказал архивариус. - Может быть, понырять с моста, обвязавшись верёвкой? Поискать Артефакт? Ну, а вдруг? Вдруг нам повезёт?
  Марк вздохнул:
  - Как искать то, что ты в глаза не видел? Течение под мостом быстрое, русло каменистое. Если это кольцо или фонарь - они покоятся на дне среди камней. А если это деревянный посох, - то его унесло вниз по течению неизвестно куда.
  - Я просто уверен, что это либо кольцо, либо фонарь... - вздохнул лис. - Ларец для Артефакта был небольшим, посох в него бы не вошёл. Разве что распиленный на кусочки. Всё как-то странно. Ведь я понимаю главу зубров: невозможно осознать, что кислые мыши всему виной. И ничего не предпринять.
  - Кислые мыши не могут быть ВСЕМУ виной, - отозвался Марк, выделив голосом возмутившее его слово. - Они виновны в убийстве, похищении и уничтожении вашей таинственной святыни. А вот кто виноват во всём остальном - вопрос открыт. Но, если честно, меня теперь и это слабо волнует. Моя-то миссия с блеском провалилась. Герой не нашёл Артефакта, какая досада.
  - А Ниса давно не улыбалась, - невпопад сказал старый лис. - И пирогов таких я никогда не ел.
  - Я завтра напеку! - пообещал Птека. - Хорошо, что сказали: пойду, тесто заведу, чтобы к утру подошло.
  - А рука как?
  - Да почти зажила. На звеРриках быстро заживает.
  Птека выбрался из-под кровати и утопал на кухню.
  - А вот интересно, - сказал Марк. - Если ЗвеРру обвивает пояс пророка, то где у него пряжка, а? Ну, или узел?
  Архивариус задумался.
  За стеной, на лестнице, о чём-то болтали росомаха и лисичка. Им было тепло. Ночной ветер мягко перебирал шерстинки рыжего лисьего меха, вплетал их в чёрный росомаший мех там, где соприкасались рукава шуб.
  Луна освещала реку, лес и город. И ни единого огня больше не светилось, даже Волчьи Башни стояли в темноте.
  - Узел, наверное, там, где в пояс упирается старая дорога, - сказал, наконец, архивариус. Во всяком случае, мне так кажется.
  - Очень похоже на то, - согласился Марк. - Эх, жаль я не Александр Македонский.
  -Это кто? - заинтересовался лис.
  - Человек, думавший, что завоевал полмира.
  - А почему думавший?
  - Потому что я бы порекомендовал ему пройтись в одиночку, без охраны по любому завоеванному им городку - и он был узнал истинную цену своей победы. Его бы выпотрошили куда быстрее, чем того мальчика в могильнике у волков.
  Лис не понял, куда клонит Марк.
  - Но ты же ходишь по ЗвеРре... - сказал он осторожно. - Почему же тебе жалко, что ты не этот Аль-ликсаныдыр?
  - Потому что он прославился умением лихо рубить узлы, - объяснил Марк. - Ать-два, и привет. Рубанул бы по Поясу Безумия - и освободил город.
  - Ты рассказываешь про воина, похожего на четвертого человека, призванного ЗвеРрой. Умение рубить узлы здесь бы ему не помогло, - вздохнул лис. - Получил бы в ответ пряжкой в лоб. Спокойной ночи.
  - О да, спокойной ночи, - подвердил Марк.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Ночь прошла спокойно, как и желали друг другу Марк с архивариусом: Графч и Ниса прочирикали на лестнице до утра, визитёров не было.
  Ранний приход Фтеки и Гтеки с корзиной свежих яиц Марк проспал. Поэтому не слышал, как Птека живописал последние новости. Может быть, это было и к лучшему: о гибели Артефакта Птека рассказал так, как ему хотелось.
  Взбудороженные звеРрики поспешили домой, а Птека занялся пирогами. Выставил он свежую выпечку на стол, по своему обыкновению, в сите, выстланном чистым полотенцем.
  Запах горячих пирожков и разбудил Марка.
  Он выбрался из-под кровати, потягиваясь на ходу, спустился умыться. Повесил себе полотенце на шею, набрал полные ладони воды, плеснул в лицо. Раздался громкий топот. Кухонная дверь распахнулась и с лестницы на мельничную кухню с гомоном хлынули птековы родственники, похоже, все до единого.
  - Вы чего? - только и вымолвил ошарашенный Марк.
  - Мы с тобой! - объяснили ему звеРрики. - Жить тут будем!
  - На кухне? - испугался Марк.
  - Нет, - важно объяснил ему Фтека, а может Гтека. - Мы внизу табор раскинем. Дозоры выставим. Костры будем жечь. Полную луну ждать.
  - Табориты, блин, мохнатые! - сплюнул Марк, швырнул полотенце и помчался наверх ругаться с Птекой.
  
  ***
  
  - А что, а я ничего! - отбивался Птека, воинственно размахивая пирожком. - Мы живём в свободном мире, хотят ребята здесь табор поставить - это их право. Им дома надоело, хотят проветриться.
  - Кто бы говорил о свободном мире! Житель подпоясанного города! - бушевал Марк. - Вы сковородками собрались отбиваться? Сидели бы в своем замечательном подвале и не рыпались, защитнички!
  Внизу птековы родственники споро обустраивались на новом месте. Когда Марк выглядывал в окно - ему приветливо махали, тыкали пальцем в развивающееся знамя над мельницей и вообще выражали всяческое одобрение.
  - Сумасшедший дом, - стонал в отчаянии Марк, дубася кулаком по подоконнику. - Ну что вы все ко мне привязались, а?! Помереть спокойно не дадут! Большое утешение - знать, что вместе с тобой выпотрошат компанию толстых глупых звеРриков! Подите все прочь!
  - Не, мы не уйдём, - объяснил ему Птека. - Ребята радуются, что первыми успели, можно удобные места занять. Ещё другие звеРрики собирались подтянутся. Кабарожки, косули, зайчики... Им уже около кустов тесниться придётся.
  - Зайчики!!! Цирк бесплатный! - рычал Марк. - Я на вас Графча натравлю!
  - Их много, - сонно сообщил из-под кровати росомаха. - Я не пойду.
  - Мы и звеРрюгу защищать будем, - покровительственно сказал Птека.
  - Вот спасибо-то, - огрызнулся Марк.
  - Я здесь себя чувствую просто лишней, - сообщила Диса, забавляющаяся с пяльцами, пока Ниса за задёрнутым пологом отсыпалась после романтической ночи. - Мои услуги по защите Полярной Звезде явно не нужны. Он теперь как за каменной стеной.
  Она неумело сделала стежок.
  - Ты вышивай, вышивай, - поощрил её Марк. - Тебе это занятие очень к лицу. Куда больше, чем командование ласками, например.
  - Да? - удивилась Диса. - Вышивать скучно. А биться с мелкими звеРрюгами было весело.
  - А я от вас уйду! - пригрозил Марк. - Сейчас раскрою восточное окно - и фыр-р-р по верёвке, как кислый мышь.
  - От нас не спрячешься, - лениво сказала Диса. - Сам же ночью говорил.
  - Вы же спали!
  - Мы притворялись. И всё слышали.
  - Коварные лисы!
  - Да, мы такие, - польщенно согласилась Диса. - Ой, я палец уколола! И как Ниса с этими иголками управляется!
  - Всё равно уйду! - пробурчал Марк, присаживаясь к южному столу и беря пирожок.
  - Поздно, - спокойно сказала Илса, которая запрыгнула на подоконник западного окна и, стоя на нём, рассматривала окрестности. - Вон, зубры сюда идут, сметая всё на своём пути. Глава им, наверное, всё рассказал.
  
  ***
  
  Из окна видно было плохо, прыгать по подоконникам так же грациозно, как полярная лисичка, Марк не умел, поэтому вышел на лестничную площадку, на свежий воздух. Отсюда хорошо просматривался северо-западный угол ЗвеРры.
  Зубры шагали с развёрнутыми штандартами и всё живое убиралось с их пути. Похоже, почти весь клан маршировал по пустошам между Кабаньей Канавкой и ЗвеРрой-рекой, направляясь к мельнице. Зубры подобрались один к одному: мощные, упрямые, выносливые. А если кто и подходил в городе на роль Александра Македонского, так это их глава.
  Марк прикинул, что даже волков зубры смели бы, доведись столкнуться лоб в лоб. Хоть в человеческом облике, хоть в зверином. Алые знамена с чёрным бычьим силуэтом, алый плащ главного зубра - потянуло пожаром.
  Около мельницы звеРрики-табориты поставили палатки, развели костёр и уже что-то готовили в громадном котле.
  Марк сел на ступеньку.
  Из комнаты вышел архивариус, присел рядом.
  - Как вы думаете, почему они здесь? - спросил Марк, тыкая пирожком вниз, в суету и хозяйственные страсти. - Что тут, мёдом намазано?
  - Они пришли защищать тебя, - улыбнулся архивариус.
  - Почему они не защищают себя? - возмутился Марк.
  - Защищать себя скучно.
  - Зубры их растопчут и не заметят.
  - Марк, не забывай, мы не люди, - напомнил архивариус. - Мы переходим из облика в облик, мы крепкие и выносливые.
  - Ага, морозоустойчивые, - подтвердил мрачно Марк, вгрызаясь в пирожок.
  - Да, способные вынести холод ЗвеРры. И её будничный ужас. Даже я, если нужда заставит, способен обернуться и в лисьем облике скрыться там, где меня никакой зубр не достанет. Я обману волка. Я перебью хребет соболю. Я просто не замечу лося, он мне не враг. И я не один такой - любой из горожан отнюдь не беззащитная добыча. Но сейчас, когда Артефакта нет, ЗвеРра выбирает, на чьей стороне стоять каждому. ЗвеРрики пришли под твои знамена. Прими это как данность.
  - Угу, бремя белого человека, - скривился Марк.
  - Зубры родственников Птеки не тронут, - повторил лис. - Вот увидишь. Они к тебе.
  - Милости, что называется, просим, - буркнул Марк. - Кстати о волках. Ночью сегодня стояла темень: Волчьи Башни погасли. Не к добру это... Против волков мало у кого есть шансы, чтобы вы не говорили.
  Лис улыбнулся.
  Марк резко повернулся к нему,
  Архивариус склонил голову, на которой переплелись рыжина и серебро, подтвердил кивком догадку Марка, что Башни погасли не без его, архивариуса, участия.
  - Каким образом?!
  - Волки сильны, да. Когда едины... - архивариус задумчиво смотрел в сторону Волчьей Пасти. - Ты заметил, Марк, что звеРрюг не видно?
  - Мелкала такая мысль, - признался Марк. - После убийства медведя их словно отрезало.
  - Волки уничтожили почти всех. Только рыси, похоже, остались - они в лесу, в город не идут. А заметил ли ты, Марк, что волки носятся по городу в зверином облике, а главарь их упорно не перекидывается? Один-одинёшенек
  - Было такое, - подтвердил Марк.
  - "А ведь это странно... " - сказал я Лунному волку, - невозмутимо сообщил архивариус. - И он, Лунный волк, задумался. И пошла трещина. И Волчья Пасть потухла. Им стало не до города. Волки приглядываются друг к другу. А это очень полезно, внимательно посмотреть на соседа и родственника.
  - Но когда?! Когда вы всё успели?
  Архивариус смотрел на Волчью Пасть и улыбался лукаво, по-лисьи.
  - После того как волки к тебе приходили. Когда я стал ночевать на кухне мельницы - в полночь я сходил к Могильникам.
  - Волки быстро разберутся в своих разногласиях, - сказал убеждённо Марк.
  - Может быть, - не стал спорить старый лис. - Но некоторое время им будет не до города.
  Зубры были уже на подходе. Теперь было видно, что один из алых вымпелов на длинном древке несёт сам глава.
  Из мельницы на лестничную площадку, как на палубу корабля, вывалили все её обитатели. Лисички и Птека столпились позади Марка, росомаха обернулся зверем, вальяжно разлёгся на ступеньках.
  Зубры встали у палаток звеРриков, дальше пошёл один глава. Он подошёл к костру и с силой вонзил в землю древко с вымпелом. Дым костра окутывал черного зубра на алом шёлке. Гомон звеРриков стих. Фтека и Гтека, нахмурясь и подбоченясь, выступили вперёд.
  Марк ожидал, что сейчас в ход пойдёт излюбленное оружие сурков - тухлые яйца, но обошлось без яйцепролития.
  Глава зубров, склонившись, сказал звеРрикам несколько слов. Они его выслушали, переглянулись и смешались с толпой, что-то объясняя своим. Зубр стал медленно подниматься по лестнице. За его спиной звеРрики начали спешно сворачивать палатки.
  Марк подумал, что сидя встречать главу Зубрового Замка невежливо. Поднялся.
  Зубр остановился, не доходя до верхней площадки трех ступеней - и оказался вровень с Марком, глаза в глаза.
  - Кто ты, Марк, в своем мире? - спросил он.
  - Не скажу, - отрезал Марк.
  - Зубры будут ждать полнолуния около мельницы. Прими и нас под своё знамя, Последняя Надежда.
  - А звеРриков куда прогнали? - выскочил из-за спины Марка возмущенный Птека.
  - Не прогнали, - пробасил зубр, - а вежливо попросили передвинуться. ЗвеРрики будут первым кольцом обороны, а зубры вторым. Вам же самим лучше будет за нашими спинами.
  - Располагайтесь, - радушно сказал Марк.
  - Только еда своя, - добавил тут же экономный Птека.
  - Приглашаю вечером к нашему костру на ужин, - усмехнулся глава зубров.
  
  ***
  
  Зубры четко и огранизованно обустраивали свой лагерь.
  Марк с домочадцами наблюдал за их действиями из окна.
  - Все кусты поизвели, - ревниво сказал Птека.
  - Чтобы под прикрытием зелени никто не смог подобраться незаметно, - объяснил архивариус.
  - А вы откуда знаете? - удивился Марк.
  - По этим действиям видно, что глава зубров читал трактат о воинском искусстве из нашего архива. А я прочёл вышеупомянутый труд, когда он ещё теленком безрогим был.
  Марка обрадовало, что, получив в полевые соседи зубров, Птекины родственники немного утихли, и уже так не гомонили. Стеснялись.
  - Марк, я давно хотел тебя спросить, - архивариус подошёл поближе. - А в вашем мире само слово "артефакт" что значит?
  Марк уже собрался отвечать, но его перебили.
  - Ой, а кто это? - удивилась Ниса, тыча в окошко. - Ещё гости...
  К мельнице подходило:
  - Народное, блин, ополчение! - фыркнул Марк.
  ЗвеРрики, живущие по соседству с Птекиным домом, присоединились к лагерю у мельницы. Потом подошли лоси.
  И все - с твёрдым намерением встречать полнолуние на берегу ЗвеРры-реки.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  Ночь пятая
  
  
  
  К вечеру добрая половина ЗвеРры окопалась возле мельницы.
  Недобрая половина мучительно размышляла, присоединиться ли к доброй половине или погодить.
  Марк отправился делать визиты.
  Горожане были рады выбраться из своих укреплений, увидеть друг друга: так радуются соседи, встретившись на поминках, и после третьей рюмки за здоровье усопшего начинающие оживленно обсуждать свои грядки и засолки.
  Чем темнее становилось, тем больше костров зажигалось по берегу. Кое-где уже пили и пели. И приплясывали.
  - Мы чужие на этом празднике жизни, - сделал булгаковский вывод Марк и направился к зубрам.
  - Просто они стесняются, - объяснил Птека, спещащий за Марком. - И привыкают - всё это так необычно, что у многих просто слов нет.
  - Вылетят волки ночью на эти костры, порежут всех, как овец, и стесняться будет некому, - напророчил мрачно Марк, обходя очередную компанию.
  - Да что же они, совсем, что ли, звеРрюги, - не поверил Птека. - Полная луна-то ещё не пришла, рано друг на друга кидаться.
  - Надо сходить к Могильникам, - решил Марк. - Рассказать Лунному волку про итог поисков.
  - Зачем?! - ахнул Птека. - Он тебе голову откусит и под лапу положит вместо пророковой!
  - Если я не скажу, - боюсь, никто ему не скажет, - объяснил Марк. - У волков сейчас раздрай. Только ты никому не говори: посидим у зубров и уйдём незаметно. Графча брать не будем.
  Небо из прозрачного сиреневого становилось густо-синим, плотным. Сложенный в виде шалашика костёр стрелял в это тёмное небо алыми искрами. Зубры песен не пели и не приплясывали: глава зубров, сидя у костра, распределял группы на ночное дежурство, первая тройка копейщиков уже отправилась в обход стихийного табора.
   Увидев Марка и Птеку, глава зубров радушно подвинулся, освобождая для них место на бревне.
  - Я впервые в жизни проведу ночь не в Зубровом Замке, - признался он. - Это необычно и захватывающе - вот так, под открытым небом...
  - Это, в первую очередь, холодно, - в ответ поделился своими впечатлениями Марк. - И темно.
  - Ребята предлагают поджечь лачуги кислых мышей, - заметил зубр. - Можно даже с моста не сходить - метнуть горящее копье в соломенную крышу...
  - Ага, пошла махать во все стороны дубина народной войны, - скривился Марк. - И что решили?
  - Я пока не дал ответа.
  Марк попросил:
  - Поставьте караул на мосту на сегодняшнюю ночь. Я боюсь, что сегодня кто-нибудь перепьёт, вообразит себя звеРрюгой и пойдет искать приключений на мохнатую э-э-э... шубу.
  - Хорошо, - согласился глава зубров.
  На мост отправилась тройка копейщиков.
  Ночь всё ближе подбиралась к костру, подступал и ночной холод. Зубры обрастали шерстью. ЗвеРрики, голосящие у своих костров, дружно облачились в меха, не прекращая пения.
  Из темноты вынырнул росомаха - вылитый человек, только короткая меховая куртка по-разбойничьи распахнута до пупа и болтается на груди, подмигывает кровавым глазом медальон.
  Марк и Птека переглянулись - Графча принесло совсем не ко времени.
  Росомаха положил Марку на колени полосатый рюкзак.
  - Лисички велели тебе отдать. Холодает, - объяснил он.
  Марк достал из рюкзака вязаный жилет, носки и шапку, с радостью оделся.
  - Архивариус дома? - спросил Марк, подыскивая повод отослать росомаху обратно.
  - Ага, бумажки склеивает.
  - Иди, скажи ему, что я вспомнил: "артефакт", это значит "сделанный человеком", - велел Марк. - Понял?
  - А ты? - удивился росомаха.
  - Мы позже подойдём.
  - Ладно.
  После ухода росомахи глава зубров заметил:
  - Он изменился.
  - Все мы меняемся, - пожал плечами Марк.
  - Он изменился, - повторил глава зубров. - Раньше я с трудом сдерживал желание его растоптать, теперь такого желания не возникает.
  - Может быть, это изменился не росомаха, а глава зубров? - улыбнулся Марк.
  Птека оглаживал свою шубу. У него были мысли по поводу изменения во внешности и поведении росомахи, но он предпочёл оставить их при себе.
  Вот и луна заняла свой обычный пост на небе.
  - Мы пойдём, - поднялся Марк.
  - А ужин? - прищурился хитро глава зубров, поглядывая на Птеку.
  - Завтра, - твердо сказал Марк.
  
  ***
  
  Марк с Птекой обошли костры по краю и пошли вниз по течению ЗвеРры-реки, по колено в тумане.
  На том берегу в крайней лачуге под огромной, как стог, соломенной крышей, загорелся огонёк. Сквозь речной туман он казался мерцающим глазком лежащей в засаде твари.
  - Что-то там варится, - сказал Марк. - Что-то замышляется. Раньше и подумать не могли, чтобы ночью окно светилось.
  - Они, наверное, гадают, почему столько костров у мельницы, - предположил Птека. - Вооружаются...
  - Запросто! - подтвердил Марк. - Так что не только звеРрики с этой стороны, и мыши с той вполне могут начать боевые действия. Прошлую ночь все ещё были оглушены новостями, сейчас же у многих чешутся руки отмстить и разобраться. Хорошо, что мост под охраной.
  - А я понимаю главу зубров, - признался Птека. - Неужели вот так и оставить... Они же весь город загубили? Почему им это сойдёт с рук?
  - Давайте всё бросим и кинемся палить лачуги кислых мышей! - обозлился Марк. - Рассказать тебе, как оно всё будет на самом деле? Совсем не так, как думают те, кто призывает поквитаться. Помнишь, как мельницу поджигали - или так же все будут мяться, ожидая смельчака или, скорее всего, скопом кинуться, потому что здесь цель высокая, убийц и святотатцев покарать. Запалят крыши, начнут бить окна. Будут мыши сопротивляться, не будут, неизвестно, но в любом случае толпа обязательно распалится от собственных дел, войдёт в раж. Кто-нибудь решит, что раз всё кончено, нечего и ждать полной луны, вцепится соседу в горло, решив поквитаться не только с кислыми мышами, но и со всеми своими обидчиками. Таких умных будет много - зуб даю. И ЗвеРра окончательно съедет с катушек, сбесится навсегда. И слова пророка про мёртвый город блистательно воплотятся в жизнь. Одно счастье, что я этого уже не увижу.
  - Но они гадкие! - убежденно сказал Птека. - Гадкие!
  - Да хоть какие, - буркнул Марк. - Полной луне на это плевать.
  Они прошли мимо моста, разглядели перекрывших вход на мост могучих копейщиков. Белесые языки тумана поднимались из-за парапета и обвивали зачернённые наконечники копий. Двое зубров смотрели за реку, один - на город.
  Марк громко поздоровался, чтобы не схлопотать копьём в бок от бдительных дозорных. Спросил, нет ли какого шевеления на том берегу. Зубры ответили, что всё тихо, только окно вот в лачугах светится. Марк посоветовал не расслабляться этой ночью ни на мгновение. Зубры покивали с уважением - они были уверены, что Последняя Надежда и глава зубров обсуждали у костра какой-то План. После которого мышам-убийцам не поздоровится.
  
  ***
  
  Дальше к Могильникам шли уже по пояс в тумане.
  Можно было подняться на высокий берег, не спотыкаться на стылой, влажной гальке, но проходить мимо разрушенного Оленьего Двора Марку не хотелось.
  Про себя он думал, что повторяет путь мышей от моста к подземному ходу. Но с Птекой делиться думами не стал: лишнее для звеРрика расстройство, тот и так шёл в страшный волчий некрополь только ради него, Марка.
  Они дошли до места, где окончилась жизнь безумного лиса. Там на огромном валуне, возвышающемся над туманным маревом, сидел задумчивый Лунный волк. Весь молочно-белый, жемчужный. Легкий, как призрак. Только пасть в крови.
  Марк шагнул к волку и запнулся обо что-то, неразличимое в тумане. Пошарил - рука наткнулась на шнурок с клыком на ещё не окоченевшей груди.
  - Осторожно, - предупредил он Птеку. - Тут труп. Разногласия в стане волков успешно преодолены.
  Лунный волк наклонил голову. Облизнулся чёрным языком.
  - Странное место, - сказал он задумчиво.
  - Ты об этом пустынном бреге или о ЗвеРре вообще? - полюбопытствовал Марк, обходя убитого. - Мы, вообще-то к тебе с новостями. На тот случай, если ты не знаешь, кто украл Артефакт. Но вижу, что попали не вовремя.
  - Вы вовремя, - глаза у волка замерцали. - В тёмные поля я поведу одного из своих детей, возомнившего себя взрослым, чуть позже, луна ещё не пришла в нужное место.
  - Боюсь даже спрашивать, не было ли иного способа уладить отношения, - буркнул Марк, подыскивая местечко, чтобы можно было сесть.
  Лунный волк легко прыгнул с валуна в клубящийся туман. Утонул в нём, как белая лошадь. Нашёл в туманных разливах реку и принялся лакать воду.
  Птека замер возле Марка, ему было страшно.
  Из тумана прозвучало.
  - Он сам предложил уйти сюда. Не хотел говорить ни в Могильниках, ни у Пасти, чтобы не смущать ни живых волчат, ни мёртвых. Мне говорить с ним было не о чем, но я согласился ради стаи. Думал, он знает, что делает. Знает, что в тумане он передо мной беззащитен. Волчья добродетель - осторожность и беспощадность. Гордость и пренебрежение к опасности - людские пороки. Как напоминание о них я держу под лапой череп пророка. Это нельзя забывать.
  - Вы не смогли договориться?
  Марк нашёл корягу, влажную от тумана, но, всё ж таки, не такую стылую, как камни, снял рюкзак и сел на него. Ныла нога, по которой проехались клыки кабана. Птека сел рядом, прижался тёплым боком.
  - Я не собирался договариваться, - повторил неразличимый Лунный волк. - Он же не вёл переговоры с рекой, с туманом, с луной. Он решил, что раз волчата его слушаются, его будут слушаться и камни, и деревья, и восходы солнца.
  Из тумана резко вынырнула белоснежная голова с острыми ушами.
  Птека вздрогнул.
  - Как айсберг в океане! - выругался Марк. - Не пугай нас так, пожалуйста. Мы мирные обыватели, недостойные инфернальных тайн.
  - Я нападал на него из тумана вот так, - сообщил Лунный волк, пропустив слова Марка мимо ушей. - Он меня не видел. Как слепой щенок.
  Голова исчезла. Вокруг Марка и Птеки остался один туман. Где-то в нём текла ЗвеРра-река, на её берегу лежало тело главаря волков, в котором было, по мнению Лунного зверя слишком много человеческого.
  - Остальные волки тебе подчиняются? - спросил Марк у тумана.
  - Да. Я не оставил им выбора.
  Лунный волк легко заскочил на валун.
  - Будут ли светиться по ночам Волчьи Башни?
  - Всё зависит от твоих новостей, шестой человек.
  - А-а-а... Ну тогда слушай: новости плохие. Артефакт утоплен. Его хранителей убили кислые мыши. Собственно говоря, вот и всё.
  Волк молчал. Смотрел на луну.
  - Всё к тому и шло, - сказал он, наконец. - Может быть, я зря убил сегодня одного из своих детей.
  - А может и не зря! - обозлился Марк. - Он закрыл мне вход в Волчьи Башни, отказал в защите и помощи, и выставил под клыки кабана на верную смерть. Ему, видите ли, нескольких дней до полной луны ждать не хотелось.
  - Я сам приду к тебе. Завтра, - сказал Лунный волк. - Сейчас же уходи. Настало время отправляться мне в тёмные поля.
  Марк с Птекой слезли с коряги. Туман теперь доходил до груди. Луна стояла высоко, светила ярко.
  Они побрели обратно к мосту, не оборачиваясь, оставив Лунного волка на гранитном валуне.
  Лунный волк встал над клубящимся белым морем, запрокинул голову к луне и низко, глухо завыл.
  Вой потек над рекой, над городом, надо всем миром, заключённым в Круг Безумия.
  Услышав этот вой, волки зажгли костры на верхушке Волчьей Пасти. Скоро засветились в ночи и все остальные башни, оба круга замерцали красными огнями. Сверху мертвенно-бледно светила луна.
  За мостом туман стал реже, стелился ниже.
  Марк шагал по дымчатым разливам и декламировал для Птеки (с выражением) Пушкина:
  Сквозь волнистые туманы пробирается луна,
  На печальные поляны льёт печальный свет она.
  По дороге зимней, скучной, тройка борзая бежит,
  Колокольчик однозвучный утомительно гремит.
  
  ***
  
  Стихийный табор у реки приготовился к ночи. Зубры патрулировали территорию. Около каждого костра сидел дозорный звеРрик с оружием (каким-нибудь топором или ломом) в руках. Остальные - отрастив шубы погуще и подлиннее - мирно спали вповалку, тут же, у костров. Проходя мимо, продрогший Марк в который раз позавидовал, насколько просто в ЗвеРре решен вопрос с одеждой.
  На мельнице же разразился семейный скандал.
  Диса в гневе была очень, просто демонически красива. Яростно горящие глаза, развевающиеся тёмные волосы, белоснежные зубки.
  - А если бы он вами закусил после того, как с главарём волков расправился? - шипела она. - Ниса с Илсой соболей трясут! Мы, как дурочки, весь город обежали!
  - Жертв и разрушений нет? - поинтересовался Марк.
  - Сейчас будут! - пообещала чернобурка.
  - Валяй! - разрешил Марк. - А может направить твою энергию в мирных целях? Сходи на тот берег, разберись с мышами.
  Диса скривилась и увяла.
  - Они воняют противно. Пусть кто-нибудь другой с ними разбирается - вон, полный город желающих.
  - Желающих много, но способных реально что-то сделать - единицы, - Марк под прикрытием полога стянул с себя носки, холодные, влажные джинсы, рубашку и жилет, завернулся в подвернувшуюся под руку подстилку и, оставляя мокрые следы на дощатом полу, стал развешивать одежду у теплой трубы для просушки.
  Росомаха лежал под кроватью обиженный.
  - Меня не взял! - выплёскивались волны гнева из-под нависающего покрывала.
  - Графч, ну что ты как маленький! - заглянул под кровать Марк. - Мы просто поговорили с Лунным волком. Тебя бы он съел.
  - Птеку не съел, и меня бы не съел! - упивался горем росомаха. - Обманул. Да.
  - Я тебя не обманывал! - рассердился Марк. - Что за дурдом, вообще творится? Это уже не триллер, это семейная сага какая-то, мексиканские страсти! Не успел и месяца я тут прожить, как незаметно оброс домочадцами, которые ко мне же и в претензиях. А ну-ка быстро все преисполнились почтения к Полярной Звезде всея ЗвеРры! И отстаньте, я жрать хочу, как самый зверский звеРрюга.
  Диса вздёрнула точёный носик, грациозно забралась на кровать и задернула полог.
  - Вот там и сиди, - одобрил Марк.
  Занавеси разошлись, чернобурка показала язык и снова отгородилась от внешнего мира.
  Птека принес сито с остатками стряпни и кувшин с компотом.
  Архивариус, единственный из проживающих на мельнице, Марка не тревожил, сцен ему не закатывал, наборот: держа лампу Илсы в руке, открыл дверь, зажег ещё свечей, поставил лампу на подоконник, сел за свои бумаги и работал себе спокойненько, пока Диса скандалила, пока путешественники по туманам переодевались и подкреплялись.
  Марк с Птекой ели так, что за ушами трещало.
  Росомаха подулся, подулся, но выполз-таки из-под кровати и принялся утешаться пирогом.
  Дверь распахнулась, в комнату ворвались Илса с Нисой.
  - Вам туда, - ткнул пальцем Марк на задернутый полог.
  - Почему? - растерялась Илса.
  - Во избежание скандала. Там уже Диса сидит, печалится. Официально сообщаю, что со мной всё в порядке. Мы были у Лунного волка. Рассказали ему про Артефакт. Узнали, что он убил главаря волков. Теперь вот питаемся.
  - Тресните его сковородкой! - раздалось требовательно из-за полога.
  - Полярную Звезду бить нельзя! - возмутился Марк. - Какая невоспитанная!
  - От невоспитанного слышу!
  - А там, за пологом, кормят? - спросила Илса. - Я есть хочу.
  - И я, - поддержала её Ниса.
  Росомаха отломил половину своего пирожка, протянул рыжей. Забрал пирог у Птеки, отломил от него половину и отдал полярной лисичке.
  - Ну а я тогда, девушки, вам компоту налью, - галантно решил Марк. - Присаживайтесь. Что нового у соболей?
  - Зализывают раны, - сообщила Ниса. - Мы же не знали, что ты ушёл к Могильникам.
  - Мне кажется, - заметила Илса, - что они скоро присоединятся к нам. Те, которые в состоянии ходить.
  - Мы не стали тревожить их с парадного хода. Залезли на чердак архива и от него, прыгая с крыши на крышу, добрались до соболей, - начала рассказывать Ниса.
  - Мы подумали, что рядовые соболи могут и не знать, если тебя схватили. А вот нобили знают, - добавила Илса.
  - Поэтому трогать обычных соболей мы не стали, - подтвердила Ниса. - Это сэкономило время.
  - Но охрану нобилей пришлось обезвредить, - постаралась внести ясность Илса.
  - Нет, они все живы, - утешила Ниса Марка. - Только у одного нос сломан.
  - Я даже кинжал решила в ход не пускать, - виновато призналась Илса. - Так, рукояткой била.
  Занавески распахнулись и великолепная, воинственная Диса воскликнула негодующе:
  - Почему?!
  - Там у рукояти набалдашник хороший, - объяснила Илса. - Врежешь по виску и сразу наповал. Без крови, без грязи...
  - Но Илса пригрозила, что перережет им всем горло, - постаралась заступиться за подругу Ниса. - Одному за одним. Если не скажут, куда дели Марка. И отсекла половину вымпела - чтобы показать остроту лезвия.
  - Они молча опустились на колени и склонили головы, подставляя шеи, - кивнула Илса.
  - Потому что песец пришёл, - подтвердил немного опомнившийся от рассказа лисичек Марк.
  - Да нет, потому что знали - сопротивляться бесполезно.
  - А если бы они оборотились в зверей? - поинтересовался Марк.
  - Так ещё проще, - удивилась Илса. - Мы же загнали их в комнату без окон, уйти им было бы некуда, дверь закрыта.
  - Соболю в зверином обличье можно голову свернуть, лезвия не пачкая, - добавила Ниса. - А я и метаю ножи неплохо.
  - Но мы поняли, что они не знают, где ты, - вздохнула Илса.
  - И не стали их трогать, - кивнула Ниса. - Потому что не было им резону врать перед смертью.
  - Стали думать, куда ещё ты мог пойти...
  - А потом увидели огонёк в западном окне. Папа обещал поставить лампу на подоконник, если вы вернётесь домой.
  - Мы обрадовались и побежали сюда со всех ног, - закончила рассказ Илса.
  - А взгляд - как у орла! - присвистнул Марк. - Я с площади не то, что лампу в окне, саму мельницу не вижу.
  - Мы с крыши архива увидели! - удивилась его недогадливости Ниса. - Что тут непонятного?
  - Всё понятно, - поднял ладони вверх Марк. - Сдаюсь. Если беглый каторжник Сэлдон с торфяных болот видел свет в окошке Баскервилль-холла, то почему бы вам не видеть свет в окошке мельницы с крыши архива... Значит, подытоживая ваши приключения, соболя тоже припрутся сюда, будут жечь костры и горланить песни?
  - А что им ещё делать? Они не любят быть в одиночку.
  - Все это прекрасно, - вздохнул Марк. - Только что-то с этой оравой под нашими окнами придётся делать. Через день-два пение на свежем воздухе приесться, захочется новых развлечений.
  Дисы фыркнула из-за занавески:
  - Ну и повёл бы их на кислых мышей. Ты же кричишь и топаешь, что, мол, делать этого нельзя.
  - Нельзя, - подтвердил Марк.
  - Тогда веди на волков. Это тоже интересно.
  - Это гибельно.
  Архивариус встал, подошёл к западному окну и погасил сыгравшую свою роль лампу.
  - Костры горят... - задумчиво сказал он.
  Марк присоединился к нему, глянул в окно. Почти полная луна светила холодно, костры же давали тёплый жёлто-красный свет. Сейчас было видно, что их много. Марк вздохнул. Они по-прежнему на него надеялись, хотя ему нечего было предложить. Он смертельно устал. А завтра костров будет ещё больше.
  Архивариус расслышал его вздох.
  - Графч передал мне твои слова, Марк. И я подумал... Ведь от нас тоже многое зависит. Видишь, сколько горожан в тебя верит? Их никто бы не смог выгнать на ночной холод из тёплых норок, никакой, даже самый могучий звеРрюга. А к тебе они пришли сами. Может быть, ты дашь им, то есть нам, новый Артефакт?
  - Чего? - растерялся Марк.
  - Ты - единственный человек в ЗвеРре. Дай нам новый Артефакт, - то, что сделано человеком.
  - Это безумие! - возмутился Марк. - Что я дам? У меня есть только кроссовки, которые каши просят, штаны, рубашка и бельё. Ни колец, ни фонарей, ни чемоданов, как у вашего пророка. Даже ножа нет! И расчёски.
  - Всё равно, что нет колец и фонарей, - не отставал старый лис. - Тот Артефакт не принёс ЗвеРре счастья, зачем его повторять? Дай нам свой.
  Марк поплотнее запахнул на бедрах подстилку. Горько подумал: "Я похож на босоного Пятницу нищего Робинзона".
  - Артефакты на ночь глядя не даются, - мрачно сказал он. - Предлагаю поговорить об этом завтра. Утро вечера мудренее.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Утро мудрости не добавило, скорее наоборот, принесло головную боль.
  Марк проснулся с рассветом и долго лежал, пялясь в доски над головой, рассматривая сучки и завитушки. Прикидывал, что может сойти за Артефакт. Хоть отдалённо.
  Идей не было.
  Марк выполз из-под кровати, оделся. Джинсы за ночь просохли, стали как картонные. А носки - как жестяные. Но расставаться с ними не хотелось. Даже при условии, что их будут боготворить нестиранными.
  Марк решил поискать Артефакт где-нибудь на мельнице. Перед поисками тихонько отодвинул край полога - в полотняном гнёздышке уютно спали лисички, разметав тёмные, рыжие и белоснежные кудри по подушкам. Марк полюбовался красавицами, поправил занавеси и пошёл охотится на неизвестно что.
  Но для начала выбрался на крышу. Солнце поднялось над горами за ЗвеРрой-рекой, утренний ветер расправил знамя. Было свежо и хорошо.
  Марк спустился на чердак. Огляделся. На чердаке ловить однозначно было нечего. Через комнату прошёл на кухню.
  Попил воды из ковша. Стараясь не греметь, отворил засовы и выбрался на лестницу. Внизу сладко спал табор последователей Полярной Звезды. Иней покрывал шубы таборитов. Дверь позади снова открылась и вышел, пошатываясь, сонный росомаха.
  - Ты куда?!
  - Никуда. Иди досыпай. Я здесь, в нижних ярусах.
  - А чего?
  - Чего-чего, - рассердился Марк. - Аппетит к завтраку нагуливаю. Спи, говорю. Сейчас немножко колесом полюбуюсь, помедитирую и вернусь.
  - Апе - кого детируешь? - зевнул росомаха.
  - Зверский голод! - отрезал Марк.
  - А-а, тогда я пошёл.
  Росомаха скрылся. Зато выглянул архивариус в ночном колпаке. Посмотрел на злого, взъерошенного Марка, ничего спрашивать не стал. Закрыл дверь.
  Марк спустился в хозяйственный ярус. Жернова крутились, молоточки стучали. На глаза Марку попался пресс. В бурных событиях последних дней он и забыл, что положил под него бумажный лист. Это было уже кое-что, и Марк радостно освободил из-под пресса добычу.
  - Пророк начертал им Предсказание на гостиничном счёте, а я чем хуже? У меня ещё и круче бумажка! - решил он.
  Листок выглядел грубовато, но зато основательно. Марк снова пристроил его под прессом, чтобы не уронить, и стал осматриваться, не попадётся ли ещё что-нибудь.
  Здесь, в рабочем помещении мельницы, было чертовски уютно: все занимались делом, колесо крутилось, валы распределяли энергию, жернова и молоточки принимали её. И никакой луны, никаких звеРрюг. Прагматизм и деловитость, магия честного ремесла.
  Марк обшарил все закутки - наткнулся на завалившийся за ящик мешочек с кореньями имбиря. Ему стало любопытно, получится ли из этих скрюченных корешков порошок, и он заложил их в приемник одного из жерновов.
  Тяжёлый камень легко размолол корешки в ароматную муку.
  - О, Птека пряников имбирных напечёт! - обрадовался Марк, ссыпая порошок в керамическую баночку, стоявшую на полочке у жернова и закрывая её притёртой крышкой.
  Видимо, мельник-звездочет хранил в такой таре свежеразмолотые пигменты, из которых замешивал краски.
  Спрятав баночку в карман рубашки, Марк снова высвободил лист, обернул его вокруг толстой палки и понёс осторожно на чердак - досушивать.
  
  ***
  
  Закрепив одинокий лист на шесте, где в лучшие времена у звездочета висело до дюжины листов, Марк спустился в комнату.
  Лисички ещё спали. Или притворялись, что спят за полотняными стенками. Вот росомаха точно спал, лишь глаз один сонно приоткрыл, когда Марк заглянул под кровать. И тут же закрыл, убедившись, что всё в порядке.
  Марк прихватил полосатый рюкзак и отправился на кухню.
  Там царили мир, покой и еда. Птека с архивариусом, удобно расположившись за кухонным столом, со вкусом завтракали.
  Марк вынул из кармана и поставил на стол баночку с пряностью.
  - Вот чего нашёл.
  Птека открыл, понюхал, подцепил щепотку имбиря пальцем, слизнул.
  - Пойдёт, - одобрил важно.
  - Пряников напечёшь? - попросил Марк.
  - Попробую.
  - Ну и как поиски? - спросил с интересом архивариус.
  - Пока глухо, - покачал головой Марк. - Ничего даже отдалённо напоминающего Артефакт мне не попалось. А носки я не отдам, даже не просите.
  - Тогда надо сделать из того, что есть, - сказал убежденно старый лис. - Всё, что ТЫ сделаешь, будет Артефактом. Пожалуйста... Мы должны сопротивляться до конца, любыми доступными нам способами.
  - Пророчество на листе мельника я вам точно сделаю, - пообещал Марк. - Над остальным надо думать.
  Он вытащил из рюкзака тетрадь Гиса с тем, чтобы перечитать Пророчество.
  Птека, не тратя времени даром, решил заместить имбирное тесто. Убрал всё со стола, достал сито и стал просеивать муку.
  Архивариус не стал мешать ни Птеке, ни Марку, ушёл наверх.
  Марк листал тетрадь и думал над словами лиса. Надо сделать Артефакт. Только вот из чего...
  - К нам сегодня Лунный волк придёт? - нарушил молчание Птека.
   - Похоже на то, - кивнул Марк.
  - А Графча куда денем?
  - Пусть посидит на крыше под знаменем, - отмахнулся Марк. - Он там уже отсиживался.
  Птека выглянул в кухонное окно.
  - Наши понемногу просыпаются. Я кашу для них варю.
  - Для всех, что ли? - поразился Марк.
  В очаге, действительно, булькал котёл с кашей. Но не такой уж и большой.
  - Нет, для всех я не смогу. Хотя бы для родственников, - серьёзно объяснил Птека. - Вообще-то я хочу предложить им дома готовить - и уходить по двое-трое на обед, чередуясь. А то никаких котлов не напасёшься.
  - Ты настоящий провиантмейстер, - восхитился Марк. - С большим, но практичным сердцем!
  Птека слегка покраснел, не то от смущения, не то от удовольствия. Показал Марку руку, пошевелил пальцами.
  - Совсем зажила.
  - Удивительная восстанавливаемость, - подтвердил Марк.
  Птека замесил тесто с имбирным порошком, слепил из него тугой шар, потом растянул шар в колбасу. Нарезал колбасу на ровные кусочки и принялся катать пряники.
  Марк, подперев щеку рукой, наблюдал.
  - Вот уж точно говорят, - вздохнул он, - что можно бесконечно смотреть на огонь, на воду и на то, как другие работают.
  - Если бы всё стало нормально, - вздохнул Птека, - можно было бы восстановить мельницу, молоть на ней пряности. И печь пряники для всего города...
  - Красота... - подтвердил Марк. - Производство бы ширилось, а потом бы ты изобрёл печатные пряники, наподобие тульских. Птековские особые.
  - Это как? - заинтересовался Птека.
  Марк припомнил всё, что знал об истории тульского пряника:
  - Для них делают специальные доски, вырезают узор, чтобы он отпечатывался на прянике. Потом на доску кладут кусок теста, прокатывают по нему скалку - тесто вдавливается в вырезанный узор, на прянике появляются завитушки или буквы. Пряник снимают с доски - и в печь.
  - Надо, наверное, чем-то смазывать, иначе тесто к доске прилипнет, - деловито заметил Птека. - А мысль интересная. Фтека неплохо режет по дереву. Можно попробовать... Пряник - а на нём наш родовой герб!
  Марк улыбнулся, вспомнив сурка над входом в дом Птеки.
  Птека выложил пряники на железные листы, поставил их в печь. А сам принялся за уборку испачканного мукой стола.
  Марк пересел на лежанку архивариуса, чтобы не попачкать тетрадь. Долистал, наконец, до предсказания пророка, прочёл ещё раз про мёртвый город под мёртвой луной.
  - Что-то не хочется мне подобные страсти выписывать, - буркнул он. - Ну их.
  Птека подхватил ведро с помоями, пошёл на улицу выливать.
  Марк сидел и думал, что же из окружающего его справится с ролью Артефакта. И что написать на листке. Голова разламывалась от умственных усилий, и ничего путного не придумывалось.
  В печи подрумянивались имбирные пряники.
  
  ***
  
  Когда утреннее солнце растопило иней на шубах, звеРрики у костров проснулись.
  А ближе к полудню вспыхнули новые костры у мельницы.
  К таборитам присоединились жабки и соболя.
  На них посматривали косо: и те, и те были известны своей двуличностью. Ни жабок, ни соболей это не смутило: они принялись разбивать шатры, не собираясь дневать и ночевать под открытым небом.
  Погода испортилась, небо заволокло тучами. День посерел и посмурнел.
  Дозорные зубры первыми подняли тревогу, когда появились волки. В зверином облике. Не приближаясь к табору, волки окружили его живой цепью. Замерли на равном расстоянии друг от друга, бесстрастные, словно валуны.
  Глава зубров приказал не паниковать, (особенно это касалось звеРриков). И поднял всех своих копейщиков, свободных от дежурства: зубры начали выразительно прогуливаться по табору.
  Причина появления волков скоро прояснилась. К мельнице, не спеша, шагал Лунный волк.
  Знала о нём, конечно же, вся ЗвеРра, но вот видеть доводилось немногим. И сейчас звеРрики смотрели во все глаза на живого-мёртвого из Могильников.
  Величественно вышагивая, Лунный волк прошёл мимо костров, мягко и неслышно поднялся по ступенькам вплоть до верхней площадки. Поцарапался в дверь.
  В то же мгновение, как дверь отворили, и Лунный волк вошёл внутрь, на крыше появился росомаха. Свернулся мохнатым клубком вокруг флагштока, полный решимости не покидать убежища, пока страшный враг звеРрюг не уйдёт с мельницы.
  Глубоко заинтригованный всем этим глава зубров тоже поспешил наверх, чтобы не пропустить что-нибудь важное.
  В комнате Марка не было. Птеки тоже. Всем заправлял архивариус. Он вежливо предложил зубру табурет.
  Лисички, по своему обыкновению, вольготно расположились на подоконниках, одновременно наблюдая за тем, что делается на улице, и принимая участие в комнатном разговоре.
  А Лунный волк украшал собою кровать. Все остальные места он, видимо, счёл недостойным себя и сейчас возлежал на покрывале, как опаловое изваяние.
  - Марк просил подождать, - объяснил главе зубров архивариус. - Он скоро.
  - И где же он? - пробасил зубр.
  - Он сейчас внизу, на кухне.
  - Ему помочь?
  - Он уже заканчивает, - немного неуверенно сказал архивариус.
  - Заканчивает - что? - холодно спросил Лунный волк с кровати.
  - Сейчас увидим, - напустил туману лис. - Мне самому крайне интересно: что?
  - Я думал, что согласно Предсказанию, дела шестого человека уже закончились. Раз Артефакт погиб, - яд сарказма сквозил в словах волка.
  - ЗвеРрики так не считают. ЗвеРри тоже, - отпарировал архивариус. - Сами видите, что творится с городом.
  - ЗвеРриков я вижу, - подтвердил Лунный волк. - Отдельных звеРрей - тоже. Но не всех. И мне интересно, что надеются получить пришедшие сюда звеРри?
  - ЗвеРри пришли к своей Последней Надежде. И ждут нового Артефакта.
  Архивариус, стоя, еле-еле был вровень с сидящим зубром. Но в голосе его царила спокойная, непреклонная уверенность.
  Глава зубров мотнул рогатой головой. Раздул ноздри. Спросил прямо:
  - Чья идея?
  - Моя, - не стал отпираться архивариус. - Артефакт - это значит "сделанный человеком". Вот Марк и делает по нашей просьбе.
  Волк пошевелился. Серебристая волна прошла по снежному загривку. Тёмные непроницаемые глаза в упор смотрели на архивариуса.
  - Когда придёт полная луна, возможно, Лунный зверь в Волчьих Могильниках будет опираться левой передней лапой на череп первого человека ЗвеРры, а правой передней - на голову шестого... Лисы верят в Последнюю Надежду?
  - А лапы у Лунного зверя не разъедутся от таких неустойчивых подставок? - спокойно заметила, глядя в потолок, Илса. - А все ли лапы у него останутся к тому моменту? Может быть, Лунному зверю есть смысл держать свои лапы подальше от головы Полярной Звезды ЗвеРры?
  - Я сказал: возможно, - остался холоден волк.
  - Лисы верят Марку, - подтвердил архивариус. - Сами видите.
  - Зубры тоже, - пробасил глава зубров. - И те, кто на стороне зубров, верят.
  - Тогда подождём, - смежил веки Лунный волк.
  - Выпить не хотите? - радушно предложила главе зубров рыжая Ниса.
  - Благодарю, не стоит, - отозвался тот.
  Архивариус выразительно посмотрел на непутёвую дочь. Та в ответ легонько пожала плечами и усмехнулась.
  Долго ждать не пришлось.
  Марк появился из кухни, - сначала голова показалась над полом, потом плечи.
  - О, да тут целое собрание! - присвистнул он. - Здравствуйте, кого не видел.
  - И тебе здоровья, Марк, - отозвался глава зубров. - Странные новости до нас доходят...
  - Сделал? - перебивая зубра, жадно спросил архивариус.
  - Ага.
  Марк шагнул с кухонной лестницы, прижимая к себе что-то круглое и расписное.
  Все потрясенно молчали, не в силах сообразить, что же это такое он намастерил. Лунный волк открыл тёмные глаза. Нахмурился.
  Марк наслаждался произвёденным эффектом. Поднял дел рук своих повыше, чтобы было лучше видно.
  На деревянный обод от Птекиного сита он натянул кожаную карту жабок.
  - У нас, вообще-то, это называется бубен, - сообщил Марк невозмутимо. - А поскольку на нём карта города, то это не абы что, а звеРрский бубен.
  Он взял с южного стола ложку и ударил ею, как колотушкой, по карте. Туго натянутая кожа загудела.
  - Бесподобно! - ахнула Диса и птичкой спорхнула со своего подоконника, только прозрачные шарфы взметнулись райскими перьями.
  Приблизившись к Марку, чтобы получше рассмотреть Артефакт, она тихо прошипела сквозь зубы:
  - Ты сумасшедший... - и показала глазами в сторону Лунного волка.
  - Знаю, что бесподобно, - подтвердил Марк невозмутимо. - Какой хочу Артефакт - такой и делаю.
  - Неожиданно, - признал архивариус. - Но что-то в этом определенно есть.
  - Ещё бы, - оскалился Марк. - Вся ЗвеРра тут как ладони! Священный бубен, все дела. Хоть шаманьте с ним, хоть в присядку пляшите. Ритуальная вещь.
  Он отбил ложкой по коже: дон, дон, до-до-дон!
  С подоконника спрыгнула Ниса. Взяла у Марка бубен и ложку. Рыжие лисие хвосты украшали её рукава и плечи, игриво покачивались.
  Ниса грациозно повторила движения Марка, заставила бубен загудеть и рассмеялась. Лисьи хвосты колыхались в такт ударам.
  - И, кстати сказать, условием Полярной Звезды, дадшей, то есть давшей ЗвеРре новый Артефакт, будет его, Артефакта, публичность, - не давая звеРрям опомниться, сказал Марк. - Ну что, берёте?
  - Я условие не понял, - честно признался зубр.
  - Его нельзя прятать, как тот, утопленный. Чтобы все видели и знали, и были по отношению к Артефакту в равных условиях, - пояснил Марк. - Чтобы никогда не смогла повториться гадость, в которую по милости вашего пророка я вляпался.
  Он положил звеРрский бубен на стол и сел прямо на пол у кровати. Вытянул ноги, а руки заложил за голову.
  Илса тихонько переместилась с подоконника поближе к Марку, точнее не к нему, а к траектории броска Лунного волка, если волк решит вдруг добыть голову последнего человека прямо сейчас.
  - Когда сам участвуешь в событиях, делающих историю города, всё как-то не так выглядит, - признался глава зубров. - Когда читаешь об этом - интереснее. Возвышеннее, что ли...
  - Угу, Последняя Надежда на полу не сидит и джинсы у неё не рваные, - подтвердил Марк. - А ты, Акелла, что скажешь?
  Лунный волк ответил не сразу. Повернув голову, медленно осмотрел Илсу, потом перевел взгляд на сито с картой.
  - Волки признают Артефакт, сделанный Последней Надеждой ЗвеРры ради спасения города, - сказал он бесстрастно. - Если будет прорван Круг Безумия.
  Лунный волк спрыгнул с кровати, обошёл главу зубров, толкнул дверь и исчез.
  
  ***
  
  Обитатели мельницы прильнули к окнам. Сверху было хорошо видно, как после появления Лунного волка на лестнице, живая волчья цепь рассыпалась, волки один за одним уходили в свои Башни. Некоторые на ходу перекидывались в человеческий облик.
  Сам Лунный волк одиноко ушёл в сторону Могильников.
  - Из огня, да в полымя, - вздохнул Марк, отходя от окна и снова садясь на пол. - Условие вполне логичное. Только поди выполни... Зря я, выходит, старался.
  - А может быть, Лунный волк передумает? - тихо сказала Ниса, поглядывая то на Марка, то архивариуса, то на зубра.
  - Не похоже, - отозвался её отец. - Он сам много раз пытался прорвать Круг Безумия, чтобы увести из города волков - и не мог.
  - Волки своё слово сказали, - произнёс глава зубров. - И мы его слышали. Зубры скажут своё слово завтра. Марк, жду тебя вечером у костра: проводишь меня к Могильникам.
  И тоже ушёл.
  
  ***
  
  - Птека, у тебя там самогону не осталось? - жалобно спросил Марк.
  - Не-а, - отозвался Птека с кухонной лестницы. - Ты в прошлый раз всё выпил.
  Он, оказывается, сидел на ступеньках в обнимку с корзиной пряников, слушал разговоры звеРрей и жевал.
  - Тогда компоту дай... - вздохнул Марк. - В горле пересохло...
  Птека поставил корзину пряников на стол, рядом с новеньким Артефактом, и пошёл за кувшином.
  С чердака спустился взъерошенный росомаха - пока он сидел на флюгере, ветер прочесал его шубу вдоль и поперёк. Росомаха не слазил с крыши, пока не исчез последний волк, да и после этого подождал чуть-чуть, на всякий случай. И лишь потом отлепился от древка знамени.
  Росомаха сел на пол рядом с Марком.
  - Плохо, да? - угадал он безошибочно.
  - Лунный волк сказал, что Марк должен прорвать Круг Безумия, - объяснила Ниса.
  - Угу, а до полной луны неделя, - подтвердил Марк. - А я после первой попытки шесть дней в коме лежал.
  - Ты лежал не в коме, а на кровати, - уточнил росомаха. - Мы же сами тебя положили, а в ком ежи сворачиваются.
  - Я хотел сказать, что лежал без сознания, - поправился Марк.
  - Вот так и говори. Ты же не ёж, - велел росомаха.
  - Благодарю за разрешение! - рассердился Марк.
  Ниса взяла пряник из корзины и тоже села на пол.
  - Нужно что-нибудь придумать, - примирительно сказала она.
  - Ага, чисто техническое решение, - ехидно подтвердил Марк. - Сжечь этот шиповник к чёртовой матери!
  - Хорошая мысль, - тоже взял пряник архивариус. - А давайте над этим подумаем: как можно уничтожить шиповник. Обычный.
  Птека принёс из кухни кувшин с компотом.
  - О чем спор?
  - Я предлагаю поджечь шиповник, - Марк взял кувшин, припал к нему.
  - О-о, - с уважением сказал Птека. - До такого никто у нас не додумался. А разве он горит?
  - Мне это тоже интересно.
  - Он не горит, - хмуро сказала Илса. - Я пыталась его поджечь. Бесполезно.
  - Когда?! - удивились Ниса с Дисой.
  - Когда-когда... Пыталась - и всё тут. Похоже, у нас тут каждый пробовал Круг Безумия порвать тем или иным способом, - вздохнула Илса.
  - С огнём понятно. А иным, это каким?
  - Я пробовала навалить на него валежник и перебраться, - призналась Диса. - Тоже не получается.
  - А-а-а... - протянула Илса. - До валежника я не додумалась.
  - А я хотела между двумя кустами проскочить. В лисьем облике, - поделилась своим опытом Ниса.
  - И все потерпели крах, - подытожил Марк. - Какая досада!
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  Ночь шестая
  
  
  
  Вечером по поводу того, кто пойдёт с Марком и главой зубров в Могильники, развернулось целое сражение. С воплями "а ты кто такой ваапще?!" и угрозами "сами тогда варите!".
  Марк пригрозил, что если все не утихнут, он с размаху наденет звеРрский бубен кому-нибудь на голову, и на этом ком-то полностью будет лежать ответственность за гибель второй святыни.
  Потом он властью Полярной Звезды распределил: росомаха с Нисой сторожат мельницу снаружи, на лестнице, Птека с архивариусом сторожат мельницу изнутри. И бубен, то есть Артефакт, тоже сторожат. А Диса с Илсой, так и быть, могут прогуляться до Могильников. Но без фанатизма.
  Птека сказал, что Артефакт нужно спрятать в надёжное место.
  На что Диса ехидно предложила укрыть его в Волчьих Могильниках.
  Марк молча забрал бубен со стола, поманил Птеку: вместе они поднялись на чердак, и Марк показал звеРрику тайник, где он нашёл астролябию и подзорную трубу. Туда и убрали новоиспеченный Артефакт.
  Бумажный лист на шесте просох, можно было снимать. Но что написать в качестве Предсказания - Марк по-прежнему не представлял.
  
  ***
  
  Солнце село и снова запылали костры у мельницы.
  Правда веселья возле них поубавилось: эйфория новизны прошла.
  Марк в сопровождении Илсы и Дисы спустился к зубрам. Глава зубров решил большую свиту с собой не брать, ограничился парой высоченных телохранителей.
  Когда вышли за лагерь, Диса и Илса неслышно растворились в темноте. Марк был этому только рад: темнота перестала быть угрожающей, раз в ней спрятались лисички.
  Глава зубров хотел прихватить с собой факелы, но Марк отговорил его, объяснив, что это лишнее. Лунный свет, туман и печаль - вот что подходит зверю из Могильников. Зубр пожал плечами, но спорить не стал.
  Половинка луны плыла по небу. Туман был реже и ниже, чем в прошлый раз, он скромно стелился по берегу полупрозрачной кисеёй.
  Глава зубров не спотыкался на камнях, подобно Марку, о нет: он топал так, что галька разлеталась в стороны. Зыбкая рогатая тень плыла рядом по туману. Не оставала от своего главы и свита.
  Заметив, что Марк не успевает за ними, глава зубров притормозил, подождал шестого человека.
  - Странно, но я ни разу здесь не был, - заметил зубр. - У зубров считалось глубоко неприличным заходить на территорию других звеРрей. Вот дураки-то мы были...
  - Но к вам же ходили? - удивился Марк.
  - Это было скорее исключение, чем правило.
  - Возможно, таким образом в ЗвеРре царило равновесие? - предположил Марк. - Ведь заняли же ваши предки именно Зубровый Замок, который в стороне от города.
  - В последнее время я постоянно думаю, не слишком ли в стороне мы держались от городских событий. Ведь можно было справиться с очень многим и до появления тебя.
  - Это с чем же?
  - Ну, - задумался зубр, - хотя бы с кабаном. Преодолеть страх, выйти всем замком и прочесать Кабанью Канавку от истока до устья.
  Марк представил, как по неширокой ложбине, ломая кусты на своем пути, несутся громадные зубры.
  - Не знаю, - признался он. - Выглядит картинка страшно, но что получилось бы на самом деле - один пророк разберёт. Там же заросли, болото, кочки. Да и кабан не дурак, хоть и безумный - ушёл бы от вашего натиска, а потом вернулся. Ваша сила огромна, только, уж извините, несколько прямолинейна. Вот если бы вы с волками объединились, - вы гнали, они ловили и резали, может быть, толк бы и вышел.
  - Мы с волками? - хмыкнул зубр. - Не знаю, не знаю. Мне сложно это представить... Даже ради охоты на звеРрюгу. Они спесивые, волки. Нас это раздражает.
  - Вот и получается, был определенный смысл в том, что каждый сидел в своём углу, - вздохнул Марк. - Я в этот раз внутрь Волчьих Могильников не пойду, хорошо?
  - Почему? - удивился зубр.
  - И без меня не промахнётесь, а я уже находился туда порядком, надоело. На бережку посижу, ногами в тумане поболтаю, - объяснил Марк. - Луной полюбуюсь.
  - Никак не пойму, когда ты шутишь, а когда серьёзен, - шумно вздохнул зубр.
  - Да какая, в общем-то, разница... - махнул рукой Марк.
  Они подошли к Могильникам. Марк подыскал себе корягу на берегу и сел, глава зубров зашёл в темный провал, оставив провожающих у входа.
  По бокам Марка возникли из тумана Илса с Дисой. Скользнули на корягу.
  - Вышел немец из тумана, вынул ножик из кармана, - буркнул Марк.
  - Пока всё тихо, - сообщила Илса. - А ты чего с зубром не пошёл?
  - Да вспомнил ваши, девочки, забавы, - зевнул Марк. - Решил проследить, чтобы вы световоды не закрыли, как тогда.
  - Противный! - фыркнула Диса. - Когда это было!
  - А я рад, что не пошёл. Хорошо ведь сидим, душевно, - усмехнулся Марк. - И тепло.
  - Только петь не будем, - решительно сказала Диса.
  - Сейчас не до песен, - согласился Марк.
  Из Могильников вышел глава зубров. За ним Лунный волк. Они направились к берегу, к коряге. Лисички тут же улизнули обратно, в темноту.
  Чпокала галька под ногами зубра. Белый волк стелился по туману мягко, бесшумно, как призрак.
  - Сидишь? - вопросил зубр величественно, подходя к Марку.
  - Сижу, - подтвердил Марк. - Присядешь?
  - Постою, - плотно утвердился на берегу главный зубр.
  Половинка луны покачивалась меж его рогов, словно хотела сбежать, а не могла.
  - Ну и что решили? - начал светскую беседу Марк.
  - А ты что решил, шестой человек? - спросил Лунный волк.
  - Это после того, как ты меня на колючую проволоку под током бросил? - холодно поинтересовался Марк. - Я имею в виду шиповник этот ваш безумный. Решил я, что не любишь ты меня, смерти моей желаешь.
  - Это неправда, - Лунный волк легко запрыгнул на корягу, туда, где до него сидела Илса. - Я не хочу, чтобы ты бессмысленно погиб.
  - Ага, понял: ты желаешь, чтобы гибель моя была осмысленной, - сакрастически поправился Марк.
  - Ты не веришь, что прорвёшь Круг Безумия? - уточнил Лунный волк.
  - Меня об этот Круг так приложило, что я неделю отходил, - скривился Марк. - Ну шандархнет ещё разок, уже наверняка - и что?
  - Ты по касательной задел, - уточнил глава зубров. - Я помню.
  - Думаешь, попру в лоб, - эффект будет другой? - прищурился Марк.
  - Я думаю, что если ты пойдешь один - просто погибнешь. Прорываться надо всем, и человеку, и звеРрям, и звеРрикам.
  Зубр тяжело переступил, луна вырвалась из захвата могучих рогов. Укрылась за лёгким облаком.
  - А зубры пойдут? - вздохнув, спросил устало Марк.
  - За тобой - да.
  - А волки?
  Лунный волк молчал.
  Потом сказал:
  - Я бы на твоём месте спросил, не бросятся ли волки на спину, когда ты будешь занят Кругом Безумия.
  Марк разозлился.
  - Я сижу на своём месте и прекрасно себя чувствую. И отнюдь не факт, что пойду за тридевять земель киселя хлебать, понукаемый угрозами и загадочными фразами.
  - Волки неспокойны, - снизошёл до объяснений Лунный волк. - Нужен новый главарь на место убитого мною. Идёт борьба.
  - Час от часу не легче. А подождать недельки полторы волки не могут? Накроется всё медным тазом во время полнолуния - и пожалуйста, боритесь всласть.
  - Это невозможно, - совершенно серьёзно ответил Лунный волк. - Такие вещи не ждут.
  - И что делать будем? - поинтересовался Марк, глядя то на зубра, то на волка.
  - Я не знаю, - глядя на реку, сказал волк. - Вот-вот закончится время, отпущенное ЗвеРре. Но костры у мельницы всё множатся и множатся. Город идёт к тебе, Последняя Надежда. И те, кто пришёл к мельнице, пойдут за тобой и к Кругу Безумия. Я не знаю, зачем они это сделают. Но я знаю, что буду рядом с тобой, если ты решишься порвать Круг. Пойду бок о бок с человеком через серебряный шиповник, даже если волки останутся без провожатого в тёмные поля.
  Теперь молчал Марк.
  Глава зубров не выдержал долгого стояния, присел рядом. Коряга хрустнула. Луне надоело сидеть за облачной занавеской, она вышла на чистое небо. Высунула мордочку из-за куста полярная лисичка и тотчась скрылась. Шумела ЗвеРра-река.
  - Хорошо, пошли, - буднично сказал Марк. - Когда выйдем?
  - Когда скажешь.
  Марк снова задумался. О висящем на чердаке бумажном листе. О кострах у мельницы. О кислых мышах.
  - Тянуть смысла не вижу. Приходи завтра, когда утренний иней растает.
  - Хорошо.
  Лунный волк спрыгнул с коряги. Та с громким хрустом развалилась.
  Марк поднялся, отряхиваясь. Фыркая, встал с земли глава зубров.
  - Говорят, "хорошо" - значит "солнечно", - улыбнулся Марк. - У нас.
  - Кто ты, Марк? - спросил Лунный волк.
  - Не скажу.
  - Жаль.
  Лунный волк потрусил к тёмному провалу в скале и скрылся в Могильниках.
   Марк и глава зубров пошли берегом вверх по течению. К ним присоединились зубры свиты и лисички.
  - Но почему завтра? - спросил глава зубров Марка. - Почему так рано?
  - Предлагаешь ждать полнолуния? - грустно усмехнулся Марк. - А зачем? Если уж идти, то идти нужно сейчас. Пока народ не перегорел, пока междуусобица окончательно не захватила волков.
  - Куда идти? - встревожилась Илса.
  - На восток. На ту сторону реки. Туда, где всходит солнце, - отрапортовал Марк. - Пойдёте со мной?
  - Обязательно, - фыркнула Диса. - А что тебе сказал этот седой убийца?
  - Он говорит, что волки взбунтовались без главаря.
  - Тогда я бы задумалась не о том, куда идти завтра, а о том, как пережить сегодняшнюю ночь, - подобралась, словно пружина, чернобурка. - Росомаху мы зря с собой не взяли. Вот что: я должна предупредить Лисьи Норы.
  - Дойди с нами хотя бы до костров, - попросила её Илса. - Я боюсь.
  - Ты? - поразился Марк. - Это так серьёзно?
  - Если доберёмся до мельницы, спроси Нисиного папу - он лучше меня расскажет, чем заканчиваются волчьи бунты.
  - А я-то думал, что высплюсь всласть перед завтрашним походом.
  - Выспишься, - мрачно пообещала Диса. - Если дойдём.
  - Мы должны отбиться, - сказал глава зубров. - В крайнем случае, поступим как тогда, с кабаном.
  - Волки - не кабан, - заметил Марк. - Насколько я помню по мультикам, убегать от них нецелесообразно. Хотя и рад буду ошибиться.
  Они миновали Олений Двор, и вышли к дороге на мост. Дозорные на мосту наблюдали за тем берегом. Огонёк в лачугах кислых мышей не гас.
  - Сниму-ка я этот пост, - решил глава зубров. - Раз так дела повернулись, копейщики нужнее будут у мельницы. Вряд ли сегодняшней ночью кто-то из таборитов пойдёт на ту сторону громить хижины. А чинить препятствий волкам, если они захотят наведаться на тот берег я, честно говоря, не хочу.
  Дозорные не скрывали радости, что не нужно больше стоять на мосту над холодной рекой и охотно присоединились к своим.
  Мост остался позади.
  Глава первым ступил c дороги на ту самую тропу, по которой убегал от мельницы похититель Артефакта. Туман на тропе стелился низко. Чуткие ноздри Илсы уже улавливали запах дыма костров.
  Но именно здесь их ждали.
  Волки применили старинный облавный приём: загонщики кинулись позади и с боков, понуждая добычу устремиться вперёд, домой, тесня её на основные силы засады. Все они были в зверином облике - молодые, сильные волки. Полагающиеся больше на инстинкт, нежели разум.
  И, по молодости, несколько самоуверенные.
  Зверя, прыгнувшего на спину замыкающего, зубр (копейщик из числа тех, что стояли на мосту), скинул, сшиб круговым движением, ударил древком. А бокового нападающего уже поймал на остриё. Волка, набросившегося на второго копейщика, заколола Диса.
  Зубры окружили Марка, лишая волков возможности пробиться к человеку.
  А потом глава зубров оборотился.
  И на тропе встал, яростно фыркая, громадный взбешённый бык. В лунном свете блестели золотые обручи на его рогах.
  Доведись столкнуться один на один Лунному волку и главному зубру - Марк не знал бы, на кого поставить.
  Глава зубров, наклонив голову, тараном попёр на основную засаду, топча всё на своём пути. Он лягался и бодался, разбивал копытами черепа и вскидывал на рога, и ревел, низко и гулко трубил, словно рог Роланда в Ронсенвальском ущелье. Волки не могли справиться с ним.
  Рог Роланда в ЗвеРре услышали.
  От мельницы быстро двигалась толпа. И зубры, и звеРрики, все вперемешку, - а впереди с факелом в руке бежал росомаха и медальон светил на его груди кровавым глазом.
  Оставшиеся в живых волки отступили в темноту. Вслед за ними чернобурой лисой устремилась Диса.
  Марк подумал, что, видимо, волки приходили за его головой: это был бы очень убедительный трофей в руках любого претендента на главаря Волчьих Башен. Принесший голову шестого, последнего человека становился равным тем легендарным волкам, что съели основателя города.
  ЗвеРри и звеРрики окружили свою Полярную Звезду и направились в лагерь. Глава зубров снова вернулся в привычный облик. Он забрал факел у росомахи и высоко поднял, освещая путь.
  - Да никто не осмелится больше перейти зубрам дорогу! - рявкнул он, заглушая мельничный водопад и рокотанье ЗвеРры-реки. - Растопчу!
  Вняли ли волки его предупреждению, или просто убрались, зализывая раны, но, во всяком случае, засад на пути больше не было.
  
  ***
  
  В лагере у мельницы царило веселье. Ночевать на берегу реки горожанам пока не приелось, и они с удовольствием коротали вторую ночь у костов. Ещё не все истории были друг другу рассказаны, и много песен можно было спеть не один раз.
  Вернувшись, первым делом глава зубров усилил караулы. Потом ушёл в свой шатёр. Переживать, что пришлось оборачиваться (как объяснили шёпотом зубры). Прислушиваться к себе, глушить звериное начало.
  Марк, усевшись на ступеньках лестницы, устало смотрел на костры, на огни Волчьих Башен в тёмном городе.
  Илса сидела рядом. Молчала.
  - А ты почему с Дисой не пошла? - спросил Марк. - Зубры бы меня доставили в целости и сохранности.
  - Я бы ей только помешала, - спокойно объяснила Илса. - Она сейчас бежит лисой, почти незаметная в темноте. А меня же только на снегу не видно, да на фоне Лунного волка. Неудачная окраска.
  Из кухни выбрался Птека. Сверху сбежали росомаха и рыжая лисичка. Не торопясь, сошёл архивариус.
  Они все окружили Марка, сели на ступеньках, кто ниже, кто выше.
  - И что вы там решили? - высказал наболевшее Птека.
  - Всё нормально. Завтра с утра на тот берег пойдём. Прямо табором.
  - Ты не шутишь? - ахнул Птека. - Что же тут нормального?
  - Не шучу. Вполне логично. Решили попробовать всем миром порвать Круг Безумия. Пока луна в полную силу не вошла.
  - А что за рёв был? - спросил архивариус. - Что случилось? Я опять что-то важное пропустил?
  - Волки напали, - объяснила Илса. - У них безвластье.
  - Говорят, это не в первый раз? - Марк обернулся и посмотрел на старого лиса, который сидел ступенькой выше.
  - Волки всегда играли в ЗвеРре роль возмутителей спокойствия. Уж очень расположение Волчьих Башен этому способствует, - подтвердил лис. - И волчий норов. Будь у волков замок на отшибе, как у зубров, всё было бы по-другому. Их стычки не выходили бы за стены замка. А так - весь город вынужденно принимает участие в очередной сваре. У них очень сложная система подчинения, причем слабостей своим вожакам волки не прощают. Вожак каждой башни должен постоянно подтверждать, что он способен справиться с молодыми и наглыми членами клана. А главарь всех волков обязан превосходить на голову вожаков башен.
  - В их системе ценностей, - буркнул Марк, - я, наверное, выгляжу сопля-соплёй. Я не рву врагов пачками, причём голыми руками. Мёрзну. Меня здесь постоянно прикрывают и защищают. Даже звеРрики.
  - Где-то так, - улыбнулся лис. - Они не могут понять особенности твоей силы. Поэтому волки и не присоединились пока к кострам.
  - Пока они норовят присоединить мою голову к голове пророка, - процедил Марк. - Это, наверное, крутое деяние в их глазах, достойное нового главаря.
  - Лунный волк за такое им самим головы пооткручивает, - напророчил Птека. - Ведь кого бы они не выбрали, самый главный у них всё равно он?
  - Глава зубров уже разобрался с волками, - объяснил Марк. - В гневе он великолепен и ужасен. А вот интересно мне, что бывает, если волки с новым главарем не определятся?
  - Тогда они начинают охотиться друг за другом на улицах города. А всё остальные стараются не попадаться им на глаза. Хотя представители башен могут собраться и сообща придумать правила той игры, что определит победителя.
  - Например? - вспомнил разволновавшуюся Дису Марк.
  - В последний раз, помнится, когда требовалось выбрать нового главаря, волки охотитились на горожан. Три дня полнолуния. Кто больше убьёт, тот и главный, - ехидно сказал Птека. - ЗвеРри ценились дороже звеРриков. Особенно лисы. Их хвосты привязывали к знаменам башен. Все тогда не чаяли, когда этот кошмар закончится. Ночью звеРрюги бесчинствовали, днем - звеРри. Хотелось удавиться от этих игр.
  - Было такое, - подтвердил архивариус.
  - Поэтому Диса и понеслась в Лисьи Норы, да? - уточнил Марк. - Хвосты спасать? А вернётся она когда?
  - Никто не знает, так что лучше не гадать, - вздохнула Илса. - Будем надеятся, что скоро прибежит. Ей не впервой выкручиваться.
  - Не сомневаюсь, - подтвердил Марк.
  Погода изменилась.
  ЗвеРра показала свой привычный норов: луна спряталась, задул ледяной ветер, разметавший прибрежный туман, и повалил снег. Сначала сыпал мелкой крупой, потом закружились хлопья всё крупнее и крупнее. Снежные кляксы оседали на шубы Марковых домочадцев, на полотнища шатров. На жадно высунутый язык росомахи, запрокинувшего лицо к небу и широко раскрывшего рот.
  - Пойдёмте под крышу, - поднялся Марк. - Посиделки переносятся. Теперь понятно, что Диса точно не придёт.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Утро было серым и сонным.
  Снегу за ночь навалило по колено. Дозорные зубры протоптали в нём широкие тропы. Под снежными холмами у потухших костров сладко спали те, кто не пошёл в шатры. То там, то сям жизнерадостно торчали из сугробов мохнатые валенки или варежки. Иные подрагивали, когда их хозяева дёргали во сне конечностями.
  А по границе лагеря виднелись цепочки волчьих следов. Побоялись ли волки напасть, или просто любопытничали - так и осталось загадкой.
  Обитатели мельницы блаженно спали почти до обеда. Спали бы и дольше, если бы не проголодались.
  - А может быть, поход за реку на сегодня отменяется? - осторожно спросил архивариус. - Лунный волк же не пришёл почему-то.
  - Не знаю, - пожал плечами Марк, уплетающий птекины тушёные грибы. - Хотя догадываюсь, почему нет Лунного волка: мы с ним условились, что он придёт, когда растает утренний иней. С инеем, как понимаете, сегодня вышла накладка.
  - А сам ты, Марк, хотел сегодня идти на тот берег? - допытывался архивариус. - Ещё ведь есть время...
  - Да мне, честно говоря, всё равно уже, - отмахнулся Марк. - Днём раньше, днём позже.
  - Но ты же не написал... - начал архивариус.
  - ... завещания, - перебил его Марк. - Ничего, как-нибудь так разберётесь с моим имуществом. Ну не знаю я, что вам в качестве пророчества изобразить. Моя фантазия на звеРрском бубне иссякла. Пойду я, умоюсь.
  
  ***
  
  Лунный волк почти сливался со свежим снегом.
  Не дождавшись таяния утреннего инея, волк появился на мельнице, когда холодное солнце встало в зените. Мягко ступая, он шёл между костров, и зубры освобождали ему путь.
  Росомаха глухо заворчал, почувствовав приближение своего персонального кошмара. Но, на удивление, удирать на крышу не стал. Забился в угол за Нисиными пяльцами и оттуда недобро зыркал глазами.
  Марк быстро дожевал лепёшку и распахнул гостеприимно дверь, приглашая Лунного волка войти.
  - Инея не будет, - сообщил ему волк с порога.
  - Я уже понял, - ехидно отозвался Марк. - Ничего страшного. Разве что брести по колено в снегу придётся. Сейчас оденусь, и потопаем.
  - Вот так, совсем просто? - изумился Птека.
  - Ты знаешь, можно, конечно, вприсядку и с песней, да что-то сил нет, - фыркнул Марк.
  - Я же не об этом! - обиделся Птека.
  - И я не об этом. Но сложности здесь и не к чему. Всё идёт, как и должно идти. И мы пойдём туда, куда должны пойти.
  - А знамя?!
  Марк покачал головой.
  - Угу, Щорс идёт под знаменем, красный командир.... Нет, знамя снимать не будем. Чтобы было куда возвращаться.
  - А Диса не вернулась, - вздохнула тихо Илса.
  - Она нас догонит, - спокойно сказал Марк.
  Он выглянул в окно на шатры и костры внизу. Солнце не принесло сегодня тепла, большая часть таборитов так и щеголяла в шубах и меховых куртках.
  - Холодно... - пробурчал себе под нос Марк. - Опять холодно. Всегда холодно.
  И принялся утепляться. Натянул вязаный жилет под рубашку, полосатые носки на ноги.
  - Я подожду у лестницы, - изрек Лунный волк и вышел.
  - Нищему собраться - только подпоясаться, - Марк нацепил вязаную шапку, накинул зубровский плащ. - Ну что, друзья мои, пора?
  Как по команде на всех его домочадцах появились меховые одежды.
  - Присядем на дорожку, - велел Марк. - По обычаю.
  - А где дорожка? - заинтересовался росомаха. - Куда садиться?
  - Сядь на пол! На дорожку - это значит перед дорогой.
  - Так бы и говорил, - плюхнулся на половик росомаха. - Хорошо, что этот волк ушёл. Можно посидеть спокойно. Подышать.
  Лисички, как обычно, расселись на подоконниках. Птека с архивариусом присели к южному столу. Марк - на кровать.
  Наступила тишина.
  Марк встал первым, первым и вышел. За ним выскользнули лисички, за лисичками - росомаха. Потом выбрался наружу архивариус, а последним уходил Птека, тщательно наложивший на дверь разнообразные засовы.
  
  ***
  
  Холодный северный ветер полировал скалы водопада. Дул в спину.
  Марк шёл от мельницы, не оглядываясь. Увязая кроссовками в глубоком снегу, он прокладывал тропу к мосту. За шестым человеком тянулись звеРри и звеРрики, превращая тропу в натоптанную дорогу.
  Всё это было глубоко символично, только Марк плевал на эти символы и предпочел бы брести по чьим-нибудь следам: кроссовки черпали снег, он забивался в полосатые носки и таял. Но жители ЗвеРры откровенно боялись быть впереди Последней Надежды и приходилось топтать нетронутые сугробы. Тропить, как говорят охотники.
  Птека, Илса с Нисой, росомаха шли по пятам Марка. За ними - Лунный волк, за ним глава зубров и архивариус. А дальше - все, кто ночевал на берегу ЗвеРры-реки. Ветер раздувал помятые от долгого сна в сугробах меха.
  Марк хотел сообщить горожанам, что почти так же отступали французы лютой зимой по старой Смоленской дороге, но сдержался, слишком долго пришлось бы объяснять про Отечественную войну тысяча восемьсот двенадцатого года, про Россию и Францию, про Наполеона, про Кутузова и про происхождение слова "шаромыжник" от изящного французского выражения "дорогой друг".
  Ещё Марк думал, не плюнуть ли, и не повернуть ли обратно. Брести по снегу, да под ветром было холодно и мерзко. Хотелось заползти под кровать, а ещё птекиных пирогов и самогона. На худой конец - горячего компота. И пусть ветер свистит над крышей, а луна прячется в тучах. Но как потом поднять второй раз из снега звеРриков?
  Добравшись до моста, Марк остановился. Дождался главы зубров.
  Тот подошёл, придерживая рвущийся с плеч алый плащ.
  - Мне бы не хотелось, чтобы наш воскресный крестный ход увенчался ещё и погромом, - сказал Марк. - Нужно проследить, чтобы горожане миновали лачуги кислых мышей без приключений. Справитесь, зубры?
  Глава зубров кивнул.
  Он упрямо держал форс: так и не облачился в меховую накидку, как остальные зубры, шёл в развевающемся плаще, высоко подняв коронованную голову. Марк подумал, что глава зубров впереди колонны смотрелся бы куда роскошнее, чем он, Марк, в своих мокрых кроссовках.
  Тем временем, повинуясь командам главы, зубры перешли в головную часть процессии, оттеснив бурчащих звеРриков назад. Пока, кроме зубров, никто особо не понимал сути этих перемещений.
  Марк смотрел на стылую воду. Ветер подгонял ЗвеРру-реку, словно хотел, чтобы та быстрее текла, поспешала к Выдровому Водопаду. С того момента, как Марк встал во главе колонны и мельница осталась позади, между ним и домочадцами возникла невидимая стена, отделившая Последнюю Надежду от друзей. Марк не мог понять, нравится это ему или нет, но так было проще идти. Лунный волк тоже не навязывал своего общества, и Марк был ему за это страшно признателен.
  Наконец, перемещения в колонне завершились.
  Марк ступил на взыбленную спинку каменного моста.
  - Стой! Стой! - раздались позади крики. - Остановись!
  Останавливаться не хотелось, но Марк рассудил, что нападают сзади, обычно, без предупреждения, и обернулся.
  Легконогий лисий клан во главе с Дисой спешил к мосту: белый снег расцветился рыжим и чёрным, день стал ярким, даже праздничным.
  Ветер поднимал серебристые волны на дисиных тёмных мехах. Чернобурка, откинув капюшон шубки, гибко и изящно проскользнула между столпившимися перед мостом таборитами, улыбаясь, присоединилась к марковым домочадцам.
  - Еле успели, - выдохнула она. - Пришлось вкруговую добираться, в обход Волчьих Башен. Чуть ли не по-пластунски выползали, чтобы волки не заметили. Они сейчас, похоже, отсыпаются. У вас-то как ночь прошла?
  - Без нападений, - доложил важно Птека, утирая мохнатой варежкой нос. - Они не рискнули.
  - Повезло, - протянула чернобурка. - А Лисьи Норы атаковали. Пришлось зубы показывать.
  - Мы тебя так ждали! - призналась жалобно Ниса. - Очень боялись.
  - Ну и чудесно, - фыркнула Диса, - дождались благополучно. В первый раз, что ли?
  - Все равно было страшно. Я всю ночь просыпалась, слушала, не воют ли волки внизу.
  - Вот уж нашла, кого бояться, - улыбалась довольно Диса.
  - Всё, идём, - сказал окоченевший Марк, прерывая эти излияния радости. - Пока ваша Полярная Звезда окончательно не околела на ветру. Я теперь как лошадь под вьюком - идти мне легче, чем стоять.
  Движение возобновилось.
  
  ***
  
  Высокобашенная ЗвеРра осталась на том берегу.
  Впереди были лачуги кислых мышей. Дорога резала их скопление пополам. По рядам таборитов побежал нехороший шепоток: дескать, вот они, гнусные сволочи, рукой достать. И ногой. А можно огонька на солому подкинуть...
  Но зубры деловито выстроились вдоль дороги, по обеим сторонам, с копьями наготове. За их спинами застыли угрюмые, подслеповатые домики с огромными крышами. Казалось, что даже от соломы, их покрывающей, тянет кислым мышиным духом.
  Больше всего Марк боялся, что у кислых мышей тоже сыщется какой-нибудь героический последователь того орла, что сиганул в реку. И который спровоцирует драку в надежде присоединиться к павшему собрату. И зубры не смогут противостоять двум рвущимся друг другу толпам.
  Поэтому он прибавил ходу, стараясь как можно быстрее провести горожан мимо лачуг отверженных. (Хотя ему было страшно интересно, в каком же окне горел огонь несколько ночей подряд. )
  А Диса в очередной раз подтвердила старую поговорку о коварстве лис: её стараниями в умы таборитов просочилась новая заманчивая идея: сейчас некогда, но вот на обратном пути... О-о-о, какой погром можно сделать на обратном пути... Разметать по соломинке...
  И как ни странно, идея завладела умами: она же обещала, что табориты вернутся, обязательно вернутся домой, на тот берег ЗвеРры-реки. Да ещё и отомстят, всенепременно отомстят и покарают. И проучат. И размажут. И выбьют дух вон. Тошнотворный дух. Справедливости ради.
  ЗвеРри и звеРрики прошли мимо лачуг.
  Из грязных окошек на них с ненавистью и страхом смотрели остроносые, бледные мордочки. Кислые мыши тоже хотели проучить и покарать. И показать этим благополучным, и перегрызть им шеи, как тем, в Оленьем Дворе, которые не пускали к святыне. Отомстить, страшно отомстить за все время унижений. Во имя справедливости.
  Ветер дерзко облизывал отточенные наконечники зубровых копий. Ему было можно, его крови никто не видел, и Безумия она не вызывала.
  Зубры пропустили таборитов и, попарно снимая оцепление, покинули селение.
  Замыкал движение, последним шёл по дороге от моста к лесу мимо лачуг кислых мышей глава зубров в алом плаще. Копьё в его руке казалось дротиком.
  Ему хотели бросить в широкую спину камень, запулить со всей силы в развевающийся алый плащ. Побоялись.
  Когда ветер зализал на дороге следы горожан, ушедших к Кругу Безумия, из лачуг выскользнула пара разведчиков и, осторожничая, направилась за таборитами.
  За ними невозмутимо и очень внимательно наблюдали с моста молодые волки: троица пришла из города, не обнаружив в Могильниках Лунного волка, когда туда принесли павших этой ночью в борьбе за власть.
  Волки, не торопясь, двинулись вслед за кислыми мышами.
  
  ***
  
  Доведя горожан до опушки леса, Марк снова остановился.
  Во-первых, он просто устал и запыхался. Ноги заплетались от быстрой ходьбы.
  Во-вторых, надо было подумать, куда идти. Продолжать шагать по старой дороге, или срезать, пойти к Кругу Безумия более коротким путём? День давно перевалил за вторую половину...
  - Подождем главу зубров, - объяснил Марк подошедшим к нему первыми Птеке и росомахе.
  - Есть хочешь? - спросил Птека. - Ребята там пару вёдер каши несут... На всякий случай.
  - Не откажусь, - признался Марк, прислоняясь спиной к сосне.
  Под прикрытием леса было хорошо: на равнине, которую они миновали, ветер свистел по-прежнему, а здесь было тихо.
  Табориты с благодарностью восприняли привал. Сбившись в группы - звеРри к звеРрям, звеРрики к звеРрикам, они, усевшись прямо в снег, отдыхали и подкреплялись, кто что прихватил.
  Птека сбегал к своим родичам, принёс полведра каши и связку ложек.
  Проголодавшиеся домочадцы Марка умяли кашу в один присест.
  Подошёл глава зубров. Утвердился на сосновом пригорке рядом с Марком. От каши отказался.
  Марк объявил военный совет под сосной открытым.
  - Надо подумать, как идти, - сказал он. - Дорога делает петлю, мы ощутимо потеряем время, если пойдём по ней. В прошлый раз, преследуя крысок, мы срезали путь, пошли тропой вдоль реки. Как двинемся сейчас? Скоро стемнеет.
  - Я за тропу, - сказал Птека.
  - Я тоже, - поддержала его чернобурка.
  - А я за дорогу, - пробасил глава зубров. - Мы в лесу. Рядом с Поясом Безумия. Здесь нападают рыси: ведь погибла только одна. Дорога шире, деревья по обочинам. А над тропой они нависают. При таком скоплении народа на тропе мы неминуемо растянемся длинной цепью. За звеРрей я особо не волнуюсь, но звеРрики в столкновении с Охваченными Безумием - обречены. А приставить к каждому по копейщику я не могу.
  - Но по дороге мы до ночи промаршируем, - мурлыкнула Диса. - А ночью что тропа, что дорога будут одинаково опасны... Луна-то растёт.
  - А это уже без разницы, - неожиданно поддержал главу зубров архивариус. - В ЗвеРре все важные дела вершатся по ночам, так что торопиться нам, увы, некуда. Я за дорогу.
  - А почему это ваши нобили к нам не подходят? - нахмурившись, спросил глава зубров у старого лиса. - Прямо как неродные.
  Архивариус улыбнулся.
  - Они смущены, растеряны и, что тут таить, испуганы. Предпочитают наблюдать из конца процессии. Там же, как видите, и жабки, и соболя, и лоси. Считается, что раз мы рядом с шестым человеком, то все лисы, вроде бы, и при деле.
  - Очень удобно, - фыркнул, раздув ноздри, зубр. - А можно вас попросить передать вашим застенчивым родичам, что в лесу лисы и соболя должны чувствовать себя куда уверенней, чем зубры. Не возьмут ли они на себя обязанность следить за окрестностями во время движения, чтобы вовремя заметить опасность.
  - Я спрошу, - спокойно кивнул архивариус. - Думаю, что возьмут.
  - Лучше я, - вмешалась Диса, вскочила, - и понеслась к расцвеченному рыжим и чёрно-серебристым мехом пригорку, пока никто не остановил.
  Илса с Нисой переглянулись и звонко рассмеялись.
  Глава зубров недоуменно нахмурился.
  - Сегодня Дисин день, - объяснила Илса главе зубров, заметив его недоумение. - Сегодня она вертит лисицами, как хочет - и будте уверены, заставит сейчас всех родственников включиться в охрану колонны и дружно бегать по лесу, оставляя на кустах клочки роскошных мехов. Это её маленькая месть за друга.
  - За того безумца, которого я убил в Оленьем Дворе? - спросил бесстрастно Лунный волк.
  Он держался в стороне, малозаметный на снегу. Странное дело, но совещающиеся про него почти забыли. Даже панически его боящийся росомаха.
  Вопрос Лунного волка прозвучал резко и неожиданно. Лисички уставились на спрашивающего, словно в первый раз заметили.
  - Гиса обязательно было убивать? - нахмурилась Ниса. - Он же и так...
  - Мало объявить себя ЗвеРрем ЗвеРрей - надо отстоять это имя. Я убил бы каждого, кто не смог убить меня, - холодно сказал Лунный волк. - Как вашего лиса. Чтобы остался сильнейший.
  - Даже странно, как Марк выжил при таких раскладах, - фыркнула Илса, искоса поглядывая на Лунного волка.
  - А Марк тут причём? - удивился Лунный волк, гордо поднимая голову. - Он беспомощней слепого щенка. Любой звеРрик даст ему фору.
  - Я с вами не согласна, - упрямо наклонила голову Илса.
  - ЗвеРрь ЗвеРрей - не его имя, - припечатал Лунный волк.
  - Не очень-то и хотелось, - буркнул Марк. - Зато я летку-енку танцевать умею. И художественно свистеть.
  - Кто ты, Марк? - повернулся к нему Лунный волк.
  - Не скажу, - Марк вспомнил, как Буратино дразнился, делая "нос" из растопыренных ладоней, и помахал точно также Лунному волку.
  Волк удивился кривляниям шестого человека, но величественно промолчал.
  Илса с Нисой дружно фыркнули.
  Глава зубров признался:
  - Сказать честно, я как-то и забыл, что с нами истребитель звеРрюг. Не привык, что Лунный волк бодрствует днём.
  - Если лисы будут наблюдать за окрестностями, я только обрадуюсь, - заметил Лунный волк. - Правда, не думаю, что звеРрюги подойдут к нам. Меня они, всё-таки, боятся.
  - Свершилось, - заметила Ниса, которая наблюдала за перемещениями чернобурки. - Диса добралась до наших. Лисы в недоумении. Совещаются.
  - Значит, судьба, - усмехнулся Марк.
  Хотя каша придала сил, и ноги получили передышку, отрываться от ствола ему не хотелось. Сосна приятно пахла смолой. И если закрыть глаза, то можно было представить, что ты дома. Не в проклятом городе.
  - Пора идти, - заставил себя отойти от дерева Марк. - Я думаю, все уже отдохнули. Раз решили идти по старой дороге, значит, идём по дороге.
  Лунный волк поднялся из снега. Встряхнулся.
  - Я думал, волки опомнятся и нагонят нас. Как нагнали лисы, - признался он.
  - Не грусти, Акелла! - подбодрил его Марк. - Ещё не вечер.
  - Ещё не ночь, - поправил его Лунный волк.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  Ночь седьмая
  
  
  
  Но вечер наступил. И довольно быстро, не прошли они и половины пути.
  Солнце не показывалось из-за снежных туч весь день, так и село за ЗвеРрой, даже лучика не послав на прощанье.
  Быстро стемнело. Ветер к ночи утих, небо вызвездило. Холодно было так, что, казалось, оледеневшие деревья по обочинам звенят, как стеклянные.
  Горожане, топающие по заброшенной дороге, отрастили меха наибольшей длины и пушистости. Шли молча, лишь скрипел снег под меховыми обувками. Зубры с копьями мерно шагали по краям колонны, легконогие лисы мелькали между деревьями, проверяя лес.
  Соглядатаи кислых мышей держались на расстоянии, неслышно скользя вслед таборитам. А молодые волки наблюдали из леса, аккуратно отступая, когда приближался лисий дозор.
  У Марка мёрзли зубы. Даже с плотно сжатыми губами. Остальное тело уже и не чувствовало холода. Время от времени Марк поднимал голову и смотрел на искристый Млечный Путь над головой, свободный от оков. Приближающийся Пояс Безумия ЗвеРры казался промороженным капканом. Всё вокруг источало ледяную ненависть, несовместимую с жизнью. Проклятие было не там, в городе, утерянное вместе с Артефактом - нет, оно притаилось здесь, за каждым кустом, каждым деревом. Тёмное небо заслоняли чёрные горы, с каждым поворотом дороги становившиеся всё ближе и ближе. Слышен был гул осиротевшего Выдрового Водопада.
  Лунный волк мягко шёл рядом - теперь его всякий бы заметил.
  Пытаясь хоть как-то согреться, Марк отвлёкся от неба, стал с усилием сжимать и разжимать пальцы в полосатых перчатках и водить по ноющим зубам тёплым языком. Скосил глаза на Лунного волка - и на остатках упрямого ехидства подумал, что так, должно быть, могла выглядеть собака Баскервиллей, измазанная фосфором от пяток до ушей и светящаяся каждой шерстинкой.
  Думал сказать об этом волку, да разжимать рот не хотелось.
  Дорога сделала очередной виток, вывела на относительно прямой участок.
  Теперь половинка шестой луны замерла в расщелине между двумя остроконечными вершинами, как раз там, куда уводила заброшенная дорога.
  Луна манила на волю, звала в распадок, обещала новое и неизведанное.
  Но дорогу перерезал, встал стеной серебряный шиповник. И шипы его были острее копий зубров.
  У Марка сжалось сердце, вспомнившее прикосновение стража ЗвеРры. Ноги отяжелели, стали ватными. Марк не думал, что это произойдёт так скоро... Он вообще ничего по этому поводу не думал, но мир вокруг - с замёрзшими деревьями, с оставленным где-то там за спиной городом, с уютной мельницей на водопаде, от чьих жерновов пахнет пряностями, а тайники скрывают астролябии и подзорные трубы, мир с идущими вокруг друзьями, домочадцами и последователями - весь этот мир исчез куда-то в одночасье.
  Остался только лютый холод, горы, половинка луны меж двух вершин, да дорога, ведущая прямо на луну.
  И непроходимая стена поперёк дороги: цветы и листья, отливающие металлом, и колючки, искрящиеся звёздами Млечного Пути.
  Морозная стылость странным образом соседствовала с лихорадочным жаром, словно пылающее сердце Марка испуганно билось о ледяную клетку, плавило прутья, обугливалось само, раскалялось сильнее с каждым шагом, но холод вокруг не становился теплее, и шиповник был далеко-далеко, почти у луны.
  Марк упрямо и обречённо шагал к Поясу Безумия, выталкивая из себя каждый шаг. Дышать было невыносимо тяжело, воздух колол мирриадами мерцающих колючек, они вцеплялись в нос, в горло, немилосердно жгли в груди. Слёзы, выступающие из глаз, замерзали, превращались в изысканнейшие ледяные кристаллы. Кровь не успевала согревать тело, бежала по жилам всё медленнее и попадала в пылающее сердце Марка холодная, тёмная и тяжелая, словно вода ЗвеРры-реки в Выдровский Водопад.
  Мир сжался ещё сильнее. Исчезла луна, исчезли горы, исчезла дорога. Марк брёл, спотыкаясь, по вселенской темноте к серебряным кустам. Из всего богатства Вселенной осталось лишь два ощущения: сокращение сердечной мышцы - и пауза, боль и краткая передышка, потому что каждый удар сердца взрывался дикой болью, но прекратить эту боль было невозможно и отступать было некуда, и вся Вселенная жила лишь потому, что Марк шёл к Поясу Безумия Зверры и сердце его из последних сил, но билось.
  Билось до конца.
  Ослепший, оглохший, онемевший, не чувствующий ни рук, ни головы, Марк сделал последний шаг и рухнул на стену серебряного шиповника, проламывая его, прорываясь на свободу.
  Он не видел, как по бокам таранили смертоносные кусты Лунный волк и росомаха, истребитель зверРюг и звеРрюга. Как, тоненько плача от ужаса и боли, упрямо врезался в Пояс Безумия Птека, оставляя клочья шубы, клочья кожи на беспощадных колючках.
  Не видел, не слышал яростно визжащих лисичек, изо всех сил рвушихся сквозь кусты, не видел и всех тех, кто пришёл с ним, пришёл за ним сюда.
  Не знал, как пылали копья зубров, которыми они пытались смять серебряный заслон. Как луна вдруг из мертвенно-бледной сделалась алой, словно впитав в себя всю кровь из сердца шестого человека, Последней Надежды ЗвеРры.
  Марк не знал, что оставшиеся до Пояса Безумия шаги и он, и все, кто шли за ним, преодолевали как в зачарованном сне, словно время у шиповникового заслона замедлилось, замерло густой водой в глубоком омуте. И неслись со всех ног обратно в ЗвеРру волки, а потом снова волк за волком, след в след, из всех башен, - по мосту - и короткой тропой туда, где рвали и не могли порвать Пояс горожане.
  Как замер на высшей точке стягивающий ЗвеРру колючий ошейник Безумия, напрягся из последних сил, охватывая её, почти задушенную.
  И как врезались в ненавистную стену пришедшие последними отвержденные ЗвеРры.
  Кислые мыши принесли накопленную ненависть к ненависти изначальной, и выплеснули принесённое до остатка. Последнего усилия оказалось достаточным, чтобы Пояс Безумия лопнул со свистом, заставив дрогнуть и землю, и Млечный Путь, и кровавую луну между горами.
  Огненным обручем запылал охватывающий ЗвеРру круг шиповника, рушилось проклятие, разжимался капкан, захвативший город.
  Кислые мыши первыми покинули ЗвеРру, перешли тот рубеж, что отделял проклятое место от остального мира.
  А, выйдя за пределы Круга Безумия, разом обернулись, превратились в обычных мышей, решительно откинув свою вторую ипостась, не принесшую им ничего, кроме горя.
  И растворились серыми комочками среди кустов и сухих трав, забыв, как страшный сон оставшийся позади уже не серебряный, а чёрный, обуглившийся шиповник и павших на нём звеРрей и звеРриков.
  И перестал улыбаться щербатый череп в Волчьих Могильниках.
  А росомаха, и Птека, и лисички, и птекины родичи, - все, кто был в состоянии хоть немного двигаться, подползли к лежащему Марку, окружили его со всех сторон разноцветным меховым холмом, чтобы согреть, защитить от царящего вокруг холода, чтобы кровь по жилам Марка побежала живее, и сердце заработало, как мельница звездочета на ЗвеРре-реке, и заплясали бы радуги над водопадом, и заиграли бы стрекозы над водой, и стучали бы молоточки по будущей бумаге, а жернова терли будущие краски, которыми бы нарисовали и Млечный Путь, и луну, и солнце, и город, в него ведь вернутся весна и лето, зима и осень, и работа закипит у реки, а над крышей будет реять синее знамя Полярной Звезды.
  Лунный волк медленно поднялся из обугленных кустов, отряхнул пепел с белоснежной шкуры, с трудом прошёл по дороге к горам несколько шагов и остановился, подняв голову к луне. И заговорил с волчьим солнцем на древнем, понятном только им двоим языке.
  Тихий волчий вой плыл над горами, и не было в этот раз в нём угрозы, не было тоски и печали, спокойное умиротворение, такое, каким понимают его волки, разливалось кругом.
  Луна светлела, сияла всё ярче и, словно избавившись от тяготившей её ноши, медленно выплыла из горной расщелины в чистое небо.
  
  
  
  ЛУНА ПРИБЫВАЕТ
  День
  
  
  
  Марк очнулся в тёмный предрассветный час. Голова болела, и воздуху не хватало. Он с трудом приподнялся на локтях и обнаружил, что лежит, уткнувшись лицом в пахучую шубу росомахи. В живот впились колючки. А кругом царят сплошные меха.
  Простонал:
  - Опять эта тухлая ЗвеРра, никуда не делась! - и снова впал в забытье.
  Рассвет мягко подбирался к заброшенной горной дороге. По границе порванного Пояса Безумия шли невидимые изменения - лес на той, и на этой стороне присматривался друг к другу, намечал пути взаимопроникновения.
  В предгорье пели птицы, приветствуя новый день.
  Марк снова открыл глаза, когда серый дымчатый сумрак сменился тёплым розовым светом. Солнце ещё пряталось за горами и казалось, что сияние разливается из ниоткуда.
  "Встала из мрака младая, с перстами пурпурными Эос", - усмехнулся Марк.
  Чуть-чуть повернул шею - и увидел оцепеневшую Илсу. Белые волосы мешались с белоснежным мехом капюшона, исчерченным чёрными полосами обуглившегося шиповника, сквозь который она шла. Кожа полярной лисички казалась прозрачной. Тёмные ресницы слегка трепетали во сне, тихое дыхание заставляло колыхаться кончики шерстинок мехового шарфа.
  Поднимающееся над горами солнце незаметно оживляло снежную королеву, превращая её в нежную принцесу, золотило разметавшиеся пряди, рисовало румянец на скулах.
  Марк вспомнил горящий камин в её комнате, ажурные ставни, яблоко на столе и курёнка на вертеле, и понял, что ужасно проголодался.
  Полярная лисичка, чувствуя, как солнечные лучи гладят её щеки, заулыбалась во сне. Ресницы вспорхнули бабочками: Илса проснулась. Потянулась с неизъяснимым наслаждением, выпутывая волосы из плена капюшона. Поглядела смеющимися глазами на утреннее небо. Повернулась на бок, подложив тонкую ладошку под щеку. Встретилась взглядом с Марком.
  Лицо полярной лисички стало лукавым-лукавым, словно она знала что-то, а Марк нет. Он засмущался, пойманный на месте преступления. Закрыл глаза, словно и не просыпался, не рассматривал её спящую. Сквозь полуприкрытые веки Марк чувствовал, как взгляд Илсы скользит по нему солнечным зайчиком. И от этого он делался невесомым, лёгким, как планирующий с дерева паучок на тонкой паутинке, и теплый ветер нёс его, покачивая, над землей, далеко-далеко.
  
  ***
  
  Солнце поднялось над горами и растопило вчерашний снег.
  Жизнь продолжалась: на обочине заброшенной дороги запылал костёр. Это Птека выбрался из мехового кургана и погрузился в хозяйственные хлопоты.
  Вот уже и родник, весело скачущий по каменистому руслу от горного склона до ЗвеРры-реки, был найден зорким звеРриком.
  И вёдра из-под каши, так и не брошенные хозяйственными птекиными родичами, тщательно вымыты и подвешены над костром. Закипала в них вода, лежали наготове собранные неподалеку травы для бодрящего отвара.
  А сам Птека, сидя на поваленном стволе березы, деловито мастерил из бересты кружки.
  Дело это было непростое, требовало умения и усидчивости: своим небольшим острым ножом звеРрик вырезал круг, прямо на дереве, на котором сидел. Осторожно отделял бересту от ствола, сворачивал конусом, и закреплял складку прищепкой из расколотой веточки. Получившимся ковшиком можно было, при желании, зачерпнуть воды из ведра и напиться, главное было следить, чтобы конус не разошёлся, не превратился снова в плоский блин.
  Птека слегка присвистывал за работой, было видно, что мастерить ему в радость.
  Пахло травами, и хвоёй, и листьями.
  И зернистым снегом, - не тем плотным и колючим, что засыпал вчера всё вокруг, - о нет, того снега не осталось, сметённый ветром, он исчез, растворился в ночи, утреннее солнце сожгло его пристальным взглядом, но под кустами остались зерна снега весеннего, полупрозрачного, с тонким пронзительным ароматом, того снега, под которым прячутся подснежники.
  Понемногу поднимались и звеРри, и звеРрики.
  Каждый вёл себя одинаково: сначала все осторожно проверяли, сохранились ли у них способности к оборотничеству. Перекинувшись из одной ипостаси в другую пару раз, успокаивались, что не потеряли себя, - и начинали испытывать обуглившийся Круг Безумия. Пропускает он в ЗвеРру или из ЗвеРры. Действительно ли порван. И до конца ли. Убедившись, что и здесь подвоха нет, брели, спотыкаясь, к костру. Зачёрпывали берестяными кружками горячего отвара и, обжигаясь, пили.
  И молчали. Все, как один.
  Может быть, слова пропали, а может, и не нужно было сейчас никаких слов: и так хорошо. Тишина была пронзительной, такой, какой она бывает только ранним утром, когда тени ещё долгие, солнце стоит низко и греет мягко, впереди длинный, почти бесконечный день. Урчала где-то за лесом невидимая ЗвеРра-река. Звенела радостно какая-то мелкая птаха.
  И вот в этой блаженной тишине кто-то громко и с удовольствием чихнул, разрушая волшебные чары. Это проснулся росомаха.
  
  ***
  
  С пробуждением росомахи пришлось вставать и Марку.
  Лисички, оказывается, давно очнулись и убежали смотреть новый мир, простирающийся дальше по заброшенной дороге.
  Марк и росомаха пошли к обнаруженному Птекой роднику, используя обугленный Круг Безумия в качестве тропинки. Птека обещал, что если идти, не сворачивая, Круг пересечётся оврагом, по дну которого течёт ручей.
  Марк загребал рваными кроссовками чёрный пепел. Голова была как чугунная. Но, преодолевая головную боль, он жадно смотрел на лес по обе стороны Круга Безумия. Было заметно, что на той, обычной стороне, весна в разгаре. И лес не такой угрюмый, как в зачарованном месте.
  Росомаха рассказывал Марку последние новости: он видел всё, потерял сознание последним, уже после того, как кислые мыши прорвали Круг и навсегда превратились в зверей.
  - Ого, мышка, значит, бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось... - заметил Марк. - Круто.
  - Яиц там не было! - сразу же внёс ясность росомаха.
  - Узнаю брата Васю, - буркнул Марк. - Приятно знать, что есть вещи, которые не меняются.
  Они спустились к ручью, и первым делом Марк с наслаждением напился, распластавшись на мху и припав к воде губами.
  На воде плясали солнечные блики. Ручей перечерчивали тени деревьев, стоящих на той стороне оврага.
  Росомаха сбоку глухо рыкнул. Марк поднял голову.
  Напротив замерла на обрыве, сжалась в комок серая рысь.
  Росомаха перетекал в звериный облик и глухо, утробно ворчал. Рысь смотрела на него жёлтыми глазами и шипела.
  Марк сразу же почувствовал, что на него, Марка, рысь особо внимания не обращает и к нему не стремится. Никакой иступляющей страсти в жёлтых глазах, никакого желания съесть шестого человека любой ценой. Это просто зверь, сильный, опасный и напуганный.
  Он рывком поднялся - и одновременно швырнул камень, подхваченный со дна ручья. Большего и не потребовалось: рысь отскочила и, судя по звукам, понеслась в сторону гор, даже не помышляя о нападении на двух ненормальных.
  - Вот и кончилось мое звеРрское обаяние, - подытожил Марк. - Низложен и низведён с роли магнита.
  Он долго-долго умывался ледяной водой, смывая с лица пот и пепел.
  Росомаха перетёк обратно в человека, но утренний туалет ограничил тем, что плеснул пригоршню воды на лоб, размазал кулаком, да и отправился на охоту. Добыл мышь.
  - Нисе в подарок, - гордо объяснил он, раскачивая добычу за хвост.
  - Это случайно, не наши соседи по ЗвеРре, а? - прищурился Марк.
  - Не наши, - убежденно сказал росомаха. - Кислые мыши не дураки, в округе их нет.
  - Слушай, у тебя ничего не болит? - спросил Марк.
  Росомаха задумался, повращал головой, прислушался.
  - Не-а. А у тебя?
  - Всё болит, - признался Марк. - Будто бы меня пинали. И колет.
  - И меня колет, - просветлел росомаха, - колючки кусаются, да?
  - Ага.
  - Домой хочу, - признался росомаха. - На мельницу. Там спать лучше: коврик мягкий и тепло.
  - Там же мыться нужно. И рассчёсываться, - заметил Марк.
  - Ничего, буду. Там же зеркало, - судя по тону, росомаха всерьёз решил вести правильный образ жизни.
  По своим же следам они вернулись к заброшенной дороге.
  Около обугленного шиповникового куста сидели глава зубров и архивариус. Они внимательно осматривали, почти обнюхивали каждую веточку.
  - Доброе утро, - подошёл Марк. - Вы чего? И где, кстати сказать, Лунный волк?
  - Доброе утро, - пророкотал глава зубров. - Лунный волк ещё до рассвета ушёл в Могильники. Сказал, что у него есть неотложное дело.
  - Интересно знать, какое... - заметил Марк. - Вроде бы все неотложные дела мы сделали.
  - Вот уж не думаю, - посмотрел на него, стоящего, - глаза-в глаза - сидящий глава зубров. - Лунный волк собрал своих волков и повёл обратно в город. Сказал, что ему нужно выкинуть в Выдровый Водопад мёртвую голову одноглазого пророка, чтобы и следа её не осталось в ЗвеРре. А после этого он впадёт в забытье вплоть до полнолуния и, наконец-то, немного отдохнёт.
  - А как же выборы нового главаря волков?
  - Отложили до полной луны, - усмехнулся зубр.
  - Но выкинуть череп - этого мало, - сказал старый лис. - Теперь нужно пройти по границе Круга Безумия и проверить, весь ли серебряный шиповник сгорел, не осталось ли где-нибудь нетронутых кустов, не возродится ли он снова спустя некоторое время.
  - Глобально, - одобрил Марк. - Ещё на месяц работы.
  - Да нет, за три-четыре дня мы управимся, - пробасил глава зубров.
  - Мы? - удивился Марк. - А я думал, что моя миссия, наконец-то, исчерпана и я исчезну так же загадочно, как и появился.
  - Но ты же не исчез! - вмешался подошедший Птека.
  - Это-то меня и смущает, - подтвердил Марк.
  - Ничего странного, я думаю, - заметил глава зубров. - Это может произойти в любой момент. А может и не в любой. Но как нам тогда быть, объясни, с мельницей?
  - А что такое с мельницей? - удивился Марк. - С мельницей всё в порядке. Там живёт Графч. Стережет астролябию. А Птека, если захочет, пусть мелет на мельнице пряности и печет пряники. А Ниса пусть вышивает. А архивариус работает с документами.
  - Чего звал? - подошёл росомаха, услышав свое имя.
  - Мельницу делим, - объяснил ему Марк. - Будешь там жить?
  - Буду, - согласился Графч. - Пусть Птека печёт.
  - Я подумаю насчёт пряников... - пообещал звеРрик.
  - Как видите, с имуществом успешно разобрались, - усмехнулся Марк. - Но, поскольку, всем остальным есть где жить, главным на мельнице будет Графч.
  - Но один должок за тобой остался... - раздалось над его ухом.
  Это вернулись из разведки лисички.
  - Там, в горах, очень красиво, - сказала Ниса. - Я даже не думала, что настолько. Всё в цветах! Даже камни.
  - Весна потому что, - объяснил Марк.
  - Теперь мы сможем ходить в горы... - мечтательно вздохнула Ниса. - Я обязательно хочу вышить эти цветы.
  - Сначала нужно заняться уборкой, - прервал её мечты отец. - Будем выкорчёвывать сожжённый шиповник. Сейчас понемногу двинемся вдоль Круга Безумия на север. Птека обещал, что вместе с родичами организует полевую кухню.
  - Запросто, - кивнул звеРрик.
  - Простите, - перебил его Марк. - Но я не понял, барышни, о каких долгах идёт речь?
  - Но как же, - удивилась Илса.
  В глазах её мелькнул лукавый огонёк.
  - Ты должен вернуться на мельницу, и написать нам Пророчество. Ты же этого так и не сделал. Я тебя провожу: нельзя откладывать такое важное дело.
  - А давайте все его проводим! - с воодушевлением предложила чернобурка, которой, видимо, не хотелось корчевать обугленные кусты.
  - Не стоит, я думаю, - улыбнулась полярная лисичка. - Сейчас каждая пара рук на счету, до ночи нужно очистить от шиповника как можно больший участок. Я одна вполне справлюсь с ролью провожатого.
  Марку совершенно не хотелось, чтобы за ним тащилась целая толпа, тем более, он по-прежнему не представлял, что можно написать в Пророчестве.
  Поэтому он энергично поддержал полярную лисичку:
  - Илса права, одного телохранителя мне вполне достаточно. Ладно, я пошёл, вечером жду всех на мельнице. Торжественно зачту вам Пророчество. А может быть даже Доклад и Наставление. Угу?
  И пока ни у кого не нашлось слов возражения, зашагал по дороге к мосту.
  Росомаха, ревниво нахмурясь, хотел было кинуться вслед за ним, но посмотрел на радостную Нису, вспомнил про пойманную мышь, которую нужно вручить, и передумал.
  Полярная лисичка поспешила за Марком.
  - А почему ты дорогу выбрал, а не тропинку? - спросила она, догнав его.
  - Тебе соврать красиво или правду сказать? - поинтересовался Марк.
  - Скажи правду красиво, - улыбнулась Илса, подстраивая свой легкий шаг в такт шагам Марка.
  - Я так не смогу, - признался Марк. - Как можно красиво признаться в том, что знать не знаешь, о чём будет собственное Пророчество? Просто дорога длиннее, чем тропинка, вдруг я придумаю нужные слова, пока мы идём.
  Илса покивала, соглашаясь, но потом призналась:
  - Я думаю, не имеет значения, напишешь ты Пророчество или нет.
  - Как это? - остановился и замер на дороге Марк. - А зачем же мы на мельницу шагаем?
  Лисичка тоже остановилась. Она смотрела на Марка серьёзно, но в тоже время лукаво.
  - Мне кажется, - сказала она задумчиво, - что ты можешь оставить нам что-то более ценное, чем листок бумаги с буквами.
  - Ну и? - насторожился Марк. - Продолжай, я весь во внимании.
  Илса тряхнула светлыми волосами, перевела вгляд с Марка на небо, словно ответ был на облаке, потом снова на Марка - но не глаза в глаза, как обычно, а куда-то в район расстегнутого ворота рубашки.
  - Ты понимаешь, - сказала она, помолчав, - так ты бы всё равно остался с нами. Не Артефакт, не Предсказание, а ты.
  - Как, так? - ничего не мог сообразить Марк.
  - Понимаешь, у него были бы твои глаза... Или мои, но твоя улыбка... - в тихом голосе Илсы скакали весело солнечные лисята. - И в ЗвеРре бы закончилось это странное время, началась бы обычная жизнь.
  - Илса, я ничегошеньки не пойму, - признался Марк. - Ты меня совсем запутала. И запугала.
  Полярная лисичка подняла взгляд, посмотрела в глаза Марку.
  - Ну это же так просто, проще, чем Пророчество! Оставь нам ребёнка. Я его рожу.
  Ошарашенный Марк стоял, глупо, растерянно ухмыляясь.
  - Да я это.. Да это как-то... И потом... А вдруг если...
  Солнце пекло ему затылок.
  - Илса! - воззвал он, наконец, с мольбой. - Я же могу исчезнуть в любую секунду, ЗвеРра меня выпнет - и привет! Я так не могу...
  Он сорвался с места и быстро зашагал по дороге. Лицо у Марка было красным, а уши горели.
  Лисичка легко догнала его и мягко ухватила за руку.
  - Ты не исчезнешь, не бойся, - ласковым летним ветром шелестел её голос. - Я договорюсь со ЗвеРрой. Она подождёт. У нас уйма времени. И мельница. Пойдем, и всё будет замечательно. Ведь сегодня твой день, Марк! Пойдём. Ну скажи, что ты согласен. Девушкам ЗвеРры нельзя отказывать!
  Голос полярной лисички изменился, повеяло близкими слезами. Илса бросила его руку и теперь уже сама убежала вперёд по лесной дороге.
  - Это не девушки, это полный песец, - выдохнул Марк.
  Догнал Илсу, обнял.
  - На мельнице разберёмся, - сурово пообещал он.
  И они пошли в ЗвеРру.
  
  
  КОНЕЦ.
  
  
  Иркутск
  
Оценка: 6.66*14  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | П.Эдуард "Кибер I. Гражданин" (ЛитРПГ) | | А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | Н.Олешкевич "Одно отражение на двоих" (Любовное фэнтези) | | В.Василенко "Стальные псы 3: Лазурный дракон" (ЛитРПГ) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"