Ганзеловская Анна Юрьевна: другие произведения.

Сроком в одну луну

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пока эльфы проникают на территорию Королевства, Граф и его помощник ищут по всему королевству одну НЕ ОЧЕНЬ толковую девушку, укравшую у них ОЧЕНЬ важную Книгу. Только суть в том, что Книга-то как раз эльфийская, и девушка считает своих преследователей предателями Короны. Она стремится в Столицу, чтобы рассказать обо всем Королю, только вот получится ли у нее, если она никто иная, как обычная разбойница, можно узнать, только дочитав эту историю до конца.

  
  Здесь вас не судят строго,
  Но кто помыслит зло на нас,
  Пусть послушает наш сказ!
  Нас всех одна дорога
  Ведёт куда-то по земле,
  Только дольше б быть в седле!
  (с) Бергтора "Змей Горыныч".
  
  Пролог.
  Рин Аррениус.
  С утра лил сильный дождь. Да такой, что дороги славного Арита развезло в непролазную грязь. Не все дороги, конечно же, а те, что на окраине, где обитатели не отличаются чистоплотностью и заботами о светлом Тирховом приеме. В общем-то, если быть честным, этот район в основе своей славился наемниками. Не Гильдией, занимающейся наймом с разрешения нашего славного Короля. А теми, кто обходит Закон, изворачивается, промышляя кражами и убийствами. Аритский градоправитель в курсе дел горожан с окраины, иногда даже устраивает рейды. Только толку с этого ноль, ибо не зря ходят слухи, что Ночное Братство города Арит щедро отсыпает в городскую казну некую часть своих доходов. Вот и выходит, что вроде бы борются с преступностью, а она никак не иссякнет. Благо хоть нос не задирает - пока лично не перейдешь дорогу этой самой преступности, можешь жить спокойно.
  Но лично у меня на всякий случай (а случай действительно мог быть всяким) имелся кинжал в голенище сапога. И где-то поблизости должны быть мои люди. Проверенные, сильные и ловкие. Неподкупные, в отличие от некоторых людей градоправителя, ибо проверены не раз.
  -Господин, она в таверне, - нагнал меня Парнас, посильнее заворачиваясь в плащ. Хоть дождь к вечеру и закончился, было холодно. Осень подходит к концу, со дня на день снег пойдет, а тут все дожди да грязь... А может он просто прятал меч, висевший на поясе? Я хмыкнул, ускоряя шаг.
  -Действуем по плану, - прозвучало в очередной раз предупреждение.
  Парнас исчез так же быстро, как и появился. А рядом со мной горой возвышался Тапр. Мой друг и товарищ. И орк. Говорят, они не умеют ни дружить, ни служить. Но обязанные друг другу жизнью (был один случай...) мы близки, как не всегда близки родные братья.
  Кстати о братьях...Пора бы выполнить задание...
  Тапр остановился как раз напротив нужного нам здания. Лачуга, внешним видом похожая на все остальные, отличалась вполне яркой вывеской "Три кружки", символизирующей названную посуду в количестве трех, по краям которых очень уж правдоподобно изображалась поднявшаяся пивная пена. Я осмотрел тихую улочку, потопал ногами, стряхивая грязь на такое же грязное крыльцо, как и улица за моей спиной. Отметил задрожавшие пальцы протянутой к дверной ручке руки. Откашлялся и, наконец, распахнул дверь в сие заведение.
  В очередной раз хмыкнув, я искренне поразился, как порой может не соответствовать наружность содержимому. Внутри было тепло и светло. Даже не чувствовалась гарь чадящих сальных свечек. Пахло чесноком, вязанки которого были развешены на стене за стойкой хозяина, и готовящимся на кухне мясом. Помещение было не очень большим, потому пятеро постояльцев, казалось, занимали его все. Но занимали так пропорционально, что сюда бы с лихвой влезло еще человек тридцать, а вон та проворная служаночка все равно могла бы сновать между клиентами легкой трусцой. Удивительно.
  Мы с Тапром прошли к свободному столу у стены, оглядывая пятерых посетителей. Трое разбойного вида бородатых мужиков, даже оружие не прячут. Сидят за центральным столом и смакуют пиво с зажаренными до хруста шкварками. Еще один мужчина сидел у противоположной нам стены. Звали его Рик, и был он одним из моих людей. А вот последней была девушка, сидящая за ближайшим к двери столом. Сидела она к нам спиной, уплетая за обе щеки свой поздний ужин. Длинные черные волосы были заплетены в витиеватые косички, собранные на затылке в хвост. На широком поясе имелись кармашки, заполненные "рыбками", на левом запястье наруч. Рядом на лавочке лежал плащ, полупустой колчан и лук со снятой тетивой. Часа два как вернулась из предместий Арита.
  Лучница. Лучший стрелок Ночного Братства. Как стало известно из достоверных источников - самая дорогая ее работа имела стоимость чуть больше двух тысяч лартов. Убрала одного важного вельможу с охранным амулетом одной стрелой, пущенной из местечка между домами, ширина которого была всего около полуметра. Как уж она поместилась там с луком - загадка. Но бросившиеся на поиски стрелявшего стражники даже не догадались заглянуть в ту щель. Так она и смылась.
  Еще известно, что девица уже не раз избегала виселицы, буквально успев сказать той "здравствуй!". Изворотливая, хитрая, верткая, будто посланница самого Ведигла, лучница пользовалась уважением не только своих сотоварищей, но и тех, кто пытался ее схватить.
  -Что закажут господа? - переступила с ноги на ногу служанка. Видимо вопрос был задан не в первый раз.
  -По кружке пива, - положил я на стол ларт.
  И едва служанка принесла сдачу и напитки, как нужная мне личность встала со своего места. Тяжело отдуваясь после сытной трапезы, натянула плащ, перекинула через плечо лямку колчана, так что он оказался на уровне бедра. Подхватила лук и, кивнув хозяину таверны, стоящему за стойкой, направилась к выходу.
  Ну вот, сейчас начнется, мысленно оскалился я.
  Поднял свою кружку с пивом, кивая Рику за столом напротив, и тут же сделал большой глоток. Пиво было прохладным, и небольшие пузырьки приятно защекотали язык. Когда я поставил пустую кружку на стол, ни Рика, ни Тапра в таверне не было. Зато само помещение стало теснее еще на четверых посетителей. Пора было выдвигаться и самому.
   Не спорю, что ребята знают, насколько она может быть опасна. И что они знают, что нужна она исключительно живой и желательно здоровой. Ну, а если уж и начнет сопротивляться, то я как раз успею вовремя.
  Сжимая в кармане плаща завернутый в тряпицу нож, лезвие которого было смазано небольшим количеством яда, я направился к тому месту, где мы с ребятами собирались ее повязать. И по характерным звукам крупной потасовки понял, что ребята уже начали выполнение задания.
  Пришлось ускорить шаг.
  
  
  
  Глава 1.
  Кап-кап... Кап-кап...
  За один глубокий вдох успевают упасть две капельки. Мерзко плюхаются в лужицу, оглашая пространство монотонным звуком. Чуть поворачиваюсь, морщась от ломоты во всем теле, и в лицо начинает светить яркое солнце. Прикрываю глаза рукой, медленно откатываюсь от квадрата солнечного света, очерченного на полу оконной рамой, и приподнимаюсь на колени.
  Итак, пустая полуподвальная комната, одна стена имеет окошко с толстым стеклом под самым потолком, другая - дверью, третья-аккуратно составленными ящиками, а с четвертой как раз и стекали ручейки, опадая на каменный пол мерзкими каплями.
  Осмотрев помещение, и не обнаружив видимой угрозы, принялась осматривать себя. Башмаки, представляющие собой грубо выделанную кожу и перетянутую на щиколотке веревочкой. Рваная одежда под таким слоем грязи, что трудно представить цвет. Единственное, что представляло собой ценность - широкий пояс с металлическими заклепками и небольшими кармашками, сейчас пустыми.
  Одна рука в перчатке, в прорезанной дыре которой виднеется глубокий порез, на другой -наруч. Ощупывание головы и лица выявило присутствие запекшейся крови на губе и витиевато заплетенных длинных косичек, собранных на затылке в хвост.
  Пить-то как хочется...
  Едва перебирая ногами и чувствуя стопами мельчайшие шероховатости каменного пола, добралась до влажной стены. Оторвав более чистый кусок нижней рубашки, собрала им влагу и осторожно отжала на губы. Стало чуть полегче.
  Хм, соображаю вроде неплохо. Единственное, что меня пугает - это самочувствие. Мышцы болят так, будто до этого по мне стадо диких коров пробежало. А учитывая состояние одежды, нисколько не удивлюсь, если так оно и было...
  За дверью раздались приближающиеся шаги. Если не подводит слух, либо звук не разносит эхо каменных стен, их двое. Один очень крупных размеров, шагает тяжело и размашисто. Второй...обычный человек. Шуршит одеждами, господин какой, что ли?
  Встаю сбоку от двери, прислоняясь к стене и собираясь с силами. Сейчас дверь откроется, и...
  Их оказалось трое. Третий передвигался совсем бесшумно, даже его одеяния не выдали его присутствия. И хоть он не вошел в помещение, я чувствовала, что он здесь, за дверью. Здоровым оказался орк. С серой кожей, подсвечивающей на солнце, будто серебро, чубом черных волос, широкой спиной и горой мышц, спрятанных под меховую безрукавку. С коротким ятаганом в лапе, он вошел первым. Вторым действительно оказался человек. В красном плаще, сапогах, коричневом камзоле и шляпе с длинным пером птицыяи, касающимся холеной щеки.
  -Где она? - спрашивает тот, что с пером.
  -Тут, - отвечаю я. Голос у меня хриплый и тихий.
  Меня выволакивают на середину комнаты, орк на всякий случай держит у моего бока кончик лезвия своего клинка.
  -Это она? - господин морщит губы, оглядывая меня с ног до головы. - Лучший стрелок?
  -Лучший стрелок Ночного Братства города Арит, - вмешивается в разговор тот, что стоит за дверью, и проходит поближе к Господину. Его лицо кажется мне смутно знакомым, но от попытки напрячь память, голова будто трескается. - Она оставила там дюжину наших людей, прежде чем ее удалось поймать.
  Надо же, какая я оказывается... А я ничего не помню о том, как оказалась здесь. Внимательно слушаю, что они еще скажут.
  -Я не пущу...это, - уничижающий взгляд на мою персону, - за свой стол. Да она и не согласится.
  -В ее крови яд киара... Не смертельная доза, конечно же. Именно поэтому она сейчас так "спокойна". Если она не согласится на наши условия, умрет через луну в муках. Тапр, - приказали орку, и тот послушно ткнул в мой бок кинжалом, вытащенным из небольших ножен, расположенных с другой стороны от висящего на поясе ятагана.Не до крови, но вполне ощутимо, явно побуждая к каким-то действиям.
  Застонав от охватившей тело боли, чуть не потеряла сознание. Но орк не дал мне этого сделать. Убрав клинокобратно в ножны, он попытался сделать мне подсечку и уронить на обе лопатки. Мозг, кажется, еще только переваривал нужное решение этой проблемы, а мое тело уже само ушло от подсечки в прыжок, извернулось в воздухе под каким-то невероятным углом. Успеваю оттолкнуться от плеч орка и приземлиться за его спиной... тут же получив мощный толчок ногой в живот. Отлетаю к "плачущей" стене и скатываюсь по ней, закашливаясь выбитым из легких воздухом. Из губы снова сочится кровь.
  -Тебе нужно противоядие. И оно у нас есть, - холодным голосом говорит тот, что пришел с Господином и орком. - Но чтобы получить его, ты должна выполнить поручение.
  -Какое? - хриплю еще сильней, чем до "знакомства" с ними.
  -Это уже более продуктивный разговор. Рин, приведите это чудо в человече-ское состояние. Я не могу говорить о делах за пределами своего кабинета.
  Господин вышел. За ним комнату покинул орк, но остался стоять за дверью. Рин оглядел мое распростертое у стены тело и кивнул на выход. Второго приглашения не потребовалось: собрав всю силу воли и все силы, что еще были в моем организме, медленно поднялась и, придерживаясь одной рукой за стены, начала передвигаться к двери.Морщусь, снимая перчатку и, наконец, понимая, как яд оказался в моем теле.
  -Сейчас пришлю помощь, - сообщает Рин и уходит по длинному коридору, заканчивающемуся ведущей наверх лестницей; не отставая от него, уходит Тапр.
  Через несколько минут (я как раз добралась до середины коридора), на помощь мне прибежала молоденькая служанка, совсем девчушка. Мысль свалиться ей на руки и позволить тащить меня куда угодно, пришлось подавить в зародыше.
  
  К платьям я оказалась не готова. Совсем неудобная одежда, раньше я их не носила. Но две служанки, что отмывали меня, растирали ароматными маслами и делали прическу, решительно заявили, что Господин Рейвар Уфранский предпочитает видеть на девушках исключительно женственные наряды. Ругаться с покорными своему хозяину женщинами я посчитала глупым.
  Кабинет Рейвара Уфранского оказался настоящим произведением искусства. Из-за светлых тонов - в интерьере присутствовали исключительно белые и жел-тые цвета - помещениеказалось очень просторным.Инкрустированные золотом рамы картин, старинные вазы, мягкая мебель. Ковер от стены до стены с витиеватым узором золотыми нитями. Широкие, открытые окна с занавесками из прозрачной материи, танцующими на легком,не по-осеннему теплом сквознячке. И камин. Сейчас он не горел, но размерами своими впечатлял. И навевал приятные мысли о холодных зимних вечерах, проведенных в компании живого огня.
  За рабочим столом у дальней стены сидел сам Господин. Слева от двери у изящной скульптурки стоял Рин. Походная одежда, запыленный плащ, стоптанные сапоги... Смотрелся он в этой комнате столь же нелепо, как и я сейчас смотрелась в платье.
  -Ардария Барск! - приподнялся со своего кресла хозяин кабинета, оглядывая меня широко раскрытыми глазами. - Да вы прелестны, дитя мое.
  Фи, сам старше меня, может, года на четыре. Пять максимум. Знакомая черта поведения сильных мира сего: называть девушек именно так, сталкивались - знаем.
  Стою молча. Жду решения собственной судьбы.
  ...Даромир не зря считался в нашей команде самым умным. Именно он научил меня читать и писать. И именно он научил меня различать виды животных. И как действуют их яды, если эти самые животные ядовиты. В "работе" стрелка многое может пригодиться - мало ли, как надо выполнить заказ. Пока меня мыли и наряжали, капризная память одумалась, и я вспомнила все. В том числе киара с ядом из его игл. Если не получить противоядие, действительно можно умереть, и даже раньше, чем через луну. Потому я действительно так"спокойна": мне необходимо выжить в любом случае. И убраться как можно дальше из Арита...
  -Рейвар, перед тобой убийца, - Рин будто ушат воды вылил на Господина. Тот захлопнул челюсти и опустился на свое место. Странные у них отношения...
  -Когда я получу противоядие? - голос мой с последней встречи окреп. И хоть оставался тихим, отнюдь не являлся подобострастным. Ночное Братство еще не настолько утратило свою гордость, чтобы показывать слабину перед кем-либо.
  Господин Рейвар кашлянул. Но я и головы не повернула в его сторону. Пока этим неведомым мне вопросом занимается Рин, именно его ответ я бы хотела услышать. И слышу.
  - От тебя требуется сопроводить в Растлиэль графа Уфранского. Он должен вернуться в Арит через две четверти после того, как выедет за пределы города.
  -На него ведется охота?
  -Нет.
  -Тогда не боитесь ли вы, что я сама прибью вашего графа, возьму противоядие и смоюсь прежде, чем вы выговорите его полный титул?
  -Не боюсь, - усмехнулся Рин, - я отправлюсь с вами.
  -Тогда мне тем более не понятно, зачем нужна я. Неужто господину не хватает охранников, что он берет в попутчицы в пограничный эльфийский город разбойницу?
  -Вся прелесть вашего присутствия в том, - начал было Рейвар, но Рин перебил его.
  -Эльфам претит сама мысль о том, что женщина может держать в руках лук. Потому они даже не смогут помыслить о том, что ты владеешь им в совершенстве, потому ты и будешь прикрывать наше там присутствие, потому нам и нужна ты.
  -Допустим, граф вернется в Арит целым и невредимым. Допустим, - повторила я, уже представляя как бешено колотится сердце графа в паре метров от меня. Я думала, решается моя судьба, а здесь замешан благородный. И моя душа осталась со мной, в то время как его, наверняка, ретировалась в область пяток от осознания, что он может не вернуться.
  -Что ждет меня по возвращению? - и я, приподняв подол длинных юбок, даже чуть шагнула вперед. Зажимая платье порезанной рукой настолько крепко, что на нем появились капельки крови из раны.
  -Жизнь, - только и сказал Рин. Прошел от скульптурки, у которой стоял все это время, к полкам с книгами и скрестил на груди руки, чуть навалившись на перегородку шкафа.
  В голове крутилась куча вопросов. Еще больше в голове крутилось планов как бы поскорее смыться прямо из кабинета. Сам граф вряд ли может представлять собой серьезного противника. Пусть благородных с детства учат воинским дисциплинам, но неделя "школы" Ночного Братства с лихвой заменят месяц их обучения. А если ты с детства на улице, то жизнь научит и более серьезным вещам.
  Совсем другого рода был Рин. И его орк, что стоял за дверью кабинета. Учитывая сложившуюся ситуацию, я согласилась на те условия, что они диктовали мне. В конце концов, за время похода все может измениться. Надеюсь, в лучшую для меня сторону...
  
  Глава 2.
  Расположение городов Арит и Растлиэль таково, что, если ехать по прямой, едва наберется два дня пути, в то время как по тракту выходитпочти пять суток. Вот такой краткий инструктаж я и получила от Рина. Через лес имимо озерца, дорога ведет к границе с эльфийскими землями. Скрытый от чужих взглядов город Высоких открывается, только если "гостей" сопровождают подопечные хозяев, которые знают тайное слово-ключ. Следовательно, на границе нас встретят. И "благосклонно" проводят до нужного места. Только вот выпустят ли? Совсем другой вопрос.
  Дело в том, что около пятисот лет назад, едва закончилась война между людьми и эльфами, Короли обеих стран подписали негласный договор "о мире". По нему выходило, что людям и эльфам категорически запрещалось нарушать границы государств, а так же вмешиваться во внутриполитические дела друг друга и влиять на ход истории.Человеческая память недолговечна в отличие от эльфийской: у людей сменилось почти пять поколений, а среди эльфов все еще живут участники той войны.
  Среди верхушки Ночного Братства ходят слухи, что в эльфийских краях становится неспокойно. И ближайшие к этим краям деревни не раз жаловались наместникам на произвол Высоких. Якобы наш Король стал слишком стар, чтобы предпринять какие-либо меры по решению возрастающего конфликта, и, возможно, совсем скоро все эти недомолвки могут вылиться в новую войну.
  Когда Рин сказал, что мы отправляемся к эльфам, у меня возникли две мысли. И обе были отнюдь не столь радужны, как бы мне хотелось. Первая: граф Уфранский налаживает контакт с Высоким народом, тем самым являясь предателем для всего Королевства Девон. Вторая: граф Уфранский налаживает контакт с Высоким народом, но уже не из личных побуждений, а с целью усмирить нарастающие недовольства на границах. А из этого вытекает, что дела в Королевстве - хуже некуда, если политические переговоры берет на себя простой благородный, даже не относящийся к королевской семье.
  
  Меня не пристегнули к лошади, мне оставили клинок, забрав, правда, лук со стрелами. Мне даже выдали собственную сумку с запасом еды и воды...правда этого запаса хватило бы разве что ребенку на один полдник, потому этот запас постоянно пополнял лично Рин. С каждым таким пополнением я очень жалела, что у меня нет камня Илизара -уверена, что они продолжали подсыпать яд мне в пищу.
  Карету с графом кроме меня, Рина и орка сопровождали семь воинов в полном обмундировании. Как по мне, так скорее они защищали графа не столько от кого-либо, "страстно желающего" напасть на него, сколько от меня. Если судить по тому, как эти семеро смотрели, я должна была покончить с жизнью, едва мы покинули стены Арита, причем, чем бы мучительнее я это с собой сделала, тем им было бы радостнее. Не дождетесь, ребятки. Планирую продолжать топтать эту землю еще лет пятьдесят как минимум, и желательно подальше от такого "приятного" общества.
  Итак, сопровождение. Далеко впереди, как, якобы, разведчик, ехал Тапр. Перед каретой - три воина, сразу за ними я, а с другой стороны дороги - Рин. По бокам от кареты и сзади, замыкающими, ехали еще по два всадника.
  Ближе к вечеру Рин перебрался на мою сторону дороги. Он обращал на меня внимания ровно столько, сколько нужно опытному бойцу, чтобы оценить мое состояние и по выражению лица понять мои намерения. Намерения у меня пока были вполне демократическими, то есть, удирать я не собиралась: синтезировать противоядие к яду киара самостоятельно не сумею.
  -Ты ничего не хочешь спросить? - ближе к полуночи наши лошади уже ехали совсем рядом. Остановиться на ночлег граф не пожелал.
  -Нет. Да и незачем.
  -Это почему?
  -Чем меньше я буду знать, тем меньшую опасность буду представлять для вас. Значит, вы должны будете отпустить меня без каких-либо проблем.
  -Логично, - кивнул Рин. Туча, закрывшая своим черным телом нарастающую луну, погрузила его лицо в тень.
  
  Привал все же пришлось устроить, но уже ближе к утру: пошел дождь. Семерка воинов поспешно расставляла шатры, назначала дозорных, разводила костры, над которыми уже висели котлы для приготовления пищи.
  Я сидела подле своей лошади чуть в стороне от этой шумихи и точила о данный мне Ионом камень поясной нож, когда ко мне подошел граф. Укутанный в плащ так, что у него едва ли торчал кончик носа, он высоко поднимал ноги, боясь испачкать зеленые сапоги с шикарной Картугской отделкой в размокавшей от дождя земле.
  -Не соизволит ли леди украсить своим присутствием сегодняшний завтрак моей скромной персоны? - витиевато начал он.
  Я оглядела притихший лагерь из-под челки, потом подняла взгляд на Господина Рейвара.
  -Вы уверены?
  -Э-э-э... - он засомневался. Окинул взглядом мою промокшую одежду, задержал взгляд на моих руках, продолживших свое дело. - Уверен.
  -Рейвар! - Рин скинул охапку хвороста у костра и сделал несколько шагов в нашу сторону, покачав головой.
  -Идите, граф, ваша нянька очень против нашего знакомства, - я опустила голову к ножу, больше не обращая внимания на благородного. Тот возмущенно потоптался рядом, развернулся и ушел. Возле палатки его догнал Рин и начал что-то объяснять, указывая в мою сторону. Похоже, они поругались. Жаль не сказала, побоявшись обидеть "нежные" чувства графа, что продолжать знакомство ни с благородным, ни с его "нянькой" я не собираюсь сама лично.
  
  После завтрака Рин разрешил немного отдохнуть, хоть дождь и кончился, прежде чем продолжать путь. Трое из семерки охранников остались сидеть у костра травить друг другу байки, четверо отошли в сторону леса - потренироваться на мечах.Выглядело красиво.
  Сижу все на том же месте, любуюсь. И тут - о, неожиданность! - ко мне подходит тот самый Ион, что предложил ребятам размяться. Я же на его хмурость только еще повыше вздернула подбородок.
  -На что способны люди Ночного Братства? - в голосе такая насмешка, что желание врезать ему по зубам вспыхнуло во мне с невероятной кровожадной силой.
  -Смотря, что тебя интересует? - подавляю первое желание. Если честно, глядя на их тренировочный бой у меня самой аж между лопаток зудеть начало: попробовать свои силы жуть как хотелось, хотя из всех видов оружия я бы с радостью выбрала что угодно, только не меч.
  -Бой на мечах, - указал себе за спину Ион и приглашающе махнул головой.
  Соглашаюсь на один поединок. Руки мне никто не подал (да я бы и не приняла), потому поднимаюсь сама, выпрямляю плечи и медленно иду к утоптанному кругу, где все зрительские места уже были заняты. Даже орк, услышав мой с Ионом разговор, уселся на влажной после дождя травке чуть в стороне, зыркая то в сторону палатки графа, то в сторону предстоящего зрелища.
  -Ставлю на Иона пять лартов, - крикнул кто-то от костра, и ребята начали делать ставки. Не в мою пользу.
  -Сотня монет на девчонку, - это Рин. Он внимательно оглядывает притихших охранников и скрывается в палатке графа. Вот как, значит? Замечательно.
  Однако мое положение никто улучшить не собрался, а уж менять положение ставок - тем более.
  Ион передал мне меч, сам встал напротив в шаге от меня. И даже слегка поклонился, признавая меня как равную. Шутки кончились. Возвращаю поклон. Чуть взмахиваю в руке мечом, приноравливаясь к балансировке и привыкая к довольно необычной рукоятке: длинная и тонкая, она будто специально предназначалась для таких хлипких пальцев, как у меня.
  Едва успеваю отскочить от нехитрого рубящего удара Иона. Обходя его по кругу, теперь обращаю все свое внимание только нанего: вращения мечом, обманные выпады и передвижения вокруг меня.
  Делаем по очереди несколько пробных ударов. Хватит игр, жители ночного Арита тоже на многое способны. Продолжая держать дистанцию и обходить противника по кругу, делаю короткий выпад, целясь в его живот, он легко отбивает меч, поворачивается полубоком. Пришлось показать, что я не столь безобидна, как он мог подумать: рубашка на его боку окрашивается кровью из неглубокой царапины. Успеваю перехватить довольно сильный удар лезвием своего меча, провожу им вдоль до крестовины и пытаюсь заставить его выбросить оружие.
  Не тут-то было! Ион делает широкий шаг в сторону, подставляя незащищенный бок, но сохраняя в руке меч. А вот я, не успев переступить ногами, уже лечу на четвереньки, поскользнувшись на влажной траве. И вовремя ухожу в перекат, чуть не теряя оружие, потому как рассерженный тем, что не покончил со мной на первой минуте поединка, Ион с силой вгоняет меч в то место, куда я должна была упасть. Тут же выдергивает, разбрасывая комья грязи, и вновь наступает на меня.
  Я уже поднялась. Едва успела перевести дыхание, как мы снова скрестили клинки. Когда наши лица приблизились, Ион зарычал. За что сразу же поплатился ушибленным носом: свободной рукой я легко вмазала ему по лицу, благо он отвлекся на то, чтобы попугать меня своей яростью.
  Оценил. Отступает на шаг назад, перехватывая меч двумя руками. Нос у него оказался слабым: по губам побежала кровь. Однако это не останавливает его. Он снова вступает в поединок и обрушивает на меня град быстрых ударов, так что мне приходится уйти в глухую защиту. Это все же мало спасает: на мне все чаще появляются порезы от его меча.
  Силой мне его не взять, да и меч, мягко говоря, совсем не мое оружие. Потому надо придумать хитрость...
  -Ты убьешь ее! - из палатки выбегает Рейвар, но его останавливает Рин. Оба приближаются к окружившей нас публике и начинают наблюдать за продолжением.
  Отступаю к тому краю круга, где начинается лес - там земля почему-то мягче, вся испещрена торчащими корнями. И теперь перехожу из защиты в нападение. Заняв выгодную для себя позицию, кручу мечом, выставляя незащищенную нижнюю часть тела. И Ион, увидев это, норовит воспользоваться "ошибкой". Ловушка сработала. Перехватываю лезвие его меча своим, надавливая со всей возможной силой, какая нашлась в моих хлипких ручонках, норовлю ударить его коленом. Шутки кончились после первой царапины: он бьет в полную силу, так почему я должна его жалеть? Однако удар не получается. И я выхватываю из небольших ножен на поясе свой нож. Прежде, чем его рука успевает поставить блок, приставляю лезвие к его обнаженной шее.
  Опять зарычав, резко опускает меч и каким-то невероятным нырком Ион успевает увернуться от ножа. А я, не рассчитав силы, снова лечу на четвереньки.
  -Хватит! - На этот раз Рин останавливает поединок. Я поднимаю голову и испугано замираю: на расстоянии пальца от меня Ион успевает остановить свое оружие. Вместо удара он, повернув лезвие плашмя, ударяет меня пониже спины.
  Злюсь, готовая в любой миг вскочить и ответить на оскорбление.
  -Ардария Барск! - холодным голосом останавливает меня Рин. Кидает ребятам увесистый мешочек с проигранными деньгами и, больше не глядя на меня, отворачивается. - Собираемся.
  
  Глава 3.
  Почему-то после поединка с Ионом ребята из охраны стали относиться ко мне более...терпимо. По крайней мере, перестали смотреть волком. Это было мне только на руку: войдя к ним в доверие, будет легче обвести вокруг пальца и удрать где-нибудь в округе деревеньки Малые Пеньки... Или хотя бы на подступах к Растлиэлю. Мне совсем не улыбалось соваться в эльфийское логово, даже не имея понятия, зачем? Я просто уверена, что нас не выпустят.
  -А ведь ты могла победить, - Рин поравнялся с моей конягой, протягивая сумку с пайком.
  -Не было необходимости, - соврала я. Конечно, мне хотелось победить. И я,безусловно, это сделала, если бы стреляла, например, из лука. В ближнем бою я бесполезна, зато вполне могу вывести из себя противника несдержанным языком или свободными конечностями, норовя ударить в слабое место.
  -Если ты научишься действовать более интуитивно во время боя, твои первоначальные навыки выработаются до автоматизма. И тебе не придется продумывать свой следующий шаг, - он чуть придержал коня, отставая от меня, и уже оттуда крикнул. - Хотя я не имею в виду некоторые хитрости ведения боя.
  "Вот пристал!" - фыркнула я, разглядывая окрестный пейзаж. Смотреть особо было не на что. Осень в полной мере готовилась к передаче прав предстоящей зиме: с деревьев давноопала листва, трава пожухла и представляла собой бодыли, выгоревшие на летнем солнце. Да и само солнце было каким-то далеким и холодным, часто скрывалось за кучевыми облаками и все норовило совсем пропасть в их объятиях. Возможно, сегодня ночью опять пойдет дождь. Или, что лучше, - снег.
  С полей я перевела взгляд на дорогу. Впереди ехали трое из команды охранников, стремя в стремя, едва помещаясь на дороге, но ходко, равномерно, будто представляли единый организм, даже грязь из-под копыт лошадей летела у них синхронно. Я хихикнула, поднимая взгляд выше. Увеличивающейся точкой по дороге мчался Тапр. В нашу сторону. Слишком быстро и, как мне показалось даже на таком расстоянии, взволнованно.
  Его увидела не только я. Ребятки впереди вытянулись в линию, уступая ему путь к Рину, а потом так же встали в ряд, почти совсем не сбившись с ритма и не изменив скорости передвижения. Тапр, с присущей ему малословностью, что-то каркнул своему начальнику, устремляясь дальше по дороге в ту сторону, откуда мы приехали. Рин перекинул поводья своей лошади Иону, а сам перебрался в карету к Господину Уфранскому.
  -Чего это они? - крикнул Ралли -самый молодой из отряда (однако старше меня), следующий в конце колонны.
  -Да кто их разберет... - отозвался Ион, покосившись на карету, в которой сейчас вели переговоры граф со своим помощником.
  
  Едва мы достигли развилки (левое ответвление дороги вело к Портморе - крупному городку к северо-востоку от Арита, а правое - к Серебристому Краю - небольшому городу, окруженному лесом с серебристыми на срубе стволами деревьев), Рин покинул карету, останавливая отряд. Было решено сделать привал и дождаться возвращения Тапра.
  -У нас проблемы? - тихо спросил Ион у Рина, когда тот забирал поводья своей лошади.
  -В Малые Пеньки наведались эльфы. Слух дошел до Серебристого Края, там готовятся к обороне.
  Я сделала вид, что не слышала их перешептываний, направляя конягу в сторону остальных, уже жующих свою долю овса. Эльфы в Малых Пеньках? Да это же самая зачуханная деревенька, какая только может быть на границе двух государств! Лучше уж сразу занимать Край, и уже оттуда продолжать свои действия.
  Я очистила спину своей лошадки сорванными веточками травы, подвязала к мордеторбу с овсом и пошла к костру.
  -Ардария, - Рин перехватил меня уже у костра, передал колчан со стрелами.
  -А лук? - изогнула я бровь, выражая удивление. - Даже если я и смогу метнуть стрелу как копье, толку будет мало.
  -Лук получишь ближе к Краю, - и ушел в расставленную уже палатку графа, оставив меня со стрелами и довольной улыбкой на лице. "Опасается" - подумалось мне, и я присела на свой плащ чуть в сторонке от костра.
  Мне было о чем подумать:
  а) эльфы в Девоне - это факт. Уж врать Тапру с его-то миной?.. Не, я бы не рискнула. А орк свою работу знает на десятку;
  б) за три дня до этого "вторжения" некий благородный, а именно граф Уфранский, решает взять в попутчицы (гад!) лучницу (гад!!) из Ночного Арита (гад!!!), а именно меня (гад!гад!гад!!), для препровождения его в вотчину этих самых эльфов.
  Резонный вопрос - а зачем? Уж не готовит ли он переворот, намереваясь договориться с этими самыми (чтоб вам икалось всю ночь!) эльфами?
  Отсюда плавно появляется третий пункт моих размышлений:
  в)почему они сами напугались эльфов, если готовят совместно с ними переворот?
  Как теперь быть мне? Заговор против Короны - это... "Это моветон", - как поговаривал у нас в гильдии Варг, услышавший эту фразу у кого-то из своих клиентов.
  
  Тапр прибыл после обеда. К тому времени зарядил очередной дождь. Все промокли, замерзли, были жутко раздражительны и неразговорчивы. Даже вечный шутник Парнас сидел, нахохлившись, возле костра и грел руки о свою кружку с горячим ромашковым отваром.
  Тапр же, едва его ноги коснулись земли, рванул в палатку Рина и графа, на ходу доставая свиток и закрывая его ладошками от капель дождя.
  "Приехали! Вот и доказательства заговора - созывают отступников с окрест-ных земель!" - осенило меня. Мыслишки в моей голове начали вращаться вокруг этого поганого слова "ЗАГОВОР". Прокрутить их на несколько раз не составило большого труда. Мыслишки я имею в виду. И пока покинувший палатку Рин раздавал приказы собираться, я уже на несколько раз про себя повторила только что родившийся план действий! Оставалось только добыть доказательства моей догадки...
  
  
  
  Глава 4.
  "Достать лук... Выкрасть свиток... Найти противоядие..." - повторяла я про себя, пока мы продолжали наш путь.
  "Достать лук..." Да уже с первым пунктом моего плана возникали определенные трудности - всем оружием заправлял лично Рин. То есть всем тем оружием, которое не находилось в личном пользовании его бойцов. А таким оружием и являлся мой лук. Возможно, что он прятал его в одном из сундуков, что в количестве трех больших и одного поменьше были прикреплены на заднюю ступень кареты?
  "Возможно", - ответила я сама себе и крепко выругалась.
  -Что-то не так? - поинтересовался Рин, да таким тоном и голоском, будто находился на королевском приеме, и перед ним была не обычная воровка - выходец из гильдии убийц Ночного Арита, а знатная дама!
   Оказывается, выругалась я вслух.
  -Все не так, - кивнула я. - Куда отлучался твой ручной орк?
  -Он ручной до определенного момента. Почувствовал, что этот момент при-ближается и решил подстраховаться. В свитке заклинание.
  -Откуда же он его достал, если ближайший город - это Арит, а до него почти двое суток пути?
  -Это уж надо у него спросить, - пожал плечом Рин, очень уж натурально задумавшись над моим вопросом. Милый ты мой, да тебе рукоплескал бы весь Девон! Как естественно, - восхищалась я мысленно, - не знала бы ваших истинных намерений, непременно бы поверила.
  Я только неопределенно хмыкнула, придерживая свою конягу и стараясь по-равняться с Ионом. Что угодно, только не быть рядом с Рином, этим подлым обманщиком и конвоиром.
  -Отшил тебя наш орел? - первым не выдержал молчания парень, препротив-ненько хихикнув.
  -В смысле - отшил? Я не набиваюсь в его фаворитки, уж лучше я выберу...да хоть и тебя, - я критическим взглядом осмотрела его с ног до головы. По-моему он смутился.
  -На ночлег остановимся недалеко от Серебристого Края. Рин сказал, надо будет разведать обстановку, прежде чем соваться дальше.
  -Это мудро, - кивнула я. Дальше ехали молча.
  
  Когда скрылось солнце и стало так темно, что появилась опасность переломать лошадям ноги, отряд остановился на ночлег. Мы успели только едва углубиться в Серебристый лес, который являлся родичем эльфийского.
  Дождь кончился, и даже круглобокая луна появилась на небосводе. Стволы деревьев слабо отражали лунный свет, и, казалось, будто они светятся изнутри. На них листва полностью сохранилась, только что по-осеннему приобрела желтый оттенок. Нет, золотисто-желтый, ибо даже природа Высокого народа была величайшей драгоценностью.
  -Дорогая Ардария, - передо мной вновь стоял его сиятельство граф. Теперь без плаща, всвободного покроя белоснежной рубашке, расстегнутой на груди, темной ткани штанах, заправленных в высокие сапоги со звездочками шпор на пятках он выглядел по-пиратски щегольско. - Приглашаю вас разделить ужин со мной, погреться в моем шатре... и просто ощутить прелести благородной жизни.
  Честное слово, раньше я, не колеблясь особо, отказала бы. Сейчас же это приглашение выглядело как подарок Богов, и профукать его из-за страха перед Рином и его ручным орком я не могла. Критическим взглядом осмотрев свою дорожную одежду, я невольно вспомнила, как этот щегол отзывался тогда в камере, что не потерпит подобное чучело за своим столом. Что изменилось теперь?..
  -Ардария?.. - отвлек меня от размышлений вкрадчивый голос графа. А уж его взгляд обнадеженного на счастливый Праздник Длинной Ночи ребенка...
  -Я принимаю ваше приглашение, граф. Только сначала приведу себя в порядок, - я выдала одну из самых своих обворожительных улыбок.
  -В той стороне есть ручей, - махнул влево граф и довольный донельзя ушел в свою палатку.
  -Даже не вздумай, - едва я сделала шаг в ту сторону, меня схватили за руку повыше локтя. Рин! У меня нехорошо засосало под ложечкой. - Ты не ровня ему.
  -Пф, его, как мне кажется, это не волнует, - я принялась вырывать свою руку из его цепкой хватки.
  -Ты идешь со мной и еще тремя ребятами на разведку.
  -Попроси Тапра, - я, наконец, освободила свою руку, по инерции отступив на несколько шагов от этого сумасшедшего. - В конце концов, я девушка, а дорога меня утомляет.
  -Ты преступница. И дорога - это не самое страшное, что могло с тобой слу-читься.
  Но я не слушала его. Мне надо попасть в графскую палатку, и я это сделаю. Я направилась к обозначенному графом ручью.
  
  
  Палатка графа изнутри напоминала шатер южного шаха. Я сама не видела, но Аль-ррих из гильдии часто травил байки о своем родном крае и его нравах. По рассказам выходило примерно то же самое, что и тут.
  Когда я, кое-как очистив костюм от дорожной пыли и прочесав волосы конским гребнем, вошла в палатку, меня ждал сюрприз. По всему полу были расстелены ковры, в одном углу очень гармонично смотрелась гора из подушек разного размера, у противоположной стены стоял низкий раскладной столик с уже накрытым ужином. В центре горел небольшой костер, разведенный в вырытой ямке и обложенной по краю камнями. Над костром висел котелок, распространяющий одуряюще-вкусный аромат мясного супа. Ребята из отряда ели совсем другое...
  -Дитя мое! - поднялся с подушечки у стола граф Уфранский, протянув ко мне руки и приглашая не стоять на пороге. - Какие у вас холодные пальчики...
  Возможно он бы предпринял попытку облобызать каждый ноготок моих хо-лодных пальчиков... Если бы не Рин, стоящий у костра и помешивающий длинной ложкой суп. Под его взглядом я выдернула свои руки из рук графа и спрятала их за спину.
  -Проходите, пожалуйста, присаживайтесь! - граф продолжал лопотать что-то еще, то поправляя мне подушечку, то показывая, как правильно поджимать ноги. Я и не заметила, как в моей руке оказался бокал с вином, граф предложил первый тост "За прекрасную даму!", и мы выпили. Вино было чудесное, отдающее теплом южного Девона, оно оставляло на языке прекрасное послевкусие сладких ягод.
  - Рин! Где суп? Наша гостья проголодалась. Не правда ли, милая?
  От его трепа у меня уже кружилась голова. Половину слов я пропустила по невнимательности, вторую из-за грозного взгляда Рина. Этот гад уж точно не оставит меня наедине с графом. Даже отряд свой разведывательный бросил...
  -Дорогой граф, - прервала я безостановочную тираду благородного "о чудесном свойстве вина раскрепощать даже невинных дочек благородных матрон".
  -Рейвар, милая, вы можете звать меня просто Рейвар. А лучше Рей. Да, несо-мненно. А я... А я вас буду звать Рада. Мм... Ра-а-а-да-а-а, - протянул он, смакуя придуманное им мое прозвище. В гильдии меня звали Дарией. И его выдумка ничуть не соответствовала мне.
  -Рей, - томным голоском вновь прервала его я, коснувшись пальцами его руки, лежащей на столике. - Я бы хотела обсудить с вами, как с непосредственным начальником нашего отряда, все детали предстоящего мероприятия. - Рей был в восторге. Казалось, еще немного, и он заверещит, как довольный поросенок, и начнет тереться об меня спинкой, чтоб я почесала ему хребет.
  -Я вас слушаю, - и он взял меня за руку, - Рада.
  Но руку ему пришлось поспешно отпустить, ибо Рин так яростно опустил перед нами тарелки с супом, что их содержимое чуть не расплескалось по всему столу.
  -Вы... задумали.. -я понизила голос до шепота, наклоняясь к Рейвару и почти касаясь мочки его уха губами..- заговор?
  -Что вы, дитя! - рассмеялся он. Но дело было сделано: видимо господин граф не привык к таким длительным отсутствиям фавориток в своей постели, и его рука легла на мою коленку. Стиснув зубы, я заставила себя мило ему улыбнуться, но все же коленку от этого нахала отодвинула.
  -Ринвар! Ты собирался отправиться в Край, если мне не изменяет память!
  -Рей! - позвал было графа Рин, но граф лишь отмахнулся от него, отсылая прочь из палатки. Глянув на выходящего Рина, я сглотнула, сжавшись от охва-тившего меня ужаса. Пожалуй, если бы взгляд мог испепелять, от меня осталась бы только горстка пепла...которую Рин собственноручно развеял по ветру.
  
  В принципе ужин протекал довольно мило. Да, граф был падок до женского внимания. Да, он иногда позволял себе вольности. Но в целом мне понравилось: я еще никогда не ужинала в компании благородного, никогда не пила изысканных вин и уж тем более мне никогда никто не предлагал сыграть на флейте. А разгоряченный вином Рейвар предложил мне именно это.
  Когда с супом было покончено, мы перешли на половину палатки с подушками, и, продолжая какой-то светский разговор, Рейвар достал шкатулочку и показал мне резную флейту.
  -Хотите, я сыграю, милая Рада?
  -Очень! - кивнула я. То ли действительно в шатре так душно, то ли вино было крепче, чем казалось. Я сидела на подушках с несколькими расстегнутыми пуговками своей рубашки, босая и хихикала над очередными шуточками графа. Однако это не мешало мне наметить несколько мест для поиска свитка, привезенного Тапром. Или хотя бы противоядия.
  И граф начал играть. Выходило так себе. В гильдии у нас был мальчишка, Лер, так тот играл в десятки.. в сотни раз лучше. И, казалось, именно плохая игра графа отрезвила меня. Я незаметно для него застегнула рубашку до самого горла, состроила самое внимательное выражение лица, подливая вино в бокал графа...
  В общем, Рейвар благополучно перепил вина. Точнее, мы с ним собрались выпить на брудершафт, а этот...флейтист недобитый, едва бокал был опустошен, по обычаю решил меня поцеловать, но только икнул и свалился в крепком пьяном сне.
  Выползти из-под него оказалось делом нескольких минут - граф только выглядел щупловатым, на деле же оказался довольно-таки тяжелым. Однако едва я оказалась "на свободе", сразу же принялась за поиски.
  
  
  
  Глава 5.
  Первым делом необходимо было исследовать составленные вдоль стенки па-латки сундуки. Каково же было мое разочарование, когда три больших оказались пусты. Ни простукивание дна, ни прощупывание мягкой подкладки крышки не выявило никаких скрытых отделов. А четвертый, тот, что поменьше, был заперт на ключ.
  Оставив его на потом, я осмотрела стол (мало ли, что я могла пропустить за ужином), потом на очередь пришел спальный мешок за небольшой перегородкой из еще одного сундучка. Это лежбище находилось за горой подушек, потому и не бросалось в глаза.
  Оказалось, что уголок принадлежал Рину. Различные карты, записи, свитки, найденные в сундучке, были подписаны его именем и, наверняка, были написаны его рукой. Какой из этих свитков привез Тапр вот так с ходу определить было трудно. Может, его здесь и вовсе не было. Зато на самом дне я нашла коробку с бутыльками, скляночками и различными порошочками. Обрадовавшись, я принялась поочередно их открывать и осторожно принюхиваться к горлышкам. Зачем? Просто потому, что противоядие яда киара - есть он же сам, но вываренный в определенных пропорциях с травами Западных побережий, и потому имеет специфический запах ванильной гнили... или гнилой ванили, кому как нравится.
  Нужный пузырек нашелся, когда я почти отчаялась. Откупорив последнюю бутылочку, я чуть не опрокинула на себя содержимое от охватившей радости. Прелестно! Сунув пузырек в кармашек на поясе, предназначенный для "рыбки", но сейчас пустой, я отложила коробку, продолжая осмотр сундука. И опять мне повезло - на шнурке, что лежал на самом дне, было привязано четыре ключа, следовательно, один из них может подойти к тому сундуку, что принадлежал графу!
  Свалив все вещи Рина обратно, я рванула из угла к противоположной стенке. Упала на колени и принялась по очереди примерять к замку ключи. Да, один из них подошел, но провернуть его в замочной скважине было не возможно. И все потому, что на замке оказалось заклинание, не нарушив которое нельзя было не оповестить владельца. Видимо, заклинание наложил Рин: не зря же Рейвар не отпускает его от себя, несмотря на всю язвительность служаки с ручным орком!
  Покусав губы, я обернулась на графа. Тот как раз издал совсем не подобающий благородному всхрап и, повернувшись на бок ко мне спиной, продолжил спать. Рассудив, что владелец особо не против, да и не проснется, даже если его, к примеру, попинать, я решилась. Осторожно, будто линий заклинания ключ мог не коснуться, принялась проворачивать его, с каждым поворотом ощущая нарастающий писк в ушах. И когда я откинула крышку - в голове будто надулся пузырь и оглушительно лопнул.
  Книга. В сундучке на подушке, покрытой тканью, лежала книга. Красный с золотыми вкраплениями переплет переливался в темноте, хотя на него не попадал ни один лучик света. Закрытая на три кожаных, но каких-то ажурных ремешка, свободно болтающихся в таких же кожаных "пазах". Подняв книгу, я прошарила дно сундука, прощупала подушку, простукала стенки, но ничего, опять же, секретного не обнаружила. Только книга.
  И только открыв первую страницу, я поняла, почему ее держали отдельно и почему она так тщательно охранялась - книга была эльфийской! Вытерев о штаны взмокшие ладошки, я полистала страницы, рассматривая эльфийскую вязь и размышляя, что книга, пожалуй, будет более весомым аргументом в обвинении графа в предательстве Короны, чем какой-то там свиток. Потому надо ее сейчас завернуть во что-то... а почему бы и не вот в эту же тканюшку, коль она и обнаружена в том же сундуке...
  Руки у меня задрожали. Казалось, время сорвалось с какой-то сдерживающей его пружины и понеслось с тройной скоростью, наверстывая упущенное.
  Прижав книгу к груди, я выскочила из палатки графа, рванула к своей коняге. Надо убираться отсюда как можно скорее, пока Рин с его отрядом отсутствуют. И только когда я впихнула книгу в сумку и уже было собралась взобраться в седло сама, как меня окликнули. Я обернулась, пряча дрожащие руки в карманы штанов - куртку я как назло забыла в палатке графа.
  Ко мне приближался один из охранников, седоусый, высокий, но тощеватый Рик. Держась одной рукой за меч в ножнах, второй он нес факел, отбрасывающий причудливые тени на его лицо.
  -Куда намылилась?
  -Граф разрешил отъехать, - облизнула я пересохшие губы. - Он отправил меня за отрядом Рина, - нашлась я.
  -Пойду, уточню. Не уезжай, пока не вернусь, - чуть попятившись, он повернулся и быстрым шагом поспешил к графской палатке.
  Если он сейчас обнаружит разгром у графа и его самого в пьяном угаре, мне точно не светит благополучное отбытие. Потому, едва Рик отошел от меня на несколько шагов, я влетела в седло и развернула коня, направляя его на охранника. Тот обернулся, вскрикнув и отскочив почти из-под самых копыт, прокатился по земле, выронив факел, и затих.
  Стукнув бока животного пятками, я пригнулась к шее, мысленно моля всех богов о защите. Последний взгляд, брошенный через плечо на лагерь, выхватил замельтешивших на фоне предрассветных сумерек двух охранников, седлающих своих коней. И одинокого всадника, следующего в противоположную моему пути сторону.
  "За Рином!" - решила я, подстегивая коня мчаться быстрее. Уж от кого-кого, но от него и его ручного орка мне точно не скрыться, тем более на пустынном в это время года тракте. Единственное, что мне оставалось - это гнать коня как можно быстрее, чтобы за ночь успеть преодолеть большее расстояние по тракту, чтобы потом меньше скакать по полям. Пара часов форы у меня есть, но загонять бедную животину никак не входит в мои планы. Потому, едва мы вылетели из-под покрова Серебристого леса, я натянула поводья. Конь перешел на легкую рысцу, чавкая копытами по грязи. Пожалуй, пара часов форы медленно превращалась в минуты...
  
  Странное дело, но к обеду на горизонте за моей спиной так никто и не появился. Я все так же ехала по тракту, стараясь подгонять вконец уставшего коня.
  Пейзаж с каждым днем становился все более удручающим, ветер дул прямо в лицо и был обжигающе холодным. Пронизывающим до костей, я бы сказала. А учитывая, что на мне кроме рубашки и штанов с сапогами ничего не было, подхватить воспаление легких не составило бы большого труда. Низкие тучи, казалось, скоро начнут своими брюхами царапать землю, а, следовательно, прорвутся и одарят новой порцией дождя. Надеяться на снег я перестала, и молила если не о солнечной погоде, то хотя бы не о такой холодной.
  Сумка, из которой выглядывал край завернутой в ткань Книги, жгла ногу в том месте, где соприкасалась, хотелось плюнуть на все, развернуть коня и вернуться к отряду. Так и быть, сопроводить графа к эльфам и надеяться на их благородство и гуманизм. Может даже молить их о пощаде и слезно просить их выпустить нас из своих владений... Только вот в гуманизм и добродушие восточных соседей не верилось.
  Я еще раз оглянулась на тракт, всматриваясь в сужающуюся у самого горизонта дорогу. Никого. До сих пор никого. Неужто они решили не преследовать меня? А как же Книга? Не нужна? Может, все и планировалось таким образом, чтобы я украла ее? Совсем я ничего не понимаю...
  -Уф! - похлопала я коня по шее, поторапливая его легким толчком пяток по бокам.
  Скоро развилка. Если погоня все же есть, то решит, что возвращаться мне в Арит смысла нет, и я отправлюсь в Портморе. Однако там меня будут искать в первую очередь, по всем законам логики путь туда мне заказан, и если погоню возглавляет Рин, он решит так же. Следовательно, есть вероятность обмануть преследователей, и отправиться не в Арит, где мне знакома каждая кочка, а именно в северный городок.
  Поежившись под очередным порывом ветра, я еще раз оглянулась на тракт за своей спиной, тоскливым взглядом обвела поля, через которые проезжала, и пустила коня галопом. Необходимо достигнуть развилки как можно скорее. Возможно, что те приблизительные два часа форы, что у меня были, еще не истекли.
  
  -Красавица! Эй, красавица! - я огляделась, высматривая зовущего. Точнее, зовущую, ибо голос был женский и... старческий.
  ...Благополучно достигнув развилки, направила коня к Портморе. До него было чуть дальше, чем до Края, но зато по пути встречалось больше деревень. А все потому, что дорога вела вглубь Королевства, а не к злополучной восточной границе с Высоким народом.
  Так, в первой деревеньке я легко стащила с бельевой веревки чью-то куртку, отороченную по краю капюшона битым молью мехом, к тому же мужскую. В следующей - раздобыла коню полмешочка овса. А все потому, что порой очень полезно ночевать в амбарах, оставленных незапертыми. В третьей, более крупной, чем предыдущие, - честно заработала две серебряные чешуйки. Ну... как честно - отдыхала в таверне, а тут ко мне девчушка какая-то привязалась, чуть Книгу всему деревенскому сброду не показала (и как из сумки вытащила?!). Пришлось воспитать малолетнюю нахалку довольно ощутимым и обидным шлепком по мягкому месту пониже спины, и добавить болезненный стук той самой Книгой по рукам. Уж и как ее мамаша меня благодарила! Сроду бы не подумала, что за подобное могут наградить. А оказалось - до того в своем своеволии девчуха зашла, что не то что мать, а и отца за авторитет не считает. Сердобольная родительница даже перекрестила меня на дорожку, сунув две серебрушки. Отказаться я не смогла, да и правильно сделала: проезжая через ворота Портморе, я сунула эти монетки стражнику и этим избежала досмотра...
  И вот, едва въехав на центральную улицу города, услышала, как меня окликнула какая-то старушка.
  
  Глава 6.
  Улица была довольно пустынна. Я, пока спешивалась и приближалась к ста-рушке, старалась исподволь ее рассмотреть. Низенькая, завернутая в шаль поверх безрукавки, седые волосы, уложенные на голове короной. Однако она не производила впечатления немощной. Живое лицо, испещренное мелкими морщинками, бесконечно шмыгающий нос и темные глаза, похожие на смоляные стеклышки, какие часто используют для изготовления бус.
  -Ох, красавица, выручай! - едва я вошла в тот переулок, где была старушка, она метнулась ко мне, вцепилась пальцами в подол куртки и потянула за собой, на ходу объясняя свое поведение. - Дело в том, что внучек мой, охламон тот еще, прости его Тлор, должен был из Арита привезти сказочника. Господин наш возжелал странствующего рассказчика послушать. Так этот, - она неприлично выругалась, сплюнула чуть в сторону и продолжила, - внучек, прости его Тлор, все деньги, для найма ему даденные, пропил в соседней деревеньке и прикатил ни с чем!
  - Простите, уважаемая, а я-то причем? - я попыталась остановиться, но старушка уверенно продолжила тащить меня по проулку.
  - Вы странница, по вам видно, - перешла старушка на "вы", вдруг остановившись. Почесала кончик носа, отпустив мою куртку. - Поди, есть, что порассказать народу-то, а?
  - Погодите-погодите... Вы хотите нанять меня как сказочницу?
  -А чего? - не поняла старушка, рассматривая меня с каким-то иным значением во взгляде. Будто только теперь осознала, что я не очень подхожу под эту роль. - Конечно, внешний вид придется подправить, но до вечера у нас время есть. Идем, дорогая, - она кивнула в конец переулка, заканчивающийся двухэтажным домом ярко-желтого цвета. У ограды уже завяли цветы, а сама ограда покосилась с одного края, но впечатление было ошеломляющим: эдакое светлое пятно на фоне большой черной кляксы города.
  - Тебя как зовут-то, красавица?
  - Рада, - соврала я, следуя за старушкой. Хотя почему соврала? Так меня господин граф назвал, следовательно, это тоже мое имя.
  -А меня Алаврозой зови. Или просто Алой, - старушка обернулась на меня, подбадривающе улыбаясь.
  
  Этот чудный дом оказался домом главы города. Да-да, эдак меня скоро и к самому Королю занесет. Попутным ветром, ага. Не иначе, как если только на плаху. Надеюсь, что хотя бы после того, как я все расскажу про графа с его приспешником.
  Однако переживала я зря. Особо меня никто не рассматривал. Едва Ала ввела меня в дом с черного входа, предназначенного для слуг, меня тут же перехватила молоденькая девчушка и потащила по коридорам в восточное крыло. Оттуда мы быстро попали в купальню, где она меня хорошенько отшоркала мочалом, пропитанным еловым маслом. Там же меня нарядили в простое, но довольно красивое платье. Бело-серебристой материи, обшитое по подолу и краю лифа широкой лентой белоснежных кружев. Короткие рукавчики позволяли любоваться загорелым оттенком кожи, а расчесанные волосы, приподнятые с боков к макушке заколками в форме цветов, начали переливаться не просто черным, а иссиня-черным оттенком, напоминая вороново крыло.
  -Госпожа, - восхитилась девчушка, поправляя складки платья, - вы прекрасно выглядите!
  Я благосклонно кивнула, рассматривая себя в зеркало. И правда, хороша. Тощевата правда, но это издержки профессии, ибо порой в таких щелях во время исполнения заказа приходится прятаться, что лук-то кое-как пролазит, что уж говорить про объемные бока.
  "Отъемся, - подумала я, - уж на господских харчах так отъемся!.."
  Из купальни меня проводили в небольшую комнатку на втором этаже, где уже лежали мои вещи. Тут я могла отдохнуть, а после вечера, проведенного внизу среди гостей главы Портморе, я и получу плату.
  Едва оставшись одна, я первым же делом проверила вещи. Сумка с Книгой были на месте (никогда не была особо набожной, но Слава всем трем Богам!), штаны с рубашкой выстирали и высушили, сложив аккуратной стопкой на краю кровати. А вот в поясе не нашлось пузырька с противоядием! Я решила выпить его, когда представится возможность, да все никак не получалось выкроить на него время: то я в бегах, то настолько уставала в дороге, что не было сил хоть как-то стреножить коня, чтоб не удрал.
  Я уже собралась кинуться вниз к Але, как в дверь постучались. На пороге стояла все та же девчушка с подносом в руках.
  -Ваш ужин, госпожа. А это выпало из ваших вещей, - на край столика она поставила и мой пузырек.
  Поблагодарив ее и дождавшись, пока она уйдет, я схватила пузырек и одним махом выпила противоядие. Постояла, зажмурившись, и, только когда на языке почувствовался привкус ванили, открыла глаза.
  Пожалуй, теперь я даже готова обманывать сказками гостей. Но, окинув взглядом поднос с ужином, решила, что обязательно сделаю это после того, как подкреплюсь.
  
  -Госпожа сказочница! Госпожа сказочница, вам пора вниз, - теребила меня за плечо служанка. Вот как, оказалось, после ужина меня разморило, и я задремала прямо в кресле.
  Встрепенувшись и подправив у зеркала прическу, я поспешила за девушкой к лестнице. Там она меня оставила, сказав, что дальше придется идти одной. И я начала спуск.
  С левой стороны от лестницы сидели музыканты, тихонько наигрывая на своих инструментах. Справой - стояло несколько мягких диванчиков. Зал был не очень большим, зато красиво украшенным: четыре больших колонны у стен были обвиты вьющимися розами (а может и не розами, кто их разберет?), с потолка свисали цветные гирлянды, как в Праздник Длинной Ночи. Всюду горели свечи, расставленные так, что в зале не было ни одного темного уголка. Напротив лестницы, по которой я сейчас спускалась, была дверь. Но и ее не оставили без внимания: с ручки свисала переливающаяся желтыми цветами круглая игрушка, похожая на ту, какими украшают елку.
  Едва я достигла последней ступеньки, ко мне подлетел пухлый мужичок, представившийся как раз главой славного Портморе, облобызал ручку, посетовав на мозолистые ладони, и представил остальным гостям:
  -Госпожа-сказочница, дорогие друзья! В этот вечер я хочу, чтобы каждый ушел отсюда с чувством вернувшихся хоть на миг прошлых лет, когда мы так же разъезжали по весям и отдаленным деревенькам, набираясь опыта, славы и, - он хихикнул, - денег. Дорогая, - обратился глава уже непосредственно ко мне, - сейчас гости немного отдохнут, слушая музыку, а потом придет ваш черед. Развлекайтесь тоже.
  Он отошел от меня и почти сразу растворился среди толпы, предоставив меня самой себе. И я решила, что коль выдался случай побывать на таком вот светском приеме, то хоть немного подготовлюсь к королевскому. Ну, выучу какие-нибудь уроки этикета, или выслушаю какие-нибудь элитные словечки.
  Какого же было мое удивление, когда знатные дамы, когда пили вино, противно причмокивали губами, оставляя следы помады на бокалах. А мужчины ругались как сапожники через слово, притаптыванием стряхивая с сапог осеннюю грязь. А молодые девушки обладали такой боевой раскраской на хорошеньких лицах, что дамы с Бульварчика в Арите выглядели куда лучше!
  В общем, разочаровавшись в подобной публике, я отошла к одной из колонн, держа за ножку бокал с вином, едва пригубленным и расцененным мной, как кислятина.Нет, ко мне пытались подойти, чтобы завязать разговор, но я так зыркала на всех исподлобья, что они почти сразу обрывали свою речь и уходили к кому-нибудь посговорчивее.
  -Деточка! - ко мне снова приблизился глава Портморе, приглашающе жестикулируя в сторону музыкантов. - Там небольшое возвышение, вас будет отовсюду слышно.
  Музыка смолкла, едва хозяин вечера объявил о моем выступлении. Я стояла перед публикой, рассматривающей меня не иначе, как грязь на своих же сапогах, и не знала с чего начать.
  -Может, вы начнете с того, как решили стать сказочницей? - решил помочь мне глава, будто прочитав мои мысли.
  -А почему бы и нет, - оживилась я. - Не поверите, особое развитие этой исто-рии пришлось на сегодняшний день, но начало было положено в те времена, когда я еще девчонкой бегала по улицам Арита...
  В общем, я не могла сдержаться, и перемешивала свою настоящую жизнь с некоторыми мечтами или фантазиями. Таким образом, я побывала и на Западном Побережье, и в Пустынях Загра. В Южных предгорьях нашла дракона, и летела на нем до столицы, чтобы предупредить короля о наступающей засухе, а до этого плавала за Большую Воду с торговым караваном. Я была благородной и отчаянной, я устраняла плохих людей со своего пути и обязательно помогала сирым и убогим. Я возводила храм Тлору, Тирху и Ведиглу на островах Камней, и разрушала идолища кочевников в Пустых Землях. Я сажала деревца в Королевской аллее, и отбывала немилость в Малых Пеньках. Я была всем для Королевства, и в то же время ничем для его жителей. Одним словом - героиней.
  Я как раз рассказывала, как на мой след напал один из не-благожелателей, намереваясь убить, как дверь в залу распахнулась, и на пороге возник Рейвар. За правым его плечом замаячил Тапр, по левую руку встал Рин.
  -Все закончилось хорошо. Играйте! - быстро оборвала я свой рассказ, бросив последнее слово музыкантам, и спрыгнула с возвышения.
  
  
  Глава 7.
  Толпа была неплохим прикрытием, позволяя пробираться к лестнице. Хотя толпа же мне и мешала. Меня останавливали, уточняли некоторые моменты повествования, или же наоборот, высказывали свои размышления по поводу того, что я всех обманула. Или норовили пожать руку.
  Хорошо, что графа встречал лично глава, задержав троицу в начале залы. Начал расспрашивать, что привело их в столь поздний час, и не угодно ли благородным господам присоединиться к скромному празднику.
  -Вон она! - заглушил музыку громкий окрик Рина, едва я достигла середины лестницы.
  Обернувшись, увидела, как зло на меня смотрит граф, и как, расталкивая толпу, к лестнице пробираются Рин с Тапром. Подхватив подол платья, я так припустила по ступенькам, а потом по коридору, что чуть не врезалась в Алу, все это время поджидающую меня у комнатки, что была мне предназначена.
  -Ты чего, красавица? - всполошилась она, прикрывая за мной дверь.
  -Помогите мне! - я начала стаскивать платье, но бросила это дело, не в силах справиться с крючками, и надела под низ свои штаны. Кинула рубашку и даденные Алой деньги в сумку к Книге, принялась закручивать в узел волосы, как назло рассыпающиеся по плечам.
  -Что такое? Неужто это и есть твой недоброжелатель, прости его Тлор? - старушка помогла мне справиться с волосами.
  Я только кивнула, оглядывая комнату. Эх, как мне хотелось тут отдохнуть! И как они узнали, что я буду именно тут?! А потом я поняла, что они и не узнавали. Просто граф, как благородный, имеет право остановиться на ночлег у себе подобных. Ну, не в таверне же ему свою благородную тушку клопам скармливать, в самом деле!
  Я поморщилась и выглянула в коридор. Рин и Тапр уже открывали поочередно все двери, проверяя в комнатах мое наличие. Пришлось дверь поспешно захлопнуть.
  -А ты из окна, Радушка, - подсказала Ала, отодвигая занавеску и указывая на крышу кладовой под моим окном.
  Примерившись, я кивнула. Надела сумку через плечо, итолько перелезла на подоконник - в комнату вошел Рин. Закричав на меня, он метнулся к окну, но я как раз отпустила руки. Пятками больно ударилась о крышу кладовой, колени по инерции подогнулись, и я упала. Прокатившись до самого края, не поднимаясь особо, перекинула ноги с крыши, повиснув на животе. Кинула последний взгляд на окно, в котором, вытаращив глаза, стоял мой бывший надзиратель (или наниматель, думайте, как хотите), и спрыгнула на землю.
  Особо рассиживаться было некогда. Подобрав повыше подол платья, я обогнула кладовую, но, запутавшись в расположении строений, выбежала не с той стороны, и чуть не угодила в распростертые объятия одного из охранников графа. Вовремя увернувшись, я оббежала его по широкой дуге, невольно заставив последовать за собой, и припустила обратно. Замерла за углом кладовой, держа в руках подобранную палку, оказавшуюся не убранными садовником граблями, и, едва услышала топот преследователя, из-за угла со всей возможной силы ударила его этими граблями. Послышался судорожный всхлип, а за ним звук опрокинувшегося на землю человека.
  Продолжив свой бег, я обернулась и увидела только тело у угла кладовой. Скрюченное, с торчащей под углом палкой. И уже приближающихся ему на выручку двоих товарищей.
  -Держите ее! Живую! - по-моему, голос принадлежал Рейвару.
  Больше без происшествий я достигла конюшни, влетела внутрь, чуть не сбив с ног конюха.
  -Где мой конь?
  -Дык, серый энтот, слуга графа приезжего, приказал его седлать, - почесал тот макушку. - Я вот как раз собрался животинку его людям отвесть, - и он ушел к стойлу.
  -Веди сюда, - обернулась я на раскрытые ворота конюшни. - Как еще выехать можно?
  -Так вон для слуг калитка, - конюх подвел мне коня, а сам пошел открывать указанную калитку. Она оказалась за стожком сена, довольно неприметная. Если не знать - не заметишь. Хозяин, видимо, и не знал.
  Я вскочила в седло, пригнувшись к шее коня, чтобы проехать через эту калитку. И едва не упала, когда в стену рядом с выходом воткнулась моя же "рыбка".
  -Стой!
  Ага, сейчас. Размечтались! Выдергивать из дерева нож означало потерять драгоценное время. Потому я только подстегнула коня поводьями, и выскочила из владений главы Портморе, как пробка из бутылки со скисшим вином.
  В булыжник дороги ударились еще несколько стрел, потому особо подстеги-вать коня не пришлось: испугавшись звяканья наконечников, тот сам припустил по улице. Мы мчались по ночному городу, заставляя редких прохожих прижиматься к стенам домов. Я уже давно заблудилась в проулках и переулках, успевая только сворачивать в очередной просвет между домами, запутывая следы и стараясь найти выход из этой ловушки. Если не выберусь к утру, граф прикажет перекрыть все дороги, и тогда ловушка захлопнется, а это мне не нужно.
  
  Гнать коня я перестала, когда с его губ сорвалась первая шапка пены, а хрипы стали невыносимо громкими. Конечно, конь оказался довольно приметным, и от него следует избавиться, но ведь не посреди степи, оставляя за спиной кучку разъяренных преследователей. Надежды на очередную фору во времени у меня не было. Пусть я вылетела из города неизвестно в какие ворота, но выяснить это особого труда не составит. Тем более графу с его возможностями! Он же всех жителей поднять может, допросить и выяснить. Или еще лучше - заставит каждого горожанина прочесывать улицы...
  Брр... Мне стало жутко от таких мыслей. К тому же запал погони немного спадал, и холодный почти зимний ветер, пробираясь под ткань платья и рубашки, которую я достала из сумки и натянула поверх, выдувал последнее тепло. Почему-то стало тоскливо, вспомнились хмурые дома синего и зеленого цвета "славного Портморе", согревающий свет свечей праздничной залы, улыбчивое лицо старушки Алы... И сразу же перед глазами возникло разъяренное лицо Рейвара, скрюченное тело у кладовой, проткнутое граблями, вид "рыбки", пролетевшей в каком-то пальце от моей головы.
  Вместо того, чтобы спокойно рассиживать в таверне Мола в Арите, потягивать пиво в компании ребят из Гильдии, я несусь к королю, чтобы доказать виновность в измене одного из его благородных подданных! Да кто я такая? Убийца! Меня вздернут, не выслушав и цели моего визита! Мне никто не поверит!..
  Стало неимоверно жаль себя. Настолько, что я заплакала. А потом рыдания сотрясли мое продрогшее тело.
  -Трусиха! - громко сказала я себе, даже шлепнув себя по щеке, мокрой от слез, а потому щеку будто обожгло огнем.
  На глазах опять появились слезы. Может, из-за этого свет чуть в стороне от дороги я приняла как радугу слезинок на ресницах прищуренных глаз. И только проморгавшись, поняла, что это костер. Кто бы там не был, он не может быть заодно с графом - здраво рассудила я, направляя в ту сторону коня.
  
  Глава 8.
  Утро разбудило шумом дождя по крытой телеге. Высунув нос на улицу со стороны возницы, глянула на дорогу, совсем превратившуюся в непроходимую грязь. И удивленно обнаружила, что вместе с дождем пролетают снежинки.
  -Поздновато нынче, - заметил меня возница и чуть подвинулся на козлах, уступая место.
  -Чтопоздновато? - устраиваясь рядом с ним, уточнила я.
  -Снег нынче поздно. Вишь ты, первые крупицы падают. Через три недельки уже и зима.
  Я согласно кивнула. В кибитке за спиной завозилась Варка. Моего возраста девушка, в общем-то, и спасшая меня от немедленного умерщвления той ночью, когда я покинула Портморе.
  ...Когда я сворачивала с дороги к костру, я не знала, кто меня там может ждать. Точнее не-ждать. Ибо стоило подъехать ближе, как путь мне преградили двое мужчин с арбалетами наизготовку.
  -Слезай с коня! - приказал один, направляя оружие на меня. - Да не вздумай шутить!
  -Это ж девка! - увидев мое платье, воскликнул второй. Вернее, воскликнула. Вторая. Девушка в мужских одеждах и приклеенными усами. - А ну, пойдем-ка к костру. Да опусти ты арбалет, Дол, - ругнулась она на товарища и кивнула мне в сторону костра.
  Цыганский табор. Довольно небольшой, зато показавшийся мне дружным и дружелюбным, что немаловажно. Поставленные широким полукругом кибитки чуть защищали от ветра, сразу за ними паслись их кони. А вокруг костра в центре полукруга сидели сами цыгане. Черноволосые, чернобровые, красивые в своей простоте мужчины, улыбчивые девушки и женщины.
  Варка - так представилась моя спасительница - усадила меня у костра между седовласыми мужчиной и женщиной. Оказалось, это были Барон и его супруга. А Варка их единственная дочь. На плечи мне легла теплая куртка как раз по размеру, не то, что та, ворованная, мужская, да еще и оставленная в доме главы. В руках оказалась кружка с горячим ромашковым чаем.
  Конягу мою расседлали и отпустили отдыхать к таборным. Саму же, видя мое состояние, особо не тревожили. Единственное, Барон покосился на жену, а та кивнула ему, тут же покосившись на меня - заметила ли? Ну, я и сделала вид, что не заметила, уткнувшись в кружку.
  Варка обо всем стала расспрашивать утром, когда мы отправились в путь. Да-да, цыгане приняли мою скромную персону в попутчицы. Даже уступили место в баронской кибитке. Ясное дело, чтобы их глазастая дочка за мной следила, но я не обижалась. Сама им не доверяла, не снимая сумку и постоянно проверяя наличие Книги.
  Пришлось во многом соврать, а половину не договорить. Правды в моем рассказе вышло совсем мало, только концовка:
  -... а из Портморе я сбежала, потому, как Рин этот меня там чуть не схватил... - Варка не поверила особо, но я слышала, как она все слово в слово пересказывает матери.
  В любом случае, повторюсь еще раз, на цыган я не обижалась. Мне представлено место в таборе, погони не видно, ибо передвигаемся мы не чисто на север, в сторону столицы, а немного западнее - к Гроссраду. Да и передвигаемся довольно быстро, заминок в пути не происходит. Барон вон вчера вечером сообщил, что к завтрашнему дню будем в городе. А там наши дороги разойдутся...
  ...Надо будет Варке подарок купить - к моменту приезда снег пойдет сильнее, и гроссрадцы будут праздновать Первый Снег...
  
  Гроссрад встретил нас вечерним перезвоном праздничных колоколов. Крупный город все еще не спал, да и какой может быть сон, когда на носу Первый Снег! Народ гуляет, поются песни, звонко перекрывают музыку взрывы смеха, льется рекой вино и пиво. Фейерверки, взлетающие в небо то в одном конце города, то в другом, будто днем - солнце освещают улицы.
  Как завороженная, я наблюдала за этой феерией праздника, пока мы приближались к городу. Однако вскоре улыбка с лица сошла, и я встревоженно наблюдала, как мы сворачиваем в поле под стены города, как цыгане расставляют палатки, начинают возводить небольшой лагерь.
  -Нам нельзя в город, - вздохнула Варка.
  -Так, а...как же вы? Тут что ли? А Праздник?!
  -Т-с-с-с...
  И она, подхватив меня под локоток, перебежками рванула к воротам Гроссрада, абсолютно игнорируя окрики родных, переросшие в гневные тирады. Оскальзываясь на мокрой от дождя и растаявших снежных крупинок траве, хохоча, как сумасшедшие и на ходу пряча чернявые волосы Варки под платок, мы успели как раз к тому моменту, когда в город въезжал торговый караван. Прошмыгнув незамеченными охранниками между телегами, мы и проникли внутрь.
  И сразу же окунулись в атмосферу праздника. Варка потянула меня чуть в сторону, нас окружили пятеро горожан, разгоряченных выпитым вином, и вместе с ними мы влились в гигантскую толпу, следующую к площади. А уж там!..
  Циркачи, задержавшиеся на Праздник в городе, давали представления. Со всех сторон слышалась музыка, горели факелы. Расставленные лотки ломились от дешевой выпивки, сладостей, какие можно попробовать только в это время года. Например, последние свежие персики в сахарной пудре. Или запеченные в меду яблоки, так же посыпанные пудрой. Любое блюдо ассоциировалось со снегом. А все потому, что Праздник Первого Снега ознаменовывал начало зимы. После этого дня (точнее, вечера) окончательно прекращались работы в полях, амбары и хлева утеплялись перед предстоящими морозами. Все летние работы оставляли до следующего года, и начинали заниматься исключительно зимними делами. Н-у-у, например, начинали доставать сани и смазывать полозья; старшие садились за плетение корзин, выжигание горшков или вырезание ложек, дабы к весенней ярмарке подготовить товар на продажу. Младшие в семейном кругу обучались грамоте. Хотя бы буквам и цифрам. А уж когда застынет грязь, и корками льда покроются лужи, можно будет отправляться к родственникам, проживающим в дальних весях.
  Мысленно представляя, как было бы здорово вернуться в Арит до этого момента, я смаковала пиво из большой кружки, невероятно каким образом добытое цыганкой. Сама же Варка, оставив меня у импровизированной сцены с выступающими на ней жонглерами, умчалась в толпу в обнимку с Долом. Каким образом тот покинул табор, так и осталось загадкой. А я не собиралась ее разгадывать.
  Допив пиво, я отвернулась от сцены, собираясь отправиться в сторону лотков с персиками. Как меня перехватил мальчишка-зазывала, предлагая проверить свою удачу, сделав пять выстрелов из лука. Обрадовавшись возможности показать себя, я отправилась за ним к окруженной толпой мишени. Оружие, конечно, было в плачевном состоянии. Выстрел с пяти и десяти шагов был, в общем-то, плевым делом. Вот и усложнили, как смогли, выдав кривые стрелы и лук с провисшей тетивой.
  Однако как же взревела толпа, когда с пяти шагов я попала точно в центр мишени. Мальчишка, что привел меня сюда, начал громко заявлять об обычном везении. Со всех сторон посыпались предложения делать ставки. В конечном итоге, когда я отошла на десять шагов и, держа в воздухе три пущенные стрелы, следом пустила последнюю, попадая исключительно в центральный круг мишени, я сорвала примерно половину всей суммы ставок.
  Получив от разочарованного мальчишки мешочек с выигранными деньгами, я выделила ему целую горсть монет. Не глядя - праздник ведь! И все же собралась отправиться в сторону лотков с персиками, как столкнулась с огромным детиной, закутанным в темный плащ с ног до головы. Я бы и не придала этому никакого значения: народу на площади довольно много - яблоку негде упасть. Но он опустил ко мне голову, чуть приподняв край капюшона, сверкнул желтыми глазищами, и как гигантский корабль, волной сшибающий рыбацкие лодочки, продолжил в толпе свой путь.
  Орк! Это был орк! Уж не знаю, почему он меня не схватил. Может, не было приказа от начальства? Кстати, если Тапр здесь, где же это самое начальство? Отсиживается в кустах, чтобы дождаться меня, схватить и утащить в эльфийское царство?!
  Я даже зарычала, расталкивая неповоротливых людей локтями, поторапливаясь за серокожим. Ну, надо же какая наглость - явиться в Гроссрад раньше меня, абсолютно не зная, что я двинусь именно сюда! Ведь если бы не цыгане, то бы просто следовала по тракту, и не известно, выжила бы...
  И неожиданно серокожий исчез. Вот эдакая махина, выделяющаяся размерами и черным плащом на фоне малюток-горожан в ярких нарядах, взял и - исчез! Я чуть не взвыла от досады. Метнулась туда - сюда по краю площади, где видела его в последний раз. Пробежалась по ближайшей улочке до следующего поворота и вернулась обратно. Не мог он раствориться же, честное слово! Где-то тут вся эта шайка-лейка, нутром чую!
  Крутанувшись на пятках, собралась заглянуть в следующий проулок. Поправив лямку сумки с Книгой внутри, уже направилась туда, когда боковым зрением заметила движение справа от себя.
  Увернувшись от огромного кулака, целящего в мою голову, резко поднырнула под ударяющего, захватывая в локте его руку и выворачивая кисть к спине. Продолжая тянуть руку к лопаткам, начала пригибать его к земле, ибо с такой махиной мне не справиться, если он будет продолжать стоять.
  -Да хватит уже, - наконец взвыл он, молотя свободной рукой по земле. - Я просто спутал тебя с цыганкой!
  -А она тебе зачем?
  -Им нельзя появляться в городе!!! Да отпусти ты!
  -Где Варка? - я надавила коленом на его щеку. Нет, пожалуй, с этим я справилась бы в любом случае. Это был не Тапр, как я подумала изначально. Но очень уж похож был серокожий, очень! Может, отчастипоэтому и стремилась причинить ему боль.
  -Откуда мне знать? Вот буквально только что рядом с тобой ее видел! Уй-юй-юй, - он чаще забил ладошкой под моим натиском. - Может, ее Рейтар поймал! - сдался он.
  -А он где?
  -Должен был с другой стороны площади ее сторожить! Отпусти!
  -Сейчас мы пойдем к нему. И только попробуй удрать, я отлично метаю ножи.
  -Я видел, как ты стреляешь из лука, - он часто, насколько позволяло мое колено у его щеки, закивал. А про отсутствие у меня ножей ему лучше ничего не знать - мысленно усмехнулась я, подталкивая здоровяка в спину.
  
  Глава 9.
  Помнится, когда я очнулась в подвале господина графа Уфранского, Рин сказал, что я убила дюжину человек, прежде чем меня поймали. Не подумайте, что я такая кровожадная, просто я умею защищаться и защищать то, что считаю дорогим для себя. И пусть мы с цыганкой знакомы от силы три дня, мы сдружились с ней. У нас появились свои, только нам известные шутки, секреты, словечки, сказав которые, нельзя было не рассмеяться. Барон и его жена приняли меня чуть ли не как родную дочь (правда после того, как я рассказала свою историю Варке, а она передала ее матери, но не суть). Табор стал моей семьей, временной заменой Гильдии, которая была моим домом. И я не могла оставить своих родных.
  С Серым мы прошли насквозь всю площадь, миновав следящих за порядком стражников как закадычные друзья. Но стоило им оказаться далеко в толпе, как я снова захватила кисть орка, выворачивая ее, чтоб у него и мысли о побеге не возникло.
  -Рейтар! - позвал Серый и витиевато свистнул. Никто не откликнулся. - Наверное, в логово ушел.
  -Где оно? - дернула я его за руку.
  -Я ж покажу! Ну, зачем так сразу! Я же не отказываюсь! - запричитал он, под моими тычками провожая меня к логову.
  Мы миновали пару улочек от начала до конца, прошли через один переулок к соседнему, свернули в очередной проулок и оказались на небольшой площадке перед пустырем. Сюда даже праздничный шум не долетал, не то, чтобы забредали сами празднующие. Тихо, только ветер шумит. И пламя костра гудит под ним, пригибаясь к самой земле. Вокруг костра сидит человек пять-семь, не разобрать из-за отблесков пламени. И поет разбитыми губами цыганка, сидящая вплотную к костру, а за каждую неправильную ноту тут же получает очередной удар по лицу от стоящего рядом человека.
  Я едва узнала Варку. Под правым глазом красовался синяк, шикарные волосы оказались обрезаны по плечи, а их концы подпалены огнем. Губы разбиты. Руки связаны ее же платком. Я уж не говорю про одежду, клочьями свисающую с нежных плеч, сейчас тоже покрытых синяками. Страшно представить, что с ней сделали!
  -О, Серый! - щипком за плечо Рейтар остановил пение цыганки, шагнул от костра к нам. - Еще одна цыганочка? Ох, красивая какая, - он причмокнул, собираясь коснуться моей щеки.
  Не знаю, что на меня нашло. Будто помутнение какое-то. Я оттолкнула орка, самым краешком сознания услышав звук сломавшихся костей его запястья и вопль, огласивший пустырь, как набат. Надвигаясь на Рейтара, я не заметила, как в руке его появился меч. Ненужная железка, если ты не умеешь им пользоваться. Он не умел. Так только, попугать беззащитную цыганку. Хотя за жалкую попытку отрубить мне голову, я мысленно поставила ему плюсик. А, может, и не голову он хотел мне отрубить, уж не ведаю, зачем он так яростно перед моим лицом мечом махал.
  Я свернула ему шею. Приблизилась и свернула. Неправда, что убийца, совершив очередное преступление, упивается содеянным. Я ничего не чувствовала, только разочарование от того, что не поспела вовремя. Потому, повернувшись к костру и обнаружив, что окружена еще пятеркой подобных Рейтару гадов, смогла только вздохнуть. Они были вооружены мечами, потому и мне пришлось поднять оброненную железку "охотника на цыганок".
  Один из этой пятерки что-то выкрикнул, оскалившись в мою сторону, кивнул кому-то позади меня. Оборачиваться я не стала, итак слышала топот еще нескольких человек, видимо расположились они на этом пустыре знатно. Потому и вспомнила слова Рина, сказанные им в подвале про положенную мной дюжину, лишь крепче стиснув рукоять меча.
  И моему удивлению не было предела, когда главарь, собравшийся отдать ка-кой-то приказ своим людям, вдруг начал оседать, сверкая мелким камушком в навершие "рыбки", торчащей из его правой глазницы.
  Я узнала этот ножичек, он тоже был из моего набора. Этот графский служака еще поплатится за каждую утерянную им вещицу! Однако требовать с него плату сейчас было не целесообразно: он, Тапр и еще четверо из охраны графа вступили в поединок с гроссрадцами. Потому-то я и решилась исчезнуть с пустыря под шумок. А чего мне, им помогать что ли? Это я им живая нужна, а они мне нет.
  Оставив меч при себе (на всякий случай), я подхватила под мышки цыганку и скрылась в ближайшей улочке.
  
  -Ты нам дочь спасла, а взамен ничего не хочешь взять? - не отрываясь от обрабатывания Варкиных царапин, шепотом спросила ее мать.
  -Ну, почему же, - так же шепотом отвечала я. - Я попросила обменять моего коня на одного из ваших. К тому же Варка оставила мне эту куртку и сапоги. Вы помогли мне добраться до Гроссрада, не взяв и серебрушки, потому, мне не нужно ничего.
  ...Едва мы прошли пару улиц, как Варка потеряла сознание, и пришлось та-щить ее на себе. Не скажу, что было легко, учитывая, что города я не знала, и из тупиковых переулков приходилось возвращаться к оставленной позади улочке. Но и бросить цыганку я не могла. А потом как-то неожиданно мы вывернули из очередного переулка (точнее, я вывернула, с бесчувственной цыганкой на загривке), и натолкнулись на распахнутые ворота. Стражников по близости не оказалось: от ворот хорошо слышались отзвуки боя на пустыре, видимо они поспешили навести там порядок... Мне же их отсутствие было только на руку. Максимально быстро преодолев открытое пространство рядом с воротами, я свернула в сторону оставленного лагеря цыган, и уже через несколько минут шествия вдоль стены передавала Варку на руки родителям. А сама поспешила к своим вещам - покидать табор нужно как можно скорее: не хотелось подставлять цыган под удар графа.
  И только я поговорила с возницей баронской кибитки о замене моей коняги на одну из таборских, как мать Варки позвала меня в их палатку. Девушка все так же была без чувств. Под светом сальных свечей можно было лучше рассмотреть ожоги на нежной коже, синяки, ссадины и царапины. Если бы я только знала, я бы обязательно постаралась успеть раньше!
  Эти же слова я сказала и матери девушки, обтирающей ее каким-то отваром, а поверх отвара еще и мазью с мерзким запахом.
  - Варка бредит...перед твоим приходом она вдруг начала кричать, что Дола убили, - шепотом заговорила Вольтея, продолжая свое занятие.
  -Мне пора покинуть табор, - я присела на корточки рядом с ними, рассматривая свои руки.
  -Я знала, что ты покинешь нас, это случилось именно тогда, когда и подсказывали мне звезды. Чем мы можем помочь тебе, Рада?
  -Я не могу что-то просить у вас. Вы мне очень помогли, доставив в Гроссрад, - снова повторила я.
  -Это другое. Звезды привели тебя к нашему костру, чтобы ты спасла Варку. И ты это сделала. Вот, возьми, - в руках старой цыганки звякнул мешочек. Уж звон денег за время работы я различать научилась.
  -За что? - забыв про шепот, воскликнула я. - Лучше благословите меня на дальний путь, матушка Вольтея.
  -Благословлю! И скажу, что ты всегда будешь желанной гостьей в нашем таборе, Рада! - женщина сунула мне в руки деньги, осенив знаком Тирха. - И напоследок скажу, что не стоит быть столь твердой в своих мышлениях. Будь гибче, словно молодое деревце. Будь рассудительна в своих решениях. Не суди, коль не знаешь всей правды. А правда, Рада, она ведь всякая бывает. И от книги этой, - она указала на мою сумку, - не веет злом. Не таким, каким его воспринимаешь ты.
  -Вы что-то знаете? Вольтея, что это за Книга?!
  -Дол... - застонала Варка, заметавшись на подушке. Женщина тут же переключилась на дочь, и ожидать продолжения теперь было бесполезно.
  Я покинула палатку с тяжелым сердцем. По-хорошему было бы дождаться выздоровления Варки, отблагодарить табор за гостеприимство, а потом только уезжать. Но коль граф с Рином в Гроссраде, ждать нельзя. Нужно двигаться дальше, пока они меня не перехватили.
  Взвешивая в руке мешочек с деньгами, я подошла к вознице, с которым договорилась о замене лошадей, приняла из его рук уздцы серой лошадки, оседланной специально для меня. Кивнула в знак благодарности, передавая ему выигранные накануне деньги и усаживаясь в седле.
  -Тетя Рада! Тетя Рада! - из ближайшей палатки выбежала девчушка лет десяти со смешными косичками. - Почему вы уезжаете? Вы же тоже цыганка!
  -Что ты, какая я цыганка, - покачала я головой.
  -Очень похожи, - вздернула подбородок девочка. - Мама сказала, что она в молодости была точно такой же, как вы! - и без перехода добавила. - Возьмите меня с собой?
  -Нет, малышка, тебе пока рановато путешествовать. Вот как подрастешь, - я со значением хмыкнула, не договорив всей фразы.
  -Я обязательно вырасту и дождусь, когда вы за мной приедете! Или нет! - осенило ее. - Я сама вас найду! Вот увидите!
  -Мне пора, маленькая! - я склонилась над ней с седла, сунув в ладошку цветной платочек, приобретенный на Празднике. А потом сразу же выпрямилась и, стукнув коня пятками, отправилась прочь из табора.
  Не оглядываясь.
  Восходящее солнце светило мне в спину, удлиняя тень коняги с всадницей на снятом с графской лошади седле.
  
  Глава 10.
  Оставаться в Гроссраде было абсолютным безумием. Да, этот город больше того же Портморе, но и отряды стражников обучены качественнее, и общая сеть поимки преступников отлажена не в пример лучше. Однако наличием меня в Гроссраде мое безумие не ограничивалось: я вознамерилась вернуть свой лук. А, следовательно, разыскать графский кортеж, проникнуть в их ряды и - о, коварство! - увести свое оружие у них из-под носа. И особенно из-под носа Рина!
  Единственным моим плюсом было меняная на таборскую лошадь. Серая, неказистая, она вполне подходила мне нынче, не привлекая внимания. Все остальное составляло сплошные минусы. Например, Рин с его ручным орком. Плюс к ним графские телохранители, сам же озлобленный на меня граф и, при желании графа, весь город им в помощь.
  Однако первым делом я поехала в оружейные ряды базара. В идеале бы вы-строгать свои стрелы, вставив в оперение привычное красное перышко, но на это может уйти пара дней, если не неделя, а медлить строго запрещено.
  Выйти из положения мне помог старый торговец. Неказистая лавчонка в конце ряда оказалась настоящей сокровищницей! Различные топорики, кинжалы, ножи и ножички, кастеты, цепни и пара копий, метательные "звездочки" и "рыбки".
  -Лавка с тканями напротив, - прохрипел старик за стойкой, занимающийся наточкой заготовки для кинжала.
  -Мне нужны стрелы. С крестовинкой на сечении оперения и заостренными наконечниками четырех граней.
  Старик поднял на меня взгляд, пошевелил кустистыми бровями. Отложил свое занятие куда-то в стойку и подманил меня пальцем:
  -Зачем юной госпоже столь неожиданная покупка?
  -Чего же в ней неожиданного, коль я стою в оружейной лавке и знаю, зачем пришла? - я усмехнулась, побарабанив по столешнице пальцами. - Так что, заказ примите?
  -Деньги-то есть? - старик недоверчиво прищурился. - Заказ, чай, не из деше-вых.
  -Сторгуемся, - пообещала я. Сразу никогда нельзя показывать деньги. Вдруг "за даром" удастся выторговать.
  Старик вновь окинул меня взглядом, задержал взгляд на трофейном мече на моем поясе и удалился в подсобку, шаркая по выщербленному полу свободно болтающимися на его стопах тапками. Вернулся довольно не скоро. Оставил на столешнице стойки сверток, прошлепал к двери, закрывая ее на засов, подошел ко мне.
  -Это мой лучший товар, - и куда только старческая немощь делась? Старик преобразился, выпятив тощую грудь и расправив плечи. Глаза его заблестели, пальцы уверенно развязали тесемку свертка, будто не были скрючены пару минут назад в форме куриной лапки.
  Две дюжины отменных стрел с блестящими отточенными гранями наконечниками, ровным оперением, идеальным балансом. Я взвешивала каждую в руке, стараясь найти хоть один изъян, и только когда пересмотрела их все, поняла, что заплачу любую цену, товар того стоил.
  -К ним у меня был колчан, но один заезжий господин приобрел его для своего сына, - посетовал старик. - Но если госпожа пожелает, старый Арам подберет и ей нечто подходящее.
  Я прислушалась к тяжести мешочка с деньгами за пазухой и уверенно кивнула, трогая пальцами стрелы. Будто не две дюжины чьих-то смертей лежало передо мной, а желтые пушистые цыплятки, оставшиеся без квочки и нуждающиеся в моей защите.
  Из лавки оружейника я уехала далеко за полдень. С вполне пристойным теперь мечом вместо подобранного на пустыре, удобным набедренным колчаном, полным стрел и засопожным ножичком, похожим на "рыбку", но отличающимся более широким лезвием и длинной рукоятью.
  
  Я всегда поражалась везению, сопутствующему таким, как я. Не важно, к какой Гильдии ты принадлежишь, если удача тебе не сопутствует, тебе никогда не стать Мастером своего дела. Тебе никогда не дожить до старости на свободе. Тебе никогда не заслужить уважения в обществе внезаконников. Даже смерть у таких, как я, должна сопутствовать с удачей. Поймал стрелу промеж лопаток, сигая с крыши во время погони, считай, уже не чувствуешь удара от падения, спокойно отдавая Ведиглу душу. А коль просто поскользнулся и сорвался, считай, что ты в лапах блюстителей порядка, тебя раскололи, и ты сдал всех своих товарищей. Будешь молчать, подумалось тебе? А вот и нет. Закон не приемлет нас, Гильдии, подобные Ночному Ариту, Закону как бельмо на глазу, потому-то и принимает Закон любые меры по истреблению вредителей.
  Решив передохнуть в ближайшей таверне (точнее, это была пятая или шестая "ближайшая таверна" в которой я решала передохнуть), я свернула с дороги в открытые ворота "Гальса и Лыбки" и спешилась. Тут же подскочил чумазый мальчишка, уводя конягу под крышу навеса к конягам таких же постояльцев.
  В таверне пахло мясным супом, гарью свечей и чесноком. Выметенный пол резко контрастировал с обшарпанными стенами, по которым и были развешаны связки чеснока. И то тут, то там, свисали гирлянды паутины. Напротив двери находилась стойка с дородным мужиком за ней. Справа лестница на второй этаж в спальные комнаты, слева - дверь на кухню, из-за которой просачивался приторно-сладкий аромат пирога.
  Оценив обстановку, я села за крайний столик у двери и подозвала мужичка.
  -Чего изволит госпожа?
  -Скажите, милейший, у вас не останавливались двое мужчин? Один светлово-лосый, статный такой, с графскими манерами... Второй темноволосый, взгляд суровый постоянно, повыше первого? С ними еще мог быть орк... - и я максимально достоверно состряпала наглую рожу.
  -Не понимаю, о чем речь, - насупился мужик, забегав глазками. Ясно, значит, по воле судьбы я, наконец, нашла нужное место. А мужик тем временем примеривался к моему образу и поведению. По сути - замухрышка. Но кто разберет господ с их тараканами? Мало ли какого я сословия - это раз. Мало ли, кто мой покровитель - это два. Опасается мужик и ничего просто так не скажет. Потому по столу в его сторону покатилось два ларта.
  -Эти господа обокрали меня, - понизив голос до громкого шепота, начала я. - Если они здесь, я просто пойду к ним, заберу свое и исчезну, не подняв и пылинки.
  -Мне-то все равно, да только господ с утра нет. И орк с ними шастает. Выню-хивает все что-то, - мужик убрал монеты в карман штанов.
  -И в какой же комнате обитают эти господа?
  Но мужик лишь покачал головой, кивнув на мой кошель. Деловой! Но ладно, за свой лук и трех лартов не жалко, потому кинула ему в руки еще одну монету. Он ее довольно-таки неловко поймал, первым двинувшись к лестнице.
  -Обманешь, я тебя в порошок сотру, - буркнула в его спину я, поднимаясь с лавки и следуя за ним.
  
  Да, здесь действительно остановился граф со своим приспешником. Те самые сундуки с его кареты, некоторые личные вещи, аккуратно развешанные в шкафу шириной в одну дверку, оставленную приоткрытой. И запах... Мм, я принюхалась сильнее, запах.. чистоты, что ли? Такой же был в шатре, примерно так же пах и сам граф.
  Прошествовав вглубь комнаты, я только собралась отослать хозяина таверны, как дверь за моей спиной захлопнулась, и в замке провернулся ключ. Ехидный смех послужил идеальным сопровождением звука удаляющихся шагов.
  Потратить половину оставшихся после покупки стрел лартов только для того, чтобы так просто попасться на удочку Рина. Наверняка, тот догадывался, что я приду. Я не могла продолжать путь с пустыми руками, мне был необходим мой лук, и он это знал. А я, как последняя дурочка, повелась на легкость и везение!
  Обругав себя последними словами, я безуспешно подергала дверь, довольно крепкую, чтобы убедиться, что вынести ее не удастся. Прошлась к небольшому окошку, только сейчас заметив, что оно забито досками с обратной стороны так, чтобы кроме света в комнату ничего не проникало. Таким образом, выйти из комнаты не представлялось возможным, и оставалось только ждать. Господина графа, а с ним Рина с его ручным орком.
  Я села на край кровати, она тоже довольно приятно пахла графом, я сняла сапоги.
  -С другой стороны все не так уж плохо, - вслух рассудила я. Положила под голову сумку с Книгой и удобно устроилась на кровати.
  
  -Наконец-то! Я думал, ты никогда не проснешься. Подъем!
  Едва я приоткрыла глаза, меня схватили за руку повыше локтя, привели в сидячее положение, а потом и заставили встать. В комнате было сумеречно, и кроме ощущения нахождения рядом со мной двух личностей я спросонья ничего не понимала. И только проморгавшись, рассмотрела в личностях Рина и Тапра.
  -Набегалась? - голова дернулась от хлесткой пощечины. Я смолчала, даже не шелохнувшись. - Ну?
  -Что? - не поняла я, только сейчас почувствовав, как начала гореть щека.
  -Сейчас мы все немного на взводе, - Рин прошелся туда-сюда по комнате, за-ставляя нервничать своего орка. - А все потому, что кому-то захотелось побегать по всему Девону. Мне казалось, или у нас был договор?
  -Был. Но я не собираюсь участвовать в мятеже! - пожала я плечами. Вновь присела на край кровати, натягивая сапоги и незаметно вытягивая сумку из-под подушки.
  -О чем ты? - замер Рин, резко обернувшись ко мне.
  -Вы едете в Растлиэль, по-моему, неплохой повод в подозрении, не находишь? - почему-то страха не было. Только бесконечная усталость. И желание вздремнуть еще пару часов.
  -Значит так, - провел Рин по лицу ладонями. Потер щеки и уставился на меня. А я, подняв голову, открыто посмотрела на него. Он вздохнул и начал говорить, но, видимо, не то, что хотел сказать изначально. - Эльфы заняли Край. И мы с графом знаем, как остановить войну...
  -Ага, объединиться с ними, свергнуть короля и без кровопролития разделить власть с Высокими? - недоверчиво хмыкнула я, натыкаясь на злющий взгляд графского приспешника.
  Рин замахнулся было, чтоб одарить меня еще одной пощечиной..но вдруг опустил руку, коротко приказал что-то орку и покинул комнату.
  А Тапр, верный слуга своего хозяина, подхватил меня под мышки и поволок следом. "Не замечающий" нас хозяин таверны приоткрыл дверь на задний двор, где уже нетерпеливо перебирали копытами оседланные лошади, сразу же захлопнул ее за нашими спинами, пряча за пазуху полученный мешочек с деньгами.
  Орк закинул меня в седло моей менянной лошадки, сам устроился позади меня, стиснув бока и не позволяя особо двигаться, взялся за поводья, я даже чуть испугалась, выдержит ли неподготовленная к таким грузам Серка. Однако лошадка не подвела, и я не знала, то ли радоваться, что мы куда-то держим путь на ночь глядя, то ли расстроиться, что моим сторожем на этот раз будет личный слуга Рина.
  Выехали мы из Гроссрада совсем не из тех ворот, в которые попала в город я. И по всем ощущениям направлялись не на юг в сторону злополучных эльфийских земель, а на север, к единственной реке, протекающей с востока на запад через весь Девон. Зачем это надо было графу, я могла только догадываться, на все мои вопросы Тапр отвечал очень красноречиво, то есть - никак, и я позволила себе (в очередной раз) просто плыть по течению. В принципе, я была довольно недалека от истины. Закончилась вся эта дневная круговерть лапой орка, прижимающего меня крепче к себе, и грубоватый рык, приказывающий расслабиться и постараться заснуть. Вскоре равномерное покачивание и тепло тела орка помогли мне выполнить прозвучавший приказ.
  
  Глава 11.
  Поредевший до шести человек отряд уже двое суток с короткими передышками следовал вверх по течению Веснушки. На мои вопросы никто не соизволил ответить, сумку с Книгой никто не отобрал, следили за мной в двенадцать глаз, не отпуская дальше вытянутой руки. Купленные в Гроссраде стрелы Рин вновь отобрал, приладив колчан к седлу своей лошади, там же был прикреплен мой лук и предыдущий колчан стрел, с которым меня поймали. Казалось бы, как давно мы уже начали этот путь, и все никак не можем закончить. Я устала, хочу домой, мне холодно, страшно от незнания дальнейшей судьбы, отряд смотрит на меня волком, и о повторном побеге можно даже не мечтать... Хотя как идеально было бы рвануть прямиком в Столицу от подножия Складчатых гор, как раз и нужно, что Веснушку перейти... Я задумалась и перестала тревожить по пустякам Рина. А тот в отместку усилил надо мной надзор.
  
  Сегодня с самого утра шел снег. Пушистый, мягкий, белый-белый. На фоне застывающей осенней грязи он казался избавлением, пуховым одеялом для уставшего замерзшего путника вроде меня. Серое небо тяжелым брюхом царапало верхушки елей, растущих на горных склонах, однако было оно не давящим, а нежным, как слишком заботливая мать. В воздухе отчетливо пахло надвигающейся зимой, близкой рекой, чье журчание то приближалось, то удалялось в зависимости от нашего продвижения вдоль нее. От костров по вечерам пахло еловыми ветками, от спутников иногда пахло вином.
  От всех, кроме Рина и Тапра. Уж кто-кто, но эти двое решили извести меня молчанием, надзором и, как ни странно, дорогой. Даже граф перед тем, как устроиться на ночлег, мог перекинуться со мной парой ничего не значащих фраз. Хотя и его можно было понять: девка, получившая "добро" на соблазнение его графского господства, не соизволила даже лишить его одежды, не то что бы там чего-то другого... Обижен, но отходчив.
  В общем, дорога была не то, чтобы очень изнуряющей, но расположение духа у всех в нашем маленьком отряде с каждым конным переходом становилось все ужасней и ужасней. И причиной этому, поняла я сегодня перед тем, как остановиться на привале, была отнюдь не я. Ну, по крайней мере, не в полном объеме настроение мужчин зависело от моей выходки. Было кое-что похуже. И заметила я это слишком поздно.
  
  Три дня пути ударным марш-броском - это, оказалось,черезчур для нежного и неподготовленного графа. После очередного привала он просто не смог подняться со своей лежанки. А к наступлению ночи у него начался жар. Пришлось задержаться, обустраивая место стоянки. Рин скакал вокруг своего хозяина как взволнованная наседка, которой подложили вместо куриных яиц - гусиные, и вылупившиеся птенцы рванули к ближайшей луже. Все теплые покрывала и плащи были пущены на уютное ложе для господина Рейвара, Тапр был отправлен на поиски лечебных корешков и снадобий, оставшиеся из охраны трое ребят присматривали за мной.
  Хотя уж кто-кто, но я сейчас и сама не рискнула бы куда-то убегать. Во-первых, близость гор и горной реки, во-вторых, все чаще среди сосен начали мелькать деревья с серебристыми стволами, а,следовательно, нарваться на эль-фийскую тропку ничего не стоит. В-третьих, то ли из-за приближающейся зимы, то ли из-за оказавшего на меня большое впечатление состояния графа, то ли из-за нескончаемой дороги, но я и сама едва держалась на ногах. Потому сидела себе тихонько возле небольшого костерка, прижимая к себе сумку с Книгой, которую до сих пор никто у меня не отобрал, куталась в отданную мне Тапром безрукавку, и только наблюдала, как суетится вокруг больного графа наш хиленький отряд.
  -Мы ведь приближаемся к лесу Высоких, почему бы просто не попросить по-мощи у них? - не выдержала я, когда Рин вымученно сел напротив того места, где отдыхала я. Темные круги под глазами, опущенные уголки губ, ставшие тусклыми волосы, сбившиеся из некогда идеального хвостика в непонятный колтун. Мне на мгновение стало жаль его.
  -А почему они должны нам помогать? - вздохнул он. - Все оговоренные сроки мы давно нарушили, нас могут убить сразу же, как мы пересечем границу.
  -Однако вы упорно движетесь в их владения!
  -Это дело чести. Граф и я, мы не можем не исполнить того, что обещали.
  -И что же вы обещали? - хмыкнула я, поражаясь непроходимой тупостью своих конвоиров: вряд ли бы эльфы выполнили свою половину обещания, если таковое имелось.
  -Это не моя тайна, - только и сказал Рин.
  -Мне надо отлучиться, - вставая, сказала я, сытая по горло убитым видом Рина, предсмертным видом графа и погасшими взглядами троих стражников.
  -Я тебя провожу, - Рин тоже поднялся, провел руками по щекам, заросшим темной щетиной.
  Я только пожала плечами. В принципе Рин, когда он такой спокойный и "разговорчивый" - не самая худшая компания, да и попыток приставать не предпринимает, как злющий на меня Ион из отряда. И я понимала своего несчастного надзирателя: промерзшие, усталые, максимум чего хотелось нам всем - это оказаться в теплом жилище, хорошенько прогреться в горячей ванне и сытно покушать ароматным супом, а не запеченными в углях корешками.
  
  Я шла чуть впереди по неприметной тропинке, струящейся как змейка между деревьями. Снег и небольшие заморозки подморозили землю, и теперь она не прилипала к башмакам грязью. Голые деревья, попадающиеся то тут, то там среди хвойных красавиц, не утративших своей зелени, наводили легкую тоску. Скрашивали унылый пейзаж укрытые вечной снежной шапкой горные вершины, на чьем фоне я и разглядывала окружающий лес.
  -Советую взять правее, иначе...
  -Ааа!..
  Дослушать, что будет иначе, я не успела. Земля под ногами вдруг пришла в движение, начала осыпаться вывороченными глыбами, увлекая меня за собой. Заверещав и стараясь уцепиться хоть за какой-нибудь выступ, я заскользила по краю небольшого обрыва, образовавшегося подмывом вод бурной горной реки, подходящей близко к берегу в этом месте. В самый, казалось бы, последний момент Рин метнулся ко мне и схватил за шиворот, стараясь вытянуть из образовавшегося обвала.
  -Не верещи! Старайся выбираться! -его спокойствие ничем нельзя было нарушить. До этого момента. Ибо голос был взволнованным, а хватка, которой он держал меня за шкирку, просто железной.
  -Вытащи меня!!! - зажмурившись, я продолжала молотить конечностями по воздуху и одновременно звать на помощь. Не хотелось бы столь трагично закончить свой жизненный путь, просто свалившись в ледяную горную реку.
  -Вытащу, обещаю! - кряхтел Рин. Он уже дотянулся до моей вытянутой руки и тянул вверх за запястье. Я же только упиралась ногами в крошащуюся стену земли, стараясь хоть как-то подтолкнуть свое измученное тело повыше.
  Мне чудилось, что я вишу над пропастью уже целую вечность, голос охрип, пальцы, царапающие землю, болели, а ноги, отталкивающиеся практически от воздуха, устали. И каково же было мое удивление, когда я вдруг обнаружила себя лежащей рядом с тяжело дышавшим Рином довольно-таки на приличном расстоянии от обрушившегося края тропинки.
  -Ну, ты и горластая, - едва выдавил из себя он, глядя в серое небо.
  -Спасибо, - кивнула я, поворачивая голову к нему. А потом пережитый ужас начал вырываться из моей груди хриплым смехом, переходящим в истерику. Вдвойне легче хохотать над происшедшим было вместе с Рином, который, как он прохрипел сквозь смех, тоже очень испугался. Не уточняя, что за Книгу, которая вечно была со мной.
  Вытирая дрожащей рукой слезы со щек, я начала подниматься с холодной земли, все еще глупо хихикая и поднимая за собой своего спасителя. Тот отшучивался, норовя стряхнуть налипшие листочки и хвоинки с моего плеча. Его состояние больше походило на состояние в вечном подпитии одного моего знакомого из Гильдии. Несмотря на винные или пивные пары, многие охотно делились с ним информацией о нахождении того или иного человека или сокровища. В общем, соображал тот тоже неплохо.
  И только я, держась за плечо Рина, развернулась в сторону лагеря, забыв, в общем-то, зачем вообще удалялась, наткнулась на...огромный кулак, летящий прямо в лицо. Последнее, что мой взгляд успел выхватить из окружающей действительности, приближающиеся сапоги размера эдак пятидесятого, порванные на большом пальце так, что этот самый палец непростительно сильно торчал наружу...
  
  Глава 12.
  Сознание возвращалось урывками. Вот я вижу, как вскочившие со своих мест ребята не подпускают огромных размеров тролля к лежанке графа. Как один из них падает, проткнутый насквозь толстой палкой, и его тут же этой же палкой пришпиливает к промерзлой земле второй тролль... Вот я чувствую, как меня связывают по рукам и ногам, как вскидывают на плечо, и я вижу перед собой только выделанную из шкуры какого-то животного куртку, а чуть ниже из такой же шкуры - штаны... Вот я слышу гортанную речь шедших позади "моего" тролля еще трех его соплеменников. Они делят разорванную их огромными лапами лошадь и поедают сырое мясо... Еще одно видение повергло меня в шок: один взгляд на распятого на двух деревьях Иона, со свисающими ошметками кожи и кровавыми провалами на месте глаз - вызвало рвотный позыв, и, чуть не захлебнувшись собственными слюнями, я снова провалилась в забытье.
  Горные тролли - это не те их сородичи, которые общинами живут в крупных городах и составляют хорошо обученную Гильдию Наемников: не товарищи Ночному Братству, но и не враги. Да и воевать с ними лучше не стоит. Эти же мало того, что не обучены военным делам (да и вообще никаким), так еще и беспросветно тупы. Нет, не так тупы, чтобы не изготавливать одежду и оружие, но в цивилизованных городах им не место. Огромные, как два с половиной орка, сильные, не отличающиеся разбором в еде, укрытии, они смертельно опасны таким одиноким путникам, какими были мы, своей жестокостью. Бить их лучше в живот и переднюю часть шеи, так как остальная кожа достаточно грубая и прочная, чтобы выдержать сильный рубящий удар меча.
  И надо же было по пути к негостеприимным эльфам попасть в лапы к еще более негостеприимным горным троллям! И да, это были они.
  
  -Ардария!
  Но даже эта грубая тряска за плечо никак не хотела выводить меня из состояния беспамятства, за которое я цеплялась изо всех сил. Я была абсолютно не готова видеть окружающих, слышать чуждую речь троллей, находиться там, где я сейчас была. Однако тогда меня решили пробудить иным способом, сначала погладили по щекам, а потом довольно ощутимо по этим же щекам похлестали холодными ладонями. Наглость-то какая!
  Я резко вскинулась... и тут же застонала от ломоты во всем теле. Подо мной теперь отчетливо ощущались чьи-то ноги, и я попыталась хоть как-то припод-няться, чтобы захваченные в плен моим телом конечности оказались на свободе. Справа послышался облегченный вздох Парнаса, на чьих ногах я и "отдыхала". Рин, что привел меня в чувство, уже скромно сидел слева от меня, оглядывая живущий своей жизнью лагерь троллей. Руки его, в отличие от меня или Парнаса, были связаны спереди, и он мог вполне прилично ими орудовать. Например, хлестать меня по щекам, как мгновение назад.
  -Подлец! - зарычала я, наклоняясь, и толкнула, как могла сильно, этого нахала в плечо.
  -Что???
   -А то! Кто обещал мне жизнь? Мы еще даже до Растлиэля не добрались, а я уже сто раз Ведиглу душу отдать могла!
  -Сама виновата, - только и сказал он. - А теперь тише. Они куда-то унесли Рейвара! - и он вновь уставился на лагерь, весь обратившись в слух.
  Я поворчала для вида, потом подумала, что, может, он прав (однако, признавать это не собиралась), и замолчала. Справа многозначительно хмыкнул Парнас, но его я успешно проигнорировала, тоже уставившись на лагерь троллей.
  Мы сидели на краю площадки на небольшом расстоянии от края, но довольно таки высоко от подножия горы. Перед нами в хаотичном порядке располагались круглые хижины, укрытые шкурами животных, довольно вместительные, хоть и казавшиеся маленькими. Между несколькими небольшими костерками сновали тролли, помешивая какое-то варево в котле, стоящем на огромном центральном костре. Кострище, я бы сказала, таким огромным он был. День был в самом разгаре, и можно было легко рассмотреть примыкающую к площадке пещеру, укрытую от любопытных глаз гигантским валуном. Периодически оттуда выходили еще тролли, потом возвращались. Как я заметила, у них не было женщин, либо они где-то прятались. Может, поэтому большинство из них, проходя мимо нашей троицы, жадно облизывались, рыча сквозь клыки на всеобщем одно единственное слово: "Самка!".
  Я жалась к плечу то Парнаса, то Рина, стараясь угадать, чего ждать от наших хозяев. Иногда впадала в панику, торопливо перебирая в уме молитвы всем трем обликам Бога, и с отчаянием осознавая, что ни одной толком не знаю. Иногда принималась обвинительно шептать ругательства в адрес Рина и графа...А потом меня осенило:
  -Рин, где Тапр?
  -Не знаю, - по выражению его лица было видно, что его тоже интересует этот вопрос. Он взволнованно оглядел валуны над входом в пещеру, деревья по краям от площадки и уставился на провал пещеры.
  А поглядеть было на что. Из-за опустившихся вечерних сумерек тролли зажгли факелы, и, выдвигаясь из пещеры на площадку, выглядели в их отсветах древними Богами, по велению Судьбы показавшимися жалким людям. Высокие, мощные тела, переливающиеся смазанной жиром кожей, решительное выражение морд, крепкие лапы, сжимающие факелы. Остановившись в паре шагов от нас, тролли расступились в стороны в полной тишине, пропуская своего предводителя. Им был довольно молодой тролль, обряженный в шкурку зверя, бывшую некогда белой. Его соплеменники были обряжены в другие. В руках главного был посох, а сразу за ним своими ногами шел Рейвар!
  Еще довольно слабый, бледный и болезный, но все же он был жив и относи-тельно здоров. Его не добили, не сожрали, не оставили умирать, а благополучно подлечили! Я даже заулыбалась, кивнув вымученной улыбке графа. А он вдруг сделался очень серьезным. Тронул предводителя за плечо и тихо с ним заговорил. Тролль расплылся в предвкушающей улыбке и оглянулся на меня, скаля клыки. Вновь повернулся к графу и успокаивающе провел лапой перед его лицом... на что граф ответил блаженной улыбочкой и осел на подставленные лапы помощников предводителя, которые унесли его обратно в пещеру.
  А тролль-главарь приблизился к нам. Долго молча разглядывал, потом достал нож, больше похожий на тесак, и, рванув меня за плечо вверх, разрезал веревку, связывающую мои запястья. Признаться честно, я напугалась, что он меня убьет, а я даже ахнуть не успею! Но он отступил на шаг, разглядывая, как я потираю истертые в кровь руки.
  -Ты, - он ткнул посохом в мою сторону, - танцевать. Мы, просьба ваш хозяин, отпустить вас.
  Я могла только молча открывать-закрывать рот, переводя взгляд с тролля на Рина, лишь недоуменно пожимающего плечом.
  -Танцевать? Да они чего там, дыму нанюхались? Я не сдвинусь с места! - топнула я ногой.
  На что тролль-предводитель стукнул посохом себе под ноги. Воздух запах свежестью, с неба начали медленно падать не то какие-то листочки, не то какие-то бабочки. Они перемешивались с начавшимся снегом, таяли под ногами цветными лужицами. От них поднимался цветной пар, расплывающийся в свежем горном воздухе слоями, совсем не мешая разглядывать присутствующих.
  -Ты, - он снова указал посохом в мою сторону, - танцевать.
  -С шаманом не поспоришь, - подтолкнул меня под коленку Рин. И я...согласилась.
  
  Рин Аррениус (прим. автора: танец Ардарии предпочтительнее читать под песню Loreena McKennitt -Marrakesh Night Market для создания первозданной картины).
  Девчонка вызывала у меня какой-то неподдельный интерес. Эдакая гремучая смесь хитрости, коварства, женственности и беззащитности в одном флаконе.
  Я знал не понаслышке, что с такими женщинами лучше не связываться. Мне казалось, я знаю ее досконально, я изучил всю поступившую на нее информацию, долго изучал ее повадки, следил за ней, выжидал. В точности выполнил приказ Рейвара и доставил лучницу Ночного Братства Арита в его дом. И вот невиданная птичка попала в мои руки. Дорогой ценой, признаю ее талант. Все боялся, что эта птичка перережет весь отряд во сне, едва мы покинем Арит. Однако она удивила меня. Вела себя тихо и скромно, а потом подложила гигантского кабана, грязного и вонючего: опоила графа и выкрала книгу. А потом еще благополучно сбежала. Признаюсь, мне было тяжело. Почему? Потому что на сундуке была наложена защита, настроенная на меня, которую она, не церемонясь, сломала. Просто разбила, лопнула ее, как дети лопают мыльные пузыри. А на Книге висел магический маячок. И взяв Книгу с собой и не расставаясь с ней, она не заметила, как маячок вплелся в ее ауру.
  Я не колдун и заклинание это не столь длительно, однако ради того, чтобы не упустить эту птичку, пришлось постараться. Конечно же, сначала все, в том числе и болеющий с похмелья граф, выслушали все, что я о них думаю. Некоторые, как, например, Рик и Ион, огреблись по полной программе, ибо было сказано - глаз с девчонки не спускать. А они проявили халатность, за что и поплатились.
  Первой мыслью было ехать за ней в Арит, ибо, куда еще лететь голубке, как не домой. Однако маячок упорно вел в Портморе, да не куда-нибудь, а в дом самого главы города. Вот уж хитрая бестия, не знаю, в качестве кого она туда попала, но глава потом долго отнекивался, типа просто нанял сказочницу. Давненько я так не смеялся, как тогда, представляя убийцу - сказочницей. К моему изумлению это подтвердили и опрошенные слуги, и гости главы. Ух и зол же я был. Потерял человека, упустил разряженную в белоснежное платье Ардарию, под ухо зудит граф о выкраденной книге... К тому же я постоянно переживал о наличии в ее крови яда. И только после того, как она покинула дом главы, а мы с ребятами хорошенько все перешерстили, нашел пузырек из-под противоядия. В очередной раз восхитившись ее находчивостью.
  Время рассеивания маячка еще не прошло, и я позволил девчонке немного проехаться по полям. Как она там натолкнулась на цыган, ума не приложу. Сверив ее передвижения с картой и обозначив следующим пунктом Гроссрад, мы прибыли туда чуть раньше. А потом я заметил ее в толпе празднующих в обществе цыганки. И воочию смог насладиться её превосходным умением стрелять из лука, несмотря на состояние этого самого лука. Мастерство, однако! А еще чуть позже, проследив за ней, шедшей в обнимку с подобным моему Тапру орком, мы вышли на тот пустырь. Где девчонка снова удивила меня, свернув шею главарю за обиженную подружку. Не сказать, что гроссрадские охламоны были серьезными противниками, однако их было больше, и я потерял еще двоих своих ребят. А эта бестия с черными волосами, действительно похожая на цыганку, вновь исчезла.
  И каково же было мое удивление, когда вместо того, чтобы продолжать бегать, Ардария вернулась в город, а потом еще и обнаружилась в той самой корчме, где остановились мы с графом. И хотя я ждал ее, точнее, ждал, что она придет за своим оружием, не подозревал, что она осмелится. И ошибся. И обрадовался, когда она все-таки попалась.
  И теперь я ждал от нее подвоха каждую минуту, каждое мгновение мне каза-лось, что лицо ее озаряет очередная гениальная идея, однако она продолжала так же уютно сидеть перед Тапром в седле, периодически наклоняясь на его грудь, чтоб вздремнуть. Не сказать, что это злило меня, но я бы с удовольствием поменялся с ним местами.
  А потом этот пугающе долгий миг, когда я не мог решиться кинуться к обрыву, чтобы схватить ее. И если бы я помедлил еще пару мгновений, эту птичку просто смыло потоком горной реки, а вместе с ней и книгу, которую я решил оставить у нее до того момента, пока мы не достигнем эльфов. Я ей доверял. Но доверял не так, как, например, Тапру, а... как доверяют равному по силе противнику, надеясь, что тот не предпримет какую-нибудь штукенцию, приближающую его выигрыш. И в то же время, ожидая любого подвоха, готовясь к нему, и все равно с полной неожиданностью натыкаясь на результаты. Я ее уважал.
  И ее решимость еще больше вызвали мое восхищение этой ночной убийцей. Этот взгляд, которым она одарила окружающих нас троллей, когда ее проводили до пещеры, сунув в руки то самое белое платье, в котором она была в доме главы Портморе. Скривившись, будто съела кислого, она скрылась в пещере.
  Тролли же загомонили, начали рассаживаться полукругом на краю площадки. Двое из них начали разносить полные миски с похлебкой, что весь день варилась в огромном котле, еще один начал ворошить угли центрального костра, рассыпая их аккуратным (аккуратным по меркам горных троллей) слоем. Я не понимал, зачем, пока на краю площадки возле входа в пещерку не показалась Ардария. Шаман указал на ее волосы, и она немного резко, дергая себя за косу, начала ее расплетать.
  Что за чудо было передо мной. Миниатюрная женщина в белом платье, на фоне серых каменных глыб, на фоне тлеющих красным светом под холодным зимним ветром углей, на фоне желтого света факелов, на фоне притоптанного снега, еще утром выглядевшего девственной нетронутой целиной. Ее черные волосы обрамляли бледное лицо, руки плетьми висели вдоль тела, однако темный провал глаз завораживал. Утягивал куда-то на глубину, даже на таком расстоянии было опасно смотреть в ее глаза - утонешь и не выберешься живым.
  И тут зазвучала музыка. Глухие удары кожаных барабанов, хриплые переливы импровизированных свиристелей, тонкие пересвисты двух самых молодых троллей, одним из которых был сам шаман. Он и подтолкнул девушку к краю площадки, где посверкивали рассыпанные горящие угли.
  Закрыв глаза, Ардария вслушалась в звучащую музыку. Не спорю, в той, когда и я решил прислушаться, чувствовалась определенная грация. И она начала свой танец.
  Сначала это были едва уловимые покачивания плеч, бедер. Вот ее ножки по очереди вспорхнули над углями, и она сделала первый шаг. Абсолютно босая. Шипение и запах горящей плоти разнеслись по всей площадке, вызывая першение в горле. Девушка морщилась, но на пересохших губах застыла улыбка, глаза в отблесках углей светились янтарно-желтым светом, длинные волосы водопадом струились по плечам и спине. Одно движение сменяло другое, взмахи рук походили на взмахи крыльев невиданной, прекрасной птицы. Движения ног сопровождались обволакиванием щиколоток платьем, иногда ткань поднималась до колен, расцарапанных как у подростка, и вновь опускалась до самых углей. Она движется по кругу, улыбаясь, но не видя ничего на своем пути. По ее щекам текут слезы, она смахивает их резким движением головы, и перестраивается под зазвучавшую быстрее мелодию.
  Казалось, танцовщица, уловившая некий свой ритм, уже не обращает внимания на окружающих, на покрытые ожогами и копотью стопы, на почерневший подол платья. Она - это пламень, что в любой момент может вспыхнуть на ее платье. Она - ветер, который раздувает это пламя взмахами рук и ног. Она - это избавление водного потока, что может излечить любую рану. Она - это ярость. Это надежда. Это сила и беззащитность...
  Движения становятся все быстрее, взмахи рук - четче. В каждом изгибе тела - отчаяние, в каждом взгляде - просьба остановить. Только никто не решается ступить на эти раскаленные угли... Пока я не замечаю,что еще немного, и она просто упадет.
  Я вскакиваю со своего места, она протягивает ко мне руки, смотрит, как за-травленный зверек. Дышит тяжело, потрескавшиеся губы что-то бессловесно шепчут. И я не выдерживаю, подбегаю к ней, не обращая внимания, как горячо становится ногам от совсем не остывающих на ветру углей.
  -Рин, - жалобно шепчет она, не выдерживая и без сил опускаясь на колени, царапая пальцами мои плечи, за которые не смогла удержаться.
  Но я не даю ей этого сделать: как могу, перехватываю ее тело своими связан-ными на запястье руками, перекидываю через плечо и выношу из круга будто впавших в транс троллей. Аккуратно опускаю хрупкое тело на землю и оборачиваюсь на покашливание за своей спиной. Шаман.
  -Боги принять танец. Мы отпустить вас. А она, - он ткнул посохом в сторону распростертого тела бесчувственной Ардарии, - остаться.
  
  Глава 13.
  К моей великой радости, тролли решили повременить с танцами (как я позже выяснила, жертвенными), пока мои стопы полностью не заживут от ожогов. Я мало помнила из того вечера, когда согласилась на условия шамана. А проснулась через двое суток в теплой пещере под бдительным присмотром самого графа. Правда, не особо бдительным: тот спал, сжавшись в комочек, у самого входа в пещеру, завернутый в свой подбитый мехом плащ. Ноги мои были аккуратно завернуты в тряпицы, однако боли я не чувствовала, даже общее состояние было стабильно средним. И хотелось есть. Однако ходить я не могла, как бы не старалась. Проснувшийся граф позвал шамана, тот провел лапой перед моим лицом, и я снова уснула, даже не успев до конца осознать, что произошло.
  Следующее пробуждение было лучше предыдущего. Я могла потихоньку передвигаться. А от всё того же графа узнала, что прошли еще сутки. Практически сразу в пещеру вошли Рин с Парнасом и шаманом.
  -Спать не буду, - погрозила я шаману пальцем. Тот улыбчиво кивнул и вышел, оставив нашу компанию наедине.
  -Рада, - начал было Рейвар, но Рин перебил его.
  -Ардария, ты своим танцем спасла нас от смерти. Однако теперь они не хотят отпускать тебя. Жаждут повторения того представления, что ты устроила.
  Надо же, какая я оказывается... А я ничего не помню о том, как оказалась здесь. То есть, кое-какие воспоминания у меня есть, но уж очень похожи на галлюцинации объятия вечно злого на меня Рина. Лучше помолчать и внимательно послушать, что они еще скажут. И они говорят.
  -Но мы можем сбежать. Дождемся, пока полностью заживут твои ноги, уведем лошадей, они оставили в живых парочку, - торопливо вставил Рейвар. До сих пор не пойму, кто из них двоих главный...
  -Выкрадем книгу и рванем сразу же, как сможем, - хмыкнул Рин, но в принципе плана хозяина не опроверг.
  -Я ничего не понимаю, - вздохнула я, усаживаясь на свое импровизированное ложе, на котором так славно проспала трое суток. - Вы несетесь в эльфийские земли, потом носитесь за эльфийской же Книгой по всему Девону, и до сих пор отрицаете свое участие в назревающей войне? Если эльфы еще неделю назад заняли Край, не исключено, что они дошли уже и до Арита, а то и весь юг Королевства теперь в их власти! И вы до сих пор не можете позвать их на помощь? Да они же в два счета перевернут тут все и выручат своих подельников... Правда, не исключено, что потом тоже убьют, но это будет потом!
  -Все сказала? - дернул меня за руку Рин, заставляя встать. - А теперь порас-кинь мозгами, куда наш общий друг, а именно шаман, мог спрятать Книгу?
  -Если он не уходил в лес, то где-то в пределах их стоянки, - поморщилась я, переступая больными ногами и вцепляясь в плечо Рина, чтоб не упасть.
  -Браво! - хихикнул Рин. - А теперь поподробнее, пожалуйста?
  -Да откуда я могу знать, если я провалялась без сознания, а вы в это время очень даже бодрствовали! - я вырвала свою руку из его хватки.
  С улицы донесся странный шум. В пещеру забежал шаман с абсолютно диким видом. Подбежал, хватая меня за руку, и поволок на улицу.
  -Эй! Отпусти! Спасите! - бить его было бесполезно: дубовая кожа защищала лучше панциря. Однако своим сопротивлением я все же доставляла ему определенные трудности. Да еще и ребята опомнились, окружили его, не позволяя выволочь меня из пещеры. Правда их он легко оттолкнул к дальней стене пещеры и больше не обращал внимания.
  -Ты, - шаман ткнул в меня посохом, потом на шее у меня оказалась моя же сумка с той самой треклятой Книгой, - нести! Я - спасать.
  -Это, конечно, беспредельно мило, но я не пойду с тобой! - продолжила упи-раться я, однако сумку надела понадежнее через плечо. Стоит ли говорить, что горообразному шаману все мои ужимки представляли лишь маленькую помеху.
  Мы стояли перед самым выходом из пещеры. Я могла заметить начавшуюся в лагере панику, видеть, как сраженные стрелами кто в глаза, кто в область сердца, а кто и в незащищенное горло тролли падали один за другим. Возникало впечатление, что стоянку, где нас так "радушно" приняли, окружила, по меньшей мере, дюжина отменных либо стрелков Гвардии Короля, либо лучников Ночного Братства.
  Что здесь происходит, я могла только предполагать. И делать это быстро из-за охватившей паники не могла, а тут еще тролль дернул меня за руку ближе к себе, и я ударилась больной ногой о камешек.
  -Ты - со мной! - кратко сказал шаман.
  Стукнул посохом себе под ноги, и нас окружил плотный туман. Он сгущался, заворачивался спиралью, сдавливал нас так, что стало трудно дышать. Сквозь этот туман я услышала крик не то Рейвара, не то Рина, но определить точно из-за нарастающего писка в ушах не смогла... А потом писк резко оборвался, туман, как созревший орех, вдруг лопнул, медленно рассеиваясь в воздухе сиреневой дымкой и являя миру двух "прекрасных бабочек", какими несомненно были мы с шаманом: он в шкурке неизвестного мне животного, и я до сих пор в том самом платье, перемотанными ступнями и неизменной сумкой, перекинутой через плечо.
  -Замечательно, - начала отряхиваться я, едва шаман выпустил мои руки. - Что теперь?
  Мой спутник молча кинул мне под ноги выделанные из задубевшей кожи им-провизированные ботинки своего размера, ткнул концом посоха куда-то вверх и вправо. И первым двинулся в указанном направлении.
  -Замечательно, - повторила я, оглядевшись по сторонам, и, шипя и ругаясь в полголоса,пока наматывала веревочки ботинок вокруг щиколотки, последовала за шаманом.
  
  Глава 14.
  -Может, ты объяснишь, куда мы идем?
  Тролль меня будто не услышал, продолжая ломиться сквозь бурелом, как медведь-шатун. Я нагнулась ниже к земле, уворачиваясь от резко отпущенной им ветки. Не то, чтобы я на него сильно злилась, но убивала бы долго и мучительно.
  Опустившиеся сумерки давно затрудняли продвижение по лесу. К тому же наш путь пролегал к горным вершинам. То есть, прямо к тем самым снежным шапкам, вечно покрывающим пики. И это тоже не придавало оптимизма. Плюс ко всему вступающая в свои законные права зима подмораживала мое хлипкое тело.
  -Туда, - наконец услышала я за весь день единственное слово шамана. И первая свернула немного вправо, куда он указывал. Небольшой уступ, укрытый сверху поваленным деревом. Ветер сюда не проникал, и редкие снежинки плавно кружились в воздухе, растаивая еще до соприкосновения с землей.
  Я забилась в извивающиеся среди камней корни дерева, потирая уставшие больные стопы, здраво рассудив, что сейчас немного передохну, и сразу же начну обдумывать планы побега. Я, конечно, пыталась обдумывать их на ходу, но когда ты пробираешься через огромные валуны, буреломы, заросли кустарников, хоть и хлипких, это довольно затруднительно. К тому же шаман постоянно дергал меня за руку, поторапливая. Лучше бы закинул на плечо и дотащил, чесслово - надежнее и быстрее было бы.
  А шаман тем временем расположился на краю уступа, вглядываясь вдаль. Что он там хотел рассмотреть в темноте, осталось для меня загадкой. Только вот он вдруг резко обернулся ко мне, разглядывая мою сжавшуюся фигурку. Шагнул ближе, поводя лапой перед моим лицом, опуская ее ниже до уровня груди. Потом сжал пальцы так, словно нащупал ниточку или веревочку, невидимую раньше, и резко дернул.
  Как будто ребра мне сломал. Закричав во всю мощь своих легких, я только и смогла бессильно обмякнуть среди корней. А шаман разжал лапу, показывая мне мерцающий голубовато-желтый "маячок". Откуда он мог взяться у меня - было, конечно, вопросом на сто золотых монет. Только вот ответить на него я не смогла бы. Ни за сто монет, ни за двести. И потому, отдышавшись, только слабо кивнула. А шаман, раздавив в ладони "маячок", провел той же лапой перед моим лицом.
  Гадство какое, так и не успела обдумать хоть один вариант побега. Я преда-тельски уснула.
  
  Шел снег. Не такой нежный и воздушный, как, например, в наши первые стоянки на подходе к Складчатым горам. А тяжелыми крупицами, впивающимися в тело как десятки острых иголочек. Силу и направление снежным крупицам придавал ветер, усилившийся за ночь до такой степени, что мне самой приходилось держаться за шамана. Камни остались далеко позади, как и хлипкие деревца, начались сугробы высотой чуть ниже колен. Дышать было все сложнее с каждым нашим продвижением к вершине. Казалось, сама природа не хотела нашего приближения к...чему? Ну что там, на вершине, такое, раз мы так упорно идем туда вот уже вторые сутки? Я понять не могла, а шаман не говорил.
  В этом мне немного повезло. Его немногословность и частые остановки давали мне возможность подумать над другими вопросами. Например, что случилось с остальными троллями, если их бросил их же шаман? Или откуда на мне взялся маячок? Или смогу ли я вернуться когда-нибудь в родной Арит? Как по мне, так прошла уже целая вечность с того момента, как мы выдвинулись в этот сомнительный поход. А ведь успей я добраться до Ясуна, смогла бы попросить убежища в любом из храмов. Церковники бы меня приютили, а потом бы самолично проводили до Столицы. Там оставалась-то всего пара конных переходов. Да я бы за сутки справилась! И надо же было графу с его приспешникомнагнать меня в Гроссраде...
  Стоп! Они прибыли туда определенно раньше меня! Выходит...
  -Дурында! - выкрикнула я вслух. Шаман вздрогнул и резко обернулся на меня, скаля зубы. Пришлось зажать рот ладошками и помотать головой, типа простите меня, и вправду такую дурынду. Тролль принюхался к воздуху, всмотрелся в оставшиеся позади нас следы, и снова упорно потянул меня за собой.
  Иногда я поражаюсь своей недальновидности. Ведь еще в палатке графа, когда я стащила из сундука Книгу, было ясно, что там попахивает заклинанием. Не могло быть на таком сокровище простого "замка", Книгу ведь мог стащить кто угодно, если бы не я, и ищи-свищи ветра в поле. А так маячок на Книге вполне дает понять, где именно она находится. Значит, маячок этот был от Рина. Если так, то вчера я должна была не благодарить шамана, а как минимум огреть его тяжелым валуном промеж глаз, чтоб не лез не в свои дела. Вышло ведь так, что он лишил меня последней надежды на спасение, о которой я не могла и догадываться.
  Я чуть не взвыла от безысходности. Мало того, что Рину с графом теперь не догнать нас, так они даже не будут иметь приблизительного понятия о нашем местонахождении. Шаман утащит меня в горы. Книгу он использует в своих шаманских целях. Меня бросит помирать в сугробе, если не заставит танцевать на углях, как тогда... В любом случае, конец меня ждет бесславный и какой-то однобокий. Даже если я сбегу (что уже в принципе невозможно), умру все равно. Не от лап шамана, так от холода и голода, блуждая по Складчатым горам в поисках хоть кого-нибудь, кто бы мне помог.
  А ведь Мол как-то говорил, что меня наоборот ждет великое будущее. Не ве-рить главе Ночного Братства я не могла. Мне было-то тогда лет 16, преуспевала во всех своих начинаниях, и давала фору любому, кто умел стрелять из лука.
  -Давай отдохнем, - выдернула я свою руку из лапы тролля. Тот зарычал, но остановился. Последовал привычный уже процесс образования стоянки.
   Шаман стукнул посохом в сугроб, и он поднялся до половины высоты его роста, смыкаясь над нашими головами эдакой пещеркой из снега. Ветра тут не было, снега тоже. Выход был как раз за моей спиной, а очищенная от снега земля являла мелкие и средние камушки... Хм, кажется у меня созрел план.
  
  Пока шаман копался в своей сумке, извлекая остатки еды для более чем скромного обеда, я взглядом выбрала камень побольше да потяжелее на вид. Толкнула его ногой, проверяя, не примерз ли он. И едва опустилась на корточки, чтобы поднять его, тролль протянул мне кусок вяленого мяса. Улыбнувшись, я издала странный хмыкнувший звук, и приняла из его лапы угощение. А он снова уткнулся в свою сумку, рыская на ее дне.
  Сжав кусок мяса зубами, я чуть поднатужилась и, рывком подняв выбранный валун, опустила его на голову шаману. Тот непонимающе поднял на меня взгляд. Протянул лапу к голове, щупая проявляющуюся на макушке шишку, начал выпрямляться...
  -Ой...
  Это конец. Конечно, что ему какой-то камешек. Сейчас он меня прихлопнет, освежует и продолжит свой путь. Я зажмурилась, отступая назад и прикрывая голову руками. Услышала, как тролль утробно рыкнул, и осмелилась приоткрыть один глаз. И как раз вовремя, чтобы увидеть траекторию его падения и успеть вывалиться из этой снежной пещеры до ее обвала. Шаман остался под грудой снега.
  Не веря своему счастью, я взяла мясо в руку, что все это время держала во рту. Задумчиво откусила кусочек, тщательно разжевывая его и разглядывая образовавшийся снежный курган.
  -Я его вырубила... - кивнула я сама себе, медленно удаляясь от обвала стоянки и дожевывая кусок вяленого мяса. - Я вырубила его... Я. Его. Вырубила! Ха! Ха-ха-ха! И кто не верил, что я не справлюсь? Да я повелитель горных троллей! Ха!
  Сама не замечая, что давно перешла на бег, я рвалась под защиту оставленного позади леска. Меня переполняли силы, я смеялась, устремляясь в ту сторону, откуда так резво удирал шаман. Казалось, сердце вырвется из груди и покатится по снегу, указывая дорогу. Казалось, сам ветер подталкивает меня в спину. Я будто летела, не обращая внимания на снег, на холод, боль в ногах и ломоту во всем теле. Казалось, я обгоняю саму себя, вырываясь из тела и вновь догоняя его.
  Пока силы мои не иссякли, и я не запнулась в поредевших сугробах о камень. Пробороздив носом снег, я приподнялась на руках, отряхивая лицо. Провела по телу ладошками, чувствуя дрожь,и как тяжело вырывается воздух из легких.
  То ли действительно в горах давно властвует ночь, то ли от долгого бега в глазах стало непростительно темно. Едва различая предметы, огляделась. Вроде деревья поблизости. И снег. И из снега торчат голые вершинки огромных валунов.
   Я попыталась подняться, но уставшие ноги отказывались слушаться свою хозяйку. На четвереньках я доползла до чахлого хвойного деревца. Экономя силы, подрыла у его корней ямку, скрывающую меня, лежащую, до половины. Забралась в нее, подложив под голову сумку с Книгой. И провалилась в спасительное забытье.
  
  
  
  
  Глава 15.
  -Они прошли тут!
  -Откуда тебе знать? Это было три дня назад, последние следы мы видели два дня назад, и то много западнее этого места.
  -Я говорю вам, они были здесь!
  Это могло быть только сном. Откуда здесь взяться Рину с графом Уфранским. К тому же их голоса доносятся, как сквозь толщу воды. Совсем не хотелось просыпаться, хотелось еще послушать хоть что-то, кроме завывания ветра и скрипа ветвей дерева, приютившего меня у своих корней.
  -Если ваш друг говорит так, значит, еще есть возможность их догнать, - галлюцинации были сильны, ибо, откуда здесь взятьсяеще одному мужчине кроме моих знакомых?
  Послышались шаги, то удаляющиеся, то приближающиеся. Кто-то тихо переговаривался, всхрапнула лошадь. Теперь стало ясно, что это не сон, а самая что ни на есть явь. Они пришли за мной!
  -Рин, - позвала я, но только даже сама себя не услышала. Тогда попыталась пошевелиться, но слой снега, что намело за это время, мешал мне, придавливая к земле.
  -Рин! Рин! - без перерыва звала я, стараясь раскачиваться на месте. Стараясь поднять руку, сделать хоть что-то, чтоб меня заметили. Не дать им уйти вот так просто, оставив меня умирать под какой-то елкой.
  Мне казалось, я продвинулась в своем сугробе на несколько метров, я уже давно должна быть на поверхности... Но снег все еще мешал мне даже нормально слушать их удаляющиеся шаги, не то что видеть. И я беззвучно заплакала. Всхлипывая, размазывая закоченевшими пальцами слезы. Еще стараясь двигаться в логове, ставшем мне не только укрытием, но и капканом, выбраться из которого я уже не смогу...
  И тут я почувствовала, как что-то потянуло ткань моего платья. И громкий лай собаки, раздавшийся прямо над ухом. Тяжелые лапы начали рыть снег, уже задевая меня когтями. Я трепыхалась в своей ямке, как кукла, не в силах даже сопротивляться.
  -Ардария! - оттолкнул собаку граф. Ее сразу же взял за ошейник темноволосый мужчина в шикарной белоснежной шубе, и провел по лобастой собачьей голове ладонью.
  -Напугала же ты нас, девочка, - причитал Рин, вынимая меня из моего убежища. - Ха, смотрите, а сумка-то так при ней и осталась!
  Все засмеялись. Кто это тут? Как могла, я огляделась. Человек десять, если не больше. На конях, в таких жебелых шубах, что некогда была у шамана, и абсолютно черными волосами. Большего разглядеть не удалось: слезы безостановочно катились по щекам, застывая на ресницах льдинками. Рин, ставший таким родным и надежным, граф, взволнованно снующий вокруг меня. Даже Тапр был здесь, по сложившейся уже традиции выделивший мне свою безрукавку.
  Книгу вырвать из моих скрюченных пальцев так и не смогли. Завернули вместе с ней в шубу хозяина собаки, усадили на коня, предварительно отпоив теплым, похожим на мяту отваром.
  Я ничего не чувствовала. Снаружи. Хотя и тепло от выпитого напитка тоже не сразу разошлось по телу. Зато в душе... Я не могла выразить словами все то, что чувствовала. Я была так благодарна им всем, благодарна Судьбе, что меня нашли, той собаке, похожей на волкодака, что откопала меня из сугроба. Я тупо улыбалась, цепляясь за руку Рина, на чьей лошади и сидела, промерзшими пальцами, беззвучно шептала их имена. Иногда кивала, если ловила на себе взгляд кого-то из мужчин. И плакала. Не то от счастья, не то от осознания, что такой как прежде я уже точно не буду. Как минимум мне придется лишиться нескольких пальцев, отмороженных горными зимними ночами.
  Последнее, что я запомнила из этого суматошного дня, как отряд разделился на две части. Рин, граф, Тапр и владелец собаки с ней же развернули коней в сторону дома... Ну, в ту сторону, откуда пришли. Остальные, спешившись и ведя лошадей в поводу, продолжили восхождение на вершину. Хм, тролля мне мало было, теперь еще и эти!
  -Я рад, что мы нашли тебя, - услышала я над головой голос Рина. Почувствовала, как он провел по моей голове рукой, надвигая капюшон шубы на самое мое лицо. - Лучше спи. Теперь мы уж точно закончим наше путешествие.
  
  
  Глава 16.
  От сильной жажды, казалось, язык прилип к нёбу. Прервав не очень радужное сновидение о моих горных походах, пришлось насильно заставить себя открыть глаза.
  Я медленно повернула голову на бок, соображая, где я оказалась на этот раз. Сквозь закрытые бордовыми портьерами шторы проникал солнечный свет, окрашивающий всю комнату нежно-красным оттенком. Просторное помещение с богатой обстановкой. Высокие потолки с лепниной вдоль стен и свисающей по центру люстрой, украшенной цепочками из маленьких хрусталиков, похожих на капельки крови из-за бордовых портьер. Напротив кровати камин, дотлевающий огоньками. Если меня не подводит зрение, камин инкрустирован золотом! Немыслимо! На открытых стеллажах десятки книг. На стенах, свободных от шкафов, картины морских пейзажей и осенних лесов. На полу ковры с лиственным орнаментом и таким длинным ворсом, что мои босые ноги утонули в нем, будто в луговой траве.
  Хм, а на ногах даже шрамов нет... И в целом состояние вполне бодрое. Ничего не болит...
  Я начала медленно разводить руки в стороны и делать первые осторожные шаги. Нет, некоторая ломота в теле присутствовала, не спорю. Но определенно не так себя должен чувствовать человек, переживший погоню через, считай, весь южный Девон, стычку с троллями и ночевку в горах.
  Подбежала к ближайшему зеркалу, рассматривая свое отражение. Едва прикасаясь, провела кончиками пальцев по щекам. Нет, все же этот грандиозный поход отразился на мне не лучшим образом. Я стала еще худее, будто меньше и тоньше. Даже широкий балахон, служивший мне сорочкой, не улучшал ситуацию. Глаза немного запали и казались черными провалами на довольно-таки бледном лице. Губы растрескались, кожа немного шелушилась, отмороженная горными ночами. Собрав волосы в косу, отвернулась от зеркала, не желая больше смотреть на себя. С другой стороны, могло быть и хуже. Не знаю, где я, но мои лекари сохранили мне мои отмороженные конечности. За что я беспредельно благодарна.
  После поверхностного осмотра комнаты и себя, я решилась выглянуть в коридор. Ну и что, что ни оружия нет, ни одежды. Не сидеть же здесь сиднем, дожидаясь своей участи. К тому же дверь была не заперта. Однако оценив обстановку, меня начало терзать смутное сомнение, что я оказалась в королевском дворце. А с другой стороны, как бы я могла там оказаться?
  Подобрав подол сорочки, медленно двинулась по коридору направо. Почему не налево? Там был тупик, заканчивающийся огромным зеркалом во всю стену. Нет уж, хватило мне и одного взгляда на свою смертообразную персону...
  
  Большое количество зеркал, широкие окна. Картины по стенам, изображающие в основном осенний лес или невиданных животных, красивых в своем изяществе и грациозности. Всюду цветы в высоких вазах. От стены до стены ковровые дорожки с таким же длинным ворсом, как и в той комнате, откуда я вышла. Мягко ступать босым ногам. И непередаваемый запах свежести. Будто в лесу после хорошего дождя.
  Странное дело, но дойдя до лестницы, я так и не встретила ни одну живую душу. Может, я попала в Чертоги Тирха? Тогда где духи, которые должны проводить меня к моему Свитку Судьбы? Странно это все...
  И только я свернула к соседней зале, навстречу мне вышла молодая женщина с корзиной белья. Высокая, темноволосая. Не будь на ней простого покроя платья, я бы,безусловно, подумала, что это - хозяйка этого великолепия, с таким достоинством она держалась. Но это была простая служанка. Заметив меня, что-то запричитала на непонятном языке. Бросила корзину, направляясь ко мне и вытягивая руки.
  Со всей силы оттолкнув ее, я рванула через залу до двери напротив, закрыла ее изнутри, привалившись к ней спиной. И только перевела дух, как заметила, что на меня с удивлением смотрят двое мужчин, стоящих у небольшого стола, заваленного картами, свитками и еще какими-то бумажками.
  Тут я припомнила одну схожесть всех этих людей. Все они были высокими и темноволосыми, изящными и гибкими, будто виноградная лоза. Тонкиеаристо-кратические черты лица и какая-то легкость в каждом жесте. Такими же были люди из поискового отрядас Рином и графом, что нашли меня в предгорьях.
  Один мужчина что-то сказал, сделав шаг в мою сторону. Я вскрикнула, пугаясь догадки, которая осенила мою глупую голову. Мужчина же принял это на свой счет и замер, показывая мне обе ладошки, мол, смотри, я безоружен.
  В дверь за спиной с силой ударили. Да так, что я вздрогнула и осторожно по стеночке начала обходить это небольшое помещение с обоими мужчинами, продвигаясь к противоположной стене, где была еще одна дверь.
  За ней оказался еще один темноволосый мужчина. Охранник. Ибо у остальных не было ни меча на поясе, ни лука с колчаном за спиной, как у этого. В попытке меня изловить, он только получил кинутой в него вазой по голове и упал без чувств. Пришлось подтащить его к двери, из которой я только что вышла, заклинить его мечом ручки, чтоб через этот путь за мной никто не увязался. Себе же я взяла лук и стрелы.
  Казалось, время замерло. Воздух стал тягучим и вязким, мешая не то что двигаться, но и дышать. И только я по привычке пристегнула колчан к поясу, как взволнованное сердце забилось как птичка в клетке. А воздух, будто с силой проник в легкие. Время скакнуло вперед, подстегивая меня мчаться по коридору со скоростью пущенной стрелы.
  Найти графа, Рина и Тапра. Только как это осуществить, если я уже совсем запуталась во всех этих залах и коридорах?! Они все слились для меня в одну сплошную проносящуюся мимо картину. Я постоянно наталкивалась на эльфов, но боялась применять свои умения наемницы, только пугая их наложенной на тетиву стрелой. Во-первых, я никогда не сталкивалась с эльфами и не знала их силы. Говорят, они владеют магией, а против нее я вообще ничто. Во-вторых, как-никак я была на их территории. А это тоже немаловажно, учитывая, что они не убили меня.
  Загнанная в очередной коридор, заканчивающийся арочным проходом, я поняла, что дальше бежать некуда. Чуть отдышавшись, степенно вошла в последнюю залу. Круглая, с мягкими диванчиками вдоль стен, полностью покрытых цветочным орнаментом. По центру стоят колонны, обвитые вьющимся растением, и поддерживающие небольшой балкон, на который ведет винтовая лесенка у стены напротив входа. Но что самое интересное, в центре комнаты, как раз внутри этих колонн стоял граф, за правым его плечом был Рин, а напротив них эльф. Такой же изящный, как и его соплеменники, только в его черных волосах поблескивали благородные седые волоски. И как ни в чем не бывало, граф отдавал ту самую злополучную Книгу этому эльфийскому "старцу".
  -Замечательно! - вырвалось у меня одновременно со стрелой (в конце концов, пальцы у меня тоже не железные).
  Дернув в последний момент руками, избегая попадания первой стрелы по заговорщикам, я тут же наложила на тетиву вторую. Раздался звон наконечника упавшей первой стрелы.
  И только тогда на меня обратили внимание.
  
  
  
  Глава 17.
  -Рад, что с тобой все в порядке, - усмехнулся Рин, рассиживая в кресле и по-кручивая за тонкую ножку бокал с вином.
  -Рада, что ты рад, - съязвила я, поворачиваясь к графу. Тот рассматривал медальон на длинной цепочке, висевший у него на шее. Раньше его определенно не было. - Расскажете, может, что все это значит?
  -Мы остановили войну, - не отрываясь от медальона, ответил Рейвар. Потом все же поднял на меня взгляд, перевел его на Рина, кивнув, и покинул комнату.
  -Замечательно! - надулась я, откидываясь на спинку кресла и скрещивая руки на груди. Кажется, это слово стало моим любимым в свете всех последних событий.
  Когда я зашла в тот зал с колоннами, небольшой обряд (который я, оказывается, прервала) уже подошел к концу. Эльф поинтересовался моим самочувствием на чистейшем всеобщем языке. И даже если его смутил мой немного не церемониальный вид и оружие его соплеменников в руках, он даже вида не подал. Дождался невразумительного, но определенно положительного бурчания с моей стороны, и удалился, указав на ту самую винтовую лестницу:
  -Сверху кабинет, где вы можете спокойно поговорить. Только не задерживайтесь, скоро начнется ужин.
  -Эффектное появление, ничего не скажешь, - откровенно издевался Рин.
  -Прошу любить и не жаловаться, - сделав кривой книксен, парировала я.
  Граф практически не участвовал в нашей перепалке, пока мы не достигли кабинета. А там, разглядев свой амулетик, быстро покинул нас.
  -Не дуйся, - хмыкнул Рин. - Тебя что интересует на данный момент?
  Я удивленно приподняла бровь. Столь откровенный ход разговора ошеломил и заставил задуматься. Что я хочу узнать? Да у меня полно вопросов! Что случилось с графом за последние сутки, он как-то кардинально изменился с нашей последней встречи в лесочке Складчатых гор. Что произошло с ними после того, как меня похитил тролль-шаман? Как они встретились с эльфами? Что ждет Девон, раз долгожданная встреча состоялась и вожделенная Книга, наконец, попала в руки законных хозяев? И что это вообще за Книга такая? Последний вопрос я и озвучила Рину, устремив на него свой внимательный взгляд.
  -Кхм, - откашлялся он, будто ждал какого-то другого вопроса. Но я промолчала, ожидая продолжения. И он продолжил. - Ты знаешь историю нашего Королевства? Хотя бы ту ее часть, где говорится про пятисотлетнюю войну с эльфами?
  -Формально она пока еще четырехсот девяноста пяти летняя, - кивнула я.
  -Не суть. Суть в том, что во времена той войны, когда эльфы заняли, считай, весь Южный Девон, в предместьях Арита ими были начаты работы по воздвижению храма их богам.
  -Какая наглость, - шикнула я, но тут же прикусила язык под суровым взглядом Рина. - Все, молчу-молчу...
  -В то же время тогдашний король Аррениус Третий отправил из Столицы подкрепление нашим южным графам. Естественно, те уверовали в свои силы и начали теснить эльфов в их Леса. Предка нашего графа убили во время каких-то там переговоров. Но что самое ужасное - забрали семейную реликвию.
  -Эльфы - и вдруг мародеры? - скривилась я.
  -Я не говорю, что это был кто-то из Высоких. Может, это были простые солдаты или кто-либо еще. Сейчас это всё дела давно минувших дней, и как там было на самом деле кроме всезнающих Богов никто не знает правды. Главное, что медальон оказался у Правящей семьи... На чем я остановился? Ах да... И вот родной брат предка графа, дабы в конец отомстить зарвавшимся эльфам, мчится во вражеский лагерь. Однако удачно натыкается на тот храм, разрушает его до основания, находит там Книгу и выкрадывает ее. А затем, описав все эти события в дневнике, которые были неотъемлемой частью его натуры, прячет Книгу с дневником в тайнике в родовом поместье в Арите.
  - Можно ближе к делу? - скривилась я, покачивая в ладонях поднятую у колонн стрелу. Подробности жизни предков графа меня интересовали меньше всего, к тому же в кабинете становилось слишком прохладно для рассиживания в одной сорочке.
  -Уже немного осталось, потерпи. По возвращению в Арит брат убиенного обнаружил, что на Книге было эльфийское заклинание, пьющее жизнь. Никак он его снять не смог. Потому, уповая на Богов, буквально через несколько дней, вместе с поддержкой, прибывшей из Столицы, вновь двинул на эльфов. От него, кстати, Рейвар Уфранский и ведет свой род, - добавил Рин и как-то загрустил, разглядывая стеллажи с книгами.
  -Ладно, допустим так и было. А теперь-то что? Зачем это все, - не в силах найти подходящего слова, я обвела вокруг себя руками.
  -Ты ведь не дослушала, - поморщился Рин. Встал, прошелся по кабинету, касаясь мебели кончиками пальцев, и встал напротив меня. - Спустя много лет уже наш дорогой Рейвар тот тайник находит. Ну, как понимаешь, узнает про Книгу, про медальон, снятый с тела его пращура. А тут еще и совпало так, что на границе с Высокими начались подозрительные волнения. Граф наш начал тайную переписку с высокоблагороднымЧеретте... Нет, не этот седовласый эльф. Но его сын, с которым мы отправлялись на твои поиски...
  "На мои, как же! За Книгу свою волновались", - зло хмыкнула я. Однако ни на секунду не утратила вида заинтересованности на своем лице, не глядя убирая стрелу обратно в колчан, стоявший у кресла, на котором я сидела, как и лук.
  -...тот в свою очередь обещал поговорить с отцом. В общем, уговорить Правителя остановить захват Девона не удалось, на что Черетте пояснил: мол, вы нам сначала Книгу. Я ее отцу покажу, и мы тогда уже все дела решим. И дал на это все ровно месяц, - тут Рин выразительно посмотрел на меня. Мне стало неуютно под его взглядом и, поерзав в кресле, я поднялась, отступая на всякий случай поближе к двери. - Однако одна наемница спутала нам все карты, выкрала книгу и пустилась путешествовать по Девону. И мы просрочили все сроки.
  -Я думала, вы предатели Короны! - уставив руки в бока, выпалила я в свою защиту. - У вас была эта ведиглова Книга, вы рвались к эльфам, а тут еще выяснилось, что они вновь проникают на территорию Девона!
  -Какая устойчивая гражданская позиция! - фыркнул Рин. - Теперь понятно, откуда все эти разговоры про эльфов-сторонников. Хотя не отрицаю, что эльфы нам очень помогли с горными троллями.
  -Да?
  -Да. Это именно они напали на стоянку. Всего дюжина отменных стрелков, и племени будто никогда не существовало. Их кстати Тапр привел. Уж не знаю, какими правда неправдами, но они пришли нам на выручку.
  -А шаман? Его нашли? - немного успокоилась я. Теперь хотелось вернуться в ту комнату с шикарной постелью, забраться под одеяло и спокойно проспать суток трое. А проснуться в своей любимой чердачной комнате дома Ночного Братства города Арит и никогда не знать всей этой кутерьмы с эльфами и их Книгой.
  -Догнали. А уж что с ним эльфы сделали, мне не ведомо. Но можешь спросить у Черетте. Они давно его искали. Скажу по секрету, этот шаман некогда тоже был эльфом, вот и гонялся за Книгой. М-да, вот во что могут превратить годы изгнания... - Рин кровожадно улыбнулся. Расспрашивать подробности про шамана как-то расхотелось. Я повернулась к двери, собираясь уходить. И, уже взявшись за ручку, вновь обратилась к Рину.
  -После того, что я узнала, вы не отпустите меня, да? По сути, я ведь даже в вашем деле нисколько не помогла, а только все портила...
  -Иди отдыхать, Ардария Барск, тебя знобит, - отозвался мужчина, поднимая отставленный до этого бокал с вином. - Все решает граф, у него и спросим на выезде из Растлиэля.
  
  Глава 18.
  Эльфы оказались не столь ужасны и озлоблены на жалких людишек, как я думала в начале нашего путешествия. И уж точно они не были похожи на тех варваров, что рисовались мне в воображении после рассказов кого-то из моих товарищей по ремеслу. Утонченные, изысканные, невероятно мудрые и опытные - такими они оказались на самом деле. С ними интересно было говорить, на них приятно было смотреть. Больше всего мне нравилась компания Черетте, именно в его шубе меня доставили из сугроба Складчатых гор в Растлиэль. Казалось бы, сын Правителя, а такой простоты и в то же время благородности я никогда раньше не встречала в одном человеке.
  Мы пробыли в Растлиэле около недели. Как объяснил граф, самим изъявлять желание уехать нельзя, дабы не оскорбить гостеприимство хозяев. Вот мы и ждали, пока Высокие созреют для того, чтобы что-то решить по нашему поводу. Ну, в смысле отпустить из своих владений, или же оставить здесь навсегда.
  За это время меня окончательно вылечили от воспаления легких, которое я все же успела подхватить за ночи в горах. Подлечили стопы после танца на углях, и даже сумели немного откормить на вкуснейших эльфийских лакомствах.
  Еще я училась стрелять из лука. С непередаваемым чувством собственного превосходства эльфийский оружейник, шутя, держал в воздухе до семи-восьми стрел. Все из них попадали точно в центр мишени. А потом стреляла я. И он глубокомысленно хмыкал над моими жалкими попытками повторить его маневры. "Жалкая женщина, не достойная держать благородное оружие", - откровенно читалось в его глазах.
   Граф со своей правой рукой испросили разрешения (и скажу наперед - получили его) на поминовение ребят из отряда, которых, увы, было уже не вернуть. Парнаса, последнего из ребят, дошедшего с нами до Складчатых гор, убил один из троллей, когда он прикрывал графа.
  В общем, хоть путешествие и казалось законченным, логического завершения не наблюдалось. Пока меня не пригласили в тронный зал.
  
  Там уже находилась вся эта графская троица: сам граф, Рин и Тапр. Я аккуратно пристроилась за их спинами, выглядывая, что сейчас будет твориться.
  Правитель долго и нудно говорил про свой долг. Про наше путешествие, оказавшееся не самым легким. Про Книгу, наконец-то вернувшуюся на свое место, про лишения войны и про свое мудрое решение остановить начавшееся было движение своих воинов на Девон. ("Да-да, надолго ли мы усмирили зверя книжкой? И что взбредет вам в головы через день, неделю или год, когда эта история станет старой и похожей на небылицу", - ехидствовал мой внутренний голос). Старый эльф все больше углублялся в политику и историю, так что я могла бы благополучно пропустить это мероприятие. К тому же Черетте позвал меня на прогулку в сад, и, найдя его взглядом, я поняла, что он и сам не прочь бы смыться отсюда.
  Однако спустя некоторое время Правитель, наконец, подошел к заключению своей изысканнейшей речи, суть которой заключалась в самолюбовании и эдаком культурном плевке не только в наши лица, но и лица каждого жителя Королевства Девон. Если бы Рин вовремя на меня не шикнул, крепко сжав локоть, я бы испортила всю церемонию прощания. Да, как выяснилось, это была она. Откуда бы мне было знать, мало ли старый эльф решил выговориться, пока тут свободные уши в замке обитают...
  В общем, нас отпускали домой. И только когда эти слова пояснительным шепотом прозвучали из уст графа, я облегченно вздохнула.
  
  Никаких тебе презентов, никаких тебе прощальных пиров или, на крайний случай, эдакого фейерверка за нашими спинами. Ничегошеньки не было. (Ну, не считать же выделенную нам зимнюю одежду за презент!)Эльфы дали нам меньше суток на сборы (а что сбирать-то?Меня вообще в лесу нашли), и раненько по утру, выделив каждому по коню, отправили восвояси.
  -Удачи, Ардария Барск, - кивнул Черетте, возглавляющий отряд провожатых. - Это тебе вот, на память.
  Он щелкнул пальцами, вперед выехал один из эльфов, протягивая мне матерчатую сумку. Внутри что-то завозилось.
  -Это от моего Алька, - пояснил сын Правителя, и я опустила взгляд на его пса, уже догадываясь, что, а точнее - кто - в сумке.
  -Спасибо, - приняла я долгожданный презент. Хотя, как я поняла, лошади тоже остаются нам, лишь бы граф не отнял...
  -...удачи, - пропустила я начало их прощания из-за своих вполне себе корыстных дум, да простят меня Боги. Черетте пожал руку Рейвару, затем Рину. Гикнул на коня, разворачивая его вглубь своих владений. За ним рванули слуги. И ветви сомкнулись перед нами, будто никогда тут не было дороги, и никогда не ступала на эту изумрудную травку ни одна живая душа.
  Мы оставляли Серебристый Лес с золотыми листьями позади. Впереди нас ждала девонская зима...
  Едва провожатые оставили нас, Рин отправил своего ручного орка на разведку несколько впереди нас. Сам занял место справа, в то время как граф - слева, от моей белой кобылки.
  -Поражаюсь, как ты умудряешься заводить знакомства, - косо поглядывая на щенка в моих руках, хмыкнул Рин. - То цыгане, то эльфийский наследник...
  -Я же девушка. Девушки устают от путешествий.
  -Опоить бы тебя очередной порцией яда, - почему-то разозлился он.
  -Тебе нравится меня мучить чуть ли не до смерти, а потом снова давать мне жизнь. И так уже не первый раз! - чуть повернулась я в его сторону.
  -Из-за кое-кого мы не уложились не то что в одну луну, а почти что в две!
  -Тихо! - шикнул граф, оборвав меняна полуслове.
  Мы окончательно покинули владения эльфов, оказавшись на краю Леса. Перед нами лежала девонская земля, укрытая пушистым снегом. Южные зимы мягче, чем на севере Королевства. Вот и сейчас не было ни ветра, ни холода. Медленно падал снег, кружась крупными, будто каждая вырезалась искусными мастерами Тирха, снежинками. И этот снегопад погружал весь мир в спокойную тишину. Такую, где не было места проблемам и переживаниям.
  Граф осторожно тронул своего коня поводьями, зажмуриваясь и вслушиваясь, как хрустит под копытами мягкий слой снега. Обернулся на нас, улыбаясь как ребенок, и послал своего коня в галоп. Вот так вот с места, без предупреждения. Рин, покосившись на меня, стеганул своего коня ему вдогонку.
  А что я? Если мне не изменяет память, немного южнее Малых Пеньков нахо-дится еще одна деревенька. Не дожидаясь, пока граф с Рином опомнятся, я по-крепче прижала щенка к себе, наклоняясь ниже к конской шее.
  -Ты ведь умеешь быстро бегать, моя чудесная, - похлопала я ладошкой бело-гривую красавицу.
  И, подгоняя ударами пяток по бокам, направила ее совсем в противоположную моим бывшим нанимателям сторону. Выходило, они отпустили меня. Может, их решение смягчило мое благородное намерение спасти Девон от наступления эльфов? Как-никак я хотела разрушить "заговор". А в итоге войну удалось остановить как раз с помощью Книги, которая "аж вона скока значит!". Благородный мотив, который чуть не стоил жизней тысяч людей... И эльфов.
  В одном они меня не обманули - по возвращению из похода меня ждала жизнь. А уж как она теперь сложится... Один Тлор знает.
  
  
  27 апреля 2013 г - 8 ноября 2014 г.
  
  
  
  Приложение:
  1. Птица яи - живописная птица с мягким, ярким пером, которое в основном используют для украшения шляп.
  2. Киар - животное средних размеров, покрытое полыми внутри иголками. В них скапливается яд, выпрыскиваемый киаром при малейшей опасности. Вываривая его особым образом, можно "регулировать" концентрацию яда, следовательно, делать его более или менее опасным для человека. Противоядием является сам яд, смешанный в определенных пропорциях с отварами трав Западных побережий, имеет запах гнилой ванили.
  3. Камень Илизара - размером с две крупных горошины камень зеленого цвета, зачарованный на определение ядов в пище и напитках.
  4. Ларт - основная денежная единица Королевства Девон. 1 ларт равен одной золотой монете.
  5. Картуг - торговый город на юго-западе Королевства Девон, славящийся своими мастерами от горшечников до портных и сапожников.
  6. Ясун - город, посвященный всем трем обличьям Бога.
  Тирх - смотритель небесного мира, куда попадают праведники.
  Тлор - смотритель надземного мира, т.е. мира людей.
  Ведигл - смотритель подземного мира, куда попадают грешники.
  7. Край - короткое название Серебристого Края, используемое местными жителями небольшого городка на предграничьи с эльфийскими Лесами.
  8. "красное перышко в оперении стрелы" - знак лучников Ночного Братства города Арит.
  9. Праздник Длинной Ночи - отмечается в ночь между первым и вторым днем последнего месяца в году. Считается самой длинной, после нее ночное время идет на убыль. Один из главных праздников Королевства Девон, отмечается с большим размахом. Обычно в эту ночь наряжают дерево (чаще елку), дарят подарки и желают Процветания на будущий год.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"