Гами Александр: другие произведения.

10 глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Отрочество"


  
  
   ГЛАВА X
  
  
   "Отрочество"
  
  
   1 На струне,
   2 В кровь обвившейся
   3 С визгом
   4 Вкруг
   5 Глотки,
   2 Разродившейся
   6 Мощью
   7 Органа,
   8 Зазвучу!! И возникшие
   3 Брызги
   1 Мне
   5 Подмётки
   6 Обмоют и мощи
   4 Моего вдруг
   8 Привыкшего
   7 Урагана!
  
   Флоранс очнулась только возле своей машины. У неё в руках находилась видеокассета с записью казни, отданная ей Майком. Она жгла ей руки и постоянно наводила на мысль о правильности и правомочности всего ими содеянного. Флоранс нервничала и никак не могла для себя решить: стоит ли ей дальше давать полученной записи зелёную улицу, и имеет ли вообще смысл предпринимать какие-либо последующие шаги для её публичного обнародования?
   Она оглянулась на дом, где размещалась их Резиденция, и он, казавшийся ей раньше всегда таким весёлым и приветливым, теперь вдруг отчётливо представился в совершенно ином свете и выглядел на фоне голубого неба и окружающей его зелени слишком уж серым и мрачным. От него, казалось, веяло холодом и враждебностью, подтверждая пришедшее к ней во время казни дурное предчувствие чего-то отвратительного и злого, и ей захотелось бежать от этого места подальше, куда глаза глядят, и никогда уже более сюда не возвращаться. Флоранс торопливо уселась за руль и рванула машину с места, инстинктивно внутренне всё время себя подстёгивая, чтобы как можно скорее выехать с территории Резиденции за ворота.
   Попав на шумную автостраду, ведущую к городу, она немного пришла в себя и собралась с мыслями. Дома её ждала Мэри. Сегодня её, по условленному с Богартом договору, Флоранс ещё должна была после девяти часов вечера отвести в ресторан известного женского клуба под названием "Синяяя птица". Поморщившись от одного только пришедшего к ней на ум воспоминания о предстоящей прогулке, Флоранс завернула к появившемуся справа от неё зданию почты. Вытащив из бардачка приготовленный ей уже заранее большой жёлтый конверт, с надписанным на нём адресом городского полицейского управления, она убрала в него видеокассету с записью моргановской казни, немного помешкала, ещё раз спрашивая себя: стоит ли ей отсылать письмо или нет? - затем, всё-таки, решительно вылезла из машины и опустила конверт в почтовый ящик.
  
  
  
   Лола сидела за одним из столиков ресторана "Синяя птица". На ней было надето недлинное, до колен, чёрное траурное платье, а также: чёрные колготки и туфли, чёрные перчатки и такого же цвета аккуратная шляпка с густой вуалью, закрывающая больше половины её лица - в общем, ничего особенного: убитая горем молодая вдова, скромно и одиноко ужинающая в заслужившем довольно приличную репутацию солидном женском клубе.
   Лола ковыряла ложечкой кусок воздушного клубничного торта и из-под вуали невозмутимо наблюдала за плечистыми красавцами официантами, обслуживающими сидящих вокруг неё за соседними столиками, в большинстве своём, одиноких дам. В клуб "Синяя птица" помимо ресторана входили: салон красоты, где можно было сделать причёску, макияж, поухаживать за ногтями; психоаналитический кабинет, куда дамы могли обращаться со своими интимными проблемами, и где опытный астролог всегда был готов помочь им составить их персональный гороскоп; сауна, с небольшим бассейном, солнечными ваннами и комнатами для массажа; скромное казино и бар. Членом клуба за определённый взнос могла стать любая женщина, получавшая право не только сама посещать клуб, но и приглашать с собою своих друзей и знакомых, разумеется не мужчин. Мужчины здесь выполняли функции только обслуживающего персонала, выступая в качестве охранников, массажистов, поваров, крупье или официантов. Заведение усиленно охранялось, стол был отменным, дамы чувствовали себя в клубе совершенно вольготно и в полной своей безопасности, так что, как уже говорилось, у женщин высокого круга "Синяя птица" находилась на очень хорошем счету.
   Часы на руке у Лолы показывали время уже далеко за заранее обговоренные девять часов, и она начала было уже нервничать, как вдруг в дверях появились две элегантные фигурки, ради которых Лола, собственно, и пришла провести здесь свой вечер. Вошедших девушек, одну из которых - Флоранс, она давно и очень хорошо знала, метрдотель усадил недалеко от её столика. Девушки были возбуждены, весело оглядывались по сторонам и много между собой смеялись. Лола, чтобы немного встряхнуться и быть в тонусе, попросила принести себе чашечку горячего крепкого чёрного кофе.
  
  
  
   Дядя Патрик собирал почтовые марки. Нет, он не вкладывал в них деньги, как это делали многие, не гонялся за особо ценными и легендарными экземплярами, он просто собирал дешёвые гашёные марки, темой которых были живопись, скульптура и ювелирные изделия. Филателией он увлёкся давно и за свою жизнь успел собрать довольно богатую коллекцию. Не выходя из дома, он мог свободно побывать в Лувре и в Прадо, в Мюнхенской Пинакотеке и в Эрмитаже, стоило ему только захотеть и он мог насладиться скульптурами Родена и Микеланджелло, строго выверенными композициями Леонардо да Винчи и Рафаэля, пасхальными яйцами Фаберже и смелыми импровизациями на полотнах своих любимцев Дали и Пикассо. Его друзья часто из самых отдалённых уголков планеты привозили ему в качестве сувениров маленькие бумажные зубчатые сокровища. И сейчас, когда ему было плохо, и на душе скребли кошки от той глупой и двусмысленной ситуации, в которую Флоранс поставила и себя, и его, и всю их молодую организацию, он выложил на стол альбомы, посвящённые великим мастерам эпохи Возрождения, и, вооружившись лупой, погрузился в мир красоты, гармонии и духовности, стремясь отвлечься от назойливых мыслей и упорядочить свой мечущийся в поисках отдохновения дух после тяжёлых и неожиданных событий дня.
   Постучавшись, в комнату вошла Марта с телефоном в руке.
   - Вас к телефону! - протянула она ему трубку. - Мистер Келлерман!
   - Спасибо!
   Дядя Патрик взял из рук Марты телефон и кивком головы показал ей, что он больше не нуждается в её присутствии.
   - Де Марто! - произнёс он в трубку. - Да, слушаю вас!.. Добрый вечер!.. Да, она уже здесь. Приехала ещё утром... Нет, в данный момент её нет дома, они вместе с Флоранс отправились в ресторан под названием "Синяя птица", а где вы сейчас находитесь?.. Что?! Почему же вы не можете больше доверять мне?.. Честно говоря, мне очень странно, что кому-то из посторонних известен почти каждый ваш шаг! Никто кроме меня и Флоранс не мог знать, что вы находитесь именно в этом отеле! Поверьте мне, не делайте глупостей!.. Алло, алло! Мистер Келлерман!..
   Фрэнк разъединился. Дядя Патрик медленно опустил трубку на рычаг и тяжело поднялся с кресла. Звонок Фрэнка ещё больше взволновал его, он разнервничался, и даже марки больше уже не могли спасти его от мрачных тяжёлых мыслей. Шаркая, пока его никто не видит, ногами, он дошёл до двери и наткнулся взглядом на оставленный Флоранс холст, стоящий повёрнутым изображением к стене. Заинтересовавшись, дядя Патрик, кряхтя, перевернул картину изображением к себе и с искажённым от ужаса лицом отступил в сторону.
  
  
  
   На другой стороне улицы от входа в "Синюю птицу" Обес терпеливо ждал в машине предназначенного ему часа. Его задача заключалась в том, чтобы в случае неудачи и неожиданной перестрелки прикрыть Лолу, а в случае успеха просто, как можно скорее, увезти её с места происшествия. Обесу было сообщено только то, что ресторан должна была посетить девушка, так долго ими повсюду разыскиваемая, и что Лоле, находившейся теперь внутри заведения, было приказано её ликвидировать. Но что из себя представляла искомая девушка, и каким образом его сообщница собиралась выполнить свою миссию - этого Обес не знал. Ему было строжайше запрещено вмешиваться в ход дела и ни под каким видом не врываться в здание клуба, так как Лола, а ей это было далеко не в первый раз, обещала без лишней суеты и шума всё исполнить сама.
   У подъезда ресторана остановился очередной роскошный, дорогой автомобиль, и швейцар, в форменном клубном фиолетовом сюртуке и такого же цвета фуражке, предупредительно открыв дверцы машины, помог выбраться из неё двум пожилым дамам, которых он затем, почтительно раскланившись, проводил внутрь. К автомобилю подскочил другой служащий клуба, в точно такой же роскошной униформе, как и его коллега, и, спешно усевшись за руль, погнал машину в подземный гараж.
   - Расшаркиваются! - презрительно сплюнул в окно Обес, наблюдая уже неоднократно виденную им картину.
   Он поднял стекло, вытащил из кармана жевательную резинку и, не глядя развернув её, запихнул себе в рот. Честно говоря, сидение без дела в припаркованой машине уже начинало ему порядком надоедать. Он откинул своё кресло немного назад, крепко сомкнул за спиной сильные жилистые руки и лениво потянулся всем телом.
   - А это ещё кто? - от неожиданности Обес ткнулся носом в закрытое им окно, а его начавшие было напряжённо работать челюсти замерли на очередном, так до конца и не сомкнувшемся жевке.
   Дорогу направляющемуся в гараж автомобилю перегородил какой-то непонятный тип, в громоздких роговых очках и с усиками, приветливо помахивающий служащему рукой. Обес с удивлением увидел, как незнакомец проворно подскочил к остановившейся перед ним машине и ловко плюхнулся на переднее сидение рядом с водителем, после небольшой задержки автомобиль, как ни в чём не бывало, проследовал дальше.
   - Что бы это могло значить? - проворчал Обес, продолжая жевать резинку. - Почему-то этот парень мне очень не нравится!
   Он насторожился. Вроде бы ничего из ряда вон выходящего не произошло, но профессиональным чутьём он почувствовал, что только что случившееся, казалось бы, незначительное на первый взгляд происшествие безусловно нарушало спокойный, последовательный и так хорошо распланированный ход событий. Он ещё раз, вроде бы беззаботно, но очень внимательно огляделся вокруг, но не заметив ничего подозрительного, остался, согласно полученной им инструкции, дожидаться предназначенного ему часа внутри машины.
  
  
  
   Перегородив дорогу направляющемуся в гараж автомобилю, Фрэнк Стоун, улыбаясь, помахал рукой водителю и, когда тот несколько притормозил перед ним, открыл дверцу и спешно уселся внутрь.
   - В чём дело? - спросил недоумевающий служитель клуба.
   - Мне очень нужно попасть в гараж вашего заведения! - честно признался ему Фрэнк, поправляя на переносице очки. - Пожалуйста, помогите мне!
   - Ты что, парень, спятил? - уставился на него, как на ненормального, водитель. - Хочешь познакомиться с нашими мальчиками? Я тебе сейчас это устрою! Ну-ка, давай вали туда, откуда пришёл!
   - Это значит, что вы отказываетесь помочь мне? - на всякий случай, ещё раз спросил Фрэнк.
   - Да, отказываюсь! - криво усмехнулся служитель клуба.
   - Если вы привыкли уважать людей только с позиции силы, то у меня есть пистолет! - Стоун вытащил из кармана оружие и направил его на водителя.
   - Ну, если уж вам так совершенно необходимо, прямо-таки, сию минуту попасть в гараж - тогда, разумеется, поехали! - поспешно согласившись, быстро забормотал тот, и автомобиль тронулся.
   Фрэнк пожал плечами, сполз с сидения и притаился внизу, не переставая держать направленный пистолет в сторону перепуганного шофёра.
   Охранник в гараже, дружелюбно кивнув водителю, поднял шлагбаум, и машина благополучно въехала на территорию клуба.
   Через несколько минут Фрэнк, оставив на заднем сидении связанного, раздетого, с заткнутым ртом шофёра, уже поднимался в фиолетовой форме служителя клуба по чёрной лестнице на этаж, где располагался интересующий его ресторан. Добравшись до искомого места, он осторожно выглянул за дверь и, никого не обнаружив, проскользнул в коридор подсобного помещения, по которому разносились аппетитные запахи, указывающие на то, что Стоун находится на верном пути. Пройдя немного вперёд, Фрэнк вдруг услышал позади себя мужские голоса и гулкий отзвук шагов нескольких людей, двигающихся в том же направлении по коридору, что и он. Фрэнк прибавил шагу и скоро очутился в небольшом холле, через который: в одну сторону можно было пройти в гардеробную и в дамский туалет, а в другую - через приоткрытую стеклянную дверь попасть в качестве посетителя прямо в зал ресторана.
   Надвинув фуражку глубже на глаза, Стоун попытался заглянуть за стеклянную дверь, ведущую непосредственно в зал, рассчитывая увидеть там Флоранс и Мэри. Но неожиданно из-за двери возникла рослая квадратная фигура охранника и угрожающе направилась прямо к нему навстречу.
   - Ты кто такой? - услышал он довольно неделикатный вопрос, несомненно обращённый в его адрес.
   - Я новенький. Шофёр. Заблудился! - попробовал нелепыми объяснениями спасти положение Фрэнк.
   - Шутишь, брат! - никак не удовлетворился его ответом охранник и попытался как можно покрепче и поудобнее ухватить Стоуна за шиворот форменного сюртука. - Ну что ж, в таком случае пойдём провожу!
   Фрэнк ловко увернулся от цепких, назойливых рук невежливого громилы и, сделав вид, что больше не обращает на него никакого внимания, вразвалочку направился в сторону дамской комнаты. Побагровев от такого явного к нему неуважения, охранник выхватил из кобуры пистолет и бросился, как разъярённый бык, вдогонку за неторопливо удаляющимся от него Стоуном. Фрэнк прибавил шагу, быстро достиг желаемой двери с табличкой, недвусмысленно объясняющей непосвящённым, что вход в данное помещение возможен только для особ сугубо женского пола, и - как это ни покажется странным - довольно успешно укрылся там от уже почти настигшей его погони. Тут же ворвавшись следом за нахально удирающим от него беглецом в дамское помещение, охранник успел на секунду разглядеть в зеркале напротив своё искажённое яростью лицо и в следующее мгновение, внезапно споткнувшись о ногу Фрэнка, столь неудачно оказавшуюся прямо у него на пути, тяжело рухнул на свежевымытый, душистый кафельный пол женского туалета.
   Фрэнк выбил в сторону из руки своего незадачливого преследователя пистолет и, усевшись верхом на его внушительный загривок, сунул ему под нос своё также имеющееся у него в наличии оружие.
   - Минута молчания! - негромко произнёс он на ухо растерявшемуся охраннику и, затаив дыхание, настороженно прислушался.
   Мимо дамской комнаты в сторону гардеробной, негромко переговариваясь между собой, прошли трое или четверо мужчин, несомненно тех самых, которых услышал позади себя Фрэнк в коридоре. Громила-охранник, чутко принюхиваясь к упирающемуся в его разбитый от падения нос холодному стволу, не пожелал выронить ни звука. Услыхав, что шаги в коридоре удалились, Фрэнк вздохнул свободнее и ещё раз внимательно осмотрелся вокруг. На его счастье, в туалетной комнате никого из дам, судя по всему, не было, но тем не менее каждую минуту здесь можно было бы вскоре ожидать страждущих непрошенных посетительниц. Да и охрана в любой момент могла также спохватиться двух, нечаянно похищенных им, служащих клуба. Фрэнк поднялся на ноги и, не переставая держать под прицелом пригорюнившегося охранника, подобрал с пола его пистолет, который тут же разрядив, бросил в урну. После этого он знаком велел своему пленнику проследовать в одну из закрывающихся изнутри отдельных туалетных кабинок.
  
  
  
   Взглянув на часы, Флоранс отставила в сторону бокал шампанского и поднялась со своего места.
   - Официант! - окликнула она проходящего мимо их столика молодого человека с подносом в руках. - Принесите нам, пожалуйста, кофе! Мы сейчас подойдём!
   - Ты не хочешь посетить дамскую комнату? - повернулась она к Мэри.
   - Пожалуй! - согласно кивнула слегка одурманенная алкоголем её спутница.
   - Ну тогда пошли! - помогла ей выйти из-за столика Флоранс.
   Девушки пересекли зал и оказались в небольшом холле, на другой стороне которого находилась дверь ведущая в женский туалет, куда они, не раздумывая, и направились. Вдруг, уже возле самой двери Флоранс резко остановилась и с досадой хлопнула себя ладонью по лбу.
   - Вот растяпа! - воскликнула она. - Я забыла на стуле свою сумочку! Подожди меня здесь, я через секунду вернусь.
   - Хорошо! - проговорила Мэри и прислонилась к стене, явно не собираясь заходить в дамскую комнату одна.
   - Тебе нехорошо? - живо поинтересовалась у неё Флоранс. - Ты можешь спокойно подождать меня внутри! И, пока я хожу, привести себя в порядок!
   - Да, спасибо! Я так и сделаю! - согласилась Мэри и вошла внутрь.
   Флоранс, вернувшись к столику, неловко потянулась к одному из бокалов вина, оставшихся у них на столе, и нечаянно уронила его на пол. Раздался звон разбившегося об пол стекла.
   - Мне очень жаль! - смущённо улыбнулась Флоранс подоспевшему к ней на помощь официанту и бросила в сторону Лолы короткий многозначительный взгляд.
   Лоле не надо было более ничего объяснять, она тут же встала из-за стола и, ни минуты не медля, вышла из зала.
  
  
  
   Услыхав, как кто-то вошёл в туалетную комнату, Фрэнк поспешно укрылся в кабинке вместе с громилой-охранником и затем осторожно выглянул из неё. К его удивлению и радости в смежном помещении, возле умывальников, он увидел подкрашивающуюся перед зеркалом Мэри.
   - Мэри! Милая Мэри! - восторженно прошептал он и, строго погрозив пальцем своему явно чем-то удручённому, понурившемуся соседу, вышел из кабинки.
   Тихо и плотно прикрыв за собою дверь, он медленно, чтобы не напугать девушку своим неожиданным появлением, благоговейно приблизился к ней.
   Заметив в зеркале его отражение, Мэри вздрогнула, сначала не поверив своим глазам, а когда наконец поняла, что это действительно он, быстро обернулась в его сторону и со слезами счастья на глазах бросилась к нему на шею.
   - Фрэнк! Родной! Мой хороший! Как же это замечательно, что ты снова со мной! Я думала, что больше уже тебя никогда не увижу! - осыпая его лицо поцелуями, как безумная, приговаривала она. - Давай мы с тобою теперь никогда, никогда не расстанемся!
   - Моя любимая Мэри! - совсем растерянный, но ещё более растроганный от такого обильного искреннего потока чувств нежно шептал ей на ухо Фрэнк, крепко прижимая её к себе. - Конечно же, мы теперь всегда будем с тобою вместе!
   Охранник приоткрыл дверь кабинки, осторожно просунул в образовавшуюся щель голову и с интересом уставился на странную, счастливо прижимающуюся друг к другу в туалете парочку. Стоун нетерпеливо махнул в его сторону рукой, и любопытная голова послушно исчезла.
   - Мне всё о тебе рассказала Флоранс, она такая замечательная! Я знаю, что тебя ищут и ты невиновен, я так люблю тебя!
   - И я люблю тебя! - найдя её губы, в робком поцелуе прикоснулся к ним Фрэнк, восторженно держа в обьятиях хрупкую, обмякшую от переполняющей её радости девушку.
   Неожиданно дверь в туалет распахнулась, и на пороге возникла фигура в чёрном. Вошедшая в дамскую комнату траурно одетая женщина при виде обнимающихся в столь неподходящем для этого месте молодых людей на секунду в немом удивлении замерла у двери, но затем, как ни в чём не бывало, спокойно прошла мимо них в сторону кабинок. Фрэнк обеспокоенно проследил за её отражением в зеркале и машинально отметил для себя, что женщина на ходу опустила руку в дамскую сумочку, висящую у неё на плече.
   И тут, он скорее почувствовал, чем увидел, что должно будет произойти буквально в последующее мгновение. Ему представилась яркая, далеко выплёскивающаяся за границы физического тела, тёмно-пурпурная энергетика прошедшей мимо них женщины - энергетика человека, готового на мощнейшую сиюжеминутную агрессию. Ещё не осознавая разумом, что он делает, Фрэнк тотчас же инстинктивно рванулся в сторону, увлекая за собой Мэри и надёжно прикрывая её своим телом. Неудачно приземлившись на пол, он больно подвернул руку и потерял очки. Два негромких, задавленных глушителем хлопка и две взвизгнувшие у них над головами пули пришлись точно в то место, где только что стояли оба влюблённых, а именно - в большое настенное зеркало, которое с жалобным хрустальным стоном треснуло и беспомощно обрушилось на пол. Следующие два выстрела прозвучали в гулком кафельном мешке чересчур уж громко, почти оглушительно. Приподняв голову, Фрэнк увидел, что покушавшаяся на них женщина, потеряв шляпку с вуалью, таинственно закрывавшую ей лицо, неподвижно лежит на полу в луже крови, а Мэри, с его пистолетом в руках, видимо, только что вытащенным ей у него из-за пояса, сидит рядом с ним и испуганными широко раскрытыми глазами смотрит на бесчувственное, по её вине распростёртое на чистейшем матовом кафеле тело. В наступившей тишине Стоун ясно услышал, как задержанный им вышибала крепко и аккуратненько, на всякий случай, закрыл дверь кабинки, за которой он находился, изнутри на дверную щеколду.
   - Бедненькая моя девочка! Как же ты на такое решилась! - Фрэнк помог Мэри подняться с пола и отобрал у неё оружие. - Это я виноват в том, что ты убила человека! Мне не нужно было брать с собою этот ужасный пистолет!
   - Да, да, ты прав! Оставим же его здесь! - быстро проговорила Мэри и, ещё не совсем придя в себя после того, что ей пришлось совершить ради спасения любимого человека, с силой выхватила из рук Фрэнка орудие убийства, подбежала к Лоле, и поспешно сунула роковой пистолет в её миниатюрную дамскую сумочку, небрежно валявшуюся несколько в стороне от неё.
   Фрэнк, понимая всю тщетность нехитрых изысканий Мэри запутать следы неожиданно оказавшегося на их совести преступления, не стал ничего объяснять своей расстроенной, мечущейся по комнате подруге, а просто подхватил её под руку и потащил к выходу.
   - Бежим отсюда! Сейчас здесь будут охранники! - твёрдым голосом убедительно проговорил он ей на ухо, пытаясь вернуть девушку к действительности.
   Открыв дверь, они увидели бегущую им навстречу Флоранс, а за её спиной множество испуганных глаз других посетительниц, с трудом превозмогающих страх, но всё же любопытно выглядывающих из зала.
   - Что случилось? Как ты тут очутился? - непонимающе уставилась на Стоуна Флоранс. - Кто это стрелял?
   - Уходим! - подхватив также и Флоранс под руку и безапелляционно таща её за собою вместе с Мэри, бросил на ходу Фрэнк. - Все вопросы прибереги на потом!
   - Но... - попробовала возразить Флоранс.
   Он поспешил с ними на чёрную лестницу, по которой сам недавно пришёл. Сзади уже слышались возбуждённые голоса и топот погони. Через минуту они были уже в гараже. Фрэнк подбежал к оставленной им машине, со связанным в ней водителем, открыл заднюю дверцу и выволок его наружу.
   - Быстро садитесь внутрь! - крикнул он обеим девушкам, но Флоранс крепко схватила его за руку.
   - Здесь нельзя оставлять мою машину, из-за неё они будут меня искать! - резонно скороговоркой проговорила она.
   - Где она у тебя припаркована? - тут же согласился с ней Фрэнк.
   Флоранс озабоченно огляделась вокруг и, заметив невдалеке свой ярко алый спортивный автомобиль, кинулась в его сторону.
   - Ключи! - крикнул ей на ходу Фрэнк, подбегая к дверце водителя.
   Флоранс сунула ему в руку ключ, вытащенный ей на ходу из сумочки, и, едва Стоун открыл центральный замок, они вдвоём с Мэри в один момент плюхнулись на заднее сидение машины. Раздались выстрелы. Охранники, спустившись следом за ними по чёрной лестнице, быстро приближались к автомобилю Флоранс. Двигатель завёлся с полоборота, Фрэнк выжал до конца педаль газа и направил машину к выходу. Служитель, дежуривший на шлагбауме, хотел было собой перегородить им дорогу, но вовремя спохватился и отпрыгнул в сторону. Фрэнк снёс преграждавший ему путь шлагбаум, выскочил на проезжую часть и, очутившись в густом потоке машин, скорее покатил прочь, опасаясь преследования.
  
  
  
   Сидящий в своём автомобиле Обес, услыхав выстрелы, высунулся из окна и увидел бешенно выскочившую из гаража, сразу бросившуюся ему в глаза ярко алую спортивную машину, с затемнёнными задними стёклами и с сидящим за её рулём, тем же самым, видимо, не напрасно им заподозренным, странно болтающимся вокруг клуба парнем. Почему-то представив себе сразу самое наихудшее, что только могло произойти с Лолой, Обес, несмотря на строжайший приказ не врываться в "Синюю птицу", выхватил из-под сидения пистолет-автомат и, торопясь, побежал к парадному входу клуба.
  
  
  
   Через полчаса после происшествия прокурор Мейсон набрал по телефону домашний номер начальника городской тюрьмы мистера Говарда.
   - Говард! - услышал он в трубке низкий знакомый голос.
   - Это Мейсон. - безрадостно сообщил прокурор. - Ты ещё не спишь?
   - Нет. - насторожился начальник тюрьмы. - А что случилось?
   - Сегодня днём мне сообщили, что в Столице обнаружили след твоего бывшего подопечного Фрэнка Стоуна, который, загримированный, свободно разгуливал по улицам под фамилией Келлерман. Вот и нашлась пропажа! Так что, напрасно мы подозревали твоих офицеров в сговоре с похитителями!
   - Да, нужно было бы нам сразу сообщить вверх по инстанциям, что при взрыве тюрьмы исчезли и Морган, и ещё один неизвестный!
   - Так что же ты? - как ни в чём не бывало заметил ему Мейсон. - Надо было бы сообщать!
   - Не понял! - чуть ли не подавился от возмущения Говард. - Ты же сам мне посоветовал молчать, пока всё не прояснится с этим непонятно как и куда исчезнувшим типом и вдобавок, чтобы не взбудоражить общественность рассказами о похищенном Моргане!
   - Не надо теперь ничего на меня валить! - спокойно перебил его главный прокурор. - У тебя у самого есть голова на плечах! Наверху очень заинтересовались историей с твоим взрывом, так что, если ты в чём-то захочешь сослаться на меня, - мне очень жаль, но я ничего не смогу подтвердить!
   - Какая же ты, оказывается, дрянь! - проговорил в трубку ошеломлённый услышанным Говард.
   - А ты полегче! Полегче! - угрожающе осадил его Мейсон. - Да, забыл тебе сказать! В "Синей птице" только что случилось странное происшествие: в дамском туалете неизвестным террористом была тяжело ранена молодая женщина, которую затем, угрожая присутствующим автоматом, забрал с собою другой вооружённый мужчина. Оба мо*лодца скрылись в неизвестном направлении: один - с раненой молодой особой, а другой - с двумя заложницами, личности которых, пока что, ещё не установлены. Так вот, судя по заявлениям свидетелей, описание террориста в точности совпадает с разыскиваемым властями Генри Келлерманом или же - Фрэнком Стоуном. Я уже сообщил о случившемся куда следует, и к нам на помощь из Столицы вылетела бригада, занимающаяся в настоящее время непосредственно розыском Стоуна. Так что теперь будь готов, старина! Придумай им свою версию без моего скромного участия! Не сегодня - завтра эти ребята уже могут быть у тебя!
   Говард молчал. Прокурор Мейсон, не дождавшись ответа, криво усмехнулся и повесил трубку.
  
  
  
   - Я не знаю, дорогие друзья, что там у вас, собственно, произошло, но, по-моему, мы все здорово вляпались! - после того, как беглецы убедились, что их никто не преследует, нарушила молчание Флоранс.
   - Да, и мне кажется, что твоя яркая, слишком бросающаяся в глаза машина уже, должно быть, находится в розыске, так как, я думаю, хоть кто-нибудь да и успел разглядеть и запомнить её номер. - подтвердила её опасения постепенно приходящая в себя Мэри.
   Фрэнк молчал, невозмутимо поглядывая на дорогу.
   - Что ты собираешься делать, Фрэнк? - напрямую спросила его Флоранс. - Я предлагаю вам укрыться пока у меня в Резиденции. Да что с тобой? Почему ты молчишь, или же ты мне больше не доверяешь?
   - Не знаю, что тебе и сказать, Флоранс! - откровенно признался ей Стоун. - За последние дни у меня сложилось такое впечатление, что некто ведёт со мною довольно странную и неприглядную игру, как кошка с мышкой: он вроде бы и наблюдает за каждым моим шагом, зная, что мне никуда от него не деться, но в то же время и не пожирает меня, как бы забавляясь моими бессмысленными потугами и простосердечными надеждами на будущее. Вот и сегодняшний случай ещё более убедил меня в моих опасениях.
   - Что ты хочешь этим сказать? - удивлённо воззрилась на него Флоранс.
   - Я хочу сказать то, что не подоспей я вовремя, и этот ужин для Мэри был бы последним. Причём убийца знал точно и время, и место для безнаказанного совершения им преступления.
   - Какой убийца? - округлила ещё больше глаза Флоранс.
   - На нас в туалете покушалась женщина, и Мэри её убила. - проконстатировал Стоун.
   - Мэри?! - растерянно воскликнула Флоранс и непонимающе посмотрела на девушку.
   Та утвердительно и грустно кивнула головой и отвернулась в окно.
   - А с чего ты взял, что женщина покушалась на вас не случайно? - вновь настороженно обратилась к Фрэнку Флоранс.
   - А мы с ней уже один раз встречались. Это Лола, близко приближённая особа к генералу Гальви.
   При таком заявлении у Флоранс в полном смысле слова отвисла нижняя челюсть.
   - Чёрт возьми, Фрэнк! Откуда ты столько знаешь? - ошарашенно произнесла она.
   - Может быть, она мне сама об этом рассказывала. - спокойно ответил Стоун.
   - И когда ты только успел завести такие ценные знакомства? Но причём здесь, собственно, твоё недоверие ко мне?
   - Да вот и я тоже думаю: причём здесь, собственно, ты? И концы с концами у меня никак не сходятся!
   - Конечно, не сходятся! Давай поезжай в Резиденцию, там, хотя бы, сейчас безопасно!
   Фрэнк взглянул на Мэри в зеркальце заднего вида, и та утвердительно кивнула ему головой. Пожав плечами, он перестроился в другой ряд и свернул в первый поворот, решившись ещё раз последовать совету Флоранс.
   - Как видишь, я сама попала с тобой в переделку! - вновь заговорила Флоранс. - Охранники видели, как мы все втроём садились в мою машину! Кстати, хорошо, что я сама поставила её в гараж, а не отдала ключ служителю! А у дяди Патрика сейчас, наверное, уже нет отбоя от полиции. Я даже боюсь ему звонить, тем более, что мы с ним в ссоре.
   - Это ты зря! - заметил Фрэнк. - Старик в тебе души не чает. Позвони ему, чтобы нам хоть как-то прояснить ситуацию!
   Флоранс вытащила из сумочки телефон и набрала номер. Трубку сняла Кристина.
   - Алло! Кристина?.. У вас всё в порядке? Никто не приходил?.. Ну слава богу! Передай дяде Патрику, что я буду попозже!
   Облегчённо вздохнув, Флоранс выключила телефон.
   - Всё в порядке! - улыбаясь, сказала она.
   - Ты же говорила, что была сегодня в клубе в первый раз? - вмешалась в разговор Мэри. - Кроме нас там присутствовали в этот вечер и многие другие дамы. Охранники, бежавшие за нами, мне кажется, были от нас далеко и не могли нас хорошенько рассмотреть и запомнить. Так что я теперь думаю, что если вдруг никому из них не удалось также разглядеть и номер твоей машины, то тебе совершенно нечего опасаться!
   - Да нет, установить на чьей машине мы уехали - это только вопрос времени! А чтобы снять с Флоранс подозрения, ей нужно будет обязательно заявить, что это я силой, на случай преследования, захватил вас обоих в заложницы, а потом, когда увидел, что погоня не состоялась, забрал машину, а вас тут же отпустил на все четыре стороны. - предложил Фрэнк. - Но вот что ты скажешь, когда тебя спросят, кто такая Мэри?
   - Скажу, что познакомилась с нею на аукционе. - бойко ответила Флоранс. - Там было столько народу, что чёрт ногу сломит!
   - Не упоминай каждый раз чёрта! Это нехорошо! - попросил её Стоун, отдирая у себя из-под носа аккуратно приклеенные им усики. - Я забыл очки возле трупа этой убитой женщины, да ещё и оружие одного из охранников выбросил там в урну! Так что теперь, мне кажется, никакой маскарад мне больше уже не понадобится. Полиция обнаружит и на очках, и на пистолете мои отпечатки пальцев и будет искать беглеца Стоуна и с усиками, и без усиков!.. Но вот, кажется, и приехали!
  
  
  
   Автомобиль уже подъезжал к воротам Резиденции, где всего несколько часов тому назад Флоранс присутствовала при последнем издыхании Моргана. Она открыла дистанционным пультом ворота, и Фрэнк спокойно въехал во двор.
   Уже совсем стемнело, но площадка во дворе для парковки машин в этот поздний час, почему-то, не освещалась, как это обычно было здесь принято. Флоранс вышла из машины и огляделась. Возле дома, кроме их автомобиля, были припаркованы ещё машины изобретателя, Майка и Лео, который на казнь привозил с собою обоих своих парней, - а это означало, что по какой-то странной, неведомой никому причине никто из оставшихся в Резиденции людей не покидал её с тех самых пор, как Флоранс отсюда уехала.
   - Не нравится мне всё это, Фрэнк! - наклонившись к окошку Стоуна, взволнованно прошептала ему Флоранс. - К этому времени здесь должен был бы остаться лишь один только Майк!
   Изо всех окон в доме было освещено лишь одно окно на втором этаже, в комнате связи. Флоранс вытащила из сумочки телефон и набрала туда номер. Телефон не отвечал. Фрэнк открыл дверцу, выскользнул из машины и настороженно огляделся. Всё вокруг было тихо и спокойно, может быть, даже слишком спокойно. Он помог выбраться из машины Мэри, и так вторём, не зная, как им поступить дальше, в предчувствии чего-то неотвратимого, они молча стояли посреди двора и напряжённо следили за одним единственным светящимся в доме окном, пытаясь разобраться в том, что же там теперь за ним происходит.
   - Подождите меня здесь! - сказал Фрэнк. - Я пойду наверх, выясню, что случилось, и тотчас же вернусь!
   - Смотрите! Там кто-то есть! - воскликнула Мэри и радостно помахала рукой в сторону окна.
   Действительно, в ярко освещённом прямоугольнике окна чётко вырисовывался силуэт человека, но поскольку свет исходил из источника, находящегося где-то внутри комнаты, то черты его лица, скрывающегося в собственной тени, совершенно невозможно было им разглядеть. Человек неподвижно стоял у окна и похоже смотрел прямо на них, хотя, отчего-то, никак не пытался привлечь к себе их внимание. Казалось, он от души потешался над тем искренним недоумением и замешательством, которые внушал своим странным появлением стоявшим во дворе людям. Но вот, не отворачиваясь от окна, он, словно призрак, отошёл в глубину комнаты, и луч света успел на какую-то долю секунды выхватить из темноты его загадочное лицо.
   - Ах! - не удержавшись, невольно вскрикнула Флоранс, тут же испуганно зажав себе рот рукой.
   - Кто это? - увидев её реакцию, быстро повернулся к ней Фрэнк.
   - Не знаю! - взволнованно прошептала она. - Но я его, определённо, уже где-то видела!
   Фрэнк сорвался с места и быстро побежал к дому.
   - Нет! - истеричным криком остановила его Флоранс. - Не вздумай нас оставлять здесь одних! Мы лучше тоже пойдём с тобою вместе!
   Стоун, уже успев молниеносно взлететь на крыльцо, терпеливо дождался, когда девушки подойдут к нему, и затем, резко распахнув дверь, первым вошёл в её чёрный бездонный проём.
   - Здесь где-то должен быть выключатель! - еле слышно прошептала ему в спину Флоранс.
   В темноте она нашла светящуюся на стене точку и дотронулась до неё пальцами. Раздался щелчок, и пространство вокруг них озарилось ярким приветливым светом. Втроём они благополучно добрались до лестницы, ведущей наверх, и Флоранс прикоснулась к другой такой же светящейся точке. Тотчас же перед ними осветилась вся лестница, а за их спиной в прихожей свет автоматически погас.
   Фрэнк, крадучись, словно хищник, медленно начал подниматься вверх по ступеням, за ним, не отставая от него ни на шаг, также беззвучно следовали обе девушки. Миновав начальный пролёт, Стоун поставил было ногу на первую ступень лестницы, ведущей уже непосредственно на второй этаж, как вдруг, справа над собой в лестничном проёме, между вторым и третьим, последним, мансардовым этажом, он увидел просунутый меж чугунных перил чей-то одинокий затылок, с голой, направленной прямо на него, словно прожектор, много лет назад образовывавшейся плешью. Фрэнк жестом попросил девушек подождать его внизу и быстро взбежал наверх.
   Перед ним лежал Лео. По всей видимости, бедняга пытался ускользнуть от кого-то на третий этаж, но был этим кем-то пойман и нещадно наказан. Его голова оказалась просунутой сквозь перила и затем с силой повёрнута назад ровно на сто восемьдесят градусов, так что грудь Лео мирно покоилась на холодной ступеньке, а его уже ничего не видящие глаза были устремлены прямо вверх, на печально стоящего над ним Стоуна.
   Фрэнк вытащил бедолагу из перил, попытался прикрыть ему ладонью остекленевшие глаза, но так ничего и не добившись, просто протащил его на пролёт выше, чтобы девушки, поднявшись на второй этаж, не увидели его исковерканный труп и не испугались.
   - Всё в порядке! - бодро проговорил он, вернувшись вниз. - Двинемся потихонечку, но только, ни в коем случае, от меня не отставать!
   Он взял Мэри за руку, Мэри взяла также за руку Флоранс, и так цепочкой они поднялись на второй этаж. Весь этаж был не освещён и мрачен, и только узкая полоска света вдалеке косо тянулась в чёрный коридор из приоткрытой двери освещённой комнаты связи. Неожиданно, эта полоска расширилась и превратилась в светлый параллелограм. Кто-то широко открыл дверь. Фрэнк и девушки, спрятавшись за угол, застыли, как вкопанные, терпеливо ожидая, что же произойдёт дальше.
   Тёмный силуэт негативом возник в проёме двери. Из комнаты, как ни в чём не бывало, вышла неопределённого вида фигура и направилась прочь, в противоположный от них конец коридора. Фрэнк бросился к выключателю и зажёг свет. Втроём, они с удивлением успели заметить худенькую фигурку подростка, исчезнувшую за одной из дверей.
   - Эй, парень! - крикнул ему в догонку Фрэнк. - Подойди-ка сюда!
   - Не надо, Фрэнк! - вдруг кошкой вцепилась в его руку Флоранс. - Не зови его! Лучше скорее уйдём отсюда!
   Стоун перевёл на неё взгляд и понял, что с ней определённо что-то не так. Её лицо было абсолютно белым, цвета писчей бумаги, и всё перекошено от ужаса.
   - Кто это? - нетерпеливо спросил он её.
   Флоранс молчала и, как безумная, вцепившись в его руку, настороженно вглядывалась в темноту коридора. Мэри, видя её невменяемое состояние, подошла к ней, обняла за плечи и прижала к себе.
   - Ну что ты, Флоранс! Успокойся! - ласково уговаривала её она. - Скажи нам, кто же это мог быть?
   Флоранс, ничего не отвечая, отрицательно покачала головой.
   - Нет, так не пойдёт! - решительно вмешался Фрэнк. - Флоранс, мы должны знать, как нам действовать дальше в этой ситуации! Ты должна нам обязательно рассказать, кто это был!
   - Это был мальчик, повешенный на контрабасе! - наконец, решившись, тихо промолвила она.
   Фрэнк и Мэри, восприняв её слова, как обыкновенный бред, многозначительно переглянулись между собой.
   - Идём, Флоранс! Сейчас всё прояснится! - потянул её за руку в сторону комнаты связи Стоун.
   - Нет, нет! Здесь всё равно никого уже нет в живых! - уверенно сказала она. - Он убил их всех! Нам тоже нужно скорее бежать отсюда!
   Свет за их спиной на лестнице автоматически погас. Все вздрогнули. Фрэнк, отпустив руку Флоранс, решительно двинулся вглубь коридора.
   - Фрэнк, не ходи туда! Уйдём отсюда! - как помешанная, рванулась вслед за ним Флоранс, умоляя его вернуться. - Я чувствую его. Он здесь, рядом! Он убьёт нас!
   Фрэнк, не останавливаясь, дошёл до комнаты связи, заглянул в неё и в ужасе отшатнулся.
   - Оставайтесь на месте! - прокричал он вставшим посреди коридора девушкам и со всех ног кинулся к той двери, за которой исчез подросток.
   Флоранс, заметив реакцию Фрэнка на увиденное им в комнате, вырвалась от прижимавшей её к себе Мэри и подбежала к распахнутой двери. После того, что предстало её взору, она, прижав руки ко рту, беззвучно попятилась назад, пока не упёрлась спиной в стену коридора, и затем, медленно сползла по ней на пол, где так и осталась сидеть с широко расширенными, уставившимися в одну точку глазами, из которых неудержимым потоком потекли крупные прозрачные слёзы.
   Ошеломлённая Мэри, неуверенно ступая, словно во сне, тоже подошла к комнате связи, заглянула внутрь и не поверила собственным глазам. За столом перед телефонным аппаратом, крепко сжимая в руке телефонную трубку, сидел мужчина, а его голова, аккуратно срезанная с туловища каким-то, видимо, весьма острым предметом, мирно покоилась на самом аппарате, плотно вдавливая лбом рычажки телефона внутрь, так что номер для звонившего сюда абонента, вроде бы, был свободен, как в случае с Флоранс, но на эти звонки, к сожалению, здесь некому было уже отвечать.
   - Это Майк. - тихо представила убитого Флоранс подошедшей к ней Мэри.
   Мэри, сжавшись в комочек, уселась рядом с ней у стены и, затравленно оглядываясь вокруг, с нетерпением стала ожидать появления Фрэнка, молясь только лишь об одном: чтобы он как можно скорее вернулся обратно целым и невредимым.
   - Его нигде нет! - наконец, услышала она его голос и, подняв глаза, увидела, что он идёт по коридору по направлению к ним.
   Флоранс подскочила с места и торопливо подбежала к нему.
   - Как же так, Фрэнк? Как это могло случиться? - судорожно цепляясь за его руки, взволнованно вопрошала она. - Ты думаешь, кто этот парень, играющий с нами в кошки-мышки?.. Это сам Морган! Он, каким-то образом, сумел перевоплотиться в мальчишку и теперь убивает вокруг себя всех, неуспокоившийся и обозлённый!
   Стоун, видя, что она совсем обезумела, подхватил её под руку и без лишних разговоров потащил к выходу, кивнув головой Мэри, чтобы та не отставала и следовала за ними. Мэри не надо было долго уговаривать, она, крепко уцепившись за Фрэнка с другой стороны, тоже пошла с ним рядом.
   - Нам нужно поторопиться, он где-то близко! - испуганно вертя головой во все стороны, зашептала Флоранс.
   Когда они добрались до лестницы, на ней, отчего-то, самопроизвольно зажёгся свет, и Фрэнк, к своему ужасу, вновь увидел на том же самом месте между перил, в точно таком же положении, в каком он перед этим нашёл его, бездыханный, исковерканный труп Лео. Мэри вскрикнула.
   - Это Лео. - уже безо всяких эмоций, не испугавшись и не удивившись, представила ей его Флоранс. - А где-то ведь должны быть ещё и другие!
   - Бежим отсюда! - дрогнувшим голосом проговорила Мэри.
   И не владея больше своими эмоциями, она изо всех сил потащила за собой Фрэнка вниз по лестнице к выходу.
  
  
  
   Оказавшись вновь на улице, они понемногу пришли в себя. Свежий воздух благоприятно и успокаивающе подействовал на их перевозбуждённые нервные клетки. Флоранс, как будто, тоже воспрянула духом и вместо того, чтобы бежать к машине, потащила Фрэнка через весь двор к противоположной стороне дома. Мэри едва поспевала за ними.
   - Что, собственно, здесь происходит? - видя, что Флоранс более или менее пришла в себя, остановился посреди двора Стоун, дальше уже не в силах постоянно находиться в полнейшей неопределённости. - И что за бред ты всё время несёшь?
   Вместо ответа Флоранс вытащила из сумочки блестящий миниатюрный ключик и протянула ему.
   - Что это? - недоумевая, спросил её Фрэнк.
   - Это ключ от подвала, где у нас хранится, на всякий случай, небольшой арсенал оружия. Тебе нужно, Фрэнк, во что бы то ни стало, уничтожить виденного нами наверху и на вид, казалось бы, совсем слабого и не представляющего собой никакой угрозы подростка! Это, действительно, Морган! Сегодня во второй половине дня он был казнён агрегатом, придуманным специально для его перевоспитания, но перевоспитания не произошло, так как по разным причинам Моргана пришлось умертвить раньше положенного срока, и, как я теперь вижу, он не захотел избавить нас от себя и не ушёл, а снова остался здесь с нами. Утром, ещё перед казнью, я купила на аукционе две его картины: Мэри одну из них уже видела, она теперь находится у меня дома; а вторую - я по своей глупости оставила в той камере, где происходила казнь Моргана. Она изображала именно того самого подростка, - который только что, как вы видели, беззаботно расхаживал по дому, - повешенным на порванной струне контрабаса! Так что получается, что Морган не умер, а перевоплотился в момент смерти в этого худого мальчишку и теперь опять продолжает свой кровавый путь, но уже совсем в другом неожиданном и непривычном для нас обличье!
   Глаза её горели решимостью и гневом, от страха и подавленности не осталось и следа. В благородном порыве доказать свою правоту и победить затаившееся где-то неподалёку зло, она вдруг представилась Стоуну, как бы, олицетворением одухотворённости и справедливости, так как выглядела в эту минуту, поистине, трогательно прекрасной.
   - Успокойся, Флоранс! Не нужно так волноваться! - с чувством погладил её по руке Фрэнк. - Может быть, ты, всё-таки, ошибаешься?
   - Разве ты не видел, как он их разделал, Фрэнк?! - не унималась она. - Даже сомнения быть не может, что это Морган! Это точно он! Точно!
   Фрэнк переглянулся с Мэри. Она была несколько шокирована услышанным и, откровенно говоря, колебалась: верить ли всему сказанному Флоранс или нет. В другое время и при других обстоятельствах, если бы ещё кто-нибудь вздумал ей рассказывать о переселении умершего духа в картину, она попросту не приняла бы его слова всерьёз и, возможно, расхохоталась бы незадачливому рассказчику прямо в лицо, но сейчас...
   Она вспомнила об упомянутой Флоранс картине, виденной ею сегодня в доме де Марто; вспомнила также и о поразительных вещах, рассказанных ей там молодой хозяйкой про того са?мого, страшного и беспрецедентно безжалостного, живописца, написавшего эту картину; наконец, вдобавок ко всему, её воображению живо представились и только что наблюдаемые ею сцены убийства наверху в доме - всё это достаточно веско склоняло её в пользу принятия объяснения сверхъестественного. Мэри неуверенно пожала плечами и опустила глаза в пол, предоставляя Фрэнку самому решать: доверять ли словам Флоранс или же не стоит обращать на них никакого внимания. Флоранс, видя его сомнения, настойчиво сунула ключ Стоуну в руку.
   - Иди! Вот это, как раз, и есть вход в арсенал! - и она показала ему на низкую невзрачную дверь, ведущую в полуподвал. - Туда также можно проникнуть и изнутри: так как он используется и как запасной выход. Выберешь себе любое оружие и через другую дверь выйдешь прямо в подвал. Иди по нему всё время в левую сторону. Камера, где казнили Моргана и где должна стоять теперь его картина, будет находиться также слева по ходу твоего движения. Уничтожь его, Фрэнк! Вместе с его проклятой картиной! Чтобы ему уже некуда было бы потом материализоваться! Иначе, я даже не представляю себе, каких бед он ещё может принести миру! Всё, иди, Фрэнк! Удачи тебе! Мы будем с Мэри дожидаться тебя в машине!
   Флоранс подхватила Мэри под руку и потащила её за собой к машине, но Мэри вырвалась из-под её опеки и кинулась к Фрэнку. Она крепко обняла его за шею и приникла к его губам долгим, чувственным поцелуем. Затем, отстранившись, нежно провела ладонью по его волосам и, так и не сказав ни слова, развернулась и медленно пошла к Флоранс. Фрэнк ласково поглядел ей вслед, махнул рукой Флоранс и направился к арсеналу.
  
  
  
   Открыв замок, Стоун по ступенькам спустился вниз и попал в подвальную комнату. Найдя выключатель и включив свет, он огляделся. Помещение, куда он попал, оказалось довольно просторным и, как ни странно для расположенного значительно ниже уровня поверхности земли места, очень сухим. Должно быть, где-то внутри была встроена мощная вентиляционная система. Среди большого нагромождения разного вида оружия, покоящегося в вертикальных стойках и аккуратно сложенного на полках возле стены, его внимание сразу привлёк к себе лежащий в углу огнемёт с массивным тёмно зелёным баллоном горючего. Фрэнк осмотрел его, надел на спину тяжёлый баллон, зажёг фитиль и, взяв огнемёт в руки, толкнул дверь, выводящую его в подвал.
   Белый длинный постоянно закругляющийся вправо кафельный коридор. Бесчисленное количество дверей. За какой-то из них с левой стороны сегодня был казнён Морган. Его картина с повешенным мальчиком, так не на шутку напугавшая Флоранс, должна была находиться там же. Фрэнку предстояло найти картину, осмотреть её, чтобы убедиться в том, что всё, рассказанное им сейчас Флоранс, является правдой, и в случае необходимости - а в чём будет заключаться эта необходимость, Стоун ещё не знал, - уничтожить этот злосчастный холст! Фрэнк поёжился. По правде говоря, если бы не те два, виденных им в доме, кем-то варварски исковерканных трупа Майка и Лео, его путешествие по подвалу с огнемётом в руках, якобы, для уничтожения произведения искусства должно было бы выглядеть со стороны более чем комично. Несомненно, что никому не знакомый подросток, свободно разгуливающий по безмолвному дому, мог быть, и впрямь, опасен, представляя собой определённую угрозу для находящихся в доме людей, но связывать его с некой ставшей вдруг совершенно неожиданно мистической картиной - это было более чем поспешно, и могло прийти в голову только лишь возбуждённому после всего увиденного и помрачённому от горя рассудку Флоранс. Тем не менее Фрэнк, зная по опыту, что в мире существует бесконечное множество необъяснимых с точки зрения заядлого материалиста вещей, чувствовал себя обязанным непременно проверить выдвинутую Флоранс теорию, как бы ни казалась она, на первый взгляд, чересчур уж неправдоподобной и легкомысленной.
   Ударом ноги Стоун поочерёдно пытался открыть все двери, находившееся с левой от него стороны. Некоторые из них оказывались просто запертыми, другие же с шумом распахивались, предоставляя его настороженному взору небольшие тёмные каморки с голыми стенами, совершенно пустые. Казалось, что этим повторяющимся друг за другом, одинаковым комнатушкам уже не будет конца. "Прямо настоящее бомбоубежище на случай ядерной войны!" - рассеянно подумал Фрэнк и вдруг заметил уныло бредущего впереди себя того са?мого худенького сутулого паренька, виденного им возле комнаты связи, но почему-то теперь оказавшегося с большим контрабасом за спиной, о котором уже упоминала, рассказывая о купленной ею картине, Флоранс.
   - Эй, малый, постой-ка! - окликнул парнишку Фрэнк и попытался его догнать.
   Подросток, не оглядываясь, неторопливо двигался дальше, но как ни старался Стоун приблизиться к нему хоть на йоту, мальчишка продолжал находиться от него всё время на одной и той же определённой дистанции. Заподозрив неладное, Фрэнк остановился.
   - Стой, парень! Не удирай! - глухо произнёс он. - А не то мне придётся стрелять!
   Подросток, не обращая на его угрозу никакого внимания, отворил одну из дверей и вошёл внутрь. Фрэнк тут же бросился следом за ним, но, распахнув дверь, с досадой убедился, что комната абсолютно пуста. На всякий случай, направив дуло под углом в сорок пять градусов в потолок камеры, он нажал на спусковой крючок огнемёта, и столб пламени жадно ворвался в неё, забился между пустыми стенами, лихорадочно ища выхода, но так и не найдя его, впопыхах устремился обратно. Фрэнк с силой захлопнул дверь и побежал к следующей комнате.
   Ей, наконец, оказалась именно та самая камера, которую он так долго искал! Вдоль стены, напротив двери, стояло жуткое блестящее металлическое сооружение со множеством хитроумных приспособлений, явно используемых при экзекуции. На лежаке, составлявшем одну из главных частей находившейся перед ним конструкции, висел перевёрнутый лицом вниз, безо всяких признаков жизни, совершенно обнажённый человек, судя по фигуре, мужчина. Слева стоял прислонённый к стене холст, к полному неудовольствию Стоуна ничем не напоминающий ту картину, которую описывала Флоранс, так как на ней напрочь отсутствовали и упомянутый ею бедный повешенный подросток, и его огромный с порванными струнами, уже виденный Стоуном контрабас. Холст был, до странности, пуст, как и все те, только что открываемые Фрэнком, многочисленные и безжизненные каморки; и только лишь мощная отрицательная энергия, чёрной дырою исходящая из загадочного полотна и обдающая Стоуна с головы до ног вязкими волнами низменных отвратных чувств подавленности, неуверенности и страха, ясно указывала на то, что перед ним находится именно та самая представляющая собой реальную угрозу для человечества картина.
   Справа, у противоположной от полотна стены, лежал завёрнутый в дерюгу, похожий на рулон свёрток, размером в полный человеческий рост, а рядом с самим холстом, на стоящей поодаль лавке, нераздельно слившись в единое целое, покоились два непонятных скрюченных существа в чёрных одеждах и с капюшонами на головах, полностью закрывающими их лица. Они были плотно прикручены друг к другу тонкой стальной проволокой, очень похожей на струну, и напоминали собой сросшихся вместе знаменитых сиамских близнецов Хенга и Чанга.
   Фрэнк подошёл к щупленькому тельцу, пристёгнутому на перевёрнутом вниз лежаке и попытался вернуть конструкцию в исходное положение. Очевидно механизм машины был застопорен, так как он ни в какую не поддавался его усилиям. При ближайшем рассмотрении трупа Стоун заметил, что бедняга был, как жаркое на шампур, насажен через ональное отверстие на металлический стержень, который и не позволял ему ни на дюйм сдвинуться с места. Труп давно застыл и закостенел, так что, когда Стоун попытался повернуть к себе голову убитого, чтобы заглянуть ему в лицо, ему это не удалось. Тогда он зашёл спереди, присел на корточки у изголовья мертвеца и только так смог увидеть его маленькое, скомканное в комочек лицо. Фрэнк, как и следовало, ожидал увидеть перед собой знакомое лицо Моргана, но перед ним неожиданно оказался незнакомый, вовсе неизвестный ему человек.
   Оставив его в покое, Фрэнк подошёл к сиамским близнецам и откинул с их голов душные капюшоны, таинственно скрывающие их лица. Близнецы оказались двумя молодыми парнями, и вправду очень похожими между собой, скорей всего из-за синих, высунутых у обоих изо рта языков, вследствии мучительного и, видимо, одновременно наступившего у них удушья. Причём их высохшие лиловые языки, по странному стечению обстоятельств, невесело соприкасались между собой, и у зрителя возникало полное ощущение того, что парни, позабыв обо всём на свете, просто застыли в своём любовном бессмертном непрекращающемся поцелуе. Тонкая стальная проволочка глубоко врезалась в их непомерно распухшие фиолетовые шеи и густо, плотными витками, обвивала тела обоих своих жертв от головы и до пят. Видя, что и здесь его помощь уже не требуется, Стоун заторопился к рулону, лежащему у противоположной стены.
   Ощупав дерюгу, Фрэнк понял, что перед ним находится ещё один труп. Он освободил от материи голову, взглянул на мёртвого и, несмотря исковерканное пыточными орудиями лицо, всё же узнал его, хоть и видел почившеого только на страницах изредка просматриваемых им в тюрьме газет и журналов. Без сомнения, это было лицо казнённого здесь сегодня, по словам Флоранс, знаменитого Дика Моргана, благодаря невероятному похищению которого, Стоун, собственно, и очутился на воле.
   Внезапно, что-то молнией блеснуло у Фрэнка перед глазами. Он вскинул руку к лицу и почувствовал, как крепкая стальная нить туго обвила ему шею. Едва успев просунуть два пальца под тонкую удушающую его проволоку, он с каждой последующей минутой всё явственней ощущал, как она острым кольцом постепенно туже и туже сжимается чуть пониже его кадыка вокруг горла и намертво впивается в кожу шеи, нестерпимо сдавливая напрягшиеся под ней мышцы. Кто-то, стоящий у Стоуна за спиной и обладающий чудовищной силой, пытался удавить его, больно упираясь коленом ему чуть ниже лопаток. Было мгновение, когда Фрэнк уже был готов бросить огнемёт на землю, схватиться обеими руками за вонзающуюся в его горло струну и безо всякого шанса, коротко и безнадёжно отдирать её от себя, надеясь избавиться от неё лишь только самым невероятнейшим образом. Ему не хватало воздуха, его мозг, не получая должного прилива крови, постепенно переставал слушаться его, но пока что борющийся за своё существование разум чётко подсказывал ему, что если струна не перережет ему глотку, то при всей натренированности его тела длительное время обходиться без воздуха, в данных условиях Стоун сможет продержаться без кислорода не более двух минут, а может быть даже и того менее. Сделав над собой сверхчеловеческое усилие и победив уже начавшего было просыпаться в нём раба, Фрэнк собрал в кулак всё своё воспитанное им с детства самообладание, все последние остатки воли, которые уже с трудом, но до сих пор пока ещё надёжно и беспрекословно продолжали повиноваться ему, и, словно в упражнении, спокойно и уверенно перевёл управление своим телом на уровень подсознания.
   Он не мог не сделать этого, так как ему было известно, что через какое-то время поставленный в экстремальные условия его союзник-разум, творение отнюдь не совершенное, может в зависимости от ряда причин или же совсем отвернуться от него, пойдя на поводу у чувств и желаний, попросту отказываясь в дальнейшем сотрудничать с ним; или же, чего доброго, захочет вдруг сам, не перенеся свалившихся на него непосильных нагрузок, начать направлять полностью полагающийся на него организм по пути заведомо ложному, тупиковому и оттого, безусловно, смертельному.
   Передав же бразды правления подсознанию, Стоун вынудил его, под натиском смерти, высвободить из-под своего неусыпного контроля все нерастраченные организмом ресурсы и заставить тело функционировать не как обыкновенную слабую человеческую плоть, а как надёжный, мощный и не сдающийся ни при каких условиях механизм, отчего сопротивляемость и нормальный жизненный потенциал тела сразу же возросли в несколько десятков раз. Теперь вся энергия и все импульсы нового включившегося в работу механизма были сосредоточены лишь на одном: во что бы то ни стало выжить перед обрушившейся на него опасностью, - а значит: не позволить чужой, направленной против него агрессии себя уничтожить! Организм Фрэнка черпал силы и поддержку для собственного освобождения из всего окружающего, не пренебрегая для поставленной им высокой цели даже сугубо отрицательной энергией своего душителя. Всё "Я" Стоуна переместилось лишь на узкую полоску его шеи, оказавшуюся под струной, и на его два вовремя просунутых им под проволоку пальца. Мышцы шеи, ещё минуту назад почти что перерезаемые струной, теперь страшно напряглись, закаменели и, отторгая от себя всё постороннее, начали увеличиваться в объёме. Сталь перестала врезаться в плоть, и мозг смог, наконец, получить ту долгожданную порцию омывающей его и обогащённой кислородом крови, которая была так необходима для дальнейшего функционирования всего постепенно ослабевающего организма.
   Фрэнк почувствовал, как из него выделилась некая никогда не испытываемая им раньше сила, поддерживающая его, которой он мог своей волей довольно непринуждённо управлять. Он тут же, не долго думая, воспользовался этой неожиданно предоставленной ему возможностью и, явственно представив себе, что он может упираться вновь приобретённой, только что рождённой из него силой в пол, преодолел мощный прессинг со стороны своего душителя. Медленно разогнув спину, Стоун поднялся с колен и выпрямился в полный рост. Мёртвая хватка стальной нити ничуть не ослабла, но она была ему уже не страшна. Он мог теперь довольно хорошо контролировать сложившуюся ситуацию. Также медленно, всем корпусом, Фрэнк повернулся вдоль струны лицом к своему противнику. Перед ним стоял подросток, лет четырнадцати, худощавый, с невообразимой силой в руках и с безжалостными, полными тоски и злобы глазами - расчётливыми глазами изголодавшегося зверя, безуспешно пытающегося взять верх над превосходящим его по силе и ловкости противником.
   Стоун ткнул парню под живот дуло находящегося у него в руках огнемёта и спустил курок. Подросток тут же на его глазах распался на тысячи мельчайших осколков и исчез, растворившись в воздухе, как будто его до этого никогда и не было. Пламя, ударившись об возникшую у ней на пути стену, покатилось назад и чуть было не обдало Фрэнка своим раскалённым дыханием, не успей он перед её дуновением вовремя выскочить за дверь.
   Волна огня прошла по комнате, жадно пожирая случайно попадающиеся на её пути предметы. Рама, прислонённого к левой стене холста, всё ещё находящегося без злобного бойкого отрока, когда-то нарисованного на нём, а теперь свободно разгуливающего по дому, также занялась было пламенем, но однако в следующее мгновение, как-будто, чья-то невидимая рука тотчас же сбила с неё танцующие языки огня, сдула их на пол и не дала полотну вспыхнуть. Пламя сжирало всё вокруг: дерюгу на почившем Моргане, чёрные рясы на целующихся сиамских близнецах, деревянный лежак вместе с щупленьким человечком, подвешенным на нём - ничто не могло ускользнуть от её всепоглощающего зева. И только пустая, ничего не изображающая картина, выделяясь на фоне стены среди разыгравшихся огненных бликов неподвижным тёмным прямоугольником, оставалась в нетронутом стихией, девственном состоянии.
   Ворвавшись ещё раз, словно смерчь, в пылающую комнату, Фрэнк направил дуло огнемёта точно на полотно и всей мощью его огненной бушующей струи старательно омыл усердно сопротивляющийся своему уничтожению холст. Картина вспыхнула, и тут же на ней между пузырящихся пятен плавящейся краски снова возник с синюшним лицом подросток вместе со своим контрабасом, на порванных струнах которого он теперь крепко и безнадёжно висел. Парнишка сначала бешенно и страшно извивался, словно в дикой неистовой пляске, на охватившем его импровизированном костре, но затем понемногу начал терять свои реальные очертания в пожирающей его стихии. Гнида, скрывающаяся в нём, под давлением невыносимо высокой температуры выскочила из его груди и, вся обьятая пламенем, принялась безумно носиться по раскалённой от разбушевавшегося огня комнате.
   Фрэнк, подперев огнемётом дверь со стороны коридора и сам обессиленно облокотясь на неё, услышал леденящий душу, пронзительный визг, который на мгновение застыл в воздухе, как мыльный пузырь, а затем бесследно растаял, навсегда растворившись во внезапно наступившей гулкой тишине пустого дома.
  
  
  
   Девушки, до смерти напуганные диким воплем, явно донёсшимся до них из подвала дома, с нетерпением и с едва уже теплевшейся надеждой ожидали благополучной развязки нахлынувшей на них, как гром среди ясного неба, трагедии. Притаившись в машине с работающим двигателем, они были готовы в случае угрожающей им опасности, не теряя ни минуты драгоценного времени, тотчас же спешно выехать со двора. Флоранс, судорожно вцепившись в руль, не сводила глаз со всё ещё светящегося окна комнаты связи, снова и снова переживая в душе увиденную ей там жестокую картину обезглавленного тела Майка. Мэри же, прилежно молясь про себя Богу, неотрывно смотрела в тёмный проём приоткрытой маленькой двери, ведущей в подвал, где уже более получаса тому назад исчез Фрэнк, и беззвучно плакала, время от времени прихлёбывая из миниатюрной бутылочки коньяк, которую ей выдала для успокоения Флоранс. Вдруг она заметила, что из дверцы, за которой она так пристально следила, начал густыми серыми клубами валить дым. Подвал без сомнения горел, а Фрэнка до сих пор с ними не было. Отложив бутылочку в сторону, Мэри вышла из машины и, не раздумывая, пошла в сторону арсенала.
   - Стой! Не ходи туда, он сейчас вернётся! - выскочила следом за ней Флоранс.
   Мэри остановилась, продолжая пристально вглядываться в исходивший из подвала сизый дым. Флоранс подошла к ней, обняла за плечи и также с беспокойством уставилась на приоткрытую дверь.
   Наконец, на пороге появился почерневший от копоти, улыбающийся Стоун с огромным гранатомётом, висящим на его плече, и с канистрой горючей смеси в руках. Мэри радостно рванулась к нему навстречу. Добежав до него, она крепко обхватила Фрэнка двумя руками за шею и счастливая повисла на нём, оторвав обе ноги от земли. Он прижал её к себе одной, свободной от канистры, рукой и поцеловал в губы.
   - Мы должны уходить! - шепнул он ей на ухо и, поставив Мэри на землю, крепко обнял её и быстро повёл к машине.
   - Зачем ты прихватил с собой эти штуковины? - подойдя к ним, подозрительно покосилась на горючее и на гранатомёт Флоранс. - Разве ещё не всё кончено?
   - Мальчишки больше нет! - успокоил её Фрэнк. - Но кто его знает, что нам предстоит пережить дальше? Может быть, эти, как ты говоришь, штуковины нам ещё, как-никак, пригодятся!
   Подойдя к машине, они захлопнули гранатомёт и канистру в багажнике и поспешили сами усесться в салон. Из подвала, откуда ещё только несколько минут тому назад вышел Фрэнк, уже вырывались длинные языки пламени. Флоранс, усевшаяся за руль, немедленно направила автомобиль к выезду из Резиденции. И вот, когда они уже находились за воротами, из арсенала раздался оглушительной силы взрыв, обрушивший весь симпатичный фасад дома и давший затем новый импульс бушующему огню. Через мгновение добротное внушительное здание пылало, как свечка, уничтожая вместе со своей кончиной все те отвратительные деяния и страхи, за последнее время произошедшие и накопившиеся в нём. Но вместе с тем в дыму и пламени исчезали, увы, и последние надежды на восстановление когда-нибудь в будущем правовой, рассыпавшейся в прах, идеалистической организации, в своё время направленной, вроде бы, на преследование обмана и злобы и на защиту справедливости и добра.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   200
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Л.Маре "Рождественские байки некромантки"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"