Гапонов Андрей Евгеньевич: другие произведения.

Грязный мир: Начало

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мистический мир отделяет от реального лишь тонкая дымка человеческого восприятия. Оборотень-подросток, демонесса Лаветт, Вечный Жид, Голем Фред, Люцефер, Москва.

   I
   Ленинградский вокзал города Москвы, одно из красивейших архитектурных сооружений столицы. Освещенное круглые сутки разноцветными огнями здание, притягивает людей. Еще Ленинградский вокзал - это начало Октябрьской железной дороги в Москве.
   Если пройти вдоль вокзала с правой стороны, то миновав замечательный памятник Георгию Победоносцу, мы зайдем в небольшой проулок, узкий проход, ограниченный платными туалетами и небольшими магазинчиками с лева, и забором Ярославского вокзала с права. Вокруг этого места постоянно роятся всевозможные бомжи, бомжихи, алкаши и прочие непонятные личности. Тут постоянно царят споры на высоких тонах, маты, крики, а полицейские сюда даже не заходят. В магазинчиках часто можно увидеть, как алкаши приносят по несколько десятков шоколадок, украденных в супермаркете, чтобы продать продавцу, который выставляет их на витрину. За бутылку пива или "Доширак" бомжи моют в магазинчиках полы.
   Поздним вечером, если ты идешь один, то вероятность уйти из этого проулка без часов, бумажника и телефона, значительно возрастает.
   Как-то один знакомый, одетый в узенькую рубашку, которые носят офисные задроты, сказал мне, кивнув головой на мою левую руку.
   - Как-то я тоже хотел купить себе китайские "G-Shock" за 500 рублей, но передумал и купил вот эти часы, за 50 тысяч рублей.
   Я спросил у него, какая разница? Ведь функция у них одна и та же, на что он ответил
   - Когда я иду с этими часами по улице, то мне на все похер...
   Довольно типичный ход мыслей, для подобного кретина. Мне все похер, даже когда я иду по улице в трениках из "Смешных цен".
   Долгота дня значительно уменьшилась, последний месяц лета уже близится к концу. Раскрыв, купленный только что пакет семечек "От Мартина", я высыпал половину зерен в карман, а половину завернул в пакете и положил в другой.
   Вечернее небо, затянутое тучами, нагоняет тоску. Это тоска о не сделанном. Мы ждем лето, планируем много всего, но вот лето заканчивается, а мы, как и в начале лета остаемся унылым быдлом.
   Семена подсолнечника - это своеобразный гормон радости. Щелкаешь семечки и как будто забываешь о своих переживаниях, о причинах депрессии. Может быть это все от того, что подсолнечник - это, напоминающие солнце растение, стремящиеся к небесному светиле?
   Я уже отошел фонтану, в центре которого и находится памятник мужчины на коне, пронзающего копьем змия, как ко мне подковылял какой-то забулдыга.
   - Извини, что обращаюсь, хотел спросить...
   - Ты не можешь у меня спросить, максимум что ты можешь, так это поинтересоваться.
   - У тебя не найдется мелочи?
   - Не, не курю.
   Я спокойно иду дальше, алкаш не отстает.
   - Не, сигареты не надо, мелочи дай.
   - Я что не ясно выразился? Я не курю.
   Попрошайка отстал. Я ухожу, а он продолжает смотреть по сторонам своими выцветшими глазами. Засаленные волосы скручены и торчат в разные стороны, лицо покоцано и опухшее от пьянства. А ведь это, возможно, чей-то отец, чей-то сын.
   Стоит выйти по ближе к площади вокзала, где побольше народу, как плотность людей в полицейской форме растет. Здесь они ловят подвыпивших, спешащих домой из гостей, пассажиров, проверяют документы у одиноко идущих южан. Здесь они не бояться выполнять свою работу. Ну а вообще, чем ближе к Москве, тем больше анархии в обществе. Стоит уехать на 300-500 километров от столицы и первый же коп выпишет штраф за курение в общественном месте, а в белокаменной, если ты куришь возле входа в вокзал, значит тебе можно, а если тебе можно, то никто даже замечания не сделает. Проблема так же в том, что если тебя будут избивать на улице, то никто тебе не поможет. Ведь, если тебя избивают, значит им можно.
   Уже несколько лет я ношу в кармане заточенную отвертку. Вроде бы как обычный слесарный инструмент, но кровотечения после ударов отверткой практически невозможно остановить, потому что они внутренние. Сама по себе отвертка не испугает нападающего, поэтому доставать ее следует только в крайнем случае, когда точно решишь бить, когда от этого зависит твоя жизнь, здоровье или твоих близких. После следует выбросить или сломать оружие.
   Спускаясь в подземный переход, чтобы перейти на сторону Казанского вокзала, стараюсь идти по прямой, при этом постоянно сталкиваясь плечами со спешащим потоком, отдельные особи которого постоянно маневрируют и перестраиваются. Особенно мне нравится цеплять людей по касательной своими дешевыми противоударными часами по голым рукам. Вообще, я очень добрый человек, держу двери в отъезжающих электричках, чтобы опаздывающие пассажиры могли успеть заскочить в вагон, пригибаясь в дверях, чтобы не задеть головой мою руку. Бывает такое, что двери уже закрыли, но электричка еще не тронулась. Я стою, упираясь рукой в дверь и тут подходит какой-нибудь осел или овца и говорят:
   - Может ты уберешь руку?
   И тогда я убираю руку. Дверь захлопывается. Хорошо, когда такие разговорчивые успевают убрать голову, чтобы не прищемило. Оставшись на перроне, они, разинув рот, смотрят на меня сквозь мутное стекло в двери электрички, а я лишь в ответ показываю им средний палец и улыбаюсь.
   Еще в этом переходе ко мне несколько раз подходил какой-то хач и говорил:
   - Я наркоман и мне нужны деньги на дозу. Купи золотую цепочку.
   - На за**пу ее себе намотай.
   Выхожу из тоннеля прямо возле входа на Казанский вокзал. Вокруг и день и ночь звенят противные голоса, предлагающие поехать в Казань или Чебоксары. Проходя мимо, всегда говорю им, чтобы прогревали машину.
   Заходя в здание вокзала, прохожу через рамку мимо нескольких полицейских. Вообще, у меня есть такая мечта - пойти к главному по безопасности и предложить пронести в вокзал что-нибудь особо запрещенное, чтобы доказать, что все эти системы безопасности не стоят и ломаного гроша.
   Казанский вокзал - самый большой из ныне существующих железнодорожных вокзалов в Москве. Я бы сказал, что он не только самый большой, но и самый шикарный. Грандиозная постройка, укрывающая больше половины длинны прибывающих электричек и поездов от дождя и снега.
   В это время народу не очень много, что способствует улучшению моего настроения. Миновав сам вокзал, я выхожу к, огороженным частоколом из металлических прутьев, платформам для пригородных поездов. По ту сторону ограждения мелькают контролеры в синих рубашках, несколько полицейских, вальяжно бродящих вдоль вагонов и пассажиры. Прохожу вдоль турникетов к глухой стороне ограды, где перелезаю через забор. Никто даже не посмотрел в мою сторону. Перелезаю через забор на вокзале - значит мне можно.
   Вообще, у нас в России, две проблемы, как говорится, дураки и дороги, но вот железные дороги - это доказательство, что не все так плохо. Железка не плохо живет во все времена. Мне кажется, что железная дорога платит не малые деньги, чтобы полиция не цеплялась по мелочам к ее работникам. Многие небольшие правонарушения прощаются людям, показавшим удостоверение "РЖД". Можно конечно купить "корочку" хоть Посла Мира ООН, хоть Защитника Прав Человека, но мне это особо не нужно. Садясь в первый вагон с головы электрички, я осмотрелся по сторонам. Вокруг все чисто, только одиноко идущие пассажиры. Через 20 минут я выйду на станции Плющево и пойду прямиком в Кусковский парк, так называемые "Легкие" Москвы. Последние время там находят трупы собак с выколотыми глазами. Так развлекаются сатанисты на своих Черных Мессах. И по сути мне на них плевать, пусть хоть в ... долбятся, но выколотые глаза это уже не детские шалости. Теперь в парке живет некая темная сила. Пока не находят мертвых людей с выколотыми глазами - эта хрень не особо опасна, но как только ее сила возрастёт, тогда начнутся настоящие убийства.
   Поляна напротив усадьбы Шереметьева уже давно используется для медитации всякими шаманами, парапсихологами и прочими любителями аномалий. Вообще, меня пугает, то, что всякие ведьмы, ворожеи, колдуны рекламируют себя в СМИ и открыто заявляют о своих услугах. Всего каких-то 300-400 лет назад за это подвергали пыткам и сжигали на кострах во имя Святой Инквизиции.
   В первом вагоне постоянно воняет туалетом, бомжами и вдобавок постоянно грохочет компрессор, поэтому я сажусь на обтянутое дерматином сиденье во-втором. Электричка трогается, плавно набирая скорость.
   В пустой вагон на станции "Электрозаводская" заходит высокий худощавый мужчина в длинном плаще и черной бейсболке. Проходит мимо меня и садится на сиденье неподалеку. Что-то с ним не так. На всякий случай я расстегиваю застежку на боковом кармане штанов, где у меня лежат несколько метательных ножей. Внимательно смотрю на пассажира, на рукавах его плаща запонки в виде черепов, а на руках... На руках надеты своеобразные кастеты, сделанные из надетых на пальцы колец и браслетов на запястьях, соединенных пружинами и металлическими пластинами. Я сталкивался уже с такими устройствами, если сжать руку в кулак, то пружины натянутся, и ударные поверхности рук будут закрыты пластинами.
   Наши взгляды пересекаются. Холодные, словно лед, глаза пристально смотрят на меня. Его губы шевелятся.
   - Тебе стоило сегодня остаться дома, парень.
   Неожиданный гость встает со своего места и направляется ко мне, сжимая кулаки.Я вскакиваю на сиденье ногами, достаю кармана нож и бросаю его в противника. Отбив нож рукой, налетчик бросается на меня. Перелетев через спинки кресел, мы падаем на грязный пол. Не успел я опомниться, как полуметаллическая рука врезалась мне в живот, вторая в печень. Хрипящего от боли меня, нападающий поднимает, словно куклу и бьет об окно, которое тут же покрывается паутиной. Я снова надаю на пол, ударившись об лавку.
   - То, что происходит в парке, это тебя не касается, ублюдок.
   Я сплевываю кровь и бормочу, кто он вообще такой?
   - Мое прозвище Тихий, знаешь почему? Потому что я тихий.
   Тихий садится на корточки рядом со мной и достает из кармана нож-коготь.
   Черт побери, неужели это конец? Нужно выиграть время.
   - Может договоримся?
   - Времена переговоров прошли.
   Я напрягаю все фибры тела, концентрируюсь на ноже врага. Пара секунд и металл начинает нагреваться и краснеть. Тихий вскакивает, размахивая рукой, пытаясь бросить нож, но продетый в ручку палец уже прикипел к металлу. Хватая второй рукой за лезвие, он вскрикивает, обжигая пальцы. Пока враг занят раскаленным добела ножом, я встаю на ноги.
   - Ты сам вынудил меня.
   Наконец-то нож падает на пол. В этот момент я запрыгиваю на лавку и с прыжка локтем бью врага между лопаток. Потеряв сознание, тот на время забывает о боли от ожогов. Только теперь я почувствовал запах горелой плоти. Мне здесь больше нечего делать. Иду в первый вагон, жду своей остановки.
   Голос из трещащего динамика объявляет: "Плющево. Следующая остановка Выхино". Выхожу в вонючий тамбур. Моя остановка.
   Перехожу через подземный тоннель, сплошная сырость и запах гниения. По мере приближения к выходу, запах усиливается. Каждый день с наступлением сумерек город заполняет вонь от разлагающихся отходов. Это происходит потому что - все вокруг сплошная помойка.
   Захожу в парк по асфальтированной дорожке, тихонько шагая и смотря по сторонам. Радушного приема не будет, мне здесь не очень рады. Раны от побоев в электричке практически от регенерировали. Помимо того, чтобы впитывать из окружающей среды любые виды энергии и направлять ее куда мне нужно, мое тело так же способно очень быстро восстанавливать себя, используя все ту же энергию.
   Листва на деревьях скрывает от меня то, что прячется во тьме, но я думаю, что о моем приходе уже известно и меня ждут. Вокруг то тут, то там, слышно потрескивание веточек и шелест опавшей листвы.
   Я уже почти дошел до середины парка, когда почувствовал запах псины. Запах мокрой собачьей шерсти постепенно усиливался. Я остановился возле огромного дуба и настороженно поднял голову вверх. В нескольких метрах от меня в листве сверкнули желтые глаза, раздался голодный рык. Твою ж мать!
   Все что я успел сделать, так это не обмочиться со страху и отскочить в сторону, упав на сырой асфальт.
   Там, где я стоял несколько секунд назад, теперь находилось нечто, выходящее даже за рамки моего восприятия.
   Я сталкивался с ведьмами, пытающимися меня проклясть, изгонял из нашего мира призраков, даже как-то раз чуть не убил демона, пытающегося забрать мою душу, но такую тварь вижу впервые. Слипшаяся черная шерсть, огромные, абсолютно не пропорциональные с телом конечности, горящие желтым огнем глаза, разящая кровью волчья пасть. Я точно не сплю?
   Самое время достать скорострельный арбалет, работающий на бензине, и расстрелять этого оборотня стрелами с серебряными наконечниками, или достать пистолет "Магнум" и пристрелить эту тварь серебряными пулями.
   Но вот тут и начинаются различия между героями голливудских блокбастеров и реальностью. У меня даже нет серебряной ложки, не то чтобы стрел и пуль. Да и серебро реальным существам из Потустороннего мира, что мертвому припарок. Все, что их может убить - это молот и огонь. Был бы у меня сейчас с собой дробовик, шансы на победу бы значительно возросли. Придется по старинке.
   Сжимаю руки в кулаки. Костяшки сперва белеют, а затем начинают приобретать желтоватый оттенок, далее вся рука краснеет и вспыхивает. Знаменитый "Антонов огонь". Так называется вид гангрены, который лечили мощи Святого Антония.
   Пустив блестящую слюну, оборотень прыгнул на меня. Отскочив вправо, бью
   пытающей рукой, в прикрытые слипшимися волосами, ребра. Увернувшись от удара, когтистой лапой, я хватаю монстра рукой в районе подмышки, а второй рукой бью ему в сердце.
   Когда энергия окружающей среды скапливается в моих руках, они превращаются в пылающие молоты, а сила наносимого ими ущерба возрастает в несколько раз.
   Зверюга завизжала от боли, когда его сердечная мышца сжалась и перестала двигать кровь по его телу. Я не хочу убивать эту тварь, потому что она не причем. Хватаю второй рукой за жесткую шерстину и со всего маха бросаю зверя об дерево. Удар заставил сердечную мышцу снова сокращаться. Заскулив, волчонок посмотрел на меня жалобными глазами и припав к дереву начал дергаться от конвульсий. Пару секунд спустя шерсть рассыпалась серым туманом и передо мной остался только худощавый мужичок с торчащими скулами и практически лысой башкой.
   Говорят, чтобы стать оборотнем, нужно пролезть под ведерной дужкой. То есть, проскочил между ведром и ручкой и стал оборотнем. Но вот дело в том, что оборотнем нельзя стать, им нужно быть. Это не как у Доктора Джекила с Мистером Хайдом или у Брюса Баннера с Халком, это гораздо хуже.
   Говорила мне мама, учись, сынок, а я в это время бабе ноги раздвигал и анашу курил, мне даже как-то капельницу ставили, после бензина. Не послушался я, вот теперь брожу среди ночи по парку, ищу следы сатанистов, работая цепным барбосом у странного человека. Он приезжает ко мне, объясняет суть проблемы и предлагает деньги за ее решение. Каждый раз это какая-то чертовщина, мешающая спокойно жить простым людям.
   Тот парень, который оборотень, валяется под деревом без сознания. Вообще, оборотни довольно таки опасные существа, способные разорвать человека на части. Другое дело, такие как я. Обладая хоть малой долей сверхчеловеческих навыков, можно противостоять этим тварям.
   Прошарив огромную часть парка, я не почувствовал присутствия потусторонних сил, только легкие следы призраков, когда-то убитых людей. Странно только одно - тот оборотень, на которого у меня нет времени. Я его обезвредил, теперь ближайшие несколько месяцев он не сможет обратиться в монстра. Это в фильмах вервольф становится зверем в полнолуние, или, когда захочет, а в реальности на это нужно много сил и времени. А после выплеска своей звериной сущности, нужно долгое восстановление. Нужно будет как-то навестить этого парня и посоветовать начать принимать аминазин, для подавления зверя, иначе придется его ликвидировать. Если не контролировать численность нежити, то она заполонит мир. Сейчас получается кое-как сдерживать потустороннее, но последнее время всяких тварей все больше и больше, грядет нечто глобальное, нечто, после чего мир не станет прежним. Я это чувствую. Грядет война. Война миров.
   Машинально пошарив по карманам, не найдя там сигарет, продолжил щелкать семечки. Последние два года я только и делаю, что пытаюсь держаться, чтобы снова не закурить. Раньше я очень бездарно использовал свой жизненный потенциал, но теперь все иначе.
   Начало рассветать, когда я побрел по одной из тропинок в направлении железнодорожной станции. Один мой выезд к месту паранормальной активности обходится моему работодателю в несколько десятков тысяч рублей. Я умею бороться с нечестью, как Джон Константин или долбанный Ван Хельсинг, только в реальном мире. Я не могу кому-то рассказать о том, что мы не одиноки в этом мире. Мне приходится постоянно жить по поддельным документам и менять адреса, чтобы люди, вроде Тихого, напавшего вечером на меня по дороге сюда, не смогли застать меня врасплох.
   Уже рассвело, когда подъехала первая электричка в сторону области. Нужно решить еще одну проблему, заявочка на которою пришла вчера днем. Съездить в Раменское, проверить одно самоубийство на предмет мистического вмешательства.
   Самоубийство произошло на железной дороге. Парень, лет 22, залез на ригель (жесткую поперечину) на котором была лестница и огражденный проход по верху. Это был специальный ригель с освещением, а лестница и проход - чтобы удобнее было менять сгоревшие лампочки. Так вот, он залез на верх, дождался электричку и прыгнул вниз. В итоге - даже забор, находящийся в двадцати метрах, был забрызган его требухой. Его просто растрепало ударом электропоезда.
   На умышленное убийство не очень похоже, если только его телом не завладел какой-нибудь дух или демон, из-за которого парень ничего не осознавал.
   Пройдя через турникет, я показал лишь фантик от "Dirol", этого оказалось достаточно, чтобы незадачливый сонный контролер выпустил меня. Чувствую себя Вольфом Мессингом, только с настоящим навыками. Жаль будущее просто так не вижу. Поднявшись по ступенькам на переходной мост, подошел к ограждению. Неподалеку то самое место, где ближайшие несколько лет будут лежать пластиковые мертвые цветы. Лежать и выгорать на солнце, покрываясь пылью. Иногда мне кажется что, если бы люди не переставали носить цветы на места смерти близких, то вокруг ступить негде было бы.
   Мне нужно узнать, как все произошло, пока особо нет людей, а то потом будет сложнее. Я закрываю глаза. Взявшись рукой за ограждение, я становлюсь на него ногами. Глаза закрыты. Впереди десять метров свободного падения. Только так можно увидеть то, что произошло в недалеком прошлом. Шаг вперед. Дыхание перехватывает. Падение с высоты это то, что сложно передать словами. Тело летит вниз со скоростью свободного падения, а внутренние органы будто отстают на долю секунды. Далее обычно происходит столкновение с землей. В зависимости от высоты падения, от удара могут отлететь руки и ноги, не говоря уже о черепе. Шаг вперед. В пустоту. Самое страшное, это когда делаешь шаг, а твердой опоры под ногой не находишь. Несколько секунд полета и я зависаю в воздухе, прямо над бетонной шпалой. Эти несколько секунд полета стали для меня откровением. Во время падения я увидел все, что произошло несколько часов назад.
   Красивая девушка с черными волосами и тонной макияжа, одежда не понятна. Парень размахивает руками, а затем разворачивается и идет вдоль железной дороги. Что произошло далее - известно: прыжок, электричка, каша. Только вот странно то, что черного облачка Смерти над парнем не видно.
   Открываю глаза и плавно приземляюсь на щебень. Парень умер, а Смерть за ним не пришла. Очередная бессонная ночь, нужно возвращаться домой, пока не начался дождь. Хороший сон под стук капель по подоконнику никому не повредит, особенно мне.
  
   Пролог.
   Ты сидишь и ждешь. Ждешь, когда придет время. Придет время и зверь вырвется на свободу. Вырвется на свободу и начнет свою кровавую охоту. Охоту на ночных посетителей парка. Посетителей парка, кости которых ломаются, как щепки на моих зубах. Мои зубы становятся настолько крепкими, что способны крошить цемент. Крошить цемент, словно это рафинад.
   Я превращаюсь в огромного полу волка полу человека, настоящего монстра. Монстра, который стал таким в далеком детстве, когда одна из рабынь "Черной Церкви", прочла надо мной заклинание и просунула через ведерную ручку. Ведерную ручку, которая была частью огромного ведра с вонючим зельем. Вонючим настолько, что я до сих пор чувствую этот смрад, просыпаясь рано утром.
   Сегодня ко мне приходила женщина. Женщина была настолько прекрасна, что я влюбился с первых секунд встречи. С первых секунд я понял, что ей нужен зверь, скрытый во мне.
   И вот я снова в этом парке. В этом парке, наполненном сатанистами, медиумами и гомиками. Гомиками, бегающими в обтягивающих спортивных костюмах, задыхающимися уже на первом круге и думающими, что они ведут здоровый образ жизни. Образ жизни, который выбрал я нельзя назвать нормальным, не то что здоровым.
   Я сижу под деревом и чувствую первые позывы к превращению. Превращению в лютого монстра, который должен совершить убийство. Совершить убийство какого-то человека, который сам меня найдет. Найдет, чтобы попытаться причинить мне вред.
   Я становлюсь волком, хоть волк и слабее, чем тигр, зато волки в цирке не выступают.
   Я не хочу причинять боль и страдания другим людям, но это словно наркотик. Наркотик меняющий не восприятие, а меня. Меня покрывает слой мышц и длинной шерсти. Шерсти настолько прочной, словно кольчуга.
   Вся проблема в том, что зверю нужно есть красное мясо. Мясо людей.
   Я стараюсь сдерживаться и есть только для поддержания жизни и сил, хотя это настоящее наслаждение, когда ты вырываешь клоки еще теплого кровяного мяса. Мяса, которое несколько минут назад было водителем такси, или каким-нибудь придурком, занимающимся электронной коммерцией.
   Я чувствую, как поднимается температура моего тела, трогаю руки и чувствую прорастающую сквозь поры грубую шерсть. Шерсть всегда появляется за несколько минут до основного превращения. Превращения по хлопку рук происходит только в фильмах, в жизни все гораздо дольше, отвратительнее и больнее. Больнее превращения, наверное, только внутрибрюшная хирургия без наркоза.
  
   II
   Погода не заладилась с самого утра. Сперва лил дождь, пока я спал, сейчас, к вечеру, моросит мгла. Вся дорога покрыта мелкими лужицами, осторожно наступая между ними, я иду к пешеходному переходу. Газовый пистолет холодит спину.
   Вопрос: Почему пешеход всегда прав?
   Ответ: Потому что водитель обязан быть выспанным, трезвым, адекватным, а пешеход в общем-то может быть абсолютно любым.
   Плохая погода хоть немножко сдерживает бесконечный поток людей. Чем меньше народу на улице, тем проще жить, дышать, двигаться вперед. В современном мире в заросшем парке не так страшно встретить дикого зверя, как увидеть силуэт другого человека. Люди стали слишком опасны друг для друга.
   Наступаю на первую белую полосу "зебры", погруженный в размышления, шагаю вперед. Почти половина проезжей части была позади меня, когда белая "Audi" пролетела передо мной, обрызгав водой из лужи. Сукин сын!
   Бывают моменты, когда ты особенно раздражителен. Бесят всякие мелочи, начиная от давящего ремешка на штанах и заканчивая заедающей личинкой замка. Все это собирается, собирается и бывает несколько исходов - это все подавляется успокоительными или же просто выплёскивается наружу. Можно сравнить с презервативом, который наполняют водой. Когда он наполнен, можно аккуратно вылить воду, или же его можно взорвать. И вот сейчас мой переполненный презерватив зацепился за гвоздик. Я выхватываю из-за пояса пистолет и не целясь стреляю в аудюху. Выстрелы из газового пистолета по звуку больше напоминают плевки пластилином из трубки, только чуточку громче. Сразу гора с плеч, эмоции выплеснуты.
   Свист тормозов машины, заставил обернуться всех прохожих, несколько других машин остановились неподалеку. Всем интересно, что же будет дальше?
   Все медированные пульки вылетели из моего пистолета, превратив его в бесполезный кусок пластика с металлическим элементами. Три дверки белой иномарки открылись, на мокрый асфальт вышли трое крепких парней. Выкрикивая всевозможные матерные ругательства, все трое направились в мою сторону. Видимо крутые дяденьки. И на кой черт я их зацепил? Подумаешь, чуть не сбили и немножко обрызгали водой, большим людям такое привыкли прощать.
   - Ты что, мудак, наделал?
   Заорал один из них, и сходу съездил мне по морде. Огромный кулак, оглушающий удар чуть выше уха, падаю рядом с лужей.
   - Ты знаешь, сколько ты теперь нам должен?
   Лежу на асфальте, поджав ногу ближе к животу, чтобы если что закрыться. Слышу только обрывки фраз.
   - Да мы тебя на органы продадим.
   О нет, меня нельзя на органы, я же меньше года назад трепаком переболел. Да и гепатит, вроде бы был недавно. Не успел я подумать, чем еще болел, как очередной удар в живот. Сплевываю кровь. Меня подхватывают под руки и несут. Мои новые друзья решили прокатить на своей крутой тачке. Убивать меня никто не будет, попытаются сбить бабок. Мне нужно еще пару минуток, чтобы сотрясение мозга прошло. Вот такая хрень, легкие раны, травмы заживают на мне, быстрее, чем на собаке, за несколько минут. Более тяжелые ранения регенерируют по несколько часов. Узнавать пределы своего исцеляющего фактора я не стремлюсь. Все время они трясут меня, что-то говорят, шлепают по щекам, я не реагирую. Хороший кожаный салон. Открываю глаза.
   - Ты давай думай, где бабки возьмешь.
   - У меня ничего нет.
   - А мне похер.
   - Похер гомику чулки.
   За эту шутку я схватил несколько ударов в живот. Перехватило дыхание.
   Пару месяцев назад один из демонов вырвал мне глаза. Я четыре дня растил новые глаза, быстрее не получалось. Все четыре дня я курил траву, погружаясь в темный туман. Затем зрение вернулось. Сейчас у меня полно свободного времени, поэтому можно покататься на солидной иномарке. Дыхание понемногу возвращается. Еще я отращивал новое ухо. Да я почти, как Росомаха, только настоящий.
   Вообще, я не очень люблю боль, хоть у меня и довольно таки высокий болевой порог, но когда тебя бьют по лицу, то кому это понравится? Мой презерватив терпения снова начинает наполняться. За окном мелькают огни большого города, лучи фар едущих машин, пешеходы. Никто не подозревает даже, что несколько минут назад было совершено похищение человека, никто из очевидцев даже не попытался вступиться. Ну а если по чесноку, то ты бы вступился, увидев, как трое громил затаскивают избитого парня в иномарку?
   Постепенно, из их разговоров. я понял, что они не какие не крутые авторитеты, а обычные бизнесмены, занимающиеся продажей электроники. Неожиданно, сидевший на переднем пассажирском кресле, Руслан, повернулся ко мне и заговорил.
   - Итак, у тебя будет неделя, чтобы найти пятьсот штук.
   - А может быть вы дадите мне покататься на своей тачке, а я прощу вам мое избиение?
   Я старался говорить, как можно растеряннее и не увереннее. Да, черт побери, я хочу спровоцировать этих придурков. Не хочу просто уйти.
   - Что ты сказал?
   - Что ты слышал?
   - Я тебя последний раз спрашиваю...
   - Э, приятель, ты не можешь у меня спросить, ты можешь только поинтересоваться.
   Я перебил Руслана, сидевший рядом со мной Денис, перебил меня, только не острым словцом, а очередным ударом. Наш автомобиль съехал в один из тысяч дворов и остановился возле нескольких огромных мусорных контейнеров, огороженных сеткой.
   - Мы тебе сейчас свернем шею и бросим в мусорный бак, за ночь крысы объедят тебе уши и нос.
   - Полегче, - вмешался водитель Саша, - Совсем парня запугали.
   - Или же ты просто возместишь нанесенный нам физический и моральный ущерб.
   - Да вы сами меня чуть не сбили на "зебре".
   Очередной удар в живот дал мне понять, что я не прав и должен был уступить дорогу "большим" людям.
   Это начинает понемногу мне надоедать. Руслан вылезает наружу, открывает дверку рядом со мной.
   - Ваша остановка.
   Схватив меня за руку, рывком выбрасывает на асфальт. Я падаю на одно колено и руки. Все бы ничего, да только лужи и грязь. Не особо приятно стоять на карачках в луже, особенно, если окружен тремя громилами, настроенными, скажем так, не очень радушно.
   - Ну что скажешь?
   - Скажу, что зря вы это все затеяли.
   - Ты кто еще такой?
   Я смотрю вперед и вижу перед собой нечто странное: худощавый человек с огромной седой бородой, такими же снежными бакенбардами. Пенсне, черный цилиндр и пальто, навевали в голове картинки с классическими евреями.
   - Мое имя Агасфер.
   - Иди куда шел.
   Денис шагнул в сторону старикана.
   - Однажды я уже совершил ошибку. Прошло очень много лет, а я до сих пор за нее расплачиваюсь.
   - Хочешь лежать рядом с ним в грязи?
   Этот старик не просто старик. Я потихоньку встаю на ноги. Руки в грязи, любимые джинсы тоже. Пора заканчивать этот балаган, слишком он затянулся. Раны уже полностью восстановились.
   - Ладно, ребят, мне пора. Врать не буду, знакомство было не очень приятным.
   - Тебя на скорой увезут.
   - И, пожалуй, я заберу вашу машину. Уверяю вас, что с ней будет все в порядке, мне до метро доехать только.
   Наступает тишина. Трое бугаев стоят и смотрят на меня, я стою и смотрю на них, старик стоит и смотрит на нас.
   Я бы мог сжать руки в кулаки и избить трех идиотов, дергающих судьбу за яйца, но я просто воспользовался гипнозом, чтобы от них отделаться. Я только хотел открывать водительскую дверку белой "ауди", как вмешался старик.
   - Тебе не нужна эта машина.
   - Что? А тебе не нужна твоя трость и борода.
   - Послушай, я прибыл в этот город не просто так, и искал тебя не чтобы ты вот так сел и уехал. Нам нужно поговорить.
   - О чем нам с тобой говорить?
   - Пойдем со мной, расскажу по дороге.
   Придется отложить поездку на классной тачке. Давно мечтал вжать педаль в пол на такой красотке, но увы. Уже отойдя на несколько шагов, я обернулся к моим "друзьям".
   - Вы езжайте, не ждите меня, и помните, каждый раз при виде пешеходного перехода вас будет тошнить по сорок минут.
   Первые десять минут мы шли молча. Старик, суховатый и дряхлый с виду, шел так бодро, что я едва за ним поспевал. Вскоре, мне надоело играть в молчанку.
   - Как тебя там зовут, повтори, а то я что-то, сидя в луже, плохо слышал.
   - Агасфер.
   - Странное имя.
   - Это поведение у тебя странное, а имя у меня отличное.
   - Знаешь, я конечно же уважаю твой возраст, но фильтруй метлу, дедуля.
   Только я успел договорить, как глаза Агасфера вспыхнули желтым пламенем и взмахнув рукой, он отбросил меня к стене какого-то здания.
   - И что же ты мне сделаешь, мальчик?
   Он подошел ко мне, держа перед собой вытянутую руку. Каждый его шаг все сильнее прижимал меня к влажному, холодному камню стены.
   - Твои жалкие фокусы с внушением и направлением энергии, просто смешно.
   Прошло уже более двух тысяч лет с тех пор, как я совершил то, за что расплачиваюсь по сей день. Все это время я бродил по Земле и собирал знания, учился новому, видел взлёты и падения людей. А тебе еще тридцати годов от роду нет, так что молчи и слушай.
   Наконец старик опустил руку и сила, вдавливавшая меня в стену, исчезла. Странно вот то, что прохожие с улицы куда-то пропали. Словно они чувствуют, что по улице бродит кто-то, кого стоит бояться.
   - Хорошо, я готов тебя выслушать. Давай начнем по порядку, зачем я тебе?
   - Нет, ты меня неправильно понял, это не ты мне нужен, а я тебе. Пойдем выпьем по пиву.
   * * *
   Темноватое помещение паба, в котором мы с Агасфером взяли по бокалу пива (точнее сказать, что я взял нам двоим, старик же еврей) и присели за столик возле полукруглого окна. За стеклом желтела вывеска "Евросеть". Паб был практически пуст и работал лишь для бредущих домой работяг и студентов. Пока я рассматривал необычный интерьер, заметил, как несколько подвыпивших мужиков глазели на моего нового знакомого. Как бы чего дурного не вышло.
   - Пойми, эта женщина опасна, как сам сатана. У нее столько разных фокусов, что ты и представить не можешь.
   - Но я ведь тоже не лыком шит. Я убивал демонов и по страшнее.
   Порой мне нравится моя работа. Стоило пару раз рискнуть жизнью, убить немножко нечести и пару опасных тварей, и все, чувствуешь себя одним из братьев Винчестер. Делаю глоток пива.
   - Это тебе не оборотень-наркоман, движимый инстинктами бешенного хищника. Это очень опасная женщина, существующая уже несколько сотен лет.
   - Ну а как мне ее найти то?
   - Это ты должен сделать сам. У тебя будет небольшой архив в котором описаны многие из ее убийств. Ты почитаешь, изучишь манеру ее работы. А вот тогда-то ты уже сможешь вычислить убийцу. Видишь ли, она ведь сама никого не убивает, а лишь сеет в мозг жертвы семя мысли, которое прорастает в желание.
   - А откуда архив, если ее до сих пор не отправили обратно в ад,
   - Видишь ли, мой юный друг, все не так просто. Каждое поколение убитые демоны имеют право прийти в наш мир. Им это позволено, чтобы каждое поколение людей могли встретиться с демонами своих предков.
   Вообще, я сегодня планировал купить пару баллончиков и пакет пулек для своего газового пистолета, а затем съездить в Кусковский парк и по стрелять по мишенькам. Таким образом скоротать ночь в ожидании начала мистического обряда сатанистов. Эти придурки могут в любой день пойти и отрезать голову бродячей собаке, окружив ее свечами, им не нужен специальный день для этого. Кстати, я потерял свой пистолет на той злосчастной "зебре".
   - И вообще-то у меня уже есть работодатель.
   - Я встречался с твоим начальством. "МСБ" не против того, чтобы Вы поработали на меня.
   -Что-то я не пойму, ты сказал, что это ты мне нужен, но я должен работать на тебя? Где логика?
   Тут происходит то, чего я ожидал меньше всего на свете, открывается дверь и в паб заходит мужчина в сером пальто. Я хорошо знаю этого человека, по крайней мере, я думаю, что знаю. Я сталкивался с различными порождениями тьмы, отправлял в Ад жутких монстров, сворачивал шеи диким и опасным тварям, но человек, который только что зашел до сих пор не перестает меня пугать. Я смотрю на него, он смотрит то на меня, то на Агасфера.
   - Приветствую вас, господа.
   Этот "конь в пальто" садиться за наш столик.
   - Здравствуйте, мистер Воробьев.
   Этот старый жид действительно знаком с моим работодателем, что вообще происходит?
   - У меня тут появилось несколько вопросов.
   - Сперва я немного расскажу, а затем отвечу на вопросы.
   Воробьев расстегнул пальто, заказал бокал темного пива, когда заказ принесли, он начал говорить.
   - Вот уже несколько лет происходят загадочные самоубийства молодых парней. Последние несколько месяцев наши медиумы стали присматриваться ко всем самоубийствам, искать что-то общее, ниточку за которую можно зацепиться. На месте последней смерти ты был сегодня утром. Теперь мы знаем, что это убийство. Сегодня днем к нам обратился твой новый друг и предложил помощь. От него мы узнали про девушку-демона по имени Лаветт. Она собирает души самоубийц, чтобы впустить в наш мир демона Асмероя.
   - Не густо.
   - Ты должен понять, что это не просто второсортная нежить.
   - Еще господин Агасфер попросил нас об одном одолжении.
   - Каком это?
   Меня всегда пугает, когда еврей просит об одолжении. Даже, если этот еврей вот уже два битых тысячелетия бродит по Земле и у него даже еврейский акцент сложно различить.
   - Ты будешь работать на него, а он будет помогать тебе остановить Лаветт.
   - Какая-то абракадабра.
   - Все просто. Он помогает нам разобраться с девчонкой, а ты...
   - Что? Неужели это то, о чем я думаю? Поэтому, не он, не ты, не сказали напрямую?
   - Мистер Воробьев предупредил меня, что если...
   - Да, я знал, что ты плохо отреагируешь, если узнаешь, что тебе придется слушаться еврея, работать под его руководством.
   - Ты чертовски прав. Хоть я и не сторонник антисемитизма, но я плохо отношусь к Кровавому Навету и прочим еврейским штучкам.
   - Это все очень противоречиво. Нет плохой нации, есть плохие люди.
   - Спору нет, но в некоторых расах процент плохих людей гораздо больше, чем в других.
  
   Пролог.
   Многие мечтают о бессмертии. Многие хотят жить вечно. Многие не хотят быть зарытыми в землю и съеденными червями. Я никогда даже и не думал о подобном. Когда ты уже несколько сотен лет бродишь по Земле, то знаешь каждый уголок нашего общего Дома.
   За, почти, две тысячи лет из иудея-ремесленника я превратился в Вечного Жида, скитающегося в поисках приключений и смерти. Когда ты бессмертен, то жизнь перестает быть такой интересной. Теряется весь запал, адреналин, любовь к жизни. Страх смерти - вот истинный двигатель жизни. Первые лет четыреста, осознав свою уникальность, я погрязал в блуде и распутстве. А затем настала пустота. Эту пустоту я пытаюсь заполнять, ожидая Второго Пришествия, путешествиями.
   Я был молод и глуп, когда к моему дому подошел избитый человек, несший на себе свой крест. Он просил разрешения, чтобы опереться на стену моего жилища для отдыха. Но я, движимый то ли собственным эгоизмом, то ли стадным инстинктом, оттолкнул этого человека и погнал прочь. Я пожалел о содеянном в тот же вечер, еще не зная о наказании, но было слишком поздно. Последние лет триста я занимаюсь саморазвитием, много читаю, закончил несколько институтов для пожилых людей.
   Такова моя жизнь вкратце. Но это все ерунда по сравнению с тем, что ждет меня впереди. Несколько месяцев назад я встретил человека по имени Гавриил, который мне кого-то очень сильно напоминал, только вот сложно вспомнить кого. Вот он показал мне несколько фотоснимков с мертвыми телами молодых парней. Оказалось, что какая-то демонесса собирает души самоубийц, чтобы впустить в наш мир одного из самых могущественных демонов Ада. Она хочет власти. Даже сам Люцифер и тот не в восторге от ее затеи, но у дьявола то на Земле, так сказать, руки коротки. Вот рогатый засуетился, подсказал Небесам, чтобы присмотрели за девчонкой. Они в свою очередь разыскали меня и предложили незабываемое приключение. И вот я стою под моросящим дождем, наблюдая, как трое придурков избивают парня, прямо посреди проезжей части на пешеходном переходе. Говорят, что история повторяется. По этому поводу я могу сказать только, что правду говорят то. История действительно повторяется. Мы плавно отходим от цивилизации к варварству, возвращаем времена, когда был прав тот, кто сильнее. Сейчас, пока что, прав тот, у кого больше прав. Вот беднягу затаскивают в белую машину и увозят. Никто не вмешивается. Придется все делать самому. Машина уезжает, а я смотрю вслед, через десять минут мы встретимся.
  
   III
  
   Огромный каменный зал, стены которого никогда не ощущали влаги. Постоянная высокая температура мгновенно испаряет любую влагу. Возле дальней стены расположен огромный трон, высеченный из Красного Воландорского Мрамора. Никаких украшений и росписи, только сплошной кроваво-красный монолит. Вдоль стен горят факела, вставленные в специальные подставки, в самом центре зала расположена яма округлой формы, в которой постоянно пылает огромный костер. Всем, кто заходит в зал и направляется к трону, приходится обходить вокруг огня.
   Сейчас на троне сидит существо, закутанное во множество кожаных плащей, лицо настолько расплывчатое, что невозможно разобрать каких-либо конкретных примет. Темно-серая кожа и небольшие торчащие на лбу рожки. Кто это такой, спросите вы?
   Распахиваются массивные ворота и в зал входит другое существо, окутанное густым черным дымом. Можно подумать, что это просто очень плотный сгусток тумана или смога, накинувший длинный плащ, но это живое существо, обитающее по ту сторону мироздания.
   - Призывал меня, Владыка?
   - Да, Темный, я нуждаюсь в твоих услугах.
   - Внемлю и готов смиренно приступать к исполнению.
   Темный склонил голову перед своим повелителем.
   - Через несколько дней на Земле будет проводится обряд, якобы в честь меня. Черная Месса с принесением в жертву человека. Ты же знаешь, что я ценю человеческую жизнь, а эти жертвы всего-лишь безумие людей для удовлетворения своих садистских желаний.
   - Что я должен сделать, Владыка?
   - Я хочу, чтобы Он простил им их согрешения, а ты должен будешь обеспечить им встречу, как можно быстрее.
   - Да, Владыка. А мой приход на Землю санкционирован? А не то после проделок в теле Брейвика, меня уничтожили и запретили являться.
   - Не волнуйся, это мое поручение тебе, а не твой, так сказать, земной отпуск с развлечениями. В этот раз можешь не скрываться. Пора действовать открыто.
   Темный развернулся и направился к выходу, скользя по каменному полу, словно дым от горящих покрышек. Только затворились каменные ворота, как над костром в центре зала вспыхнуло желтое пламя и появилось нечто не подходящее для этого места.
   Большой человек с огромными белыми крыльями, одетый в блестящие доспехи из металла, напоминающего серебро, но в несколько сотен раз более прочного. Светло-русые волосы, свисающие до плеч, обхвачены золотым венцом.
   Взмахнув крыльями, Архангел приземлился перед троном Люцифера.
   - Что заставило тебя спуститься столь низко, Михаил?
   - Один из твоих демонов убивает людей, толкая их на суицид. Это уже не впервой. Лаветт вероломно нарушает все договоры.
   Михаил сложил крылья за спиной.
   - Я не могу уследить сразу за всем. Этот мир настолько грязный, что даже Мне противно.
  
  
   Несколько месяцев назад.
   Одно из самых непонятных явлений природы - почему большинство парней боятся очень красивых девушек?
   Большая часть красивых девушек, можно сказать, одержима мужским вниманием, они тратят большую часть времени на свою внешность, но несмотря на все усилия, ложатся спать в одиночестве и никто, кроме домашних питомцев, не видит их новый загар в солярии или дорогую и качественную эпиляцию.
   Кристине сейчас чуточку больше двадцати лет, не по годам живой ум и огромные зеленоватые кошачьи глаза делали ее одной из самых прекрасных представительниц женского пола. Шикарная фигура девушки зарождает в головах мужчин прошлые мысли. Еще один очень странный момент - практически каждая девушка недовольна своей грудью, считая ее либо слишком большой, либо слишком маленькой.
   Только что Крис закрыла дверь своей однокомнатной квартиры, доставшейся ей в 16 лет от умершего от рака поджелудочной дяди, проводив, приходивших подружек и шаркая домашними тапочками в виде собачек, направилась на кухню. Несколько часов назад они с Леной и Катей, зажгли свечи, начертили круг, набрали воду в пиалу и взявшись за руки, пытались вызывать духов. Спиритизм. С одной стороны - это безобидная забава девчонок, ждущих своего принца, а с другой стороны - они пытались вызвать дух Лаветт, которую считают повелительницей мужских сердец. Вызывали-вызывали, не получив результат разошлись по домам.
   Убрав остатки от спиритического сеанса, Кристина зашла в ванную комнату, полностью обшитую розовым кафелем. Став перед огромным зеркалом, украшенным декоративными бабочками, она сбросила свой розовый домашний халатик, который мягко приземлился на кафельный пол, оставшись лишь в красном нижнем белье. Расчесывая свои густые светло-русые волосы, достающие до поясницы, на которой наколот сказочный дракон, она прокручивала в голове мысли о том, что то, чем они занимались с подругами, была самая идиотская затея, из всех, которые можно придумать. Ей даже смешно подумать о том, что какой-то древний дух придет на их зов и поможет решить проблему с личной жизнью. Своеобразный джин, выскочил из лампы и разберётся со всем. Лена где-то вычитала, что Лаветт - это самая обожаемая и желанная всеми демонесса, способная дать толковые советы девушке, которая мечтает найти и очаровать своего Бреда Питта. Говорят, что именно Лаветт помогала Клеопатре, Агнессе Сорель, Натальи Гончаровой, Мэрилин Монро и многим другим менее известным женщинам. Два часа стараний, но ничего не вышло.
   Прочесав волосы, девушка подняла с пола халат, отправилась в свою комнату, чтобы лечь спать. Бросив свой халатик на спинку компьютерного кресла, подошла к кровати, расстегивая лифчик. Спать без одежды полезнее всего - так все тело дышит, ничто не замедляет кровообращение и организм восстанавливается лучше. Кошка Мара, большая белая персидская шиншилла, лежавшая на цветном пледе, которым застелена кровать, свернувшись клубочком, тихонько сопела. Кристина осторожно взяла ее на руки и выпустила в коридор, закрыв дверь. Погасив свет, она легла под свой любимый мягкий плед. Только сон начал окутывать сознание девушки, как на одеяло кто-то запрыгнул, кто-то маленький и на четырех лапах.
   - Мара, отстань.
   Пробормотал Крис, шевельнув ногой, сбросила кошку на пол. Стоит прервать сон и второй раз бывает уснуть сложнее, но не во втором часу ночи, после тяжёлого рабочего дня. Сон медленно возвращался, но его прервала новая попытка кошки запрыгнуть на одеяло.
   "Ладно, пусть со мной спит",- подумала девушка, подтягивая плед ближе к носу. Вообще, для многих одеяло, плед и даже тонкое покрывало - это своеобразный щит, броня, способная, казалось бы, защитить от любого зла. Когда становится страшно засыпать в одиночестве, то укрылся и все хорошо и спокойно. Жаль, что это лишь самовнушение.
   Маленький четвероногий зверек медленно пошагал по одеялу от ног к голове девушки. На этот раз Крис не выдержала и прервав сладостный сон, схватила надоедливую кошку и швырнула на пол. Наступила тишина. Что-то осталось между пальцами, неужели кошачья шерсть? Осторожно, скрипнув кроватью, она встала и решила пойти и смыть клок шерсти в унитазе, чтобы не разнеслась по дому. Щелкнув по фазе выключатель, девушка включила свет. Только глаза привыкли к яркому свету, как все ее тело, словно обдали кипятком, а из горла вырвался сухой крик. Тоненькие пальцы с прекрасным маникюром обвивали длинные рыжие волосы, которые принадлежали далеко не ее кошке.
   Легкий холодок от легких начал медленно растекаться по всему телу, постепенно превращаясь в тепло, а затем в жар. Все тело словно загорелось изнутри. Кристина выронила рыжий клок волос Домового и упала на четвереньки. Ее затрясло, температура поднялась, все кости словно выламывали невидимые руки беспощадного садиста. Звуки окружающего мира пропали. Вокруг медленно темнело. Хотя, скорее всего это темнело в глазах. Несколько секунд спустя тьма заполнила все сознание Кристины и она отключилась.
   * * *
   Голая, пышногрудая девушка со с