Галиев Фанур Аминович: другие произведения.

Выпад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.98*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Летом в порыве вдохновения начал набрасывать сей текст. Недавно случайно вспомнил и решил выложить сюда, так сказать, на общее обозрение. Это своеобразная попытка начать создание оригинального фэнтези. Если у кого нибудь есть желание, то пожалуйста, ознакомьтесь. Продолжать это я не планирую, но все же хочется узнать мнение читателей. В общем, спасибо за внимание!

   Пролог.
  Сестра смотрела на него с некоторым удивлением. В этом взгляде даже отчасти промелькал интерес, что было наверняка неудивительно. Спустя столько лет увидеть его было бы действительно интересным, хотя бы из самого обычного любопытства. Особенно для той, которая умудрилась потерять память, пережить процесс обращении времени вспять и прожить многие годы в другом мире, среди людей, которые и не подозревали о ее происхождении и существовании этого места. Тот факт, что она стояла сейчас здесь нельзя было истолковать как факт возвращения давно потерянной семьи для него. Ведь вся ее суть была против него. Что же, это многое объясняет. Ей снова основательно запудрили мозги. Боже, когда эти идиоты перестанут делать такие предсказуемые шаги и снова разворачивать свою деятельность? Одно ее присутствие в этом холодном и пустом зале донес до него тот удушающий запах интриг и сколков Старого Двора. Хех, ничего не меняется. Время летит, а дураки остаются при своем образе жизни. А сестра.... Ей снова предстоит стать разменной монетой большой игры, сделать всю грязную работу ради достижения годами лелеемых мечтаний о возвращении им былого величия. Она все та же наивная девчонка, которая в свое время находилась в иллюзии большой идиллии и, будучи вырванной из нее, была настолько шокирована, что просто не перенесла этого. Потеряв контроль над той силой, что была дарована ей самой судьбой, она попала в такой удар молота, что оказалась выброшенной на целых двадцать лет назад своего собственного развития, превратившись в ребенка. Сейчас она была такой же малышкой, что столько лет назад была превращена в королеву. Все та же малолетняя барышня. Худощавая фигура, тонкие черты лица, побледневшая кожа, усталый взгляд голубых глаз, падающие на лицо светлые локоны растрепанных волос. Судя по ее виду, она была сильно измотана той массой информации, что на нее сыпали. Он де такой страшный, злобный, узурпатор, тиран, диктатор, угнетатель, сидящий на троне незаконно, отняв его у истинного хозяина, точнее хозяйки, то бишь у нее. И столько невинных людей страдает под гнетом его тирании. Столько добрых и благородных людей стали изгнанниками из своей родины. О да, он даже сейчас, как наяву, слышал их речи, которые настолько искусно затмевали ее разум, что она теперь пришла к нему, с твердым убеждением в том, что она избавит всю страну от страшного монстра в человеческом обличие, являвшегося одновременно ее братом. Кажется, все это делалось в большой спешке, с целью максимально быстро подготовить ее к схватке с родным братом, и во что бы то не стало завершить его правление к моменту приуроченного большим восстанием тех сил, что вели против него партизанскую войну. Девчонка была явно морально не готова к предстоящему явлению.
  
   Смотря на сидящего в каменном троне совершенно незнакомого ей мужчину, она с ужасом пыталась сейчас принять тот факт, что это ее брат. Ее младший брат, которого она в свое время возможно даже любила, играла с ним и считала своей семьей. Этот мужчина, облаченный в темно-серую мантию, величественно восседавший на троне, который казался более подходящим именно ему, а не ей, примчавшейся спустя столько лет в этот пустой тронный зал, ради возвращения "справедливости". В голове мелькали картинки прошлого, слова старых соратников и верных прислужников, которые рассказывали ей о ее королевском происхождении, ее великой силе, данного ей самой судьбой и могучими предками, а также о страшном тиране, называвшегося ее родным единоутробным братом, который захватил власть, свергнув ее светлую эпоху правления на настоящее безумие и тиранию, убившем ее возлюбленного, который не смог выносить его безумие. Что ей, на тот момент свято уверенной в том, что она обычная школьница, не думавшей ни о чем более серьезном, нежели о парнях и экзаменах, было настолько дико и страшно, что вызвало для нее священный ужас. Стать героиней своего народа, вернуться на свою родину и свергнуть-таки того монстра, что терроризирует их многострадальный народ. Она долго отказывалась в это поверить. Если честно, она не верила, вернее не могла поверить и сейчас. Все, на чем держалась ее уверенность, это старые картины и портреты ее в образе королевы, старые документы и многочисленные артефакты, демонстрирующие их правоту. И старые видения, мучавшие ее всю ее сознательную жизнь, оказавшиеся старыми воспоминаниями. А сила.... Сила была другим аргументом. Она пробудилась еще очень давно, только вот сама девочка не подозревала о ее природе и не знала истинной вершины этих способностей. То, что она принимала за мелкую способность влиять на удачу, оказалось вершиной такого айсберга, что хватил бы на сотню Титаников. Те люди помогли овладеть этой мощью, вернее ее частью, они же привели ее сюда, перед очи восседавшего на троне монарха, черные глаза которого с интересом наблюдали за ее действиями.
  Старая гвардия много говорила о легкости будущей победы, если она возглавит их поход. О том, что власть тирана держится на многотысячных легионах, которые сразу сами разбегутся перед силой ее светлой власти. А сам тиран не будет способен оказать ей достойного сопротивления, ведь он не умеет ничего, кроме как отдавать приказы своим солдатам. Магических сил у него нет, что делало будущее сражение невероятно легким. Бывшая королева подозревала, что схватка все же будет гораздо более тяжелой, чем ей внушали. Подозревала еще на Земле, собираясь сюда. А здесь ее подозрения переросли в уверенность, которая могучими корнями вцепилась в ее разуме. Вне всякого сомнения, увидев это лицо, любой бы оставил надежду на саму возможность победить его. Лицо, словно высеченное из камня, с четко выраженной линией густых длинных бровей, под которыми расположились холодные, пронизывающие своим взглядом, черные глаза. Кончики длинных густых волос небрежно лежали на его плечах. Корни этой копны были скрыты странным на вид головным убором, напоминавшей всем видом скорее солдатскую каску, нежели диадему короля. Эти волосы идеально сочетались с покрывавшей его лицо заросшей щетиной, которую не сбривали, судя по всему, целый месяц. Брат был страшен. Особенно на фоне двух горящих рядом с ним лампами, излучавшими багровый отсвет. Но более всего были страшны его глаза. Излучающие холод и незримую скрытую силу, и власть, подчиняющую волю тех, на кого падал их взгляд. Без сомнения, это был взгляд полновластного хозяина ситуации, могущественного государя, привыкшего к противостоянию и готового видеть здесь и сейчас родного человека в качестве врага.
  Королева едва сдерживала себя и свое тело, чтобы не задрожать от страха перед ним. Смешная ситуация. Она, обладающая огромной силой, превосходящей любого человека в этом мире, боится сидящего перед ней человека с жесткими чертами, который не мог ничего ей, казалось бы, противопоставить. Но она нутром ощущала то, что брат не так прост, как ей описывали. В конце концов, что она о нем знает. Только то, что он ее брат, который убил ее жениха, свергнул ее с трона, и устроил тиранию, невиданную до сих пор в стране. Ничего более. Самое интересное при этом заключалось в том, что она не могла даже вспомнить даже малейшего события, связанного с ним. Она не могла понять причин, которые побудили его сделать то, что он сделал. Гвардейцы объясняли все просто: был завистником, захотел власти и устроил заговор. Но истина это или нет, она не могла понять. Он сидел напротив нее, удостоив спокойным взглядом, а она никак не могла понять, какие чувства вызывает сидящий человек в ее душе. Страх? Злобу? Ярость? Или желание напрочь забыть все произошедшее и проснуться в своей пастели как ни в чем не бывало.
  Пауза затянулась. Он не сказал не единого слова с того момента, как она ворвалась в тронный зал. Просто сидел и наблюдал за ней. Даже не шевельнулся. А она не могла выговорить не единого слова сама, глядя в эти глаза. А сказать что-либо все же следовало. В голове завертелись многочисленные рассказы соратников о том, что сделал за годы своего правления ее брат, и волна эмоций захлестнуло ее. Она пыталась их сдержать, поэтому постаралась всего лишь поприветствовать его.
  - Ну, здравствуйте, дорогой братец. Вижу вы в добром здравии.
  "Тиран" усмехнулся одними губами. Как он и ожидал, ее мотивы очевидны. Гвардия постаралась на славу. Эмоции.... О, как же его поражала в ней эта страсть быть страстной, восторженной, грустной, злобной. Да, в этом молодом, практически малознакомом лице отчетливо промелькали старые, достаточно знакомые черты Королевы, чья корона теперь принадлежала ему. Она всегда умела то, что не умел он. Это не магические способности, к которым у него не было таланта, а способность чувствовать и переживать так, чтобы всю душу пробирало. Сестра всегда умела радоваться от всего сердца, и также от всего сердца ненавидеть. Сейчас он кожей ощущал именно ненависть. Хотя нет, не ненависть. Это была жалкая имитация той ненависти и злости, на которую раньше была способна эта особа. В прошлой жизни. Однако за этой злостью не было той силы, что обычно подпитывало бы ее. Это была слабость. Феномен колосса с глиняными ногами. Удар по ногам и колосс падет.
  - Почему ты одна?
  Словно металл вырвался из глотки повелителя. Жесткий, острый, холодный, мгновенно повергший ее глубиной и тяжестью. Вот она та сила, которая скрывается за этой фигурой. Ее поглотила эта тональность, которая словно сталь звенела в ее ушах, заставляя ощущать зловещую мощь носителя этого голоса. Ирония? Возможно. Но она не ощутила в этом грубом и совершенно прямолинейном голосе хотя бы толику эмоционального состояния брата. Он спрашивает ее почему она одна, а голос словно добавляет своим тоном, что одна она слишком слаба и скучна для него, и что она бесполезна и беспомощна. Голос мгновенно пробудил и освободил тот вихрь сомнений, что она держала в себе. Как он оказался у власти? Почему она была настолько ослаблена? Неужели он настолько слаб, чтобы не суметь ей противостоять, будучи ее родным братом? Ведь сумел же он оказаться достаточно способным, чтобы разгромить Гвардию.
  Нет! Нужно успокоиться. Нужно держать себя сильной, не показывать того, что он сейчас в роли хищника, а не она. Нельзя, чтобы он обрел еще большую силу из-за ее слабости.
  - Тебе меня не достаточно? Я думаю Королева лучшая доля, чем остальные, разве не так?
  Губы правителя тронула легкая улыбка. Вернее, так ей показалось, когда уголки губ слегка приподнялись, для того, чтобы снова занять свое обычное положение.
  - Ты такая же Королева, как я Принцесса.
  На этот раз ирония прозвучала ясно и отчетливо. И эта ирония оказалась сильнее любой критики, которую она когда-либо ощущала по отношению к себе. Она ощутила себя тише воды, ниже травы. Ощутила, как слова соратников превращаются в эфемерные глупые лепетания, не имеющие ничего общего с реальностью. Она почувствовала себя раздавленной.
  - Я хотел бы увидеть моих старых знакомых, можно сказать друзей. Добрый герцог Альто, храбрый князь Симерунус, благородный барон Лютик, великий лорд Кайцер, прекрасная графиня Кассандра. Какие люди, выдающиеся светила, и остались в тени. Небось побежали примерять старые наряды, да осматривать былые замки, готовиться одновременно к торжеству в честь победы Королевы над Узурпатором и Тираном.
  Правитель презрительно прищурился, при этом черты его лица как бы разгладились, но это оказалось не более чем обычной смены масок. Бесстрастное лицо сменилось выражением иронии и отвращения. И это чувство абсолютного превосходства. Экс королева не чувствовала в себе уверенности. Вернее она отчетливо ощущала превосходство брата над собой, причем полное и совершенное. Может он не мог с ней сравниться по уровню владения магией даже сейчас, когда ее былые навыки и способности еще не полностью вернулись к ней, и также не мог он соперничать с ней по размерам и силе своей колоссальной энергетической ауре, которая имела абсолютное влияние на все в этом мире, но с точки зрения контроля ситуации, самоконтроля, психологического совершенства было ясно видно, что ей так до него далеко. Он был здесь господином и это был его дворец, его тронный зал и его мир. Противостоять ему у нее не хватало той силы, которая контролировала все ее прочие умения и навыки. Цель свергнуть тирана не имела у принцессы никаких ассоциаций в голове. Она не могла даже понять, что ей следует делать, как заставить его отступить, сдаться. Не только с точки зрения физических и магических возможностей, но и с точки зрения психологического. Если в магическом плане они представляли собой муху и слона, то в плане своего самоутверждения в этом мире и в этой ситуации кардинально противоположное зрелище. Ирония, которая звучала в его голосе слегка прикрывала смертоносный яд, словно капающий из воздуха при каждом новом произнесенном имени. Все те люди, которые стремились вернуть ее на престол вызывали у правителя сдерживаемую ненависть и презрение.
  - Тебе не нужно заботиться о них. Я здесь, чтобы остановить тебя и избавить страну от твоей тирании!
  Неизвестно, как эти слова вырвались из ее рта, но произнеся даже произнеся их сестра не ощутила себя увереннее. Зато эти слова вызвали очередное, но крайне медлительное изменение выражения лица у мужчины, маска которого теперь выражала реальную заинтересованность в протекающем сейчас процессе попытки укрепления своей воли со стороны девчонки. Но та волна чувств у нее в сердце не особо интересовали его. Его сейчас гораздо больше привлекала сама возможность быстрого и эффективного воздействия на нее так, чтобы создать удобную почву для засевания семян сомнений в дальнейшем даже склонить ее на свою сторону.
  - Как правильно трактуется понятие "тирания"? Ведь этот термин не для того, чтобы его следовало бы так легко пускать в оборот при семейном разговоре. Особенно, когда обвиняешь кого-то из этой самой семьи в той самой тирании. Я всегда полагал, что тирания есть жестокое и абсолютно безразличное к своей нации государственное устройство, которое не способно на диалог, и готово только диктовать свои условия, причем в процентном отношении оно всегда выигрывает с расчетом сто к нулю. Такая система весьма жестокая и изощренная, вытягивающая все соки со своей страны с довольно таки грубой и бестактной в этическом плане формальностью. Эта система, как правило, характеризуется с очень низким уровнем жизни в государстве, жесткой системой налогообложения, полицейского надзора, органов карательного и сыскного дела. При этом во главе государства стоит диктатор или же монарх, обладающий немалой военно-политической властью и могуществом, опираясь главным образом на верную армию, полицию и прочие карательные структуры, а также на группу приближенных соратников, которые делят с ним власть и богатства. Население предпочитает его ненавидеть, хотя в открытую порицать вряд ли станет, так как это может навлечь беду на них.
  - И зачем мне эта лекция? Я сама знаю, что такое тирания. Разве в твоем государстве что-то иначе?
  - А разве у тебя было время войти в курс дела, для чего необходимо подробное и более детальное изучение образа жизни населения и управленческого аппарата в условиях исследуемого социума, а не будучи в совершенно иных условиях, где сама суть вещей иная. Причем различия настолько огромные, что сам вид на нашу столицу с высоты вашего захолустья являлся бы олицетворением отсталости, дикости и тирании. А отсталость можно очень легко объяснить жестоким режимом, который установил тот, кто узурпировал власть, привлек на свою сторону армию, тайные карательные структуры, изгнал высшую аристократию и прочую элиту политической и общественной жизни под страхом смерти, захватив их поместья, плантации и замки, подвалы которых всегда были полны заключенными крестьянами и прочими жителями Королевства.
  - Что ты сказал?
  - О, моя дорогая сестра, какая же ты молодая и наивная. Твой возраст вызывает у меня ассоциацию школьных парт и прогулянных уроков, - глаза правителя насмешливо прищурились, видя неожиданно побледневшую претендентку на трон, при одном упоминании ее так долго считаемую настоящей жизни, - Сомневаюсь, что ты занималась детальным изучением процессов образования государства и ее управленческого аппарата. То, что ты пришла возвращать как свою собственность в том мире, в котором ты так долго укрывалась даже не ведая того, кем ты являешься на самом деле, называется эпохой Древнего мира или же Средневековья, на твой выбор. И ты имеешь весьма отдаленные и поверхностные представления об этих эпохах. Запомни одно: кем бы ты не являлась, станешь ли ты Королевой или нет, но у тебя, как и у любого правительства будет своя элита. И эта элита, вне зависимости от ее разношерстности и возможно даже разобщенности, всегда имеет свои интересы. А эти интересы не всегда идут в купе с идеалами лидера. Твоя опора, это тот фундамент, на котором устанавливается власть правителя или же Королевы. Без опоры нет власти. Твоей опорой всегда была аристократия. Я не зря упомянул о своеобразии Средневековья. Аристократия всегда в те эпохи имела власть не только над богатствами, но и над людьми. Им принадлежало все и вся. И они устанавливали законы. И эти законы были им необходимы, чтобы обретать все большую власть. А для этого была необходимость в идоле, который осуществлял бы их желания. И этим идолом являлся король или королева. А наши реалии не слишком далеко уходят от тех эпох. И у твой аристократии тоже есть свой идол. Да, да. Ты тоже была своеобразным идолом, на который они молились и молятся до сих пор. Ведь без тебя они бедны, бездомны, лишены той власти, которой имели. Ведь для них опора - Ты! А сама суть управления государством со стороны правителя - то есть человека мужского пола - это уже нарушение всей концепции власти с их точки зрения. Неудивительно, что наша ненависть такая взаимная. Именно поэтому моя опора, мой фундамент - это военная машина королевства. А это не только солдаты, то есть армия. Это и ремесленники, крестьянство, городское население. Ведь рекруты в армию набираются не из аристократии, снабжается армия не за их счет, а за счет народа, который не собирается меня свергать, хотя сильнейший инструмент моей политики в их руках. Так где же здесь есть тирания и кто на самом деле тиран. Задумайся над этим. Возможно это откроет тебе глаза, сестра.
  - Не пытайся запудрить мне мозги. Я не могу верить словам убийцы!
  - О, вот оно что. Выходит это даже не попытка занять трон, а кровная месть. Уж про что, а вот про это я и в самом деле подзабыл. Выходит они рассказали тебе и про тот случай. Но это было не убийство. Это была смерть в бою. А это разные вещи.
  Дрожь охватил ее. Он был действительно силен. Нанося один удар за другим, он легко крушил ее веру в свои силы, своих соратников, их слова и поступки, свои дальнейшие действия. Даже сильнейший аргумент против себя он обратил в оружие против нее, вернее против ее сторонников, превращая ее перекати поле - одиночку без союзников и друзей, которые в его словах были лишь лицемерами и врагами. Она все это время буквально жила тем портретом самой себя в прошлом и своего жениха - доблестного и прекрасного принца, с которым она и сейчас бы не отказалась бы связать свою жизнь. И этот самый принц по словам всех ее соратников был безжалостно убит ее родным братом, причем ей так красноречиво рассказывали, что он был безоружен, а в руках убийцы был меч. И это он посмел назвать смертью в бою.
  - Ты убил безоружного.
  Маска правителя слегка видоизменилась. Его губы слегка изогнулись в улыбке, а глаза словно бы ожили, загорелись, излучая невидимое пламя. О да, он помнил тот день!
  - Для меня не имеет значения, держал ли он в тот момент меч или нет. Он всегда носил доспехи, его грудь всегда украшал шеврон гвардейской кавалерии, и он всегда старался во всем походить на великого полководца. Жалкая пародия!
  Последняя фраза была словно бы выплюнута с отвращением. У королевы возникло чувство, что такого отвращения она в жизни не ощущала, насколько это было красноречиво продемонстрировано.
  - Мне все равно, что ты о нем думал! ТЫ УБИЛ ЕГО! - ее фигура осветилась синей аурой. Правитель улыбнулся шире. Она резко стала более чем уверенной в себе.... Хотя нет. Почти уверенной.
  - Я повторюсь, дорогая сестра, это называется смерть в бою. Каким бы он не был жалким позером, но факт остается фактом, он был воином, и я сражался с ним. Я не стал бы выступать против вооруженного горожанина, ремесленника или крестьянина, даже если бы они и атаковали бы меня, и я никогда не поднял бы на них меча. А он был воином. Я не стал бы с ним церемониться, даже если бы он сидел бы в ванной, совершенно голый. Воин - это тот, кто превращает все окружающее пространство в оружие. Отсутствие меча не означает что он был безоружен.
  Свечение вокруг девчонки резко исчезло. Она потрясенно смотрела на брата, который по всей видимости, был свято убежден в своей правоте. Это был именно принцип, не просто мнение. И такие принципы не зарождаются просто так.
  - Откуда такая логика? Это просто бесчеловечно!
  - Смотря где, - мужчина усмехнулся, поднимая свою правую руку и показывая обратную сторону своей ладони ей. Практически всю кисть пересекал шрам от страшного рубца, который тянулся от основания большого пальца до начала локтя,- В свое время мои взгляды не были такими категоричными, пока я не получил вот этот шрам. Тогда я тоже думал, что оружие - это только меч, копье или прочьи железяки, которые составляют основу вооружения наших воинов. За что и поплатился. Тогда мою руку сшили практически из двух отдельных кусков. Таков был урок моего учителя и наставника.
  - Что это был за учитель, если он так жестоко с тобой обошелся? - сестра была в явном ужасе, словно совершенно забыв о своем недавнем гневе.
  - В молодости, в твои нынешние годы, наверное, я был направлен подальше от двора на границу, в действующий регулярный полк королевской армии. Эта была зона военного конфликта между нами - Королевством и Племенем Тайкуфу. Тогда племя было достаточно воинственным и беспощадным к своим врагам. Они никого не щадили и их враги, то есть мы, отвечали им тем же. Потери были большими, сражения шли постоянно, их кровопролитность поразила бы даже бывалого вояку. И именно там я столкнулся со своим бывшим учителем и наставником, который тогда считался в особом положении среди наших солдат. За его голову была обещана награда, причем такая большая, что при его виде наши подразделения теряли контроль и атаковали его все и сразу. Но он был хорош. Он всегда выживал в любых обстоятельствах, вырезая целые сотни наших воинов, внося тем самым колоссальные разногласия между простыми ратниками и командованием, среди которых был и я, который за свое благородное происхождение не имел права быть простым солдатом. Чувствуя нарастающую ярость к нам и страх перед ним, и предрекая бунт и массовое дезертирство, я принял решение ликвидировать угрозу. Хотя нет. Я лишь хотел успокоить солдат. Я поклялся, что сам принесу его голову. Командование было в бешенстве, но я не мог отказаться от своих слов. Веры в династию уже не было, и я решил, что моя верность слову заставит солдат осознать, что наша правящая семья все еще достойна трона. Я тайно выбрался из лагеря и пересек границу. Оказавшись на территории врага, я быстро попал в ловушку. Меня взяли в плен. В стане врага, куда меня приволокли без сознания, я встретился с ним. Он оказал должное моей смелости, но с презрением отнесся к моей жажде наживы, ведь он знал о своей цене. А в том, что я пришел за ним, он не сомневался. Я потребовал поединка с ним, но получил отказ. Поняв, что меня ни во что не ставят, я решил показать всему племени, что я достоин своего имени. Найдя лазейку, я выбрался из камеры, убил своих стражников и начал искать свою цель среди спящих воинов. Только он нашел меня раньше и сказал, что принимает мой вызов. Однако бой пошел совсем не так, как я думал. Вместо арены, где было бы удобно размахивать тяжелым мечом, мне пришлось бороться с искусным противником в болотистой местности, где каждая пядь земли - ловушка. Тогда я потерял все. Меч, кинжал, доспехи, шлем, почти всю одежду. И когда я был готов сдаться, мой учитель вместо того, чтобы принять капитуляцию преподал мне именно тот урок, который я усвоил на всю жизнь. Он сказал, что для воина не должно быть различия, где он сражается, каковы условия, какая погода, какие раны нанесены его телу, какое оружие у него в руках и есть ли оно у него вообще. Воин должен уметь превратить окружающее пространство в свое оружие, заставить все сражаться на своей стороне. Даже враг должен сражаться на стороне воина, приводя себя к гибели. В этом и есть суть воина. Воин - это демон, который должен победить любой ценой, ради выживания себя и себе подобных. Трусость и неумение воина приводит к гибели его товарищей и соратников, а это в свою очередь приводит к бедам внутри страны, среди народа, который он защищает. И после этого он обозвал меня трусом, бездарностью, позорящим сам путь воина и нанес удар по моей руке, намереваясь лишить меня возможности держать меч. Как он сказал: "Вы слишком самонадеянны и слабы. Я лишу тебя твоей руки и тогда ты больше никогда не сможешь держать меч в руках. Отныне ты не воин, а калека, причем калека царских кровей, что означает только одно - позор. А ты и есть главный позор, который я видел!". Он бросил меня умирать в болоте, ведь выжить без оружия бы не смог. Без руки я не мог держать меч, а без меча я не мог защитить себя. Тем самым я не должен был спастись..., - мужчина слегка призадумался, после чего неожиданно хищно улыбнулся, - но я спасся. Я усвоил урок, гораздо раньше, чем мой учитель мог бы надеяться. Я зубами перегрыз глотку волку, который пытался меня съесть. А через несколько часов я настиг наставника в лесу и убил его его собственным ножом. Он был потрясен, когда неожиданно его нож вырвали из его пояса, а через мгновение всадили ему в сердце, пробив кожаный панцирь. Его последние слова до сих пор звучат у меня в сердце. "Человек, вооруженный до зубов, имеющий лучшее снаряжение и называющий себя воином есть просто жертва для воинов, которые даже с одной рукой способны убить врага оружием, отобранным у него же. Цель воина выживание, выживание ради высшей цели - спасения своего народа. Воин без цели - это убийца. Ты - воин! Я - уже нет. Моя война проиграна"....
  - И что дальше? - сестра была бледна как смерть от рассказанной жуткой истории. Она поверить не могла, что этот человек пережил такое. Неудивительно, что от него у нее просто мурашки бегали по спине.
  - Дальше? Дальше - ничего. Как и предрекал мой наставник - его война была проиграна. За мной закрепилась слава победителя лучшего воина Тайкуфу и то, что я возглавил ударный прорывной отряд во время наступления заставил их отступать, сражаясь не так хорошо, как раньше. Вскоре мы захватили их селения и установили военный контроль за их территорией. Тайкуфу потерпели сокрушительное поражение и стали буфером между нашим Королевством и нашими врагами. Их вынудили охранять наши границы, а мы были гарнизоном, обеспечивающим их верность заключенным договорам.... Но это уже никому не нужные подробности глобальной военной политики, которую проводил ваш королевский двор. Точнее проводили те, кто стояли за вашей спиной и диктовали условия, которые ты ошибочно приписывала себе.
  Девчонку потрясли слова брата. Он спокойно объяснил ей, что убив ее жениха он поступил согласно своему кодексу чести. Смерть в бою. Да, для него эти слова означали доблестную гибель, а не предательское лишение жизни, коим был обрисован его поступок гвардейцами. А для закаленного воина, прошедшего ад войны это было в порядке вещей. Это был принцип. Жесткий, суровый, но навеянный беспощадным жизненным опытом. И она не могла сейчас судить его. Она еще слишком многого не знала. А брат. Брат знал слишком многое, чтобы позволить ей вернуть свой трон и корону. И это настораживало. Кто же ее товарищи, если ее брат презирает их так, словно они были виновны во всем худшем, что могло произойти с ним в жизни. И судя по всему, они презирали его не меньше. Что за кошка пробежала между ними, чтобы так ненавидеть друг друга. Неужели это просто обычные коварные политические интриги королевского двора, не более чем борьба двух мощных группировок за власть, одна из которых решила применить джокера и решить все свои проблемы, смять тех тузов, которых выставила другая сторона. Она была просто разменной монетой в глобальной политике данного мира. Козырь, который ее соратники решили применить, чтобы окончательно подавить мощную партию, во главе которой стоял ее брат. Увы, но к сожалению для королевы представить его в качестве подобного козыря было как-то нереально. Он был способен противостоять подобного рода интригам и не позволял вести себя за нос. А что если он и в самом деле прав. Она, всего лишь игрушка. Ее тупо используют. Став королевой, свергнув брата, она лишь откроет дорогу корыстным интересам старой аристократии. Неужели они настолько лицемерны. Тогда что же делать? Потребовать правды у своего окружения? Подавить их, заставить пожалеть за свою ложь, если она имеет место быть? Или же просто отступить, спрятаться, и навсегда забыть обо всем этом? А может примкнуть к брату?
  Эта мысль неожиданно, словно электрически ток, ужалила ее. И в самом деле. Вернуться во дворец, но не в качестве Королевы, а в качестве сестры правителя и узнать все тайны. Даже несмотря на то, что ее брат был страшен, он внушал ей доверие. Его слова обладали истинной силой и притягивали ее. Вся сила этих слов была в их искренности? Возможно. Неужели она готова на это?
  - Ваше величество, мы догнали вас! - знакомый женский голос заставил ее обернуться. Да, ошибки быть не могло. Эта запыхавшаяся человеческая фигура принадлежала графине Кассандре, которая и в самом деле была невероятно красива, даже несмотря на то, что она заметно растрепалась. За ней в тронный зал ворвались еще трое человек, которых она уже видела и в свое время принимала за лакеев при ее дворе. Однако сейчас они были экипированы в боевые доспехи, а их руки были расположены так, чтобы было удобно применять магию.
  - Графиня? - несколько удивленно спросила Королева, смотря на нее и окончательно запутавшись. Вид Кассандры был настолько искренен в своем волнении за свою госпожу, что девчонка снова засомневалась в правдивости слов брата.
  - Ваше величество, прошу прощения за опоздание, но нас отвлекла штурмовая группа вашего брата. Прошу вас, умоляю, чтобы не говорил этот человек вам, не воспринимайте его слова близко к сердцу. Он озлоблен и мог обрушить на вас всю ярость своего сердца, - графиня положила руку на содрогавшееся плечо Королевы, успокаивая ее этим почти что материнским жестом. Это подействовало на нее излишне сильно. Измотанная внутренней борьбой, девчонка лишилась чувств, размякнув от подобного жеста доброй воли. Если раньше ее поддерживала тяжелая аура брата, то теперь она была подавлена теплой заботой доброй подруги.
  Графиня подхватила ее и быстро передала одному из своих сопровождающих.
  - Немедленно, помогите ей покинуть замок. Она еще слишком слаба.
  - Да, ваша светлость! - один из них стремительно устремился к выходу, откуда в этот момент появилась целая группа воинов в старомодных доспехах времен Королевских войн. Они тут же поклонились, что свидетельствовало об их лояльности старогвардейской группировке.
  Графиня сосредоточилась на правителе. Тот по-прежнему сидел на троне, но от былого спокойствия на лице не осталось и следа. Маска безразличия была сменена на маску раздражения. Ему помешали исполнить ловкий маневр по вербовке лучшего бойца вражеского лагеря. Он снова потерял свою сестру, которая уже почти была дома. Это раздражение было легко подмечено опытной в чтении масок оппонентке брата августейшей особы.
  - Ваша партия проиграна, уважаемый принц Харт. И куда подевалась ваше безразличие? - она хитро улыбнулась.
  - Графиня Кассандра.... Честно говоря, я не ожидал вашего появления здесь. Я ожидал всего, но не этого. Штурмовая группа.... Хм, значит вы пытались прорваться в цитадель с западной стороны. Надеялись ударить мне с тыла или же предполагали оказаться в Заветной Палате?
  - Нет. Просто вы серьезно изменили планировку города перед Цитаделью. Видимо это был заранее продуманный шаг. Уж от кого, но от вас точно можно ожидать даже разрушения своего замка, если это станет ловушкой для врага. Демон войны всегда мыслит войной.
  - А королева интриг всегда среди козней и игр за кулисами.
  Правитель усмехнулся. Да, графиня осталась практически прежней. Умелая интриганка, как всегда. Но это не поможет ей спастись от него. Особенно если рядом нет сестры, можно и развернуться!
  Графиня напряглась, как только мужчина поднялся со своего трона и расправил плечи. Он явно не собирался с ними церемониться, в отличие от своей сестры. И красота тут уже не было оружием в борьбе против него.
  - Лонг, Куюм, приготовьтесь!
  Она начала концентрировать энергию для заклинания, чтобы быть готовой ответить на любой выпад брата королевы. Ее подчиненные делали тоже самое, не сводя глаз со своего врага. Но реакция обманула их всех троих. В руках принца словно из неоткуда материализовались короткие метательные ножи, которые за мгновение преодолели путь до компании и чуть не вонзились в их плоть. Их спасла неясность их очертаний, вызванное недостатком нормального света. Харт просто не очень хорошо их видел, поэтому у них возникла краткосрочная фора.
  - Лонг - барьер!
  Подчиненный сразу все понял. Он мгновенно сделал несколько пассов руками, создавая защитную энергетическую стену, которая разделила тронный зал на две половинки.
  - Отступаем. Нам незачем сражаться против него!
  Кассандра практически за секунду преодолела расстояние, разделявшее ее и вход в тронный зал и скрылась за поворотом. Ее подчиненные последовали за ней.
  Они настигли отступающую группу во внутреннем дворике, за которым были ворота, пройдя которые можно было оказаться за крепостными стенами и скрыться в городе. Воины сейчас стояли на месте, не зная как поступить. Ворота были завалены, а на стенах уже грозно поблескивали острия копий охраны правителя и стрелы лучников. Отступать было некуда.
  - Графиня, нам отрезали путь к отступлению! - доложил третий из ее подчиненных, который держал Королеву в своих руках.
  - Легат, почему ворота еще целы?
  - Вы хотите...
  - Именно!
  - Хорошо, - он передал девочку солдатам и направив свою руку на заваленные ворота, создал энергетический шар, который мощным ударом пробила брешь, через которую можно было сбежать, - только остается одна проблема - воины принца.
  - Они не посмеют тронуть Ее Величество! А мы ее слуги.
  - Понял. Тогда бежим.
  - Быстрее.
  Готовый бежать Легат неожиданно громко вскрикнул и схватился за грудь, одновременно харкая кровью.
  - Легат! - графиня вздрогнула от ужаса.
  - Ваша светлость! Его спина! - крикнул тот, кого назвали Куюмом.
  Кассандра перевела взгляд и увидела торчащую из спины древко метательного дротика. Метнули со стороны окон дворца. Переведя взгляд туда, она ощутила, как ее охватывает дрожь. На балконе как ни в чем не бывало стоял принц.
  - Он не мог там оказаться! Там барьер! - крикнул Лонг.
  - Кажется он пробил его, - вздохнул Куюм, - похоже он не собирается нас так просто отпускать.
  Графиня перевела взгляд на бессознательное тело Королевы. Нельзя ее оставлять у него!
  - Воины, бегите в город. Вас не посмеют тронуть. Мы задержим принца.
  - Есть!
  Кассандра мгновенно направила свою руку в сторону балкона, концентрируясь для атаки. Шар ядовито-зеленого пламени устремился на врага, через мгновение объяв пол стены замка. Лонг и Куюм добавили концентрированные энергетические шары в эту атаку, повышая и без того огромную силу атаки.
  - Мы убили его? - спросил Лонг, напряженно наблюдая на разрастающееся облако дыма.
  - Не знаю, - тяжело вздохнула Кассандра, всем сердцем надеясь на успех этой техники.
  - Что-то не так, - сказал Куюм.
  - Что именно? - спросил Лонг, привыкший доверять своему товарищу.
  - Дым не рассеивается.
  - И в самом деле, даже при таком ветерке он давно должен был бы развеяться. Неужели это....
  Закончить свою фразу он не успел. Его сразил метательный топор, вылетевший из дыма с чудовищной скоростью.
  Кассандра опешила от смерти очередного подчиненного. Направив в сторону облака дыма руку, она сосредоточилась для очередной атаки.
  - Лонг, будь осторожен! Дело становиться слишком опасным.
  Услышав неясный хрип в ответ, она посмотрела в сторону своего подчиненного и реально опешила от ужаса и неожиданности. Лонг тряпичной куклой висел в воздухе, схваченный за горло могучей рукой принца, а из его ноги торчал кол, которым его судя по всему сначала пригвоздили к одному месту. Мантия Харта догорала прямо на нем, а он не обращал на это внимания. Скоро железная хватка его пальцев ослабла и бездыханное тело Лонга рухнуло на землю. Принц обернулся к ней, на ходу срывая с себя тлеющую мантию и обнажая свой торс. Глаза графини расширились от ужаса. Все тело правителя было покрыто страшными рубцами, шрамами и следами ожогов.
  "Это просто невероятно. Его тело.... Эти шрамы. Следы ужасных ранений. И не только ранений. Это следы пыток. Ужас. А вот этот рубец! Бог мой, это просто настоящий кошмар! Он тянется от плеча до пояса. Его что, пытались разрубить пополам?! Как он мог выжить после такого? Неужели это и есть то, что он назвал царапиной в тот день, когда я спросила у него о том, почему он вернулся с фронта. Из-за царапин от участия в войне не освобождают. Немыслимо! Что за страшная жизненная сила! такого врага мне не одолеть!".
  - Графиня Кассандра, не стоит делать такое страшное лицо. Иначе у меня возникает ощущение, что мой вид воистину ужасен. Неужели эти мелкие шрамы так впечатляют? - принц усмехнулся, наслаждаясь произведенным эффектом,- В этом нет ничего страшного, ваша светлость. Такова цена за свободу в плену.
  - Плен? Не может быть! Об этом никто не знал в столице. Вы не могли быть в плену. Вас бы выкупили.
  - Возможно. Если бы мидрольский лорд был в курсе того, кем я являюсь. Но как видите, я сэкономил казне немалую сумму, сбежав оттуда бесплатно, плюс прихватив еще и бонус, который стоил всех этих мелких царапин.
  - Бонус?
  - Голова лорда Гуйка. Ради нее может и не стоило бы быть разрубленным почти пополам, но все же без него фронтальное наступление мидрольцев было остановлено и победа досталась нам без потерь.
  - Не могу в это поверить, Принц Харт! Значит это вы уничтожили весь двор Гуйка, лишив мидрольцев претендентов на трон? Не могу в это поверить!
  - Гораздо важнее стоят головы их лучших военачальников, а не жалких пародий на правителей, графиня. Вы не умеете видеть очевидную пользу делу в данном раскладе. Ваши взгляды слишком узки и посредственны. Жаль, что тот случай вынудил меня снова нырнуть в омут политических дрязг. Еще и тот наглец. Я даже рад, что избавил эту страну от вам подобных нечестивых наглецов и предателей.
  - Немыслимо! Вы победили принца Лионе будучи еще не восстановившимся после того ранения. Что вы за человек?
  - Я - принц Харт, брат бывшей Королевы и нынешний правитель нашего Королевства, узурпатор и тиран - по вашей трактовке. А еще и убийца безоружного благородного воина и принца.
  Кассандра в шоке отступила на шаг. Противостоять ему? Человеку, который убил своего заклятого врага будучи тяжело раненым, причем рана для другого человека была бы смертельной. Она понимала, что сейчас она ему не угроза. Ее магия ничто для его несокрушимого тела. Неужели ей пришел конец? Ведь сбежать отсюда она не сможет. Гвардейцы принца ее не выпустят. Тут уж никакая магия не поможет. Раскрылась сила принца и открытие не давало утешительных прогнозов для их дела. Битва была проиграна. Графиня была готова сдаться на милость победителя.
  - Ты потеряла концентрацию, Кассандра, - над самым ухом прозвучал голос принца.
  "Боже, неужели я настолько отвлеклась, что не заметила, как он оказался рядом? На таком расстоянии он уже выиграл битву. Любая контратака бесполезна. Он уничтожит меня раньше, чем успею сконцентрироваться".
  Ее руки резко заломили и через секунду ее прижали к земле, скрутив в своеобразный бараний рог, надавив всей своей массой. Ее взяли в плен. Ощутив на своем лице его равномерное и холодное дыхание, она мысленно прощалась с жизнью.
  - Графиня Кассандра, ваша поддержка старой гвардии дорого мне обошлось. Вы должны понимать, что это значит. Партизанская война ваших соратников наносит ущерб моей системе управления государства, а это приводит к серьезным последствиям. Вы должны понять, что это для меня - очень важное обстоятельство для мгновенного уничтожения. Но, я не стану вас убивать. Нет-нет, я даже сохраню вашу свободу.
  - Что? Хотите использовать меня?
  - Нет. Не думайте, что я пожалел вас. Отнюдь нет. Я пожалел свою сестру. И вы должны быть благодарны ей за то, что она сдалась именно вам, а не мне, ведь иначе я прикончил бы вас, не раздумывая. А сейчас, бегите. И помните, вы обязаны мне своей жизнью, а, следовательно, и всем остальным. Такое небольшое напоминание о том, какие приоритеты вам следует учитывать при дальнейших действиях вашей фракции. Учтите, долг платежом красен.
  До нее мгновенно дошло то, о чем он пытался ей намекнуть. Это была практически вербовка. Вербовка ее, ту, которая практически своими руками вскормила оппозицию. Ведь за ее счет выживали многие ее сподвижники, которым не повезло остаться без гроша, за счет молниеносного удара масштабной национализации. Ведь именно этот термин было наиболее уместно употребить в данном случае. Принц Харт практически обобрал многих аристократов до нитки. Тем, кому не повезло в свое время бежать и вывезти свое имущество, грозила полная конфискация. Это бедствие миновало лишь тех, кто сразу все понял и предпочел отступить, нежели сопротивляться нараставшему бедствию. Брат Королевы карал противников со всей жестокостью военно-полевого суда. И уж тут никакие адвокаты не могли оказать содействие. Спасти могли лишь связи с военной элитой, которая в этот период предпочитала закрывать глаза на произвол наступательной политики Правителя и не прислушиваться к их мольбам о помощи. Элита предпочитала старой аристократии своего могущественного лидера, который не любил щадить остатки старой идеологии. Тем, кто не смог бежать оставалось либо смириться с подобной акцией, бежать или же вовремя перейти на сторону победителя. В последнем случае обычно могущество можно было легко восстановить, но, увы, его приходилось регулярно поддерживать. Жить лишь за счет славы предков было невозможно.
  Графиня Кассандра понимала, что сейчас он ее поймал. Поймал гораздо лучше, чем своими руками. Он наложил на нее петлю и в случае попытки ее сорвать, она мгновенно будет подавлена его силой. Принц Харт был умен и изворотлив. Недаром ему удалось создать новейшую систему государственного управления и контроля в столь короткие сроки, причем она была гораздо совершеннее старых догм. У его сестры было гораздо хуже. Впрочем, Королева не обладала соответствующей для этого дела хваткой и изначально служила лишь манекеном, который должен красоваться на троне и демонстрировать народу блеск Короны. А Харт был другой. Да, более чем другой. Она помнила тот день, когда его отправили на границу. Тогда он был еще мальчишкой, у которого еще даже не ломался голос. Мальчишка, который ничего не ведал о делах, творящихся за пределами двора, все еще живущем в мире детских грез, был направлен в один из самых опасных участков фронта. Шла война и Королевство нуждалось в воинах. Но этот малыш не мог бы быть достойным солдатом в любом случае. Это была не попытка его внедрить в командный состав армии для набирания опыта. Это была попытка его физического устранения. Лорд Кайцер хотел избавиться от опасного претендента на власть. Да, тогда принц был не опасен, но также не был опасен в свое время и его старший брат, за спиной которого неожиданно возникла мощная оппозиционная партия, готовая совершить переворот. К сожалению принц Рюмил умер от болезни, но та партия не была еще полностью развеяна и лорд опасался того, что Харт мог стать реальной политической фигурой в их руках. Наверное, графиня и не ждала увидеть этого мальчишку снова. Она была против его убытия на фронт. Ее жалость к этому ребенку тогда пересилила ее взгляды. Однако Харт вернулся. Спустя несколько лет во дворце объявился совершенно другой человек. Это был не тот мальчишка, которого она знала. Этот человек выглядел гораздо старше самой Королевы. Он изменился настолько, что узнать его было трудно. Став выше графини на целую голову, принц обзавелся жесткими чертами лица и прядями седых волос. Но особенно сильно выделялись глаза. Пронизывающие и холодные, в которых изредка промелькал отблеск ярости, скрываемой под этой тощей, но внушительной фигурой. Аристократы испугались его. Да, она помнила лицо лорда Кайцера, когда он увидел принца, который заявился в тронный зал и потребовал слова во время заседания военного совета. Да, передать тот испуг она не могла. Облаченный в броню, весь грязный и потный, словно бродяга, тем не менее, Харт вызвал ужас и благоговение. Даже Королева в ту же минуту объявила его кавалером Ордена Чести.
  Кассандра понимала все. Она была повержена. Она уже игрушка того, кто сам долгое время считался игрушкой. Стальные тиски разжались, и массивная фигура правителя перестала ее вжимать в землю. Раздались удаляющиеся шаги. Он возвращался во дворец, а к ней уже бежали его солдаты. Нужно было бежать. Ведь простым смертным не соизволили объяснить все детали произошедшего поединка и поражения. Они ее убьют не задумываясь. Раз повелитель не стал ее захватывать и уводить с собой, значит, она ему не нужна. Типичная логика солдат, знающих своего командира.
  - Т-телепорт!
  Ее тело мгновенно испарилось, оставив недоумевавших гвардейцев стоять и смотреть на место, где она лежала.
  Правитель направился в свои покои. События этой ночи стали для него очередным поводом поразиться корысти человеческого рода и понять, что его сестра еще не готова к тому, чтобы стать Королевой. Но он за нее сейчас не беспокоился. Жаль, конечно, что она не попалась в его ловушки и не переметнулась к нему. Это дало бы ему возможность воспитать из нее отличную преемницу. Но что сделано, то сделано. К тому же теперь в его руках появилась новая фигура.
  - Господин, прошу выслушать доклад!
  Перед ним стоял высокий человек со шрамом, пересекавшим все лицо, облаченный в тяжелые доспехи армейской кавалерии. Это был командующий Гот, один из его военачальников, отвечающих за безопасность в городе. Раз он здесь, то это могло значить только то, что ударные эскадроны уже подтянулись к столице.
  - Пожалуйста, говорите, мой друг.
  - Мятежники попытались захватить продовольственные склады, а также Арсенал. На данный момент их силы оттеснены за пределы городских стен. Гвардия перешла в наступление и гонит их к болотам. Гарнизон на данный момент полностью взял под контроль город. Силы кавалерии уже на подходе. На этот раз им не уйти.
  - Очень хорошо. Сделайте все, чтобы они не смогли уйти. Окружите их. И передайте приказ разведывательным подразделениям - выследить, наконец, их базы. В любом случае кому-то да удастся сбежать, и они приведут нас в их логово. Выкурить оттуда всех и вся. Самое важное - пленных на этот раз не брать.
  - Повелитель, простите за мою бестактность, но это может привести к народному возмущению.
  - Попытка грабежа городских продовольственных складов - вот это возмущение, мой друг. Скажите им о том, что на их хлеб посягнули эти разбойники и вы сразу же получите в свою поддержку их голоса и сердца. Ведь в городе нет складов для военных нужд.
  - Верно, господин. Вы абсолютно правы.
  - Эти мятежники совершили ошибку, когда вместо того, чтобы бросить мне вызов и открыто сражаться, они начали заниматься грабежом. Этого я им не прощу. Они предали своего лидера, а это привело их к поражению. За такие поступки и гибнут в боях наши солдаты.
  - Да, господин. Я немедленно приступаю к исполнению ваших указаний, - командующий ретировался.
  Харт направился в свои покои. Ситуация по прежнему была под его контролем. И вряд ли в ближайшее время что-то измениться. А сейчас его войска завершат этот бесполезный бунт.
  
  Глава 1. То, что скрыто от глаз.
  Попытка закончить правление пожалуй самого могущественного из представителей правящей семьи окончилось неожиданным поражением. Четко продуманный план, казавшийся непогрешимым, неожиданно дал трещину в самом неожиданном месте. Самое главное и самое сильное оружие дало сбой и было выведено с поля битвы практически без малейших чувств. А ведь этим самым грозным оружием в борьбе с правителем была сама Королева, которая обладала гораздо большими силами, нежели ее родной брат, который сейчас узурпировал трон и правил единолично всей страной, ничуть не смущаясь того, что ни трон, ни корона не являються его привелегией. Но увы. Королева не смогла закончить столь долгую войну между старой гвардией и правителем. Не смога, потому что не была готова к тому, что ее ожидало. Слабая подготовка и упование на то, что она сама все сделает, используя свою ненависть к человеку, лишившему ее всего: прошлого, власти, могущества, богатства и даже тепла семейной жизни. Но в руках брата она была достаточно легко обращена в противоположную сторону. В этом и была главная ошибка аристократической элиты - так называемой голубой крови. Самым поганым в этой ситуации было то, что помимо поражения чуть не случилось то, что могло бы мгновенно сократить жизнь всех врагов режима практически полностью. Королева чуть не попала в руки своего брата. А уж он то сумел бы воспользоваться этим неожиданно свалившимся богатством. В его руках она стала бы воистину грозным оружием, мгновенно стершим их жалкие по сравнению с ней силы в порошок. Она, чья сила была практически непостижима, могла стать главным оплотом и без того крепким режимом принца Харта - человека, который дал слово, что подавит все сопротивление самым жестким способом, чтобы другим неповадно было.
  Оппозиция, организовавшая эту попытку, в принципе сейчас хвалила небеса за то, что Ее Величество была доставлена в родовой особняк графини Кассандры, находившемся на Земле - измерении, куда руки принца не могли дотянуться. Неудачный мятеж сейчас жестоко подавлялся, ее члены были обречены, поэтому те, которые возглавляли его уже давно перебрались в безопасный мир, где они смогли бы передохнуть, залечить раны и подготовить новую операцию. Уступать победу не было в их привычках. Лорд Кайцер был даже доволен случившимся, несмотря на то, что провал добавил проблем. Он был уверен, что данный бунт только указал сопротивлению то, как нужно готовить операции и как следует относиться к первоначальной подготовке личного состава непосредственно перед началом действий. Барон Лютик однако соизволил не согласиться. По его мнению, нынешняя ситуация резко меняла дело не в их пользу. Он подозревал, что Королева была без чувств не потому, что ее грубо говоря вырубили, а из-за того, что она не выдержала давления со стороны брата, который в свое время смог также ее убедить в том, что ведомая Королевством война крайне разорительна и бессмысленна. И это вопреки тому влиянию тогдашней правящей партии. А сейчас. Он сейчас был в положении хозяина и обладал гораздо большим и внушительным авторитетом и могуществом. Теперь у Королевы могли возникнуть ненужные вопросы, и ответы она на этот раз будет критиковать гораздо более тщательно, обладая определенной негативной информацией. Барон не сомневался в том, что принц обрушил на нее такой поток информации, что подавил все ее протесты. Эта черта Харта говорить все и сразу стала известной еще до его появления во дворце и перед выступлением на совете. Генералы докладывали о том, что принц резко критиковал положение дел в стране и политику своей сестры в частности, находясь еще на фронте.
  Тем не менее сомневающихся было также немало. Герцог Альба, седины которого сделали не только достаточно мудрым, но и черезчур мягким, сразу же предположил, что Харт скорее предложил бы Королеве выпить чего-небудь, чем рассказывать о том, как и почему он расправился с ее женихом. Увы, но герцог сейчас не учитывал того, что у принца были гораздо более сильные принципы, которые он не мог отбросить и построил рассказ так, что Королева легко бы поняла, что мнение ее брата на этот счет категоричное и не изменчивое.
  Князь Симерунус предложил пока оставить разговоры относительно планов о Королеве и приступить к обсуждению того, как и почему был провален военный этап операции. Как бывший генерал, он не мог не обсудить того, почему разработанный им лично план захвата основных коммуникаций в столице был так бездарно провален. Фердинандо - командир полевой группы наступления и по совместительству бывший глава Арсенала, отметил, что обороноспособность столичной группы войск заметно возросла за счет укрепления подступов к городу, а также введения новой стратегии уличных боев. К тому же город был перепланирован, тем самым полностью не соответствовал старым планам, заранее являясь предпосылкой к потере координации и как следствие, к поражению.
  - Город был полностью изменен. Здания перестроены, патрули поменяли маршруты, добавлены многочисленные дополнительные посты и наблюдательные пункты. Все стратегические объекты переоборудованы и усовершенствованы, а их защиту обеспечивает специально обученные подразделения. Тем самым Столица идеально приспособлена для обороны ее войсками принца Харта. Основные улицы, по которым, как мы планировали будет осуществляться переброска войск, остались пустыми. Враги ударили с тыла, проведя переброску сил по подземным коммуникациям. Как я понял, под городом протянуты новые линии снабжения, которые позволяют проводить масштабные операции, не привлекая лишнего внимания.
  Командир ударной группы - капитан Шольт протирал свой потертый шлем, от украшавших перьев которого остались лишь жалкие обрубки. Тяжелый двуручный меч одного из вражеских солдат чуть не снес ему голову.
  - Военные инженеры неплохо постарались. Принц Харт - это все-таки детище войны. Мне кажется, что в столице сконцентрировано столько сил, что ими можно провести стремительное наступление или же оборонять город в течение долгого времени, не получая поддержки извне, - барон Хуэро почесал в затылке, одновременно вытаскивая из-за пазухи деревянную трубку. Вредная привычка, к которой он приучился уже здесь, на Земле.
  - Да, этот выскочка обложился со всех сторон, - презрительно сморщился Лорд Кайцер, - но все эти силы будут обращены в ничто, как только мы завершим подготовку Ее Величества. Уж она то сотрет его в порошок!
  - Как это случилось сегодня?
  Все мужчины обернулись, услышав женский голос. На пороге стояла графиня Касандра, протирая ушибленное плечо, которым ее пригвоздили землю, бесцеремонно уперевшись о нее коленом.
  - О, графиня! Вы живы? - лорд расплылся в широченной улыбке, - а мы уж подумали, что вы не вернетесь.
  - Увы, но это все-таки мой дом, - она властно взмахнула рукой и ей тут же протянули бокал с вином.
  - Графиня, должен вас поблагодарить, - барон Лютик встал со своего кресла и поклонился ей, выражая ей свое уважение и почтение, - если бы не вы, то Королева была бы в руках нашего врага.
  - Да, к слову, я был поражен, когда вы оказались во дворце, - герцог добродушным старческим голосом выражал все свое удивление и радость по поводу возвращения хозяйки дома, - Отважиться на такой шаг, зная, что можете попасть под удар Королевы. Вы достойны восхищения.
  - Не стоит благодарности, - сухо ответила графиня, искоса поглядывая на лорда, с лица которого не сползала улыбка, - Увы, но мне не следовало ожидать от Ее Величества удара. Скорее наоборот, мне пришлось попасть под удар принца Харта.
  - Объяснитесь, пожалуйста. Я вас совсем не понимаю, - сказал Хуэро, раскуривая трубку, одновременно пыхтя как паровоз.
  - А следовало бы. Королева была в шаге от той черты, которая навеки отделила бы ее от нас.
  - Неужели...- барон Лютих изменился в лице. Он был прав!
  - Именно, барон. Принц Харт был настолько близок к победе, что силы Королевы висели на волоске. Если бы не мое появление, она сделала бы тот шаг, о котором все вы даже боитесь думать.
  - Выходит вы спасли нас, графиня? - Кайцер усмехнулся, - как же вас удалось переубедить Ее Величество?
  - Мое появление спровоцировало ее слабость и в итоге она упала без чувств. Это спасло наше дело и... погубило моих людей.
  - Что это значит? - Фердинадо сразу же подумал о новой стратегической выкладке со стороны противника, но был разочарован, услышав ответ. Зато других он заинтересовал больше всего.
  - Харт собственноручно убил трех моих ближайших стражников. Лонг, Куюм и Легат. Они все пали от его рук! - Кассандра склонила голову.
  - Убил? Их? В одиночку? - потрясенный герцог изменился в лице, - Как такое может быть? Ведь ваши стражники были так сильны.
  - К сожалению, принц Харт гораздо сильнее. Отныне и впредь, задумайтесь о том, когда будете сравнивать себя и врага по уровню магической энергии. Это может оказаться самым худшим вашим промахом. Он убил их практически голыми руками, оставаясь совершенно неуязвимым для моих атак. Даже "Зеленый Хаос" оказался бесполезен.
  - Невозможно! - герцог потрясенно смотрел на женщину, - Неужели эта атака не нанесла ему повреждений?
  - Нет. Все, что у него сгорело - это его мантия, после чего открылся вид, который меня шокировал еще больше.
  - Что вы увидели? - Лютих был весь во внимании, пытаясь догадаться о том, что могла увидеть под мантией графиня такого, что шокировало бы ее. Артефакт, пояс из черепов его врагов, доспехи бога войны....
  - Человек с такими ранами не способен выжить.
  Судя по лицам собравшихся, эти слова поразили всех больше всего.
  - Принц ранен? - тихо спросил Хуэро, не веря тому, что такое возможно.
  - Нет. Уже нет. Но раньше.... Мне даже подумать страшно, в каком состоянии он был, когда его меч поразил нашего старого друга - принца Лионе. Если вы и дальше хотите сражаться против него, советую вам для начала переубедить Королеву в том, что его железный принцип - смерть в бою не есть убийство безоружного - это зло и пережиток диких аборигенов на границе. Иначе она не поверит ни одному вашему слову и захочет выяснить все сама или же при помощи брата. Надеюсь прекрасно понимаете, что это значит.
  - Что значит железный принцип относительно убийства? - переспросил Фердинандо, который снова заинтересовался разговором, в надежде отыскать очередной хитрый ход противника.
  - Помните тот день, когда произошел "инцидент"?
  - Вы имеете в виду смерть Лионе?
  - Да. В тот день я разговаривала с принцем Хартом. Королева тогда еще не знала о случившемся и я опасалась резкой реакции с ее стороны и пыталась ее предотвратить. Тогда он поведал мне, что умереть в бою - это лучшая смерть для воина. А раз Лионе был воином, то значит он умер как подабает. А пасть от рук другого воина - это честь. Я не могла поверить в то, что его резкий выпад на безоружного противника, по мнению принца не более чем реальная схватка. На мой вопрос, почему он так считает, я получила многозначительный ответ. Воин - это тот, кто способен сражаться в любых условиях и в любом положении, причем неважно, насколько силен враг и есть ли подобающее оружие. Все мои попытки вызвать хотя бы капельку раскаяния в нем не имели успеха. Я лишь удостоверилась в том, что он считает свою точку зрения единственно правильной. Он был убежден в своей правоте. Причем настолько, что, как я поняла, это убийство было еще цветочком. Харт тогда сказал, что на выпад Лионе он ответил бы даже если бы тот был болен или не способен двигаться. Это не оправдание, а принцип, в который он верит до сих пор.
  - Так, причем же здесь Королева?
  Лорд Кайцер выглядел уже ненастолько противно, как только улыбка исчезла у него с лица. Кажется он встревожился. Как раз вовремя.
  - А то, что я подозреваю, что он в своем стиле все это выложил ей и сделал настолько убедительно, что лишил ее всех возможностей бросить ему открытый вызов и уничтожить его или же низложить. Я видела ее выражение лица. Она была на краю обрыва. Если бы я опоздала, то она была бы уже в руках брата. А он, уж будьте уверены, нашел бы способ обратить ее силу против нас.
  - Понятно, - барон Лютих тяжело вздохнул. Ситуация оказалась именно такой, какой он и подозревал - проблеск надежды сменился резким багровым отсветом страшной силы и власти принца, который мгновенно спутал все карты.
  - Господа и... хм, миледи, прошу вас всех выслушать меня, - лорд прошелся по комнате, меряя ее своими длинными ногами, обутыми в изысканные кожанные сапоги, которые в Королевстве были бы оценены весьма дорого, - Мы поспешили с нашим шагом в направлении нашего родного дома, и в итоге поплатились за это. Сейчас наши силы рассеяны и разбиты. Остался только наш штаб, но несмотря на это, преимущество по-прежнему на нашей стороне. Королева пока что в наших руках и нельзя ее потерять. Если наш враг сумел приблизить ее к себе и посеять сомнение в ее сердце, то мы должны эти сомнения развеять, а любые контакты с НИМ пресечь в корне. Я подозреваю, что возможны будут попытки войти с ней на связь с его стороны и поэтому будьте начеку. Больше всего подумайте о том, что наши долгие мучения скоро подойдут к концу. Мы так близки к победе, что даже не вериться, что пятнадцать лет назад мы потеряли все, что нам было дорого. Харт - это тот человек, который стал причиной всех наших несчастий и мы не в праве уступать ему нашу победу! Королева должна поверить нам. И никому больше. Ведь от нее зависит буквально все. Сделайте так, чтобы она поняла, что Харт - это зло. Пусть она ощутит себя как дома среди нас и всегда получает от нас лишь поддержку и помощь. Пусть она поймет, что без нас, она обратиться в ничто. И пусть она ощущает, что ее брат дальше некуда. Она должна видеть в нас именно ту ниточку, которая связывает ее с прошлым. А Харт - этой нитью не обладает. Он для нее также чужд, как и бродяга за городом. Пусть она осознает это и обратит свой взор на нас и всегда руководствуется нашими принципами!
  Кайцер посмотрел на Кассандру.
  - Графиня, вы обладаете наибольшим влиянием на Ее Величество. Вы должны быть тем человеком, кого она увидит первой, очнувшись ото сна. И именно вы должны поведать ей то, о чем говорили сами же. А мы, - он обвел взглядом всех остаьных, - поможем вам. И самое главное - мы все должны быть монолитом, который выстоит против всего, даже против времени.
  Графиня вздохнула. Лорд умел говорить. Она понимала, что не последовать его совету - это сейчас безумие. Поэтому она направилась в комнату, где уложили Королеву, чтобы стать первой, кого заметят глаза Ее Величества.
  
  Ей снился сон. Она видела себя, взрослую и красивую, одетую так, как и подобает Королеве - богато и нарядно, всем своим видом демонстрирующую свою власть и красоту. Она была в незнакомом месте, хотя все же помещение казалось ей смутно знакомым. Лепные потолки, расписные стены, мозаичный пол, большие окна, занавешанные дорогими шелковыми занавесками. В причудливых позолоченных горшках цвели диковинные, но в то же время очень красивые цветы. Она была печальна. Наверное это и было тем, что больше всего настораживало. Королева была чем-то очень сильно опечалена. Лицо было бледным, словно ей не хватало солнечного света, глаза потухшими, словно радости покинули ее. Она так шла, шла и оказалась рядом с большой позолоченной дверью. Лакеи открыли ее и она оказалась в пустоте. Посюду была тьма, такая густая и плотная, что ее можно было ощутить кожей. В душе возник страх. Она повернулась, чтобы убежать отсюда, но двери уже не было. Отвлекшись на какой-то шум, она снова обернулась и увидела в центре комнаты ложе, в котором лежал человек. Ложе освещали свечи в золотых подсвешниках. Дрожа от страха она подошла поближе и увидела, что человек этот весьма молод и красив, но красота эта была какой-то застывшей. Она неожиданно поняла, что знает его. Это был он - ее будущий спутник жизни. Но почему же он спит здесь. Ведь его покои не здесь. Она коснулась его руки и в ужасе отступила на шаг. Он был мертв. На глазах навернулись слезы, в сердце словно схватила леденая рука. Она даже не заметила, как зарыдала в полном отчаянии. Неожиданно она поняла, что уже стоит в другом месте и в другое время. Просторный зал. Яркий солнечный свет. Поющие птицы за окном. Ужас смерти отступил на второй план, уступив место этому благоденствию. Она подошла к окну и увидела город, в котором мерно протекала жизнь. Громкий крик за спиной оторвал ее от этого занятия. Обернувшись, она увидела, как на полу истекает кровью ее жених, а над ним возвышается чья-то могучая фигура. Резкий взмах руки и латы на ее женихе разлетелись вдребезги, а его сердце поразил тяжелый обоюдоострый меч. Почему у нее отнялся голос? Почему она не может двинуться с места или хотя бы шевельнуть пальцем? Почему она не в силах закрыть глаза? В зал ворвались люди в богатоукрашенных одеяниях. знакомые лица придворных, которые в ужасе бросились к умирающему. Убийца стоял словно скала, возвышаясь над ними на целую голову. Она узнала его. Это был он - тот самый человек, которого она встретила в тронном зале. То же каменное лицо, холодные, как лед, глаза. Губы плотно сжаты, сам он тяжело дышит, но не отходит и не вынимает меча из раны. Появился лорд Кайцер. Он что-то кричит. Лицо принца искажает ярость. Его рука делает движение и меч поворачивается на девяносто градусов прямо в ране, нанося смертельную рану. И яркая вспышка озаряет все пространство.
  Королева подскочила в постели и чуть не слетела с кровати, но чьи-то крепкие, но мягкие руки удержали ее. Когда глаза сфокусировались, она увидела, что находиться в просторной спальне, где ей уже приходилось бывать не раз и что рядом с ее кроватью сидит графиня Кассандра.
  - С добрым утром, Ваше Величество, - графиня тепло улыбнулась ей и помогла ей усесться поудобнее.
  - Графиня, это было ужасно! - в страхе воскликнула Королева, дрожа мелкой дрожью, - Я видела, как это произошло.
  - Что произошло? - недоуменно спросила Кассандра.
  - Я видела, как мой брат убил Лионе.
  - Ваше Величество, это только сон. Успокойтесь.
  - Я видела, как он нанес тот удар. Как он пробил его доспехи и пронзил его сердце. Кайцер пытался его оттащить, чтобы спасти раненого, но ОН только разозлился и добил его.... Я, я не верю, что можно быть таким бессердечным. Ведь он знал! Он все знал!
  - Успокойтесь, Ваше Величество. Это уже давно позади. Вы в безопасности и это самое главное!
  - Стойте, графиня. Что произошло? Как я здесь оказалась?
  Кассандра грустно улыбнулась.
  - Мои воины вынесли вас, жертвуя собой, ради вас. Я смогла отвлечь вашего брата, пока вы уходили, но к сожалению это привело к смерти моих трех стражей.
  - Что произошло? Неужели те трое... Лонг, Куюм и Легат... они погибли?
  - Да. К сожалению мы недооценили вашего брата. Он убил их троих своими руками.
  Королева вздрогнула. Она словно наяву почувствовала холодный и властный взгляд его глаз.
  - Простите, графиня, это моя вина. Если бы я не поддалась на его провокации.... Он рассказал многое. Я не верила, но не могла прервать его, потому что он говорил слишком убедительно. Тогда это казалось настолько правдивым.... А сейчас я даже не знаю, как все это воспринимать.
  - Ваше Величество, вам незачем себя винить. Вы были еще не готовы к встрече. Но вера в вас была слишком высока, что они даже не подумали, что вы можете быть не готовы. К тому же принц Харт тоже не лыком шит. В отличие от вас, у него огромный жизненный опыт, который он использовал против вас.
  - Я не знаю, графиня. Я в замешательстве. Он убил Лионе, из-за него я в таком положении, но он мой брат. Я чувствовала в нем то, что не могла ощутить ни у кого другого. Ни до встречи с вами, ни после. Такое чувство, что я столкнулась с чем-то далеким, давно забытым, но таким знакомым.... Я не понимаю. Он враг, но в то же время и нет.
  - Прошу вас, не следует изматывать себя. Я понимаю, вы столкнулись с темной стороной вашей семьи и теперь не понимаете, как поступить. Но помните, что вы - законная Королева Венгеля! Вы должны быть правительницей и защищать свой народ от бед. Вам дана огромная сила - это наследие Великих Королев. Принц Харт обделен магическими силами. Он правит страной не потому, что имеет на это право, а потому, что у него в общем-то и не было иного выбора, так сказать.
  - Что это значит? Не было выбора?
  - Да. Я не должна вам этого говорить, но ваш брат, к сожалению, был воспитан в условиях, мало подходящих для воспитания детей. Его попытались отдалить от двора и в итоге он неожиданно оказался во главе королевства. Если бы вы в тот день не потеряли контроль, он никогда не смог бы захватить власть. А после вашего исчезновения он остался единственным законным наследником - представителем правящей семьи. Итоги оказались пугающими. Он уничтожил остальных конкурентов - вылезших из небытия людей, заверяющих, что они представители династии, но в глазах принца они были лишь дармоедами и лицемерами, которых он ненавидел. Возможно, трон для него бремя, а корона - настоящий терновый венец. Но выбора у него нет.
  - Почему же он не уступил?
  - Принцип. опять же принцип, Ваше Величество. Он решил, что вы должны его победить. И только тогда вы избавите себя от сомнений и страхов, а также и его - от трона, который сейчас все больше и больше давит на него, особенно тогда, когда он узнал о том, что вы живы.
  - Простите, графиня, но у меня разболелась голова.
  - Вам не следует так много думать об этих делах. Вы еще не восстановились. Ваша сила еще не достигла апогея, а ваш разум еще не способен четко все воспринять и избавиться от страхов. Расслабьтесь. Подумайте о чем-то более приятном.
  Королева прикрыла глаза, вновь вспомнив образ той Королевы, которую она видела во сне....
  - Графиня, а когда я была Королевой, ну, тогда....
  - Что простите?
  - Я устраивала балы?
  - О, Ваше Величество, как хорошо что напомнили! Да, это было грандиозные мероприятия! Я до сих пор с дрожью вспоминаю те танцы в Зале Поэзии и Искусства. Вы бы вспомнили, что это было! Я просто не в силах описать все это....
  - Расскажите пожалуйста о них. Я хочу все вспомнить. И еще, хочу устроить для вас именно такой бал, который вам нравиться.
  - Ваше Величество, это просто великолепно. Позвольте я расскажу вам об осеннем бале, который мне запомнился больше всего....
  Кассандра пустилась в длинное повествование, окончательно отвлекая девчонку от проблем, связанных с ее братом.
  
  Разгром. Именно так можно было описать состояние дел опоозиции. Те силы, которые так долго и кропотливо собирались лучшими вербовщиками по всей стране и за ее пределами, были расеяны, а королевская армия между тем развернула карательную активность, ведя поиски укрывшихся мятежников, и жестоко наказывая их за мятеж, в случае захвата. Сила и мощь в данном случае были на стороне регулярной армии, которая активно разворачивала свои силы. Командный состав мятежников был ошарашен такими темпами поиска и такой жестокостью карателей. На сей раз принц Харт действовал куда более стремительно и беспощадно, чем обычно. Чувствовалась все более и более возраставшая активность полиции и ссыскного отдела Канцелярии, который вел следствие и из получаемой информации все более и более приближался к линиям снабжения и поставок оружия и материальных средств. Это было более чем опасно. Перекрытие данных линий угрожало сокращением возможностей для сбора новых сил для проведения очередной операции. Но это было не тем, что было опаснее всего. Угроза нависала над порталами - средствами перехода между измерениями. Если в руки принца Харта попадет информация об этих средствах, то вполне возможна диверсия уже на территории Земли. Выкрасть Королеву или же уничтожить некоторых высокопоставленных лидеров оппозиции - это дело нешуточное. И оппозиция это прекрасно понимала. Порталы спешно закрывали, чтобы они не оказались в руках врага, который был подобен гидре - вместо одной отрубленной головы выростало две новые. Так уничтоженный или рассеянный отряд солдат впоследствии оборачивался двумя усиленными подразделениями, которые к тому же оснащались средствами массового поражения - скорострельными катапультами с разрывными снарядами и иглометами, представлявшими собой сосуд, битком набитый ядовитыми иглами и снабженный взрывающейся таблеткой.
  Лидеры мятежа перебрались на Землю, бросив свои обреченные силы на уничтожение и теперь вынашивали планы нового мятежа, но пока никто не подавал голоса на счет того, что пора бы уже и начать подготовку. Пока Королева была не готова и не стабильна в своих взглядах, было опасно предпринимать новые попытки свергнуть тирана. Поэтому то все и строили планы пока тихо и незаметно, стараясь сохранить свои творения скрывать от большинства своих соратников, чтобы не вызвать недовольство.
  Лорд Кайцер встретился с Королевой сразу после того, как она немного пришла в себя. Он с ходу высказал сожаление о том, что они поторопились со своей попыткой и попросил прощения за все то, что она пережила, пока разговаривала со своим братом. При этом он сразу же поставил вопрос ребром и отметил, что ей следует продолжать тренировки для того, чтобы окончательно овладеть своими силами и наконец пробудить ту часть себя, что сможет победить врага без жалости. По его мнению уже следует использовать в тренировках запрещенные галлюциногенные заклинания, чтобы создать перед ней иллюзию принца Харта и пытаться противостоять ему и морально, и физически. Королева же ответила, что пока не готова к таким тренировкам и заявила, что пока должна вернуться к своей земной жизни, чтобы отвлечься от этого безумия.
  Мнение Королевы было поддержано некоторыми оппозиционерами, которые полагали, что ей и в самом деле следует морально подготовиться к предстоящему сражению со своим братом, а для этого ей и в самом деле следовало успокоиться в привычной обстановке, где все невзгоды и кошмары будут казаться далекими и нереалистичными. Поэтому она была своевременно доставлена в тот дом, где она жила все те пятнадцать лет, которые прошли с момента начала правления Харта. Ее приемным родителям слегка подправили память магическим путем, тем самым исправив некоторые щекотливые ситуации. По мнению Кайцера Королева должна была провести дома максимум месяц, после чего она должа вернуться к тренировкам по освоению своей силы. Во время данного времяпровождения за ней должны были внимательно следить несклько агентов лорда, обеспечивая ее безопасность. Это не встретило никаких возражений со стороны аристократов, которые после столкновения с военной структурой под командованием принца Харта стали понимать то, насколько она продвинута и даже боялись представить, насколько эта система эффективна на самом деле. Барон Лютих заметил, что руки принца могут оказаться куда длиннее, чем можно себе представить и на всякий случай приказал усилить контроль окружающей зоны на случай проникновения диверсантов. Страх мести - это было именно тем, что заставляло всех этих некогда влиятельнейших людей в Королевстве бояться каждого шороха и подозревать в любом прохожем шпиона и врага.
  Возможно принц и не пытался их выследить здесь, но страх был и оставался постоянно. Однако Королеву это не особо волновало. Ее больше пугали не слуги и солдаты правителя Венгеля, а он сам, один взгляд которого заставлял ее дрожать как осиновый лист или же просто цепенеть от ужаса. Среди своей гвардии она только и слышала его имя и постоянно ощущала психологическое воздействие и странную силу притяжения со стороны дворца - цитадели Харта. В доме графини Кассандры у нее возникало чувство, будто бы брат восседает буквально в соседней комнате и поэтому не могла успокоиться. Неудивительно, что как только она оказалась в том домишке, где провела пятнадцать лет счастливой жизни словно рукой сняло все эти страхи и сомнения. Ее вновь окружила знакомая и привычная суета. Родители, школьные друзья, одноклассники, учителя - все те личности, рядом с которыми всегда чувствовалось тепло и радость. Дела по дому, школьные занятия, домашния задания, школьные мероприятия, прогулки с подругами, общение с парнями - это занимало все ее время и на первые две недели она вовсе забылась. Сны были малопонятными, но вполне радужными и оптимистичными. Дружеские беседы не заставляли ее много думать, а всего лишь говорить всякий вздор, но это обеспечивало ее такой легкостью, что она совершенно перестала думать о том, что ее ждет столкновение с судьбой.
  Перемена в этой данности случилось вполне неожиданно, в конце третьей недели отведенного срока. ей пришлось вспомнить о своей участи на уроке истории, на которой она впервые познакомилась с человеком по имени Константин Роска - эксцентричного преподавателя, который начинал в их школе свою карьеру учителя. Этот урок ей запомнился настолько резкой оценкой жизни в одной из средневековых стран Европы, что девчонке неожиданно припомнились слова ее брата о том, что из себя представляет аристократическая верхушка любой страны. Тон и манера рассказа Константина Роски был настолько похож на тон принца Харта, что Королева невольно подумала о том, что эти двое говорят совершенно одинаковые вещи с одинаковой оценкой и взглядами на ситуацию. Поэтому она не удержалась и невольно задала вопрос, который в свое время саму ее поставил в тупик.
  - Прошу прощения, мистер Роска, могу я задать вопрос?
  Преподаватель прекатил яростное манипулирование своей указкой перед доской и слегка раздраженно посмотрел на нарушителя своего спокойствия.
  - Обычно вопросы задаються после лекции, мисс... эээ...
  - Смит. Элизабет Смит, сэр. И я просто не в состоянии буду понять вашу лекцию, если сразу не разъясню для себя непонятную часть.
  - Хорошо. Задавайте.
  Мистер Роска уселся в своем стуле и откинулся на спинку, одновременно снимая очки и вытирая их белоснежным платком.
  - Вы сказали, что феодальная верхушка страны была не более чем обузой для всего государства, причем неважно, какие заслуги выбили их в люди. При этом вы сами сказали, что многие феодалы получали свои привелегии за заслуги перед страной во время войн или других событий. Как же это правильно понять?
  - Мисс Смит, вы кажется упустили из моего рассказа небольшую деталь. Вы не расслышали слово "предки". Я говорил, что "неважно, какие заслуги выбили их предков в люди". Из этого следует, что практически вся феодальная верхушка часто занимала свои привилигированные места лишь благодаря стараниям своих предков, а вот сами часто не достигали ничего подобного. Войны, в которых их предски заслужили свои огромные звания и богатства оставались далеко позади, наступали мирные и более менее благополучные в военном отношении времена, происходило постоянное расширение семей феодалов. Отец, заслуживший огромное поместье завещал часть одному сыну, другому сыну завещал другое, третьему что-то третье. В итоге у этих детей выростали свои дети и им также завещалось что-то отдельное, более мелкое. Начиналось дробление. Все дети и внуки заслуженного феодала начинали ощущать отсутствие привычных комфортных условий из-за того, что все богатсво было поделяно на такие многочисленные уделы. Властители таких мелких уделов не могли мириться с таким положением дел. Жажда наживы и жажда власти толкала их на повышение налогов, хотя это по нашему налог. Крестьяне, которые были зависимы от данных феодалов, были вынуждены платить гораздо больше оброка, чем раньше, отрабатывать барщину в таких масштабах, что на обработку собственных полей у них не оставалось времени и приходилось работать с наступлением ночи. Но все бы ничего, однако возникали ссоры между данными феодалами - наследниками. Они нападали друг на друга, грабили поместья своих родственников и уводили их крестьян в рабство, часто продавая в соседние страны. Эти мелкие конфликты между мелкими уделами - есть всего лишь отражение дел в масштабах всей страны. Крупные феодалы, ради повышения своей власти и богатств затевали войны друг с другом, из-за чего в стране происходило падение экономики и уровня жизни. Главы государств не имели достаточной власти и сил, чтобы воспротивиться данному безумию и в итоге страну ждал лишь хаос и она становилась добычей соседей. Вот и вся концепция, мисс Смит. Все просто и предельно ясно. Феодальная верхушка всегда старается нажить больше богатств и ради этого она готова на все.
  - А если в стране сильный лидер. Ну, там, король или император. Что тогда?
  - Все зависит от оплота монарха. У каждого правителя есть своя опора власти. В те времена это могло быть духовенство, от слова которого часто зависило даже то, сколько проживет данный монарх. Или же сильная армия. Однако армия необычная для того времени, так как в те времена армией было ополчение феодалов и рыцарей, а армия из наемников или типа того. В общем, если у монарха опорой власти служили не феодалы, а другие силы, которые имели ресурсы для контроля за феодальной верхушкой, то тогда последняя предпочитала служить своему правителю верою и правдою, или же старалась свергнуть его всеми силами, заменив его угодным им человеком.
  - То есть все руководство - это всего лишь группа людей, стремящихся к богатствам и власти?
  - Естественно. Однако демократические институты сейчас слегка поумерили подобные силы, однако отголоски тех времен и сил можно встретить и сегодня.
  В этот момент прозвенел звонок и мистер Роска испарился из кабинета раньше учеников. Однако его слова засели в ее голове надолго. Она невольно сравнивала эти разъяснения о феодальной верхушке с высказыванием принца Харта о опоре власти правителя. Они оба говорили совершенно складно и вызывали в ее душе целый вихрь сомнений. Возраставшая ненависть к брату одновременно сочеталась необычайной увлеченностью его словами и выводами. Приходилось признавать, что в данном случае ее брат действительно был именно тем монархом, который опирался на армию и подавлял феодалов-аристократов - элиту ее периода правления и за это они стремились его свергнуть. Неужели все эти ее соратники идут на это только ради того, чтобы снова нажить больше богатств и власти, и им совершенно безразличны те стремления и надежды, которые таяться в ее сердце. Неужели, ее и в самом деле просто используют....
  - Привет, Элизабет.
  Королева от неожиданности чуть не упала со стула. Обернувшись назад, она увидела низкорослого и достаточно тощего паренька с большими очками с круглыми линзами. Это был ее одноклассник - Маркус Райт, человек, которого пожалуй, вся школа обзывала ботаником и занудой, всегда держа на расстоянии от больших и шумных дружеских компаний. Своеобразный изгой, который редко с кем заговаривал первым и практически никогда не отвечал, если заговаривали с ним. Выглядящий постоянно мрачнее тучи, он сейчас однако выглядел достаточно приветливым. В кабинете никого уже не оставалось, так что видимо он решил обратиться к ней не опасаясь насмешок и дразнилок.
  - О, доброе утро, Маркус. Что-то случилось? Я еще не помню, чтобы ты со мной хоть раз разговаривал.
  - Ничего не случилось, с чего ты взяла. Просто на уроке ты задавала такие интересные вопросы. Я невольно подумал, что впервые столкнулся с человеком, которого заинтересовала история и даже социально-экономические отношения внутри страны. Раньше я не замечал такого интереса. Вот решил поэтому пообщаться с тобой на счет этого. Не часто я встречаю таких вот людей.
  - Ну, в общем, у меня сейчас в голове такая сумятиться. Знаешь, просто голова забита всякой ерундой, а понять никак не получается. Вот и пришлось невольно заинтересоваться историей.
  - Забавно. И какая же такая ерунда заставляет начинать так неплохо разбираться в социальных отношениях средневековых государств? Извини, если спрашиваю лишнее. Просто интересно. Может смогу помочь.
  - Да что ты. Право не стоит, - Элизабет попыталась было уйти, как неожиданно ее взгляд случайно натолкнулся на висящий портрет Маркуса на одном из стендов. "Победитель межрегиональной олимпиады по истории и обществознанию среди юниоров". Именно так был подписан этот портрет, к удивлению девчонки, данее ею совершенно не замечанный. А ведь на портрете парнишка кажется куда младше, чем сейчас, - Слушай, а ведь в самом деле, можешь мне кое в чем разобраться?
  - Давай, посмотрим, - мальчишка пожал плечами.
  - Отлично. В таком случае, пойдем в "Сладкоежку".
  Кажется последние слова Королевы смутили Маркуса. Судя по его остолбеневшему лицу, практики походов в одну из самых известных кафе в городе он не имел, хотя и прекрасно понимал, что появление в этом популярном заведении с девчонкой может быть расценено не совсем верно. Однако девчонку его вид не особо волновал. Она была слишком занята своими мыслями, чтобы обращать внимания на такие мелочи, как пунцовое лицо паренька и его неуверенные шаги. Сейчас ее занимали куда более важные планы.
  "Сладкоежка" был своего рода, именно той базой, где концентрировалась школьная молодеж после занятий, чтобы пустить по стаканчику мороженого или же съесть чего нибудь вкусненького. Поэтому для Королевы не было случайным то, что они пришли именно сюда. Выбрав самый отдаленный стол, парень и девушка уселись, стараясь отвлечься от шума и гама, который был присущ этому месту также, как и присущ отвратительный запах помойке. Элизабет заказала мороженое и тут же вытащив из сумки тетрадь и ручку, начала рисовать своеобразную схему того тупика, в котором она оказалась. Маркус недоуменно наблюдал за этим процессом, хотя сейчас его скорее занимал лишь вопрос, как же отбить от себя излишнее внимание некоторых клиентов данного кафе. Некоторые школьники насмешливо смотрели на него, некоторые удивленно, а некоторые и вовсе враждебно. Увы, но популярность в школе - это вещь достаточно важная. А вот один незнакомый человек взглянул на него даже слишком пугающе и подозрительно.
  - Вот, готово, - девчонка подала ему тетрадь с нарисованной схемой, после чего схватила ложку и зачерпнуа большой кусочек пломбира и отправила в рот. Ее глаза не отводили взгляда от Райта, который внимательно изучал схему, впрочем в его глазах читалось какая-то странная заинтересованность и даже понимание что ли.
  - Какая интересная схема, - Маркус посмотрел на нее и почесал затылок, - И откуда же такая ситуация. Я как-то не встречал никаких популярных фильмов или же комиксов на подобную тематику.
  - О чем ты?
  - Откуда у тебя такая система? Ведь просто так она у тебя возникнуть не могла?
  - Почему же? Вдруг и могла!
  - По себе знаю. Не спроста неожиданно выявляються такие концепции. Я только вот не мог понять, откуда?
  - Послушай, либо помоги мне с этим разобраться, либо до свидания.
  - Извини, но я просто не могу начать размышлять над этим, если не пойму ту платформу, на которую ты опиралась. Это важно. Более чем. Если хочешь на примере, то я тебе его дам.
  Он схватил ручку и перевернув страницу, начал рисовать свою схему, которая через пару минут была готова. Подав ее девчонке, он начал наблюдать за ней, ожидая реакции. А она последовала весьма скоро.
  - Откуда у тебя такая схема? - ошарашенно спросила она, не веря своим глазам. Ведь то, что было там нарисовано, коротко и ясно объясняло достаточно знакомую ей концепцию.
  - Видишь? Я о том же.
  - Значит ты понимаешь?
  - Именно. Ты не знаешь что за платформа у меня, но прекрасно осознаешь, что эта концепция настолько необычна и в то же время тебе знакома. Объясни мне ситуацию, и я поясню тебе все аспекты. До которых я смогу додуматься. И которые сам достаточно понимаю.
  Девчонка задумалась, ошарашенно соображая, как же объяснить то, что она хочет спросить и при этом не выдать себя. Ее старая отговорка, которую она уже успела придумать по пути сюда уже вряд ли бы сработала. И в то же время ей было просто невыносимо просто не знать того, откуда у ее вполне заурядного, по ее мнению, одноклассника могла оказаться такая точная и детально описывающая одну из недавно поведанных ей ее гвардейцами сторон аппарата управления государством - причем схема была нереально правдоподобна и пугала ее тем, что про ее родной мир могла просочиться информация, что было весьма нежелательно.
  - Послушай, Маркус. Я не могу объяснить тебе всего. Прости, но у меня просто нет выбора.
  Мальчишка хмыкнул.
  - Понятно. Ты мне не доверяешь. Но это вполне естественно. Хорошо.... Жаль, что у меня просто нет той железной воли, чтобы настоять на том, чтобы ты все мне рассказала.
  Элизабет облегченно вздохнула, чувствуя, как гора слетела с плеч. Ей кажется сегодня повезло.
  - ОК, однако я тоже буду вынужден умолчать о своей правде, - Райт нахмурился, - Начинай излагать ситуацию так, как ты это хотела заранее.
  - Хорошо. Тогда слушай. Видишь схему? Смотри, тут посредине изабражен монарх, вернее бывший монарх, я бы даже сказала свергнутый, который в свое время правил страной. Согласно завещанию предыдущего монарха, а также согласно установленным традициям (я надеюсь какие именно традиции тебе не интересны?) он должен был управлять страной до конца своей жизни, а после него трон должен был занять его наследник - сын, дочь - не важно. Но случилось так, что у него произошал трагедия личного характера - его, хм, спутник жизни, был убит родным братом. Случилось неожиданное - монарх заболел и впал в кому. В тот период страной пытаються управлять его сторонники и соратники, но им не дают это сделать. Брат захватывает дворец, используя армию и оказывается у власти. Все придворные, соратники и сторонники бывшего короля стремяться убежать, так как его брат питает к ним чистую ненависть. Монарха "спасают" его товарищи и прячут в далекой союзной стране, где ждут момента, пока он не поправиться. Проходит много лет, и монарх приходит в себя после комы и все узнают, что он потерял память. Соратники объясняют ему что к чему и он предпренимает попытку отомстить брату за смерть самого дорогого человека в его жизни. Однако он сталкивается с жесткой правдой - его брат считает данный случай совершенно справедливым и не собирается оправдываться. На стороне узурпатора оказываються большие силы - вся армия королевства. Он с легкостью громит мятежников, пытающихся вернуть законного монарха на трон, а народ не реагирует на все это. Монарх спасается бегством, так как ему начинает угрожать опасность захвата в плен и возвращение памяти уже произойдет под строгим надзором брата, который исправит все ненужные ему неточности и превратит короля в свое главное оружие (P.S. мнение монарха, навеянное после бесед с товарищами). В итоге он оказывается в сложной ситуации. Его соратники продолжают собирать силы для сильного и решительного удара, чтобы свергнуть тирана, а в это время сам монарх не может отойти от того, что рассказал ему его брат, который заметил, что называя его тираном, монарх совершает ошибку, так как опираясь на силу аристократии - то бишь, феодальной верхушки, он сам скорее станет тираном. Слова брата кажуться ему справедливыми, особенно учитывая то, что все его придворные и верные вельможи настолько яро стремяться к свержению узурпатора, что даже не особо интересуються мнением повелителя.
  Она сделала паузу. Сидевший неподвижно и поглощающий каждое ее слово Райт молча кивнул.
  - Я так понял, это предыстория? - спросил он, глядя на схему и указывая на одну из составляющих схемы острием ручки.
  - Что-то вроде того. Это, так сказать, чтобы ты знал то, с чем предстоит иметь дело.
  - Я понял. Это, значит тот самый монарх, - он стукнул по схеме ручкой, - А вот это, как я понял, его брат. Указан, как правитель с большим знаком вопроса.
  - Верно.
  - Это та самая группа его верных соратников, которые все это время стараються привести опального монарха к победе?
  - Да. Я до конца не поняла, что тут и как, поэтому сделала в схеме что-то вроде монолита, который преследует общую цель и использует общие методы.
  - Ясно. Так посмотрим, что еще. Брат сидит на троне, а за его спиной армия. Значит, это как бы, его основная сила, да?
  - Да.
  - Ты нарисовала народ как нейтральную среду.
  - Как бы да.
  - Ладно. Что дальше? Я бы даже спросил, что именно ты хочешь из данной системы понять, вернее разъяснить?
  - Мне нужно разобраться в том, какая из сторон более подходит для монарха?
  - В каком смысле, Элизабет? Ведь ты сама сказала, что угроза на стороне брата, с которым он и хочет поквитаться. Какой смысл искать сторону, когда монарх сам по себе одна из сторон.
  - Дело вовсе не в том, какую сторону принять. Монарх должен разобраться в ситуации. Брат указал ему один вариант, который кардинально отличается от предложенного ранее варианта его вельмож. Где правда? Как поступить? Именно это нужно монарху. А для этого следует понять, кто прав, а кто виноват.
  - Вот оно в чем дело. Как я и предположил, кстати говоря. Понять ситуацию со стороны, чтобы разобраться в том, насколько правы соратники и насколько они обманывают его и строить свою политику, опираясь на эти данные. Умно. Давай посмотрим.
  Он еще раз внимательно изучил схему, после чего начал ее дополнять.
  - Монарх, как я понял, не понимает, почему народ, знающий о том, что Король вернулся и о том, что на его стороне Закон и порядок, не поддержал его.
  Королева слегка смутилась. Эта была одной из тех мыслей, что роились в ее голове в первые дни после провала.
  - Все просто. Ты нарисовала народ не туда и не так. Народ - это один столпов власти брата монарха.
  - П-почему? С чего это ты так решил?
  - Ты сказала, что на стороне узурпатора огромная армия. Именно она составила ту грозную силу, что опрокинула мятежников и изгнала законного монарха. Это значит, что эта громада верна своему повелителю. А это значит, что она всем довольна. Вопрос почему? Все просто. Брат Короля ненавидит придворных, аристократов и прочьих вельмож, которые во времена правления монарха составляли вершину политического Олимпа. Как только он оказывается у власти, все они буквально испаряються. Они бегут, поджав хвосты, и насколько я понял, без сопротивления. А сопротивления не было потому, что заступиться за них просто некому. Все вооруженные силы почему-то предпочли поддержать узурпатора, и все его начинания они яро поддержали. Никто не возражал. Командный состав армии скорее всего предпочел присягнуть брату Короля, в тот момент реально законному правителю, так как другого претендента на трон не было.
  - Прости, тут одна ошибочка, в смысле небольшая неувязочка. Я забыла добавить, что некоторые претенденты все же были, но они были уничтожены.
  - Суть дела это не меняет. Кто бы они не были, но их по всей видимости никто в серьез не принял. Из всего этого следует, что брат Короля казался лучшим выбором не только командному составу, но и простым солдатам, которые не воспротивились изменениям. Почему? Потому что им нравились эти изменения.
  - Извини, что перебиваю, но брат Короля мог просто иметь реально большую популярность в войсках благодаря своему присутствию на фронте. Страна в тот период была на войне.
  - Тем более. Правитель, который видел все ужасы войны и знавший все, что нужно солдатам. Он легко завоевал их преданность, вероятно, попросту заключив мир, передавая земли помещиков и аристократов своим солдатам. А кто такие солдаты? Они обычные крестьяне или же горожане, которые были набраны в рекруты. Вот тебе и все объяснение, почему народ - это опора власти правителя. Получение земель помещиков, которые всегда владели наибольшими и наилучшими уделами - это мечта крестьян. А добавь к этому сброс такого ярма, как барщина и оброк, и замену этих тяжелых повинностей строго установленным государственным налогом. Народ доволен. Он готов признать даже маньяка законным королем, если он даст им столько благ. Нет той феодальной удавки, которая вечно душит население. И как результат - рост экономики. В армию забирают людей, которые знают, что государь дает им благополучие, и это благополучие нужно отработать, защищая то же самое благополучие от врагов и преступников. Получается, что не армия горой за правителя, а вся страна.
  - Получается, что монарх никогда не получит поддержку со стороны гражданского населения?
  - Верно. Зачем им король, хоть и законный, хоть и добрый и отзывчивый, но памятный, как самый неблагополучный. Зачем от добра отказываться, когда оно рядом и доступно. Было бы только желание и все блага у тебя в руках. Зачем гнаться за эфимерным законным правлением, когда незаконный правитель дает столько добра, что лучше признать незаконого законным. Это основа их идеалогии. Узурпатор таким образом, получает реальный инструмент, который позволяет ему удерживаться у власти столько, сколько ему нужно. Вот и все.
  - У, понятно. Получается, что монарх не способен занять законный трон, верно? - Королева была сильно впечатлена словами Маркуса, который пояснил ей истину нынешнего положения дел.
  - Ну почему же. Способен. Если будет действовать с умом. Как ты сама нарисовала, на его стороне старая аристократическая верхушка - людей имеющих связи в самых разных сферах. Он может к их помощи и искать недовольных. Недовольные были и есть всегда, во всех слоях населения. Те, которые больше потеряли, чем приобрели от данной власти - это и есть та сила, которую можно объеденить и использовать для борьбы за власть. К тому же пятнадцать лет для страны в целом - срок не особо большой. Население еще не успело полностью привыкнуть к благам, которые оно получало, а как известно, не все достигается сразу. Пока правитель устанавливал нынешнюю сиситему прошло немало времени и истинным положительным эффектом народ пользуется не больше половины того срока, что правит новый король. Свергни правителя и замени правительство новым - население поропочет и перестанет. Хотя и возможны бунты и даже восстания наиболее активных и успешных при узурпаторе.
  - Почему ты так говоришь, будто восцарение законного правителя будет означать падение того благосостояния населения, которое было достигнуто?
  - Тут дело не в Короле и его принципах. Дело в политической элите. Ведь она составляет оплот монарха. Захватив власть, его сторонники начнут делить ее и распределять между собой блага победы и трофеи. Не успеет монарх опомниться, как страну заново поделят, вернут свои старые богатства, так еще и захватят больше, чтобы компенсировать ущерб. Да и количество аристократов будет побольше того числа, что оно было при побеге.
  - Почему?
  - Размножение есть особенность человеческого организма.
  - Я поняла. Но ведь эту политическую элиту можно обуздать.
  - Да, но ради этого придется изрядно пролить крови и провести масштабную чистку среди своих сторонников, а это чревато последствиями.
  - Последствиями. Какими?
  - Чистка приведет к расколу среди сторонников монарха. Одни его поддержат, но не для того, чтобы верой и правдой служить ему. Они обрушаться на воспротивившихся и сделают достаточную кровавую работу. Итог, ослабление позиций монарха среди своих сторонников и ослабление его власти в стране, а это прямой путь к усиление оппозиции.
  - Оппозиция? Неужели это....
  - ...сторонники старого режима. То есть политическая и военная элита предыдущего короля. Дождавшись окончательного ослабления законного вновь восцарившегося монарха, они могут снова свергнуть его и вернуть на трон старого доброго короля.
  - Вот оно что. Какая сложная система? А если заручиться поддержкой других сил?
  - Ну, это уже зависит от монарха. Как вариант возможен даже союз с иностранным государством и использование его сил для своей поддержки. Причем, поддержка эта может быть даже бескорыстной, если у монарха есть мозги.
  - Как?
  - Ход называется "династический брак".
  - Жениться только ради того, чтобы получить военную поддержку? Это.... Это как-то низко, что ли, - Королева искренне смутилась. Такой вариант она уж точно не рассматривала. Вернее, даже не знала о нем. А если еще точнее, то сама эта мысль казалась ей противной.
  - Это для нынешнего молодого поколения подобные браки кажуться отвратительными. Всему виной подростковые гормоны, стремление романтике, начитанность любовными историями и прочьими мечтами и иллюзиями. Но очень часто взрослые люди прибегают к подобным методам. Хотя это и немного отличается от тогдашних реалий и методов, но все же остается весьма популярным способом решения некоторых затруднительных вопросов и ситуаций. Фиктивный брак. Ты слышала об этом?
  - Да. Но, я так понимаю, что фиктивный брак - это всего лишь временный союз между двумя равными людьми, направленный на достижение определенных целей, после чего союз распадается. Я ведь права.
  - Все правильно. Хотя есть случаи, когда фиктивные браки не распадаються, а продолжают существовать долгое время.
  - Но данный случай - это совсем другое. Ведь соседний правитель выдаст ему замуж свою дочь и она не будет иметь возможности ни возразить, ни впоследствии, развестись с нелюбимым мужем. К тому же я читала, что несмотря на подобные браки, зять и тесть нередко воевали между собой.
  - Да, бывало и не такое. Поэтому я и сказал, что все будет хорошо, если у монарха есть мозги.
  - Я не догоняю.
  - Использовать болевые точки. Монарху следовало бы найти слабые места своего будущего тестя, а именно, выбрать для себя ту невесту, которая будет самым дорогим человеком для отца. Настолько дорогим, что расставаться со своей дочкой он не хотел и не смел никогда не посягать на владения зятя. Это и есть разумная, по тогдашним меркам, верная комбинация.
  - Ок. Давай для начала все же сообразим, что же лучше сделать монарху, чтобы занять трон, и при этом остаться полновластным властителем страны, не являясь тупым орудием своих сторонников, - Королева решила подальше отойти от самой мысли заключения династического брака.
  - Хорошо. Монарх желает быть властелином один? Есть и другой вариант.
  - Какой?
  - Называется "неожиданный ход". Причем для всех. Монарх неожиданно выходит на связь со своим братом и в конце концов встречается с ним на нейтральной территории. Хотя можно и на территории брата, если имеет стопроцентную уверенность в том, что получиться быстро смыться. Поговорить по душам, использовать всю свою силу и душу, чтобы понять и оценить родственника и в конце концов, прийти к договоренности. Сделать вид, что он идет на поводу у брата, и когда все окажется в верном ракурсе, постепенно заручиться поддержкой среди новых правительственных чиновников и командиров в армии, и в конце концов, застолбить собой трон и корону. Этот вариант весьма сложен и требует огромных усилий, но в случае правильно проведенной игры, власть останется в руках монарха, и в то же время, он окажется во главе всех тех сил, которые до этого служили оплотом могущества брата.
  - Ого! - она уж точно такого не продумывала. Да и эта идея оказалась для нее весьма пугающей.
  Сосредоточиться на обдумывании данной теории ей не дал телефонный звонок. Приемная мать беспокоилась о ней и просила поскорее вернуться домой. Она вздохнула и начала сворачиваться. Запихав тетрадь и рюкзак в сумку, а также попрощавшись с Маркусом, она собралась было уходить, как тот отклинул ее. Она внимательно на него посмотрела, ожидая нечто вроде разрешения проводить до дома, но вместо этого последовало нечто другое.
  - Кстати говоря, Элизабет, советую тебе поразмыслить над тем, насколько это правильно, изображать аристократию монолитом. Уж скорее это домик, собранный из кирпичей, скрепленный цементом (общей идиологией), но строители все же местами схалтурили и поэтому некоторые части дома рискуют отделиться от общей массы. Пока он держиться, но в случае сильной встряски они все же отпадут.
  - Я не понимаю.
  - Деловые отношения порою держаться только пока нет иного выбора. Как только выбор появиться дельцы разойдуться. Это то, на чем монарх может сыграть, - он вытащил из кармана скомканную купюру и положил на стол, - Увидимся в школе.
  Он исчез гораздо раньше, чем девчонка успела переспросить о его загадочном разъяснении.
  
  С того дня ее неминуемо преследовали странные сны, которые бесконечно показывали различные картины ее прошлого. Она неоднократно видела саму себя, когда устраивала балы, роскошные приемы, пиры, наслаждалась обществом своих фрейлин в королевском саду, примеряла роскошнейшие наряды. Эти сны непрерывно беспокоили ее, хотя она сама не понимала причины того, почему это происходило, ведь все эти сны были хорошими, в каком-то отношении. Красочные, цветные сны, все детали которого она помнила и постоянно записывала в свою тетрадь, опасаясь забыть. Ее разум не мог понять того, почему ей непрерывно демонстрировали только то, что было хорошим в ее прошлой жизни. Такое было чрезвычайно странным, ведь это длилось несколько дней подряд. Обладая хорошим талантом к рисованию, ей даже удалось сделать эскизы некоторых особо понравившихся картин со своих снов. Ее подруги, случайно увидев одну из них, сразу же восторженно завизжали, говоря, что еще никогда не видели подобной красоты. А она? Она с опаской относилась к этим снам. Все было слишком хорошо. А когда что-то слишком хорошо, это значит, что что-то не так.
  Ответ пришел в начале четвертой недели. На этот раз во сне она увидела более необычную картину. Вид самой себя в королевском платье и короне, стоявшей и рассматривавшей висящую на стене картину. Эту картину она уже видела, когда видела себя на балу или когда устраивала прием. Но только сейчас эта картина была показана полностью и так четко. Это был семейный портрет. Восседавший на троне мужчина в золоченых доспехах и с короной на голове, сидевшая подле него молодая женщина в роскошном платье и с такой же короной. Рядом с женщиной она увидела стоявшую саму себя. Именно такую нынешняя Элизабет видела себя в зеркале. Возле ног мужчины сидел мальчик лет шести с весьма бледным лицом и малознакомыми чертами. На руках у женщины был младенец, одетый в синюю сорочку и игравшего с украшавшими платье золотыми цветочками.
  Неожиданно перед картиной выросла еще одна фигура. Королева узнала в ней своего брата, который с безразличным взглядом прошелся по лицам семьи и пожав плечами пошел прочь.
  - Незачем пялиться на эту идиллию, Ваше Величество. Все равно это все неправда, - эти слова он бросил своей сестре и быстрыми шагами скрылся за углом.
  Взрослая Королева вздохнула.
  - Может и так. Только это неправда для тебя. Ведь это был поледний день, когда ты видел родителей живыми.
  
  Элизабет долго не могла поверить в то, что видела свою собственную семью. Мужчина и женщина были ее папой и мамой. А сидящий на полу мальчик - ее еще один брат, про которого ей, между прочим, ничего не рассказывали. Она только сейчас поняла, что ни разу во всех снах не видела своих братьев. Ни один, ни другой не появлялись ни на балах, ни на приемах, ни в саду, ни за столом. Неужели их просто не было во дворце. Если так, то почему их не было? Если известно, что нынешний правитель Венгеля - принц Харт - несколько лет провел на войне. А второй? Где он был тогда и где он сейчас?
  Она разволновалась. Схватив карандаш, она набросала ту картину на альбомный лист и связалась с графиней Кассандрой. благо, она была достаточно современной и имела мобильный телефон. Ей ответили немедленно.
  - Ваше Величество, я рада приветствовать вас. Очень жаль, что не могу вас видеть, - голос графини был достаточно радушным, хотя ее собеседница была в гораздо более тягостном настроении.
  - Графиня, я хочу у вас кое-что спросить, - ее голос, по видимому, прозвучал достаточно своеобразно, потому как Кассандра сразу же встревожилась.
  - Я вас внимательно слушаю. И, если это не телефонный разговор, то я могу немедленно к вам приехать.
  - Нет, спасибо, хотя признаюсь честно, ваше присутствие было весьма уместным.
  - Если вы позволите, я могла бы создать телепатический контакт на расстоянии. Это хоть и довольно трудоемко в энергетическом плане, но весьма удобно.
  - Хорошо. Только прошу, побыстрее.
  Графиня промешкала где-то минуту, после чего в комнате неожиданно возникла призрачный силуэт Кассандры. Она сразу же поклонилась.
  - Посмотрите на эту картину пожалуйста, - Королева указала на свой набросок. Женщина внимательно осомтрела его и удивленно посмотрела на художника.
  - Ваше Величество, откуда у вас эта картина? Точнее, где вы ее видели? Простите, что задаю лишние вопросы, но она храниться в единственном экземпляре в королевском дворце. Вы ее просто не могли видеть.
  - Значит эта картина не галлюцинация? Она и в самом деле существует?
  - Да. Это ваш семейный портрет. Это ваши родители, вы сами и ваши братья.
  - Братья? Графиня, почему я до сих пор не знала, что у меня два брата?
  - К сожалению один. Принц Харт. Принц Рюмил умер много лет назад от болезни. Мы не говорили вам об этом, потому что оно того пока не стоило. Простите.
  - Ничего страшного, - Королева вздохнула, но тут она неожиданно словно подскочила, - Постойте, графиня Кассандра. А когда был нарисован этот портрет?
  - Буквально за неделю до вашей Коронации, - Кассандра отвела взгляд, - Ваши родители погибли в тот самый день, когда картина была закончена.
  - П-погибли? Как?
  - Королева Лили любила смотреть за звездами. Той ночью она поднялась на ту башню, с которой обычно смотрела за небесами, но было необычайно облачно и она была готова вернуться в свою спальню. Но ваш отец - принц-консорт Ронал сам поднялся к ней и попросил ей показать их путеводную звезду. Королева использовала свою магию и развеяла магию, открыв звездное небо для обзора. Но вмешательство в силы природы породило страшную ответную реакцию. Ужасная молния поразила башню и они оба погибли.
  Королева склонила голову. В ее глазах навернулись слезы. Такого трагичного конца она не ожидала и была потрясена. Кстати, не только такой ужасной гибелью.
  - Значит мой брат практически никогда не знал родителей?
  - Можно и так сказать. Принц был слишком маленьким для того, чтобы осозновать тогдашний мир. Естественно, он ничего не знает о том, какого это, быть сиротой.
  - Понимаю. Простите, графиня, но я вынуждена с вами попрощаться.
  - Благодарю вас Ваше Величество за то, что доверяете мне.
  Графиня исчезла, также как и отключилась от сети.
  Неожиданные откровения не закончились с этим сном. Они становились все более и более четкими, открывающими больше взглядов в ее прошлое. Один из таких снов запомнился ей гораздо больше остальных. Это был не просто сон, как она поняла, а самое страшное откровение, которое снизошло до нее. Ведь именно с того самого момента, который она увидела в этом сновидении, началось все то, что шло сейчас.
  Она видела, как сидела в тронном зале в окружении большого количества людей, но выглядели они весьма необычно. В отличие от прошлых видений, где все были одеты с иголочки и проводили время весьма приятно и праздно, здесь практически все были облачены в доспехи или же в темные одежды. На груди каждого присутствовавшего человека виднелись гербы - знак отличия каждого уважающего себя знатного рода и символ их воинской доблести. Единственными знакомыми фигурами здесь были лорд Кайцер, графиня Кассандра, герцог Альто и барон Лютих. Все остальные полсотни человек были ей практически незнакомы или же малознакомы ( некоторых из них она увидела в первый и в последний раз перед неудавшейся попыткой свержения родного брата). Судя по всему, это был ничем иным, как военный совет. Все эти люди собрались здесь, чтобы обсудить положение дел на фронтах, сделать соответствующие доклады, а также получить указания для дальнейших действий. Однако несмотря на то, что это был совет, преимущественно говорил лорд Кайцер, который периодически подходил к карте и указывал определенные точки, объясняя присутствующим то, как следует поступить в данном этапе войны тому или иному военачальнику.
  Доклад был прерван громко открывшимися дверями, и появившейся на них человеческой фигурой. Высокий человек, облаченный в броню, с волочащимся за спиной ободранным и грязным красным плащем, в таких же грязных сапогах, прямиком направился к трону. Он был страшен. Броня, покрытая следами от ударов, запекшейся кровью и грязью, покрывала его тело, от которого исходил довольно-таки резкий запах пота. Длинные, по плечи, сальные, с седыми прядями, волосы, были небрежно отброшены за ухо, позволяя ясно видеть его лицо. Вытянутое, загорелое, с несколькими мелкими шрамами, оно словно было высечено из камня, а глаза горели холодным пламенем. Грудь этого человека украшал небольшой, весь потрескавшийся, поблекший герб, символ которого был знаком всем и каждому в этом государстве. Это был знак отличия Королевского Правящего Дома. Такой герб не мог носить люой желающий. Только члены королевской семьи имели право использовать данный символ в своих целях. Неудивительно, что большинство сразу же сделало верное предположение относительно личности ворвавшегося в зал человека. Некоторые военачальники даже подскочили и вытянулись по струнке, выражая свое уважение к члену правящей семьи и родному брату Королевы - принцу Харту, который вернулся домой с войны.
  Принц стоял, словно скала, возвышаясь надо всеми и смотря на сестру, которая была, мягко говоря, удивлена его неожиданным появлением. Сухое приветствие, которое она получила от него было бы оскорбительным от любого другого человека, но один вид брата вызывал самый настоящий страх перед ним.
  - Принц Харт, я рада приветствовать вас дома, - она молча склонила голову и после этого провела рукой, словно обхватывала всю столицу, - Я надеюсь, вы добрались без приключений.
  - Спасибо, обошелся как-то. Приключения были не в пути. Они все произошли еще до моего убытия. Что у вас здесь происходит? - он обвел зал взглядом и тут его лицо скривилась, словно от боли, - Военный совет, как я полагаю. И что же вы нарешали?
  Он направился к карте, рядом с которой стоял лорд Кайцер, который неожиданно побледнел, увидев направляющуюся к нему грозную фигуру.
  - Указана крепость Трелони для дальнейшего наступления? Какая глупость! - он презрительно сплюнул.
  - Ваша светлость, вам не следует критиковать данный план наступления. Этот план приведет нас к окончательной победе! - герцог Альто поднялся, видимо только для того, чтобы унять чрезмерно разневничавшегося принца.
  - К победе!? Вы говорите к победе? С таким паршивым командованием мы никогда не сможем достигнуть победы!
  - Ваша светлость! Прошу без оскорблений! - герцог был явно возмущен.
  - Я вас еще не оскорблял. А вот сейчас оскорблю вас всех! Вернее скажу правду. Вы, жалкие тараканы, не способные даже отслеживать ход военных действий, пытаетесь решать судьбу войны? Большего идиотизма я еще не видел!
  - Принц Харт, прошу вас, прекратите критиковать членов военного совета, - мягко попросила Королева, краснея и боясь перечить такому натиску.
  - Я критикую их потому, что они заслуживают этого. Вам, дорогая сестра, забивают мозги всякой ерундой, наподобии того, что необходимо провести наступление в Трелони, когда они сами понятия не имеют, что на самом деле сейчас происходит.
  - Что-то произошло, принц Харт? - графиня Кассандра поднялась со своего места и встревожанно смотрела на нарушителя спокойствия.
  - Произошло. Произошло такое, что вы даже просто понятия не имеете, что же случилось.
  - Я же просил вас, принц Харт, перестаньте грубить! - герцог Альто гневно смотрел на разбушевавшегося принца.
  - Советую вам помолчать, герцог Альто. Я сейчас говорю! Итак, моя дорогая сестра, позвольте вам сообщить, что силами Тайкуфского полка город-крепость Трелони - опорный пункт армии Мидроля был захвачен. город капитулировал и признал вашу Корону как свою. На данный момент наши войска занимают оборонительные позиции по всему фронту Мидрольского Большого Вала, который скорее всего станет новой границей нашего государства!
  - Что? - потрясенно переспросил герцог Альто.
  - Светлый король Молох и весь его коандный состав был уничтожен в своей Ставке под Харуком. На данный момент мы получили уже разработанный акт о капитуляции на приемлемых условиях. Бумаги я привез с собой, чтобы вы могли с ними ознакомиться и подписать. Временное правительство Мидроля уже подписало его и надеется, что вы проявите разумный подход к решению данного дела и позаботитесь о его подписании лично, без посредников. Я поклялся их руководству, что возьму данный вопрос на себя и подготовлю вас к встрече Мидрольского посольства через два дня.
  Графиня потрясенно смотрела на неожиданно усмехнувшегося принца, который вытащил из под брони кожанный пакет и развернув его протянул его Королеве. Но вместо нее к бумагам потянулся лорд Кайцер. На что получил резкую реакцию.
  - Я даю эти документы Королеве, а не вам, лорд Кайцер, - он многозначительно схватился свободной рукой за рукоять меча, висевшему у его пояса.
  - Я отвечаю за Королевскую канцелярию, - возмутился лорд.
  - Когда потребуется помощь канцлера, я непременно вам сообщу, - безаппеляционно заявил принц и все-таки всучил документы сестре, которая, судя по выражению ее лица, боялась этих бумаг даже больше, чем брата.
  - Полная аннекция Северной Гвины и окончательное утверждение за Венгелем контроля за перевалом Хусинг. Контрибуция в объеме содержания 15% гарнизонов и приграничных войск на 5 лет без учета содержания торговых караванов, которым отныне разрешена безпошлинная торговля во всех терриориях Мидроля, - Королева зачитала основной пункт договора.
  - Возмутительно! - заявил герцог Альто, - Мы столько лет воевали только ради того, чтобы получить такую жалкую полосу земли и такие жалкие условия. Как вы могли привести такие бумаги и соглашаться с ними. Я в вас разочаровываюсь все больше и больше.
  Принц скривился.
  - Не страшно. Потому как в вас я давно уже разочаровался. Каждый шаг по этим землям человек совершает, делая непроизвольный грех, ступая по костям своих соотечественников, которые пали в неравных и жестоких боях за эту землю. Наши люди проливали кровь, и свою и чужую, чтобы обрести мир и покой, потому что таким как вы хватило тупости развязать эту войну! Победу можно было бы достичь гораздо раньше и без таких потерь, если бы такие как вы не сидели в своих кабинетах и не разрабатывали бездарные теории. Если бы вместо того, чтобы набивать свои карманы, в направили бы хлеб воюющим армиям. Вы презренные недобитки, которые заслуживают только презрения. Не вы добыли эту победу. Так радуйтесь, что вас не посылают переписывать этот акт о капитуляции своей кровью. Я бы посмотрел, как вы смогли бы противостоять Королю Молоху с его волчьей дружиной. Как бы вы пытались бы ликвидировать все военное руководство Мидроля.
  Графиня Кассандра взволнованно смотрела на величественного и страшного принца, который упивался своим превосходством и своей победой. Сейчас он был на триумфе. И здесь он был триумфатором.
  - Хватит! - громкие слова Королевы остановили поток слов принца. Он повернулся к ней и пристально посмотрел ей в глаза.
  - Что скажете, моя дорогая сестра?
  - Я принимаю капитуляцию. Через два дня я подпишу эти бумаги и поставлю печать. И я буду рада принять послов Мидроля. Надеюсь вы предстанете при встрече в лучшем виде, нежели сейчас, принц Харт. Я хочу прикрепить Орден Чести к вашим лучшим доспехам.
  
  Элизабет проснулась и долго сидела, пытаясь окончательно понять, что двигало ее братом в тот момент; какая сила тогда била из него ключом. Напрашивался только один вывод. Силы принцу давала невыносимая ненависть, которая клокотала в нем. Она ясно чувствовала, как он стал страшен именно в тот миг, когда с ним начали спорить ее военачальники и аристократы. А ведь она видела, как тяжело давались ему шаги, когда он заходил в тронный зал. Насколько бледным тогда показалось его лицо даже несмотря на столь сильный загар. А как только он выступил против герцога Альто и лорда Кайцера, его словно подменили. Было видно как он резко стал сильнее и обрушил на совет и свою сестру всю мощь правдивых слов участника тех событий, о которых все присутствующие там высшие аристократы знали лишь понаслышке. Вот в чем кроилась та сила, которая тогда сокрушила ее в тронном зале, когда они уже поменялись ролями. С высоты трона он сокрушил ее всей силой своего осознания правды и своих принципов. А ей не хватало ни сил, ни стойкости противостоять этой мощи. Пятнадцать лет жизни на Земле для нее - это пятнадцать лет борьбы и достижений для него там, в своем родном королевстве. А до этого - неизвестно в каких боях и сражениях, на которые так богата война. Она ведь проиграла не потому, что Харт оказался сильнее ее. Или коварнее. Она вспомнила тот сон, когда она увидела ту вспышку после яркой картины убийства принца Лионе. Эта сила была ее. Она не справилась со своими эмоциями и ее сила взяла вверх над ней. Итог был печально известен. Отчаянная мечта познать всю ту правду, которую от нее скрывают ее же вельможи и гвардейцы. И узнать наконец правду о своем родном брате, который казался уже не тираном, а козлом отпущения.
  Она появилась в доме графини Кассандры неожиданно для ее обитателей. Настолько неожиданно, что многие даже просто не узнали об этом вовремя и продолжали вести тот праздный образ жизни, который так не нравился в аристократах учителю истории ее класса. Но для Королевы это было не столь важно. Она прошла в покои графини и застала ее за чтением какой-то книги. Как и ожидала августейшая гостья, ее приветствовали по высшему разряду (в допустимых масштабах, естественно). Глубочайший поклон, приветствие, извенение за неподабающий вид (графиня, видите ли, была одета лишь в домашний халат, хотя и в нем ей не было равных в плане красоты) и приглашение испить утреннего кофе вместе с ней, что было встречено с благодарностью. Через десять минут гостья сидела за столиком, попивая кофе и искоса изучая обложку книги, которую отложила графиня. "Исторический урок - способ спасти нацию". Интересно, зачем графине вообще нужна такая литература?
  - Так, о чем вы хотели поговорить, Ваше Величество? - спросила Кассандра, присаживаясь за стол, уже одетая в изысканное платье.
  - Графиня, вы единственный человек, с которым я могу поделиться своими мыслями и переживаниями. Это доказывает, насколько я вам доверяю. Я не могу доверять кому - либо другому. Потому что чувствую, что меня окружает лишь обман и фальш, - Элизабет вздохнула. Ей было не легко говорить, учитывая то, что она до сих пор не до конца понимала, какую нишу занимает сама графиня в системе отношений между оппозицией.
  - Благодарю вас, ваше доверие очень многое для меня значит, - графиня склонила голову, в знак признания, - Так позвольте перейти к самому разговору. Не будем ходить вокруг да около.
  - Вы правы. Я хочу признаться кое в чем. В последние дни меня посещают странные видения. Впрочем они не совсем странные. Скорее даже наоборот. Они такие естественные, настолько знакомые, что словно я всего лишь вспоминаю картины своих обыденных дней в школе или дома. Понимаете?
  - Вас посещают видения вашего прошлого?
  - Да. Стоп, как вы узнали?
  - Вы сами показали мне портрет вашей семьи. Я уже тогда все поняла.
  - Хорошо. Видите ли, графиня, я видела многое из того, что было моей обыденной жизнью в те дни, когда я еще была Королевой. Но меня мучают сомнения.
  - Сомнения?
  - Да. Я боюсь, что это могут быть ненастоящие воспоминания.
  - Прошу прощения, но я здесь не могу вам помочь. Я ведь не видела ваши видения и не могу сказать наверняка.
  - Я зарисовала наиболее запоминающиеся моменты. Взгляните, - она протянула графине листы бумаги, в которых в свое время делала эскизы. эти листы лежали в ее сумке специально для того, чтобы показать Кассандре.
  Женщина внимательно посмотрела на первый рисунок и удивленно изогнула брови.
  - Это же Райский Сад!
  - Райский Сад? Что это?
  - Райский Сад - это сад из самых экзотичных и красивейших растений в мире, собранных во внутреннем дворе Старого Замка. Там вы любили проводить время после полудня, когда было слишком жарко, а вы наслаждались ароматом цветов в тени деревьев. Дивное место.
  - О, класс! Значит это правда! Посмотрите на остальные, пожалуйста.
  Кассандра отложила первый лист и оглядела второй.
  - О, а это Бал Весенних Цветов! Вы просто обожали этот праздник и устраивали его каждый год в честь наступления весны и начала цветения всех ваших садов. Великолепное зрелище, я вам скажу. В жизни конечно гораздо лучше, но у вас просто талант, Ваше Величество!
  - Спасибо, - смущенно пролепетала Королева, не ожидая такой лестной похвалы.
  - А вот это еще интереснее. Прием посла Мидроля в тронном зале в честь подписания мирного договора. Это было настоящее событие!
  Элизабет сразу же вспомнила то видение, когда ее брат настаивал на приеме данного посла.
  - Графиня, позвольте отложить картинки.
  - Простите, но ведь я еще не закончила.
  - Ничего страшного. Я убедилась, что эти видения - это мои реальные воспоминания из прошлой жизни. В таком случае, позвольте вас спросить о том дне, когда из фронта вернулся мой брат и ворвался на заседание военного совета.
  Кассандра удивленно посмотрела на Королеву. Видимо эти слова были не просто неожиданностью.
  - Вы и это увидели? Невероятно!
  - Графиня, я так понимаю, именно мой брат стал тем ключом, что привел нас к победе в войне, не так ли?
  - Вы правы. Я расскажу вам все, что знаю сама об этом. Видите ли, война тогда зашла в тупик. Наши войска не знали как одолеть противника, наступления не предпренимались, а оборона угнетала наш народ и в первую очередь верховное командование, которое тогда мечтало о победоносных походах в глубь вражеских территорий. Некоторые считали, что виноватым была армия и постоянно срывали на нее свою злость за потери и поражения. Но скоро возникли взгляды, что виновато в поражениях не армия, не солдаты, а те командиры, которые не знали, что такое современная война. Эти взгляды витали среди средних офицеров и некоторых старших военачальников, которые не имели голоса на совете и не могли повлиять на исход решений данного органа власти. Ходили слухи, что сторонники данной точки зрения намерены предпренять дерзкую акцию, которая доказала бы, что это правда, но что у них не было нужных для этого дела полномочий. И тогда на горизонте возникла фигура принца Харта. Он, будучи командиром среднего звена, был ярым сторонником данных идей и согласился помочь. Используя свое происхождение в качестве аргумента, он якобы, инценировал свое назначение в командиры армии и произвел действительно дерзкую акцию - захват крепости Трелони. Это был реально неожиданный шаг, как для врага, так для своих, соседних армий, которые просто не могли поверить успеху. И этот неожиданный шаг был подкреплен еще более дерзким шагом - принц потребовал у врага капитуляцию, обещая полномасштабную наступательную кампанию во главе с собой в качестве главнокомандующего. Вражеское командование было настолько ошарашено этим, что согласилось на капитуляцию. Этот успех был невероятен. Но я слышала, что если бы не поголовное истребление верховного командования Мидроля и его Короля, то войну не удалось бы так легко закончить. Но некоторые подозревали, что уничтожение вражеского командования было организовано именно вашим братом. Как выяснилось позднее, у него были обширные связи по всей армии Венгеля и за ее пределами. Но это было только пол победой. Настоящий триумф к нему пришел в том самом тронном зале, где проходило заседание военного совета. Я помню этот совет, потому что, вопреки традиции, я присутствовала в нем и там впервые увидела вашего брата после шести с половиной лет отсутствия его в столице. Тот совет стал завершающим ходом в компании принца Харта. Он ошеломил всех и вверг в ужас, когда чуть не ввергнул все высшее командование в тьму и забвение. На совете он выступил как оратор и выдвинул теорию о бездарности командования и о ее вине в военных неудачах. Вы тогда поддержали его и спустя пару дней приняли капитуляцию Мидроля.
  - Понятно. Выходит вся эта война была на моей совести?
  - Не говорите так, Ваше Величество! Сейчас вам не стоит об этом думать.
  - Но это правда. Разве достойна я править королевством, которое было ввергнуто во мрак и несчастье войны моими руками?
  - Послушайте. Вы должны понимать, что у вас не было выбора. К тому же вы даже не знали об этом. Я сама узнала о реалиях войны именно во время того самого совета и чуть позже, уже после наступления мира, когда читала рапорты с фронта, подаваемые в надежде быстро доложить ситуацию командирам, а в результате оказавшиеся без внимания в Канцелярии и в архивах.
  - Но ведь вы не были Королевой!
  - Это правда, Ваше Величество. Но я все же была в среде, над которой вы возвышались как могучее дерево над травой. Вам нечего стыдиться. У вас ведь есть второй шанс. Такое не каждому выпадает.
  - Графиня, я ценю ваши слова, но я не могу сейчас думать о свержении человека, который даровал стране мир и покой.
  - Ваше Величество. Вы забываете, что принц видел то, чего вы никогда не увидете. Я даже не могу решить, что лучше: то что вы этого не видели, или же то, что от этого вас будет защищать сама судьба. Принц Харт был выслан на фронт тогда, когда он был еще мальчишкой. Он был тогда настолько невинен, что у меня просто слезы наворачивались от одной мысли, что он увидит ТАМ. А когда он вернулся, я была просто в шоке. Он был страшен как никогда. Высокий, худой, весь черный, словно демон, с седыми волосами, шрамами на лице, едва переступающий с ноги на ногу, словно он ходил по раскаленным углям или по гвоздям. Я невольно почувствовала тогда чувство вины за то, что он испытал то, что мы с вами никогда не познаем. И даже пыталась привести его в чувство, помочь реабилитироваться после войны, дать ему представление о том, как хороша жизнь в замке, среди роскоши и богатства. Но столкнулась с непреодолимой стеной. Он не был одним из нас. И больше никогда им не мог стать. От его взгляда у меня мурашки начинали бегать по спине. А от того, насколько ему безразличны обстановка, уют и комфорт просто ощущала его чуждость. Это был уже не принц, каким был принц Лионе. Это было нечто, что привыкло воевать и держать ухо востро, а его тело обрело жестокость стали и крепость брони. Это было оружие.
  Королева тяжело вздохнула. Вот она, та пропасть, что отделяет ее и брата. Она понятия не имела, что с ним было, пока она наслаждалась балами и роскошью. Сражения, лишения, ранения.... Ранения!
  - Вы сказали, что он едва переступал с ноги на ногу? Он был ранен?
  - Возможно. Я сперва так и подумала, но потом решила, что мне показалось. К концу совета он выглядел настолько живым и сильным, что не вызывало сомнения в его здоровье.
  - Видите ли, в своем видении я тоже видела, как он был ослаблен в начале, когда ворвался в зал. А потом ненависть заставила его стать силнее и он перестал показывать свою слабость. Получается тогда он был ранен? А ведь после этого не прошло так много времени и до убийства Лионе! Неужели он был так слаб, когда убил его?! Как же он ненавидел мое окружение, если ради того, чтобы отомстить им он заставлял двигаться себя даже с тяжелыми ранами?
  "Неужели! Это ведь и в самом деле правда! Столько же ненависти заставило его сражаться с Лионе, с настолько страшными ранами? Это не было ошибкой! Тот страшный шрам был именно с того самого периода. Харт был еле жив и стоять на ногах практически не мог, но он двигался! Поразительно! Подлинное воплощение демона в живом человеке".
  - Графиня, вы же сведущи в магии, не так ли?
  Неожиданный вопрос Королевы застал Кассандру врасплох. Такая резкая смена темы мало о чем говорила ей.
  - Ваше Величество, я не настолько хороша в магии, как вам может показаться. Да, я владею магией и понимаю многие ее аспекты, но мои силы сильно ограничены.
  - Я не об этом. Я хочу знать, есть ли заклинание, позволяющее вызвать в человеке знания о других людях. То есть узнать то, что не является собственно воспоминанием самого человека, который хочет узнать что-то.
  - В принципе, это возможно. Но очень сложно. И опасно....
  - Опасно? Почему?
  - Заклинание очень сложное и требует большой концентрации, но это не самое главное. Вторгаясь в воспоминания другого человека, человек подвергается губительным последствиям. Ведь чужие воспоминания - это чужые тайны и чужие эмоции, которые там господствуют. А они способны влиять на постороннего наблюдателя.
  - Здорово!
  - Простите, Ваше Величество?
  - Конечно в том, что это настолько опасно ничего хорошего нет, но сама возможность познать хоть что-то о моем брате тем не менее радует.
  - Ваше Величество! Только не это. Воспоминания принца Харта - это как раз таки то место, в которое лучше не соваться. Это может оказаться ловушкой.
  - Ловушкой? Вы же сами сказали, что у моего брата нет магических способностей.
  - У него нет. А у его подданных есть. А принц не такой человек, чтобы оставить в себе хоть какую-то уязвимую часть. Я уверена, что он мог прочитать про данную практику в захваченных архивах магии и принять меры. Вы сами уже должны были понять. Принц не такой человек, который оставляет лазейки. Он слишком умен и хитер.
  - Графиня Кассандра. Пожалуйста, сделайте то, о чем я прошу.
  - Как скажете, Ваше Величество. Однако я сразу же скажу вам, что не смогу вам показать слишком многого. Все что я могу - это попытаться выхватить небольшой эпизод из его памяти. Тот, что наименее опасен и не имеет серьезных оснований для скрывания.
  - Главное, чтобы этот эпизод имел хоть какие-то зацепки для того, чтобы понять сущность моего брата. Я не могу бросить вызов человеку, который мне совершенно незнаком. Я должна узнать о нем хотя бы самую малость, но этой малости должно быть вполне достаточно, чтобы понять его.
  - Я постараюсь. Однако будьте осторожны. Проникать в чужие воспоминания - это риск, и риск крайне большой. Ведь там ваши силы и способности совершенно бессильны.
  - Поняла. Пожалуйста, начинайте.
  Графиня встала и направилась к книжной полке. Достав какую-то вполне современную на вид книгу, она открыла ее и извлекла из нее другую книгу - маленький, в кожанном переплете, хранившийся в этой книге как в тайнике.
  - Ваше Величество, прошу вас прилесь на мою кровать. Вам не стоит подвергать себя еще большему риску потери контроля над вашим телом. Я погружу вас в транс, который поможет вам отыскать нужную нить. Главное - не попасться на ложные нити. Они могут привести к крайне плохим последствиям.
  Королева согласно кивнула и исполнила просьбу Кассандры. Та в свою осередь быстро пролистала книжку и остановилась на одной из страниц. Судя по всему, она нашла нужное заклинание. Присев рядом с лежачей на кровати девочкой, она набрала в грудь воздуха и прикрыв глаза, начала концентрироваться на образе принца Харта. Сейчас именно от нее зависело то, что же увидит сестра о своем брате. А для этого следовало выбрать соответствующий образ мужчины, чтобы на основании данного представления и появились нужные воспоминания.
  Сосредоточиться на принце было делом весьма сложным. Несмотря на то, что имя практически было на устах у любого аристократа, прячущегося у нее дома от того самого человека, было очень сложно его представить таким, каким он является на самом деле. Невольно возникал образ именно того самого воина, который без малейших колебаний убил принца Лионе или же спокйно отдавал приказы о смертной казни всех захваченных аристократов. Образы смешивались в голове, обазуя страшные химеры и приходилось стараться, чтобы найти воспоминания самого невинного или же самого человечного образа брата Королевы. А искать было в принципе нечего. Образы принца Харта в голове Кассандры были представлены всего несколькими образцами. Юный принц, уходящий на войну, вернувшийся домой после грандиозной победы страшный покалечанный солдат, убийца, уходящий с места убийства, даже не удосужившись вытащить меч из раны, а также восседающий на троне правитель, глаза которого излучают мороз.... Женщина не успела вовремя спохвотиться, прежде чем заклинание сработало на застоявшемся в ее мозгу образе бесстрастного воина, тело которого выразительно демонстрировало все ужасы войны своим видом. Это был тот самый образ, который она увидела в тот момент, когда принц Харт сражался против нее в последнем бою. Тогда она проиграла вчистую. А теперь именно связанные с такими кровавыми моментами и должна была увидеть Королева. Особенно страшно было подумать, что ей случайно могло привидеться и то, как ее брат получил самую страшную рану, которую она только видела.
  
  - Войдите!
  В шатер командира Зонга вошел низкорослый коренастый человек с весьма специфическим загаром на коже. Одетый как и любой королевский солдат, он носил знаки отличия младшего офицера армии Венгеля. Неестественно-красное лицо было изуродовано несколькими шрамами, а правый глаз был прикрыт черной повязкой.
  - Срочный доклад, командир, - он вытащил из черной кожаной сумки небольшой кусок пергамента, исписанного мелким неразборчивым подчерком.
  Командир Зонг - человек огроменного роста и с фигурой явно не атлетической, но с весьма умным выражением лица, серьезно смотрел на него.
  - Говорите!
  - Прибыло сообщение от нашего разведчика с той стороны реки. Лунар зашевелился. Его отряд начал движение в направление к восточному лесу на подступах к Руму. Согласно донесениям, там он должен соединиться с подходящим отрядом в тысячу человек пехоты и двести кавалеристов. При общем подсчете, в случае их соединения, у них будет порядком до пяти тысяч человек.
  - Пять тысяч? Откуда взялось еще полторы тысячи. Вчера их не было.
  - Подошли сегодня ночью. Наемники.
  - Проклятье. Кто прикрывает восточный лес.
  - В том секторе нет наших сил. Единственный, кто стоит рядом - это гарнизон Рума. Всего около пятисот человек, половина из которых - ополчение из местных. Правда, есть один нюанс.
  - Какой?
  - Гарнизоном временно командует сам принц Харт.
  - Принц Харт! Откуда он там взялся? Я слышал, что его отряд перебросили на фронт в Мидроль.
  - Так и есть. Отряд перебросили, а вот командира оставили. Причина - ранение, которое он получил накануне похода. В итоге его было приказано оставить в качестве коменданта Рума.
  - Дела.... Если он столкнется с Лунаром, его песенка спета. Рум, насколько мне известно, далеко не крепость.
  - Верно. Это всего лишь поселок, который опоясан деревянным частоколом на случай нападения разбойников. Это серьезное упущение со стороны нашей обороны. Занять Рум - это значит открыть путь в Северный Тракт. А это в свою очередь прямой путь к внутренним районам Венгеля.
  Командир Зонг сжал зубы. Его руки нащупали бурдюк с вином и опорожнили изрядную долю его содержимого в рот.
  - Нельзя, чтобы принц Харт пострадал. Это будет катастрофа, если мы его потеряем. Тайкуфу, насколько я знаю, держаться в подчинении только благодаря нему. Если с ним что либо случиться, то это мгновенно приведет к восстанию, что в свою очередь плохо на нас отразиться.
  - Весь Восток в таком случае будет снова поднят на дыбы и прощай тогда свежие силы для ведения войны на Севере.
  - Верно. Необходимо срочно перебросить силы к Руму и защитить его. Если сможем остановить продвижение Лунара, то сможем начать наступление вглубь их территории. Или хотя бы вздохнуть свободнее.
  - Прикажете выступать?
  - Да. Распорядись, чтобы к вечеру лагерь должен быть разобран. К завтрашнему утру мы должны находиться на пол пути к Руму.
  - Есть.
  
  Когда трехтысячный отряд командира Зонга подошел к Руму, войска Лунара уже были практически здесь. Если точнее, то штурм селения уже шел полным ходом. В ход были пущены все средства пробивания стен и захвата крепостей. Штурмовые тараны, лестницы, катапульты и баллисты - все это активно использовалось силами наступавших мидрольцев. Гарнизон Рума отчаянно сопротивлялся, используя для защиты естественные преграды, а также дополнительные укрепления, построенные незадолго до нападения. Наиболее боеспособные силы - солдаты регулярной армии вели сражения в наиболее ответственных участках, а местные ополченцы сражались так сказать в местах вторичного значения. Оборона была построена так, что численное превосходство нападавших было практически бесполезно. Рум был превращен в цитодель с эффективной системой защиты, основу которой составляла активная оборонительная тактика. Небольшой штурмовой дивирсионный отряд вел подрывную деятельность среди вражеских коммуникаций, используя для передвижения тайные тропы, а также русла мелких речушек. Именно этот отряд и отвлекал на себя основную часть сил и внимания Лунара. Его солдаты опасались быть настигнутыми с тыла или же с флангов, поэтому приходилось тратить немалую часть сил тратить на несение патрульной службы в наиболее опасных районах. Кроме того приходилось использовать большое количество адьютантов, чтобы обеспечивать эффективное несение дежурства патрулей. Угроза резкого налета группы хорошо подготовленных солдат противника была довольно высока. Как правило такие нападения имели своей целью ликвидировать командиров, чтобы снизить боеспособность мидрольцев, лишив их офицеров. И эта тактика хорошо себя зарекомендовала.
  Командир Зонг ввел свои силы в бой, однако реальное влияние на ход боевых действий его войска не оказывали. Лунар лишь отвел часть своих сил назад, чтобы перегруппироваться. Он был решительно настроен захватить селение, чтобы получить доступ в главные районы Венгеля. Его действия могли привести Мидроль к победе в этой войне. Новый план действий был уже в голове полководца и он не собирался уступать такую манящую победу невесть кому.
  - Где принц Харт?
  Именно этот вопрос был самым первым, который задал Зонг, когда к нему прибежал один из офицеров гарнизона Рума. Несмотря на то, что командир был в селении уже почти полчаса, ему до сих пор не сообщили, где находиться комендант. А ведь именно его должны были заметить первым среди командиров, или по крайней мере защитников стен. Но как бы ни вглядывались командиры отряда Зонга, но никого, кто мог бы выглядеть как принц Харт они не увидели.
  Офицер гарнизона был человеком подтянутым, довольно молодым на вид и в то же время явно не местным. Точнее говоря, он не был представителем народа Венгеля, что было большой редкостью для королевства. Как правило доступ в армию был закрыт для представителей иных национальностей. Венгель был мощным однонациональным государством, другие национальности в котором обитали только на окраинах - в недавно покоренных областях. И отношение данных национальностей к центральному правительству было далеко не радужным. А этот юноша был офицером, на вид даже очень лояльным к командованию из Венгеля.
  - Командир, на данный момент принц Харт отсутствует на территории крепости.
  - Что? Где он, черт подери?
  - Он лично возглавил дивирсионный отряд, который занимается разрушением коммуникаций противника, а также уничтожением вражеского командного состава.
  - Какого черта? - Зонг был вне себя от бешенства. Он примчался со своим отрядом чтобы спасти жизнь этому мальчишке, при этом совершив двухдневный переход за какую-то ночь и пол дня, утомив лошадей и людей, а принц отправился в самое пекло! Более безумного поведения он еще не мог себе представить. Неужели он и в самом деле был настолько хорошим солдатом, чтобы в свое время усмирить Тайкуфу? Или же ему просто повезло?
  
  Лунар не атаковал ни позже, ни завтра наутро. Его войска были как-то дезорганизованы, их доселе неплохие командные организации были сведены к нулю. Мидрольский отряд перестал оказывать давление на стены Рума, практически полностью потеряв активность. А спустя два дня он и вовсе начал отходить вглубь территории Мидроля, попутно распадаясь на мелкие отряды. Такое странное поведение было крайне необычным для такого талантливого вояки как Лунар, известного своими грандиозными победами при малых силах. Командир Зонг не мог понять то, почему такая мощная группировка резко потеряла силы. Он был готов подозревать какой-то очередной хитрый маневр со стороны Лунара, но так и не смог додуматься до того, какой же был смысл в этих действиях. Обычно любые действия Лунара поддавались хорошему анализу, но командный состав отряда Зонга не смог выявить смысл данных маневров.
  Причина этого стала известна на следующий день, после того, как мидрольцы отступили. В Руме появился дивирсионный отряд принца Харта. Они вернулись под утро, прошли незамечанными через линию обороны крепостных укреплений и спокойно окружили командирскую резиденцию, в которой обосновался Зонг и его штаб. И только тогда забили сигнал тревоги , войска поднялись на ноги, но скоро успокоились, поняв, что это свои. Командир Зонг вышел навстречу принцу и смерил его недовольным взглядом. Тот стоял перед ним на целую голову ниже и казался невероятно худым и едва державшимся на ногах. Закованный в солдатскую броню и с мечом по пояс, он не производил впечатление того грозного воина, которого спустя многие годы увидит Королева ворвавшись в тронный зал. Это был вид мальчишки, который еще не повзрослел, но старался казаться таковым. Его нелепая фигура только доказывала это. Единственное, что вызывало в нем трепет - это глаза. Стальной взгляд этих глаз вызывал самый настоящий страх. Такого жесткого взгляда командиру приходилось видеть лишь однажды, и это было еще в далеком детстве, когда он наблюдал проходящий по улицам города колонну военнопленных. Один из этих пленных тогда смерил еще мальчишку Зонга таким взглядом, что тот несколько месяцев не мог нормально спать и мучился от кошмаров.
  - Принц Харт, как понимать ваше безалаберное отношение к тому, как вы относитесь к своей жизни? Вам следовало бы помнить, что вы член королевской семьи и в случае вашей гибели многое усложниться до невообразимого состояния. Вам не следовало вести себя так нагло и безрассудно!
  Казалось во взгляде принца мелькнуло удивление, на мгновение черные глаза стали немного мягче, но только на мгновение.
  - Командир Зонг, я конечно рад тому, что вы обо мне беспокоитесь, но позвольте мне самому распоряжаться своей жизнью. В любом случае, меня отправили на войну не для того, чтобы я наблюдал за сражениями из-за спин моих подчиненных.
  - Вы обязаны были командовать теми силами, которые вам были доверены в подчинение, и должны были делать это под прикрытием щита - как своего, так и своих подчиненных.
  - Это привело бы нас к поражению. С такими ничтожными силами, какие были у меня я не смог бы организовать достаточно эффективную оборону без стратегии дивирсионной войны. А эта партизанская тактика принесла свои плоды. Забудьте свою глупую злость и просто отпразднуйте победу.
  - Победу? - командир Зонг был удивлен.
  - Именно. Войска Лунара больше не представляют угрозы. Теперь это всего лишь стадо, лишенное своего пастуха и раздираемое хищниками и междуусобицами.
  - Как такое возможно?
  - Я же сказал, партизанская тактика сделала свое дело. Лунара больше нет.
  Принц резко вскинул руку. Стоявший за его спиной солдат подбросил ему мешок. Поймав его на лету, комендант Рума легко отвязал конец и высыпал содержимое на землю. В этот момент некоторых офицеров чуть не стошнило. На землю упало несколько человеческих голов.
  - Полковник Лунар и его лучшие командиры. Надеюсь вы довольны, командир Зонг? И перестанете теперь бояться того, что меня могут убить какие-то оборванцы.
  - Как мне понимать ваш последний вопрос? - Зонг потрясенно смотрел в полуприкрытые глаза мертвой головы Лунара - человека, который был одним из самых опасных командиров вражеской армии. Талантливый полководец, он отличался и невероятной силой, а также ловкостью, умом и способностями политика. Было сложно представить того человека, который смог бы победить его в открытом бою. Невольно возникало подозрение, что диверсанты принца убили его втихоря.
  - Лунар пал от моей руки, - спокойно ответил Харт.
  
  
  
  
Оценка: 4.98*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Куст "Поварёшка"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"