Гамаюнов Ефим Владимирович: другие произведения.

Территория войны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Специально для конкурса RFO :)


Территория войны

  
   Первое, что ощутил Бел, когда сознание вернулось - запах гари. Нет, ничего необычного не было, любая война пахнет также. Обычный запах обычного боя. Неприятным было то, что гарью пахло внутри. Раньше Бел вдыхал подобное только разгерметизировав кабину.
   Значит его "Голиаф" подбит...
   О, нет! Только не это!
   Главное - успокоиться. Он жив, уже неплохо. Ранен? Бел попробовал пошевелить пальцами, руками, ногами. Все на местах и, кроме шума и тупого ноющего стука в голове, даже не болит. Легкая контузия, повезло.
   Ясно, что они проиграли схватку, иначе его бы не бросили здесь. Проклятые железяки! "Консервы" возникли неожиданно. И...сколько же их было...проклятье...
   Бел осторожно включил наружные микрофоны и обзорную панель. Все тихо. Хотя "обзорка" показывает небо и лишь совсем немного безжизненной равнины, тем не менее, ненавистных киборгов нигде нет. Плохо, что нет радаров дальнего обнаружения.
   Странно. Неужели они бросили такую здоровую штуку как "Голиаф"? Не отправят на переработку? Неужели это похоже на железяк?
   Голова шумела, тупой молот застучал втрое. Так не пойдет. Успокойся, не думай ни о чем. Надо бы к кибердоктору "подсоединиться".
   Он включил диагностику своего робота, втайне надеясь, что... может быть...не так и плохо... "Голиаф" еще будет...
   Да! Да-да-да! Бел ощутил вдруг эйфорию, даже головная боль исчезла. Шестьдесят процентов! Почти все сервоприводы рабочие, о да!
   Бел попробовал поднять "Голиафа", забыв об окружающей неизвестности, о вполне возможной опасности. Главное - его робот жив!
   Сколько лет он мечтал о своем Огромном Солдате. Спал и видел эмблему MAU на рукаве. Годы подготовки, добровольная служба, назначение в робопехоту. Снова подготовка, жесткий отбор, месяцы стиснув зубы. И, наконец, его "Голиаф". Его собственный. Самый быстрый, самый сильный, самый лучший... Даже мысль о том, что он мог потерять "Голиафа" лишала Бела силы и духа.
   Робот тяжело сел, затем встал. Белу казалось - он слышит как натужено гудят и скрипят стальные мышцы. Он поднимал робота так, словно бы сам вставал после ранения.
   Хотя это так и было.
   Солдат осмотрелся и горечь подкатила к горлу. Вокруг изуродованным железом, никчемными мертвыми кучами лежали, прижавшись к серой земле, все девять машин его подразделения. Четыре "Голиафа" и на одну больше "Баллист". В клочья разорванные пулеметами и гранатометами жестоких акретов. Тела киборгов распластались среди камней, расстрелянные либо разрубленные их небольшим отрядом. Так же брошенные. Дымящиеся. Бел сжал кулаки и двадцатитонная махина робота послушно стиснула огромные "длани".
   Несмотря на душащие слезы, Бел постепенно приходил в себя, голова соображала все лучше и лучше. Что-то было не так. Необычно, непривычно. Пугающе, даже больше чем одиночество, чем гибель граждан Федерации, чем неизвестность.
   Киборги перерабатывают ВСЕ. Павших врагов, своих солдат, все вообще. А тут лежат брошенные несколько десятков... Брошенные!
   Нечто вмешалось в бой. Нечто столь ужасное, что заставило акретов или отступить, или погибнуть полностью. Но почему тогда он-то остался жив?
   Геродианы. По телу Бела пробежали мурашки страха. Не иначе они преподнесли нечто новое, ужасное, смертоносное.
   Хотя здесь, на территории, уже давно не встречалось ничего неизведанного, но память услужливо хранила полученные на обучении знания о не-людях. То, что о них знали ученые Федерации на тот момент, когда Бел "натаскивался". За годы службы, за несколько десятков экспедиций сюда, он узнал о врагах человечества еще больше. Он видел их эксперименты, их боевых монстров, знал то, что эти чудовища могут делать с... да хоть с кем, хоть с гражданами Федерации, хоть с одурманенными темной верой коритами, даже с ненавистными железяками...
   Будь трижды прокляты последователи Дайсема вместе со стальными клонами самих себя вместе взятыми, но куда им до неведомых иноземельцев!
   Нужно срочно выбираться. Срочно!
   Бел лихорадочно огляделся. Безжизненная равнина, с разбросанными тут и там огромными валунами, за каждым из которых могло скрываться НЕЧТО.
   Оружие! Боекомлект "Сети" за спиной - всего десять процентов, да еще виброрезаки на левой руке не работают: рука едва шевелится - повреждены сервоприводы. Защита - всего пятьдесят процентов! Реактивные ускорители не работают.
   - Голиаф, - тоскливо произнес Бел.
   Его робот поврежден, поврежден достаточно серьезно. Его стальные мускулы, его бронированный щит. Добраться до базы. Там есть оборудование, инструменты, там бродят всеумеющие техники. Только бы дойти до точки перехода, как можно скорее. Только бы добраться.
   Бел лихорадочно, торопливо определил координаты Врат. В этот раз разведчики забрались довольно далеко. На поломанном роботе - часов шесть хода по этим жутким местам. Территория Войны.
   Надо дойти. Надо.
   Бел еще раз проверил "Голиафа". Ничего, ничего, вот доберемся до Новуса, до Штаба, там подправят, починят, начистят тебя. Будешь как новый.
   Гигантская машина послушно сделала первый шаг. Еще. Огромный, удивительно подвижный робот гулко зашагал, подчиняясь показаниям навигатора. Виброножи на руках, сложены в походное состояние, но готовы в мгновение раскрыться. Летели минуты, пока вообще ничего не происходило. Бел постепенно расслабился.
   Локаторы засекли несколько мелких монстров, тут это норма. "Голиаф" послушно менял курс, огибая опасность. Нужно было беречь броню и боекомплект: никто не знает, что ждет впереди. Иногда у перехода скапливаются десятки подобных уродов: скорпионов, арголов, молотоглавов... Безмозглые машины убийств, хуже консервированных имперцев. Те убивали хотя бы с какой-никакой целью. Извращенной, но все-таки. Все для Империи, для развития, для победы.
   Создания геродиан убивают просто потому, что не могут не убивать: такими их создали нелюди.
   - Впереди людская особь, - прогудел динамик наружных сканеров. - Житель Священного Союза.
   Ну, нет! Сегодняшний день и без фанатиков достаточно плох.
   - Его атакуют, - продолжил динамик.
   Что ж, здесь всегда так. Тут территория войны...
   - Ему не выстоять против созданий.
   Будь ты проклят! Что с того, если погибнет неприятель Федерации, который не сегодня, так завтра выйдет к одной из Шахт и будет обстреливать кого-нибудь из граждан? Что тебе с того?!
   - Житель Священного Союза проигрывает.
   В голове щелкнуло: здесь не Шахты, здесь есть много других врагов. Здесь убивают геродиане. Убивают человека!
   - А-а-арррххх, - зарычал Бел. - Вперед!
   "Голиаф" побежал, набирая ход. Через несколько секунд на панели обзора Бел увидел бой. Несколько ратозверей, скорпионов. Ого, медведка! Ничего себе! Хорошо еще пока его не заметили. Несколько "Баллист" расстреляли бы такую группу издали, покрошив вчистую весь сектор. Хотя можно "Сетью"... Нет, тогда человек погибнет точно.
   В бой! Главная - медведка. Сам Бел с такой не встречался, но по каждому вновь обнаруженному монстру обязательно проводили тренинги. Этот, кажется, может метать огненные шары. Или нет? Лучше не проверять. Значит самая ближняя дистанция. Виброножи, гудя, раскрылись в боевое положение.
   "Голиаф" прыгнул, обрушиваясь на медведку. Монстр пронзительно заверещал, вскинулся, пытаясь закрыться могучими лапами. Бел стремительно рубил правым лезвием, закрываясь, насколько было возможно, неработающей левой рукой. Медведка, ошеломленная его нападением пропустила несколько проникающих ударов, неуклюже пытаясь уворачиваться, но могучий "Голиаф" вскоре перерубил одну, вторую лапы. А затем одним стремительно выверенным ударом уничтожил мозг твари.
   Вовремя. Мелкие уродцы оставив безвольно лежащее тело корита, окружили схватку, алчно щелкая клешнями, скрипя хитином. Даже если бросятся разом "Голиафа" им не одолеть.
   Только робот-то разбит!
   Не дать напасть всем одновременно. Нападать самому! Вперед! За Федерацию!
   Двадцать тонн MAU безжалостно топтали, рубили, уничтожали...
  
   Схватка закончилась внезапно. Просто Бел вдруг осознал, что все - никого больше нет. Словно он на некоторое время выключился, а включился - уже все.
   Бел прикрыл глаза. Он просто сильно устал, его подразделение уничтожено, он чудом выжил. И все. Устал.
   Корит. Что с ним?
   Это тоже было странно. С каких это пор его так заботит судьба заклятого врага?
   "А с той самой, когда ты за него влез в драку", - услужливо подсказал некто внутри.
   Самому себе признаваться в том, что прав. Весело.
   Бел приблизился насколько позволял "Голиаф" к лежащему жителю Коры.
   Не шевелиться.
   Это было безумием, но... Бел в этот миг с ледяной уверенностью осознал, что сейчас откроет кабину, вылезет и посмотрит - жив ли этот... А если жив, что дальше?
   Он проверил вибронож, закрепленный на поясе, подключил винтовку Тесла к костюму.
   А дальше видно будет...
  
   Корит не двигался. Бел осторожно подошел, осмотрел и пнул в бок. Мертвый. Осторожно наклонился и перевернул поверженного на спину.
   Вернее поверженную.
   Сказать что раньше Бел никогда не видел "эльфов", как называли жителей Священного Союза в школе курсантов, было нельзя.
   Но он никогда не видел их так близко.
   Эльфийка, встань Бел с ней рядом, оказалась бы выше на голову. Притом, что он был достаточно высок, второй в роте. Удивительные, недлинные, но кажущиеся ошеломляюще мягкими белые волосы обрамляли самое прекрасное лицо, которое когда-либо доводилось видеть Белу. Даже острые треугольные уши не вызывали сейчас в нем той неприязни и ненависти, которую он испытывал на занятиях по военной подготовке. Никогда бы не подумал, что враги бывают такими... прекрасными...
   Завороженный солдат стоял, зачарованно смотря на... мертвую коритку. Забыв обо всем...
   Глаза лежащей внезапно распахнулись, и вновь Бел был поражен. Словно два зеленых озера. За такие глаза можно и умереть...
   - Беллато, - прошептали губы...с ненавистью?
   - Жива? - задал Бел достаточно глупый вопрос.
   Эльфийка пошевелилась. Бел смотрел как она, кривя красивым лицом, поднимается и никак не мог выкинуть из головы мысль о том, что она, пожалуй, само совершенство.
   Стоп. Не годится так относиться к врагам, вспыхнуло в голове.
   - Повторяю вопрос, - резко сказал он. - Ты можешь передвигаться?
   Жительница Священного Союза молча смотрела на него.
   - Что тебе надо, торговец? - после паузы спросила она. - Ты не убил меня потому что хочешь продать в рабство? Или сам хотел воспользоваться моей беспомощностью?
   Бел почувствовал, что краснеет.
   - Ты предпочитаешь быть мертвой?
   - Иногда это лучше чем попасть в грязные нечистивые руки...
   Бел про себя выругался. Глупец! И ради этого он рисковал? Ну уж нет! Зато... Зато теперь он сам может убить ее!
   - Я вижу, некто славно потрудился над мерзким металлом, - коритка бросила взгляд на "Голиафа". - Так будет всегда во славу твою, Дайсем!
   Бел в ярости вскинул винтовку.
   - Теперь ты умрешь!
   - Что же, торговец. Убей меня и никогда уже больше не попадешь на Новус. И даже не узнаешь почему. Хочешь поторговаться, беллато?
   Еще одна хитрость? Или? Бел злился на самого себя, но... Он просто не может выстрелить в коритку. Не может! Не теперь и не в эту!
   - О чем ты? - как можно грубее спросил он.
   Эльфийка едва заметно усмехнулась.
   - Если ты сможешь что-нибудь предложить, то...
   - Я спас тебя, - начал Бел.
   - Это было... А впереди то, что будет.
   - Хорошо, - Бел оскалился, - Тогда так: я не убью тебя еще какое-то время. Годится?
   Коритка смотрела на него, чуть склонив голову, словно внимательно слушая или раздумывая. От этого взгляда Белу хотелось съежится, провалится сквозь землю: отчего-то стало стыдно. Странно, удивился он - ты ненавидишь и восхищаешься одновременно. Ответь - почему?
   - Годиться, торговец, - отозвалась эльфийка и кивнула. Как глупому. Снова волна ярости начала подниматься к горлу.
   - Тогда твой черед, красавица, - он приглашающее повел дулом винтовки, - Итак...
   - О-о-о, беллато. Предложи девушке глоток воды и спрашивай о чем хочешь.
   Белокурая эльфийка впервые улыбнулась и Белу словно резанули по сердцу. Если бы его будущие дети были хоть чуть похожи на нее. Он на секунду замялся и получил вторую улыбку - уже не столь дружелюбную.
   - Воды... Хорошо, воды ты получишь...
   - И, беллато. Убери винтовку, я не собираюсь на тебя нападать. Обещаю.
   Поверить? Как бы прекрасна она не была, не стоит забывать - это враг. В ее жизни главное - придурочный Дайсем, с его завернутыми идеями. Ни семьи, ни близких, никого, кроме обращенного самого на себя Дайсема! Можно ли ей доверять? Эльфы сильны в магии, намного более могучей, чем подвластна ему. Несколько слов и... Хотя... винтовка всегда под рукой. Охранное заклинание? Разумеется. Он поймет, если что-то пойдет не так.
   - К роботу, - он указал эльфийке на "Голиафа". - Там есть вода. И... подумаешь о магии...
   Бел обозначил выстрел, кивнул, подождал ответного кивка и закинул винтовку за спину.
   - Обещаю, пока не вернемся, мы союзники, торговец. Сделка есть сделка. Не бойся, - произнесла коритка.
   Беллатец хотел вскинуться, но остановил себя усилием воли. "Пусть. Проклятье! Только и ждет, что я выйду из себя. Чего она добивается?".
   Он резко обернулся и зашагал к громаде "Голиафа", застывшего рядом. Но едва сделал несколько шагов, как услышал позади сдавленное шипение. Рефлексы сработали быстрее мысли: Бел кинулся на землю, сдергивая винтовку и оборачиваясь. Глаза искали цель.
   Коритка застыла с выражением муки на лице: ее нога была неловко поставлена, сама эльфийка взмахивала руками, стараясь не упасть.
   Щеки Бела загорелись. Он поднялся, повесил винтовку на плечо. Что делать? Она действительно ранена, или?..
   - Нога, - жалобно сказала эльфийка, - Не могу идти.
   Он подошел и подставил плечо. Что поделать - ему хотелось поступить так, вновь признался он себе.
   - Сделка чересчур неравноценна, эльфийка, - оправдывая добрый поступок, выговорил Бел. - Я припомню это.
   Он заметил, что она дернулась, почти коснувшись его. Так вот, гордая, значит. Дернулась и наступила на раненую ногу, зашипела; боль снова исказила красивые черты, заставила распахнуться глаза еще больше, хотя вроде и некуда. Покачнувшись, коритка, вынужденно ухватилась за него. Пусть так.
  
   Рана на ноге оказалась серьезной. Выжженная полоса тянулась, пересекая бедро, всего каплю не доставая до кости. "Какая тварь так может?", - раздумывал Бел, обрабатывая ранение, прикрепляя кибердоктора. Так получилось, что по обоюдному молчаливому согласию, он осмотрел повреждения, пока коритка пила воду. Солдат добавил еще немного восстанавливающей силы магии, едва увидел, что эльфийка прикрыла глаза. Незачем ей об этом знать. Бел сосредоточился - магия, подвластна любому жителю Федерации, но сказать что он в ней большой мастак... да уж.
   - Нас было несколько. Зачем мы пришли сюда касается только величайшего Дайсема и никого больше, - Бел вздрогнул, когда эльфийка начала говорить, - Врата открылись и впустили сюда меня и моих сестер. Повеление Величайший было выполнено, милостью его. Но вернуться мы не смогли, обратный путь оказался перекрыт. Мерзкие акреты, отвергшие дар Творца Всех Вещей, и устроенная ими подлая западня, таков оказался конец пути. Несколько моих сестер пришло сюда, но лишь мне удалось, призвав на помощь Темную силу, остаться в живых. Остаться, чтобы погибнуть...
   - Акреты держат твои ворота, эльфийка? Твои. Какое дело до этого мне? - спросил Бел.
   Она чуть заметно усмехнулась.
   - Не только мои врата, беллато. Так вышло: наши точки перехода открылись рядом. Механические еретики контролируют и твой путь обратно. Я не знаю сколько их, моя сила только говорит - они там. И они ждут чего-то. Может быть тебя, торговец?
   - Мое имя Бел Ворок...
   - Какая разница, беллато? Имя всего лишь звуки в прохладе космоса, дела важней. Что имя Дайсема без дел его? Что есть...
   - Довольно, - оборвал Бел. - Не желаю слушать этот бред.
   - Как скажешь. Но теперь ты понимаешь, почему ты нужен мне, также как я тебе?
   Бел думал.
   - У меня есть робот, я сумею прорваться, - сказал он.
   - Твой робот разбит, даже я это вижу. Всего один выстрел и он превратится в груду железа.
   - Но что можешь ты предложить, эльфийка?
   Прекрасная коритка взглянула в глаза Белу, проникнув прямиком в душу. "Что со мной?", -екнуло сердце солдата Федерации.
   - У тебя робот, у меня сила. Вместе наши шансы чуть больше. Вот и все.
   - Замечательно, - пробурчал Бел. - Гениальный план.
   - У тебя есть лучше?
  
   "Голиаф" мерно шагал по равнине. Бел следил за маршрутом, изредка отвлекаясь на тихий голос, докладывающий обстановку, готовность систем, состояние коритки, пристроившейся на броне снаружи. Можно ли ей верить? С одной стороны - они враги, их народы воюют давно, смертельно, на уничтожение. С другой - акреты уничтожили его подразделение, значит они здесь, на территории, без сомнений. В этом эльфийка не солгала. Загадкой оставалось поспешное, необъяснимое бегство "консервов" с места победного для них боя.
   Может все это связано с заданием? Но что беллатцы обнаружили? Всего лишь дымящийся разлом. И несколько горящих лужиц. И только. Значило ли это что-либо, Бел не знал: не его компетенция. Все данные засняты системами "Голиафа", разбираться будут сведущие граждане.
   А что если и акреты и кориты здесь за тем же? Этим можно объяснить близкое расположение врат перехода. Что дальше? Если они увидели тот же разлом, для чего акретам уничтожать всех, что важного в этой трещине?
   Множество вопросов, мало ответов.
   Хотя самое главное теперь - добраться до штаба. Во что бы то ни стало. Если акретам так важны полученные сведения, то доставить данные до штаба - его первостепенная задача. Если для выполнения цели союз с жителем Коры необходим, так тому и быть. Так нужно.
   От принятого решения потеплело внутри.
   Разбор будет потом, решено.
   Огромный робот, тяжело ступал по серой каменистой почве.
  
   Грудная бронепластина откинулась, "Голиаф" стравливая остатки хладогена, оперся на руки, чуть присел и замер. Механизмы сервоприводов еще некоторое время тихо шипели.
   Бел отстегнулся от компенсационного кресла, подключил винтовку и выбрался наружу.
   Коритка терпеливо дожидалась его появления.
   - Слезть поможешь, беллато?
   - Жестковато? - спросил Бел. - Разумеется, можешь спуститься. Но ненадолго, эльфийка. Мои ворота еще далеко..
   Бел махнул рукой, указывая направление.
   - Всего несколько километров вперед. Надо обсудить детали прорыва и двигаться. Ждать нечего. Или Творец против?
   Эльфийка пропустила колкость, осторожно, опершись на солдата, сползла на землю. Бел с некоторым облегчением отметил, что на раненую ногу коритка наступает уверенно, чуть морщит совершенные губки, но стоит твердо.
   Одежда эльфийки, порванная и пыльная, многое открывала взору. Для чего они так одеваются? Словно бы подчеркивая близость ко всему природному. Верность идеям беспощадно-глупого Дайсема. Но в этом есть и своя притягающая сила, согласился с собой Бел.
   - Что с тобой, торговец?
   - О чем ты? - он удивленно распахнул глаза.
   - Ты смотришь на меня так, словно...
   - О, эльфийка, может быть тебе просто хочется, чтобы я смотрел так. Я разуверю тебя.
   Вру и не краснею, восхитился Бел.
   -...пытаешься...
   - Хватит! - рявкнул Бел. - И запомни, меня зовут Бел Ворок!
   Он, позабыв об осторожности, повернулся к коритке спиной и некоторое время стоял, сжимая-разжимая кулаки. Я не хочу, чтобы она увидела, что я злюсь, удивился Бел. Немного успокоившись, он обернулся, эльфийка рисовала что-то на земле обломком камня.
   - Посмотри, беллато, - окликнула она.
   Он подошел и заглянул через плечо: в пыли была начертана карта. Грубо, но вполне узнаваемо.
   - Твои ворота находятся здесь? - спросила коритка.
   - Приблизительно.
   - Мои открыты тут, - она передвинула камень на пару сантиметров, - Подозреваю, что акреты открыли свои вот в этом месте. Не правда ли, очень близко?
   Бел согласился. Теперь все произошедшее становилось более-менее понятным. Поверить в такие совпадения нелегко, но и "консервы" и эльфы пришли на территорию действительно именно из-за разлома. Но если беллатцы не нашли ничего существенного, а акреты напали на них, получается и они ничего важного не обнаружили. Выходит только кориты могли завладеть тайной разлома. Или никто вообще...
   - Что ты нашла в разломе? - спросил Бел. - Только не говори: ничего. Я не поверю.
   На миг мир замер. Затем эльфийка поднялась и повернулась, глаза ее встретились с его глазами.
   - Лучше тебе об этом не знать. Веришь ты или нет, но мы не нашли там ничего. И акреты. Это нечто нашло нас.
   По спине у Бела пробежали холодные мурашки, столько уверенности было в голосе коритки, уверенности, правды и страха.
   Проклятье!
   - Я знаю: чем быстрее мы уберемся с территории, тем у нас больше шансов выжить, - добавила эльфийка. - Так что, обсудим наши планы, тор... бела...
   Она замолчала, словно смутившись.
   - Согласен, - кивнул он. - Я предлагаю зайти вот отсюда, так мы будем в равной удаленности от врат. "Голиаф" сможет пробиться до них, если не случиться массовой пальбы, или прямого попадания жестяного гранатометчика. Так?
   Он присел у карты и указал предполагаемые места прорыва.
   - Пожалуй. Но лучше если мы зайдем вот так: я отсюда, ты отсюда. Тогда я смогу на время отвлечь акретов...
   - Думаешь, я настолько доверюсь тебе? Как ты отвлечешь "консервы"? - вновь спросил Бел.
   - Я хранительница Духа Ауры. Изида возьмет врагов на себя. Правда твоему роботу придется забежать за мной, беллато, забежать, чтобы и я могла добраться до врат. Видишь, я доверяю тебе многим больше, чем ты мне.
   Так она еще и "пастух"! Бел помнил о столкновении с такими. Устрашающие анимусы, страшное оружие коритов. Изида, извергающая молнии. Проклятье!
   - Так почему ты не воспользовалась силами своего духа раньше? Где была твоя Изида, когда тебя рвали твари?
   - Беллато, что ты знаешь об ауре? Силы духа не вечны, даже им нужен отдых. Милость Дайсема была использована мной чуть раньше, это помогло уйти от... Там где погибли мои сестры. Я не готова была использовать силу Темного духа снова.
   - А теперь готова?
   - Да, - ответила она.
   Что будешь делать, солдат? Он думал достаточно долго, чтобы понять - такой выход единственный, способный привести к спасению.
   - Хорошо, эльфийка...
   - Вильта...
   Он удивленно приподнял брови.
   - Меня зовут Вильта. Ты требуешь, чтобы тебя называли по имени, тогда и ты называй меня так же.
   - Мы поступим по-твоему. Но "Голиаф" может довезти тебя только вот сюда. Дальше, я думаю, акреты выставили дозоры. Правильно? Затем я отхожу за те скалы и жду.
   - Нет, не ждешь. Нападаешь сразу. Я успею добраться к развалам камней, вот тут, и как только я увижу тебя, начну действовать.
   - Ты все же предлагаешь мне вылезти вперед. Но я поверю тебе, Вильта. Ты не сможешь достичь врат без меня. Это честная сделка.
   - Беллато, можешь ты хоть раз забыть о сделках? Я не стану тебя обманывать потому, что мы нужны друг другу. Сейчас мы не властны над своими поступками, пойми. Другие силы играют нами, иные, нечеловеческие. Тут территория войны, не Новус. Это не сделка. Или мы вместе или нас нет.
   Пусть так.
  
   Чуть клацнув, виброножи на руках "Голиафа" раскрылись в боевое положение. Одновременно легкое жужжание наверху стихло: пушка "Сеть" приготовилась к бою. Еще раз прогнать диагностику. Открыть люк спас-запаса, там дополнительное оружие.
   - Ну, Голиаф, у нас есть шанс стать героями посмертно, - невозвращенцев с территории нередко к таким приписывали, - Или вернуться и попасть на ковер за разбором полетов. Ты что предпочитаешь?
   Двадцатитонный робот молчал. Нет, тишины не было: еле слышно шипели стабилизирующие приводы, сервомеханизмы гудели, готовые мгновенно отреагировать на его движения. Монотонно бубнил бортовой компьютер, попискивали "сигналки" основных частей. Трещал бесполезный передатчик - говорить не с кем.
   Странно, но раньше Бел не обращал на такие мелочи внимание. Влезая в "Голиафа", устраиваясь в компенсирующем кресле, он всегда слышал чью-то речь, шутки, смех, последние приказания...
   Теперь, оказавшись один, Бел внезапно очнулся. Сколь не любим робот, ничто не заменит команды. Которой больше нет. Смотри на мир по иному...
   Встреча с фанаткой Альянса заставила пересмотреть еще один взгляд на жизнь, переубедить еще одну уверенность. Она сказала: "забудь хоть раз о сделках" хотя он даже не думал об этом. Ему было просто приятно говорить с кем-то... человеческим. Пусть другой расы, пусть. Все равно все они люди. Кроме "консервов". Наверное.
   Бел хмыкнул. Не до смеха, так, "Голиаф"?
   MAU молчал.
   - Тогда поехали, - выдохнул Бел.
   Огромный робот под его руками ожил, шум внутри стал громче, но солдат уже не обращал на него внимания - впереди ждала схватка за жизнь. Свою и...Вильты.
  
   Дозорные "консервов" замерли, внимательно осматривая территорию и Бел сразу же, едва "Голиаф" выбежал из-за скалы, наскочил прямиком на них.
   - О проклятье, &ёё"&, - выругался он.
   Киборги, даже не успев понять, кто же напал на них, оказались втоптанными в землю тяжелыми ногами боевого MAU.
   "Только бы не успели передать сколько и откуда", - думал Бел, направляя "Голиафа" к грудам камней. Обычно реакция акретов была мгновенной. "Действуй, Вильта, давай! Что же ты?!"
   Неужели подстава? Где же твой Анимус, "пастух" Темной силы? Самое время!
   Робот был на полпути к месту встречи, когда дальше, у другого края огромных валунов возникло сияние. Изида! Грозное оружие коритов, восхитительно красивое и ужасающе смертоносное!
   В тот же момент Бел заметил многочисленных акретов. Как обычно реакция кибермехов была молниеносной и одновременной. Вокруг сверкающей молниями Изиды расцвели точки выстрелов, несколько раз рядом с Духом Ауры вспухали грибы разрывов снарядов гранатометов. Ого, киборги стянули сюда целую армию!
   Возникла и угасла мысль немедленно рвануть к воротам. Не-е-ет, эльфийка, я докажу тебе, что беллатцы верны своему слову! Где же ты?
   Коритку он увидел сразу. Даже сейчас, когда накачанное адреналином сердце распирало грудь, а душа прыгала в пятках, он восхитился белокурой Вильтой. Резко остановил "Голиафа", несмотря на инерцию, могущую перевернуть гору железа. Зачем-то откинул грудную бронепластину и заорал:
   - Быстрее, Вильта! - словно от этого могло что-то зависеть.
   Коритка наскоро забралась на робота.
   В принципе в кабине места хватило бы и двоим. Бел хотел крикнуть об этом, но эльфийка уже вцепилась в броню "Голиафа" и крикнула сама:
   - Вперед, Бел, жми, я долго не продержу!
   Бронепластина хлопнула и они побежали. Несколько раз им встречались отдельные акреты, спешащие к месту схватки с Изидой. Бел давил на гашетку, "Сеть" рявкала. Им везло, никто из "консервов" ответить после выстрела не мог.
   Еще три десятка шагов! Есть! Бел вновь резко остановил "Голиафа". До ворот эльфийки осталось всего несколько метров.
   Она спрыгнула на землю и на миг замерла, прощаясь. Бел видел коритку в обзорной панели и хотел чтобы это мгновенье не заканчивалось: ему вдруг захотелось крикнуть - Не уходи!
   Эльфийка махнула рукой, повернулась и бросилась к воротам.
   Бел тряхнул головой. Проклятье! Что это с ним? О чем ты думаешь, солдат? Надо добраться до штаба, терять драгоценное время сейчас непростительная роскошь. "Голиаф" рванул с места.
   Эльфийка. Как странно - он не хотел отпускать дорогого для себя человека. Отчего так получилось, что их расы по разную сторону фронта? В чем смысл?
   Удар потряс робота. Все замелькало перед глазами, Бел ткнулся в панель приборов и потерял сознание...
  
   Его куда-то тянули, тормошили. "Не надо", - хотел он сказать неведомым мучителям, - "Мне хорошо, не надо..."
   - Вставай, беллато, - сквозь шум в голове услыхал он. - Очнись, неверный сын Дайсема! Бел!
   Бел разлепил глаза. Кружащийся туман, серость. Он попытался увидеть хоть что в нем. Белое пятно. Взгляд сфокусировался.
   - Ты, - прохрипел он. - Что...
   - Хвала тебе Творец! Он жив! - воскликнула эльфийка.
   - Что...
   - Твоего робота больше нет, беллато. Его уничтожил... О! Вставай Бел, вставай если хочешь жить!
   Он попытался. В голову словно застучали тяжеленные молоты. Второй раз за день, невесело усмехнулся кто-то внутри. Тебя подбили второй раз за день. Это рекорд. Опираясь на коритку, Бел поднялся...
   - Что это?! - вырвалось у беллатца
   Равнина, сплошь от каменной гряды до скал, откуда они выбежали ранее, была залита огнем. Чадящим островком полыхали остатки "Голиафа". А над морем пламени высилась огромная уродливая фигура. Раздутое брюхо и безобразная морда. Из левой руки чудовища лился тот самый, поглотивший землю, огонь.
   - Беги! Это то, что скрывалось в разломе! - эльфийка почти тащила на себе едва передвигающего ноги Бела.
   Монстр, увлеченный уничтожением армии акретов, не обращал внимания на жалких букашек, ползущих на самом краю его владений. Треск горящей материи, гул огнемета на руке чуловища, редкие выстрелы и взрывы гранатометов. Бел бежал все быстрее.
   Стоп!
   - Куда ты меня тащишь, эльфийка? - спросил он. - Твои ворота не там!
   - Твои там! - крикнула она в ответ.
   Он схватил коритку за руку и побежал в другую сторону. Ну уж нет! Никто не сможет сказать про него то, что он спасся за счет других!
   Добравшись до чуть светящегося круга, они остановились. Эльфийка выдернула руку.
   - Уходи! - крикнул Бел, взмахивая руками в сторону Врат.
   - Только после тебя, беги!
   Взрывов и стрельбы больше не было слышно, лишь гул огня становился сильней. Люди разом посмотрели на море огня. Гигантская страшная фигура монстра геродиан неторопливо, уверенно двигалась к ним.
   - Не время!
   Бел схватил коритку в охапку. "Пушинка", - пронеслось в голове.
   - Остановись, Бел! Остановись!
   - Я брошу тебя в ворота, клянусь твоим Дайсемом, Вильта! А потом буду спасться сам!
   - Отпусти меня, прошу.
   Беллатец послушался и опустил элфийку на землю, как можно ближе к границе перехода.
   - Прощай, Бел, - Вильта смотрела на беллатца. - Я буду умолять Дайсема, чтобы мы не встретились на Новусе. Спасибо, что спас меня, беллато.
   Она чуть наклонилась и поцеловала Бела.
   - А теперь беги, Бел, беги, что есть силы!
   Он, ошеломленный, повернулся и побежал. Все правильно, так нужно.
  
   Он, шатаясь, двигался вперед. И думал о судьбе. Не встретиться вновь на Новусе. Там они - враги. Никчемная проклятая вечная война! Встретиться вновь на территории - немыслимо. Не встречаться больше нигде, чтобы быть всегда вместе. Остаться здесь, где иногда случаются невозможные вещи.
   Сквозь треск и гул огня он слышал тяжелую поступь. Порой казалось, будто жидкий огонь плещется прямо под ногами, жар обжигал лицо. Ближе, ближе...
   Граница перехода тускло замерцала под ногами. Бел замер на секунду и обернулся. Глупо, но...
   Тонкая, едва видимая в дыме фигурка эльфийки махнула рукой, сдвинулась и пропала. Врата коритки вспыхнули и закрылись за ней.
   Вот теперь его очередь.
   Даже если впереди ждет трибунал, отставка из MAU за потерю боевого робота, Бел знал: есть нечто, что отнять у него никто никогда не сможет. Он возвращался ради этого.
   Потерявший многое сегодня, но приобретший, как он думал сам, нечто большее солдат шагнул в ворота. Огненный ад остался позади - впереди был Новус.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"