Ганеева Екатерина Адалатовна: другие произведения.

Русские в доме Адамсов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всем любителям фриков и просто веселым людям посвящается!


Русские в доме Адамсов

   Сбылась таки мечта студентки иняза, уроженки глубокой провинции нашей родины. Отправили ее в Америку на все лето - в английском попрактиковаться, по свету поездить, людей повидать, а главное, денег заработать. Прасковья Федорова, двадцати трех лет от роду, была этому безумно рада и готовилась к поездке за месяц. Понятное дело, загодя знала, что работать в Штатах будет не танцовщицей или менеджером, а какой-нибудь уборщицей. Вот и получилось ладно-складно, что фирма-отправитель нашла ей вакансию домработницы у какой-то богатой семьи в уютном таком городке.
   Прасковья, еще когда подписывала бумажки в американской конторе, долго недоумевала, что эти американцы лопочут, выспрашивают о страховке, о здоровье, говорят, работа страсть какая тяжелая, никто у этой семейки больше недели не выдерживает. Прасковья только усмехнулась. Не коров же гонять ее заставят!
   Дом был огромный, двухэтажный и порядком обветшалый. "Ага, ворота смазать надо, вредничают, чего доброго прихлопнут насмерть!" - сразу сообразила девушка, заходя в обширный двор. Дверь открыл угрюмый верзила. На каком языке он рычал, Прасковья не поняла, но объяснилась:
   - Хэллоу! Ай эм ёр нью хаузмейден!
   Пока жуткий мужик думал (сразу видно - не хозяин тут), Прасковья со своими чемоданами наперевес вошла в темный холл. И обомлела: на громадной лестнице, ведущей со второго этажа, стояла ну вылитая ведьма. Спустилась, пошатываясь, ручку протянула новоприбывшей и томно так выдыхает:
   - Ах, здравствуйте, мы Вам так рады! У меня ж трое детей, мама больная, муж чудит - помощь в хозяйстве нужна... А все домработницы убегают! Вас как звать?
   - Прасковья, - это уже не стесняясь акцента, чисто по-русски говорить можно.
   - Прасковья! Ах, какое имя! Грозное, темное, сильное, - голос роскошной ведьмы поплыл вверх. - А я - Мортиция Адамс.
   Глядит на нее Прасковья и думает: американка от трудной жизни совсем белая. Ей бы кушать получше, а то руки прям костлявые...
   Познакомили Прасковья со всеми. Тёща у них самая настоящая ведьма, и готовит что-то жуткое, никак ведьмачьи свои гадости. Впрочем, Мортиция эта тоже как полоумная что-то в котлах мешает и читает непонятно что со старых книг. Отец семейства, знойный испанец, постоянно с женой воркует на каком-то другом языке. Сын у них был ничего, справненький, а вот девочка - совсем заморыш, да ещё злющая, глазами сверлит и всё что-то допытывается. Младшенького Прасковье показали, но трогать не дали, сказали, не для слабонервных. Она решила, что он наверняка больной, у американцев все дети хворые.
   И началась у Прасковьи американская работа. Если в мыслях себе представляешь сумму, которую тебе каждый месяц давать будут, то и трудиться легче. В первый же день новая домработница без лишних слов всюду пыль вытерла, грязи вынесла немерено, у семейки аж лица вытянулись. На кухне всю посуду перемыла. Как же можно старинное серебро в таком виде хранить, пусть даже и на нем какие-то монстры отчеканены?
   Спать Прасковью уложили чуть ли не в подвале, но она не обиделась. Ночью жутко хлопали створки дверей и окошка под потолком, хоть и ветра не было. Благо, в коридоре нашелся молоток с гвоздями - Прасковья быстро все прибила как надо, и почти тихо. По крайней мере, хозяева не спустились. А с утра за работу опять. Солнце едва встало, а Прасковья на первом этаже окна все помыла, как бабушка учила - мылом и спиртом, не всякими дорогими средствами. Правда, дочка хозяйская визг подняла, ей, мол, глаза слепит. Так Прасковья ей очки солнечные посоветовала надеть. А пока светло было, она и шторы, и занавески успела постирать, их правда немного нашлось, потому что окна в доме либо заколочены, либо с жалюзи. Тут уж и Мортиция встрепенулась: ах, умираю, солнечные ожоги получила. Так Прасковья быстро ей сметаны свежей принесла, говорит, намажьте, вмиг пройдет. Ну, ее муж взялся мазать, и до вечера они из спальни не выходили.
   Устала Прасковья за день, ночью и не слышала, что ей дети дверь заколотили. Но она-то знала, как гвозди отодрать. И как колючую проволоку собрать. Прасковью сразу удивило, сколько у них тут колюще-режущего добра. Она матери сказала, о детях надо позаботиться, но мисс Адамс явно с придурью была, ответила, что так и надо. А Прасковья заметила, что девочка своему брату пыталась голову секирой снести, а он ей вроде косы ножом отрезал, а сам хотел скальп снять, и потихоньку ножи все упрятала. И спички заодно - даже перевела знаменитую фразу, что они детям не игрушка. Через недельку Прасковья совсем освоилась, ей день выходного дали. Пошла она погулять в сад. А там не сад - болота и кладбище. Прасковья перекрестилась и потом у памятников где цветочки положила, где конфет и зерна рассыпала на помин душ иностранных. Американцы на статуи только любовались. Охали, конечно, когда увидели, что все статуи и памятники голуби загадили... Пагсли, сыночек их, голубей стал ловить и потрошить. Прасковья посмотрела, что парень в этом ничего не смыслит, отобрала нож и показала, как это делается. В русской деревне кур резать - обычное дело, не экзотика!
   В магазин Прасковью посылали редко, но как только ее местные видели, то как-то странно себя начинали вести. Кто подойдет крестик подарит, кто, наоборот, от нее отшатывается. Одна продавщица даже спросила: а чего вы так долго, целый месяц у Адамсов работаете? Прасковья в ответ: да мне еще два осталось! А она: хорошо, что теперь их дворецкий за покупками не ходит. От него, говорит, гнилью несет. Прасковья ей: да он ж слабоумный какой-то! Его, наверное, из жалости держат, Адамсы ж люди добрые... Продавщица мелочь рассыпала.
   Что сильно мешалось в доме, так это вездесущая ходячая рука по имени Вещь. Прасковья со счета сбилась, сколько раз она на нее наступала, шваброй невзначай стукала или стулом придавливала... Вещь быстро смекнула, что иностранную домработницу ничем не испугаешь, и стала поменьше на глаза ей показываться.
   Родители Прасковью не забывали - прислали ей банку любимого варенья. Русская душа щедрая, вот и Прасковья с этим вареньем пирожки напекла, всю семью американскую угостила. Дети сдобы отродясь не видели, носы воротили. А Мортиция потом долго причитала, что вес набирает с Прасковьиной стряпней, но это только из-за кокетства. Она как была шваброй в черных шелках, так и осталась.
   В середине лета родители Адамсы уехали к родственникам в гости. Тут и началось веселье. Старуху Адамс Прасковья еле уговорила к кухне не подходить и сама стала готовить. Правда, Уэнздей и Пагсли наотрез отказывались есть, но только до тех пор, пока Прасковья не напридумывала всяких жутких названий для простых русских блюд. Вот и стал борщ "вампирским зельем", селедка под шубой "морской катастрофой", гуляш "мечтой людоеда", а вареники - "свежеотрезанными ушами с начинкой". С детьми вообще просто было. Особенно после того, как Параша им на ночь стала рассказывать русские сказки - про мертвецов, колдунов, Бабу-Ягу и прочую нечисть (заодно и много новых слов узнала).
   Добралась домработница и до оранжереи. Весь мусор, сухие растения убрала и во дворе сожгла (дети радовались, в какую-то инквизицию хотели поиграть), а клумбы и горшки полила и посадила красивые цветочки. К приезду Мортиции и Гомеса они как раз распустились - желтые ирисы, бордовые гладиолусы, белые ромашки... Красота! Мортиция от избытка чувств в обморок упала.
   Старуха Адамс взялась ее лечить. И тут Прасковья себя показала, сама отваров успокаивающих наготовила. Уэнздей ее спрашивает: а любовное зелье слабо сварить? Прасковья ей: нет, таких не знаю. Девочка только фыркнула. А домработница: у нас по-другому привораживают, не зельями... Пару рецептиков помню, записывай!
   И работа, и семейка Адамсов, и зарплата Прасковье нравились. Она не зря с собой захватила немного сувениров из России. Подарила Гомесу Адамсу сигареты "Прима", он был заядлый курильщик и утверждал, что ему ни один табак в голову не бьет... Наверное, в "Приме" не только табак был, потому что, покурив русских сигарет, Гомес долго созерцал ночное небо, обнимая шпиль часовни, а потом побежал со шпагой наперевес громить дом соседа-судьи. Успокоила его только русская водка.
   Лето шло быстро и весело. Подошел к концу август. Добрые все-таки эти американцы. Слова дурного не скажут, косо не посмотрят... А что дети в гильотину играют, а дворецкий пыль всюду рассыпает - так это не страшно Прасковья нарадоваться не могла: дом Адамсов добела отмыла, порядок навела, мамашу их откормила, денег заработала. И много музыки классической узнала, всяких там похоронных маршей... Перед отъездом Адамсы рассказали Прасковье, что у них у самих русские корни есть, и что они были очень рады пообщаться с ней. Прасковья им: ну, если понравилось, так в следующем году приглашайте, обязательно приеду! И русских мультиков и сказок детям привезу, а то что они с этими драконами да маньяками возятся...
   И кто сказал, что американцы тупые, а Адамсы - семейка демонов и ведьм?
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"