Гамаюнов Ефим Владимирович: другие произведения.

Последний динозавр

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Последний динозавр

  
   ГРетт приложил палец ко рту и указал двумя пальцами чуть влево. Мой второй соратник -ТТроди, молодой широкоплечий солдат, вытянул шею и вгляделся в кустарник. Похоже, старшина ошибся, там ничего не было - ни живого, ни мертвого. ТТроди вопросительно посмотрел на меня. Я лишь чуть кивнул и показал глазами - спокойно! - это там! Если старшина говорит прыгать - прыгай.
   Стараясь не шуметь, мы сняли со спин ультразвуковые ружья и двинулись дальше.
   "Прикрой" - поднял руку ГРетт. Я отстал, опустился на колено и направил оружие на кусты. Обычные, темно-зеленые в наступающих сумерках. Сочные толстые листья покачивались на ветерке.
   Внезапно хрустнула ветка, мир тут же наполнился звуками. Громко заверещало; гибкое, сильное тело биотона стремительным прыжком оказалось прямиком перед ГРеттом.
   - Стреляйте! - не своим голосом заорал старшина.
   Да мы и сами знали. Глаза привычно нашли треугольник прицела, сопоставили его с целью. Палец легонько притопил кнопку курка.
   Выскочивший ящер вздрогнул, изо рта плеснула красная кровь, и он рухнул на землю.
   - Это стотридцатый, - заметил ТТроди. - Они поодиночке не ходят.
   - Сейчас может уже и ходят, - откликнулся ГРетт.
   ТТроди был прав, стотридцатые всегда ходили группами.
   - Вкруг, - сказал я. - Прикрываем спины.
   Тут и началось самое интересное. Из кустов один за другим посыпались ящеры. Сколько их выскочило - сосчитать было невозможно. Быстрые стремительные тела метались между огромными "лопухами" листьев. Мы палили во все стороны, забыв о том, что заряды не вечны. Хочешь жить... Шипение, горловые всплески, крики ярости (наших воплей, признаться, было больше). Одним словом - ад.
   Стотридцатых было пятнадцать штук. Стандартный патруль - всего пять. Пересчитав трупы старшина ненадолго задумался, погладил лысую голову, затем сказал:
   - Или они кого-то ждали, или...
   Он не договорил. Или начался регресс, или, нет, не так, это для военных - регресс, а эволюция движется дальше, подумал я. Боевые единицы перестали быть только оружием, сами сбиваются в стаи, сами охотятся, сами живут. Связи-то нет. Только лучше уж так, чем если бы ждали нас.
   Мы идем пешком уже шесть дней, после того как нашего "летуна", большого РРа-4, сбили автоматические пушки ншрасов. Он упал, похоронив с собой троих. Еще четверых мы потеряли за эти дни.
   - Проверить заряды, - приказал старшина.
   Я взглянул на счетчик. Ого, круто.
   - Одиннадцать.
   - Двадцать, - отозвался ТТроди. - И, если из костюма батареи, плюс пятьдесят.
   - Отставить костюмы, - приказал ГРетт, - Без костюмов сами тут же подохнем. Ультразвук, он что для нас, что для ящеров - один и тот же... И у меня... шестнадцать. Итого сорок семь выстрелов.
   Негусто. Учитывая: топать нам еще дня два-три, да при удаче выйдем сразу на место, да еще найдем вход, да еще...
   Слишком много условностей. Круто, одним словом.
   Темнело.
   - Связь у них отрублена. Это мы выяснил, - решил старшина. - Значит вероятность того, что эту зону патрулируют еще гады минимальна. Ищем место для ночевки.
   Это он правильно. Спать рядом с дохлыми ящерами, когда из окружающих кустов лезут мелкие падальщики - удовольствие небольшое. Хруст костей ужасно действует на нервы. Только и представляешь, как мелкие зубы впиваются в твою ногу, или руку, без разницы. Мгновенно вырывают кусок... потом другие зубы, следующие... Все! В темноте ты даже не можешь разглядеть, кто тебя съел.
  
   Привычное дело - натягиваем вокруг защитную линию (защита - максимум, сразу на поражение), бросаем посередине кубик "дома на ночь". Резкое шипение газа, опа! Готово! Я даже забыл, когда в последний раз спал не в палатке. Когда стенка не из тонкого стдажа, когда вокруг не джунгли. Чувство страха со временем, конечно, притупляется, но ощущения все равно...м-м-м...нервозные.
   На некоторое время отключаем линию, ходим "до ветра". Все вместе: двое прикрывают, третий делает свои дела. Приходится так. Этот мир не наш, и нашим никогда уже не будет. У каждой войны есть свои победители, и свои побежденные. А после того, как проклятые ншрасы схлопнули наши нуль-объекты, мы остались без энергии, почти без оружия, совершенно без правительства, ученых, штаба. И абсолютно без надежды победить... Разве что...
   - Эй, СТико, застегивай штаны, хорош там..., - выругался ГРетт.
   - Что за привычка орать, подумать уже нельзя, - бросил я в ответ, споро выполняя пожелание. Нашел, конечно, время для философствования.
   - Будешь думать, я тебе стрельну из "звуковухи" в задницу, пока штаны сняты!
   Я вылез из кустов, подошел к хохмачу, указал "ультразвуковкой" направление:
   - Ваша очередь, господин старшина!
   Потом мы снова включили периметр защиты и залезли в "дом". Пневмозамок свистнул, застегивая дверь по контуру. После того, как он, чмокнув, запер вход, включили свет. Стдаж его не пропускает, так что снаружи мы теперь - слитый с темнотой черный квадрат. Чуть слышно заработали регенераторы воздуха.
   Сегодня нам повезло - нашли неплохую воду, можно будет поесть нормально. Достали сухпайки. Я подключил коробку с ужином к костюму, залил воду. Конечно заряд у формы не вечный, но отказаться от горячего выше сил.
   - А если его там не будет? - спросил внезапно ТТроди.
   Этот вопрос мы задаем поочередно друг другу. И сами на него друг другу отвечаем. Сегодня, наверное, очередь ТТроди.
   - Корабль должен быть там, - угрюмо ответил ГРетт
   Мы всегда отвечаем так.
   Каждому нужно для чего-то жить, во что-то верить.
   Ели молча. Каждый размышлял о своем. По крайней меря я, так точно, думал. Полумифический корабль до которого мы хотели добраться, вдруг с ним что случилось? Мог произойти обвал пещер, извержение вулкана. Планета формируется, обычное дело. Ншрасы могли отыскать. Нет, тогда бы об этом знали, там наверняка куча сигналок и защиты. Хорошо что его разместили не в нуль-точке, а в здешней реальности. Как знали. Нуль-пространство всегда считалось самым безопасным местом, к нему привыкли настолько, что никто не мог предположить, что "нуль" можно разом просто схлопнуть, заставить исчезнуть. И догадаются как - ненавистные ншрасы!
   Всего за семь минут исчезла вся наша жизнь. Семь минут закрывались н-точки - мало времени отреагировать, попытаться сделать хоть что-нибудь. Достаточно, чтобы получить приказ и выйти наружу. Мы успели.
   Три сотни местных лет нашей истории, начавшейся с аварийной посадки, Великого взрыва, когда наш межзвездный "ТЧавиньор" врезался в местную звезду. Развертывание первого города ВВу, налаживание н-пространства, отстройка в "нуле" домов, заводов. Первые контакт с ншрасами, двести лет "почти мира". Стычки, "пиф-паф".
   Начало войны.
   Нас было всего около семисот тысяч. Их - многим больше. Мы не готовы победить, они видимо считали, что торопиться некуда. И сотня оборотов вокруг желтой звезды ЖД-класса непрекращающихся стычек, боев, побед и поражений. Пока наконец...
   Не хотелось думать об этом. Не верилось, наверное, никогда не повериться.
   Семь минут.
   - Оружие не забудьте на предохранители, - прервал мысли ГРетт. - А то прозвеним друг дружку.
   Это он правильно.
   Сколько вообще осталось на РДооке живых счеллов? Трое? Нет, разумеется, кто-то еще должен был спастись: на разработках, передовые части (если не передислоцировались через нуль-порталы), кто-нибудь наверняка успел, как мы выйти за пару секунд.
   Но что мы представляем теперь, без источников энергии, без элементарной защиты от "ужасных ящеров", как зовут своих биотонов ншрасы? Без привычного всем комфорта? Зная многое, но абсолютно не того, что необходимо для выживания в реалиях дикого мира третьей планеты желтой звезды ЖД-класса, на самом краю галактики. Три сотни лет разработок новейшего, наилучшего и наибесполезнейшего!
   Заснул я мгновенно, еще до того, как старшина предложил выставить караул, а мы, как обычно, послали бы его подальше.
  
   Утро началось ливнем, грохотавшем по стдажу палатки добрых полтора часа. Такое тут через день, если не каждый. Четыре дня назад из-за такого же "дождика" погиб БРилл, мой, пожалуй, лучший друг. Скорее всего, я думаю, он просто "заблудился" в стене сплошной воды и шагнул не к своей палатке, а на защитку. Против нее даже форменный костюм не помог. Нелепая гибель. Как, впрочем, теперь и вся эта жизнь.
   Вылезли в сырость, свернули "крышу". На линии защиты - несколько десятков трупов, от совсем мелких - с ладонь, до достаточно больших - где-то по пояс. Ничего особенного: вначале пришла мелкота, потом за мелочью пришли побольше, и так далее. Вон до того, жареного.
   - Дерьмо, - выразил общее мнение старшина.
   Собственно говоря, он теперь не совсем наш командир, подчинялись мы с ТТроди скорее по привычке. Даже задание нынче неактуально. Штаба нет, командования тоже. И не будет. Вот и задание.
   Но без этого - сразу снять форменный защиткостюм, выбросить "ульразвуковку" в кусты и топать до первых биотонов, или остальных, достаточно наглых в массе. Хрум-хрум и всех дел.
   После завтрака я проверил положение полюсов. Магнитные аномалии достаточно обыденное явление. Компас подкорректировался по работающим на старой доброй энергии расщепления ядер буям. Можно было идти.
   - Как думаешь, сегодня дойдем? - спросил я у ТТроди.
   Выглядел он неважно. Оброс щетиной, рожа ободранная.
   - Неа, - нехотя выдавил он. - И завтра и послезавтра.
   - Отставить пессимизм! - приказал ГРетт. - Я прикидывал вечером, пока вы дрыхли. Может быть сегодня наш день. Что-то мне кажется, нас долбанули не в ю-семнадцатом, а ю-восемнадцатом. То есть на день-полтора ближе. И, судя по некоторым признакам, я прав.
   Отчего то потеплело. Нет не в джунглях, внутри. Странные мы все-таки: иногда черствеем когда умирает все, а тут - ничего вроде и не сказал ГРетт - "некоторым признакам", каково? - а... тепло.
   Наспех позавтракали, смотали защиту. Старшина подозрительно посмотрел вокруг, почесал нос, сплюнул.
   - Двигаем, - махнул ружьем, указывая направление.
   - Э-э-э. Нам чуть левее, - попытался сказать я нечто дельное.
   ГРетт покачал бритой головой.
   - Туда. С той стороны веет дрянью.
   Спорить бесполезно, доказано. Тем более - он на самом деле чует. Тоже доказано.
   Мы двинули.
   Район оказался на удивление спокойным. Ни одного "ужасного ящера"... как там... динозавра? Странный язык. Динозавр. Сраный нршаский язык.
   Может они патрулируют как бы кольцами. Сейчас одно закончилось, спокойно. Потом следующее. Я поделился мыслью с напарниками.
   - Да какая разница, - шмыгнул ГРетт. - Нет их и не надо.
   ТТроди даже не ответил. Не нравился он мне сегодня. Обычно веселый, с подколами. А сегодня как воды в рот набрал. Хмуриться. Неужели только дошло? Надо присматривать за ним, как бы чего не наделал. Шок, такое дело.
   Через пару часов мы поняли, насколько прав наш командир. Шли бы по компасу - прибыли бы прямиком в огромный могильник. Биотоны. Самые разные модели, разного возраста, даже недоделанные. Трупы недельной давности, как сказал ТТроди, вернувшись с разведки. Чувствуется работа. Закрытый, свернутый несколько дней назад полигон. Ненужное оружие. Кого им теперь бояться?
   Что, думаете, победили?! Думаете? Да?!
   Наверное мое лицо было страшным. ГРетт взглянул на меня и успокаивающе поднял руку - тише, тише.
   Я думаю, именно тогда я и решил для себя - даже если заряд разнесет всю планету вместе со мной, я все равно нажму на взрыватель. Плевать! Но нршасы свое получат.
  
   Девяностовторая модель. Гигантская махина, рога-шипы. Неповоротливая, да и не надо - на такую гору мало кто может напасть. На спине закреплена четырехствольная АЛП. Зона видимого обстрела - 360 и 180 градусов. Не стреляет, в общем, только в землю. Скорее всего, нашего "летуна" из такой и...
   Рядом с девяностовторой обычно пасутся несколько биотонов поменьше. Пока их не видно, но они где-то есть. На случай нападения таких как мы.
   Стрелять в гору костей, щитков и мяса из "звуковухи" почти бессмысленно. Зарядов двадцать надо, непрерывно. Нервная система медленно реагирует, в частоту сердечных сокращений "ультразвуковка" попадет раза с третьего; настройки конечно должны быть, но кто точно знает?
   Ага, вот и сопровождение. По номеру не угадываются. Нас пока не заметили.
   "Обходим справа", - показал ГРетт.
   Наша группа отползла назад и по дуге двинулась дальше.
   Первым опасность заметил ТТроди.
   Он сдернул ружье с плеча, крикнул шедшему впереди старшине:
   - ГРетт, слева!
   Я еще доставал оружие, как слева-спереди затрещали кусты, поверху полоснули лазером, срезая верхушки монстоподобных деревьев. Тяжелые махины полетели вниз, обламывая ветки, круша деревья поменьше.
   На несколько мгновений все вокруг было заполнено треском, грохотом и жутким шелестом трущихся и рвущихся обо все, что попадется на пути листьев.
   Трубно заревел биотон. Тот самый, девяностовторой. Свита гиганта уже скакала между грудами мусора.
   - Огонь! - заорал ГРетт.
   Я стрелял быстро, помня о зарядах. Когда осталось три, показалась трехрогая башка гигантского ящера. ТТроди и ГРетт добили мелких. Девяностовторой приближался. Лазеры рассекали воздух поверху.
   - Вместе, - приказал старшина.
   Мы прицелились и нажали на курки. Раз, другой, третий...
   Зуммер пропел об окончании заряда. Биотон мерно, неповоротливо, неотвратно приближался...
   У ТТроди тоже прозвенела батарейка. Теперь стрелял только ГРетт.
   Рогатая морда поднялась вверх, заревела... И, о чудо!.. рев заклокотал, забулькал. Гора содрогнулась, замерла и беспомощно завалилась на бок. АЛП хрустнула и перестала пластовать атмосферу.
   Зуммер пищал и у старшины...
   - А-а-а! - заорал ГРетт.
   Я вторил ему, выплескивая свой страх, свою ярость, свое... все. ТТроди гортанно ревел рядом.
   Мы надрывались, пока хватило дыхания. Красные, потные стояли мы где-то в джунглях, хватая ртами воздух. Глупость. Если бы рядом находился хоть один "динозавр", помощней, позубастей. Край.
   - Вперед, - прохрипел ГРетт.
   Наш единственный шанс пожить подольше обрел несколько дней назад форму посадочной шлюпки древнего "ТЧавиньора", шлюпки-корабля, работающей на старой, надежной атомной энергии. Там были, конечно, отсеки для минус-батарей, как у папаши-межзвездника. Только пихать туда было нечего. Минус-энергетика, черпавшая мощности из антиматерии в этом, новом-старом для нас доме - планете РДоок - была недоступна. Теперь уже никогда.
   Мы шагали вперед, движимые, похоже, одним упрямством. Без этого, я упал и лежал бы. И не встал бы. Мы шли, упрямо веря: корабль существует. Я шел убежденный, что если корабль существует, я выполню задание. Сам себе так сказал. Верил в это.
   Что мы без веры? В то, что мы должны сделать, как мы должны жить, просто - в завтра? Пыль, космическая, мелкая. Никчемная.
   У нас не было веры в будущее, у нас было задание - осколок веры. Потеряй мы этот осколок - нет нас. Пока несем, бережно, в кармане у сердца - мы есть.
   Мысли были прерваны непривычным гулом. Воздух пах солью.
   ТТРоди побежал, ГРетт за ним. Ноги сами понесли меня вперед. Голова сама по себе, конечности сами. Джунгли резко оборвались выступом скалы, нависающим над бесконечностью.
   Мы вышли к океану.
   Огромное пространство, заполненное водой. Прямо под открытым небом. В стереофильмах по истории я видел нашу родную планету, прародину всех счеллов АЭквому. Там поверхность была суха, словно сублимированная. Запасы воды, запертые в тщательно охраняемые подземные хранилища. Главное богатство и главное несчастье увеличивающейся популяции счеллов. Катастрофическая нехватка воды, именно из-за этого наши предки были вынуждены отправиться искать судьбу на другой край галактики. Там, по данным дальней разведки, находилась звездная система, третья и четвертая планеты которой были пригодны для жизни. Два корабля "ТЧавиньор" и "ПРаскату", заполненные замершими в анабиозе счеллами, отправились в путь по гипер-нуль-пространству. Десять лет, наших, АЭоквомных лет, корабли неслись в темноте космоса.
   Что случилось с "ПРаскату" никто не знал. "ТЧавиньор" вынырнул из г-нуль-пространства один. С неисправными "рулями", с треснувшей обшивкой главного двигателя, неуправляемый и несущийся к желтой звезде. В новой истории счеллов закрепилась версия о том, что корабли чересчур близко шли, вызывая тем самым искажения г-нуль-пространства. Приведшие к столкновению. Версия невероятная, но, как показывает время, что мы знаем о "нуле"?
   Увы, четвертая, красноватая планета умирала. Там еще оставалась жизнь - микробы, вирусы. Зато третья...
   Целые океаны воды! Пусть соленой, пусть. Невиданные растения, немыслимые животные.
   И ншрасы.
   Посадить корабль было невозможно. Он неуклонно и беспомощно летел к роковой встрече. Шлюпки сновали два месяца, переправляя людей на РДоок - Океан, как мы назвали третью планету. Спася счеллов, мы потеряли оборудование, технологии, запасы минус-энергии.
   Потом был взрыв "ТЧавиньора", полыхнувший во все небо заревом на пятьдесят местных суток. Магнитные, электрические бури. Сияние в ионосфере. Ужасная жара. Вся система звезды могла погибнуть. Но - выжила. И счеллы выжили.
   Океан глухо рокотал, разбиваясь чуть внизу, под нами, о камни. Волнами с клочками белой пены.
   В небе кружило несколько ящеров. Идентифицировать их не получилось. Если это и биотоны, то нам неведомые.
   - Компас, - услыхал я ГРетта.
   Судя по прибору, пещера находилась совсем рядом. Я сказал об этом старшине, он не ответил.
   Он улыбался. Лысый грязный череп старшины тускло отсвечивал солнцем.
   - Что такое? - хрипло спросил ТТроди.
   ГРетт протянул руку вправо.
   - ТЧавиньор, - сказал он.
   Потрясение и восторг наполнили нас. Я никогда разумеется не видел исторический межзвезник "в реальности". Ретроспективные картинки, картины, несколько стереоснимков... Но это был он. Не узнать стремительные и ошеломляющие изгибы корабля...
   Гора, что возвышалась справа от нас, не гора, может быть прибрежный утес, не знаю, была точной копией (насколько я сам в курсе) принесшего счеллов на РДоок "ТЧавиньора".
   Это было немыслимо. Как возможно такое?
   - Ты знал, что так будет? - спросил я Гретта.
   ГРетт не ответил. Он улыбался.
  
   Лампы неярко освещали рубку. Мы молча сидели в креслах, бессмысленно уставясь в темноту плазмоэкранов.
   Мы добрались до шлюпки. Может быть, вмешалась судьба, может быть это и есть везение. Странное необъяснимое всевселенское везение с извращенным чувством юмора. Отняв все, помочь и вновь подарить надежду, неизвестно на что
   Для чего ее оставили здесь? Этот вопрос начал меня мучить сразу, как только старшина набрал код на двери-входе. Все-таки ему было известно больше нашего. Сам я никогда не нашел, не открыл. ТТроди на мой вопрос ответил также.
   Последнее время я стал много думать, размышлять, фантазировать. Это помогало не сойти с ума.
   Может корабль бросили здесь из-за поломок. Только очень похоже: оставили "на всякий", вдруг пригодится. Предвидя возможность поражения?
   - СТико, займись энергией, проверь реакторы, что там еще. Посмотри батареи, - порвал тишину хриплый голос ГРетта. - ТТроди, проверишь обшивку, герметичность, воздушные регенераторы. ТТроди? Эй!
   - Слышу, - огрызнулся ТТроди. - Чего еще?
   - Все... пока. Я проверю приборы и, - он выругался, - это грузовая шлюпка, но полазаю, поищу оружие.
   Оружие, да. Батареи ультразвуковых ружей мы можем теперь подзарядить. Но это так, мелочи. Минимальный необходимый минимум. Вернувшиеся из "передовых" дозоров рассказывали, что ншрасы, тех которых они сумели застать врасплох, взрывались от выстрелов "звуковок" словно гнилые плоды. Для каждого биотона приходилось подбирать настройки. Так что ружье было больше "для крутости", чем для реальных боевых действий. Для войны существовало другое оружие: лазеры, плазменные генераторы... На "летуне" стояли парные а-парализаторы. Отличная штука. "Летун" свалился, разбив их вдребезги. Да все равно тащить на себе такую махину мы бы не смогли.
   Я поднялся и хлопнул ТТроди по плечу:
   - Хватит хандрить. Мы живы! Мы дошли!
   - А что дальше? - спросил ТТроди, встал и ушел из рубки.
   Что дальше...
   Мы работали всю ночь словно безумные, точно и не было перед этим семидневного перехода по джунглям со всей этой кровищей. Вообще лучше ни о чем не вспоминать. Я поставил новые штыри (странно, но они действительно - новые, словно только изготовленные!) в реактор, пустил пробно, десять циклов, включил штатный режим. В полумраке нутра шлюпки стало светлей.
   Потом вытащили в пещеру несколько прожекторов, чтобы ТТроди осмотрел внешнюю обшивку. Я вызвался помочь осмотреть внутренние помещения - силовой отсек, двигатели, грузовую площадку. Все одно - смотреть, что там.
   - Ты хочешь плыть? - внезапно спросил ТТроди.
   Я кивнул.
   Он проворчал нечто невнятное себе под нос, дернулся и быстро зашагал к носу корабля.
   Похоже, у него "съезжала крыша".
   Да и ладно, вдруг накатила злость. Не маленький! Всем сейчас тяжело. Мне, наверное, легко!
   И я полез внутрь.
   Шлюпка, несмотря на триста лет консервации, была в неплохом состоянии. Поврежденные двигатели высоты (странная конструкция) не позволили бы ей летать, но вполне сносно можно было передвигаться по земле. Или по воде. Под водой.
   У старшины новости были тоже ничего - все системы шлюпки были в норме. На борту даже стояли старенькие "синие" лазеры. Конечно они больше для расчистки пути, осколочек космический убрать, или при приземлении что подправить в ландшафте, но штука хорошая: биотонов покрошить сгодится только так. Система наведения прошла проверку бортовым компом - норма.
   ТТроди доложил, именно доложил, говнюк, что "внешний осмотр показал, обшивка в норме, показания приборов регенерации воздуха - готовность 100%, герметичность проверена бортовым компьютером" и в таком духе.
   - Сутки отдыха, - приказал ГРетт. - Потом приступаем к операции "Месть". Выполнять!
   Заметил ли старшина, как передернуло ТТроди?
  
   Я сидел на берегу на мокром, но теплом камне, свесив ноги. Волны лениво накатывали на них. И отступали...
   ...Эта бухта, защищенная окружающими скалами, безжизненными (и к лучшему) невероятно красива. Суровая, мрачноватая сила окружающих камней успокаивала. Сине-зеленые волны, желтый песок. Клыки черных, шершавых камней, прорезающие его. Баюкающий шелест соприкосновения суши и океана...
   Солнце, красноватым золотом опускалось за далекий горизонт. Несмотря на то, что рядом лежала заряженная "звуковка", а территорию вокруг стерег биолокатор, несмотря на все произошедшее за эти десять дней, у меня внутри жила теплая, блаженно выгибающаяся умиротворенность. Благостность. Хотелось просто смотреть на океан, на солнце, на небо, пустое от ящеров, как по заказу.
   Почему я раньше никогда не сидел вот так?
   Когда жизнь была целой, не деленной на "до" и "уже никогда".
   То время казалось далеким и нереальным как сон. Даже странно, удивился я. Словно не со мной, как в плохом мыслефильме.
   Так получилось - это были несколько лучших часов в жизни. Один - и вместе со всем миром. Крепко обнимая этот чужой - свой - вновь чужой мир. Вдыхая-выдыхая его, растворяясь.
   Биолокатор пискнул. Ничего, это свои. От ншрасов, биотонов, вообще от любых чужаков он орал - мало не показалось бы.
   Я оглянулся. ТТроди.
   - Привет, - поздоровался он.
   - Привет.
   Он помолчал. Я был все еще во власти места и времени.
   - Как ты думаешь, на сколько хватит у корабля энергии? - спросил ТТроди.
   - Каждый стержень рассчитан на семь, то есть наших... одиннадцать, где-то лет. Там их осталось восемь. Итого лет восемьдесят-девяносто должно хватить. Если лазеры использовать, конечно, меньше. Да нам столько и не надо.
   - Девяносто лет. А ты хочешь плыть и... умереть там?
   - Не знаю,- я правда не знал, хочу ли умереть. - У нас задание...
   - Какое, ашшр, задание?! - ТТроди вдарил кулаком по ноге. - Чье задание? В чем смысл? Никто не знает, сможем ли мы дойти туда! А...если прорвемся, помнишь, ГРетт говорил, он не уверен, насколько сильно рванет эта штука? Помнишь? Мы можем расколоть эту красоту, уничтожить...
   - Слушай, ТТроди, - не выдержал я, - что ты хочешь?
   - Я хочу...Ха! Я хочу жить! - лицо ТТроди дергалось, глаза сверкали безумием. - А ты не хочешь? Ты хочешь сдохнуть, как...
   - Как кто! - меня подбросило. - Как все наши? Все мужики наши, да? Дети?
   - Слушай, слушай, - ТТроди примирительно поднял руку. Одну. Во второй была "ультразвуковка". - Мы можем жить здесь, в шлюпке. Или уплыть на любой остров. Понимаешь? Где никто нас не найдет. Мы можем собирать счеллов, мы можем...
   Я расхохотался ему в лицо. Ай, молодец. Ай, жопа! Какие другие? Себя, ты, только себя... ТТроди, я знал тебя очень долго, но что ты такой...
   В лицо мне смотрел ствол ультразвукового ружья. Я сидел без костюма. Класс. Очарование мира слетело шелухой.
   - Ну, как хочешь, - рот ТТроди кривила безумная усмешка. - Я и один смогу.
   - А как же патриотизм, совесть? Ты принимал присягу... - если ТТроди думал: я боюсь умереть, он не прав. Я боялся только одного - не отомстить.
   - Замолчи! - заорал он. - Нет больше ничего! Мы могли бы начать все снова...
   Локатор вновь пискнул.
   ТТроди резко повернулся и выстрелил в ГРетта, появившегося из-за уступа скалы.
   ТТроди делал нечто, абсолютно недопустимое. Такое, как сделали эти...
   - Ншрас! - вырвалось из глотки.
   Я спрыгнул с камня и бросился на ТТроди. Ударил. Сзади в голову. Кулак хрустнул. ТТроди выстрелил еще раз, но теперь вниз в землю, он стал поворачиваться ко мне, я прыгнул, роняя его. И снова ударил. Мои кости ломались, я знал это. Вся ненависть выплескивалась наружу, и что значат несколько поломанных пальцев!
   Я бил и бил. Кровь, алая и горячая была везде: на песке, на мне, на долбанной красоте!
   - Ншрас! Ншрас!
   Подбежал ГРетт, сдернул меня, повалил на песок, удерживая.
   - Хватит!
   Я заплакал.
   Не от боли, не от бессилия.
   Я ненавидел себя, ненавидел ТТроди, ненавидел ншрасов.
   Я боялся! Я...
  
   Старшина сделал укол. Не помню, когда. Кажется давным-давно, хотя, скорее всего, прошло совсем мало времени. Пальцы на руке не шевелились
   ТТроди тоже не шевелился. Лежал в медблоке. Может жив, может нет. Мысли путались.
  
   Я проснулся, когда вновь что-то произошло. Мы остановились.
   Все последнее время, даже когда спал, я ощущал мерное подрагивание скользящей под толщей воды шлюпки. Помню: мы затащили ТТроди внутрь, открыли здоровенные ворота, запустили двигатели. ГРетт вколол мне обезболивающий наркотик. Потом поплыли вперед, пересекая океан, двигаясь навстречу... да какой судьбе. Нашей судьбы нет.
   Мы плыли выполнять задание. Последнее, а что потом - лучше не думать.
   - На месте, - голос ГРетта звучал хрипло.
   Я сел в кресле и взглянул на плазмопанель. Солнце всходило. Мягко освещало такой же песчаный берег, такие же зеленые джунгли папоротников... как у нас, на той стороне... Только это земля врагов.
   - Сколько я спал?
   - Долго, - неопределенно ответил старшина.
   - Проверяешь?
   - Ищу этих...
   Сканеры лодки исследовали недалекий берег. Биотоны, биолого-технологическое оружие ншрасов. "Ужасные ящеры", динозавры...
   Враги обитали на РДоке тысячу лет, не больше. То, что это не их родная планета было понятно. Многое указывало на это: малая заселенность при общей колоссальной развитости цивилизации говорила только об одном - они либо вымирают, либо их рождаемость слишком низка, чтобы обеспечить демографический рост. В случае вымирания должны остаться хоть какие-то следы пребывания в других местах планеты: руины городов, какие-либо остатки, памятники, хоть что-нибудь.
   Нет, они прилетели так же как мы, только чуть раньше! Но, кто дал им право единолично распоряжаться планетой, кто?
   Счеллы не принесли с собой войны. Наши предки просто хотели выжить. Чуть воды, чуть земли...
   Первые биотоны появились еще до начала Большой войны. Тогда они были маленькие, использовались только для разведки. Но ншрасы колдовали в своих лабораториях, изменяя и смешивая геномы местных ящеров - мелких травоядных, мелких хищников. Превращая их в ужасных монстров, создавая многочисленное смертоносное оружие. Всего за сотню лет ншрасы смогли заполонить районы жизни счеллов тысячами динозавров. Сотнями тысяч. Биотоны подчинялись командам, патрулировали территории, несли на бронированных спинах мощное вооружение... Глупые и безжалостные.
   Пока существовало нуль-пространство, их нам было не победить.
   Мы не проиграли! Еще нет!
   - Похоже, чисто, - оборвал мысли ГРетт.
   - Попробуем? - хотя и так все ясно.
   - Да. Попытаемся высадится незаметно. Хорошо бы спрятать корабль.
   Мурашками пробежало понимание - он знает, что не вернемся, но всячески цепляется за малейшую надежду. А вдруг? И даже сам себе боится в этом признаться.
   - Дальше пешком?
   ГРетт покачал головой.
   - На борту должны быть разведывательные двухместные "летуны". Будем надеяться, что они в порядке.
   Откуда он столько знал о шлюпке?
   Вновь повисла тишина.
   - Как там... ТТроди? - я не мог не спросить.
   - В коме. Я не врач, запихал его в медбокс, поставил на поддержание. Что я еще могу сделать?
   - Ну да... Просто что-то м...
   - Отставить, солдат! - устало, жестко бросил старшина. - Если бы ты не ударил его, то мы бы тут не сидели.
   Это он правильно. Лежали бы на бережку...
   Пока мы искали удобную "стоянку", я продолжал думать обо всем этом...
   Что нам было делить с ншрасами? Землю, воду, пропитание? Энергию? Ископаемые? Интересы нигде не пересекались. Чужеродность? Тоже нет: счеллы и ншрасы похожи так, словно имели общих предков. А может, так и было. Две руки, две ноги, два глаза, все остальное. Разве что кожа - у северных счеллов она белая, у южных - желтая. Ншрасы преимущественно имели черную кожу, либо она отливала краснотой меди. И - все. Культура, язык? Что?
   Почему я раньше никогда не задумывался над этим? Теперь и спросить не у кого.
   - ГРетт, из-за чего началась война?
   Я не ожидал ответа. Просто думать в одиночку больше не мог.
   Старшина ответил. Его слова заставили меня похолодеть; мозг лихорадочно обдумывал полученную информацию.
   - ТЧавиньор, - начал старшина, - Когда он...
   Далекий мир манил возможностями. Оставаться на АЭквоме значило умереть. А где-то, далеко-далеко, ждал таинственный и неизвестный мир. Счеллы назвали межзвездник "Величайшим", олицетворяя в громаде железа свои мечты. Не ведая - долетит ли он до эдема. Не думая - какой он, рай? Никто не мог предположить, что "ТЧавиньор" взорвется, вызвав волну мутаций на "райской" планете. Никто не мог предположить, что ншрасы будут поражены бесплодием. Никто!
   Только виноватые всегда находятся. Счеллы уничтожили, сами того не подозревая, зарождающуюся цивилизацию. И кто должен был ответить за все?
   Я скрипнул зубами.
   Война была объявлена. Смертельная, на истребление.
   Война закончилась?
   - И что ты думаешь теперь? - спросил старшина.
   Я находился в смятении. Я осознавал ужас, нереальность, глупость, своего положения. Кто прав? Все что я знал, чем жил, все вновь переворачивалось с ног на голову. Стотысячный раз за десяток суток. Враги не нападали?... Они защищались?
   - Мы не виноваты в произошедшем тогда, - сказал ГРетт. - Но дипломаты не смогли убедить ншрасов в этом, понимаешь? Их народ не смог прижиться тут, на РДоке. Они вымирали. Эволюция не терпит слабых. Численность населения они поддерживали клонированием, наверное. Это у них очень развито. Но все равно ншрасы вырождались, счеллы ни при чем. Конечно, Большой взрыв повлиял на климат: радиация, солнечная активность, не знаю, что точно. Но при чем здесь счеллы? Так что... Война все равно бы состоялась.
   - Откуда ты все это, - горло пересохло, - знаешь?
   - Секретная служба, - ответил старшина.
   Теперь скрывать ни к чему.
   - И про спас-шлюпку? - я знал, но хотелось ясности.
   - В мои обязанности входил контроль за сохранностью спецобъекта номер пять.
   Многое разъяснилось. Но сколько появилось новых вопросов без ответов.
  
   Рассветало. "Летун" послушно вильнул к расселине - пора было останавливаться "дневать". За ночь мы, преодолев огромное пространство, приблизились к цели. Финальная фаза нашего задания. Будущее лежало совсем рядом, ни слова не говоря о том - что же оно есть. И есть ли оно вообще. Глупое ощущение смирения с полетом вниз, в никуда.
   Я тряхнул головой, сгоняя наваждение. Мысли порождают безумие.
   Конструкция "летуна" была мне незнакома. Модель "ВВид-16". Старый, но все равно свой, родной. Знакомый до мелочей как прошлая жизнь. Понимаешь, что - старье, еще чуть и - на переплавку. Только ничего лучше нет, живи с этим, что есть. Потому что переплавки тоже нет.
   - ГРетт, - окликнул я задремавшего старшину.
   Была его смена на оружии. Да ладно. "Летун" двигался на автомате, мне было нисколько не сложно последить за биосканерами.
   - Что, уже?
   Я кивнул:
   - Светает, осталось полтора часа лета до указанных координат.
   Он потер руками лицо, осунувшееся, враз похудевшее всего за несколько дней.
   - Контакты?
   - Ни одного.
   ГРетт вывел на панель рядом с собой отчет сканеров. Изучил.
   - Странно. Похоже, у них тут совсем нет биотонов. Ни малейших признаков. После тех, у берега.
   Действительно, непривычно противоестественно. А впрочем, к чему им тут собственное оружие? Даже в джунглях у берега, где мы оставили шлюпку, были уже просто животные. Опасные, дикие, борющиеся за жизнь... Без сигналов управления, без задач патрулирования-уничтожения. Звери, живущие по собственным законам и правилам. Движимые великой Эволюцией.
   "Знаешь", - сказал тогда ГРетт, - "Если ншрасы думают, что они победили, мы с тобой докажем им, конечно, что это неправда. Докажем... А, на самом деле, победят знаешь кто? Вот эти ящерицы. Побеждают всегда сильнейшие. И, я думаю, ни счеллы, ни ншрасы ничего не стоят перед ними. Да, мы умнее, мы... Враги вообще сделали их, но... Ты понимаешь? Эволюцию движет не ум. Сила. Злость. Выживание".
   Это врезалось в память. Полоснуло по незажившей ране утраты.
   - Давай вон туда, - ГРетт ткнул на пятачок зелени.
   Я аккуратно посадил "летуна", попав в промежуток между двумя исполинскими пальмами. Мы вылезли, наскоро нарезали "лопухов", закидали "летуна". Натянули "защитку".
   ГРетт внезапно замер. Глаза уставились в одну точку, позади меня. Я обернулся.
   Они стояли там. Четыре высокие устрашающие фигуры. Как? Ведь сканеры молчали!
   - Ты включил? - едва двигая губами, прошептал ГРетт.
   Наверное, я побледнел так сильно, что он понял без слов. Нет. Еще не успел.
   Биотоны булькающе переговаривались, покачиваясь на сильных задних ногах. Небольшие передние лапы уродливо прижимались к груди. Хищные пасти, зубы...
   Модель была незнакома. Стало быть, в "звуковке" на них программ нет. Перебор вариантов по массе - выстрелов десять.
   Если кинутся разом. Край.
   - Давай, - шепнул ГРетт.
   Я сорвал ружье со спины. Предохранитель в сторону! Управление - ручное, корректировка - масса!
   Динозавры бросились вперед. Их движения завораживали. Головы и хвосты мотались в слаженных, чуждых, удивительных движениях. Тело подпрыгивало и опускалось, а головы - всегда на одном уровне... Только смотреть на это - смерть.
   Я вжал кнопку курка так, что в сломанных пальцах взорвался комок боли. Защелкал счетчик зарядов, отсчитывая промежутки неизвестности - жить-умереть.
   - Внутрь! - услышал, словно под водой, голос. Удивился?
   А, да. Отходим. Да.
   Биотоны приближались, ружья не успевали настроиться.
   - Сдохни! - теперь другой голос. Мой?! - Сдохни-и-и-и!
   Счетчик щелкал.
   Бежавший первым биотон споткнулся, глаза лопнули, горлом, клокоча, рванула кровь. "Ульразвуковка" радостно тренькнула, запоминая параметры. А! Получи!
   Девять скачков, семь, пять...
   Второй ящер рухнул под ноги, сбивая еще одного. И - сразу, тоскливо пропел зуммер. Груда судорожно дергающегося мяса докатилась до нас.
   Я прыгнул, стремясь уйти со смертоносной линии.
   Упал. Вскочил.
   - ГРетт!
   Последний биотон в прыжке повалил, подмял под себя старшину. Я нажал на курок бесполезного ружья и побежал вперед. Зуммер верещал. Я слышал его в беспорядочных звуках борьбы, рычании, стонов...
   Динозавр дернулся и, замерев на секунду, выплеснул алый фонтан. Глухо упало на землю тело. Старшина, похожий больше на комок кровавых тряпок, уронил руку с пищащей окончанием зарядов "звуковкой". Меня вырвало.
   Надо было торопиться, в этом небольшом аду вполне могли оказаться еще ящеры. Я схватил то, что осталось от ГРетта, и, шатаясь от нахлынувшей дурноты, заполз в "летуна".
   - Готовность номер один! - крикнул я бортовому компьютеру. Устроил старшину в кресло, сам свалился в другое.
   Диагностика, двигатели... Взлет!
   Только бы поблизости не было автоматических пушек. Только бы не было, хотя бы несколько минут... Все случилось настолько быстро, что сознание едва начинало понимать произошедшее.
   - С-с-сти..кк-о, - захрипел комок на соседнем кресле.
   - Автомат, вперед минимально, - приказал я.
   Что же надо делать? Где же аптечка? Укол, бинт? Надо возвращаться в шлюпку. Там есть медотсек, там можно...
   - СТико, - едва слышно прошептал старшина.
   Я выбрался из кресла, навис над ним. Глаза ГРетта смотрели прямо на меня. Бритая голова вся залита кровью.
   - Я кончился, солдат, - выговорил он.
   - Нет, нет... Задание...
   - Слушай!... Нет никакого задания, солдат! Все это личное...
   - Но...
   Все плыло, на миг показалось, что теряю сознание. Глаза старшины жестко, лучась внутренним огнем, смотрели прямиком в мозг.
   - Не перебивай, я... не смогу долго...
   Я кивнул.
   - Наше задание было добраться до объекта номер пять и занять оборону. Остальное я придумал сам... когда узнал... что все. Сам. Но разве это что-то меняет? Я скажу... Теперь выбирать тебе, я кончился... Бомба действует на расстоянии сто километров. Подберись ближе, взорви ее, СТико, взорви их! Я все приготовил, все готово, все введено. Просто вставь и запусти! А если нет, то возвращайся на корабль, ты теперь о...
   Глаза ГРетта застыли стеклом. И вмиг на кресле оказался просто кровавый сверток.
  
   Выбирай.
  
   Могилой старшине стали догорающие остатки небольшого двухместного "летуна". Было очень глупо думать, что на подступах к городу ншрасов не стояли пушки, способные засечь наш аппарат. Но так я думал.
   Если я вообще мог нормально думать. Мы летели, доверившись автомату, он, похоже, единственный оставшийся разумный хоть-кто-то на всей планете.
   "Летуна" задело несильно. Я смог посадить его и выбраться до того как он взорвался.
   Пушка была далеко, поэтому падением сразу не заинтересовались окружающие ее биотоны. Но, может, их просто не было? Это называется удачей, глумливо усмехнулся кто-то. Есть ли ты, кто-то? Я с радостью встретился бы с тобой и спросил - за всех, за ГРетта, за себя. Спросил бы: и что, ради чего все это?
   Я мерно шагал, двигался вперед. Я уже все решил.
   Странно.
   Что бы ты себе не говорил - мы тоже не правы, да и вообще - не обязан. А только нечто внутри говорит: а точно? Ты уверен? Разве все произошедшее совсем ничего не значит? Много таких вопросов. Сумбурных, недопонятых, без ответа.
   Сколько раз я себя спросил - могу ли?
   Мое желание: убить тысячи живых существ. Взрослых, детей, стариков. Уничтожить их жизнь, их культуру, их мысли, их надежды. Надежды и без того уничтоженные много раньше, подправил сам себя. Объяснимо ли, правильно ли?
   Да.
   Я смогу простить собственные муки, свои терзания и несбывшееся будущее.
   Но не смогу простить ошеломляющего, ужасающего понимания конца всему. Даже не жизни, а вообще - всему. Невозможность существовать дальше.
   Не смогу простить стекла в глазах ГРетта.
   Не смогу простить тишины внутри.
   Я решил. Так справедливо.
   Солнце было высоко над головой, когда я вытащил из рюкзака старшины свою последнюю веру. Две матовые тарелки - половинки летающей бомбы, и начинку - серый прямоугольник, размером с пару ботинок. Последнюю минус-батарею. Где ее взял ГРетт?
   Наверное, он все же соврал мне. Не мог же он таскать все это просто так, без приказа, одобрения кого-то выше? Хотя, что я знал о своем старшем? Ничего.
   Я подержал в руках батарею. Самое трудное, это даже не получить минус-энергию, а то как ее сохранить, в чем удержать. Именно невозможность технологически создать на РДоке оболочку, такую как у этой штуки и не позволила использовать минус-энергетику. Нуль-пространство давало достаточно для жизни. Идиотские мысли. Какие технологии?! Эй!
   Даже в голове не укладывается: в руках, возможно, гибель всей планеты.
   И нисколько не страшно. Апатия ко всему, усталость страшная. Как все это работает? Без разницы. Клемму, меченую красным вот сюда, белым сюда, остальные встали сами. Что еще? Координаты? ГРетт сказал, что все настроено.
   Я соединил половинки. Получившаяся "тарелка" чуть заметно завибрировала, я положил ее на песок и отошел в сторону. Вот и все!
   Она сорвалась с места и, взвизгнув, унеслась туда, куда собиралось садиться солнце.
   Я без сил опустился на землю.
   Неужели это произошло?!
   Поздно!
   Сделал свою маленькую справедливость. Маленькую, маленькую. Личную, как сказал старшина. Должно ли быть так? Кто может знать.
   Я сидел и ждал. Как прекрасно было жить на этой зеленой, полной воды и света планете. Замечательно было встречать каждый день знакомых, друзей, даже ящеров иногда. Было-было. Дурацкое слово.
   Выбрал простое решение? Ага, простое.
   Полный сумбур внутри: светлые мысли и черная тоска.
   А может быть, все еще образуется? Сколько заряда в минус-батарее. Вдруг, она пуста?
  
   Такой вот, "пустой", вопрос. В ответ земля вздрогнула...
  
   ...Ночь окружала меня. Ночь-день. Все слилось в одну тучу песка, пепла, гари, дыма... День-ночь...
   Свет, удар по ушам, по телу... Последнее, что я увидел перед тем как потерять сознание, была огромная надвигающаяся стена мрака. Я не боялся ее, я ей радовался...
   ...Лицо горело, обожженное каким-либо излучением, поцарапанное миллионами пылинок. От неминуемой мгновенной смерти спас форменный костюм. Удача, ашшр...
   Если старшина не напутал с координатами - ншрасы перестали существовать. Побеждает сильнейший! А-а-а-а-а-а!!!
   Вот и победа. Вот и настало то самое - что дальше?
   "И остались на РДоке дикие стаи биотонов, без хозяев, без целей для уничтожения, сами по себе...".
   Динозавры. Хотя самый "ужасный ящер", которым будут пугать подрастающих биотонов их папы и мамы, это я.
   "И грянуло, и поднялась пыль до небес, и страшные двуногие мягкокожие угнетатели перестали быть. Гнев богов".
   Мой гнев! Мой!
   Я захохотал. Дико, истерично, безумно.
  
   Быть может, через тысячи лет счеллы вновь отправятся на новом "Величайшем" к желтой звезде, где на третьей планете системы полно воды.
   Или ншрасы.
   Найдут ли они хоть что-нибудь, кроме гор огромных костей?
  
   ...У меня есть два пути - умереть здесь, или попытаться отыскать шлюпку. Оба они одинаково бессмысленны. Если шлюпка уцелела, там ждет ТТроди, его мечта может сбыться. Можно плыть на остров, можно собирать всех кто выжил. Надеяться на лучшее.
  
   Как найти надежду в этой смеси горелого песка, сторон света, дня и ночи, безумия?
   Как ее отыскать в мире, где боишься, ненавидишь и презираешь то, что осталось - себя и жизнь?
   Я не знал.
  
  
   21.06-08.07.08 г.
   автоматическая лазерная пушка
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"