Андреева-Сапфиро Г: другие произведения.

Подземелья Аркаима. Гл.8, часть 4, (Начало)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ночь вдвоем. Экзамен на пилота. Глеб отправляется в Аркаимский подземный Храм-Лабиринт.


Подземелья Аркаима




Обложка [коллаж]

  1. Глава 8. Игры с реальностью

    1. Часть 4 (Начало). Судьбу не выбирают. Тайна 'Небесного Колеса'.




      Солнце в конце мая еще не было таким обжигающим, как в июне, но припекало чувствительно. Мы с Галиной уже больше часа шли вдоль берега Иссык-Куля, пора сделать привал и перекусить. Вскоре попался подходящий валун: большой и плоский, обкатанный волнами прибоя. Я снял рюкзак, расстелил кусок полиэтилена, открыл коробку с бутербродами, налил кофе из термоса. Мы не спеша позавтракали, сидя на теплом камне и любуясь прекрасным видом озера. Скалы на противоположном берегу, залитые полуденным солнечным светом, казались сахарно-белыми пиками, растворяющимися в синеве небес.

      Затем продолжили важный для нас разговор. Летом нам обоим исполнялось семнадцать лет. До совершеннолетия еще год, но мы решили жить вместе, пока в гражданском браке. Прогулок и поцелуев под Луной нам уже было мало, хотелось, более близких отношений. И мы решили в следующий мой приезд 'довести дело до конца', договорившись уйти с ночевкой подальше от поселка и найти укромное местечко, где нам никто не помешает. Мне, правда, придется решить проблему с охраной, всегда державшейся в отдалении, но не так далеко, как нам хотелось бы. Переговорю с отцом, он поймет.

      Дальше тянуть было нельзя, так как с двадцатого июня у меня начинаются экзамены на полетном тренажере, а в конце июля я уеду в Аркаим и после принятия инициации в составе нашей группы полечу на марсианскую базу, где продолжу обучение. Горислав говорил, что мы пробудем там три месяца. Галина же в начале июля летит в Читу поступать в Колледж Переводчиков.
      Отец, когда я попросил его в следующий мой приезд убрать охрану с глаз долой, когда мы с Галиной уйдем с ночевкой на берег озера, все понял. Он долго смотрел на меня, потом сказал:
      - Ты стал совсем взрослым!
      Я усмехнулся - мы с отцом были уже одного роста, а через год, глядишь, мне придется смотреть на него сверху вниз. Отец пообещал, что нас никто не будет беспокоить.

      Всю неделю мне с трудом удавалось держать себя в руках и не отвлекаться на учебе и тренировках. Наконец, наступил вечер пятницы. Отец ждал меня в машине. Я забросил рюкзак на заднее сиденье и сел рядом с ним. По дороге у нас состоялся краткий разговор. Отец сказал, что у всех это случается первый раз, когда приходит время, и что все будет хорошо. Спросил насчет детей. Я заверил, что этот вопрос мы обсудили, и пока никаких детей: надо сначала нам обоим 'встать на ноги'.
      Мы с Галиной не стали тянуть время: взяв на случай дождя палатку, загрузили рюкзаки и на закате солнца отправились к заранее облюбованному месту. Пока добрались, уже стемнело. Ветер стих. Мы расстелили одеяло на еще не остывшем песке и занимались любовью под шелест набегающих на берег волн. Затем лежали, глядя на звездное небо и размышляя о будущем. Я никогда не забуду эту ночь нашей первой близости, в которую я стал мужчиной. Нарождающийся месяц посеребрил воду, превратив озеро в огромное зеркало. На горизонте появилась изумрудная полоска, скоро рассвет. Незаметно для себя мы уснули.

Ночь под звездами


Ночь вдвоем [из интернета]




      Мне снилось, что я стою ночью на балконе замка, нависшего над скальным обрывом. Глубоко внизу змеится узкая лента реки, пересекающая темную долину и теряющаяся на горизонте. Перевожу взгляд на небо: где висят, словно небольшие ярко-оранжевые апельсины, две Луны. Я поворачиваюсь, стеклянная панель отъезжает в сторону, и я вхожу в большой сумеречный зал квадратной формы, освещенный только тусклым оранжевым светом, падающим из ромбовидных окон. Пол зала как будто сделан изо льда: лунный свет высвечивает в его толще штриховые узоры трещин. В центре находится зеркальный многогранник, похожий на колонну одиноко стоящую среди пустого зала, перекрытого куполом. Зал так высок, что купол еле различим. Его центр прозрачен, и оттуда прямо на зеркальную призму падает столб слабого света. Подхожу к ее грани, внутри которой клубится золотистый туман, и вглядываюсь. Удивляюсь, что не вижу в зеркале своего отражения. Но вот внутри зеркала начинает проявлять фигура огненного существа с пылающими синими глазами. Я узнаю его - это Химера. Как бы она не изменяла свой облик, являясь мне в сновидениях, я всегда узнаю ее. Теперь я знаю ее настоящее имя: Семаргл, Повелитель огненной стихии. Зеркальная грань, ослепляя, наливается светом. Я на миг прикрываю глаза, а когда открываю их, то вижу перед собой обычное зеркало. Семаргл исчез. А с серебристой поверхности на меня смотрит мое отражение. Или не мое? На мне черный камзол, черные узкие брюки и сапоги до колен. Пояс из золотых колец с овальной пряжкой из туманно-голубого опала. Длинные белоснежные волосы рассыпаны по плечам. На моем бледном лице синими сапфирами сияют глаза. Я вздрагиваю. Это глаза Семаргла. Мои глаза.

Глеб - Тринадцатый Семаргл


Глеб - Семаргл [из интернета]




      Я просыпаюсь и лежу еще несколько минут, вспоминая странный сон. Чье отражение, так похожее на меня, я видел в зеркале. Символы сна или воспоминание из жизни предшественника.
      Галина, увидев, что я проснулся, склоняется надо мной и целует.
      - Вставай! Я заварила свежий чай и разогрела готовый завтрак.
      Я встаю, беру ее на руки и несу к костру около валуна. Семаргл улетучивается из моих мыслей, словно дым. Я чувствую, что проголодался - пора, как следует подкрепиться. Жизнь прекрасна.

      Домой мы вернулись под вечер следующего дня, к семи надо быть на базе. Отец ждал меня, сидя в машине: времени было в обрез. Попрощавшись с Галиной, я забросил рюкзак на заднее сиденье и сел рядом с отцом. Он не стал меня спрашивать, только взглянул вопросительно. Я ответил:
      - Все хорошо!

      Через три недели начались экзамены по пилотированию и ориентации в Солнечной системе. Двадцать первого июня я стоял с Гориславом, своим инструктором, в тренажерном зале, ожидая командора Торопова. Вскоре он появился и вручил мне электронный скарт, куда будут заноситься все данные о моих полетах на тренажере и замечания кураторов, чтобы я на досуге мог просмотреть хронику полетов и разобраться с ошибками.

      Я первый поднялся по трапу в кабину тренажера и занял среднее кресло - место командира. Командор Торопов сел справа, а инструктор Высоков - слева. Командор активировал систему, входной проем закрылся, верхний свет погас. Стеновые панели, отливающие серым стеклянным блеском, потемнели и растаяли - я очутился в кабине небольшого военного судна типа 'Корвет', висевшего в причальных захватах у орбитальной станции 'Урания'. Сквозь прозрачные стеновые и потолочные панели слева был виден ее переходной модуль, состыкованный с корветом. Справа медленно проплывал темный глобус Земли, на котором мерцали пятнами желтых искр ночные города. Часть окружности глобуса разгоралась ярким белым пламенем: скоро оттуда появится пылающий солнечный диск.

      Командор ввел на своей консоли данные, и на дисплее высветилось мое первое экзаменационное задание: отстыковаться от станции, проложить трассу к Луне, облететь ее и состыковаться с российской станцией 'Селена' на ее орбите. Я подключил индивидуальный скарт к системе, затем вывел над консолью объемную карту данного участка космоса, определился с положением и скоростью 'Урании', задал конечные координаты и проложил полетную трассу. Командор указал на ней точки входа и выхода для прыжка: не проделывать же на тренажере полет в реальном времени, хотя и лететь-то до Луны на квантовых антигравах - импульсных антигравитационных двигателях Леонтьева последней модификации, меньше трех часов.

      Волнение первых минут экзамена прошло, я действовал спокойно и без колебаний, почти на автомате. За первый полетный экзамен я получил 'десятку' - высший балл. Следующий экзамен: полет от Луны к Марсу, был назначен мне через день. Я проложил трассу полета, облетел Марс, сел на поверхность возле нашей автоматической станции, взлетел, состыковался с орбитальной станцией 'Арес-2', отстыковался, и вернулся на орбиту Земли. И также удостоился десяти баллов.

Марс


Кратер на Марсе [из интернета]




      Самым трудным оказался последний экзамен. Мне предстояло лететь от марсианской станции 'Фобос' к спутнику Сатурна Энцеладу, затем к Титану, чтобы состыковаться с его орбитальной станцией. После Титана зависнуть на орбите Япета, самого отдаленного спутника Сатурна. Все это я проделал без ошибок.

      Даже отсюда, от Япета, Сатурн поражал воображение: огромный полосатый шар, перечеркнутый серебристо-фиолетовым лезвием кольца, заполнял собой весь вид за боковыми обзорными панелями. Розово-желтый цвет поверхности у экватора, наиболее освещенного солнцем, плавно переходил в сине-фиолетовое свечение к краю диска. Зрелище было фантастическим. От его созерцания меня отвлек голос командора Торопова:

Сатурн


Кольцо Сатурна [из интернета]




      - Твое последнее задание: определиться с положением в пространстве и вернуться на орбиту Марса, состыковавшись со станцией Фобос.
      Он ввел новые координаты, и корвет оказался рядом с большим астероидом в окружении камней и ледяных глыб всевозможных размеров и форм. Это мог быть пояс Койпера или пояс астероидов между Землей и Юпитером - несостоявшаяся планета Фаэтон: ей не хватило сил, чтобы собрать себя в кучку. Я вывел над панелью стола объемную карту и определился с положением в пространстве, относительно Солнца: я находился в поясе Фаэтона. Сделав расчет трассы с учетом гравитационного поля еще одного гиганта солнечной системы - Юпитера, чья орбита проходила между поясом астероидов и Марсом, я вывел корабль на кривую, ведущую к Марсу, и включил на полную мощность силовое поле, отклоняющее встречные астероиды.

Пояс астероидов


пояс астероидов [из интернета]




      - Молодец, - промолвил командор, - вот про защиту корабля многие курсанты-то и забывают.

      Стыковку к орбитальной станции я провел, как обычно в ручном режиме. Горислав, мой инструктор, любил нам напоминать, что 'электронные мозги - это хорошо, но свои тоже надо иметь: они в нужный момент не откажут, а вот электронные - могут и подвести!'.

      Экзамены и разборы полетов остались позади. Все курсанты получили по две недели отпуска, которые я провел вместе с Галиной. Мы поселились в моей комнате на мансарде. Десятого июля я проводил ее в аэропорт, она улетела в Читу сдавать экзамены в колледж, а сам вернулся на базу, где жизнь пошла своим чередом. В свободное время я брал акваланг, выбирался через шлюз и до самой темноты плавал в озере. Это занятие мне никогда не надоедало. Порой я жалел, почему не родился дельфином: плавал бы себе в глубине и никаких проблем человеческих.

      Чем меньше оставалось дней до моего дня рождения, тем больше я нервничал. Я занимался в спортзале до изнеможения, но ничего не помогало - сон бежал от меня. Пропал аппетит, хотя в последнее время я и так питался словно воробей. Герман сказал, что мой организм постепенно переходит на питание светом - чистой энергией:
      - Такое 'питание' клеток имеет практически стопроцентный КПД (коэффициент полезного действия), в то время как употребление обычной пищи дает КПД не более тридцати процентов. И к тому же загрязняет организм шлаками. Только тебе теперь нужно чаще гулять под солнцем.

      Я не сказал ему, что переводя в темноте зрение на многомерное, вижу вокруг себя пульсирующую энергию более тонкого уровня, чем солнечный свет. И могу ею подпитываться, втягивая в солнечное сплетение через спиральную родинку на ладони и накапливая там: закручивая ее в тор, словно пружину часов, а потом черпать оттуда по мере надобности. Наполнив энергией ауру и тело, я становился легким, словно воздушный шарик. Раскрутив усилием воли эту энергию по часовой стрелке, я мог парить в воздухе - левитировать.

      Когда я переводил зрение на другой уровень, перед моими глазами в темноте проявлялся узор из сфер, внутри которых вспыхивали и гасли искры света, слагаясь в объемные бегущие спирали. Огненные спирали перетекали из одной сферы в другую, соединяя их в единую ячеистую структуру, причем сами сферы каким-то образом оставались неподвижными. В начале меня это удивляло, но потом я решил, что поверхность каждой сферы ограничена невидимым силовым полем, обволакивающем ее наподобие пленки мыльного пузыря. Но при этом, не препятствуя движению вихревых потоков энергии между 'пузырями'. Это было удивительное, красивое и захватывающее зрелище. Единственный минус - я переставал видеть окружающую обстановку. Сферы я обозвал 'энергетическими кристаллами'. Возможно, я видел строение вакуума, его энергетическую решетку.

      За четыре дня до конца июля вечером ко мне в комнату пришел отец и сказал, чтобы я собирался:
      - Завтра утром вылетаем в Аркаим. Тебе нужно несколько дней, чтобы адаптироваться к месту.
      После его ухода я собрал рюкзак, кинув туда смену одежды, кроссовки и зубную щетку. Жезл я замотал в махровое полотенце и тоже положил в рюкзак. Вроде больше брать нечего. Кольцо Химеры повесил на серебряную цепочку, которую одел на шею.
      На следующий день после завтрака, взяв тощий рюкзак, пошел в комнату к отцу. Он меня уже ждал. Я думал, что мы, как обычно, полетим на вертолете в аэропорт, но отец повел меня знакомым путем через мост в ангар, где стоял транспортный модуль - космическая яхта типа 'Яхтанг'. Я уже летал на нем на Противометеоритную Станцию в долине Вилюя. Стражи, чтобы не привлекать внимания пользовались обычным транспортом - вертолетами или самолетами, как гражданскими, так и военными. Транспортом, оставшимся со времен древних, пользовались только в особых случаях.

      В 'Яхтанге' нас ждали Маркел, Герман и командор Илья Торопов, который сидел в кресле пилота. Мы с отцом уселись, и командор, положив руки на сканеры, загоревшиеся ярко-зеленым светом, активировал управление модулем. На боковых стеновых панелях засветились цепочки из янтарных сот. Раздвинулись наружные экраны, закрывающие прозрачные смотровые панели, и тихо жужжа, яхта начала подниматься из вертикальной шахты. Когда мы взлетели и на несколько секунд зависли над ней, я посмотрел вниз и увидел, как сходятся лепестки мембраны, закрывая вход в шахту. Затем из скалы выдвинулись два серых полукруга: сомкнувшись, они полностью замаскировали шахту.
      Я сидел рядом с командором, наблюдая за его манипуляциями по управлению яхтой. Принцип был такой же, как на тренажере, но по своим возможностям яхта уступала корвету - все-таки тот был военным скоростным судном.
      День выдался солнечным, под нами проплывали редкие облака, бросая тени на расстилающиеся внизу горы. Командор пояснил, обращаясь ко мне:
      - Мы летим высоко над поверхностью, поэтому сейчас включен первый уровень защиты от наблюдения извне. Плазменный кокон вокруг яхты делает ее невидимой для радаров. Когда мы пойдем на посадку, я включу второй уровень защиты - 'мозаичную голограмму', тогда мы станем невидимы для наблюдателей с земли. Без второго уровня защиты народ принимает нас на НЛО.

      Я погрузился в свои мысли, меня не тревожили. Время в пути прошло незаметно. Яхта сбавила скорость и стали снижаться - под нами проплывала долина, погружающаяся в фиолетовый вечерний сумрак, со знакомой круглой 'печатью' Аркаима, расположенного на возвышении у слияния рек Большая Караганка и Утяганка. В восьми километрах южнее находится поселок Амурский. На чистом безоблачном небе появлялись первые звезды.
      Миновав долину, яхта зависла над водной гладью напротив мыса с остатками городища.

Аркаим


Аркаим [из интернета]




      - Вход в подземелье Аркаима под водой, - пояснил командор.
      - Глубина реки здесь большая: тридцать пять метров, так как она протекает по тектоническому разлому, хотя ширина - всего десять метров. Около трехсот миллионов лет назад при образовании вулкана произошел разлом земной коры. Гора Шаманка - это то, что от него осталось. Вода в реке содержит серебро, поэтому является целебной. Известна только одна 'серебряная' река, подобная ей. Это Ганг в Индии.

Река Караганка


река Караганка [из интернета]




      - Под Аркаимом, на глубине пятьсот метров от поверхности находится храм-лабиринт, это целый подземный город. В древности он носил название 'Огненный чакрам': Огненное колесо. - Продолжил командор.

      - Его построили жрецы, по-русски - волхвы, в незапамятные времена, более двадцати тысяч лет тому назад. Они выбрали это место из-за его мощнейшей энергетики. Сейчас здесь соединяются два типа энергий: Инь и Ян. Одна идет из разлома, вторая продуцируется водным течением. Вначале город-храм находился на поверхности земли. Со временем из-за землетрясений он был засыпан обрушавшимися горными породами и погружался все глубже и глубже. Во времена потопа это место оказалось дном моря, сюда нанесло мореных отложений. Потом вода ушла, осталась только река. Но подземный город всегда продолжал функционировать. Около шести тысяч лет назад обстановка здесь стабилизировалась, тогда и был возведен тот Аркаим, остатки которого ты видишь сейчас. Наши Хранители говорят, что Аркаим на поверхности олицетворяет 'Скрытое (в отражении) Небесное Колесо', что Аркаим, это Отражение огненного небесного 'Колеса' на земном плане. Но следует помнить, что круг (колесо) - есть проекция Сферы на плоскость. Огненная Сфера - это звезда, с которой связана наша планета: наше Солнце, подпитывающее энергией все планеты через их акупунктурные точки. Центр Аркаима является космической акупунктурной точкой, в которой идет обмен энергиями между космосом и ядром планеты.

      Волхвы считали, что в ней 'стоит сильный небесный Луч', который они называли 'Огненной осью', соединяющей город земной и город небесный. Об этом упоминается в эпосе древних ариев, проживающих на территории Индии, 'Регведе'. Они считали, что данный 'луч' просветляет и укрепляет Дух и 'делает тело легким и невещественным'. Возможно, речь идет о левитации. Существует легенда, в которой говорится, что войдя в 'луч', являющемся энергетическим столбом, можно перенестись в иные миры. - Закончил командор Торопов и начал снижение.

Огненная Ось Аркаима


огненная ось аркаима [из интернета]




      Меня бросило в пот: я вспомнил, как стоял в столбе синего света на площади Аркаима в свой первый приезд сюда. Отец тогда сказал, что Аркаим неожиданно активировался или... его кто-то активировал. Выходит, он знал, что его можно активировать! Я в это тогда не поверил. В ту ночь была страшная буря с ливнем, и я видел над Аркаимом полупрозрачный купол, куда били молнии и который защитил меня от потоков воды, низвергавшихся с ночных небес.

      Туристам запрещалось бродить по развалинам Аркаима, тем более по ночам, - он числился охраняемым 'культурным наследием', и толпы жаждущих 'приобщиться' к мистической тайне предков сравняли бы его с землей не хуже стад мастодонтов, решивших попастись на его развалинах. Поэтому, когда мы в темноте медленно опускались к реке, в округе не было ни души - все автобусы с туристами уже покинули городище. В кабине было темно, светилась лишь панель командора, но когда яхта погрузилась под воду, он включил радиальные прожектора. Теперь, если бы кто-нибудь посмотрел с обрыва на реку, он увидел бы круг со светящимися спицами, который по мере нашего погружения, становился все меньше и бледнее.

      С легким толчком Яхтанг состыковался с переходным модулем. Командор активировал люк в днище корабля. Первые 'прыгнули' в него Маркел с Германом. Потом я: невидимая сила, также как и на вилюйской Станции, мягко подхватила меня и опустила на пол. Я шагнул в сторону. Следом за мной опустились отец и Илья Торопов, закрывший проход набором кода на сенсорном экране в стене. Нас никто не встречал. Пройдя небольшой коридор, мы оказались у лифтовой шахты. Спуск на скоростном лифте на глубину пятьсот метров был не очень приятным. Я с облегчением вздохнул, когда капсула лифта, наконец, замедлилась и остановилась.

      Пройдя метров сто пятьдесят по сводчатому тоннелю, освещение которого включалось по мере нашего движения, мы оказались у герметичной металлической двери. Через несколько секунд дверь уехала вбок, скрывшись в недрах стены, и мы вошли в следующее помещение, где нас ждали двое в темно-серых матово-отблескивающих комбинезонах. Седоволосый немолодой мужчина с серо-голубыми глазами, поздоровавшись с нами, остановил пристальный взгляд на мне. Отец представил меня ему. Встречающий сказал, чтобы я обращался к нему просто 'мастер'. Его молодого русоволосого сопровождающего звали Максимом. Все кроме меня, как я понял, из приветствий, были друг с другом знакомы. Встречающие повели нас лабиринтом тоннелей и коридоров в зону отдыха, где мы проведем двое суток, оставшиеся до моей инициализации.

      Подземное сооружение было гораздо больше по площади, чем сам Аркаим, диаметр которого был около ста семидесяти метров. Мы прошли несколько широких и высоких туннелей, облицованных полупрозрачным материалом, похожим на дымчатый опал, но швов, что всегда видны при облицовке плитами, на стенах не было. Некоторые из коридоров, соединяющие туннели, были облицованы тем же дымчатым материалом, а в некоторых - поверхности стен из черного вулканического стекла были просто отполированы. Все потолки были сводчатыми, такая конструкция лучше воспринимает нагрузку.

Подземелья Аркаима


Лабиринты Аркаима [из интернета]




      Через очередную герметическую дверь мы попали в хорошо освещенный коридор, с одной стороны которого располагались обычные деревянные двери. Мне выделили отдельную комнату. Я шагнул за дверь и оказался на поляне среди леса, посреди которой стояли диван и стол с креслом, выглядевшими на ней нелепо. Переход из коридора в лес был неожиданным. Я замер у порога, разглядывая свои просторные апартаменты, на стеновые панели которых было выведено изображение лиственного леса, пронизанного лучами полуденного солнца. Щебетали птицы, колыхалась трава, между стволов вдалеке проглядывало небольшое озеро. Из угла комнату вышел пятнистый олень. Грустно взглянув на меня, он прошествовал через всю стену и исчез в другом углу. Я посмотрел под ноги на объемное изображение травы. По желтому цветку около моего ботинка ползала божья коровка.

      - Да, неплохо устроились Хранители! - Подумал я.
      В стене около двери я нашел панель и, перебрав несколько видов, остановился на изображении весенней степи летним солнечным днем. Теперь у меня под ногами колыхались от ветра красные и желтые тюльпаны. Далеко на горизонте еле просматривались туманные горы, а в белесом небе медленно кружил орел, высматривая какого-нибудь суслика себе на пропитание. Где же душевая? Еще немного поколдовав с панелью, я открыл хорошо замаскированную дверь. Душ оказался самым обычным без всяких наворотов. Через час за мной зашел Максим и позвал на ужин.

      У Максима, оказавшегося спокойным, дружелюбным и внимательным собеседником, были светло-зеленые с рыжинкой, кошачьи глаза. Он сказал, что пока я остаюсь в Аркаиме, будет моим сопровождающим. И что, насколько возможно, утолит мое любопытство. Коридоры в центре отличались от тех, по которым мы сюда пришли: они оказались шире и светлее. Стены были облицованы квадратными светло-зелеными нефритовыми панелями, расположенными между тонкими металлическими колоннами, на ладонь выступающими из стен. Потолок поддерживали ажурные металлические полусферы, опирающиеся на колонны. Металл конструкций был необычного цвета: серебристый с легкой желтизной. В стены было вмонтировано два ряда ленточного освещения из белых матовых панелей. Из колонн на высоте около трех метров торчали консоли со странными металлическими шарами на конце. Они походили на огромных ежей с растопыренными иголками разной длины. Только я собрался поинтересоваться, что это такое, как 'ежи' разразились разрядами молний, слившимися на несколько секунд в полосу белого огня. Запахло озоном.

      - Освежают воздух в подземелье, - пояснил Максим.
      - Воздух подается насосами с поверхности. А для его очистки мы используем те же агрегаты, что применяются на космических кораблях. Собственно говоря, Подземелье тот же корабль, только подземный, а не космический. У нас есть несколько оранжерей и небольшой настоящий сад с искусственным освещением, конечно, - для отдыха. Я покажу тебе его после ужина.

Подземные лабиринты


Подземелье Аркаима [из интернета]




      Обеденный зал, облицованный желтым песчаником с вкраплением поблескивающий слюды, оказался небольшим и уютным. С потолка на разной высоте свисали бледно-зеленые шары светильников, а в стенах по периметру шел ряд белых матовых полусфер. Свет от них и потолочных светильников, смешиваясь, создавал необычное освещение. Быстро поужинав, мы с Максимом отправились в сад.

      Сад располагался в большом круглом помещении, перекрытым высоким куполом и упрочненным металлическим каркасом, наподобие тех, которые я уже видел в туннеле и коридорах по дороге на ужин. Ажурный серебристый каркас, выступающий из белых матовых стен, играл роль не только несущей конструкции, но и роль украшения. Больше всего меня потряс потолок, выполненный из видеопанелей. Мы пришли в сад поздним вечером, когда освещение в саду притушено, поэтому сквозь редкую серебристую паутину купола было хорошо видно ночное звездное небо. Полная луна освещала сад, придавая ему волшебный вид.
      - Вид неба точно такой, какой ты видел бы, стоя на поверхности. Только здесь все время полнолуние, для дополнительного освещения, да и красивей! - Пояснил Максим.
      Мы больше часа бродили по саду, вдыхая запах ночных фиалок росших по краям дорожек, посыпанных розовым песком.

      Максим сказал, что в Ковчеге есть гостиничные номера, спортзал и бассейн, так как кроме Хранителей здесь всегда много посетителей из числа Стражей, приезжающих за советом к Хранителям или за информацией. Он рассказал мне об уникальной библиотеке, которую собрали Хранители за тысячи лет.
      - Завтра я отведу тебя туда и покажу книги, которые сохранились со времен Атлантиды и древнего Египта.

      Потом Максим проводил меня до комнаты: в лабиринте коридоров и туннелей я еще плохо ориентировался. По дороге я спросил его, почему Аркаим называют 'ковчегом'.
      - В слове Аркаим, или правильнее - Аркайим, зашифровано несколько смыслов. Первый слог 'ар' означает 'отражение Ра'. Слог 'ка' - душа, А Йим (звездный) - имя первого божественного царя ариев, прилетевшего со звезд. Он царствовал 1000 лет и за это время создал арийскую цивилизацию. В этой расшифровке означает, что царь Йим есть 'отражение' солнечного Ра, а Аркайим есть запечатление - печать, его души на Земле. Теперь рассмотрим название городища с другой стороны. Первая часть слова - 'арка', означает часть окружности, 'Йим' - звезда. Перевернутая арка есть иероглиф, означающий 'судно', 'корабль', 'ковчег'. Египетский иероглиф арка со звездой над ней символизирует ковчег, на котором плывет душа по волнам бытия - из одной жизни в другую. Ковчег, это не просто корабль, это мистическое хранилище, которое может перемещаться через порталы времени. Так что название Аркаим имеет несколько смысловых трактовок, только 'выраженных' не в графической форме, как иероглиф, а в звуковой матрице.

      Отец с наставниками меня не тревожили, очевидно, решив, что компании Максима мне будет вполне достаточно. На следующий день после завтрака мы с ним отправились в библиотеку, которую здесь называли Хранилищем. Младший Хранитель, в светлой тунике до колен, перепоясанной мягким расшитым кушаком, и брюках кофейного цвета, заправленных в короткие кожаные сапожки, провел нас с Максимом по Хранилищу, показав несколько залов, в каждом из которых находились рукописи, книги или фильмотеки за определенный период времени. Все это хранилось на металлических стеллажах. В библиотеке царила идеальная чистота: на черном каменном полу ни пылинки. Беломраморные стены были разграфлены вставками шириной с ладонь из синего лазурита на квадраты примерно метр на метр. Поверхность этих квадратов была испещрена рядами знаков, похожих на усложненные руны, выполненных из золотой проволоки.

      На мой вопрос - чьи это письмена, Хранитель ответил, что это очень древний язык, гораздо древней санскрита, и что надписи сделаны людьми, жившими до потопа. На этих стенах записана тридцати тысячелетняя история цивилизации, погибшей в результате глобальной космической катастрофы и о которой современное человечество не знает. Мы нашли эти плиты в одном разрушенном и погребенном под землей храме, когда случайно наткнулись на него при раскопках. Мы перевезли их сюда, облицевали ими стены и пытаемся расшифровать. Язык очень сложный, не похож ни на один из земных наречий.

Хранитель


Хранитель [из интернета]




      Затем по просьбе Максима Хранитель достал два металлических контейнера и показал мне, хранившиеся в них книги. Он сказал, что обложки книг сделаны из кожи гигантской водной рептилии, когда-то жившей на земле. Серо-сизая кожа походила на крокодилью. Листы книги из белого, очень прочного синтетического материала, были очень тонкими. Печатные 'буквы' на них выглядели столь странно, что даже сравнить их было не с чем. Когда Максим сказал, что пора обедать, я удивился, как быстро пролетело время.
      Вторую половину дня я провел в библиотеке, знакомясь с историей Ордена Стражей по книгам, выданных мне Хранителем. Непонятные места он мне разъяснял и охотно отвечал на вопросы. Жаль, времени на ознакомление оказалось мало, но я решил обязательно сюда когда-нибудь вернуться.

      На второй день после завтрака меня пригласили на встречу с Арханами: они хотели познакомиться со мной до инициации. Максим рассказал мне об иерархии Хранителей Мудрости. Высшим органом управления у них была Триада, куда входило трое служителей в звании Арханов. Остальные делились на старших и младших Хранителей.
      В сопровождении Максима я вошел в небольшую полутемную комнату, освещаемую четырьмя янтарными полусферами на стенах. Арханы стояли около расставленных полукругом трех кресел из темного дерева с узкими высокими спинками и мягкими сиденьями, обтянутыми зеленой кожей. В стороне стояло еще одно кресло, видимо для меня. Больше в комнате ничего не было. Максим поклонился и, представив меня, удалился. Троица некоторое время меня внимательно разглядывала.

      Я ожидал увидеть седобородых старцев, но Арханы оказались довольно молодыми людьми: лет сорока пяти, не старше. Гладко выбритые подбородки, холодные стальные глаза, стройные мускулистые тела.... Выглядели они скорее как воины, а не жрецы 'храма науки'. Да и одежда была под стать: высокие сапоги, брюки и туника - из черной, хорошо выделанной, мягкой кожи. На широких поясах, сплетенных из золотых колец, туго обхватывающих тонкие талии, висели красивые узкие ножны с длинными кинжалами. На жреческий сан Арханов указывали тонкие золотые налобные обручи, украшенные синими сапфирами, и высокие посохи из черного эбенового дерева в руках, с крупными гранеными сапфирами вместо наверший.

Архан из клана Хранителей


Архан Триады [из интернета]




      - Подойди ближе! - Наконец, сказал один из них.

      Арханы оказались на полголовы выше меня. У них были бледные не загорелые лица и светлые волнистые волосы до плеч, которые в янтарном освещении комнаты, выглядели золотистыми. На пряжке пояса из лунного сердолика и на круглом золотом медальоне, свисавшем на толстой цепи с шеи, у всех было оттиснуто стилизованное изображение цветка лотоса в восьмиграннике.
      Я думал, что меня начнут расспрашивать, но они просто стояли и смотрели. Я догадался, что их больше интересует моя аура, моя энергетика, чем события жизни, с которыми, я в этом не сомневался, они давно ознакомились. Мне хотелось увидеть знак, запечатленный в их ауре, но я не решился перевести зрение на другой уровень, посчитав, что это будет невежливо по отношению к Арханам. Так и не присев, они задали мне несколько ничего не значащих вопросов. Затем средний, самый высокий и видимо старший из них, спросил, готов ли я к инициации. Я ответил, что готов. Удовлетворенно кивнув, он сообщил, что она начнется в пять вечера.
      - Ничего не ешь завтра, пей только воду и медитируй, чтобы успокоить дух! - сказал он мне не прощанье. Следующий день я провел в одиночестве и медитации.

      В четыре вечера за мной пришел Максим. На сей раз, он был одет в темно-синий комбинезон, брюки заправлены в высокие серые ботинки на шнуровке, длинные русые волосы заплетены в косу - до этого он носил их в виде хвоста.
      После пятнадцатиминутного пути по лабиринту тоннелей и коридоров, мы вышли в просторный и светлый коридор, огибающий по периметру круглое в плане помещение. Около входа в него, меня ждали отец, Герман и Маркел. Рядом я дверью было большое окно, я с любопытством заглянул внутрь: посредине пустого зала на возвышении стоял агрегат, похожий на каменный сундук. Вскоре подошли Арханы из Триады и еще четверо незнакомых людей с чемоданчиками в руках. Максим пояснил, что это дежурная бригада медиков - так положено. Один из медиков сказал, чтобы я разделся до пояса, снял обувь и носки. Я отошел в сторону, бросил рюкзак на одно из кресел, стоявших у стены. Снял цепочку с кольцом с шеи и рубашку. Кольцо положил в карман брюк, решив надеть на палец позже. Вынув из рюкзака Жезл, я босиком подошел к Арханам и спросил, можно ли мне взять Жезл с собой для настройки его на меня. Арханы, посовещавшись, разрешили.

      Отец сказал, что они все будут ждать меня в коридоре: вдоль его стены стояли мягкие удобные кресла.
      - Не волнуйся! Не ты первый, не ты последний! - Успокоил отец.
      - Все продлится не более двух часов. У каждого время прохождения настройки, снятия блокировок с генома и стабилизации энергетической оболочки организма индивидуально.

      Трое Арханов, медики и я вошли в зал. По поводу 'сундука' старший Архан пояснил, что это высокотехнологичный объект древних, называемый катабой. Катаба предназначена для повышения вибраций ауры и перенастройки мозга для его стабильной работы на других частотах. А также для активирования 'спящих' генов в геноме и переформатирования структуры ДНК. Полностью изменения завершатся через несколько месяцев после процедуры - время трансформации у всех разное.
      - После перенастройки организма структура ДНК усложнится, и у тебя могут открыться новые способности. Диапазон твоих органов чувств расширится, и ты полностью перейдешь на многомерное видение. Сейчас ты тоже можешь переводить зрение на другой уровень, но только временно. И для этого тебе нужно делать определенное усилие. После катабы это видение станет для тебя таким же естественным, как сейчас - трехмерное бинокулярное зрение.

      Меня удивила цветовая палитра стен, точнее, одной стены, так как помещение, высотой не ниже пяти метров, было круглым. Стена по высоте делилась на пять частей, разного цвета, причем, каждая из них была шире нижележащей на треть. Полосы зубцами вдавались друг в друга. Нижняя часть стена была выполнена из угольно-черного обсидиана. Следующая полоса - из дымчато-серого кварца. Третья, темно-красная вставка, была сделана, видимо, из искусственного рубина. Самая широкая, верхняя часть стены из белого топаза, граничила с насыщенно фиолетовой полосой из искусственного аметиста. По всей высоте стены змеились металлические полоски шириной миллиметров пять. Как будто множество разветвляющихся молний одновременно оставили на стене свои сверкающие серебром отпечатки. Когда я подошел к стене и провел по ней рукой, то обнаружил, что внешняя поверхность стены покрыта толстым слоем абсолютно прозрачного материала.

      На мой вопрос Архан дал интересное объяснение:
      - Цветовые полосы соотносятся с различными вибрационными уровнями, используемыми для настройке инициируемых. Две нижние полосы соответствуют различным возможностям рядовых Стражей. Красная полоса - более высокий уровень возможностей. Ему соответствуют высшие эшелоны Стражей: будущие руководители, инженеры и разработчики техники. Фиолетовая схема, это уже уровень Хранителей. Схема белой полосы задействуется при инициации редко, у единиц. Этому уровню соответствуют: Арханы Триады, Архонг - руководитель Ордена и Генералы из Совета Двенадцати. Сейчас таких в Ордене всего пятнадцать человек. Они имеют полный код доступа ко всей информации и ко всем помещениям. У остальных коды доступа варьируются в зависимости от вибрационного уровня их ауры, а значит, от их личных способностей и возможностей.

      - После включения катабы, - продолжил Архан, - устройство анализирует возможности человека и определяет уровень, на котором будет стабилизирована его аурическая оболочка. От этого уровня зависит количество включаемых в работу 'спящих' генов его генома, а значит, и степень раскрытия его возможностей.
      - Ни у кого они не достигают ста процентов, даже у Арханов задействуется не более шестидесяти процентов 'белой' схемы, а, в целом - не более семидесяти процентов мощности от всех уровней. У рядовых Стражей процент задействованных мощностей первых двух уровней колеблется от сорока до восьмидесяти пяти процентов. Может быть, тебе удастся увеличить этот процент: ты прогрессируешь быстрее других молодых людей. Но сто процентов пока, никто не задействовал.

      - Рядовые Стражи проходят инициацию один раз в двадцать один год. Те, у кого мощность активированных схем больше восьмидесяти процентов через пять лет проходят еще одну настройку - на третий, красный уровень. Больше половины из них катаба отсеивает. Из оставшихся на следующий уровень еще через пять лет проходит не более пятнадцати процентов. Ну, а из них, как я уже говорил, высшего 'белого' уровня достигают единицы. Последняя настройка проходит в сорок лет.
      - Невозможно сразу настроиться на третий, или вышестоящий, уровень. Слишком большие изменения жизненных характеристик приведут к смерти тела, оно просто не сможет существовать в 'огненной' утонченной ауре. Надо двигаться постепенно по вибрационным 'ступеням', адаптируясь на каждой из них. Немногим стражам это под силу, даже имея более совершенный геном, чем у обычных людей.
      - Время настройки, которую мы называем инициацией Стража, на первой ступени проходит от часа до двух, в зависимости будут ли задействованы мощности только 'черного' уровня или 'черного' и 'серого' совместно.

      Медики измерили мне давление, пульс, сняли характеристики с работы мозга и ушли. Архан подозвал меня к катабе, в ее поверхность у торца был вмонтирован небольшой черный дисплей. В катабе было сделано углубление по форме человеческого тела. После его команды я улегся в него, положив сбоку жезл, материал лежака слегка пружинил, лежать было удобно. Вынув из кармана кольцо и надел на средний палец правой руки. С моего возвышения мне был виден Архан, колдующий над дисплеем, расположенным около моих ступней, и стеклянный смотровой проем у входной двери: народу за ним прибавилось. Маркел помахал мне рукой.

      Архан, поднял голову, окинул меня взглядом и сказал, чтобы я расслабился. Катаба тихо зажужжала, я почувствовал, как меня 'обжало' силовым полем, теперь я не мог шевелиться, только моргать. Троица Арханов удалилась в коридор, я остался один, лежащим в небольшом углублении на каменном ящике, спеленатый невидимым полем.

      Продолжение следует....



     PS

     Картинки для иллюстраций и коллажей взяты из Интернета. Спасибо всем художникам за их прекрасные работы. Если кто-то будет против размещения его картинки здесь, свяжитесь со мной: я ее удалю. Данная публикация предусмотрена только для домашнего просмотра на компьютере.






 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Адьяр "Страсть Волка"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей 2"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"