Гарбузова Елена Александровна: другие произведения.

Шато-Гайар.глава 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Они скакали весь день, сделав всего одну остановку в пути, чтобы дать лошадям напиться. От невыносимой жары мутило в голове, но Робэн спешил попасть в Мортен. Карл IV вместе со своей свитой наведался в Бретань: в Ситэ развлекалась его сестра Изабелла Английская со своим любовником Мортимером. Карлу IV надоели эти бесконечные праздники и гулянья. Он решил покинуть столицу, оставив ее и королевскую резиденцию под присмотром довольного Карла Валуа.
  Король решил посетить Бретань. Конечной целью путешествия был Ренн, куда Карл и должен был отправиться на рассвете. А сейчас королевский двор остановился на ночлег в Мортене. И именно поэтому Кюис-Мариа спешил доставить Клоре к королю.
  Они въехали в город далеко за полночь. Стражники, охранявшие городские ворота, хотели было учинить тщательный досмотр ночным путешественникам, но, увидев регалии, которыми был отмечен Робэн, пропустили всадников без расспросов.
  Сейчас город спал. Отряд двигался мимо старинных каменных домов, где над каждой дверью чадил масляной фонарь, освещая тусклым светом дорогу.
  Мортен был возведен на месте старых кельтских поселений. Его узкие улочки едва протискивались между домами. Клоре посмотрела вперед и в свете луны увидела возвышающийся на пригорке монастырь. Она знала, что в этот час за стенами монастыря кипит жизнь. Это горожане могли позволить себе поспать в эти минуты. Но только не монахи! От полуношницы до утрени монахи в кельи не возвращались, даже если ночь еще была глубока. Послушники отправлялись с наставниками в Капитулярный зал учить псалмы. Одни монахи задерживались в церкви для ухода за богослужебной утварью, другие, и их обычно было большинство, выходили во двор и прохаживались в молчаливой медитации, пока колокол не позовет их к утренней.
  Клоре удивилась, когда они проехали мимо ратуши, хотя Робэн говорил, что королевская свита разместилась на ночлег именно там. Лошадь Робэна поравнялась с ее конем, и юноша ответил на ее немой вопрос.
  - Короля сейчас нет в ратуше. Там остались только королева и ее приближенные. А Его величество решил провести ночь в молитвах вон в том монастыре, - Робэн указал на монастырь, который только что рассматривала Клоре.
  - Он отправил слуг и остался один под охраной святых стен. Он ждет Вас, Клоре!
  - А господин д,Лон? - спросила девушка.
  - Готье д,Лон в этот час охраняет покой королевы. О Вашем визите знают только двое - я и Готье. Мне доверили эту тайну. Не переживайте, Клоре, я умею держать язык за зубами!
  - Но почему господин д,Лон сам не приехал за мной?
  - Королева слишком подозрительна. Она, если честно, не доверяет господину д,Лону. Он единственный друг короля, а значит, наш государь может во всем доверяться ему. И, в свою очередь, считает королева, преданный слуга и верный друг в одном лице никогда не предаст своего повелителя! Поэтому, когда граф де Сегю передал послание господина Берсюме Готье д,Лону, король решил послать за Вами меня. На мою скромную особу падет меньше всего подозрений. Королева уверенна, что я не достоин быть поверенным в тайны ее мужа! - Робэн улыбнулся.
  Он протянул руку и осторожно коснулся пальцев Клоре.
  - Я рад, сударыня, что хоть как-то причастен к тому, что вы, наконец, на свободе!
  - Спасибо, Робэн! - ответила Клоре. - Знать бы только, во что мне обойдется эта свобода!
  
  
  Через четверть часа отряд спешился у ворот монастыря. В монастыре, видимо, были предупреждены о позднем визите гостей. Едва ноги Робэна коснулись земли, как оконце в воротах распахнулось, и оттуда выглянуло встревоженное лицо монаха.
  - Кто здесь? - спросил он.
  Робэн показал ему королевский перстень, и монах, что-то запричитав, поспешил открыть ворота.
  - Добро пожаловать, господа! Да благословит Господь на долгие лета нашего государя, - он раскланялся, пропуская Робэна и Клоре в монастырь.
  Солдаты, сопровождавшие их, остались за воротами.
  - Проводите нас к королю, святой отец! - сказал Робэн.
  - Как пожелаете, господин! - монах закрыл ворота на задвижку. - Как пожелаете!
  Он обогнал Робэна и засеменил впереди, теребя висевшие на поясе четки и бормоча молитву.
  Робэн обернулся и посмотрел на Клоре. Она стояла и разглядывала освещенную факелами тропу, которая вела к ступеням монастырской церкви и по которой вереницей шли к утренней мессе монахи.
  - Клоре! - юноша позвал ее. - Нам нужно торопиться!
  Она кивнула и последовала за ним.
  Она вздохнула с облегчением, когда они свернули с тропы, по которой шествовали монахи, на узкую дорожку, петлявшую между деревьями. Под ногами захрустел гравий. Клоре протянула руку, боясь в темноте натолкнуться на ветку или на что-нибудь еще. Она улыбнулась, когда Робэн взял ее за руку, и смело последовала за ним.
  В воздухе запахло подсолнечником, и Клоре догадалась, что где-то поблизости находится маслодавильня. Они прошли мимо низких амбаров, рядом с которыми возвышалась Храмина с пятью башнями. Сейчас там никого не было. После вечерни она замыкалась - доступ туда был строжайше запрещен. И поэтому сейчас она смотрела в ночь своими темными окнами.
  Пение монахов осталось позади.
  - Как тихо, - прошептала Клоре. Она так давно не ощущала в окружающем такого умиротворения и покоя.
  Шато-Гайар, где она прожила полгода, порой напоминал ей поле боя, где никогда не стихает канонада и лязг оружия. Там было так шумно: кричали люди, ржали лошади, звенела сталь. И вороны! О, от этого вечного шума можно было сойти с ума! От него не спасали даже толстые каменные стены. А здесь велась размеренная жизнь, и повсюду царил покой.
  Ряд деревьев закончился, и они оказались у западного фасада церкви. Клоре охнула от неожиданности: в темноте деревья скрывали подступавшую к ним стену церкви, а сейчас она неожиданно выросла перед ними как скала.
  - Вам сюда, господа! - произнес монах, указывая на проход между двумя невысокими башнями.
  Клоре заметила над входом окно - розетку, за стеклами которого мелькал тусклый свет.
  - Король ждет вас! - монах пропустил их вперед, а сам как призрак исчез в тени деревьев.
  Робэн выпустил руку Клоре.
  - Король ждет Вас, сударыня! Произнес он. - Но не меня. Я выполнил свою миссию и вынужден покинуть Вас.
  Он увидел, как расстроилась девушка.
  - Таков приказ Его величества, Клоре. Мне были даны четкие указания, и я обязан их исполнять.
  - Я понимаю Вас, Робэн, - ответила Клоре. - Но разве вы не будете сопровождать меня в обратный путь?
  - А Вы уверенны, что отправитесь в обратный путь? - переспросил он.
  - Конечно, - Клоре закивала головой. - Я приехала сюда не насовсем.
  Робэн почему-то вдруг нахмурился. Она почувствовала это по тому, как между ними повисло напряжение.
  - Я не намеренна оставаться здесь... с ним...
  Она вдруг только сейчас поняла, что Робэн Кюис-Мариа был уверен в том, что она согласилась ответить на чувства короля, и поэтому из Шато-Гайар так скоро отправился гонец к господину д,Лону.
  - Вы ошиблись, Робэн, я приехала сюда по делу. И я намеренна возвратиться назад!
  - Зачем, Клоре? - он не удержался от вопроса. - Что ждет Вас там?
  Она улыбнулась.
  - Я не могу Вам сказать этого!
  - Ох, простите меня, Клоре! - он спохватился, что не смолчал и полез не в свое дело.
  - Вас ничего не должно тревожить, друг мой, - успокоила его Клоре. - Я безмерно благодарна Вам за помощь и сочувствие.
  Она посмотрела на него долгим взглядом.
  Юноша кивнул ей и произнес:
  - Храни Вас Господь, Клоре! Вам пора! Его величество ждет Вас!
  Он поклонился и, развернувшись, пошел по тропе - туда, откуда они только что пришли.
   Ночь совсем скрыла его в листве деревьев.
  Клоре слышала только, как хрустит под его ногами гравий. Она повернулась и решительным шагом направилась к церковному входу. Поднявшись на несколько ступеней, она оказалась перед небольшой дверью и, осенив себя крестным знамением, открыла ее и вошла вовнутрь.
  Она оказалась в небольшой часовне - самой близкой к алтарю. В левом пределе на низкой витой колонне возвышалась каменная Богоматерь, высеченная с невыразимой улыбкой, выдающимся животом и младенцем у груди. Она была изображена в нарядном платье на узком корсаже. Клоре залюбовалась ею. Мать и дитя.
  Она не могла отвести от нее взгляда, пока ее не оторвали от этого занятия.
  - Это Святородительница. Не правда ли, она чудесна?
  Клоре обернулась на зов и увидела короля.
  - Вы правы, сир! Она прекрасна! - Клоре присела в реверансе и застыла перед ним.
  - Но Вы не менее прекрасны, чем она, моя девочка! - Карл IV подошел к Клоре.
  Она опустила голову, чтобы не встречаться с ним взглядом. Но он, коснулся рукой ее подбородка. Она инстинктивно подняла лицо и их глаза встретились.
  Ее карие. Пустые. Холодные.
  И его. Серые. Полные надежды и любви.
  Что же еще должно произойти? Сколько еще нужно прожить в разлуке, чтобы он перестал любить ее?!!
  Он был ее первым мужчиной. Отцом ее ребенка. Как же отчаянно она любила его! До того мгновения, пока он не предал ее. Любовь к нему лишила ее всего! Она принесла одни только разрушения и беды!
  Неужели он не видит, что больше не нужен ей?!!
  Как бы ей хотелось оказаться сейчас далеко от него. На краю света. Там, где никто не ведает о его существовании.
  Но она не могла сейчас бежать от него. Сейчас...
  - Мне нужна ваша помощь, сир! - произнесла она.
  Он отнял руку, но остался стоять рядом с ней... так близко, что их дыхания соприкасались.
  Ей показалось, что по его губам скользнула улыбка. И это ее так разозлило, что Клоре едва сдержала себя в руках.
  - Что Вы хотите, моя девочка? - спросил Карл.
  - Вольную!
  Он вскинул бровь. И хотел было что-то сказать, но Клоре, отбросив все правила этикета, перебила его.
  - Не для себя!
  - А! - он выдохнул и, чуть повернув голову на бок, посмотрел ей в глаза.
  - В Шато-Гайар, - начала Клоре, - служит солдат, которому угрожает опасность...
  Карл взмахнул рукой, не дав ей договорить.
  - Девочка моя, любому смертному угрожает опасность, а уж воину и подавно! Но это уже заботы коменданта. Ему поручено охранять не только узников, но и заботиться о своих подчиненных, которые служат под его началом. А если я начну раздавать вольные из жалости и добрых побуждений, вскоре Франция останется без армии!
  Клоре поняла, что ей необходимо пойти другим путем.
  - Сир!
  Он замер перед ней. Девушка выпрямилась и снова посмотрела в его глаза.
  - Какова цена свободы для сына Робера Берсюме?
   Мгновение. Но он увидел в ее взгляде смятение. Он так сильно любил ее, что ему не стоило труда догадаться, отчего она затеяла всё это. И он не стал спрашивать, почему сам Робер не обратился к нему.
  - Свобода Фрэнсиса Каруа дорого стоит.
  Она услышала хриплые нотки в его голосе.
  - Слишком дорого для Вас, моя девочка!
  Она просто смотрела на него и молчала. Он ждал, что она заговорит с ним, но понял, что сейчас партию ведет она. Она будет ждать его хода. Ну что ж, хорошо!
  Карл отступил от нее. Несколько мгновений он не сводил с нее глаз, а потом отвернулся и подошел к статуе Богоматери.
  - Я подпишу вольную только в том случае, если Вы вернетесь ко мне!
  - Я желаю сама присутствовать при внесении записи в нотариальную книгу.
  Он не верил тому, что слышал! Она согласна вернуться к нему?!! Она согласна заплатить такую цену за свободу какого-то бедного солдата?!! Нет, здесь что-то не так! Не все так просто! Она что-то задумала! И он был намерен разгадать ее планы, когда она вернется к нему.
  - Хорошо, - ответил король. - Но Вам придется подождать некоторое время.
  Его тон стал настолько официален, что Клоре поняла: он догадался, что она ведет игру. И в скором будущем ей придется объяснять, почему именно Фрэнсис Каруа удостоился такой заботы. Но, хвала господу, у нее есть еще несколько дней! Она что-нибудь придумает. Главное, Фрэнсису необходимо как можно скорее покинуть Шато-Гайар.
  - Где я могу остановиться на эти дни, сир? - спросила она.
  Карл IV резко обернулся.
   Как же он был красив, особенно теперь, когда на его лицо падала тень догоравшей свечи! Она не могла не признать этого. Но за этой мужественной красотой она разглядела душу, страдающую от одиночества. И ей показалось, что в этот раз он не обманет ее. Ему нужны были друзья, союзники. Те, кому он сможет доверять.
  Он, с детства окруженный стаей стервятников, которые теперь пытаются вырвать трон из-под него!
  Она не знала, что он увидел в ее глазах. Нет, уж точно не прощение! Она никогда не простит его!
  Но... напряжение между ними исчезло.
  - Недалеко отсюда расположен старинный кельтский замок Тресессон. Он принадлежит Агнессе Пирамо, с которой Вы уже имели честь познакомиться. Не удивляйтесь, замок... - но он вдруг замолчал. А потом поправил легкий плащ, наброшенный на его широкие плечи.
  - Впрочем, Вы сами все увидите на месте! Вас будут сопровождать воины, под охраной которых Вы и будете ожидать необходимые бумаги. Господин д, Лон займется этим делом лично!
  Он увидел, как засияли глаза Клоре.
  - Ему-то Вы верите, как я вижу!
  - Да! - Клоре склонила голову. - Позвольте еще одну небольшую просьбу... пустяк.
  Он кивнул.
  - Когда документы будут готовы, я хотела бы сама лично отвезти их в Шато-Гайар.
  - В сопровождении Готье д,Лона, который потом проводит Вас обратно... как мы договорились, - закончил Карл.
  - Благодарю Вас, сир!
  Клоре присела в реверансе.
  - Не стоит, - засмеялся он. - Не стоит, моя девочка! С этой минуты мы с Вами партнеры!
  Как долго он ждал ее!
  Он протянул к ней руки и, не дожидаясь, когда она протянет ему свои, заключил ее в объятия.
  Прижал к себе. А в следующий миг его теплые губы захватили ее уста.
  Такова была цена свободы Фрэнсиса.
  Они заключили сделку!
  
   Всадник, возглавлявший эскорт, резко осадил лошадь. Он поднял руку и привстал на стременах. Клоре и самой показалось, что здесь что-то не так. Слишком уж тихо было вокруг: не было слышно ни птиц, ни зверей. Да и сам лес был не простой. Древний. Таинственный.
  Они остановились на узкой тропе на дне ложбины. Под копытами лошадей шелестела прошлогодняя листва, и не один звук больше не нарушал тишины. Легкий ветерок коснулся щеки Клоре. Солдат, который ехал рядом с
  ней, охнул. Клоре повернулась к нему. Он посмотрел на нее как-то растерянно, будто хотел о чем-то спросить, а потом стал медленно сползать с лошади. В следующий миг он рухнул на землю, испугав коня и своих спутников. Клоре поспешила закрыть рот рукой, когда увидела торчавшую у него в спине стрелу.
  Солдат, возглавлявший их отряд, выхватил висевший у луки седла меч и, взмахнув им в воздухе, бросился к Клоре. Она так испугалась, что он столкнет ее с лошади. Но он просто вырвал ее из седла. Она оказалась за его спиной, и он, пришпорив лошадь, пустил ее в галоп.
  - Ату! - прокричал он.
  Солдаты бросились за ним, оставив своего погибшего товарища лежать на земле, которая впитывала сочившуюся из его раны кровь.
  Но они не успели выбраться из ложбины. Под копыта лошадей рухнуло огромное дерево, преграждая им путь. Послышался пронзительный свист. Сначала слева. Потом справа. Он сменился громким улюлюканьем, а затем со всех сторон на них, словно восставшие из-под земли, набросились всадники.
  - Вам приходилось когда-либо драться? - закричал мужчина, позади которого сидела Клоре.
  - Немного!
  Он выхватил из-за голенища сапога короткий клинок с широким лезвием и сунул ей в руки.
  - Придется усовершенствовать навыки!
  Она не успела ничего сказать. В один миг на них налетели разбойники. Их было дюжины три против их маленького отряда, состоявшего теперь из пяти воинов и девушки, которая и оружия-то никогда не держала в руках.
  Началась такая бойня, что Клоре сразу же забыла про страх. В одной руке она держала клинок и пыталась хотя бы не подпускать к себе врагов. Другой рукой она прижималась к сидевшему впереди нее всаднику. Он орудовал мечом, как игрушкой. И как только к ним приближался враг, он тут же, сраженный сильным ударом, падал на землю.
  Девушка увидела, что их маленький отряд зажат в тиски: разбойники нападали отовсюду. Воины отчаянно сражались с нападавшими. Их лица скрывались под уродливыми рогатыми шлемами, с которых свисали длинные полоски кожи и космы волос.
  - Сударыня! - прокричал над ее ухом солдат. - В другой раз я был бы Вам признателен за Ваши пылкие объятия! - Он взмахнул рукой, и всадник, напавший на них, рухнул под копыта лошади, сраженный мечом.- Я был бы счастлив ощутить жар Ваших прикосновений не только спиной! Но сейчас, Вы уж простите меня, я немного занят! Давайте отложим Ваши ласки на потом, сударыня, а то мне грозит смерть не от вражеского меча, а от Ваших объятий! Вы меня скоро задушите!
  Он повернул к ней голову и улыбнулся.
  Он снова взмахнул мечом, и Клоре заметила, как стекает по стали густая кровь.
  - Вы уж простите меня, сударь, но уж лучше я задушу Вас, чем сама свалюсь и погибну под копытами лошади! - закричала она. - Мне моя жизнь дороже, сударь!
  Он засмеялся. В его глазах зажглись озорные искорки.
  - А мне дорога моя жизнь, сударыня!
  Он рванул лошадь в самую гущу схватки.
  
  
  Она не знала, сколько прошло времени. Казалось, целая вечность. Она стояла на пропитанной кровью прошлогодней листве и держала на поводу двух лошадей, а он сносил к огромному дереву тела своих убитых товарищей. Они победили в этой схватке. Да и как могло быть иначе! Он дрался, как зверь. Отчаянно и беспощадно.
  Они победили, но остались вдвоем. Он единственный, кто остался жив из немногочисленного отряда, который по приказу Карла IV сопровождал Клоре в Тресессон.
  Но он был серьезно ранен. В боку торчал обломок стрелы. Он сам сломал древко, оставив наконечник в теле. Клоре видела, как по его штанине в сапог стекает кровь. Но если сейчас тронуть обломок стрелы, рана откроется еще больше, и мужчина просто напросто истечет кровью.
  А он был нужен ей живым! У нее имелись к нему давние счеты!
   Он закидал тела своих товарищей сухими ветками, чтобы их не растащили звери и подошел к Клоре.
  - Придется пока оставить их здесь, - заговорил он. - Потом мы вернемся за ними.
  Клоре видела, что его стальные глаза были непроницаемы. Такая страшная потеря даже не отразилась в них. Да и что тут странного, он - воин, и наверняка насмотрелся, как на его глазах гибнут товарищи.
  Он взял у Клоре поводья.
  - Нам нужно торопиться, сударыня. Скоро стемнеет. Да и мне необходимо зашить рану.
  Он вскочил в седло. Он не издал ни звука, лишь крепко стиснул зубы. Она увидела, как кровь на его боку полилась еще сильнее.
  Она села на лошадь, и они направили своих коней вверх по тропе. Они объезжали разбойников, которые лежали на земле с ужасными зияющими ранами на теле. Когда их кони перескочили через поваленное дерево, Клоре увидела распростертое на стволе тело. Это был совсем молоденький мальчик. Его голова была сильно запрокинута назад. Рогатый шлем валялся рядом с ним на земле, а из раны на шее хлестала кровь. Глаза юноши были открыты и обращены в высь. В них отражалась синь неба, мелькавшая сквозь густую листву вековых деревьев.
  - Не отставайте, сударыня! - крикнул охранявший ее солдат.
  - Вперед! - она ударила лошадь по крупу и понеслась по тропе.
  
  
  Сначала ей показалось, что это руины чернеют среди деревьев. Но когда они подъехали ближе, Клоре разглядела, что замок цел и невредим.
  Тресессон был построен в романском стиле и не отличался от замков, которые видела Клоре, ни величием, ни красотой. И хотя он был возведен несколько веков назад, его каменная кладка была прочна и нигде не обрушилась.
  Это было небольшое сооружение округлой формы, не имеющее ни одной башни. Хотя здесь, в этой местности, они были и ни к чему. Замок со всех сторон был окружен непроходимыми лесами. Клоре была даже удивлена, зачем его вообще здесь воздвигли. Кто мог поселиться в такой глуши, вдали от дорог и городов? Сейчас, когда ночь опускалась на землю, здесь было даже жутковато.
  Но именно в этом месте ей необходимо переждать несколько дней, пока за ней не приедет Готье д, Лон.
  Лошадь Клоре поравнялась с конем сопровождавшего ее солдата. Они скакали несколько часов без остановок, и он ни разу не пожаловался на свое состояние. Вот и сейчас он был также непроницаем, и лишь мертвенная бледность на лице выдавала его истинное состояние.
  Они спешились.
  - Ожидайте меня здесь, - сказал мужчина.
  Он взял у нее поводья и повел лошадей к южной стене башни. Вскоре он скрылся из виду, и Клоре осталась одна.
  Она начала беспокоиться, когда прошло несколько минут, а он все не возвращался.
  С востока подул легкий ветерок. Деревья, подступавшие плотной стеной к Тресессону, зашелестели. Клоре огляделась по сторонам. В густых ветвях то тут то там зажигались маленькие красные и зеленые огоньки. Из-за облака выплыла бледная луна, и лес будто ожил. Совсем рядом, за ее спиной, захрустели ветки - какой-то крупный зверь продирался через чащобу. С деревьев сорвалась напуганная шумом птица. Она пронеслась над Клоре, издавая душераздирающий крик. Девушка так испугалась, что бросилась к южной стене замка, туда, где недавно скрылся солдат. Она завернула за угол и остановилась как вкопанная.
  Лошади, на которых они скакали, паслись у замковой стены. Они спокойно щипали зеленую траву, росшую на лужайке. Клоре разглядела в темноте открытые ворота конюшни, которая была пристроена прямо к замку.
  Солдата нигде не было видно.
  Она не могла позвать его по имени, иначе, она бы выдала себя. Она подошла к лошадям и, взяв поводья, повела их в конюшню. В помещении было темно и душно, пахло травой. Клоре завела лошадей в стойло. В кормушках лежало свежее сено, и поэтому она не стала тратить время, чтобы накормить животных. Она закрыла калитку, ведущую в стойло, и вскрикнула.
  Он лежал на дощатом полу лицом вниз. Его руки были прижаты к боку, в котором торчал обломок стрелы. Из раны, не переставая, лилась кровь.
  Клоре склонилась над ним.
  - Сударь! - она подняла его голову и поняла, что он без сознания.
  Она схватила седельные сумки, которые валялись рядом с телом раненого, и начала рыться в них, в надежде найти лекарства. Но в них, кроме пищи и одежды, ничего не было. Она отбросила сумки в сторону и опустилась на колени.
  - Сударь!
  Он не ответил ей. Тогда Клоре, стараясь не задеть его раны, перевернула его на спину. Она подхватила его под руки и поволокла по полу.
  Им нужно быстрее попасть в замок! Наверняка, там есть лекарства или травы. Они должны вытащить обломок стрелы как можно скорее и зашить рану, пока он не истек кровью.
  Клоре выволокла его из конюшни и рухнула на землю рядом с ним. Он был такой тяжелый, что она взмокла, пока тащила его. Она отдышалась, дождалась, когда немного успокоится ее сердце. А потом снова поднялась и, обхватив его под мышки, потащила по траве.
  Он застонал.
  - Сударь!
  Она склонилась над ним, всматриваясь в его бледное лицо.
  - Сударь!
  Он открыл глаза и посмотрел на нее.
  - Что это со мной? - спросил он.
  - Вы потеряли сознание! - ответила девушка.
  - Я так и знал, что Ваши объятия до хорошего не доведут, - он улыбнулся.
  Его серые глаза потеплели, и Клоре тоже не смогла сдержать улыбки.
  - Ну, поскольку Вы пришли в себя, я больше не собираюсь Вас баловать и носить на руках, сударь. Может Вы все - таки попытаетесь встать или Вы предпочитаете оставаться здесь?
  Он развел руками и посмотрел на нее.
  - Да мне все равно, где быть: здесь или в замке! Лишь бы подле Вас... если вы пообещаете хотя бы на время не приставать ко мне!
  Он показал на свою рану.
  - Простите меня, сударыня, что отвергаю Вас, но я пока не в той форме, чтобы достойно отвечать на Ваше внимание. Но, поверьте мне, это временные неудобства!
  Его лицо перекосилось от боли, но он все равно не переставал шутить.
  - Что может быть прекрасней, чем летняя ночь в лесу, луна и молоденькая девушка рядом? Должен Вам признаться, сударыня, Вы - первая женщина, перед которой я оказался беспомощен. И это просто злит меня и подвергает в уныние!
  - Ничего, сударь! Ничего! - Клоре засмеялась. - Это временные неудобства, как Вы смели заметить! Вы скоро поправитесь и наверстаете упущенное!
  - С Вами? - переспросил он.
  - Нет, что Вы! Мои объятия для Вас смертельны!
  - О, Вы правы, сударыня! Я должен остерегаться Вас!
  - Должны. Но Вы еще должны и охранять меня! Именно поэтому Вы здесь и именно поэтому Вам уже хватит валяться на траве и слушать пение сверчков! Давайте, сударь, поднимайтесь!
  Она наклонилась к нему.
  - Обопритесь на меня. Смелее! Обещаю не приставать к Вам!
  - О, благодарю Вас! - он перекатился на бок, встал на колени, а потом, обхватив Клоре за плечи, поднялся на ноги.
  На мгновение он закрыл глаза, когда всё закружилось перед ним. Он отдышался, вдохнул больше воздуха.
  - Пойдемте, сударыня, - проговорил он. - Моя жизнь сейчас в Ваших руках. Придется отдать Вам мое бренное тело на растерзание!
  Он посмотрел на нее, и вдруг что-то промелькнуло в его глазах. Он нахмурился.
  - Что на этот раз, сударь?
  - Да так, показалось.
  - Что? - ее голос дрогнул.
  - Мне показалось, сударыня, что я где-то уже видел Вас. Ваше лицо...
  - Не может быть! - ответила она. - Мы с Вами никогда не встречались. Иначе, - она улыбнулась, - Вас уже не было бы в живых. Вы забыли, что мои объятия для Вас смертельны?
  - О! - только и произнес он.
  Мужчина, еще крепче обхватил ее за плечи, и они пошли в замок. Когда они остановились перед дверью, он порылся в кожаном мешочке, который висел у него на поясе, и достал из него ключ. Он вставил его в отверстие, находившееся где-то в стене. Что-то щелкнуло, и дверь начала медленно открываться.
  
  Они переступили порог и оказались в кромешной тьме.
  - Погодите!
  Он отстранился от нее и исчез в темноте. Она слышала, как эхо разносит его шаги. Что-то затрещало там, впереди. На миг полыхнул свет, запахло гарью, и вскоре он появился перед ней с факелом в руках.
  - Прошу Вас, закрывайте дверь и проходите. Вот наше с Вами пристанище на ближайшие дни. Не дворец, но всё же! Здесь уютно и, самое главное, мы здесь в безопасности.
  Клоре задвинула железные засовы на двери.
  Мужчина уже зажег несколько факелов, закрепленных на стенах, и помещение озарилось ярким светом.
  - Не бойтесь, сударыня, - произнес он. - Если на нас нападут, что вряд ли, здесь мы сможем отразить любой натиск! Стены замка непреступны, здесь нет окон и полно оружия!
  Он подошел к шкафу, который стоял у двери, и распахнул его. Клоре заглянула во внутрь и увидела целый военный арсенал.
  - Ого! - только и смогла она произнести.
  Мужчина закрыл дверцы шкафа.
  - Располагайтесь, сударыня. Сейчас Вы здесь хозяйка!
  Он снова улыбнулся.
  - Я скоро!
  Он прошел через комнату и скрылся из виду. Клоре подошла к огромному деревянному столу, который стоял на невысоком помосте прямо посреди комнаты, и увидела, что солдат прошел в соседнее помещение, примыкавшее узким коридором к главной зале замка. Там была кухня: на стенах крепились полки с посудой, под потолком на крюках висели пучки засохшей травы.
  Солдат взял со скамьи большой железный чан, сорвал с потолка несколько вязанок травы и вернулся в залу.
  - Давайте я помогу Вам! - Клоре поспешила забрать у него чан. - Сейчас Вам необходим покой, сударь! Я все сделаю сама!
  - У меня еще будет время побездельничать! - ответил он.
  Но, увидев, что она не собирается уступать ему, он отдал ей чан и траву, а сам сел у камина и стал разводить огонь.
  - А где мы возьмем воду? - спросила Клоре.
  Он указал рукой в самый дальний темный угол залы.
  - Там есть водосборник. Посмотрите, может еще не вся вода испарилась от жары.
  Клоре направилась туда. И правда, в самом углу в полу было вырублено углубление, в котором стояла вода. Она стекала сюда во время дождей по каменному желобу, который уходил вверх в темноту. Клоре зачерпнула воды и принесла чан к камину, в котором уже потрескивали дрова.
  Он помог ей повесить чан на крюк, вбитый рядом с дымоходом, и на миг замер, облокотившись о стену.
  - Сударь?! - она не решалась подойти к нему.
  Он обратил на нее свой взор. Он был так бледен, что Клоре испугалась, вдруг он снова потеряет сознание.
  Он протянул руку, обхватил ее за плечи, и они медленно доковыляли до стола.
  - Помогите мне раздеться, - выдохнул он.
  Клоре отстегнула висевший на поясе меч, а потом принялась стаскивать с него порванный во многих местах, пропитанный кровью камзол.
  Он так стиснул зубы, что было слышно, как они заскрипели. Под камзолом была надета камиза. Когда-то она была белой, но сейчас все окрасилась в красный цвет. На боку, там, куда он был ранен, она присохла к коже. Клоре расстегнула маленькие деревянные пуговицы и стянула ее с плеч мужчины.
  - Погодите, сударь! Мне нужны подручные средства!
  Она оставила его, а сама побежала на кухню она сразу нашла большой деревянный ящик. Клоре еще с детства знала, где обычно в замках хранятся лекарства. Она подхватила ящик и понесла его в залу.
  Солдат лежал на столе, прижимая руки к ране. Камиза валялась на полу. Он просто отодрал ее от кожи.
  В котле уже закипала вода. Клоре бросила в кипяток травы, и вскоре вода вспенилась и забурлила. Она помогла мужчине удобнее лечь на столе и осмотрела рану. Обломок стрелы на дюйм торчал из тела, плоть вокруг него покрылась запекшейся кровью.
  Клоре осторожно прикоснулась к краю раны, и мужчина невольно вздрогнул.
  - Вам когда-нибудь приходилось шить такие раны? - спросил он.
  - Нет! - она закивала головой. - Но Вы не тревожьтесь, сударь, я все сделаю правильно. В данную минуту мне дорога Ваша жизнь.
  - Да? - он удивился. - С чего бы это?
  - От нее, к сожалению, зависит и моя! - ответила она.
  Он понимающе кивнул.
  - Ну, тогда приступайте, сударыня. Спасайте свою жизнь!
  Она улыбнулась и посмотрела в его серые глаза.
  "О, я буду бороться за Вашу жизнь, сударь! - подумала она. - До тех пор, пока не расквитаюсь с Вами!"
  Но вслух произнесла:
   - Вам нужно что-нибудь выпить.
  - Нет, - остановил он ее. - Я потерплю. Давайте уже приступайте! Время не ждет!
  - Как пожелаете, сударь! - ответила она. - Только еще одно...
  Девушка посмотрела на его распростертое на столе тело.
  - Раз уж нам придется пробыть здесь несколько дней, да и Ваша жизнь сейчас в моих руках, позвольте уточнить один нюанс, сударь. Как мне обращаться к Вам, граф?
  Он захохотал, отчего по телу пробежала судорога. Боль исказила его лицо, и он прохрипел:
  - Что-то подсказывает мне, сударыня, что в данных обстоятельствах честь графа де ля Мот не будет слишком задета, если Вы будете обращаться к нему просто по имени. Тем более, что здесь никого нет, кроме нас. Тем более, что нам придется пробыть здесь несколько дней. И, тем более, что не только моя жизнь, но и бренная плоть полностью в Ваших нежных руках. Называйте меня по имени - Ангерран!
  Клоре кивнула.
  - Благодарю Вас, - ответила она.
  Клоре разложила на столе марлевые повязки, инструменты, иглы. Потом склонилась над котлом и, зачерпнув в железный судок немного воды, опустила туда небольшой нож с заточенным двойным лезвием и иглы, которыми ей предстояло зашивать рану.
  Она взяла пузырек с прозрачной жидкостью и, откупорив его, налила несколько капель настойки на марлю и протянула ее раненому.
  - Вдохните это! - велела она.
  Он кивнул и поднес лекарство к носу.
  - Погодите, сударыня. Пока я еще не умер, откройте мне Ваше имя. А то я и не буду знать, за кого мне молиться.
  Девушка замерла. Вся напряглась. И когда она повернула к нему свое красивое лицо, Ангеррану показалось, что ее глаза полны слез. И не только слез. Ему показалось, что ее взгляд наполнился ненавистью. Ненавистью и болью.
  - Клоре! - ответила она.
  - Я умоляю Вас, Клоре, только не зарежьте меня Бога ради! - произнес Ангерран.
  - Не бойтесь, граф! Еще слишком рано!
  Он не понял, что она хотела этим сказать. Но скоро ему стало не до раздумий. Его захлестнула волна адской боли, от которой, казалось, уже не будет спасения!...
  
  
  Клоре потянулась и открыла глаза. В комнату сквозь узкие, не шире двух дюймов, бойницы проникали тонкие полосы света. Было позднее утро. Жара прогнала вглубь леса птиц, которые обычно приветствуют своими трелями восходящее солнце, и лишь насекомые, не боясь палящего солнца, продолжали свою заунывную песнь.
  Клоре лежала на большой кровати, в изголовье которой был высечен в камне странный герб. На нем был изображен худощавый старик в колпаке с длинной- предлинной бородой и посохом в руке. У его ног извивался василиск. Девушка поднялась на ноги и увидела, что вся стена испещрена какими-то знаками. Она поднялась на носочки и провела рукой по одному из них. Она стерла слой пыли, покрывавший знаки, и ее глазам предстала древняя руна. Клоре огляделась по сторонам в поисках какой-нибудь тряпицы, которой можно было очистить стену от пыли.
   Она поднялась сюда уже под утро. У нее не было сил осмотреть помещение. Она так устала, что сразу же погасила лучину и, не снимая одежды, рухнула на кровать и уснула.
  Но теперь она окинула взглядом спальню.
  Комната была просторной, но с низким потолком. Ее убранство состояло из широкой кровати без балдахина и колонн, огромного деревянного сундука, который, видимо, служил и скамейкой, и небольшой столешницы, прикованной к стене. Она была накрыта какой-то ветхой материей. Клоре спрыгнула с постели, взяла ее в руки и снова взобралась на кровать. Она успела заметить, что на столе расставлены в два ряда огромные старинные книги. Но сейчас ее занимало совсем другое. Она принялась смахивать со стены пыль.
  В это время солнце повернуло так, что его лучи, проникая сквозь узкие щели, упали на стену. Клоре ахнула.
  Перед ней были начертаны скальдические стихи. Древние руны окружали не только старика с посохом, они были высечены на всей стене и даже несколько из них были изображены на потолке. Да, видимо, Тресессон был очень древним и хранил в своих каменных стенах немало тайн и загадок.
  Клоре слезла с кровати. В воздухе кружились вихрем пылинки, преломляя свет. Девушка прошла мимо столешницы и не удержалась, чтобы не дотронуться рукою до старинных книг. Ей показалось, что она прикоснулась к чему-то очень древнему и магическому. Клоре всем своим существом ощутила трепет и волнение. Она одернула руку и, улыбнувшись, выбежала из комнаты.
  Сначала ей нужно узнать, как чувствует себя раненый. А затем она решила выкупаться и сменить свое грязное, пропитавшееся пылью и потом платье.
  Она вышла в коридор и подошла к спальне, в которой спал Ангерран. Она постучала в дверь. Ответом ей была тишина. Клоре приоткрыла дверь и увидела, что комната пуста. Девушка спустилась в зал по широкой каменной лестнице. Входная дверь была открыта, заливая солнечным светом помещение. В камине, в чугунке, закипала вода. Клоре вышла на порог и увидела его.
  На лужайке перед замком мирно разгуливали их лошади. Ангерран расчесывал гриву своего коня щеткой, которую, по-видимому, нашел в конюшне. Он гладил рукой бока лошади и что-то напевал.
  Он был вторым в списке ее врагов. И первым, кого она должна простить.
  Покидая Шато-Гайар, она поклялась быть милосердной и никому не причинять зла. О, как же она поспешила дать такую клятву!
  Ведь сейчас перед ней стоял тот, по чьей милости ей пришлось пройти через унижения и боль. Это из-за него она познала стольких мужчин. Но как ни странно, перед ним она не чувствовала себя падшей. Это перед Фрэнсисом она готова была сгореть от стыда, но граф де ля Мот не задевал ее совести. Ведь это по его милости она скатилась на самое дно! И если бы не любовь Фрэнсиса, неизвестно, сумела ли бы она выкарабкаться из той пропасти?
  Клоре стояла на пороге и разглядывала своего врага. Он стоял спиной к ней, и поэтому ничего не мешало ей рассматривать его. Он был очень высок, она едва доставала до его груди. У него было красивое смуглое тело. С четкими пропорциями мышц, которые при каждом его движении играли под кожей. Граф был без рубашки, подставив свой торс теплому ветру и солнцу. Его пояс перехватывала широкая белая повязка, наложенная Клоре. Ей удалось вытащить обломок стрелы и так искусно зашить рану, что граф даже, присвистнул, когда увидел ровный, пересекающий его бок шов.
  Ангерран стоял, широко расставив свои крепкие ноги. Узкие штаны были подвернуты внизу, открывая взору его босые ступни. Клоре обратила внимание, с какой силой и грацией он движется. Он гладил щеткой круп лошади сильными, ловкими движениями и в то же время передвигался как большая дикая кошка: плавно и осторожно. Он действительно был похож на хищника. Большого. Дикого. И красивого.
  Его черные как смоль волосы рассыпались по спине. Они были густые и длинные, ниже плеч, и отливали на солнце фиолетовым цветом. Клоре догадалась, что он уже успел выкупаться и смыть с себя пот и кровь.
  Да, он был достойным противником! Настоящим воином!
  Всего несколько часов назад он лежал перед ней на столе и терял сознание от боли, когда она штопала его рану, а сейчас уже полон сил и жизни!
  - Как Вы находите меня, сударыня? - не оборачиваясь, спросил он.
  Клоре спохватилась, что он застал ее врасплох.
  Настоящий воин.
  Он почувствовал кожей, что она наблюдает за ним.
  Она на миг задумалась.
  - Ну, я вижу, - начала она, - что мне не удалось отправить Вас на тот свет, не смотря на все мои старания.
  - О, сударыня, - засмеялся Ангерран. - Поверьте мне, уложить меня в гроб не так-то просто!
  Он повернулся к ней. Его серые глаза улыбались.
   Клоре заметила, что его щеки чисто выбриты.
  - На кухне стоит лохань, - произнес он. - Я наносил туда холодной воды. Вам, наверняка, захочется смыть с себя дорожную пыль и сменить платье. Можете принять ванну, в камине греется вода.
  - Благодарю Вас, сударь, - Клоре кивнула ему.
  - И поторопитесь, Клоре! Я чертовски голоден и пока готовил обед, чуть не проглотил язык!
  Она от удивления приоткрыла рот, но ничего не смогла сказать. Ангерран увидел ее недоумение и взмахнул рукой.
  - Неужели Вы думаете, сударыня, что граф де ля Мот ждет, когда с неба упадет манна небесная? Я могу не только защитить себя, но и прокормить. Вы думаете, в походах с нами едет свита кухарок и прислуги?
  - Я видела, как вслед за войском на повозках едут женщины, - ответила она.
  - О, Вы слишком молоды, Клоре, чтобы Ваших ушей касалась жестокая правда о войне! Эти женщины сопровождают солдат совсем для других целей! Но Вам не стоит забивать этим свою прекрасную головку!
  Клоре ничего не стала ему отвечать. Она развернулась и пошла в замок.
  Достойный противник!
  
  
  - Как Вы находите этот один из многочисленных моих талантов?
  Ангерран отодвинул от себя тарелку и, развалившись в огромном деревянном кресле с высокой спинкой, похожей на трон, внимательно наблюдал за Клоре. Она за обе щеки уплетала жареную куропатку, которую он подстрелил в лесу.
  - Вы просто кулинар, граф! - ответила она и откусила своими маленькими зубками кусочек поджаренной ножки.
  Ее чистые, только что вымытые волосы, густыми каштановыми локонами спадали на плечи. Они были такие длинные, что свисали со стула, на котором она сидела. Мелкие завитки обрамляли ее милое белое личико. Несколько длинных прядей струились вдоль ее тонкой изящной шеи и покоились на груди, которая чуть выглядывала из-под корсета ее простого платья цвета спелой сливы. Ее тонкие запястья были обхвачены белоснежной рюшей, которая выглядывала из-под рукавов. Точно такая же оборка окаймляла лиф и подол платья.
  Она была совсем юная, эта девочка. Но, когда она смотрела на него, ему казалось, что ее взгляд - это взгляд взрослой женщины. Женщины, познавшей беды и невзгоды. Женщины, которая что-то теряла в своей жизни. Что-то такое, чего нельзя вернуть. В ее взгляде таилась такая боль, такая усталость, а еще ненависть!
  Интересно, что связывает эту юную особу и короля? Смотрела ли она на него также, с такой же ненавистью, как смотрит сейчас на Ангеррана?
  - Вы очень похожи на Бланку Бургундскую, - вдруг произнес Ангерран. - Сколько Вам лет, Клоре?
  Она подняла на него глаза, и Ангерран заметил, как легкий румянец залил ее щеки. Она вытерла губы тыльной стороной ладони и, отложив куриную ножку, ответила:
  - Двадцать.
  Вот и сейчас перед ним уже была не молоденькая девушка, а женщина, которая... которая...
  - У меня такое чувство, Клоре, что Вы ненавидите меня!
  Она засмеялась. Запрокинула голову и долго-долго хохотала. Потом, немного успокоившись, она коснулась рукой груди и посмотрела на него.
  - Вас, граф? За что мне ненавидеть Вас? Нам с Вами придется провести бок о бок всего четыре дня, а потом наши пути разойдутся! За что мне ненавидеть Вас? Вы спасли меня! Вырвали из рук разбойников! Защищали меня и пострадали сами! Нет, будьте покойны, сударь, и выбросьте всё из головы!
  Он улыбнулся. А потом вдруг встал, и решительным шагом направился к ней. Он протянул руку, приглашая ее встать.
  - Вам не стоит так объедаться, сударыня! Пойдемте, подышим воздухом, а заодно осмотрим наши владения! Нам еще предстоит много работы!
  - Что Вы имеете в виду, граф? - спросила она, касаясь его руки.
  - Я хочу Вас научить кое-чему!
  Она подняла бровь.
  - О, не бойтесь! Всё будет вполне пристойно! Я же не варвар, в конце концов! Я просто хочу научить Вас владеть мечом. Сейчас наступили тревожные времена, и Вам, поверьте, не помешает освоить несколько полезных приемов, чтобы в случае чего Вы смогли защитить свою жизнь... которая, как мне помнится, Вам очень дорога!
  - Вы даже не представляете, как дорога!
  Девушка засмеялась. Она поправила рукой локон, упавший ей на глаза, и они покинули залу.
  
  
  - Держите спину прямо, руку согните в локте, вот так!
  Ангерран обхватил ее пальцы своими руками и сделал выпад.
  Несмотря на полученную рану, в его теле было столько силы, что Клоре едва не свалилась в траву. Он подхватил ее одной рукой и поставил на ноги.
  - Поставьте ноги чуть шире. Сосредоточьтесь, Клоре! Держите меч крепко, так, словно он сросся с Вашей кожей! Направьте всю свою силу в руки. Вы же сильная, Клоре!
  Он снова обхватил ее руки, и она снова оказалась прижатой к его груди. Она слышала, как бьется его сердце. Он был настолько поглощен обучением, что не замечал, как неловко она себя чувствует в его объятиях. Он был воином, а остальное ему, видимо, не было доступно!
  - Вы решили отомстить мне, Ангерран? - спросила она. - Если я тогда не задушила Вас в своих объятиях, Вы решили придушить меня сейчас?
  Он спохватился и чуть отстранился от нее.
  - Держите меч.
  Он встал напротив нее. Клоре видела, как по его вискам стекают капли пота. Ангерран собрал свои длинные волосы в тугой хвост, перевязав его кожаной лентой. Клоре последовала его примеру, но во время тренировки ее волосы растрепались, и она показалась ему такой смешной.
  Он улыбнулся.
  - Что Вас так развеселило, граф?
  - О, не стоит обращать на меня внимания! Я просто перегрелся на солнце!
  Он охнул, когда она неожиданно сорвалась с места. Лезвие меча сверкнуло на солнце, а в следующий миг коснулось его груди.
  Он был так удивлен.
  - А Вы неплохая ученица, сударыня!
  Но Клоре пропустила его комплимент мимо ушей.
  - Вы не ответили на мой вопрос, граф! - произнесла она.
  Она коснулась кончиком меча верхней пуговицы на его рубашке и срезала ее.
  Он раскинул в стороны руки. Но Клоре продолжала срезать пуговицы. Одну за другой. Когда последняя упала в траву, она отодвинула лезвием левую полу рубашки и коснулась острием меча его груди там, где билось под кожей сердце.
  Он замер и не мог отвести от нее взгляда. Клоре надавила на рукоять и увидела, как лезвие рассекло кожу, и маленькая капля алой крови скатилась по его груди. Она смотрела на него, не мигая.
  Ее враг!
  Стоит ей сильнее надавить на меч, и она сможет пронзить его сердце. О, как бы ей хотелось сделать это. Но клятва! Она должна сдержать ее! Ведь там... там ее ждет Фрэнсис, и ради его спасения она должна сдержать свое слово.
  Фрэнсис!
  Она так тосковала по нему!!!
  
  Он увидел в ее глазах слезы!
  И горе. Или ему показалось?..
  Ангерран осторожно коснулся лезвия меча рукой и отвел его в сторону. Где она была сейчас в своих мыслях? Точно не здесь, с ним. Но, где бы она ни пребывала, он вдруг почувствовал себя причастным к ее горю!
  - Вы показались мне смешной, - начал он. - Ваши кудряшки...
  Но она не дала ему договорить.
  - А Вы совсем не испугались, граф!
  Она звонко рассмеялась.
  Он догадался, что она дразнит его.
  Он подскочил к ней и, вытащив из-за голенища сапога короткий клинок, приставил его к горлу Клоре.
  Он прижимал ее к себе.
  Он наклонился к ней и прошептал в самое ухо.
  - Я не из трусливых, сударыня!
  Но Клоре не испугалась его. Она не переставала смеяться даже, когда он отпустил ее и снова приказал поднять меч.
  - Кто Вас учил драться, граф? - спросила она сквозь смех.
  - Отец!
  Она слышала, что он тоже вот-вот готов рассмеяться.
  Его жесткие черты разгладились, а в глазах забегали озорные огоньки.
  - А сколько Вам лет, граф?
  Она сделала выпад, но он отразил его, словно молния.
  - Двадцать семь.
  - А Вы и графиню де ля Мот обучаете таким приемам?
  И он больше не смог сдержать смех.
  - Графиню?!! - рассмеялся он. - О, сударыня, поверьте, если бы у меня была графиня, я бы обучал ее совсем другим вещам!
   Он увидел, как Клоре залилась краской. Она отбросила меч в траву и, подобрав юбки, зашагала в замок решительным шагом.
  Его смех преследовал ее.
  - Клоре! Клоре! Простите меня, невоспитанного мужлана за то, что я заставил Вас смутиться! - прокричал он.
  Но она не слушала его. Она захлопнула дверь, развеселив его этим еще больше.
  
  
  Прошло уже семь дней, но гонец от короля так и не приехал. Клоре нервничала. Она обещала Роберу Берсюме вернуться через несколько дней, а сама задерживалась.
   А ведь там, в Шато-Гайар, ее ждал Фрэнсис!
  Робер сказал, если у нее ничего не получится, ей не стоит возвращаться. Вдруг он поверит в то, что ее усилия оказались тщетны?
  И тогда... тогда Фрэнсис перестанет ждать ее. А со временем... со временем он забудет о ней!..
  Фрэнсис!
  Она бросила стирку и, закатив рукав платья, вытерла со лба пот.
  Как же она истосковалась по нему!
  Фрэнсис!!!
  Она хотела заглянуть в его глаза. Глаза, полные любви.
  - Как я буду жить без нее? - спросил он тогда.
  - Фрэнсис, дождись меня! - прошептала Клоре. - Верь мне. Верь, пожалуйста! Верь и не забывай! Только не забывай! Я... я не смогу жить, если ты забудешь меня! Я не смогу жить без тебя!
  Она снова склонилась над корытом и принялась с отчаяньем намыливать рубашку Ангеррана.
  Они жили в замке бок о бок уже семь дней. Она убиралась по дому, стирала белье, готовила еду. Де ля Мот взял на себя обязанности добытчика пищи. Те припасы, которые они везли с собой, уже давно закончились. Рано утром, едва солнце поднималось над лесом, он уходил на охоту, оставляя Клоре одну. Он запирал дверь Тресессона на тайный замок, чтобы никто - ни звери, ни забредшие в эти края разбойники - не попали в замок. Хотя последних можно было и не опасаться.
  О Тресессоне ходила разная молва. И, слава Богу, что Клоре не слышала о тех чудесах, которые происходят в окрестностях замка. Иначе она вряд ли согласилась бы провести здесь хотя бы минуту.
  Ангерран возвращался с охоты всегда с добычей. Они вместе потрошили подстреленных им куропаток, которых в лесу было видимо не видимо. И пока Клоре варила какую-нибудь похлебку, он зажаривал птицу на вертеле.
  Каждая их трапеза напоминала семейный ужин. Они сидели в главной зале за большим столом, напротив друг друга и, не переставая, обменивались колкими шутками или же состязались в остроумии. Порой они изводили друг друга до ссоры, которая потом после примирения переходила в смех.
  Клоре чувствовала себя свободно в обществе графа и ничуть не стыдилась его. В его присутствии она забывала о том, кем была. И, как ни странно, она научилась владеть собой, и смирилась с тем, что порой мысли о мести покидают ее.
  И Ангерран заметил, что ее глаза все реже и реже горят ненавистью. Но он не стал говорить ей об этом.
  
  Громкие удары сотрясли дверь, отвлекая Клоре от мыслей. Она развесила рубашку Ангеррана на веревке, которая была натянута в кухне под потолком, взяла со скамьи клинок и направилась к двери.
  - Клоре! Это я!
  Она отодвинула засовы и распахнула дверь, выставив клинок перед собой.
  Господи, что это с ним?!!
  Его грудь вздымалась от волнения, глаза блестели, а лицо... оно просто светилось изнутри! Во время скачки ветер растрепал его волосы, и локоны выбились из заплетенной косички. Несколько непослушных прядей упали на его высокий лоб.
  - Клоре! Клоре! Это правда!
  Его голос срывался от восторга.
  - Что правда? - спросила она.
  - Он существует! - прошептал мужчина.
  - Кто?
  Она вдруг испугалась за его рассудок.
  - Поехали, я покажу Вам его!
  Его глаза сияли. Он протянул ей руку, но она стала упираться.
  - Да уберите Вы свой клинок! Вы, наверное, даже во сне мечтаете, как бы прикончить меня!
  Она обиделась и скривила свои губки. Он не стал ничего больше говорить, взял ее за руку и потащил за собой, предварительно заперев дверь. Она продолжала упираться и не хотела идти с ним.
  - Граф!
  Она попробовала остановить его.
  - Нам не следует никуда отлучаться. Вдруг в наше отсутствие приедет гонец от короля? Постойте, граф!
  Он вдруг резко остановился и, не выпуская ее руки, посмотрел на нее.
  - Ангерран! - только и сказал он.
  Клоре поняла, что спорить с ним бесполезно.
  - Постойте, Ангерран!
  Она подняла юбку и вложила клинок в кожаный чехол, который был пристегнут ремешками к ее ноге. Мужчина улыбнулся, отметив, что она не стесняется его. Она расправила складки юбки и, не поднимая головы, произнесла:
  - И нечего скалиться! Наверняка, Вы на своем веку повидали множество женских ножек!
  - Ох, простите, сударыня! Но Вы как всегда правы, женских ножек я повидал у-у!!! - он закатил глаза. - Но должен Вам по секрету признаться, ни одна из них не была так стройна, как Ваша!
  - Вы наглец, граф! - зло бросила Клоре.
  Она едва поспевала за ним. Его рана почти затянулась, и он окреп за эти дни. Ему не нужно было разъезжать по королевству, исполняя государственные поручения. Не нужно было сражаться. Он просто отдыхал и наслаждался неожиданным бездельем.
  Ангерран подвел Клоре к лошади и, обхватив ее за тонкую талию, посадил в седло. Он взял коня за удила, и девушка удивилась.
  - Мы поедем на одной лошади?
  -Да! Двум лошадям там не проехать! Нам итак придется проделать немалый путь пешком!
  Он вскочил в седло и, ударив коня по крупу, крикнул:
  - Ату!
   Конь рванул с места и уже через миг ворвался в лес.
  Они скакали по узкой тропе. Вскоре Клоре заметила, что деревья стали расти гуще. Их мощные стволы теснились друг к другу, обступив их с обеих сторон плотным кольцом.
  Ангерран натянул поводья, и конь перешел на шаг. Ветви деревьев нависали всё ниже и ниже. Ангерран то и дело склонял голову, чтобы не зацепиться за них. Он прикасался щекой к волосам Клоре. Однажды ему пришлось наклониться так низко, что его черные волосы упали ей на лицо. Повинуясь инстинкту, она убрала их с лица, и он перехватил ее руку. Но тут же отпустил ее и заправил свои непослушные длинные пряди за ухо.
  Клоре заметила, что тропа, по которой они двигались, оборвалась.
  Она повернула к нему голову и нечаянно коснулась щекой его подбородка. Она не знала, что его лицо так близко от нее!
  - И куда мы приехали? - почти шепотом спросила она.
  Он спрыгнул на землю и подхватил ее.
  - Дальше придется идти пешком.
  Он привязал лошадь к дереву, поправил торчавшее из голенища сапог оружие и, кивнув Клоре, пошел впереди туда, где деревья почти смыкали строй. Она последовала за ним.
  Они шли уже около получаса. Клоре начала уставать, но не могла признаться ему в этом. Она следовала за ним шаг в шаг, боясь заблудиться. Деревья так близко подступали друг к другу, что солнечный свет почти не проникал сквозь густые кроны. У подножия огромных дубов, чьи корни были покрыты сизыми мхами, теснились ели и сосны. Здесь, у корней, даже в ясные солнечные дни царил вечный сумрак. Вскоре тропа пошла вниз, и через несколько шагов Клоре и Ангерран погрузились в молочную пелену тумана, который выплыл призраком из-за деревьев и облепил их ноги. Клоре стало так страшно! Она, которая выросла среди сосновых лесов Бери, никогда не видела тумана в яркие летние дни.
  - Ангерран!
  Мужчина обернулся и увидел ее полные страха глаза.
  - Не бойтесь, Клоре! Осталось совсем немного!
  Он протянул ей руку, и она крепко обхватила пальцами его ладонь.
  - Туман, - прошептала она. - Как странно.
  Ангерран отогнул ветку, которая преграждала им путь.
  - Они приветствуют нас, - ответил он.
  - Они?
  - Древние призраки, - в его голосе не было и тени тревоги.
  Он почувствовал, что она сильнее сжала его руку и почти придвинулась к нему.
  - Да уж, успокоили, - пробормотала она.
  Он улыбнулся, когда ее дыхание коснулось его шеи.
  Туман делался всё гуще и гуще. Клоре совсем не различала своих ног. Она только чувствовала, как они утопают в опавшей листве и хвое. Иногда до ее слуха доходил приглушенный туманом треск желудей. И это был единственный звук, нарушавший тишину. Здесь не было слышно ни птиц, ни насекомых, ни животных.
  - Давайте вернемся, граф, - попросила она. - Мне страшно.
  - Вам нечего бояться, пока я рядом!
  Он снова улыбнулся, когда услышал ее вздох и почувствовал, как совсем на чуть-чуть ослабла ее хватка.
  Неужели она начала доверять ему?
  Вдруг на них налетел порыв ветра. Он закружил космы тумана и облепил ими тела путников. Клоре перестала видеть Ангеррана. Она ощущала лишь пожатие его сильной руки.
  Руки человека, который был ее врагом!
  - Мы пришли, - донеслось до нее сквозь пелену. - Теперь будьте осторожны, сударыня.
  Они стали протискиваться между стволов деревьев, которые росли плотной стеной. Клоре показалось, что Ангерран тянет ее куда-то вверх. Под ногами зашуршал гравий, стали появляться большие камни. Они забирались всё выше и выше, и вместе с ними поднимался ввысь и туман.
  Ангерран резко остановился, и от неожиданности она натолкнулась на него. Его мокрые от влаги волосы прилипли к ее щекам. Она прикоснулась к ним свободной рукой и убрала с лица.
  - Мы пришли? - шепотом спросила она, не различая своего спутника в тумане.
  - Да! - ответил он.
  Он наклонился к ней, обхватил за талию и, приподняв, перенес через какую-то невидимую преграду.
  И перед Клоре предстала картина, которая так потрясла ее, что девушка не могла двинуться с места. Она так и замерла в объятиях мужчины. А он, не чувствуя сопротивления, не стал отпускать ее.
  - Broceliande! - прошептал он.
  Перед ними раскинулась зеленая, залитая солнцем поляна. Туман остался за спиной, а здесь царили солнечный свет и магия!
  На поляне были разбросаны огромные розового цвета валуны. Где-то они теснились друг к другу по нескольку штук, а где-то лежали в одиночестве, словно забытые кем-то. Клоре насчитала два десятка камней разной формы. На них были начертаны какие-то знаки. Она отстранилась от Ангеррана и подошла к одному из камней. На нем была изображена древняя руна. Такая же, какую она видела на стене в спальне Тресессона.
  Она обернулась и посмотрела на Ангеррана.
  - Такие же руны? - произнесла девушка.
  Он кивнул.
  - Руны из древней легенды. Легенды, которая ожила!
  Он обвел взглядом поляну.
  - Это Броселианд - лес друидов. Здесь они справляли свои страшные обряды. Пойдемте, Клоре!
  Он пошел вперед по тропинке, отмеченной маленькими белыми камушками. Она петляла между валунами и вскоре уперлась в стену густого подлеска, который сплошной стеной рос по краю поляны. Ангерран отодвинул ветки, пропуская Клоре вперед. Она протиснулась между ними и застыла на месте.
  - Так это правда?!! - выдохнула она.
  Совсем маленькой девочкой она слышала от матери старую легенду о волшебном лесе, в котором по преданию жил загадочный колдун Мерлин. Может быть волшебник и был легендой, но лес друидов точно существовал!
  Сейчас она видела его своими глазами.
  Она на миг повернулась и снова посмотрела на Ангеррана.
  Ее лицо просто светилось!
  Он и не мечтал, что когда-нибудь увидит ее глаза такими! Такими...
  Он кивнул.
  - Это тот самый дуб? - спросила она. Ее голос дрожал от восторга.
  Наконец-то, сейчас, здесь, она была рядом с ним! Не где-то там...в своих мыслях... далеко от него!
  - Да, это Эон! - ответил мужчина. - У его корней берет начало Барентон.
  - Волшебный ручей! - закончила Клоре.
  Ангерран кивнул и пошел за ней. Они остановились у могучего древнего дуба, который согласно легенде зацвел в первый раз несколько веков назад. Его ствол был так огромен, что его не могли обхватить два десятка человек.
  Клоре обошла дерево, касаясь пальчиками его толстой потрескавшейся коры. Мужчина потерял ее из виду.
  - Ангерран! - позвала она.
  Он последовал на ее зов.
  Клоре стояла у расщелины ствола и указывала на нее рукой. Она обратила на Ангеррана полные тревоги и восторга глаза, и он догадался, о чем она думает.
  Он взял ее за руку. Они переступили через распростертые на земле корни, облепленные толстым мхом, и оказались у расщелины. На миг они остановились, словно боялись переступить черту, которая отделяла их от легенды.
  Ангерран посмотрел на Клоре. Они сплели пальцы и шагнули в темноту. Им стало нечем дышать: духота облепила их тела, а запах влажной земли и древесины проник в каждую клеточку их тел. Они подняли головы и увидели там, высоко над собой, солнечный свет. Они замерли, не смея пошевелиться.
  Они стояли в полом стволе старого дуба друидов, о котором ходило столько слухов. Раньше они не верили в них. Но сейчас...
  Сейчас они соприкоснулись с древней легендой. С могуществом древнего клана колдунов - друидов.
  Они не знали, сколько провели времени в этом таинственном портале. В портале, который вел в неизвестность.
  По ту сторону легенды.
  - Давайте уйдем отсюда, Ангерран! - прошептала Клоре.
  Они выскользнули из расщелины. Солнце ослепило их своим светом. Как странно, дерево было таким могучим, но его крона не препятствовала проникновению солнечных лучей. Возможно, в этом тоже таилось волшебство.
  Клоре потянула Ангеррана за руку.
  - А Барентон? - спросил он.
  Она закивала головой.
  - Нам пора уходить. Мы итак переступили порог!
  Они покинули поляну, ни разу не оглянувшись назад. Они не стали задерживаться и там, где были разбросаны розовые валуны. Они спустились с насыпи и снова погрузились в туман. Они пробирались сквозь лес молча. Конь ждал их там же, где они оставили его. Ангерран помог Клоре взобраться в седло, запрыгнул сам, и они отправились в Тресессон.
  Всю обратную дорогу Клоре боялась смотреть по сторонам. Однажды ей показалось, что справа среди деревьев мелькнул чей-то силуэт. Она вся напряглась. Может ей показалось? Но, нет! Она снова увидела его среди ветвей, высоко над землей.
  - Разбойники! - выдохнула она.
  - Нет! - произнес Ангерран.
  Он придвинулся к ней еще ближе, и Клоре почувствовала спиной тепло его тела. Ей стало немного спокойнее.
  - Зверь, - сказала она.
  - Нет!
  Мужчина склонился над ее ухом.
  - Это призраки провожают нас!
  Она ахнула.
  - Ничего себе, сударь! Успокоили!
  Мужчина пришпорил лошадь, и они помчались вперед. Туда, где расступались деревья...
  
  
  - По-моему, всё срослось как нельзя лучше! - сказала Клоре, осматривая рану.
  В одной руке она держала масляную плошку, в которой горела лучина, а другой прикасалась ко шву, который тоненьким рубцом пересекал бок Ангеррана. Она ощупала его живот, обратив внимание, как напряглись его мышцы.
  Она улыбнулась.
  -Всё в порядке, граф! - произнесла Клоре и начала бинтовать его рану.
  Ангерран вздохнул.
  - А я-то уж подумал, что Вы начнете осматривать меня всего и испугался!
  Он надел легкую черную рубашку, но не стал застегивать ее.
  - Вы так боитесь меня, сударь? - засмеялась Клоре.
  Она посмотрела на него, и он почему-то вдруг нахмурился.
  - Что с Вами?
  Он смотрел на нее и не мог отвести взора от ее лица. Но лишь на миг. Ангерран поднял руку и собрал свои смоляные волосы в хвост.
  - Мне снова показалось, что я где-то уже видел Вас, Клоре.
  Она махнула рукой.
  - Бросьте, граф! Для Вас это уже становится навязчивой идеей!
  Клоре отвернулась. Она подошла к столу и, усевшись в деревянном кресле, взяла в руки книгу. Еще днем, после возвращения из Броселианды, она принесла ее из спальни вниз. И теперь, осторожно проведя пальцами по рисунку, который был вырезан на толстой обложке, открыла ее и погрузилась в чтение.
  Ангерран достал свой меч и, присев на низкий табурет у камина, принялся чистить его. Прошло несколько минут. От тишины можно было сойти с ума! Он видел, как с каждым днем между ними вырастает какая-то преграда. Клоре перестала ненавидеть его. Но, казалось, вместе с ненавистью исчезла и та легкость, которая возникла в отношениях между ними с самого начала. Он чувствовал, что между ними вырастает стена. Неужели теперь, когда они прожили рядом столько времени вдвоем, они станут чужими друг другу?!!
  Он уронил меч, поранив палец.
  - О, черт! - прорычал он.
  Он поднял с пола свое оружие и, положив себе на колени, снова принялся натирать его до блеска.
  - Вы умеете читать, Клоре? - вдруг спросил он. - Где Вас обучали этому? В монастыре?
  Она посмотрела на него. Он сидел у камина, склонив голову. Она видела его красивый профиль, на котором играл свет от очага. Золотые блики перебирали его длинные черные волосы. Глаза графа скрывали упавшие на лицо непослушные пряди.
  - Я научилась читать дома, - ответила Клоре.
  Она не хотела вспоминать!
  Он услышал, как задрожал ее голос. Ангерран посмотрел на нее, но Клоре уже отвернулась и снова уставилась в книгу.
  - А кто учил Вас врачевать? - не унимался он.
  Она натянулась, как струна.
  Она не хотела вспоминать!!!
  Он понял это, увидев, как дрогнули ее ресницы. Она опустила руки со стола и спрятала их в складках юбки. Она не хотела, чтобы он увидел, как дрожат ее пальцы.
  - У нас в замке жил Дюгуай, - прошептала она.
  - Кто он?
  Разве мог он знать, что коснулся огнем ее еще не зажившей раны.
  Она склонилась над книгой еще ниже, но он заметил, как слезы полились по ее щекам.
  "Он мой муж!" - подумала она, а вслух произнесла:
  - Цыган... лекарь...
  Она встала из-за стола и, оставив книгу открытой, сняла со стены факел и отправилась в свою спальню.
  
  Сон долго не шел к ней. В эту ночь к ней вернулись призраки прошлого. Видимо, поездка в Броселианд так напугала, расстроила ее. И Ангерран! Его подозрения! Его вопросы!
  Она не понимала, что с ней происходит. Она хотела как можно скорее покинуть это место! Вернуться в Шато-Гайар! К Фрэнсису! Ей нельзя больше оставаться здесь! Иначе...
  Когда же, наконец, приедет Готье?
  Клоре повернулась на бок.
  Снова этот стук!
  Она отбросила простынь и вскочила с кровати. Она взяла лучину, стоящую в изголовье кровати, и вышла в коридор.
  Стук доносился из комнаты Ангеррана. Она подошла к двери и на миг застыла на пороге. Она никогда не заходила в комнату к чужому мужчине. Даже дома, в Броснене, она всегда стучалась, прежде чем войти в покои Дилорма. Но сейчас...
  Ее просто раздражал этот стук! Неужели он не слышит его?!
  Клоре открыла дверь. Она сразу увидела узкую ставню, которая висела на петлях и закрывала бойницу. Одна из петель расшаталась, покосив ее, и от ветра, который поднялся ночью, ставня то и дело стучала о стену.
  - Какого черта? - выругалась Клоре.
  Но Ангерран не заметил ее присутствия. Он крепко спал. Она скользнула по нему глазами и больше не смогла оторвать от него своего взора.
  Она просто замерла, не смея пошевелиться. Она смотрела на своего врага!
  А может... может... он больше не был ее врагом?!!
  Ангерран лежал на животе, раскинув в стороны руки. Его ноги до самых икр обтягивали тугие кожаные штаны, в которых он проходил весь вечер. Черная рубашка валялась на полу у подножия кровати. Его талия была опоясана бинтами. Волосы разметались по спине, полностью скрывая его могучие красивые плечи. Она не могла разглядеть его лица: свет от лучины не досягал его. Но она почувствовала, как сильно забилось ее сердце.
  Ее враг!
  Граф де ля Мот!
  Был ли он сейчас ее врагом?!!
  И она испугалась. Испугалась так, как никогда в своей жизни. Ей стало так страшно, как не было страшно в древнем лесу друидов.
  Господи, что происходит?
  Она бросилась вон из комнаты.
  Ангерран открыл глаза. Его сердце рвалось из груди.
  Клоре!
  - Где же я видел тебя? - прошептал он.
  
  
  Прошла еще одна неделя.
  Клоре сходила с ума. Где же Готье? Почему он до сих пор не приехал? Ведь ей нельзя больше оставаться здесь! Ей нужно как можно быстрее уезжать отсюда! Она так хотела вернуться к Фрэнсису!
  
  Она вздрогнула и снова уставилась в книгу. За эти дни она изучила ее от корки до корки. И хотя многое ей было не понятно - она не разбирала древний язык, на котором были написаны многие страницы - она любила рассматривать иллюстрации и читать пояснения к ним. Возможно, это мистически действовал на нее Тресессон. А может быть, эта запретная книга околдовала ее. Клоре не понимала, как она попала сюда. Король говорил, что замок принадлежит его няньке Агнессе Пирамо, но откуда у нее эта книга? От кого она досталась этой старой женщине? По-видимому, это был подлинный экземпляр древнего Бестиария. Он должен был находиться в какой-нибудь тайной библиотеке или в скриптории какого-нибудь монастыря. Но здесь? Разве могли служить эти стены хранилищем для такой реликвии?
  Клоре опустила глаза и снова посмотрела на картинку. На ней было изображено множество реальных и фантастических животных, растений и камней. По представлению автора они являлись диковинными существами, полными чудодейственных сил. Клоре перевернула эту страницу и посмотрела на следующую миниатюру. На ней был изображен анталоп - неуловимое и свирепое животное с острыми рогами, которыми он мог спиливать деревья. Жажда привела анталопа на берега Евфрата. Он пил из реки, но его рога запутались в ветвях, и удачливый охотник убил животное.
  Под этой миниатюрой была нарисована другая, не менее живописная. Дракон, удушающий слона. Дракон - самый большой не только из змей, но и из всех живых существ. Его сила не в яде, а в огромном хвосте, которым он убивает и душит жертву. Рядом с ним резвится каллитрикс - обезьяна с бородой и широким хвостом. Ее передние лапы вскинуты кверху и не понятно, то ли она радуется победе дракона, то ли оплакивает поверженного слона.
  Клоре разгладила рукой страницу. Она закрыла книгу и подняла голову.
  Давно ли он здесь?
  Она не заметила, как он спустился в залу.
  Ангерран стоял у камина, широко расставив ноги. Руками он уперся о каменную стену. Он застыл как камень и смотрел на огонь.
  Клоре вздохнула и поднялась из-за стола. Последние дни они почти всё время молчали. Они больше не спорили и не перебрасывались колкостями. Не состязались в остроумии. Вот и сейчас, он стоял здесь, по-видимому, уже давно, но не обронил ни слова.
  Она обошла кресло, стоявшее у камина, и направилась к лестнице, ведущей на второй этаж. Она не успела подняться на две ступени, как...
  Он преградил ей путь!
  Он закрыл собой всё пространство, окружавшее ее. Он навис над ней, касаясь руками стены позади нее. Она была в кольце его рук. Она была в плену, из которого не возможно было вырваться.
  А может быть... может этот плен стал добровольным?!!
  Она прижалась спиной к стене и закрыла глаза.
  Что она наделала?!!
  Перед ней стоял ее враг. Но она... она больше не хотела бороться с ним!
  Что она наделала?!!
  - Клоре! - прохрипел он.
  Она распахнула глаза и посмотрела на него. Только миг. А потом слезы хлынули из ее глаз. Они лились по щекам, по шее, прятались на груди.
   Как же давно она не плакала так! Так горько!
  - Клоре, почему Вы плачете?
  Он шептал, но она слышала, как дрожит его голос.
  Он склонился над ней.
  Что она наделала?!!
  Он коснулся руками ее волос, потом лица, а потом... потом...
  Его губы оказались так близко! Его дыхание обожгло ее щеки, и она почувствовала его губы на своей коже. Он целовал ее щеки, лоб, глаза. Его руки зарылись в ее волосы. Он не отпускал ее. И его губы... они касались ее легкими прикосновениями. Глаза. Дрожащие ресницы. Залитые слезами щеки. Он целовал ее так, словно боялся обидеть и причинить боль. А она... она поднялась на носочки и прижалась к нему. Она обхватила его крепкий стан, скользнула по плечам и прижалась к нему так тесно, словно боялась, что вдруг их разлучат сейчас.
  Он оторвался от ее лица, обхватил его руками и заглянул ей в глаза.
  Ее враг!
  В ее взгляде навсегда исчезла ненависть! Злость! Но боль!..
  Он видел, что боль не покидает ее. Она становится просто невыносимой.
  Ее горе!
  "Господи!" - он вздрогнул. Но лишь на мгновение.
  Опять эта мысль! Она преследовала его! Она стала просто наваждением!
  "Где же я видел тебя, Клоре?" - подумал он.
  Но память отказывалась помогать ему.
  И тогда он наклонил к ней свое красивое лицо. Его волосы разметались, скрыв их от света факела. Она потянулась к нему и ощутила губами его теплые уста.
  Он больше не был ее врагом!
  Он целовал ее до исступления. Его руки изучали каждую клеточку ее покорного тела. Она готова была раствориться в нем.
  Он прикоснулся губами к ее щеке и, склонившись над ней, едва не задушив ее в своих объятиях, прошептал:
  - Я не хочу больше уезжать отсюда!
  И ее сердце взорвалось от боли! Она словно окаменела.
  Ему показалось, что ее сердце остановилось.
  Она перестала дышать.
  Он отстранился от нее и заглянул ей в глаза.
  Чужие???!!!
  Она оттолкнула его, вырвалась из его объятий и побежала наверх.
  - Клоре! - он бросился за ней. Но она уже успела забежать в спальню и заперла дверь на засов. Он барабанил по двери, вгрызался в нее ногтями.
  - Клоре!!!
  Но она не открыла ему.
  Она сползла на пол и прислонилась спиной к каменной стене. Мрак и темнота обступили ее со всех сторон.
  - Клоре! - кричал Ангерран.
  Она обхватила голову руками.
  - Что я наделала?!!
  Она слышала, что Ангерран сел у порога ее комнаты. Он прислонился к двери и произнес:
  - Я не уйду, Клоре, пока Вы не объясните мне, что произошло?
  Она набрала воздуха в легкие.
  - Вам придется сидеть здесь до скончания веков!
  - Я согласен! - ответил он. - Я буду ждать до скончания веков, - на миг он замолчал. - Ждать вместе с Вами!
  
  Так и застал их рассвет. Они не сомкнули глаз. Они сидели на каменных плитах пола, рядом друг с другом, и лишь толстая стена древнего замка разделяла их.
  Никто не ведает, сколько бы они просидели так. День. Неделю. Месяц. Но с рассветом, едва солнечные лучи коснулись деревьев, у замка протрубил рог.
  Наконец-то!
  Клоре распахнула дверь и бросилась следом за Ангерраном. Он сбежал по ступенькам и стал убирать засовы. Он отбросил их в сторону, но, взявшись за последний, вдруг замер на месте. Он повернулся и посмотрел на нее.
  Неужели ей суждено причинять всем только боль?
  Клоре стиснула в кулачки свои пальца и, не сводя с него взгляда, произнесла:
  - Отоприте дверь, граф!
  Он отвернулся от нее и отодвинул засов.
  У замка стоял отряд всадников, человек двадцать. Их предводитель сидел в седле и рассматривал подступавший к каменным стенам древний лес. Он был с ног до головы закован в доспехи. Когда дверь распахнулась, он запустил руку под кирасу и достал из внутреннего потайного кармана перевязанный алой лентой свиток.
  - Граф де ля Мот? - поинтересовался он у мужчины, который вышел на порог.
  - Да! - ответил Ангерран.
  - Эта бумага от Его величества особе, которая находится под Вашей охраной! -
  Он передал свиток Ангеррану.
  Затем достал из седельной сумки сложенный вчетверо лист бумаги, запечатанный сургучом, и протянул его графу.
  - А здесь указания лично для Вас, граф! Здесь написано, куда Вам следует сопроводить вышеуказанную даму, - всадник кивнул.
  Де ля Мот взял письмо, но королевский гонец не выпускал его из рук.
  Ангерран посмотрел на него и потянулся к клинку, который висел у него на поясе.
  - Что, черт возьми, происходит? - прорычал он.
  Всадник спешился и, не выпуская письма из рук, подошел к графу.
  - Мне не нравится Ваш вид, сударь, - произнес он, стаскивая с головы шлем. - Вы какой-то уставший!
  - Шале! Дружище!
  Мужчины крепко обнялись. Клоре застыла на пороге, созерцая эту милую картину. Встреча старых друзей! Так волнительно!
  Она усмехнулась. Поистине, эти двое будут преследовать ее до конца дней?!
  Но тут Шале заметил ее. Он отстранился от Ангеррана, похлопав его по плечу. Он приблизился к Клоре и поклонился.
  - Я приветствую Вас, сударыня! Вот уж никогда не думал, что мой друг обойдет меня в этом деле!
  - О чем Вы, сударь?
  Клоре чуть склонила голову, приветствуя его.
  Узнает ли он ее?
  Но Шале заулыбался и, кивнув в сторону Ангеррана, ответил:
  - Мой друг, сударыня, слишком разборчив в дамах. Вернее, он просто не признает женщин и предпочитает все блага мира скоромному одиночеству. Но сейчас... - Шале не договорил.
  Он посмотрел на своего друга.
  - Дружище, ты прятал такое сокровище в этой глухомани?
  Он засмеялся.
  Ангерран кивнул ему.
  Шале подошел к Клоре и взял ее за руку.
  - Сударыня, я преклоняюсь перед Вашей красотой и очарованием!
  Он опустился на колено и поцеловал ее пальцы.
  Она смотрела на его склоненную голову, на белокурые волосы.
  "Господи! Только бы он не узнал меня!" - молила она.
  Но Шале также быстро поднялся и, произнес, отступая назад:
  - Молю Вас об одном, сударыня! Только не губите моего друга! А то он в первый раз может и не устоять!
  - Шале! - крикнул Ангерран.
  Граф де Сегю рассмеялся. Клоре посмотрела на него и улыбнулась.
  - Обещаю, сударь! - ответила она.
  И опять ей показалось как тогда, когда они впервые встретились, что его лицо помечено дьявольской красотой. От графа де Сегю веяло страхом, а еще... какой-то тайной, которую он носил в себе и о которой не знал даже Ангерран.
  - Держи!
  Шале передал, наконец, письмо Ангеррану и подошел к своему коню.
  - Вы уже уезжаете? - удивленно спросил Ангерран.
  Де Сегю кивнул.
  - На побережье снова шалят англичане. Недавно сгорело три рыбацкие деревни. Мы едем... - он замолчал, взглянув на Клоре.
  Она догадалась, что отряд получил приказ, но Шале не желает обо всем распространяться при посторонних.
  Он вскочил в седло, натянул на голову шлем и обратился к Ангеррану.
  - Когда закончишь с этой миссией, присоединяйся к нам!
  Он наклонился и протянул ему руку. Ангерран пожал ее и отступил в сторону.
  - Ну, до встречи, други! - крикнул Шале и, вонзив шпоры в бока лошади, помчался в лес. Отряд последовал за ним.
  - До встречи! - ответил Ангерран, но Шале не слышал его.
  Де ля Мот повернулся к Клоре. Она не могла смотреть на него. Он понял это и не стал причинять ей еще больше боли. Он протянул ей свиток, а сам стал распечатывать письмо.
  - Что в нем? - не удержалась от вопроса Клоре. Ей было любопытно, какие указания дал графу король. И кто поедет с ней в Шато-Гайар и будет сопровождать ее обратно.
  - Здесь даны указания, сударыня, что я должен сопроводить Вас в... - он запнулся. Он еще раз перечитал послание. Она заметила, как побелели его скулы.
  - Я должен, - начал он медленно, - проводить Вас в Шато-Гайар, и Вы останетесь там, пока за Вами не приедет господин д,Лон.
  Он поднял на нее глаза.
  - В Шато-Гайар? - переспросил он.
  И вдруг в его взгляде промелькнуло что-то. Догадка. Он сделал шаг вперед, и Клоре невольно отступила назад. Она видела, как появляется в его глазах узнавание. Она вжалась в стену, прижимая к себе свиток, в котором заключалась свобода Фрэнсиса.
  Он подошел к ней почти вплотную.
  - Ты? - выдохнул он.
  Он стиснул зубы. Его глаза потемнели.
  Что он сделает с ней?
  На его лице одно чувство сменялось другим. Он всё вспомнил!
  Дорога на Фалез. Нищие. Среди них...она!!!
  Он разозлился. Она видела это. А еще она видела, как он страдал.
  Теперь он знал, кто она на самом деле!
  А он... он прикасался к ней... когда она... она была...
  Но разве не он повинен в том, кем она стала?!!
  Он отступил от нее.
  - Так вот почему ты ненавидела меня! - прошептал он.
  Его голос дрожал от муки.
  А она...
  Ангерран!!!
  Он посмотрел на нее.
  - Прости меня, - только и сказал он.
  - Простить?
  Она думала, он будет молить ее о прощении. Но нет! Она вгляделась в его лицо. Он не собирался умолять ее. Он, граф де ля Мот, итак оказал ей слишком много чести!
  - Ты! - закричала Клоре. - Это ты бросил им меня на растерзание!
  Она ударила его по лицу. Он перехватил ее руку и прорычал ей в лицо:
  - Не смей касаться меня!
  Он больше не мог находиться рядом с ней! Видеть ее!
  Еще никогда он не чувствовал столько боли...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"