Гале Анна: другие произведения.

Отступник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ-пролог к романам цикла "О чем молчат легенды".

   Дорога вилась по Храмовой горе, то скрываясь среди зеленых пятен небольших рощ, то блуждая между унылыми серыми камнями. За многие века ее протоптали тысячи ног, широкой тропой проходили и проезжали жители Иерусалима, воины-римляне, мамлюки, крестоносцы, пилигримы...
  Ночь уже раскидывала темный шатер для молодого месяца и множества соревнующихся в красоте и яркости звезд. Усталый рыцарь храма Соломона, тяжело дыша, взбирался все выше, все ближе к темнеющему небу. Когда-то белый плащ путника покрывала дорожная пыль. Давно выцветший под палящим солнцем шестиугольный красный крест тамплиеров не был единственным ярким пятном на светлом одеянии: посеревшую ткань усеивали крапины разнообразных форм и размеров. Лишь цвет у них был один - бурый. На плаще рыцаря смешались засохшие брызги крови благородных тамплиеров и злейших врагов - неверных, мамлюков.
  Он в который раз выполнил свой долг, доказал верность обету, но не испытывал при этом ничего, кроме усталости и боли. Три дня рыцарь вместе с братьями по вере и оружию сопровождал нескольких пилигримов, возвращавшихся со Святой земли. А на обратной дороге, когда до Храмовой горы оставалось лишь несколько часов пути, тамплиеры столкнулись с неверными. После жаркого сражения он остался один. Сначала мамлюки убили коней и оруженосцев, а потом, в неравной битве - пятерых рыцарей.
  Пока он, обливаясь потом, копал могилу, солнце за спиной перекатывалось к западу. Палящие лучи сушили залитую кровью землю, скользили по глубоким рваным ранам мертвецов и спокойным, строгим лицам. Братья были похоронены далеко от Храмовой горы. Трупы неверных рыцарь оставил на растерзание хищным птицам, коих слетелось на место битвы великое множество.
  Он остался жив, но только Господу известно, суждено ли пешему человеку в одиночку добраться до храма Соломона.
  Путник машинально нащупал рукоять меча. Нога запнулась о камень, и рыцарь чуть не упал.
  - Кирие, элейсон, Кирие, элейсон...
  Молитва давно не приносила успокоения грешной душе.
  Идет 1290 год от Рождества Христова. К началу следующего столетия тамплиер, скорее всего, уже отправится в лучший, идеальный мир. Рыцарю сорок три года - закат человеческой жизни, двадцать три из них путник в забрызганном кровью белом плаще провел на верной службе Богу, ордену, королю и папе Римскому. Да, он должен попасть именно в лучший из миров.
  Рыцарь брел в душной полутьме. По бедру, защищенному кольчужными чулками, стучали ножны, лязганье и скрежет нарушали покой Храмовой горы. Шею клонил вниз груз треугольного щита. Тяжелый шлем давил на голову, под белым плащом скрывалась оттягивающая плечи кольчуга. С забрала на плащ, как поверженное истоптанное знамя, свисала грязная нечесаная борода, которую рыцарь по давней традиции ордена не стриг в знак устрашения врагов. На ее черном фоне выделялось множество серебряных нитей - знаков увядания.
  Перед глазами путника стояли пять лиц. За бородами сложно было понять, насколько стары или молоды были погибшие братья. Оставшийся в живых точно знал - все моложе, чем он. Ни у одного не видно было серебра в волосах.
  Братья подписывали клятву тамплиера кровью и строго хранили обеты послушания, бедности, братства, гостеприимства и целомудрия. Те обеты, которые для рыцарей храма Соломона олицетворяют лучи пятиконечной звезды. Несмотря на верную службу, молодым тамплиерам суждено было принять внезапную лютую смерть, и ни Господь, ни ангелы не защитили их от нечестивых врагов.
  Какую же награду получит он сам в смертный час? Ради чего провел всю жизнь в боях? Неужели земные дни стареющего рыцаря закончатся так же - без покаяния и молитвы, далеко от Храмовой горы?
  - Кирие, элейсон, Кирие, элейсон...
  Моление холодно, как подсчеты прибыли ростовщиком, мыслями путник далеко от смиренной мольбы о милости Божьей. Если бы рыцарь мог получить награду за подвиги здесь, на земле! Не иметь начальников, устанавливать для себя законы, жить вечно и наслаждаться земными благами...
  Легкий плеск воды прервал безумные мысли. Сомнения и ропот отступили перед жаждой, студеный источник одним своим видом изгнал думы, посланные лукавым рыцарю во искушение. Путник приблизился к знакомому горному ручейку. Руки погрузились в воду, холод сковал ладони. Усталый рыцарь снял шлем и с наслаждением умыл разгоряченное лицо. Пил он жадно, чувствуя, как по телу разливается долгожданная прохлада.
  Наконец, рыцарь опустился на землю под огромной, разросшейся в три ствола смоковницей. Пора было устраиваться на ночлег. Здесь самое удобное для этого место: у воды, в небольшой горной роще. Вековые деревья широко раскинули ветви, в темноте их тени скроют путника от врагов.
  Слева повеяло холодом. За деревьями виднелся широкий ход выше человеческого роста, ведущий внутрь серой горы. От пещеры рыцаря отделяло лишь несколько шагов. Путник осенил себя крестным знамением. Дорога была знакома, как собственная келья, как кодекс чести тамплиера. Он мог поклясться, что еще несколько дней назад хода в горе не было.
  Рыцарь заглянул внутрь. Нет, это не пещера. В горе таился высокий овальный грот локтей десять в длину. Здесь не было обычных для мрачных подземелий, блестящих, как алмаз, ледяных наростов. На неровных стенах не видно ни капли влаги, сухая трава устилает каменное основание, образуя никем не тронутое ложе.
  Приятная прохлада окутала длинным плащом усталое тело, проникая под кольчугу. Путник с наслаждением опустился на колени. Вот он, ответ на грешную молитву! Создатель сотворил чудо, чтобы Его верному рабу было где отдохнуть. Рука уже тянулась к склоненной голове, готовясь снова осенить только что роптавшего грешника крестным знамением.
  И тут рыцарь услышал вкрадчивое шипение:
  - Думаешь, это Он позаботился о тебе? О, как вы все ошибаетесь! Что дал вам ваш Господин за столько лет, кроме обещаний вечного блаженства? Это я приготовил тебе место отдохновения и ложе из отборных мягких трав.
  Казалось, слова звучат отовсюду: как мелкие камушки, отталкиваются от сводов грота, змеями шуршат в сухой траве, летучими мышами парят в воздухе.
  - Кто ты? - прошептал рыцарь.
  - Я есть Грарг. Если поклонишься мне, - получишь все, чего желает твоя душа.
  Рыцарь медленно поднялся. В душе шевельнулось сожаление: придется покинуть место, которое казалось таким гостеприимным для усталого путника.
  - Значит, ты готов умереть, так и не познав всей радости жизни? - продолжал Грарг. - Что ты видел за свои годы? И сколько их осталось?
  - Я получу свою награду на Небесах, - ответил рыцарь.
  - На Небесах? - шипение стало язвительным, отчетливо прозвучал неприятный смешок. - Я могу дать тебе награду сейчас же. Ты получишь вечную жизнь, непобедимую силу и власть, которой не имеет ни один человек на земле. Мне не нужны длинные служения с песнопениями, и я не потребую отказа от земных благ. Подумай, ты сможешь отречься от всех законов человеческих и от того, что вы называете заповедями, получишь все, чего желает твоя душа...
  - Это обман, - через силу выговорил рыцарь. - Такие, как ты, дают много, но потом забирают душу на вечные муки.
  Два пальца коснулись горячего лба.
  - Кирие...
  - Земная вечная жизнь - разве не того ты хотел, когда пришел сюда?
  Рука опустилась, последняя молитва рыцаря так и осталась неоконченной. А голос все шипел:
  - Если отречешься от прежнего Господина и тех, кого называл братьями, если станешь моим верным слугой, - я дам гораздо больше того, о чем ты мечтал. Я стану для тебя источником вечной жизни и силы. Даже если ты будешь убит более сильным врагом, я оживлю тебя.
  В гроте повисла тишина, напряженная, как натянутая тетива лука.
  - Как тебе нужно служить? - спросил рыцарь.
  - Твоя душа сможет выходить из тела и вселяться в любого человека. Ты будешь видеть все его мысли и желания, тайны и соблазны, а потом всего лишь выпускать скрытое в чужой душе наружу. Ты прошел достаточно сражений во имя прежнего Господина, я хочу того же, только битвы твои будут невидимы и не столь опасны. Ты получишь власть, коей не имеет никто на земле: станешь моим верховным рыцарем, основателем ордена великого Грарга.
  Человек в белом плаще сомневался. Нечистый дух обещал слишком многое. Не может быть, чтобы за такие блага не было расплаты.
  - Мое тело стареет. Во что оно превратится уже через несколько лет?
  Может быть, подвох в этом, и ему суждено многие годы скитаться по свету дряхлым стариком?
   - Тебе стоит лишь войти в мой грот и пожелать сделаться моложе или старше. Можешь менять возраст хоть каждый день, пока не найдешь тот, в котором тебе будет удобно жить и служить мне. Приближается полночь - самое время для клятвы верности. Если ты решился, поклонись мне.
  Рыцарь преклонил колени, голова медленно приблизилась к сухой ароматной траве. Он уже не видел, как все вокруг начало изменяться. Каменные стены приблизились к застывшей на траве фигуре в белом плаще, с закругленных сторон грот разомкнулся и стал вытягиваться, словно змея, вылупляющаяся из яйца.
  - Клянешься служить мне верно и преданно?
  Теперь голос не шипел, он грохотал, и слова разносились гулким эхом, отталкиваясь от стен.
  - Да.
  Каменное основание грота оседало все ниже, вглубь горы.
  - Отрекаешься ли от всего, чему служил в прошлом?
  Он медлил всего секунду. Или целую секунду?
  - Да.
  - Мой верховный рыцарь, нарекаю имя тебе - Каитон.
  Первый слуга Грарга поднялся с колен и огляделся. Грот исчез, на его месте протянулся длинный узкий коридор. Стены были выложены большими обтесанными серыми камнями, в железные кольца в стенах вставлены факелы. С обеих сторон коридор заканчивался узкими каменными лестницами. Обе они вели и вверх и вниз.
  - Спускайся, - повелитель вновь перешел на шипение. - Оставь плащ и сними крест, эти оковы тебе больше не нужны.
  Расстаться с символами прошлой веры и целомудрия оказалось легко, даже слишком легко. А ведь в ордене это было серьезным наказанием - лишиться белого плаща. Каитон прислушался к своим мыслям. Что-то в нем изменилось. Мир вокруг казался проще, постоянно гнетущее чувство вины исчезло, как исчезает бабочка в клюве проворной птицы.
  Равнодушный взгляд верховного рыцаря Грарга скользнул по скомканному белому плащу, ярким пятном выделявшемуся на серых камнях. Каитон отвернулся и пошел к лестнице.
  Крутые ступени привели его в просторный каменный зал. Первым бросился в глаза большой круг с перевернутой пятиконечной звездой. Он был высечен в центре, на каменном полу. Каитон с безразличием отметил шутку нового повелителя: на лучах звезды было выбито по букве - G, R, A, R, G. Помнится, для его бывших братьев-рыцарей пятиконечная звезда имела совсем иной смысл.
  Пять тонких колонн поддерживали полукруглый свод потолка, вокруг них кольцами обвивались каменные змеи. Горящие факелы освещали вылепленные на стенах кипарисы и воронов, сидящих на их ветвях. В западном углу навечно застыл с широко раскрытой грозной пастью каменный кит.
  - Здесь ты будешь говорить со мной, - прошипел из китового чрева голос Грарга. - А коридор может вывести в любое место на земле.
  Удивления Каитон не испытывал. Не было страха, тревоги, раскаяния, радости, - никаких понятных и привычных чувств.
  - Ты все-таки забрал мою душу, - пробормотал он.
  - Я взял лишь небольшую ее часть, - ответил Грарг. - Ту, в которую вросли ненужные стыд и вина. Ты получил за них гораздо больше. Когда убедишься, что не обманут, - ищи тех, кто войдет в новый рыцарский орден. Сейчас ты станешь таким, каким был в восемнадцатую весну от рождения. Так тебе скорее поверят мои будущие слуги.
  Грязная полуседая борода пропала, кольчуга стала велика, темные волосы спустились на плечи. Верховный рыцарь Грарга посмотрел на свою руку. Морщинки, коричневатые пятна и уродливый старый шрам - память о далекой битве, когда Каитону чудом удалось сохранить руку - в сей же миг исчезли, как следы на сухом желтом песке. Он провел ладонью по лицу. Иссушенная солнцем и обветренная кожа стала гладкой. Каитон нащупал аккуратную бородку.
  - Благодарю тебя, Грарг, - выдохнул он.
  - Называй меня "Великий Грарг" или "Повелитель", - громыхнул голос нового властелина.
  - Благодарю тебя, великий Грарг! - провозгласил его первый слуга.
  
  В полночное время юный оруженосец маршала тамплиеров шагал по дороге Храмовой горы, стуча грубыми башмаками. Он держал путь в ту сторону, где просыпающееся солнце по утрам омывает красными лучами облака.
  Один из коней маршала вечером был менее бодр, чем обычно. Лошади в ордене на вес золота, подороже оруженосца будут. Надо посмотреть, что там да как - не случилось бы беды.
  Круглолицый юноша почесал бритый подбородок и в который уже раз вздохнул. Если бы только можно было вступить в орден рыцарей храма Соломона, верно служить Господу и защищать обиженных! Но этому не бывать, тамплиеры признают достойными только сыновей благородных рыцарей.
  Юноша подошел к подземным пещерам, откуда доносились тихое ржание и сопящее дыхание нескольких сотен разномастных лошадей. В теплой темноте оруженосец передвигался легко и беззвучно, как тень. Он столь часто бывал здесь, что и с закрытыми глазами мог бы найти коней маршала.
  Под ноги упал луч света. Юноша с удивлением огляделся. Свет шел от неровной стены, сложенной много веков назад во времена самого царя Соломона.
  Оруженосец перекрестился и подошел поближе. Один из самых больших камней на палец отходил от древней кладки. Именно оттуда разливался у стены свет, наполняя юношу беспричинной радостью. Поддавшись порыву, оруженосец маршала опустился на колени и склонил голову перед неведомым чудом. Когда он поднялся, каменная глыба выдвинулась наружу еще на палец. Юноша вцепился в камень и потянул его на себя. "Долго же придется стараться, прежде чем он сдвинется с места" - мелькнула в голове мысль. Оруженосец маршала только собирался вознести молитву о помощи, когда камень сам вывалился к ногам юноши. Ему показалось, что кто-то подтолкнул глыбу изнутри. По пещере прошел гул, но лошади молчали, будто не слышали усиленного под сводами пещеры громового раската.
  Перед юношей был тайник: небольшая ниша, в которой стоял простой деревянный кубок с врезанным в середину крупным зеленым камнем. От кубка исходило мягкое сияние, как от прикрытого облачной дымкой солнца. Оруженосец благородного рыцаря снова опустился на колени, не дерзнув дотронуться до чудесной находки. Свет от Чаши становился все ярче, и на камне стали видны письмена. Юноша пожалел о том, что не обучен чтению. Камень хочет поведать о чем-то важном, но рядом оказался тот, кто никак не может его услышать. Оруженосец поднялся. Следовало поскорее оповестить маршала о случившемся в конюшне Чуде. Он снова взглянул на кубок. Неправильно было бы оставить здесь найденную святыню. В том, что кубок - святыня, юноша не сомневался: благодать пропитывала все вокруг, наполняла подземную конюшню радостью и покоем. Оруженосец с молитвой перекрестился и взял в руки находку. Кубок засиял еще ярче, лучи света заплясали по стенам.
  "Я не достоин держать его в руках", - подумал юноша.
  Он бережно поставил сияющее чудо в нишу в стене. Оруженосец торопливо стягивал тунику, сукно затрещало, но юноша не обратил на это внимания. Во что еще он мог бы завернуть таинственный кубок, несущий радость и покой?
  Туника упала на покрытый письменами камень. Юноша наклонился, сукно соскользнуло на пол. Взгляд неграмотного простолюдина остановился на непонятных доселе черточках и точках.
  - Возлюбленный брат мой... - прошептал он.
  Во рту пересохло, словно в знойный день в пустыне, дыхание стало неровным. Юноша с недоумением смотрел на царапины на камне, а они сами собой складывались в слова:
  "Возлюбленный брат мой! Благословение снизошло на тебя, ибо явился тебе святой Грааль. Скоро ждет меня мученический венец за то, что скрыл я от язычников великую святыню. Прочти и сохрани в сердце мое первое и последнее пророчество.
  В час явления святого Грааля из светлого вышло черное: великий воин перешел на службу к врагу человеческого рода. Отступник соберет свое воинство, и страшные дела начнут вершить они в мире. Ты же войдешь в силу и тоже создашь войско. Да поможет вам Господь наш! Вы станете сильны, непобедимы и бессмертны, если будете жить жизнью праведной и хранить в тайне ваши имена. Много веков будет идти в мире невидимая битва, но когда перейдут от врага к вам трое - падет сила вражия.
  Начальствующих своих в воинство не зови, покуда не пройдет двадцать лет. А далее зови тех, кто спасется, ибо только они избраны на великое служение. Почти все вы примете мученический венец, некоторые сразу по призвании, кто-то - через много веков. Но вы оставите достойных потомков, которые будут продолжать битву.
  Да пребудет на тебе благословение Божие, первый рыцарь святого Грааля! Да откроется тебе земля, в которую ты приведешь воинство твое!"
  Оруженосец благородного маршала поднял растерянный взгляд на простую деревянную чашу. Из нее клонился к юноше сверкающий клинок. Твердый теплый меч коснулся плеча оруженосца и растаял в воздухе.
  Первый рыцарь святого Грааля поднялся с колен и бережно завернул священную Чашу в разорванную тунику. Не оглядываясь, он пошел прочь от Храмовой горы.
  В какой-то миг под ногами засветилась земля, словно несколько солнц ударили в нее своими лучами, и все вокруг изменилось. Воздух стал влажным и свежим, ноги ступали по высокой траве. С одной стороны росли яблони, с другой желтело поле радостных подсолнухов. Где-то впереди слышался легкий плеск волн.
  Юноша пригляделся. Одна яблоня цвела. На другой только распускались листья, на третьей завязывались плоды, ветви четвертой склонялись под тяжестью спелых яблок - желтых, зеленых, красных...
  Бывший оруженосец оглянулся. Через свечение юноша увидел знакомые очертания Храмовой горы, словно приглашающие вернуться туда, где все было привычно и понятно.
  - Да откроется земля для воинства, - пробормотал первый рыцарь Грааля, вспомнив пророчество неизвестного мученика.
  Юноша двинулся вперед. У яблонь он снова оглянулся. Свечение пропало, а с ним - и Храмовая гора.
  С наступлением дня Каитон встретил давнего друга, которого почти без труда убедил примкнуть к ордену великого Грарга.
  Первый рыцарь Грааля в это время выкладывал из найденных на незнакомой земле камней возвышение для священной Чаши.
  А в конюшне крепкий старый оруженосец, кряхтя и вытирая пот со лба, с трудом откатывал к стене неподъемный камень - здоровенный, белый гладкий, без единой царапинки.
  - Маршал шкуру сдерет с этого мальчишки! - бормотал оруженосец. - Где он только ходит?! Лошади непоены... Год его ждать прикажет?!
  Но и через год бывший оруженосец маршала не появился. Уже через несколько дней другие, гораздо более серьезные события вытеснили из памяти маршала и его окружения пропавшего юношу, который был всего лишь наемным слугой-оруженосцем.
  Из ордена бесследно исчезли несколько благородных рыцарей. Разбойники нападали на тамплиеров и паломников, словно кто-то подсказывал, где и когда именно стоит устраивать засаду. В придачу к этим бедам о рыцарях Храмовой горы пошли дурные слухи, быстро добравшиеся до ушей папы Римского. В 1291 году Иерусалим был вновь завоеван мамлюками, маршал и великий магистр ордена убиты, и оставшиеся в живых тамплиеры навсегда покинули Святую Землю.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) М.Орехова "Бегущая во сне"(Научная фантастика) И.Блейкстар "Космос инфимума. Грани касания"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"