Галкин Иван Валерьевич: другие произведения.

Химера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это... мой мир. Мир где в кронах деревьев по ночам поют миниатюрные офи, а под окнами расцветают ароматные шимгу. Мир гонимых обществом прокаженных. Мир вечно меняющихся, таинственных химер. Мир могущественных измененных, способных манипулировать пространством, но не способных обрести свободу. Мир, где человечество обречено, а приближение Грани - неизбежно. Мир где идущий к свободе обречен отнимать ее у других. Мир где ищущий счастье обречен страдать. Мир, где выбор героев лишь иллюзия. Где героем быть невозможно. Это... мой мир. И я дарю его вам. История о двух героях. У каждого - своя линия, свой путь. Обновил до 8 глав. Последние не доработаны. Но, так выходит, что я ушел в написании гораздо дальше и не знаю - когда вернусь доработать написанное. Честно, в добавленных главах пропущены некоторые интересные, но не ключевые фрагменты, которые будут дописаны неизвестно когда. В любом случае, для тех кто читал и читает - я обновил.

Глава 1. 1-й лунный месяц начала осени. 7408 год.

Равновесие - смерть. Но что страшнее - быть одиноким, или быть со всеми?

Атма - город большой, шумный. Как и все крупные западные города - перенаселенный. Из этого знающему человеку можно было извлечь немало выгоды. Вот и Су Меньшиков старался не упустить свой шанс, занимаясь любой торговлей: от доставки на заказ, до бартера.

Если ты понимаешь толк в хорошей посуде, считал он, то всегда сможешь продать качественную медную кастрюлю простой домохозяйке или даже целую партию какому-нибудь ресторану. Умело завести разговор, располагая к себе широкой улыбкой - это просто. Особенно если основной твой клиент - женщины, которые нет-нет, да и кинут заинтересованный взгляд. А если в соседнем городе открылась новая фабрика по производству посуды, то остается только не терять времени даром. Су, несомненно, считал себя хорошем торговцем.

Однако, в данный момент он позабыл о всякой торговле. Не отрываясь, Су наблюдал представление уличных артистов. Это было необычно и по-детски захватывающе. В последний раз он чувствовал себя так, как теперь, только лет в восемь, когда отец позволил ему забраться на нола. Тогда, сидя на огромном звере, поддерживаемый заботливыми руками, он чувствовал, как в такт тяжелому дыханию двигается что-то чудесное в нем самом.

Ощущения настолько захлестнули Су, что он совсем забыл про свой небольшой караван из трех неразгруженных повозок (с которых, на этом-то рынке, уже наверняка успели что-то стащить). И в своем забвении Су был не одинок. Толпа вокруг артистов собралась действительно большая, даже по меркам рынка. Это, в общем-то, и понятно - в последнее время ярмарки, где выступали клоуны и акробаты, проводились нечасто.

К тому же, что странствующие цирки, обычно полные прокаженных и измененных, что бродячие артисты, Незию, а уж тем более ее столицу - Атму - одинаково не жаловали. Как и местные власти их.

Су видел здесь артистов впервые с конца зимы. Редкость и удача - так народ оценивал их появление. И он был полностью с ними согласен. Ведь простым людям зрелище интереснее политики. Люди вокруг Су не думали о глупой охоте на прокаженных, они наслаждались представлением.

-Ох,- толпа снова, разом, выдохнула.

Два клоуна в разноцветных костюмах в этот момент вытворяли самые невообразимые трюки.

Один, небольшого роста, в фиолетово-белом клетчатом костюме. Миниатюрный и гибкий, как лоза, он не прыгал - скользил в воздухе, перетекая из одной фигуры в другую. Его грим был, в противоположность костюму, красным и он широко улыбался, вскинув росчерки тонких бровей. В каждом движении веселого клоуна чувствовалась искра, и большинство взглядов было приковано к нему.

Но и второй был не менее привлекателен зрителю. В красно-белом костюме в полоску, он был гораздо выше. Синий грим на лице клоуна изображал скорбь обманутого простака, но в его движениях чувствовалась необычайная гармония. Он поддерживал напарника и позволял ему парить в воздухе.

Яркие, быстрые, клоуны будоражили воображение своими трюками и фокусами. Словно сказка из далекого прошлого.

Представление понемногу подходило к концу. Сжатая со всех сторон зрителями площадка, на которой выступали артисты, была беспорядочно завалена разнообразным реквизитом, уже сыгравшим в представлении свою роль.

Разноцветный шар, шесты и еще несколько использованных, а затем небрежно отброшенных предметов. Такие непримечательные вещи притягивают только глаза всегда любопытных детей. Для взрослых реквизит оживает лишь в руках артиста.

Только сеточный батут сейчас притягивал взгляды зрителей всех возрастов, ведь перед ним и стояли два разноцветных клоуна.

Клоун поменьше заговорщицки подмигнул зрителям, разбежался и взлетел на шею напарнику. Высокий сильно покачнулся. Изобразив немалое удивление, оступился. И в тот момент, когда зрители затаили дыхание, он подхватил озорника за лодыжки и ловко поставил себе на плечи. Толпа снова выдохнула.

Фиолетовый, покачиваясь и удерживая равновесие, обвел лукавым взглядом зрителей, скорчил уморительную рожицу и вдруг сложился пополам, схватившись руками за плечи партнера.

Высокий тут же схватил его за ногу. Легонько сжал лодыжку. "Лето, мы так не планировали!"

Фиолетовый, в ответ, сжал рукой плечо напарника. Он словно говорил - "Расслабься!". А затем стремительно распрямился.

Высокий рывком развернулся спиной к батуту и маленький клоун в фиолетовом костюме, сильно оттолкнувшись ногами, сорвался с его плеч. Изящно изогнувшись в воздухе, он выполнил сальто назад. Приземлился точно на скрипучую сетку. Оттолкнулся, взлетел в воздух, и в высшей точке полета ловко раскинул ноги в стороны. Затем сложил их, ударил пятками в металлическую сетку, и под жалобный стон батута взмыл над землей.

Его партнер, интуитивно подгадав момент, слегка присел, и фиолетовый снова оказался у него на плечах. На этот раз вверх ногами, стоя на руках. Оба покачнулись, а высокий даже сделал полшага вперед, но тут же выровнялся и застыл. Фиолетовый быстро отвел одну руку в сторону, покрасовавшись перед зрителями, и через мгновение поставил обратно. Одну за другой поставив на плечи партнера ноги, он уселся ему на шею.

Синеносый сразу же развел открытые ладони в стороны и склонил голову перед окружающими, объявляя, таким образом, конец представления.

Лето у него на плечах лучился от восторга. Он оглядел восхищенные лица зрителей, не перестававших рукоплескать. "Я это сделал, и пусть Влад ругается, но это классно" - думал он, вскидывая правую руку, чтобы с энтузиазмом ей помахать.

Несколько часов они с Владом ловко поддерживали друг друга, выполняя прыжки и кульбиты, казавшиеся зрителям невообразимыми. Чередовали представление забавными шутками и фокусами. Теперь же Лето, невероятно уставший, но почти в эйфории, готов был выступать еще.

Однако, представление закончилось. Зрители расходились. Хотя некоторые еще задерживались у повозки, разглядывая реквизит уличных актеров, это, всё же, был конец.

И Лето, соскочив с Влада, побежал умываться.

Сам же Влад, сохраняя дружелюбную улыбку на лице, (для тех, кто задерживался), уже думал о насущном. Он несколько устал, и из головы никак не выходили внимательные бледно-серые глаза, принадлежавшие высокому мужчине в серых брюках и сюртуке. Этот человек всё представление не сводил с артистов глаз, но интерес в них светился совсем не праздный.

"Как бы не шпик. Хотя, он ушел и пусть. Не хочу об этом думать. А вот то, как Лето своевольничает, мне не нравится. Вздорный мальчишка, что уж, - размышлял Влад, наблюдая за красноносым фиолетовым клоуном, бродившим посреди разбросанного реквизита. - Интересно, он хоть запомнил, что я говорил ему в прошлый раз? Будь я проклят, если это мне не надоело. И... о Спящий, имеет ли вообще смысл читать ему мораль? Он слишком беспечен"

Вздохнув, Влад все же начал неприятный разговор. Поможет или нет, он должен был учить сына. Вряд ли он осознавал, что готов смириться с любыми его выходками и повторять одно и то же, не давая волю гневу, но это было так. Лето многое значил для клоуна.

Влад добавил в голос побольше строгости и начал: -Лето... -... мы не планировали такого элемента в номере. Ты же знаешь, как опасно выполнять что-то, если мы это не отрабатывали. И вообще... - с живостью подхватил мальчишка, будто ждавший, что Влад начнет разговор.

При этом Лето скорчил на размалёванном лице серьезную рожу, имитируя манеру Влада поучать его. Он даже поглаживал подбородок, как обычно делал и сам отец.

Влад сейчас же поймал себя на том, что и в этот момент потянулся к подбородку. Не сдержавшись, клоун улыбнулся. Затем торопливо вернул себе строгое выражение лица.

-Если ты всё знаешь, то знаешь и почему, - сказал он.

-Опасно! - Лето поднял указательный палец вверх. - Травмы и все такое.

Мальчик развернулся и направился к самодельному умывальнику, сделанному из небольшой бочки и закрепленному на торце их аляповато-желтой цирковой повозки.

-Точно. Ни один, имеющий голову на плечах, акробат не станет выполнять трюки без страховки и подготовки. И вообще...

-Пап, - снова прервал его Лето, усердно оттирая белила с лица, на котором вызывающе выделялись разноцветные как лист и небо глаза. - Мы не все. Мы можем намного больше, но делаем только самое простое. Ты помнишь, сколько мы собрали в прошлый раз? Так мы никогда не накопим на билеты.

Влад указал на Лето кончиком шеста, который поднял с земли, чтобы отнести к повозке.

-Так. Стой, погоди, - нахмурился клоун. - Я ведь уже говорил, и сейчас бы сказал, если бы ты меня не прервал - мы делаем самое простое потому, что делать что-то большее, как ты говоришь, слишком опасно.

-Кажется, у нас вода заканчивается, - задумчиво протянул Лето, постучав по бочонку. А затем вдруг вернулся к разговору. - Я же не предлагаю прыгать на три метра и бегать на руках быстрее пешеходов.

-Нет, мы вообще не будем рисковать, - припечатал Влад. - Даже совсем немного здесь привлечет внимание. Местные законы по отношению к измененным - это просто рабство, а к прокаженным и химерам... Влад споткнулся и закончил неожиданно тихо. - Ты же видел на площади? - спросил он.

С лица мальчика сползло беззаботное выражение. Всплыло видение высоких виселиц, из-за которых артисты не стали останавливаться на главной площади, предпочтя отгородиться рядом жилых трехэтажек. Казалось, чувствовался даже запах грязи и разложения от несчастных, изуродованных сначала природой, а затем палачами, тел.

-К тому же, в этот раз мы собрали неплохую сумму, - смягчившись, продолжил Влад.

-Это потому, что я показал им настоящий класс в конце, - буркнул Лето. Спорить мальчику расхотелось. Он залез в фургон и скинул свой костюм клоуна, одев вместо него рубашку с открытым воротом в мелкую серую клеточку, простые брюки и довольно поношенные грубые башмаки.

-Ладно. Запрягай лохматых, пора ехать, - перевел тему Влад, направившись к бочонку. - А я закончу с вещами.

Но Лето, наоборот, остановился и во все глаза уставился на отца.

-Уже? - удивленно спросил он. И, добавив в голос побольше возмущения, сказал. - Мы приехали-то два дня назад! А я еще хотел город посмотреть.

Влад в этот момент повернул кран и выжидающе вытянул ладони, сложенные вместе. Из бочонка полилась тоненькая струйка.

-Ммм - протянул Влад, подбирая слова. Одновременно он отмывал белила с лица, отчего слова выходили несколько искаженными. - Я заметил кое-кого подозрительного во время номера. Может это и не сыщик, но у меня плохое предчувствие. И вообще, пришел ответ на нашу телеграмму. Рид нас ждет.

-Покажешь?

-Чего? - пробормотал Влад, усердно умываясь.

-Телеграмму, - уточнил Лето, удивляясь непонятливости отца.

-Ох, Спящий, ты как ребенок, - вздохнул Влад.

Он похлопал мокрыми руками по карманам, но не ничего не обнаружил. Тогда клоун задумчиво обшарил взглядом сначала фургон, затем окрестности. Влад усиленно вспоминал, где мог оставить бумажку. В итоге пришел к выводу, что телеграмма, скорее всего, утеряна безвозвратно. О чем он тут же сообщил Лето.

-А сразу не мог? - возмутился тот.

-Забыл.

Клоун философски пожал плечами и снова потянулся к крану, но вода отчего-то не текла. Снял крышку - пусто. Оказалось, он не завернул краник, задумавшись над потерянной телеграммой, и остатки воды вытекли... хотя ее там всё-равно должно было быть больше!

-Что за чертовщина, Лето, - воскликнул Влад, заглядывая в повозку поверх бочонка. - Где вода!

-Ну, я же говорил, что она заканчивается, - невозмутимо ответил мальчик, осторожно пятясь назад.

-Да там четверть была! - воскликнул Влад.

-Что ты так на меня сегодня накинулся? - всплеснул руками Лето.

И быстро развернулся, торопливо зашагав к привязи. Он еле сдерживался, чтобы не рассмеяться.

-Будь я проклят, если мне это не надоело,- пробурчал Влад, провожая спину в серую клеточку глазами.

Пока Влад пытался куском сукна оттереть белила, Лето подошел к лохматым.

Два огромных, в полтора человеческих роста, животных мирно уткнулись в мешки с сеном, привязанные к мордам. Лохматые, неуклюжие, косолапые и совсем не копытные гиганты. Оба были стреножены и привязаны к фонарному столбу.

Всё это смотрелось бы странно, если бы улица не служила невольным продолжением рынка. Звенели трамваи по недавно проложенным путям. Стучали копыта ригглов, увлекавших за собой многочисленные повозки. Шумел торгующийся народ. Наступала осень - начиналась пора ярмарок. В перенаселенный город стекались жители окрестных сёл. В итоге, рынок незаметно вылился на прилегающие к торговой площади улицы, тем не менее, стараясь не мешать движению (ну или за этим следили озверевшие от жажды и суеты полицейские). Поэтому, посреди лотков и прилавков с живым товаром, цирковые животные, вместе с повозкой и их хозяевами, не слишком выделялись.

Лето подошел к одному из зверей, ласково провел рукой по морде и принялся развязывать лохматому ноги.

-Кстати, я вспомнил. - бросил он Владу через плечо. - Классно, что ты догадался про батут. Если бы ты не развернулся, было бы гораздо сложнее.

Напарник не ответил. Так и не оттерев белила до конца, он молча наблюдал за человеком в сером сюртуке, приближавшемся к стоянке. Хотя костюм незнакомца не выглядел дешевым, головного убора он не носил. Этим он отличался от множества франтов, виденных Владом в городе.

"И это не потому, что ему жарко. Скорее, я поверю в то, что этот костюм для него - всего лишь рабочая форма, - подумал клоун. - В любом случае, ни рынок, ни этот район не подходят для таких костюмов."

Человек подошел ближе, и Влад мог разглядеть его получше. Короткие черные волосы и бакенбарды, в остальном лицо было чисто выбрито. Тонкие красные губы и какие-то блеклые, невыразительные глаза - совсем без блеска. Это были те самые глаза, что запали в голову Владу.

Незнакомец подошел ближе. Неожиданно приятно улыбнулся, и сходу начал разговор.

-Удивительное представление вы сегодня дали, - сказал он.

-Да, пожалуй, - кивнул Влад. - Благодарю. Вы что-то хотели?

-Разве что, как это говорится, завести знакомство, - не переставал улыбаться серый человек. - Но я, кажется, создаю неловкий момент?

Влад перевел взгляд на тряпку в своей руке, измазанную в белилах. Он так и не успел оттереть их с лица.

"Да я сейчас похож на картину авангардиста, - думал он. - Доконай меня проказа, если этот шпик не подгадал свое появление нарочно. Неловкий момент... Ага".

-Если насчет этого, - ответил незнакомцу Влад, указав на свое лицо. - То ничего. Но вообще, мы сейчас собираемся.

Лицо незнакомца стало еще более добродушным. Сеточки морщин в уголках глаз и приятная улыбка обладали значительной долей шарма. Разве что сами глаза оставались все такими же блеклыми.

-Торопитесь, понимаю, - сказал он. - Но я настолько вдохновлен вашим выступлением, что просто не смогу уйти вот так. Могу ли я познакомиться с вашим помощником? Его выступление впечатлило меня настолько, что я хотел бы лично выразить свое восхищение акробатическим талантом юноши.

-Гм, послушайте... я неплохо разбираюсь в людях и точно уверен, что вижу перед собой полицейского, - мягко произнес Влад. - Если вы насчет того, что мы здесь остановились - то мы уже всё обговорили с вашими коллегами. И вообще - мы уже уезжаем.

-О, неужели я так похож на одну из этих ищеек? - удивился серый человек.

-Может и нет... но вы до сих пор не представились.

Владу показалось, что так просто он не отделается - этот полицейский был совсем не прост. К тому же, незнакомец производил сильное впечатление честности и открытости. Настолько сильное, что Влад засомневался в своих подозрениях - может это и не полицейский? Но чутье настойчиво повторяло - шпик.

-Ах, разумеется, - улыбка снова возникла на лице незнакомца. - Лем. Джейсон Лем.

В этот момент Влад подумал, что однозначно не стоит знакомить господина Лема (если его, конечно, действительно так зовут - а Влад готов был поклясться, что это не так) с Лето. Если Лем - полицейский, то ему нужен мальчишка не просто так. Но в чем дело? Словно сыщик за что-то уцепился. И Владу казалось, что Лем не очень-то старается скрыть свою сущность, в то же время, не давая повода определить в себе полицейского. Будто бы играет.

-Влад Дель'ле, - представился клоун. - Что же, господин Лем... Мой сын сейчас занят, так что выполнить вашу просьбу я не могу. Но если у вас есть какие-то вопросы - готов ответить на любые.

-Благодарю. Жаль что ваш... сын настолько занят. Я даже чувствую себя несколько обманутым, - обнажил белоснежные зубы Лем. - И, кстати, удивительно, но я сразу и не догадался, что это ваш сын. Вы, простите за нескромность, действительно не слишком похожи.

-Да... так уж вышло, - пожал плечами Влад.

-Нелегко, наверное, вдвоем. Ведь вас же только двое, я не ошибаюсь?

-Да, двое, - подтвердил Влад. - Но я думаю, что у нас всё лучше, чем у многих. Когда об этом не говорят, то даже не задумываешься, что может быть лучше. Уж не знаю, но, наверное, такой мой характер - мне никогда не нужно было многого.

-Это достойно восхищения, - похвалил Лем и посетовал. - Если бы служители закона у нас были больше похожи на простых путешественников...

-Ну, наш мир всегда вверх дном, - вновь пожал плечами Влад.

-Согласен, господин Дель'ле. Наш мир сейчас - такой кавардак, - ответствовал Лем. - Но не без своей изюминки, надо отметить...

Он сделал небольшую паузу, бросив взгляд за спину клоуна, а затем продолжил:

-Прошу меня не судить, но ваши нолы настолько настойчиво притягивают мой взгляд, что я даже несколько запутался и просто не могу не задать этот вопрос - зачем вам целых два?

Влад бросил взгляд на лохматых, которых имел в виду собеседник, и которых уже развязал, а теперь запрягал Лето.

"А ты, кажется, догадываешься... - подумал Влад. - Может, даже знаешь. Тогда у меня проблемы... Но и ты так просто меня не уцепишь".

Два нола для одной маленькой цирковой повозки - это на самом деле слишком много. Да еще и пустая трата денег. Если только нолы нужны были не только для того, чтобы тащить за собой фургон. Но Лем был не первым, кто задавал подобный вопрос и Влад ответил заготовленной фразой.

-Наш мир - сплошной кавардак, это вы правильно сказали,- с живостью принялся рассказывать он. - Вот и с этим вышла странная случайность. Один в дороге заболел, мы думали - падет. Пришлось брать второго в деревне. Да еще этого там взять отказались. Ну и как всегда в таких случаях, будто нарочно, он взял да и выздоровел.

Влад прервался и покачал головой, а затем закончил:

-Чертовщина. И денег жалко. Но лучше, чем если бы издох... Продадим, я думаю.

-Тогда вам стоит сделать это здесь, господин Дель'ле. Пока вы еще не уехали, - удивленно возразил Лем. - Цены здесь хорошие. В чем вам польза уезжать сейчас с обоими и обоих же кормить? Стоит задержаться на денек.

Приятный серый человек был прав. Любой бы на месте артистов перед уездом задержался, чтобы продать лишнего нола. Влад лихорадочно думал, как отвязаться от Лема, пока тот не подловил его еще на чем-нибудь. Собеседник сам вывел его из затруднения.

-Прошу не судить меня, если я слишком назойлив, - улыбнулся Лем - К тому же, мои вопросы совсем не относятся к вашему выступлению и это просто невежливо. Так что теперь я получше воспользуюсь вашим обещанием ответить на любые мои вопросы.

-Да, задавайте, - ответствовал Влад.

Его голос прозвучал очень устало. Но на самом деле клоун был доволен, что Лем не стал давить. Снова возникло сомнение - может, этот серый человек и не полицейский?

-Мне не дает покоя секрет того фокуса с молоком, превратившимся в воду, - признался Лем и его улыбка стала несколько смущенной

-Ах, это... Простой фокус, - сказал Влад и уточнил. - Вы хотите знать секрет?

-Именно, - подтвердил Лем, не переставая смущенно улыбатся. - Иначе я бы не спросил, верно?

-Да, точно. Знаете, обычно фокусники не раскрывают секретов. Но... я ведь клоун? - улыбнулся Влад в ответ. - Поэтому, я покажу. Итак, тут всё достаточно просто...

Он подошел к стоявшему на земле графину с водой, и поднял его. А затем принялся объяснять Лему фокус. И тогда произошло то, чего Влад старался избежать.

Всё это время Лето стоял спиной к говорящим, занятый лохматыми. Он не слышал говоривших, заглушенных шумом рынка. К тому же Влад, встречая Лема, отошел гостю навстречу - подальше от мальчика, чтобы тот их не слышал. А Лето, не заметив, продолжал в полный голос разговаривать с Владом.

-Нет, все-таки мы классная команда, - говорил он. - Ты так чувствуешь, что я хочу сделать, что мы могли бы импровизировать.

Мальчик развязал ноги обоим нолам, и звери теперь переминались с ноги на ногу, довольно урча. Не слыша ответа, Лето подумал, что Влад злится из-за бочонка с водой.

-Ты обиделся?- спросил он, не оборачиваясь. - Ответил бы что-нибудь.

Ответа снова не последовало и Лето обернулся. Влад стоял поодаль, разговаривая с незнакомцем. Гость выглядел небедно, почти как настоящий франт. У него была очень приятная внешность.

"Кто это? И почему он нас не познакомил? - возмущенно подумал Лето. - Хотя... Просто так, он бы нас познакомил. Наверное, этот человек опасен. Но на полицейского он не похож... Тогда почему он нас не познакомил?"

Колеблясь между желанием влезть в разговор и страхом сделать что-то не так, Лето продолжал заниматься нолами. Он взял одного под уздцы и повел к повозке.

Любопытство не давало покоя. Мальчик невольно бросал на говоривших заинтересованные взгляды. Вроде бы, ничего интересного... Лето, унимая интерес, надолго отвлекся, чтобы впрячь в повозку нола, а вот когда закончил... Отец уже показывал незнакомцу фокусы! Нет, какой полицейский будет фокусы смотреть? Или чиновник... Просто пока он работает, Влад развлекается!

Лето решительно направился к говорившим - хотя бы краем уха услышать, о чем они так оживленно болтали.

Когда мальчик подошел к ним на расстояние в десяток шагов, Лем замолчал. Забеспокоившийся Влад перехватил его взгляд и заметил приближавшегося Лето. Собеседник необычайно пристально всматривался в лицо мальчишки.

"Чтоб меня проказа доконала, - мысленно выругался Влад. - Или лучше его. Или его".

Лем растянул губы в широченной улыбке и снова повернулся к Владу. Он вдруг повел себя неожиданно резко, завершая разговор.

-Я совсем не слежу за временем, мистер Дель'ле, - сказал сыщик, демонстративно вытягивая из кармана сюртука небольшие серебряные часы.

Раскрыл их и тут же заявил:

-Да, я не ошибся. Меня ждут дела. А ведь я здесь трачу еще и ваше время! Я очень благодарен за вашу откровенность, мистер Дель'ле, но я вынужден вас оставить. Всего доброго, уважаемые артисты.

Влад промолчал, не найдясь, что сказать. Он чувствовал, что сейчас произошло что-то непоправимое и неприятности уже выходят на их след.

Лем не стал дожидаться ответа. Он учтиво склонил голову, а затем развернулся и зашагал в сторону рынка. Через мгновение серый человек растворился в толпе, а клоун все еще молча провожал его глазами.

-Кто это, Влад? - спросил его Лето.

-Это? Не знаю, если честно, - задумчиво ответил отец. - Да и пусть. Главное, что у нас проблемы.

-Это полицейский?

-Я думаю, что хуже, - ответил Влад и резко развернулся к Лето. - Скажи, ты изменялся?

Лето на секунду задумался, сбитый с толку.

-Нет...

-Тогда как?

И Влад снова взглянул в ту сторону, где исчез незнакомец. Он был уверен, что сыщик раскрыл их, но не мог понять, на чем же он их все-таки подловил.

-А.... или да, - вдруг сменил свой ответ Лето.

Влад молча взглянул на него. Мальчик почувствовал себя виноватым.

-Я изменил глаза на карие, на время представления, - быстро проговорил он.

Карие. А теперь - разноцветные. Вот зачем Джейсону Лему нужен был мальчишка. И он его увидел. Если они успеют добраться до Гленвилля, то это будет чудом. А там, рядом, граница...

-Вот знаешь... - устало проговорил Влад, - если бы ты слушал, что я говорю, то теперь нам не пришлось бы бежать до самой границы.

-А мы бежим?

-А что ты встал? - поднял брови Влад, согнав усталость с лица. - Запрягай второго. Мы уходим из города. Бего-ом!

Влад слегка улыбнулся, глядя вслед Лето, бросившемуся запрягать второго нола в цепочку к первому. С тех пор, как появился этот мальчишка, жизнь стала непрекращающейся авантюрой.

"Хотя, это лучше того, чем она была до этого, - вдруг подумал он. - Да и вообще, я ведь никогда не унывал. Неужели сейчас я начну вести себя как зануда?".

Клоун потянулся к подбородку, как часто делал в моменты раздумий. Рука натолкнулась на свалявшиеся, ссохшиеся крупицы белил, которые он так не смыл.

"Да ни за что!"

Влад скорчил рожу самому себе, словно насмехаясь над собственной нелепостью, и направился искать тряпицу - он совершенно забыл, где ее оставил и в какой момент разговора.

***

Джейсон Лем не соврал, назвав свое имя. Зачем? Он удалялся от стоянки клоунов в прекрасном расположении духа. Мир - это кавардак, но какие прекрасные возможности в нем порой выпадают!

Лем всего лишь прогуливался по рынку, когда заметил представление уличных артистов. Всего пара минут и желание утолить праздное любопытство было быстро согнано врожденным чутьем. Ведь он не простой полицейский. А служащий особого отдела по контролю за измененными не мог не иметь на последних нюха, разве не так?

Лем улыбнулся.

Чутье не подвело. Клоуны добрых четыре часа выполняли трюки. Ловкость на пределе человеческих возможностей. И хотя они чередовались шутками и фокусами - обычные люди должны были устать гораздо больше.

Нужно было лишь подтверждение. И он его получил - глаза мальчишки развеяли все сомнения.

Жаль, конечно, что это не расследование. Было бы неплохо схватить их прямо здесь. Но это лишь случайность, а без боевой группы это слишком опасно - хотя можно было бы пожертвовать десятком-другим местных полицейских. Но опять же зачем? Никуда они не денутся. Из города убегут, разумеется. И будут надеяться, что ленивые полицейские тут же о них забудут.

Измененных ждало разочарование. Даже граница не преграда особому отделу. К тому же, за городом поймать их будет проще, чем на его переполненных улицах. Думая об этом Лем не торопился. Он даже остановился у лотка с фруктами, раздумывая - купить ли яблок? Сыщик ведь так и не успел пообедать.

Лем взял полкилограмма. Затем поймал на рынке двух полицейских, показав небольшой серебряный значок.

Оба были страшно недовольны. Стражи закона проклинали серого человека, отправившего их следить за какими-то уличными артистами. А ведь они могли бы собирать сейчас "пошлину" с новых торговцев на рынке. Однако, полицейские даже секунду не думали о том, чтобы упустить двух клоунов и тем более - ослушаться приказа. Провал перед служащим особого отдела стоил бы им работы. В лучшем случае.

Пока новоиспеченные наблюдатели выкуривали одну папиросу за другой, изнывая от жары, Лем шел в комиссариат. Он вспоминал двух нолов, принадлежавших необычным артистам. Если сыщик был прав в своих предположениях насчет настоящего предназначения этих зверей, то арест будет очень необычным.

Глава 2. 2-й лунный месяц середины лета. 7412 год.

Пылал рассветный лес. Над острыми верхушками болезненных деревьев вздымалась оранжевая шаль весеннего тепла. Протянулись огненные сполохи по глади тихого озера. Играли на волнах под всплески танца рыб.

И были всполохи рассвета не одни. Они перемежались с иными яркими гостями. Деревня у воды пылала, как и лес, но с чадом, дымом. Хрустели жарко бревна и ярко плясали злобные огоньки на соломенных крышах.

Жалобный женский плач пеленой повис в душном воздухе грязной улицы. Его разбавляли короткие грубые команды. Неторопливо, без азарта, победители делили добычу. Обходили скудные хижины.

В крайнем доме, под окном, скрылся мальчишка. Собрался в комок, сжал острогу в руках. Оружие в руках дает надежду в сердце. А сердце бьется часто, вспотели руки. Страшно. И выглянуть боится - вдруг заметят? И в доме никого. Страшнее одному.

Как паучок в углу спускается к земле, тянется вязкой массой время. Хочется бежать, не сидеть одному в пустом доме, сжимаясь в ожидании... но всё равно найдут.

Есть озеро за домом - в сотне метров. Причал у багровой воды. Там лодки и можно их взять. Но будет ли удача на столь открытом месте? И лес, надежный друг, так далеко.

А если не бежать, так хоть понять - кто эти люди? Разбойники? Солдаты? Зачем пришли сюда? Ведь разве есть что взять бродягам с нищих? Ответа нет. Мальчишка лишь покрепче сжал острогу.

И вдруг взволнованы налетчики, кричат.

-...Там шестеро! - обрывок чьей-то фразы.

Мальчик глубоко вздыхает. Выдыхает. Приподнял любопытный нос над кромкой у окна. Нет никого и улица пуста. Перед глазами только хижина соседа. Знакомый с детства невысокий частокол.

А может, то охотники идут? Ушли четыре дня назад, могли вернуться.

Поднялся. Пригнувшись, тише мыши вдоль стены, к окну на запад. Туда охотники ушли, оттуда же должны вернуться прежде, чем солнце за их спинами погаснет. Мальчишка затаил дыхание и выглянул в окно.

Он прав! Охотники идут по полю, их манит зарево в соломе хлипких крыш. Скрываться поздно, они почти бегут. В руках мелькают луки. Ножи играют в ярком свете осколками разбитого зеркала. Мальчишка знает - впереди Олег. И молчаливый Несс вторым за другом.

Рука в надежде сжала рукоять остроги. Побелели пальцы.

Перед окном возникла жуткая фигура. Огромный воин в кожаной броне, мозолистые руки в переплетеньях мышц. Его лицо подобно камню статуй - как будто под рукой ваятеля скала не поддалась. Остались резкие и жесткие черты.

Вздрогнуло сердце, в груди затрепетало. Мальчишка рыбкой скрылся под окном. Бандит ушел, затих и звук шагов. Можно дальше наблюдать.

Вот он, тот воин - идет навстречу шестерым. В одной руке добротный, но временем изъеденный клинок, в другой - обитый кожей круглый щит. Поднял рывком и ловит первую стрелу. Дрожит лихая гостья, качает оперением. Но нет испуга на лице, бандит спокоен. Смахнул стрелу и молча двинулся вперед.

Следом за ним, полу бегом, десяток в кожаной броне. Кто с топором, кто с луком. Последний к локтю прижимает арбалет.

Главарь через плечо бросил команды. Нет шума, криков нет, как в будни тихо. Но бой уже кипит. Рисуют стрелы в воздухе полоски. Что зверь, что в коже человек, их остриям всё это не преграда. Спасает крепкий щит. Но не всегда. Одна попала в цель, налетчик замирает. Под кадыком пучок пушистых перьев. Стекает кровь по древку тонкой струйкой. Схватились пальцы за стрелу, скользнули по нежному пуху. Налетчик вздрогнул и упал. Кровь орошает под ногами пыль.

Еще один от боли вскрикнул и упал. Пытается достать из голени застрявший наконечник. Налетчика добило в грудь второй стрелой.

Захвачен боем, напряжен главарь. Хлёстки, как плеть, его короткие команды.

К стенам убогих хижин растекаются бандиты. Прижались, скрылись за углами. Остался только арбалетчик, стоящий на одном колене. Его закрыл своим щитом главарь.

Стрелок наводит мушку арбалета не спеша. Прищурившись, спускает тетиву. Короткий визг и болт сорвался с ложа. Упал охотник. В густой траве исчезло болью искаженное лицо. Мальчишка знает - он уже не встанет.

Мелькает дикий гнев во взгляде у Олега. Отбросил лук, сорвался с места, и увлекает Несса за собой.

Упал еще один бандит, к стене припав. А вот главарь словил щитом уже десяток стрел. Обитый кожей круг как монолит и не заметно даже тени от испуга на лице.

Снова взводит арбалетчик тетиву, укладывая в ложе новый болт. Он целится в бегущего к нему Олега. Закрыться нечем, некуда свернуть... Взволнованный, мальчишка резко выдыхает. Главарь мгновенно совершает разворот. Он смотрит мальчику в раскрытые глаза.

Да разве может быть такое? До дома расстояние огромно.

Испуганным зверьком застыл мальчишка, столкнувшись с черными, как угольки, глазами. Главарь моргнул и отвернулся. В детях нет угрозы.

Оба упустили тот момент, когда Олег был должен сбитый в грудь упасть. Но нет, охотник не упал, не ранен. Размеренно дыша, бежит. Выдерживает темп. Несется следом Несс.

Ведь выстрел верный был... Что там произошло? Мальчишка видит, как руки арбалетчика дрожат, накладывая болт.

За крайним домом через улицу бандиты. Они не прятались, скрываясь от врага. Прошли, пригнувшись, через сад. Теперь бегут, рассыпавшись, к стрелкам, закрывшись старыми щитами.

Налетчики достигли цели, лишь один упал. Подаренную жизнь вернул земле.

С разбегу бьет бегущий первым. Охотник неумело выставляет нож навстречу. Он не остановил клинка. Как скот на бойне бьет охотника бандит - одним ударом. Охотник падает с разрубленным плечом. Осталось двое.

Совпал момент и в тот же миг, когда траву подмял охотник, бой завязался и в деревне. Здесь кровь еще не пролита. Бой манит взгляд и ворожит. Каждый удар клинка ритмичен тактам сердца.

Олег с одним ножом насел на главаря. Тот отступает медленно, умело. Несс арбалетчика пытается достать. Стрелок отходит нервно, почти удачей отбиваясь от наскоков.

В вихре ударов Олег змее подобен. Скользит, перетекает. Не ловит его длинный меч бандита. И друг Олега, Несс, подобен хищной птице. Быстрый и резкий. Во взгляде арбалетчика испуг.

Да, измененные опасны, и мальчик это знал всегда. Но видеть довелось впервые. Охотники, рожденные под пологом удачи. Они избегли участь прокаженных и превзошли людей. Скорость, реакция - так увернулся Олег от арбалета. Поэтому же руки арбалетчика дрожат. Он знает, с кем столкнулся.

Нет, не змея Олег... Змея - главарь. Хитрее и умнее, он лишь выжидал. Резкий удар щитом и самый кончик задевает голову Олега. Сметает в сторону охотника, и ноги заплелись. Брызнула кровь из свернутого набок носа. Кровоточит опухшая губа. Глаза на миг закрыла пелена. Лишь миг прошел, но хватит для удара.

И все-таки охотник увернулся. Вложивший силу в рубящий удар главарь нелепо завалился за клинком. Так же нелепо увернулся и Олег, не отошедший от тяжелого удара. Меч не попал по ребрам, но мимо не прошел. Застрял в бедре.

Мальчик не мог своим глазам поверить. Не по себе - но взор не оторвать.

В глазах Олега пробежала искра страха, когда удар ножом пришелся в щит. Главарь успел его поставить слишком быстро и, выдернув клинок, готов опять ударить.

Но не успел налетчик даже замахнуться...

Арбалетчик лежит на земле. Свернулся, будто испуганный ребенок ночью. А Несс стоит с протянутой рукой и нож, продолжающий ее, вошел до рукояти в спину главаря. Охотник выдернул его с усилием, сжав губы.

Как странно выглядел главарь... Наверное, так выглядит человек, давно потерявший счастье и надежду. Человек, живущий без страха перед маячащей рядом смертью и, наконец, пойманный ею. Живущий со смертью перестает бояться. Не было облегчения в чертах его лица, не было удивления или боли. Даже усталости - не было. Спокойный, как при жизни. Может ли смерть сделать бандита великим? Так должен был умирать царь, преисполненный величия. Мальчик запомнит это лицо на всю жизнь.

Несс сорвался с места, бросив сожалеющий взгляд на Олега. Тот молча проводил его глазами и опустился на спину. Артерия перерублена и есть ли смысл растягивать время? Он провожал взглядом Несса, бегущего туда, где еще стояли два налетчика и лежали все его друзья.

Закончил быстро, зарубил обоих. Несс брел обратно по тропе в деревню. Будто погибли главные герои - остался лишь короткий драматический финал.

Шел устало навстречу немногим женщинам и старикам, собиравшимся на единственной деревенской улице. И мальчишка был здесь, все также сжимая в руках острогу. Будто забыв про нее. Он во все глаза смотрел на пять тел перед собой. Два бандита, погибшие первыми и арбалетчик. А рядом еще живые - Олег и командир налетчиков - бессильно завершавшие свои последние минуты.

Тела выглядели ужасно. С такого близкого расстояния погибшие больше не притягивали взгляд. Страшно было видеть их безжизненными. Стрелы и мечи превратили разум в пустышку, а тело - в изломанную куклу.

Внутри пробежала горькая волна, подгоняя рвоту. Мальчишка, загоняя обратно этот комок, хотел отвернуться. Но вдруг заметил то, что выглядело невероятным. То, чего быть не могло.

Губы Олега шевелились, он разговаривал. И мальчик видел - отвечал главарь. Их речь была тише шелеста ветра в разоренной деревне, и он совсем не слышал слов. О чем могли говорить два врага, приговоренных судьбой?

Края зрительного поля смазались, будто мальчишка находился во сне. Будто всё происходящее - выдумка. Разве могло быть такое? Измененные, горящая деревня и два умирающих соперника, беседующих друг с другом.

Наверное, заметил их разговор только он один. Подошел, ведомый неистребимым животным интересом. Налетчик замолчал на полуслове. Взгляд остановился на мальчике, и он был точно такой же, как и в первый раз. Спокойный, ничего не выражающий. Будто налетчик на предмет взглянул.

Но, неожиданно, главарь не отвернулся. Вместо этого он потянулся к груди. С усилием сорвал цепочку с шеи. Мальчик, не отрываясь, смотрел, как умирающий попытался бросить ему эту вещицу. Ослабевшая рука ослушалась и предмет, не пролетев и трех ладоней, упал в пыль рядом с телом.

Бандит усмехнулся. Это были первые выданные им чувства. Они же - последние. Вместе с выдохом ушли силы. Он умер только через пару минут с выражением безграничного спокойствия на лице, но сознание покинуло его через мгновение после того как он усмехнулся.

Слева приблизились шаги. Мальчик вздрогнул, обернувшись навстречу Нессу. Охотник подошел к Олегу, уставившемуся раскрытыми глазами куда-то в сторону, и закрыл их. Затем проделал то же самое с налетчиком. Нагнулся, поднимая упавший предмет. Поднялся и двинулся навстречу жителям. Походя, он перебросил вещицу мальчишке.

Обгоревшая имперская монета, оплавленная на добрую четверть, лежала в маленькой ладони. Мальчик разжал вторую руку, выпустив острогу. И та упала, тут же забытая. А ребенок разглядывал искаженное изображение короны на золотой монетке и профиль императора с обгоревшим лицом на обратной стороне. Простая веревочка, теперь оборванная, болталась между пальцев - именно на ней держалось это странное украшение.

Что значило оно? Быть может смерть? Или беду? Лишь однозначно, что чужое горе.

Мальчик подумал обо всех поступках, идущих непрерывной цепью друг за другом и эта сила неизбежности показалась вдруг до невероятности могущественной. Как бог, имя которому - Рок.

Он сунул монетку в карман и бросился догонять Несса.

***

Я вздрогнул и обернулся. Показалось, будто кто-то окликнул меня. Но нет, пуст коридор. Никого.

Я стоял у раскрытого окна, облокотившись на подоконник. Окно дворцового коридора огромное, резное. А под ним сад - сплошная зелень и слышно, как шумит листва. Перекликаются миниатюрные ночные птички - офи. Будто окно в другой мир. Может, поэтому меня и посещают воспоминания, что я гляжу в него. Я глубоко вздохнул, насыщаясь свежестью ночи.

Такие воспоминания часто выпадают в памяти фрагментами ссохшейся мозаики. Я никогда не помню их источника, каждый раз пытаясь понять сон это или же былая, позабытая явь? Но никогда не нахожу правильного ответа, хотя обычно долго ломаю над этим голову.

Сейчас же думать совершенно не хотелось. Мысль вот только одна возникла - "Да, было". И никаких сожалений или томящей грусти. К тому же, меня ждут дела.

Я оттолкнулся ладонью от подоконника, выпрямился и оправил мундир. В последний раз взглянул на ночной сад и зашагал прочь.

Анфилада лепных колонн держала багрово-красный потолок. Дворцовый коридор вел к покоям лендлорда неспешно и важно, показывая значимость и богатство хозяина. Гулкие шаги вторили моим негромким мыслям, разлетавшимся вслед за тенями от колыхавшегося в лампе огонька.

Месяц едва показался над горизонтом, совсем тонкий, он почти не давал света. Прекрасная ночь. В такую ночь приятно поразмышлять, гуляя по дорожкам спящего дворца. Возможность отдохнуть от дневной суеты. Но не сегодня и не для меня. Ведь известно, что ночь скрывает и людские темные делишки, а я здесь, подобно свету своей лампы - разгоняю тьму. Мне нравится так думать.

Я начальник герцогской стражи. Капитан гвардии. И хотя это крайне скучная работа - обходить посты, обычно я утешаюсь мыслью, что это лучше, чем на них стоять.

-Господин Акита.

Негромкий голос исходил из темноты коридора. Я инстинктивно напрягся, поднимая лампу. Но тут же расслабился, разглядев говорившего. Всего лишь слуга. В своей салатовой ливрее он был похож на огромного зеленого жука, заскочившего в коридор из сада. И что ему понадобилось в такой час?

-Я везде вас ищу, - продолжал он, торопливо семеня ко мне.

Иногда мне кажется, у всех потомственных слуг такая манера передвижения передается с молоком матери.

-Что такое, Авим? - я уже ожидал чего-то необычного, глядя на его взволнованное лицо.

-Герцог вызывает вас.

-Вот сейчас? Ночью? - я искренне удивился. - Или это ты ищешь меня настолько долго?

-Что? Нет... - спутался Авим. - Нет, сейчас. И разве я даю поводы так шутить?

-Нет, просто у меня такое настроение... Ну ладно, веди.

-Нет-нет. Наедине, - возразил Авим. - Он точно сказал, что хотел бы видеть вас наедине и даже отозвал стражу. Да и мне есть чем заняться.

-Хорошо... пусть так, - кивнул я. - Удачи тебе в твоих ночных делах.

-Благодарю, господин Акита. Пусть и вас она не обойдет стороной.

Я направился дальше по коридору в свою сторону, он - в свою.

По какой причине герцог решил вызвать меня в такой поздний час? Сколько я не пытался угадать, ничего в голову не приходило, и я бросил это неблагодарное занятие. Вместо того чтобы ломать голову принялся разглядывать убранство дворцового коридора.

Украшен он, надо сказать, на совесть. Здесь можно гулять часами, рассматривая фрески на стенах. Только вот мне они давно успели приесться. И пока я шагал к покоям герцога, я думал не о картинах, а о том, как увидел их впервые и как разглядывал подолгу. Быстро все же человеку приедается даже самое лучшее и роскошное из доступного... и хочется еще.

Впереди показались двойные двери. Ни слуг, ни стражи. Хоть я и знал, что не увижу их здесь, я все же инстинктивно положил ладонь на рукоять револьвера. Непривычно. Все-таки этот отлаженный механизм - стража на определенных мной постах - прочно въелся в мои же мысли.

Я не дошел до дверей десяток метров, когда они распахнулись.

В проёме показался огромный металлический доспех. Если бы я не знал кто это, то подумал бы что это какой-то старомодный рыцарь. Это было не так.

Когда-то, будучи в землях Империи, я слышал историю о Вечном Рыцаре. Этот бессмертный воин, согласно легенде, никогда не снимал доспехов - даже спал в них. Говорили, что он однажды в одиночку сдерживал несколько сотен реанцев, шедших в Пять Пальцев во времена Исхода Империи. Любимец женщин, удачливый и богатый...

Не знаю, куда исчез Вечный Рыцарь после Исхода, но если кто и подошел бы на эту роль, то только вот этот человек - Деаль, хранитель герцога и прокаженный. Однако, если считать, что Вечный рыцарь - это он, то тогда правда становилась куда более суровой. Любимец женщин? Он посчитал бы это насмешкой.

Деаль никогда не надевал доспехов. Потому что пластины, покрывавшие его тело - это след проказы. Кожа скомкалась и застыла, с рождения покрыв своего владельца панцирем, сравнимым со стальным доспехом по прочности. И превратив своего владельца в изгоя...

-Акита? - Деаль прервал мои мысли. Он пытался разглядеть мое лицо сквозь свет фонаря.

-Да, это я, ваше святейшество.

-Тебя Константин позвал? - спросил он.

-Да. Я...

-Неважно, - прервал он меня. - Можешь отправляться на обход. Считай, что он тебя не вызывал.

-Это всё?

-Да, иди.

Я поклонился и развернулся. Звуки шагов удаляли нас друг от друга.

Тайны... Что за секрет подвиг герцога позвать меня в поздний час? И почему он передумал после разговора с Деалем?

В раздумьях я провел эту ночь. Она прошла спокойно - стража лениво бродила по пустым коридорам, сновали редкие ночные работники. В От давно царит мир, и если я не заметил ничего подозрительного, то и угрозы никакой быть не может.

Утро показало, что я ошибался.

Переполох я заметил раньше, чем его причину донесли до меня. Это уже говорило о том, что случилось нечто из ряда вон. Сначала мимо меня промчался слуга, даже не заметив. Крики в коридорах эхом разлетались по дворцу. Разлетались от спальни герцога.

Я ускорил шаг, почти бегом пронесся по коридору. Напряжённо пульсировало беспокойство в такт стуку каблуков. Навстречу выскочил еще один слуга. В растрепанной ливрее, с раскрасневшимся лицом. Это был уже немолодой, лысеющий мужчина лет тридцати.

-Господин Акита, господин Акита! - закричал он, завидев меня еще издали.

Я остановился и выжидающе молчал. Не люблю лишних вопросов. В таких ситуациях лучше выслушать как можно хладнокровнее, не раздувая панику.

-Герцог, его святейшество Лерраль, убит! - Слуга был взбудоражен не на шутку. - Что же теперь делать?!

Вот это дела... Это катастрофа. Мне нужны офицеры.

-Где? - спросил я.

-В своих покоях, - нервно ответил он.

-Кто-то уже есть на месте?

-Из стражи? - запутался слуга.

-Да, да, - поторопил я.

-Только Марко, господин Дер.

-Найди мне Хому. Побыстрее.

Я почти бежал по коридору до спальни герцога.

Дорогу к ней загородила толпа. Здесь собрались и по делу, и просто любопытствующие, куда уж без них. Придворные в аляповатых нарядах, слуги в салатовых ливреях, стража - в буро-зеленых мундирах. Последние оттесняли самых настырных.

Я удовлетворенно заметил, что никто не кричал - еще не хватало паники и слухов, разносимых в горячке. Похоже, что пробрало всех. Перешептывались, переглядывались, стараясь заглянуть через плечо соседа, но хоть не шумели. Хорошо слышно было голос Марко, перекрывавший ропот толпы.

-Дорогу господину лекарю! - кричал он.

Марко невысокого роста, смекалист, расторопен. Одет, как и я, в офицерскую форму - брюки, фуражка, мундир. Он рассекал толпу, не замечая ни толчеи, ни вопросительных взглядов. За ним в фарватере следовал высокий худой парень в кроваво-красном костюме. Красный сюртук, красные брюки и белая рубашка с кружевными манжетами.

Мое приближение столпившиеся определили как-то все и разом - обернулись почти одновременно. Наверное, по характерному стуку каблуков. Расступались, с какой-то странной надеждой заглядывая в лицо. Будто бы я сейчас зайду, выйду и скажу: Шутка всё, господа!

Лица взволнованные, у одного, кажется, даже на усах пот проступил... Неудивительно, учитывая какой хаос гибель герцога, не имевшего наследников, означала для Пятого герцогства, как часто называли герцогство От.

Марко пропустил доктора вперед и обернулся. Заметил меня, на лице проступило явное облегчение.

-Ну, наконец-то, - сказал он, пропуская меня

-Показывай.

-Да тут... нечего, - ответил он.

Марко был прав. Показывать нечего - видно было и так прекрасно. Герцог лежал на кровати, в расшитом узорами халате. Глаза широко открыты, на губах засохшие потеки крови. Живот и простыни под телом залиты кровью. Комната в порядке, следов борьбы не видно. Только тонкая цепочка красных пятен тянется к кровати почти от самого входа.

-Отлично выглядите, доктор, - поприветствовал я молодого мужчину в красном костюме, уже приступившего к осмотру тела.

-А вы не теряете хладнокровия, господин Дер.

-Всё, что могло случиться, уже случилось.

-Вы никогда не навлекали такими словами дополнительных неприятностей? - спросил он, не отрываясь от своего увлекательного занятия. И тут же добавил. - Но, в общем-то, я с вами согласен.

-Навлекал. Но я ведь все еще продолжаю так говорить?

Я теперь вел беседу точно так же как и он - бросая слова за спину. Пока доктор осматривал тело, я вместе с Марко осматривал помещение. На мои последние слова он не ответил, и продолжили мы свои занятия молча.

Интересный человек этот доктор. Эксцентричный, дилетант и провокатор. К тому же слишком молодой. Так говорили о нем. Возможно, из-за его достаточно грубой манеры общения и странной моды на одежду.

Но я знал, насколько он хорошо владеет искусством врачевания. Более того, я был уверен, что это лучший врач герцогства, а возможно и среди всех пяти герцогств. Вот и теперь он, не прерывая осмотра, принялся комментировать.

-Ножом... - деловито бормотал он. - Часа четыре назад... Умер на ногах.

-Господин Ленц, время уходит, - прервал я доктора. - Если не сложно, оторвитесь от осмотра и разъясните разом, попроще и поподробнее.

-Да, хорошо, - он разогнулся и повернулся ко мне. - Рана сравнительно аккуратная если не смотреть на то, что орудие в ней провернули. Рискну предположить, что оружие было трех- или четырехгранным. Достаточно, редкое, как вы понимаете.

-Такое? - Марко стоял у дальнего окна, покачивая филигранной работы кортиком, испачканным в крови.

Ручка кортика была украшена позолотой, на лезвии выгравирована надпись.

-Сюзерену, чья кровь неудержима, как сам владыка-океан. - продекламировал я.

-Ты его знаешь? - спросил Марко, присмотревшись к лезвию.

-Это подарок герцогу от одного известного капитана. Где ты его нашел?

-Под занавесями валялся.

Я подошел к Марко и, склонившись к месту падения, осмотрел пол. Паркет из темного дерева был поцарапан и испачкан небольшими красными капельками.

-Постойте, убийца что, его просто выкинул? - поразился доктор, проследив за тем, как я провел по одной из царапин пальцем.

Я поднялся.

-Он уже пять лет, как на стене висит, - я махнул рукой на небольшую коллекцию холодного оружия справа от двери.

-То есть, он еще и без оружия был, - покачал головой Марко. - Неудачная планировка.

-Может и имел, но воспользовался этим, - рассудил я. - И уж точно, он не в пылу драки выхватывал. Скорее, подошел с видом поглядеть поближе. Взял. И использовал против неосторожного герцога. А потом просто отбросил в сторону. Интересный персонаж, - я повернулся к доктору. -Ну да ладно, с этим все ясно. Что там еще по осмотру, господин Ленц?

Доктор оторвался от раздумий о наглости убийцы и задумчиво потер лоб.

-Так...-продолжил он. -Кровотечение остановилось достаточно давно, но посмотрите на подтеки - она распределилась неравномерно. Значит, погибшего ударили, когда он стоял. Уже затем положили на кровать...

-И он не сопротивлялся, - задумчиво протянул я.

-Он даже удивиться не успел. Ударили профессионально и быстро. Под ребра, в печень. И мне кажется, во время разговора. В любом случае - думаю, всем уже ясно, что убийцу он знал. Хотя, это уже ваша работа.

-Понятно... все как в бульварных детективах, - устало сыронизировал я.

Никто с этой шутки, включая и меня, не улыбнулся.

Мы с Марко потратили еще немного времени на осмотр комнаты, пытаясь обнаружить зацепки. Ничего. Окна закрыты изнутри, вещи - в порядке.

-Как думаешь, найдем что-либо? - спросил Марко.

Я только пожал плечами.

-Стражу с дверей герцог снял. Будь это хоть последний бродяга, он успел бы десять раз всё за собой убрать. Хотя тут особо и нечего, да и не надо было это ему. А если это был знакомый, что более вероятно...

Я подумал о ночном визите Деаля к герцогу и прервался.

-Марко, - позвал я.

-Да?

-Когда появится Хома - передай ему мой приказ. Я хочу, чтобы он перетряс всех слуг, стражу и любого, кто ночью шатался по дворцу. Ты наведи здесь порядок - охрану поставь, никого не пускать... Ну, ты знаешь.

-А ты?

-У меня есть одно срочное дело.

Я вышел из спальни и оглядел столпившихся. С надеждой смотрят. Конечно, проблем теперь не оберёшься. А когда они о Деале узнают... Но я должен был опередить слухи.

-Господин Акита... - начал один из придворных.

Я категорично отмахнулся рукой.

-Вы всё узнаете позже.

Больше я не сказал ни слова. Раздвинув толпу, выбрался в коридор и быстрым шагом направился к палатам Деаля, старшего брата покойного герцога.

Я нашел хранителя в рабочем кабинете. Постучал в крепкую дверь и тут же услышал приглушенный дверью бас:

-Заходи, Акита.

Стены в кабинете были покрыты множеством охотничьих трофеев - головы, рога. На полу стояли чучела. Для прокаженного охота была одним из тех немногих развлечений с размахом, которые он мог себе позволить. И точно самым любимым. В два метра ростом, покрытый множеством пластин, отливавших матовым блеском, Деаль сидел в созданном под огромные размеры его тела кресле. На столе перед ним стояла бутыль крепкого, тридцатипроцентного пидди.

-Садись, - сказал он, едва я переступил порог.- Так и думал что это ты. Ты ведь видел меня ночью.

Я подумал, что он вполне мог бы быть убийцей. Он также это знал. Мне стоило вести разговор напрямую, но выжать из него максимум информации.

-Значит... - начал я.

-Даже не думай, - прервал он меня, подняв ладонь. - Я знаю только потому, что с утра заглянул к брату снова.

Я взглянул в лицо Деаля, напоминавшее гротескный металлический шлем. И снова подумал о том, что почти ничего не знаю о его прошлом. Семья герцога скрывала правду о хранителе. Да и что вообще значило это звание? Значение скорее почетное, чем практическое... Его считали сыном аристократа, взятым отцом убитого герцога под опеку.

На самом деле никто не знал, сколько Деалю лет и никто не мог вспомнить его появления. Он имел мало знакомых и редко показывался на людях, пропадая неделями на охоте, в городе или сутками просиживая у себя в кабинете.

Однако, было бы странно, если бы я совсем ничего о хранителе не знал. Все же я неплохой начальник стражи и даже о Деале смог кое-что выяснить. Как-то пару лет назад один хороший знакомый в ответ на мои вопросы рассказал историю времен предшествующих Исходу.

Почти двести лет назад в семье тогдашнего герцога родилось два близнеца. Один - прокаженный. По тем временам это было редкостью невероятной. А для семьи аристократа - невообразимо. И все же это произошло, принеся с собой позор на голову главы семьи.

Большинство прикопали бы урода где-нибудь во дворе, во избежание скандала. Но герцог, говорят, был человек чести - обоих сыновей оставил, на воспитание определил на равных условиях... Трудно сказать, почему все настолько справедливо, но, скорее всего, даже он надеялся на то, что прокаженный долго не проживет. И действительно - век прокажённых недолог. Наверняка, весь двор тогда жил в ожидании, что черное пятно исчезнет само.

Ошиблись. Не исчезло. Проказа подарила маленькому герцогу не только уродство, но и крайне долгую жизнь. Пережил и отца и брата, еще при котором занял должность советника. Страсть к знаниям позволила стать на ней незаменимым. Прокаженный уходил в тень от глаз посторонних все дальше, в то же время, приобретая все большую власть в кругу семьи. Изменилась должность, теперь называемая - хранитель герцога, изменилась легенда... А прокаженный всё жил. Так я слышал.

Если это было правдой... То для Деаля жизнь в таком виде была проклятьем больше, чем даже для прокаженных бедняков, выживавших в грязных трущобах. Виной тому были амбиции и гордость прирожденного аристократа. Сложно было представить каково это - быть на его месте.

Нет, те, кто знают эту историю никогда не скажут, что Деаль может быть убийцей. И я с ними согласен. Если Константин был лицом, а Деаль - головой герцогства, то причин убивать правителя у него быть просто не могло. Без Константина он лишался власти. Тогда мне тем более непонятно было его поведение. И я спросил:

-Почему вы не созвали стражу?

-Потому что не верю, что вы что-то найдете. И потому что это стало бы отличным поводом для Семмеля и ему подобных, - спокойно ответил он. - Мне теперь остается только наблюдать.

-Не понимаю, - пожал я плечами.

Деаль пристально посмотрел на меня и сказал:

-Что тут понимать... Просто представь, что дальше будет происходить.

Он замолчал и потянулся к бутылке пидди. Другой рукой взял граненый стакан. Я проследил глазами за горлышком. С трудом оторвал взгляд и постарался привести мысли в порядок. Константин был последним в династии, Семмель - следующим в очереди. Все на самом деле было очевидно.

-Лорд Семмель не упустит такой шанс. Я думаю, что все на вас и повесят. В конце концов, я не верю, что я был единственным, кто видел вас ночью. И если это так, то вам никто не поверит, - я невольно сделал паузу, прежде чем закончить. - Никто не поверит прокаженному.

-Ошибаешься. Самые благоразумные поверят, - продолжил Деаль, глотнув из стакана. - Но они же будут теми, кто без сомнений отправит меня в могилу. И я не могу их винить.

-Думаете это лорд?

-Он мог бы...- Деаль помолчал. - На самом деле, лучше пусть он, чем кто-то еще. Без наследника наши дорогие соседи разорвут герцогство. Но ты сам бы сказал, что это он?

Сейчас я почувствовал себя так, словно проводил спарринг. Деаль проверял меня, пытаясь что-то из меня вытянуть. В то время как я пытался узнать что-то от него. Я был уверен: он знает об убийстве больше, чем я смогу от него услышать. Стоило попытаться разговорить его, а для этого надо было хорошо подумать, прежде чем ответить.

-Нет... я так не думаю, - сказал я, поразмыслив. - Он умен и скорее попытался бы взять власть при живом герцоге, чем создавать усобицы. И это не соседи. Слишком просто... Без повода. Соседи бы сначала почву подогрели.

-Тогда кто, как считаешь? - спросил Деаль, буравя меня глазами.

-Я думаю это должно быть известно вам лучше всего, - я встретился с ним взглядом.

Какое-то мгновение мы всматривались друг в друга. Но нагнетать напряжение я не стал, снова переведя взгляд на бутылку. Деаль покачал огромной головой.

-Если ты думаешь что это касается ночного визита... То ты снова ошибаешься.

Не хочет говорить? Химера с ним, сам все выясню.

-В любом случае - я присягал на верность. И присягу я выполню. Причину я выясню и того кто это сделал, найду... - я проговорил это спокойно и уверенно, снова взглянув в его глубокие темные глазницы. Я знал цену своим словам. - А сейчас, я должен заняться расследованием. Прошу меня не судить за беспокойство.

Я поднялся с кресла.

-Стой, - резко произнес Деаль. Он снова потянулся к бутылке, продолжая говорить. -То, что ты говоришь... Знаешь, когда я слышу твои слова, мне хочется верить в преданность.

Он хмыкнул и добавил:

-А может у меня просто не осталось выбора?

Я опустился обратно в кресло. Деаль же отхлебнул и посмотрел на меня. Видно было, что он колебался, не зная продолжать или нет. А мне сначала показалось, что когда он остановил меня, то уже все решил... Значит, даже ко мне у него недоверие настолько сильно. Но Деаль решился:

-В любом случае, я постараюсь поверить тебе. Потому что сам я уже ничего не смогу, а тебя хотя бы знаю. Настолько, чтобы доверять... У тебя есть время?

-Я думаю, что только здесь я не потрачу его впустую.

Деаль кивнул и прикрыл глаза, собираясь с мыслями.

-Мы Пятое Герцогство, - начал он. - Мы закрыты от проказы другими четырьмя. Вроде бы именно они должны думать о выживании, а мы - развлекаться, пока беда не дошла до нас. Но ты же знаешь, как оно на деле. Там творится безумие. Горн охвачен мятежами. Дорнби и Леан залили друг друга кровью. В Леоне третий раз за десять лет сменилась правящая династия. И это, кстати, причины того, что я не верю в связь остальных герцогств с убийством Константина. Да и Семмель не настолько глуп, чтобы повторять судьбу Леона.

Он остановился, снова потянувшись к бутылке. Я слушал, стараясь не перебивать. Деаль в очередной раз влил в себя пидди, затем продолжил:

-В общем, из Пяти Пальцев только мы, в От, не только думали о проказе и приближающейся Грани, но и пытались исследовать ее. Остановить... В общем всё тоже, что думает и весь запад, поджимаемый Гранью, но с бОльшим стимулом на выживание. Сам смотри - еще несколько лет, и нас захлестнут беженцы. Потом, сам понимаешь, по наклонной. В общем, я, Константин, и еще несколько доверенных лиц - мы недавно прослышали об одном предприятии. И перспективном, что удивительно. Но тут такая вещь... Сколько успешных открытий в деле исследования Грани ты знаешь?

-Ни одного, - ответил я.

-Думаю, о том, сколько было и существует успешно организованных экспедиций и рабочих лабораторий говорить не надо?

-Ну, это уже не надо списывать на заговоры, если вы к этому клоните, - я откровенно фыркнул. - Работать у Грани, и не ожидать, что всё рано или поздно закончится не слишком хорошо...

-Ха, - прервал меня Деаль. - Я тоже так раньше думал. Но ты послушай, что я расскажу...

***

Деаль многое рассказал. То, что определенно должно было для меня все изменить. Всего четверо суток назад убит был Константин, и состоялся наш первый разговор. Еще через сутки мы встретились снова, когда он выдал мне всё что знал... или столько, сколько считал нужным на картине происходящего показать мне.

В любом случае, теперь я мерно покачивался в тряской карете, задумчиво наблюдая за прохожими, и думал о превратностях судьбы. Улица провожала меня окнами старинных домов под шорох мостовой под колесами. Да, строили столицу с размахом. Улицы широкие, дома просторные. С обширными подъездами, садиками. Тогда никто и подумать не мог, что через две сотни лет Авлиир будет настолько перенаселен - почти вчетверо.

Кроме того, производство также постепенно стекалось в город, сжимая его в частокол из заводских труб и заборов. Накрытый смогом, некогда просторный, сейчас он захлебывался в людском поте, пыли и нечистотах. Если здесь еще достаточно благополучный район, то в паре кварталов можно видеть мусор на улицах и толпы изможденных рабочих вперемешку с нищими и полицейскими. Последних, в их коричневых мундирах, с надвинутыми на глаза касками, нынче можно встретить особенно часто.

Вон, один, с дубинкой наперевес, трясет какого-то бедолагу в отрепьях. Наверняка - прокаженный. Ударил пару раз... Может я плохой физиономист, но добродушное лицо этого служаки совсем не располагает к такому поведению. И все же, вот он: ударил еще. Прокаженный даже опрокинулся на землю, брызнув кровью на мощеный тротуар. Теперь страж порядка, вместе с напарником, сволочёт его в отделение.

Добросердечный гражданин скажет - за что так с бродягой? Тем более, с прокаженным. Но я-то знаю, что большая часть преступлений приходится вот на таких вот бедолаг, не способных найти честную работу, а оттого бросающихся во все тяжкие.

А ответственность несут люди в форме. Гражданину это слышать странно, но стражи порядка зависят от сложившейся государственной системы и атмосферы в обществе больше, чем кто-либо другой, а влияют наименее всего. Сейчас они должны быть сторожевыми псами, бросающимися на каждого подозрительного прохожего и прячущими гуманность до лучших времен. И пусть гражданин задаст себе вопрос - что творилось бы в перенаселенном, больном городе, без таких жестоких сторожей?

Однако, свой отпечаток необходимость жестокости всё равно оставляет. Излишне покровительственная, авторитарная, склонная к жестокости и равнодушию, система управления попрождает потребительское отношение к людям. А таковое потребительское отношение выстоящих к нижестоящим порождает коррупцию, кумовство, затем попустительство. Это как гигантский снежный ком, несущийся под откос. А мы сидим внизу и ждем. Скорость огромна, он все ближе - пара десятков метров. Подпрыгнул, подлетел, зрители затаили дыхание, накрытые тенью и...

А ведь дома этот полицейский, наверняка, примерный отец и семьянин. Для полицейского, как и для военного, жизнь кажется разделенной на две неравных части - служба и дом. И большинство непрерывно балансирует, в силу своего характера отмечаясь одним поведением на службе и, зачастую, совершенно другим - дома.

Но я могу ошибаться, могу быть неправ, считая, что дома этот полицейский неплохой, в общем-то, человек. В конце концов, хотя большинство имеет две стороны, это не касается меня. Так уж вышло, что дома у меня-то и не было. Казарма - мой дом на протяжении пятнадцати лет.... Был.

Я сдал Марку свою должность двое суток назад. Отчасти виноват был Деаль, но, если честно, я не думаю, что Семмель оставил бы меня на этой должности. После гибели Константина я потерял значительную долю репутации. Начальник стражи - и прозевал убийство сюзерена. Позор несмываемый.

Я согнал печаль вместе с невеселой усмешкой. Ничего, я еще во всем разберусь. Я отчего-то уверен, что Деаль прав в своих предположениях. И я это докажу.

Я снова взглянул на прохожих.

Вот куда-то спешит женщина в простом платье. На рынок или в бакалейную лавку, если судить по сумке в руках и полуденному солнцу над головой. А вот клерк, с протертыми до заплат локтями. Курит у входа в уморенный зноем офис. Гуляки в дешевых фраках под руку с дамами, разодетыми в пышные, но тоже недорогие, платья ...

Непривычно было теперь в гражданском костюме разъезжать по городу. То есть, не то чтобы я не носил раньше гражданскую одежду. Конечно - носил. Но, трудно сказать... Какое-то смутное чувство не давало мне покоя. Особенно после разговора с Деалем. Может, дело в том, что я был выброшен из привычного круга? Наверное, это действительно так. Трудно сниматься с насиженного места.

Но если ты действительно хозяин своей судьбы, то должен иногда делать необходимое для поддержания этого статуса. К тому же, даже камни под гнетом времени тают, так?

Глава 3. 1-й лунный месяц начала осени. 7408 год.

Мир создает условия. Люди их изменяют. Это свобода выбора. Какова ее цена?

Иногда путешествие бывает полно неожиданностей и необычных встреч. Иногда оно протекает довольно обыденно и линейно, лишь изредка заставляя изменить свои планы. Но одно неизменно - невероятно часто они происходят, или совсем изредка - случайностей в путешествии невозможно избежать.

Лето и Влад своими случайностями были довольны. Атму удалось покинуть мирно и спокойно. Широкая, изъезженная тысячами колес дорога до Гленвилля не преподносила неприятных сюрпризов.

Местность, через которую нолы терпеливо везли скрипучую повозку, равнинная. Разве что небольшие холмы попадались, да редкие негустые рощи. Здесь давно не осталось диких природных лесов - трудолюбивые крестьяне вспахали каждый метр земли, способный взрастить необходимое перенаселенной стране зерно.

Горячие ветра разносили ароматы посевов над золотыми, коричневыми и зелеными полями. Как теплый плед, самый любимый, но такой неуместный летом, они накрывали повозку своим дыханием.

Выносливые и покладистые нолы не требовали постоянного надзора. Монотонно тянули фургон и Влад, сидящий на месте возницы, мог щурить глаза, устремив взгляд к горизонту, где встречалось безоблачное небо и тянувшиеся к нему колосья.

"Поле... Великий Спящий, оно прекраснее, чем море, величественнее, чем горы и теплее чем небо. Живое, движимое ветром... Словно дышит сама земля, - думал клоун. - Но сколько же пота и крови оно забрало? Ни море, ни горы не забирают так жизнь из людей, вытягивая ее по капле. Золото этих полей - многолетние мозоли и грязь на руках крестьян. Вечная усталость в их глазах и то, что поднимает эти колосья над жадной землей - их сгорбленные плечи"

Посреди одного из прекраснейших мест, доступных людям, Влад ощущал странную печаль. И еще не отпускала, постоянно зудя, тревога. Тревога, появившаяся вместе с вежливым незнакомцем в Атме. Клоун чувствовал себя уставшим.

А вот Лето тревог Влада не разделял.

У него была своя проблема - он изо всех сил боролся со скукой. Ну, в самом деле, - чем можно занять себя на пустой дороге в пустом поле, если попутчики категорически не хотят попадаться? Смотреть на однообразные пейзажи за обочиной стало уже невыносимым. Еще более невыносимым становилось лежать на полу повозки, уставившись в потолок.

Наконец Лето прекратил буравить глазами ненавистные доски над головой и повернулся к вознице.

-Послушай, Влад, - начал он и сделал небольшую паузу, проверяя - услышал его отец или нет.

-М? - отозвался Влад.

Он сейчас пребывал в таком состоянии, когда говорить не хотелось совершенно, а каждая минута безделья добавляла две будущих, унося желание что-то делать с собой.

-Вот скажи, чем отличаются все города? - спросил его Лето.

Влада вопрос поставил в тупик. А начав думать, он тут же вышел из состояния полудремы. С не самыми приятными ощущениями - словно отталкивал от себя что-то тяжелое.

-Смотря что ты имеешь в виду, - ответил он.

-Ну, вот, основные отличия?

-Местность... обычаи, - ответил Влад, поразмыслив. - Но вообще, я не вижу сильных различий ни между людьми, ни между городами. Там всё только кажется разным. А на самом деле разнообразие - оно за воротами города. Вот здесь, в полях.

Лето бросил взгляд за задний борт повозки - поле, затем еще поле. И еще поле. Какое разнообразие? Но Владу он на это указывать не стал, у него другая мысль сидела в голове.

-Зря ты так, - возразил Лето. - Вот то, что ты сказал про архитектуру и местность - это правильно. Я это к чему...

-О-о... я кажется и так понимаю, к чему ты клонишь, - прервал его Влад.

-Да ты послушай, - с нажимом произнес Лето. - Вот смотри - мы в Атме пробыли два дня. А посмотреть я ничего не успел, хотя ты и говорил, что у меня будет время.

Лето сделал небольшую паузу, явно ожидая ответной реакции. -Ты же понимаешь, почему, -отозвался Влад. - И сам же, кстати, хуже сделал, хамелеон лупоглазый.

-Это я-то хамелеон? - взъелся Лето, но быстро взял себя в руки и продолжил свою тему. - Хорошо, в Атме ясно. А другие города? Мы ведь и раньше, если вспомнить - то вспомнить и нечего. Вот так, да. Мы толком нигде ничего посмотреть не успели.

Влад задумчиво потер подбородок.

-Хм, возможно, - сказал он. - Но я думаю, что у тебя еще будет возможность погулять не торопясь. И вообще, разве тебе скучно?

-В городе?

-Да.

-Ты не понимаешь, тут дело не в этом, не в скуке. Там одно, а тут другое. Мы столько всего могли повидать, но всё упустили... И получается одни номера, репетиции, фокусы. Это не скучно, но этого мало.

Влад снова потер подбородок.

-Что же... Наверное, это я тебя не понял. Не думал, что тебе это интересно. Я ведь сейчас только о корабле и думаю. Тебе стоило сказать это раньше, что-нибудь бы придумали. В конце концов, ты прав - у нас было время.

-А теперь что?

-Не знаю, Лето... Может, еще и теперь получится тебе город поглядеть, как ты хочешь.

-Хорошо. Ты сказал, я запомню.

Оба замолчали. Лето снова улегся. Неудобно - трясет. Даже через попавшиеся под руку костюмы и одеяло, что он подстелил под себя. На камнях пол повозки подпрыгивал и неслабо бил по спине. Но так путешествовать стало уже привычно. Из года в год - и Лето на подобные неудобства внимание обращать перестал. Он снова подумал о городах и странах, где им предстоит побывать.

Мыслями, пришедшими в голову, захотелось поделиться.

-А я знаешь, что еще подумал? - спросил он.

-Что? - откликнулся Влад.

-Также как с нами, так ведь происходит со всеми людьми. Столько народу постоянно разъезжает из города в город, но вот они на месте и что они делают? Торговцы - торгуют, артисты - выступают, путешественники пытаются заработать на пропитание. Никто не смотрит на город. Если о чем и думают - то это как провести вечер или еще что-то в таком духе. Это тоже неплохо, но... Ведь это же не всё.

-Они все думают о своих целях. Как ты там говорил? Торговцы о прибыли. Путешественники о том, как добраться до цели. Артисты о том, как провести выступление. Поэтому так и выходит. И ты главного не забывай - большинство достопримечательности не интересуют просто потому, что время сейчас не то. Тяжелое. Перенаселенность, еды не хватает, некоторые охоту на ведьм устраивают, перевороты государственные... Еще немного и мы все скатимся в такой хаос, в котором все будут думать только об одном - как выжить. Вот и когда сейчас людям думать об архитектуре?

-Я же думаю. И потом буду думать.

-Нет, ты серьезно? Я, то думал, ты погулять просишь... С девчонками или так, друзья. А ты, вообще... об архитектуре.

-Нет, постой. Там - одно, тут - другое. Это там мое дело, но про то, чтобы сам город посмотреть я тоже серьезно.

-Великий Спящий, хорошо. Мы уже договорились, так? Если получится - делай что хочешь.

-Да, да. Но я же не об этом говорил сейчас. Ты меня сбил.

Влад подсказывать не торопился. Лето немного помолчал, пытаясь вспомнить, но в голове уже все смешалось. И все же, он хотел досказать мысль.

-Так... В общем, люди. Они на город не смотрят, - сказал он.

-Так, - поддакнул Влад.

Лето снова запнулся, прежде чем продолжить.

-А я думаю.

-Так,- согласился Влад.

-Чего это люди глупеют? - сделал, наконец, вывод Лето.

У Влада даже глаза округлились от такого умозаключения.

-То есть, как можно не интересоваться? - продолжал Лето. - Ну не могут всегда, но ведь хоть какой-то интерес должен быть. Увидеть что-то новое, что люди создают...

Влад потер подбородок. Он решил разобраться с этим вопросом большой философской важности побыстрее.

-Лето, ты и не должен быть похож на других, а другие - на тебя. Подумай, может твоя страсть увидеть что-то новое - это такой интерес, который у других людей по-иному выражается? И вообще, им интересно то, что не интересно тебе. Все любят делить людей на какие-то меньшинства и большинство. А присмотреться - так выделяются только те, кто более упорен в своих интересах, а не те, у кого эти интересы отличаются от интересов большинства.

Только Лето хотел ответить, как вдруг приподнялся на локте, сощурился, вглядываясь, и затем громко произнес, чтобы Влад наверняка услышал:

-Влад, там кто-то едет.

-Кто?

Влад встревожился, пытаясь развернуться и что-то углядеть со своего места. Выходило не очень - на их фургоне место возницы располагалось слишком низко.

-Кто там, Лето? - снова повторил Влад.

Он нервничал.

Лето не ответил. Он не мог разглядеть повозку позади них, поэтому просто вглядывался.

На самом деле, ничего необычного не происходило. Дорога, по которой путешествовали клоуны, считалась оживленной. Встретить здесь попутчика было менее необычно, чем не встретить никого. Но после выезда из Атмы, похожего на бегство, Влад находился в постоянном напряжении. Он старался его скрывать, но страх в тревожный момент все равно передался Лето.

Зрение у Лето было отменное, поэтому стоило повозке приблизится на расстояние чуть менее полукилометра, как он уже мог разглядеть двух риглотов впряженных в нее. Звери похрапывали и покачивали безрогими головами на тонких шеях. Именно их копыта создавали облако пыли вокруг повозки. Полицейские вполне могли использовать их, но не для погони.

Сомнения Лето развеялись окончательно, когда повозка приблизилась еще немного и стало возможным разглядеть возницу. Одетый в зипун и простые штаны, этот человек точно не был полицейским.

-Расслабься Влад, это торговцы, - крикнул Лето.

-Уверен?

-Точно. Больше некому, - уверил Лето. - На привале будет веселее.

***

Торговца звали Вито Д'Ньери. Вечером, у весело подпрыгивавшего пламени костра, он был также рад попутчикам, как и они - ему. Не скучно вместе, да и безопаснее.

-А я ведь видел ваше представление пару дней тому. В Атме, - говорил Вито.

Мужчина, с которым он вел разговор, сидел под другую сторону костра, на поваленном грозой дереве. Человек был одет в рабочие штаны и куртку из плотной ткани. Волосы его были зачесаны назад в косичку, длинные бакенбарды прерывались чисто выбритым подбородком. Темные глаза из под густых, слегка изогнутых бровей, смотрели мудро, но с легкой смешинкой. Если бы Вито не видел этого человека после представления, то ни за что бы не поверил, что он способен быть клоуном в красном костюме.

-Значит, мы уже давно знакомы? - ответил ему клоун, не отрывая взгляда от закипавшего на огне котелка.

-Выходит что так. Заочно. Кстати, Влад... Я ведь могу вас так называть?

-Да, Вито, - улыбнулся Влад.

-Прекрасно. Влад, вот у меня такой вопрос... Могу я узнать секрет одного вашего фокуса?

Заметив, что Влад замялся, Вито добавил:

-Наверное, это выглядит ребячеством.

"Он похож скорее на престарелого аптекаря внешним видом, - подумал клоун. - А по рассуждениям ближе к простым рабочим. Как его угораздило заняться торговлей?". Если бы Влад сказал это вслух, Вито бы очень удивился. Но Влад свои мысли, конечно, не выдал. Вместо этого он сказал так:

-Совсем нет. Знали бы вы, сколько раз я уже слышал этот вопрос. Наверное, чаще, чем "Как поживаете?" и "Как сегодня погода?"

-И что вы отвечаете? Надеюсь, не так как бродячие фокусники? - Вито фыркнул. - Будто все фокусы передаются ими из поколение в поколение и только из уст в уста.

-Вы удивитесь, но у них так и есть. Только я-то не фокусник, верно? Хорошему клоуну не нужны секреты, чтобы появляться и исчезать как вспышка, - Влад щелкнул пальцами.- Оставляя яркие пятна в вашей голове.

Их разговор прервал хруст веток в павшей листве. Из темноты, со стороны повозки Вито, вынырнул его возница. При знакомстве он назвался артистам просто - Мур.

-Смотри, что я нашел, - произнес Мур, глядя на торговца.

В одной руке возница держал непочатый круг сыра, в другой - пол палки отличной кровяной колбасы.

-Хм, ну отрежь от круга половину, - ответил Вито.

Мур перевел взгляд на Влада.

-Что скажешь, пойдет в кашу колбаса?

-Пойдет, отчего нет. Если покрошить в конце - будет почти как на королевском приеме.

-Ну и отлично. Хлеб-то есть?

-Где-то есть, но я не нашел. Лето поищет.

Лето, разлегшийся на том же поваленном дереве, на котором сидел Влад, сразу же распахнул глаза и с укором взглянул на отца. Он перевел взгляд с костра, распространявшего тепло и приятные ароматы, на темный лес. Там даже луна с неимоверным усилием раздвигала ветки, чтобы хоть как-то осветить землю. Прохладно и сыро. Лето спас Мур:

-Не стоит, я поищу.- сказал он. - И кстати, Вито я там кое-что еще видел, в повозке.

Вито нахмурился, явно не понимая, к чему клонит Мур. Возница, поняв, что намеками тут не обойтись, добавил:

-Бутыль.

В глазах Вито мелькнуло понимание.

-Ну... - задумчиво начал торговец.

А вот Муру долгие раздумья спутника явно надоели.

-Ну, если ну, то значит, так разговор лучше пойдет, - обьявил он и развернулся, намереваясь скрыться во тьме.

-Мур, - остановил его Вито. - Я ведь тебе уже говорил, ты мог бы быть поучтивее.

На лице Мура возникло выражение такой неизбывной тоски и безнадежности, что наблюдавшему за разговором Владу стало его искренне жаль. Торговец явно не в первый раз доставал своего возницу странными требованиями. -Священный Спящий, Вито. Ну, ты подумай, мы в лесу. Кому тут нужна твоя учтивость? - вздохнул Мур и, не дождавшись ответа, шагнул за пределы освещенного костром круга. Воцарилось молчание.

На лес опускались сумерки, запели первые ночные птицы и насекомые. Тихо потрескивал костер, отбрасывая причудливые тени на склонившиеся к поляне деревья. Закипавший котелок распространял над стоянкой приятные ароматы каши, сала и лука.

Вито немного посидел, глядя на умиротворенное лицо бродячего клоуна и возобновил разговор.

-Это мой зять, - поведал он доверительным тоном.

-Мур? - уточнил Влад, занятый больше котелком и своими мыслями, чем разговором.

-Ну да. Слишком простой он, хотя человек хороший, - пояснил Вито и с неожиданной обидой спросил. - Вот разве не прав я насчет хороших манер?

Влад не отрывал взгляда от костра, слушая вполуха и отвечая не задумываясь. -Не знаю. По мне, если честно, они часто бывают лишними. Усложняют.

-Разве усложняют? - удивился Вито и твердо возразил. - Нет, я думаю, что в лесу или на балу нужно быть одинаково учтивым. Это отличает воспитанного человека.

Влад вспомнил момент знакомства. Вито раскланялся, Мур просто протянул руку. Кому вообще важна разница?

-Воспитанность не делает людей лучше, - возразил он. - Доброта и сострадание, усердие и храбрость - да. А воспитанность, это только дополнение. Вы ведь сами сказали, что Мур хороший человек? Для любого хорошего человека этого достаточно. Ну, а остальные... Остальные любят прятать свою ложь и трусость за изящным манерами. Но вы не подумайте, я совсем не о вас.

-Я понимаю. Может, вы и правы. Но судите сами - вы актеры. Чуть что не по вам - снимаетесь с места и в неизведанное. А я? У меня здесь дом, дочь и Мур, опять же... Я на жизнь зарабатываю торговлей, мне нужно иметь хорошие отношения со всеми.

Теперь Влад почувствовал себя также, как и Вито перед исчезновением Мура пару минут назад - клоун не знал что ответить. И потому он просто пожал плечами. Вито расценил это как несогласие и с надеждой взглянул на Лето, ища поддержку в разговоре. Кроме мальчишки тут никого больше и не было.

Лето, перехватив взгляд торговца, сбросил дрему, сделал вид полного непонимания и тоже пожал плечами. Но не успел прикрыть глаза, вернувшись к сладкому полусну, как из темноты снова вынырнул Мур. С большой, двухлитровой бутылью в руках.

С Лето тут же окончательно слетела сонливость. Прежде чем Мур приблизился к костру, он толкнул Влада.

-Только не говори, что ты с ними пить будешь.

-Только не говори, что ты против, - в таком же духе ответил Влад.

Лето это показалось крайне обидным.

-О-о, - протянул он. - Ясно.

И завалился назад, будто опрокинувшись с бревна. На это бревно тут же упало три заинтересованных взгляда. Мальчишка вскочил через мгновение, спиной к костру и зрителям . Он без оглядки шагал к своей повозке.

Мур проводил глазами странного юного артиста.

-Что это с ним? - удивился он и тут же отмахулся. - А, ладно.

Мур обвел взглядом компанию у костра, качая бутылкой в руке:

-Сидр. И каков? Любой винодел сожжёт свои виноградники, едва попробует этот сидр.

***

Вообще, Лето мог и не уходить. Тем более, так он рисковал остаться без ужина.

Но он с детства испытывал неприязнь к любителям выпить. Может потому, что видел только тех, что ошиваются у пивных и трактиров в трущобах многочисленных городов. И везде они выглядели одинаково жалко. Может, голова хранила и другие, более веские причины, но даже Лето их не помнил.

И уж точно Лето не собирался сидеть там и смотреть, как они напиваются. Влад иногда баловался алкоголем в подходящей компании и каждый раз Лето оставлял его одного. Вся природная общительность мальчишки в такие моменты куда-то пропадала.

При всём при том Влад никогда бы не дал Лето попробовать алкоголь. Лето не спрашивал, но был абсолютно в этом уверен. И это не было той вещью, из-за которой они могли бы спорить. Они никогда не ссорились и не ругались - Лето всегда знал, где грань, которую переступать было бы несправедливо. А Влад не мог ругаться с Лето по мелочам.

Поэтому теперь юный клоун лежал на полу фургона, свесив голову через край, и глядя на одноглазое и темное, как лицо преступника, небо. Он вслушивался в звуки со стороны костра, надеясь услышать шум, но там было на удивление тихо.

Стало скучно. Лето соскочил на землю и направился через рощицу, в которой они разбили лагерь, в сторону дороги.

Над дорогой стояла тишина.

"Стрекочущая тишина, - подумал Лето, прислушиваясь к звукам мелкой живности в траве и пробегающему ветру. - Только там, где живут люди, или не живет никто, бывает совсем тихо. Но мне сейчас не нужна такая мёртвая тишина. Стрекочущая тишина... это отлично."

Ему так только казалось. Юный клоун гулял вдоль дороги минут десять, и скука возникла снова. Он еще какое-то время бродил, пиная камешки, затем решительно повернул назад к лагерю.

Роща казалось таинственной. Будто была больше, чем есть - целым лесом. Она казалась такой оттого, что тьма, скрадывавшая ее размеры, дала ей и новую неведомую человеку жизнь.

Больше не казалось, что деревья окружают людей. Нет, им не было никакого дела до людей. Люди теперь не были центром, и их лагерь стал лишь камешком в озере листьев, частью чего-то огромного и непознаваемого, одарившего их своей милостью и укрывшего под своей сенью.

Захваченный этим чувством Лето сменил цвет глаз. Ему хотелось почувствовать себя частью этой таинственности, поэтому он поменял цвет с карего, какой у него был всю дорогу от Атмы, на серый - более редкий.

Цвет радужки не влияет на качество зрения - кому как не Лето это знать. Но в первое мгновение после изменения, увидев одинокую серую тень, шатающуюся между деревьев, клоун не на шутку струхнул. Он даже почувствовал, как подпрыгнуло сердце.

"Призрак, - мелькнула мысль. - Или слепну. Не надо было с лесом шутки шутить"

Но уже в следующее мгновение Лето опознал в мятущейся под луной тени торговца Вито Д'Ньери. С бутылкой, явно уже не той, что приносил Мур, в руках.

Вито, пьяный в усмерть, бродил по лесу уже час. Он заблудился в двух соснах и, в то время как Мур давно ушел спать, а Влад не сделал и шага от костра, он ходил вокруг лагеря кругами. Костер, удачно расположенный в низине, он не видел в упор. Кричать о помощи посчитал зазорным. Так и гулял...

Пока не увидел Лето, идущего навстречу. Словно маяк для потерявшегося в ночи корабля.

Резво перебирая ногами, Вито подобрался к остановившемуся клоуну и с ходу, не придумав ничего лучше, поздоровался:

-Добрый вечер.

При этом торговец выдохнул в лицо собеседнику пробирающую до самой души смесь сыра, мяса, каши, сала, сидра и, как почувствовал клоун, борясь с тошнотой, вина.

-Да, добрый вечер, - ответствовал Лето, отклоняясь подальше.

"Напился как шусь. Торговец? Так он не тянет даже на приличного человека, - подумал он."

-Добрый юноша, не могли бы вы... - начал торговец, но тут же запнулся и сбился с мысли.

Вито хотел попросить довести его до лагеря. Вместо этого Д'Ньери загляделся на серые глаза клоуна. На какое-то мгновение мысли покинули его, оголив под собой недоумение гигантских масштабов. Он был уверен, что раньше глаза Лето были карие.

-Это... было лишнее, - пробормотал торговец, вспоминая вторую (третью?) бутылку алкоголя.

-Простите, я не расслышал, - все также отклоняясь, сказал Лето.

Вито забыл про лагерь. Он желал только избавится от злополучного пойла. Если сейчас пошли галлюцинации, то кто знает, до чего дойдет после еще пары глотков? Он протянул бутылку Лето.

-Я... хм... Держи.

Лето взглянул на бутылку со смесью интереса и неприязни. Затем мысленно пожал плечами и забрал ее из руки Вито.

-Хорошее вино, - добавил торговец.

Говоря это, Вито усиленно пытался вспомнить, что же он забыл в этом лесу.

"Не мое, не мое... Пф. Просто попробуем - подумал Лето в то же самое время."

Не растягивая сомнения, он приложился к горлышку. И чуть не выплюнул выпитое обратно. Вкус отвратительный, приторно-горький. Лето еле заставил себя проглотить.

-Что такое?- удивился Вито.

-Да... - неопределенно отмахнулся Лето.

-В первый раз? Ну, так даже лучшее вино покажется сущей дрянью, - важно сказал торговец. - Но потом понимаешь, что лучше ничего нет. Препоганый мир, сказать по чести. Одна радость...

Тут он остановился и задумался. А сколько, собственно, мальчишке лет? Тринадцать? Вито почувствовал себя нехорошо при этой мысли. Затем он подумал, что если тринадцать, то вполне и четырнадцать. А где четырнадцать, там может быть и шестнадцать. Дети... Нет, юноши растут по-разному. Подумал и успокоился.

-Фух, да ну. Почему поганый? - возразил Лето, возвращая бутылку.

-Как это, почему? - удивился Вито. - Хотя, поймешь со временем сам. И оставь бутылку, я, кажется, и так перебрал.

Он снова подумал про цвет глаз собеседника.

-Вас проводить обратно в лагерь? - спросил Лето.

-Ох, да, - быстро согласился Вито. - Я ведь этого и хотел. Это было бы прекрасно.

-Идите за мной.

Под ногами захрустели ветки. Лето не оборачивался, следя за тем, идет Вито следом или нет. И шел довольно быстро, боясь, что Вито начнет разговор. Ведь разговаривать с ним совершенно не хотелось. Торговец у Лето вызывал неприязнь с тех пор, как дохнул перегаром в лицо.

Торговец не потерялся, но дышал тяжело. Когда огонь костра, наконец, выглянул из-за деревьев, он торопливо произнес, чтобы слова не прерывались вздохами:

-Благ тебе, Лето. Дальше я сам.

-Доброй ночи.

-Да, да. Разумеется.

Лето проводил сухощавую спину взглядом и задумался: пойти к костру, у которого сидел Влад, или завалится спать. Пока думал, приложился к бутылке. Жидкость в бутылке стала не такой неприятной, терпимой, но он все равно поморщился. Затем глотнул еще раз. И решил, что на Влада он всё еще обижен, и искать его не стоит. Но и спать Лето не пошел.

Подействовала выпивка. Настроение уравновесилось, стало ощутимо теплее. Лето почувствовал себя бодрее, он подумал, что еще можно куда-нибудь сходить и что-нибудь сделать.

Так он и поступил - пошел куда-то, чтобы там что-то сделать. По пути глотая вино. Вкус уже терял значение.

Погуляв полчаса по шуршащей и щелкающей роще, Лето решил отработать пару акробатических трюков.

Если бы кто-то, гуляя по ночной роще, увидел тонкую тень, стремительно перемещавшуюся между ветвями, он бы, несомненно, уверовал в духов и темные силы. Но кроме ночных птиц и зверья никто клоуна видеть не мог.

Только они видели, как он прохаживается по толстому суку, в двух метрах над землей. Гибкий и стройный, словно ночной хищник, акробат замирает, балансируя. Резко подтягивается на ветке, растущей повыше, рывком забрасывает на нее ноги. Еще мгновение и он выпрямляется, снова хватается за ветку повыше, подтягивает тело и выполняет переворот.

Закончив, акробат замирает, выравнивая дыхание. Слегка пружинит на ветке и вдруг выбрасывает тело вперед. Тенью мелькает в лунном свете и приземляется на дерево напротив. Ветка хрустит, но выдерживает вес небольшого тела.

Акробат сделал это из простого любопытства, из желания испытать свои возможности. Но ночной живности, с испугом наблюдающей за странным зверем, это неведомо. Для них это загадочная игра.

А человек уже на нижней ветке. Сальто назад и он на земле. Впереди еще один заход, еще один акт ночного представления, подарок лунному оку.

Добрый час акробат выполнял упражнения на деревьях. Подтягивался, прыгал, кувыркался. И думал обо всем, что ему не нравилось. Думал о Грани.

Грань. Необычайно ровная граница между населенной, живой частью континента и мертвой землей. Она медленно двигалась к океану. Подминала под себя живые земли и со временем Гранью стали называть именно пустоши. Лето никогда не видел Грань, но не слышать о ней не мог.

Рассказывали, что ты мог стоять под сенью цветущего дерева, сделать десяток шагов и оказаться в ядовитой пустыне. В пустыне, из которой если кто и возвращался, то только смертельно больным. Облазила кожа, опадали волосы. И человек умирал.

Но самым страшным было не это. Ведь кто бы пошел туда по своей воле? Нет. Грань меняла и тех, кто жил рядом с ней. Деревья изменялись, порождая неизвестные науке виды. Животные приобретали новые, далеко не лучшие для заплутавших путников, но прекрасные для выживания качества. И самое главное - люди. Именно людей, до последнего цепляющихся за свои дома, Грань изменяла сильнее всего.

Грань породила измененных. Одарила людей способностью совершать немыслимые для обыкновенного человека вещи. А иных, рожденных поблизости от пустыни, Грань изуродовала, превратив в жалкую пародию на человека. Таких называли прокаженными. И, конечно, в числе прочих, Грань породила химер. Грань была их родиной. Грань была родиной Лето.

"Почему мы не можем жить, как хотим? - думал Лето. - Как все. Ну и что, что в Незии опасно, а у Грани - вдвойне. Надо думать о будущем? Ну да. Мы могли бы жить у Грани десятки лет, прежде чем она приблизилась бы. О каком будущем он думает? На века что ли планирует?"

Раньше Лето отгонял от себя подобные вопросы. Ведь Влад давно дал на них ответы и Лето знал, что он прав. Но и вопросы никогда не забывались, и всегда оставалось сомнение - а может быть, можно иначе? Алкоголь заставлял всплывать это сомнение снова и снова.

"Или он прав, там хаос... Но мы о себе можем позаботиться. Я не знаю... почему он бежит от Грани, ведь там наше место? Там мы были рождены."

Лето подумал, что стоит пойти и спросить об этом Влада. Он решительно развернулся, забыв, что стоит на ветке дерева в полуметре над землей и ухнул вниз так, как может только пьяный акробат.

Пьяный хорек на его месте выглядел бы также - извернулся в воздухе, пытаясь сориентироваться, но еще больше потерялся. Зацепился ногой за нижнюю ветку и еще раз перевернулся. Круговерть из веток, сучьев и листьев над головой на фоне полной луны спокойствию не способствовала.

На землю Лето рухнул не на ноги или руки, даже не спиной. А как-то боком. Да еще так больно, что вышибло слезу. А еще он услышал неприятный хруст в правом плече. Пока поднимался на ноги, выплевывая листья, распугал стонами и руганью всех окрестных зверей. Если бы Влад это слышал...

Повезло - не перелом. Плечо оказалось вывихнуто. И пока Лето его вправлял, он еще больше разозлился. Теперь клоун думал только о том, как найти Влада поскорее, высказать всё, что думает о затее с кораблем, и выжать из отца всё, что тот знает о Грани.

Бутылка, загодя оставленная под злополучным деревом, только добавляла уверенности. Она опустела только перед самым лагерем, когда стали видны всполохи костра.

Глядя на танец света на стволах деревьев, Лето отправил бутыль в ближайшие кусты. С хрустом ломая мелкие веточки, она мягко приземлилась в прелую листву.

Лето забыл про нее еще до того, как она приземлилась. Он уже шагал вперед, пока перед ним не показался костер и Влад, сидевший на все том же бревне. Отец сидел спиной к Лето, задумчиво взирая на огонь.

Первая мысль, посетившая Лето при виде Влада была великолепна.

"Зачем я его искал? - подумал он."

И застыл в нерешительности, усиленно вспоминая.

Идея в голову пришла внезапно. Крайне глупая, но ему она такой не казалась. Он решил подкрасться к Владу и напугать. Вот и всё, на что его вывели усиленные размышления.

-Как снуфф, - прошептал Лето и опустился на землю.

Морщась под напором почему-то упорно лезущей в лицо травы, Лето пополз к бревну, на котором сидел Влад.

Влад размышлял. Он не был пьян и думал о том, что всё, в общем-то, не так уж плохо. Если бы не закон о прокаженных, можно было бы остановиться в Незии или чуть дальше, в Шиттане. Хотя проклятый закон и заставлял их двигаться дальше, к морю, проблем они встречали гораздо меньше, чем ожидал Влад.

Когда они отправлялись в путь из Ренейской империи, где в путешествиях на стареньком фургоне были прожиты многие годы, Влад ожидал больше проблем. Но даже перешеек из Ренеи на огромный полуостров Мотей вдоль Грани прошел мирно. Нелепо было теперь бояться полиции и глупого закона.

Его размышления прервал шелест травы за спиной. Сначала Влад списал это на Д'Ньери. В усмерть упившийся торговец (а казался таким сдержанным и умеренным) шатался по лагерю уже два часа. Появлялся и снова исчезал.

Мур давно ушел спать, причем прямо, ровно и куда надо. А весьма манерный торговец упорно не прекращал свой праздник души.

В последнее появление он полчаса донимал Влада разнообразными вопросами. И ведь не по поводу фокусов или трюков - их они уже обсудили со всех сторон ранее - а о том, где и что лучше продать. Как будто Влад мог ему посоветовать что-то стоящее. Но на слова Влада торговец усиленно кивал и слушал так, будто каждое слово клоуна ценилось им на вес золота.

Поэтому в этот раз Влад, поначалу, не обернулся. Шелест не прекращался. Он едва заметно смещался и к нему добавился шорох. Кто бы там не был, он ползал в траве.

"Торговец совсем сдурел - подумал Влад, оборачиваясь."

В траве, действительно, кто-то двигался. Но на торговца не похож. Влад забеспокоился. Он поднялся и широкими шагами направился к лежащему в траве человеку. Но, приблизившись, клоун остановился и нахмурился. Владу совсем не нравилось... Так и есть! В траве лежал Лето, на животе.

Градус беспокойства взлетел мгновенно, до высшей планки. Влад подбежал к сыну и опустился на колено. Но вместо того, чтобы проверить, что с ним не так, снова остановился и нахмурился.

Мальчишка спал лицом в траве. Дыхание ровное и спокойное. А вокруг стоял запах спирта. Если бы Влад увидел Лето с переломом, то не был бы так раздражен и обеспокоен. Он протянул руку и потряс сына за плечо.

Лето вздрогнул и поднял измазанное лицо. Ко лбу прилип небольшой пожухлый листочек, добавляя выражению непонимания еще больше нелепости.

-Вот и ты, - мгновенно произнес он, наткнувшись на тяжелый взгляд Влада.

-Вставай, - сурово произнес Влад.

Он подставил плечо и Лето, встав на колено и опираясь на отца рукой, поднялся на ноги.

-Почему ты пьян?

Влад произнес это отчетливо и строго.

-Потому что пил, - невозмутимо ответил Лето.

Он взмахнул рукой, отгоняя назойливого комара. Тот спокойно увернулся и, жужжа, продолжил облет цели.

-Где ты выпивку достал? - продолжал Влад.

"Не унимается, нет, а я ведь... ведь это я на него злюсь - подумал Лето."

Вспомнив, что лучшая защита - нападение, он перешел в наступление.

-А что ты сам пил? Ты пьян, - заявил он.

Влад несколько отстранился и потер подбородок.

-Так, - сказал он. - Понимаю.

Затем устало вздохнул и продолжил, совсем не строго.

-Лето, я никогда не бываю пьян, - сказал он.

-Вот это ты врун. Такой... Ты пил.

-Пил. Но вот в чем дело... Ты забыл кто мы? Я перерабатываю алкоголь, как самую обыкновенный, питательный продукт. А ты делаешь глупость. И вообще, ты думаешь, это весело? Трезвый ты бы отвернулся от того, что я сейчас вижу перед собой.

Влад глядел на сына с укором, но испытывал сейчас стыд. Злость уходила, да и не мог он... Всерьез. Он слишком его любил. Он мог его обвинять, но накопленный годами опыт мешал ему чувствовать себя судьей, как это любит большинство людей. Скорее, Влад чувствовал себя учителем, который не научил, не объяснил. И ему было стыдно. В забытом богом месте, где никто не мог видеть их двоих, ему было стыдно.

Также стыдно было Лето, но по своим причинам. Отец не ругался, он просто смотрел на него... И Лето на секунду почувствовал, что он один. Совершенно один... Что-то сжалось в груди и мальчишка понял, что виноват. Хотел оправдаться или возразить, но совесть заставляла молчать. И он молчал.

-Ладно. Иди спать, - сказал отец.

Лето тихо прошел мимо, не глядя на него.

-И лист со лба убери, - устало добавил Влад.

Лето смахнул листок рукой и покраснел. Чуть не сгорая от стыда, скрылся в темноте. Ему еще долго казалось, что Влад видит его.

***

Джейсон Лем находился в полусутках пути южнее стоянки артистов. Лем этой цифры не знал, но это и не было необходимым. Измененные были впереди и они уже находились в ловушке, которая должна захлопнуться в строго определенный момент.

Поэтому и Лем, и еще пятьдесят всадников за ним, двигались неспешно. Но расслабленным Джейсона назвать было нельзя. Химеры были рядом. Охота уже началась.

***

"Ох" - первая мысль, проникнувшая в голову Лето, когда он проснулся. Он открыл глаза и, глядя в потолок, развил ее.

"Как погано-то,- подумал он."

Нижняя половина лица затекла, ноги вспотели, левую руку отлежал и, в довершение всего, ужасно болела голова.

Лето поднял голову и огляделся. Оказалось, что он лежал на полу фургона. Рядом валялась подушка, но щеку он отлежал об доски - сполз, значит, ночью. Ноги торчали наружу из фургона, солнце успело их нагреть. Лето с удовольствием втянул их в прохладную тень. Затем он сел и разминал левую руку до тех пор, пока в мышцах не возникли и не испарились иголочки.

Но особо лучше не стало.

-Похмелье, - пробормотал Лето. - Ужасно.

Со стариковским вздохом он выпрыгнул из фургона. Щуря на ярком свету слезящиеся глаза, потопал вперед. Еще мокрая от росы трава мгновенно вымочила края штанин. Влажные травинки лезли в ботинки, щекоча кожу. В голову лезли нелепые мысли.

"Хорошо, что без носок, - подумал Лето. - Приятно"

Он прошел мимо мирно объедающих невысокие деревца нолов. Заметив вынырнувший из-за кустов костер, направил стопы к нему.

У костра обнаружились двое - Мур поддерживал костер, а Влад сидел рядом, перебрасываясь с ним словами.

-... не спорю, - говорил Мур. - У Грани сейчас все похуже, чем тут. Но и Исход - не сахар. Я похожее видел - зарины загоняют табун риглов к реке, ну они не прыгают, да. И зарины бьют тех, кто пожирнее. А мы прыгнем в воду?

-А разница?

-Да... нету тут разницы. То правда, - спокойно согласился Мур и вздохнул. - А слышал новый закон?

Шаги Лето прервали разговор. Оба обернулись и окинули мальчишку взглядом. Мур удивленно поднял брови, обернулся в Владу и спросил:

-Когда он успел?

-Встретил ночью Вито, - пояснил Влад.

Мур от души расхохотался.

-Одного в лесу? - смеялся он. - Вот это манеры.

Лето в этот момент очень хотелось испариться.

-Что, так заметно? - спросил он.

И перевел взгляд с одного на другого.

-Да, - ответил Влад, глядя на опухшее лицо мальчишки. - Садись, алкоголик.

-Чего? - возмутился Лето.- Ты одурел? Чего обзываешься?

Влад только усмехнулся и показал на место рядом с собой. Лето устроился на поваленном дереве. Он бросил быстрый взгляд на Влада, пытаясь понять, злится тот или нет. Но ничего не понял.

-Ну, и как оно? - спросил Влад, не отрывая взгляда от костра.

-Да... - неопределенно пожал плечами Лето.

Влад хмыкнул. Лето снова взглянул на него и напоролся взглядом на котелок с кашей.

-Держи. Костер уже разгорелся, можешь разогреть, - сказал Влад.

-Не, я так, - ответил Лето, с трудом оторвав взгляд от пищи, чтобы благодарно взглянуть на Влада.

Лето ощущал себя чудовищно голодным. Едва котелок перекочевал в его руки, он набросился на холодную, с застывшими кусками сала, кашу. И она казалась ему амброзией.

Едва он покончил с кашей, как Влад, все также отстранено, отправил его чистить котелок:

-Помоешь, - сказал он.

-Хорошо, - согласился Лето.

-Не тяни, - добавил отец.

Но Лето не торопился уходить. Он бросил ложку в котелок, который поставил рядом с собой на старую, изрытую временем кору, и уставился на костер, рядом с которым, прямо на земле, развалился Мур.

Лето словно порывался что-то сказать пару раз, но не говорил. Молчал, и на его лице пробегали размышления. А затем, взглянув на лицо Влада, он вдруг взорвался.

-Знаешь, мне не понравилось.

-Да ну?

-Нет, правда... То есть, это... так свободней. Но ведь зачем? Если постоянно нужно забыться, если радости без этого нет... то, тогда, зачем вообще жить? - с жаром говорил он. - Они просто трусы.

Влад улыбнулся уголком рта, так что Лето не увидел.

-Вот значит как, - нейтрально ответил он.

-Я ведь просто попробовал. И мне это не надо.

Мур удивленно обернулся к ним, отвлекшись от костра.

-Трусы? - спросил он. - Ты о выпивке, малой?

-Да. Зачем это нужно? Это глупо!

-Да твой паренек идеалист, как эти церковники, Влад, - усмехнулся Мур.

-Почему идеалист? - возразил Лето.

-Потому что, когда это тебе твои идеи в голову пришли? Не вчера, случаем, когда ты с Вито повстречался? - снова поддел его возница.

-А что, я не прав?

Мур покачал головой.

-Малой, люди просто так расслабляются. Тебе может, кажется, что там много каких веселых занятий есть. Но на самом деле ты или работаешь, или пьешь. Ты думаешь, крестьян на балы приглашают?

-А почему балы? Ведь есть же...

-Что?

-Ну, всё, что угодно. Можно что-то мастерить... да что, мало что ли всего?

-Которое всего ты назвать не можешь? Нет, не спорю, может ты и прав. Но ты ведь понимаешь, какая штука, если у тебя нет сил вечером даже зад оторвать от стула, то какой там мастерить? Или вот здесь, в лесу, что я тебе мастерить буду?

-А что тогда жить то вообще?! - уперся Лето. - В чем смысл?

Он, конечно, считал себя правым. Но вряд ли осознавал сейчас, что спорить его заставляет желание оправдаться перед Владом. И то, что он начал этот бессмысленный спор и теперь не знал что сказать, заставляло его горячиться. А Влад всё это видел и прекрасно понимал.

-Мы все люди, Лето, - вмешался он. - Жить хочет любой. И ты, даже в самый тяжелый час - захочешь. И вообще, любая горечь каждодневных тягот - обман... Они знают это, но найти радость не могут. Не потому что ее нет для них. Просто не все могут... Что им остается?

-А разве это не трусость?

-Как ты назовешь человека, воспитывающего десять дармоедов от вот такого малыша, - Мур поднял руку на полметра от земли. - До обалдуя в два метра ростом? Если этот человек работает от зари до зари, и о богатстве может только мечтать? Он трус, потому что продолжает тащить за собой этот неподъемный груз?

-Я... нет, - Лето смутился.

-Об этом я и говорю, - добавил Влад.

-Ведь, не все же...-окончательно сдал позиции Лето. - Не всем так тяжело.

-Нет, не все конечно,- сказал Влад.- И знаешь, раньше я бы сказал, что ты прав и они трусы. Но теперь... Я не знаю ни их, ни их жизни. И судить не буду. Ты еще молод, в тебе говорят эмоции, и ты не можешь не осуждать. Но, по крайней мере, ты мог бы не валить все в одну кучу.

Лето вздохнул.

-Выходит как-то... Что весь мир и... как так вышло?

-Вопрос в другом. Тебе это мешает? - спросил Влад.

В этот момент появился икс-фактор, прервавший разговор. Со стороны своей стоянки, едва передвигая ноги, плелся Вито. Ему было нехорошо. Очень нехорошо.

Мур при виде его встрепенулся.

-Вито, поучишь меня хорошим манерам? - крикнул он.

-Ох... о чем ты? - хрипло переспросил торговец.

-Я еще не пробовал спаивать детей. Но если делать это вежливо... Ты ведь научишь? - спросил Мур и захохотал.

Вито слегка покраснел, вспомнив вчерашнее. Он что-то пробурчал под нос, развернулся и пошел туда же, откуда пришел. Недолго продержался.

-Постойте, господин Д'Ньери! Ваше поведение кажется мне крайне неучтивым, - хохотал Мур. - Как же правила этикета?

Вито ускорил шаг. Мур повернулся к Владу:

-Вот они, люди. Он не нашел смелости даже извинится, - говорил он, оставаясь неожиданно серьезным. - Но я не виню его. В общем-то, он хороший человек.

-Ну, он ведь обыкновенный... - начал Влад.

-Да мужик он. Из него аристократ как из меня музыкант, - закончил за него Мур. - Я даже не хочу слышать про торговлю или что-то там еще. Ты просто не знаешь, какой из него торговец. И ведет он себя порою... как дурной.

-Да знаю я. И вообще, я не злюсь.

-Ну и ладно, давай тогда не будем о нем. Родственник, все же. А из-за мальчишки... - Мур улыбнулся. - Старик будет со стыда весь день полыхать. С него и хватит.

Влад улыбнулся в ответ и сказал:

-Я за своим прослежу, а ты за своим.

-Ха. Точно, - согласился Мур.

Он огляделся и продолжил:

- И... всё это, конечно, хорошо, но надо запрягать. Завтракать и то в пути придётся. А вы не торопитесь?

-Нет, - ответил Влад.

-Тогда, ты тут это... - Мур показал на костер.

-Конечно.

-Хорошо. Удачи вам, артисты, пусть ваша дорога будет без ухабов.

-И вам с Вито того же, Мур.

Мур протянул Владу руку и тот пожал ее. А затем возница оставил их одних.

***

Клоуны свернули лагерь через двадцать минут после торговца. Подпрыгивая на ухабах, фургончик выкатился на дорогу и продолжил свой путь. Артисты весело болтали, провожаемые весёлым оранжевым шаром в небе.

И оно, с высоты своей мудрости, могло бы им подсказать, что надо торопится, что надо бежать... Но великий желтый мудрец так молчалив. Да и помогло бы им это?

А когда на дороге позади возникли движущиеся точки, было уже поздно.

-Камисы! - воскликнул Лето.

Пятьдесят всадников двигались позади. Тридцать черных и двадцать - серых.

-Полиция... - определил Влад. - И... я не пойму что это за служба в сером.

-Думаешь, за нами?

Лето нервничал, как и Влад. Но последний не показывал этого.

-Может и нет, - как можно спокойнее ответил Влад. - Скоро узнаем.

-Почему здесь? Они же могли задержать нас в городе.

-Не знаю... Может, это просто совпадение.

Лето вгляделся в преследователей.

-Они... они сбавили скорость, Влад.

Влад извернулся, чтобы взглянуть назад и понял, что Лето прав. За чем бы полицейские не шли, они вели себя странно. Если не по их души, то зачем сбавлять скорость? А если по их, то тем более...

В любом случае, Влад решил не торопить события. Он все также правил повозкой, иногда с риском для себя свешиваясь набок и нервно глядя назад. Преследователи не торопились, сохраняли вполне определенную дистанцию. Теперь Влад не сомневался, что это за ними. Одного понять не мог - почему не догоняют? Хотят взять в городе? Если они знают, кого преследуют, то должны понимать, что это глупо.

Оставался только один вариант.

Фургон взобрался на небольшой холм, открыв Владу дорогу на несколько километров вперед. Множество точек скопилось на ней, далеко впереди. Черные и серые... Все с оружием.

Те полицейские, что сзади, не пытались догнать фургон просто потому, что впереди выставлен заслон. Скорее всего - из Гленвилля. Так гораздо проще поймать беглецов - зажав с двух сторон. Людей больше и риск меньше. Хорошо полицейским.

"Хотел бы я быть на их месте, - думал Влад. - Или хотя бы не на своем. Или хотя бы знать, что делать-то теперь?"

Пытаясь разобраться с этим вопросом, он остановил нолов. И присмотрелся.

Полицейские впереди столпились на дороге не просто так. То ли два, то ли три десятка человек окружили чью-то повозку. Приглядевшись, Влад опознал ее. Она принадлежала Вито.

"Готов спорить, что вся эта толпа не на дороге плясала, -подумал Влад. -Сидели где-нибудь в кустах. И вылезли проверить проезжего... Не похож, но на всякий случай. А увидев нас - сразу бы напали. Выходит, что торговец нас спас. Только признательность выразить я не смогу. Боюсь, что я много чего не смогу, если что-то сейчас не придумаю"

Лето, заинтересовавшийся внезапной остановкой, высунулся из окошка позади Влада.

-Что там? - спросил он.

-Ну, что... сам видишь.

Лето, и правда, видел все прекрасно и сам. Он мгновенно понял, почему Влад стоит. Ведь и правда, куда бежать-то? Не в поле же на фургоне...

-А может в поле? - вдруг предложил Лето.

Влад с подозрением посмотрел на него.

"Чегой-то Лето на глазах глупеет - подумал он."

И вдруг выражение лица клоуна изменилось.

-А ведь ты прав... - согласился Влад. - Послушай, что скажу. Хватай деньги, и беги в поле.

Теперь Лето глядел на Влада как на умалишенного.

-И не смотри так, - продолжал Влад. - Я их отвлеку.

Лето склонил голову на бок и с прищуром посмотрел на Влада.

-И как? - спросил он. - Стой...

Лицо мальчика озарила догадка.

-Не не не не не, -замахал он руками. -Ты что, хочешь остаться?

-Нет, - успокоил его Влад. - Ты пойдешь влево - налегке ты от них легко уйдешь. У них у всех ригглы. А я возьму одного из лохматых и пойду вправо. Встретимся на южной дороге из Гленвилля. И вообще, в город не заходи. Понял?

-Подожди, как ты от них собрался убегать? - с подозрением уточнил Лето. - Ты не успеешь на ноле. И пешком не успеешь.

Лето смотрел на Влада с тревогой, ожидая подвоха. Он ясно понимал, что шансов сбежать от ригглов у нола нет.

-Я сольюсь с лохматым, - ответил Влад.

-Ты сумасшедший что ли? -поразился Лето. - Ты точно не успеешь.

-Успею, если доберусь до того леса, - Влад указал рукой на верхушки деревьев, торчавшие далеко справа из-за горизонта. - И даже если они меня потом догонят... Я выберусь, поверь.

-А те, что сзади?

И Влад мысленно согласился с Лето. Как бы не был он силен, если подойдет толпа тех, что сзади - у него нет шансов. Но вслух он сказал иначе:

-Справлюсь. Просто поверь мне. Да и выбора все равно нет.

-Есть, - возразил Лето.

Глядя в сверкающие азартом глаза мальчишки Влад чуть не застонал от отчаяния. Зря он сказал последнюю фразу.

-Я отвлеку тех, что сзади, - заявил Лето. - Так будет проще.

-Нет, - категорично возразил Влад.

Но Лето уже скинул рубашку и расстегивал брюки. В этой одежде прыгать было неудобно.

-Что ты творишь! - взъярился Влад. - Химера меня подери, только попробуй. Тебе несдобровать, слышишь?

Но мальчишка спокойно накинул клоунский костюм, и бросился рыться в вещах. А времени на споры уже не оставалось. Один из полицейских указывал другим на повозку. Они явно заинтересовались внезапной остановкой путешественников и теперь вскакивали в седла, собираясь их проверить.

Влад, скрипя зубами, распрягал нола, в то же время пытаясь отговорить Лето то лаской, то угрозами. Но тот только отмахивался, повторяя:

-Да, да.

Когда Влад отстегнул зверя, Лето уже стоял в цирковом костюме. На лице у него красовалась деревянная маска. Таких у артистов было две - одна, оранжевая с красным, изображала лицо веселого клоуна. Другая была печальных синих с черным цветов. Лето одел оранжевую.

Блеснули разноцветные глаза в прорезях. Мальчик стоял рядом с повозкой, глядя на Влада. Клоун бросил нола и решительно направился к сыну.

-Ну как, а? - спросил Лето, отступая на шаг.

-Стой где стоишь, - предупредил Влад.

-Думаю неплохо, - ответил Лето сам себе. - Ладно, я побежал. Встретимся, где договорились.

Прежде, чем Влад приблизился, он сорвался с места, бросившись через поле вдоль дороги. Влад чуть не взвыл от безысходности, провожая его глазами.

***

Младший сержант Берк слегка сдавил бока своего камиса, понукая его двигаться быстрее. Обычно норовистый зверь с самого утра ленился, еле переставлял лапы. Берк не мог его винить. Он ощущал себя точно также, расслаблено покачиваясь - почти болтаясь - в седле.

Не удивительно, при их темпе движения. Чуть быстрее, чем не спеша, и гораздо медленнее, чем погоня. Каковой и надлежало быть. Но Лем строго ограничивал скорость колонны. Берк чувствовал, что задыхается. Если нет возможности лениться в участке, то хотелось хоть немного адреналина в кровь.

А вместо этого он изнывал от жары, комаров и скуки. Берк подумал, что так себя ощущают все его коллеги. Он повернул голову, чтобы взглянуть на своего напарника Хейди, ехавшего слева. В этот момент что-то с огромной скоростью впечаталось в фуражку сослуживца. Голова Хейди мотнулась в сторону, руки выпустили поводья.

Берк вздрогнул, сердце подскочило и бешено разогналось. Стучало, как молотки в руках бригады плотников, в самый разгар работы. На глазах оцепеневшего сержанта камис напарника жалобно мяукнул и встал на дыбы. Хейди тряпичной куклой рухнул в пыль.

В колонне поднялась паника. Камисы рычали и мяукали. Полицейские перекрикивали друг друга, пытаясь понять, что произошло. Берк ошалело наблюдал за всадниками, окружающими тело Хейди.

Гул отряда, превратившегося в толпу, перекрыл зычный голос лейтенанта.

-Левый фланг! Десять часов, на дереве!

Берк тут же встрепенулся. Злость на мимолетную слабость заставила мгновенно перебросить карабин из-за плеча в руки. Он усиленно шарил взглядом в указанном лейтенантом направлении, но когда увидел - снова оторопел.

На широком, в два обхвата, и высоком - в двенадцать локтей - дереве стоял клоун. Он был один. Небольшого роста, в фиолетовом клетчатом костюме. Увесистый камень то подлетал, подброшенный, то снова опускался на ладонь. И старая, блеклая маска, размалеванная в красно-оранжевых цветах, насмехалась над Берком во весь свой огромный крашеный рот.

Только Берк успел всё это подметить, как над головами полицейских прогремел приказ.

-Пли!

Воздух взорвался выстрелами. Пули с хрустом взрыли ствол дерева, брызнула ошметками кора. Клоун, за мгновение до выстрела, исчез за толстым стволом.

-Заряжай!

Берк узнал голос Лема. Пока сержант медлил, особисты успели схватить карабины, зарядить и выстрелить. Это было не так-то просто сделать быстро, учитывая, что они заряжали их верхом. Но, даже так, за минуту можно было сделать выстрел, который полицейские не сделали. Можно было списать на то, что полицейские не привыкли использовать карабины, и действовать верхом, но... Прошло уже пять минут, а из полицейских среагировал вовремя только лейтенант и еще пара человек. Берк почувствовал себя униженным. Он развернулся в седле и крикнул одному из бойцов, склонившихся к напарнику.

-Что с Хейди?!

Боец поднял голову и прежде, чем узнал командира отделения, уже кричал ответ.

-Он жив! Может, сотрясение!

Глухой удар смял фуражку кричавшего. Тело резко завалилось вправо.

-Берегись! - долетел крик откуда-то спереди.

"Поздно, кретин! - подумал Берк."

Боец, пытавшийся утихомирить взбрыкивавшего камиса рядом с двумя валявшимися вповалку полицейскими, оторвал от тел испуганный взгляд и перевел его на дерево, на суку которого стоял фиолетовый клоун.

-Ну, сожри меня страф, и дела... - недоуменно выругался он.

Берк его понимал. Кидать камни с такого расстояния не смог бы человек даже с комплекцией самого Берка. А ведь младший сержант был крупнее любого полицейского или особиста в отряде. Клоун же выглядел слишком дохлым для этого. Но он это делал. И делал метко.

Два броска - два тела.

Берк чувствовал, что должен командовать. Что должен успокоить запаниковавшего подчиненного. Но он растерялся. Берк никогда еще не видел ничего подобного. Нет, бывало, арестовывал прокаженных. Пару раз за карьеру. Это были хитрые, изворотливые бродяги, добравшиеся до Атмы через полстраны и две границы от Империи. Но ничего сверхъестественного они не выполняли. Необычным всегда занимались особисты. Повезло же в этот раз ему - у Лема не доставало людей, и их задницами прикрыли эту дыру.

-Пли! - снова разнеслось над колонной.

К выстрелившим особистам добавилось два десятка полицейских. Дерево оглушительно чихнуло облаком опилок. Сук, на котором должен был стоять клоун, заскрипел и подломился. Но сам клоун снова исчез, чтобы через мгновение появится метром выше, на нетронутой выстрелами ветке.

Да что с этим парнем, - изумлялся Берк. - Что за реакция?

Камень просвистел в направлении лейтенанта. Валис дернулся в сторону, пропуская камень мимо и проводил его парой отборных ругательств.

-Спешится! - крикнул он. - Окружайте дерево!

Берк развернулся, чтобы выполнять приказ. И пока сержант поворачивал голову, в уголках его глаз искаженный изгибом радужки Лем склонился к лейтенанту. Если бы сержант обратил на это внимание, он был бы поражен - особист улыбался. Неизменно вежливо, словно вокруг не происходило ничего невероятного. Но Берк не смотрел и не видел, как командиры перебросились парой слов, после чего Лем распрямился и во весь голос скомандовал:

-Особый отдел, прекратить огонь! За мной!

Лем, подавая пример, вырвался из смешавшихся полицейских рядов. Он изо всех сил подгонял камиса. Двадцать всадников, один за другим, вынырнули из людской мешанины и на огромной скорости бросились следом.

Берк в это время, приведенный в чувство приказами лейтенанта, мчался к лесу. Он продублировал команды Валиса, направив свой десяток к дереву, на котором приплясывал клоун. А он именно приплясывал, явно издеваясь над полицейскими. Когда они подбежали к дереву, клоун оказался уже на другом, в десяти метрах дальше.

Погоня началась.

***

Мальчишка отвлекает. Такие игры не для Лема - настоящая проблема где-то впереди. Джейсон был в этом уверен.

Фургончик артистов скрылся за холмом и всего через десять минут, когда отряд к этому холму приблизился, возник фиолетовый клоун. Вряд ли они сами на это решились. А вот если у них не было выбора...

Значит, ловушка захлопнулась и впереди кордон - еще тридцать человек. Можно было бы положиться на них, но этот кордон...

Там находился всего десяток особистов, остальные - полицейские. Все из Гленвилля. Город северный, небольшой - до туда редкий измененный доберется и это скорее случай. Хорошо если эти гленвилльские особисты ловили кого-то опаснее 4-го класса больше чем пару раз. А уж полицейские...

А ведь Лем шел по следу химер. Даже он сам видел их всего четыре раза. Одна разнесла три здания, мечась из квартиры в квартиру. Вторая сутки петляла по кварталу, наводненному сотней особистов. С остальными повезло - превращались слишком медленно.

Химеры опасны. Влад опасен. Поэтому мальчишку Лем оставил на лейтенанта, отправившись за вторым. Валис - служака закаленный, должен справиться. К тому же, мальчишка не имеет материала.

Пока Лем думал об этом, камис вынес его на вершину холма. Перед особистом вилась дорога, на которой стояла распряженная, брошенная хозяевами, повозка. Справа от нее две широких полосы смятой травы уходили в поле, в сторону далекого леса. И там, где они должны были исчезнуть среди деревьев, сновали десятки точек.

Лем присмотрелся и оторопел. Улыбка сама собой возникла на его лице. Но в ней не было ни капли доброжелательности или довольства. Это была, скорее, гримаса. Джейсон был в ярости от увиденного.

Два десятка полицейских заходили в лес по следу двух нолов спешившись. И это не было удивительным, ведь на окраине далекого леса их ожидали ригглы.

"Ригглы у полицейских? Хорошо, - думал Лем. - Ригглы у особого отдела? Я лично навещу этого человека блестящего ума, снарядившего их вместо камисов. Если бы я предположил такое, привлек бы еще и егерей, хотя на это потребовалось бы время. Но такую халатность намеренно предположить невозможно"

Любой человек, разбирающийся в верховых животных, понял бы Лема. Камисы могли преследовать цель где угодно - лес, горы, даже болото. Но ригглы...

Городских полицейских не учат профессиональной верховой езде, и они не способны маневрировать среди деревьев на большой скорости. Камис же находит дорогу сам. Ну и, в придачу, ригглы не только двигались намного медленнее камиса, но и при виде любого агрессивного хищника ударялись в панику. Сейчас они были бесполезны.

Поэтому полицейские были вынуждены преследовать Влада Дель'Ле, предположительно химеру-паразита, двигавшегося верхом на ноле, пешком.

Лема посетила мысль, успокоившая его. Полицейских должно быть три десятка. Значит, скорее всего, еще пять обходят рощу справа, и пять - слева, верхом. Влад не сбежит. Вот только...

"Мальчишка отвлекает нас. Значит, старший не пытается сбежать, - думал Лем. - Он где-то в лесу превращается. А это значит..."

Улыбка Лема стала неожиданно доброй, разошлись морщинки вокруг глаз. Он мелодично рассмеялся.

Это значит, его пешие солдатики не были ловушкой. Они сами лезли в ловушку.

Лем резко вонзил пятки в бока своего камиса.

-Живее! Он превращается! - прокричал Лем, отбросив официальность.

Крик подействововал лучше любого приказа. Двадцать всадников, сгрудившихся за Лемом, пока командир оценивал обстановку, рванули по полю чуть ли не быстрее его самого.

***

Стена деревьев сомкнулась за спиной. Два нола брели по одному из немногих островков леса, встречавшихся на западе. На спине первого сидел Влад.

Ему очень не нравилось то, что в этом лесу негде было укрыться. Деревья со стройными длинными стволами, кроны высоко от земли. Кустов и оврагов нет. Превращаться негде, обнаружат раньше. Но ведь, надо на что-то решаться?

Когда времени нет, приходится действовать отчаянно - подумал Влад.

Отогнав свободного нола в сторону, он направился дальше в лес.

Отойдя сотню метров, Влад приложил руки к мохнатой спине нола под собой. Тонкие и длинные, похожие на полые иглы отростки вышли в центрах ладоней. Пронзив шкуру, иглы наполнили кровь зверя успокоительным и обезболивающим.

А затем Влад начал отдавать нолу свою кровь. Он знал, что в том, что произойдет дальше, нол может ее потерять достаточно много. Необходимо было компенсировать кровопотерю, а уж универсальнее донора, чем химера-органик найти сложно. Почувствовав, что уже достаточно ослабел, а сознание помутилось, Влад прекратил и отнял руки.

Влад-химера усмехнулась, содрогнулась, и срыгнула на шкуру нола поток вязкой буро-желтой жидкости. Нити протянулись с грязных губ, повиснув в воздухе. Затем химера вдруг зарычала, вскинула кисть правой руки, засунув кончики пальцев в рот, и с хрустом сомкнула челюсти. Отняв обрубки, сплюнула и повторила то же с левой рукой.

Брызнула кровь. Там, где она попадала на бурую жидкость, с шипением вскипали пузыри. Кожа нола на глазах расходилась, обнажая жировую прослойку. То же происходило с губами и языком химеры, продолжавшей рычать от боли. А затем она вонзила пальцы в открывшиеся раны на спине нола.

Кожа на пальцах вздулась пузырями. Она таяла вместе с тканями нола, но химера лишь вводила их глубже, расширяя рану и щедро сдабривая ее кровью и новыми порциями вязкого реагента.

Только когда выемка достигла полуметра в глубину, обнажив мышцы и ребра, химера остановилась. Вынула культи, бывшие когда-то руками, и приложила лицо к жуткой ране.

Тело химеры безвольно обвисло, нол продолжал шагать. Затем вдруг остановился, поднялся на задние лапы, схватил тело на своей спине и одним движением переломил ему шею.

Сбросив безголовое тело на землю, он принялся за голову. Аккуратно и бережно надавил на затылок, затолкав ее максимально глубоко.

Медленно затягивалась рана. Химера, завладевшая нолом, подхватила старое тело и принялась отрывать конечности, освобождая их от одежды и забрасывая в пасть. В траве осталось лежать только туловище. Химера вонзила когти нола в живот. Мягко хлюпнули внутренности. Она какое-то время перебирала их непослушными пальцами, пока не наткнулась на то, что искала. Буро-желтый, кожистый и в прожилках мешочек отлетел в сторону, а туловище отправилось в пасть.

Закончив, нол поднялся на задние лапы, потянулся и огляделся. Пора играть в прятки.

***

-...Сын химеры и страфа. Проклятый выродок... - Валис был неудержим.

В воздухе просвистел снаряд и всадник справа от лейтенанта, нелепо взбрыкнув, свалился с несущегося на огромной скорости камиса.

-...Я тебе вырву руки, проказа тебя дери... - продолжал лейтенант, подгоняя своего зверя.

Упавший вскочил на ноги, держась за раскалывающуюся от боли голову и бросился догонять камиса.

-...И засажу потом, по локти...

Погоня превращалась в фарс. Полицейские из строя больше не выбывали - камни закончились. В ход пошли ветки, шишки и прочая дрянь.

Очередной снаряд пронесся в воздухе мимо лейтенанта.

Полицейский слева резко мотнул головой, но не упал. Лицо покраснело от удара. Всё оно, вместе с фуражкой, оказалось измазано в сыром яйце. Гнездо попалось, значит...

-Скотский сын! - взревел подбитый.

-О, я до тебя доберусь! - вторил ему командир.

Оба вскинули карабины и выстрелили. Не попали.

Они все не попадали. Большое расстояние и скорость, отсутствие навыка стрельбы верхом... В конце-концов, полиция вообще редко держала оружие в руках. В городе они использовали дубинки, сабли. Офицеры, как Валис, имели револьверы. А сейчас даже он держал в руках карабин. Это заставляло Валиса злиться еще больше.

-...И маску твою я тебе... - ругался он.

Пошла тридцатая минута погони. Клоун прыгал с дерева на дерево. Порой он пролетал в воздухе по четыре-пять метров, но ни разу не упал. Только однажды сбавил темп, наступив на гнилую ветку. Полицейские в этот момент обходили полный бурелома овраг, который клоун проскочил по поваленному дереву.

Валис отдал команды на окружение еще на второй минуте. Полицейские все еще толпой мчались позади, пытаясь не отстать.

Клоуну повезло - лес попался густой. И он этим пользовался - выбирал путь через валежник, овраги и особенно густые заросли. В итоге, камисы не смогли догнать его, совершив рывок. А теперь хищные звери выдохлись и понемногу отставали.

Валис утешался мыслью, что долго так продолжаться не может - лес тоже не вечен. Стоит зарослям стать реже - они загонят клоуна и возьмут в кольцо. Подстрелят, сволокут гада на дорогу...

Дико вращаясь, мимо пронеслась крупная кривая ветка.

Лейтенант не удостоил проводить ее взглядом. А добрым словом помянул.

-Я тебя, бастарда, на нее насажу, - бормотал он себе под нос.

Валис заскрежетал зубами, глядя на то, как клоун остановился и помахал им рукой. Ему это не казалось забавным.

На самом деле, это не казалось смешным и самому Лето. Клоун на его маске хохотал, скрывая искаженное напряжением лицо. Мышцы ныли, по телу струился пот. Лето выдыхался.

Может, полицейские думали, что погоня закончится, когда кончится или поредеет лес. Но нет. Лето знал, что гораздо раньше закончатся силы. Камисы отстали, время он растянул - но это многого стоило. Лето не хватало дыхания. Тем, что еще держало его на высоте, был страх.

Лето было до ужаса страшно.

Тридцать рычащих хищников, скалящих клыки, по его пятам. И тридцать всадников в черном, не прекращавших стрелять. Еще не попали? Везет.

Но осколком древесины уже порезало ногу, распоров костюм. Лето, тяжело дыша, скакал с ветки на ветки, уповая на одну лишь владычицу-удачу. И она не отвернулась от просящего, но сделала это... По своему.

Среди деревьев забрезжила вода.

Голубая, она играла бликами на свету. Пока еще далекая, но необъятная. Вширь, вдоль горизонта, от края до края, она предвещала - так или иначе - конец.

"Я не смогу плыть быстро, - подумал Лето. - Меня застрелят. Но я гораздо выше, они еще не видят воду. Если я увеличу фору..."

Идея возникла тут же. Камисы отстали достаточно, чтобы попытаться запутать их хозяев. Риск - но это не тот случай, когда его можно избежать.

Не сбавляя темпа, Лето прыгнул на ветку соседнего дерева, на полметра ниже. Дал телу пролететь мимо и схватился за нее руками. Ветка заскрипела, прогнулась, тогда он разжал пальцы.

Пятки больно ударили о землю, взвыла посеченная осколками древесины нога. Охнув, Лето едва не потерял равновесие. С усилием удержавшись, рванул вперед. Теперь времени было немного и Лето старался игнорировать привкус крови, пробивавшийся с хриплым дыханием.

В тот момент, когда клоун исчез из поля зрения полицейских, Валис возликовал. Беглец соскочил с деревьев. Чтобы взобраться снова, потребуется время. И тогда камисы успеют добраться до него. А если клоун решил попытаться обмануть их на земле, свернув в сторону...

-Рассыпаться! - скомандовал Валис. - Берк, обходи справа! Тад Хи, слева! Остальные - за мной!

"Он не сможет ломиться через кусты, которые раньше обходил поверху, - думал Валис. - Еще пару минут поиграем, и все, скотина. Ты мой."

Длинная цепь растягивалась по лесу, формируя полумесяц. Скачущие первыми раздвигались по флангам. Валис сбавил немного ход своего камиса, показывая пример следовавшим за ним. Не стоило рваться вперед, выгибая полумесяц и разделяясь. Стоило поберечь силы на последний рывок, когда его края сожмутся.

Лето только это от полицейских и требовалось. С высоты он выбрал наиболее чистый путь среди деревьев и теперь несся по нему к воде, сбивая ноги.

Прибрежный простор встретил его ударом ветра с теплым запахом воды и тины. Шлепая подошвами по песку, мальчишка бежал через небольшой естественный пляж. Вокруг пусто и не видно преследователей. Мирно качают головами деревья и плещется в мутном озере ленивая рыба.

Лето задыхался и думал только - как бы не упасть. Добежал до берега, сжимая зубы. Ворвался в озеро с веером искрящихся брызг и, прежде, чем вода сковала ноги, нырнул.

Как будто с плеч упал огромный груз. Кипящее тело, объятое прохладной водой, охватил райский экстаз. Оно, по инерции, пронеслось под водой, и дно под ногами исчезло. Лето сделал пару сильных гребков и вынырнул на поверхность.

Вынырнув, клоун снова начал набирать темп. Вода приятно пощипывала содранные во время прыжков ладони, и берег быстро удалялся.

"Добраться... до того берега доплыть, - думал Лето. "

Лето захотелось увидеть, что происходит на берегу и он, не рискуя останавливаться, перевернулся на спину, продолжая грести.

Полицейские почти нагнали клоуна. На берег выскочило еще только три камиса - два далеко слева и еще один - далеко справа. Но они продолжали выныривать из леса. Хорошо, что полицейские увидели озеро слишком поздно: перестраиваясь полумесяцем, просадили центр и теперь те, кому легче было попасть по нему с берега, выскочат из леса последними. А остальным слишком далеко.

Довольный, Лето перевернулся на живот и поплыл так быстро, насколько еще хватало сил. Зазвучали выстрелы, но пули не ложились даже рядом. Зато в пяти сотнях метров от берега Лето накрыло.

Трехэтажным матом лейтенанта Валиса, выскочившего из леса вместе с арьегардом. И было отчего. Клоун уплывал всё дальше, а оба фланга, вместо того, чтобы следовать за ним по берегу, сгрудились в центре и стреляли ему вслед. И, конечно, стрелки нещадно мазали по юркой, постоянно ныряющей химере.

-Мать вашу, вашу мать, - процедил Валис и взревел. -Берк, Тад Хи, рассредоточьтесь вдоль берега, через каждые полторы сотни!

Лето не повезло. Водоем оказался меньше, чем казался из леса. Полицейские взяли озеро в кольцо еще до того, как клоун доплыл до середины. Единственная худая речушка, поросшая болотными травами, впадала в него. И у ее устья уже стоял камис командира полицейских.

Лето охватило отчаяние. Он остановился. Впервые за долгую погоню клоун по-настоящему остановился. Последние двадцать минут Лето не позволял себе даже небольшую паузу и вдруг прекратил бег.

Теплая вода мерно качала мальчика в своих теплых объятиях. Лето поймал себя на том, что закрывает глаза. Встрепенулся. Это было совсем не по-геройски. Это была просто нелепость - добегаться...

"Рано... Так рано, - думал он. - Не может быть так глупо."

Лето слишком измотал себя. Пока двигался, казалось, что еще чуть-чуть и он вырвется из западни. Стоит лишь еще немного поднажать. А теперь бежать некуда, сил больше нет. Он пытался барахтаться, но выходило вяло и нелепо. По голове будто ударили чем-то мягким, но очень тяжелым.

Усталость судорогой свела мышцы. Разом нахлынули ощущения - вкус крови во рту, разрывающиеся от напряжения легкие, боль в мышцах. Следом пришло бесчувствие. Мышцы одеревенели, в глазах помутнело.

"А зачем? - подумал Лето."

И не вспомнил даже, по какому поводу. Сосредоточится невозможно, а темнота в глубине озера медленно тянула на дно.

Глядя на сверкающую воду, сомкнувшуюся над головой, Лето ощущал только невыносимую усталость.

Что это, ряска над головой?

Где-то на задворках сознания верещал от страха первобытный зверь, алчно тянувшийся к жизни. Но это было так тихо... так тихо...

***

Мальчишка падал в глубине озерных вод. И воздух тело покидал. И разум, отстраняясь от мучений, засыпал. И свет над головой плясал волнами на тончайшей грани бытия.

Пока от боли не содрогнулось тело, и сотни отвратительно-белесых нитей не вырвались на волю из под кожи.

Наполнили страдающие ткани кислородом. В разрывах мышц срастили все волокна. И в кровь бушующую впрыснули поток адреналина.

Они плясали в темноте. От их касанья воды закипели, пар на поверхность раскаленный поднимая.

И плату симбионт взимал с больного мира. Как будто Грань проснулась под водою. Почти мгновенно погибала рыба, всплывая кверху брюхом без сознанья.

Земля под гнетом порчи застонала, отравленные воды поглощая. Здесь срок пройдет - земля погибнет, останется безмолвная пустыня. И воды, где нет ничему живому жизни...

***

Не дрейфь. Кунир повторял себе это раз за разом, но легче не становилось.

Если бы он знал, что это задание превратится в пугающий бред, он бы отказался. Заболел, что-то вдруг сломал или просто внезапно исчез.

Когда сутки назад в отделении полиции появился вежливый серый человек, Кунир принял его за проверяющего из министерства. Только вот реакция начальства была, мягко говоря, нетипичной. Вместо ответных улыбок и показухи, все, начиная от капитана и заканчивая сержантами, превратились в эдаких тараканов. Разбежались в своей черной форме по углам и старательно делали вид, что ОЧЕНЬ заняты.

Когда Кунир спросил младшего сержанта Берка о причине происходящего фарса, тот посмотрел на него как на не слишком умного человека.

-Это Лем, новичок. Если здесь Лем, значит, кто-то попадет в самую жопу. И почему мне кажется, что этим кем-то будешь ты? - сказал он Куниру.

И он был прав! Кунир попал в самую жопу! Берк, правда тоже. Но Куниру-то какой толк от этого? И главное, как это легко произошло. Лем с видом хозяина прошелся по отделению и вытащил из какого-то угла Валиса. Тот, шевеля длинными тарканьими усами, пытался крутиться, вертеться и делать вид, что ему срочно куда-то надо. Не вышло. Лем потащил Валиса к капитану.

А там понеслась. Получив задание, Валис устроил настоящую охоту. Прихватил с собой всех, кого только смог поймать. В том числе и Кунира.

Отряд Валиса должен был оказать поддержку особому отделу в поимке химеры. Тогда Кунир, тяжело вздохнув, подумал - измененный, это опасно, но разве у полицейских в Атме мало работы, чтобы еще помогать особистам? Да еще в том, в чем полиция мало смыслит.

Потом Кунир узнал, что выезжают за город и немного обрадовался. Время идет, природа поет, а в компании пяти десятков человек, будь там хоть пять химер, не страшно.

Как же он так ошибся?

То, что происходило сейчас, пугало его до дрожи и присутствие коллег не помогало. Происходило нечто невероятное и непонятное. Кунир ясно видел, как клоун-химера исчез под водой. Теперь это место бурлило, вздуваясь огромными пузырями и столб шипящего дыма поднимался в небо.

"Эта дрянь утонула, - думал Кунир. - Я уверен. Но теперь там происходит еще большая дрянь. Священный спящий, это ведь обычный лес, обычное озеро, да?"

Ответа он, конечно, не получил. Зато по всей поверхности озера стали вспухать странные серые бугорки. Кунир присмотрелся к ним и ужаснулся - всплывала мертвая рыба. Десятки, сотни серебристых тел. От совсем крохотных, трехсантиметровых рыбешек, до полуметровых придонных долгожителей.

Камис Кунира занервничал. Он шипел и пытался пятиться подальше от берега. Кунир с трудом его удерживал.

При этом самому Куниру нестерпимо хотелось бежать. Без оглядки, пока не откажут ноги. Он оглянулся - ближайшие товарищи в сотне метров. Слева - сержант Тад Хи, справа - Нормад. Крепкий парень, но стрелок никакой. Как и сержант, что греха таить.

Камисы обоих нервничали точно также, как и его собственный. А если вдруг что... Успеют добежать? Или хотя бы поддержать огнем, его, Кунира, позицию.

"А ведь оттуда сейчас что-то вылезет, - с ужасом осознал он."

Вода прекратила кипение. Какое-то время ничего не происходило, пока вдруг под водой не возникла тень. Нечто нарастало, поднимаясь с глубины. Приобретало невнятные очертания. Нечто, размером с нола.

Это не было человеком. Это не могло быть человеком. И с огромной скоростью двигалось к Куниру.

"Конечно, на меня, - затравленно думал он. - Куда же еще? Спящий, дай мне сил. Ух... Я ЭТО пристрелю."

Он глубоко вдохнул и выдохнул, пытаясь успокоиться. Затем вскинул карабин и выстрелил. Фонтанчик вспыхнул над самой тенью, но пуля даже не замедлила ее движения. Кунир перезарядил оружие и снова прицелился.

Стрелять не стал. Существо было уже близко, так близко, что полицейский не успел бы перезарядить карабин еще раз, если промахнется.

Время вдруг стало растягиваться в длинную пеструю змею. На ее чешуе играли водные блики, солнечный свет и мрак под поверхностью озера, приближавшийся к Куниру.

Форма прилипла к телу. Пот выступил будто бы даже на кончиках пальцев.

Сколько прошло? Секунда...

Тень приобрела очертания человека, окруженного белесой вуалью. Чем бы это ни было, оно непрестанно шевелилось, разгоняя существо под водой.

Еще секунда...

Вода взорвалась, словно кто-то бросил в воду целый мешок динамита.

Кунир моргнул....

Из под воды вырвалось божество. В воздух взлетели мириады водяных брызг. Тысячи сверкающих капель окружали силуэт человека на фоне горящего солнца. А на них расцветала радуга.

Это длилось всего секунду...

А потом Кунир понял, что видит чудовище. Капли воды, взыгравшие феерией красок, держались на сотнях полупрозрачных щупалец. Эта белесая мерзость непрерывно шевелилась и переплеталась, то втягиваясь, то выходя из тела химеры.

Фиолетовые клетки костюма почти скрылись под слоем грязи и тины. Изломанная, ободранная маска жутко скалилась размалеванным ртом.

Тварь приземлилась на песок и бросилась к Куниру. Она передвигалась ломано и нелепо, будто плохо управляла собой, но всё равно невероятно быстро.

Кунир взмок. Он глядел на нее расширившимися зрачками, но не запаниковал. С трудом совладав с желанием выстрелить, он выжидал, пока тварь приблизится. А вот его камис испытал настоящий ужас. Он жалобно мяукнул и сел. Пуля ушла в небо.

Тут же прозвучали еще два выстрела - один справа и один слева. Одна пуля утонула в песке, вторая только срезала несколько нитей.

Руки тряслись. У Кунира совершенно вылетело из головы, что можно попытаться сбежать. Он нервно пытался вставить патрон в патронник, когда химера взлетела на спину его камиса и скинула Кунира на землю.

***

Полицейский ворочался на песке. Камис развернулся и рванул прочь, брыкаясь и мяукая. Химера выпрямилась в полный рост, балансируя на спине зверя. Мерцавшие на свету нити пронзали шкуру.

Зверь успокоился. Он ощущал, что несет на спине хозяина. Подгоняемый химерой, камис рванул по широкой дуге в обход озера. Мчался с огромной скоростью, выбиваясь из сил, и не обращая внимания на воющие от нагрузки мышцы.

Собранные командами Валиса, полицейские безнадежно отставали.

Когда они наконец нагнали зверя, камис был уже мертв. Еще теплое тело в густой траве и никаких следов клоуна.

Валис провалил задачу.

***

Орвиса раздражал Финн. Раздражала его полная спина, вздувшийся серый мундир на ней и блестящая лысина. Еще больше его раздражал тот факт, что он, лейтенант, должен был подчиняться старшему сержанту.

"Особист... просто слабак. Растолстевшая баба в погонах, - думал Орвис"

-Химера опасна, торопиться не будем, - передразнил он Финна в полголоса.

"Тридцать стволов за спиной, а он боится. Еле плетется... На каждое дерево смотрит как на засаду."

В то же время Финн думал о том, что всё скатывается на самое дно. Мало того что ему подсунули это рьяного лейтенанта с двадцатью бесполезными подчиненными, привыкшими гонять шантрапу на улицах, так еще на ригглов посадили всех. Выдали устаревшие дульнозарядные ружья и отправили ловить химеру, умудрившуюся проскочить столицу. В итоге и сам Финн, как планировалось, поймать ее не смог.

"Этот Орвис - идиот. Он не понимает, куда мы идем и что такое химера. Но лезет. Похоже, он даже не боится. Штык примкнул..."

Сам Финн боялся. Видел одну, в Атме. Тварь тогда носилась со скоростью пушечного ядра. Да и по прочности ему не уступала. Три здания разнесла. Четверых разорвала на части. Семерых оставила калеками.

Финн был счастлив перевестись в Гленвилль. Фермерский городок, спокойный и тихий... Кто мог подумать, что подобное может происходить и здесь?

Но если уж она появилась, работу нужно выполнять. Поэтому Финн шел в первых рядах рассыпавшихся по лесу служителей закона. С тревогой провожал толстые стволы деревьев, а к густым зарослям подходил с ружьем наготове. Снова ничего. И рядом сигналов никто не подавал. Химера как будто исчезла вместе с нолом.

Может, попыталась сбежать? Тогда за лесом бы уже стреляли...

Слева ударил выстрел. И еще один. Целая череда хлопков. Финн мгновенно подобрался. Хотя он не видел, в кого стреляли, тело мгновенно вспотело. Ведь в кого здесь могли стрелять? Только в нее, в химеру.

Особист тут же бросился в направлении выстрелов, на ходу выкрикивая команды. Надо было замыкать кольцо.

Мимо Финна пронесся Орвис. Он рвался увидеть химеру своими глазами. И застрелить, конечно.

На место схватки Орвис выбежал с ружьем наперевес, переполненный азартом, но обнаруженное его обескуражило.

Группа полицейских столпилась вокруг огромной неподвижной туши. На взгляд Орвиса - тот же нол. И что тут могло быть опасного? Пара выстрелов и вот он, даже не дергается. Откуда-то слева вынырнул Финн. И тут же принялся командовать.

-Осторожно! Он может быть опасен! - громко произнес особист. - Отойдите подальше.

-Опасен как никогда, - пробормотал кто-то.

-Такой опасный, что я уже чувствую себя трупом, - подхватил другой, нехотя отходя от туши.

-Обычный нол, - добавил третий.

Когда они разошлись, Финн аккуратно приблизился. С ученым видом он некоторое время разглядывал тушу, пока не понял, что это и есть самый обыкновенный нол. Повозку ведь тянули два нола, да? И химера забрала обоих. Финн оглядел полицейских, бросивших прочесывать лес и стянувшихся к месту происшествия. Химера где-то ходит, а они толпятся. А ведь это он, Финн, не раздал им дальнейших приказов...

При мысли об этом Финн мгновенно вспотел.

-Это нол, - мрачно проговорил он.

-Невероятная дедукция, - снова пошутил кто-то.

Финн подозревал, что это был голос Орвиса. Но сейчас не время для выяснения отношений.

-Разойтись, химера где-то здесь со вторым нолом. Ищем дальше, - скомандовал Финн, подавляя злость.

Полицейские, подгоняемые командами младших сержантов, снова выстроились в цепь.

Снова внимательный взгляд шарил скользил по стволам и кронам, ожидая зацепиться за нечто жуткое. Но Финн видел лишь кусты и деревья. Он потер уставшие от напряжения глаза.

-Еще один!

Кричали на краю цепочки, справа. Зазвучали выстрелы.

Второй раз... Значит, химера! Финн бросился к кричавшему. Дикий рев пронесся по лесу. Финну показалось, что даже листья на деревьях затрепетали. Так могло реветь только огромное, обезумевшее животное. Полицейский почувствовал, как капли снова скатываются по спине.

Вновь мимо пронесся Орвис.

В отличие от Финна, Орвис, услышав рев, не затрепетал от страха. Он почувствовал, как адреналин закипает в крови. Зрачки расширились, притупилось чувство страха.

Мимо, лейтенанта дико вереща, пролетел полицейский. С неприятным хрустом врезался в дерево.

Орвис даже не проводил его взглядом. Потом, всё потом. Сейчас надо успеть к химере раньше, чем она покалечит еще больше бойцов.

Огромная тень металась в каких-нибудь двадцати шагах. Чудовище не было похоже на нола. Да, внешне это было огромное, мохнатое и безобидное жиовотное. Но нолы никогда не вели себя так агрессивно. Да они и не могли двигаться с такой скоростью.

Двое полицейских уже валялись без движения. Новые и новые выбегали из леса. Выстрелы били чередой. Химера даже не замедлилась. У твари все внутренности должны были превратиться в кашу, но она словно не чувствовала боли.

Над головой Орвиса что-то свистнуло. С хрустом подломилась ветка, прочертив кривым концом по щеке лейтенанта. Он почувствовал, как по коже скатилась капелька крови.

-Ниже стреляйте! - крикнул Орвис.

Выстрелы замолкли. Нол нагнал очередного полицейского, поднял и швырнул в скопление остальных. Один увернуться не успел и упал, погребенный под товарищем.

Снова зазвучали выстрелы.

Нол носился по полю, калеча полицейских. Химера могла бы двигатся быстрее, добавляя им проблем, но держалась только на трех лапах, четвертой прикрывая голову от выстрелов.

Из леса выбежал Финн.

Особист застал дикую картину. Полицейские, стоя кругом, били по ногам нола, боясь задеть друг друга. Но тот, хромая, даже с рваными ранами в мышцах, продолжал их разбрасывать.

Орвис выступил вперед из кольца. Намеренно подставляясь под нола.

-Стой! - крикнул Финн. - Вы не туда бьете!

Орвис обернулся. Финн мог видеть в его глазах азарт и... презрение. Лейтенант считал Финна трусом.

Нол развернулся к Орвису. И, словно опознав в нем командира, набросился не раздумывая.

Орвис стоял с поднятым ружьем. Он выжидал. Когда мчащаяся на лейтенанта туша всего на секунду тряхнула рукой, оголив лоб, он выстрелил.

Нол споткнулся. Рухнул, зарывшись носом в землю. Орвис, наспех перезарядив ружье, направился к туше. Полицейские радостно закричали.

-Стой! - снова крикнул Финн.

Орвис только отмахнулся, неотрывно глядя на дергающуюся в агонии тушу.

Финн бросился к Орвису. Думал только о том, как бы успеть остановить идиота. Потому что химера не умерла. Она вообще была не ранена. Мозг нола поврежден, несомненно. А вот мозг химеры - вряд ли.

Нервные системы химеры и нола связаны, поэтому симбионт не чувствовал боли. Поэтому же дрался как бешеный. Орвис усложнил химере задачу, повредив мозг, способный управлять телом. Но это не значит, что она не сможет делать этого напрямую. Химере нужно было только время, чтобы разобраться.

Подойдя вплотную, Орвис сделал контрольный выстрел в голову нола. Он чувствовал удовлетворение. И злость на химеру, покалечившую столько товарищей. Лейтенант еще раз перезарядил ружье.

Внезапно, прежде чем Орвис успел среагировать, огромная лапа метнулась к нему. Сзади кто-то дернул за воротник. Лейтенант завалился назад. Лапа пронеслась над головой.

Великий Спящий... - подумал Орвис, чувствуя, как на лбу проступает пот.

Лапа вернулась обратно, таща за руку Финна. Особист брыкался, неспособный ни выстрелить, ни вырваться.

Нол поднялся. По его шкуре струилось с два десятка ручейков крови. Скалилась мертвая голова, блестя залитыми кровью глазами. В правой лапе химера держала Финна, за шею.

-Не стрелять! - крикнул Орвис, поднимаясь.

Но и без его приказа, полицейские кругом стрелять не решались. Они лишь нерешительно провожали стволами ружей нола, бросившегося прочь. В ту сторону, откуда полицейские пришли.

-За ним! - снова крикнул Орвис.

Он уже поднялся, подхватил ружье и кинулся следом за химерой.

Только вот нол был быстрее людей. Гораздо быстрее. Можно было бы рассчитывать на то, что людей ждут ригглы на окраине леса... Орвис вдруг понял, что химера на это и рассчитывала.

Тварь ждала момента, когда закончится превращение и цепочка людей сама напорется на нее. Тогда можно прорваться через них, перебить ригглов и сбежать...

-Быстрее! - подгонял Орвис, не решаясь стрелять.

Он безнадежно отставал.

Достаточно удалившись, химера выбросила полуживого Финна, теперь в нем не было нужды. Лейтенант был прав, Влад на самом деле стремился добраться до риглов. Изначально он не хотел трогать полицейских, но когда они взяли его в кольцо и начали стрелять, он чуть не потерял контроль над нолом. Зверь испугался и пытался бежать куда глаза глядят. Единственный способ, который видел Влад - обратить страх в ярость, чтобы не потерять контроль. Так он и сделал.

Скольких он покалечил? И убил... Надежда, что годы с Лето пройдут мирно, рухнула. Не зарекайся, говорил ему когда-то Рид. Парадокс. Если бы не Лето - Влад бы не бежал. Только тревога за сына оправдывала убийство в его глазах. Влад ведь не звал этих людей... пусть получают то, что заслужили. Он должен уйти от полицейских и найти Лето.

Но и эта надежда рухнула.

Лес расступился, открыв поле перед глазами. Поле, которое рассекал клином десяток всадников в сером, на камисах.

Настоящие охотники. Они ворвались в лес безудержной волной.

Влад в панике развернулся, бросился прочь.

Сразу семь пуль вошли в спину, перебили хребет. Столичные особисты знали, куда бить.

Попытался встать - не дали. Стреляли по суставам, по нервным узлам, по позвоночнику. Влад в панике отсекал болевые сигналы, пока не потерял сознание.

Чуть позже тело нола, вместе с химерой в нем, грузили для доставки в город. Предварительно обработав раны и обезопасив. Неприятная работа. Лишь один человек просто лучился довольством, не отрывая взгляда от туши и улыбаясь.

Глава 4. 2-й лунный месяц середины лета. 7412 год.

Доспехи отливают грозовым небом. Вспыхивают блики и исчезают в темно-синих глубинах металла, пробегая по волнистому панцирю. Лучи света во мраке морской пучины.

Доспехи командира, доспехи леджа. Сотня в простых некрашеных доспехах ожидает приказов.

Это лучшие воины. Они способны за мгновение создать шеренгу, так что от первого до последнего бойца не растянется и не прогнется натянутая нить. В первых рядах, гордым строем, идут они на императорских парадах. Восхищаются дамы, завидуют юноши и мечтают занять их место.

Сейчас гордость 2-й юго-восточной армии стояит вразброс в два ряда, расслабившись. Здесь не парад и все свои. Молодой командир в синих доспехах молча расхаживает перед строем.

Крайний справа не выдерживает. Он командир первого десятка, в случае гибели командира сотни занимающий его место. И он близкий знакомый леджа.

-О боги, командир, вся тысяча отдыхает, - возмущается десятник.

Командир игнорирует жалобу. Он останавливается, поворачивается к строю и внезапно командует.

-Сотня! Полный расчет!

Расчет идет слева направо:

-Тринес Василевс! Первый!

-Тринес Невам! Второй!

-Тринес Григорий! Третий!

Последний в шеренге выступает вперед.

-Тринес Цлей! Девяносто седьмой! Полный расчет окончил!

Третий раз рассчитывается сотня, третий раз не распускает бойцов ледж. Он подходит к возмущавшемуся бойцу.

-Скажи мне, тринес Цлей. Как так получилось?

-Командир... - устало начинает Цлей.

-По форме!

-Ледж тринес Риален, знать не могу. Не было замечено...

Ледж резко его прерывает.

-Сотня! Парадная шеренга!

Вздохи в строю, но никто не смеет роптать. Мгновенно вытягиваются воины, застывая в скульптурно-идеальных позах. Спины прямы, подбородки гордо подняты.

-Полный расчет!

Ругань во второй шеренге, но так чтобы не слышал ледж. И снова звучит расчет.

-Тринес Василевс! Первый!

-Тринес Невам! Второй!

Последний в очередной раз выступает вперед.

-Тринес Цлей! Девяносто седьмой! Полный расчет окончил!

Ледж стоит вытянувшись в струну, не двигаясь и не расслабляясь. Он больше не ходит перед строем. В такой момент шутить с командиром не стоит. Бойцы гадают, что их ожидает, и каждый понимает - отдых не наступит еще долго.

-Товарищи! - ледж говорит громко, лицо его мрачно. - Демик Захария перед аркатом назвал сотню леджа тринеса Риалена лучшим отрядом из десяти сотен, находящихся под его командованием. Лучшие из лучших, прошедшие десятки сражений! Ветераны со всего юго-восточного округа мечтают служить в тысяче демика Захарии. И он перед аркатом заявил, что это наша заслуга. Эти солдаты как братья - сказал он. Можно быть лучшим воином, можно не иметь поражений в схватках, но если тебе никто не прикрывает спину - однажды окажется, что кто-то всадил в нее свой меч. Воины леджа тринеса Риалена - пример и гордость, я доверил бы им не только свою спину, но даже свою жену - так он сказал.

Ледж разворачивается к своенравному десятнику:

-В чем сила строя, Цлей?

-В товарище, стоящем справа, ледж тринес!

Командир окидывает первую шеренгу взглядом и продолжает:

-В товарище! Но что я вижу сейчас? Хорош ли теперь строй? Где же ваши товарищи, тринес Цлей?

Ледж, не давая и шанса ответить, быстро меняет тон и заканчивает гораздо более мрачно и с сарказмом.

-Или, быть может, я должен спросить, где твои подчиненные, тринес Кови?

Сотник смотрит на солдата, стоящего в середине строя. Услышав свое имя, боец автоматически делает шаг вперед.

-Где они, тринес Кови? - негромко спрашивает ледж.

Он подходит к вышедшему десятнику вплотную, так что тот может видеть оплавленную монетку с изображением древнего императора, висящую у командира на груди.

-Разрешите искупить провинность, ледж тринес...

-Ты найдешь мне этих двух... дезертиров, - цедит сквозь зубы ледж. - Теперь ведь это так да?

-Они могли просто потеряться, - устало возразил Кови. - Новенькие, в конце концов.

-Я так не думаю. В любом случае... ты мне их найдешь, - ледж снова повышает голос и говорит уже для всех. - Слышите, воины?!Ваши братья по оружию, возможно, потерялись в лесу. Что же должны делать братья по оружию для попавших в беду товарищей?

-Отдать жизнь, если потребуется! - громко и с избытком пафоса выкрикивает Цлей.

Ледж словно не замечает сарказма.

-Вот так должен отвечать настоящий воин! Даже в мирное время вы должны быть готовы отдать жизнь за товарища! - поддерживает он слова десятника и мрачно завершает. - Так вы и поступите. Поиски будут продолжаться до тех пор, пока сотня не восстановит свой состав. Тринес Кови организует поиски.

-Выполняю, ледж тринес, - рапортует Кови.

Ледж разворачивается, но вдруг останавливает себя и снова поворачивается к бойцам.

-Тринес Кови.

-Слушаю, ледж тринес.

-За то, что ты сразу не выступил вперед, по окончании поисков лишаю тебя звания командира десятка. Новым командиром десятка назначаю тринеса Владислава.

-Выполняю, ледж тринес.

Ледж провожает понурые спины солдат, теребя оплавленную монетку на груди. Он бросает взгляд на небо с далекими перистыми облаками и резко разворачивается. По истоптанной земле до его темно-синей палатки семь десятков шагов. Ее вершина украшена темно-синим штандартом леджа в виде небольшого юркого зверька и белой птицей - символом второй северной армии.

В палатке приятный полумрак и прохлада. Ледж устало вздыхает, его настроение немного поднимается и он уверенным шагом направляется к своему столу. Здесь карта северного региона. Ничего стоящего для второй армии. После того как границы империи вышли к морю, осталась лишь грязная и мелкая работенка - борьба с бандитами, наводнившими скудные, опустошенные недавней войной земли, и с партизанами, изредка выходящими из лесов. И тех и других становилось все меньше.

Поэтому ледж не удивлялся частым отлучкам солдат, граничившими с дезертирством. По- хорошему армию надо было или распускать по домам или перебрасывать южнее. Ледж ожидал второго. Он задумчиво окинул взглядом карту. Юго-запад это множество небольших княжеств и королевств. Ничего серьезно до самой границы с ...

Внезапно ледж выпрямляется, он напряжен, но глаза полуприкрыты. Беззаботность мигом исчезает, и тугая волна адреналина проносится по венам, разгоняя спящие мышцы.

Сотник молниеносно выбрасывает вперед левую руку. Раздается неприятный мягкий звук. Ледж видит тыльную сторону своей ладони, сквозь которую на него смотрит острие небольшого тонкого кинжала.

Напротив никого, кинжал будто висит в воздухе. Не видно держащей его руки, не видно и прорехи в одежде.

В палатке тишина, слышно как сорвавшаяся с ладони капля крови ударилась о землю. Невидимка резко дергает кинжал на себя, пытаясь вырвать его из руки соперника, но ледж сжимает пальцы вокруг гарды и быстро ударяет правой рукой туда, где должна находиться голова противника.

Промахивается и слегка заваливается вперед, получая под дых. Убийца тоже не может выдернуть кинжал и ясно, что у него нет второго. Или он не успевает его достать.

Две минуты упорной борьбы, никто не кричит и ледж не зовет на помощь. Соперники экономят силы - одна ошибка и смерть. Слышно только тяжелое дыхание. Пальцы свободных рук переплетены.

А левая рука леджа в это время слабеет, теряя чувствительность. Еще немного и сведенные судорогой пальцы разожмутся. И хотя у леджа на поясе короткий клинок, стоит ему потерять мгновение, высвободив правую руку и потянувшись к рукояти, как противник окончательно перехватит инициативу.

Ледж на грани отчаяния, он вырывает правую руку и ударяет соперника. Промахивается. И в этот момент невидимка тоже совершает ошибку. Он правша, но дерется свободной левой рукой. Когда ледж мажет, невидимка пытается ударить его в висок. Удар выходит смазанным, безвредным.

И мощный удар в висок, который у него самого не удался, лишает невидимку сознания.

Если бы кто-то увидел то, что происходит дальше, он не понял бы абсолютно ничего из мотивов леджа.

Только что переживший покушение командир сотни выдергивает из своей руки кинжал, и тут же вонзает его в тело неудавшегося убийцы, вместо того чтобы привести пленного в чувство и допросить. Он не снимает с тела невидимки даже необычный невидимый костюм, вместо этого на ощупь стягивая найденные прорехи. Затем ледж перебинтовывает рану и, в одиночестве, обходя посты, которые сам же и расставлял, выносит труп за пределы лагеря.

Прелая листва на дне овражка принимает подношение с мягким стуком и провожает странного гостя в синем доспехе обещанием хранить его страшные тайны.

-Остатки пробужденных, - бормочет ледж и, бросив последний взгляд на овраг, поворачивает назад.

***

Я незаметно вышел из царства видений. Неслышно окутали они меня и так же легко отпустили. Снова летняя улица вокруг. Я мог слышать далекие переклички городских ворон, стук копыт по мостовой и шорох многочисленных подошв о тротуары.

Мой извозчик плавно остановил бричку и обернулся.

-Приехали, господин. Вот этот дом вам нужен.

-Тот вход, что напротив нас?

-Верно, господин.

-Хорошо. Держи.

Я протянул вознице пару смятых купюр и соскочил на землю.

Передо мной стояло старое здание из красного кирпича, проглядывавшего из под красной же облицовки. Словно усталый старик, поддерживаемый с двух сторон такими же старожилами. И эти красные дома тянулись в оба конца улицы, скрываясь за поворотами дороги. Все трехэтажные, с балкончиками на верхних этажах.

Это дома среднего класса - небогатых или промотавшихся дворян. Но чаще наоборот - разбогатевших ремесленников и мелких купцов.

Я мысленно поприветствовал старых каменных наблюдателей, оправил полы сюртука и направился к крыльцу. Всего пять ступенек. Высоких, с перильцами по бокам. И дверь, с прорезью для почты и забавной литой ручкой в виде птичьей головы.

Я протянул руку, чтобы постучать, но в последний момент заметил небольшую кнопку электрического звонка, чуть ниже уровня моих глаз. Удобно, но нажимая на нее, я испытал какое-то легкое детское сожаление что так и не схватился за птицу-ручку.

На звонок откликнулись почти мгновенно. Четверть минуты и дверь распахнулась, столкнув меня нос к носу с высокой и прямой, как линия на чертежах инженера, женщиной. Костюм простой и строгий, серого цвета. Я определил в ней экономку.

-Благ вам, по какому вы вопросу?

Она выжидающе глядела на меня.

-Добрый день, мне необходимо увидеть госпожу Найскую.

Только экономка хотела что-то сказать - скорее всего, спросить - как из глубины коридора донесся красивый и умиротворяюще спокойный, но немного хриплый голос с потрясающим акцентом.

-Это он, Ренис?

И, не дожидаясь ответа снова открывшей рот, но не успевшей ничего сказать экономки:

-Я уже иду.

До меня донесся звук закрывающейся двери.

Между мной и Ринной повисла неловкая пауза. Она нашлась первой:

-Прошу вас. Проходите за мной.

Экономка провела меня в гостиную, предоставив в мое распоряжение небольшой диванчик с парой мягких кресел и небольшой квадратный столик между ними. Я сразу же мысленно наметил себе диван.

-Ожидайте, хозяйка скоро появится, - сказала Ринна.

Уходить сразу она не стала, словно ожидая подтверждения.

-Да, конечно, - улыбнулся ей я.

Теперь, удовлетворившись тем, что я всё точно понял, она развернулась, позволив мне проводить ее идеально прямую спину глазами.

Я остался один, но приятная обстановка комнаты не создавала атмосферы одиночества и скуки. Скорее, наоборот. Все стены были увешаны фотографиями. Все они глядели на меня задумчиво и торжественно, в то время как я разглядывал их.

Кем могли быть для хозяйки все эти люди? Женщины и мужчины, в основном одного возраста - примерно от двадцати до двадцати пяти. Но попадались и гораздо старше и несколько младше. Непохожие друг на друга. При всем при этом, они не могли быть родственниками, но если каждый удостоился своего места на стене - то и простыми знакомыми они быть не могли. И сами фотографии еще блестели в свете люстры - недавние... Мне казалось, будто я могу догадаться, что все они значат. Но я уже попал в ловушку, когда усиленно пытаешься вспомнить что-то очевидное и точно не сможешь, пока не оставишь пустые попытки.

Мне не пришлось ломать голову. Сомнения разрешились вместе с появлением хозяйки. Сначала я услышал легкие шаги, а затем распахнулась дверь и Виммир Найская возникла на пороге. Я поднялся и на какую-то пару секунд застыл.

Ответом на множество даже еще не заданных вопросов стал ее внешний вид. Лет двадцать, стройная фигура, привлекательное лицо. Но сколько женщин в ее возрасте будет выглядеть иначе? Светло-рыжие волосы, пожалуй, редкость. И все же, это тоже далеко не из ряда вон.

Зато как она была одета! Любая дама из высшего света получила бы мгновенный сердечный приступ.

Женская военная форма - брюки и мундир буро-зеленого цвета. Цвета грязи. Явно не парадная форма. Такую носили разве что некоторые повстанческие отряды на крайнем востоке Ренейской империи. Большинство современных армий до сих пор предпочитало яркие цветные мундиры и схватку стройными рядами - изобретение огнестрельного оружия не сильно изменило мышление дворян.

Конечно, Найская получила эту форму не от повстанцев. Я знал еще один источник. Организация, выдававшая ее своим воспитанникам и действовавшая на территории всех союзных западных государств за исключением Пяти пальцев - орден святого Номиса. Орден этот принадлежал церкви Спящего - военное подразделение, состоящее целиком из измененных 1-го, 2-го и 3-го классов. Своеобразная замена рыцарям, защищавшим церковь до создания ордена.

Вот поэтому в комнате столько фотографий - все эти люди учились вместе с Найской. Они не родственники, но годы совместного проживания и обучения наверняка связали их почти такими же крепкими узами. Теперь хозяйка дома была мне крайне интересна, я жаждал разговора.

На все эти мысли ушла пара секунд. Одновременно я поднялся с дивана и слегка поклонился, прижав руку к груди.

-Я приветствую, госпожа Найская. Мое имя Акита Дер, - представился я.

Пока я представлялся, Найская разглядывала меня. И, видимо, приняла меня за другого человека. Она немного сомневалась, но все же спросила:

-Вы от Эвина? И почему же он не появился сам?

Ее голос был мягким, немного хриплым. Это его я слышал на крыльце. Странный акцент, который показался мне таким забавным, возникал из-за неправильного выговора и прикуса.

-Я...

Я даже ответить не успел, прежде чем сомнение снова захлестнуло ее. Она заговорила вместе со мной, случайно перебив.

- О, или... По какому вы делу? - быстро поправилась она.

Я оставался невозмутим. Хотя мне очень хотелось улыбнуться.

-Вы, видимо, приняли меня за кого-то другого, кто должен здесь появиться, - ответил я. - Я от герцога Константина, или, что точнее, от Деаля. Вместе со мной он передает вам письмо с разъяснениями. Вот оно, позвольте.

Я достал из кармана сюртука небольшое письмо, скрепленное печатью покойного герцога, и протянул собеседнице.

-Благ вам. Не судите, вышло неловко, - она приняла письмо из моих рук. - И не стойте, садитесь. Мое имя Виммир Найская, можете обращаться по имени.

-Это не будет слишком... - я замялся, подбирая слово.

Я не торопился садиться. Виммир же, не медля, опустилась в кресло. Кожаная обивка едва слышно захрустела. После этого и я, следом за ней, уселся обратно на диван.

-Нет, в моем доме это никого не смутит, - сказала она.- Вам это может показаться странным, но я не привыкла к излишней официальности.

-Тогда и меня можете называть просто Акита.

-Хорошо, Акита, - она взглянула на меня. - Это неожиданно. Я имею в виду ваше появление. Мы слышали, что произошло с Константином и уже на него не рассчитывали.

Пока она говорила это, ее пальцы мягко поддели края конверта. Зашуршала бумага, разворачивая письмо.

-Первым делом попрошу вас прочесть письмо, - заметил я. - Там рекомендации и разъяснения. Для Деаля, как и для меня, это теперь стало делом чести.

-Вы имеете в виду нашу экспедицию?

-Именно.

Она подняла на меня удивленные глаза.

-Позвольте... То есть вы предполагаете связь между убийством и экспедицией?

Виммир явно была крайне заинтересована. Пальцы продолжали держать непрочитанное письмо развернутым.

-Да, именно, - подтвердил я.

-Не понимаю, как вы к этому пришли, - не переставала изумлятся Виммир. - Если даже это так, то зачем убийцам Константин? Почему бы им не приняться за активных членов нашего предприятия?

-Либо убийцы недавно узнали о нем и, спохватившись, так сказать, подчищают хвосты, либо это кто-то из ее членов. Тогда мотивы нужно узнавать у него самого.

Вимми слегка улыбнулась. На ее лице читалось снисходительное недоверие. -Не в обиду вам, но я считаю, что вы ошибаетесь, - сказала она.

-Может быть, - легко согласился я. - В любом случае, Деаль уверен, что связь есть. В пределах герцогства он узнает всё, что возможно, но за его пределами он связан по рукам и ногам. Зато я, в этом случае, могу сделать то, что не может он. И я пообещал ему, что разберусь с этим.

Виммир изогнула бровь. -Простите, но кем вы приходитесь Деалю? - спросла она.

Я взмахнул рукой, словно считая свой ответ несущественным, и сказал: -Я начальник стражи. Бывший. Вот и всё.

Виммир понимающие покачала головой, но все же решила уточнить.

-Бывшим стали недавно? - спросила она

-Да, - сказал я.

В ее голосе появилось неявное уважение. -Сильно же он вам доверяет, - удивилась Виммир.

-Скажу прямо - дело не в этом. У него не из кого выбирать, - признался я. - Но вы прочтите письмо, там всё сказано.

Виммир спохватилась, словно только сейчас вспомнив о так и не выпущенном из рук письме: -Ах да, разумеется.

Я молча ожидал, пока она закончит прочтение.

-Да... Да, ясно, -закончив, сказала Виммир и подняла на меня глаза. -Что же... вы видимо, любите переходить сразу к предмету разговора. По крайней мере, своими подозрениями вы сразу выбили меня из колеи. Так что, давайте и я, не медля, введу вас в курс дела. Насколько я знаю Деаля, он рассказал вам немногое.

-У него своенравный характер, - подтвердил я ее мысль.

Виммир кивнула.

-Но вы знаете, что основная цель нашего предприятия - организовать экспедицию к Грани? - уточнила она.

-Разумеется, - подтвердил я.

-Прекрасно, - она закинула ногу на ногу и откинулась назад, подобнее устраиваясь в кресле. - Итак. Сначала я должна была бы познакомить вас с Крейном и Танией, но в ближайшее время такой возможности не будет. В их отсутствие я могу вам рассказать только то, что понимаю сама. Так... Вы помните год возникновения Грани?

-7103 насколько я помню, - не задумываясь, выдал я.

-О, ну... - она несколько опешила. - Почему вы назвали эту дату? Официальная несколько иная.

Действительно, почему? Странные шутки иногда выкидывает моя память. Но не признаваться же в неведении.

-Такая у меня информация, - уклонился я. - Интересовался когда-то. Теперь уже источник и не вспомнить.

-Вам стоит встретиться и пообщаться с Крейном на эту тему. Когда возможность появится, конечно. Ему будет интересно, - сказала Виммир. - А спросила я потому, что, согласно истории церкви Спящего, год возникновения Грани - 7126. Это, кстати, гораздо ближе к вашей, чем к официальной.

-Церковь ошибается чаще, чем, кажется, - возразил я. - Хотя их и называют настоящими историками - они уже многое растеряли.

-Может быть, - пожала плечами Виммир. Ее этот вопрос не сильно заботил. - В любом случае, и ваша дата подходит, и их. А вот официальная - нет. Не подходит потому, что почти совпадает с появлением в культуре восточных народов империи самого культа Спящего. Уже от них культ распространился на север, став официальной религией большинства государств.

-Есть связь между возникновением Грани и церкви?

-Да. Но должно было пройти время, верно? А официальная версия времени на возникновение не оставляет. В пару месяцев культ не вырастает до размеров религии, это все понимают. А вот если несколько лет прошло... И, что еще интереснее, дата возникновения Грани, неофициальная, совпадает с войнами на восточных границах империи. Официальная предполагает возникновение культа в то время, когда там должен был царить мир и покой. Неофициальная - время войн и смуты в этих землях.

-Всю эту информацию собрал Крейн?

-Он отличный историк, правда? Ведь он не просто это раскопал, а нашел документы. Иначе бы я ему не поверила и сейчас мы бы об этом не говорили.

-Это интересно, но это ведь не причина вашей экспедиции?

-Разумеется, нет. Я еще не перешла к сути. Крейн, документы - все это, действительно, интригующе, но не повод отправится в пустыню. Однако, недавно он появился. У Крейна есть сестра. Он историк, геолог, химик, она - геолог, аграрий, химик и биолог. Оба живут и работают у края Грани, в землях Ренейской империи. И как вы думаете, чем они вдохновлялись, выбирая призвание?

В ее глазах плясали веселые маленькие химеры. Виммир приняла мое хладнокровие за равнодушие и пыталась увлечь своей историей.

-Это бессмысленно,- ответил я. - Если у Грани есть истоки, они находятся в тысячах километров от ее границ. Они же не мечтают пересечь пустыню?

-Нет. Они полагают, что Грань конечна и совсем не так велика, как мы полагаем.

-Невозможно.

Во время разговора я склонился чуть ближе к Виммир, как часто бывает в интересной беседе. Но после такого заявления - откинулся назад на спинку кресла, показывая, что не верю в это нисколько. Она нисколько не смутилась - моя реакция была ожидаемой.

-Возможно, если Грань рукотворна,- возразила Виммир. - Тогда это пояс, скрывающий от нас виновников.

Она постаралась вложить в свои слова максимум убедительности, произнеся их мягко, но с небольшим нажимом. Я же прикрыл глаза и слегка помассировал их рукой, показывая, что пытаюсь осмыслить сказанное.

-Безумие... - вздохнул я. - Но хорошо. Если так, на поиск способа ослабить ее воздействие или сузить границу нужны годы. Это стало бы известным раньше, чем понадобилось бы собирать экспедицию. Да и желающих появилось бы достаточно.

-К сожалению, вы правы. Причина иная.

Виммир стала предельно серьезной, и принялась строго перечислять факты. Я же про себя улыбался - ее акцент портил любую серьезность.

-Семь лет исследований дали им результаты, - говорила она. - Но они действительно не успели их применить. Уже восемь месяцев Крейн находится на западе. Шесть месяцев назад он получил телеграмму от сестры - их исследования сильно продвинулись. Месяц назад он получил телеграмму из министерства военной политики - рота солдат, выделенная для охраны исследовательского лагеря перестала выходить на связь. Пытались с лагерем связаться - не отвечают. Отправили пограничный разъезд, а в лагере все мертвы. Вот так... если кратко.

-Люди, я так понимаю? - уточнил я.

-Убийцы? - Уточнила Виммир.

-Да.

-Люди, - подтвердила она. - Это несомненно.

-А мы туда направляемся, чтобы разобраться, - развивал мысль я.

-Разумеется, но это не всё. Я... не могу сказать, что было в телеграмме у Крейна, но он уверен, что мы сможем пересечь Грань.

-Безумие... А почему вы не можете сказать? Не знаете?

-Нет, знаю, но... - она заколебалась. Но, не решившись, ответила всё также. -Я именно не могу. Вам нужно будет поговорить с Крейном, хорошо?

-Я и сам уже желаю этого больше всего. Все сводится к Крейну, - хмыкнул я и продолжил. -В любом случае, я участвую. Но сначала я хотел бы узнать от вас то, что вы точно можете сказать.

-Спрашивайте.

-Вас финансирует церковь.

Я выложил это как факт, сбив с толку мою собеседницу.

-Это вопрос? - спросила она. - То есть... как вы узнали?

-Значит, я прав. А откуда... подметил мелочи, не больше.

Настала очередь Виммир на секунду прикрыть глаза, размышляя.

-М-м, что же... Вы правы, но не совсем. Церковь финансирует меня, а не Крейна. Он с ней никак не связан, а я ... это инициатива не сверху, а снизу, скажем так.

-Но ведь там всё знают?

-От них глупо что-то скрывать, - Виммир произнесла это, как абсолютную истину.

А ее лицо словно добавляло: "Ничего не поделаешь. Это Церковь". Я был с ней в этом согласен, но все же высказал свои опасения.

-В этом я предвижу проблемы, - сказал я.

-Нет, что вы, проблем они не создадут, - уверенно возразила Виммир.

Ее убежденность не была ее собственной. Виммир убедили в том, что не будут создавать проблем - я слышал это в ее словах. И потому не верил нисколько. Более того - я был убежден, что церковь попытается подменить машиниста в запущенном поезде. Все бы хорошо, но я там пассажир. Или больше. Однако, спорить с Виммир я не стал.

-Поверю вашим словам, - сказал я и едва заметно улыбнулся. - Трудно было бы этого не сделать.

Виммир тоже улыбнулась моему комплименту и слегка кивнула.

-Но у меня еще вопрос, - продолжил я. - Деаль знает о результатах исследований?

Виммир задумалась, а затем кивнула.

-Да, он - знает. Но вам я пока рассказать не могу, как и сказала. Послушайте, Крейн очень своеобразный человек. Он сам вам все расскажет - возможно, больше, чем даже мне - если решит, что вы достойны его доверия. Но только лично и я ему обещала... вы понимаете?

-Да, не разглашать. Совсем как в тайном обществе.

-Ох, нет, культ Крейна мы точно не создадим.

Виммир произнесла это с легкой смешинкой, словно я сказал что-то, что казалось нелепым.

-Почему? Судя по вашим словам, он умеет убеждать.

-Ну хотя бы... - начала Виммир, но прервавшись сказала. - Нет, вы должны сами его увидеть. Поймете сразу.

-Понимаю... Он прокаженный.

Я произнес это так твердо, будто был в этом уверен. На самом деле - угадывал. Но Виммир заметила только уверенность.

-Вы снова правы, - она слегка подняла брови.

-Интуиция, не более... Ну да ладно, давайте теперь обо мне. Мы обещали вам помощь, верно?

-Обещали, подтвердила Виммир. - Обещали солдат, до границы.

-Как изначально планировал Деаль, я точно не знаю, но после смерти Константина мы можем предоставить не более взвода солдат. И не до границы, а до самой Грани.

-Этого более чем достаточно. Более чем.

-Прекрасно. Командовать, конечно, буду я.

-Отличные новости. Столько солдат... Мне даже кажется, будто экспедиция военная.

-Я пока что вижу только вас, - я улыбнулся.

-С остальными вы сможете познакомиться в ближайшее время. Если вы не торопитесь и немного подождете, то сможете встретить вместе со мной человека, которого я жду. Я надеюсь, это еще один член экспедиции.

-Один? Я думал, вы ждете наемников.

-Как вы это делаете? - Виммир искренне удивилась.

В этот раз я решил разориться на объяснения.

-Вы кого-то ждете, причем этот кто-то незнакомец, и похож на меня, поскольку вы меня за него приняли. Встречать вы его собрались в военной форме, одна. И вы не собрали других членов экспедиции, чтобы встретить этого незнакомца. Значит всё, что нужно обсудить, - вопрос цены. Вот так.

-А говорили - интуиция. Мне кажется, нам с вами очень повезло.

-Возможно. Но все-таки, почему один?

-На самом деле не один, но все вопросы решает один человек. Так что да, я немного не точна - в экспедиции должен участвовать отряд. Правда, я пока даже не знаю, что это будут за люди. Но в командире я уверена.

-Ну что же... наемники оптимальный вариант для вас. Если денег достаточно, конечно. Ведь вы не могли знать, что Деаль выделит солдат.

-У нас не только наемники и мы рассчитывали не только на Деаля, - возразила Виммир. - Мы уже договорились с графом Ульяром Валеа, он один из губернаторов Ренейской империи. Граф милостиво согласился выделить нам ост* солдат. В общем, безопасность на высшем уровне. Ваши солдаты лишними не будут, но им не придется рисковать.

-Для путешествия этот отряд слишком большой. Но у Грани... Там и моим солдатам придется рисковать. Мое чутье говорит, что стоит взять лучших. И мне и вам.

Я добавил, упреждая возражения:

-И не стоит сомневаться в моих словах. Вы уверены, что мы в безопасности потому, что в отряде много измененных, я прав?

-Вы восхитительны в своих догадках, - она широко улыбнулась. - Да, вы правы. Снова подметили?

Я кивнул на фотографии.

-Точно. Ваши знакомые. Но послушайте, что я скажу. Самый короткий маршрут - вдоль границы Леона и Ренеи. Даже если вы идёте не им, мы в любом случае будем границу пересекать. А месяц назад там еще не было войны. Что там теперь - даже я сказать не берусь. Потому что это погрязший в переворотах Леон и разлагающаяся во всех смыслах империя. Думаю, что многие солдаты там даже не знают, за что воюют и с кем. Я не уверен даже, что император начал эту войну. Про графа не напоминайте - феодалы, а в империи их все еще можно называть так, творят там что хотят.

-Может вы и правы. Но я тут ничего не решу. У нас есть отличные командиры. Пусть этим занимаются они - я слишком легко могу ошибиться, военного опыта у меня нет. А они, к слову, говорят, что всё пройдет по плану.

-Значит, они не отличные, - припечатал я.

-Вам надо будет сказать это им и попробовать их убедить, - ушла от спора Виммир. - Я, правда, не хочу в это вмешиваться.

-Хорошо. Попробую... Посмотрим.

Я теперь думал - зачем вообще я начал этот разговор? У меня не было никакого желания никого ни в чем убеждать. В себе я был уверен, а в экспедиции участвовал не ради Крейна и его идей. Наверное, это само присутствие Виммир расслабляло меня, провоцируя на разговор. Она, действительно, обладала неким шармом.

-Мой гость, кстати, должен подойти с минуты на минуту.

Она повторила это специально для меня. Только после ее слов я вспомнил, что не дал ответа раньше - остаюсь я с ней или ухожу.

-Да, я не тороплюсь, - сказал я.

-Прекрасно. А пока мы ждем, вы могли бы ответить на некоторые вопросы о Константине?

-Простое любопытство?

-Если честно, то да.

При этом на ее лице, на какое-то мгновение, промелькнуло выражение - "Ничего не могу с собой поделать". И я снова про себя улыбнулся.

-А, ничего страшного, - сказал я. - У меня уже нет причин что-то скрывать.

И мы говорили об этом. Полчаса, не меньше: о гибели герцога, о судьбе герцогства От и о судьбе Деаля. Виммир была приятной собеседницей, и время летело незаметно. Вплоть до того момента, когда раздался долгожданный звонок в дверь.

Я слышал, как экономка приглашает гостя в прихожую и просит подождать.

-Ринна, кто там? - нетерпеливо крикнула Виммир.

Ринна, в отличие от хозяйки, перекрикиваться не стала. Она вошла к нам.

-Господин Рэйз, вы с ним договаривались о встрече, - доложила экономка. И добавила. - Пригласить его к вам?

Я вдруг почувствовал, что ныряю. Ощущение нереальности происходящего было таким стойким, что я увязал в нем как в бочке с воском. Не может быть. Рэйз... Такие совпадения могут случаться, но каков шанс?

И все же, стоит подождать и посмотреть.

-Приглашай, Ринна, - приказала Виммир, словно соглашаясь со мной.

Послышался шум шагов, шорох одежды, и тяжелое дыхание человека, долго шедшего в быстром темпе. Дверь распахнулась и на пороге показался Эвин Рэйз. Он выглядел великолепно. Черный костюм, с легким синим оттенком, явно был сшит на заказ. Не слишком длинные волосы зачесаны назад. Подбородок чисто выбрит и на губах играл слегка изогнутый уголок, не позволявший спутать Рэйза ни с кем иным. Этот уголок мог стать полной обаяния улыбкой или усмешкой, преисполненной превосходства. Эвин знал себе цену и сейчас он был необычайно галантен, лучась уверенностью и успехом.

-Добрый вечер, Вимм... -начал он.

И запнулся, увидев меня.

Цепная реакция памяти будто остановила время. Я видел, как в его глазах проносится история. И готов был поклясться, что он видел то же в моих.

Молчание длилось всего мгновение, а затем я расхохотался. Весь его внешний вид, костюм и поведение... Я помнил его совсем другим. Всё-таки люди меняются.

Шестнадцать лет назад он бы разозлился. Или рассмеялся вместе со мной. Или, порази меня проказа, и то и другое! Сейчас он спокойно дождался, пока я закончу. Это не охладило меня нисколько. Ведь я это я. И я не меняюсь. Я хохотал от души. А затем резко остановился и неожиданно спокойно произнес:

-Слава Спящему, Рэйз.

-Спящему слава, Шариф.

-Акита, - поправил я его.

Виммир молча и с нескрываемым интересом наблюдала за нами. Рэйз бросил на нее быстрый взгляд и поправился:

-Акита. Столько лет прошло, не суди.

Он повернулся к Виммир.

-Прошу простить мне мои манеры. Еще раз, добрый вечер госпожа Найская.

-Виммир, вы же знаете, - поправила она. - И вам доброго вечера, Эвин. Садитесь.

Он выбрал второе кресло. Как только Рэйз сел, Виммир продолжила.

-Как я вижу, представлять вас друг другу необходимости нет. Эвин и есть тот человек, о котором я вам говорила, Акита.

-Да, я уже знаю... Удивительно, что еще не бросил.

Рэйз усмехнулся.

-Как и то, что ты больше не законник.

Он несомненно имел в виду мою должность начальника стражи у герцога. Слухи быстрее ветра...

-Как ты узнал? - спросил я.

-Да так... -он неопределенно повел бровями. - Интуиция.

Виммир, не удержавшись, рассмеялась.

-Мне ваш разговор кое-что напоминает.

Я ведь двадцать минут назад отвечал ей также. Конечно, теперь я на ее месте.

-Прошу вас, не обращайте внимания, - мягко начал Эвин. - Мы столько лет не виделись...

-Пятнадцать, - я перехватил инициативу. - Дружеская перепалка.

Рэйз недовольно на меня взглянул.

-Значит, у вас не будет проблем найти общий язык, - заключила Виммир.

-Значит, нанимаете, - сказал я, словно подводя черту.

-Он участвует? - удивился Рэйз.

Мы произнесли это одновременно. Виммир непроизвольно улыбнулась.

-Да, несомненно, - подтвердила она. - И то, и другое. Быть может, вы имеете возражения?

Она посмотрела на Рэйза, затем перевела взгляд на меня.

-Нет, - ответил Рэйз.

-Никаких, - ответил я.

-Отлично. Тогда нам стоит обсудить условия, верно? - Виммир обращалась к Рэйзу.

-Я весь внимание, - ответил Рэйз.

Виммир рассказывала ему почти то же, что раньше мне. И Рэйз слушал ее с интересом. В конце концов, тут он не изменился - я видел, что он был заранее согласен. Как и на все подобное. На всё, что угодно - лишь бы был интерес и деньги. Или хотя бы деньги.

Вот это было самым важным пунктом их договора - не выполняемая работа, а ее оплата. Поэтому я затаил дыхание в тот момент, когда Рэйз наконец произнес:

-Согласен.

Добавив:

-Осталось лишь обсудить стоимость работ.

-Разумеется, - согласилась Виммир. -Мы готовы оплатить двойную сумму, за риск. Но никаких дополнительных выплат. Как то: на экипировку, провизию, оружие. А еще, никакого аванса в первый месяц службы.

-Нет, постойте, -возразил Эвин. - Наша стандартная оплата включает в себя...

И начались торги.

Рэйз пытался выжать из Виммир буквально всё: деньги на экипировку, продукты, снаряжение и вооружение. Или сами продукты и снаряжение. Но только то, что нужно ему. Торговался об оплате каждого патрона, заявлял, что без аванса не сдвинется с места...

Десять минут вежливого общения, маски партнеров и торг... Ну, как на рынке, честное слово. Виммир оказывала достойный отпор, но мне казалось, что Рэйз сможет вытащить из нее если не все, то большую часть из того, что она способна выплатить. И лучше - на месте. Энтузиазмом Эвин не разочаровывал - он торговался, не замечая времени, хитрый как две химеры...

Выторговал помесячную оплату и ничего больше. Оставался доволен.

Пока я осознавал, что и до меня масштаб таких провальных торгов дошел лишь после полного согласия Рэйза, тот уже подписывал какую-то бумагу.

Наемник - контрактник? Так наемников разводило только правительство. И только лучших из худших. Наемникам с известностью Рэйза хватало слова. Репутация, ей знали цену. А если вы не склонны ей верить... Ведь вы всегда можете нанять кого-то похуже, подписав бумажку, и надеяться, что так будет надежнее. Что он не сбежит, наплевав на ничего не стоящую закорючку и растворившись среди себе подобных безликих вояк. Ведь тем-то он и отличается он наемника с репутацией - последний и без бумажки не может испариться как дым. Слухами земля полнится.

А теперь я видел, как Рэйз нарушал одно из собственных неписаных правил. Я еле сдерживал смех, но это стоило того. Пусть окажется один, осознает... И рвет на себе волосы. Жаль лишь, что я этого не увижу.

Но вот контракт подписан. И пока Эвин не осознал, что не выторговал и гроша, обманутый на пустом месте девчонкой в военном костюме, мы сидели втроем и мирно беседовали.

Мы с Эвином расспросили Виммир о деталях экспедиции, согласовали дату встречи с остальными ее членами. Когда дело, дошло до маршрута, оказалось что его еще нет. И Рэйз предложил обсудить предварительный.

-Только тогда, когда соберется весь состав, - заявила она. - К тому же, у нас уже есть некоторые планы, но пока они не утверждены командирами отрядов, я их не знаю.

-Виммир, - сказал я. - Вы сказали - командирами отрядов. Вы говорите это второй раз, но только теперь я начинаю понимать, что будет участвовать не только отряд имперского графа и ваши товарищи. Кто будет еще, если не секрет?

-Ревнители Веры.

Я мгновенно потерял все расположение духа. И, судя по мрачному лицу Эвина, он тоже.

-Значит, я все-таки был прав насчет проблем, - сказал я.

А Рэйз пошел напрямик.

-Упрямые, недалекие и подозрительные. Вы сможете остановить их, если они решат, что должны, - он фыркнул, - Выполнить Волю Спящего? И если целью по какой-то их безумной прихоти станет, допустим, мой отряд?

Виммир только улыбнулась в ответ.

-Не волнуйтесь. Это молодой отряд, недавно закончивший обучение. И я знаю их лично. Я обещаю, они не создадут проблем.

Лицо Рэйза стало предельно кислым.

-Молодые? Вы воспитаны церковью, но вы не Ревнитель. Как хорошо бы вы их не знали, они могут быть... неуправляемы.

-Эвин, разве сейчас этот разговор что-то изменит? - спросила Виммир.

При этом на ее лице возникло неподдельное сочувствие. Такое, какое обычно возникает на лицах у взрослых, когда они объясняют ребенку, что как бы им не хотелось выполнить его желания, они невыполнимы.

Ничего не поделаешь, такова жизнь

-Эх, да. Пожалуй, - согласился Рэйз, ухмыльнувшись.

-Увидим, - примиряюще добавил я.

В итоге мы все же перешли к обсуждению предполагаемого маршрута. Я и Эвин. Виммир лишь наблюдала за нами с интересом. Прерывать разговор она не решалась. Да и не пришлось.

Я строго следил за временем и, едва на моих карманных стукнуло двадцать минут восьмого, закончил разговор и попрощался.

-До встречи, Акита, - просто сказала Виммир.

А Рэйз вдруг поднялся и, с легким нажимом, произнёс:

-Я провожу.

Значит, все-таки хочет спросить. Я усмехнулся и сказал, увлекая его за собой:

-Тогда пройдемте, добрый господин.

У выходной двери он положил руку мне на плечо и неожиданно тихо заговорил.

-Постой, Акита, - сказал он.

И почти просительно :

-Скажи, в чем секрет?

-О чем ты?

-Ты измененный? Прошло пятнадцать лет, а ты выглядишь на тридцать, не больше. Ты ведь уже старик, химера меня забери.

Он внимательно всматривался в мои глаза. Четыре года работы по найму, зачем он напоминает? А теперь еще снова влезает в мою жизнь. Конечно, я мог бы не отвечать, дело личное. Но доверие было бы мгновенно потеряно. Даже ко мне. Наемник должен быть осторожен.

-А, это... Нет, - ответил я. - Знакомый - химера, обновил меня пять лет назад. Вот и весь секрет.

-Ясно, - он отстранился от меня.

Окинул недоверчивым взглядом, но затем будто успокоился.

-Ну что же... До встречи, старый друг, - попрощался Рэйз.

-До встречи, Эвин, - ответил я.

И шагнул в распахнутую подошедшей экономкой дверь.

***

Снова то же крыльцо, мой добрый огненный судья, клонящийся к закату и еще одно дело на сегодня. На этот раз придется прогуляться пешком. В самый бедный район города. Было бы время - я бы переоделся. Но нет, так нет, пойду в сюртуке и брюках, семафорить грабителям.

Подумал и усмехнулся. Воздух теплый, солнце не бьет в глаза - прекрасно. Я уже сделал первый шаг, когда к крыльцу резко подвернула карета. Я остановился, заинтересованный.

Из распахнутой дверцы по подвесной ступеньке сошла на мостовую необычайной красоты девушка. Очень светлые волосы, ярко-синие глаза, тонкая фигура и мраморного цвета кожа. Но все впечатление портила неброская темно-синяя ряса, в которую она была одета.

Оказавшись на земле, она сразу направилась к крыльцу. По пути перехватила мой заинтересованный взгляд и остановилась. Необычное лицо. Уголки губ совсем слегка вверх, будто она вот-вот улыбнется. Она не улыбнулась. Странно посмотрела на меня и вдруг представилась.

-Добрый день, меня зовут Нильва Фезс.

-Акита Дер. Чем обязан знакомству, госпожа Фезс?

Она кивнула на здание, из которого я вышел.

-Разве вы не отсюда только что, господин Акита?

-Верно. Именно это вас так заинтересовало?

-Знаете, я уверена, что знаю, по какому поводу вы заходили. И я подумала, почему бы не завести знакомство?

Я улыбнулся.

-Что же это за повод?

-Экспедиция, господин Акита. И меня волнуете вы и ваша в этом роль.

Я даже опешил от такой интуиции. Мне очень захотелось поговорить с ней именно сейчас, но мои часики тикают.

-Вы потрясающе догадливы, госпожа Фезс, - сказал я. - Ужасно извиняюсь за столь вынужденно короткое знакомство, но я должен откланяться. Очень спешу.

-Разумеется. Ваша воля, господин Дер. Всего хорошего.

Я поклонился и развернулся. Теперь настала ее очередь провожать меня глазами. Я чувствовал это. И очередь была долгой.

Ну что ж, знакомства знакомствами, прогулка прогулкой. Воздух теплый, солнце не бьет в глаза - прекрасно. Так я думал, шагая по мостовой.

Не прошел и квартала, как градус настроения быстро упал, став безразлично ледяным. Злиться я давно разучился, так что шел с каменным лицом. Причиной стали две дамы впереди.

Они прогуливались, обсуждая последние слухи. Одеты небедно, пышные платья притягивают взгляд. Но я мог слышать, что их манеры разговора оставляют желать лучшего. Скорее всего, обе - жены удачливых торговцев, что не удивительно для этого района города.

-А ты слышала, что произошло в салоне у Евелле на прошлой неделе?

-Что ты, мы только вернулись. И я сразу к тебе.

-Ох, ты многое упустила. Представь, Геленская напилась. Так напилась, что устроила истерику.

-Что же, на самом деле, у Евелле? - в голосе звучал неподдельный, жадный интерес.

-Вот вот. И это еще не всё. Она в собственном платье запуталась и упала. Офицерик один попытался подхватить, да куда там. Платье порвала, грудь одна вывалилась... Скандал был ужасный.

-Не может быть, чтобы Геленская... - в голосе звучало удивление. - Она же всегда скромная, тихая.

-Ну вот, напилась.

-Нет, просто так этого быть не может. Уверена, за этим что-то стоит. Возможно, это семейные дела. Я слышала, что ее муж ужасный по характеру человек.

-Это всё слухи. Они ведь дворяне. Промотался он, конечно, но так чтобы что-то скверное за ним кто заметил - не было. Хотя ведь и слухи из ниоткуда не появятся, тут ты права.

-Как же всё это...

...можно слушать - мысленно закончил я фразу. И максимально ускорил шаг, стараясь обогнать сплетниц и оторваться как можно дальше. Только когда до меня не долетало уже ни одного слова, я вздохнул с облегчением. А ведь я уже начал жалеть, что не нанял извозчика...

Однако, извозчик слишком выделялся бы в том районе, куда я направлялся. Даже мой костюм, далеко не по последней моде, выглядит там роскошью. А извозчик обратил бы на меня еще больше ненужных взглядов.

А направлялся я в Верлиг.

Это соседний купеческому район Авлиира, но он никогда бы таким не стал, если бы не география местности. Город был разделен на две части руслом широкой реки, разделившей и жизни людей.

На одной стороне расположилась резиденция герцога, казармы гвардейцев и городской стражи, район вилл и особняков, дома дворян и граждан с достатком выше среднего. Широкие улицы, площади, музеи и сады. Здесь увлекались искусством, политикой, модой и деньгами.

На другой стороне расцвел другой город. Здесь увлекались только деньгами.

Первым в глаза бросалась пристань, вмещавшая десятки речных судов. Порт наполнял Авлиир тоннами первоклассных товаров, а еще сотнями рабочих и преступников. Его склады и бараки смотрелись неказисто и бедно, заставляя переводить взгляд. Но на самом деле они скрывали самое неприятное от глаз.

Сразу за складской зоной начинались узкие дымные улочки рабочего квартала. Дома от трех до пяти этажей, полные крохотных квартирок, где ютились люди, вдыхавшие жизнь в Авлиир. Здесь было пыльно, дымно, шумно - виной тому многочисленные магазинчики и мастерские, с ненавистью взиравшие на своих конкурентов в тесноте улиц и переулков.

Причем мастерских становилось тем больше, чем севернее вы уходили. Вы шли, задыхаясь от мерзких животных и механических запахов, когда вдруг обнаруживали перед собой чудовище.

Устремив в небо десятки огромных труб, промышленный район непрерывно выплевывал из своей утробы клубы едкого дыма. Гигантское угловатое тело раскинулось на километры, связкой из бетона, кирпича и металла. Оно поглотило тысячи людей, отгородив их массивными заборами. И высасывало из них жизнь, заставляя дрожать землю от гула и отвращения.

Дыхание этого чудовища накрывало город у порта облаком смога, десятилетиями скрывавшего солнце от чумазых детей, глядящих на него с тающей надеждой. Оно уже предопределило их будущее - им не нужно было солнце. Но и поглощенными чудовищем им быть было не суждено. Их ждала другая судьба.

Их ждал Верлиг.

Этот район служил своему чадящему господину верой и правдой. И хотя расположился он с другой стороны портового и ремесленного кварталов, напротив промшленного - именно он был конечной точкой всех постаревших, ослабевших и отчаявшихся.

Я не зря говорил про то, что этот район беден. Возможно, я даже употребил не то слово - не беден, а... Убог. И имя его ему подходит как нельзя лучше. Верлиг на старом языке, жившем на этих землях еще до возникновения Пяти пальцев, означает "сточная канава."

Ряды одноэтажных каменных и деревянных, на одну-две семьи, домов. Улицы не мощеные. Грязь. Под подошвами ботинок и в головах у большинства жителей этого района.

Здесь живут рабочие фабрик, прокаженные, измененные 6-го и 5-го и, реже, 4-го классов, бандиты, нищие...

Городские полицейские не любят этот район. В жаркую погоду форма мгновенно украшается пылью. В дождливую - сложно не искупаться в грязи. Если они и появляются здесь, то повод должен быть веским - не попадайся на глаза.

Но, вместе с тем, Верлиг был невероятно... популярен. Добрая половина города находила пользу от посещения его окраин. Серебряный порошок? Эктана пару грамм? Есть всё. Проститутки - обыкновенные, измененные, прокаженные...

В Верлиге можно удовлетворить любые желания, найти любые извращения. Я лично в прошлом году участвовал в закрытии одного притона вместе с полицией. Хороший кирпичный домик резко выделялся бы среди лачуг и потому расположился на отшибе, почти за чертой района и города. Содержались там девушки-прокаженные со способностью к ускоренному восстановлению тканей тела. Нож, пила? Я пожелал участвовать в закрытии сего уникального места потому, что среди посетителей заметили пятерых герцогских чиновников. Хотел, и увидел их лично: тысячника в компании четверых советников, в том числе - казначея.

И этот грязный район расположился по другую сторону реки от купеческого района. Забавно.

Но для меня, сейчас, еще и удобно. Я сел на небольшой колесный пароходик у пристани и через десяток минут уже стоял на другом берегу.

Ведь и для меня этот район был одним из самых важных для посещения мест. Но по несколько иным причинам, чем для большинства. Этими причинами были пара крайне специфичных знакомых, всегда не замечаемых полицией, и Филэл. Филэла полиция, наоборот, любила. Уникальный человек, к которому я и направился сейчас.

Его дом расположился в районе небольших двухэтажных домов. И что удивительно - не бараков, а именно домов. Не знаю, что располагалась в них раньше. Возможно здания административные, или принадлежали одной из производственных компаний. Но уж точно, это не город расщедрился для бедных нищих.

Когда-то здания выглядели неплохо. Но сейчас краска со стен облупилась, тротуары утонули в грязи, деревянные хибары и бараки Верлига обступили их со всех сторон.

Одна из таких грязевых рек текла прямо перед нужным мне зданием. Поверху плавал мост из пары досок. А чуть дальше, в этом же грязном потоке валялся человек. Он что-то бессвязно бормотал, не обращая на меня никакого внимания. Ну, да. Верлиг.

Стараясь не замочить брюки в грязи, я перебрался через нее.

-Дяденька, дяденька. Подайте либик на хлебушек.

Как?! Появилась как будто из воздуха. Девочка лет шести в залатанном не один раз цветном платьице. Она жалостливо глядела на меня блестящими черными глазками. Ловко она меня подловила. Я даже напрягся и повернул голову в ее сторону так резко и с таким выражением лица, что девчушка отшатнулась.

-Ой... я... извините, - она сделала пару шагов назад.

Я же, разглядев опасность перед собой, успокоился. Выудил из кармана и молча протянул ей небольшую золотую монетку. Такие еще ходили в Пяти пальцах в обращении, наравне с купюрами.

Девочка, которая выпрашивала всего-лишь медяк, выхватила её из моих рук и тут же скрылась, шлепая расхлябанными, явно взрослыми сапогами по грязи.

-Кто это делает? Акита? - голос был грубым, рычащим.

Он шел от крыльца дома, к которому я подходил. Владелец стоял на пороге открытой двери, привалившись к косяку.

Это был высокий, широкоплечий мужчина в рабочем пиджаке и брюках. Он ухмылялся во весь свой огромный, белозубый рот. Оголяя при этом клыки, в фалангу пальца длиной каждый. Из под нависающих и очень раскосых надбровных дуг с непреходящей злой усмешкой на меня смотрели округлые желтые глазки.

Вся его вытянутая морда напоминала звериную. И треугольные уши, сидящие почти на макушке, только добавляли неприязни.

Филел - прокаженный.

-Акита, - холодно ответил я. - Ты знаешь кого-то еще или опять не в себе?

-Значит ты еще не... А, забудь,- махнул он рукой.

Я пристально посмотрел на него, пытаясь понять, что за безумие с ним происходит. Довольно часто при моем появлении.

Поймав мой взгляд, он мгновенно растерял весь гонор. Ухмылка слетела с лица. Он меня боялся. Знать бы еще, почему?

-Нет, не суди, - пробормотал он. - Проходи.

Пока я шел к двери, Филел взял себя в руки. Лицо приобрело какое-то хищное выражение. Он пропустил меня вперед.

Этот контраст... Такая бедность снаружи и так уютно здесь, внутри. Бежевые стены - аккуратные, чистые. Мебель из твердого темного дерева, украшенная резьбой. Шкаф в небольшой прихожей, кресла и два диванчика, обитые кожей в большой, просторной гостиной. Под потолком огромная люстра.

Небогато, но и не дешево. Со вкусом. Хотя я точно знал, что Филел имел достаточно денег, чтобы обустроить себе особняк. Если бы его за такое не убили его же дружки из культа...

-Я тебя заметил заранее. Раздевайся, - сказал Филел.

Он показал рукой на вешалку. Это был скорее жест вежливости, ведь я итак прекрасно знал, что и где у него стояло. Не первый раз в гостях всё-таки.

-Знаешь, эта девчонка... Ее мать была проституткой. Жила здесь, в бараках неподалеку. Полгода назад мать загнулась от чахотки. То, что ты ей дал она, скорее всего, отдаст кукольнику....

Кукольник. Так прозвали людей, живущих за счет побирушек. Он обеспечивал детишек жильем и пропитанием, они - отдавали ему деньги. Стоит ли говорить о равноценности обмена? Куколки приносили отличный доход...

-...всё равно ее ждет судьба матери, - закончил Филел.

-Это приятно?

Он сразу понял, о чем я. Это была его излюбленная привычка - рассказывать гостям местные истории. Конечно, он смотрел за реакцией, но мне всегда было интересно - только ли поэтому?

Филел ухмыльнулся.

-Какой у тебя невыразительный голос сейчас, - сказал он. - Это я должен спросить тебя - неужели безразлично?

-Слышать это от тебя?

-Ох, нет, я ведь переживаю. Иногда. Но так как ты... Ты бездушен. Еще эти твои персонажи...

-Что за персонажи, химера подери? - вспылил я. - О чем ты опять?

Он захихикал.

-Ладно, ладно. Играйся.

-У меня к тебе вопросы, - прервал его я.

Его хорошее настроение улетучилось окончательно. Он выудил из кармана табакерку с нюхательным табаком и поднес ее к носу. Я с удовольствием наблюдал за ним. Точнее, за его руками. О, это были красивые руки - длинные, тонкие и очень гибкие пальцы. Любой аристократ сгорел бы от зависти. Будто они не Филелу принадлежали - каждое движение отточенное, изящное.

-Конечно, что же еще. И, как обычно? - спросил он, вдохнув немного табаку.

-О новичках в городе. И что значит как обычно?

-Значит, как обычно, - кивнул он сам себе.

В этот раз Филел не стал пропускать меня вперед. Развернулся и шагнул в гостиную. А я последовал за ним.

I доп. глава. 3-й лунный месяц конца весны. 7403 год.

Что, такой большой?

-Увидишь.

Мужчина улыбнулся, и его маленький спутник тут же подхватил улыбку.

Нол всхрапнул и ярко-желтый фургон, скрипнув, остановился. Высокий возница с крючковатым носом спрыгнул на землю и оглянулся. По обе стороны раскинулись вспаханные поля. Черной, жирной земли было столько, что даже небо казалось сегодня не таким ярким.

На горизонте виднелись деревянные фермерские домики. Словно кто-то небрежно бросил несколько семян, и они проросли бревенчатыми стенами и соломенными крышами. И точно такой же дом расположился прямо перед возницей. Разве что он был несколько больше и непрестанно дымил. Черный столбик, танцуя, поднимался над ним и скрывался высоко в облаках.

-Чего встал? Идем.

Небольшая ручка дернула возницу за полу сюртука. Посмотрев вниз он наткнулся на разноцветные глаза курносого мальчишки, одетого в простого кроя рубаху и брюки. Они хорошо на нем сидели, но даже такая одежда ему совершенно не подходила. Возница подумал, что таким ярким глазам и характеру подошла бы такая же яркая одежда.

Затем он резко развернулся и зашагал вдоль дома, мимо крыльца. Мальчик озадаченно посмотрел ему вслед.

-Ты куда? - спросил он.

Возница обернулся и подмигнул мальчику.

-Иду, - сказал он. - Ты ведь сказал - иди. Но не сказал - куда.

Его маленький спутник указал рукой на вход.

-Я хотел туда, - растерянно произнес он.

-Поздно. И вообще, меня уже не остановить.

-Не валяй дурака.

Мальчишка бросился следом за возницей. Когда он почти нагнал его, тот неожиданно сорвался с места и побежал в обход дома. С этой стороны располагался сад. С ходу перепрыгнув через небольшой заборчик, напарник скрылся в зарослях.

-Стой! - крикнул мальчишка. - Куда побежал! Ты чего как маленький?!

Перемахнув через забор, он вломился в кусты следом за старшим.

-Стой!

Возница действительно остановился. Его привлекло что-то впереди. Пока он туда смотрел, мальчишка с треском пронесся сквозь кусты и со всего маху влетел своему спутнику в спину. Оба полетели на землю.

Поднявшись с мягкой спины напарника, мальчик деловито отряхнулся.

-Возмездие мое потрясет небеса, - пробурчало откуда-то снизу.

Возница распластался на земле. Он повернул измазанное лицо с прилипшими к нему мелким сором в сторону мальчишки и скорчил страшную рожу. Тот пожал плечами.

-Что? - сказал он. - Сам напросился.

Крякнув, возница поднялся с земли и принялся отряхивать одежду.

-А чего ты бежал то? - снова заговорил мальчишка.

Возница поднял голову.

-Если у него дым валит, значит, мы не достучимся, - сказал он.

-Так ты просто обходил.

-Ну да.

-А чего не сказал?

-А чего, надо?

-Ну, дождешься.

-Даааа.

-Я серьезно.

-А ну выходи, кто там есть!

От громогласного рева мальчишка испуганно подпрыгнул. А вот возница только резко развернулся. Вынырнув из-за кустов, он столкнулся глазами с кричавшим и улыбнулся.

Увидев это, мальчишка осторожно выглянул из-за спины напарника. И смог разглядеть кричавшего.

Так как выглядывал он боком, то первым, что он заметил, была огромная рука и кочерга в этой руке. Подняв глаза, мальчик подумал, что эта кочерга, наверное, должна была быть большой, но в руках хозяина дома она казалась незначительной деталью.

Сначала мальчик решил, что этот человек огромен. Затем он подумал, что это слово не характеризует его не полностью. Хозяин дома был широк. Широкие скулы и челюсть, широкие плечи и талия. А если повернуть голову набок, то он и в высоту был очень широк.

Этот широкий человек стоял в закатанных до колен штанах с фартуком кузнеца на голый торс. И удивленно смотрел на гостей.

-Ух ты.. Влад, - пророкотал он и отбросил кочергу.

-Ну, привечай, Рид, - улыбаясь, ответил Влад.

Они двинулись навстречу друг другу. Незнакомец сходу подхватил Влада в объятья. Да так, что ноги последнего оторвались от земли.

-Силен, - просипел клоун, с трудом вдыхая воздух. - Пускай уже, а то точно калекой останусь.

С интересом наблюдая за ними, мальчик не двигался с места. Рид выглянул из-за Влада, загораживавшего ему обзор, и с не меньшим интересом взглянул на мальчишку, рассматривавшего его разноцветными глазами. Зрачок синий, зрачок карий.

-А это кто? - спросил хозяин дома.

Мальчик тут же шагнул вперед и, протянув руку, произнес:

-Лето.

-Не весна, согласен, - ответствовал озадаченный странным заявлением Рид.

Но протянул руку в ответ и слегка пожал ладонь мальчишки. Ладонь Лето была мягкой, но крепкой. Ладонь Рида была шершавой, жесткой и тяжелой.

-Меня зовут Лето, - уточнил раздосадованный мальчик.

-О, не суди, - примиряющим тоном ответил Рид, не выпуская руки Лето. - Но я думаю, такой хороший человек как ты не будет обижаться по мелочам.

-Почему вы решили, что я хороший? - озадачился Лето.

Рид повернул кисть мальчика ладонью вверх так, что его собственная рука оказалась снизу. В его огромной лапище рука Лето казалась игрушечной.

-Рукопожатие само по себе уже показывает твой характер, - сказал он. - Так я могу понять, насколько ты решителен, резок или жесток.

Рид склонил голову набок и взглядом показал на ладонь Лето.

-Руки же человека показывают всю его жизнь, - говорил он. - Когда ты протягиваешь мне руку, ты доверяешь мне себя. Вот смотри: твои руки полны мозолей и ссадин, в них часто гостят занозы. Значит, ты не чураешься занять их работой. Но они чисты. А посмотри на мои, что ты скажешь?

Рид выпустил руку Лето, но продолжил держать свою в воздухе, открыв взору мальчика черную, пропитанную копотью, грязью и сажей ладонь.

-У вас литейная за спиной, - ответил Лето, ломая интригу.

На лице Рида проскочило удивление, он оглянулся, а затем громко рассмеялся. Таким басом он наверняка распугал всех окрестных птиц (да и людей), если они вообще жили рядом с его домом.

-Да... не удалось мне заставить тебя поломать голову, -сказал он. - Вот теперь мне думается, что я полный дурак со своей философией. Кажется, тебя уже не надо ничему учить?

И Рид взглянул на Влада, все это время с улыбкой наблюдавшего за ними.

-И кстати, это не литейная, а кузница, - важно добавил Рид.

-Только ты можешь увлекаться таким старьем и извлекать из этого выгоду, - усмехнулся Влад.

-Кажется, вы очень гордитесь своим делом, - добавил Лето.

-С чего ты взял?

-А чего вы мне руки тогда показывали?

Рид снова сделал важное лицо, прежде чем ответить.

-Это совсем по другому поводу,- сказал он. - Это...

Перехватив внимательный взгляд Лето он вдруг усмехнулся.

-А может ты и прав, - добавил кузнец. - Ну, уел меня.

Рид вдруг картинно выпрямил руки и, вонзив ноготь левой руки в правую, разом снял кожу как перчатку, вместе со всей грязью и копотью. Под ней обнаружилась розовая молодая кожица.

-Вот так, ага, - сказал Рид, хитро глядя на восхищенного мальчишку.

-Вы химера? - спросил Лето.

-Конечно. И еще, зови меня на ты.

***

Влад сидел на лавочке в саду. Над ним склонился пышный куст, разукрашенный небольшим розовыми бутонами. Под порывами ветра куст то и дело норовил задеть клоуна за плечо, но тот совершенно не обращал на это внимания.

Влад был целиком увлечен. Его правая рука была вытянута вперед, ладонь раскрыта. А на ладони сидела небольшая серая птичка. Казалось, что если он сожмет руку, птичка целиком поместится в кулаке.

Конечно, руку он не сжимал, и вообще никак не удерживал пернатый комок. Однако птичка не улетала. Она сидела на ладони и пела. И пела так красиво, что Рид и Лето, стоявшие рядом, не смели вымолвить ни слова, чтобы не прервать очарование.

Красивая мелодия вилась в воздухе и таяла где-то среди красных цветов в ветках пышных кустов.

Лето слушал с завистью и восхищением.

Вдруг птичка замолкла. Влад резко вскинул руку, и маленький певец вспорхнул с ладони, взмыв высоко в воздух.

-Эх... - вымолвил Рид, провожая птичку взглядом. И вздохнул.

А вот Лето словно взорвался.

-Как?! Как ты это сделал?! - быстро проговорил он.

При этом он чуть ли не подпрыгивал на месте.

-Слился с ней, - улыбнулся Влад.

-Научи!

Влад покачал головой.

-Скорее всего, ты так не сможешь.

-Почему? -удивился Лето. -Ты же можешь.

-Потому что мы разные, - возразил Влад. - Я ведь уже рассказывал.

-Но я же тоже химера! - воскликнул Лето. - Ты сам сказал, что пока не знаешь, что я могу. Может, я как ты.

-Это сложно объяснить, но я вижу, в чем мы с тобой различаемся,- сказал Влад. - Тут ты можешь мне верить.

-Химеры еще больше различаются друг с другом, чем с людьми, - веско добавил Рид.

На лице Лето проступило разочарование.

-Это нечестно, - сказал он. - Раньше ты такого не показывал. А теперь еще говоришь, что у меня не получится. И даже не объясняешь, почему.

-Ну, вообще, скорее всего, ты можешь то, что не могу я, - сказал Влад.

Лето тут же воспрял, подняв горящие глаза на Влада.

-Что? - спросил он.

Влад озадаченно потер подбородок.

-Хм... Если честно, я пока не понял.

Лето нахмурился.

-Что ж ты тогда говоришь, что могу?

-Потому что точно знаю, что можешь. И вообще, со временем все само проявится.

-Со временем, это когда?

Влад снова потер подбородок.

-Обычно это происходит почти сразу... Но каждый случай индивидуален. Просто имей терпение.

-Ну да... - протянул Лето.

-Может, в дом пойдем? - вмешался Рид.

Взглянув на него, Влад понял, что Риду не терпится снова усадить его за стол. Видать, долго он тут без людей сидел, что его то и дело тянет поболтать и выпить.

-Я за. Ну что, Лето, идем? - спросил Влад, поднимаясь с лавки.

-Не не, ты иди, - помахал рукой Лето. - А я тут, гулять.

При этом он отвернулся от Влада. Но тот все равно успел заметить, что лицо мальчишки больше не выглядит расстроенным. Скорее, оно выглядело очень-очень хитрым. Ну да ладно, подумал Влад - что бы мальчик не задумал, пусть играет. Влад хотел переговорить с Ридом наедине.

-Ладно, как хочешь, - сказал он.

-Смотри только, не лезь никуда, - строго добавил Рид.

-Да он знает, - ответил хозяину Влад.

Следом за Ридом он скрылся в кустах, бросив напоследок:

-Не заигрывайся.

Лето проводил взрослых глазами и тут же перевел взгляд на крышу дома. На карнизе сидела и чистила перышки маленькая серая птичка.

***

Хм... Ясно. А как там остальные?

-За всех не знаю, но большинство подалось на континент.

-И Луви?

-Да.

-Я не думаю, что там всё лучше, чем здесь.

-Не сомневайся - лучше. Грань скоро отрежет Мотей от континента, а произойдет это в самой узкой части полуострова. И как ты думаешь, о чем говорят люди?

-О том, что химеры больше не нужны...

-Вот именно. На таком участке справятся и армейские подразделения. Поставил тысячу вдоль границы лагерями и проблема решена. А на континенте - особенно в Империи, сам понимаешь, граница большая, все, что лезет со стороны Грани, не переловишь.

-Ну... Власти давно мечтают от нас избавится. Странно, да? Измененных принимают, а в нас видят точно таких же выродков Грани, как и в страфах.

-Теперь у них есть повод и возможность. Хорошо, конечно, что мы вырвались из этого, но мы не одни такие умные. И люди давно это замечают. Я слышал, что в Суге вышел закон - будут казнить всех измененных и химер, покинувших пределы пограничья. А дальше всё будет только хуже, полиция засуетится, наберет силу.

-Да, ты прав... Может, стоит покинуть полуостров. Но точно не на континент.

-Есть варианты?

-Да кто ж знает, - вздохнул Влад. - Острова давно закрыты даже для людей извне. Тем более для нас.

-Ну, так о чем...

Рида прервал грохот за окном. Следом вскрикнул Лето.

Мужчины выскочили из дома и бегом рванули в сад. Влад не стал оббегать по дорожке, срезав напрямую через кусты. Вывалившись на площадку перед лавочкой, он наткнулся на Лето.

Мальчик сидел на земле в пол-оборота к Владу, баюкая правую руку. Он встретил Влада виноватым взглядом разноцветных зрачков.

-Что случилось? - взволнованно спросил Влад.

-Влад, я... - Лето почему-то отвел глаза.

Из кустов вывалился Рид.

-Что случилось? - с ходу спросил он.

-Я... - начал Лето.

В этот момент взгляд Влада, бегавший по Лето, упал на руку мальчика.

-Показывай, - строго сказал он, наклоняясь к Лето.

Лето, убрал левую руку и повернул правую к Владу, зашипев от боли.

-Ух ты, ё... - прокомментировал увиденное Рид, выглядывая из-за спины Влада.

Почти посередине между локтем и кистью красовалась большая рваная рана, из которой торчал осколок кости. Кровь залила колени, по рубахе расплывалось огромное пятно.

Но Рида поразило не это. В ране копошились и переплетались десятки тонких белесых нитей. Это было похоже на червей, заполонивших руку мальчика.

С трудом переборов отвращение, Рид присмотрелся к ним. И понял - это не черви. Очень похожи, но не они. Нитей было слишком много, они были тоньше и они вплетались в мышцы и сосуды так, будто всегда были их частью.

А сейчас они останавливали кровотечение, закупоривая сосуды.

-Влад я... - снова начал Лето, повернув голову в сторону.

Проследив за его взглядом, Влад увидел ту самую певчую птичку. Сломанное тельце недвижно лежало в траве, распушив перья.

-Я хотел как ты... Но я упал и... она, я случайно, Влад... - виновато бормотал Лето.

Влад повернулся к Риду.

-Сможешь? - спросил он.

-А... это? - Рид кивнул на руку мальчика, явно имея в виду нити.

-Не обращай внимания, - посоветовал Влад.

Рид пожал плечами.

-Малой, сейчас будет больно. Терпи, - скомандовал он.

Кузнец склонился к Лето, осторожно взяв сломанную руку в ладони.

-Постой, - прервал его Влад. - Я попробую снять боль.

Он приложил свою ладонь к руке мальчика, чуть выше локтя. Лето почувствовал словно бы десяток тонких игл пронзили кожу. А в следующее мгновение Влад уже отдёргивал руку, шипя от боли. Он отвернулся в сторону, поддерживая кисть другой рукой.

-Что такое? - спросил Рид.

-Ух... Рид, - сквозь зубы ответил Влад. - Похоже, придется потерпеть вам обоим. Начинай.

Рид, нахмурившись, слегка сжал руку мальчика. Теперь Лето почувствовал, как кожа на руках будто бы сливается с ладонями Рида. Затем Рид резко согнул изломанную руку, возвращая кость в правильное положение.

Лето закричал от боли. Едва успокоившись и тяжело дыша, он сквозь проступившие на глазах слезы наблюдал за Ридом. А тот выглядел не лучше, напряжённо шипя.

Кузнец вдруг содрогнулся и резко отдернул руки. Между его ладонями и руками Лето протянулись десятки нитей, просвечивавших на солнце. Лето с удивлением наблюдал за Ридом.

Рид еще резко дернул руками, оборвав нити. Часть безвольно повисла на руке мальчишки, а затем вдруг стала втягиваться обратно. Другая часть свисала с ладоней Рида, пытаясь внедрится. На лбу гиганта приступили капли пота, сквозь проделанные нитями ранки хлынула кровь, выбросив с собой и сами нити.

-Это ты делаешь? - тяжелым, как молот, голосом спросил Рид, глядя на Лето.

-Что? - спросил Лето.

Его голос был все еще слаб после испытанной боли. Рид хотел что-то еще сказать, но взгляд кузнеца упал на Влада, спокойно качавшего головой.

-Это не он, - сказал Влад. - Больно было?

-Я чуть сознание не потерял, - признался Рид. -Но ты видел их? Они пытались в меня залезть!

-Странно, в меня не пытались, - потер подбородок Влад.

-Да ты сам паразит...Проказа меня забери, как больно.

-Ну, по крайней мере, ты это сделал, - Влад кивнул на руку Лето, где рана уже затянулась.

-Это не я, - возразил Рид. - Я только вправил.

-Ты умеешь лечить? Ты Конструктор? - вдруг спросил Лето, взглянув на Рида. - А ты можешь...

Он показал здоровой рукой на мертвую птичку.

-Она сдохла, малой, - пожал плечами Рид. - Тут уже ничего не поделаешь.

-Рид... - неожиданно мрачно произнес Влад.

Перехватив его взгляд Рид чертыхнулся.

-Ох... Хм... Не суди, не подумал. И вообще, я органик, а конструктор из меня тот еще... Сам объясняй.

И Рид отвернулся.

***

Что ты ему сказал то?

-Хм... Ничто не стоит отобранной жизни, даже другая жизнь.

-Ну, вообще-то, такова наша природа.

-Я и это сказал. Ради еды ты убил или по глупости, вина все равно на тебе. Не хочешь быть ходячим бедствием, думай о том, что делаешь. Если ты все же забираешь жизнь, ты должен быть точно уверен, что это лучший путь. Тогда и жалеть не о чем. Или я не прав?

-Загнул... Удивительно, для того, кто успел забрать столько жизней.

-Зачем ты напоминаешь? И вообще, потому и говорю всё это.

-Эх... -Рид вздохнул и откинулся на спинку простенького вида стула здоровенных размеров.

-Не суди, я считаю, ты прав. Просто ты и меня заставил вспомнить. Надеюсь, теперь это в прошлом.

-В прошлом, - уверенно сказал Влад.

-Ну и хорошо. И малому ты не зря сказал. Вон он, даже не заплакал, когда я вправлял. Стойкий.

Влад потер подбородок.

-Нет, Рид. Я вообще никогда не видел его плачущим.

-Мужик растет, -пожал плечами кузнец.

-Не в этом дело... -покачал головой Влад. - Понимаешь, дети, они ведь плачут с младенчества чтобы привлечь внимание. На помощь зовут, когда больно. А тут... вот что было бы, если за всю твою жизнь тебе на помощь никто не приходил?

-Я чего-то не понимаю, к чему ты клонишь.

-Слушай, Рид, это реально, если бы у тебя вообще никогда не было младенчества. И вообще, представь, что ты сразу оказался в шесть лет на улице.

Рид только нахмурился, слегка изогнув одну бровь. Он явно не понимал, что пытается сказать Влад.

-Хм... Тебе ведь все равно не терпится понять, что это было, так? - продолжал тот. -Сейчас всё поймешь.

И снова потер подбородок, прежде чем заговорить.

-В общем, я нашел его в Садиуре, во время Проказного бунта, - начал Влад.

-Помню, - перебил его Рид. - Даже здесь я слышал.

-Да. И не перебивай. Слушай, - кивнул клоун. - Так вот, я просто пытался слинять из города. Наткнулся на толпу фанатиков. А там, понимаешь, они двух мальчишек окружили, по семь лет.

-И ты влез.

-Конечно, - легко подтвердил Влад. - Но ты не на то внимание обращаешь. Смотри - их двое было и похожие как две капли воды. И вообще, вовремя я не успел, там был Ревнитель, измененный. Когда я пробился к детям, один был уже мертв. А вот второй... Это даже не я его спас, а он сам себя. Его бы тоже уже прибили, но он покрылся метровым слоем камня и кирпича. Я просто разогнал толпу и вытащил его оттуда.

-Покрылся камнем? - Рид явно не понимал.

-Эх, ну... -растерялся Влад, не зная как обьяснить. - Под ним была яма, а он... Как статуя. Ты помнишь старика Джито?

-О, теперь понимаю. Ты думаешь, его организм перерабатывает неорганику? - поразился Рид. - И... стоп, подожди. Джито тратил на это дни. Оттого и не успел, когда Ренейцы нагрянули. А он... За какой срок он это сделал?

-Я не знаю, - ответил Влад. - Но не больше двух часов. И как он это сделал - я тоже не знаю. А он не помнит.

-Быть не может. За такой срок неорганику... Я никогда даже о сутках не слышал. Да еще в таких масштабах. И если ты говоришь, что это были близнецы, то почему тогда его брат этого не сделал?

Влад тяжело вздохнул.

-Не знаю. Он вообще про второго не рассказывает ничего, говорит это их секрет. И да... Вот еще что - он не помнит свое детство дальше трех лет. Утверждает, что его тогда еще не было.

-Это что значит?

-Да откуда мне знать? А потом они три года жили вместе. Одни. На улице.

-Ага, теперь понимаю... Поэтому он не из плакс.

-Верно.

-Но ты мне все не то толкуешь. Ты скажи, это он или та дрянь в нем? Это же паразит, верно?

-А вот этого я не понимаю сам. Но скорее всего, ты прав, это паразит и он его... В общем я не слышал, чтобы химеры такое могли сами по себе. И если так, то это не паразит, а симбионт. У нас такие в деревне тоже были, помнишь?

-Таких - не было.

-Смысл ты понял.

-Значит, сам он человек?

Влад категорично покачал головой.

-Органик, - сказал он. - Очень слабый. Он меняет цвет глаз, волос, кожи, тело немного наращивает. Думаю, мог бы и больше, но на это ушло бы много времени. То есть он примерно как я, только паразит не он сам.

Настала очередь Рида потирать подбородок, обдумывая услышанное.

-По крайней мере, я понял, что ничего не понимаю, - сказал он наконец.

Влад только пожал плечами. Затем он склонился к Риду.

-Послушай... У меня к тебе просьба.

Убедившись, что Рид слушает, Влад продолжил.

-Мы какое то время будем вместе. И... может даже получится так, что со мной что-то произойдет.

Рид изогнул бровь.

-Бывает, -сказал он. - Как если черепица на голову рухнет и сразу насмерть.

-Шутник. А я серьезно - если со мной что-то случится, позаботишься о нем?

Рид вздохнул.

-Послушай, Влад... Мы не можем иметь детей и я давно с этим смирился. Я никогда даже не думал про такое, а твой - ходячая проблема. Не знаю, что взбрело тебе в голову...

Он на секунду замолчал. Его губы в задумчивости перемещались, словно он жевал их изнутри.

-Значит, нет? - изогнул бровь Влад.

-Значит, да, - устало вздохнул Рид. - Но это далеко не лучшее, что ты мог бы ему пожелать.

-Ну и хорошо. Тогда оставим эту тему, - улыбнулся Влад. - Лучше скажи, ты кормить-то нас сегодня будешь?

Глава 5. 1-й лунный месяц начала осени. 7408 год.

Почему люди так часто превращают жестокие истории в быль, называя их сказками? И почему настоящие сказки о том, что мы всегда знали?

Лето провел вдали от дороги трое суток. Он двигался, ориентируясь по солнцу, и был похож на дикого зверя, избегающего человеческих селений.

Молодой клоун шел к западной дороге, выходившей из Гленвилля. Влад должен был встретить его там, и он старался не останавливаться. К тому же, только пока Лето шел, он не чувствовал одиночества. Но стоило остановиться и подумать обо всем, что произошло... Нет, лучше не останавливаться.

Лето мучали голод и усталость. Он чувствовал, что еще немного, и он не выдержит. Но к концу второго дня клоун вышел на дорогу. С одной стороны виднелись завитки дымов над Гленвиллем, с другой только поля и посадка деревьев вдоль дороги. Горизонт уже начал растворятся в сумерках.

Но главное, что взволновало Лето, это то, что в какую сторону не гляди - дорога была пуста. Только ветер ворошит камешки да кружит пыль под ногами.

Надо было договориться - где именно. Вот что надо было. Конечно, он где-то здесь, только где? - подумал Лето. - К тому же, дорогу наверняка патрулируют. Влад же не дурак.

Только вот вокруг сельского городка, казалось, нет ни единого места, где можно укрыться. Поля в пол роста кругом. А еще редкие крестьянские домики, но там беглой химере точно показываться не стоило.

Они что и овраги тут все закопали и озера засыпали? - поражался Лето.

Если бы он знал, что Влад совсем не здесь и что полиция на самом деле патрулирует эту дорогу, чаще, чем остальные, да еще целенаправленно, он бы не стоял на открытом месте. Ему везло. Мальчишка в ярком, но рваном и грязном клоунском костюме оставался незамеченным.

Взгляд Лето наткнулся на верхушки деревьев, с озорством выглядывавшие из-за горизонта и он подумал, что это то, что нужно. Лето направился к ним почти бегом.

А может, я успел раньше него, - думал он на ходу. - Вряд ли конечно. Он тут лучше всё знает. Но его могли задержать. Значит, я его подожду

Он вышел к небольшой полоске остролистых деревьев, спрятавшихся в извилистом овраге. Овраг был глубокий, в три роста высотой, одна стена - отвесная. В этом овраге под прикрытием деревьев можно было спрятать целую сотню солдат, не то что человека с нолом. А раз так, то Лето решил этого человека с нолом здесь хорошенько поискать.

Ночь уже опускалась на равнину, когда Лето сошел в овраг. Едва спустившись, он заметил тушу крупного животного за деревьями. Рядом мелькнул человек. Значит, не зря искал! Ведь если не Влад, то кто?

У Лето отлегло от сердца. Он бросился вперед окрыленный. Пробежал десяток шагов и замер.

Человек стоял в двадцати шагах впереди, скрытый стволом дерева. Из-за дерева торчало только плечо в темной одежде, и мерно выплывали облачка дыма, растворяясь в вечернем воздухе.

И вот тогда вопрос возник снова - если не Влад, то кто? Ведь Влад не курил.

Вопрос разрешился сам собой, когда Лето обратил внимание на зашевелившегося зверя. Это был вовсе не нол. Огромный, поджарый камис дремал на стволе поваленного дерева. Всумерках, слившийся с деревом, он казался крупнее, чем есть. А еще, спеша сюда, Лето очень хотел увидеть нола. Пусть даже очертания не очень-то совпадали.

Это был полицейский. Теперь, в двадцати шагах, это стало очевидным.

Что он здесь делает? - удивился Лето. - Неужели ищут меня здесь? Но откуда...

А затем Лето понял. Понял, почему Влада здесь нет, и почему здесь расположилась полиция. Если полицейские знали, что встреча будет на этой дороге, то где, как не в единственном в ее окрестностях укрытии, поджидать дурака, идущего на встречу с тем, кто давно пойман?

Лето до сих пор не заметили - спасло обычное раздолбайство полицейских. Но дальше испытывать удачу не стоит, решил клоун. Нужно уходить.

Однако сделать это Лето не успел. Чуть дальше лежащего на поваленном стволе камиса мелькнула еще одна тень. Из леса вышел второй полицейский. Лето пригнулся под прикрытие кустов и застыл.

-Ну как? - Спросил тот, что стоял у дерева.

-Табачок есть? - поинтересовался подошедший.

Первый усмехнулся.

-Твой где? Скурил уже?

-Да там на десяток всего оставалось. Скучно, етить его, - отмахнулся второй. И снова, с надеждой:

-Отсыпь, а?

-Не, дружище, у меня тоже немного осталось. А нам тут еще всю ночь стоять.

-Не дашь?

-Не дам.

-Ну и химера с тобой. Потом спроси у меня чего-нибудь, - зло бросил второй и двинулся в лес. Но не туда, откуда пришел, а в сторону Лето.

Первый фыркнул.

-Ты куда собрался-то?

-А тебе какое дело? - взъелся второй, но затем снисходительно бросил через плечо. - Ссать охота...

-Тебе что, какое-то особое дерево нужно?

-Отвали. Просто гуляю.

-Ну давай, - хмыкнул первый и дым снова закружился над его плечом.

Его напарник расслабленно вошел в заросли. Он на ходу потянулся к штанам, глазами выбирая дерево. Внезапно что-то белое мелькнуло в соседних кустах. Шагов пятнадцать.

Полицейский вздрогнул.

-Эй! Стой! - крикнул он.

Лето тут же вскочил на ноги и бросился бежать. По-тихому скрыться не удалось.

Полицейский заколебался. С одной стороны - убегал какой-то подросток. С другой стороны - ружье он оставил на месте стоянки. Сомнения разрешились, когда он вспомнил что если этот ребенок им и нужен, то он химера. А ловить такое голыми руками...

-Тельд! - крикнул он, разворачиваясь. - Химера!

Тельд думал всего мгновение. Так просто напарник бы кричать не стал. Чертыхнувшись, Тельд выбросил папиросу, схватил ружье и бросился к кричавшему.

Тот уже бежал на встречу, тяжело дыша.

-На камиса давай, на камиса! - крикнул он. - Убегает она! А я за остальными!

Пока Тельд запрыгивал на своего камиса, напарник уже промчался мимо, зычно свистя и выкрикивая - Химера!

Будто бы целая вечность прошла, пока десяток полицейских, разбивших лагерь в овраге, собрался и начал погоню. На самом деле, прошло едва ли десять минут. Они высыпали из леса беспорядочной толпой - верхом на камисах, с ружьями в руках.

Полицейских встретило голое поле. Ни души, только шелест ветра над темнеющей равниной.

-И где она, Демьтер? - командир отряда в упор смотрел на поднявшего тревогу полицейского.

-Сюда рванула...

-Куда сюда?

-Не видел я, за подмогой бросился... Но точно говорю - видел.

Командир потер лоб.

-Ну, как бы быстро она не бегала, за горизонт бы не убежала. Значит, она еще в овраге.

Бойцы нервно заозирались. Каждый пытался припомнить, не видел ли он чего подозрительного, пока скакал по лесу.

-Рассыпаться цепью, будем прочесывать, - объявил командир. - В кустах смотрите... На деревьях. И еще, Тельд ты справа, Леув, ты слева. Обойдете овраг. Чтобы с той стороны не сбежал смотрите.

Полицейские осторожно вошли обратно в овраг. Они тщательно осматривали каждый куст и дерево. И только дойдя до своего лагеря, поняли, что уже поздно.

Глядя на разворошенные вещевые мешки и разбросанные повсюду пожитки, командир не смог сдержать пару крепких ругательств. Судя по всему, химера сильно опередила их. И скрылась еще раньше, чем Тельд с Леувом обошли овраг.

Стоило попытаться нагнать ее. Но шансы поймать десятком химеру в поле, ночью, когда она может бежать на все четыре стороны и имеет фору... Командир снова выругался.

***

И кто это говорит? Человек не сумевший поймать мальчишку?

-Ах ты... Тебе мало того, что ты дал им сбежать, и людей там своих положил, так ты еще смеешь мне что-то предъявлять?

-Что ты сказал? Что ты сказал про моих людей?

-Да ты оглох еще?

Бежевые стены далеко разносили гневный спор. Коридор быстро опустел, словно никого и не было в полном полицейских здании. Никто не хотел вмешиваться в перепалку двух вышедших из себя лейтенантов. Это не мальчишеская драка, да и оба, по-своему, правы.

-Лейтенант Орвис, лейтенант Валис, господа, вы ведете себя недостойно звания офицера.

Чеканя шаг каблуками дорогих туфель, капитан Лем вынырнул из-за поворота. На его лице играла неизменная улыбка. Он направился к спорщикам, стоявшим напротив двери в офис Орвиса. Лем появился вовремя, чтобы прервать его, уже побелевшего от ярости и готового ударить.

-Но я должен сказать, что вы оба очень вовремя мне повстречались, - продолжил Лем. - Пройдемте со мной.

-Куда? - только и выговорил Орвис, получивший скачок давления от не выпущенной на волю злости.

Он казался усталым и сникшим. Валис выглядел не лучше.

-К капитану Нелейко, разумеется, - ответил Лем и без остановки проследовал мимо.

Валис вполголоса выругался. Кинув многообещающий взгляд на Орвиса, он последовал за Лемом.

Джейсон провел их в кабинет начальника полиции. Это был крупный, похожий на бригадира грузчиков, человек. Он явно ждал Лема и, приветствуя его, поднялся из-за стола. Зная о странностях особиста, он предпочел показать свое уважение и не торопился садиться обратно. При этом начальник полиции бросал крайне неодобрительные взгляды на лейтенантов.

Валис с интересом разглядывал стол, из-за которого поднялся капитан. Чернильница, стопка бумаг, статуэтки. Не самые дешевые, судя по виду. Железное дерево, медь, возможно золото, и мрамор.

-Прошу вас, садитесь, - сказал Лем.

Начальник уселся обратно в свое кожаное кресло. Заметив, что Лем не торопится садиться на один из двух мягких стульев, облюбовавших место напротив стола, он спросил:

-Вы не будете садиться, Джейсон?

-Лем. Прошу вас, называйте меня капитан Лем. И нет, я не буду садиться, - ответил особист, улыбнувшись уголками губ.

Это выглядело не слишком приятно.

-Ну что же, это ваше дело, - не стал настаивать Нелейко. - Позвольте узнать, зачем вы привели сюда Орвиса и... кажется Валис, да?

-Верно, лейтенант Валис, - ответил Лем прежде, чем сам предмет разговора успел заговорить. - Они попались мне по пути, и я подумал, что это совпадение очень удачно. Здесь они будут к месту.

-Если вы так решили... Так о чем вы хотели со мной поговорить?

-О прошлом... Конечно о прошлом, -всплеснул руками Лем. -Я знаете ли, господин Нелейко, люблю говорить о прошедшем. И в первую очередь это касается двух лейтенантов, стоящих перед нами.

Говоря это, особист зашел за спину Нелейко, заставив нервничать и его и обоих лейтенантов, ожидавших разноса.

-Мне необходимо знать ваше мнение, капитан. Начнем с... лейтенант Валис.

-Начинайте, - мрачно отозвался Валис.

-Позвольте спросить, сколько человек вы имели в своем распоряжении?

-Тридцать, капитан.

-Как вы можете охарактеризовать поведение химеры? Она производила действия, выходящие за границы доступного человеку?

-Да, конечно. Это же химера. По веткам деревьев прыгала как сран.. В общем, человек так не может. Когда мы загнали ее в угол, отрастила какие-то щупальца, присосалась к камису одного из бойцов и скрылась.

-Позвольте уточнить ситуацию... Она обладала способностью к полету? Крылья, или, быть может, она даже левитировала?

-Что? Нет.

-Исторгала из себя потоки пламени?

-К чему эти вопросы?

-Они необходимы, чтобы лучше понять ее поведение.

Валис упорно вглядывался в лицо Лема, но никак не мог понять, издевается особист или серьезно? Или, может, злится? Непонимание заставляло его отвечать раздраженно.

-Нет, огнем она не плевалась.

-Внешне она выглядела как среднестатистический подросток тринадцати-пятнадцати лет? - продолжал Лем.

-Не знаю, она была в маске, но телосложением... -Валис нервно дернул уголком рта. - Да вы ведь сами знаете.

-Итак, вы упустили ее, имея тридцать человек, - подвел итоги особист.

-Я...

Лем улыбнулся и поднял руки в примиряющем жесте.

-Прошу не судить меня, за то, что перебиваю вас, но мы слышали достаточно. Теперь меня интересует лейтенант Орвис.

-Я, - отозвался Орвис, вытянувшись в струнку.

-Сколько человек, из находившихся под вашим командованием, вы потеряли?

-Шесть и еще семеро ранены. Еще трое раненых из особого отдела, включая сержанта Финна.

-Я спросил только о тех, что находились под вашим непосредственным командованием, - покачал головой Лем. Затем он взмахнул рукой, словно отбрасывая несущественное и продолжил:

-Но давайте оставим это. Расскажите, что вы считаете причиной.

Орвис помрачнел.

-Я ослушался приказа.

-Вы довольно самокритичны. Это конечно, на самом деле крупная ошибка. Но будьте честны, это достаточное оправдание?

На лице Орвиса возникло непонимание.

-Разрешите уточнить. Что вы имеете в виду? - спросил он.

Лем наклонился слегка вперед, заглядывая в глаза Орвису.

-Почему вы преследовали цель так медленно? Вы дали ей время на превращение.

-Это был приказ сержанта Финна. Мы старались быть осторожными.

Лем выпрямился и повторил примиряющий жест.

-Что же, лейтенант... -сказал он. -Финна сейчас с нами нет, но я полагаю, что вы говорите правду. Спишем это на его непрофессионализм. А еще стоит добавить, что вы раскрыли химере местопложение засады раньше времени. Но это также не является худшей ошибкой.

Лем взял небольшую паузу и перемесился из-за спины Нелейко на другую сторону стола. Теперь он стоял рядом с лейтенантами, глядя на начальника.

-Лейтенант Орвис, как вы относитесь к тому, что на время операции вам выдали ригглов? - спросил он.

-Я не имею права обсуждать это, - возразил Орвис.

-Считайте это приказом, - отмахнулся Лем. - Проведите анализ ситуации с вашей позиции.

-Слушаюсь. Если бы были камисы... - нахмурился Орвис и бросив быстрый взгляд на Нелейко продолжил. -Если бы были они... мы бы успели. Мы могли бы не быть так осторожны. Думаю, даже Финн бы... Никто бы не погиб.

-Не стоит так загадывать, точно мы знать не можем, - возразил Лем. -К тому же, вы были вооружены ружьями... - Лем взял паузу, во время которой его улыбка стала еще шире и продолжил. -Дульнозарядными. Перевооружение не входит в приоритеты местного руководства, как я понимаю.

Нелейко молчал, с подозрением глядя на Лема. Но тот вдруг сменил тему.

-Господин Нелейко, я понимаю, что прошу принять скорое решение, но какую меру в качестве наказания вы бы избрали для обоих? Лейтенант Орвис ваш прямой подчиненный, а по поводу лейтенанта Валиса вы в любом случае должны будете составить рапорт. Считаю, что он станет решающим.

Нелейко расслабленно откинулся на спинку кресла. Он-то подумал, что Лем начнет предъявлять претензии уже ему. Обошлось. А с этими двумя...

-Орвис, - решительно произнес Нелейко.

-Я.

-Твоя ошибка, сам признал. Я понижу тебя в звании до младшего. Если капитан Лем не имеет к тебе вопросов, можешь идти. Я тебя потом еще вызову.

-Выполняю.

Лем поморщился. Ему явно хотелось больше официальности. Да и отпускать он пока еще никого не собирался.

-Постойте лейтенант.

Нелейко скосил на Лема глаза, но ничего не ему не сказал. Вместо этого он обратился к Валису.

-Лейтенант Валис, вашему начальству я отпишу как есть... Думаю, они ограничатся лишением премии и выговором.

Нелейко снова обернулся к Лему.

-Им нужно знать что-то еще?

Лем широко улыбнулся и слегка отклонился назад. Улыбка стала похожей на ухмылку.

-Кого бы вы предпочли увидеть на своем месте, господин Нелейко?

У Орвиса с Валисом отпали челюсти.

-Я... Что? - поразился Нелейко.

-Кого бы вы хотели видеть в качестве начальника Гленвилльского отделения полиции?

-Я не совсем понимаю...

-Это именно, то, что вы поняли, господин Нелейко. Вы довольно справедливо определили провинившимся наказание. Теперь будьте честны и с собой.

У Нелейко в голове стремительно проносилась череда мыслей. Он изо всех сил старался понять, почему Лем так резко набросился на него.

-Если это из-за ригглов, то я ведь вам говорил - это не моя вина. - сказал он. - Эти паразиты-бюрократы в мэрии объяснили это тем, что город не может выделить ничего лучше. А если из-за ружей...

-Господин Нелейко, -прервал его Лем. -Я прекрасно знаю политику в таких сельских городах. Зачем тратить деньги на никому не нужное оружие и снаряжение, если есть множество более "срочных" дел. Если покопаться, можно выявить достаточно случаев попустительства и панибратства. Ничего серьезного и в других случаях вы бы отвертелись. Да и я бы не заинтересовался. Но не в этом случае. Это дело вы не должны были провалить.

Нелейко вдруг понял, что Лем даже не собирается слушать его оправдания, но все же снова попытался возразить.

-Вы ведь должны понимать, что это нормально, - сказал он. - К химерам эти идеи, мы ведь не профессиональная армия. Это небольшой городок...

Лем протестующе поднял руку.

-Прошу меня не судить за то, что вынужден вас прервать, но вы также поступаете довольно невежливо. Ведь я все еще жду ответа.

Нелейко нервно заерзал в кресле.

-Это сумасшествие... Я ведь даже не участвовал в операции лично. И вы хотите меня заменить. Кем? Другой на моем месте справится не лучше.

-Господин Нелейко, я даю вам шанс выбрать кого-либо на ваше усмотрение. И еще... Заставлять меня повторять третий раз было бы крайне невежливо.

Нелейко попытался разглядеть хоть какой-то намек на шутку или снисхождение в глазах Лема. Но эти блеклые глаза ничего не выражали.

-Хорошо, - вздохнул Нелейко. - Великий Спящий... Вы можете дать мне время?

-Нет, определенно нет, - возразил Лем. - Больше я к этой теме возвращаться не желаю. И заниматься этим вопросом буду, конечно, не я, но будьте уверены - он будет решен именно так, как мы решим сейчас.

-Так, ладно... ладно. Я думаю, мы решим этот вопрос сами, для вас это не должно иметь значения.

-Вы даже не предполагаете, кто это может быть? Проявите милость, господин Нелейко, назовите мне его сейчас, если, конечно, вы можете. Я не хочу больше терять время.

-Ох, да какая разница... - тяжело вздохнул Нелейко. - Ну, я думаю, лейтенант Трумир справится. Это вы хотели услышать?

Лем неожиданно сделал изящный поклон и улыбнулся.

-Прекрасно, - сказал он. - Весьма вам признателен. Позабочусь, чтобы он не стал вашим преемником. Не лучше, так ведь вы сказали?

У лейтенантов снова отпали челюсти. Нелейко в этот раз присоединился к ним. Он даже не нашелся что сказать.

-Благ вам, господин Нелейко, теперь я вынужден откланяться, - продолжал Лем, лучезарно улыбаясь. - И лейтенанты мне тоже более не нужны.

После этих слов Валис с Орвисом, ошарашенно наблюдавшие за разговором, одновременно подумали, что они тут не нужны были с самого начала. И если Орвис посчитал, что они до сих пор тут потому, что Лем немного сумасшедший, то Валис понимал, что особист просто воспользовался шансом отомстить. А присутствие подчиненных унижало Нелейко еще больше. Месть... Верно, ведь часть ответственности за провал лежала и на Леме.

-Вы свободны, - снова повторил Лем, глядя на замявшихся лейтенантов. - Можете заниматься своими делами.

Он развернулся и вышел из кабинета. Лейтенанты вынырнули следом. Но не торопились, пропустив его вперед. Убедившись, что особист достаточно далеко, Валис выругался.

-И что с ним не так? - задумчиво произнес Орвис, провожая особиста взглядом.

Валис бросил неприязненный взгляд на Орвиса, но уходить было лень, а ругаться дальше желание пропало. Он вообще довольно часто горячился по малейшему поводу, но всегда быстро отходил.

-С капитаном вашим? Да всё c ним нормально, - проворчал он. - Человек как человек. А вот этот сын химеры, это что-то.

-Я Лема и имел ввиду, - неприязненно ответил Орвис, вспомнив, с кем рядом оказался. Затем развернулся и направился следом за Лемом.

Валис его неприязни не заметил. Он прикрыл глаза и мысленно разрывался между двумя желаниями - никуда не двигаться и закурить. Проводив через полуприкрытые глаза прямую спину Орвиса, Валис прислонился к стене там же где стоял и принялся сворачивать папиросу, философски рассудив ситуацию одним словом - Плевать.

-Погорячился я сегодня, - пробормотал он, поджигая кончик папиросы тяжелой серебряной зажигалкой, на которой красовалась мелкой вязью надпись За отличную службу верноподданному на страже порядка от его величества принца Кайдшема лично.

Удовлетворенно вдыхая дым, он откинул голову назад и снова подумал о Леме.

К химерам, - размышлял он. - Сколько служу, не пойму. Вижу, и нервничать начинаю. Всегда такой вежливый... Хоть бы раз из себя вышел. И всё одно... Будто всё про меня знает. И как украл в первый раз, и с кем переспал впервые. А улыбается, скотина, снисходительно так. Вроде как я-то смолчу, но ты мне должен. Что за выдержка, я ума не приложу... Мне бы не помешало. Получать должности и звания так, как он.

Валис завидовал совершенно зря. Несомненно, Лем отличался незавидной выдержкой, но если уж не по причине неявного сумасшествия, то ненормальности точно. Да и одинок он был до крайности. Как и у Валиса, у всех, кто некоторое время знал Лема, возникало однажды ощущение, что он всё про них знает.

И хотя особист не имел врагов, являясь обходимым десятой дорогой непредсказуемым источником больших неприятностей и малой выгоды, Лем не имел также ни друзей, ни покровителей. Если бы кто-то решился охарактеризовать его фразой или дать ему девиз, ничто не подошло бы больше чем:

Парадоксально вежлив, ненормален и опасен. Исключительно вежлив и одинок. Джейсон Лем.

К тому же, все мысли этого человека были направлены лишь на работу и именно поэтому он стремительно взлетал по карьерной лестнице. И пока Валис расслаблялся под дверью бывшего капитана Гленвилльского отделения полиции, предмет его мыслей уже занимался очередным пунктом плана, непрерывно обновляемого в голове. Спускаясь в подвалы здания, Лем ожидал интересных результатов допроса пойманной химеры.

***

Ох, какое же солнце яркое... И пить так хочется. Священный Спящий, да что с этой травой?! Стой... А где я вообще?

Мысль была дельная. Последнее, что помнил Лето, это полицейский в овраге, от которого он убегал. Лето поднялся и огляделся.

Поле вокруг, высокие стебли каких то посевов. Вокруг него, в радиусе метра, все стебли пожухли, почернели и опали к земле.

И тут вспомнилось сразу всё.

Спасаясь от полиции, Лето выбежал на окраину оврага. Одного взгляда вперед хватило, чтобы понять, что в поле бежать некуда. Тогда он рванул в обход оврага, по пологой его стороне. С этим он не ошибся.

Чуть дальше обнаружилась стоянка полицейских, которые уже подняли тревогу. Только вот стоянка расположилась у отвесного края оврага, а сумерки сменились полнейшей темнотой. И Лето смог незамеченным просидеть в кустах до тех пор, пока последний всадник не скрылся с глаз.

Потом Лето хотел бежать дальше, но внезапно настигла мысль, что он уже три дня ничего не ел, а на стоянке точно можно найти что-нибудь съестное. Благо полицейские с собой схватили только ружья. Всё снаряжение и поклажа остались бесхозными.

Озираясь, Лето подлетел к разбросанным в беспорядке вещмешкам и разворошил пожитки. Нашлось несколько сухих пайков - сухари, печенье, вода... Взял один. Настроение поднялось. И Лето, подумав, задержался еще на минуту. Он разбросал оставшиеся вещи. Повытряхивал из мешков на землю, распинал в разные стороны, а уже потом, довольный, бросился прочь.

Бежал долго. Думал о том, что так просто полицейские от него точно не отстанут. Только вот найти его в поле по запаху камисы вряд ли смогут. Одомашненные все-таки. А так... Чем дальше убежит, тем меньше шансов, что они будут гнаться в нужном направлении.

Бежать было тяжело, сказывалась усталость. Лето начало казаться, что он бежит очень долго. Хотелось остановиться. Логически же он понимал, что прошло едва ли двадцать минут. И он бежал еще.

Пока не потерял сознание.

Вот значит, почему я здесь валяюсь и почему уже день, - подумал Лето, оторвавшись от воспоминаний. - Только вот что с травой... И есть почему-то больше не хочется.

Поднимаясь на ноги, он обнаружил, что сил тоже прибавилось.

Всё еще размышляя над аномальным пятном, в котором он очнулся, Лето оглядел горизонт. Далеко убежал. Снова придется искать дорогу.

Вскоре Лето ее нашел. Но теперь он был аккуратнее. Держался в стороне, стараясь двигаться в низине или под прикрытием кустов. Пока не вышел к пригороду, куда и стремился.

После того, как Лето понял, что Влада поймали, вопрос Что делать дальше? даже не стоял. Клоун точно зал - надо найти Влада и вытащить. Где бы он ни был. Как? Лето уже знал того, кто ему поможет.

Надо найти Рида. Именно в Гленвилле обитал этот старинный друг Влада. В конце концов, подумал Лето, они и прокладывали маршрут через этот город только потому, что он здесь жил. Клоуны и телеграфом успели с ним связаться в Атме. Рид их ждал.

Потом, конечно, планы изменились из-за полиции. Но разве теперь они не изменились снова?

Оставалось лишь понять - где искать Рида. Влад говорил, что у того своя небольшая кузница. И это единственное, что знал Лето о том, чем Рид занимается.

Гленвилль, конечно, городок сельский. Но его население - это несколько тысяч человек, десятки улиц. Небольшой промышленный район и порт. Поэтому сам город небольшим можно назвать только по сравнению с Атмой. Быстро здесь кузницу, тем более небольшую, не найти. А если долго, то кто знает, что произойдет с Владом?

Хорошо, что имелась косвенная зацепка. Чего бы не боялись Рид и Влад, но они никогда не писали адресов, даже имя указывая вымышленное. Лето не видел последнюю телеграмму от Рида, о чем очень жалел, но подозревал что и там адреса не было - скорее место встречи. И он подозревал, что этим место встречи было телеграфное отделение, адрес которого не менялся во всех телеграммах Рида.

К тому же, забавный адрес этого телеграфа - улица Пузатая - запал Лето в голову едва он его увидел. Если Рид отправлял телеграммы всегда с одного места, то телеграфист должен был его знать. А если и нет, то могли бы быть какие-то архивы телеграмм с той последней, что упустил Лето.

Надо только распутать эту ниточку, - думал Лето.

Думал он это сидя в кустах на окраине города и грызя сухари.

Кусты эти, вперемешку с деревьями, расположились вдоль широкой проселочной дороги, отделявшей поля от огородов. Сухой запах поспевающих посевов смешивался с запахом земли и овощей. Лето смотрел в сторону огородов, соседствовавших с небольшими крестьянскими домиками. Глинобитные стены, соломенные крыши.

Солнце еще не взошло в зенит, поэтому среди грядок, с не убавленным пока жарой энтузиазмом, копались люди.

Лето сидел уже довольно долго, не решаясь идти вперед. В очередной раз переведя взгляд с огородов на проплывающие по небу облака и обратно он вздохнул.

Рваный, грязный и оттого вдвойне заметный фиолетовый костюм оставался его единственной одеждой. И размышляя о разваливающихся после давнего купания в озере ботинках, Лето находил только один худший вариант заявится в город - пройтись голым.

И вот какой парадокс - хотя впереди было полно глинобитных крестьянских домиков, никто не торопился развешивать у себя перед домом белье на веревках. Не то, что в сказках, где молодой принц, скрывающийся от злого отчима на троне, с легкостью меняет пышное платье на скромную крестьянскую рубаху.

Сказки врут, - признал Лето.

Его очень раздражало, что главной проблемой в спасении Влада стал тот факт, что он не может показаться людям на глаза. Это казалось каким-то глупым поводом завалить весь план.

Но не врываться же в чужой дом, дико крича и требуя одежду?

Пришлось бродить по окраине целый час, прежде чем ему повезло.

Лето шел вдоль дороги, скрытый от вглядов кустами и деревьями по обочине, когда услышал голоса впереди. Заросли и изгиб дороги скрывали владльцев, но, судя по тембру - подростки.

Лето тут же нырнул за ствол ближайшего дерева и замер, надеясь что его не заметят.

Из за поворота разом вышло пять человек. Три мальчишки и две девчонки, всем не больше четырнадцати. Лето вдруг ударила в голову мысль.

"А ведь это то что нужно, - подумал он. - Это шанс раздобыть одежду. Если палкой по голове... Хотя это слишком. Да и разбегутся."

Его заметили раньше, чем он на что-то решился.

-Жювьи, смотри!

Одна из девчонок, худая, востроносая, черноглазая, указывала пальцем прямо на то деревце, за которым неудачно пытался скрыться Лето.

Мальчишка, которого она позвала, присмотрелся в указанном направлении и тут же выкрикнул:

-Кто там?!

Другой, не выказывавший радости по поводу неизвестного в кустах, потянул его за рукав:

-Слушай, пошли отсюда, - предложил он.

-Не тяни меня, - прошипел Жювьи. И уже громче, -Эй, все в порядке?

-Он прячется? - спросила вторая, светловолосая, девчонка.

-Слушайте, это может быть кто угодно, - жалобно протянул второй. - Что мы вообще встали тут? Думаете, он просто так там прячется?

-Да ладно, может плохо ему. Напился небось... - добавил третий.

-В полдень? Хотя...

-Это мальчишка, - прервала их востроносая уверенным голосом. -В ярком костюме.

Мальчишки замолчали и обернулись к ней.

-Уверена? - уточнил Жювьи.

В этот момент Лето, слышавший их разговор и вдохновленный высказанной идеей, испустил жалобный стон и сполз по стволу дерева.

-Короче, я пошёл, - неожиданно заявил второй. - Пойдём, Толь.

Он взял вторую девчонку за руку и потянулись назад по дороге. Она покорно последовала за ним, бросив на прощание:

-До вечера.

-Ага.

Востроносая проводила их презрительным взглядом, развернулась и направилась к дереву, осторожно обходя его сбоку. Жювьи направился следом за ней. Третий, поколебавшись и очень неторопливо - тоже.

-С тобой все в порядке?

Не услышав ответа, она за колебалась. На мгновение остановилась, в трёх метрах от дерева, из-за которого показалось фиолетовое плечо.

В этот момент Лето, надевая изломанную маску, пробормотал:

-Ну, хех, вперёд.

Лето плавно вытек из-за ствола. Выгнувшись назад в пояснице, слегка изменив позвоночник и жутко выгнув шею назад. Так что лицо оказалось снизу, между расставленных ног. Руки он опустил на землю между ступней.

И засмеялся.

Девчонка всего мгновение смотрела на выскочившего перед ней злого духа.

-Ой,- пролепетала она.

И рухнула на землю. До земли не долетела, а обоих мальчишек уже и след простыл.

***

Приветствую, госпожа Верино.

Верино непроизвольно вздрогнула - голос принадлежал Лему. Его неожиданное появление напугало её. Вежливый особист вообще пугал её.

Авия Верино каждый раз убеждала себя, что нет достойной причины бояться капитана, но страх не уходил. Других особистов она не боялась. Какие там эмоции? Так, коллеги. Но этот... Каждый раз, глядя в его блеклые глаза, она ощущала себя беспомощным зверьком, стоящим перед охотником. Только вот она зверек домашний, потому в безопасности.

А по его манере разговора - снисходительно-вежливой - она понимала, что он чувствует то же самое, только со своей стороны.

Авия в очередной раз взяла себя в руки и постаралась ответить как можно холоднее.

-Взаимно, капитан Лем, - откликнулась она.

Особист улыбнулся. Хотя, когда он этого не делал? А выглядит так искренне... По спине Верино пробежали мурашки.

-Как ваши успехи? - спросил Лем.

-Я... Он почти вернул форму. Уже напоминает человека.

-О, это мне не столь интересно. Гораздо важнее для меня информация, что вы смогли добыть с помощью своего замечательного таланта. Получилось ли развить успех?

-Нет, ничего нового. Где живёт Рид он не знает.

-Прошу не судить, что поправляю, но у нее есть порядковый номер - 0912. Мы ведь государственный орган, верно? Было бы неправильно называть химеру по имени.

Верино почувствовала себя униженной. Она ведь тоже измененная. Этот капитан будто издевается над ней.

-Это относится только к вам, капитан, - возразила она. - Я не из вашей службы.

Лем изогнул брови в удивлении, словно не мог понять причин такой горячности и примиряюще улыбнулся. А затем разразился речью.

-Ах, действительно, - говорил он. - Прошу не судить, но я иногда забываю о том, что вы поддерживаете несколько иные взгляды. Однако, сотрудничество с Церковью приносит нам неплохие плоды - например позволяет использовать ваши возможности. И то же самое можно сказать о вас. Вы имеете свою выгоду, верно? Поэтому не стоит создавать конфликт. Поверьте, я вижу в вас Ревнителя, не более.

Он снова лучезарно улыбнулся и добавил:

-Мы должны оставить друг другу приятные воспоминания.

Верино ужаснулась. Лем не издевался над ней, да и не подумал бы. Судя по его речи, он видел в ней лишь инструмент. Она снова почувствовала себя беззащитной перед этим явным сумасшедшим или фанатиком. Да и не одно ли это? Лучше оставаться инструментом, чем делать себя его врагом.

-Да... - согласилась она. - Вы правы.

-Прекрасно. Итак, госпожа Верино, где живет 912-й он не знает?

-Нет.

-Что же вам удалось узнать?

-Влад убежден, что Ри... 912-й, занимается кузнечным делом или иными работами по металлу. В любом случае, если я правильно поняла, 912-й любит использовать старинные технологии.

-Насколько старинные?

-Пятьдесят-шестьдесят лет. Ручная работа, насколько это возможно.

-Хорошо, это очень хорошо. Что еще?

-У меня есть внешние данные. Но это всё.

-Прекрасно. С внешностью разберемся позже, а сейчас давайте подведем итоги. Из того что мы уже получили, мы узнали, где он должен был встретить химеру-подростка. Но область была большая, точное место неизвестно, и мы его там не нашли. Однако, мы также получили информацию о некоторых химерах, живущих в Незии и, среди них, об одной, живущей в Гленвилле. Мы не узнали адрес, но получили место их встречи - телеграфную станцию. Также мы получили его имя, внешность, как вы говорите, и род занятий. Я ничего не упустил?

-Нет, это всё.

-Прекрасно. Это достаточно неплохо. Вы хорошо поработали, госпожа Верино. Ваш талант трудно переоценить.

-Благодарю, капитан.

-Давайте сейчас мы составим портрет, вы дадите мне некоторое описание химеры, и на этом закончим.

-Да, конечно, - подтвердила Верино.

В последующие два часа она чаще всего думала о том, как побыстрее оказаться подальше от Лема. И когда они закончили, а Лем, распрощавшись, удалился, она вздохнула с облегчением. С его уходом измененная второго класса Авия Верино почувствовала непередаваемое ощущение свободы от тяжелой ноши.

***

"Лицо какое-то не типичное. Страшненькая девочка. Плечи какие-то широкие... Лицо довольно миловидное, но и тут что-то не так. Хотя... Ох, Священный Спящий, что за бред."

-Ну так что?

Странная девчонка не спускала взора с лица телеграфиста.

-Нет, не видел, - ответил он.

Его лицо оставалось непроницаемым, но внутри телеграфист негодовал.

"Ну да, первую попавшуюся... Так я тебе и сказал, - думал он. - Может я и стар, но не глуп. Подсылать вздумали".

-Очень высокий... И широкий. Просто огромный. Шутит все время... Ещё на лицо страшноват. Не видели?

-Я и в первый раз услышал, - проворчал старик и припечатал. - Не видел.

-Кузница у него своя. Наверное... Он гостей ждёт, - не отставала девчонка.

-Девочка, иди отсюда, - строго молвил телеграфист. - Мне работать надо, у меня люди.

-Да какой работать, тут нет никого! - Взорвалась девчонка.

Зал действительно был пуст - ни души. В Гленвилле расположилось четыре телеграфных станции и это было очень даже много на этот небольшой город. Но старый телеграфист не запнулся даже на секунду.

-Чего кричишь? Думаешь, тут нет никого, так нигде и не ждут? У меня полно работы. Так что не надо тут кричать, иди на улицу.

Возникла пауза. Девчонка в простеньком крестьянском платье смотрела на старика со злостью, переминаясь с ноги на ногу.

-Ладно, а в архивах вы телеграмму посмотреть можете? - прервала молчание она.

-Не сохранилось никаких архивов, - возразил телеграфист, невольно метнув взгляд на один из огромных шкафов.

-Точно? - с нажимом произнесла девочка.

-И д и, - по буквам произнёс старик.

Она постояла ещё немного, а затем как будто потухла. Прошла к небольшой лавке в углу и понуро на неё опустившись, уставилась себе под ноги.

Так, сгорбившись, в полном молчании, она продолжала сидеть.

Телеграфист делал вид, что занят своими делами, то и дело бросая на хмурое лицо посетительницы косые взгляды. Минуты тянулись одна за другой. Девчонка никуда уходить не собиралась. Она даже позу не сменила.

Старик не выдержал.

-Ты так и будешь здесь сидеть?

Девочка бросила на него мрачный взгляд и снова уставилась в пол.

-Что за дети... - пробормотал телеграфист.

Он принялся ходить туда-сюда, не забывая сохранять занятой вид. Внезапно вздохнув, он резко развернулся на месте, подошел к стоке и с видом человека, бросающегося в омут головой, громогласно признался:

-Я знаю где найти того кто тебе нужен.

Девочка словно ожила. Она подняла на старика полные недоверия, но блестящие глаза.

-Что вы сказали? - Спросила она.

-Кузнец твой знаю где, - раздраженно повторил старик. - Иди сюда.

Она поднялась с лавки и подскочила к стойке.

-Почему же вы сразу не сказали?

-Потому что я тебя знать не знаю.

-Мне очень нужно, поверьте.

-Потому и говорю, - снова вздохнул старик. - Но ты вот что объясни, ты откуда знаешь, что Эрив-кузнец здесь кого-то ждёт?

-Эрив-кузнец? Мне Рид нужен... Или он имя сменил? - задумчиво пробормотала девочка.

Телеграфист глянул на неё с вновь проснувшимся подозрением. Он вдруг подумал - а не ошибся ли? Но раз уж произнёс имя...

-Не знаю никакого Рида. Под твоё описание подходит только Эрив, - сказал он. - Но ты на вопрос-то ответь.

-Он тут меня должен встречать.

-Быть не может.

-Ах да... -замялась собеседница. - Как это сказать...Не девочка я. Я замаскировался.

-Чо? - вытаращил глаза телеграфист. Но вспомнив, что он, в общем-то, солидный человек, а перед ним незнакомец, старик взял себя в руки.

-Хотя теперь понимаю, - заявил он. - А я-то думал, это со мной что-то не то. Ты значит, мальчик?

-Да.

-Артист?

-Да.

-А второй где?

-Нет его... И мне очень нужен Эрив.

-Ты прямо говори, не бойся.

Мальчик на секунду задумался, затем решился.

-Его полиция поймала, - сказал он.

-О, эти паразиты. Теперь ясно, чего они вчера приходили. Ищут тебя, понял, да? И Эрива.

-Я знаю. Поэтому вы говорить не хотели?

-Ну, откуда я знаю, кто ты есть? Тебя могли подослать, а Эрив человек хороший...

-Разве они подсылают детей? - удивился артист. - Не знал.

-Всякое, знаешь, бывает, - важно рассудил телеграфист. - Полиция, дельцы, бандиты - какая разница? Они мне все на одно лицо, лучше уж перепроверять. Все в сговоре они, армии нет, одна полиция, чего боятся? Что хотят то и делают, а честных людей для виду ловят - все одно король спросит, так хоть кого-то...

-А... Ясно... - протянул мальчишка. - Так где Эрива искать?

-Эрива? Ну смотри...

В течении следующих пяти минут телеграфист объяснял дорогу до дома Эрива. Делал он это подробно и понятно - сразу видно, город знает хорошо.

Мальчишка спешно распрощался и почти мигом выскочил на улицу. Старик проводил его взглядом, задумчиво вздохнул и вернулся к бумагам.

***

Лето чувствовал себя измотанным до предела. Все еще грязный, уставший и снова голодный... Чего только сегодняшний день стоит.

Сначала эта девчонка. Благодаря ей у него появилась одежда. Только вот радоваться такому факту или злиться было непонятно. Потому что одежда-то женская! А если уж ты надел платье, то выглядеть и вести себя должен как девчонка.

Едва смирившись с этим фактом, как с необходимостью, и изменившись под стать образу, Лето натолкнулся на старика-телеграфиста. Этот человек, его единственная существенная зацепка, упорно отрицал, что что-то знает.

Вот тогда Лето впал в отчаяние. Можно было пойти искать Рида, надеясь на удачу, или самому попытаться найти и как-то вытащить Влада. Но вместо этого он сидел в телеграфном отделении, на обшарпанной лавке, и буравил глазами грязный пол.

Варианты в воспаленной голове крутились по кругу, ничуть не прибавляя в себе.

А затем химеров старик вдруг признался! Какая-то банально нелепая ситуация, но Лето показалось, что произошло чудо.

К дому Рида он летел, не обращая внимания на прохожих или необычайно многочисленных полицейских, скользивших по нему ленивыми взглядами.

***

Огромная металлическая дверь с грохотом заполнила проем. Лязгнул засов. Человек перед ней улыбнулся и слегка поклонился.

-Добрый день, господин ДельЛе. Теперь мы одни. Вы вполне в форме и мы можем спокойно поговорить.

Звякнула цепь, закрепленная на лодыжках обеих ног. Человек с крючковатым носом, сидящий на кипе соломы, поднялся и в пояс поклонился.

-Приветствую, о добрейший. И день добрый, да еще какой. Одно ваше появление чего стоит. Только вот, о чем вы хотели поговорить? Ваша подручная уже выведала всё что можно. Ведь это же ваша подручная? Удивляюсь вашей способности вместе с измененными ловить измененных.

-Вы торопитесь. Давайте по порядку, - довольно произнес Лем. - Насчет того о чем поговорить - вы сами видите, есть о чем. Иначе почему вы задали уже целых два вопроса, на первый из который я вам только что ответил? А подручная, как вы выразились, не является моей подчиненной. Это работник Церкви и выгода перевешивает неприязнь.

Влад не сдержавшись, почесался. Молодая кожа по всему телу просто требовала этого. Невежливо, но кому интересны чувства особиста?

-Неприязнь, - сказал Влад. -Ясно. Не любите нас.

-Отчего же. Это работа.

-И хорошо платят за такую работу?

-Совсем нет. И я позволю себе упредить некоторые ваши вопросы, господин ДельЛе. Я не получаю славы и я не патриот. С вашего ареста я не выгадываю ничего.

-Тогда почему?

-Попробуйте ответить на этот вопрос самым простым из вариантов.

-Неужели, вам нравится результат? - ужаснулся Влад.

-В этом кроется истина, господин ДельЛе, - улыбнулся Лем. - Но не подумайте, я не садист. Мне не доставляют удовольствия убийства или допросы... особо упорных. Да и все подобные низменные развлечения. Я не занимаюсь ими, предоставляя это другим, если необходимость в насилии все же есть. Кровь не привлекает меня. К тому же, это было бы ненормально.

-Тем более, я вас не понимаю.

-Все очевидно. Как я уже сказал, к измененным я не чувствую неприязни. В моей работе мне нравится сам процесс. Это более всего напоминает охоту, но на разумного и опасного зверя. И когда он пойман...

-Вы приходите взглянуть на трофей, - прервал его Влад. - Вот почему вопросы задаю я.

-Рад видеть, что вы не теряете присутствия духа, господин Дельле. Это достойно уважения. И вы, очевидно, поняли мою мысль.

-Вы не боитесь? - внезапно спросил Влад.

-Вас?

-Нас. Вот здесь, - Влад обвел рукой помещение камеры.

-Я расскажу вам свою мысль, господин Дельле. Думаю, вы поймете. Итак. Вы прекрасно знаете, что распространение Грани происходит со скоростью около 20 километров в год. И сколько потребуется, чтобы Грань дошла до западного моря, вы когда-нибудь считали? Не отвечайте. Около сотни лет. Это почти срок жизни одного человека. О, разумеется, мы могли бы что-то придумать, господин ДельЛе. Люди только и говорят о поисках средства остановить Грань. К этому стремятся тысячи ученых по всему миру. Но сколько длится этот поиск? И где результат? Власти прекрасно знают ответ. Вы можете этого не знать, но не далее как год назад произошел один знаменательный скандал. В Девеции, в Нормицце. Не буду рассказывать о способах получения информации, хотя любовные похождения того журналиста сами по себе стоят многого. Но то, что он узнал от членов королевской семьи, намного интереснее. Согласно его словам, а не верить им повода нет, около пяти лет назад королевская семья заключила с властями Гекада договор. Общеизвестно, что границы Гекада закрыты для всех, кроме самых богатых и самых ученых людей. Закрытый остров уже обладает несоизмеримым с континентом научным потенциалом, за счет сотен бежавших от Грани творцов прогресса. Богатства острова также представить трудно. И вот королевская семья Девеции, под предлогом спасения национальных богатств подписала договор о перемещении всей королевской семьи вместе с этими богатствами в Гекад в том случае, если ситуация в стране станет неконтролируемой. Вы понимаете, господин ДельЛе? Они уже готовятся бежать, оплатив проезд сокровищами своего народа. И ходят слухи, что это не единственные представители нашей надежнейшей власти, готовые бросить свой народ. Они не надеются на науку. Они не верят, что в эту сотню лет произойдет чудо. Да и как верить, если церковь лишь проповедует смирение по этому поводу? Люди любят говорить о новом доме или красивом саде, спорят о проблемах с продуктами и перенаселением, трудятся, строят... Но все это дым угасающего костра, господин ДельЛе. Потому что у нас нет будущего. Наши дети рождаются, чтобы умереть. И они умрут не от Грани. Они умрут тогда, когда Грань сократит плодородные земли вдвое. Беспорядки, восстания, голод. Города, охваченные пожарами и в центре всего этого вы. Химеры, измененные. Вы будете бичом угасающего человечества.

Тирада Лема заставила Влада усмехнутся.

-Значит, вы этакий спаситель? - уточнил он.

Лем вдруг рассмеялся.

-Спаситель? Вы верно шутите. Конечно нет, я не думаю о будущем. Я думаю лишь о том, что сейчас. Вы спросили, почему я не боюсь, и я отвечаю вам - потому что мы все уже мертвецы. Ох, конечно, я мог бы прожить свою жизнь в достатке, хотя и в этом я не уверен. Но, допустим, это у меня получится, так. Что потом? А потом, господин ДельЛе, после меня не останется ничего. Ни памяти, ни потомков. Ничего. Наш бог создал меня ради шутки, и я отвечаю ему тем же. Моя жизнь - сарказм над его замыслом. Я ничего не создаю, но я счастлив, выбрав стезю охотника и вы - самая достойная для меня добыча. Это мой азарт, мой смысл. Ну а если в одной из схваток победите вы, то почему бы и нет? Жалеть об этом уж точно будет некому, господи ДельЛе.

-Надеюсь, так оно и произойдет.

-Надейтесь, ДельЛе. Ведь сейчас мне нужен ваш мальчик. И может это и к лучшему. Ведь вы же не думаете, что у него будет будущее?

Лем развернулся и шагнул к двери. В этот момент Влад бросился на него. Когда он почти схватил его за талию, Лем вдруг элегантно отступил в сторону, совершив почти танцевальное движение, и повернулся в химере.

Узник растянулся на полу. Натянутая до предела цепь мешала преодолеть расстояние в пол-ладони до ног сыщика. Взглянув на это, Лем не улыбнулся. Он лишь покачал головой и бросил:

-Никогда этого не пойму.

Лем коротко постучал по металлу. Дверь лязгнула, выпуская особиста, и закрылась обратно, оставив Влада в одиночестве.

***

День должен был быть солнечным. В такой день приятно гулять с кем-нибудь и болтать о ерунде, щурясь на ярком свету и жалуясь на жару. А если гулять по набережной...

Но черный дым, непрестанно вившийся над каждым десятым домом по улице, портил все впечатление. А еще запах. Конечно, в Гленвилле, городе западном и прогрессивном, канализация давно уже была. Но вот в пригород ее, кажется, не провели.

И ладно бы вонь стояла здесь постоянно, можно было бы привыкнуть. Но ветер-насмешник постоянно чередовал порции свежего воздуха с новыми наплывами ароматов.

И как здесь люди живут? - мысленно сокрушался Лето. - Я бы не вынес.

Наконец он сделал последний поворот и оказался лицом к фасаду большого одноэтажного сруба. Судя по описанию телеграфиста, это был искомый адрес.

Глядя на сруб, Лето подумал, что можно было бы и не описывать путь так подробно, а дать лишь описание дома. Потому что это был единственный деревянный дом на всей улице. Возможно, и во всем пригороде. Местные жители строили глинобитные. Кто побогаче - использовали камень и кирпич. Но дерево было еще дороже. Откуда у Рида-Эрива такие деньги, и зачем тогда строиться в таком захолустье? Или адрес не тот?

Лето решительно отворил калитку, прошел по каменной дорожке к крыльцу и постучал в массивную деревянную дверь.

Хорошая, между прочим, дверь, ладная. Сразу видно, что делали на совесть - никаких шероховатостей и, тем более, сколов. Покрыта резьбой. Множество не пересекающихся прямых линий, изгибающихся исключительно под прямым углом, формируют причудливый лабиринт.

Рассматривая эту дверь, можно многое узнать о хозяине. Наверное. Еще лучше увидеть самого хозяина, да и устал уже Лето ее рассматривать. Но продолжал. А всё потому, что открывать дверь никто не спешил.

Мальчик в очередной раз постучал по резной поверхности. На этот раз изо всех сил. Напоследок даже наподдал ногой. Никакой реакции. А ведь дым-то из трубы валит, значит и дома кто-то есть. Неужели не слышно?

Может, там другой вход есть? - подумал Лето.

Над срубом, как и над многими окрестными домами, поднимался столб черного дыма. В случае с Ридом это, вероятнее всего, означало небольшую кузницу или что-то подобное во дворе дома. Значит, должен был быть другой вход. И когда Лето уже решился его искать, за дверью вдруг послышались тяжелые шаги, и она распахнулась. На пороге, заслонив собой весь проем, стоял знакомый гигант.

-Ну и кто тут такой назойливый? - раздраженно пророкотал он.

-Приветствую, Рид, - поздоровался Лето.

На лице здоровяка возникло озадаченное выражение. Перед ним стояла черноволосая девочка сельского вида, и он никак не мог признать в ней знакомую. Но тот факт, что она откуда-то знала его старое имя, настораживал.

-Не знаю никаких Ридов, - осторожно сказал он. - Ты кто?

-Я Лето, я был у тебя вместе с Владом.

Рид молча смотрел на него, словно чего-то ожидая. Лето расценил это молчание правильно, и его радужка стала менять цвет с карего на синий. Словно океанская волна захлестнула каменистый остров. Это разрешило все сомнения.

-А где Влад? - спросил Рид.

Он бросил взгляд за спину Лето, словно ожидая, что старый знакомый вот-вот вынырнет из-за угла. Никто не появился, и Рид вернулся взглядом к Лето.

-И чего ты так вырядился? - добавил он, добродушно усмехнувшись и протягивая гостю руку.

Лето с нескрываемой надеждой взглянул на Рида и промолвил:

-Влада поймали.

Добродушие слетело с Рида. Лицо мгновенно стало серьезным.

-Понял, - произнес он. - Ну, заходи.

И отступил в сторону, пропуская Лето вперед по коридору. Он шагал позади и толстые доски под его ногами скрипели.

-Налево, - продолжал направлять Рид. - Проходи, садись за стол. Расскажешь мне всё, но сначала надо привести тебя в порядок. Умойся, таз в углу.

Проследив за Лето, направившимся вдоль широкого обеденного стола к умывальнику, Рид прошел дальше по коридору и скрылся в одной из дальних комнат.

Он вернулся, держа в руках охапку одежды. Да так и замер, преступив порог комнаты.

Лето сидел на лавке, грудью навалившись на стол, и спал. Рид бросил одежду на край стола и подошел к мальчику. От него пахло потом, грязью и тиной. Рид решил отнести его на кровать. Но от первого же прикосновения Лето вздрогнул и проснулся.

-Ох, нет нет нет! - встрепенувшись, пробормотал он.

Лето с тревогой окинул взглядом стол и массивные полки на стене за ним, остановившись на Риде.

-А... -внезапно успокоился он. - Не суди.

И механически провел рукой по столу, словно смахивая пыль. От этого движения стол мгновенно стал грязным. Рид какое-то мгновение пристально смотрел на мальчика. Периодически Лето широко раскрывал веки, борясь со сном.

-Иди, омойся у колодца, - наконец заговорил Рид. - Я тут одежду тебе свою подобрал. Великовата, но подпоясаешся, да сойдет.

Лето только кивнул и поднялся из-за стола.

-Прямо по коридору и направо выход во двор, - пояснил Рид. - Колодец сам найдешь?

-Найду.

Шаги Лето стихли. Рид, задумчиво жевавший губы, встряхнул головой и принялся накрывать на стол.

Идея ополоснуться и правда была не лишней. Смыв с себя трехдневную грязь и переодевшись, Лето возвращался в дом гораздо более бодрым.

Скрип досок под ногами и прохладный воздух жилого дома, будто бы даже пахнущий неторопливостью и размеренностью, пронизали Лето спокойствием. Тут же подкралась мысль - а как же Влад? Также чист воздух, которым он дышит? Лето нахмурился. Расслабляться рано.

Рид встретил его за накрытым столом. Каша, добрый шмат сала, разноцветные овощи и краюха кислого хлеба. Жадно запивая всё это богатство молоком, Лето рассказал обо всем, что происходило с ним от Атмы и до Гленвилля.

Рид внимательно слушал его. То, что выходило, совсем ему не нравилось.

-Значит, прошло уже три дня? - уточнил Рид.

-Да, три... Почти четыре дня.

-Хорошо. Я постараюсь что-нибудь придумать, а ты пока иди, вздремни.

-Нет, - возразил Лето. - Нам надо спешить, Рид. Они наверняка его где-то держат. Ты...

Рид категорично взмахнул рукой.

-Это не имеет никакого значения, - обрубил он. - Мы все равно не сможем сделать что-то прямо сейчас.

-Почему?

-Если я правильно понял, то люди в сером шли за вами от самой столицы, так?

-Так, - подтвердил Лето.

-И именно они поймали Влада?

-Да.

Рид облокотился на стол, отчего тот заскрипел.

-А теперь послушай, Лето. Эти люди в сером - охотники на измененных. А значит и на нас, химер. Если бы это были бандиты или даже полиция - я бы не раздумывал. Но это не те, с кем можно вот так просто тягаться.

Лето решил, что Рид испугался и не собирается вытаскивать Влада. Это ошеломило его.

-Ты что, боишься их? - спросил он. -Ты же... Я же знаю, для тебя это только люди.

-Ты не понимаешь, - возразил Рид. - Это не всего лишь люди. Поверь, уж я-то знаю. И то, что они из столицы, это еще хуже. Местные, что полиция, что даже особисты, для меня не большая проблема. Но если ты собрался налететь на этих - окажешься там же, где Влад.

-И что ты предлагаешь?

-Будем ждать. У меня здесь есть хорошие знакомые. Я всё разузнаю и решим... Может, его будут показывать на публике. Может - перевозить. Но хотя бы знать, как и где его держат, мы должны заранее. Никто не делает так, как ты хочешь ты. Никто сходу не лезет.

-Мы будем ждать случая?

-Да. Ты все верно понял.

-А если его не будет?

-Значит, создадим, - пожал плечами Рид.

-Я не верю, что ты не можешь сейчас. То есть, я думал... Но если мы опоздаем?

-Не опоздаем, - сухо возразил Рид, уставший от уговоров.

-Нет, так нельзя. Я пойду сейчас.

И Лето действительно поднялся из-за стола.

-Да что за упертый мальчишка! - вскипел Рид. - Ты собрался лезть в самую задницу страфа, в главное управление, ты понимаешь?! Ничего не зная и не понимая, когда сам готов свалиться от усталости! Ты как ребенок!

-Я не свалюсь, - возразил Лето, игнорируя злость Рида. - И я пойду вытаскивать его сейчас. Ты со мной?

Рид промолчал буравя взглядом неожиданно спокойного Лето. Он изо всех сил пытался понять, как себя с вести с упертым мальчишкой. Судьба Влада беспокоила его не меньше, но этому настойчивому подростку необходим был отдых. Да и ничем иным как помехой он быть не мог. Надавить или не стоит? Уговаривать Рид не умел. Решил пойти напрямик.

-Ты понимаешь, что он может быть мертв? - с расстановкой спросил гигант.

Это было то, о чем Лето думать хотел меньше всего. И не думал, до того момента как Рид задал вопрос. Но вопрос был задан. Лето пришлось признать, что даже патруль, на который он наткнулся у Гленвилля, не означал, что Влад жив до сих пор. Это не означало даже того, что он вообще был пойман, а могло быть лишь прозорливостью полиции или совпадением. И признав, что это так, Лето неожиданно понял, что это мало волнует его.

Важно не то, что все может быть плохо, а плата за ошибку дорога. Важно то, что лучшее упустить нельзя, потому что это будет стоить еще дороже.

-Я знаю, - ответил он. - А еще он может умирать прямо сейчас и мы уже не способны успеть. Ты думаешь, поэтому, пока ты всё узнаёшь и строишь планы, я должен пойти спать? Я ведь могу, я же и правда устал... А потом я себя за это не прощу.

Рид хотел сказать о том, чего будем им стоить ошибка. Но, после этих слов, мало что приходило в голову. Ведь он не был большой мастак говорить. Не найдя ничего лучше, Рид вернулся к старой теме.

-Послушай, Лето, ты должен кое-что понимать, - вздохнул он. - Мы - химеры. И мы никому не нужны. Даже если и нужны, то никто ничего не сделает. Иначе толпы хлынут сюда от Грани. Мы ее сторожа, и живя здесь, мы идем на риск. Мы с Владом всегда это понимали. Ты тоже должен это понимать. Даже если мы его спасем и поднимем шум - за нами начнут охоту все. А ты хочешь сделать это наобум...

В глазах Лето мелькнула усталость. А может, это было разочарование...

-Ты сказал, что его держат в главном управлении... - тихо переспросил он.

Рид промолчал и с подозрением уставился на Лето, начиная сожалеть о оговорке.

-А я, знаешь, помню тебя совсем другим, - негромко продолжал мальчик, после небольшой заминки. - Я думал, ты сразу бросишься на помощь.

Он замолчал и вдруг печально улыбнулся, добавив:

-Но если ты мне не поможешь, то я сделаю всё сам.

-Успокойся и сядь, - приказал гигант.

-Я спокоен, - возразил Лето. - А садиться не буду.

Мальчик поклонился:

-Благодарю за гостеприимство.

Рид поднялся.

-Куда ты собрался? - громыхнул он.

-Ты что, удерживать меня будешь? - поддельно изумился Лето, сохраняя невозмутимость на усталом лице.

-Ты не стал умнее за эти годы, малой, - роняя слова, как бетонные плиты, ответил Рид. - Ты говоришь хорошие вещи, но ведешь себя по-детски. И страф бы с тобой, кто я, чтобы указывать, верно? Если бы дело было в тебе, я бы отпустил тебя на все четыре стороны.

-Тогда в чем дело?

Рид поморщился.

-Разу уж ты сам пришел сюда, я должен позаботиться о тебе ради Влада.

Лицо лето исказилось скорбью.

-А он ведь еще жив, знаешь ли.

-Именно поэтому ты никуда не идешь, - обрубил Влад. - Я спорить не намерен.

Лето вдруг согнулся в поясе, уткнувшись лицом в колени. Распрямился и до предела прогнулся назад, взявшись руками за лодыжки. Он повторил это еще дважды. И при этом он продолжал разговаривать, прерывисто выдавая слова.

-А понимаю, - говорил Лето. - Я будто стою у обрыва, метров сто. Влад внизу и я собираюсь прыгнуть за ним, вместо того, чтобы спустится по склону рядом.

Акробат выпрямился, вскинул правую ногу вверх и потянулся.

-Так ты думаешь, да?

Рид, собиравшийся, если понадобится, силой удерживать упертого мальчишку с недоумением наблюдал за несвоевременной зарядкой.

-Какой к химерам обрыв? Что ты делаешь?

Лето потянул левую ногу.

-И как ты остановишь меня? Свяжешь? - с печалью в голосе иронизировал он. - Посадишь в подпол? Ты будешь меня сторожить?

-Если... - начал Рид.

Лето вдруг вскочил на стол и одним движением выпрыгнул в распахнутое окно. Рид, попытавшийся его схватить, нелепо растянулся на столе.

Мальчишка в широченных, закатанных снизу штанах и длинной, до колен, серой рубахе спешно удалялся от дома. Выскочивший на крыльцо Рид обнаружил пустую улицу. Лишь какая-то ребятня, не страшившаяся полуденной жары, играла на дороге.

Дурак я, ох дурак, - думал Рид. - И ты дурак, Лето. Все еще мал, торопишься, рвешься вперед... Моя жизнь... Я пошел бы за Владом не раздумывая, если бы не ты, маленькая химера. Только, что теперь толку?

Он опустился на грязную притолоку и задумался. Броситься к управлению, надеясь опередить? Да куда там, за таким шустрым. Тогда меняться? Верно. И молиться, что пока он наращивает массу, с клоунами ничего не случится.

Рид бросился в дом, разом проскочил коридор и вывалился во двор.

Спустя час из небольшого хлева грациозно вынырнула химера. Два метра в холке, гибкая, покрытая лоснящейся коричневой шерстью. Если бы не преувеличенно большие плечи и слишком плавный изгиб спины, ее можно было бы принять за огромного дикого камиса.

Пружиня, химера пробежала по двору. Ледяные глаза скользнули по забору. Она играючи перемахнула через преграду и... тут же запрыгнула обратно во двор.

Улица была полна полицейских. Черная и серая форма. И как успел заметить Рид - прибывали новые. Хуже этого он посчитал только то, что полицейские его увидели.

В подтверждение, улицу прорезал рев усиленного рупором голоса.

-Химера Рид, сдавайтесь! Ваш дом окружен, квартал оцеплен! У вас есть шанс закончить всё миром, сдавайтесь!

В ответ раздался дикий звериный рев, перешедший в хохот. Орвис, державший рупор, едва не присел. Сержант Киб, стоявший рядом, так и сделал.

Риду было трудно выговаривать слова, но, закончив смеяться, он все же ответил.

-Уже бегу, со своей веревкой и табуреткой!

Полицейские нервно перепроверяли оружие. Несколько готовились выбивать дверь. Отряд особого отдела готовился ворваться во двор.

Не умею я делать правильный выбор, - подумал Рид, готовясь к прыжку.

***

Лето выбрался из пригорода. По нешироким улочкам, мимо живых изгородей и заборов, сменившихся тротуарами и фонарными столбами. Женщина, повстречавшаяся по дороге, подсказала ему путь до центрального управления.

Когда он прошел дальше, она провожала его сочувствующим взглядом. Не мудрено - Лето выглядел человеком во власти эмоций и не самых хороших.

На самом деле, Лето был полон решимости и при том абсолютно спокоен.

Странно, - думал он. - Обычно всё наоборот

Он понимал, что должен бы переживать. Но лишних мыслей не было, да и эмоций тоже. В таком состоянии он не пытался решать, как будет действовать.

Если я не дурак и знаю, что совсем не силач, да и драться даже не умею, - рассуждал он. - То не стоит думать, о том, как я ворвусь туда, аки стая страфов в загон для шусей. Нет... Что я могу? Я могу думать - делай что видишь, авось получиться. Да, я большого ума и тактики человек.

Главное полицейское управление, как и полагается муниципальному центру одной из важнейших в стране организаций, располагался недалеко от других важных административных и гражданских зданий - ратуша, налоговая служба, телеграф, пожарная вышка, гостиница для важных персон высшего класса...

Все эти здания, как и в других северо-западных городах Мотея, выходили лицом на широкую центральную улицу. Городская площадь находилась чуть дальше, ближе к городским садам и парку. От административных зданий ее отделяло широкое здание суда и окруженный массивным каменным забором собор напротив.

Всё в городе подчинялось закону - делу место свое, гуляниям - свое. По этой же причине на центральной улице не было магазинчиков и уличных торговцев. Непрерывный поток выносил людей на площадь, не задерживаясь на ней.

Лето свернул с просторной площади в тень мрачной громады собора и невольно засмотрелся. Все церкви Спящего выглядели примерно одинаково - этакий комплекс из подогнанных друг к другу разновеликих цилиндров с узкими прорезями окон. Пять цилиндров, на вершине каждого располагался ослепительно-синий зубчатый венец, напоминавший корону. Но этот собор представлял собой целых три комплекса, связанных арочными мостами, причем высота каждого комплекса цилиндров была раза в два выше стандартной. Он выглядел действительно торжественно и вместе с тем угнетающе.

С облегчением вывернув из его тени Лето прошел ратушу и углубился в череду темно-коричневых офисных зданий. Все они были важными, украшенными барельефами. Лето казалось, что они склонились к нему и переговариваются:

-Что забыл здесь ребенок? - строго вопрошало здание ратуши, мрачно глядя из под длинного козырька.

-Здесь не место для зевак! - вторило ему здание напротив, раскрыв узкие длинные окна.

-Да вы посмотрите, он же бродяга! - подметило безликое офисное здание.

-Вон, оборванец, вон! Мы заняты, - разъярялась штаб-квартира налоговых органов.

Лето пытался отбросить мрачные мысли, но удавалось не очень. Громада пепельно-серого главного управления встретила его пустыми мраморными ступенями. Казалось, сюда не подходят лишний раз люди и даже птицы облетают серый монолит стороной.

Лето встряхнул головой. Мерно простучали подошвы по мрамору. Под руками мальчишки подались тяжелые двери, открывшись неожиданно легко и без скрипа.

Просторный холл был пуст. Чистые бежевые стены, высокий потолок, отразивший эхом захлопнувшуюся дверь, и первые шаги по мраморным плитам внутри. Ни колонн, ни иных препятствий. Только лавки вдоль стен.

Лето ожидал увидеть внутри оживленный муравейник, множество людей...

Один единственный служащий выскочил из-за стойки, как только двери открылись. Сделал он это как игрушечный клоун на пружине, выпрыгивающий из коробки, но с таким выражением лица, что сразу становилось ясно - в гробу он видел всех входящих.

-Парень, у тебя что-то срочное? - спросил встречающий.

-А..

-Что ты встал? Если срочное - проходи, - вальяжно тянул полицейский. - Если нет - тогда можешь не терять время. До вечера выезды будут проводиться только на места тяжких и особо тяжких преступлений. Все вопросы по документам и остальному - завтра. Людей нет.

-А где все?

Полицейский начал раздражатся.

-Заняты. Ну так что?

-А заявление оставить можно?

-Можно.

Полицейский вытащил откуда-то из-за стойки чистый бланк. Подошедший Лето смог увидеть стандартный перечень: персональные данные, обстоятельства дела.

-Вы будете записывать? - спросил Лето.

Полицейский чуть не взорвался. Покраснел.

-Ну а кто? - проскрипел он. - Видишь же - никого нет. Я вообще не понимаю, что ты здесь делаешь. Обратился бы в местное, районное отделение. Они все в штатном режиме.

-Ясно... Ясно, - закивал Лето. - Послушайте...

Он двинулся боком вдоль стойки. Одинокий полицейский сначала следил за ним с недоумением. Когда мальчишка завернул за стойку, заволновался.

-Парень, сюда нельзя! - крикнул он, по профессиональной привычке хватаясь за дубинку.

Лето кузнечиком перемахнул два метра между ними и врезал не успевшему среагировать полицейскому под дых. Потом между ног. Уже и без того падающему на землю сопернику он заехал сложенными в замок руками по затылку. Для верности.

Оглядевшись, лето заметил схему здания - желтый плакат под стеклом. Подошел поближе и проложил по бумаге мысленный маршрут

Главный коридор, направо, до стены, вперед, налево и по лестнице вниз.

Так он и сделал. Один раз Лето останавливался, испуганный, у двери за которой раздался шум. Шорох бумаг, чьи то шаги. Он осторожно прокрался мимо.

***

Камеры для химер представляли собой комплекс из двух подземных этажей. В первом подземном чередовались четыре больших камеры из стали, кирпича, камня и стекла. Двери у всех кроме стеклянной, стальные. На втором этаже камеры имели только массивные деревянные либо железные двери. И земляные стены. Причем две камеры были заполнены водой.

Комплекс охраняла четверка стражников, попарно сменявшихся каждые сутки. Но на время операции по поимке 912-й химеры стоявшую смену забрали. Сменщиков заранее вызвали в управление, но... Зная об отсутствии начальства и бардаке в управлении, Лэнди упросил напарника об отлучке. Сержант Хоут остался один. И он отчаянно гадал, зачем согласился на эти два часа, не больше.

Небольшое помещение, служившее пропускным пунктом, имело два входа. Решетка и дверь в ней, открывавшая доступ к комплексу и точно такая же решетка и дверь, открывавшая доступ к верхней части здания. На этом пятачке, запертый между двух решеток Хоут и ютился всё свое дежурство.

Он имел небольшой стол с пачкой газет, стул и шкаф с ключами.

И вот, просидев в этом пятачке два часа, Хоут обнаружил очевидный и очень неприятный просчет, допущенный в договоре с Лэнди. Просчет заключался в том, что влив в себя три стакана воды, Хоут уже не мог тем же путем вернуть воду обратно в стаканы. Ему вообще не хотелось возвращать воду в стаканы.

Выматерив смещенное, и не установившееся начальство, переполох с химерами и людской идиотизм в частности, Хоут отправился в туалет. Вернувшись, он полистал перечитанную дважды газету и вдруг озарился очевидной мыслью.

Если система не работает, и виновато в этом начальство, то почему бы этим не воспользоваться? Заперев дверь он отправился в столовую. Вернувшись спустя час, сержант обнаружил перед решеткой нелепого вида мальчишку.

Мальчишка стоял к нему спиной и увлеченно разглядывал помещение за решеткой.

-Забери меня химера, ты кто такой? - удивленно высказался Хоут, дожевывая бутерброд.

Мальчишка развернулся. Сделал виноватое выражение лица, шагнул три раза вперед и вдруг прыгнул на Хоута. От внезапного толчка Хоут поперхнулся. Он с легкостью отбросил мальчишку в сторону. Но следить за ним уже не мог. Уставившись слезящимися глазами перед собой, Хоут принялся колотить себя по груди.

Кусок выпрыгнул изо рта вместе с ударом, обрушившимся на затылок.

***

Уверен, Спящий не единственный бог. Уж точно есть еще бог удачи, и я обязательно вознесу ему дары - думал Лето, обшаривая массивного полицейского с круглым брюшком, неподвижно лежавшего на полу. Выудив из кармана ключи, он открыл решетку.

Обшарив шкаф, он обнаружил и ключи от второй решетки. Теперь нужно было узнать, в какой камере Влад.

Лето не боялся, что его услышат. Подземные стены толстые, лестница высокая и извилистая. Звуки гаснут быстро. А даже если бы и не так, то здание полупустое.

-Влад! Влад, ты здесь? - звал он, идя вдоль камер.

-Лето?!

Глухой голос донесся из-за огромной стальной двери. Лето возликовал, бросившись к камере.

-Ты жив!

А вот Влад не на шутку испугался. У него пронеслась в голове уйма вариантов того, что именно он слышит. Вплоть до галлюцинаций. В конце концов, Влад решил, что это на самом деле Лето. И его ведут по коридору связанного, в сопровождении пары охранников.

-Тебя поймали?! - закричал Влад. - Что ты здесь делаешь?!

Лето подбежал к двери и отодвинул узкое окошко для передач. Поднявшись на цыпочки и все равно не дотягиваясь, принялся взахлеб обьяснять:

-Нет, Влад, здесь никого нет, здание пусто! Я вытащу тебя! Я уже думал, что с тобой что-то случилось. Но ты же в порядке? Нам надо только найти ключ.

-Ты сошел с ума! - ужаснулся Влад. - Я не знаю, что там сейчас, но немедленно уходи отсюда.

-Нет, нет... подожди, - отмахнулся Лето.

-Как ты нашел меня, Лето?! - крикнул Влад, прижавшись к окошку.

Но Лето уже отошел.

-А я был у Рида, но он, знаешь, отказался... - бормотал Лето на ходу.

Он уже оторвался от двери и бросился назад в коридор. Подбежал к шкафчику с ключами и осмотрел его. Ключа на месте не было.

Дважды перепроверив и убедившись в этом, Лето кинулся к лежащему без сознания охраннику и обыскал одежду. На теле не оказалось других ключей кроме тех, которые открывали дверь в помещение перед камерами.

Лето подумал привести его в чувство и допросить, но тот явно не собирался приходить в себя в ближайшее время. Да и как его допрашивать? Скорее уж выйдет наоборот. В отчаянии Лето схватился за голову. Где может быть этот ключ? Сколько у него времени?

-Лето! - голос, доносившийся из-за двери, звучал в отдалении совсем глухо.

-Влад, подожди, сейчас! - отмахнулся Лето. - Сейчас...

Он думал о том, чтобы обыскать стол. Может, завалился куда-то?

-...есь его... - кричал Влад.

Но Лето, увлеченный поиском, не прислушивался к глухим крикам.

Стол и шкаф были полны бумажек. Ключей там не было. Лето чуть не взвыл. Он вернулся к двери.

-Влад, я должен буду...

-Их здесь нет!

-Что?

-Ключей здесь нет! Лем носит их с собой.

-Кто такой Лем?

-Неважно. Если участок пуст, значит и его здесь нет. Хотя я ничего не понимаю.

-Как же тогда открыть дверь?

-Да никак! Тебя вообще здесь быть не должно! Где Рид? Ты сказал что-то про Рида.

-К химерам Рида! Я должен вытащить тебя.

-Великий спящий...Я не тот человек, которого бы стоило спасать.

-Что ты несешь?

-Уходи отсюда, слышишь? Немедленно уходи. Тебе надо бежать из города, а не лезть сюда.

-Нет.

Лето изо всех сил пытался понять, как открыть эту дверь. Но взгляд неизменно натыкался на толщу металла.

-Уходи! Великий Спящий... Хоть раз послушай меня, прошу.

-Прости... Прости, я понимаю, но я не могу.

Влад за дверью выругался. А Лето в этот момент думал о том, как открыть эту дверь... Тревога сжимала его сердце. Время текло, а он стоял перед ней и ничего не мог сделать. Единственное, что приходило в голову - это симбионт.

-Лето.

Он всегда спасал его в тяжелые моменты. Влад не знал этого, но так было еще с тех пор, когда у Лето был брат. Лето точно знал, что для симбионта эта дверь не проблема, но он никогда не мог понять, что заставляет симбионта действовать. Разве только угрозы для жизни. Но здесь их не было.

-Лето, ты слышишь меня?!

Помоги, прошу.... Ты... живой или нет, -думал мальчик. - Прошу, я знаю, ты можешь. Слышишь? Как, как мне заставить его?!

Он чувствовал себя еще глупее, будто разговаривал сам с собой. Пытался что-то почувствовать... ничего. Влад был прав, симбионт, это симбионт - это не его часть и оно не имеет разума. Значит, угроза для жизни? Отчаяние?

-Лето, не стой там, прошу....

Я не уйду без Влада - он думал об этом, скрипя зубами.

Лето глубоко вздохнул.

Влад подарил мне жизнь. Он не знает, не видел... У нас было столько боли. Я никогда его не брошу

И с разбегу бросился на дверь. Гулкий удар эхом пронесся по коридорам.

Боль пронзила мышцы, Лето зашипел, стараясь ее унять. Он еще раз глубоко вздохнул и снова бросился на дверь.

Удар за ударом.

Тело взвыло от боли, в глазах помутнело. Лето лишь распалял себя сильнее, поднимая злость.

Лето не слышал криков Влада за дверью. А тот метался по камере, схватившись за голову. Он слышал то, что не хотел слышать сам Лето. Он слышал, как мальчик скулит и хрипит от боли. Но...

Еще один удар.

-Прекрати!

Симбионт не пробуждался. И не пробудился бы. Человек... добровольно никогда не сможет привести себя на грань смерти. Даже если ты сможешь преодолеть первую волну защиты - страх, то есть еще и вторая - воля к жизни. Пока у тебя есть силы, тело человеческое не даст тебе намеренно утонуть, в последний момент направив вверх. Оно не даст тебе задушить себя...

Тело можно обмануть. О, человек изобретателен. Превратить самоубийство в целое искусство - яд, петля, прыжок с высоты... Но Лето не был столь изобретателен. Да он и не хотел себя убивать. Сколько бы он не думал об этом. Поэтому симбионт не появился.

А Лето... После очередного удара он упал на пол без сил. Скрипя зубами, он пытался заставить себя унять боль. Поднялся на дрожащих ногах, попытался еще раз ударить в дверь, но удар вышел жалким и слабым.

Лето снова упал. Лежа на полу и воя от ярости, он слышал голос отца.

-Прекрати!

Как он мог прекратить? Он стал подниматься.

-Влад, прости... Я не могу.

Фраза была полна боли и решимости. Услышав ее, Влад вдруг понял, что ведет себя ничуть не умнее Лето. Разве кричать он сейчас был должен?

Лето стоял на четвереньках. Дрожащие руки снова поскользнулись в луже крови, расползавшейся перед дверью, и мальчик въехал подбородком в пол. Пытаясь подняться, упал окончательно.

И вместо очередного крика, Лето вдруг услышал полный спокойствия и нежности голос.

Влад сидел у двери на той стороне. Он спросил его:

-Как ты думаешь, чего бы я хотел больше всего на свете?

Этот спокойный вопрос пробился через отчаяние и Лето ответил.

-Я не знаю, - устало ответил он, пытаясь подняться. - К чему это сейчас? Мы должны...

-Больше всего на свете, я хотел бы, чтобы с тобой все было в порядке, - продолжал Влад.

Голос Лето дрогнул.

-Что ты... я не понимаю. Мы должны вытащить тебя.

-Лето, я хочу, чтобы ты не делал глупостей. Я не заставляю тебя уходить, но...

-Нет, я не уйду.

-...тогда ты сделаешь мне только хуже, чем есть сейчас. Ты ценишь мои слова?

-Пап...

-Я всегда хотел спросить тебя это, ты ведь никогда не слушал... Ты вообще меня ценишь?

-Да, пап, конечно... Я не поэтому... Но я не могу...

-Тогда сделай, что я прошу. Хотя бы раз, для меня.

Влад слышал, что Лето остановился. Мальчик больше не рвался спасать его, и это уже было хорошо.

-Лето... не отчаивайся, это не конец, -говорил Влад. - Только сделай, как я прошу. Пока ты стоишь здесь... Если с тобой что-то случится, я себе не прощу. Полицейские не могут мне ничего сделать, но ты убиваешь меня. Потому что всё, что у меня есть, это ты.

Лето сидел на полу, привалившись спиной к двери. Он повернул голову набок, прислонившись щекой к холодному металлу.

-А я? А как же я... - спросил он. -Что я буду делать без тебя?

Влад стоял на другой стороне, точно также привалившись к двери спиной.

-Разве так мало дел? - ответил он. Ты сможешь и без меня, ты уже не так мал... Ты и сам это знаешь.

-Но как? Зачем я...

-У тебя все еще есть цель. Ты ведь не бросишь нашу мечту?

-Влад, а я ведь... - голос Лето вздрогнул. - Я не забрал деньги.

Влад усмехнулся.

-Эх ты... Значит, тебе придется сделать это самому, самому заработать. Но ты ведь сделаешь?

-Пап...

Влад вздохнул.

-Лето, ты сейчас так боишься оставить меня... -говорил он. -И цепляешься за мои слова. Надеешься найти утешение? Тогда я тебя разочарую. Я ничего больше не могу тебе сказать. И вообще, я не могу сказать, как тебе жить, потому что и сам не знаю. И никто не знает, пока ты сам не примешь решение. Это твоя жизнь. Ты должен это понять. Я думал, что смогу дольше заботится о тебе, но я ошибся. Теперь она только твоя и поэтому я не гоню тебя и не приказываю...

Влад остановился на секунду, а затем его слова прозвучали так нежно и убедительно, как он только мог это сказать.

-Я прошу - уходи, - повторил он.

Лето захлестнуло смятение. Но сейчас Влад был прав, как и всегда...Как бы не хотелось Лето, чтобы они оставались вместе, это было бы предательством всего, что делал для него Влад.

Что стоят слова Влада? И Лето заставил себя согласиться.

-Вл... Пап... Я... Хорошо.

-Благодарю, Лето. И обязательно найди Рида.

Лето снова захлестнула злость и обида.

-Я уже нашел...- зло сказал мальчик. - Это он...

-Раз ты нашел Рида, - прервал его Влад. - То попроси его... нет, он сам поймет. Оставайся с ним, хорошо?

-Влад, он...

-Я не знаю, что там было Лето, но я верю ему. И я верю, что он прав, даже если ты этого пока не понимаешь.

-Хорошо, я найду его.

-Тогда иди и делай. Не теряй время.

Влад сказал это твердо и всё с той же добротой в голосе.

-Значит всё?

-Да.

-И ты ничего умного напоследок не скажешь? Ты ведь всегда говорил.

-Что я могу сказать?

-Ну, хоть что-то... нельзя же так.

-... Хорошо.

Влад выдал нервный смешок. Но в последний момент взял себя в руки и снова заговорил спокойно.

-В последний раз, самое простое, - говорил он. - Просто помни, что только Спящий знает, какая истина из тысяч верна. Не колебайся, выбери свою и следуй ей. Но и другим позволь выбирать. И пусть удача тебе это позволит. Она капризная птица. Сойдет за последнюю и самую верную истину?

-Да. Только почему птица?

-Потому что улетает так же легко, как и сама человеческая жизнь. А еще гадит непрестанно. Не забивай голову. Я верю, что ты и сам потом будешь рассказывать детям подобную ерунду.

-Гадит. Ты не мог не скатиться на глупости. Неужели я так и буду вспоминать... ерунду?

-Не делай из меня героя, Лето. Я старый дурак. Дурак, которому ты дал слово. Уходи.

-Я постараюсь что-нибудь придумать.

-Я верю. Иди.

-Я...

-Иди.

Влад стоя следил за удаляющимися шагами. Услышав, что Лето ушел, он с облегчением сполз по стене.

***

Лето прошел обратный путь не таясь. Но никто не вышел посмотреть на идущего по коридору.

Бог удачи? - думал он. - Нет. Бог, который разрушает надежды. Бог лжи... или бог ложной надежды

Какой-то мужчина в холле нетерпеливо постукивал пальцами по стойке. В коричневом пальто, с невысоким цилиндром на голове и круглыми очками на носу. Услышав шаги, он оглянулся и увидел Лето.

Испачканная в крови одежда, избитый вид.

-Ох, Великий Спящий... Что с тобой произошло? - изумился он.

Лето лишь бросил на него безразличный взгляд и молча прошел мимо. Мужчина торопливо зашагал к нему. Когда незнакомец приблизился, Лето внезапно остановился, и резко взмахнул рукой, оросив инстинктивно закрывшегося человека кровью.

Мужчина ошалело провожал его глазами, до самых дверей. Затем вдруг услышал стон за стойкой. Обойдя ее, он обнаружил приходящего в себя полицейского, которого тут же принялся приводить в чувство.

А Лето вышел на улицу, на широкие серые ступени перед зданием. Щурясь на свету клонящегося вниз, но еще достаточно высоко стоящего солнца, он побрел прочь, вдоль здания, стараясь держаться в тени.

***

Хах... дерьмо.... Надеюсь... хах... ты сдохнешь следом.

Валис, тяжело дыша, перевернулся на бок и подполз к стене здания, у подножия которого лежал. С облегчением привалившись к прохладному кирпичу, лейтенант полным неудовольствия взглядом проследил метровой длины кровавый след, оставшийся на земле.

Заставив себя взглянуть на правый бок, Валис обнаружил жуткую мешанину из обрывков одежды, плоти и клочков кожи. Во всём этом он смог однозначно опознать лишь два оголившихся ребра. И, кажется, третье.

Как я жив еще? - удивился Валис. - Хотя, это, соврати меня химера, скоро изменится

Он тяжело выдохнул и откинулся назад. Смысла что-то делать с такой раной он не видел.

В десятке метров послышался топот. Скосив глаза, лейтенант обнаружил полицейского лет двадцати бежавшего к в его сторону. Не добежал. Остановился, широко раскрыв глаза и побелел. Валис проследил за рядовым взглядом и в очередной раз выругался.

Ширина улицы составляла десяток метров. Старинная каменная мостовая, с тротуарами по бокам, была забросана кусками тел разных размеров в обрывках черного тряпья. На некоторых можно было разглядеть знаки различия. Какие-то куски еще продолжали стонать. В воздухе пахло испражнениями с кислинкой крови.

Стошнит, не стошнит? - вяло делал ставки Валис, вернувшись взглядом к одиноко стоящему подкреплению - Думаю, не сдержится

Парень сдержался. Окинув взглядом улицу, он зацепился сначала за сцену побоища, затем за серое туловище особиста, свисавшее с крыши здания, и наконец, обнаружил человека в черной форме, укрытого тенью балкона. Он тут же бросился к выжившему.

-Лейтенант Валис...

-Эй, хах... Эй, - прервал его Валис, хрипя. - Красное здание.. хах.. видишь?

Он указал рукой на здание чуть влево напротив. Парень кивнул.

-Третий этаж... хах... он взял с собой Берка. Это... хах... мой, - Валис сглотнул, прежде чем договорить. - сержант. Понял?

Полицейский кивнул.

-Вали нахрен... хах.. Живо.

Полицейский бросил взгляд на рану Валиса, и спорить не стал. Все с таким же белым лицом и плотно сжатыми губами он вскочил и бросился навстречу отряду особистов, спешившему к месту столкновения.

***

Тусклый свет освещал облупленные коричнево-белые стены и обшарпанные зеленые двери, появлявшиеся в этом унынии через равные промежутки. Мрачная черная фигура не спеша плыла мимо них, сопровождаемая скрипом половиц и тяжелым дыханием. Волочившееся за ним тело безвольно взбрыкивало от резких рывков, оставляя после себя широкую бурую полосу.

Сделав очередной шаг, фигура остановилась. Она перехватила удерживаемую в когтистой лапе ногу поудобнее, поднялась с трех конечностей на две, выпрямилась и повела плечами. После чего коротко рыкнула и двинулась вперед чуть быстрее и увереннее.

Все казалось замершим, комнаты за дверьми - нежилыми. Но Рид знал, что это не так. Он чувствовал запах пота испуганных людей и слышал их прерывистые выдохи за тонкими стенами. Жильцы затаились в своих комнатушках. Это заставляло Рида недовольно морщиться.

Стоило ли тащить за собой здоровенного полицейского, когда здесь столько свободного материала? Хорошо хоть пойманный сдох где-то по пути, перестав стонать.

Рид снова остановился. Он почувствовал за дверью целое семейство и довольно оскалился. Это можно было использовать.

От мощного удара дверь треснула и разошлась по центру. Переоценившая ее крепость химера взревела от ярости, выбила петли и замок, затем ударила еще раз. Бесформенная груда пронеслась через комнату и врезалась в противоположную стену, усыпав свой путь обломками.

Кто-то коротко пискнул, в небольшой комнате справа раздался шорох.

Рид не обратил на людей внимания. Пусть думают, что незаметны, а он пока восполнит форму.

Химера втащила через порог изломанное тело, сорвала в несколько движений грязную черную форму и принялась жрать. В процессе Рид обдумывал сложившуюся ситуацию. Выходило совсем плохо. Почти без шансов.

По его подсчетам, пригород осадило не меньше сотни полицейских. Кордоны на улицах, несколько подвижных загонных групп особистов, вооруженных карабинами и гранатами, и серые снайперы с винтовками нарезного типа на крышах.

Рид вспомнил, как еще у себя во дворе наивно решил наглостью смять особистов, прорываясь прямо через место входа одной из групп захвата.

Его встретила гибкая металлическая сеть. Химера смахнула ее на подлете рукой и тут же сложила одного из бросавших ее храбрецов пополам. Второй храбрец лишился руки. Серые попытались разбежаться в стороны, чтобы не бить по своим, но их опередил человек в синей рясе, выступивший вперед.

Среди загонщиков оказался церковный Ревнитель.

Кровь в венах закипела и, чувствуя, как сгорает заживо, Рид метнулся к врагу, успев проломить ему голову. В него тут же ударил с десяток выстрелов. После этого Рид только бежал, теряя инициативу. На стыке улиц столкнулся с еще одним Ревнителем, бросившимся на встречу с парными клинками и запрыгнул в окно ближайшего здания.

Гонка продолжалась долго. Рид петлял, срезая дворы. Проламывался через здания и сады. Быстрее вышло бы по крышам, но их перекрыли особисты.

И кто бы знал, что остановит его группа полицейских. Зря Рид решил прорываться через них. Десяток слаженно вел огонь, не прекращая его даже тогда, когда один из людей оказывался в лапах химеры. А озверевший командир выхватил офицерский клинок и перерубил Риду сухожилия на ногах.

Разобравшись с полицейскими, Рид уже не мог бежать. Схватив самого здорового он бросился в ближайшее здание, восстанавливать повреждения. Теперь это здание окружали загонщики. А если среди них обнаружилось два Ревнителя, то скоро объявятся еще как минимум двое. Ревнители ходили четверками, и шансов уйти от них имелось немного. Но...

Что такое настоящая сила, что такое настоящая мощь? - подумал заканчивавший неприятный обед Рид, прислушиваясь к командам под окном. - Это плата, которую ты готов выставить за нее? Не-ет. Это боль, которую ты готов вытерпеть, потеряв ее. Вам, людям, никогда не понять того, что за превосходство иногда не нужно платить, но приходится расплачиваться.

Выбросив останки полицейского за дверь, химера развернулась и легким ударом раскрыла белую дверь в соседнюю комнату. Невысокий мужчина с изможденным лицом, орошенным каплями пота, попытался вжаться в стену при ее появлении. Женщина рядом с ним поступила точно также, прижимая к себе двух разнополых близняшек.

Химера подошла к ним и пальцами схватила девочку за шею. В этот момент мужчина попытался шагнуть вперед, но тут же вжался обратно под ледяным звериным взглядом. А вот женщина бросилась отбивать дочь и тут же получила легкий удар по голове, от которого потеряла сознание. Химера отставила визжащую девчонку в сторону, схватила одной рукой за шкирку мальчишку, второй - потерявшую сознание женщину и развернулась на выход. Девчонка не переставала тонко визжать. Химера, зарычав, оскалилась, взбрыкнула задней лапой, прекратив визг, и вернулась в зал.

В зале Рид подошел к окну и выглянул во двор. Он тут же столкнулся взглядом с радужно улыбавшимся ненормальным и вскинул руку с безвольно обвисшей женщиной. В нее врезалось несколько пуль, и какой-то мощный удар переломил ее тело пополам, заставив Рида отшатнутся.

Дерьмо, - подумал он, отбрасывая в сторону живой щит. - Надо было показывать заложника раньше.

Убедившись, что выстрелы прекратились, он выставил в окно мальчишку. Из толпы тут же выступил один из трех стоявших внизу Ревнителей. Он единственный стоял в капюшоне. Приняв его за переговорщика, Рид довольно осклабился.

Ревнитель скинул капюшон, открыв миру слепое лицо, затем вдруг наклонился и что-то поднял у себя из-под ног. Выпрямившись, слепец раскрыл ладонь, над которой тут же завис небольшой камешек. Рид настороженно следил за ним, ожидая подвоха, когда камешек быстрее пули сорвался с места и пробил химере голову, оборвав поток размышлений.

***

Пригород был заполнен полицейскими. Оцепления стояли вплоть до черты пятиэтажных зданий, сменявших городские частные дома. Там он столкнулся с толпой зевак, неохотно разгоняемых полицейскими. Все они смотрели на работу санитаров. Лето успел увидеть раненых, носилки и заляпанную кровью немощеную дорогу.

-Слава Спящему, поймали, - говорил мужчина в одежде пекаря.

Второй, в черном, что-то промычал, соглашаясь.

-Десять человек покалечило чудовище, а то и убило, - снова вздохнул первый.

-Не десять, - возразил тот, что в черном. - Они же ее по всему городу ловили. Там человек пятьдесят, не меньше. Видел, что на углу?

- Да ну брось ты, видел я, что на углу... Хотя бы тридцать, я бы еще поверил, но пятьдесят...

-Ну не хочешь не верь.

Они еще некоторое время говорили о погроме, учиненном какой-то химерой и о ее поимке.

Облавы на химер, совпадение или же...- размышлял Лето. Но не закончил. Додумывать не хотелось, потому что выводило на неприятные результаты.

Не спеша поддаваться подозрениям, Лето двинулся дальше и натолкнулся на толпу зевак, разгоняемых полицейскими. Все они глазели на работу санитаров.

А затем Лето вышел к дому Рида. Здесь собралась настоящая толпа и ни одного гражданского. Серые, черные мундиры. Лето едва не столкнулся с парочкой в черном, неосмотрительно вывернув из-за угла. Хорошо, что они стояли спинами к нему и, видимо, совсем не интересовались окружающим. Прежде, чем кто-то сумел заметить его, клоун свернул на боковую улочку, полускрытую зелеными кронами.

Значит, это Рид... Его тоже поймали, - думал Лето. - Но тридцать человек... Зачем?

И вдруг он озарился новой мыслью.

Ха, да если он способен убить тридцать человек, конечно, они ловят нас! -подумал Лето. -Из-за таких, как Рид, они поймали Влада! Из-за таких, как он, мы изгои... И он еще не стал помогать. Как они вообще могут быть друзьями...

При всей нелюбви к полицейским, Лето не мог представить, как можно кого-то лишить жизни. Убить тридцать человек... Даже когда он думал об освобождении Влада вместе с Ридом, он не задумывался о такой стороне вопроса. Он всегда думал, что такие химеры как Рид неуловимы и почти неуязвимы... А теперь Рид оказался даже хуже, чем убийцей.

Лето все еще брел по улочкам, возвращаясь в более обжитые районы города. И он не мог понять, что делать дальше. Влад... об этом не стоило даже думать. А Рид, последний, кого он здесь знал, теперь был пойман... или мертв. И Лето ловил себя на мысли, что ему это совершенно безразлично.

Только вот что теперь делать?

Утомленный, Лето добрел до какого-то грязного закоулка и, не обращая внимания на стойкий запах помоев, сел на землю и привалился к стене.

Самое место для меня, - думал он, проваливаясь в сон.

***

Лето разбудил шорох поблизости. Открыв глаза, он увидел перед собой бродягу, одетого в разномастное оборванное тряпье. Бродяга занимался тем, что читал газету.

Лето приподнялся на локтях, устраиваясь поудобнее и поймал на себе взгляд масляных черных глаз.

-Слыхал чего? Бал будет, принц женится. Живут, а? - бродяга хрипло расхохотался.

Затем присмотрелся к собеседнику и изумился. Пятна на одежде, которые он в полутьме принял за грязь, оказались засохшей кровью.

-Эй, это что кровь? С тобой всё в порядке?

-В порядке, - отмахнулся Лето.

Он окинул бродягу безучастным взглядом и вдруг зацепился взглядом за заголовок.

-Это свежая газета? - взбудоражился он.

-А, ты про это?

Бродяга развернул газету боком, где крупными буквами сообщалось о поимке химеры.

-Это я сам видал, - сказал он. - Вот не врут, по всему городу гоняли. Черная, что ночь...

-Нет, нет, -торопливо возразил Лето. - Рядом.

-Рядом, - бродяга присмотрелся к желтой бумаге. - А, да... Еще одну послезавтра казнят. А может и ту же, много ли их тут? Хотя пишут, что эту давно поймали...

-Можно посмотреть?

Бродяга пожал плечами.

-Держи.

Статья сообщала о торжественном событии - суд и казнь химеры, скрывавшейся под личиной человека с именем Влад ДельЛе.

Лето вернул газету и поднялся.

-Эй, ты как? - участливо спросил бродяга.

Но, не дождавшись ответа, пожал плечами и выудил из-за пазухи полупустую бутылку.

Не обращая больше на него внимания, Лето вышел на улицу и бесцельно побрел по тротуару.

Прохладный утренний воздух пробегал по улицам, вороша обрывки бумаги. Зябко поеживались ранние прохожие, поднимая воротники повыше. Чувствовалось первое дыхание осени, пробегавшее грустью по стенам старых домов с облупившейся штукатуркой.

Лето бродил по улицам до вечера. Иногда он, словно потерявшись, останавливался, чтобы через мгновение продолжить путь в том же направлении. Иногда сворачивал в переулок и подолгу сидел на всем, что мало-мальски для этого подходило - от коробки до груды досок. Когда не находилось и этого, садился на землю.

В голове крутились десятки разных мыслей, от планов на будущее, до сожалений о настоящем. Но ни одна идея не находила себе выхода, упираясь в отсутствие денег в грязных штанах и нежелание что-то делать вообще. Неизвестно, сколько бы это продолжалось и чем бы закончилось, если бы закончилось... Но тело само сделало выбор за потерявшегося в реальности Лето.

Он с изумлением обнаружил себя стоящим на городском рынке и наблюдающим представление бродячего фокусника. Это был не слишком талантливый и не слишком популярный фокусник, если вместо небольших частных театров или еще более крупной сцены государственных театров он выступал на улице. Но вокруг него все-равно собралась большая толпа зрителей.

Вот он выставил на раскладной столик перед собой клетку с офи и накрыл ее платком. Сорвал платок и птичка исчезла. А вот и она, под цилиндром на голове фокусника. Он снова одел цилиндр и накрыл клетку платком, чтобы через мгновение обнаружить ее там.

Были и старые фокусы с платками, исчезающими шариками и угадываемыми картами. Людям было интересно всё. Шустрый мальчишка оббегал толпу, собирая монетки.

Лето отошел от фокусника, когда в толпе мелькнула полицейская форма. Простой ли это был патрульный, или же кто-то сообщил про бурые пятна на серой рубахе странного мальчика, стоящего в толпе, Лето не знал. Но выяснять благоразумно не стал, скрывшись в людском потоке.

Он бродил по окраине рынка до вечера, наблюдая ловких мошенников и бродячих артистов, а часто и то, и другое. И хотя он по-прежнему не знал, что делать дальше, настроение его стало гораздо лучше. Трижды он, походя, стащил с прилавков фрукты и теперь уже голод не возмущал желудок так сильно.

А потом солнце начало опускаться. Пустели прилавки, исчезал народ, а вместе с ним бродяги, мошенники и воры. Теперь можно было нарваться на полицейских и Лето направился прочь с рынка.

Он остановился на окраине, наткнувшись на согбенную фигуру. Всклокоченные черные волосы с проседью, грим арлекина на лице и заплетающиеся ноги. Клоун был пьян. В трясущихся руках он держал картонный меч, которым иногда резко взмахивал.

Это был первый клоун, которого Лето видел сегодня. Он не смог пройти мимо, остановившись и с жалостью наблюдая за пьяницей. А затем его захватило совсем другое.

Клоун остановился и уставился в небо.

Там, над крышами домов, умирало багровое солнце. Его дыхание играло в лучах небольшой медной короны, сидевшей в копне седоватых волос, наделяя ее красотой, недоступной даже королям и их ювелирам.

И угасая в агонии, свет вдруг на мгновение замер, взыграв своим последним вздохом на кончиках медных зубцов. Недолго длился волшебный миг. Вспорхнули с короны белые блики и светило, выполнив свою последнюю волю, угасло, оставив лишь очарование закончившегося чуда и легкую печаль.

Зачарованному чудесным зрелищем Лето вдруг захотелось заговорить со старым клоуном. Он прошел мимо одетого в черное прохожего, почему-то тоже остановившегося. Приблизившись к сгорбленной фигуре на расстояние пары шагов, мальчик в нерешительности остановился. Но затем преодолел смущение и шагнул ближе, одновременно пытаясь поздороваться.

Он не успел открыть рта, как клоун вдруг резко развернулся в его сторону и, буравя безумными красными глазами закричал.

-А, ты, оборванец! - кричал пьяница. - Провалиться вам всем под землю!

Почти сразу он взмахнул своим мечом и ошеломленный Лето рефлекторно отшатнулся. Он бы оступился но, сделав полшага назад, уткнулся во что-то мягкое, придержавшее его за плечи.

Обернувшись, Лето обнаружил перед собой высокого мужчину в черном. На голове его сидела широкополая черная шляпа, скрывавшая лоб. Подбородок и рот скрывала не слишком длинная окладистая борода. Открытыми оставались лишь умные черные глаза в окаймлении морщин, смотревшие, как показалось Лето, довольно сурово.

-Не судите, - извинился Лето и отстранился от незнакомца.

-Что с тобой произошло? - строго спросил мужчина, оглядев одетого в испачканную одежду Лето, пробежавшись по светлым волосам и на секунду задержавшись на лице. А точнее, на разноцветных глазах.

-Это мое дело, - Лето развернулся, собравшись уходить.

-Если ты не собираешься никому верить, - остановил его незнакомец. - То однажды превратишься в этого бедного старика.

-Не превращусь, - бросил Лето, взглянув на что-то бормочущего клоуна, но так и не шагнул вперед. - И вы ничем не сможете мне помочь.

-Ты даже не собираешься меня выслушать, чтобы убедится в этом?

Лето снова развернулся и с недоверием оглядел незнакомца. Он не похож был на мошенника.

-Я думал, это вы должны меня выслушивать, - возразил он.

-Я не собираюсь причитать по поводу того что с тобой произошло...

Незнакомец еще раз окинул взглядом Лето и, что-то прикинув, продолжил.

-Вместо этого я хочу предложить тебе работу, - сказал он. - И мне не интересны причины, по которым ты согласишься, мне интересен только ответ.

-Работу? - удивился Лето - Вот так, первому встречному?

-Я не ошибусь, если скажу, что тебе не слишком-то везет в этом городе?

Лето промолчал.

-Я живу в Девеции, работаю архитектором и хочу взять тебя в подмастерья. Уверен, я смогу договорится с твоими родителями, если ты сам не против.

-Не с кем договариваться, - безразлично ответил Лето.

-Тогда все зависит от тебя. По крайней мере, у тебя будет пища и жилье над головой.

-Я не бродяга, - неожиданно даже для себя вспылил Лето. - И сколько вы будете платить, если я соглашусь?

-Как хорошо ты знаешь математику и чертежное дело?

-Ну...

-Первые деньги получишь не раньше, чем сможешь составить свой первый рабочий чертеж. Твой ответ?

Увидеть Влада в последний раз и бросить всё это. Сбежать подальше, надеясь забыть... Лето протянул незнакомцу руку.

-Меня зовут Лето.

-Рэйбэни Шуйд, - представился незнакомец, принимая рукопожатие. Его ладонь была сухой и жесткой.

-Но мне нужно будет, - голос Лето непроизвольно дрогнул. - Задержаться на сутки.

-Я буду в городе еще пять дней. Ты успеешь закончить все свои дела. Пойдем.

Рэйбэни развернулся и направился с рыночной площади на одну из улиц.

-Далеко идти? - спросил его Лето.

-Мы могли бы взять извозчика, но я вышел на прогулку и не вижу смысла ее прерывать.

-Ясно.

Лето немного помолчал, подстраиваясь под широкие шаги Шуйда, затем спросил.

-Почему вы работаете в разъездах?

-В разъездах работают либо те, у кого все разваливается, и которым нет работы в родном городе, либо те, чье мастерство по достоинству ценят в любом месте, и кто может позволить себе выбирать, - неопределенно ответил Шуйд.

-Вы из первых или вторых?

-Собор в центре видел?

-Ясно, из вторых, - заключил Лето.

Шуйд кивнул.

***

Громко шумела толпа. Людей было много, но площадь с успехом вмещала всех, оставляя достаточно свободного места. Тесно было лишь у самого эшафота, где скоро должен был появиться виновник сотен разнообразных мнений, звучавших в человеческой массе.

Одни обсуждали природу подсудимого. Другие вспоминали недавние происшествия, гадая, не имеет ли он к ним отношения. Кто-то был откровенно рад предстоящему зрелищу, кто-то притворно-жалостно вздыхал. Некоторые высказывали очевидно опальное мнение об абсурдности подобных казней. Но однозначно, равнодушных здесь не было.

Ведь казнь химеры проводилась не часто, тем более - публичная. Пожалуй, даже убийц и насильников, принадлежащих роду людскому, давно не подвергали публичным наказаниям, предпочитая делать это в пределах тюрьмы. Но химера - другое дело. Властям требовалось показать измененным их место в обществе и лучше, чем публичная казнь провинившихся, не подходило ничто. Даже если провинностью являлось само пребывание химеры в пределах страны.

Мысли подобного рода посещали и нервно переминавшегося с ноги на ногу Лето. Он не испытывал ненависти к происходящему или жалости. Он отчаянно силился понять - почему все устроено именно так?

И именно тогда, когда какое-то подобие ответа почти сформировалось в голове, толпа зашумела и зашевелилась. С обратной стороны эшафота образовался поддерживаемый особым отделом по контролю измененных коридор.

Процессия из палача, обвинителя, доктора и приговоренного проскочила живую стену и взошла на эшафот.

Всё, как полагается. Веревка прочна, дерево виселицы и того прочнее. Заключенный достаточно истощен, чтобы не суметь пережить рывок. Для надежности под настилом эшафота стояла пара церковных измененных, способных быстро окончить мучения особо строптивой химеры.

По крайней мере, они не выбрали сожжение.

Обвинитель громогласно зачитывал принятый на закрытом заседании приговор. Влад стоял с бесстрастным лицом, но Лето видел, как его глаза шарят по головам зрителей. Как Лето не молил Спящего, они не встретились взглядом. Оставалось лишь наблюдать.

Процесс не казался долгим и тягостным. Если он и был таковым во время чтения приговора, для Лето всё происходило довольно скоро. Только начали зачитывать обвинение, как уже звучат последние слова приговора и заключенного подводят под петлю.

Приговоренный должен умирать мгновенно. Резкий рывок и ломается шея, в этом нет большого секрета. Но они накидывают на голову мешок, да... Ты никогда не думал почему?

Это были слова Влада на один из неугомонных вопросов Лето. Тогда Лето моментально прекратил расспросы, проникнувшись мрачными словами впавшего в странную печаль отца. Воспоминания сами пришли в голову, но именно ответа на этот вопрос Лето сейчас желал знать меньше всего. Он конвульсивно дернул щекой, когда черная ткань скрыла знакомые черты.

Пошел отсчет последних минут. Влад поднялся на табурет. Палач бросил выжидающий взгляд на доктора с секундомером. Получил отмашку и...

Лето отвернулся.

Боясь услышать звук выбитой табуретки или вибрацию упругой веревки, он сгорбился и спешно принялся проталкиваться сквозь матерящиеся тела. Гомон скрыл его от готовых вызвать дрожь звуков.

Флора и фауна. Отрывок.

Нол. Нолы - это огромные всеядные животные. Два метра в холке они, тем не менее, очень послушны и непривередливы - ни в еде, ни к жилью. Шерсть густая, длинная. Лапы пятипалые. Морда вытянутая, с маленькими глазками. Имеют короткий хвост. Могут стоять и проходить небольшие расстояния на задних лапах. Не любят жаркий климат. На севере и в умеренном климате чувствуют себя прекрасно.

Распространены и разводятся повсеместно. Используются крестьянами и торговцами как тягловый и вьючный скот.

Риглот обыкновенный (ригл). Риглы - это низкорослые копытные животные. Травоядные. Рогов, в отличие от других ныне живущих представителей семейства парнокопытных, не имеют. Глаза близко посажены, и можно сделать вывод, что одомашнили их давно. С таким небольшим обзором и слабым зрением ригл не смог бы самостоятельно выжить ни на равнине, ни, тем более, в лесу. Эти животные пережили, бок о бок с человеком, целую эпоху, отделавшись не меньшими потерями, и теперь остаются с человеком неразрывно связанными. Их далекие предки давно канули в лету, поглощенные Гранью.

Белый риглот. Белый ригл - это травоядное копытное животное. Общее с риглом обыкновенным только в принадлежности к одному виду. Глаза по бокам головы, зрение монокулярное. Граздо выше риглота обыкновенного, ригл белый имеет стройное тело и два длинных изогнутых рога, начинающихся чуть ниже линии глаз по бокам головы. Известны и одомашнены раньше, чем риглы обыкновенные. Дикий предок был истреблен человеком задолго до возникновения Грани. Требовательны к месту содержания, питанию и уходу.

Снуфф. Снуфф - небольшой всеядный грызун. Имеет длинное гибкое тело, покрытое короткой шерстью. Распространен от Грани до моря. Приспособился сожительствовать с людьми, из-за чего досаждает крестьянам и торговцам. Крайне ими не любим. Похищает домашнюю птицу, наносит большой ущерб складам и погребам.

Страф. Страф - порождение Грани. Предок неизвестен. На данный момент представляет собой крупное хищное животное. Падальщик.

Живут и охотятся страфы стаями от 3 до 6 особей. Обитают только в прилегающих к Грани районах. В виду скудной населенности данной территории зверьем, входящим в их рацион, часто совершают набеги на территории подконтрольные Стражам Грани. Известны случаи, когда они совершали набеги на более дальние поселения, в обход общин химер.

Крайне опасны, агрессивны. Нападают на любое существо мельче нола. Представляют большую опасность для населения в прилегающих к Грани районах.

Глава 6. 2-й лунный месяц середины лета. 7412 год.

Классификация Винница.

Измененные.

Нуль-класс. Встретить измененного это класса - большая удача. Или неудача. Обладают незаурядными или крайне редкими способностями. Церковь бережет их как зеницу ока, крайне редко используя как козырную карту. Иногда против одного прокаженного нуль класса побоятся выставить армию, что сильно влияет на позицию церкви. В противовес - правители часто перехватывают нуль-класс с пригодными для военного дела навыками у церкви, и используют в качестве телохранителей. Также Винниц предполагал, что все члены Длани Мрака - измененные нуль-класса.

Первый класс. Сюда относят измененных с редкими способностями, которые возможно использовать:

1) для извлечения прибыли, во всех сферах (производство сверхпрочных и сверхлегких металлов с помощью измененных? Легко);

2) в военном деле, как оружие (измененные, способные манипулировать магнитными полями, оказывать физическое воздействие на предметы на расстоянии, влиять на скорость движения молекул и т.д.).

Второй класс. Сюда относят измененных с теми же способностями, что и у первого класса, но слабее выраженными.

Третий класс. Здесь обычно находят свое место измененные со способностями слабо применимыми в военном деле. Как ни странно, пользуются популярностью зачастую больше, чем первый и второй класс. Это эмпаты, телепаты, измененные, способные оказывать воздействие на разум животных и т.д.

Прежде чем переходить к последним трем классам, стоит сказать что само понятие прокаженные очень разнится в народном понимании и в понимании властей, следующих классификации.

В народном понимании прокаженные это те, кто обладает характерной нечеловеческой внешностью. Кто-то из них был обойден вниманием конструкторов, кто-то не может быть излечен.

В понимании властей прокаженные это, часто, те, кто не обладает какой-либо ценностью.

Четвертый класс. Большинство принадлежащих к этому классу - обычные люди с небольшими отклонениями. Однако, изредка, сюда относят прокаженных с набором ценных способностей. Под ценными большинство чиновников понимает те способности, которые можно использовать в военном деле. В последнее время таких ценных прокаженных очень мало ввиду длительного отсутствия военных конфликтов среди западных государств (за исключением Пяти герцогств).

Пятый класс. В народе это прокаженные. Но официально их называют измененными 5-го класса. Чуть более полезные, чем большинство менее удачливых братьев по несчастью.

Шестой класс. Этот класс обычно не называют шестым. Тех, кто к нему принадлежит, обычно называют просто - прокаженные. Те, кому не повезло попасть классом выше. Юродивые и калеки в основной своей массе. Также сюда относят прокаженных, обладающих незаурядными способностями, которые по каким-либо причинам невозможно применять властями. Например, по причине неуравновешенности, каковая происходит с пораженными болезнью Грани не реже, чем внешнее изменение тела. (Одних только умственно неполноценных прокаженных, со способностями измененных от 5-го до 3-го класса, около 20% от общей массы прокаженных. Выше 3-го, ввиду опасности для общества, отселяют к Грани либо уничтожают).

Химеры.

Винниц относил их к первому либо второму классу измененных. Это измененные со способностью трансформировать собственное или чужое тело. Управляемая регенерация и генерация определенных типов тканей, даже тех, которые в человеческом теле изначально не присутствуют. Могут отрастить, например, дополнительную конечность по своему желанию. Так как их со временем стало гораздо больше, чем других измененных первого и второго класса вместе взятых, были вынесены профессором Зеленским в отдельную категорию. Делятся на следующие типы:

Паразит.

Это достаточно редкая разновидность химер. Такие химеры в результате воздействия Грани выработали способность непосредственно влиять на поведение живых организмов. В отличие от измененных, для этого требуется физический контакт. Проще говоря, вступают в симбиоз с целевыми организмами, либо захватывают контроль над нервной системой. Представляют наименьшую опасность, однако не стоит их недооценивать. Т.к., используя крупных хищников, фактически наделяют их тела разумом человека.

Также стоит отметить, что все химеры-паразиты, в той или иной степени, являются органиками. Это одна из необходимых особенностей для создания удачного симбиоза.

Органик.

Наиболее распространенный тип химер. Практически все они относятся к данному типу. Из этого следует, что идет сильное дальнейшее ветвление на различные группы. В зависимости от возможностей химер. Но я здесь их рассматривать не буду.

Этот тип химер обладает одной замечательной способностью - изменять строение своего тела. Одни делают это неосознанно, под влиянием эмоций или окружающей среды. Другие изменяются вполне осознанно, целенаправленно отращивая необходимые ткани и конечности.

Сроки роста сильно разнятся. От жителей приграничных регионов можно часто слышать невероятные цифры, говорящие о скорости регенерации, превосходящей обычную более чем в 100 и 200 раз. Однако подтвержденных случаев зафиксировано не было. Скорость редко превосходит среднюю скорость регенерации тканей такого же типа у нормального человека более, чем в 61 раз. (Цифра определена Винницом и используется как стандарт). Однако, стоит заметить, что даже такая скорость позволяет химерам за сутки восстанавливать повреждения, на восстановление которых у нормального человека ушло бы более 60 суток.

Химер также можно разделять по качеству генерации и регенерации тканей. В то время как часть химер вообще не способна на направленную генерацию тканей, большинство также не генерирует тех типов тканей, что изначально отсутствуют у человека.

Однако, известно так же и то, что существуют особи, способные генерировать клетки, строение которых кардинально отличается от любых видов клеток человеческого тела. Такие особи могут быть крайне опасны, особенно, если они обладают высокой скоростью генерации.

Существуют и более редкие разновидности органиков - особи, способные изменять строение тел других живых организмов. Их называют конструкторами. Это единственная разновидность химер, которая не подвергается гонениям за пределами Грани, так как считается весьма полезной. Способны как излечивать болезни и омолаживать, так и выводить новые биологические виды. Разумеется, для этого химера должна обладать необходимыми научными знаниями.

Но, как известно, этот тип химер ими обладает. Стоит заметить, что история этого подвида достаточно сильно отличается от истории других химер в лучшую сторону касательно взаимоотношений с людьми. И особая в этом заслуга, конечно, принадлежит Вечному Гению. Который, по некоторым данным, и сам являлся химерой такого типа.

Основанная Вечным Гением школа конструкторов является уникальным в своем роде явлением, поскольку получила распространение на территории большинства западных государств, но и по сей день никак не подвержена влиянию церкви Спящего. Школа имеет огромное количество покровителей среди представителей высших кругов власти и даже некоторых высших лиц церкви.

Конструкторы непрестанно занимаются поиском себе подобных в поселениях, расположенных вдоль Грани, а также на территории большинства государств. Найденные особи воспитываются и обучаются в заведениях школы, заканчивая их достойными членами общества. Это ученые и целители, редко представляющие опасность.

Первородный.

Самый редкий вид. Основной отличительной особенностью является возможность так называемой трансмутации органики в иные ее формы. Т.е. они способны изменять молекулярную структуру вещества либо собственную клеточную.

В научных кругах в последние годы ходят слухи о химерах, производящих новые типы тканей и органов, не встречающихся в природе путем изменения их клеточной струтктуры. Например, органические материалы, не уступающие по прочности металлу. Иные говорят о возможности производства неорганики из органики и других подобных вещах.

Можно с уверенностью сказать, что большинство таковой информации остается в области слухов. Однако, не вся. Известны случаи обнаружения химер с неизвестными науке типами клеток, тканей, органов. Известны случаи обнаружения химер, способных, так или иначе, влиять на неорганику. Однако, в последнем случае всё сводится к воздействию на нее, но не производство.

В любом случае, известные ученым особи производили генерацию со скоростью, гораздо более низкой, чем даже регенерация тканей у нормального человека. Поэтому такие особи не представляют опасности, но представляют большой интерес для науки.

Надо отметить, что чистых разновидностей практически не существует. Как и двух особей с одинаковыми возможностями. Поэтому данную классификацию можно считать относительной.

***

Что читаешь?

Голос был тихий, даже успокаивающий, но настойчивый. И я оторвался от книги. Красивая, высокая девушка склонилась надо мной.

-Путеводитель по Грани. Экслер, - ответил я.

-А, знаю. Это же популистика?

-Возможно, госпожа Ойв. Но сейчас я просто хочу, чтобы меня не беспокоили.

Она отстранилась и печально взглянула на меня. Я бы мог подумать, что она расстроена моим ответом, если бы не знал, что этот взгляд появлялся у нее по любому мало- мальски значимому поводу.

-Ух... ладно, - сказала она. - Не суди. Ну... тогда я пойду.

Я кивнул и проводил ее взглядом. Она удалилась в сторону моего отряда, а я задумался.

Ее звали Ульви Ойв. Она имела необычную манеру говорить прямо, открыто и на ты. Всегда носила на точеном личике грим трагика. Не слишком сложный - белила, подведенные черным губы, брови и глаза. Не думаю, что это отнимало много времени, уж точно не больше чем обыкновенный макияж. Но само по себе это было довольно странным.

Хотя, даже если она странная девушка, то не больше чем любой из компании сумасшедших в которой я оказался.

Вот. Опять он. Маячит на горизонте в черной рясе, с видом хозяина оглядывая лагерь. Бродит, наблюдает и молчит. Одно и то же изо дня в день.

Неделю назад в доме у Найских я увидел его впервые. Да почему его... Всех их. Восемь человек.

Если исключить экономку, то встретила меня Виммир. По крайней мере, сначала я был уверен, что это она. А вот уже через пару минут - нет. Потому что в гостиной, у знакомого мне квадратного столика, в компании семи человек, сидела еще одна Виммир. Одна рядом, одна - там.

Только когда мы обменялись приветствиями, я понял, что встречала меня именно Виммир. Близняшку звали Тания. Внешне она ничем не отличалась от сестры, но вот голос был совершенно иным. В отличие от Виммир, у Тании был правильный прикус. Ее речь была гораздо чище.

Однако, даже близняшки не выделялись на фоне остальной компании.

-Добро пожаловать в наш клуб, господин Дер.

Так приветствовал меня Крейн, из- за которого и началась новая глава моей жизни.

Высокий, красивый. С длинным мохнатым хвостом за спиной и огромными волдырями, осадившими всю правую руку.

Там же была и девушка в темно-синей рясе, уже виденная мною на пороге дома Найских. Она оказалась представительницей Ревнителей веры.

Меньше всего выделялись только Рэйз, да командир имперского отряда, ждавшего нас на границе.

Каждого представлял мне Крейн. Представил и пригласил к обсуждению сборов. Когда же я прямо заметил, что в комнате присутствует еще один человек, возникла неловкая пауза.

Этот восьмой стоял за спинами остальных. Именно стоял, когда все сидели. И наблюдал. Не вмешивался и интереса не выказывал. Лицо восьмого казалось неживым, но при взгляде на него возникало стойкое ощущение, что это неправильно. Такое лицо не могло выглядеть безжизненным.

Широкая, волевая челюсть, орлиный нос и изогнутые брови. Лицо, предназначенное для ярких эмоций. Человек с такой внешностью должен с яростным криком поднимать в бой отряд или целую армию. Спящий явно ошибся, подбросив не то тело не тому человеку.

Я мог бы подумать, что восьмой сломан жизнью, настолько безразличным он выглядел. Но его гордая осанка и глаза портили впечатление. Он не смотрел на нас свысока, но его глаза словно горели - живым умом, проницательностью. Неспешно блестящие зрачки перетекали с одного на другого. Не упуская ни слова, ни жеста.

-Не обращайте на меня внимания, господин Дер. Это я попросил доктора Крейна не представлять меня. Вы также можете считать, что меня здесь нет, - сказал он.

Заговорил и впечатление окончательно размазалось. Восьмой говорил голосом религиозного проповедника на паперти. Голосом фанатика. Голосом, совершенно не сочетавшимся с глазами, в которых не было ни капли фанатизма, только трезвый расчет. Будто его слепили из трех разных людей. Только вот кто это и как он, собственно, оказался в составе экспедиции?

Сам восьмой тогда не ответил. Только после того, как собрание закончилось и все начали расходится, Виммир рассказала мне, что человека-инкогнито зовут Бренн. И что он приставлен к близняшкам вместе с Ревнителями, Церковью Спящего. Согласия, конечно, никто не спрашивал. Объяснять, кто он, тоже никто не стал. Дескать, принимайте телохранителя... Ожидал же я неприятностей от Церкви.

С той встречи прошло пять дней. Я сменил сюртук и брюки на китель, и простые армейские штаны цвета желтой грязи. Сижу и из-под панамы на голове бросаю на Бренна взгляды. Но все также не могу понять, что он за человек.

Бродит по лагерю, мозолит глаза.

-Тоже хочешь от него избавиться?

Насмешливый голос принадлежал Рэйзу. Он стоял в двух шагах от меня, глядя на патрулирующего лагерь церковника. Сейчас Эвин выглядел таким, каким я его когда-то знал. В грязно-зеленой форме, лихой и опасный даже на вид.

Задав вопрос и не дожидаясь ответа, он тут же уселся рядом.

-Не думаю, что мы смогли бы, - ответил я. - даже если бы захотели.

-Даже если где-нибудь... мои бы? - осторожно то ли спросил, то ли предложил Рэйз.

Я вспомнил, как он представлял мне свой отряд. Эвин выстроил наемников в шеренгу, встал напротив и, указывая на них поочередно пальцем, называл имена:

-Хош, Зекод, Ярид, Паника, Суния, Джейк, Акель.

Затем перевел палец в начало:

-Измененный 1 класс, 2 класс, 3 класс, 1 класс, 6 класс, 1 класс, химера.

И распустил бойцов. Вполне в его духе. А я вот минуты две пытался осознать, каким образом он умудрился собрать отряд из измененных. Пришлось вытащить из него обещание рассказать про каждого.

Но как бы ни были хороши бойцы Эвина... Бренна я опасался. Он вызывал у меня подсознательное желание держаться подальше. Как бы я не хотел от этого ощущения избавится, оно не исчезало. Может быть потому, что человек, как и любое животное, инстинктивно чувствует бешеного, больного или... безумного члена стаи?

Поэтому я категорически покачал головой.

-Даже твои не справятся.

-Ты так высоко его ценишь? - удивился Рэйз.

-Даже не знаю, это как... - я неопределённо повел рукой.

-Предчувствие, а? Ну если ты так говоришь, то я поверю. Редко ты ошибаешься.

Он остановил взгляд на моем лице. Будто что-то еще ожидал от меня. Я промолчал. Тот, кого он когда-то знал, давно мертв.

На лице Эвина мелькнуло разочарование, но он, как ни в чем не бывало, сменил тему разговора.

-Все равно меня больше волнует не Бренн, а то, что он сказал в конце, - сказал Рэйз.

Я вспомнил как в конце собрания церквоник, всё время молчавший, вдруг заявил: Господа, у меня для вас есть новость, которую вам необходимо учесть

-Если за Крейном в самом деле охотится церковь Прокаженных, то да, это проблема, - согласился я.

Рэйз важно покивал.

-У вас тут они имеют влияние.

Я пожал плечами.

-Что ты хотел? Если церковь Спящего тут не развернулась, то кому как не этим здесь процветать? Кто-то должен контролировать прокаженных.

-Однажды вам с этого выйдет какое-нибудь дерьмо.

-Мне это безразлично. Не мои проблемы. Так что ты должен говорить - здешней власти.

Рэйз усмехнулся.

-Вполне в твоем духе, - заметил он.

Я фыркнул.

-Не тебе это говорить. А что касается Прокаженных... Если они не сделают свой шаг до того, как мы войдем на земли Империи, они не сделают его вообще.

-Ха... Да, там Церковь лютует. Но Бренн говорил так, будто был уверен, что они вылезут. Помнишь, что он сказал? Надежные источники говорят.

-Помню. Я всегда всё помню. Но как я уже говорил - нам-то какое дело? Они же не слушают нас.

На лице Рэйза мелькнуло раздражение.

-Как думаешь, пройдем? - внезапно спросил он.

Значит, Эвин вспомнил про спор, разгоревшийся на собрании. Я также хорошо его помнил, поэтому легко поддержал разговор.

-По Горному тракту? - уточнил я.

Он кивнул.

-Пройдем, куда денемся, - ответил я.

Рэйз покачал головой, на его лице я мог прочитать явную озабоченность.

-Я не это имел в виду, - возразил он.

Я только пожал плечами:

-Ну... просто не лезь вперед, пусть сами расхлебывают.

-Ха. Кто тогда полезет? - усмехнулся Рэйз. - Это всё равно моя работа.

Я снова пожал плечами. Мне-то в любом случае - безразлично. Но его я понимал. Ведь что страшнее сумасшедшего церковника под боком? Только идиот. А у нас таких оказалось целых два. Первого звали Лервус Гремэрион - командир имперского отряда. Вторую - Нильва Фезс. Именно они направили экспедицию по Горному тракту, который так волновал Рэйза.

Горный тракт - это оживленный торговый путь, пролегающий вдоль границы между Леоном и Ренейской империей. Граница эта образовалась естественным путем - по линии горного хребта. И тракт пролегал по той стороне хребта, что принадлежала Леону.

В принципе, этот путь хорош. Окрестности всегда патрулируются пограничниками и полицией. Двойная безопасность. Если бы не война с Ренеей.

Успешные боевые действия Ренейской империи привели к тому, что тракт находился под ее формальным контролем. Но на деле все было гораздо хуже. Мародеры, дезертиры, бандиты, партизаны и обе воюющих стороны. Идти туда - испытывать удачу.

Конечно, Лервус и Нильва это понимали. Имелась лишь одна плохо разрешимая проблема - альтернатива.

Цель нашей экспедиции находилась в землях империи, ближе к Леону. Идти по лесам вдоль тракта или, тем более, по горам - еще большая глупость. Идя по территории Леона до Грани, нам пришлось бы дальнейшем не только следовать вдоль нее, но и пересекать знаменитый Коготь Арка - почти непроходимую череду вершин-тысячников. Да и опасность не меньшая. Как говорил Деаль - кроме герцогства От, все остальные взбудоражены. Везде льется кровь. Особенно - в Леоне, особенно - у Грани.

Что и говорить про вариант обхода по землям империи в обход очага конфликта - для этого необходимо было сделать очень большой крюк и пересечь две горных гряды. От-Леон и Леон-Ренея. А железнодорожные пути, вместе с другими чудесами прогресса ни в империю, ни в Пять пальцев пока не дошли.

Поэтому Лервус с Нильвой выбрали Горный тракт. И не то, чтобы мы с Эвином не возражали, но кто будет нас слушать? Лервус - высокомерный, заносчивый, но манерный и красивый до неприличия. Настоящий дворянин на вид. Он картинно распинался перед Крейном и тот поверил. Нильва же, в противоположность Лервусу, крайне спокойна и рассудительна. Мерцая синими, как море глазами, она убеждала близняшек в том, что медлить нельзя. Поверили, конечно.

Молодость, стремление кому-то что-то доказать, быть быстрее и быть первым. Не удивительно ожидать это от командира захудалого имперского отряда и, тем более, от командира Ревнителей. Сколько бы Виммир не говорила, что она в них уверена, воспитывают их как фанатиков.

Будь моя воля, я бы предпочел время человеческим жизням. Но большинство решило, и все мы шли к тракту. Мне это не нравилось настолько же, насколько не нравились и люди в лагере, который мы с Эвином разглядывали, сидя на вершине холма. Не с ними я бы хотел идти к Грани.

Эвин как будто читал мои мысли.

-Твои хоть раз в бою бывали? - спросил он.

Он смотрел на ту часть лагеря, где разбили палатки солдаты, выделенные мне Деалем.

-Не мои, - ответил я. - Я в дворцовой страже служил, а это регулярные войска. Ни одного не знаю, кроме командира. И то потому, что Хома вместе со мной служил.

-Замечательные новости... - ухмыльнулся Рэйз.

Я слегка откинулся назад, взглянув на него.

-А ты расслабился, - заметил я.

-О чем ты?

-Раньше тебя бы всё это не волновало.

-Ха... Я просто стал умнее. Не хочу, чтобы кто-то мог подставить меня.

-Ты стал бы рассчитывать на них?

Он хотел что-то ответить, но запнулся и скривился.

-Да. Ты прав, может я и расслабился, - согласился он. - Короче говоря, к химерам тебя. Эти разговоры заставляют меня чувствовать себя дураком.

-Полезно, - сказал я, потягиваясь.

-Сгинь за Грань, - отмахнулся он.

Рэйз встал, потянулся и отправился в свою часть лагеря.

А я, вздохнув, встал и зашагал в свою. Всё-таки, думал я, Рэйз был прав - уровень подготовки солдат стоило подтянуть. В От не только война, а и захудалый бунт был последний раз почти сорок лет назад. Конечно, что они могут уметь? А я ведь должен за них отвечать. По крайней мере, формально.

Так я и шел занятый этими мыслями, пока у небольшого плаца перед палатками отряда, не натолкнулся на высокого черноволосого парня. Мне он сильно напоминал хива. Такой же черный и гордый, как и эта не слишком крупная птица.

Я его уже видел раньше - Ярид, из отряда Рэйза. Сейчас он с кислым выражением лица наблюдал за разминкой, которую Хома устроил солдатам. Руки на ремне, одна нога расслаблена. Хома, видимо, давно заметил гостя и то и дело бросал на него раздраженные взгляды.

Я тихо подошел со спины, стараясь не выдать своего присутствия. Остановился в паре шагов, наблюдая за происходящим. Насколько я чувствовал настроение Ярида, он сейчас начнет...

-Неплохо, для новобранцев! - вдруг крикнул Ярид.

...издеваться.

Неплохо пошутил. Двадцать тридцатилетних мужиков на плацу мгновенно вскипели.

-Ты кто такой умный, полудурок? - крикнули с плаца.

-Иди сюда, покажем еще лучше! - поддержали его.

-Тишина! - зычный голос Хомы заставил всех мгновенно замолчать.

Его нелегко спровоцировать. Хома огромный, двухметровый мужик с широченными плечами. Большой и спокойный как нол.

Он повернулся к шутнику и сказал:

-Ты, похоже, из тех, кого редко бьют. Иди отсюда, пока прошу по-хорошему.

Скука тут же спала с лица Ярида, он оскалился.

-Таких как ты, обычно бью я, с чего бы это я тебя слушал? - бросил он. - От всего вашего сброда не больше пользы, чем от моего риггла.

-Последний раз говорю. Иди отсюда.

Ярид склонил голову набок и усмехнулся.

-Последний раз говорю - хочешь, чтобы я ушел, попробуй сделать это сам, дружище.

Хома заколебался. Он давно заметил мое присутствие, но виду не подавал. Теперь же он бросал на меня просительные взгляды. Нет, решил я, этот парень ему не по зубам. Да и мне, если уж на то пошло. Если бы я с ним драться захотел. Но гораздо лучше...

Прежде, чем Ярид понял, куда бросает взгляды Хома, я сделал еще шаг вперед.

-Я попробую, - сказал я.

Ярид развернулся прежде, чем я успел моргнуть. Смазанное движение и вот он уже смотрит на меня. Такая скорость впечатлит любого. Но меня гораздо больше впечатлило то, что он испугался моего появления.

Наемник разом растерял веселость, глядел на меня с угрозой. Затем мелькнуло узнавание и он слегка расслабился. Вспомнил, видимо, как Рэйз показывал мне их отряд.

-Чего тебе? - спросил он.

-Это невежливо, обращаться к незнакомцу на ты.

-Так так... Где Рэйз? Ах, да, его здесь нет. Зря ты строишь из себя кого-то значимого.

-Думаешь?

Я демонстративно сбросил форменный китель.

-Ты всего лишь человек.

-Это хорошо, что ты гордишься собой, - кивнул я. -Но это ничего не значит. Я тебе покажу кое-что забавное.

Я оправил ремень, с правой стороны которого висел короткий изогнутый клинок, а с левой - револьвер.

-Попробуй задеть меня хоть раз, - продолжал я.

Ярид явно озадачился.

-Смеёшься? Или ты дурак? - спросил он.

-Просто сделай это, мальчишка.

Он сорвался с места. Каждое движение перетекает в следующее, ничего лишнего. Гибкость и скорость завораживали. Даже мне было трудно уследить за ним. Измененный превосходил меня, но...

Я отступил на шаг и, подскочив ко мне на расстояние удара, Ярид уткнулся в дуло револьвера.

Сначала он испугался. Затем озадачился. И, наконец, разозлился. Всё это почти мгновенно и в одной и той же позе - с выставленной вперед ногой и корпусом, развернутым в пол-оборота. Затем он осторожно принял нормальное положение.

Гамма эмоций на его лице чуть не заставила меня улыбнуться. Но это бы все испортило и я сдержался.

-Что за дерьмо ты делаешь? - со злостью спросил он.

-Девять, - бесстрастно произнес я.

-Это подло.

-Восемь.

Не знаю что, но что-то в выражении моего лица ему явно не понравилось. Снова мелькнул испуг.

-Семь.

-Ладно, забудем. К химерам всё это, я тебя понял.

Он выжидающе взглянул на меня.

-Шесть.

Ярид все еще не решался что-либо делать.

-Пять.

Наемник молча развернулся и зашагал прочь. Довольно гордо.

-Четыре.

Видимо, он ожидал, что я прекращу отсчёт. Ошибка. Теперь он непроизвольно съёжился, но шага не ускорил.

-Три.

-...ий психопат.

Ярид ускорил шаг.

-Два.

Бежать не стал. Гордость?

-Один.

Пуля просвистела в паре сантиметров от его левого уха. Ярид вздрогнул и, подпрыгнув, развернулся. Он непроизвольно склонил голову влево, видно было, что он порывался прикрыть его ладонью но сдерживал себя.

На мгновение мне показалось, что он снова бросится на меня. Но, взглянув сначала на поднятый револьвер, затем в мое лицо, он как-то разом потух. Развернулся и побежал.

Никто не рассмеялся вслед.

Половина лагеря смотрела на меня и, в первую очередь, мои же солдаты. Смотрели будто на ненормального.

Один только Хома как ни в чем не бывало подошел ко мне и спросил:

-Кто это был то?

-Один из наемников, - ответил я, невозмутимо убирая револьвер в кобуру.

-Измененный, значит... Не боишься?

-Он к лагерю больше не приблизится. Увидишь.

-Думаешь?

-А ты бы?

Он задумался на секунду.

-Ты прав. Ну его, лучше забыть такое поскорее. Но вот в бою, если бы я увидел твою спину...

Я кивнул.

-Это уже моя забота. Зато поймут, - я указал в сторону солдат на плацу. - Что, даже если он полезнее их всех, это, - я хлопнул рукой по рукояти револьвера. - Это всё равно полезнее любого. И есть у каждого.

Хома только покачал головой. А я накинул китель и направился к себе в палатку.

***

Снова потянулись дни. Мы утаптывали избитые до окаменения дороги, провожая взглядом деревья по обочинам.

Говорили о путешествии, говорили о Грани. Говорили о женщинах, дожидавшихся нас или тех, что уже давно и не ждут. Говорили о химерах и передавали слышанные когда-то истории. Мы убивали время в дороге как могли, радуясь остановкам в редких в этих местах деревушках. Там все могли расслабится...А затем снова на дорогу.

Наверное, это выглядело грозно. Вереницей тянулись Ревнители, солдаты и наемники. Огромный обоз в два десятка риглов с провиантом, патронами и снаряжением и еще десятком с инструментами и палатками.

А мне это напоминало детский поход. Вроде кружка по интересам. Потому что все здесь, кроме наемников Рэйза, не могли быть надежной защитой для экспедиции.

Я притормозил ригла и взглянул на колонну. Уставшие, пыльные лица. Изнывают от скуки монотонного движения. Полсотни человек, из которых только десятая часть знает, куда и зачем идут.

Выскочи из леса шайка бродяг - они их, конечно, разбросают. А вот вылети из леса боевое подразделение - положат половину, прежде чем они придут в себя. А если ты не успел очухаться, прежде чем тебя застрелили, то какая разница - измененный ты или человек?

В крайнем случае, можно рассчитывать на наемников. Я снова притормозил ригла. Пропустил колонну вперед, пока меня не догнали наемники.

Эти среди всех членов экспедиции выделяются. Все на риглах - они на камисах. Все стараются держать подобие строя - эти вразброд. А парочка впереди вызывает недоуменные взгляды всех, кроме самих наемников.

Чернокожий наемник с мясистым носом и блестящими черными глазами. А с ним миниатюрная, темноволосая девушка. Хош и Паника, если я правильно помнил. Они ехали в обнимку, на камисе чернокожего. Камис Паники шагал рядом.

И не подумаешь, что на такое подразделение можно положиться. Но это так. Только на них единственных и можно. Потому что, в отличие от солдат герцога или Ревнителей, они расслаблены только внешне. Бросают взгляды по сторонам.

Я, например, не досчитался двоих - значит, идут по лесу чуть впереди колонны, по флангам. Хома, конечно, тоже выслал дозоры, но в их качестве я сомневался. А Ревнители так вообще этого не сделали.

Всегда готов - девиз тех, кто долгое время пробыл в сражениях на передовой. Исчезни опасность, ее ощущение не исчезнет. Будет сосать под ложечкой тревога. Как наркотик.

Поэтому наемники такие расслабленные внешне. Строй, однообразие и вся внешняя атрибутика - для них ничто. Всё, что действительно важно - дальновидность командира, осторожность и крепкие руки. А еще деньги, поэтому и наемники могут изменить...

Да. Единственное что остается неизменным - это то, что и наемники, и солдаты - это материал. А это значит, что как неопытные новобранцы наберут опыта, так и опытные наемники...

Я снова бросил взгляд на парочку.

...могут сломаться.

И поэтому, лучше всего оставаться в стороне.

***

Следующие два дня прошли спокойно. Разве что одна сцена, что я наблюдал на очередной стоянке.

Это было на той стороне лагеря, где расположились наемники. Между лесом и палатками оставался небольшой свободный участок поляны. По разные ее стороны, на расстоянии двадцати шагов друг от друга, стояли Бренн и Джейк.

Я прогуливался в этой части лагеря и, едва увидев их вместе, не смог пройти мимо.

Джейк ничем не выделялся среди остальных наемников. Даже более чем не выделялся. Мужчина с непримечательной внешностью и мечтательным выражением на лице. Я никогда не видел, чтобы он тренировался или общался с кем-то кроме наемников.

Теперь Джейк выглядел иначе, чем обычно. Он смотрел на Бренна с вызовом и азартом. Почти безумным взглядом. На лбу собрались морщины.

Взаимно. Церковника я впервые видел хоть сколько-то оживленным. Глаза сверкают, стоит в напряжении. На соперника не смотрит. Взгляд утонул в себе.

Я резко развернулся. Чернокожий отпрянул назад и округлил брови.

-О, - удивился он. - Ты меня заметил.

-Никогда не подкрадывайся ко мне, - сказал я.

Я произнес это спокойно, без угрозы, и он также спокойно кивнул в ответ.

-Я Хош Дар, - представился он.

-Акита Дер. И я прекрасно помню ваше имя, но не помню, чтобы позволял обращаться к себе на ты.

Чернокожий кивнул, легко соглашаясь с моими претензиями.

-Разумеется, прошу не судить меня. Я слишком привык общаться с людьми иного круга, чем ваш.

Я плохо разбираюсь в людях, если скажу, что он уступил из желания избежать конфликта. Нет, скорее из уважения к собеседнику. Мысль об этом заставила меня смягчиться. У всех свои причуды, так?

-Чем я заинтересовал вас, Дар?

-Я просто заметил, что вы наблюдаете за многорукими и решил познакомиться.

-Многорукими?

-О да, господин Дер. Джейк многорукий. Да и Бренн, я думаю. Почему бы еще он так заинтересовался Джейком?

Хош называл Джейка многоруким. Так часто называли телекинетиков.

-Значит, у них своеобразный поединок, - ответил я. - А ведь это почти ввело меня в недоумение. Теперь я понимаю, почему они тут стоят.

Я отвернулся от него и продолжил наблюдать. Дар тактично промолчал.

Бренн и Джейк всё так же застыли друг напротив друга. А я силился понять, что происходило между ними. Почему же они бездействуют? Но ответ не снизойдет мне свыше и я терпеливо ждал.

Ждал долго. Тихо шумела листва на деревьях, играющих с ветром. В лагере перекрикивались, звучали металлические удары. Начинало припекать. А на поляне ничего не происходило.

Я почувствовал в воздухе запах идиотизма.

Те многорукие, что я когда-то видел, бросались и швырялись всем, что было рядом. Один - людьми. У Бренна с Джейком соревнование - кто кого перестоит? Я решил прояснить ситуацию у Дара.

-Вы здесь давно? - спросил я.

-В три раза дольше, чем при вас.

-И они всё время так стоят?

-И когда я пришел - стояли. Хотя, неправильно так говорить. Они ведь не стоят - тренируются.

Я бросил взгляд на парочку истуканов.

-Если они делают это всерьез, то должны были переломать всё вокруг.

-Ну, они ведь не совсем обычные люди, господин Дер, - терпеливо, как ребенку, объяснил Хош. - Они... по-своему.

-Я знаю, что из себя представляют многорукие, Хош. Потому и говорю - они должны были всё переломать.

-Вообще, судя по тому, как Джейк делает это обычно - вы правы, - согласился Хош.

-Бренн даже не смотрит на него, - добавил я.

-Может в нем всё дело? - сказал он. - Может он и не многорукий.

-Насколько я знаю, многорукие двигают то, что видят. Или, скажем так, на ощупь. А это... Если он действительно не дает Джейку разойтись, даже не глядя на него...

Я замолчал и покачал головой. Хош бросил на меня странный взгляд, а затем уставился на Бренна. Я подумал, что чернокожий не на шутку проникся масштабом действа.

-Он здесь не нужен, - вдруг пробормотал он. - Зачем он здесь?

Я так и не понял, у меня он это спросил или у себя. Поэтому не ответил. Да и ответа у меня не было. Я и сам очень хотел знать - зачем Бренна засунули в экспедицию.

Резкий треск заставил меня дергано развернуться.

Огромное хвойное дерево росло на краю поляны, почти посередине между Бренном и Джейком. В полуметре от земли оно вспыхнуло облаком щепок, жалобно заскрипело, и повалилось на церковника. Широко раскинув ветки, словно желая его обнять.

Шестнадцатиметровый ствол не долетел до земли двух метров, от верхушки до подломленного основания рассыпавшись облаком опилок. Смесь из древесной пыли и тысяч иголок зависла в воздухе, начав медленно оседать на землю.

Нетронутым оставался лишь крохотный пятачок вокруг Бренна. Будто он стоял под прозрачным куполом. И взвесь над головой церквоника стекала по невидимым стенкам этого купола. Ни одна пылинка не осела на его рясу.

У Хош Дара округлились глаза. У Джейка отпала челюсть.

Эта заминка Джейку дорого обошлась. Наемника смело с места, бросив на метровую высоту. Пролетев в воздухе спиной вперед почти три метра, он упал. Да так неприятно, что я даже поморщился. Хош тут же бросился к упавшему.

Бренн с непроницаемым выражением лица вышел из бурого облака и направился прочь. Он шел в мою сторону и, проходя мимо, отчего-то остановился. Бренн кивнул в сторону Джейка и произнес:

-Хитер.

Не дожидаясь моей реакции, церковник двинулся дальше.

Джейк отделался ушибами. Когда я подошел к нему, он уже стоял на ногах, опираясь на Хош Дара. И чернокожий задал телекинетику тот же вопрос, что хотел задать и я.

-Что это было? - спросил Хош.

Лицо Джейка стало задумчиво-мечтательным. На нем проступило явное восхищение.

-Знаешь... У меня первый класс, - сказал он.

-Круче только легенды, - добавил я, усмехнувшись.

Джейк взглянул на меня и кивнул.

-Так вот, - продолжил он. - Я первый класс. И я ничего не понял, кроме того, что он со мной играл.

***

На восьмые сутки мы достигли границы герцогства От. Если быть точнее, то не совсем ее, а последнего пограничного города.

Овант. Окруженный с востока - болотами, с юга и запада - холмами, прилегающий на севере к подножию гор, этот город не располагает к земледелию. И все-таки это второй по величине город в От, успешно соперничающий с плодородными землями столицы.

Причиной, которая заставляет Овант непрестанно расти является его положение на политической карте.

Герцогство От располагается за спинами трех других герцогств и бок о бок граничит с Леоном, вытянувшимся вдоль границы с Империей до самой Грани.

Такое расположение пяти герцогств создает клубок пересекающихся торговых путей. И самые крупные из них пересекаются в той его точке, которая позволяет продолжить торговые пути в западные государства. При движении через эту точку возникает возможность пересечь две границы вместо трех или просто сократить путь. Именно в этой точке пересечений вырос Овант.

Вскормленный на торговле, он, едва только достаточно подрос, взялся за собственное дело. Сначала производство транспорта для торговцев и некоторых необходимых в дороге вещей. А затем в холмах неподалеку от города обнаружили железо. После этого рост мануфактур и фабрик было не остановить.

Тогда же наметились первые серьезные проблемы с преступностью. Вообще, любой город требует множество низкоквалифицированных рабочих, но здесь это приобрело вселенский размах.

Благосостояние и зарплаты, по сравнению с соседними герцогствами и собственными областями От, росли крайне непропорционально. В какой-то момент жителей стало даже больше, чем количество рабочих мест, которое могли обеспечить все городские предприятия.

Город был катастрофически перенаселен. Обширные трущобы, вечно покрытые смогом и болотным духом, наполнялись безработными и бродягами, среди которых находилось немало проходимцев всех мастей. И, видимо решив, что городу этого мало, Спящий направил сюда поток прокаженных.

В герцогствах церковь Спящего не являлась государственной религией. Не имея власти, она не могла контролировать измененных и прокаженных, свободно передвигавшихся по этим землям. Этим занимались государственные органы.

В Ованте стало очевидным, что отказавшиеся от использования радикальных мер (читай геноцида, проводимого Церковью против прокаженных и измененных низкого класса) власти не способны сдержать волну преступлений, пришедшую вслед за потоком прокаженных.

Власти города оказались в непростой ситуации, но получили помощь с весьма неожиданной стороны. Прокаженных взяла под свой контроль церковь Прокаженных.

Это они так называют себя - церковь. На самом деле, это скорее секта. Но они дали прокаженным идею. Организовали их и дали работу, создав в городе систему найма прокаженных. Иногда необычные способности последних делали их незаменимыми работниками для промышленников. Чего только стоит невосприимчивость к определенным видам ядов или отравлениям испарениями тяжелых металлов.

Кроме того, церковь Прокаженных создавала и свои предприятия, принося городу неплохой доход. Поэтому власти смотрели на секту сквозь пальцы.

Так поддерживался баланс сил в Ованте, похожем на больного неповоротливого толстяка.

Он добродушно улыбался приезжим торговцам, норовя погрести под огромным задом трущобы. Он потел, выливаясь на улицы помоями и отходами. Он тяжело дышал, выдыхая тонны дыма и копоти.

Но нас он встретил с распростертыми объятиями. Как и всех, кто имеет деньги.

Солдат оставили за городом, для остальных Виммир сняла половину гостиницы высшего класса в центральном районе города. Трехэтажное здание с колоннами, ступенчатым парапетом под каждым окном и влитыми в стены статуями, держащими на плечах крышу.

Перекрытия из стального дерева, стены обиты планками великолепной древесины золотистого отлива. Роскошные бронзовые и мраморные статуи по углам.

Я с удовольствием наблюдал за реакцией Рэйза, жадным взглядом провожавшим пробегавших по широкой лестнице горничных. Он стоял в центре холла, широко расставив ноги, утопающие в ковровой дорожке. Руки сзади, ладони за поясом, на мизинце правой болтается грязно-зеленая панама. В этот момент к нему подошла Виммир и объявила, что наемники, как и солдаты, ночевать будут в лагере за пределами города.

-Однако, вы, Эвин, можете остаться здесь. Но только вы, - закончила Виммир.

Рэйз на глазах скис.

-Проблемы с финансами? - вяло протянул он.

-Нет, Эвин, это решение командования экспедиции. Мы решили, что наемников стоит отправить за город.

Лицо Рэйза приняло недоброе выражение, уголок рта слегка вытянулся.

-Ясно, - сказал он. - Не ровня, но мне лично значит можно. Позвольте узнать, кто внес это замечательное предложение?

-Лервус, - без колебаний ответила Виммир.

Видимо, и она недолюбливала надменного Ренейского дворянина.

-Но я его поддержала, - добавила Виммир.

После этого заявления Рэйз скис еще больше.

-Ну, мне вы могли не предлагать, благодарю вас, - сказал он. - Мы же не дворянчики - командир должен быть со своими людьми.

Он бросил последний взгляд на богатый интерьер, нахлобучил панаму на голову , поклонился и вышел на улицу.

-Можно было и не снимать это с риглов.

Обращались явно ко мне. Я повернулся и столкнулся взглядом с одним из Ревнителей. Дион - высокий, широкий в плечах блондин с добродушной хитринкой в раскосых глазах. В пути мы успели познакомиться, но нам как-то не доводилось разговориться.

-Здесь сервис отличного качества, прислуга обо всем бы позаботилась, - продолжал он.

Я бросил взгляд сначала на него, потом на три больших сумки, стоявшие у моих ног. Я был единственным, кто снял всю поклажу со своего ригла. Остальные, забрав личные вещи, оставили на принадлежащем гостинице складе ненужное в городе снаряжение. Дион был не единственным, кто с недоумением наблюдал мои причуды, но единственным, кто не поскромничал поинтересоваться. Что ж, секрета тут нет.

-В той сумке, - я указал на самую небольшую, но самую тяжелую. - Патроны для револьвера, которых здесь не найти. Случись с ней что, и я должен буду стрелять из того же, что и вы.

Я имел в виду однообразные нарезные ружья, подобранные Лервусом и Виммир для всех членов экспедиции, кроме наемников. Даже солдат герцога перевооружили. Это было хорошее стандартизированное на западе оружие, достаточно надежное и удобное. Но мое было лучше.

-По вам не скажешь, что вопросы с оружием так вас волнуют, - удивился Дион.

-И на кого же я тогда похож?

За спиной Диона я заметил заинтересованные лица двух других ревнителей - Кати и Нильвы - обернувшиеся к нам, пока мой собеседник оценивал меня взглядом.

-Как ни взгляни, вы больше похожи на крепкой руки дворянина, чем на солдата- сказал он.

-Странно, если учесть, что я пятнадцать лет не больше, чем сторожевой пес, - улыбнулся я.

-Шутки шутками, но так и есть. Видимо годы службы при герцоге на высоком посту изменили вас, - возразил он. - Странно, что вы не вмешиваетесь в дела экспедиции, но так заботитесь о своих патронах.

-Нет, я все-таки солдат, - печально улыбнулся я. - Неужели старею, что это не так заметно?

-Ну... - замялся Дион.

Видимо, он не хотел меня обидеть, сказав напрямую. Его сомнения разрешила Катя, вмешавшись в разговор.

-Прошу не судить, что прерываю вас, но вы действительно служили пятнадцать лет?

-Разумеется, госпожа Саммирская. Пятнадцать лет я отдал герцогству От. И я никогда не хотел быть простым солдатом. Наверное, поэтому я дослужился до капитана гвардии. Хотя это вовсе не означает, что я растерял свое мастерство.

Я бросил взгляд на Диона на последней фразе.

-Вы наверняка многое повидали за это время? - спросила Катя.

В ее глазах светился детский интерес.

-Катя, ты ошибаешься, - ответил ей вместо меня Дион. - Обычно люди ожидают от таких историй необычного, но необычного там не больше, чем в жизни обывателя. Не в обиду вам, Акита.

-К чему обиды? Во многом вы правы. Самое необычное событие одновременно стало и последним в моей карьере.

-О, я уверен, это лишь откроет для вас новые горизонты. Вы ведь путешествуете с нами, - улыбнулся Дион. - К тому же, надо сказать, от рядового до капитана гвардии сможет дослужиться далеко не каждый.

И вдруг вмешалась Нильва. Ее голос я мог бы сравнить с бурлящим трехсотлетним водопадом. Текучий, глубокий и мелодичный. Но ключевые слова в каждом предложении у нее выходили хлесткими, как удары падающей воды.

-Это глаза, - сказала она. - Ты видишь лишь то, Дион, что тебе показывают.

Я с интересом взглянул на нее. Мягкое и очень добродушное лицо без признаков высокомерия или хладнокровия. И всё то же сложение губ. Будто она готова улыбнутся. Тем не менее, за время похода я ни разу не видел, чтобы она смеялась или злилась.

-Нильва... - начал было Дион, подойдя к ней.

Но я прервал его.

-Значит, я все-таки нечто большее, чем крепкой руки дворянин?

-О, разумеется. Вы - воин.

После его слов Дион с необычайным интересом уставился на меня. Значит, ее слова так много значат? И насколько же она наблюдательна?

-Не растерял еще навыки, - с затаенной гордостью улыбнулся я.

-О, нет, не пытайтесь меня обмануть, - возразила она. - Вы специально создаете видимость старого служаки.

-Вы должны были много, очень много воевать, - продолжала Фезс. - Но, знаете, это так прекрасно...

Она не договорила, словно ожидая продолжения от меня. И я задал вопрос, который она ждала.

-То, что я еще способен постоять за себя? - спросил я.

-Нет, то, что при этом вы остаетесь наблюдателем, - слегка сощурившись, возразила Нильва. - Я не ошибаюсь в людях, господин Дер. И я не говорила, что вы солдат. Я сказала, что вы воин. Воин идеи. Хотела бы я ее знать?

Я не на шутку удивился. Пятнадцать лет назад я был наемником и ожидал, что она имеет в виду это. Но идея...

-Воин идеи? - переспросил я. - Вы предполагаете, что во мне есть какое-то третье дно?

-Нет, - возразила она. - Четвертое. Даже если вы сами почему-то о нем не знаете.

Я усмехнулся.

-Вы все это видите по глазам?

-О, нет. Но разве вам нужно говорить - как? Ведь вы умнейший человек из всех, что я встречала.

-Я польщен. И знаете, это было когда то моей мечтой, но я не думаю...

-О, почему же вы так хотите меня убить? - вдруг сказала она.

И при этом ее выражение лица не изменилось нисколько. Я невольно замолчал, и обвел взглядом Ревнителей. Они с не меньшим недоумением смотрели на Нильву, чем я.

Она мелодично рассмеялась, отступила за спину Диону и приобняла его за талию. Положив голову на плечо Диона, Нильва сказала:

- Вы удивлены моими словами не меньше их, но это правда. Несмотря ни на что, в вас множество загадок. Когда-нибудь я разгадаю их все.

-Нильва, вы заболтались! Что с вещами?

Кричал Рум, четвертый Ревнитель. Он вынырнул из служебного коридора и направлялся к нам.

Рум был прав. Только я и Ревнители оставались в холле. Остальные давно разошлись по комнатам, распаковывать пожитки.

-Ох, действительно, - сказал Дион, мягко отстраняясь от Нильвы, не удостоившей Рума даже взглядом.

Сделаем вид, что ничего не было? Дион обвел взглядом пустой холл и остановился на моих сумках.

-Помочь? - спросил он.

Сделаем.

-Не стоит, - возразил я. - Благодарю вас за разговор.

Я поклонился, забросил сумки на плечи и, слегка склонившись на бок под их тяжестью, направился к лестнице. За спиной я услышал высокий голос Кати.

-Приятный мужчина, - сказала она. - Но то что ты говоришь, Нильва...

Последнюю фразу она сказала гораздо тише, хотя до меня все равно долетело. Не умеет девочка быть осторожной. Хотя... Они ведь все четверо еще почти дети. Стоит ли видеть в них угрозу, даже если они видят ее во мне?.. Был Бренн, теперь они. Загадок всё больше.

-Согласен, - поддержал ее Дион.

Интересно с первой или второй фразой?

-Но знаете... - продолжал он.

-Нам пора, - прервала их Нильва.

Разговор мгновенно стих. Подождав Рума, они направились по лестнице следом за мной.

Я обустроился в своем номере и отправился на прогулку по двору гостиницы. Солнце ушло на покой. Замолкли птицы, заснули шумные улицы.

Город и люди... Старый и грязный Овант, старый толстый обманщик. Где-то в паре кварталов люди утопают в грязи, но их не видно из центра, скрытого пышными кронами раскидистых шимгу. Эти деревья дают летом незабываемый медовый аромат, волнующий чувственных дам. В холмах и болотах такие не растут. Сюда их завезли люди.

За пятнадцать лет службы в От я не был в Ованте ни разу, а теперь вот боюсь оставить его. Или это просто страх идти вперед? Я знаю, чем это закончится. Хотя... Нет, не стоит загадывать

Я вернулся в гостиницу. Постояльцы осадили места у бара или же общались, образуя небольшие группы. А иные заперлись в комнатах. Лишь я напрягал ноги, заставляя работать голову. И эти же ноги пронесли меня мимо моего номера. К единственной в коридоре открытой двери.

Это был один из двух номеров Ревнителей. Но, судя по голосам, доносившимся из проема, все четверо были там. Я остановился с обратной от двери стороны проема и прислушался. Говорила Катя.

-...Город был абсолютно пуст. Высокие здания широкие улицы. Вдоль тротуаров стояли замечательные электрические фонари. И не асфальт под ногами, а самая настоящая мостовая. Все идеальное, будто ненастоящее, и словно подернуто синеватой дымкой. Помню, пели птицы, хотя я не видела их. И ни одного человека вокруг. Совсем никого. Не было дымков в трубах, а все выглядело так, будто простояло так всегда, будто никогда и не было людей. И я как будто знала, что это так, что здесь никогда не было людей. Мне было очень грустно. Я шла по улицам, но даже не надеялась никого увидеть, словно обреченная. Потом я вышла на широкую площадь. Над ней стояло ослепительное солнце. Только там я почему-то поняла, какое оно огромное и яркое. Оно стояло в хрустально-голубом небе и светило так сильно, что светилась будто бы и площадь, но было не жарко. Еще там стояла статуя, вроде бы человек, глядящий в небо. Но я не смотрела на нее. Потому что на площади сидела маленькая девочка, в забавном таком кукольном платье и рисовала. Вроде бы мелками, я не помню. И увидев, ее я точно знала, что передо мной бог. Она выглядела как ребенок, но я точно знала, что это бог. И тогда я подошла к ней. Она взглянула на меня испуганно и я сказала: Не бойся, я друг. И она вдруг улыбнулась. Я поняла - она рада. Она тоже очень одинока. Я обняла ее, и она вдруг сказала Неужели ты настоящая? Я успокоила ее, а сама взглянула на то, что она рисует, и увидела нарисованные мелками улицы. Эти улицы были полны людей. Тогда я спросила ее: Почему ты не сотворишь других людей, почему не наполнишь эти пустые улицы? Ты так одинока и я, я тоже не хочу быть одной. Но она ответила Не могу. Я спросила ее Почему? Не бойся сделать это. Ты же бог. Тогда она стала печальной и ответила Я не боюсь, но я не ваш бог. Помню, что я очень удивилась и спросила Тогда кто?.

Катя замолчала.

-Ну и, что потом-то? - я узнал голос Диона.

-Потом я проснулась.

Она ответила так, словно Дион второй раз вырвал ее из сна.

-Интересно, - вздохнула Нильва.

-Как ты думаешь, что это значит? - спросила Катя.

-Одиночество, надежда на чудо... не все так просто.

-У тебя всегда есть, что необычное рассказать, - скучающе высказался Рум.

После этого все замолчали, задумавшись каждый о своем.

-Пойдешь сегодня со мной? - спросил вдруг Дион.

Я думал, он обращается к Кате, но ответила Нильва.

-Нет, не сегодня.

-Давай я, - предложила Катя.

-Хорошо, - добродушно согласился Дион.

Я даже представил, как он улыбнулся.

-А мы... - начал было Рум.

Голос Нильвы мог бы затушить костер без воды.

-Нет. Не сегодня, я же говорю.

Рум также скучающе вздохнул.

-Химера с вами и вашими историями. Пойду, подышу.

Я не услышал, как он поднимается. Но испытывать судьбу не стал.

-Чего сидишь-то тогда, - засмеялась Катя.

Рум что-то пробурчал в ответ.

Я оторвался от стены и шагнул в коридор. В этот же момент из-за двери, закрывавшей от меня другую сторону проема, вынырнула высокая фигура. Я столкнулся взглядом с Бренном.

Он с удивлением взглянул на меня, затем молча развернулся и растворился в полумраке коридора. Я последовал его примеру.

Разве что я направился к себе в номер, а вот он...Его часть коридора выводит к окну, а номер церковника в другом крыле гостиницы.

Интересно. Но пока информации слишком мало, Бренна стоит выбросить из головы. А Ревнители...

Нет, неплохие люди эти Ревнители. Тем более жаль, что это зачастую не играет никакой роли. Они так напоминают мне забавных тряпичных кукол, удерживаемых тонким стальным каркасом. Что стоят все их мимолетные чувства и желания молодости по сравнению с идеологией и жизненными принципами, ставшими материалом этого каркаса? Сломай его - сломаются и они.

Вот и берегут его пуще жизни. До последнего не зная, на что готовы ради своей веры. Пока жизнь не поставит их перед фактом - меняйся или защищайся. Не каждый готов решиться сыграть по-крупному и переосмыслить себя.

Потому я знаю - пусть они почти дети, церковные догмы, вбитые в них с детства, могут стать проблемой.

Я думал об этом, направляясь к себе. Вернулся в номер, бросил взгляд за окно. Непроницаемый под светом лампы мрак.

Через полчаса я уже спал.

***

Проснулся я от треска. На потолке плясали тени. Оранжевые, желтые...

Я резко повернулся к окну. Горит. Только что? Я скинул одеяло, соскочил на пол и торопливо к нему подошел.

Горел город. В паре десятков мест сразу. Очаги располагались часто, вразброс, но с видимой системой. Они образовывали неровное огненное кольцо вокруг богатых районов города.

Забавно. Кто-то город поджигал.

Еще забавнее то, что треск, разбудивший меня, оказался выстрелами, звучавшими по всему городу.

Но самой забавной мне показалась недоброго вида толпа, собиравшаяся перед гостиницей. Гротескные фигуры, несимметричные, уродливые тела. Прокаженные. Все они были прокаженными.

Едва я осознал это, как пол подо мной дрогнул. Я явственно увидел волну, прошедшую под ногами. Доски с хрустом ломались, поднимаясь острыми зубьями вверх. По стенам разошлись огромные трещины. В воздухе появился запах керосина из разбитых светильников.

И вдруг доски снова пришли в движение. Самые крупные, вопреки законам вселенской логики, с хрустом легли обратно. Остались лишь более мелкие обломки и щепки. Трещина на стене передо мной вдруг сошлась. Проследив за ней взглядом, я наткнулся на переломленную в двух местах потолочную балку. Ничем не удерживаемая средняя часть продолжала висеть под потолком, даже не пытаясь упасть.

Оставаясь под впечатлением от феномена, я продолжил осматривать комнату и наткнулся на окно. Вот это да. Стекло оставалось на месте. Испещренное прорезами, оно не разваливалось на части. Словно кто-то бросил его об пол, а затем кропотливо собрал осколки, ставя их друг на друга в оконную раму и не позаботившись скрепить. Хотя, чему удивляться, после оживших досок?

После виденных мной последствий взрыва, а ничем иным это быть не могло, здание должно было рухнуть. А оно стоит. Стены не падают... К химерам стены, переломанный потолок не падает.

Я с трудом привел мысли в порядок. Чтобы понять, что произошло, надо отсюда выйти. Но прежде... Я заставил себя смотреть на происходящее за окном, не цепляясь взглядом за волшебное стекло.

Недобрая толпа двинулась ко входу. Больше я не медлил. Накидал сапоги, подхватил свои сумки и выскочил в коридор.

Почти нос к носу столкнулся с Нильвой. Точеная фигурка в ночной сорочке и обтягивающих панталонах. За ней сгрудились остальные Ревнители. Из вежливости я отвел от нее взгляд и заметил, что она сделала то же самое. Ну да, я ведь тоже в исподнем.

-Нужно добраться до Крейна, - сказала Фезс.

Сказала, как приказала.

-Если успеем проскочить холл, - возразил я.

-Значит, вы их тоже видели?

-Конечно.

-Как думаете, господин Дер, что происходит? - спросил Дион.

-А здание-то... - пробормотал сзади Рум.

-Бунт, - ответил я.

-Я бы не торопилась с выводами, - сказала Нильва.

-Слушайте, мы ведь горим, - испуганно бормотала Катя, озираясь по сторонам.

Она была абсолютно права. Пламя из тех светильников, что горели на момент взрыва, теперь расползалось по плинтусам.

-Вы ведь видели тех, кто за окнами. Какие сомнения? - спросил я Нильву.

-Такие, что вы, по какой-то причине, сами так не считаете.

-Тьфу ты. Думайте что хотите...

Окончание фразы вышло смазанным, утонув в грохоте, долетевшем из холла. Они там двери выбивают?

Мы выскочили в холл. Он представлял собой просторное помещение три на три десятка метров, высотой в два этажа. Четыре коридора двух жилых корпусов выходили друг напротив друга. Те, что на втором этаже, соединялись двухметровой ширины дорожкой, идущей вдоль трех стен напротив входа. Резные перила опоясывали дорожку, сходясь к широкой лестнице в центре. У ее подножия, на широкой площадке первого этажа столпились полулюди.

В коридоре напротив стояла Виммир. Лервус, и Ульви за ее спиной. Кажется, еще какие-то постояльцы. Так же как и мы они с тревогой смотрели на толпу.

-Назад, - скомандовал я.

И тут же сделал шаг вспять, подтверждая свои слова. Но я не успел развернутся и отступить обратно в коридор. Резкий женский голос прорезал воздух под пятиметровым потолком.

-Убирайтесь отсюда! Здесь не место прокаженным!

Я бросил взгляд на коридор напротив, этажом ниже. В проеме стояла хозяйка гостиницы. В ночном халате с растрепанными волосами. За ее плечами - крепкий высокий мужчина в исподнем, с двуствольным ружьем в руках.

Из толпы вырвалось насекомоподобное существо, в пол человеческих роста. Перебирая четырьмя острыми конечностями со скоростью швейной машинки прокаженный рванул к кричавшей.

Я уже успел попрощаться с хозяйкой, но инсектоид вдруг задымился, в сочлениях суставов потекла и загорелась мерзкого вида желтая жидкость. Панцирь с треском начал вздуваться и лопаться. Это происходило очень быстро и прежде, чем кто-то успел среагировать, обугленные останки уже оседали на мраморный пол. В этот момент рявкнула двустволка и скелет прокаженного снесло обратно в толпу.

Вот тебе и катализатор.

Толпа заревела, кто-то из прокаженных начал выкрикивать приказы. И вся масса рванула вверх по лестнице.

Один из бежавших впереди прокаженных, мохнатый, последовал примеру насекомоподобного. Этот горел хорошо, ярко. И так же, как и первый, не издал ни звука. Разве что невнятное бульканье.

Я обвел взглядом Ревнителей. Непохоже, чтобы поджигал кто-то из них. Бросил взгляд в коридор второго этажа напротив и сразу понял. Прокаженных сжигала Виммир. Взмокла от напряжения. Лицо бледное, вот-вот стошнит. Вряд ли она делала это часто, если делала хоть когда-нибудь раньше. И все же она держалась.

Надеюсь, с ней все будет в порядке, но друг другу помочь мы уже не сможем. Сжигая их по-одному разъярённую толпу не остановить. Они лишь распаляются всё больше и больше.

Да и вообще... Меньше мне надо думать в такие моменты.

Удар сотряс металлические перила перед нами. Совершив десятиметровый прыжок, на них взгромоздилось слабо опознаваемое существо отвратительного вида. То ли мышь, то ли лягушка - видит Спящий, я не разобрал.

Перила снова дрогнули, загудел металл. Крылатый, розово-черный получеловек присоединился к товарищу.

Из-за моей спины веером вылетели какие-то мелкие шарики, выбив с десяток рваных ран в сидящих на перилах прокаженных. Мохнатый рухнул вниз. Крылатый прыгнул вперед, встретился с вытянутой рукой Диона и растекся на полу бесформенной массой. Шарики резко изменили направление, и скопом рванули куда-то в сторону лестницы.

Дальше я смотреть не стал. Здесь не мой бой. Я развернулся, нырнул в ближайший дверной проем, захлопнул двери и подпер их стулом. Огляделся. Людей нет, мебель переломана. Столы от стульев отличить невозможно - доски досками, да еще с торчащими в разные стороны гвоздями. Кровать была двуспальной, стало сразу три, одна из которых рухнула в огромную дыру на первый этаж. Окно увеличилось раз в пять. Видимо, неведомое волшебство защитило не все помещения.

Я сбросил сумки на три метра от двери, подхватил какую-то едва целую табуретку, поставил рядом и уселся верхом. Вытащил револьвер и стал ждать.

Сквозь щели сочился черный дым. За дверью кто-то дрался, что-то ломалось. Затем целая группа людей пробежала мимо, а одного, судя по звукам, тащили. Потом что-то процокало за ними. Всё перекрыл рёв и тут же стих.

Дверь в мой номер сорвало с петель, злосчастный стул впечатался в стену. Стоявший в полутьме горящего коридора гигант трижды дернул головой в такт моему револьверу и завалился назад.

Гибкая фигура перемахнула через него, пронесшись дальше по коридору. В обратную сторону со свистом мелькнули уже виденные мной шарики.

Вернулись, увлекая за собой целую группу разномастных тварей.

Я вытер со лба пот и взглянул на багровое пламя, пожирающее золотистые древесные планки. В этот же момент ворвался прокаженный. Щелкнул четырьмя жвалами на правой стороне лица и улыбнулся здоровой левой половиной.

Я выстрелил, он дернулся. Пуля прошла мимо и врезалась в очередную тень, мелькнувшую в проеме. Ее развернуло и бросило на пол. Порог окрасила вязкая коричневая масса.

В свете танцующих с пламенем теней ужасное порождение древних легенд бросилось на меня.

Вторая пуля вошла в голову. Разворотила челюсть, оголив кости. Чудовище нервно взмахнуло двумя мохнатыми трехчленными конечностями, росшими на месте правой руки, и зашипело, брызгая кровью из челюсти.

-Убью, - разобрал я.

И выстрелил снова. Лишившись единственного глаза, прокаженный рухнул на пол. Дернулся и издох.

Ворвался третий, в черном, грязном балахоне. Я выхватил клинок и рубанул снизу вверх. Сталь рассекла черную ткань и упругую плоть, оставив рваную полосу. Он оступился, и я пинком помог ему упасть. Разрубил шею у плеча и с усилием выдернул застрявший в полу клинок.

Всё-таки рубящее оружие не для боев в помещениях. Подгоняемый этой мыслью я метнулся к сумкам и вытащил две подготовленных обоймы для револьвера. Одну зарядил, вторую бросил поверх сумок. Сел на стул и позволил себе утереть поток пота.

Снова чей-то дикий рёв. Мимо двери пролетел мерзкий зеленый комок. Еще один следом. В сторону холла скользнула стройная женская фигура. С противоположной стороны на нее бросилась огромная жирная тварь. Багровые сполохи вырвали из тьмы участки складчатой кожи и блеск тонких кинжалов в тонких ладонях Ревнителя.

Танцуют боги света, смеются боги тьмы - пробормотал я.

Тварь упала, фигурка рванулась вперед. В проеме полыхнуло. Сполохи ударили мне в лицо, опалив волосы. Раздался взрыв и в обратную от холла сторону пролетело чье то туловище.

Не хотелось об этом думать, но уж очень похоже на фигурку, недавно рвавшуюся вперед.

Снова просвистели шарики. Они носились по коридору в беспорядке. Непрерывно, словно зажатые между двух преград. Летели щепки, шариков становилось меньше. Последний вылетел в холл и не вернулся. Затихло, никто не рвался в коридор.

Пора. Я наклонился к одной из своих сумок и расстегнул замок. В этот момент в проем ввалился измененный. Обычный парень лет восемнадцати. Темноволосый и даже, когда- то, красивый.

Сейчас кожа на нем висела лохмотьями, открывая рваные раны. Левая рука повисла плетью. С пальцев правой капала на землю кровь. Одна нога неестественно вывернута.

Я успел подумать, что он забрался ко мне в поисках убежища и вскинул револьвер. Нажимая на курок, встретился с ним взглядом и потерял сознание.

***

Очнулся. Комната горит, три тела на полу. Кто-то зовет на помощь. Катя? Нет, зря в сумку полез, они и так...

***

Тело Диона без ноги. На нем Рум с колотой раной в бок. Кругом валяются прокаженные. Трудно дышать, пол обваливается. Надо в холл.

***

Живых не видно, здание, кажется, скоро рухнет. Идти тяжело. Задыхаюсь. Плохо, что одеться не успел. Сколько ожогов я уже получил?

***

Толпа людей в холле, что-то кричат. У этих тварей совсем нет чувства самосохранения?! Они же всё-такие люди... Нет, это на самом деле люди! Это наемники. Вот и Рэйз - раздает команды. Повернулся ко мне, узнал. Бросился навстречу.

***

Что ты видишь, Имион?

Я огляделся. Окруженный живой изгородью сад. Цветущие деревья с темно-синими, почти черными цветами и небольшой пруд, укрывшийся в их тени.

Проследив за линией камней, опоясывающей пруд, я уткнулся взглядом в собственные ноги, лежащие на песке. Их накрывала моя тень и еще одна, более длинная.

За моей спиной стоял Тесу. Я оглянулся и прищурился. В свете висящего над головой солнца брат по вере не казался добрее, чем обычно. Бесстрастное лицо в сетке намечавшихся морщин, колючие глаза.

-Не на меня смотри, а в воду, - сказал он.

-Ох, я не понимаю, как это поможет.

Тесу вздохнул и, видимо все-таки решив разориться на объяснения, заговорил.

-Мы, как и всё вокруг, лишь цепочка причин и следствий, - говорил он. -Думаешь, нельзя предсказать будущее? Чужое может и нет. Но сейчас ты достаточно вырос, чтобы знать свое. Ты себе этого никогда не скажешь и будешь волноваться о всяких глупостях, как те, что ты рассказал мне только что. В конце-концов эти глупости могут всё изменить, и ты потеряешь себя. Но я помогу тебе увидеть, что действительно важно. Это поможет тебе не сбиться с пути.

Объяснения его, как и всегда, философствования. Он, наверное, ничего на практике не видел и не знает. Но вслух такое попробуй, скажи.

-И всё-таки...- снова начал я.

Тесу картинно закатил глаза. Ну, всё, сейчас... Шлепок по затылку заставил меня повернуться в сторону пруда.

Я обреченно уставился в воду и приготовился. Сейчас будет очередная иллюзия. Тесу это любит. И зачем я ему рассказал про этих дураков?

Отражение в воде притянуло мой взгляд, и очистил голову от мыслей. Подросток. Очень некрасив. Свернутый набок нос, несимметричные глаза. Половина верхней губы будто вывернута наружу. Ничего необычного для жителей Пригранья... Здесь две трети выглядят также, в том числе и я.

Черты начали медленно смазываться. Вместе с тем кожа теряла цвет. Сначала растворился рот, затем глаза. Последним исчез холмик носа, оставив лишь ослепительно белый овал лица. На этом овале стали проступать извилистые очертания.

Они стали достаточно четкими и я с ужасом узнал в них бесполые тела. Они были без лиц и лежали на белом, образуя круг, где каждый предыдущий поддерживал руками ноги следующего. Я вдруг подумал, что в круге из тел что-то должно появиться, но ничего не происходило, он оставался чист.

Почему? Это мог бы быть символ. Это должно отражать меня? Я ведь наблюдатель. И в центре круга вдруг распахнулись веки, открыв потрясающей красоты карий зрачок. Значит символ. Почему именно тогда, когда я подумал и почему не... Глаз мгновенно захлопнулся, и на его месте я с удивлением обнаружил замок, о котором думал мгновение назад. Созидание?

Это повторилось еще несколько раз. Думая о том, что должно быть в центре, я получал пламя, лица, древо... Но стоило подумать о чем то конкретном, что я видел когда-то, или хотя представить там тот же глаз и я получал лишь пустой белый овал и круг из тел.

Остановившись, я задумался о том, что это всё должно значить. И вдруг мой взгляд натолкнулся на маленькую черную точку в центре лица, в центре круга. Оттуда всё появляется, из точки? Нет, это не точка. Это...

Я приблизил лицо к воде, чтобы разглядеть получше. Так, стоп, а чем всегда заканчиваются видения, когда происходит нечто подобное? Я хотел отклониться назад, но не успел. Поверхность пошла волнами, и весь пруд выплеснулся мне в лицо.

-Очнулся! Глаза открывает!

Сразу раздался топот и вокруг меня, судя по звукам, образовалась немалая группа людей.

Все тело болит, кожа зудит и ноет. С трудом разлепил веки и огляделся.

Надо мной склонился мужчина довольно красивой внешности. В поле зрения попала рука, покрытая волдырями. Прокаженный? Вокруг стоял еще с десяток человек. Солдаты... Один чернокожий, а этот, головорез по виду, судя по всему главный. Один в рясе. Глядит на меня как-то странно, холодно. Но в основном все смотрят с участием.

Кто эти люди?

Прохладно как-то. Я поднял голову и обнаружил причину. Стопка плащ-палаток подо мной, накрытых одеялом, образовывала импровизированную койку. Я лежал на ней голый, укрытый еще одним одеялом. Вокруг стены палатки, вход напротив. Через него видно вытоптанную землю и другие палатки.

Что это за место вообще?

Так я и спросил:

-Кто вы? Где я?

Окружающие как-то странно переглянулись.

-Та-ак, - протянул прокаженный. - А вы вообще помните, кто вы?

Я задумался. Чем я занимался последнее время? Так... Работал химиком, помню... Потом в составе целой научной группы. В большой государственной лаборатории, кажется тайной. Потом всех убил, лабораторию сжег.

Я еще раз оглядел лица людей вокруг. На подельников не похожи.

-Цирия Арминос.

Они снова переглянулись.

-Вы не Цирия Арминос, - поправил меня прокаженный.

Знают. Уже всё знают... Ну, будь что будет.

-Так и быть. Соврал, - сознался я.- Бакалавр естественных наук. Дебрес Шальский.

-Вы не Дебрес Шальский.

Ну и ну. Я настоящее назвал. Значит, эти люди не знают меня? Или знают? А почему требуют имя? Я решил настаивать.

-Да нет, я именно Де... Номенур ЛеТреви, герцог Герадиа.

Окружающие отшатнулись.

Что за безумные слова я произносил ранее? Надо разобраться с этим скопищем. И понять, как я оказался в полевом лагере и где он находится. Я, вроде бы, давно не руковожу сражениями.

-Все вон, - скомандовал я. - И одежду подайте.

Окружающие заволновались.

-Вам нельзя подниматься, - возразил мужчина с красивым лицом.

Лекарь? Не важно. Не торопятся выметаться. Эти люди не знают кто я такой?

-Вон, - снова властно повторил я, пройдясь по окружающим взглядом.

Они опускали глаза, встречаясь с моими. Я видел, как некоторые хотели возразить, но не посмели. Значит это не враги. Только нешуточная ненависть может заставить людей возражать мне. Но выходя, один посмел выругаться. Что за безумие. При мне смеют сквернословить.

Самым наглым оказался священник.

-Вы тоже, Видящий, - повторил я специально для него.

Он уставился на меня без почтения в глазах. Опасный человек, судя по выражению бездушного лица. Но Церковь у меня в руках, или я что-то не знаю? Кем бы он ни был, он не смеет перечить мне. Словно прочитав мои мысли, он опустил глаза и что-то пробормотал. Однако не вышел.

Может заказывать гроб. Дайте только разобраться в ситуации. Скрипя зубами, я начал подниматься. Резкая боль пронзила всё тело.

-Да помогите же мне встать! - прикрикнул я.

Один из людей в странной пятнистой одежде бросился назад от входа и подхватил меня под правую руку. Лекарь под левую. Поднявшись, я попытался отдышаться, и в этот момент мой взгляд наткнулся на руку, поддерживающую меня. Она была покрыта волдырями.

-Что за дрянь! - отшатнулся я.

Разглядев, что рука принадлежит человеку с красивым лицом, который должен быть моим лекарем, я ужаснулся. Я пришел в ярость.

-Кто посмел допустить мне в лекари проклятого Спящим!

На это больное животное даже смотреть не стал, не то, что спрашивать у него. Ясно, что сам выродок на такое не способен. Это чья-то идея - подсунуть мне такое. Но, кроме императора, я не знал способных на такую дерзость по отношению ко мне. Я взглянул сначала на священника, вновь опустившего глаза, затем на человека в пятнистой одежде. Солдат? Он не отвел взгляда. На его лице была написана тревога.

-Это я, Эвин. Ты помнишь? - внезапно произнес он.

Ну, всё. Это предел. Я вдруг наполнился ледяным спокойствием, но при этом чуть не улыбнулся, подумав, что наглец даже не представляет, что его ожидает.

-Ты позволяешь себе обращаться ко мне на ты? - с расстановкой спросил я.

Он как-то странно посмотрел на меня.

В этот момент в палатку вошла рыжеволосая девушка. Нет. Вошла Виммир. Ее имя Виммир. Я всё вспомнил.

***

Значит, они и на лагерь напали?

-Так и есть, - кивнул Рэйз. - Десяток твоих положили.

-Это я уже знаю, Хома доложил. Восемь, если точнее.

-У нас Акеля. Хоть и химера а... Не успел измениться, сам понимаешь.

-Вовремя вы все-таки подоспели к нам.

-Что есть, то есть, - ухмыльнулся Рэйз. - Шли по улицам как паровоз. Этих, правда, не спасли, но мне, по чести говоря, плевать. Может так и лучше.

Как я узнал, Нильва, Дион и Рум погибли. О них Рэйз и говорил. Не любит он все-таки Ревнителей.

-Интересно, как четвертая выжила.

Договорив, я не выдержал и почесался. Кожа зудит.

-А... -Эвин пожал плечами. - Когда Бренн слабеть начал и здание держать перестал, она в дыру в полу провалилась. А вот в окно вылезти не смогла - несущие стены он, говорит, держал в первую очередь. Слушай, а как это вообще?

-Полагаешь, я знаю? Он же многорукий, и я советую расспрашивать его, а не меня. Хотя, вряд ли он скажет.

Эвин протянул перед собой ладони и сложил их вместе.

-Забери меня Спящий, что за силища должна быть, чтобы все здание? А, ладно. В общем четвертая на первом этаже сидела, а когда Бренна вытащили из здания и оно рушится начало - выпрыгнула в окно.

-А ты откуда это знаешь?

-Потому что она теперь постоянно ошивается в нашем лагере. У того окна, через которое она выпрыгивала, Джейк стоял. Он ее там встретил, успокоил, ну ты понимаешь, этот шанса не упустит.

-Ясно. А Виммир?

-Что Виммир?

-Как они сумели пережить нападение? Бренн всех прокаженных в правом крыле перебил?

-Нет. Он перегружен был. Сожгли их. И не спрашивай кто - я не знаю. Может одна, может вторая. Может и третья.

-Забавно.

Я снова почесался. Он проследил за мной взглядом.

-Значит, ты измененный, - то ли спросил, то ли утвердил Рэйз.

-Выходит так. Крейн, насколько я понимаю, всем успел по этому поводу лекцию прочитать.

-Еще бы не прочитал. На тебе же раны за ночь затянулись. А он понять не мог - измененный ты или это чудо по вере твоей. Я с утра проведать зашел, так там уже целая делегация. Тут ты очнулся и давай бредятину нести. Но такую, знаешь, качественную, будто ты и не ты вовсе. Я думал, ты спятил.

Рэйз слегка отклонился назад и на его лице мелькнуло что-то вроде обиды.

-И вот ты скажи мне, - продолжал он. - Я с тобой четыре года вместе провел, а этого не знал. Как так а?

-Я в От пятнадцать лет прослужил, - раздражённо ответил я. - А там, ты не поверишь, тоже никто этого не знает.

-Знаешь, я думал... - начал он, но тут же махнул рукой. - Ахм, забудь. Ты же вечный, четыре года что? Шутка для тебя, не более.

-Позволь, я может и вечный, но дальше тех лет работы по найму не помню ничего.

-Да ладно, не наваливай мне.

Я чуть не вскипел. Я на самом деле не помнил ничего. Когда вдруг во мне начали всплывать самые разные люди и нести ахинею, я не на шутку испугался. Но ему-то откуда понять? С другой стороны, вот так отмахиваться от меня...

-За кого ты меня принимаешь? - взъелся я. -Я похож на того, кто совершает серьезные поступки без весомой причины? Ты у своих измененных поспрашивай, что у них за проблемы, потом уже мне выговаривай. И если ты решил, что я лгу...

Я остановился и прислушался. Полог штабной палатки наемников отогнулся и к нам шагнул Бренн.

-Или у вас чувства обострились, или вы стали хуже себя контролировать, господин Дер, - заявил он.

Церковник метнул взгляд на Рэйза и невозмутимо добавил.

-Вы не из тех, кто может мне угрожать, господин Рэйз. Успокойтесь, это всего лишь мои небольшие странности.

-Я всякое ожидал, но чтобы подслушивать, - проскрипел Рэйз. - Химера меня забери, вы не похожи на человека, занимающегося такими вещами.

Бренн проигнорировал его. На меня уставился. Я же молча ждал, пока он заговорит. И он, действительно, начал первым.

-Потрясающий навык внушения, - говорил он. - Мимика, отточенная до предела. Гордость, вырабатываемая десятилетиями, нет... гордость потомственного дворянина. Причем представителя правящих кругов. Вы первый, кто заставил меня опустить глаза. Кто вы?

-Акита Дер, - спокойно ответил я.

Он тут же развернулся и зашагал обратно, бросив на прощание.

-Это третий раз, из четырех, когда я встречаю вас и задаю такой вопрос. И это единственный раз, когда вы Акита. Что вы ответите вечером?

-Что было в четвертый?

Бренн на мгновение остановился.

-Ле Треви был во второй. В четвертый я не решился подойти.

Он шагнул на улицу. Рэйз проводил его глазами.

-Это продолжается? - спросил Эвин.

-Да, - вздохнул я. - Я не помню половину прошедшего дня. Теперь реже, но дольше. Совершенно не помню, кем я был в это время.

Рэйз какое-то время помолчал и решил сменить тему.

-Знаешь, я ожидал что Бренн может быть прав насчет прокаженных, но сжечь целый город ради нас... Да еще и сам этот церковник.

-Это могло быть совпадением, - ответил я.

-Ты так думаешь?

-Нет, конечно.

Я безразлично пожал плечами и добавил.

-Но могло быть.

-У тебя шутки не смешнее моего сапога, - скривился Рэйз. - Если серьезно, мы лезем в ад.

-Пожалуй, да... будет хуже.

-Как ты думаешь, может бросить всё это?

Я ответил вопросом на вопрос. Прозвучало довольно бесстрастно.

-А ты бросишь?

Он снова махнул рукой и хмыкнул.

-С тобой разговаривать не интереснее, чем с этим церковником. Ну ладно, я не брошу. А ты?

-Скорее ты бросишь, чем я.

***

Мы отправились в путь через полтора суток. Похоронили погибших, закупили новых ригглов, провизию и снаряжение взамен сгоревшего и покинули Овант.

Проблем у меня множество, ситуация не становится яснее. Скорее, я начинаю понимать, что эта экспедиция играет какую-то немалую роль для всех мало-мальски крупных политических сил. Но надо быть честным, поиск виноватых отошел для меня на второй план. Больше виноватых меня волную я сам.

Я так и не смог вспомнить всего, что произошло, но из рассказов остальных смог составить общую картину происходившего. Правда, это не дало мне никакого понимания творящегося со мной после встречи с тем измененным. Я знал только, что начала рушится стена внутри меня, о которой я и не подозревал. Даже не стена, целый гигантский сумасшедший дом. А его клиенты то и дело выбегали на сцену вместо меня. Это меня пугает, но не так сильно, как нечто иное. Я не помню то, что они делают, подменив меня, зато есть тот, чьи действия я помню. У любого сумасшедшего дома должен быть заведующий, верно? И я подозреваю, что заведующий совсем не я - Акита.

II доп. глава. 2-й лунный месяц середины осени.

Над небольшой рощей не спеша поднимался желтый, как золото первых опавших листьев, шар. Его свет играл в просветах веток, царапая высокую крышу несущейся под их куполом кареты.

Подросток в недорогом, но качественном костюме оторвался от окна и обернулся к своему спутнику.

-Я не ожидал, что вы живете в лесу, - бросил он.

Сидящий напротив мужчина в черном оторвал взгляд от книги. Отогнув бежевую шторку, он бросил взгляд за окно и недовольно поморщился.

-Не лес, здесь нет настоящих лесов. Хотя, возможно, ты их просто никогда и не видел.

-Видел, - возразил подросток. - Я много путешествовал. По сравнению с тем, что было до этого - это лес.

Его спутник не стал спорить, снова уткнувшись в книгу и коротко бросив:

-Может быть.

Оставшийся путь они проделали в молчании. Выскочив из-под склонившихся над дорогой деревьев, карета остановилась, сделав небольшой поворот. Слышно было, как кучер соскочил на землю и, подминая листву, и подошел к дверце. Он распахнул ее и почтительно отошел в сторону.

Мужчина поднялся с сиденья, подхватив одной рукой небольшой чемодан, другой - широкополую шляпу. Он спустился на землю, одевая ее на ходу. Следом на землю соскочил его спутник.

Перед ними расположился настоящий особняк. Три этажа кирпича и дерева под черепичной кровлей на десяток широких окон в длину и такое же количество в ширину. Стены украшала лепнина и барельефы. Дом окружали многочисленные пристройки и невысокие здания из такого же кирпича или дерева. Большинство из них скрывалось от взгляда кронами декоративных деревьев, плавно переходивших в лес.

Пока мужчина перебрасывался короткими деловыми фразами с кучером, подросток, широко раскрыв глаза, обводил ими окрестности. Внезапно распахнулись высокие белые двери и из особняка вывалились встречающие домочадцы.

Первой шла хозяйка в непримечательном домашнем платье. Ее можно было охарактеризовать двумя словами - не слишком. Не худа, но и не слишком полная, не низкорослая, но и не слишком высока, не дурна собой, но и не слишком красива. Рядом семенила очаровательная девочка лет восьми в не менее очаровательном платьице. Обе имели светло- карие глаза и кремового цвета кожу. Их окружала компания из повара, пары служанок и одного немолодого слуги, подозрительно похожего на кучера.

Заметив их краем глаза, мужчина развернулся и направился навстречу. Подросток последовал за ним.

Когда расстояние заметно сократилось, девочка побежала навстречу. Не обращая на подростка никакого внимания, она бросилась на обладателя широкополой шляпы. Он подхватил ее на руки, но тут же поставил обратно на землю. Тогда девочка взяла его ручонкой за штанину и спросила размеренным, но не требовательным голоском.

-Папа, что ты мне привез?

С невозмутимым видом мужчина взглянул ей в глаза.

-Не сейчас, Рофюя, - внушительно произнес он. - Разве ты не видишь, что у нас гости?

Девочка метнула быстрый взгляд на его спутника, не выдавший, тем не менее, интереса.

-Хорошо, - прощебетала она.

Теперь подошли и остальные.

-Благ вам, - поприветствовала подростка женщина, слегка улыбнувшись.

-Взаимно, - слегка поклонился Лето.

-Знакомьтесь, - промолвил мужчина, ненавязчиво перехватывая инициативу. - Лето, мой подмастерье. А это Эльма, моя супруга. Остальные знакомства оставим на потом.

-Подмастерье? - удивилась Эльма, но больше ничего к этому не добавила, несколько растерянно предложив:

- Что же... Проходите в дом.

-Позаботьтесь о том, чтобы устроить его, - добавил мужчина, глядя на Эльму. - Хенеш, возьми его пока под свое начальство. Поможете Сессвилю разгрузить поклажу, потом покажешь дом.

Последние слова предназначались старому слуге, кивнувшему в ответ и подошедшему к Лето. После этого мужчина направился в дом, с неотрывно следующим хвостиком в виде дочери. Женщины бросились накрывать стол, мужчины, кроме хозяина, направились разгружать тяжелые чемоданы.

***

Лето прогуливался. По дороге из рощи он поднялся на холм. Оглядел небольшой лес, раскинувшийся по одну его сторону и широкую дорогу, огибавшую по другой. За этой дорогой начинались поля. Та дорога, по которой пришел Лето вливалась в нее, предоставляя возможность повернуть направо, к еще одному особняку, выглядывавшему из леса, или налево, в большую деревню. Последняя раскинулась по нескольким похожим холмам. В центре текла небольшая речушка, по бокам раскинулись огороды.

Лето уже подумывал о том, чтобы повернуть налево, когда с правой стороны появился всадник. Небольшого роста, верхом на великолепном белом ригле. Белый ригл...

Можно перепутать по названию, но никогда вживую. Риглы белыми не бывают, а Белым риглом зовется его дальний родственник. Совсем дальний, уточнил про себя Лето, глядя на стройное животное. Тот приземистый, а этот высок. У обыкновенного глаза спереди, у белого - по бокам. А под глазами два великолепных витых рога, огибающих глазницы снизу и поднимающихся вдоль головы над затылком. Кончики рогов поднимались даже над длинными острыми ушами.

Лето так загляделся на ригла, что совсем забыл про всадника. Которым оказался не невысокий мужчина, а скорее очень высокий для своего роста мальчишка, в дорогой верховой одежде. Каштановые волосы, гордое лицо и надменный взгляд.

-Эй, с дороги! - крикнул он.

Затем рывком остановил ригла, прогарцевавшего перед самым носом Лето.

-Ты что тут встал, на дороге?

-Отличный ригл, - ответил комплиментом Лето.

-Знаю, - не смутился всадник. - Я спросил, что ты встал? Не видишь, важные люди едут.

Лето не удержался и улыбнулся.

-Важные?

Мальчишка на ригле надулся.

-А ты не знаешь? Очень важные. Я.

-И кто сказал, что ты важный? - продолжая улыбатся, спросил Лето.

-А кто ты сам такой вообще? - вместо ответа спросил уязвленный всадник.

-Я живу здесь.

-У Шуйда? - мальчишка явно заинтересовался. - Новые знакомые, это хорошо. Прошу не судить за грубость. А из какого ты рода?

-Я подмастерье.

Всадник скис на глазах.

-Так какая тогда разница между тобой и той деревенщиной? Я то думал...

-А какая между тобой, и твоим риглом? - возразил Лето.

-Что значит? -нахмурился всадник - Я что-то не понял... Это такая дерзость?

-Ладно, забудь, - Лето отступил в сторону. - Езжай.

-Что значит - забудь? Ты хоть понимаешь, какая между нами разница? Тебе, например, никогда не получить такого ригла. Да ты даже ездить на нем не сможешь. Я - дворянин, а ты - деревенщина. Понимаешь? Как ты смеешь меня оскорблять?

-Езжай уже.

-Нет, ты теперь должен ответить за свои слова, - всадник схватился за нагайку.

Лето скептическим взглядом проводил ее наконечник и вдруг снова рассмеялся.

-Ладно, не езжай. Я передумал. Ты сказал, что я не смогу даже оседлать этого ригла?

Всадник нахмурился, с подозрением глядя на дерзкого прохожего.

-И?

Лето вместо ответа вдруг разбежался и взлетел на круп ригла, ловко примостившись за спиной всадника.

-Алле!

Ригл с испуганным ржанием сорвался с места, дико косясь на непрошенного гостя.

-Что творишь?! - испуганно закричал всадник, хватаясь за уздечку. - Стой, стой я сказал!

Но ригл и не думал останавливаться, набирая скорость по тропе. Вокруг проносились кусты и деревья, камешки под ногами брызгами летели в стороны.

Лето хохотал за спиной, заставляя животное паниковать. А всадник паниковал больше собственного ригла. И бешеный галоп закончился резким рывком и красочным полетом.

-Я убью тебя! - кричал мальчишка, еще недавно важно восседавший на гордом животном.

Сейчас он, отплевываясь от листьев, пытался подняться на ноги. Ему это удалось. С усилием удерживая равновесие, он оглянулся и наткнулся взглядом на сумасшедшего захватчика чужих риглов.

Светловолосый, с разноцветными глазами, он сидел на корточках в двух шагах. Абсолютно невредимый. И явно озабоченно наблюдал за движениями бывшего всадника.

-Я тебя убью, - пробормотал всадник.

Странный подмастерье вдруг резко поднялся и шагнул ему навстречу. Мальчишка не на шутку перепугался, попытавшись отступить назад. Потерял равновесие и плюхнулся на задницу.

Сумасшедший же приблизился совсем вплотную и неожиданно мягко взял его за руку.

-Кажется, ты ее вывихнул.

-Кого? - одичало переспросил всадник.

Вместо ответа светловолосый схватил его за плечо и дернул руку на себя. Тело тут же пронзила дикая боль. Всадник непроизвольно закричал.

-И лодыжку растянул... Да тише ты. Всё в порядке, - мягко пробормотал сумасшедший. - Я думал, раз ты так много говоришь, то с риглом справишься. Не суди.

Неужели, он и правда смотрит извиняющимися глазами? Сумасшедший протянул руку и, прежде чем испуганно вздрогнувший всадник отстранился, нежно провел рукавом по его лицу.

-У тебя всё лицо в крови, - пробормотал светловолосый. - Не суди. Ты как себя чувствуешь?

-Я в порядке, - отстранился всадник.

И тут же поймал себя на мысли, что собственный голос звучит испуганно. Немудрено, если подумать, что секунду назад он даже не видел, что рука вывихнута. И лицо в крови. А вдруг еще и перелом?! Он с испугом оглядел себя. Других повреждений не было. Всадник облегченно вздохнул и уже гораздо увереннее поднялся на ноги.

-А теперь я тебя убью! - снова разъярился он и попытался броситься на Лето.

Тот ловко увернулся и отступил на шаг в сторону. Это повторилось еще дважды. Затем выдохшийся всадник с хрипом уселся обратно на землю.

-Где мой ригл? - не глядя в лицо соперника спросил он.

Лето только пожал плечами. На его лице вперемешку с виной отражалось полное незнание.

-Ищи, - приказал всадник.

Лето от такой наглости даже оторопел.

-Крепкий ты всё-таки, хоть и упал так... неудачно. Но ригл-то твой. Я его искать не буду.

-Что значит, не будешь?! Это ты во всем виноват!

-Да ты оглянись...

Всадник, подумав, последовал дельному совету. Вокруг поле. Дорога недалеко. Видно всё, почти до горизонта. И никакого ригла.

-Всё равно ищи, - уже менее уверенно пробормотал он.

-Не буду. Кстати, а ты тут не помрешь? Всё в порядке?

-Не помру. Я - не помру, - важно объявил всадник. - Если не найдешь ригла, я тебе...

-Ну ладно, я пошел, - проигнорировал его Лето. - Всё в порядке, это хорошо. Бывай.

И остановился на пол пути.

Не могу же я уйти и бросить его тут без помощи, - подумал он. - Но он такой наглый...

Лето обернулся и взглянул на всадника. Наткнулся на искаженное яростью лицо.

-Ладно, я схожу в деревню, за каким-нибудь риглом, - сказал он. - Жди тут.

-Мне не нужен какой-то ригл! Мне нужен мой - белый!

Лето молча направился в сторону деревни. Через сотню шагов оглянулся и обнаружил всадника на дороге к большому особняку. Мальчишка лежал на ней без сознания. Лето только вздохнул, отчего-то взмахнув рукой, и направился к нему.

***

Глава 7. 3-й лунный месяц конца лета. 7411 год.

Почему неспособный смеятся всегда улыбается?

Осторожно прогнуться назад. Поднять для равновесия правую ногу. Потянутся ладонью вниз. Коснутся кончиками пальцев пятки левой ноги. Быстро выпрямится, отставить ногу вправо, чуть назад, и легкий поворот на носочке.

Юноша слился с шаром, став с ним одним целым. Одна поза перетекала в другую, и шар вторил этим движениям. Это должно было быть очень смешным, но, скорее, это было просто чудесным. Может быть потому, что клоун не спешил дуть в забавные крякалки и свистелки или жонглировать? Как и не спешил падать. Все что оставалось - это невесомость плавных движений, создававших иллюзию невозможного.

На самом деле Лето впервые танцевал на шаре. Но кто бы из зрителей это заметил? Им танец казался волшебным. Да и сам Лето был уверен, что выходит отлично.

В груди поднималась волна восторга от новой затеи и... возврата к старому. Впервые за три года Лето снова выступал на публике.

Он обвел взглядом людей перед собой, цепляясь за увлеченные представлением лица. Остановился на паре разгильдяйского вида детишек и скорчил забавную рожу. Замер, непроизвольно улыбнувшись вслед за ними, сделал быструю стойку на руках и продолжил разглядывать толпу. Пока не наткнулся глазами на серую фигуру Шерата.

Друг занимался тем...

-Эй, ты что там делаешь!??

Мужчина рядом с Шератом развернулся и попытался схватить парня за ворот. Серая фигурка ловко увернулась и юркнула в толпу.

-Держи вора!

Лето дернулся и слетел с шара, втянувшись в толпу между парой толстяков. Побежал, не глядя. Мужчина в это время рвался следом за Шератом, разбрасывая окружающих. Народ оглядывался, пытался понять, кто вор и кого хватать. Поднялся переполох.

Одни ловили яркого клоуна, другие самого пострадавшего, с энтузиазмом расталкивавшего окружающих. Иные хватали всех подряд подозрительных личностей, коих было достаточно. И уж пара случайно пойманных карманников там точно была.

Остальные просто наблюдали за суетой, перекрикивались, толкались и вносили еще больше сумятицы. Не ловили, пожалуй, только самого Шерата, давно скрывшегося.

Лето вырвался из рук какого-то доходяги, оставив клок цветного костюма, и пулей вылетел из круговорота ругани и потных тел.

Он нашел Шерата в заранее оговоренном переулке. Несостоявшийся вор сидел верхом на мусорном баке и давился смехом.

-Ты-то что побежал? - расхохотался он.

Лето открыл рот, чтобы ответить, но тут же закрыл обратно и пожал плечами. Шерат снова расхохотался, хлопнул себя по коленям и соскочил с бака.

-Ну ладно. Это было весело. Я же говорил - не зря.

-Да ты шутишь, - удивился Лето. - Это было ужасно. Мошенники из нас никакие. Да к тому же, ты видел сколько там было народа? Проще уж тогда зарабатывать деньги на представлении, чем на твоих дурацких идеях.

-А это... Деньги, - Шерат вытащил из-за пазухи несколько кошельков, выпотрошил их и бросил пустые в мусорный бак. - Ну, деньги, да, тут не очень. Но что я слышу про представления? Кто там говорил, что выступать не будет ни за что и никогда? И тем более за деньги? И как ты там плясал.

Шерат привалился к обшарпанной стене за баком. Лето тут же занял освободившееся место, вскочив на бак.

-Ну... Ты же знаешь, - вздохнул он. - Я не могу. То есть, это правда, было классно. Но...

-Не-ет дружище, - протянул Шерат. - Теперь ты никуда не денешься. Будешь выступать. И я даже могу ничего для этого не делать, не обманывай себя.

-Может быть, - отмахнулся Лето. - Но на твои идеи я больше не поведусь.

Шерат только хмыкнул.

-Не поведешься?

-То к кочевникам за город, еле ноги унесли, то давай девчонку похитим, которая потом тебя за это избила и бросила, то давай вот это попробуем...

Шерат поморщился.

-Ты это... про девчонку забудь.

-Надо с этим завязывать, - продолжал Лето. - Как дети.

-А деньги?

-И это ты мне говоришь? - изумился Лето. - Ох нет, ну как будто ты нищий... Да ты можешь всех воров в этом городе нанять.

-Не-ет, - покачал головой Шерат. - Мои деньги. Мы же уже об этом говорили. И да, в следующий раз попробуем что-то поинтереснее.

-Даже не знаю, сказать нет сразу или подождать когда ты это выдашь... - вздохнул Лето.

-Подожди... или не подожди... -передразнил Шерат и великодушно бросил. - Можешь говорить сейчас.

Лето с подозрением на него уставился.

-Чего это?

-Хоть сейчас говори, хоть потом, все равно никуда не денешься, - объяснил друг.

-То есть ты думаешь, что если я скажу нет, то нарушу слово?

-То есть, ты меня одного отпустишь?

-Нет... не отпущу, - вынужден был признать Лето.

-Да и вообще, я же вижу, тебе это приносит больше удовольствия, чем вся эта математика.

-Зря, - возразил Лето. - Вот тут ты ошибаешься.

Шерат поморщился.

-Знаешь... - начал он. И вдруг совершенно другим тоном закончил, остановившись взглядом за спиной Лето:

-Химера меня подери. Ну, давайте ми... Ах ты рыжий грязный страф!

Шерат молниеносно развернулся и бросился к другому концу переулка. Лето бросил встревоженный взгляд через плечо и наткнулся на двух полицейских с очевидно недобрыми намерениями. Особенно недовольным выглядел рыжий...

Лето очень старался. Но нагнать Шерата смог только через два квартала. Уж очень тот быстро несся. Без оглядки.

-Ты мог бы сказать, - бросил на бегу Лето.

-Так и так всё понятно, - задыхаясь, парировал Шерат.

-И куда? - снова бросил Лето.

-Скорее как долго, - отплевываясь, ответил Шерат.

-А никто уже и не гонится, - хохотнул Лето.

Шерат оглянулся, убедился в правоте друга и резко остановился.

-Мог бы... уф, - он взмахнул рукой и схватился за бок.

Лето, улыбаясь, стоял рядом. Он не выглядел уставшим.

-Мог бы и сказать, - выдавил Шерат.

-Так и так всё понятно, - усмехнулся Лето.

-Ах ты ж, - Шерат попытался схватить клоуна но Лето ловко отскочил.

Шерат пошатнулся, едва восстановив равновесие и мстительно пробормотал.

-Ох зря ты это, ох зря...

***

И как тебе - вернутся к жизни уличного бродяги? - Рэйбэни усмехнулся, добродушно и немного иронично.

Он откинулся назад в мягком кресле и с прищуром поглядел на сидящего напротив, в таком же кресле, ученика.

-Ну, это... - начал было Лето, но вдруг сощурился и покачал головой. - Почему у тебя всегда выходит выставлять то, что тебе не нравится таким унизительным?

-Я люблю говорить прямо. Ты же знаешь.

Лето только снова покачал головой.

-Знаю. Потому и не спорю. Ну а вообще, это было классно. Да... пожалуй, всё-таки так.

-Ты не уверен? - усмехнулся Шуйд.

-Скорее удивлен. Но, знаешь... Я боюсь.

-Боишься прошлого? Раньше ты относился ко всему проще. Почему я думал, что ты всё забудешь?

На лице Лето мелькнула затаенная боль.

-Я... сам не знаю. Иногда меня еще мучают воспоминания. И всё же я хочу, чтобы хоть что-то было как тогда. Теперь я в этом уверен.

-Знаешь, однажды ко мне в двери постучалась печаль... - начал Рэйбени и замолк.

-И? - подтолкнул его продолжать Лето. - Почему ты замолчал?

-Я ее не услышал, - улыбнулся Рэйбени.

Лето усмехнулся. Печаль ушла с лица.

-Да, ты прав. Я могу не разделять всё это.

Рэйбени вздохнул и спрятал улыбку.

-Рад что помог тебе навести порядок в голове. Но я не на это рассчитывал, задавая вопрос... Хотя, что от тебя ожидать? В любом случае, хорошо, что ты пришел в норму. Бросишь мое дело?

В последнем вопросе Шуйда явственно мелькнула ирония. Слишком горькая, чтобы не выдать расстройство.

-Нет, - утешил старика Лето. - Этого я не хочу.

-Хорошо... -вздохнул Шуйд. - Три года прошло. Я опасался.

-Ну, я ведь старался, - пожал плечами Лето и важно добавил. - Скоро я смогу и сам.

-Пожалуй, - согласился Шуйд. - Удивительно для того, кто еще недавно не умел толком считать и писать.

Лето неприязненно поморщился.

-Ну, вот опять, - укорил он Шуйда. - Знаешь, иногда я думаю, что обожаю твои фразы. Правда, правда. Это так звучит.

Рэйбени улыбнулся.

-Из всех моих подмастерий ты лучший, - сказал он. - Не самый талантливый, зато самый старательный.

Лето тут же заинтересованно ухватился за эти слова, подавшись вперед.

-Так сколько у тебя их было, может все-таки скажешь? - спросил он.

-Четверо, - просто ответил Рэйбени.

-И-и... - поощряющее протянул Лето.

Но Шуйд явно был не намерен развивать эту тему. Как и всегда в таких случаях, он отвечал не раздраженно, но крайне апатично.

-Неважно, - сказал он.

Лето пробежался по равнодушному лицу собеседника и откинулся на спинку кресла.

-Ну ладно, - разочарованно согласился юноша.

-Я рад, что мы поговорили, - вдруг объявил Шуйд, словно завершая разговор.

Как часто бывало в разговорах с Шуйдом, общение наполнялось неловкостью. Лето снова не знал, что сказать, теряя нить разговора.

-У меня нет секретов, - вздохнул он. - Ну и раз такое дело... Я пошел.

Шуйд остановил его жестом.

-Не хочешь выпить по бокалу? - неожиданно спросил он.

Лето подскочил и хлопнул себя по коленям.

-О Великий Спящий, ты это сказал! - крикнул он, улыбаясь во весь рот и указывая на сохраняющего невозмутимость Шуйда. -Я это запомню!

Он, прищурил один глаз, коснулся пальцем виска и указал на Шуйда. А затем добавил, не прекращая улыбатся:

-Но, нет.

-Я больше ничего не скажу, - с каменным выражением лица промолвил Шуйд.

В уголках его глаз плясали маленькие химеры.

-Я уже всё, что надо, слышал, - хохотнул Лето, направляясь к лакированной двери.

Он потянулся к ручке, но на пол пути остановился и развернулся.

-Аэм... Рэйбэни. Что было бы, если бы мне всё же пришлось срочно уехать?

Рэйбэени склонил голову набок.

-А ты не знаешь?

-Всё есть, как есть... Я понял, - кивнул Лето.

-Люди приходят и уходят... - продолжил за ним Шуйд. - Не мне жалеть об этом. Но я хотел бы, чтобы у тебя всё сложилось лучшим образом.

-Лучшим из возможных?

-Лучшим из представимых.

-Лучше было бы оставить всё как есть, - вздохнул Лето.

-Может быть, - легко согласился Шуйд. - Если ты так считаешь, то и не уезжай никуда.

-Да я и не... - начал было Лето, но вдруг осознал безнадежность усилий по переубеждению Шуйда, втемяшившего что-то себе в голову и согласился. - Да. Ладно.

Шуйд снова кивнул, хотя Лето этого и не увидел. Он вышел из кабинета Рэйбэни и направился к себе. Предстояло доделать чертежи.

Паркет скрипел под ногами. Лето разглядывал ставшие привычными стены особняка. Ничего не значащие картины с пейзажами полей и морей... Двери знакомых комнат. Всё казалось естественным и родным.

-Таинственная пряжа на ночной воде,

Мелодии луны рябой рисунок,

Скрывает свою песню в глубине

Истерзанный слепой небесный спутник.

Я, лежа на песке, в пол такта подпеваю.

Ее понять моей душе дано:

Она поет о том, как бог жесток бывает,

Что подарил красу одной Земле.

Она жива, ее моря сияют

И облака под солнцем как вуаль

Луна мертва и рядом замерзает.

И даже свет у Солнца заняла.

Она - как я, и песнь ее печальна

Полна надежды, боли и любви.

Любить прекрасное, даже в отчаянии

Сквозь зависть и бесплодные мечты.

Она как я...

Мелодия летела от открытого окна. Широкое, с узорчатыми медными створками, оно приютило у широкого как ладонь подоконника маленькую гостью в бирюзовом платье.

-Ого, - поразился Лето, шагая к ней. - Откуда такая печаль?

Юноша, улыбаясь, подошел к Рофюи и потрепал ее по голове.

-Не делай так, - вывернулась Рофюя. - И почему печаль. Просто песня...

-Просто песни не поют. -возразил Лето. - И зачем бы тогда делать луну такой похожей на землю?

На лице Рофюи проступило недовольство, какое часто бывает, когда пытаешься обьяснить нечто настолько очевидное, что уже перестал считать требущим этого самого обьяснения.

-Она и так похожа, - нахмурилась Рофюя. - Это же спутник.

-Спутник? - Лето поднял брови. - Что это значит? Я в этом не понимаю.

Рофюя скосила не собеседника полные скепсиса глаза.

-Ты такой глупый, - сказал она.

Лето невольно улыбнулся.

-Забавно слышать это от того, кто еще недавно пытался проверить спят ли пчелки в улье, - поддел собеседницу он.

Рофюя промолчала, мстительно сощурившись и сжав губы.

-И все-таки... - не отставал Лето. - Что случилось?

Рофюя демонстративно повернулась обратно к окну.

-Ничего, - отмахнулась она.

-Ага, просто так пела, да?

-Просто так.

-Ну ладно, - свернул разговор Лето, не став давить.

Они какое-то время молча постояли у открытого окна, глядя наружу.

-Скажи, а там, в других городах, как там? - неожиданно прервала молчание Рофюя.

-Я же уже рассказывал, - зевнул Лето.

-Ммм, нет. Не как там вообще... А вот, скажи, как там жить?

-Я не совсем понимаю. Говори прямо.

-А... Хм...- Рофюя вздохнула, и быстро проговорила. - Я бы смогла там жить? Сама?

-О-о, - протянул Лето, изогнув бровь и понимающе качая головой. - Ты уже планируешь сбежать из дома. Во вторую ночь после минувшего тринадцатилетия. Жить с бродягами у костров, читать новости из подобранных на улице газет вместо сказок...

Рофюя, пытавшаяся спокойно выслушать этот поток остроумия, вспыхнула.

-Нет! - прервала она Лето. - Ты послушай!

-Так, - Лето остановился и сделал важное лицо. - Выкладывай.

Рофюя взглянула на Лето.

-Я просто хочу знать, вот потом... - лицо девочки приняло мечтательное выражение. -Я смогу? Путешествовать. Жить так, как захочу... Даже побывать у Грани.

На лицо Лето вдруг легкая тень печали, затерявшись в уголках рта.

-Угу... Так... Знаешь, тебе это сейчас может казаться интересным, -сказал он. - Но я вот видел и я тебе точно говорю - ничего интересного в путешествиях нет.

-Ты замялся, - возразила Рофюя, внимательно наблюдавшая за собеседником.

Лето всплеснул руками.

-Я... Ох, в любом случае, ты же все равно будешь работать, так? - спросил он. - Хорошие архитекторы много путешествуют.

Рофюя бросила на собеседника уничтожающий взгляд.

-Ты правда так думаешь? - загадочно спросила она.

-А в чем дело? - недоуменно переспросил Лето.

-Ты думаешь, папа меня когда-нибудь обучит?

-Ты же изучаешь математику и ...

-И что? -прервала его девочка. - Мне никогда не стать архитектором. Папа никогда не разрешит.

-Я не совсем понимаю... не разрешит?

-Конечно. Ты же слышал как он говорит - приличная девушка должна быть хорошей хозяйкой, прирожденным дипломатом, бла, бла , бла...

-Я знал что он старомоден, но не думал, что это всерьез. Откуда ты знаешь, может это он только сейчас так говорит?

-А кто его знает, как не я? - снова вспыхнула Рофюя. - Ты такой дурак.

-Ладно. Понял. А ты, значит, хочешь мир повидать?

-Да.

Лето устало потер глаза.

-Вообще-то, может он и прав? Умная и красивая девушка найдет занятие получше.

-Какое?

-Ну... не знаю. Хотя, чем тебе та же дипломатия не дело?

Рофюя картинно повела глазами и снисходительно пояснила.

-Он не профессию имел в виду.

-То, что ты говоришь, тоже не так весело, - невозмутимо продолжал Лето. - У Грани, например, я так и не бывал. И не хочу. Да и вообще, я бы к старому возвращаться не хотел, даже если это весело.

-Почему?

-Потому что счастье, это не веселье.

-А что?

-Счастье... - Лето снова потер глаза. - И почему я об этом вообще разговариваю, да еще с тобой?

Он улыбнулся, и не давай Рофюи ответить продолжил:

-Это покой. Это когда у тебя есть всё, то нужно. Тогда и веселье тоже будет... Я так думаю.

-Тогда, я несчастлива.

-А может, ты пока не понимаешь что имеешь?

-Какая разница, понимаю или нет, если несчастлива?

-Резонно. А что бы сделало тебя счастливой, ты представляешь?

-Если бы я могла делать что хочу.

-О. Хорошо звучит. Ну, тогда все люди на земле должны быть несчастливы. Ведь никто не делает только то, что хочет.

-Никто? А папа? Разве его кто то заставляет...

-А ты так думаешь? Думаешь, он делает то, что хочет, или хотя бы строит то, что хочет? Достаточно того, что у него есть ты.

-Хорошо. А другие люди? Короли и богачи... или хотя бы даже бродяги.

-А ты их видела? Со стороны может казаться всё, что угодно, но на деле всё так, как я говорил. Если ты хочешь верить что счастье, это когда ты делаешь все что хочешь, ты никогда не будешь счастлива.

-Ясно. Но, знаешь, я этого не скажу.

-Чего?

-Что ты прав. Я этого не скажу. Я буду делать, как думаю сама.

-Конечно. Только поменьше грусти и побольше дела. А потом покажешь результат. Лады?

-Ну...

-Что значит ну?!

Лето подхватил взвизгнувшую Рофюю и усадил себе на плечи.

-Тебе вообще спать пора, а ты всё - ну. Подумаешь, погрустишь в кровати.

-Эй, я не хочу в кровать! - возмутилась Рофюя, не решаясь даже оторвать рук от шеи Лето.

-Будешь громко кричать, отец выйдет.

-А какая разница, я всё равно иду спать!

-А большая!

Лето подпрыгнул и помчался к комнате Рофюи. Девчонка вцепилась в его плечи и закричала. То ли от страха, то ли от восторга, то ли от того и другого вместе.

А выходя из ее комнаты, Лето наткнулся на улыбающегося Шуйда.

-Без Эльмы я с ней не справляюсь. А ты еще собрался уезжать.

-Да что ты заладил... Не собрался я. Спросил, - возразил Лето. - Всё в порядке.

-Ну, хорошо. Я так понимаю, ты не спать?

-Неа... Я же обещал доделать в срок?

-Это твоя первая самостоятельная работа. Я тоже много обещал. Значит, ты намерен всё из меня вытрясти?

-Точно. От первого до последнего слова.

-Хах. Ну, тогда иди.

Лето махнул рукой и отправился к себе, провожаемый задумчивым взглядом Шуйда.

***

Впечатляющий город. Старинная архитектура двух этажей, когда вторые чуть нависают над улицами. Винтажные заборы и решетки. Множество садов, уже увядающих, но еще одетых в солнечную листву. И, вместе с тем, современные монолитные здания. Множество куда-то спешащих деловых людей.

Лем с интересом оглядывал улицы Последнего бастиона. Город, предназначенный одним из последних пасть под натиском Грани. Здесь всё было совсем под другому... Здесь не витало в воздухе беспокойство. Беззаботность. Даже занятые повседневными мелочами и крупными сделками эти люди казались беззаботными. Как сложилась бы жизнь Джейсона, родись он здесь?

Лем только хмыкнул и улыбнулся сам себе.

-Что вас так впечатлило? - подхватила его улыбку спутница.

-Хороший город, госпожа Клейтон.

-Замечательный, - подхватил седовласый мужчина рядом. - А вы поможете нам сделать его еще лучше.

Лем еще шире улыбнулся и кивнул.

-А вы не боитесь потерять свои позиции, госпожа Клейтон? - обратился он к даме.

Невысокая, миниатюрная, госпожа Клейтон имела ярко красные глаза и темные волосы. Одетая в праздничное платье багрового цвета, она выгодно выделялась не только на фоне спутников, но и на фоне всех прохожих на улице.

-Нисколько, церковь будет только рада сбросить со своих плеч еще одну заботу, - ответила она.

-Не сомневаюсь, - не прекращал улыбаться Лем. - Однако, хотя я еще не разбирался с местным отделом по контролю за миграцией измененных, я уверен, что будет... сложно.

-Мы отобрали лучших, - возразил седовласый.

-Без опыта они не могут быть лучшими. Пусть даже каждый стоит десятка гвардейцев.

Ему ответил спутник седовласого. Высокий, стройный, с холодными раскосыми глазами.

-Мы понимаем, иметь дело с измененными, совсем не то, что с людьми, - согласился он. - Но опыт есть.

Четверка неспешно двигалась по одной из центральных улиц, рассекая поток прохожих. Инстинктивно, или же замечая их слишком выделяющуюся деловую одежду, чем-то похожую на форму, люди обходили их стороной.

-Прокаженные? - лучезарно улыбнулся Лем.

Высокий поморщился.

-Вы же понимаете.

-Разумеется. В любом случае, идея совместить инспекционный патруль церкви и практические тренировки при участии приглашенного специалиста должны дать результаты. Я ведь не говорил, что это будет сложно для вас?

-Мы обеспечим вам нужные условия, господин Лем, - уверил его седовласый.

-Это неважно. Главное, что бы вы обеспечили... фронт работ.

-Этот вопрос к госпоже Клейтон, - сказал высокий.

-Не стоит беспокоиться, - улыбнулась Клейтон. - Даже сейчас я чувствую не менее трех измененных поблизости.

-Прекрасно, - Лем улыбнулся еще шире.

-Сейчас не время для этого, - поморщился седовласый. - Этим займется рядовой состав под руководством Лема... Это не наша юрисдикция.

Лем даже зажмурился от удовольствия, но ничего не ответил, продолжая разглядывать улицы и не обращая внимания на спутников.

-Город необходимо очистить... Он должен стать жемчужиной Мотея, - говорил седовласый.

Внезапно впереди раздались какие-то крики, послышался шум. Столпотворение загородило всю улицу.

-Я чувствую измененного... - неожиданно грубо проговорила Клейтон. - Ничего серьезного.

-Не сейчас, как и сказал господин Ван Армен, - не оборачиваясь, бросил Лем. - Но посмотреть стоит. Пройдемте на соседнюю улицу.

-На соседнюю? - переспросил седовласый, поймав полный недоумения взгляд Клейтон.

-Если точнее... Ах, просто следуйте за мной, - улыбнулся Лем.

Следуя странному выбору Лема, они проскочили два переулка и вынырнули из третьего на чуть менее крупную, но не менее пышную улицу. Где тут же наткнулись на двух молодых людей, следующих навстречу. Один из них замер и уставился на неожиданно радужно улыбнувшегося Лема.

***

После разговора с Шуйдом прошло три дня. Друзья шли по одной из центральных улиц, лавируя между многочисленными прохожими, спешащими, казалось, даже не туда-обратно по улице, а во все четыре стороны. Толпа была большая, но Лето с Шератом не особо глядели по сторонам.

-Нет... все-таки ты псих и идеи у тебя невозможные, - ворчал Лето.

-Нет, нет, всё не так, - открестился Шерат.

-Что не так? - бросил на него взгляд Лето.

-Разве ты не знаешь, как говорят в таких случаях? - деланно удивился товарищ. И передразнил, делая широкие глаза. - О, Великий Спящий, я до сих пор не верю. Неужели у нас всё получилось!?

-Еще бы у нас всё не получилось, - нахмурился Лето и замер.

Когда-то в детстве... Когда-то давно... Ты помнишь?

Лето задыхался. Хотелось куда-то бежать. Только разве от этого убежишь? Если даже здесь...

Он стоял и широко улыбался. Добродушно, красиво. И счастливо щурил свои блеклые глаза. В неизменном сером костюме. Такой знакомый и отвратительный. Смотрел прямо на друзей и улыбался.

Поэтому у Лето даже вопроса не возникло - узнал он или нет? Лето был уверен, что также как он сейчас узнал его - с первого взгляда, также и Лем узнал виденную когда-то химеру.

-Что с тобой? - спросил Шерат.

Друг разом растерял всё свое добродушие, глядя на нервный тик на лице Лето. Затем перевел взгляд на приятно улыбающегося незнакомца в сером. В окружении двух крепких парней в деловых костюмах, с приятной дамой под руку. Почему он так улыбается? Старый знакомый Лето? И не из добрых, добавил про себя Шерат.

В этот момент незнакомец что-то произнес, затем перевел взгляд на Шерата. Подмигнул. Повернулся и направился дальше по боковой улице.

-Я... - сипло пробормотал Лето. Сглотнул, смачивая пересохшее горло и продолжил. - Я домой.

Он быстрым шагом, почти бегом, бросился назад по улице. И шагал до тех пор, пока не оказался в безлюдном переулке. Там он остановился, пытаясь привести мысли в порядок.

И тут же почувствовал крепкую руку на плече. Шерат стоял за спиной. Обеспокоенный и серьезный как никогда.

-В чем дело? - спросил он.

Лето не услышал. Он устало скользнул взглядом вверх по серым стенам переулка. Сжал зубы, зажмурился и неверяще покачал головой.

-Говори, - повторил Шерат.

-Вот это дерьмо, Шерат, - Лето невесело рассмеялся.

Он повернулся к другу и, продолжая криво усмехаться, бросил:

-Я химера.

Шерат не удивился. И не отвернулся. Он ответил совершенно спокойно:

-Я знаю.

Лето изумился не на шутку. На мгновение он даже забыл про Лема и сбившимся голосом переспросил:

-Знаешь? Откуда?

Шерат в этот момент выглядел как никогда сочувственно. Брови взлетели домиком. Он развел руками.

-Ну, я не думал что ты химера. Но то, что ты измененный, я подозревал всегда. Я слишком долго тебя знаю.

-И теперь ты не хочешь оказаться от меня подальше?

-Нет. Возможно... Да не возможно, а точно - я дружу с тобой потому, что ты такой, какой есть. Хотя, конечно, это добавит нам проблем.

-Благодарю... Друг. Но если ты не хочешь оказаться от меня подальше, то это все равно придется сделать мне.

Шерат неопределенно мотнул головой себе за спину.

-Кто это был?

-Особист.

Заметив, что на Шерата это не произвело никакого впечатления, он добавил:

-Помнишь, ты говорил про королевских дознавателей, выискивающих предателей в окружении монарха?

Шерат поежился и кивнул.

-Так вот, - продолжал Лето. - Для нас особисты это то же самое. И вот что совсем плохо - этот меня узнал. Я в этом просто уверен.

-Кто он такой? - в голосе Шерата уже звучала неясная угроза.

-Даже не думай об этом, - возразил Лето. - Любой кто попытается помочь мне, разделит мою участь... что бы это не было.

-Он ничего не докажет. И...

Лето обреченно покачал головой.

-Все он докажет. Всё будет как я сказал, поверь. Так что... Мне надо бежать.

-И куда? Куда ты собрался бежать? Лучше положись на меня.

-За море.

Шерат собирался еще что то возразить, но смог выдавить только два слова.

-Ты серьезно?

Лето кивнул. В его глазах не было ни паники, ни веселья. Это не было шуткой. Не было и словами потерявшего голову человека. Шерат увидел в этом решении обдуманность.

-Значит ты знаешь, сколько это стоит. И у тебя есть такие деньги?

-Скопил понемногу. Не знаю, хватит ли... Но у меня только два варианта.

-Закрытый Остров? Нет. Новая Земля? Если даже это не сказки, оттуда... мало кто возвращался.

-Слушай я не знаю...

Лето устало потер лоб.

-Мы можем говорить об этом не здесь?

Шерат оглянулся на нависшие над ними грязные стены и кивнул.

-Пойдем, я знаю неплохую питейную недалеко отсюда.

-Я не пью.

-Да, да. Даже сейчас. Зато я пью. Пойдем.

Питейная оказалась небольшим заведением, оформленным в стиле уютного общения тет-а-тет. Каменный первый этаж и деревянный второй. Причем разделение явно было сделано не из-за отсутствия денег. Камень отполирован чуть ли не до состояния мрамора, а дерево - красное, из дорогих твердых пород.

-Питейная? Почему сразу не трактир? - попытался съязвить Лето, взглянув на парадный вход.

Второй этаж здесь слегка выступал над первым, затеняя крыльцо с двустворчатыми дверями и швейцаром в выглаженной форме.

-Ты просто не видел заведений высшего класса, - отмахнулся Шерат.

Проигнорировав подозрительный взгляд швейцара, Шерат направился ко входу.

-Вам что-то угодно... господа? - остановил их швейцар.

Это был невысокий но крепкий мужчина с красивым и мужественным лицом, с трудом помещающийся в форменную одежду. Лето подумал, что это удивительное сочетание хостес и вышибалы.

-Позови Кьерра, - вальяжно объявил Шерат.

Швейцар поколебался, порываясь что-то сказать, но инстинкт подсказал ему правильное направление. К двери. Через мгновение появился Кьерр. Строго и со вкусом одетый мужчина с угрюмым лицом. Бросив быстрый взгляд на парней он остановился на Шерате и расплылся в улыбке.

-Вы сегодня с другом?

Шерат кивнул и быстро что-то показал на пальцах.

-Разумеется. Проходите, я вас провожу.

Шелковые занавески, даже днем на две трети прикрывающие высокие узкие окна. Зал с далеко отставленными столиками на первом этаже. И множество комнат для общения наедине на втором. В одной из таких комнат их и оставил Кьерр.

-Откуда ты с ним знаком? - спросил Лето, когда занавеска за Кьерром опустилась.

-Часто бывал здесь с дядей, - пожал плечами Шерат. - Заказывать что-то будем?

-Я не хочу.

-Хорошо. Но сказать то же самое второй раз не выйдет, - поддел его Шерат.

Лето усмехнулся.

-Хочешь услышать, как оно было?

-Конечно.

Лето только кивнул в ответ и начал рассказ. Рассказал вкратце о детстве. О том кто такие химеры и как это выглядит с его стороны. Рассказал о Леме.

-Ну... пожалуй и всё, - закончил Лето на встрече с Шуйдом.

-Ясно... Значит это всё, - эхом повторил Шерат.

-Ну да.

-Нет. Я имел в виду... А, неважно. - Шерат задумался. Потер плечо, почесал бровь, задумчивая разглядывая поверхность небольшого столика между ними и уверенно сказал. - Я помогу тебе найти корабль.

-Поможешь мне найти корабль? - насмешливо переспросил Лето.

-А почему так недоверчиво? Помогу. Я могу узнать всё, что тебе нужно.

-Ты не сможешь договориться.

-Ну да, отец знать не должен... Да и вообще никто. Но найти я помогу. А может и договорится смогу, чтобы никто не узнал. В любом случае, ты уверен, что у тебя хватит денег на корабль до Новой Земли?

-Должно... На самом деле, я, ну то есть если признаться честно, никогда не рассматривал переезд как неизбежность. Копил, но...

-Но как то так, да?

-Вроде того.

-В любом случае, тебе это не подходит.

Поймав непонимающий взгляд Лето, Шерат продолжил.

-Указом короля, корабли до Новой Земли отныне частично под юрисдикцией церкви.

-Я не то чтобы не понял, что ты сказал... -признался Лето. - Просто уточнить бы не мешало.

Шерат сделал что-то вроде тсц и пояснил:

-Корабли со священниками. И личный состав проходит атте... проверку на годность, определенный минимум качеств. Проще говоря, химера туда затесаться не может. Ну ни как.

Лето помрачнел.

-Ты пытаешься меня отговорить? Я все равно сделаю это.

-Нет, - возразил Шерат. - Вовсе нет, это просто факты. Но есть вариант лучше. Слышал про экспедиции на Третий материк?

-Что за Третий материк?

-Третий материк. Как еще одна Новая Земля. Или как другая оконечность этого континента, отрезанная Гранью. Потому что Грань там тоже есть. В любом случае, это твой шанс.

-А ты откуда знаешь?

-Я много что знаю. Как и то, что путь туда вдвое дольше чем до Новой Земли. Да еще и через северные моря. А это значит, что туда берутся плыть только самые отчаянные.

-Значит, и берут туда всех, кто хотя бы готов туда плыть... - догадался Лето.

-Точно, - Шерат даже взмахнул пальцем в такт. - А я смогу узнать, будет ли следующий корабль у нас... И когда.

-Будет? - возмутился Лето. - Будет?

-Будет? Будет? - передразнил Шерат. - Будет. Это лучше чем то, что ты удумал. И не говори мне про время. Давай сначала узнаем, да?

Лето задумчиво пожевал губами и кивнул.

-Ладно... пара дней.

-А потом у тебя все равно не хватит денег. Да? Или Третий материк или никуда, пойми. Я не буду врать. Да и с деньгами я тебе помогу. Ну, только не на твою Новую Землю.

Лето устало отмахнулся. Сложил руки на стол и плюхнулся в них лицом.

-Ты так будешь лежать? - спросил Шерат, поднимаясь.

-Мне еще что-то говорить Шуйду...

-И ты не покажешь мне? - таинственно протянул Шерат.

Поймав его взгляд, полный азарта, Лето только картинно застонал и покорно поднялся с мягкого диванчика.

***

Итак, господа. Это будет вашим первым заданием. И всё что требуется от вас сейчас - строго выполнять мои приказы.

Лем обвел взглядом строй полицейских.

-Сразу предупреждаю, пользоваться помощью церкви мы будем не больше, чем это потребуется. В частности, госпожа Клейтон в поисках участвовать не будет.

-Гхм, капитан Лем, разрешите вопрос.

-Слушаю, сержант.

-Вы имеете в виду, что мы должны будем выслеживать цель сами?

-Абсолютно точно, - Лем широко улыбнулся. - Иначе, зачем вы вообще нужны? И раз уж вы задали этот вопрос... С чего вы предполагаете начать?

Сержант замялся, оглядываясь на остальных. Лем вздохнул и улыбнулся.

-Господа, вы разочаровываете меня, - третировал он. - Каждый из вас имеет опыт работы в полиции. Поиски химеры мало отличаются от поисков любого другого преступника.

-Мы могли бы задействовать информаторов, объявить ее в розыск. Но если она может изменять внешность... - сержант недоуменно пожал плечами.

-А зачем нам искать саму химеру? - улыбнулся Лем. - Вы забываете, что они мало отличаются от людей в плане коммуникаций. И если они живут в нашем обществе...

Лем сделал многозначительную паузу.

-Мы должны искать причастных, - догадался сержант. - Вы ведь говорили о спутнике, замеченном с химерой. Мне составить ориентировку?

-Верное направление. Но слишком долго, - Лем склонил голову набок и картинно вытянулся в струнку. - Здесь я вас уже опередил. Опросив свидетелей, мы смогли отследить маршрут химеры. И вышли на заведение, владелец которого опознал ее спутника. Это Шерат ЭльЛенг.

У сержанта округлились глаза.

-Вижу, вам знакома эта фамилия, - улыбнулся Лем. - Мне стоит говорить, что вам следует делать дальше?

-Нет, капитан. Разрешите приступать?

-Мы сделаем это вместе, - подтвердил Лем. - Но не стоит пока поднимать переполох. Опросим, не более...

***

Разговор с Шуйдом оказался именно таким, каким Лето его и представлял. Рэйбени легко отпустил своего подмастерье в свободное плавание. Сложнее оказалось с остальными обитателями поместья. Рофюя расплакалась, а старик Хенеш не на шутку разозлился, хотя и не сказал ничего, кроме пары крепких ругательств.

Но еще сложнее оказалось стоять вечером в пустом саду и думать обо всем что было и что предстоит.

Ветер не играл в этот вечер с деревьями. Кроны застыли рваным гротескным покрывалом. И пробивавшаяся сквозь это покрывало луна казалась как никогда близкой. Лето стоял где-то в глубине этой сказочной рощи, играя с ночным оком в гляделки. И, он, конечно, сдался первым.

-Ну вот, я снова один, - Лето поддел носком сапога листья на дороге. - Всё еще тут, но я снова один. Кто теперь скажет мне, что мне все-таки делать? Может, он меня и не узнал... Нет, Великий Спящий, он сказал мне... Он сказал... готов дать руку на отсечение - он сказал Беги

Захотелось сесть прямо на землю, но Лето только чуть сгорбился и снова поддел листья ногой.

-В чем смысл? Три года я учился... Ради чего? Хмф. Интересно, что думал бы Влад? Ведь он когда-то был также, совсем один. Стоит ли бежать в никуда, или рискнуть, оставшись тут? И подставить всех кто мне дорог...

Лето расправил плечи и потер подбородок, невольно улыбнувшись.

Не думай об этом Лето. Не усложняй. Ведь жизнь это такая штука, что если ищешь у нее смысл, то никогда не найдешь. Вот вроде нашел - а нет. Опять не то. А если просто жить, то и смысл придет сам собой. И вообще, разве не пора выполнять свое обещание?

-Да... Благодарю, Влад.

Лето глубоко выдохнул и с разбегу взлетел на ближайшее дерево.

***

Утром следующего дня друзья стояли на перекрестке дорог между двух особняков. Шерат стоял рядом с двумя риглами, нагруженными поклажей.

-Это что?

-Я нашел корабль. Как видишь, не терял время... Знал бы ты, чего это стоило - за сутки-то.

-Я понимаю. Но это что?

Шерат проследил за взглядом Лето. Прошелся по собственной походной одежде и двум рюкзакам. Задержался на кобуре у пояса и остановился на охотничьих кожаных сапогах.

-Ты же не думал, что я тебя брошу?

-Ты серьезно? - в голосе Лето было не меньше удивления, чем воды у берегов Девеции.

-Абсолютно.

-Итак... Ты тоже собрался плыть, - подытожил Лето.

-Верно.

-Ты ведь пожалеешь об этом.

-Знаю, - вздохнул Шерат. - Но куда я могу деться? Я ведь не могу всю жизнь думать о том, что ты покоряешь новые земли, а я разбираюсь с бумагами и приказами, не забывая прожигать жизнь и кутить на полную... Да, точно буду жалеть.

-Так зачем?

-Не знаю. Но я всё равно это сделаю. Вскакивай в седло. Потому что эти риглы не мои и когда они заметят что я их взял, да еще когда Лорми расскажет обо всей этой поклаже... Ух, надо бежать.

С этими словами Шерат вскочил на одного из риглов. Бормоча что-то недоброе, Лето вскочил на второго. А когда они проезжали знакомую соседнюю деревушку, вдруг признался.

-Знаешь, я потом думал о том, что ты сказал. О том, что ты знал, что я измененный.

-И-и?

-И пришел к выводу, что ты думал обо мне как об интересной игрушке. Это в твоем духе.

-Так. Что потом?

-Да, в общем-то, всё.

-Обидно как-то, - скорчил рожу Шерат.

-Ну, вот сейчас я подумал, что ошибался, - улыбнулся Лето.

-Может и не ошибался, - серьезно ответил Шерат. - Кто ж меня знает, кроме меня? А я себя не знаю.

-О-о, - Лето ударил ригла пятками, ускоряя его бег. - Просто не думай об этом? Это на тебя не похоже.

-Рядом с тобой я всегда сам на себя непохож. Ты думаешь, что три года дружбы что-то дают? Неправда. Хочешь что-то понять, нужна встряска.

-Это встряска?

-Нет. Но она впереди. Там и поймем.

-Врешь ты, - рассмеялся Лето. - Если ты хочешь понять, значит, ты уже всё понял.

Шерат хотел что-то ответить, но вместо этого только подогнал своего ригла, переводя его в галоп.

Вскоре они ворвались в город. По широким улицам и небольшим узким переулкам. Обгоняя экипажи, мелькая из тени вторых этажей старинных зданий в свет яркого полуденного солнца. На пристань.

Они остановились у какого-то постоялого двора приличного вида. Шерат оставил там риглов.

-Все равно найдут, - сказал он. - А мы уже на месте.

И они вышли к побережью.

Лето был полон ностальгических чувств и легкой печали. Он успел полюбить этот город. Но больше всего его всегда восхищала пристань. И в глубине души он отдавал Номильску последнюю дань уважения перед отъездом. Окидывал взглядом, стараясь запечатлеть величие старинного города.

Когда-то величественный порт мостили не жалея не сил не денег. Здесь сотни шестигранных плиток пробегали по набережной, сливаясь в неразличимую серую массу на горизонте. А в море уходили массивные каменные причалы, принимавшие корабли со всех уголков еще живой земли. Они шли сюда на зов огромного маяка и останавливались в безопасности устрашающего форта выросшего на изгибе песчаного берега.

Не удивительно, что с давних пор и по сей день набережная грандиозного порта являлось любимым местом отдыха горожан.

Да, за сотни лет большую часть плиток выбили тысячи ног, колес и копыт, смешав в неразличимую каменистую крошку. А каменные причалы обзавелись менее солидными деревянными соседями. Да и весь берег оброс многочисленными мостками, складами, рыбацкими хижинами и химера его знает какого назначения строениями.

Но от этого порт не становился старым и дряхлым. Скорее наоборот. Непомерно разросшийся, он казался гораздо более живым и величественным. Может быть, дело было в сотнях судов, частоколом матч и стеной корпусов заслонявших горизонт?

Шерат бы с этим не согласился, заявив что-то вроде - "Понаехали... всё испортили", Лето был в этом уверен также, как и в своей точке зрения. Поэтому заводить разговор не стал, молча разглядывая ряды небольших частных яхт и старых рыболовных парусников. За ними стояли хищные военные и пузатые торговые корабли. Пространство между ними и до самого горизонта заполняло бесчисленное множество небольших рыбацких лодочек, принадлежащих самым бедным и бесстрашным кормильцам великого города.

Как и ожидалось, найти в такой мешанине судов нужный корабль оказалось непросто. Портовые грузчики, матросы, торговцы, солдаты, стражники, нищие, пьяницы, и какой-то уж совсем непознаваемый сброд... Лето показалось, что прошло не меньше часа блужданий в разноголосой толпе, прежде чем Шерат остановился.

-Вот, он, - довольно улыбаясь, заявил он. - Красавец, а?

-Не дряхловат, нет? - скептически скривился Лето, оглядывая предмет разговора.

Это был старый корабль. Обшарпанный, потемневший от времени и будто бы даже слегка зеленоватый от постоянно счищаемых наростов. Показалось, или он еще и скрипит? Но, с другой стороны... Корабль был действительно красив. Огромный, с хищным изгибом корпуса, выливающегося в скульптуру летящего хива на носу. Поэтому Шерат только снисходительно глянул на Лето и важным тоном пояснил:

-Самое-то... Настоящий морской корабль должен выглядеть именно так, уж ты поверь. Ведь сразу видно, что плавал он немало, а? - И, не дожидаясь ответа, двинулся к сходням. - Идем.

Им не пришлось искать капитана. Он как раз стоял на палубе, наблюдая за боцманом, руководившим погрузкой огромных ящиков, когда к нему подошел матрос и объявил о прибытии двух странных просителей.

-Капитан.

-Что, Эрт?

Матрос неуверенно махнул рукой в сторону сходней.

-Там какие-то два парня... Требуют встречи с капитаном.

-И?

-Ну... Они не оборванцы и я подумал...

Капитан устало вздохнул.

-Ну, пойдем. Узнаем.

Юнец в богатом костюме и его спутник в гораздо менее дорогом но не менее практичном. Они стояли у деревянного трапа, пытаясь пробиться через охраняющего его матроса. При виде спускающегося к ним капитана, оба замолкли и приняли строгие позы. Первый принял даже слишком важный вид.

-Ну? - вместо приветствия начал капитан.

Шерат окинул засаленную одежду и потрепанные ножны на поясе спустившегося к ним мужчины. Остановился на морщинистом обветренном лице. При взгляде на это лицо, казалось, можно было даже почувствовать на языке морскую соль.

-Приветствую вас, капитан. Меня зовут Шерат ЭльВенг, - представился Шерат. - Это мой друг - Лето ДельЛе. Мы имеем к вам деловое предложение. Где бы мы могли его обсудить?

Капитан окинул взглядом дворянчика и полу прикрыл веки.

-Здесь.

-Что же... - несколько сбился Шерат. - Вы не могли бы представиться?

-Говори.

Шерат оглянулся на матросов, окруживших капитана. Один из них саркастично усмехался. Второй выглядел невозмутимым. Как вырубленный из камня.

-Гхм... Что же... Скажу прямо. Я имею сведения, что ваш корабль отправляется в экпедицию...

-Третий материк, - закончил за него капитан. - Не знаю, откуда вы узнали, но мне уже интересно, что у вас за дело.

Поощрённый этими словами, Шерат собрался с духом и гораздо увереннее продолжил.

-Мы хотели бы купить два места на корабле.

Усмехавшийся матрос расхохотался. Капитан склонил голову влево. Затем вправо.

-Нет, не шутка, - констатировал он. - Валите отсюда.

-Что... - опешил от такой грубости Шерат.

Насколько его знал Лето, друг начинал злиться.

-Три тысячи корлевских, - с нажимом произнес Шерат.

Капитан стоял молча.

-За место.

Матросы переглянулись. Второй даже перестал усмехаться. Капитан стоял молча.

-Мы... - начал было Шерат.

-Интересно, - произнес капитан.

Развернулся и направился обратно по трапу.

Шерат недоуменно обвел взглядом матросов и обратился за помощью к Лето. Тот не менее недоуменно пожал плечами. Затем Шерат ломанулся по трапу следом за капитаном. И уперся в широкую ладонь невозмутимого матроса.

-Что это значит? - вскипел Шерат.

-То и значит, - спокойно пояснил матрос. - Как сказал капитан - валите отсюда.

-Он же сказал - интересно.

-Это не для вас. Идите, откуда пришли.

Шерат потянулся к кобуре. Лето едва успел перехватить его руку и начал оттаскивать упирающегося товарища в сторону.

-Я помогу, - неожиданно вмешался весельчак.

Он схватил Шерата, помогая его удержать, и вдруг что-то быстро шепнул ему на ухо. Отчего Шерат мгновенно успокоился и хитрым взглядом проследил за быстро отступившим матросом.

Успокоившись, он сам повел Лето подальше от корабля.

-Что-то быстро ты успокоился, - с подозрением сказал Лето. - И это, кстати, единственный корабль, так?

-Неважно. Я, кажется, нашел решение нашей проблемы.

-Кажется? - Лето прищурил один глаз. - Что это значит?

-Скоро узнаем. Вон тот бугай предложил встречу через полчаса в кабаке. Не просто так же?

-Подозрительно до невозможности.

-Да нет... У меня другое предчувствие. Мы попадем на корабль.

Друзья переглянулись. Один смотрел с азартом, другой с подозрением.

-Попадем? - переспросил Лето.

-Попадем, - уверил Шерат.

***

За окном пылало холодное осеннее солнце. Кто-то веселился в саду. Рабочий день в самом разгаре.

Хевид ЭльЛенг не чувствовал себя бодрым. Утром исчез сын. Нет... не исчез. Сбежал. И слуги, отправленные на поиски, не подавали пока хороших вестей. Как и полиция.
Хевид еще раз взглянул на документ, лежащий перед собой. Попытался вникнуть в содержание, но ничего не получалось. Отвлекали беспокойные мысли. Он вздохнул и отодвинул его в сторону.

Вынул из шкафчика бутылку пидди. Налил и пригубил. Короткий стук в дверь прервал поток невеселых размышлений.

-Входи.

В кабинет заглянула Яши, молоденькая веснушчатая горничная.

-К вам посетители, господин ЭльЛенг. Из полиции.

-Пусть въезжают.

Яши несколько замялась.

-Простите господин ЭльЛенг. Они уже здесь, очень настаивали.

-Новости о Шерате?

-Нет, господин. Это из отдела по контролю за измененными... -Яши несколько запуталась и попыталась исправиться. - По контролю за миграцией.

-Измененные? - удивился Хевид. - Этим-то что надо... Ну, пусть заходят.

Дверь закрылась и через мгновение открылась снова. В сопровождении Яши в кабинет вошел улыбающийся мужчина в сером костюме.

-Приятно познакомится, господин ЭльЛенг, - объявил вошедший.

Хевид махнул рукой, отпуская Яши.

-Меня зовут Джейсон Лем. Я капитан особого отдела по контролю за измененными. Временно прикомандирован к местному отделению по контролю за миграцией измененных.

-Незия, верно?

-Абсолютно точно. Атма. Но сейчас это не должно иметь значения. Гораздо интереснее дело, по которому я вас посетил.

-И что это за дело?

Хевид поймал взгляд блеклых глаз и хладнокровно выдержал его. Лем отвел глаза в сторону, оглядывая кабинет. Он не переставал говорить.

-Это касается Шерата. И я советую вам выслушать до конца, прежде чем отвечать. Пожалуй, я начну с ваших соседей и их связи с вашим сыном...

Особисты, ожидавшие Лема за дверью, несколько скучали. Как и церковник, сопровождавший группу. Ровно до того момента, как кабинет огласил яростный выкрик и череда ругательств. Затем всё стихло. Потом снова послышались выкрики, на этот раз угрожающие. И наконец, дверь распахнулась, выпуская наружу Лема.

-Здесь всё, господа, - объявил он, не переставая улыбаться. - Но не всё на сегодня. Следующий пункт назначения недалеко.

Они быстро спустились вниз, к своим камисам. Животные вздрогнули, когда тишину особняка нарушил выстрел.

Особисты нервно переглянулись. Лем только загадочно улыбнулся.

-Это не наше дело, господа, - объявил он, оседлав камиса.

И тут же тронулся с места.

-Не стоит завидовать политикам, - наставительно произнес церковник, оглядываясь на удаляющийся особняк.

В обрамлении осенних садов он казался особенно мрачным.

***

Приятно познакомится, господин Шуйд. Меня зовут Джейсон Лем.

Рэйбени выслушал приветствие Лема и откинулся в кресле, скрестив руки на груди.

-Давайте закончим с этим побыстрее, - заявил он. - У меня много работы.

-Разумеется, я не хотел бы вас задерживать. Но я не думаю, что у вас сегодня будет время заняться делами, - улыбнулся Лем.

Выслушав его, Рэйбени встал и повернулся шкафу. Потянулся к одной из полок, но на пол пути остановился.

-Позволите?

-Не смею мешать, - развел руками Лем.

Рэйбени не спеша налил бокал вина и отпил немного. Закурил трубку.

-Значит, укрывательство?

-Вы всё верно поняли.

-Это ваша компетенция?

-К сожалению для вас - нет. Это компетенция церкви.

Рэйбени спокойно отпил из бокала.

-Значит, это коснется семьи.

-Несомненно, - улыбнулся Лем. - Это ваши законы.

Рэйбени сделал еще один глоток и встал.

-Ну что же... Пойдемте.

Лем учтиво пропустил его вперед. Прикрыл дверь и наткнулся взглядом на высокого старого слугу.

-Мне позаботится о Рофюи? - Спросил тот, игнорируя Лема.

-Да, Хенеш, - подтвердил Шуйд.

Лем только покачал головой.

-Не стоит, - произнес он.

Рэйбени не ответил и Лем кивнул одному из полицейских.

-Сержант Эрви, возьмите служителя Спящего и проводите господина Шуйда к карете. Рядовой Деви, вам придется задержаться.

-Не стоит, - вмешался Рэйбени. - Разве это ваша компетенция?

-Возможно, - улыбнулся Шуйд. - Но это мое дело. Уведите.

Конвой спокойно добрался до кареты. Там Шуйд остановился и прислушался. Сопровождающие невольно прислушались следом. И смогли услышать три почти одновременных выстрела. Чуть позже четвертый.

Эрви тут же рванулся назад. Но также резко остановился, оглянувшись на спокойные слова Шуйда.

-Не рекомендую сейчас идти туда, - говорил архитектор. - Вы не сможете ни взять меня с собой, ни оставить здесь. А одному вам там делать нечего. Мой вам совет - сделайте вид, что это случилось после вашего отъезда.

Церковник и сержант переглянулись. И почти сразу же распахнулись двери особняка. Из них, степенно вышагивая, появился улыбающийся серый человек. Эрви бросился ему навстречу. Лем остановил сержанта жестом.

-Как невежливо с вашей стороны, господин Шуйд, - покачал головой Лем, приблизившись к конвоируемому. - Как невежливо по отношению к гостям и просто преступно по отношению к служителям закона. Стоило предупредить, что Сессвилль ветеран. И... второй. К сожалению, не знаю его имени.

-Хенеш, - пробормотал ошарашенный Шуйд.

-Хенеш, - подтвердил Лем.

Рэйбени потерял всё хладнокровие. Нервно бегая глазами, он остановился на отвратительной улыбке Лема. Но прежде чем архитектор успел задать мучавший его вопрос, капитан поднял ладонь.

-С ней всё в порядке, - сказал Лем. - Как вы могли о таком подумать? Хотя, я не ручаюсь за ее будущее. Всё-таки церковь.

С лица Лема слетела улыбка. Он поморщился.

-Нецивилизованная цивилизация. Стоит сказать спасибо служителям Спящего.

На мгновение взгляды легли на церковника. Тот благоразумно не стал возражать.

-И да, Эрви... -продолжал Лем. - Вы остаетесь в особняке. Возьмете обитателей под охрану. А вас, уважаемый служитель, я попрошу вызвать похоронную карету по прибытии. Забрать Деви сейчас мы не сможем.

Шуйд садился в карету вымотанным до предела стариком.

***

И правда, попали. Без подвоха. На корабль. Именно на тот, что нужно.

Правда, немного болела поясница. Да и дышать было неудобно - пыль, опилки... но, в целом, неплохо?

Так Лето рассуждал, пытаясь разогнутся в ящике. Это у него совсем не получалось.

Полтора на полтора метра. Крышка расположилась прямо перед носом Лето, сверху оказалась одна из стенок.

Внутри пахло смолой, свежим деревом, и все теми же опилками. Приятно, конечно, но дышать невозможно. А хуже всего то, что было абсолютно неясно, что происходит снаружи. Времени прошло...

"А сколько, собственно, времени прошло? - попытался сосчитать Лето. - Вроде бы... много. Ну, судя по качке... Отплыли, наверное..."

Удовлетворенный этой мыслью, он снова попытался устроиться поудобнее. Теперь Лето уселся на пол, подогнув ноги под себя. Удобнее стало лишь на пару минут, потом ноги начали затекать. И Лето снова начал ворочаться - поднялся, наклонился.

В этот момент он и услышал шаги. Замерев в позе клюющего хива, Лето принялся слушать.

-И где они? - голос был спокойный и уверенный.

-Там, - этот был совсем не таким уверенным.

Скорее, виноватым.

-Веди.

Шли как минимум трое. Время вылезать пришло? Шаги затихли прямо перед убежищем Лето.

-Открывай, - скомандовал спокойный.

Скрипнул гвоздодер. Жалобно простонал ящик. Крышка с грохотом отвалилась.

Выбравшись из тьмы в полутьму и отплевываясь от опилок, Лето присмотрелся к окружающим. И замер.

Напротив стоял знакомый капитан. По правую руку от него стоял Эрт, предложивший план проникновения на корабль. По левую - незнакомый здоровяк. Сзади стоял еще кто-то, одетый гораздо приличнее матросов и даже капитана.

-Эгхм... - невнятно пробормотал Лето.

Капитан проигнорировал его, повернувшись к Эрту.

-Второй?

-Тут, - Эрт кивнул на соседний справа ящик.

-Открывай.

Из ящика вылез встревоженный происходящим Шерат. Стрельнул глазами в Эрта, потом в друга. Наткнулся на капитана. На взгляд Лето, лицо Шерата при этом выразило сначала удивление, а потом нечто среднее между Какого страфа?!, Так и знал... и Чего б соврать?.

-Сильно вы, похоже, хотели поплавать, - промолвил капитан.

-Как... - начал было Шерат, но бог и правитель корабля сразу же прервал его.

-На моем корабле я знаю всё, - флегматично ответствовал он и развернулся, бросив через плечо. - За мной идите.

Лето молча двинулся следом. Шедший рядом Шерат не переставал чихать и одновременно задавать вопросы.

-И что теперь? - спросил он.

-Что значит что? Теперь вы сойдете, - ответил капитан.

-Куда?! - ужаснулся Шерат, понимая, что капитан хочет скинуть их за борт.

-На берег, - всё также бесстрастно ответствовал тот.

Корабль всё еще стоял на пристани. Одного взгляда на стоящий за бортом город хватило, чтобы понять, насколько провальной оказалась затея.

Шерат выругался, протер отвыкшие от света глаза и повернулся к Эрту.

-Давай обратно деньги.

-Нет денег, - пожал плечами матрос.

Шерат тут же принял позу атакующего нола.

-Что значит, нет? - прорычал он.

-Вы сможете потребовать с него деньги, когда окажетесь на берегу, - вмешался капитан. - А сейчас валите с моего корабля.

-Что значит - валите? - возмутился Шерат. - Да там на новый такой корабль денег было.

- Это ваши проблемы, а моя заключается в том, что меня начинают раздражать ваши рожи на этой палубе.

-Да вы сговорились! - взъярился Шерат.

-Выкиньте их отсюда, - скомандовал капитан.

Безымянный здоровяк, не переставая ухмыляться, подхватил обоих за шкирку.

-А что если не мы вам заплатим за билеты, а вы нам? - вдруг заговорил Лето.

-Вы, оборванцы, мне угрожаете? - изумился капитан.

Шерат изумился не меньше капитана и замолчал. Здоровяк остановился, выжидающе взглянув на начальство.

-Нет, капитан, я говорю, что вы можете нанять нас, - быстро проговорил Лето. - Поверьте, мы справимся.

Изумление на обветренном лице тут же сменилось безразличием.

-Мелочь мне не нужна, - ответил капитан. - Тем более вы двое.

-Но ведь я же вижу, у вас мало людей, - продолжал убеждать Лето. - Неужели столько желающих сплавать на другой конец света? А мы готовы, вы же видите. Вы можете проверить нас.

Внезапно вмешался четвертый, до этого только молча следовавший за тройкой. Он выглядел ненамного младше и опытнее капитана. Его голос был грубым и глубоким.

-Сон, погоди, - сказал он. - Они дело говорят. После того как этот сын страфа свалил, у нас людей не хватает даже на то, чтобы выйти. Какая нам разница, кто они такие, если хотят работать.

Но капитан только отрезал.

-Выйдем.

И развернулся к здоровяку:

-Верси, что я сказал?

Матрос тут же двинулся вперед вместе с юношами. Шерат, безуспешно пытавшийся вырваться, снова начал возмущаться.

-Ну, тогда мы вас точно засудим, это вы хорошую идею подали! - Угрожал он.

Пусть неплохо одетый, но испачканный в пыли и опилках, он не смог бы убедить в этом даже свое отражение в зеркале. Однако не переставал громко выкрикивать угрозы и размахивать руками. Не выдержавший этого Верси остановился, отпустил его и отвесил отрезвляющую оплеуху. Шерат оступился и ошеломленно покачал головой.

Лето в одно движение вырвался из хватки здоровяка и шагнул вперед. Развернулся на месте, и хладнокровно ударил снизу в нависшую над собой челюсть. Верси рухнул на палубу.

Это заставило уже разошедшуюся тройку остановиться и оценить произошедшее. К сцене зловещего молчания присоединился еще один матрос, проходивший мимо. Все были неприятно удивлены, за исключением сохранявшего бесстрастность капитана.

Сон молча подошел к начавшему тяжело подниматься Верси и уставился на него сверху вниз. Резко повернулся к своему помощнику и бросил:

-Ладно, Орджайви. Разберись.

После этого капитан продолжил свое шествие по палубе, а помощник направился к юношам.

-Верси, отойди, - скомандовал Орджайви.

Здоровяк окинул Лето многообещающим взглядом и сделал два шага в сторону. Помощник остановился рядом.

-Мы уйдем, - примиряюще поднял руки Лето. - Просто он сам начал.

-Незачем уходить, - криво улыбнулся Орджайви. - Можете оставаться.

-Что это значит? - осторожно спросил Лето, подозревая угрозу.

-Нас, похоже, нанимают, - догадался Шерат.

-Точно, - подтвердил помощник. - Капитана... капитана Сона Кальтера - запоминайте это имя - вы убедили. Полезны быть можете.

Шерат тут же принял вид главы церкви, отпускающего грехи мелкому жулику.

-Идите за мной, - продолжал Орджайви, с легкой усмешкой мазнув по нему взглядом. - Разберемся.

Юноши, стараясь не глядеть на Верси, направились за помощником в его каюту.

Она была небольшой, аскетично обставленной. Там Орджайви разъяснил все вопросы с питанием и жильем. Статус новичков был чем-то вроде младшего матроса, предполагавшего денег мало, работы много. Ей они и занялись сразу после символического пожатия рук.

-И учтите, мы скоро отплываем, - напутствовал их помощник. - До этого корабль должен стать как новый.

***

Прохожие едва успевали отскакивать в стороны. Испуганными взглядами провожали дикую кавалькаду. Которая почти целиком состояла из необычных для Номильска камисов. Три десятка хищных, рычащих зверей, напряженных, как и их всадники, мчались по улицам.

Первым следовал человек в серой форме, полубезумно улыбающийся в никуда. А замыкала процессию четверка Ревнителей на белых риглах.

Полицейские хищной волной выплеснулись на пристань, разгоняя самых неповоротливых ударами нагаек. Пронеслись мимо складов. Вдоль набережной, к самому дальнему ее концу. Там, среди судов экспедиционного королевского флота, они остановились. Спешились и неровным строем рванули к самому необычному из стоявших в гавани кораблей.

Охотники на измененных успели к нему в тот самый момент, когда гордый красавец с хивом на носу уже отчаливал.

На всю пристань раздались приказы, ругань, неясные выкрики. Кто-то пытался остановить корабль, докричавшись до его экипажа. Кто-то искал начальника порта. Кто-то поднимал экипажи соседних кораблей, надеясь перекрыть выход из порта.

Гордые, надменные. Умудренные жизнью и поклоняющиеся морю больше чем самому Спящему, капитаны посылали особистов к химерам. И разъяренные полицейские... ничего не могли поделать. Ни один капитан не согласился задержать Отчаянный. Именно так назывался отплывавший от пристани корабль.

Только один человек не участвовал во всеобщем безумии.

Капитан Джейсон Лем взобрался на один из ростовых ящиков, забытых кем-то на пристани и не отрывал взгляда от борта отплывавшего корабля.

Там стоял еще недавно светловолосый, а теперь русый юноша с изменившимся лицом, но всё еще разноцветными глазами. Как и сам Лем, он улыбался. Улыбался так, как мог улыбаться только сам Джейсон Лем и именно для Лема.

Что было в их улыбках...

Подбежавший произвести доклад сержант остановился рядом с Джейсоном в нерешительности. А когда капитан оглушительно расхохотался, испуганно отпрыгнул в сторону. Никто не решался к нему подойти, даже Ревнители. Не отрывавший взгляда от ускользавшей химеры, Лем был похож на безумца.

Но на самом деле, если бы они могли заглянуть к нему в душу... Лем был счастлив. Он искренне смеялся, смеялся во второй раз в жизни. И, закончив, так же искреннее помахал рукой отплывавшему кораблю.

Юноша на мгновение замер, а затем вдруг помахал в ответ и отвернулся от берега.

***

Что нам делать, капитан?

Командир Ревнителей стоял напротив Лема, наблюдавшего за морем. Сержант полиции продолжал стоять рядом.

-Ничего, - устало отмахнулся Лем.

Корабль уже казался игрушечным, а Джейсон все еще следил за ним. Он уже не улыбался, но не выглядел расстроенным.

-Это был вам хороший урок... хороший опыт, господа. - сказал он. - В конце концов, это дело не было опасным.

-Что же Рэйбени? - снова спросил Ревнитель.

-Это больше не мое дело. Решайте сами.

-А вы...

Лем обернулся к сержанту.

-Почему вы стоите без дела? Они ушли. Заканчивайте с бумагами. И... ищите следующего, господа. Это не будет так легко, как было сейчас, я вам обещаю.

-Выполняю, капитан, - сержант выполнил приветствие и бросился прочь.

-А вам стоит потревожить госпожу Клейтон, - обратился Лем к Ревнителю. - Я чувствую, что этот город... Мне нравится этот город.

Ревнитель бросил на улыбнувшегося Лема испуганный взгляд и бросился следом за сержантом.

-Я в первый раз вижу северное море... - устало пробормотал Лем, когда пристань опустела.

***

Как ты думаешь, с ними всё в порядке?

Лето посмотрел на обеспокоенное лицо Шерата и кивнул.

-Думаю, да. Нас же там нет.

-Хорошо, - Шерату заметно полегчало.

Был бы Лето также уверен в собственных словах, ему бы, наверняка, тоже полегчало. Но Шерату об этом знать не стоило.

Корабль снова качнуло и Лето быстро расставил ноги. Стоило привыкать так ходить. Настолько же непривыкший к качке Шерат разъехался гораздо сильнее.

-Всегда мечтал стать акробатом, - пробормотал он, принимая устойчивое положение.

Лето улыбнулся.

-Думаешь, сработает? - спросил он.

-Определенно, - с видом ученого-экспериментатора подтвердил Шерат. - Старые методы - самые лучшие. А ко всему надо подходить с задором, с фантазией. Берись за тот конец.

Лето последовал указанию и отступил на три шага назад. Проволока протянулась по полу точно напротив входа в каюту.

-Ты его, страфа, сразу приложи чем-нибудь, - посоветовал Шерат. - Будет знать, как чужие деньги без пользы брать.

Лето хотел ответить что-нибудь поироничнее, но в этот момент дверь распахнулась. Шерат тут же натянул нить, благо зазор под дверью оставался приличный. Кто-то вывалился наружу и тут же споткнулся. С матами пролетая мимо Лето, человек споткнулся второй раз. О колено Шерата. Животом.

Стоя за дверью, Лето беднягу не видел. А в тот момент, когда Шерат как-то странно зашипел, начал подозревать неладное. Но и остановится уже не мог. Выскочил из-за двери, приложил какому-то уж слишком крупному телу по шее и с изумлением узнал в невинно побитом матросе Верси...

Да и Шерат уже куда-то испарился.

-Ну, подери меня проказа, - пробормотал Лето.

Метнулся влево. Затем вправо. Развернулся, намереваясь сбежать, но нога вдруг отчего-то дернулась назад. Лето мгновенно оглянулся и с ужасом заметил здоровенную ладонь, схватившую его за лодыжку.

-А где Эрт? - пробормотал он, глядя в разъяренное лицо Верси и отчего-то пытаясь улыбнутся.

-Сейчас покажу...

Глава 8. 3-й лунный месяц конца лета. 7412 год.

Прошло трое суток с нашего отбытия из Ованта и двое после пересечения границы Леона. Вечером третьего дня я сидел за небольшим походным столиком, греясь в лучах заходящего солнца, и чистил личное оружие. Рядом щебетали Рэйз и Хома, муштруя бойцов. Шумел ветер, застревая в полотнах палаток.

Из-за одной из них вынырнула рыжая девушка и направилась ко мне. По азартному блеску в глазах я определил Виммир и не ошибся.

-Прошу, садитесь, - поприветствовал я ее, подвигая один из двух раскладных стульев.

-Благ вам, - она села на стул и с интересом взглянула на мое занятие. - Убиваете время, или действительно заняты, Акита?

-Судя по тому, что я с утра не разложил палатку - действительно занят. Судя же по тому, что я делаю это второй час - всё-таки трачу время.

-Я думала, ваши солдаты ставят начальству палатки, - удивилась Виммир.

-Их стало гораздо меньше. Теперь ставят сами себе. Хотя мне вообще больше нравилась система, когда они посуточно чередовались с наемниками, по вечерам обгоняя экспедицию и закладывая лагерь для всех.

-Рэйз отказался, - пожала плечами Виммир. - Но я вас понимаю.

-Не стоит, - усмехнулся я. - Вам палатки ставит Бренн.

-Не он один. Один из наемников пытается ухаживать за Ульви, а Рэйз, кажется, за Танией.

-Определенно, мы с ним похожи.

-Что это значит? - удивилась Виммир.

-Это значит, что у нас похожие критерии оценки красоты и гармонии, хотя в моем случае это не относится к Тании.

-Значит, ко мне, - лукаво улыбнулась Виммир. - Почему так неожиданно?

-Потому что я подумал о том, что вы не случайно заглянули к любителю чистить револьверы часами. Но, - я прервался и поднялся из-за столика. - Вы вполне подгадали момент.

Я вернулся через пять минут с бутылкой вина. Битва за нее, произошедшая с Рэйзом сутками раньше, стоила занесения в Хроники Исхода, но я всё же сумел ее заполучить.

-Я приберег ее как раз на этот вечер, - объяснил я. - Последние дни у меня частая головная боль.

-Удивляюсь, как кто-то мог хранить ее во время похода.

Я уселся за столик и поинтересовался.

-Почему же кто-то?

-Потому что это не в вашем духе, - улыбнулась Виммир.

-Ага, вот как. А что в моем духе?

-Вы несколько более рациональны и сухи для этого.

-Подобное описание выглядит не слишком приятным.

Виммир легонько покачала головой.

-О, не знаю, почему вам так кажется. Лично для меня это хорошие черты. К тому же, за время похода вы несколько изменились, став более открытым.

Я пожал плечами.

-Пятнадцать лет на одном месте могли из кого угодно сделать закостенелого консерватора. Да и вряд ли я буду также откровенен с кем-то кроме вас.

-О, прекращайте уже. И вы лукавите, я часто вижу вас с Бренном.

Я поморщился и помрачнел.

-Вы ошибаетесь, Виммир. Не меня.

-О, это... причина вашей мигрени?

-Точно. Надеюсь, вы не собираетесь снова спрашивать о том, как всё происходит? Я и сам не знаю до конца.

-Нет, не хотелось бы быть излишне надоедливой, - улыбнулась Виммир. - Но я всё-равно буду ждать от вас ответа. Разве я еще когда-нибудь смогу пообщаться с Вечным?

-Но я ничего не помню.

-Зато у вас впереди бесконечность, а память, кажется, понемногу восстанавливается?

-Наоборот. Первое время так и было. А теперь я всё снова забываю, кроме одного...

-Кроме одного?

-А, забудьте, это не так важно. Да и вообще, быть вечным не так прекрасно, как могло бы казаться.

-Не пугайте меня безумием, - улыбнулась Виммир. - Вечный Гений служит примером обратного.

-Это был единственный из известных, прецедент есть, но правилом быть не может. Да это и не самая большая проблема. Я, например, не могу завести потомство.

-О... Но ведь как и многие из измененных, - попыталась сгладить тему Виммир. На мой взгляд, неудачно.

-Когда говорят о многих, меня волную разве что я, - невесело усмехнулся я.

-О, - на ее лице проступило сожаление. - Действительно, проще рассуждать со стороны... Прошу не судить.

-Ну, это не та тема, которая могла бы меня обидеть. Да и свои плюсы в этом есть.

-Это какие? А... - ее лицо озарилось пониманием и она, покраснев, кивнула. - Ну да.

-Ладно, - вздохнул я. - Пора лечить мигрень. Присоединитесь ко мне в столь полезном занятии?

Виммир оглядела лагерь в разгаре вечерних работ, пыль над палатками и простенький раскладной столик. Затем улыбнулась и согласилась. Мы пили и разговаривали добрых три часа, пока над головой вместо солнца не обнаружился совсем другой диск. Бледный и не полный. Дважды появлялся Рэйз, видимо желая со мной поболтать, но, заметив Виммир, снова исчезал.

Потом среди палаток крикнули отбой.

Виммир огляделась, сфокусировала слегка плавающий взгляд на луне и на удивление бодро промолвила.

-А пора бы на покой.

-Уже уходишь?

-А ты остаешься?

-Ну, если хочешь знать мое мнение, то очень бы не хотел, - вздохнул я.

Она хитро взглянула на меня и покачала головой.

-Я всего лишь хотела проверить ваше самочувствие, но, кажется, я вполне подгадала момент, - она бросила взгляд на луну. - Вы ведь так и не приготовили палатку для отдыха.

Виммир развернулась и направилась в свою часть лагеря. Я расценил это как приглашение. На мой взгляд поутру - вполне удачно.

***

Это они?

-Да... Они... - в голосе Виммир было не меньше разочарования, чем в моем - иронии.

Мы находились на равнине, отрезанной от дороги небольшой грядой холмов. Чуть поодаль, оставляя открытым лишь пространство по левую руку, раскинулся лес. У крайней его оконечности расположился лагерь имперского отряда, выделенного экспедиции графом Ульяром Валеа, для прохода по землям Империи. Напротив, ближе к холмам, разбивала лагерь экспедиция. Где-то между двумя лагерями происходила встреча, на которую отказались идти только Крейн и Ульви, сославшиеся на одно и то же - солдаты, смотры - это не мое .

Перед нами в два ряда в полной экипировке- с оружием, вещевыми мешками и скатками стояло тридцать человек. Отряд регулярных войск Империи. Слаженное боевое подразделение, способное выполнить любую стандартную боевую задачу на любой местности в положенный срок.

Это были не они.

В пестрой фиолетовой форме, которую легко можно было спутать с парадной. Со старыми, дульнозарядными гладкоствольными ружьями и короткими имперскими, слегка изогнутыми к концу, клинками. Этой информации хватило бы мне, чтобы понять полезность подразделения на поле боя и без знакомства с личным составом. А я, к сожалению, познакомился.

Подтянутые, крепкие. По спокойствию, почти безразличию в глазах, граничащему с осторожностью видно - в боях участвовали. Но... Всем им было далеко за сорок.

-Итак... Это они, - повторился я. - Знаете, вам отдали то что не плохо, но и не жалко. Причем на взгляд отдающего.

-А на ваш? - расползлась в кислой улыбке Виммир.

-А на мой - только не жалко.

Виммир скисла окончательно и не ответила, наблюдая за передачей подразделения командиру. Путешествующий с нами от Атмы ледж Леврус принимал отряд у эвледжа Эркеля ДИмша - своего заместителя.

-...происшествий не было. Ост* согласно плана занимается обустройством лагеря.

Красивый, стройный и невозмутимый. Эркель, производивший доклад, выглядел лучшим командиром чем Леврус, расслабленно щурившийся на солнце.

-Валеа что-нибудь передавал? - прервал прелюдию Гремэрион.

-Ничего, - не меняя напряженной позы ответил Эркель.

-Ясно, - вздохнул Леврус. - Я смотрю, он и на оружие не разорился?

-Личный состав вооружен штатными ружьями марки Ресвилль.

-Да да... Короче, составишь отчет, принесешь мне.

-Есть.

В этот момент к месту встречи повернул Рэйз на великолепном седом камисе. По правую руку от него, также верхом, следовал Ярид. Оба весело улыбались, Ярид даже ехидно. Последнее время они занимались осмотром имперского лагеря. Но, видимо, на это у них не ушло много времени, если они успели к концу доклада.

Разогнав толпу наблюдателей в виде меня, близняшек и Бренна, наемники остановились рядом с парочкой имперских командиров. Рэйз свесился с пританцовывающего камиса и с ехидцей сказал Леврусу.

-Господин Гремерион, у вас великолепно налажено снабжение. Вашему обозу я, откровенно, завидую. Никто в экспедиции не имеет такого.

-Что ты имеешь в виду? - нахмурился Леврус.

А вот Эркель понял всё с полуслова. Его глаза едва заметно блеснули, но он сдержался, промолчав. Леврус же бросил взгляд на лагерь и выругался.

Обоз целиком состоял из повозок. Хорошие, крепкие телеги. Которые на перевале становились бесполезны. И если по тракту они могли пройти без проблем, то в случае неприятностей, уходя в горы, их пришлось бы просто бросить вместе с поклажей.

-Иди к черту, Рэйз, - прошипел Леврус. И, обернувшись к Эркелю, уточнил:

-Это барон выдал?

-Так точно.

Рэйз в голос рассмеялся. Эвледж не выдержал.

-Если бы ты смог взять на моем месте что-то получше, я бы тебя боготворил, - хладнокровно произнес Эркель. - Но я уверен, с твоим лицом, тебе не выдали бы даже самого паршивого шуся в обоз. Есть какие то проблемы? Позвольте разрешить их наедине.

На последних словах глаза эвледжа снова блеснули. Рэйза это не впечатлило, он лишь снова рассмееялся.

-Успокойся, Эркель, - поморщился Леврус. - Это местный скоморох. Меня больше волнует, что с этим делать... Хотя и так ясно. Что есть, то есть.

-Не беспокойтесь, ледж. Я уже думал об этом, - спокойно ответствовал Эркель, обернувшись к командиру. - Пришлось взять из личных... Я докупил риглов в ближайшей стоянке. Они за обозом. Я уже приказал перегрузить поклажу.

Леврус взглянул на заместителя почти с восхищением. Признаюсь, я тоже. Нет, ведь ясно же, что расходы ему никто не возместит. Но обоз - пропитание и патроны, это жизни солдат. Рэйз потерял всю веселость. Он совершенно другим взглядом посмотрел на эвледжа. Неожиданно отдал приветствие, приложив руку к груди, и отъехал в сторону.

-Вы всё еще думаете, что они так плохи? - улыбнулась Виммир.

-Нет, - ответил я. - Уже нет. Только берегите этого человека, иначе всё вернется на круги своя.

В первый раз за разговор за спиной раздался холодный голос Бренна.

-Не сомневайтесь, - произнес он.

Я еще раз окинул взглядом встречающихся, откланялся, и направился в свой лагерь. Пример эвледжа натолкнул меня на мысли о собственных солдатах.

***

Имперский тракт. Громкое название. На самом деле - полоска старой каменной дороги в окружении гор и поросших вековым лесом холмов.

Мы шли по ней очень осторожно. Патрули прочесывали фланги. Мой авангард шел на три часа впереди. Арьергард Левруса - на два позади.

И, надо сказать, мы были приятно удивлены спокойствием, царящим на дороге. Несколько раз встречались патрули имперцев из восточных регионов. Предъявленная подорожная, короткие доклады, обмен информацией по дороге и мы двигались дальше.

Я почти расслабился, но последняя встреча заставила тревогу снова проснуться.

Колонна остановилась, настигнув авангард. Обогнав вставших, я обнаружил полсотни имперских солдат на дороге. В лесу виднелись костры, говорившие о лагере. Мы впервые увидели крупный пост и это уже не означало ничего хорошего. Все они должны были находиться за горной грядой, в Леоне. Если имперцы стояли здесь, значит им пришлось отступить.

Виммир, Бренн, Леврус и еще несколько человек сгрудились вокруг человека в камуфляжной форме.

-Добро пожаловать в земли Ренеи, - приветствовал он нас. - Я капитан Арвия. Герцогство Сэйшир.

В голосе не было ни капли доброжелательности.

-Капитан? - Рэйз, стоявший напротив, не на шутку удивился.

-Вы командир отряда? - обернулся к нему Арвия.

И тут же метнул быстрый взгляд на гарцевавшего поодаль Левруса. Виммир выступила вперед.

-Прошу простить моих подчиненных, - улыбнулась она. - Все вопросы буду решать я.

-Женщина? - Арвия едва заметно скривился.

Виммир вспыхнула от такого неприкрытого неуважения. Окружающие напряглись. Найская повернулась ко мне.

-Акита, можно попросить вас присутствовать?

-Разумеется.

Я выступил вперед, непроизвольно положив руку на рукоять револьвера. Перехватил неожиданно уважительный взгляд Арвия. Накала не произошло.

Виммир предъявила подорожную. Арвия осмотрел документ, вернул ей в руки и бросил короткий жест. Его отряд тут же растекся по обочинам.

-Проезжайте, - бросил капитан и отвернулся.

Второй раз проглотив неявное оскорбление, Виммир улыбнулась и остановила его.

-Простите, капитан. Могу я задать несколько вопросов?

Арвия прошелся взглядом по ней. По мне. По командирам отрядов за нашими спинами. Кивнул.

-Насколько я понимаю, вы представляете интересы Ренеи?

-Это очевидно, - отрезал капитан.

В этот момент вмешался Леврус. Не знаю, сколько он терпел, но дворянское происхождение не делало его манеры лучше. Худшего момента он выбрать не мог, но Леврус все же выехал вперед и с угрозой надвинулся на Арвия. Даже не спешившись.

-Что с вашими званиями, - процедил он.

-Реформа герцога Сэйширского, - также процедил Арвия. - Но вы, как всегда, ничего не знаете.

Он явно намекал на западное происхождение Левруса. Как я и думал, отношения внутри Империи между более спокойными западными и приближенными к Грани восточными регионами становились хуже год от года.

Впрочем, звания не были самым примечательным в отряде Арвия. Я подметил множество интересных мелочей. И именно они заставляли меня не оттаскивать Левруса в сторону. Я подозревал, что он поможет прояснить... наше вероятное будущее.

-Зато вы всегда в курсе того, как не стоит себя вести, - процедил Леврус. - Мой род вдвое старше вашего. Как и я - страше вас.

Аврия сплюнул на землю. Леврус замер, медленно багровея. Я обвел взглядом солдат по обчинам. Холодные взгляды, заряженные карабины. Обстановку в очередной раз разрядила Виммир. Метнув угрожающий взгляд на Левруса, она добавила сахара в голос и произнесла.

-Прошу простить, капитан Арвия, что отвлекаем вас от несения службы. Также приношу извинения за поведение своих подчиненных. Мы немедленно выдвигаемся дальше. От всего сердца желаю вам удачи на вашем посту.

Аврия сплюнул. Я краем глаза заметил Эркеля, тянущего ригла Левруса в сторону. Кровь отхлынула от лица дворянина, мертвенной хваткой вцепившегося в рукоять своего клинка.

Колонна отъезжала молча, провожаемая холодными взглядами имперцев. Я пропустил всех вперед. Убедившись, что они отъехали достаточно далеко, спешился и подошел к капитану, продолжавшему стоять на обочине.

Подошел, сплюнул ему под ноги и прошептал, чтобы не слышали его солдаты.

-Попробуйте. И получите урок, которому Грань вас никогда не учила.

Он подался вперед. Хотел что-то ответить, но сдержался. Я был уверен, что он долго еще провожал меня задумчивым взглядом.

Мое возвращение к колонне было не менее знаменательным, чем встреча с капитаном. Народу уж точно не меньше.

-Что вы там делали? - попытался взять инициативу Леврус.

В тот же момент Рэйз незаметно двинул его ригла в бок. Животное взвилось на дыбы и вспыльчивый дворянин рухнул на землю. Даже Виммир невольно рассмеялась, наблюдая поднимающегося из грязи леджа. Просмеявшись, она подъехала ко мне.

-На самом деле, Акита, что вы думаете об этом?

-Вы ведь не зря спросили именно меня? - улыбнулся я. - Ну что же... Я скажу.

Я обвел взглядом командиров.

-Удвойте дозоры. Лагерь разбивайте укрепленный. Вы видели их форму? Это камуфляж - они солдаты. Вы видели их оружие? Это современное оружие победителей. Вы видели их настрой? Это настрой убийц. И все вы видели расположение их заставы, вместе с количеством. Рэйз, ты поможешь мне?

-Конечно, - Рэйз улыбнулся во весь рот. - Пока господа дворяне выясняли кто самый великий, я отправил кое-кого на границу.

-Я не знаю результат, - продолжал я. - Но почему-то мне думается, что там еще один пограничный лагерь. А все вы знаете, что это значит.

Из толпы отделился Бренн. Краем глаза я заметил Эркеля, бросившегося отдавать приказы. Также незаметно выскользнул Хома и исчез Рэйз. Даже Леврус не стал возражать. И недаром.

Я подъехал к нему поближе. Он надулся как упавший в лужу хив. Видимо, думал о мести Рэйзу и не находил вариантов. Но это меня не волновало.

-Всё это благодаря вам, ледж, - негромко произнес я.

-Вы полагете, моя речь...

-Нет. Ваше присутствие. Присутствие отряда из слабого и маловлиятельного, но твердо держащегося за императора баронства. Я говорю это для того, чтобы вы подумали о том, чего стоит ожидать от ваших излишне любопытных соседей. И предупредили нас заранее.

Леврус бросил быстрый взгляд по сторонам и умчался вперед. Стоит полагать, он понял меня правильно.

***

Лагерь не был еще ни разу так укреплен, как в эту ночь. Половина личного состава стояла в дозорах и патрулях. Я даже не стал ставить палатку. Да и, собственно, зачем? Я неплохо себя чувствовал и в походной палатке Виммир.

-Думаешь, сегодня?

Я отложил в сторону клинок и точило. Обернулся к Виммир. Она сидела в ворохе простыней, укутавшись так, что торчали лишь глаза да макушка, и смотрела на меня очень большими и обеспокоенными глазами.

-Не сомневаюсь, - вздохнул я. - Иначе, почему бы Бренн так ходил вокруг кругами?

Мы оба посмотрели на тень, маячащую за палаткой.

-Он не думает охранять Крейна? - возмутилась она.

-Да нет, - протянул я. - Он как раз и ходит между вашими палатками.

-Мешает, - надулась Виммир.

Я пожал плечами и вернулся к прерванному занятию.

-Не сегодня. Да и мне, пожалуй, стоит пройтись.

Виммир шмыгнула носом и промолчала. Я же, закончив, оделся и вышел. Размазанная клякса луны не спеша плыла по небу. Света от нее... от костров вокруг больше.

-Как же я иногда ненавижу всё это, - донеслось от одного из них.

Я узнал голос Паники.

-Что - это?

У костра сидели четверо - Хош, Паника, Зекод и Джейк. Последний вопрос был задан им.

-Смерти, - ответил за Панику Хош. - Она имеет в виду, что это с нами на всю жизнь.

-Она недолго в отряде, - возразил Джейк. - Уверяю - пройдет.

-Не пройдет, - уперлась Паника. - Потом, мы закончим это. И вернемся. И даже если тебе все это глубоко побоку... Мы другие. Ты видел людей? Как они смотрят на нас. Чувствуют.

-Потому что мы наемники, - отмахнулся Джейк. - Это же очевидно.

-Нет, ты не прав, - возразил Хош. - К ветеранам также... Все мы ведем себя по-другому. Мы изменились и нужно меняться снова. Если ты, конечно, хочешь бросить всё это, как Паника.

-Всё равно. Ты просто не должна так думать об этом. Думай о том, чего стоим мы и чего - они. Они лишь...

-Скот? - усмехнулся Хош. - Многие привыкают так думать. И это неправильно.

Неожиданно вмешался четвертый. Голос Зекода был хриплым и усталым.

-Знаешь, Паника- начал он. - Раньше, когда я служил в Ренее, и мы постоянно воевали... Тогда я возвращался в город, смотрел на эти довольные рожи, на этих пьяниц, и кое-кто даже смел насмехаться над нами. Аристократы. И вот тогда я думал - какие же они все скоты. Гуляют, веселятся, пока мы надрываем спины и рискуем животами ради них... Нет, не все, конечно. Некоторые относились к нам с участием, но это, как ни странно, раздражало меня еще больше. Ведь тогда я был солдатом, да Джейк? И все было также. Здесь Паника права, это заметно кем бы ты ни был. И те, кто выше нас, относятся к нам как к инструментам, как к расходному материалу. Особенно - если ты наемник. Но и к нам, солдатам, это относилось.

Зекод подцепил выскользнувшую из костра веточку, бросил обратно и продолжил.

-А потом я поймал себя на мысли... Раньше я так не думал, да? Когда не служил. Значит, я изменился? Я что-то понял? Я анализировал. Я стал относиться по-другому к смерти. Я видел, как такие артистократы валялись с распоротыми животами и мысленно переносил это в город, с собой. Они такие же как мы... Почему они должны веселиться? Что-то вроде того... Это был второй этап.

-Что-то вроде - мы все равны? - улыбнулся Хош.

-Верно, - кивнул Зекод. - И что мы должны меняться, подстраиваться под них. Делать вид, что ничего не было. Но и это однажды прошло. Я вдруг подумал - а какого страфа, я вообще должен меняться?! Почему это я должен стать другим?! Что я, раньше смерть не видел? Пусть не на войне, но все же. Что я, не знал раньше, что все они из мяса и костей состоят? Знал. Так почему я должен меняться? Такое ощущение, будто атмосфера на войне создана, чтобы внушить нам - мы другие. Будто нам внушают разделение и потом говорят - они должны понимать нас. Но это не так. Это вносит только еще большее разделение.

И я понял. Уже здесь, когда я стал наемником - а мне больше нечем было заняться после войны... Так вот, я задал себе вопрос - почему они вообще должны понимать меня? Люди друг друга не понимают даже самые близкие, а они должны? Нет. Почему они должны испытывать то же, что и я? И я понял, что вообще-то, я ведь ничего дельного-то за свою жизнь и не сделал, по сравнению с ними. Смешно, да, Джейк?

Ведь такие мысли как у тебя, Джейк, ведут в одно русло - мы лучше. Мы можем все изменить, устроить свою справедливость. Я знаю, я думал также...Скот, как ты считаешь, строит дома, прокладывает дороги. Производит, занимается искусством. А я вдруг в чем-то их обвиняю? А, дерьмо... Нет, все не так. Да, какая разница, сам я выбрал, или, как некоторые, был призван? Я уже здесь, я выполняю свою работу. А они - свою.

Они выполняют ее плохо? А я? От моей-то жизни зависят. И я не могу сказать, что даже те кто стоят у власти, делают что-либо зря... Легко говорить -я бы на их месте. А потом вдруг думаешь - а что я? Много я знаю? Я не ученый и не философ, и даже не хитрец. Так лучше ли мне быть на их месте?

Вот так и выходит... Я не хочу меняться. Ни по чьей воле и ни по чьей прихоти. И я не хочу заставлять их понимать меня. Я нашел свой путь.

Я видел, как убивают детей... Но я возвращался домой и радовался небу и, химера меня забери, цветам. Я дома становился... нет, не другим. Собой. А на войне? Просто играю роль, выполняю работу. Лицемерие? Грех? Но если так лучше для них, для тех, кто мне дорог и если так лучше для меня... Я плевал на все идеологии. Вот и всё. Я выбрал... просто быть.

-Ты ведь все равно убийца, - поразился Джейк. - И ты говорил, что ты менял свое мнение много раз. Ты не думаешь...

Зекод вдруг зарычал.

-Если я говорю - слушай! - прорычал он. - Да, это было тогда.... Но если ты думаешь, что я изменился за это время, ты ошибаешься. Именно сейчас, именно теперь - я прав. А вы, если хотите, можете месить свое дерьмо сколько угодно.

У костра все замолкли. Я же разглядывал Зекода. Это был один из немногих бойцов Рэйза, о которых я до сих пор не знал почти ничего. Зекод был молчалив и всегда ходил в обнимку со странной, длинноствольной и многозарядной винтовкой. Я не видел таких раньше. Значит, он собрал ее сам. Винтовка и сейчас стояла рядом с ним, нежно поблескивая в свете костра. Хотел бы я осмотреть ее поближе, но Зекод никогда и никому не давал ее в руки.

-Спасибо, Зекод, - вдруг тихо проговорила Паника.

Готов покляться, в этот момент она улыбалась. Я покачал головой и подумал, что молчуны иногда выдают лучшие мысли. Паника же поднялась и направилась прочь от костра.

-Я всегда думал, что могу тут думать больше других, - расхохотался Хош. - Я был неправ.

Я увидел, как он подмигнул в свете костра, поднялся и направился следом за Паникой. Я же направился дальше по лагерю, оставив задумчиво молчащую парочку.

Мое внимание привлек огонек, мечущийся среди деревьев. Затем еще один. И почти сразу из-за деревьев вывалились два камиса. Всадники держали факелы высоко над головой, подавая сигнал. В одно мгновение его подхватили по всему лагерю.

Один, другой... Весь лагерь запылал факелами, зажглись походные лампады. Солдаты выскакивали из палаток, хватаясь за приготовленное оружие. Разворошили гнездо... Я улыбнулся, потер кобуру и бросился к командному пункту.

В палатке уже собрались Крейн, Виммир, Тания и Бренн. Столпились вокруг взмыленного дозорного, которым оказался Ярид. Только я успел их оглядеть, как в палатку за мной ворвались Рэйз, Леврус...

-Сколько? - сходу спросил Рэйз.

-Не меньше полусотни,- объявил Ярид. - Надеются взять врасплох, заходят со стороны оврага, там, где лес гуще. Но мы постарались, они нас не заметили.

-Господа, - вмешался Леврус. - Я думал и... В общем, пришел к выводу, что среди них могут быть измененные.

Бренн поморщился.

-Своевременная новость, - усмехнулся Рэйз.

-В любом случае, их ждет достойный прием, - вскинул нос Леврус.

-Да, пожалуй, - согласился я. - Как я понимаю, мудрить они не стали?

-Нет, - оскалился Ярид. - Идут напролом.

Виммир оглядела нас и не слишком уверенно спросила:

-Тогда, по местам?

-По местам, - подтвердил я.

Хома с моим взводом залег на передовой. Укрылись за стволами деревьев, за наспех сооруженными баррикадами. Я едва успел присоединится к ним, как лес огласили первые выстрелы. И почти сразу превратились в бешеную перестрелку гораздо левее нас.

-Они на импер... На леджа давят, - флегматично прокомментировал Хома.

-Оставайтесь на месте.

Издалека это было похоже праздничный фейверк. Который вдруг вышел из -под контроля. Трехметровая стена пламени поднялась над лесом и пологом накрыла участок за позицией леджа. Я невольно присвистнул.

-Это что? - изумился Хома.

-Самому бы знать, - прокомментировал я.

Мы снова вернулись к наблюдению. Солдаты напряженно сжимали ружья. Перестрелка продолжалась. И снова полыхнуло. На этот раз как то рвано, клочьями. И почти сразу закачались верхушки деревьев у кромки леса. Казалось, я даже отсюда слышу скрип повалившихся деревьев. Повеяло холодом, брызнул град.

Хома выругался и быстро выполнил рукой отвращающий зло знак.

-Дай ружье, - бросил я.

Он перебросил мне его и облегченно привалился спиной к стенке из бревен.

-И папиросу, - не дожидаясь ответа, я потянулся и выхватил курево у него изо рта.

-Стрелять следом за мной, - пробормотал я, затягиваясь.

Мимо пронесся всадник.

-Еще полусотня, заходят с востока! - бросил он на скаку.

И умчался дальше.

-И когда успели, - проворчал я, прижимая ружье поплотнее и наклоняясь к мушке.

В лесу замелькал камуфляж. От Левруса бегут, навстречу своим... Над нашими головами засвистело, полетели щепки.

-Жде-ем-с, - протянул я, считая наступающих.

Один, три, семь...

Я плавно нажал на спуск, погасил отдачу и в одно движение перебросил оружие Хоме. Моя позиция вспыхнула одновременным залпом дюжины ружей. Я сплюнул тлеющий окурок. Нервы.

Я потерял счет времени. Лагерь захлестнуло беспорядочное безумие. Наступавших оказалось настолько больше, чем мы предполагали, что они с успехом прорвались к палаткам.

Где-то вспыхивало. Летали над головой предметы... Телеги... Бил с неба град. Солдаты падали, сраженные пулями. И падали отчего-то просто так, хватаясь за головы. Я подстрелил какого-то особо резвого налетчика. Он дернулся на бегу и, будто бы поскользнувшись, плюхнулся в грязь.

Тощий солдат в камуфляже выскочил на меня из темноты. Занес саблю... И рухнул с пулей в животе. Сзади хлюпнула грязь. Я развернулся и сверху вниз рубанул второго, кравшегося сзади.

Прорвался рядом Джейк, похожий на бога войны. Вражеские солдаты перед ним взрывались. Один из неудачников оказался слишком близко ко мне. Меня окатило кровью.

Пронесся мимо полыхающий как факел имперец, в форме Левруса.

И почти сразу огромная туша рванула палатку в сторону. Бронированная, с тупой рожей, на которой невозможно было различить глаз. Она пронеслась под ливнем выстрелов с обоих сторон и скрылась в лесу...

С обратной от наступающих стороны заиграл горн. Горн? Откуда он у нас. В лагере зазвучали тревожные крики.

Я всадил две пули в какую-то тень. Не попал. Тень все равно рухнула. Оглянувшись, я заметил Зекода. Он хладнокровно вырезал на пиркладе своей необычной винтовки очередную зарубку.

Позади заржал риггл. Я обернулся и встретился взглядом с вестовым, свесившимся из седла.

-Не меньше сотни! - прокричал он. - У нас за спиной, идут с гор!

И тут же рухнул с пробитой головой.

Палатку справа от меня смело. Я с недоумением узнал выстрел пушки. За первым выстрелом последовали и другие. В лагере замелькали какие-то новые, черные мундиры... Дикие, яростные крики повсюду.

Рэйз кружился в водовороте тел, разбрасывая черных, как котят. Зарубил одного, пригнулся и всадил из поднятого ружья в толпу. Как зверь прыгнул вперед. Один, с искаженным лицом напал со спины. Попытался зарубить Эвина. Я подстрелил его. Кажется, он крикнул Благодарю. Или это был голос Рэйза?

Ощущение реальности поплыло. Лагерь пылал, теперь уже буквально. Горел и лес. Камуфляж, кажется, давно исчез... Откуда столько черных?

На моих глазах четверо из них поделились на пары, побросали оружие и накинулись друг на друга. В темноте мелькнуло напряженное лицо Ульви. Кажется, она пела.

А затем я снова потерял сознание. Стал кем-то другим.

***

Что ты делаешь?!

-Добиваю.

Что-то хрустнуло. Затем еще раз.

-Великий Спящий, - всхлипнула женщина.

Я огляделся. Стою на поляне, над головой мягко светит солнце. Наемник напротив, в котором я узнал Ярида, ковыряет какое-то тело клинком. В трех шагах скрючилась Ульви. Ее тошнило.

-Пришли в себя, господин Дер?

Я тряхнул головой и повернулся на звук. Хош сидел у дерева, привалившись к нему спиной. Усталый, даже измотанный.

-Отлично выглядите, - он усмехнулся.

Я опустил глаза вниз. Рваная форма, кровавые пятна повсюду. Потянул из ножен клинок - сломан. Хоть револьвер в порядке...

-Что было? - собственный голос звучал как с похмелья.

Голос Хоша звучал не лучше.

-Повстанцы. Леонцы... Почти две сотни. Не знаю, куда они шли, но вышли прямо на нас.

-Зачем вы это делаете? Он же был без сознания и без оружия. Мы могли просто оставить его... - причитала Ульви.

Ярид рассмеялся. Мы с Хошем обернулись к спорщикам.

-В следующий раз, когда у меня будет запасной клинок, я обязательно сохраню бедняге жизнь, - Ярид выдернул клинок и картинно поклонился Ульви.

Госпожа Ойв пыталась утереть испачканные губы.

-Причем тут клинок? - выдавила она.

-Подарю, - Ярид пожал плечами. - Подарю его спасенному.

-Это... какая-то традиция? В знак доброй воли?..

-Нет. Это чтобы когда он подкрадется к вам со спины, ему было что в нее вонзить, - снова хохотнул Ярид.

-Как вы можете...

Хош поморщился.

-Что бы он ни делал, даже если он убил его... - процедил он. - Он делает это в том числе и ради тебя. Ты можешь говорить, что это неправильно, ты можешь осуждать его. Но это не больше чем лицемерие. Не потому что он делает что-то плохое. Да и прижми тебя к стенке, ты, наверное, так не поступишь. Но это лицемерие просто потому, что твои слова не призваны что-то изменить. Нет, это твой способ выразить себя. Ты хочешь выглядеть святой? Или ты всего лишь поливаешь себя грязью?

-Тебя всегда тянет спорить и рассуждать? - поморщился я.

-Не могу на это смотреть, - снова поморщился Хош.

Ульви вытерла слезы, вскинула острый носик и бросила на нас презрительный взгляд. Ну, я то за что...

-Убийцы.

Сказала, как плюнула. И гордо направилась прочь. Пошатываясь. Ярид направился к следующему телу. А их тут было немало.

-Эх, - Хош вздохнул. - А если бы не она, даже и не знаю, чем бы вчера всё кончилось. Она заставляла их бросать оружие. Ну да ладно.

-Что тут, - я повел рукой вокруг.

-Потери? - уточнил он.

-Потери, - кивнул я.

-Не знаю, - чернокожий пожал плечами.

Я хотел задать еще вопрос, но передумал. Неопределённо махнул рукой и двинулся осматривать лагерь.

-Ну уроды, выродки. Сыны страфа. Чтоб вас всех химера....

Голос Рэйза трудно было не узнать. Напротив него стояли Хома и Леврус. Оба отчего-то виновато прятали глаза.

-Уроды. Где ваши глаза и мозг были, скоты, мать вашу...

Между ними расположилась та самая огромная туша, которую я видел ночью.

-Ну кто же мог знать, - начал было Хома.

-Да заткнись ты! - выплюнул Рэйз.

Давно я не видел его в такой ярости. В отличие от меня, он уже успел переодеться и щеголял новеньким камуфляжем осенней расцветки.

-Что такое? - прохрипел я.

-А вот и еще один, - Эвин в ярости обернулся ко мне.

Сжал кулак, что-то пробормотал и снова обернулся к туше. Так и стояли втроем, уставившись на нее. Я подошел к ним и присоединился к молчанию.

-Ты знаешь, кто это? - мрачно и язвительно протянул Рэйз.

Я только пожал плечами.

-Это Суния, - пояснил Рэйз.

Сказал, словно желчью плюнул. В меня. Я снова пожал плечами.

-Это мой боец! И вы! - Рэйз ткнул пальцем в Левруса. - И вы! - он ткнул пальцем в меня, затем в Хому. - Вы расстреляли его!

Я в очередной раз пожал плечами и направился дальше.

-Ну ты и... - бросил мне в спину Рэйз неоконченную фразу.

Я остановился.

-Ну?

-Вали отсюда...

Так я и сделал.

Лагерь выглядел ужасно. Всё поломано, повалено. Тела, Слава Спящему, уже убрали. А вот завалы - нет. Да и как убирать дерево в три охвата шириной?

Вокруг суетились бойцы. Мои, Левруса и Рэйза вперемешку. В сторонке приютились побежденные.

С три десятка солдат в рваной форме. И в черной, и в камуфляжной - вперемешку. Они сидели кружком на небольшом чистом участке. Рядом стояли двое караульных и эвледж Эркель. Последний нервно цедил трубку и терпеливо выслушивал причитания Ульви.

-Они уже неопасны! - чуть не кричала она. - Мы можем...

-Это не в моей компетенции, - терпеливо объяснял эвледж.

-А в чьей?

Эвледж оглянулся и наткнулся на меня. На его лице возникло такое облегчение, что я даже искренне обрадовался за него. И пожалел себя.

-Акита! Скажи же ему!

Я бросил взгляд на измученные лица пленных. Вон те двое, кажется, и пол дня не проживут... Я величественно взмахнул рукой.

-Отпускайте.

-Благодарю, Акита! - запричитала Ульви. - Ты поступаешь правильно.

Я покачал головой, поймал сожалеющий взгляд эвледжа и двинулся дальше.

-Только конвой выделите... - прохрипел я через плечо.

-Милосердие победителей? - промурчал голосок впереди.

Виммир, улыбаясь, шла мне навстречу.

-Так ты всё это видела? - сощурился я.

Она подняла скосила глаза куда-то вверх по диагонали и картинно вздохнула.

-Я не знала что делать.

-Ясно, ясно... отлыниваешь.

-Нет, правда, я очень устала.

Я присмотрелся к ней внимательнее. За деланной веселостью таился ужас пережитого.

-Спроси Рэйза про два-тридцать. Если он скажет, что ничего не знает - разрешаю подпалить его хитрую морду. Я скоро присоединюсь.

Виммир лукаво подмигнула и бросилась прочь.

Завалы, бурелом, трупы, завалы... Чисто. Я в недоумении остановился.

Передо мной расстилалась огромная поляна. Ни одного дерева, но множество ям, указывавших, что они тут были. И с два десятка ярких алых пятен на траве. Я наклонился к одному из них, дотронулся и невольно отшатнулся.

-Здесь я охранял Крейна и Виммир.

Бренн стоял за спиной. Как всегда холоден и невозмутим.

-Понимаю. Вы только для этого меня нашли?

-Предупреждаю вопросы. Я нашел вас потому, что вчера убили Джейка.

-Джейка? - здесь я не на шутку удивился.

Погибнуть мог кто угодно, но только не этот телекинетик. Конечно, он не ровня Бренну, но я сам видел, на что он способен. Не удивительно, что Рэйз в ярости. Двоих потерял... Может и больше.

-Его зарубили. Со спины, - продолжил Бренн.

-И вы думаете...

Брен прошелся по мне взглядом.

-Я сказал для вас и не только... - загадочно добавил он. - Мне нужно понять.

Развернулся и направился прочь. Я окинул усталым взглядом поле. Проблемы в этой экспедиции не решаются, но только множатся.

-Скажи, почему ты сделал это?

-Что - это? - Я в недоумении обернулся к говорящей и узнал Ульви.

-Ты отпустил их, - повторила она. - Почему остальные не могут поступать также?

-Почему я оставил потенциальных врагов в живых?

-Да.

Я вздохнул.

-Я делаю это не потому, что считаю это неправильным. Знаешь... Говорят, первое убийство человека оставляет неизгладимый след. Может я человек такой, может что-то со мной не так, но когда я убил впервые, я ничего не почувствовал.

-Тогда почему ты не делаешь этого теперь?

-Потому что я не следую чувствам. Я верю, что жизнь человека служит одной большой идее. Ты можешь говорить, что смерть - тоже. Но это не так. Ты отнимаешь чью-то жизнь, и ты будто маленький самодовольный божок. На самом деле ты как не стоил ничего, так и не стоишь. Но ты еще и нарушаешь планы этого мира. Это непростительно, и себе я такого позволить не могу.

-Твои мысли... они еще более расплывчаты, чем у них.

-Ты хотела узнать ответ?

-Я просто хотела понять.

-Тогда я сказал всё что нужно.

Она понимающе кивнула и направилась следом за Бренном. Ну что за женщина. Ведь всё же ясно... Ясно ли? Я с удивлением поймал себя на мысли, что сказанное ей никогда не принадлежало мне. Это не мои слова, так почему я их сказал?

Я невольно зарычал. Глубоко вдохнул и выдохнул. Всё. Не стоит думать о том, что не имеет решения. Лучше найти Виммир.

***

Следующие сутки мы мирно следовали по тракту. Ни патрулей, ни отчаянных партизан. Очередная передышка. Ровно до тех пор, пока на горизонте не появилась деревня. Мы заметили ее издалека. И тогда она выглядела мирно.

Поселение расположилось в долине под трактом. Небольшое, дворов на тридцать. Широкая улица, бедные домики. Это должна была быть имперская деревня. Там экспедиция рассчитывала пополнить запасы.

Каково же было наше удивление, когда вместо мирной деревушки мы приблизились к пылающему котлу.

-Все сложнее, чем я думала, - прокомментировала происходящее в низине Виммир.

-В любом случае, это не наше дело, - добавил Рэйз.

Что я мог, кроме как согласится? Жаль, конечно, придется грызть сухари. Но мы всегда знали, что на тракте идет война.

-А самое интересное, что грабят ее имперцы.

Малознакомый голос. Все повернулись на него как один. Зекод оторвал взгляд от деревушки и посмотрел на наши недоумевающие лица. Единственным, кто не удивлялся, был Рэйз.

-Что?

-Ты видишь это отсюда? - выразила общий вопрос Виммир.

-Он измененный, - ответил за Зекода Рэйз.

Зекод же отвернулся и продолжил наблюдать.

-Я не буду на это смотреть, - объявила Ульви.

-Верно, двигаемся дальше, - скомандовала Виммир.

-Ты не поняла, Вимми... Я иду туда.

Второй раз все недоумевающе переглянулись.

-Это не наше дело, Ульви, - начала было Виммир.

-Мое, - отрезала Ойв.

Кто-то грязно выругался. А Ульви двинулась вниз по склону.

-Мне плевать, - спокойно объявил Рэйз.

Леврус отвел глаза. В этот раз он явно поддерживал наемников. Виммир бросила на меня умоляющий взгляд.

-Они правы, - согласился с остальными я.

И пока мы смотрели на одинокую фигурку на ригле, лезущую куда не следует, к ней присоединилась вторая. Бренн, не произнесший до этого ни слова, молча двинулся за ней. Еще больше удивления было, когда к ним присоединилась третья. Грязно ругаясь, следом за парочкой рванул Ярид.

-Выдвигаемся, - неожиданно резко бросила Виммир.

Я старался не смотреть ей в глаза, раздавая приказы. Остальные выглядели не лучше меня. Мы не успели уехать далеко, когда Ульви, Бренн и Ярид вернулись. Ярид сразу же растворился среди наемников.

А вот Ойв вернулась далеко не так гордо, как уходила. В красивых глазах стоял ужас. Я слышал, как она прошептала Виммир:

-Я не на это рассчитывала.

Я вспомнил кровавые пятна на поляне и поморщился. Не трудно представить, что устроил Бренн.

Церковник же вернулся невозмутимым как и всегда. Разве что в этот раз он направился прямиком к Виммир и громогласно объявил:

- Спящий проявил свою справедливость.

Это были его первые и последние слова. Виммир засыпала его вопросами, но он не снизошел до ответов.

Теперь наше шествие напоминало покаянную колонну, полную мрачных дум и невысказанных упреков. Но мы всё же шли дальше и шли вместе. Мне не нужно было большего.

А через два месяца мы снова изменили свой путь. Причиной послужила нехватка продовольствия. Мы потеряли большую часть обоза в Ованте и в злополучной стычке на тракте. Нам катастрофически необходимо было питание для почти сотни человек.

На землях вокруг тракта можно было найти жилье в виде брошенных хозяивами домов. Можно было найти уголья оставленные их менее везучими соседями. Можно было найти неприятности. Но невозможно было найти или добыть продукты.

Оставшиеся в полупустых, хлопающих дверями дворах, крестьяне с трудом могли прокормить самих себя. Не осталось скотины - что не угнали партизаны в леса, реквизировали солдаты империи. Не осталось зерна - что не сгорело, то некому было собирать. Даже вода в реках была отравлена трупным ядом.

И мы, посовещавшись, свернули в земли Ренеи.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"