Галина Мария Семеновна: другие произведения.

Хомячки в Эгладоре (фрагмент)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    дописки за Профессора (в некотором роде)


Хомячки в Эгладоре (фрагмент)

М. Галина

*

  -- Ой! - говорит Арагорн, начиная крутиться на сиденье. Он сгорбился и охватил живот руками. - Мне надо выйти.
  -- Потерпишь, - холодно говорит эльф.
   Дюша, приоткрыв рот, переводит взгляд с водителя на сопровождающих.
  -- Вы кто? - наконец спрашивает он.
  -- Сам не видишь? - отвечает эльф.
  -- Он эльф, - устало говорит Генка.
  -- Какой же он эльф? Спецназовец какой-то! Это не эльфийский прикид, - сообщает Дюша.
  -- На себя посмотри, хоббит вонючий.
  -- Эй, грубить-то зачем?
  -- Дюша, оставь их, - возмущается Генка, - они же шовинисты! Высшая раса.
  -- И вовсе я не шовинист, - обижается эльф. - Просто...
  -- Знаю-знаю. Просто лично вы почему-то не любите хоббитов...
   Маршрутка виляет по аллеям, минуя мангалы и пестрые тенты, под которыми кушают шашлыки довольные посетители выставки. По сиденьям ползут солнечные пятна и резные тени молодой листвы.
  -- Просто у меня задание.
   Боромир молчит. Он даже устало прикрыл глаза, словно ему неприятна окружающая действительность.
  -- Дюша, - шепотом говорит Генка, - а что было в той эсэмэске?
  -- Избавьтесь от Боромира и идите к павильону "Космос", - говорит Дюша, - ну, типа того.
  -- Так я и думала... Он, этот Боромир, что-то знает!
  -- Помолчите, пленные, - говорит эльф, - а то щас дам в рыло!
   Боромир, наконец, открывает глаза.
  -- Послушайте, квенди, - говорит он, - они же не в курсе.
  -- Пускай Владычица разбирается, - отвечает эльф.
   Генка открывает рот, потом осторожно его закрывает.
  -- Значит, мы все-таки отыграем Лориэн, - радостно говорит Дюша.
  -- Дюша, ты что, совсем урод? Это ж настоящий эльф!
  -- Знаю-знаю. Конечно, настоящий. Я хоббит, он эльф, все в порядке.
  -- Да ты на глаза его посмотри!
   У того, который сидит напротив, вертикальные кошачьи зрачки. Когда свет падает на них, они суживаются в щелочки.
  -- Да заткнетесь вы или нет! - говорит эльф, поигрывая серебряным кинжалом.
   Дюша озадаченно смотрит на эльфа.
  -- Так вы и вправду эльф? - говорит он наконец.
  -- Нет, я Мумий-Тролль, - отвечает эльф, - а ты - тупоголовый хоббит.
  -- Геночка, - шепчет Дюша, - я ничего не понимаю.
  -- А чего тут понимать? Обычные эльфы.
   Маршрутка с визгом тормозит у павильона "Цветоводство". Водитель легко спрыгивает с сиденья и становится у дверцы, чуть согнув ноги в коленях. Музыкальные пальцы его сжимаются и разжимаются.
   Их сопровождающий брезгливо спрашивает:
  -- Сами пойдете или как?
  -- Сами пойдем, - говорит Генка.
   Боромир молча кивает. На лице его написана усталая покорность. Арагорн бледен и держит руки на животе.
  -- Это... - говорит Дюша, - куда проследовать нам потребно, о дитя дивного народа?
  -- Вперед и направо, - говорит эльф, - и кончай выеживаться. Говори по-человечески.
   Они минуют охрану - охранник-человек с повязкой на рукаве приветливо кивает их конвоирам, и оказываются в прохладном павильоне, полном зелени. Зелень свешивается со стенок, ковром стелится по полу, высится пушистыми столбами по углам стеллажей... Посетителей на удивление мало - действительно, на фиг болтаться под крышей, когда в парке все такое же зеленое? У стенда с пармскими фиалками топчутся несколько интеллигентного вида женщин. Еще одна женщина, в рабочем халате и косынке, поливает листья из разбрызгивателя.
  -- Мы привели их, Владычица, - говорит эльф.

*

   Женщина оборачивается. В сумраке павильона глаза ее сверкают фосфорическим блеском.
  -- Хорошо, Брефиль, - говорит она серебристым голосом, - проведите их в оранжерею.
  -- Вперед, - эльф толкает Генку в плечо.
  -- Я сейчас закончу с этими клематисами и подойду. Ты у них кто? Арагорн? Хирилорн, проводи его в туалет.
  -- Пошли, - говорит Хирилорн, вновь смыкая хватку на поясном ремне дунаданца.
  -- Я не...
  -- Пошли-пошли.
   Эльф уволакивает Арагорна куда-то вглубь помещения.
   Боромир поворачивается к Генке и Дюше.
  -- Доигрались, - говорит он мрачно.
  -- Что, собственно, происходит? - возмущается Генка, - какое вы имеете право? Это насилие над личностью! международный инцидент! Я взрослый человек, женщина детородного возраста, у меня ИНН есть!
  -- Какой ты человек? Ты даже не человек, - говорит эльф, - ты мелкий тупой паскудный хоббит.
  -- А вот это уже настоящий расизм. Я говорила тебе, Дюша, что все эльфы - фашисты? Говорила?
  -- Не помню, Геночка...
  -- Они нас пытать будут, вот увидишь!
  -- Что ты говоришь, Геночка! Это же эльфы. Культурная раса...
  -- Про немцев так же говорили!
  -- На фиг вас пытать? - говорит эльф, - Владычица посмотрит в глаза, сами все скажете.
   Они заходят в боковое помещение. Тут еще жарче, чем на улице. Стеклянные стены сплошь увиты лианами, где-то за стеллажами тихо и умиротворенно булькает вода. В теплом сумраке одуряюще пахнут тысячи цветов. В ящиках с землей стелется мшистый ковер, на нем распускаются крохотные белые звездочки...
  -- Эланоры? - оживившись, спрашивает Боромир.
  -- Ну да, - голос у эльфа смягчается, - прижились все-таки...
   Он кивает на перевернутые пластиковые ящики из-под рассады.
  -- Садитесь, фиримары.
  -- Спасибо, перворожденный, - с достоинством говорит Боромир.
   Он усаживается на ящик, который прогибается под его тяжестью, и мрачно сообщает Генке и Дюше:
  -- Допрыгались, зайчики!
  -- А в чем, собственно... - Дюша отчаянно пытается сохранить достоинство.
  -- Говорил я вам, задницы мохнатые, отдайте кольцо!
  -- Что это вдруг? - защищается Дюша, - мы его в Ородруин бросим!
  -- Да вы же просто не дойдете до Ородруина, хомячки безмозглые! Вы что же, не понимаете, для чего вас используют? Это ж будет конец всему! Отдайте кольцо, муфлоны!
  -- Генка, он дезу гонит, - неуверенно говорит Дюша.
  -- Он говорит сущую правду, - раздается серебристый голос, - с одной только поправкой. Кольцо отдавать поздно!
  -- Что, таки уже? - безнадежно спрашивает Боромир.
  -- А чего ты хотел? - говорит Владычица. Она сидит на перевернутом ящике, выпрямив спину. Косынка сбилась ей на затылок, и из-под нее выбиваются серебристые локоны и остроконечные ушки. - Понятно, что пока они с ним бродили, оно набрало силу. Теперь никуда не денешься...
  -- То есть? - вежливо спрашивает Дюша, не отводя глаз от Владычицы. Она его очаровала совершенно.
  -- Нужно, чтобы все шло, как предписано. Кольцо должно сгинуть в Ородруине!
  -- То есть... - вновь вопрошает Дюша с замиранием сердца, - это действительно кольцо Всевластья?
   Генка дергает головой - ей кажется, что шнурок, на котором висит кольцо, начал натирать. И вообще, кольцо явно тяжелеет. До сих пор она о нем и не вспоминала.
  -- Когда его повесили вам на шею, - печально говорит Боромир, - это было самое обычное кольцо. Дешевка.
  -- Дюша, я ничего не понимаю, - возмущается Генка.
   Дюша думает - мамочки, до чего же потрясающая женщина! То есть, сексопила ноль, сексопила как у мраморной статуи, но такое тело, такое лицо раз в жизни только увидишь... Как ей это удается - от нее же глаз отвести невозможно! Вот халат на ней этот бязевый или какой там, на ногах... что там у нее на ногах? А, лодочки черные, стоптанные такие, но когда она вот так эту ступню ставит... рукой вот так делает... И что-то такое еще, неуловимое, что хочется смотреть на нее и смотреть и в животе замирает. И выполнять любую ее прихоть, я не знаю там, спинку в душе тереть, рассаду высаживать... Ушки у нее острые, это надо же! Неужели теперь пластику такую делают, чтобы и ушки эльфийские? А вдруг она и правда эльф? Нет, это уже полный бред, они вжились в роль просто здесь и как бы предупредить Генку, чтобы она виду не подавала, что им не верит, а то они нас в безумии порешат. Но какая женщина, у нее же кожа светится!
   Эльф Хирилорн приводит Арагорна. Лицо у Арагорна зеленоватого оттенка, он затравленно оглядывается по сторонам.
  -- Все было спланировано с самого начала, - поясняет Боромир, - ну, выбрали двух чайников, со стороны, чтобы проще было, повесили на них колечко и пустили в бега. А чтобы подостоверней, так собрали ролевку, из тех, что потупей, новичков там, фанатов, квенту запустили...
  -- Ну и что? - не понимает Дюша, - это же так и надо...
  -- Тьфу, ты и правда тупой как хомяк! Она все устроила так, что кольцо должно было попасть к Саурону!
  -- Она? Кто - она?
  -- Моргана, - брезгливо говорит Боромир.
  -- Какая еще Моргана? - возмущается Генка, - ты можешь говорить по-человечески?
  -- Но я и говорю по-человечески!
  -- Погоди, я все объясню, - серебристым голосом говорит Владычица, - все дело в том, что сейчас венец лета!
  -- Чего?
  -- Ну, Иванов День по-вашему. А в скрытых книгах написано, что раз в эпоху, под венец лета, созвездия располагаются так, что то, что произошло, можно изменить. Ну, переиграть по-другому.
  -- Ой, - говорит Арагорн, по-прежнему держась за живот, - и если Кольцо не уничтожить, Саурон захватит Средиземье, да?
  -- Если бы только Средиземье, - печально говорит Владычица.
   Боромир мрачно кивает.
  -- В общем, - добавляет он, - план был такой - довести вас до Ородруина и там, в кульминационной точке, кольцо отобрать. То есть, прибежали бы назгулы на палочках, начистили бы вам морду как нечего делать... учитывая полную вашу бездарность... Ну, и все. Звездец Светлым Силам!
   Владычица что-то тихонько шепчет ему на ухо. Дюша отчаянно завидует.
   Боромир опять мрачно кивает.
  -- В принципе, - говорит Владычица, - мы бы вас могли подстраховать. Мы, собственно и собирались. Ибо для наших боевиков начистить морду вашим назгулам как два пальца обоссать...
  -- Владычица, - осторожно говорит Боромир.
  -- Пардон. Мои рыцари-эльфы легко разделались бы с этим жалким подобьем мерзкого отродья. Проблема в том, что по мере того, как кольцо начало набирать силу, образовался прорыв в сопряженных мирах и оно...
  -- Приманило настоящих назгулов, - угрюмо говорит Генка.
  -- Точно! И не только. Оно прогибает под себя эту версию Арды. Ваш мир, то есть. И я уже не могу предсказать дальнейшего хода событий.
  -- Погодите-погодите, - говорит Генка, - если вы говорите, что это были настоящие назгулы... и все остальное, да? то как же мы выжили? Это ж назгулы!!!
  -- А какой им сенс вас убивать? - удивляется Боромир, - они вас попугали только, чтобы события развивались по канону, вот и все. Чем дольше события развиваются по канону, тем больше силы у Кольца. Они вас у Ородруина загребут, когда Кольцо достигнет высшей точки эффективности.
  -- Так я и думала! - говорит Генка. - Дюша, я тебе говорила!!!
  -- Ничего ты мне, Геночка, не говорила!
  -- Зачем мы только в это впутались?
  -- Да сейчас отдадим им Кольцо и дело с кольцом. Тьфу, с концом! Забирайте вы его и топите сами в вашем Ородруине. Или используйте против Саурона в Последней Битве, или как она там называется!
  -- Хрен по деревне! - зловеще говорит Владычица.
  -- То есть?
  -- Говорю вам, уже поздно. Все должно идти по квенте. Вы должны сами, без всякой силовой и магической поддержки, бросить Кольцо в жерло Огненной горы. Я Кольцо взять не могу. Если Саурон решит прибрать его к рукам, Лориэн не устоит - вы эту теплицу видели? Обычное стекло, даже не пуленепробиваемое!
  -- А где у нас Ородруин? - устало спрашивает Дюша.
  -- Понятия не имею. Но они вам скажут. Вынуждены будут сказать. Иначе ничего не выйдет. Ладно, вы, наверное, устали. Есть хотите? Устрой все, Хирилорн, ладно?
   Она поднялась. Дюша думал: ну и ну, она ж на голову выше меня! Как это я раньше не заметил? Да нет, похоже, глюк. По плечо, не больше... А волосы у нее такого странного оттенка - как лунный свет на воде. А глаза как старое серебро. Ой-ей-ей. Зарегистрирован же исторический казус, когда эльфийская дева влюбилась в смертного. Даже два исторических казуса. Почему бы...
  -- Дюша, - грозно говорит Генка.
  -- Да, Геночка, - покорно отвечает Дюша.

*

  -- Ну вот, - одобрительно говорит Хирилорн, наблюдая, как Дюша наворачивает лапшу "Доширак", - отдохнете и пойдете дальше.
   Они сидят на перевернутых ящиках в подсобке оранжереи. Рядом беспорядочно навалены пакеты с удобрениями, тяпки, садовые ножницы, на стеллаже с горшками исходит паром чайник системы "Тефаль".
   Генка мрачно смотрит в пол. Она никуда идти не хочет.
  -- Не можем же мы держать вас тут вечно...
  -- Тогда дайте нам магическую поддержку, - говорит Генка, - совесть у вас есть хоть какая-то?
  -- По канону не положено! Обойдетесь своими силами!
  -- Да вы посмотрите на нас! Посмотрите на них!
  -- Толкиена не читали? - укоризненно говорит Хирилорн, - те хоббиты были еще мельче вашего. Вообще никуда не годились. И распрекрасно доползли вдвоем до самого Ородруина!
  -- Толкиен что хотел, что и писал, - защищается Генка, - хотел, чтобы хоббиты спаслись, они и спаслись. А мы-то сами по себе.
  -- Я с вами пойду, - печально говорит Боромир, - куда деваться?
  -- Еще чего! - вскидывается Генка, - ты же Боромир! Заманишь нас в укромное место, отберешь кольцо и пойдешь защищать Минас-Тирит.
  -- Во-первых, Боромир до Минас-Тирита так и не дошел, - сухо говорит Боромир, - во вторых, я не Боромир.
  -- Здрасьте! - удивляется Дюша, - а кто? Все-таки Горлум, да?
  -- Просто Боря. Романовский Борис Михайлович, если официально. Кандидат исторических наук.
  -- А какая область? - интересуется Хирилорн.
  -- Египтология.
  -- Древнее царство или Среднее?
  -- Среднее. Ну и так, по мелочам, сопредельные области...
  -- В РГГУ или где?
  -- Погодите, - не выдерживает Генка, - если ты не Боромир, то как ты здесь оказался?
  -- Я же говорю, из-за Морганы.
  -- Не понимаю. Дюша, я ничего не понимаю! Кто такая эта Моргана?
  -- Моя жена, - говорит Боромир.

*

  -- ...Сами знаете, зло имеет свое отрицательное обаяние. Тем более, она-то Мелькора злодеем не считает. Он хорошего хотел, а они все поганили.
  -- Кто - они?
  -- Валары. Бездушные слуги Эру Илуватара. То есть, скрутил он их, Эру Илуватар, Творец всего сущего, и только Мелькор оказался в оппозиции. Ну и заточили его, замучили. А он возьми да и явись Моргане - явился, весь в черном, за спиной крылья изломанные, волосы седые от страданий, глаза как звезды, лицо такое доброе. Моргана, говорит, я же хорошего хотел. Я хотел, чтобы вы были как валары, ну типа того... Мол, вы изначально были задуманы круто, эльфы - просто подделка под вас, жалкая... А вы их, эльфов, видели, сами понимаете, какие у людей могут возникнуть комплексы! В общем, она прониклась. Села за манускрипты, Средиземье астрально посещала, древнеэльфийский выучила, руны гнумские. И раскопала где-то, что можно. Переиграть историю с Кольцом - в пользу Саурона. Вернется Саурон, вернет Мелькора. Он у него на подхвате был - Гортаур...
  -- Да чтобы заместитель добровольно посадил на свое место прежнего начальника? - сомневается Дюша.
  -- Вот и я так думаю. Но для нас и одного Саурона вот так хватит.
  -- А ты, значит, ее решил заложить, родную жену? - упрекает Генка. Размах Морганы ей импонирует.
  -- А мы уже давно не живем. Она Мелькора теперь любит - они все его любят до потери пульса. Но отношения поддерживаем, так что я, вроде как, к ней был прикомандирован Советом Светлых Сил.
  -- Доносишь, значит? - мрачно спрашивает Генка.
  -- Доношу. То есть информирую. И препятствую по мере сил. Вот, попытался отобрать у вас кольцо. Думал, может, еще не поздно...
  -- Погоди, - говорит Генка, - так это ты вышел против Барлога? Один на один, со сверкающим мечом в руке?
  -- А что - уныло спрашивает экс-Боромир, - уже и Барлог был?
  -- Это не он, Геночка, - объясняет Дюша.
  -- Сама вижу. Слушай, Боромир, то есть, тьфу, Борис Михайлович, а почему оно все сначала было такое... ненастоящее? У вас что, нормальных эльфов нет?
  -- Нормальные эльфы, между прочим, есть, - замечает Хирилорн, поудобнее, вытягивая длинные ноги в десантных ботинках.
  -- Нет, Раздол и все такое? Лошадки на палочках...
  -- Я ж говорю - это все Моргана затеяла. По секрету от Светлых. Вот и пришлось набирать всякую шушеру со стороны.
  -- А Арвен эта? Она, вроде, правильная была. Только старая.
  -- Эта? Да она везде тусуется. Уже лет двадцать. Оденет платье зеленое и ходит. У нее с головой, по-моему, не все в порядке.
  -- Ясно, - говорит Генка. - Арагорн?
   Арагорн молча уставился в грязный пол.
  -- Это у тебя какая по счету игра?
   Арагорн молчит.
  -- Какая игра, спрашиваю?
  -- Ну, первая, - неохотно говорит Арагорн, шмыгая носом.
  -- Ты что нам, зараза, голову морочил? Морочила? Я профессионал, ля-ля тополя, байки травила?
  -- Я хотела как лучше, - жалобно говорит Арагорн, - мне сказали, эту отыграешь, на хишку возьмем! И на чеховку осеннюю...
  -- Ты только посмотри на нее, Дюша! И это - великий потомок рыцарей с Заокраинного Запада? Это близорукое ничтожество? Эй, ты куда?
  -- Я пойду, пожалуй, - осторожно говорит Арагорн.
  -- От нас не убежишь, - железным голосом говорит эльф Хирилорн и делает страшное лицо.
  -- Пустите! Мне по канону нужно в Минас-Тирит!
  -- Насрать на канон! Эй, ты, Хири, как там тебя, не пускай ее, она вас выдаст!
  -- Я и не пускаю.
  -- Оставь ее, Геночка, она, вон плачет...
  -- Ну и пусть плачет! Так ей, дуре, и надо! Слушай, Арагорн, как тебя там, по жизни зовут?
  -- Варвара, - всхлипывает Арагорн, - пустите меня, я домой хочу.
  -- А кто в эльфов хотел играть? - зловеще говорит Генка, - кто хотел быть красивым, бессмертным, магическим там, я не знаю?
  -- Я ей в нас поиграю!
  -- Не хочу больше, - говорит Арагорн, снимая запотевшие очки и утирая слезы, - я же не знала, что они такие...бесчеловечные!
  -- А какие тебе эльфы нужны, задница? - возмущается Хирилорн, - как в мультиках? С чего это мне быть человечным? Люди во-первых тупые. Во-вторых, воняют. В третьих...
  -- О! - говорит Генка, - он опять за свой расизм. А у тебя уши острые. И вообще, вас сюда звали? Не звали! Вот и убирайтесь, откуда приехали!
  -- Вы что, - удивляется Дюша, - с ума сошли? Судьба Средиземья на волоске, а они тут ксенофобией занимаются...
  -- Ничем я таким с ней не занимаюсь! Еще чего!
  -- Значит, так, - спокойно говорит Владычица, появляясь в дверях подсобки, - Арагорн или Варвара, как там тебя, ни в какой Минас-Тирит ты не пойдешь. Во-первых, я понятия не имею, где тут у вас этот самый Минас-Тирит и на фиг тебе в него надо, во-вторых толку от тебя там никакого. Тоже мне, эльфийский берилл, защитник крепости, наследник Исилдура! Домой ты тоже не пойдешь.
  -- А по канону... - упирается Арагорн.
  -- Тебе уже все касательно канона сказали.
   Она садится на единственный шаткий стул и с удовольствием откидывается на спинку.
  -- Если бы канон был неизменен, - говорит она, - судьба Средиземья была бы определена. А она пока в тумане. То есть это значит, если судьба свела вас вместе, то в этом есть какая-то неведомая мне цель. Так что пойдешь с ними.
  -- Я не дойду...
  -- Не расстраивайся, они, скорее всего, тоже не дойдут. Но попробовать-то можно...Вот что, суслики, Хирилорн выведет вас задами с территории, а дальше действуйте самостоятельно. Думаю, они пришлют вам инструкции, морганисты эти. Рано или поздно упретесь в Ородруин.
  -- Это жестоко, бросать нас на произвол судьбы! - возмущается Генка.
  -- А вы чего хотели? Это же не игра. А жизнь, деточка, вообще жестока и не справедлива. Уж поверь мне, не первую эпоху живу.
  -- А подарки? - беспокоится Дюша, - по сценарию, то есть по канону, нам подарки полагаются. Эльфийские плащи и все такое....
  -- Где я вам эльфийский плащ возьму? - признается Владычица, - потом, честно говоря, толку от них... Насколько я помню, в первой версии они не очень-то помогли.
  -- Тогда, - выдавливает Дюша пересохшим горлом, - я бы хотел... то есть, вы не откажете... Гимли же вы не отказали...
  -- Очень даже отказала, - холодно говорит Владычица, - я еще с гномами не развлекалась!
  -- Дюша!
  -- Нет, я имею в виду, прядку ваших волос... просто на память...
  -- Дюша!
  -- Вечно приходится волосы кромсать... Ладно, - она наматывает прядку на палец и отрезает ее большими садовыми ножницами, - возьми.
   Дюша неожиданно для себя преклоняет колени. Спину ему сверлит ненавидящий взгляд Генки.
  -- Надо же... вот тут, прямо тут... А я думал, вы ушли на Заокраинный Запад..., - тихонько говорит он.
  -- Что мне там делать? Была я там... скукотища! Потом, как можно жить в краю, где нет наших мэллорнов?
  -- А тут они что, есть?
  -- Нет... но это не важно...
  -- А вы валаров видели? - с замиранием сердца спрашивает Дюша.
  -- Видела.
  -- Ну и какие они?
  -- А, по-всякому, - неопределенно отвечает Владычица. И наклонившись так близко, что он чувствует у себя на щеке ее нежное дыхание, шепотом говорит, - кстати, дорогой мой, чтобы увидеть валара, вовсе не обязательно отправляться на Заокраинный запад...
  -- А в "Сильмариллионе" написано...
  -- Что в "Сильмариллионе" написано, это все глупости и одно сплошное вранье. Его специально попросили.
  -- Кто?
  -- Понятное дело, кто. Кстати, Хири, прежде чем ты их поведешь, подойди к пятому стенду. Там разбрызгиватель сломался.
  -- Хорошо, Владычица, - покорно говорит Хирилорн, вставая.
   Владычица величественным жестом разглаживает мятые полы своего халата, поправляет косынку, дружелюбно кивает Дюше и выплывает из подособки. Хирилорн следует за ней, окинув Дюшу холодным взглядом.
   Ревнует, думает Генка. А вот интересно, куда они своих женщин вообще подевали? У Толкиена кстати, тоже - ну, Галадриэль. Ну, Арвен. Но ведь и все! Весь Лориэн битком набит эльфами, все деревья засижены лучниками, и хотя бы одна их баба Хранителям Кольца попалась по пути. С другой стороны, их женщины почему-то западают на наших мужиков... Я этому мерзавцу глаза выцарапаю!
  -- Она права, Дюша, - говорит Генка проникновенно, - нам надо идти! Да, увы, надо идти, как бы нам ни хотелось остаться!
  -- Да, - этот Боромир, похоже, быстро соображает, - Соберись! Мы сохраним прекрасную хозяйку Лориена в своем сердце.
   Дюша, приоткрыв рот, смотрит на дверь.
  -- Она эльф! - сообщает он, - В самом деле эльф!
  -- Да ну! Как ты быстро соображаешь, Дюша!
  -- Между прочим, в истории Средиземья зафиксирован такой факт, что майа Мелиан вышла замуж за эльфа Тингола. Это все равно, как если бы дочь президента Дойчебанка влюбилась бы в обезьяну в зоопарке. Даже хуже.
  -- Бывает, - соглашается Боромир, - "Макс, любовь моя" смотрел? Там еще жена французского посла в шимпанзе влюбилась...
  -- А там точно любовь у них была? Или просто родство душ?
  -- Кто ж такие вещи поймет? Но выглядело достоверно, согласись?
  -- Соглашусь. Как ты думаешь, Геночка, у них что-то было?
  -- Почему бы нет? Чем этот шимпанзе хуже тебя? Хватит, Дюша, пошли. Вон, уже Хири разбрызгиватель починил. Да, Хири?
  -- Я проведу вас тайными путями, - мрачно говорит Хири, брезгливо косясь на Дюшу, - то есть через задний ход.
  -- А заметят?
  -- Не заметят. Там чары наведены. Хорошие чары, крепкие. Чужие здесь не ходят. А то бы ментура с нас не слезала - регистрации-то нету ни у кого.
   У черного хода опрокинулась на бок тачка с навозом, над ней кружился столб крохотных мушек. Сверху медленно падал тополиный пух, подсвеченный косыми лучами красного закатного солнца.
  -- Спасибо, перворожденный, - вежливо произнес Боромир, осторожно обходя рассыпавшийся навоз.
   Но Хирилорн не ответил. Он задумался, прикрыв тяжелые веки, потом глубоко вздохнул:
  -- Эх, а вдруг он все-таки сумеет переиграть, Саурон? С одной стороны под Сауроном ходить радости мало, с другой - кому тогда паспорта вообще понадобятся?
  -- Эй, - осторожно говорит Генка, - вы же обещали...
  -- Я Владычице клялся в верности, - холодно сказал Хирилорн. И мечтательно добавил, - а все-таки тогда мы бы вас поприжали, аданов непромытых... Ладно, валите. Кустики вон видите? Туда и ныряйте. Там тропинка такая, незаметная почти, на нее тоже чары наложены.

*

  -- Вот здорово, - говорит Генка, щедро поливая шашлык огненным кетчупом, - а то у нас совсем деньги кончились.
  -- Не в деньгах счастье, - неопределенно ответил Боромир, рассчитываясь с официанткой.
   Они сидят у крохотного озера. На берегу грязными комками дремлют ленивые утки. По темной воде плывет тополиный пух.
  -- Геночка, как не стыдно, ты у эльфов ела!
  -- У эльфов не еда, а растительная пища, - возражает Генка, облизывая пальцы, - Врали они все, Дюша, про эти путлибы или как они там. Бессовестно врали. Эльфийскую еду вообще есть невозможно.
  -- Ну, ты прям как Горлум!
  -- А кстати, насчет Горлума! Он у нас есть? Арагорн, сидеть!
  -- Я ничего, - оправдывается Арагорн, ерзая на стуле, - только страшно немножко.
  -- Всем страшно.
  -- Это же игра, да? - Арагорн, моргая, по очереди заглядывает им в глаза, - Это они так играют?
  -- Кто - они? - сурово спрашивает Генка, - высшие эльфы?
  -- Ну, - цепляется за соломинку Арагорн, - могли же они сделать себе уши и все такое... Волосы высветлить...
  -- Она настоящая, - печально говорит Дюша, глядя в пространство, - таких вообще не бывает. Значит, настоящая...
  -- Дюша, вспомни, она же гному давала! Вот те крест! Просто Толкиен вообще про секс не писал, стеснялся.
  -- Не смей так о ней говорить!
  -- А почему, собственно? Только потому, что ей тыща лет с гаком, а она выглядит от силы на двадцать? Еще бы, при ее-то родословной. Тьфу ты, высшая раса! Мы то на них надышаться не можем - эльфы, эльфы! - а они же нас ненавидят, эльфы! Ты только погляди на этого их Хирилорна, он же, дай ему волю, просто перережет всех и не поморщится! Мы для него хуже Саурона!
  -- Это не совсем так, - печально говорит Боромир, разглядывая свой шашлык, - на самом деле большая часть эльфов вовсе нас не ненавидят. Просто презирают. Интересно, из кого у них этот шашлык сделан?
  -- Ты мне зубы не заговаривай! Сволочи они, а не эльфы! Оставили нас одних-одинешенек...
  -- А они иначе и не могли - так по канону надо. Ладно, хватит. Что дальше делать будем?
  -- Я не пойду в Минас-Тирит! - вдруг выпаливает Генка, исподлобья глядя на Боромира.
  -- Ты что, охренела? Какой Минас-Тирит? Я к тому, что домой вам нельзя. Ждут вас там, понятно?
  -- Куда уж понятнее...
  -- Значит, ночевать где-то придется. Ладно, знаю я одно место. Поехали.
  -- Минас-Тирит? - вновь подозрительно спрашивает Генка, почесывая щиколотку.
  -- Да нет, просто друг у меня ночным сторожем работает. Хорошее место, в самом центре, но тихое. Укрывище. Сейчас тачку тормознем и поедем.
  -- По верху? - радуется Дюша.
  -- А то... Подземные тропы для нас сейчас закрыты. Давайте, пока не стемнело совсем...
  -- Ты ж говоришь, он ночью работает.
  -- Он-то да, так ведь и назгулы тоже.
  -- Ну... Генка, эй, ты куда?
  -- Зубную щетку хочу купить, - говорит Генка мрачно. - Эй, ты, Боромир, дай сотку...
  -- Не жирно на зубную щетку?
  -- Не твое дело.
  -- Ладно, только скорее. Эй, тормози!!! Арагорн! Садись в машину, Арагорн, кому сказал?
  -- Мама будет волноваться, - печалится Арагорн.
  -- Не ври. Нет у тебя никакой мамы. И папы тоже нет. А то бы претендентом на престол был бы папа, а не ты, Арагорн, сын Арахорна. Ладно, ну, все, хоббиты, поехали.

*

  -- Он что у тебя, в "Национале" работает? - уважительно говорит Дюша.
   Они стоят в большом, заваленном мусором дворе на задах отеля. В мусорные баки осыпается сирень.
  -- Не совсем, - неопределенно говорит Боромир. - Теперь сюда.
   Здесь очень тихо. В доме напротив пронзительно блестят в закатном свете немытые стекла. Где-то далеко, в другом мире, воет милицейская сирена. Наверное, правительство куда-нибудь едет, думает Генка. Едет и не знает, что Саурон уже примеряет железный венец. Абзац правительству. А чего хотеть? Толпы народа же - все в зеленых плащах, с деревянными мечами - и все столько лет занимались тем, что расчищали место для Саурона. Рано или поздно это должно было случиться. Если так сильно во что-то веришь... если столько людей одновременно во что-то верят... Вот зараза, ну почему бы им не поверить, например, в мумми-тролллей? Ну, чем плохо?
  -- Это?
  -- Осторожно, тут лестница.
  -- Что-то мне тут, - говорит Арагорн.
  -- Не боись, сударыня, то есть, рыцарь запада, все путем.
  -- Каким путем? - Генка аж приплясывает от возмущения на стертых ступенях, - каким путем? Куда ты нас затащил, боец с темными силами?
   Красное кирпичное здание смотрит на них слепыми окнами. Под крыльцом вяло шевелятся комья тополиного пуха.
   У тяжелой двери табличка:
  

Кафедра паталогоанатомии 1-го мединститута им. Сеченова. Анатомический театр

   Ниже ярко-желтый постер:

Только один раз:

   Концерт рок-группы "Несчастный случай"

*

  -- Ты, Борька? А это кто?
  -- Это со мной, - веско говорит Боромир.
   Рыжий малый в грязно-белой майке отодвигается в сторону, освобождая проход.
  -- Познакомьтесь, - тем временем говорит Боромир, подталкивая корпусом упирающегося Арагорна, - это Кракен.
  -- Надо же, - вежливо говорит Дюша.
  -- Нам нужно надежное укрывище...
  -- За тобой что, - доброжелательно интересуется Кракен, - опять следят?
  -- Почему - опять? - удивляется Дюша.
  -- А, его уже один раз облучали невидимым оружием. В психушке лежал...
  -- Это были происки репрессивной психиатрии, - с достоинством говорит Боромир.
   Генка делает острожный шаг назад, но дверь за ее спиной резко захлопывается.
  -- Сюда, - говорит Кракен, спускаясь по ступенькам куда-то вниз и приветливо маша им рукой.
   С бетонного потолка тускло светят плафоны, убранные в железную сетку. По стенам на полках расставлены пыльные банки, где в мутной жидкости плавают органы, жемчужные как рыбьи пузыри, органы, розовые, как фрагменты целлулоидных пупсов, органы, темно-красные, как морские анемоны. Генке кажется, что все они шевелятся.
   В углу стоит цинковый стол, под ним, цинковое же корыто, баки с формалином, груда простынь в бурых потеках.
  -- Садитесь, - приветливо говорит Кракен, - есть хотите?
   Они чинно рассаживаются на деревянную скамью под банками с органами.
  -- Спасибо, - вежливо говорит Дюша, вытирая о штаны потные ладони, - мы уже.
  -- Чаю?
  -- Не надо.
  -- Ты что, Дюша, почему не надо? Я хочу чаю.
  -- Ладно, - Кракен нагибается и извлекает откуда-то электрочайник, - сейчас. Только воду наберу.
   Только теперь Генка замечает, что в коридор выходят еще две двери. Из одной тянет неприятным сырым холодом.
  -- А там что? - интересуется она.
  -- Холодильник. Так во что ты опять вляпался, а, Борька?
  -- Это не я, - отмахнулся Боромир, - это они. Им надо пересидеть где-то до утра, понимаешь, такое дело...
  -- Бывает, - сочувственно кивнул Кракен, - ладно, я воды наберу. Туалет, кстати, тоже там.
  -- А в холодильнике что?
  -- Трупы, понятное дело. А ты что подумала?
  -- Я так и подумала, - говорит Генка.
  -- А я вот совсем мертвых не боюсь, - заявляет Арагорн, - то есть, мертвых мертвых.
  -- Живые мертвые это, конечно, другое дело, - соглашается Генка. - Они так и шастают. Ты что, Дюша?
  -- Ничего... Спать хочется...
  -- Был один такой случай, - говорит Боромир, - на полевке. Ее на Клязьме отыгрывали, надо было переправляться, они стали деревья рубить, ну, не рассчитали - дерево упало не туда и придавило девочку-хоббита. Насмерть. Так что эти уроды сделали? Они подумали - раз уж все собрались, готовились столько, приехали, отыграем, а она пускай тут полежит. Вернемся, заберем. Не убежит ведь. В общем, оставили ее, переправились на тот берег и пошли играть. А вечером возвращаются - нет ее.
  -- Унесли?
  -- Сама ушла. Так и ходит с тех пор.
  -- Где?
  -- Да везде, где полевки играют. Нравится ей.
  -- А еще был такой случай, - говорит Арагорн, блестя очками, - про Черного хоббита, знаете? Он просил эльфом его сделать, а его в хоббиты определили. Он пошел и повесился. Они приходят, а он висит... Они тогда...
  -- Да ладно вам, - дружелюбно говорит Кракен, - попейте лучше чаю.
  -- А печенья нет?
  -- Ты что, Генка, совсем?
  -- А что я могу сделать? Я есть хочу... Что у тебя тут со светом?
  -- Да накал падает... Морозилка включилась.
  -- Ч-ш-ш...
  -- Что там?
  -- Где?
  -- За стеной. Слышишь?
  -- А, не обращайте внимания. Они всегда так.
  -- Как?
  -- Ну, ходят, как ближе к ночи...
  -- А-в-ва-ва, - говорит Арагорн.
  -- Да ладно вам, что они вам сделают?
   Дверь скрипит. Из темноты появляется ярко накрашенная девица в короткой юбке и лодочках на высоких каблуках. Рот у нее ярко красный и кажется окровавленным.
  -- Ребята, выпить не хотите? - приветливо говорит она, - я тут коньяк заныкала.
   Дюша мотает головой.
   Девица исчезает во мраке.
  -- Девочки из "Националя", - поясняет Кракен. - заходят сюда. - Пописать там, умыться, краску подновить... А вы что подумали?
  -- Да, - зловеще говорит Генка, - это тебе не Галадриэль.
   Боромир-то, думает Дюша, оказывается, в дурке сидел. Я так и знал. Они же все тут сумасшедшие. Может, нет никаких эльфов, просто куча сумасшедших... Владычица, правда... черт, в голове все путается. Боже мой, я ж ничего не хотел. Я только хотел поиграть. Хотел, чтобы все было, как по настоящему. То есть, чтобы правильно все было - чтобы цель какая-то. И смысл. И где я в результате? В морге! Чертов Тугрик, увижу, убью. Так паскудно подставить...
  -- Борис, а вы не знаете, кто такой Мастер этот их?
  -- Какой мастер?
  -- Ну, в хоббиты нас посвящал! Руки накладывал, все такое. Сам в маске, лица не видно.
  -- А, - буднично отозвался Боромир, - скорее всего, Саурон.
  -- Как? Сам?
  -- Ну... Он, пока силу не набрал, тусуется с Морганой. Собирает людей, агитирует, почву готовит. Что-то же ему надо делать!
  -- Я хотел поиграть, - беспомощно говорит Дюша, - я всего лишь хотел поиграть.
  -- Ну, так это ведь тоже игра. Только с другими ставками.
  -- Я не... Геночка, ты куда? В туалет?
  -- В туалет, в туалет. Сиди, Дюша...
  -- Я не хочу больше играть, Боромир. Мне не нравится.
  -- Кто ж тебя спрашивает, - печально говорит Боромир, - так оно обычно и бывает. Сначала добровольно, потом деваться некуда.
  -- Вы знаете, мне и эльфы не нравятся, - шепотом говорит Дюша, - нет, конечно, Галадриэль, она... но они и правда жестокие какие-то... И нас презирают. И я еще должен их спасать?
  -- Именно поэтому, - поясняет Боромир, - они тебя и презирают. А что им еще остается? Ведь ты пойми - сколько они живут, и сколько ты! Ты муху жалеешь? А вдруг она возьмет и пойдет тебя спасать - ни с того, ни с сего? Обидно, да? Кстати, если честно - не спят их женщины с нашими мужиками. Это все выдумки.
  -- Я и не думал...
  -- Думал. Я и сам думал. Как погляжу на их баб, так и думаю. Только пустой это номер. У них какие-то свои заморочки сексуальные, извращения там разные, но мы с ними и рядом не лежали. Ладно, давай баиньки. Там у Кракена спальники есть в подсобке.
  -- Сейчас... Геночка, ты там еще долго?
   Молчание.
  -- Геночка!
  -- Дюша, отстань, я сейчас выхожу.
   Голос у Генки какой-то приглушенный... тем более, вода шумит.
  -- Геночка, мне тоже надо.
   Генка выходит, застегивая штаны. Глаза у нее красные. Или показалось?
   Дюша оглядывается. Грязный умывальник, треснувшее зеркало, унитаз с выщербленным сиденьем. На кафельном полу валяется пустой тюбик из-под депиллятория...

*

   Дюша осторожно попробовал пошевелить рукой. Затекла, что ли? Он ее совсем не чувствовал. Вообще, было как-то погано - во рту сухо и сладко, голова гудит. Или это не голова?
   Я сплю в морге, напомнил он сам себе. Это работает холодильник. Ничего себе, работает. Аж пол гудит и трясется.
   И бензином воняет.
   Я точно помню - ворочался, ворочался, пока не уснул. Жестко было, а еще одновременно холодно и душно. И воняло не бензином, а формалином. Сладковатый такой запах. Примерно как у меня сейчас во рту. Но я все равно заснул. Галадриэль мне приснилась, что она по секрету рассказала мне, что никакой она не эльф, а пришелец. Что они себя выдают за эльфов, потому что люди эльфов любят. А пришельцев уже не любят, боятся, национальная паранойя, ксенофобия, типа того. Вот они и устроили свою базу на ВДНХ, что они как бы эльфы. А что, логично... То есть, тогда мне показалось логично. У них в павильоне "Космос" спускаемый модуль спрятан. До чего рука затекла. И ноги тоже...
   По лицу проползла полоска света. Пол, на котором он лежал, по-прежнему трясся, в щель на потолке просочился еще один луч, уколол глаза и пополз дальше.
   Да я же еду куда-то.
   Это они меня взяли, подумал Дюша. Взяли, потому что я догадался, что никакие они не эльфы.
   Нет, чушь, откуда они узнали, это же мне приснилось...
   А они умеют читать сны!
   Нет, это что-то не то. Это оттого, что голова трещит. Вот я и не могу сосредоточиться.
   Как это получилось, я же совершенно ничего не помню. Помню как заснул. Как проснулся. Всё.
   Он осторожно повернул занемевшую шею и тут же уперся взглядом в вытаращенные глаза Арагорна. Очки у Арагорна куда-то делись, Арагорн хлопал слипшимися ресницами, рот его кривился от ужаса. Увидев, что на него смотрят, Арагорн начал отчаянно разевать рот, как вытащенная из воды рыба. Он точно что-то говорил, но Дюша его не слышал - в ушах звенело. Потом, опять же, мотор.
   Смотреть на Арагорна было противно, и Дюша попробовал повернуться на другой бок. Тут же уткнулся носом в холодное, влажное, железное. Еще под щекой оказалась щель, в которой тоже мелькал свет. Из нее тянуло бензином.
   Он подтянул ноги и попытался сесть.
   Ничего не вышло. Ноги, как и руки, отказались ему подчиняться. Он лежал на трясущемся полу, извиваясь, словно червяк. Иногда в глаза бил свет случайного фонаря и тогда он морщился и отводил взгляд.
   Затем стало тихо. Пол перестал трястись. Звон в ушах утих, и слышно стало тихое подвывание Арагорна.
   Затем что-то заскрипело, металл ударился о металл и в лицо ему повеял свежий ветер. Задняя дверь грузовичка распахнулась, и на фоне чистого звездного неба ему показался темный силуэт. Что-то такое было в нем, очень страшное, и Дюша попытался отодвинуться, неумело упираясь связанными ногами.
   Черный человек отчетливо и сухо щелкнул пальцами и кто-то сопя протиснулся мимо Дюши - он все пытался отодвинуться, ощущая, как холодное светлое лезвие шевелится сначала между щиколотками, потом между запястьями.
  -- Выводите, - сказал Черный человек, и Дюша ощутил, как кто-то ухватил его за ворот и с силой вытолкнул из кузова.
   Непослушные ноги подкосились, и он упал на колени, ощущая сквозь джинсовую ткань сырую холодную землю и остро колющие ветки. Рядом плюхнулся Арагорн.
  -- Вставай, - сказал Черный Человек.
   Сзади еще кто-то тяжело вывалился из кузова. Генка?
  -- Раз, два... - декламировал Черный Человек, - три, четыре...
   Широко расставив ноги и спрятав руки за спину, он наблюдал за ними - черный силуэт на фоне светлого летнего неба. Страшные светлые глаза сверкали на темном неразличимом лице.
   Дюша аж зашипел сквозь стиснутые зубы.
   Теперь, когда глаза его привыкли, он понял, что вокруг не так уж и темно - разбитая асфальтовая дорога оканчивалась площадкой, примыкающей к лесу; на фоне звезд качались верхушки темных деревьев.
   Грузовичок стоял рядом с навесом автобусной остановки, рядом с ним, прижав руки к бокам, выстроились странно квадратные мужики в комбинезонах с фосфоресцирующей надписью "ТОО ФАУНА". Они нервно переминались с ноги на ногу.
   Где Генка?
  -- Кого вы привезли? - чистым холодным голосом спросил Черный Человек, - кого вы привезли, недолюди?
  -- Ты велел четверых, господин, - невнятно отозвался квадратный, - их четверо.
  -- Четверых? Я, кажется, говорил о двух хоббитах? Где второй хоббит?
   Генки точно нет. Дюша почувствовал сильное облегчение. Но тогда почему четыре?
  -- Два нуменорца, хоббит... А это кто?
  -- Я здесь не причем, - торопливо сказал Кракен, - это случайность. Я просто сторож. Они пришли...
  -- Убрать, - брезгливо сказал Черный человек.
   Двое из ТОО "Фауна" подхватили Кракена под мышки и поволокли в кусты. Дюша слышал, как тот резко взвизгнул и затих.
   Дюша всхлипывал и скрежетал зубами, чувствуя, как ему в плечо вцепились холодные пальцы Арагорна.
  
  
   Фиримары - смертные (эльф.). Так эльфы, которые то ли бессмертны, то ли феноменально долгоживущие, называют представителей остальных рас, но в первую очередь, людей. Комментатор 22-го Оксфордского издания эльфийского словаря (расширенного и дополненного в свете последних событий) сэр Фурпоу уверяет, что никакой отрицательной окраски это слово не несет. Лично я в этом сильно сомневаюсь. Тем более, что в эльфийском есть слово "Аданы" (вторые) по сути своей пренебрежительное, но семантически несущее положительную коннотацию (используется только применительно к "хорошим" людям, то есть эльфийским союзникам). Не понимаю, почему бы эльфам не называть людей просто "люди".
   Для тех, кто не знает - валары как бы заместители Творца Эру Илуватара, который сам, создав Арду, в общем и в целом последний раз проявил себя в наших Палестинах полным уничтожением острова и королевства Нуменор. Валары тоже, видимо, организаторскими способностями не отличаются - судя по тому бардаку, который творится в Средиземье. Майяры - заместители валаров, которые помогли последним так удачно все организовать. Кто хочет подробнее - читай "Звирьмариллион" Свиридова, там все сказано. Пикантность ситуации состоит в том, что, хотя межрасовые браки лично Эру и валарами не поощряются, было зарегистрировано два достоверных брака между людьми и эльфами (Лутиэнь & Берен и Арагорна & Арвен), а плодовитые и жизнеспособные потомки Берена/Лутиэнь, т.е. полукровки порядком подпортили множество эльфийских родословных. Сама Лутиэнь была даже не эльфийкой, а полукровкой в более продвинутую сторону - ее мама вообще была богиня, правда из мелких. Про потомков Арагорна/Арвен ничего не известно, Еськов вон утверждает, что их вообще не было. Что симптоматично - люди (мужчины) женились на эльфийках, а не наоборот. Должно быть это такое странное проявление мужского шовинизма - гоняться за представительницами высших рас... Ни один эльф не польстился на жену, которая через тридцать лет стала бы глубокой старухой. Так что самцы эльфов, как бы они ни были хороши собой для нас, человеческих женщин - объект бесперспективный. С чем вас, девочки, и поздравляю.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"