Гамаюнов Ефим Владимирович: другие произведения.

Легенда старой пещеры

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Легенда старой пещеры

  
  
   Слухи ползли по Трегдорфу один любопытней другого. Недели две назад на рынках стали поговаривать об огромном голубом алмазе, найденном на Гроте каторжанами. Шепотом (так как эта находка была государственной тайной!) передавали из ушей в уши даже его размер - с кулак пятилетнего ребенка. Если это было правдой, то один этот камушек стоил ровно половину всего королевства Вар!
   Еще больше будоражили умы жителей славного Трегдорфа сообщения "из верных источников", что "не далее чем через..., а пожалуй что и в этом месяце" камень должны были переправить в столицу, в сокровищницу короля Вара - Крежада Четвертого. И, поскольку путь на каторгу, что находилась под горой Грот, был всего один, и проходил он аккурат у стен Трегдорфа, то везти алмаз будут именно по нему.
   Многие в уме прикидывали, что весьма недурно было бы заполучить такую драгоценность в свои руки. Но это были мечты - проехавший пять дней назад к копям каторжан отряд закованных в сверкающие латы гвардейцев короля был никак не меньше шести десятков воинов. Да что там воины! Сам Ге Бежан, лучший боец во всем Варе, ехал с ними!
   Говорили также о старых пещерах, лежащих чуть севернее Трегдорфа. Там всегда было неспокойно, а проще сказать - жутковато. Местные жители ни за что не гуляли в тех местах, помня старинные легенды о живущем в тех пещерах чудище. Легенда была, как уже упоминалось, весьма старая и невнятная, рассказывала о храбрецах, что отправились искать скрытые под земными пластами несметные сокровища, но, увы, нашедших там свою гибель. Лишь один из смельчаков добрался до людей, но то, что он рассказал, было ужасным. Дальше перечислялись ужасы.
   Но не сама легенда заставляла рыночных торговцев вспоминать о пещерах чаще, чем было нужно, а два десятка воинов, прибывших вместе с отрядом Ге Бежана, и отправившихся прямиком к пещерам. Для чего? Они все еще там? Живые?! Кто-то говорил что видел, как они уезжали оттуда на следующий день, кто-то что они погибли там...Ответить достоверно на вопросы не мог никто, поэтому слухи об отряде ходили разнообразные, один страшнее другого.
   Пиком городских сплетен была еще одна "абсолютно верная новость". Касалась она некоего Фаралша, известнейшего, даже можно сказать легендарного человека: вора и мошенника. "Этот проныра неслучайно объявился в наших краях, - так говорили тавернщики, а уж они-то знали в чем толк, - Алмаз! Он попытается стянуть и его, раз уж все остальное уже украл". Это они, разумеется, о королевской короне, которую Фаралш украл прямо из под носа у самого Бежана прошлым летом. Король был в ярости, барона аруйского Ге Бежана спасло только то, что второго такого воина было попросту не сыскать. Ну, и еще то, что он был племянником короля Крежада.
   Словом, прославленный похититель спокойствия и драгоценностей объявился в городе, знамо зачем. Хозяйки перепрятывали украшения и серебряные монеты, хозяева ладили запоры на окна и двери. Стража была удвоена, хмурые охранники на воротах трезво и подозрительно осматривали каждого входящего в город. Хозяева таверн и постоялых дворов были счастливы: вечерами в залах не было ни одного свободного места, пива продавалось вдвое против обычного.
   Такими разговорами и настроениями уже две недели жил город Трегдорф со всеми его рынками, площадями, мастерскими, кривыми проулками и тюрьмами.
  
   Главный возмутитель городского спокойствия располагался в настоящее время за столом в чистой и уютной таверне "Колосящийся хмель". Перед ним стояла тарелка дымящегося рагу, блюдо редких в этих краях фруктов, бокал отличного трегдорфского вина; жизнь, казалось ему, поворачивается в лучшую сторону. Целых десять дней он провел вне городов, бродил по тропам, позабытым даже старейшими местными, скакал по пыльным дорогам, отбивая себе все части тела, проваливался в вонючие болота, пытаясь отыскать новый путь. Он побывал даже у Грота, куда, будь судьба к нему менее благосклонна, он, без всякого сомнения, попадет в один черный день. Он мок, мерз, жарился на солнце (осень - странное время, когда за сутки можно вымочить потом одежду насквозь, и почти выбить зубы, клацая ими от холода), нерегулярно питался...
   Но - все прошло. Теперь Фаралш собирался неспеша пообедать, а затем отправиться спать, столько насколько хватит терпения и позволят обстоятельства. Знаменитый вор улыбнулся. Что ж, все это время он провел не зря. Его цель знал каждый бродяга этого городка - алмаз! Не укради он камень и все - пропадай репутация! А доброе имя в любом ремесле заработать ой как непросто!
   Десять дней подготовки просто обязаны помочь сохранить его.
   Фаралш потер крашеный дубовым отваром подбородок и принялся за еду. Опознать в смуглокожем черноволосом торговце с юга легендарного бандита не смог бы никто. Светлые волосы Фаралш перекрасил драгоценной басмой с Востока, цвет кожи помогла изменить кора обычного лесного дуба. Накладная борода и усы завершали нехитрую, но эффективную маскировку и он ел совершенно спокойно.
   Когда сегодня утром он въезжал на верблюде в город, привратные стражники, после того как он передал им в руки немного серебра, услужливо предупредили, "что лично видели этого негодяя Фаралша шатающимся по базару, и если бы не дела... Так что поосторожнее".
   - Господин, - Фаралш не сразу обратил внимание на подошедшего к столу одного из старших сыновей тавернщика.
   - Чито? - коверкая слова, отозвался он.
   - Там вас спрашивает какой-то оборванец. Отец велел гнать его в три шеи, но вдруг вы захотите поговорить с ним, с бродягой, то есть.
   Фаралш нахмурился, а потом кивнул:
   - Проведи эго сюда.
   Вскоре "побеспокоивший знатного торговца бродяга" оказался у стола. Это был опрятно, но просто одетый седоволосый горожанин. Фаралш знал его, а тот в свою очередь знал охотника Вукра (в прошлый свой визит в город Фаралш был именно им). Вукр купил у этого гражданина, занимавшегося продажей разных птиц, несколько почтовых голубей.
   - Зачэм я тибе понадобилса? - спросил вор у приведенного.
   - Господин, - торговец птицами поклонился, - Не гневайтесь, господин. Все это несколько необычно, но меня просили передать вам этого голубя.
   - Голюбя? - заинтересовался Фаралш.
   - Примерно двенадцать дней назад один охотник купил у меня несколько штук. Он сказал, что будет отпускать их, а когда они вернутся назад ко мне, то передавать их в эту прекрасную таверну для господина Ахмамада.
   - Я Ахмамад, - кивнул Фаралш, - Как зивали того охотника?
   - Он назвался мне Вукром Лучником, господин.
   Фаралш вскочил на ноги, едва не опрокинув стол.
   - Вюкр? Ти говориш Вюкр? О, тогда это для меня! Где же этот голюб?
   Торговец птицами наклонил седую голову и вынул из-за пазухи белоснежную птицу. К одной из лапок голубя был привязан кожаный мешочек.
   Фаралш вытащил золотую монету и кинул торговцу.
   - Господин, птицы уже оплачены, - недоуменно вскинул брови тот.
   - Ахмамад много золота, бэри, тибе пригодитса, птишник. Ти прынес вэсть от маего дрюга!
   Когда этот маленький маскарад закончился и Фаралш остался один, он в нетерпении отвязал мешочек и, раскрыв его, высыпал на ладонь несколько веточек и камешков. Пусть для других это могло показаться простым мусором, для знаменитого вора, самолично разработавшего этот шифр, в послании говорилось: "Двадцать первый день, утро". Нелегко было связаться кое с кем на Гроте, почти невозможным было передать туда голубей (да существовала угроза, что птиц попросту съедят), но риск стоил того: теперь Фаралш знал - алмаз вывезли с каторги день назад, значит, сегодня ночью камень будет проезжать через Трегдорф... или...
   Времени было в обрез, Фаралш подозвал хозяина, щедро расплатился за несъеденный ужин и покинул заведение не без легкого сожаления. Но впереди его ждало заманчивое и опасное приключение, награда за которое была великолепена!
   Глядя вслед торговцу с юга, что только утром въехал в город, но уже покидал его с полной телегой барахла, на котором гордо восседал (привязанный к телеге верблюд послушно плелся позади), стражники перекинулись несколькими фразами, общий смыл которых сводился к нехитрому - ну и хапуги, эти южане.
   Фаралш проехал несколько миль от Трегдорфа, потом свернул на едва видневшуюся, заросшую травой дорогу. Она петляла среди косматых, пока по-летнему зеленых дубрав еще несколько миль и закончила свою извилистую жизнь, упершись в край глухого, непроходимого леса. Фаралш наскоро переоделся, нагрузил на верблюда множество мешков, спрятал телегу на поляне, отпустил пастись лошадей и зашагал по едва приметной тропке прямиком в сторону старых пещер, о которых в Трегдорфе ходили страшные легенды. Разумеется, если идти к пещерам от стен города, то нужно было выбирать совсем другую дорогу, но Фаралш предпочел сделать подобный маневр для... впрочем, не все сразу.
   До захода солнца он успел переделать многое: осторожно обшарил опушку перед главным входом в пещеру, полазил по деревьям, приладил кое-что кое-где, приметил кое-кого, остался этим весьма доволен, а напоследок отволок верблюда в узкий отнорок пещер, коих было - не счесть.
   Потом он вернулся к оставленной телеге, достал заготовленные припасы и принялся ужинать.
  
   Ночь выдалась лунная, полная звуков, шорохов и шумного шелестения листвы. Неслышная тень, едва заметная на пожухлой листве отделилась от края леса, пересекла поляну, прокралась мимо посапывающих у пещеры часовых, промелькнула белесым пятном на фоне мрака входа и слилась с ним окончательно и бесповоротно, растворившись, будто сироп в воде.
   Фаралш (а это был именно он) стараясь не шуметь, крался по извилистому и неровному тоннелю. Он бывал здесь несколько раз за прошедшие две недели, так что довольно неплохо разбирался в строении пещеры. Вот сейчас будет выход из туннеля в подземный чертог. Там горел костерок, у которого, всецело доверившись храпящей у входа охране, спало несколько человек в форме гвардейцев Крежада Четвертого.
   Еще некоторое время Фаралш безмолвно созерцал умиляющую взор картину, а затем стал пробираться к огню. Он почти достиг его, когда в разных концах пещеры вспыхнули разом несколько десятков факелов, и веселый голос от костра поприветствовал его:
   - Стоять Фаралш, а не то ты труп!
   Любимое оружие Фаралша - длинная, чуть изогнутая сабля - с легким шипением покинула ножны, закрепленные на спине, и отразила факельные огни отблесками по старым стенам. Ге Бежан, притворявшийся спящим у костра воином, с улыбкой поднялся и дурашливо поклонился:
   - Ой, ой, ой, мой старый враг. На сей раз это тебе не поможет. Я неплохо подготовился к твоему визиту, гораздо лучше, чем в прошлом.
   Вор, оказавшийся в ловушке, скользнул взглядом по приближающимся людям. Яркие вспышки, мелькающие среди огней, говорили, что острой стали у них хватит на много-много ран.
   - Бежан! - в бессильной ярости вскричал Фаралш.
   - Да, мой враг, я, барон аруйский Ге Бежан Же Сюрин, к твоим услугам. А вернее это ты к моим услугам.
   Бежан, довольный шуткой, расхохотался. Он понимал, что теперь негодяй Фаралш попался именно благодаря его великолепному плану. Правда, мошенник пока еще при сабле, но это пока, против шести десятков вооруженных гвардейцев не выстоять никому.
   - Разумеется, ты не мог не заинтересоваться маленькой, но такой ценной находкой каторжан, Фаралш. Как! Алмаз короля, да еще вдали от столицы! Нет, ты должен был добыть его... Не правда ли? Ловушка захлопнулась!
   Фаралш отступал, пока не уперся в стену. До выхода было не больше десяти шагов. Зато там толпилось столько народу, что вздумай он броситься туда в попытке выскользнуть, его запросто могли проткнуть в поднявшейся суматохе.
   - Эй, Бежан, - прервал он барона аруйского. - Может, договоримся?
   - А что ты можешь предложить?! - в поддельном изумлении воскликнул Ге Бежан. - Отдашь наворованные сокровища?
   - Я могу вернуть корону, - подсказал Фаралш.
   Бежан досадливо дернул рукой.
   - Поздно Фаралш, слишком поздно. Король простил мне корону, а когда я доставлю ему тебя...
   - Я буду драться до последнего, - предупреждающе взмахнул саблей Фаралш, - А фехтовальщик я неплохой.
   Ге Бежан согласно наклонил голову.
   - Да, пусть так, неплохой. Но я то лучший!
   Фаралш был готов поспорить с этим, но не когда ты один, а за спиной твоего противника несколько десятков воинов.
   - Я могу рассчитывать на снисхождение короля?
   - Если сдашься и будешь вести себя благоразумно.
   Фаралш рассмеялся.
   - Бежан, Бежан, неужели ты и в самом деле хочешь сказать мне, что король простит мне все шалости, и не повесит? Или не сошлет на Грот в нижние ярусы?! Никак не могу решить - что предпочтительней!
   Людской круг сомкнулся. Яркие факелы освещали середину - Фаралша, покачивающего саблей из стороны в сторону, и стоящего перед ним Ге Бежана со сложенными на груди руками. Шпага висела у барона на поясе, Фаралш знал, что опытный Бежан способен выхватить ее в доли секунды, так что застать врасплох его не удастся.
   Но неужели он плохо рассчитал время? Если он ошибся, то сейчас барону надоест шутить с ним, и он прикажет своим воинам взять вора, а тут недалеко и умереть! Остается тянуть время. Фаралш обратился к барону:
   - Скажи мне, Бежан, неужели меня так легко просчитать? Неужели я настолько предсказуем.
   На лице Бежана расплылась улыбка.
   - Вовсе нет, вовсе нет. В том-то все и дело, что просчитать твои действия невозможно, но можно их сотворить. Что я и сделал!
   - Вот как?! - возмутился Фаралш, - Что ты имеешь в виду?
   - Видишь ли, такому как ты непременно необходимо стащить что-то необыкновенное, да ты и сам знаешь. Как, например, алмаз вот такого размера, - Ге Бежан показал кулак, а затем пожал плечами. - Остается только указать тебе, где и когда ты сможешь попытаться сделать это. В Трегдорфе чересчур много крысиных лазеек, чтобы можно было перекрыть их все. Поэтому я затеял нехитрую игру с этими милыми пещерами, послал сюда несколько людей, сам отправился на рудники за камнем. Это должно было заинтересовать тебя, так я думал. Ты начал думать: для чего солдаты исследуют старые и никому не нужные пещеры. Потом ты стал догадываться, что камень будут "ночевать" здесь. Ты увидел, что пятьдесят солдат вернулись в город. Правда? Я уверен, что ты считал нас всех и до и после. Все сходилось для тебя: еще десять гвардейцев, пока остальные отвлекали внимание, переночуют в пещере с камнем. Пусть их там даже еще двадцать человек, но они, ты был уверен, тебя не ждут! Ты пришел сюда за алмазом, уверенный, что никто не может раскусить тебя. И ты попался! Здесь все мои люди, все шестьдесят. А в городе ряженые, одолжил на Гроте на время. И десяток моих - для правдоподобия. Все просто!
   - И ты не испугался местных легенд? Про чудовище, живущее в этой пещере?
   - Бабкины сказки, мой дру...враг! Разве здесь есть чудище? Есть?
   Фаралш выглядел побежденным, сабля опустилась. Ге Бежан сиял ярче всех факелов в пещере.
   В это время от входа раздались крики, и в пещеру вбежал еще один гвардеец.
   - Нас обстреливают! Стрелы так и сыплются из леса!
   - Что! - вскричал барон Ге Бежан. - Кто!
   Толстая арбалетная стрела на излете влетела в пещеру и ткнулась едва ли не в костер. Люди разом выдохнули и загомонили.
   - Молчать! - надрывался Бежан.
   - Мой господин, тут записка, - один из гвардейцев выдернул стрелу и помахал ей над головой.
   - Сюда ее! - барон вырвал стрелу из рук воина, оторвал записку, развернул и принялся читать. Лицо его по мере прочтения начинало багроветь.
   - Мерзавец, - если бы взгляд мог причинять вред, Фаралш лежал бы уже испепеленный глазами Ге Бежана.
   - Что там? - невинно поинтересовался Фаралш.
   - Негодяй, ты прекрасно знаешь что там! - Ге Бежан был нисколько не похож на себя несколько раньше. Благодушие сменилось яростью. - Там угрозы от твоих дружков из леса, мерзких негодяев, таких же как ты.
   - Ну, Бежан, стыдитесь. Вы же образованны...
   - Молчать, отродье!
   - Так там написано, что если я не выйду сейчас же отсюда, да еще и с алмазом, то они перестреляют вас всех, одного за одним?
   Гвалт поднялся такой силы, какой эти пещеры не помнили, наверное, с того момента, когда здесь бушевало пресловутое сказочное чудище.
   - Но прежде я проткну тебя, - Перст был направлен на Фаралша.
   - Тогда вы все умрете, - пожал вор плечами, - А можете просто уйти.
   - Король повесит или тебя, или меня!
   - Ну, Бежан, может, и нет, может, и нет. А разбойники... Учти, там не меньше стрелков, чем у тебя солдат. Пусть они плохи, но из арбалета трудно промахнуться. А ты создал такие условия, что искать вас довольно долго не будут.
   - Ничего попробуем отсидеться в этих пещерах. Нас найдут! Но ты же работаешь всегда один, откуда разбойники?!
   Фаралш вдруг неловко оступился, упал, правда, тут же вскочил и закричал:
   - Что это, храни нас боги?!
   Стена, недалеко от Фаралша рушилась, оттуда повалили клубы дыма, стоящие солдаты на миг замерли в молчании. В наступившей темноте из провала раздался ужасный рев, и глядящие в багровую пропасть провала, увидали огромную неясную тень.
   - Чудище! - завопил Фаралш, - Спасайся, кто может!
   Он мигом очутился возле Бежана, вокруг в суматохе метались гвардейцы, но снаружи продолжали лететь стрелы, а впереди двигалась смерть.
   - Решайся скорее Бежан, король может простить тебя, но это - никогда. А меня мои дружки пришьют верняком, заодно с тобой.
   - Там, - Ге Бежан не был трусом, но здравым человеком, несомненно. - В ларце у костра. Но, мерзавец, дай слово, что я и мои люди уйдем свободно.
   - Слово! - прокричал Фаралш.
   Вор метнулся мимо столпившихся гвардейцев к костру. Он вторично за ночь почти достиг его, когда стена напротив входа с оглушающим треском лопнула, и в облаке смрада из гигантской трещины вылезла отвратительная огромная морда, состоящая, казалось, сплошь из зубов и извивающихся щупалец.
   - КТО ПОСМЕЛ! - Громовой голос принес в пещеру еще больший смрад, а в сердца последнюю каплю страха. Солдаты с воплями кинулись наружу.
   Фаралш на миг замер, ошеломленный. Он чувствовал, как волосы встают дыбом, как все тело сковывает леденящий ужас. Он забыл все на свете. Он почти умер от страха.
   Но тело само извернулось, подобно кошачьему, и знаменитый грабитель, словно заяц, помчался к выходу. На бегу он увидел остолбеневшего Ге Бежана и, пробегая мимо, схватил его за плечо, увлекая за собой.
   - Бегите, Бежан! Бегите! Это смерть!
   - ЧТО ЭТО? - Взгляд барона был безумным.
   - Это не я! Это чудище из легенды!
   - Не ТЫ? Что...
   Фаралш не слушал и не отвечал. Они выскользнули наружу, под лунный свет, не останавливаясь бросились к лесу. Лишь на миг Фаралш оглянулся. В его глазах не было сожаления о камне, он смотрел - не гонится ли чудище за ними. Добежав до леса, Фаралш потерял Ге Бежана, зато натолкнулся на заветную тропку и бросился по ней прямиком к той поляне, где была укрыта телега, и ждали его готовые к скачке лошади. К его счастью, никто не наткнулся на них раньше.
   Он скакал остаток ночи, и только утром остановился в небольшой роще, чтобы дать коням отдых, и самому разобраться с терзающими голову мыслями.
   Фаралш расположился на светлой поляне, окруженной желтеющими березами, ел сыр с хлебом, запивал темным трегдорфским алем и размышлял.
   Поначалу все шло как нельзя лучше. Его арбалеты, закрепленные на деревьях, были снабжены хитрыми устройствами, позволяющими через определенное время спускать тетиву. Они стоили немало, но они того стоили. Он даже правильно рассчитал время, не зря потратил на это целых два дня: перестрелка выглядела настоящей. Настоящей настолько, что никто не обратил внимания на то, что никакая стрела не могла сама залететь в пещеру - вход не позволил бы ей этого сделать. А ведь пришлось придумывать систему веревочек, саму стрелу крепить в пещере... Но все получилось как нельзя лучше! Он поволновался, пока не нашел место, где закрепил веревку и откуда можно было за нее дернуть, да еще ногой! Но суматоха поднялась - будь здоров, ему она здорово помогла. Фальшивая стена тоже рухнула как по заказу. А его верблюд, его такое милое, особенно после настоящего (Фаралш передернулся) чудище... Как он орал! Фаралш сам почти поверил в потустороннее. Жаль бедную скотину...
   И камень был почти в его руках!
   Надо отдать должное Ге Бежану, он неплохо придумал свою ловушку. Раньше Фаралш мог бы даже попасть в нее. Теперь он был намного опытнее и умнее, все мельтешения Бежана могли навести его только на одну мысль, и навели - западня у барона сработала, но потом сработала и его уловка!
   Но кто же мог подумать, что ловушка сработает не только у Ге Бежана, не только у него, Фаралша, но и у проклятого чудища старых пещер, что близ города Трегдорфа!
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"