Шаровая Молния: другие произведения.

Нет жизни без тебя. Часть 2.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.21*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! Продолжение истории любви между адепткой магической Академии Асториум и преподавателем - одним из сильнейших магистров Ордена. В общем, долгожданная прода наконец-то родилась и появилась на свет. Частота и объем выкладки зависит от читателей, чем больше комментов, тем МУЗ работает активнее. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - концовка будет рассылаться на почту самым активным и заинтересованным читателям. Общий файл обновила 20.01.2017


Нет жизни без тебя.

Часть 2.

Глава 15.

   Жизнь словно разделилась на две половинки: первая - та, что была до него, и вторая... вторая - тоже не с ним, но все равно уже другая. Ариана больше не пряталась от одногруппников, да и не вышло бы теперь прятаться, когда она вдруг удивительным образом оказалась в эпицентре внимания большинства адептов и адепток Асториума. И виной тому стала не столько сама девушка, хотя ее внешность и недоступность все больше привлекала мужскую часть учащихся в Академии, но в большей степени популярности ей добавил ни кто иной, как ненаследный харугв Ирштван из рода Сумеречных Хайдов, а точнее, его частое присутствие рядом с Арианой.
   Да и не только их видели вместе в перерывах между занятиями, но и на объединенных занятиях групп этот красавчик умудрялся оказаться по соседству с девушкой, что поначалу воспринималось окружающими адептами не то с ревностью, по большей части, со стороны женской половины, не то с завистью, а в последние дни даже стали поговаривать, что сэс-магиня Шеврил - Избранная харугва. Ирштван только посмеивался, когда Ариана выговаривала ему за чрезмерное соблюдение достигнутого между ними соглашения. Особенно желание рассмеяться у парня вызывала достаточно бурная реакция на его поведение со стороны преподавательского состава, а точнее, конкретно одного из преподавателей - магистра сэн Магривуса - стоило тому обнаружить на своих занятиях тесное соседство адептки Шеврил и новоявленного адепта Хайда, или не менее оживленный разговор в столовой за столиком, где обычно заседала вся сложившаяся за последние две недели компания друзей.
   Эрвин вошел в столовую, когда большинство адептов уже завершали с приемом пищи, и первое, на что он обратил внимание, был громкий смех за столиком у самого высокого окна. Кто бы сомневался, в чьей компании будут так выделяться производимыми звуками молодые люди. Скрипнув от внезапного раздражения зубами, магистр отвернулся, едва до него дошло, что довольно долго сверлит взглядом спину своей подопечной, особенно ту ее часть - чуть ниже лопаток, - к которой столь нагло прикасается харугв.
   "Зараза! Пора провести с этим доморощенным ловеласом разъяснительную беседу", - одёрнув себя и заставив буквально насильно двинуться в противоположную от веселящихся адептов сторону, чтобы взять поднос и выбрать блюда, Эрвин мысленно послал ко всем темным яркую вспышку ревности. Одно радовало, что девушка не видела его перекошенного лица, да и вряд ли вообще кто-либо еще мог бы догадаться, отчего магистр последнее время ходит мрачнее тучи, гоняет студентов в гриву и хвост, заставляет по несколько раз пересдавать контрольные и тесты.
   А в последние два дня даже настоял на введении нового предмета - усиленной физической подготовки. Не сказать, что в академии не было уже подобного предмета, но на занятиях магистра сэн Магривуса адепты совмещали с физическими упражнениями практическое применение боевой и защитной магии. Особенно "измывался" озверевший преподаватель над группой боевиков ледяной стихии, в которую все же перевели харугва, но тому, как начал подозревать магистр, подобные утяжеления занятий были только в удовольствие. Придраться было почти не к чему, вот только сам факт нахождения этого аграва рядом с Арианой вызывал глухую волну ярости и агрессии. И с этим пора было что-то делать.

***

   - Предлагаю в эти выходные совершить вылазку в город, - бодро предложила Фелисити, бросая кокетливые взгляды на двух парней, что сидели напротив нее.
   Стим и Фрай, одногруппники девушек, дружно заулыбались, но тут же скисли под скептически равнодушным взором Ирштвана, который наконец-то отлепился от талии Арианы.
   Девушка хотела было ответить, что у нее другие планы - давно собиралась свободное от занятий время посвятить изучению темы по магии некроса в библиотеке академии, как вдруг Ирштван пожал плечами, причем явно копируя собственный жест Арианы, и ответил за всех, кто сидел за столом:
   - Отличная идея. Прихватим Сола?
   Девушка едва не подавилась кофейным напитком, который успела отхлебнуть, и резко отставила чашку в сторону.
   - Нет, Сола брать не будем. - Возражение вышло несколько поспешным и излишне эмоциональным.
   Харугв поднял в немом вопросе белоснежные брови и усмехнулся.
   Ребята переглянулись, затем шепотом уточнил один у другого - а кто такой Сол? - и, осознав, что имя "Сол" им ни о ком не напоминает, пожали друг другу плечами. Фрай тут же переключился на Алишу, девушку с черными, как смоль волосами, вьющимися в мелкие кольца, восседавшую по правую руку от Фелисити.
   - Алиша, а ты с нами?
   - Конечно, а можно я еще Питунию захвачу? - озаботилась Кудряшка о досуге своей соседки по комнате.
   - Э-э-э... зачем? - недоумевая, блондинистый, юркий и худощавый на вид Фрай дернул себя за ухо, немного оттопыренное и заостренное кверху.
   Уши были не единственным признаком его смешанной крови с элиннарами, иногда у парня проскальзывали в разговоре завораживающие нотки, от которых многие девушки магессы впадали в любовный ступор. Вернее сначала влюблялись, а потом не могли выйти из этого состояния, застревая в нем и надолго.
   - Так, вот вам и решение проблемы для ровного счета, - быстро сориентировалась Ариана, и подскочила на месте, собираясь сбежать из столовой. - Я пас.
   И уже было развернулась, не обращая внимания на многозначительное хмыканье со стороны аграва, как взгляд зацепился за соседний столик, а точнее, за того, кто восседал за ним, обедая и явно подслушивая беседу за их столиком.
   Эрвин!
   Правда выражение на его лице было замкнутым, равнодушным, и вообще смотрел он в другую сторону, но Ариана отчего-то интуитивно почувствовала, что магистр не просто так уселся именно за соседний столик. Быстро отвернулась, и глянула на Ирштвана. Тот в свою очередь тоже поднялся и, перехватив девушку за руку, сделал какое-то движение кистью другой руки, от которого исчезли со стола два подноса, затем потянул Ари за собой.
   - Мы этот вопрос еще обсудим, - заявил он спокойно, и даже не глядя на сидевших за столом, просто подтолкнул девушку на выход, а потом вообще повел себя довольно странно и необычно. По крайне мере, раньше он ничего себе подобного не позволял.
   Подхватил Ариану на руки и гордо прошествовал через всю столовую, даже не повернув головы на выкрик от магистра сэн Магривуса:
   - Харугв... Адепт Хайд, зайдите в деканат! Немедленно!
   "Бегу и падаю", - тихо буркнул недовольно Ирштван и, правда, вдруг споткнулся и едва не выронил девушку из рук.
   "Шерракх!" - фыркнул аграв и все-таки поставил Ариану на ноги, стараясь не смотреть в ее разгневанные глаза, засверкавшие расплавленным серебром.
   Сэс-магиня одернула юбку, поправила воротник и улыбнулась коварной, почти ведьмовской улыбкой, и даже взгляд из сердитого превратился в хитрый прищур:
   - Пойдем вместе... Ирштван, по пути и обсудим наши с тобой планы на выходные, - приторно-ехидно проворковала девушка, и вцепилась в локоть аграва, игнорируя магистра, который внезапно оказался подле них, испепеляя обоих взглядом василиска.
   - У вас сейчас должен быть по расписанию факультатив, адептка Шеврил, - сказал спокойно, как отрезал, магистр, и хмуро уставился на локоть Ирштвана, за который цеплялась женская ручка. - Не советую опаздывать.
   Ариана вздохнула, демонстративно пожала плечами и ответила, посмотрев прямо в глаза Эрвину:
   - Не слишком ли много советов вы раздаете одной единственной сэс-магине, уважаемый магистр? Другим может не хватить...
   Мужчина сжал губы, сверкнув сердитым взглядом, и снова перевел взор на аграва.
   - Ладно. Успеем еще наговориться, Ари, - Ирштван постарался не заметить явного недовольства со стороны преподавателя, стоило ему обратиться к девушке столь фамильярно, и отстранился от слегка прикасавшейся к его локтю девушки.
   - Идите.
   Эрвин указал аграву на выход из столовой, и едва тот скрылся за дверью, как быстрым шагом догнал впереди идущую Ариану, уцепился за ее локоть и быстрым взмахом руки открыл портал и тут же втащил девушку за собой со словами: "После занятий жди в своей комнате. Есть разговор".
   Сэс-магиня даже не успела возмутиться такому произволу и наглости, как магистр снова исчез в зеве портала. Развернувшись, девушка поняла, что Эрвин доставил ее к двери аудитории, где проводился факультатив "Методика преображения и создания иллюзий".
   В аудитории уже были другие адепты, только не успели еще дойти из столовой Фелисита с парнями. Мысленно собравшись с силами, девушка прошла к передней парте, за которую отчего-то редко кто садился с большим желанием, и, разместившись, посмотрела на преподавательское место. Интересно, почему на носу экзаменационной сессии ввели новый предмет? И кто должен будет его вести?
   Ариана обернулась на звук открывшейся двери, улыбнулась, заметив ищущий взгляд подруги, и мотнула головой, приглашая на соседнее место. Рыжеволосая сэс-магиня ринулась было к указанному месту, как вдруг за ее талию уцепились чьи-то руки... мужские.
   - Куда ты так спешишь, Фели? - довольно громко произнес ее поклонник, такой же рыжий, как и она.
   - Стим, дай мне с подругой посекретничать, - девушка в ответ скривила забавную рожицу, и отлепила от себя его руки.
   - Можно подумать у вас времени не хватает в своей комнате секретничать... кстати, когда вы нас уже к себе пригласите, а? - слегка нахально улыбнувшись, парень все же выпустил девушку из рук и даже до места проводил, бросив вопросительный взор по очереди на подруг.
   - Вот еще... вас же потом не выгонишь. Да и защита вас не пропустит, - рассмеялась довольная Фелисита, и тут же округлила глаза. - Ой, проболталась.
   - Фели, какая еще защита?! - воскликнул парень громче, чем следовало, и привлек к их тройке внимание остальных одногруппников.
   Тут снова хлопнула дверь, и на пороге нарисовался ректор Риммус, обвел всех адептов строгим взором, и двинулся к преподавательскому месту.
   - Внимание. Сели все по своим местам. - Голос ректора явно был усилен магией, так как пронесся по рядам как лавина.
   Адепты притихли, расселись и приготовились внимать.
   - С сегодняшнего дня у вас введен новый предмет "Методика преображения и создания иллюзий". В зачетную и экзаменационную сессию он не включен, пока речь идет об эксперименте по обмену опытом со столичной магакадемией, то есть из самого Аквитона. Начнет читать лекции магистресса Изаверия Лэрвийская, должен заметить, что помимо магического звания...
   - Думаю, магистр, на этом мы и остановимся при представлении моей персоны, - раздался словно из ниоткуда мелодичный голос, и рядом с магистром вдруг материализовалась женская фигура. - Приветствую вас, адепты, на моем первой занятии в стенах Асториума.
   Молодежь замерла на месте, кто с приоткрытым ртом, а кто и восхищением в глазах, по большей части - мужская половина, но едва за ректором закрылась дверь, как тут же раздался шепот и гул голосов. Ариана не могла оторваться взглядом от той, что со снисходительной полуулыбкой рассматривала адептов, но вот серые пронзительные глаза жгучей брюнетки в преподавательской мантии остановились на девушке с серебряной прядью в волосах, заплетенных в толстую косу, как магистресса перестала улыбаться, впившись изучающим, с легким прищуром взглядом в лицо сэс-магини.
   Затем словно что-то решив для себя, слегка улыбнулась девушке, и спросила:
   - Начнем, пожалуй. И вот вам вопрос для размышления - встречались ли вы, дорогие мои адепты, с тем, что можно назвать преображением? Насчет иллюзий уже наслышана, замечательное было представление на последнем академическом вечере. Кто может поделиться знаниями по первой части названия факультатива? Может вы, - взгляд в упор на Ариану, - адептка Шеврил... верно?
   "Откуда она меня знает?" - мысленно удивилась сэс-магиня и поднялась, бросив на Фели немного растерянный взгляд.
   - Д-да...
   Девушка собралась с мыслями, и снова перевела вопросительный взгляд на магистрессу, подмечая и напряженное ожидание в глазах, и чуть поджатые губы. Странная она.
   - Итак, что же вы молчите?
   - Боюсь, у вас ошибочные сведения, я подобными знаниями не владею, - ответила просто Ариана, и собралась было сесть на место, как была остановлена жестом руки преподавателя.
   - Пройдите ко мне, - поманила та сэс-магиню пальчиком и показала на место возле своего стола.
   Делать нечего, пришлось пройти и встать там, где было указано, и с некоторой опаской посмотреть на магистрессу.
   - Для понимания сути процесса и важности знаний в области магии преображений, хочу продемонстрировать вам, дорогие мои адепты, на живом примере, и за опытный образец возьмем вот эту милую девушку. Вы не возражаете? Нет, вот и отлично.
   Щелкнула пальцами, и Ари обомлела, понимая, что не может не то, что высказать естественный протест против такого произвола, но и шевельнуться не в состоянии.
   - Преображение, в первую очередь, затрагивает материальную структуру, в то время как иллюзии создают видимость изменения в магических потоках. Иллюзия всего лишь маска, которую можно снять, лишь зацепив один из кончиков плетения магической паутинки, а вот преображение снять не возможно без правильного соблюдения схемы и без использования условия для его снятия. Например, адептка Шеврил у нас девушка с яркой внешностью, такой, которая вполне способна привлечь к себе внимание любого представителя мужского пола, и даже... - наклонилась к ушку Арианы и что-то шепнула той, заставив ее побледнеть. - Я покажу вам, адепты, преображение вашей сокурсницы в... кстати, не советую сильно менять внешний облик человека, чтобы не возникло диссонанса в восприятии манеры поведения и внешности. Допустим, если преображение происходит с мужчиной, ни в коем случае не делайте из него девушку. И наоборот. Если внешность была достаточно миловидна, не стоит преображать в дурнушку, и вот наоборот даже полезно, дабы вселить в человека не только уверенность в себе и собственные силы, но и может вполне в последующем отразиться на поведении преображаемого при возврате к прежней внешности. Итак... приступим.
   "Мэрдок", - одно только слово, произнесенное тихим голосом магистрессы, и Ариана едва в обморок не рухнула прямо посреди аудитории. Что бы это означало? Кто она такая?
   Пока панические мысли носились, сталкиваясь меж собой, преподаватель уже успела завершить свои манипуляции и адепты дружно ахнули, едва та отошла от адептки в сторону, открывая ее всеобщему обзору.
   Фелисита подскочила и захлопала в ладоши, рассмеялась как-то нервно и, придавленная укоряющим взглядом магистрессы Лэрвийской, едва не рухнула на свой стул.
   - Итак, вы видите, что я не стала делать из подопытного образца дурнушку. Теперь адептка Шеврил у нас блондинка с пепельно-белым цветом волос, с серыми глазами, фигура осталась прежней, да черты лица почти не изменились. И должна отметить, что с такой внешностью она преобразилась практически до неузнаваемости. Адептка Шеврил, можете пройти на место, а я отвечу на вопросы. Я уверенна, их теперь появится намного больше, чем могло бы быть без этой демонстрации.
   - Но... магистресса Лэрвийская, а как же... мне бы обратно? - чувствуя себя так, словно почва уходит из-под ног, Ариана потопталась на месте, стараясь не смотреть на притихших одногруппников.
   - Зачем? Походите пока так. Это же эксперимент, верно, вот и посмотрим, как он сработает.
   - В смысле, походите так? Зачем?! - воскликнула недоуменно девушка.
   - После занятий останетесь. Объяснимся, - в ответ сказала любительница экспериментов, как отрезала, и велела снова занять свое место.
   "Блондинка! Я теперь блондинка? С ума сойти!" - не могла прийти в себя девушка, пропуская мимо ушей почти всю лекцию. Фелисита даже пару раз пыталась вернуть подругу в состояние вменяемости, шикая и дергая за рукав, наклоняясь между столами, за что получила не менее строгие взгляды от преподавателя, чем были адресованы превратившейся в каменного истукана сэс-магине. Ариана с трудом дождалась окончания занятий, затем у выхода была буквально перехвачена магистрессой.
   - Адептка Шеврил! Я же вас просила задержаться! - рявкнула та сердито, заметив маневр сэс-магини, пытавшейся скрыться за дверью следом за своей подругой.
   Ариана вздохнула и медленно вернулась на свое место, мучительно размышляя не столько о том, как теперь показаться в таком виде остальным адептам, сколько... Эрвину. Почему-то именно его реакция волновала ее в данный момент больше всего.
   Молчание со стороны магистрессы отчего-то стало каким-то давящим, как и взгляд ее серых глаз. Постукивая длинными изящными пальчиками по столешнице, женщина чуть хмурилась и изучающе разглядывала светловолосую и сердитую девушку, искусавшую уже свои алые губки так, что те стали просто красные.
   - Магистресса... кхм... Лэрвийская, вы обещали объяснить, зачем нужно было делать из меня блондинку с измененной внешностью и... и причем тут... исин-гард агравов?
   - Ага! - воскликнула вдруг брюнетка в мантии преподавателя и поднялась из-за стола, прошлась из стороны в сторону, и, сложив руки на груди в замок, добавила: - Я так и знала! Что ж... тогда все объяснения вам выдаст ваш опекун. Ступайте.
   Ариана сорвалась с места, подхватив свою сумку с учебными принадлежностями, и стиснув зубы, сквозь которые готовы были вырваться слова возмущения, промчалась вихрем из аудитории, затем по коридору, выбежала из-за поворота к лестнице, где неожиданно столкнулась с чем-то каменным и довольно ощутимо ударилась носом.
   - Ай! Больно же!
   - О, какие тут водятся крошки, посмотри-ка, - воскликнул некто, ухватив девушку за плечи и отстранив ее чуть в сторону.
   Подняв взгляд, удерживая рукой пострадавший носик, Ариана вздрогнула под взглядом черных, как сама ночь, глаз высокого мужчины с длинной белоснежной косой, спадающей через левое плечо поверх черного кителя с кожаными нашивками и металлическими клепками.
   Она тут же попыталась вырваться из крепкой хватки мужских пальцев, прошипев что-то недовольное, как голос Ирштвана, раздавшийся из-за ее спины, немного успокоил.
   - Прекрати, Хазрад, оставь адептку в покое. Пойдем, нам еще тебя устраивать в деканате.
   - Как тебя зовут, крошка? - низким, завораживающим голосом произнес аграв с забавным именем, и попытался подтянуть девушку к себе ближе, явно намереваясь злоупотребить своим превосходством в физической силе.
   - Хазрад! Довольно! - рявкнул харугв и выдернул из рук друга онемевшую от возмущения девушку, и прижал ее к себе.
   Затем вдруг повел воздух носом, глаза его удивленно расширились и он развернул блондинку к себе лицом. "Ари?" - шокировано прошептал Ирштван, недоуменно разглядывая изменившееся лицо девушки, приподняв при этом пальцами подбородок сэс-магини.
   - Вы обознались, - стараясь сдержать ехидный смех, девушка извернулась и вырвалась из его рук.
   Затем вспорхнула по лестнице, чтобы едва оказавшись на верхней ступеньке, повернуться и послать воздушный поцелуй ручкой замершим внизу мужским силуэтам.
  
  
  

***

  
  
   Ариана вернулась в свою комнату, и тут же прошла в ванную, чтобы разглядеть себя вблизи в висевшем над раковиной зеркале. Непривычный образ показался ей каким-то блеклым, почти неприятным. Внутреннее отторжение вызвал не столько цвет волос, сколько изменившийся цвет глаз. А ведь она так привыкла к тому, что выглядит не так, как остальные люди, пусть даже и маги. Серебристые радужки, такие же как и Ирштвана, ей нравились больше, и это открытие оказалось для Арианы неожиданным. Сколько она настрадалась из-за своей настоящей внешности, а поди ж ты... вернуть хочется все на место и немедленно.
   Умылась прохладной водой и вышла в спальню, чтобы удивленно замереть у двери, едва заметила повернувшегося к ней спиной магистра, ее опекуна, который стоял возле стола и листал... Ой, только не это! Его внимание оказалось поглощено не чем иным, как книгой, взятой несколько недель тому назад в библиотеке, благодаря которой она смогла более менее разобраться с работой артефакта, купленного в магической лавке во время ярмарки.
   - М-магистр? - чуть сиплым голосом, севшим от волнения, осознавая, что впервые за столь долгое время оказалась с ним наедине, девушка сжала пальцами кончик косы.
   Мужчина резко выпрямился и повернулся, захлопнув талмуд весьма поспешно. Взглядом магистр быстро обежал девушку с ног до головы и снова посмотрел в лицо, отчего-то при этом недовольно поджав губы и покачав головой.
   - Нет, это никуда не годится, совершенно! - высказался он наконец-то, заставив Ариану вздрогнуть от такой категоричности в его голосе.
   - Ч-что?
   - Говорю, что Изаверия плохо справилась с моим заданием. Или, быть может, дело в другом? - произнес задумчиво Эрвин и быстро подошел к девушке, ухватил ее за руку и подвел к одному из кресел.
   - Сядь. Попробую исправить сам, - почти силой усаживая подопечную в кресло, Эрвин прижал ладони к лицу девушки.
   - Э-эрвин... то есть магистр, вы что творите? Зачем? Так это было ваше задание?! - возмутилась она, наконец, сумев совладать и со своими чувствами, и со своим удивлением, и даже затолкала глубже обиду, что преображение внешности произошло без учета ее мнения.
   - Тише, объясню позже. Не надо сейчас говорить. Ты меня отвлекаешь.
   Магистр присел на корточки подле замершей в нерешительности девушки, и провел пальцами по векам, почти не касаясь, затем по скулам. Руки мужчины чуть дрогнули, едва кончики пальцев начали описывать контуры губ, которые под их нажимом немного приоткрылись. Эрвин с трудом сглотнул, не отрывая взгляда от розовых, чуть припухших губ, мысли о которых преследовали его не только во снах, но и наяву, и поднял глаза, чтобы тут же замереть, едва не зарычав от досады. Ариана смотрела на него чужими глазами, но вот взгляд и обвинял, и в тоже время словно пронзал насквозь, заставляя стискивать сильнее зубы, и собирать всю выработанную годами силу воли в кулак. Отдернув руки от девичьего лица, которое преобразилось в большей степени, в отличие от предыдущей попытки магистрессы, Эрвин едва не упал, когда девушка вдруг сделала неожиданное, но столь желанное движение в его сторону. Она обвила его шею руками и притянула к себе, чтобы, едва мазнув своими губами по его щеке, прижаться к нему и сердито прошипеть на ухо:
   - Вам нравится разнообразие, да, магистр? Неужели вам больше по вкусу блондинки с серыми глазами и пухлыми губами?
   Сэн Магривус словно окаменел, сдержав готовое вырваться крепкое словцо, мысленно признавая, что виноват перед девушкой, той единственной, которую он хотел бы назвать своей избранницей, и что она имеет полное право злиться и язвить в данной ситуации.
   - Ариана, - мягко взял ее за кисти рук и медленно отстранился, чтобы тут же подняться, - ты вправе сердиться, я не стану это отрицать. Но обстоятельства складываются таким образом, что ты снова оказываешься в опасности. На днях в Асториум прибывает делегация из Агравии, и возглавляет ее исин-гард собственной персоной. Говорят, что он снова в порядке, глаза не отливают рубиновым цветом, а это значит, что с выбором пары он определился. И самое страшное для тебя, милая, что ты ни в коей мере не подходишь на эту роль. Не тебе, с твои даром, жить в Агравии. Это грозит сумасшествием, а может еще, чем похуже. Я не могу помешать ему в прибытии с делегацией от Правителя Агравии. Потому я вынужден предпринять меры и скрыть тебя от его зорких глаз.
   Девушка обняла свои плечи руками, ощутив странный озноб, пытаясь совладать с разрастающимся ужасом и паникой.
   - П-подождите... почему вы уверены, что он... что из-за меня у него...
   - Харугв Ирштван лично подтвердил мои догадки.
   - Он... что? Как это подтвердил?
   Улыбнулся немного сочувственно и отвернулся, прошелся из стороны в сторону, и спросил вдруг:
   - О чем вы с Ирштваном договорились, Ариана? К чему этот ваш спектакль с вашей внезапно вспыхнувшей... дружбой?
   Девушка хмуро глянула на опекуна, поджала губы и посмотрела на свои руки, напряженно вцепившиеся в косу. Постаравшись расслабиться, пожала плечами и прошла к окну, отодвинула занавеску и посмотрела на улицу. По территории академии прогуливались адепты и адептки, где-то мелькали мантии старшекурсников и анаглоров.
   Повисшая тишина давила, и Ариана спиной чувствовала прожигающий взгляд мужчины, что никак не желал покидать ее мысли.
   - Ариана, я жду ответа, - с нажимом в голосе требовательно произнес магистр, оказавшийся слишком близко. Сэс-магиня даже вздрогнула, когда ее макушки коснулось легкое дыхание Эрвина, и замерла, боясь выдать свои чувства, если обернется и взглянет тому в глаза. Стиснула снова конец косы пальцами, и закрыла глаза, что бы выдохнуть довольно прохладное:
   - Харгув Ирштван предложил мне свою дружбу и поддержку, что в этом такого? К тому же его присутствие стабилизирует мой дар.
   - Что? - Эрвин не поверил своим ушам и ухватился руками за плечи девушки и резко развернул ее к себе лицом. - А если подробнее!
   Ари зажмурилась, нервно выдохнула и быстро заговорила:
   - В первую неделю они меня достали... все сразу... понимаете, это же не выносимо постоянно их видеть и слышать, даже в умывальне... душе... в спальне... - открыла глаза и подняла их на магистра, но долго смотреть не смогла, снова опустила взгляд на воротничок его мантии, и продолжила. - Я не сразу, но заметила, что когда харугв рядом, призраки исчезают и молчат... они его боятся.
   - А твой артефакт... он не работает, что ли? Почему ты мне сразу не сказала? - тряхнул вдруг взволнованно подопечную за плечи недовольный Эрвин.
   - Как вам сказать было? Вы же сами избегали меня и... явно не горели вообще желанием видеть.
   Магистр промолчал, принимая справедливость упрека. Вздохнул и отошел от подопечной, что бы взять в руки книгу об артефакте. Полистал его и протянул руку в сторону сэс-магини со словами: "Будь добра, дай мне его".
   - Артефакт? Что вы хотите сделать? - удивилась она в ответ, но все же просьбу выполнила, вынула из-за пазухи цепочку и подала ослабленный артефакт опекуну.
   - Попробуем его подзарядить. Присядь пока в сторонке.
   Сосредоточенность, что появилась на его лице, заставила сердце девушки дрогнуть, ибо видеть магистра вот таким собранным, строгим и невероятно притягательным было больно. Ари послушно прошла к креслу и села, сложив руки на груди, хмуро наблюдая за мужчиной. По идее, он должен был сейчас спросить, а как она ночью от призраков избавляется, и даже мог бы возмутиться, что, мол, харугв у нее в комнате ночи проводит... эх, нет, даже не заикнулся. Ариана, конечно, могла бы и сама сказать, что уже на вторую ночь ей удалось усилить плетение защиты, что установил магистр, и даже объяснить, куда истрачена оставшаяся сила артефакта, - высыпаться-то все равно надо полноценно, - но ни вопроса с его стороны, ни откровения с ее не последовало.
   - Ваш эксперимент со сменой внешности не обманет исин-гарда, - выпалила она, сама от себя не ожидая той толики обиды, что кольнула ее бедное сердце, ущемленное спокойствием и отсутствием ревности в голосе магистра.
   Неужели он и правда смог справится с тем влечением, которое испытывал к ней, или мужчины в принципе могут целовать любую девушку, как целовал ее Эрвин на том водопаде, лишь бы был подходящий случай, да внешности дева была не противной. И значит, никакой любви с его стороны нет, и вся его забота или беспокойство, что иногда мужчина обнаруживал вдруг из-за нее, Арианы, могли быть продиктованы только обещанием дедушке позаботиться о ней?
   Опустила взгляд в пол, прикусив внутреннюю сторону щеки, и вздохнула.
   - Так, я эту книгу забираю и артефакт тоже, но... - Эрвин взглянул на Ариану, когда до него дошло, что она что-то сказала. - Что?! Почему ты так думаешь?
   - Хм, - хмыкнула иронично девушка. - Да потому что Ирштван, например, меня узнал даже с другим обликом, вот почему.
   - Как это он тебя мог узнать? - не поверил магистр, пряча во внутреннем кармане мантии артефакт, хмурясь недоверчиво. - Нет, я не спорю, что магистресса Изаверия не совсем точно выполнила то, что я просил сделать, но ....
   Ариана перевела удивленный взгляд на магистра, будучи неприятно поражена некоторой фамильярностью в отношении магистрессы со стороны Эрвина, и ответила чуть иронично:
   - По запаху, как же иначе. Вы этот фактор, видимо, не учли, магистр. Интересно, как вы предлагаете мне изменить мой собственный запах?
   - Это проблема, - высказался вслух и умолк, сверля девушку тяжелым взглядом. Затем отвернулся, сжав талмуд в руке до побелевших косточек на пальцах, и что-то процедил сквозь зубы, явно недовольное. - Мне нужно подумать. У тебя занятия на сегодня закончились?
   Ари медленно кивнула.
   - Впереди два выходных... в понедельник с утра прибудет исин-гард. Шеракх! Времени в обрез.
   Видно было, как магистр напряженно думает о чем-то, при этом снова сверлит ее мрачным взглядом.
   - Я правильно понимаю, что ароматические средства не помогут? - осторожно уточнила подопечная, не выдавая выражением лица ни одной своей потаенной мысли.
   А Эрвин бы сейчас многое отдал, чтобы узнать, о чем она все время думает.
   - Не помогут - это верно, - медленно произнес магистр, не спуская потемневшего как-то враз взгляда с ее лица. - Но вот изменить несколько не основных тонов запаха попытаться можно... но это будет, скорее всего, бесполезно до тех пор, пока...
   И замолчал, отвел взгляд и тряхнул головой.
   - Пока что? - Ариану напрягла эта недосказанность, заставив ее чуть сильнее дернуть волосы. Откинув косу за спину, сложила руки на груди и хмуро уставилась на магистра. - Договаривайте, коли начали.
   - Я хорошо знаю агравов, понимаю мотивы многих их поступков. Пару они выбирают себе один раз и на всю жизнь, но требования при этом предъявляют довольно высокие, причем в большей степени их предъявляют к избраннице.
   Девушка изящно выгнула бровь, словно вопрошая - и что дальше?
   - Собственно требований в основном не больше трех. Капля крови темных, то есть агравов, - загибая пальцы на одной руке, удерживаемой на весу, странно охрипшим и напряженным голосом начал перечислять Эрвин, не спуская взгляда с той, что даже в образе другой девушки волновала его своим присутствием. - Судя по твоему проявившемуся дару, в твоих венах течет даже больше, чем одна капля крови темных. Уровень магии должен быть достаточно высоким. Ты бы в принципе не поступила в Асториум, будь у тебя уровень магии низким.
   Ариана хотела было возразить, заявив, что магии в ней вообще нет, но не решилась сейчас прерывать, так как очень хотелось узнать, что же идет под номером три.
   - И третье, чаще всего оказывающееся в приоритете собственнических инстинктов любого аграва. Избранница должна быть невинной.
   Подопечная расширила от удивления глаза, и даже руки повисли плетьми вдоль тела, как вдруг магистр опустил взгляд, немного недовольный тем чувством неловкости, что он в данный момент испытывал. Шеракх!
   - Так что по всем трем, я уверен, пунктам ты точно устраиваешь любого аграва, а уж наследника правящей династии и подавно. В нем взыграл инстинкт охотника. Довольно древний инстинкт. Его теперь практически не вытравить...
   Девушка подняла руку ладонью вверх, и выпалила:
   - Вы ошиблись по одному из пунктов, магистр.
   - Что? - поднял резко голову и нахмурился, а после процедил сквозь зубы. - И как давно это произошло?
   Почесав в недоумении бровь пальцами, девушка пожала плечами.
   - Ну, насколько помню - еще в детстве.
   - ЧТО?! - Эрвин аж побелел весь, потом развернулся и, - вот ненормальный, - запустил шаровую молнию в стену.
   - Ма-ма... ммагистр, что вы творите?! - ошарашено воскликнула девушка, в шоке наблюдая, как ярко-алое пятно поглощается магической сетью защиты стен.
   - Кто это был? - не мог отчего-то успокоиться Эрвин. Быстро подлетел к ней и вцепившись в ее плечи стальными пальцами, потряс слегка, требовательно рыча:
   - Скажи мне - кто сотворил с тобой эту мерзость?!
   - Какую мерзость? - не поняла она, и чуть не прикусила язык. - Не трясите вы меня так!
   - Что значит какую? Ты считаешь насилие, да еще над ребенком, не мерзкое явление?! - не поверил он тому, что услышал, но вот выражение недоумения на лице подопечной взбесило его еще больше.
   - Честно говоря, я плохо помню, как и когда это случилось, Эрвин, но жизнь-то на этом не кончается, как вы считаете? - пропыхтела Ари, и попыталась отцепить от себя его руки - тщетно.
   - Твой дед... он знает? - мужчина неожиданно прижал девушку к себе, и обхватил одной рукой ее голову, заставив прижаться щекой к его груди, другой продолжал обнимать за плечи.
   - Да. Он же мне и помог поступить в Асториум. Он много работал со мною, и мы с ним многого достигли, но без накопителей я почти ничего не могу.
   - То есть магистр Самирэн знал обо всем и все же отпустил тебя одну далеко от дома? После всего, что ты перенесла?! - возмутился мужчина и еще сильнее сжал свои объятия.
   - Да что тут такого. Низкий уровень магии это еще не приговор... как собственно и ее отсутствие. Главное, было бы желание учиться и чего-то достичь...
   Магистр дрогнул, вернее, дрогнула его грудная клетка, он словно забыл как дышать, еще не до конца осмыслив, что только произнесла Ариана. Что она сказала?!
   - Низкий... что? Уровень магии...
   Ари вздохнула, предприняла очередную попытку высвободиться, но мужские руки, что клещи, словно намертво приклеились к ней.
   - Ну, если точнее... у меня вообще магии нет, Эрвин, а то, что я способна магичить, так это заслуга сильных накопителей и упорного труда, и только.
   - Ариана! - закрывая глаза, мужчина почти простонал ее имя, и вдруг выпустил из жесткой хватки. Тяжело выдохнул, произнес под нос какое-то очередное ругательство и закашлялся. - Это же надо? Какой же идиот! С ума сошел, не иначе...
   Подышал глубоко, восстанавливая в организме баланс воздуха и гармонии, и только через некоторое время смог посмотреть на девушку.
   - Мне надо идти... - глубокий вдох-выдох, - а ты сиди в комнате. Никуда не смей выходить. Уже поздно... - еще один вдох-выдох. - Мне надо успокоиться и подумать... да, так будет правильно... Я пойду?
   Голос вдруг приобрел неуверенные нотки, и он двинулся в сторону выхода, чувствуя себя довольно странно. Словно его по голове талмудом жахнули, который он сейчас спрятал под мантию.
   Девушка озадаченно пожала плечами.
   - Идите... магистр. Я вас вообще-то не удерживаю.
   - Да, отлично... само собой...
   Когда двери закрылись за Эрвином, способность мыслить вернулась довольно быстро, до этого оставившая Ариану, стоило оказаться в объятиях магистра. И вот в тишине своей комнаты она, наконец, поняла, как воспринял мужчина ее откровения. Вспыхнувшие щеки свекольно-красным цветом были зажаты ладошками, а в голове мелькнула мысль, и довольно интересная: "Это о чем же может думать мужчина во время беседы с девушкой, если все его выводы из разговора сводятся к ... неожиданным умозаключениям относительно лишения невинности собственно той самой собеседницы?"
   Нервно хихикнув, сэс-магиня зажала рот рукой, но вскоре не выдержала и рассмеялась, вспомнив, как магистр протаранил стену шаровой молнией от одной только мысли, что кто-то мог учинить над нею насилие. "Ну, магистр, вы и жук! Хитрый жук! Теперь я не поверю ни одному слову, что я безразлична вам".
  

Глава 16.

  
   Не успела Ариана успокоиться и решить, чем же заняться в свободное время после занятий, как в комнату ввалилась смеющаяся Фелисита, а за нею попытались проскочить рыжеволосый Стим... вот именно, попытался, потому как вместо того, чтобы влететь внутрь комнаты на полном ходу через дверной проем, он словно встретился носом с дверью.
   - А-а-а! Твою ж мерзкую харю! - завопил парень, ухватившись руками за пострадавшую часть лица, и вытаращил шокировано глаза. - Это что за дрянь такая?!
   Ари во все глаза смотрела на ругающегося однокурсника, в то время как Фели икнула и удивленно воскликнула:
   - Вот это защита, ничего себе?! Ари, а не перестарался ли магистр с нею, а?
   Затем подруга снова ахнула и умолкла, разглядывая стоящую перед нею блондинку с васильковыми глазами и в мантии сэс-магини.
   - Э-э-э... Ариана, это ты? - не решительно, словно не веря своим глазам, прошептала она и протянула руку, решив проверить на ощупь материальность подруги. - Ого!
   Блондинка охнула, потирая предплечье, которому достался болезненный щипок, и буркнула недовольно:
   - Конечно, это я... кто же еще? Ты забыла что ли... на меня преображающие чары магистресса Лэрвийская навела. И еще снимать отказалась.
   - Оу, а почему это?
   - Эксперимент, - пожала плечами девушка и прошла к двери, за которой находился обиженный Стим, все так же потирающий рукой свой нос и не сводящий недоуменного взгляда с девушки в мантии с почти платиновыми волосами.
   Ари развела руки в извиняющемся жесте и решительно закрыла перед ним дверь, заперев ее на ключ. Вздохнула и повернулась к подруге, которая стояла отчего-то надувшись и недовольно смотрела на нее.
   - Что? - устало спросила сэс-магиня, и прошла к креслу.
   Села, растирая лицо ладонями, затем откинулась на спинку и снова посмотрела на Фелиситу.
   - Да ничего... просто ты какая-то другая... ну, в смысле, конечно, другая, мне просто немного не по себе от понимания, что вот так можно изменить любого... или еще хуже, украсть могут даже твой облик... или мой, - под конец речи голос подруги дрогнул и девушка выдохнула судорожно воздух. - А что теперь делать? Так и будешь ходить с чужой внешностью? Она хотя бы сказала, как долго?
   - До конца сессии, видимо, - грустно ответила Ариана и снова вздохнула.
   Фели о чем-то задумалась, прошлась из стороны в сторону, заложив руки за спину, изредка поглядывая на подругу, но вот взгляд девушки просветлел, и она радостно затараторила:
   - Слушай, а чего грустить-то? Это же какой шанс - оторваться в выходные по полной? Никто же тебя в таком облике не узнает, а наши друзья не проболтаются... Плохо, конечно, что нельзя им память затереть, ну чтобы они забыли, что магистресса свой эксперимент именно над тобой провела. Ну да и ладно. Мы же в город выберемся, а там можно и затеряться... А может нам вообще на выходные во Вьелиридат махнуть? Скинемся на портал. Что скажешь? Ну давай, соглашайся, я тоже внешность немного подкорректирую. Ой, слушай, а давай я на себя иллюзию брюнетки наложу, представляешь, как мы на таком контрасте смотреться будем?
   - В смысле брюнеткой?
   - Да что непонятного-то? Ой, а давай я твою иллюзию возьму... ну, помнишь, ты такую красотку смастерила на приеме? Хотя нет, она же была похожа на тебя настоящую... Ну ничего, время еще есть, образ я придумаю, жаль иллюзия все-таки держится мало времени, твое-то преображение вон какое стойкое. Целых три недели теперь сногсшибательной блонди будешь ходить. Слушай, а покажи фигуру! Снимай свою мантию. А то вдруг эта экспериментаторша тебя толстой сделала... или вообще грудь уменьшила?!
   Речь девушки была прервана требовательным стуком в дверь.
   - Ну кто еще там? - всплеснула Фелисита, расстроившись, что ей помешали в исследовательской деятельности.
   - Открой и узнаешь, - махнула равнодушно рукой Ариана и прикрыла глаза, мечтая никого не видеть и не слышать в данный момент. Ее отчего-то даже привычная трескотня подруги начала раздражать.
   Издав глухое рычание, Фели промаршировала к двери и, повернув ключ в замочной скважине, резким движением ее распахнула. Однако тот, кто так настойчиво стучал в дверь, заставил ее вздрогнуть, стоило только разглядеть сердито насупленные брови и холодный блеск жидкого серебра в глазах.
   - Харугв? Что вы хотели? - просипела девушка, испугавшись его сердитого вида, и отступила на несколько шагов в сторону.
   Ирштван внимательно осмотрел дверной косяк, провел рукой перед собой, проверяя контуры плетения защитной магии светлых, которая в данный момент показалась ему вызовом, и поджал недовольно губы. Затем вытянул голову и посмотрел из-за рыженькой Фели на другую девушку со светлой косой, смотревшую на него с каким-то странным выражением на лице.
   - Ариана, впусти уже меня! Я знаю, что это ты! - зарычал аграв довольно громко.
   - Что я? - спросила спокойно сэс-магиня и оперлась локтем в подлокотник, уместив подбородок на кулачке. - Заходи. Кто тебя не пускает-то?
   - Ари, а может, не надо было? - Фелисита шарахнулась в сторону от ворвавшегося внутрь аграва, и спряталась за кресло, в котором сидела подруга. - Ой, а как он тебя узнал? - шепнула девушка Ариане на ушко, склонившись к той на краткий миг.
   - Понятия не имею. И что ты так рычишь, друг мой Ирштван? - повела Ари светлой бровью в недоумении.
   - Фелисита, оставь нас.
   - Что? - рыжеволосая девушка нахмурилась, выражая не согласие с его требованием.
   Пришлось успокоить, что вопрос сугубо личный, и он, Ирштван, надолго не задержит.
   - Ну коли так... Ари, я пойду, да? - неуверенно переспросила Фелисита, глядя вопросительно на подругу. - Пойду Стима проведаю, а то обиделся, наверное.
   Ариана кивнула и, не поднимаясь из кресла, проводила подругу задумчивым взглядом, чтобы, едва за нею дверь закроется, перевести возмущенный взгляд на аграва:
   - Это так ты выполняешь нашу договоренность?
   - В чем дело? - Ирштван пододвинул второе кресло ближе и уселся, откинув со лба белоснежную челку рукой. - И что это за фокусы такие со сменой облика?
   - А это прямое следствие причины моего недовольства... Ты что обещал, помнишь?
   - Нейтрализовать воздействие не ушедших, которых притягивает твой дар.
   - Еще, - кивнула девушка, разглядывая свои руки.
   - Э-эм... оградить от посягательств брата... только здесь, в Академии, это не столь актуально, - усмехнулся блондин и сверкнул серебристым взглядом. - Ты другая... стала. А знаешь, что сейчас ты очень на меня похожа? Только вот с глазками перестаралась, тебе прежние шли больше.
   - Шутить изволишь? - сэс-магиня выразительно подняла бровь и недовольно буркнула. - Твой брат в понедельник появится с делегацией в Асториуме, и ты скажешь, что не знал?
   Недоверие сменилось осознанием важности информации и харугв, чаще находящийся в состоянии сдержанности или хладнокровия, вдруг подскочил с места и снова сел обратно. Подался вперед и резко спросил:
   - Какого.?! Откуда информация?
   - Магистр сэн Магривус...
   - Понятно. Странно, что мне не сообщили первому. А он откуда... хотя да, наверное, ректор сказал.
   Посидел какое-то время, напряженно разглядывая преобразившийся облик девушки, затем выдохнул и отклонился на спинку кресла.
   - Смена внешности не поможет, Ари. Тебе надо уехать на то время, которое займет его присутствие в стенах академии.
   - Дело в запахе, да?
   Ирштван отметил и нервное сжатие пальцами подлокотников, и тень, омрачившую нежный лик, и даже не упустил из виду задрожавшие губы.
   - Не только... С твоим личным ароматом еще можно было бы кое-что сделать, ни один оборотник даже не учует, не то, что аграв, пусть даже такой сильный, как исин-гард.
   - Но если ты, правда, знаешь, как его изменить, то в чем тогда проблема?
   - Не в чем, а в ком. Все дело в Мэрдоке... и в особенностях агравов.
   - А, ну конечно, кажется их три... верно? Хотя нет, это же вроде требований к избраннице всего три.
   Прикрыла на краткий миг глаза, стараясь успокоиться, и не ершиться. Ирштван и так ей в помощи не отказал, так что нечего на нем срываться.
   - Прости... немного нервничаю, - потянулась и прикоснулась пальцами к его руке, и тут же отдернула, едва разглядела странный и какой-то тяжелый взгляд харугва.
   - Хм... понимаю... То есть тебя уже просветил кто-то об этих самых требованиях? И кто же этот доброжелатель?
   - Не важно. О каких особенностях ты говорил? - поежилась, думая, что не очень все же она хорошо знает этого аграва, чтобы позволять такие дружеские жесты с ним наедине.
   Ирштвану все больше не нравилась новая внешность Арианы, - словно смотрел на свое отражение в зеркале. Было некомфортно, что девушка, устраивающая его внутреннего монстра во всех отношениях, как "своя", вдруг стала почти сестрой-близнецом. Но самое неприятное оказалось даже не ощущение этого дискомфорта, а скорее какое-то тянущее чувство потери... словно он забыл что-то важное, кровно важное, а сейчас, глядя на почти точное отражение своего лица, стало почти больно.
   Тряхнул головой, отгоняя не прошеные сомнения и мысли, и ответил:
   - Он тебя на расстоянии сотни шагов ощутит. Поверь мне. Не важно, как ты будешь выглядеть, и, не смотря на измененный аромат тела, темного, как вы нас называете, не собьешь такими глупостями... Мы видим суть любого существа, будь то человек, или оборотень.
   Что?! Ариана не знала, что сказать, только рот руками закрыла, чтобы не вскрикнуть от ужаса.
   - Ты... докажи! Такого не бывает!!
   Харугв вытянул ноги и снова устроился удобнее на кресле, откидываясь назад. Хитро прищурился и ухмыльнулся:
   - Меня вот все мучает один вопрос - что натворил такого этот Сол, коли магистр его преобразил в чешуйчатое недоразумение?
   Сэс-магиня вздрогнула и подскочила на ноги, быстро прошла к окну и уставилась невидящим взором сквозь стекло.
   - Хотя... могу предположить, что парень уже должен был стать значительно большего размера, чем я видел его в последний раз. Еще помнится, так кидался тебя защищать... а, очередной поклонник, верно? Что ж магистр ко всем так твоим поклонникам суров? Ай-яй-яй... знаешь, что я еще вижу...
   Девушка оглянулась, поразив харугва каким-то потерянным, беспомощным взглядом.
   - Он сам сгорает в том же пламени, что и твои поклонники.
   Ариана вынуждена была снова отвернуться, чтобы скрыть предательский румянец, который ощутила на своих щеках, и стиснуть зубы. "Сгорает, как же... ", - девушка испытала почти физическую боль в груди, вспомнив слова Эрвина: "Я должен просить прощение у тебя не за поцелуй, а за то, что возможно неоправданно обнадежил маленькую адептку. Прости меня. И... больше подобное не повторится, я обещаю".
   - А знаешь, - нарочито весело вдруг произнесла девушка и повернулась снова к аграву, пряча за улыбкой свою душевную рану, - это могло бы быть забавно, будь это правдой.
   - То есть считаешь, что я ошибаюсь на его счет? - Ирштван поднялся и тоже подошел к окну, отодвинув занавеску, устремил взгляд на сгущающиеся сумерки.
   - Я считаю, что это не твое дело - к кому и каким пламенем сгорает магистр сэн Магривус. Меня же больше волнует проблема, которую может создать исин-гард. Если ты можешь помочь, так и скажи... а если нет, - пожала плечами, пытаясь не выглядеть взволнованной словами харугва, - что ж, сама как-нибудь решу тогда, что мне делать.
   Ирштван молчал некоторое время, пристально разглядывая внешне невозмутимое выражение лица сэс-магини, но один взгляд, который успел заметить, взгляд маленькой, одинокой девочки, полоснувший его по сердцу словно ножом, всколыхнул в нем снова ту же боль, что и давешняя крамольная мысль о "сестре-близнеце". "Да что со мною такое? У меня не было никогда сестры! Какого дохлого герзулла?!"
   - Так, отставить самостоятельность. Ты наворотишь сейчас чего-нибудь этакое... не расхлебаю потом. Значит, у нас есть два дня, верно? С утра после завтрака пойдем прогуляемся в город, тебе неплохо бы проветриться, а мне... мне же нужно будет кое-кого посетить в одной лавке. Ребят берем с собой, - обратил он внимание на готовящееся возражение со стороны девушки, - и никаких возражений. Вечером решение будет. Гарантирую.
   Закрыв ладошкой губы, с которых едва не сорвались слова возмущения об избранном харугвом тоне, этаком покровительски-командирском, Ариана вздохнула и кивнула.
   - Ну и молодцом. Все, сейчас спать, никуда не выходить. Даже если Фелисита позовет. Поняла?
   - А... п-почему?
   - Потому. Друзья у меня неадекватные. Вот почему. Ты удивительно легко собираешь вокруг себя самых беспокойных поклонников, Ари. Так же нельзя, - покачал он головой, пряча за насупленными бровями, разбирающее его ехидство. - Оставь же и другим девушкам немного радости. Меня вот к рукам уже прибрала, что ни одна девушка не подойдет.
   - Что? Да ты же сам условие это выставил!
   - Конечно, я же еще в своем уме. Понимаю, что окажись я без присмотра, как порвут на сувениры. А так все знают, что я при тебе, вроде бы, а ты у нас кто? Правильно, сэс-магиня, третьекурсница с боевым уклоном. Еще зарядишь промеж глаз... или досрочно упокоишь. Хотя... и поднять умертвие тоже теперь сможешь. Но это все лирика, о которой никто, кроме узкого круга лиц не знает. Так что, как мне думается, имеют прекрасные девы вполне оправданные опасения.
   - Довольно ёрничать, - поморщилась Ариана, складывая руки под грудью. - Совести у тебя нет.
   - Агравы, дорогая, не обременены такими рудиментарными чувствами, как совесть.
   Недоверчиво покачав головой, "блондинка" Ари взмахнула рукой в сторону двери.
   - Паяц. Иди уже. Спать хочу.
   - К вашим услугам, сэс-магиня, - резко стукнув каблуками друг о дружку и тряхнув непокорной челкой, харугв направился к дверям, возле которой чуть задержался и напоследок добавил, бросив последний взгляд на хрупкую девушку у окна. - И все же мне не дают покоя ваши взаимоотношения с магистром. Но мы еще об этом поговорим. Позже.
   Ариана поджала только губы и резко отвернулась от харугва, не провожая его взглядом, и расслышав звук закрывшейся за спиной двери, прислонилась разгоряченным лбом к прохладному стеклу, мысленно простонав: "И мне тоже... мне тоже они не дают покоя".
  
  
   Как ни странно, но Ариана уснула мгновенно, стоило только прилечь на кровать, укрыться теплым одеялом и закрыть глаза. Причем Фелисита, пребывающая в более приподнятом настроении после общения со Стимом, первая заявила, что им, молодым и красивым девушкам, необходимо выспаться как следует, чтобы с утра поразить окружающих лучистым взором и отличным цветом лица. И даже полусонное бормотание подруги на тему нарядов для выхода в город, уже не столь трогало нервные струны, сколь убаюкивало.
   А во сне явилась та, кто пела колыбельные перед сном, кто целовала синяки и ссадины, кто крепко сжимала в объятиях и шептала: "Люблю, вас, мои сладкие, вы мои рыбки и зайчики, вы мои счастливые лучики... люблю больше жизни". И запах ванили с корицей, которыми пахли ее булочки, и аромат ее духов, и даже шелест страниц книжки со сказками; треск огня в домашнем очаге, и даже высокий торт с шестью свечками, и просьба задуть их, произнесенная нежным женским голосом и вторящим ему мягким мужским баритоном... голоса, такие родные, близкие, и смех брата и звон бокалов, а потом... Потом стало темно, холодно и страшно. Маленькая девочка погрузилась во мрак, шепчущий, угрожающий и заманивающий неимоверной силой, безмерным могуществом. Разве в этом нуждается ребенок? Разве есть на свете что-то важнее маминого тепла и любви, силы чувства и надежного отцовского плеча? И как, оказывается, было хрупко семейное счастье.
   "Не подчиняешься? Нет!" И не стало папы.
   "Не покоряешься? Нет". И не стало мамы и бабушки.
   Страшное время снилось так, словно было все вчера. Тьма и боль, и полгода слепоты... Разве маленькой девочке можно объяснить, отчего выгорает полностью магический дар? Отчего исчезают ее близкие и родные люди? Но есть надежда, якорь в бескрайнем море безумия и боли, горестей и печалей - твой верный соратник по играм, тот, кто поймет без слов и будет скорбеть с тобой в унисон, кто станет твоим поводырем и надежной опорой. Если не осталось иной радости, как взять его за руку и довериться, зная, что не позволит упасть, запнувшись о невидимый тебе порог, или удариться о ветку, что не смогла бы увидеть своими ослепшими глазами.
   И вот однажды просыпаешься, зовешь его, зовешь... бегут к тебе другие, но не он, не твое отражение души. А ты кричишь, кричишь!! Верни его! Верни!!
  

***

  
   Ариана проснулась от собственного придушенного крика, словно голос сорвался и сил уже нет издавать громкие звуки. Подорвалась, тяжело дыша, ошалелым взглядом глядя перед собою, а перед глазами скачут воспоминания, что были запрятаны глубоко внутри, как лопающиеся мыльные пузыри. Закрыла ладонями лицо, и простонала: "За чтооо?"
   Когда нашла в себе силы сказать, что это всего лишь сон, только сон, поняла, что в спальне одна. Огляделась, и расслышала звук льющейся воды в ванной. Понятно, Фели душ принимает. Надо успокоиться, нельзя с утра раскисать!
   Поднялась, чуть пошатываясь, прошла к окну и отодвинула занавеску. На улице был дождь. И даже не дождь, там, снаружи, свирепствовала настоящая стихия - ливень и сильный, порывистый ветер. Хмурые, стальные тучи закрыли собою утреннее небо, затолкав светило в дальний и темный чулан. "Вот и погуляли", - невольно хмыкнула девушка, и повернулась на звук открывающейся двери. Фелисита выпорхнула в одном банном полотенце, встряхивая пальцами рыжие мокрые кудри.
   Пробубнив пожелание доброго утра, Ариана поспешила занять ванную комнату, предпочитая делать вид, что не заметила вопросительный взгляд подруги. Не было никакого желания объясняться, отчего у заспанной блондинки красные глаза и распухший нос, словно из-за слез.
   Умывшись, и совершив утренние гигиенические процедуры, Ариана задержалась у зеркала над умывальником. Прищурившись, разглядывала свое новое лицо и хмурилась. Оно ей не нравилось. Вот ни капельки. Какой в нем смысл, в этом преображении? Если Мэрдок и так узнает ее. Надо что-то более действенное придумать. Надеяться на Эрвина конечно хорошо, приятно, когда за тебя есть кому проблему решить, но все же надо приложить и собственные усилия. Поэтому вместо прогулок по городу следует посетить магическую библиотеку, да поискать информацию о свойствах серебряных капель, приобретенных ею на последней ярмарке.
   Окончательно решив, как с пользой потратить выходной, Ари быстро заплела косу, завернула ее в ракушку и закрепила на затылке шпильками. Вернулась в спальню, не обращая внимания на притихшую соседку по комнате, выбрала из шкафа простое в крое темно-синее платье, застегивающееся спереди на маленькие пуговки, поправила белоснежные манжеты и воротничок, и уже надев туфли на низком каблуке, повернулась к Фелисите и обомлела.
   Та хлюпала носом, обиженно вытирая глаза уже почти мокрым платочком, и кривила губы, глядя на подругу.
   - Фели, что случилось? - спохватилась сэс-магиня и быстро подбежала к рыдающей.
   - Что... ты еще спрашиваешь? - махнула рукой рыжеволосая девушка в сторону окна, и горестно выпалила. - Эти стихийники совсем обнаглели! У меня сегодня намечался самый веселый день в моей жизни, можно сказать свидание намечалось, а теперь что? Ничего не буууудееет...
   Она громко высморкалась в платок, и горестно всхлипнула.
   - А причем тут стихийники?
   - Как причем? У них по расписанию каждый первый выходной практикум... вот и измываются над остальными. В прошлый раз был снег, все цветы в клумбах подохли, пришлось травников привлекать из универсалов. Ага, ректор устроил разнос этим неучам, заставил погоду всю неделю выправлять... а теперь опять! Ливень с ураганом?! Это он специально... я знаю! Не может мне простить, что отказала... Ой, Ари, слушай, - и слезы вдруг чудесным образом испарились с глаз Фелиситы, которая схватила неожиданно подругу за руку и заставила усесться рядом с собой на кровать. - Я же тебе не рассказывала, что было после приема, который устраивался в Асториуме для новичков агравов. Ты куда-то подевалась, а потом вообще я узнала, что ты уехала навестить больного дедушку...
   - Я ничего не поняла, если честно, - смешно сморщив нос, Ариана добилась от подруги подобие улыбки.
   - Сейчас расскажу.
   - Постой... может, ты себя в нормальный вид приведешь, да по дороге в столовую расскажешь. Я так есть хочу.
   - Я быстро. Сиди тут. Не исчезай.
   И Фели сорвалась в сторону ванны, а вскоре девушки уже покинули свою комнату и отправились в столовую. На завтраках в выходные дни адептов обычно баловали пудингами с ягодным джемом, или медовыми коржами с марципановой крошкой, и обязательно кофейно-сливочным напитком, что, собственно, заставляло торопиться в надежде успеть и не позволить самым ретивым стащить последний кусочек сладостей.
   Из быстрого рассказа, скомканного из-за излишней эмоциональности рассказчицы, Ариана выяснила, что за Фелиситой решил приударить один из магов-боевиков с параллельного курса, причем основной стихией этого молодого человека оказалась водная стихия. Поначалу станцевав пару танцев и выслушав море комплиментов, девушке понравился молодой человек, но вот когда тот позвал ее в оранжерею, показать редкое растение, что завезли агравы, выяснилось, ему всего лишь нужно было для чего-то отвлечь рыженькую сэс-магиню от подруги. Но больше всего подругу возмутило, что этот наглец полез с объятиями и поцелуями, как только они оказались за дверями оранжереи. Оказывается, в тот вечер выручил Фелиситу из сложной ситуации, когда едва ли не силой заставляют принимать знаки внимания, ни кто иной, как Стим.
   - Фелисита, милая, прости меня, - Ариана готова была себя стукнуть, когда поняла, что так и не удосужилась за последнее время поговорить с подругой по душам, и оправдывать свою холодность собственными проблемами и трудностями было непростительно эгоистично. - Я... я должна была сама расспросить тебя... прости, что была к тебе не внимательна.
   - Ой, да ладно, я же вижу, ты, как вернулась, сама на себя не похожа. Хех, и в прямом и в переносном смысле, - прыснула девушка, косясь на расстроенную блондинку, которая входила с нею под руку в столовую. - Ой, а тут и Стим уже с ребятами... смотри, они нам машут. И место заняли?!
   Девушки прямой наводкой промаршировали через весь зал, и уже на подходе к намеченному столику, ошарашено переглянулись, когда заметили, что за столом рядом со Стимом, Фраем и Алишей сидели те, кого совсем не ожидали увидеть за завтраком.
   Харугв поднялся с места и Фрай, как по команде, освободил проход, замерев в сторонке. Второй аграв медленно, с блеском довольства в глазах, поднялся и тоже немного сдвинулся на скамье, освободив соседнее место рядом с собой. Ариана мысленно ругнулась, сощуренными от возмущения глазами прожигая дырку на лице Ирштвана. Зачем? Ну, зачем он притащил на завтрак в узком дружеском кругу своего друга. А говорил, что у него эти самые друзья "не адекватные".
   - Позвольте представить, - невозмутимо произнес харугв, игнорируя флюиды возмущения от Арианы, впивающиеся острыми коготками, - мой друг и ныне ваш однокурсник, ишим Хазрад Ош Румарэ.
   - Ой, а на приеме это вы были, да? - выпалила Фелисита, узнав второго аграва с торжественного бала, на которого все адептки глазели не меньше, чем на харугва.
   - А почему наш однокурсник? - осмелел и Стим, и пододвинулся, освободив место для рыжеволосой подруги.
   - Так решило руководство академии, у вас сильная группа... - ответил Ирштван, и поправ надежду друга на приятное соседство с блондинкой, занял место рядом с Хазрадом, добавив чуть иронично. - Ари, может все же присядешь?
   Девушка не сдвинулась с места, продолжая буравить одного не в меру самонадеянного харугва, и пожав плечами в излюбленном жесте, коротко ответила:
   - Извини... Но я вообще-то завтрак еще не выбрала.
   Развернулась и отошла к стойкам с расставленными тарелками, чашками, чайничками и сложенными горками на больших подносах кексами и ватрушками. Тянула специально время, прохаживаясь с подносом вдоль стоек с угощениями, и думала, как бы быстрее сбежать с этого странного завтрака с не менее странным дополнением в виде высокого, широкоплечего и довольно опасного на вид незнакомого аграва.
   Украдкой кинула взгляд в сторону стола. И, судя по тому, что она видела, за ним шел занимательный разговор, причем со стороны друзей было больше любопытства, а вот два блондина, выделяющиеся на фоне собеседников не только более мощным телосложением, но и какой-то тяжелой, давящей аурой, отвечали на вопросы с некой долей превосходства и... "Хм, надо же, да их похоже забавляет тот щенячий восторг, которым так и блещут наши парни".
   Возвращаясь к столу, удивленно вскинула брови, когда сидевший с краю скамьи ишим Хазрад вдруг подорвался и перехватил у нее заставленный едой поднос, сопроводив сие резвое действие немного хриплым и почти интимным голосом, практически нашептав на ушко:
   - Такой хрупкой девушке не пристало носить тяжести, я готов сам ее носить на руках.
   Девушка с платиновыми волосами и невероятно синими глазами только шарахнулась в сторону, вызвав у Хазрада досаду и некоторое недоумение - отчего, в отличие от той же малышки Алиши, смотревшей на него как на идола, эта хрупкая блондинка игнорирует и даже избегает его внимания?
   - Да поставь ты уже поднос, - поморщился Ирштван в сторону друга, поднявшись и ухватив Ари за локоток, немного наклонившись над столом, заставил девушку сесть подле него.
   Взяв в обе руки свою чашку с кофе, Ариана спрятала взгляд за ресницами, и вдруг вспомнила, что именно этот ишим Ош Румарэ был с Ирштванам у замка Солледо, вернее, у разрушенного замка, и принял бой с восставшей нечистью. Руки дрогнули, кофейный горячий напиток обжог пальцы, и Ари с легким стуком поставила чашку на блюдце, закусив нижнюю губу, чтобы не вскрикнуть.
   - Вы же видели, что погода испортилась, какие будут предложения? - вернулась Фелисита к прерванному разговору, подавая подруге салфетку.
   - Спасибо, - тихо ответила Ариана, вытерла руки и потянулась за кексом к подносу, как внезапно ее руку перехватил Хазрад, усевшийся точно напротив нее, развернул ладошкой вверх и провел указательным пальцем от середины до запястья, заставив замереть и поднять на него возмущенный взгляд.
   Второй рукой мужчина вложил маленький кексик в девичью ладошку, и тут же спрятал свои руки под столом, как и довольную ухмылку скрыл под напускной холодностью. Перехватил внимательный взгляд харугва и незаметно для остальных кивнул. Ирштван откинулся на спинку скамьи и перевел взгляд на Фелиситу, которая переводила свой взор с одного парня из своей группы на другого, затем поджала губы и недовольно поворочала:
   - Ну, судя по вашим кислым физиономиям, идеями вы не блещете, да?
   - Я открою портал, куда скажут прекрасные сэс-магини, - великодушно произнес харугв, сделав витиеватый жест рукой.
   - Ого. И даже в столицу?
   - Хм... Если таково пожелание прекрасной половины нашего тесного дружеского круга, то да. Какова цель выхода в общество?
   - Какая еще может быть цель? - хохотнул Фрай, и приобнял Алишу, заставив ее покраснеть. - Повеселиться. Развеяться... и потанцевать с хорошенькой девушкой.
   - Я - за, - присоединился к затее друга Стим, и тоже приобнял за плечи Фелиситу.
   Та фыркнула и шлепнула парня по руке.
   Допив кофе, отряхнув пальчики от крошек и вытерев уголки губ, Ариана поднялась и сказала:
   - Я пас, у меня несколько иные планы на выходные. Так что вы без меня как-нибудь развлекайтесь. Пропусти...
   И требовательно уставилась на Ирштвана, который после ее слов будто подобрался весь и бросил на ишима напряженный взгляд.
   - Ари?! Ты не можешь?! Мы же уже все решили, - возмутилась довольно громко Фелисита.
   - Ребята, мне правда сегодня точно никуда не стоит выходить. Харугв Ирштван, можно Вас на пару слов?
   - Ари, а как же контраст и веселье? - обиделась Фели и надулась, отвернувшись от Стима, пытающегося что-то прошептать ей на ушко.
   - Фели, я тебе все позже объясню, не обижайся, - просительно обратилась Ариана к подруге и вышла из-за стола, следом за нею двинулся Ирштван.
   Выйдя из столовой, пройдя по коридору до первой ниши, девушка юркнула в глубину проема в стене и быстро произнесла:
   - У меня нет артефакта... того самого, я говорила о нем, и магистр сэн Магривус запретил покидать стены академии. Так что вам придется отдыхать без меня. Да и нет у меня никакого настроения развлекаться. Надеюсь, я понятно объяснила, харугв Ирштван, мотив своего отказа? И что это за игры вы затеяли с ишимом Ош Румарэ за моей спиной?
   Ирштван, закрыв своей широкой спиной обзор со стороны коридора, наклонился ближе и хмуро ответил:
   - Да какие уж тут игры, Ариана? Я объясню...
   - Не помешал, нет? - раздалось вдруг позади прохладное, а следом уже язвительное. - Мне вы тоже объясните, харугв, с каких это пор вы пристрастились к столь вызывающему поведению, как приставание к адепткам в коридорах академии?
   Ирштван стиснул зубы и медленно повернулся, открывая сердитому взгляду магистра покрасневшую от возмущения блондинку в синем платье.
   - Ариана, вы идете со мною. Немедленно, - рыкнул Эрвин и фактически сдвинул с места гору под именем Ирштван один взмахом руки, затем схватил девушку за руку и потянул ее на себя, одновременно открывая портал в свои апартаменты.
   - Магистр, я иду с вами, - решительно заявил Ирштван, и шагнул было в сторону зева портала, как увидел отрицательное покачивание головой и явное нежелание его вмешательства со стороны девушки.
   - Правильно, - бросил магистр холодно, заметив отказ Арианы от помощи харугва при разговоре с опекуном, - харугв Ирштван, не смею вас задерживать.
   И Эрвин, прижав к себе ближе девушку, шагнул в портал, не заметив довольной ухмылки на лице аграва, провожающего понимающим взглядом магистра.
  

Глава 17.

  
   Едва оказались в мрачном кабинете, заставленном шкафами с книгами, свитками, раскиданными на большом письменном столе, на который падал тусклый свет из-за приоткрытых темных портьер, Ариана тут же оказалась усажена в высокое кресло напротив стола. Магистр молча обошел тяжелые предмет интерьра и, повернувшись спиной к девушке, уставился в окно. Испытывая какую-то смутную тревогу и не понимая, что происходит с Эрвином, отчего он так недоволен или на что сердит, Ари не решалась начать разговор первой. Хотя очень хотелось пожелать ему доброго утра, спросить, завтракал ли он и как у него самочувствие, отчего тот, на кого она не могла смотреть без боли в сердце, дышать рядом с ним спокойно не могла, так мрачен и сердит.
   Перевела взгляд на стол и заметила, что на открытых страницах талмуда лежит ее артефакт, словно позабытый или брошенный.
   Тут Эрвин как-то тяжело вздохнул, тряхнул головой и повернулся к девушке лицом, которое выражало уже вновь обретенное душевное равновесие и спокойствие.
   - Ариана, - наконец подал он голос, складывая руки на груди крест на крест, обхватывая пальцами предплечья, - что происходит?
   - А что происходит? - откинулась на спинку кресла, зеркально повторяя жест с перекрещенными руками, и гордо подняла подбородок. - Я не понимаю вас, Эрвин... или все же магистр? В чем вы меня опять обвиняете?
   Он поморщился.
   - Не обвиняю. Пытаюсь понять, отчего надо так рисковать? Ты думаешь, что харугв все время будет тебя прикрывать от старшего брата? Ты не знаешь их темной сущности, девочка. Агравы - потомки самых двуличных и жестоких существ, что населяли когда-либо наш мир. Основная заповедь агравов - интересы семьи превыше всего. Если ты попадаешь в круг интереса любого члена семьи агравов - тебе не скрыться, не убежать и... даже смерть для них не преграда и не оправдание.
   Поежившись, сэс-магиня прикусила нижнюю губу, и дернула плечом, опуская руки на подлокотники.
   - Что вы... зачем вы...
   - Думаешь, что пытаюсь тебя запугать? Ошибаешься. Я сам напуган. Поверь мне, Мэрдок... я знаю на что он способен, он истинный темный сын не менее темного отца, порочный, жестокий, бездушный и... у него нет сердца, Ари. В нем даже больше от тех предков, что ныне прокляты, чем в его отце. Харугв не сможет пойти против него, как бы он этого не хотел. Магия темной крови ему это не позволит.
   - Я понимаю, - поникла девушка, осознав правоту слов Эрвина, чувствуя при этом себя загнанной в ловушку. - А что известно об ишиме Ош Румарэ? Кто он такой?
   - Ишим Хазрад? Почему ты... а, понятно, он был в столовой, да? - догадался магистр и кивнул. - Не так прост, далеко не так прост, как иногда хочет казаться. Это личный страж, охранник, почти тень харугва... он выполняет только личные поручения и приказы Ирштвана. Не подчиняется никому, даже Повелителю агравов. Он из привилегированного клана теней. Почему ты про него спросила? Я не думаю, что...
   - Он флиртовал со мною. Это нормально? - поинтересовалась Ариана, желая немного вызвать ревность у магистра.
   Судя по всему, на Ирштвана он реагирует скорее как заботливый дядюшка, пекущийся о том, чтобы его подопечную не обидели, чем как мужчина, реагирующий на потенциального соперника. Хотя о чем она думает? Магистр же дал ей четко понять, что никаких отношений между ним и ею быть не может. Нахмурилась, отвернулась в сторону книжных шкафов, снова чувствуя тупую сердечную боль.
   - Не нормально, - задумчиво произнес маг и подошел к девушке, опустился перед нею на корточки и посмотрел в ее немного напуганные глаза. - Обычно ишимы не вступают в контакты с посторонними, то есть не с объектами охраны. Они должны быть безмолвными. Что он говорил? И интонацию вспомни.
   - Он сказал... эм... в общем, он забрал у меня поднос и сказал: "Такой хрупкой девушке не пристало носить тяжести, я готов сам ее носить на руках"... вот.
   Голос под конец реплики сошел на шепот, щеки вспыхнули краской, которую, как надеялась Ари, магистр вряд ли заметит в полумраке кабинета. Она остро ощущала напряженный взгляд мужчины, скользивший по ее лицу, и вздрогнула, когда ощутила его руки на своих сведенных вместе коленях.
   - Что еще? - голос стал несколько мягче, с низкими вибрациями, а его ладони прожигали платье насквозь.
   - Еще... - невольно облизнула вмиг пересохшие губы, опустив взгляд на подбородок Эрвина, боясь смотреть выше. - Еще он прикоснулся к моей ладони... когда кекс подавал.
   - Вот так коснулся? - и магистр перевернул ладонью вверх одну руку девушки и провел пальцами от середины к запястью, точно повторяя жест аграва.
   - Да, - выдохнула словно в эйфории, и закрыла глаза, не чувствуя в себе силы сопротивляться своим взбунтовавшимся чувствам.
   Он рядом, касается ее... это просто какое-то мучение. И вдруг магистр резко поднялся, вернулся к окну и там замер, о чем-то напряженно размышляя.
   - Ма... магистр, - девушка поднялась и сама подошла к нему, мечтая прижаться к его крепкой, мускулистой груди, зарыться лицом в его камзол и вдохнуть запах мужчины, что сводил ее с ума.
   - Он поставил на тебе свой маячок... магический. Снимать не стану. Пока. Надо разобраться, что они с Ирштваном затеяли. Но судя по всему, Хазрад включил тебя в список особых статусов.
   - Что?
   - Он взял тебя под охрану. С одной стороны, это хорошо, видимо харугв осознает, что он вполне может не справиться с давлением магии крови, потому и подстраховался... обязал своего ишима взять слово... это была произнесена почти ритуальная фраза "носить на руках" и ее надо понимать в переносном смысле. Оберегать. Вот что она означает.
   - Понятно, что ничего не понятно. Магистр, а что с моим артефактом? Удалось его зарядить? - попыталась собраться с мыслями, девушка повернулась к столу, и хотела было взять в руки свой артефакт, как вдруг Эрвин резко развернул ее к себе и, удерживая за плечи, тревожно посмотрел в ярко-синие глаза:
   - Пообещай мне кое-что. Если что-то вдруг произойдет, или напугает тебя, обращайся сразу же ко мне, не к нему... не к харугву, договорились?
   - Хорошо, - с трудом сглотнула и кивнула в ответ.
   - Я дам тебе амулет мгновенной связи и несколько портальных клипс. Прикрепи их к одежде, амулет всегда носи с собой. А артефакт Гран-эль-корр носи под одеждой, чтобы никто не видел его. Он заполнен силой под завязку, я настроил постоянный канал подпитки от собственного источника, так что дополнительной подзарядки не требуется. И еще... будь осторожна с этими двумя... я агравов имею в виду. Не доверяй никому из них, пока мы не узнаем мотивов их поступков.
   - Х-хорошо... м-магистр, - запнулась на словах, теперь и правда ей стало не по себе.
   - Эрвин, мы же договаривались, что наедине ты можешь обращаться ко мне по имени, - чуть грустно улыбнулся он и убрал руки с ее плеч. - У меня есть кое-какие идеи. На счет запаха.
   - Не имеет смысла, - понурив голову, девушка отошла от него и снова уселась в кресло, стиснув руками колени. - Харугв объяснил... они видят истинную сущность.
   - Та-а-ак... Это что еще за новости?
   Эрвин недоуменно потер пальцами переносицу, затем ругнулся, и кивнул.
   - Точно, теперь мне многое становится понятно. Они скрывали... эту особенность. Даже разведка не донесла. Надо же... а тебе вот так взял и рассказал? Странно.
   - Почему?
   - Потому.
   Замолчал, о чем-то размышляя, затем двинулся по кабинету, прохаживаясь с заложенными руками за спиной, и бормотал себе под нос:
   - Сущность... или суть... это плохо. Очень плохо. Преображение не сработает. Совершенно. Надо его снимать. А жаль, такая идея была хорошая.
   Замер, уставившись в рисунок на ковре, и хлопнул себя по лбу рукой.
   - Ну конечно... сущность! Так, бери артефакт и можешь идти... вечером жди на чай. У вас есть чай в комнате?
   - Да, - ошарашенно глядя на отчего-то повеселевшего магистра, поднялась с места. - Адалузийский. Черный.
   - Отлично.
   - И? Мне чем заниматься весь день? Ребята в столицу собрались... можно мне...
   - Нет. Ни шагу из академии. Здесь безопаснее. Пока еще безопасно.
   Ариана вздохнула и прошла к столу, взяла в руки артефакт и одела его, тут же спрятав за ворот платья. Протянула руки и взяла тяжелый талмуд, чувствуя спиной взгляд магистра.
   - Я тогда буду в библиотеке. Сдам книгу.
   Не прощаясь, быстро пересекла кабинет и вышла, прикрыв за собой двери. Постояла, приводя свои мысли в порядок, затем тряхнула головой и отправилась по намеченному пути.
  

***

  
   Не успела дойти до намеченной цели, как вспомнила, что обещала объясниться с подругой. Остановилась, мучительно размышляя, что лучше: отправить вестника, затратив часть магической манны, или попытаться разыскать Фелиситу до посещения библиотеки? Жалко, что она уже половину дороги прошла, почти весь корпус академии протопала ножками, теперь обратно возвращаться. Но подруга все же важнее. Это факт.
   Развернулась и столкнулась носом... опять!.. с чьей-то твердой грудью.
   - Уй-ёёё... больно же! - воскликнула Ариана, хватаясь за нос.
   Талмуд, потеряв нежно удерживающие его руки, стремительно рухнул вниз.
   - Твою ж... ыыыы! - взвыл тут же блондинистый шпион.
   - Какого лешего вы преследуете меня? - возмущенно спросила девушка, отскакивая от ишима Хазрада на пару шагов.
   Мужчина наклонился, поднял книгу и посмотрел на ее обложку.
   - "Артефакторика и амулетоведение". Хм... тяжелы нынче знания, однако, - прохромал поближе к сэс-магине.
   Девушка попыталась выдрать из его цепких рук свой талмуд со словами:
   - Отдайте мне, для вас эти знания и правда несколько тяжеловаты, - и ухватилась руками за ближний край книги.
   - Ну что вы... я не такой хлюпик, как вы думаете, - возразил высокий, широкоплечий, тяжеловесный на вид аграв, и потянул талмуд на себя.
   - Я о вас вообще не думаю, ишим Ош Румарэ, - и дернула было книгу на себя, но мужчина был начеку.
   - А я теперь думаю постоянно и только о вас, милая Ариана, - перетянул к себе.
   Тонкие пальцы соскользнули с обложки, и синие глаза с возмущением наблюдали сцену запихивания ценного библиотечного экземпляра в подмышку этого здоровенного типа.
   - Верните мне собственность Академии Асториум! - топнула ножкой сэс-магиня, складывая сердито руки на груди.
   - С удовольствием, - расплылся в хитрой улыбке блондин и... обойдя девушку, двинулся в сторону библиотеки, унося с собой книгу.
   - Эй, куда? - воскликнув от удивления, Ариана припустила следом, подхватив подол платья одной рукой.
   - Кстати, ваши друзья передавали вам привет. Они отправились с харгувом порталом в Вьелиридат. Вернутся вечером с ним же. Можете не волноваться за них.
   - Что? Харугв... он больше ничего мне не передавал? - опешила девушка, не веря своим ушам. Вот так взял и ушел с ними, не поинтересовавшись, о чем они с магистром говорили наедине?
   - Как же... передал, - покосился задумчиво в сторону сэс-магини, почти бегом сопровождавшей его широкий шаг.
   - И что?! - всплеснула она руками, затем снова попыталась выдрать книгу из-под его подмышки, ухватившись за самый корешок.
   Мужчина остановился. Молча перекинул фолиант под другую руку и усмехнулся:
   - Это я.
   - Что вы? - не поняла Ариана такого заявления, сдувая с лица выбившийся локон из прически.
   - Харугв передал вам в пользование до вечера меня. Так понятнее?
   - П-пользование? В смысле?!
   - Не попользование... а в пользование. Я ваш до вечера... эээ... как бы это точнее выразить. О, сопровождающий. Точно.
   - Вы сумасшедший? - с надеждой в голосе, спросила она.
   - Нет. Пока нет, - с сомнением ответил блондин и продолжил движение.
   - Да на что вы мне сдались?!
   - Вы желаете это обсудить сейчас? В коридоре? А может, лучше пригласите к себе? В комнату?
   Ироничный взгляд, брошенный с высоты, превышающей рост девушки почти на три головы, оказался довольно болезненным для собственной самооценки.
   - Ну знаете ли?! Это... это наглость!
   - Вы так думаете? - засомневался в оценке его поведения аграв, и толкнул появившуюся перед ним дверь библиотеки, галантно произнес: - Прошу.
   Уступил он дорогу девушке, та проходить не желала, сверля его яростными очами.
   - Красивые глазки.
   - Что?! - еще более ярко вспыхнули эти сапфиры, чтобы, оказавшись буквально на миг прикрытыми веками, поразить его внезапной сменой цвета на расплавленное серебро.
   - Мы пришли, - задумчиво разглядывая красотку-блондинку с серебристыми глазами, Хазрад прищурился, и перешел на магическое зрение. Ба! Знакомые все лица! Только мысли об узнавании таинственной девы, что пришлось выручать из какой-то немыслимой ситуации по просьбе магистра сэн Магривуса, озвучивать не стал, оставив себе на заметку - все же узнать лучше объект своей охраны, что доверил ему харугв.
   Пропустив перед собою сэс-магиню, тихо прикрыл двери и последовал вглубь огромного зала с высоченными стеллажами, заполненными разными манускриптами, магическими учебниками, фолиантами, толстенными талмудами и книгами.
   Ариана быстро прошла к стойке администратора, тренькнула маленьким колокольчиком и, едва над столешницей появилась эфочка, усердно работающая маленькими крылышками, показала на аграва, а вернее на тяжелую книгу, небрежно удерживаемую им под подмышкой.
   Эфочка вперила недовольный взгляд в мужчину и махнула маленькой палочкой. Фолиант вдруг исчез, заставив Хазрада недоуменно покоситься себе под руку, а Ариана тихонько вздохнула. "Как бы избавиться от присутствия этого огромного парня?"
   - Вы что-то еще хотели? - пропищала эфочка, нервно дергая палочкой.
   - Э-э-э... да, а в каком отделе я смогу найти... - скосила взгляд на внешне скучающего аграва, но точно внимательно прислушивающегося к разговору, и закончила, - информацию о приворотно-отворотных зельях? И мне бы еще пару учебников по курсу целительского факультета.
   - Поконкретнее. Какой предмет вас интересует?
   - Все, что касается... физиологии, болезней и лечения агравов. И обязательно с описанием точных ритуалов и рецептов для зельеварения по исцелению. Мне лабораторную работу сделать надо.
   - Уверены? - засомневалась отчего-то библиотечная эфочка и выразительно так приподняла бровки, стрельнув взглядом в застывшего подле меня представителя собственно Агравии. - У вас и пособие для опытов имеется?
   - Угу, - сосредоточенно кивнула сэс-магиня и быстро добавила. - И может, вы еще снабдите меня списком литературы по вопросам...
   Ишим Хазрад кашлянул в кулак, обращая на себя внимание.
   Ариана посмотрела вопросительно, и хмуро закончила:
   - По вопросам изготовления зелий для несварения желудка и нарушения основных процессов жизнедеятельности, подходящих для объекта моей лабораторной работы?
   Хазрад рыкнул и схватился за голову, яростно сверкнув очами, и тут же склонился к девушке, чтобы зашипеть ей на ухо:
   - Я жду снаружи. Разговор еще не окончен.
   Резко развернулся и стремительно покинул библиотеку. Девушка облегченно выдохнула и отменила все свои запросы, оставив только, чтобы было чем занять библиотекаршу, сбор свитков по приворотно-отворотным зельям. Эфочка тут же умчалась, заверив посетительницу, что скоро все соберет, а Ариана сорвалась с места и быстро побежала в ту сторону, где в прошлый раз нашла свиток с заклинанием по иллюзиям и талмуд по артефакторике.
   Поиски длились довольно долго, даже библиотечная эфочка успела устать висеть в воздухе, махая крылышками, и поддерживать для адептки магического светляка, бесконечно вопрошая, что та ищет. Девушка, в конце концов, выдохлась перебирать свитки и тоскливо простонала:
   - Да что же такое? Есть у вас что-нибудь про оружие или артефакты агравов?
   - Ну, так сразу бы и сказали?! - возмутилась эфочка и вспорхнула со стеллажа, на котором она скучала, чтобы тут же выхватить с одной ближайшей полки толстую книгу в кожаном переплете.
   Подала девушке и зашипела:
   - Ходют тут... работать мешают, сами не знают, чего им надо! На сутки... не больше. И в реестре распишитесь. Литература в ограниченном количестве и я должна буду доложить ректору о запросе на нее. Все что касается Агравии - под спецучетом. Ясно?
   - О, хорошо, - заморгала несколько озадаченно Ариана, подхватывая на руки книгу и боязливо проводя пальцами по темно-коричневой обложке, с которой на нее взирало изображение серебристого клинка.
   Расписавшись в формуляре, девушка назвала номер своей комнаты и, как только выбранная литература вместе со свитками по приворотно-отворотным заклинаниям была взмахом палочки эфочки перемещена в ее покои, собралась покинуть библиотеку, но тут вспомнила, что за дверями ее поджидает, должно быть, злющий ишим. Почему злой? Так ждать-то пришлось больше часа, если не два, чтобы разговор закончить.
   - Хм, послушайте, любезная, - обратилась едва ли не шепотом Ариана к эфочке, которая недовольно смотрела сверху, - а нет ли отсюда другого выхода?
   - Зачем вам? - перестала хмуриться библиотекарша, тут же навострив свои любопытные ушки. - Вас же снаружи дожидаются.
   - Все верно. Пособие... - почесала Ари кончик носа и хитро, словно приглашая эфочку поучаствовать в розыгрыше, прошептала: - Пособие на то и пособие, чтобы молча дожидаться своего часа, верно? Пусть еще промаринуется как следует. Результат тогда испытаний будет ближе к идеальному.
   - Да? - явно засомневалась эфочка, но плечиками пожала и махнула рукой в сторону дальних стеллажей. - Идите туда. Там выход сразу на улицу. Я открою.
  

***

  
   Глупость. Конечно, было глупостью проситься выйти из библиотеки запасным ходом, особенно, когда можно из него попасть под проливной дождь. Но Ариана признаться себе в этом не пожелала, хотя бежать по мокрым дорожкам пришлось долго. Пока обежишь весь корпус академии и войдешь в главные двери, то не только промокнуть успеешь, но и простуду схватить. Мокрая и дрожащая, но под заклинанием невидимости, прошлепала хлюпающими туфлями по полу холла и кое-как добралась до своей комнаты. И только, когда оказалась под струями горячей воды в своей ванной комнате, перестала стучать зубами и дрожать от холода, да задумалась, как долго ишим сориентируется по магическому маячку о ее местонахождении.
   Вышла из ванны в банном халате и, вытирая волосы полотенцем, подошла к столу, на котором сгрудились свитки и книга в темно-коричневом переплете, как вдруг в двери со стороны коридора пару раз громко стукнули и сердитый голос ишима рявкнул:
   - Ариана, немедленно откройте!
   Девушка замерла, удерживая полотенце в руках на весу, и задумалась: "А чего он так злится-то? Неужели и правда, харугв взял с него слово следить за мною в буквальном смысле?"
   Стук прекратился через какое-то время, и она решилась подойти ближе, послушать, а вдруг ушел? Только прижалась ухом к поверхности двери, как та вдруг затрещала, заискрилась, и упала наружу.
   - А-а-а!!! - закричала, не сдержав эмоции, Ариана и отскочила в сторону, когда разглядела ишима Хазрада с полыхающими жидким серебром яростными глазами и развевающимися от странного ветра чуть удлиненными серебряными волосами.
   Он было шагнул к проему, но, точно так же, как до него и харугв, замер, обозревая периметр некогда заполненного дверью пространства, и сощурил сердито глаза, чтобы тут же гневливо уставиться на девушку. Изогнул бровь, обежал ее взглядом сверху вниз, который вдруг утратил холод и злость, потеплел и даже вроде как заискрился интересом.
   - Ариана, что же вы не пригласите меня войти?
   - Зачем? - оторопела от подобной наглости хозяйка комнаты и опустила руки вдоль тела, роняя на пол полотенце.
   - Поговорить. Может, чаем угостите. Нам же как-то время до вечера коротать вдвоем. А там, после чая, еще что-нибудь придумаем, - и он так заговорщицки подмигнул, словно они уже давно сговорились провести время за чаепитием.
   - Да вы не обнаглели ли?! - возмутилась девушка, радуясь, что, судя по тишине в коридоре, все соседки отбыли кто куда... выходной, как ни как.
   - Нет. Это, между прочим, в ваших же интересах, - натянуто улыбаясь, мужчина стоял на своем.
   - Да? - не поверила в такое утверждение сэс-магиня и тут вспомнила, что стоит перед посторонним в одном халате до колен и, охнув, быстро отскочила в сторону шкафа, стоявшего справа от двери.
   - Уверен. Пособиями, знаете ли, разбрасываться не стоит. Мы, агравы, в ваших краях пока редкость. Так что добровольно отдаюсь вам на опыты. Согласны?
   - О, это смелое заявление, ишим, - покивала Ариана, мучительно размышляя, как поступить. Впускать его желания не было, но как быть с дверью... он же ее откажется на место ставить, а провести весь день до вечера на виду у ишима, в ожидании, когда явится магистр и решит проблему как с дверью, так и с агравом, заменяющим ее, что-то не улыбалось. Совсем.
   - Вам что... заняться больше нечем? - буркнула недовольно себе под нос и полезла в шкаф за платьем, чулками и сухой обувью.
   - На сегодня у меня все время свободное. Я полностью в вашем распоряжении, - коварно, хрипло-интимным голосом, проворковал ишим и попытался разглядеть из-за косяка, чем там девушка занята. Но дверца шкафа прятала от его любопытного взора все подробности.
   Какое-то время из комнаты не раздавалось ни звука, и он уже заволновался снова, как вдруг перед ним предстала Ариана с распущенными белокурыми волосами, одетая в черное платье, плотно облегающее точеную фигурку, недовольно взирающая на него ярко-сапфировыми глазами.
   - То есть вы согласны на опыты, да? Я правильно поняла.
   Он кивнул, не в силах вымолвить и слова, онемевший и словно оглохший от стука крови в ушах, не в силах заставить себя с места сдвинуться и покинуть столь красивое видение, что находилось сейчас прямо перед ним со скрещенными руками на груди. О, а какая это была грудь, высокая, в меру полная, привлекающая мужское внимание. И даже артефакт, что мигнул обсидиановым глазом, не столь его заинтересовал, сколько заставила кровь быстрее бежать по венам бросающаяся в глаза женственность этой загадочной сэс-магини.
   - Можете поклясться на самом святом для вас, что не станете чинить мне препятствия при проведении экспериментальных опытов на вашей персоне?
   С трудом сфокусировав взгляд, все же зацепился им за артефакт и вздрогнул. Ни чего себе! Девушка использует знакомую вещицу. Присмотрелся, нервируя Ариану излишне пристальным взглядом, что прожигал ее грудь, и кивнул.
   - Угу, клянусь...
   - Чем?
   - Трезубцем Клана ИшимРа, что пару опытов смогу выдержать. Но...
   - Никаких "но", - торопливо заявила девушка, и провела рукой по артефакту, вспомнив о нем, и тут же спрятала за шиворот, благо что ворот был не высокий.
   - Тогда дверь на место поставьте! И что это за Трезубец такой? Ценная вещь?
   - Поставлю, само собой, - посмотрел он в глаза сомневающейся девушке и попытался улыбнуться. Не вышло.
   - Бррр... - поежилась девушка от мелькнувшего на лице аграва оскала хищника.
   - Трезубец - родовой артефакт, ишимы проходят под ним посвящение. Его тень для нас священна.
   - И приставать не будете!
   - Не буду, - оскал пропал, появилось какое-то обиженное выражение на лице. - Я не за этим вообще-то к вам... пока.
   - А, это обнадеживает. Как долго?
   - Что? - вздохнул мужчина, переступив с одной ноги на другую.
   - Как долго вы собираетесь находиться в моей комнате?
   - До прибытия харугва, - быстро выпалил ишим, мысленно проклиная тот момент, когда, стоя за дверью библиотеки уже битый час, вдруг понял, что маячок, прикрепленный к ладони Арианы, начал быстро удаляться в невероятном направлении. Она сквозь стены что ли ходить умеет? И когда, ворвавшись в библиотеку, перепугал до икоты эфочку своим свирепым видом, вылетел на улицу, то не сразу решился явиться к сэс-магине, поняв, куда она отправилась. Пришлось сушиться и менять план действий.
   - Хм, не пойдет, - покачала девушка головой. - Я на обед собираюсь, а после отдыхать и готовить домашнее задание. Вы в эти планы не вписываетесь.
   - Обед? Я тоже не откажусь от обеда, - улыбнулся Хазрад, вспомнил реакцию на его оскал, погрустнел вмиг. - Отдыхайте, я мешать не стану.
   - Без вас, надеюсь?
   - Со мною, - строго отрезал мужчина и нахмурился.
   - ЧТО?! - уперлась кулаками в бедра девушка и снова возмущенно сверкнула серебром во взгляде.
   - Э-э-э... мда, дилемма, - почесал он за ухом. - Снаружи покараулю.
   Какое-то время Ариана сверлила недоверчивым взглядом этого не в меру наглого аграва, а потом как-то вдруг расслабилась и хитро усмехнулась. Мужчина насторожился, чувствуя, что под ложечкой засосало дурное предчувствие.
   - Разрешаю войти ишиму Хазраду один раз.
   Мужчина с опаской вошел, перевел дух и прошел к креслу, тут же по-хозяйски разместившись в нем.
   - Порталы строить умеете? - покосилась девушка в его сторону, разбирая свитки на столе.
   - Далеко?
   - Нет... в пределах города.
   - А зачем? - не проявил аграв должного рвения в ответах.
   - Интересно.
   - Хм... умею, - осторожно ответил, и застыл, ожидая очередного вопроса с подвохом.
   Помолчали какое-то время.
   - Отлично. Ну-с... подопытный образец, готовы к экспериментам?
   Мужчина заинтересовано подался вперед, вздернув одну бровь вверх и низким, пробирающим до дрожи, голосом ответил:
   - О, да... что надо делать?
   - Для начала дверь на место поставьте. А затем раздевайтесь.
   - Э-э-э... что?! - глаза аграва едва на лоб не полезли, выудив из груди девушки булькающий звук, больше похожий на смех.
   - В смысле верхнюю одежду можете снять. Я про вашу куртку... кхе-кхе, - спрятала смех за кашлем, прикрывая рот ладошкой, и лукаво спросила: - А вы что подумали?
   Иронично хмыкнув, Хазрад решил, что проще разобраться с дверью, чем объяснять девушке, что нельзя такие предложения о раздевании делать малознакомым агравам. А ведь он, грешным делом, совсем уж неприличные вещи успел придумать.
   Применив все свое магическое мастерство по ремонту выбитых дверей, то есть просто слевитировав дверное полотно и, прислонив его к косяку, ишим попытался прикрепить дверь к петлям, однако, обжегшись пару раз о магическую вязь, что опутывала косяк и стены комнаты, вынужден был раздраженно выдохнуть и рыкнуть.
   - Да что б тебя!!!
   - Не получается? - сочувственно произнесла позади него хозяйка комнаты, и постучала узким носиком туфли на одной ноге по полу.
   - Получится, - буркнул в ответ Хазрад.
   - Нет, если не получается, то и не надо. Я же понимаю, что ломать, не то же самое, что исправлять, верно? Думаю, что могу попросить кого-нибудь из парней с нашего курса...
   - Еще чего?! Сам справлюсь.
   Хмуро обозрев неподдающийся косяк, перешел на свое особое видение структуры пространства и едва не присвистнул, когда осознал, кто ставил такую защиту на эту комнату. Уровень магистра пятой степени... не меньше. А кто у нас магистр такого уровня? Верно. Сэн Магривус, будь он неладен.
   - Что вас связывает с магистром Сэн Магривусом? - неожиданно для Арианы, рявкнул требовательно ишим и резко рванул дверь вверх, насаживая с помощью магии на петли, вбитые в косяк, и получил внезапный разряд энергии по нервам. Твою ж... светлую манну!
   - Почему вы спрашиваете? Это вас не касается! - услышал он возмущенный голос сэс-магини, и повернулся к ней всей своей мощной фигурой, пытаясь сдержать своего внутреннего хищника, чтобы не зарычать.
   "Что это с ним?" - немного опешил сам же, прислушиваясь к своим странно взбунтовавшимся инстинктам ишима.
   - Уже касается, - проворчал недовольно Хазрад, и прошел к столу, возле которого стояли стулья, чтобы скинуть на один из них куртку. Его взгляд упал на книгу с рисунком кинжала и все слова, что хотели обрушиться на девушку, чьей тенью отныне должен был стать ишим, внезапно застряли в горле.
   Он схватил в руки книгу и потряс ею, обратившись с беспокойством к Ариане:
   - Это зачем? Что вы хотели найти в этой энциклопедии по нашему оружию?
   - О, - округлила девушка глаза, затем прикрыла их веками, и поковыряла носком туфельки край ковра, - ну... для опытов.
   - Опытов? Каких еще опытов?!
   - Над вами... вы же согласились, помните?! - сложив в мольбе руки на груди, посмотрела на него глубоко-несчастным взглядом.
   - Я подумал, что это шутка... шерракх! - прикусил он язык, едва до него дошло, что он попал в ловушку, ловко расставленную этой хрупкой на вид, но хитрой и стойкой, как истинный аграв, девушкой.
   - Ну, знаете, вы поклялись священной для вас тенью Трезубца... э-э-эм... клана Ишим Ра, так что не отвертитесь. Пару опытов и вы сможете дальше жить относительно спокойно, - бодро закончила свою речь сэс-магиня и демонстративно потерла руками друг о дружку, улыбнулась довольно коварно и велела сесть на кресло.
   - З-зачем? - ишим втянул в себя голову, чувствуя себя в западне, и начал озираться по сторонам - нельзя ли куда-нибудь спрятаться в этой комнате.
   Ариана подошла к нему и забрала из его рук книгу, затем прошла к одному из двух кресел, что стояли рядом друг с другом, и села, не отвечая на глупый, на ее взгляд, вопрос.
   Перелистывала страницы, не замечая изучающего взгляда ишима, который все-таки выполнил ее просьбу и разместился рядом, но не на кресле, а взяв один стул и поставив его спинкой вперед. Оседлав стул, сложил руки на спинке и оперся подбородком на сложенные в замок пальцы.
   - Что вы ищете? Можете мне сказать? Вдруг я больше смогу объяснить, чем эта энциклопедия. Между прочим учебный материал не может содержать полную информацию по оружию агравов.
   - Сейчас-сейчас... подождите, - прервала его Ари, подняв одну ладошку вверх. - Ага, вот! Нашла!
   Развернула книгу страницами к аграву и ткнула пальчиком в изображение ожерелья из серебряных капель.
   - Это что? Можете сказать?
   - Только не говорите, что вы собрались испытывать на мне эти... эту... мерзкую штуку?
   И видимо что-то в выражении лица сэс-магини ему сильно не понравилось, потому как мужчина насторожился и с опаской прошипел:
   - Только не говорите, что "Слезы боли", изображенные в этой книге, находятся в этой комнате. Быть того не может!
   - Слезы... боли? А почему боли? А больно кому будет? Мне или ... вам? Ой, подождите, а почему не может быть-то?! - воскликнула восторженно Ариана и подскочила на месте, сложив книгу и бросив ее на кресло. - Ну же... не молчите! Расскажите мне про это оружие! Ну пожалуйста...
   - Сначала ответь, Ариана, они здесь... в этой комнате? - ишим даже не обратил внимания, что позволил себе фамильярность в отношении объекта охраны, и стиснул побелевшими пальцами спинку стула, затрещавшего от такого неосторожного обращения.
   - Д-да, - почувствовав, что ишим Хазрад не на шутку напрягся, занервничал, Ариана тоже насторожилась. - Да что не так с этими видом оружия?!
   - Вот именно! Ариана, это очень опасное оружие... где ты его раздобыла? Последний раз, когда в моем клане видели эти слезы, было... - задумчиво нахмурился, постучал пальцем с отросшим черным когтем по подбородку, вызвав нездоровый интерес в глазах сэс-магини, и закончил. - Лет так пятнадцать назад. Так где ты их взяла?
   Пристальный взгляд серебряных глаз заставил девушку смутиться, спрятать азартное любопытство за ресницами и пожать плечами. Отвечать не стала, молча разглядывая свои тонкие пальцы, и покусывала нижнюю губку белоснежными зубками, размышляя - достать эти слезы сейчас или нет?
   - И вот еще что мне не понятно, - вскинулся неожиданно аграв, подорвавшись с места и замелькав перед глазами своими широкими нервными шагами, - как ты их вообще в принципе смогла увидеть?
   Ариана задумалась, вспомнив такое же удивление со стороны торговца, и решилась все же их показать. Поднялась, прошла к шкафу, чтобы извлечь из его недр саквояж, на дне которого покоился собственно предмет интереса ишима. Вынула завернутые в платочек, такие легкие на вес, серебристые "слезы" и подошла к Хазраду, протянув в его сторону руку, сжимавшую столь опасное оружие почти нежно.
   Мужчина шарахнулся в сторону, выставив руки, и зашипел:
   - Твою ж неупокоенную душу! Так это не шутка?!!
   - Я купила их случайно, увидев на прилавке. Торговец сильно обрадовался и испугался, это правда. Так что эта вещь - моя собственность. Но мне бы все же хотелось научиться ею пользоваться...
   - Пользоваться? Ты... ты!!! - ошарашено, на грани бешенства, аграв смотрел в эти синие глаза, такие невинно-смущенные, но упрямые в своей вере непогрешимости взглядов, что гневные, запальчивые слова булькнули внутри его грудной клетки, захлебнулись и издохли.
   Затем он вспомнил, какая задача была поставлена перед ним харугвом, и вдруг успокоился. "А почему бы и нет? Исин-гард уважает боль в любом ее проявлении, вот пусть теперь на собственной шкуре ощутит все острые грани собственного безумия". К тому же, эти "слезы" могли бы, при должном умении, и правда, стать тем гарантом неприкосновенности и безопасности для этой невероятной девушки от исин-гарда, да впрочем и от любого аграва, чего уж скрывать. Не помешало бы выяснить у Арианы, что за торговец продал ей самое изощренное орудие возмездия.
   Успокоившись, мужчина вернул на свое красивое лицо холодное, почти неприступное выражение и чуть дернул уголком губ, словно пытаясь улыбнуться.
   - Ну что ж... хорошо. Я помогу тебе и научу ими пользоваться. Но!
   Выставил перед собой ладонь, словно запрещая произносить слова восторга или благодарности, и удовлетворенно кивнул, когда заметил, как девушка смогла сдержаться свои эмоции, прикусив лишь нижнюю губку зубами.
   - Но ты поклянешься чем-то особенно святым для тебя, Ариана, что никогда и ни при каких обстоятельствах не используешь эти "слезы" против меня или харугва Ирштвана. Поклянись!
   - Только против вас двоих? - уточнила сэс-магиня, сощурив взгляд, словно сомневаясь.
   - Против других можно, - наклонился и шепотом, с легкой усмешкой, добавил, - я даже не настаиваю на неприкосновенности Повелителя, но могу только дать совет... Против него они будут бесполезны.
   - А против исин-гарда, значит, сработают?
   - Пока да... до того момента, как он не сменит своего отца на троне. Тогда ему уже ни одно оружие не станет опасным. Повелитель Агравии - сам по себе самое сильное и опасное оружие, что можно себе представить.
   - Хорошо, я готова поклясться. Но чем?
   - Чем? Хм, - сузив глаза, изучающе прошелся взглядом по фигуре девушки, и недовольно фыркнул. - Нет... я так не могу с тобой общаться. Этот облик вызывает отчего-то неприятие... Блондинкой тебе быть совсем не стоит.
   - Что? - удивилась Ари, и невольно прижала к груди "слезы", как вдруг ощутила странный импульс, словно они пронзили ее острой шпилькой. - Ай!
   Начала разворачивать платок, не понимая, что за странное желание вдруг овладело ею, срочно прикоснуться к серебряным каплям.
   - Стой! - только и успел рявкнуть аграв, как вдруг резануло по глазам острыми иглами боли. - Ранооо... Сначала клятва!
   - Прости... Конечно, - затараторила девушка, испуганно переводя взгляд с засиявших искрами капель, зажатых в одной руке, на аграва, который закрыл глаза руками и застонал, словно от боли. - Клянусь никогда и ни при каких обстоятельствах не применять "слезы боли" по отношению к ишиму Хазраду и харугву Ирштвану. Клянусь своей душой.
   Яркая вспышка, треск, искажение пространства, запах гари... женский вскрик и дикое мужское рычание, все перемешалось в какой-то дикой карусели.
   Ариана зажмурилась. И решилась открыть глаза только, когда рядом кто-то выдохнул сквозь зубы:
   - Ты точно ненормальная... что ты наделала?!
   Осмотрелась, пытаясь подняться с чего-то холодного, почти мертвенно холодного, затем, не поверив своим глазам, протерла их кулачками и снова огляделась.
   - Твою ж упоротую выхухоль!!
   - Ого! - крякнул, словно сдерживая булькающий смех, ишим протянул девушке руку и поднял ее с надгробной каменной плиты.
   - Мы что... мы на к-кладбище?! - охрипшим, испуганным голосом просипела девушка, и вцепилась в мужской локоть довольно ощутимо. - К-как? Как мы здесь оказались?
   Ариана хмуро разглядывала покосившиеся надгробия, облетающую листву с черных, покореженных деревьев, чьи силуэты еще угадывались в сумерках, затем взгляд нервно пронесся в сторону ближайшего склепа, за дверью которого тонкий слух сэс-магини различил странный звук.
   - Как-как? А вот так, - Хазрад хмыкнул, и скосил взор на блестящие, заигрывающие своими искрами капли, что уверенно заняли свое место на шейке хозяйки. - Некоторые сэс-магини не дружат не то, что с головой, но видимо вообще не имеют никакого представления о магии некроса.
   - Что? - подумав, что ослышалась, Ариана посмотрела на недовольного аграва.
   - Эти слезы, если помнишь, оружие агравов, начиненное темной магией, но я чувствую еще и магию некроса. Брр... жуткое сочетание, скажу я тебе.
   - П-почему? - теперь уже и девушка поежилась, испытывая нервозность.
   - Цепная реакция. Следи за моей мыслью. - Мужчина хмуро оглядывался по сторонам, продолжая тихо говорить. - Мое присутствие привело к активации "слез боли", не смотря на клятву, так как она немного запоздала, хотя и сработала, коли я все еще цел и невредим. Кроме того, твоя комната вся опутана защитой светлой магии, довольно качественной, надо отметить, но для хранения оружия против агравов, усиленного магией смерти, вы ее зовете "некрос", такие условия недопустимы... это ведет к сильному искажению энергополей.
   Сэс-магиня расширила глаза, догадываясь, что ничего хорошего сейчас не услышит, и сжала чуть сильнее пальцы на локте ишима, словно поторапливая. Холодный ветер проник под платье, напомнив, что на улице почти ночь, недавно шел сильный ливень, да и не лето уже, так что озноб пробирал до самых костей. Хазрад покачал головой и притянул девушку к себе, обняв ее за плечи, даря свое тепло. Однако в его действиях не было ничего, что могло бы истолковано Арианой двусмысленно.
   - От твоих апартаментов, боюсь, ничего не осталось. Взрыв получился, должно быть, внушительный. Все что я успел сделать - открыть портал, но учитывая искажающее влияние некросэнергии, мы здесь... в общем, оказаться на кладбище вполне логично, не так ли?
   - У меня нет слов, - вымолвила наконец девушка и вздохнула, затем обреченно простонала. - Он меня прибьет. Потом возродит и снова... того.
   - Кто?
   - Опекун.
   - О, а у нас есть опекун? - удивился как-то насмешливо аграв, уставившись на дверь ближайшего склепа.
   - У вас? Не знаю. А вот у меня, увы, имеется.
   - А подробнее?
   Убрал руки с девичьих плеч и развернул ее так, что девушка оказалась спиной к склепу, затем, не дожидаясь ответа, вообще за спину вдруг запихнул.
   - Ну-ну... я весь внимание.
   - Это ма... Мама! Что это?! - взвизгнула за его спиной сэс-магиня, когда где-то рядом раздался душераздирающий, голодный рык. Нет, это был РЫК!
  

Глава 18.

  
   Поглядывая краем глаза на картинки, что демонстрировал "глазок", припрятанный в гостиной Арианы, разрушительницы покоя в его жизненном укладе, Эрвин завершал формировать особый магический запрос в хранилища столичной императорской библиотеки. Понимая, что лучше было бы отправиться за сведениями самому, магистр медлил, словно что-то удерживало его в академии, какое-то странное чувство - ожидание неприятностей, что ли?
   Схлопнувшийся за вестником портал позволил снова вернуться к повисшей в воздухе, словно сотканной из тонких, полупрозрачных паутинок, картинке... Ари что-то говорила вторгнувшемуся на запретную территорию ишиму Хазраду, причем вторжение не обошлось без разрушений. Кто бы сомневался? Возмущение и какое-то глухое, неприятное раздражение начало подниматься в душе магистра, когда он осознал, что ишим видит девушку в одном укороченном до колена халате, с мокрыми волосами. Этот образ четко отпечатался в его сердце еще там, в мрачной спальной замка Повелителя Агравии.
   Сглотнув образовавшуюся во рту вязкую слюну, Эрвин жадно впился в изображение, когда Ари спряталась от вторженца за дверцу шкафа, начав переодеваться. Белоснежно-прозрачное тело мелькнуло словно в тумане, заразив его кровь лихорадкой, а нежная, соблазнительно округлая грудь, что мелькнула в краткое мгновение, едва не вынудила магистра оторвать подлокотник от кресла, в котором он сидел.
   - Это невыносимо! - внезапно зарычал мужчина, стукнув кулаком по столу, отчего опрокинулись сложенные стопкой книги, посыпались на пол с глухим стуком. - Пять лет дохлому герзуллу под хвост!
   И было чему расстроиться, ибо Эрвин устал бороться с неудовлетворенностью и ярким, диким, необузданным желанием, которое возникало каждый раз, как только в его поле зрения появлялась Ариана.
   - Да что б тебя! - схватился за голову, взъерошив волосы, мужчина закрыл глаза, запретив себе смотреть, как девушка одевается.
   - Развлекаешься? - коварный, тихий голос, раздавшийся из-за спины, явился, словно гром, среди ясного неба.
   Эрвин резко подскочил и развернулся, выхватив из магического подпространства светящиеся клинки, и едва не снес неожиданной гостье голову.
   - Иза, с ума сошла?!! - прошипел он сквозь судорожно стиснутые зубы, и попытался успокоиться. Получалось плохо. - Какого упыря ты тут делаешь? Сколько раз говорил, не подкрадывайся!!!
   Вкрадчивый смех был ему ответом, а магистресса мягко улыбнулась и подошла к столу, оперлась рукой о столешницу и с любопытством воззрилась на проекцию комнаты сэс-магини Шеврил.
   - Зачем ты явилась? И как сломала мои охранки? - проворчал застигнутый на горяченьком магистр и тяжело опустился в кресло, избавившись от клинков.
   - Ну, я имею уже некоторый опыт по взлому именно твоих охранок, кузен.
   Следя за развитием событий в комнате адептки, магистресса скосила взгляд на Эрвина и покачала головой, с досадой отметив, что кузен совершенно не справляется со своими чувствами к этой девочке.
   - Послушай, братец, - начала она говорить, заставив обращением вздрогнуть и насторожиться мужчину, который хмуро наблюдал за передвижениями ишима по комнате, - так все же из-за чего нужно было выдергивать меня из Аквитона, пробивать факультатив перед самой экзаменационной сессией, давать мне какое-то странное задание... преобразить одну адептку, произнести в случае необходимости имя исин-гарда агравов... Зачем все это?
   - Так надо, - отрезал магистр, поджав недовольно губы. И было из-за чего хмуриться.
   Этот наглый ишим все-таки приделал дверь на место, самоуверенно оседлал стул, и даже смеет так обольстительно лыбиться.
   - Что происходит, Эрвин? - тихо произнесла Изаверия и заметила во взгляде кузена, обращенном на блондинку в проекции, дикую тоску и жажду... причем настолько сильную жажду, что даже сама магистресса ощутила своей женской сущностью флюиды желания и сильной страсти.
   Присмотрелась, сузив глаза, и хмыкнула, складывая руки на груди, пряча довольную усмешку.
   - О, да ты, братец, как погляжу, совсем голову теряешь от адептки Шеврил? Невероятно. Не думала, что когда-нибудь увижу всегда такого хладнокровного, самоуверенного, самодостаточного магистра Эрвина Корвина сэн Магивуса покоренного женской улыбкой и лучистым взглядом. Хотя...
   - Заткнись, Иза! - рыкнул взбешенный Эрвин, вскинув руку в требовательном жесте.
   - Фи, как грубо, - сморщила недовольно носик Изаверия и снова перевела свой взор на ту, что завладела всеми мыслями кузена. - Жаль, звука нет. И не поймешь, о чем они говорят. Может он ей свидание назначает? Хотя... что за книгу они там разглядывают?
   Вытянула шею, словно надеясь разглядеть получше, и фыркнула.
   - А, тоже мне... разглядывать какую-то скучную книжку, когда можно без свидетелей заняться кое-чем поинтереснее.
   - Иза! - поднялся из-за стола взбешенный до предела магистр, сверкая яростно глазами, и потянув в нежной шейке кузины руки с растопыренными пальцами. - Я тебя сейчас точно придушу! Ты! Ты!!
   - Ой, да ладно, я же ничего такого... Эрвин, ай! - взвизгнув, магистресса в мгновение переместилась за стол, затем рассмеялась и ласково произнесла, весело глядя на бурно вздымающуюся мужскую грудь, сверкающие глаза и красное от злости мужское лицо. - Я ставлю тебе диагноз, братец, ты влюбился! По уши!
   - Да ты!! Да как ты смеешь?! - не нашелся, что ответить на такую наглость, магистр со стоном рухнул на кресло и повторно устроил беспорядок руками в собственной шевелюре. - Мне же нельзя... любить... как ты можешь?
   - Могу! Я не могу позволить тебе испортить свою жизнь. Ты и так столько сделал для Ордена. Пора подумать и о себе, о своем сердце и жизни! Слышишь?! Твоя мать просила меня образумить тебя... я приехала сюда в надежде, что ты уже, наконец, вспомнишь, что ты живой человек! - почти кричала Изаверия, кусая изредка губы от нервного напряжения. - Что ты мужик!!! Ты мужик - слышишь?! Не бесполое существо! У тебя должна быть семья, жена, дети!! Довольно! Орден по гроб жизни тебе обязан, я подам прошение, чтобы тебя освободили от клятвы и целибата! Я уже...
   - Что ты уже? - вскинулся ошарашенный Эрвин, пришибленный и какой-то растерянный.
   - Уже... прошение... подала, - понизив голос до шепота, магистресса нервно вздохнула и покраснела.
   - Что ты сделала?! - мужчина перевел шокированный взгляд на проекцию и в этот момент взвыли все его охранки, установленные на комнатах подопечной. - Какого...?!
   Не успел он договорить, как в проекции что-то заискрилось, полыхнуло пепельным взрывом, и картинка, передаваемая магическим глазком, исчезла.
   Мгновенное перемещение с нахрапистым разрывом пространства сопровождалось яростным сигналом тревоги, что разнесся по всей академии, заставив многих испуганно замереть на месте, а кого-то и рвануть на источник столь громких звуков.
   Эрвин методично, почти с остервенением, молча, с посеревшим лицом сносил в коридор обломки стен, куски штукатурки и кирпичей, не позволяя кому-либо вмешиваться и лезть поперек его действиям. Когда последние обломки оказались магически перемещены, а магистры, что толклись в дальнем конце коридора, телепортировали мусор в только им известные точки выхода, Эрвин вошел в разрушенную, некогда уютную гостиную, и замер, закрыв глаза, поднял руку вверх, призывая всех к тишине.
   Изаверия шикнула на взволнованных коллег и тоже закрыла глаза, слушая, что шептали изувеченные стены академии. И то, что явилось в видении, не понравилось не только магистрессе. Сэн Магривус зарычал взбешенно и, резко развернувшись, стремительно покинул место магического взрыва. Окинув мрачным взором обеспокоенных преподавателей и ректора, глухо ответил на невысказанный вопрос:
   - Адептка Шеврил... и ишим... живы. Сработал портал переноса.
   - Мне показалось или я, правда, ощущаю запрещенную магию некроса? - подал голос ректор, недовольно хмуря брови и прямо таки мечтая услышать опровержение.
   - Агравы... что с них взять? - пожал плечами кто-то из магистров, Эрвин же только крепче стиснул зубы, чтобы не выразиться покрепче, и посмотрел на магистра Риммуса.
   - Я должен их найти. Поиски могут затянуться... точка выброса не отслеживается.
   - Вы уверены? - удивился ректор и решил сам убедиться. Прошел в разрушенную, с закопченными стенами комнату, закрыл глаза и погрузился в транс.
   Вскоре он печально вздохнул и кивнул, вернувшись к группе преподавателей. Велел всем разойтись, и, дождавшись, когда остался он и магистр сэн Магривус, решительно произнес:
   - Будьте любезны, верните их... Боюсь, что как найдете пропажу, вам надлежит сопроводить адептку Шеврил к магистру Самирэну. До повышения уровня владения собственным даром, вы знаете, о чем я говорю, в Асториуме сэс-магине появляться опасно. И не только для нее одной я вижу опасность, это, прежде всего, рискованно для окружающих. Академический отпуск я оформлю для вас троих. И обратитесь к ишиму, думаю, что он не откажется помочь в столь нелегком деле, как обучение магии некроса. У него довольно высокий уровень. Даже выше, чем у исин-гарда и харугва, вместе взятых.
   - Посмотрим, - не повелся на такое заманчивое предложение Эрвин, понимая, что здравое зерно в словах ректора имеется, но... длительное отсутствие ловчего на вверенной ему территории без согласования с Орденом не допустимо, к тому же ожидаемое прибытие делегации из Агравии являлось довольно серьезным препятствием отпуску.
   Распрощавшись с ректором, который уже занялся проблемой восстановления разрушенной части пансионата для адептов, магистр сэн Магривус решительно направился в сторону корпуса, в котором размещались жилые комнаты преподавательского состава. Сборы не должны были занять много времени, да и вызов Солу он уже послал, так что осталось только вырваться на какое-то свободное пространство, и отпустить в поиск свою интуицию и все задействованные маячки, что были им в свое время прикреплены к Ариане, как вдруг рядом материализовалась Изаверия.
   - Итак, ты отправишься за нею, верно? - несколько нервно спросила магистресса, комкая в руках какой-то сверток.
   - Угум, - бросив мрачный взор на кузину, Эрвин продолжал собирать в магическую суму то, что, по его мнению, может пригодиться как в пути, так и в любой ситуации, даже в случае ночлега под открытым небом.
   - Возьми, Эрви, здесь теплые вещи для девушки... сам понимаешь, скорее всего она в легком домашнем платье и может даже без теплой обуви...
   Магистр замер, поднял голову и вздохнул.
   - Спасибо, - забрал протянутый сверток и вернулся к сборам.
   - Эрви, ну не злись на меня, пожалуйста. Я же о тебе беспокоюсь. И знаешь, мне эта девочка очень понравилась. Прошу, не отказывайся от возможности стать счастливым.
   - Иза! Довольно. Я сам разберусь, что мне делать со своею жизнью.
   Затем словно огорчившись из-за своей резкости, закинул суму за спину, подхватив плащ, подошел к кузине и тепло улыбнулся.
   - Не волнуйся. Я взрослый, состоявшийся мужчина, способный разобраться как с личной жизнью, так и прочими проблемами.
   Выходя из своего жилья, магистр не слышал ироничного смешка и шепота: "Взрослый... состоявшийся мужчина... как же! Пока не напомнила ему, что он мужик, сам и не вспомнил бы. Ну, поглядим, как ты там разберешься с личной жизнью. Уведут из-под носа девчонку, сама по шее надаю".
  

***

  
   Очередной яростный рык сотряс воздух, взъерошив листья, опавшие с деревьев, и черных, крикливых птиц, что взметнулись с веток в хаотичном движении.
   - Это из склепа? - прошептала Ариана, спрятавшись за спину ишима Хазрада, и постаралась унять сотрясавшую ее дрожь. И она не стала бы сейчас утверждать, что просто замерзла. Ей было страшно. Очень.
   - Думаю, что... да. Хотя... с чего бы вдруг? Здесь упокоенное кладбище. Если только в склеп поместили не того, кто должен там лежать.
   - А м-может мы... уж-же пэ-переместимся в другое место? ды-ды-ды... Вы же м-можете... порталом, а? ды-ды-ды...
   - И пропустить всё веселье? - хмыкнул этот ненормальный аграв, закатывая рукава.
   Затем вспомнив, что девушка-то и правда замерзла, посмотрел на нее через плечо, вскинув бровь, и игриво спросил:
   - Не желаешь согреться?
   - Кто - я? Оч-чень... а как?
   - Бегаешь хорошо? В смысле, быстро?
   Ответ потонул в очередном яростном вое, а следом с громким грохотом взорвалась монолитная дверь ближайшего к ним склепа, разлетевшись в мелкую крошку. Хазрад зашипел что-то себе под нос и, не долго раздумывая, едва понял, кто появился из склепа, подхватил Ариану на руки, закинул на плечо и рванул на максимально возможной скорости с кладбища. Нет, сражаться сейчас было бы самоубийством, ибо из склепа явился измененный представитель собственного клана, к тому же восставший в довольно отвратном настроении.
   Игнорируя стоны, что раздавались от сэс-магини, ишим успевал только уворачиваться от надгробий, да кустов и деревьев, что вставали у него на пути, при этом боковым зрением иногда выхватывал мелькавшую справа тень. Бывший соратник упорно не желал отставать. Шерракх! Как его могло занести порталом в Предгорье, что светлые звали Приграничьем?!
   Оторвавшись буквально на десяток шагов, спустил девушку на поваленное дерево, шикнул, чтобы сидела и не двигалась, и метнулся в другую сторону.
   Ариана проследила, боясь шелохнуться при этом, как следом за ишимом метнулась какая-то смазанная тень. Затем обвела взглядом силуэты деревьев, кустарников, что смотрелись в сгустившихся сумерках довольно мрачно, и не менее мрачно подумала: "Вот глупая, почему оставила портальные клипсы в прикроватной тумбочке? Эрвин велел же носить всегда с собой. Хотя, чего уж теперь локти кусать, да и помыслить не могла, что вот так рвануть может, да еще порталом прямо из спальни выкинет..."
   Поняла она так же и то, что ишим Хазрад наложил на нее чары невидимости, которые могут развеяться от любого движения, но что делать, если он вдруг не вернется? А собственно куда ишим делся, неужели решил разобраться с ожившим из склепа? И кем был тот при жизни? И когда раздался очередной вымораживающий сердце вой, сэс-магиня вздрогнула и подскочила на месте, вынимая из-за пазухи артефакт. Взяла его в ладонь, озираясь, и ощутила, как ожерелье из серебряных капель буквально поглотило до последней крупинки всю силу артефакта. Тот мигнул тусклым светом и ... издох.
   - Какого..?! - прошипела тихо девушка и замерла. Ей вдруг показалось, что рядом треснула ветка.
   Невидимость спала, артефакт пуст, знаний по оружию, что выглядит обычным украшением на шейке, нет, что делать? Бежать?!
   - Вот я же просил, сиди и не двигайся! - раздалось иронично-возмущенное, и перед Арианой в мгновение появился ишим.
   - Фу-уф... напугали, - выдохнула девушка, и приложила руку к груди, другой прикрыв глаза. - А где это... существо?
   - Спит... в смысле упокоен, предан огню, вознесся, и... мне вот интересно, ты понимаешь, что твой Дар опасен прежде всего для тебя самой?
   - В смысле? - она открыла глаза и недоуменно посмотрела в светящиеся холодным серебром глаза аграва.
   - В прямом. Кто твои родители? Откуда он в крови той, что не владеет даже каплей магии, ни светлой, ни темной?
   - Ишим... Хазрад, а давайте не здесь будем выяснять мою родословную? - Ари поежилась от холодного ветерка, и снова начала стучать зубами, а потом еще и носом хлюпать.
   - Мда. И то верно. Не вздумай чихать, поднимешь все кладбище, сама убирать будешь. Идем. Руку давай, - схватил дрожащую девушку за запястье, потянул за собой в темноту, выговаривая при этом. - Угораздило же меня связать себя с сопливой адепткой, которая одним своим присутствием может перебаламутить любое кладбище. Ты вообще в курсе, что тебе не в Асториуме учиться надо?
   - А где? - торопливо шагая следом, даже не пытаясь при этом вырвать руку из стального захвата, Ариана чувствовала как начинает постепенно согреваться.
   - В Эзервире. Это университет в столице Агравии. Между прочим это у вас, в Велиритании, дар некроса под запретом, у нас все иначе... Но, - замолчал, подхватил на руки спотыкающуюся сэс-магиню, когда понял, что идут они все медленнее, и продолжил, - увы, исин-гард является ректором Эзервира, так что не вариант. А жаль, мне бы меньше возиться пришлось. Кстати, почему это магистр Сэн Магривус не обратил внимания на твой дар? Он же закончил наш универ по специальности некроса?
   - Как это? Он же светлый маг! - выдохнула Ариана удивленно, не решаясь требовать от аграва прекратить таскать ее на руках. Темень спустилась непроглядная, даже звезд не было на небе.
   - Светлый-то он светлый. Но есть один нюанс, знаешь ли, - буркнул недовольно Хазрад, размышляя, достаточно ли они отошли от кладбища, чтобы попытаться открыть портал, и нет ли поблизости аномалий, которые буквально сочились из древних могил.
   - Какой? Что вы знаете? - тихо спросила сэс-магиня, напряженно ожидая ответа.
   - Он учился под личиной аграва, хитрый, но достойный. И, насколько я знаю, сейчас он ловчий... или как еще у вас называют - охотник за теми, о ком не стоит поминать вслух в Приграничье.
   - Откуда вы знаете?
   - Учились в параллельном потоке.
   - Что? А я думала, что вы к нам по обмену... вы не учиться прибыли?
   - Я-то?! - хмыкнул ишим и остановился, опустил девушку на ноги, и осмотрелся. - Я - ишим, и эти все сказано. Сейчас я твоя тень, твоя охрана. Так и принимай меня, дорогуша.
   - А как же харугв... если вы со мною, здесь, то кто же охраняет его там?
   - Ну, думаю, что это не ваша забота, милая Ариана, - отмахнулся Хазрад от темы, и не ожидал довольно чувствительного тычка острым локотком от объекта своей охраны.
   Глянул с высоты своего роста, и удержался от улыбки, которую вызывал взъерошенный, возмущенный и довольно забавный вид сэс-магини. Ох, а глазки-то засеребрились, преображающие чары вот-вот истают.
   - Не смейте меня так называть, я вам не милая и не какая-то дорогуша. Ясно?!
   - Ясно, заноза моя. Ну, готова к перемещению? Я сейчас портал открою... если все сложится нормально, то скоро уже будем в Асториуме чай пить. Хотя, нет, чай не попьем, думаю, что заставят завалы разбирать. Комнаты твои вряд ли уцелели.
   - Подождите, а аномалии... вы про них не забыли?
   - Помню. Но сейчас их не ощущаю. Готова?
   - Да, - тихо выдохнула девушка, мечтая уже оказаться в тепле и подальше от этого неприятного места, соседствующего с пугающим кладбищем бывших жителей Приграничья.
   - Хотя я вот тут подумал, - открывая портал, аграв вдруг умолк на какое-то время, чтобы, едва его лицо осветилось яркой вспышкой от портального зева, задумчиво закончить мысль, - пожалуй, в Асториум нам еще рано возвращаться. Да и подучить тебя не мешало бы... так что, - не спрашивая разрешения, Хазрад резво подхватил девушку на руки, и решительно вошел в портал, жарко прошептав в девичье ушко. - Давненько я никого не приводил в свое логово, особенно таких сладких девочек, как ты.
  

***

  
   Сол объявился почти сразу, как только Эрвин оказался на той самой поляне за пределами города, где не так давно дракон получал инструкции от магистра: отправиться в Приграничье и прошерстить его как следует на предмет уничтожения расплодившейся на границе с Агравией нечисти. Собственно говоря, целью такого задания было не столько уменьшение порождений Тьмы изначальной, сколько тренировка и пропитание дракона. То, что Сол выживет в тех условиях, Эрвин не сомневался. Из анаглора вышел достаточно сильный и ловкий дракон, звериная сущность довольно неплохо соседствовала с человеческим подсознанием, которое в основном и не позволяло Солу окончательно одичать. Но было еще кое-что, что привязывало дракона к миру людей, что не позволяло ему заслонить в памяти человеческий облик, а именно, тяга к определенной женской особи, к той, которую он мог бы учуять на любом расстоянии и обозначить как "желанная самка". И даже магические запреты, наложенные магистром для ограничения инстинкта к размножению, оказались бы бессильными, если бы дракон почувствовал, что его пара, как обозначил для себя дракон сэс-магиню Ариану, в опасности.
   Эрвин, собственно, надеялся, что Сол учует направление, в каком следует лететь, а уж чем ближе они окажутся к месту нахождения Арианы, тем лучше станут работать и его собственные маячки, да и сердце, как это ни странно, тоже начинало биться в несколько раз быстрее, когда подопечная оказывалась где-то поблизости. Потому-то и был он уверен, что отыскать вдвоем с Солом девушку они смогут значительно быстрее.
   Устроился магистр на спине дракона довольно комфортно, используя противовоздушный кокон в целях защиты от сильных порывов ветра, да и ремни неплохо удерживали его, будучи закрепленными за драконьи гребни.
   Полет уже длился больше двух часов, когда Сол вдруг вильнул влево, и стремительно понесся в ту сторону, где ТерСорум граничил с Агравией. Неужели их занесло в Приграничье?! Только не это!!
   Насколько он знал о кодексе чести клана ИшимРа - тени никогда не смешивают работу с личной жизнью. Так что, если ишим Хазрад взял на себя клятву в отношении Арианы, то беспокоиться за ее девичью честь было бы глупо, но... Что-то странное творилось с Эрвином, стоило только представить рядом с девушкой другого мужчину, пусть даже и в качестве охранника. Ревность, вот что поселилось в его душе, и это было довольно неприятно, можно сказать даже болезненно. И это неприятное чувство заставляло его скрежетать зубами и поторапливать Сола.
  
   ***
  
   Логово, как назвал свой дом ишим, оказалось довольно мрачным местом. Причем назвать домом как-то тоже язык не поворачивался тот каменный оплот, вросший боковыми и задней стенами в скалу, нависающую над крышей. Едва Ариана оказалась на своих ногах и смогла разглядеть за сизым, пронизывающим сыростью туманом, серый каменный фасад, темные пугающие окна, словно бойницы, вытянутые вверх, и широкую каменную лестницу, ведущую к массивным дверям, испуганно охнула, оглянувшись на задумчивого ишима.
   - Вы же... вы ведь не хотите сказать, что заставите меня находиться здесь с вами наедине?
   Выглянув из-за Хазрада, девушка еще больше напряглась и стиснула от беспокойства кулачки. Площадка, на которой они оказались, резко обрывалась прямо за спиной мужчины в пропасть, а острые камни горной породы, что повсюду вырастали из отвесной скалистой стены, показались испуганной и продрогшей сэс-магине клыками распахнутой пасти чудовища.
   - Пойдем-ка, ты совсем продрогла. Внутри поговорим, - проигнорировав и явный испуг вперемешку с недоверием, и попытку сопротивления, ишим без дальнейших сантиментов и разговоров просто подхватил девушку на руки и потащил ее по лестнице вверх, направляя своему убежищу приветствие.
   Двери перед ними тут же распахнулись, в холле вспыхнули ярким светом факелы, что оказались воткнутыми в настенные крепежи, и свежий воздух, ворвавшийся следом за хозяином, пронесся вдаль по коридорам и лестницам, выгоняя застоявшийся, затхлый запах.
   Пронеся молчавшую и словно притихшую девушку в центральную комнату, Хазрад усадил ее в одно из кресел с высокой спинкой, и занялся разведением огня в огромном камине.
   Ари попыталась собраться с мыслями, обхватив себя за плечи руками, но поняла, что слишком промерзла, да и силы словно закончились, откинулась на спинку кресла, подтянув под себя окоченевшие ноги, и уставилась в весело разгорающийся огонь в очаге. Говорить что-либо в данный момент ни желания, ни сил не было. Покосилась в сторону ишима, и наткнулась на пристальный, тяжелый взгляд. На фоне разгоревшегося довольно ярко огня в камине мужчина показался ей пугающе крупным, почти как... Прищурилась, разглядывая его силуэт и поняла, что Хазрад не уступает телосложением исин-гарду.
   - Что это ты притихла? Устала? - поинтересовался ишим, сбрасывая с девушки своим голосом оцепенение, и подошел ближе, продолжая задумчиво изучать лицо сэс-магини.
   - Не знаю... словно силы вдруг иссякли, - Ари вскинула повыше голову и, осененная некой мыслью, быстро спросила: - А слезы боли могут выкачивать из носителя энергию? Жизненную энергию?
   - Боюсь, ответ на этот вопрос тебе не понравится, - спокойно произнес ишим и подал руку. - Поднимайся, я отведу тебя в твою комнату. Выспишься, как следует, а утром поговорим на свежую голову.
   Отчего-то прикасаться к руке Харзрада не хотелось, но кто ж ей позволит проявлять своеволие. Аграв резко наклонился и ухватил Ари за локоть, подняв ее с кресла. Продолжая удерживать за локоть, ишим направил девушку к выходу из гостиной, затем провел по лестнице, приноравливаясь к ее неспешной поступи и вскоре ввел гостью в небольшую комнату, погруженную в темноту.
   - Подожди, я разожгу камин и в твоей спальне, сразу станет тепло и светло.
   Отпустил девичий локоть и решительно занялся разведением огня. Ариана поежилась, чувствуя себя не в своей тарелке, но едва огонек весело заиграл в камине, быстро прошла к небольшому окну.
   - Это что? Это снег?! - удивленно воскликнула, едва поняла, что за окном разыгралась метель. - Где мы?
   Повернулась к ишиму, готовясь задать еще несколько вопросом, и едва не подавилась словами. Между широкой кроватью и камином обнаружился стол и два стула, на столе словно ниоткуда появились блюда, кувшин, бокалы...
   - Горы. Здесь часто идет снег, - спокойно ответил ишим, и показал на стол рукой. - А это поздний ужин. И кстати, еда пребывала в стазисе, так что испортиться не должна. И как ты должна была уже догадаться, я превосходно владею стихией воздуха, что облегчает мне в том числе решение бытовых проблем. Садись, поешь. После ужина я тебя оставлю, ты сможешь отдохнуть.
   Ишим говорил быстро, но довольно уверенно, понимая, что Ариана скорее всего немного испугана и может даже не доверяет ему в полной мере, как должно доверять своему охраннику. Потому он решил пока повременить с откровениями до утра, в том числе не говорить пока, что к девушке вернулся ее прежний, родной облик. Кроме того, отчего-то Хазрада не радовало некое внутренне напряжение, что легко читалось в серебристых глазах его тианэ (*тианэ - объект охраны, высшая ценность для ишима). Придется довольно много объяснить этой девушке, прежде чем он сможет завоевать необходимое ему доверие. А времени остается мало. К тому же Хазрад понимал, что харугв вполне может заявиться в его логово уже через сутки, и вполне возможно принесет новости, которые они оба так ждали. Только вот ожидаемые сведения не смогут облегчить ишиму задачу, поставленную перед ним харугвом, скорее сделают ее почти невыполнимой.
   Ужинали быстро, почти не разговаривая, впрочем Хазрад даже окончания трапезы не дождался. Поднялся, словно прислушиваясь к метели, что разыгралась за стенами логова, и коротко пожелав спокойного сна, удалился, сообщив, что стол сам уберется из спальни, как Ари закончит с ужином. Насытившись, Ариана поднялась и прошла в ванную комнату, приготовиться ко сну, освежиться, и когда вернулась в натопленную спальню, стола с остатками еды уже не было. Запираться или нет? Вопрос был довольно щепетильный. Доверять или не доверять хозяину данного дома? Хотя, осмотрев дверь на предмет обнаружения задвижек и не найдя ничего похожего, оставалось только понадеяться на порядочность и честное слово ишима. Ведь пожелание спокойной ночи было произнесено не просто так.
   Раздевшись до сорочки, Ари аккуратно разместила на спинке кресла немного помятое платье, и быстро залезла под толстое, теплое одеяло, и даже не успела заметить, как провалилась в сон. И не слышала уже ни стука открываемой входной центральной двери, ни голосов, принадлежавших мужчинам, в одном из которых она бы могла узнать удивленный голос ишима Хазрада, а в другом - харугва... Усталые тело и сознание уплыло в мир сновидений.
  
   А утром, едва организм заявил о том, что готов к пробуждению, долго не хотела выбираться из теплой постели, разглядывая лепной потолок и размышляя, что скажет Эрвин, когда она увидится с ним. Скорее всего, снова будет холоден, болезненно сердит и может даже отчитает ее за легкомыслие, как настоящий опекун, не заботясь ни об ее чувствах, ни о безжалостно разбиваемых надеждах. Перевернувшись на бок, чуть нахмурив брови и кусая от досады губы, Ариана тяжело вздохнула и пообещала себе, что не станет лить слезы и смотреть на магистра несчастным взглядом. Если он не желает видеть в ней спутницу его жизни... Что ж, бегать за ним никто не собирается.
   "И почему сейчас меня заботят подобные мысли и переживания? - хмуро фыркнула девушка, ругая себя за несдержанность в собственных чувствах. - Есть более важные задачи и цели. Я должна, и правда, научиться владеть своим даром, и научиться выстраивать защиту от исин-гарда. Вот что сейчас важно, а не розовые сопли тут размазывать".
   Пришлось выпинывать себя из постели, умываться, принимать утренние процедуры, приводить себя в порядок в отсутствие зеркал, что несколько смущало, и уже одевшись, выйти из спальни в поисках завтрака. Спустилась на первый этаж, прислушиваясь, и замерла, когда услышала как из-за приоткрытой двери гостиной раздался голос Хазрада.
   - Ты, правда, думаешь, что мои решения стоит обсуждать в таком тоне?
   - Но Хазрад, по-моему, я просил тебя взять на себя только ее охрану, а ты что делаешь? И зачем надо было меня вчера усыплять?!
   Ариана отчего-то радостно улыбнулась, когда узнала в собеседнике ишима Ирштвана. И хотела было уже толкнуть дверь, чтобы поприветствовать друга, как вдруг поняла, что мужчины-то говорят о ней. Замялась на мгновение, не решаясь войти, так как хотелось услышать то, что в ее присутствии, скорее всего, озвучено не будет, и в то же время стало стыдно, что подслушивает бессовестным образом.
   - А как было тебя еще утихомирить? Твои силы были на исходе, спрашивается, зачем надо было выстраивать такой длинный и сложный портал, фактически истратив весь свой резерв... ты хоть понимаешь, что находишься не в Агравии? Тебе теперь восстанавливаться придется не меньше двух дней! - Ишим был явно сердит, голос его вибрировал так, что Ариана поеживалась и боролась с диким желанием сбежать обратно в спальню. - Ты должен быть завтра в Асториуме, и что мы имеем?! Почти полное отсутствие у тебя сил! Это немыслимо! Исин-гард тебя размажет на раз-два!
   - И чего ты так рычишь?! Подумаешь, не появлюсь завтра?
   - Ты поставишь под удар Академию! Ты поставишь под удар того, кто отвечает за тебя - ректора... ты Ариану подведешь, ты понимаешь это?!
   В ответ раздался тихий стон и шумный выдох.
   - Да все я понимаю... но я испугался, что с нею произошло несчастье. Мои маяки все разом умолкли, ты не отвечал... что я должен был подумать?!
   - Ирштван, ты должен доверять мне. Мы с тобой это уже проходили и не раз. Для ишима жизнь тианэ в приоритете. Для меня ее жизнь бесценна. Так что успокойся и отправляйся спать. Во сне быстрее восстановишься.
   - Но мне же надо с Ари поговорить...
   - Не надо. Иди. Я сам все скажу, что ей следует знать.
   Ариана наконец сообразила, что ее сейчас застукают, и потому как можно тише хотела вернуться наверх, как вдруг двери открылись и насмешливый голос Хазрада заявил:
   - Подслушивать не красиво, не так ли, адептка Шеврил?
   - Ой и не говорите, - усмехнулась Ариана, решительно входя в гостиную и улыбнулась Ирштвану, который тут же схватил ее в свои медвежьи объятия, стиснул так, что ребра затрещали. - Ох! От...пусссс...ти...
   Еле выдохнула девушка, чувствуя, что теряет последний воздух из легких.
   - Заду... шшишшь....
   - Ирштван! Ты сам ее сейчас прикончишь! - рявкнул недовольно ишим, и попытался выдернуть задыхающуюся сэс-магиню из хватки молодого аграва.
   - Прости-прости, - опомнился Ирштван, и радостно осклабился, выпустив девушку из рук. - О, наконец-то, чары преображения слетели!!!
   - Что? Правда? - придушенно выдохнула Ари, борясь с приступом кашля. - Ты ненормальный... кхе-кхе... чуть не отправил к праотцам...
   - Да уж. Что это было? - хмуро спросил Хазрад, с легким прищуром наблюдая за лицом харугва. - Что это за телячьи нежности?!
   - Ревнуешь что ли? - огрызнулся Ирштван, и снова сцапал девушку в объятия, но уже более бережные. - Живая? Какого дохлого гурзулла ты надела на себя эту дрянь?!
   И брезгливый взгляд аграва уперся в ожерелье на шее девушки.
   - А я и забыла про эти слезы... странно.
   - Ничего странного, - заметил ишим и недовольно покачал головой, наблюдая затянувшуюся сцену объятий, вернее как некий огромный аграв тискает маленькую, худенькую девушку, словно медвежонка. - Да отцепись ты уже от нее!!
   Выдернув Ариану за руку из лап своего друга, Хазрад подтолкнул девушку в сторону накрытого стола со словами:
   - Так... ты иди завтракать, а ты, - и строгий, не терпящий возражений взгляд в несчастного лишенца мягкой игрушки, - марш спать!
   - Что ж... вынужден удалиться, - кивнул харугв головой, иронично поглядывая на друга, и хмыкнул, добавив уже в сторону девушки, послушно направившейся к столу: - Ари, нам нужно будет обязательно поговорить... - и переведя суровый взгляд на Хазрада, закончил мысль более требовательно, - наедине.
   - Спать - я сказал! Наговоритесь еще, - рыкнул вдруг ишим, и выставил молодого аграва вон из гостиной.
   Затем быстро прошел к столу и отодвинул стул для сэс-магини, дождался, когда та присядет, и только после этого занял свое место за столом напротив. Завтрак прошел в тихой, почти спокойной обстановке. Только бросаемые гостьей любопытные взгляды по сторонам во время трапезы заставляли ишима нет-нет да тоже оглядываться. И надо отдать должное такту сэс-магини - ни выражением лица, ни взглядом она не показала, что заметила пыль на мебели, потертости на настенных гобеленах, паутину в углах... Нахмурившись, Хазрад откинулся на спинку стула и нервно пробарабанил пальцами по столу.
   - А что... вы тут редко бываете? - вдруг поинтересовалась Ариана, когда поняла, что овсяная каша в нее уже больше не помещается, а вот те булочки с марципановой крошкой, стоящие ближе к ишиму, смотрятся аппетитнее, чем жижа в ее тарелке.
   - Редко. Да.
   Кратко ответив, Хазрад послал вдоль комнаты воздушный поток, сметающий и пыль, и паутину, но видимо что-то намудрил с силой потока, так как вместо ожидаемой чистоты по комнате вдруг начали носиться серые клубки паутины. Ари с интересом проследила за тем, как те вдруг полетели вниз, и поняла, что сейчас булочки окажутся безвозвратно испорченными. Подскочила на месте и, перегнувшись через столешницу, схватилась за тарелку с выпечкой, не заметив, как ишим тоже, видимо осознав свою оплошность, попытался спасти сдобу. Стукнувшись лбами, охнув, двое неудавшихся спасителей булочек одновременно дернули на себя тарелку, да так сильно, что подкинули несчастную сдобу кверху. Потирая одновременно каждый свою шишку, им только и оставалось как печально взирать на упавшие на пол румяные, облепленные липкой паутиной, булочки, и вздыхать, когда воцарившуюся тишину разрушил звук вспарывающего пространство чужого портала.
   - Это еще кто?! - возмущенно выдохнул Хазрад и закрыл глаза, прислушиваясь.
   - А кто еще знает о вашем убежище? - спросила Ариана вдруг осипшим голосом, испугавшись - а вдруг это исин-гард?!
   - Никто кроме Ирштвана и... - открыв глаза и хмуро уставившись на девушку, светловолосый аграв дернул головой и быстро прошел на выход.
   - Ишим, вы куда? - встрепенулась сэс-магиня, и хотела было последовать за своим охранником, как перед ее носом захлопнули двери, да еще заперли на ключ... снаружи. - Да что он себе позволяет?!
   Возмущение нахлынуло волной, заставив подергать ручку двери, затем пнуть туфелькой от злости опять же по двери. Запер ее, словно девочку маленькую!
   И в момент, когда красная от возмущения, почти готовая начать барабанить по двери, огляделась в поисках чего-нибудь потяжелее, сэс-магиня вдруг услышала в голове странный гул и требовательный знакомый голос четко произнесший: "Ариана, открой путь! Немедленно!"
   - Э... Эрвин? - только произнесла она вслух имя магистра, замерев на месте от удивления, как в коридоре за дверью раздался страшный грохот, треск, а затем Хазрад громко закричал:
   - Довольно! Я разрешаю вам, магистр сэн Магривус, посетить мое логово.
   Девушка тут же прильнула ухом к дверной поверхности и расслышала громкое возмущение ишима:
   - Как был неправильным светлым, таким и остался! И кому он угрожает взорвать к дохлым выпям мой дом?! Мне?!!
   - И я тоже, наконец, рад оказаться в тепле, ишим Хазрад, - ответил ему бодрый и уже менее сердитый голос магистра. - Сол, ты можешь подождать меня снаружи. Нет, тебе сюда нельзя! Я кому сказал - нельзя?!
   Недовольный магистр умолк. Ариана снова подергала ручку, как вдруг совсем близко с той стороны услышала недоумевающий голос Хазрада:
   - Слушай, Эрвин, ты случайно не обнаглел?! Врываешься в мой дом... угрожаешь разнести здесь все до основания, да еще и анаглора превратил в дракона?!
   - А ты вообще у меня подопечную увел! Так что это вопрос еще - кто обнаглел.
   Ариана быстро отбежала к камину, пытаясь взять свое волнение под контроль, и, прижав руки к груди, уставилась на весело полыхающий огонь.
   Звук открывшейся двери сопровождался ехидным замечанием от ишима:
   - Кто бы мог подумать, что престарелым, склонным к убийствам невинных дев, опекуном окажетесь именно вы, многоуважаемый магистр?
   - Кем-кем ты меня назвал? - возмутился Эрвин и перевел взор на стройную девичью фигуру, застывшую возле камина и оглянувшуюся на него с каким-то странным выражением на лице - этакая смесь радости, волнения и... возмущения.
   - Ариана! - произнес магистр внезапно охрипшим голосом, затем почистил горло и, подойдя совсем близко к девушке, вдруг ухватил ее за плечи обеими руками, и довольно сильно встряхнул. - Негодная девчонка! Как ты могла такое устроить? Разнесла половину корпуса вместе со своей комнатой! Да я поседел из-за тебя на полголовы...
   Хазрад поднял брови от немого удивления, недоверчиво уставившись на абсолютно черную шевелюру магистра, и еще больше поразился, когда девушка, до этого проявившая себя бойкой на язычок, сейчас, казалось, онемела.
   - Боюсь - вынужден буду тебя наказать... негодная девчонка, - хрипло, с какой-то странной надтреснувшей интонацией в голосе, добавил Эрвин, и вдруг притянул девушку к себе - одна рука обхватила спину, а вторая захватила ее затылок, прижимая Ариану щекой к мужской груди и довольно крепко.
   Не успел ишим и рта раскрыть, чтобы озвучить свое отношение к подобным объятиям, как со стороны двери раздалось не менее возмущенное и требовательное:
   - Я не понял, а чего это вы, магистр тут делаете? Да еще и мою Ариану лапаете?!
   - Харугв?! А вы что делаете в столь отдаленном месте, как Асториум, на территории которого должны находиться безвылазно?! - с легким сарказмом парировал Эрвин, не переставая обнимать ошарашенную девушку столь вопиющим нарушением им же самим установленных правил, что она даже слово не могла произнести в ответ на заданные ранее вопросы опекуном.
   - Так я... это... как узнал, что случилось в пансионате для адепток, так и рванул на поиски...
   - И откуда же вы рванули, позвольте поинтересоваться? - уже более прохладным тоном произнес магистр, гневно сощурив глаза и не спуская пристального взгляда с замершего в дверях молодого аграва.
   - А давайте мы все сядем и позавтракаем? - решился нарушить возникшую тишину Хазрад, и пригласил магистра к столу. - Прошу, не откажитесь от трапезы в моем доме.
   Эрвин хмыкнул, прекрасно раскусив уловку ишима, который явно был в курсе - куда исчез его предыдущий объект охраны, но помня традиции теней, оценил доверие, проявленное в отношении него. Вкушать еду в доме ишима означает принятие гостя в доверенный круг.
   - Отлично, не откажусь. Кстати, Ариана, - наконец сообразил магистр, что девушка стоит и молчит от смущения, что даже щечки покраснели, и глазки прячутся за длинными ресницами, - как давно спали чары преображения?
   - Я не заметила... - тихо ответила девушка, высвобождаясь из объятий магистра, как вдруг была схвачена за локоток его сильными пальцами, причем практически перед носом подошедшего стремительным шагом харугва.
   Проводив подопечную к столу, усадил ее и сам устроился рядом, причем так, что девушка оказалась с другой стороны от свободных двух стульев. За один из них сел совершенно внешне спокойный, но с ироничным блеском в глазах, хозяин дома, и посмотрел на замершего у последнего стула харугва.
   - Ирштван, и чего ждем? - вскинул он бровь на своего соплеменника.
   - А мне здесь неудобно.
   И придав лицу недовольное выражение, Ирштван взял и перенес стул так, чтобы усесться на него с незанятой от девушки стороны.
   Пользуясь воздушной магией, Хазрад быстро организовал еще завтрак для двух персон, и откинулся на спинку стула, постукивая пальцами по столешнице и наблюдая за Арианой и за двумя такими разными, на первый взгляд, мужчинами, но если приглядеться повнимательнее, то можно было заметить, что оба пытались скрыть. Они явно были неравнодушны к девушке. Магистр с легкой ироничной улыбкой спокойно игнорировал сверлящий, внимательный взгляд ишима, а вот Ирштван бросал хмурые взгляды на Хазрада, словно спрашивая - "Чего уставился?"
   А вот Ариана сидела словно на иголках, то хваталась тонкими пальчиками за стакан с морсом, то снова ставила его на место, то начинала теребить салфетку, нервно вздыхая, и, наконец, не вытерпела.
   - Магистр, я виновата, признаю, что причинила ущерб академии, но прошу... скажите же наконец - никто не пострадал от взрыва?
   Вопрос девушки повис в воздухе, как и булочки с марципановой крошкой, которые под руководством ишима снова появились на столе. Ариана уставилась во все глаза на сдобу, затем вопросительно посмотрела на Хазрада, показывая взглядом - это те или не те, которые упали на пол?
   Ишим хмыкнул и сделал вид, что не понял вопроса - не пропадать же добру?
   - Не волнуйся, Ариана, никто не пострадал, - ответил несколько напряженно магистр, и умолк, о чем-то задумавшись.
   Когда к одной из булочек потянулся Ирштван, Ариана с каким-то нездоровым интересом теперь воззрилась на аграва. Тот замер с недонесенной булочкой до рта, и тоже внимательно посмотрел на нее... на сдобу.
   - Что-то не так? - тихо прошептал одним уголком рта харугв, косясь на девушку с некоторой долей удивления.
   - Все нормально. Ешь спокойно. Магистр, угощайтесь выпечкой. Все свежее, - добрым, елейным голосом отозвался Хазрад.
   - Уверены? И откуда здесь, в горах, у вас свежая выпечка? - иронично фыркнул Эрвин, быстро расправившись с кашей и морсом.
   - Ну, это семейная тайна. Что ж... если вы поели, предлагаю переместиться в мой кабинет - думаю, нам есть что обсудить, не так ли? - учтиво предложил закончить с завтраком ишим, поднимаясь из-за стола, затем глядя на харугва, фыркнул: - Да ешь уже, не отравишься.
   Ирштван проигнорировал нездоровый исследовательский интерес во взгляде Арианы, быстро откусил приличный кусочек от булки, и собрался было запить морсом, как услышал от двери, высказанное делано-озабоченным тоном:
   - К тому же я ни разу не слышал, чтобы можно было отравиться булкой, которая собрала собой грязь с пола и к тому же... я же все-таки успел ее обдуть воздухом перед подачей на стол. Как считаешь, магистр?
   И два мужика, умудренных жизненным опытом по порче чужого аппетита и настроения ближнему своему, удалились из гостиной, не видя, как Ариана подскочила с места и начала стучать ладошкой по спине одному из опаснейших аграва, пытающегося справиться с крошкой, попавшей не в то горло.
  

Глава 19.

  
   Удивительно, как быстро перестал кашлять и изображать задохлика харугв, едва стихли шаги за дверью, тут же выпрямился и посмотрел пронзительно-сердито на Ариану. Девушка даже немного опешила от такого взгляда, и решила от греха подальше отойти от аграва, да хотя бы оказаться по другую сторону стола.
   Да только Ирштван был быстрее, ухватил ее за юбку и дернул на себя, практически заставив девушку рухнуть в его объятия. Только и успела что пискнуть, как медвежьи тиски этого неуравновешенного блондина сжали, да так, что дыхание перехватило.
   - Задуфыффф... отпуффффти!!
   Молодой аграв услышал и, возможно, принял к сведению, что девушек так тискать не совсем правильно, как все же не удержался и приподнял ее за талию, усадив поверх стола, уперся руками по обе стороны от Арианы в столешницу и глухо, требовательно, глядя своими серебристыми глазами в точно такие же, рыкнул:
   - Рассказывай!
   - Что именно? - выгнула она вопросительно бровь, и отклонилась немного назад - уж больно нервировал аграв ее в данный момент своим странным взглядом и излишним пылом.
   - Всё! Как взорвались твои апартаменты? Или вернее - почему? Откуда у тебя эти "слезы боли"? Почему я все еще жив, не смотря на близкое присутствие рядом с тобой? И главное - что у тебя с магистром?
   Умолк, отодвинулся чуток и нахмурился, потирая подбородок одной рукой, а вот второй рукой вдруг прикоснулся к подбородку девушки пальцами, затем провел линию по щеке, и вздохнул.
   - Хотя не отвечай на все вопросы. Я и так уже догадался. "Слезы боли" сдетонировали в присутствии Хазрада, светлая защита разнесла стены к дохлому узгулу, Хазрад открыл портал, выполняя взятое на себя обязательство, вы спаслись... и, судя по всему, ты все же успела включить и меня, и ишима в круг доверия, коли мы оба остались целы и невредимы. "Слезы боли" потому так и называются в Агравии... от них реально может пострадать аграв вне этого круга. Тэкс... что еще я спрашивал?
   Ариана, не желая сидеть в такой фривольной позе на столе, попыталась спрыгнуть, но снова оказалась в тесных объятиях.
   - Да отпусти ты меня! - воскликнула она возмущенно, и подняла взгляд, что бы выразить еще и глазами свое недовольство. - Ирштван? Ты что делаешь?
   Аграв склонился в этот момент к лицу девушки и, не прерывая зрительного контакта, выдохнул прямо в губы:
   - Меня больше интересует - что у тебя с магистром?
   - Укушу, - выпалила девушка, пытаясь оттолкнуть парня от себя. - Не твое дело!
   Ирштван ухмыльнулся, но все же отступил, и даже руки с талии девушки убрал, прошел к камину, где и замер, пристально разглядывая спрыгнувшую со стола Ариану. Та быстрым движением расправила подол платья, поджала недовольно губы и, сложив руки на груди в замок, тоже решила немного выспросить у этого наглеца.
   - А ты... нагулялся в столице? Понравилось?
   - Не очень. Пресно как-то у вас. Ни тебе злачных мест, ни драк... шучу, - поднял руки ладонями вверх, рассмеявшись на возмущенное выражение личика сэс-магини. - Кое-что выяснил, но расскажу не сейчас. Мне надо подумать, прежде чем... в общем, позже.
   Пожав плечами, Ари перевела взгляд на двери, за которыми скрылся Эрвин в компании ишима, и расстроенно вздохнула.
   - Как думаешь, они там сейчас сговариваются, что бы я тут осталась, да?
   - Я думаю - так было бы лучше, - выразил свою точку зрения Ирштван и добавил: - Ты не знаешь моего брата... вернее, не понимаешь - на что он способен. Нельзя тебе показываться ему на глаза. Последний раз, когда мы с ним виделись, даже на меня произвел впечатление. Он, словно, заболел тобой. Это какая-то мания... И инспекция эта тоже его идея. Так что - да, тебе лучше пока в Асториум не возвращаться.
   - Ирштван, что происходит? Я не понимаю...
   Харугв прошелся из стороны в сторону, затем снова подошел к Ариане и хмуро ответил:
   - А то происходит, Ариана, что ты словно постоянный источник темной энергии, причем достаточно сырой, почти неудобоваримой, но настолько сильной, что стала лакомым кусочком для высшего аграва... причем практически любого из высших. Хотя нет, я отчего-то не чувствую ее, в отличие от того же ишима. Однако он связан Словом и потому для тебя не опасен. Как то так.
   Пожал плечами и прошел к окну, уставившись на солнечные лучи, играющие со снежинками. Заметив грустного Сола, восседавшего на самом краю у пропасти, хмыкнул.
   - Интересно, как долго магистр сэн Магривус сможет скрывать от родителей, что их чадо вымахало вот в такую громадину, да еще и крылья отрастил... и хвост?
   - Что? - отвлеклась от своих мыслей Ариана и тоже подошла к окну.
   - Да так... мысли вслух, - пробормотал Ирштван и скосил взгляд на девушку, что стояла рядом и кусала алые губки и хмурила черные брови. - Да ладно, не переживай ты так. Все как-нибудь утрясется. К тому же я достаточно знаю ишима Хазрада, уверен, он что-нибудь придумает. Ты лучше объясни мне вот что...
   Ариана вздохнула и перевела на харугва взгляд с заснеженной горной гряды, на фоне которой иссиня-черный дракон смотрелся довольно дико.
   - Ирштван, если ты опять хочешь спросить "что у тебя с магистром", я тебе отвечу - ни-че-го! И довольно уже об этом.
   Отвернулась, желая оказаться в той спальне, что выделил в ее пользование ишим, и отгородиться от неприятных мыслей и вопросов одиночеством, как вдруг большие двери отворились и в гостиную вошел сначала Хазрад, а следом появился магистр. Причем если у первого на лице отражалась печать удовлетворения и какой-то решимости, то у второго - мрачный, жесткий взгляд и горечь в уголках губ.
   Ари замерла у стола, ухватившись одной рукой за спинку стула, и с каким-то внутренним волнением следила за Эрвином. Мужчина прошел к камину, оперся рукой о портал и прижался лбом к сжатым в кулак пальцам. Отчего магистр прячет взгляд и не смотрит ей в глаза?
   - Ирштван, ты возвращаешься вместе с магистром, - произнес первым Хазрад, пройдя мимо девушки в сторону харугва. - Ариана, - задержался возле нее и бросил быстрый взгляд на магистра, который напрягся из-за произнесенного имени подопечной, - ты остаешься моей гостьей и временно поступаешь в мои ученицы. Так решил твой опекун, магистр сэн Магривус.
   - Но...
   - Что? - напряженно откликнулся Эрвин и, наконец, нашел в себе силы посмотреть на Ариану.
   - У меня даже вещей никаких с собой нет, - тихо ответила она, спрятав глаза под ресницами, стараясь не показать внутреннюю боль от его равнодушия.
   - Иди со мною.
   Резко, отрывисто бросил в ответ магистр и быстрым шагом вышел из гостиной, не оборачиваясь, будучи уверен, что Ари последует за ним.
   Она не стала медлить, так же быстро вышла следом за Эрвином, прикрыв за собой двери, как вдруг сильные руки ухватили ее за талию и магистр быстрым шагом повел ее в сторону длинного коридора, обходя лестницу, затем открыл первую попавшуюся дверь и ввел ее в кабинет. Девушка только и успела разглядеть шкаф во всю стену, заставленный книгами, массивный стол, за ним огромное окно с толстыми рамами и тяжелыми портьерами, как те же руки прижали ее к мужской груди. Быстрый, взволнованный стук сердца и хриплый, низкий голос, всколыхнувший волосы на макушке, показались ей сладостной музыкой.
   - Ты останешься здесь столько, сколько понадобится. Я появлюсь сразу, как только смогу... как только исин-гард уберется из академии. Ишиму Хазраду можно доверять, но вот только, Ариана... посмотри на меня.
   Мольба вкупе с какими-то необычными нотками сомнения прорезались в его голосе. Обхватив лицо девушки ладонями, Эрвин заставил ее посмотреть на него. Пристальный, проникающий в потаенные мысли взгляд серых глаз, оттенок которых начал темнеть, становясь похожим на цвет зимнего неба перед вьюгой, отражал эмоцию, близкую к ревности.
   Девушка моргнула от неожиданной мысли, что магистр ее может ревновать к ишиму, и робкий лучик надежды расцвел в ее сердечке.
   - Ари, девочка моя, я был не прав. Простишь ли ты меня?
   - За что я должна вас прощать? - прошептала она, понимая, что тонет в его бездонных глазах. Нельзя! Нельзя растворяться в этом мужчине - она же не птица-феникс, и из пепла не сможет возродить свое бедное сердце, которое точно окажется сожженным, окажись, что она опять не так поняла этого мужчину.
   - Я был слишком... самонадеян. Уверен в том, что избранный мною жизненный путь единственно верный. Но почти потеряв... в какой-то момент я ведь поверил, что тебя уже не вернуть из-за грани... понимаешь?
   Большим пальцем магистр стер с уголка глаза маленькую слезу, что заставила светиться расплавленным серебром самые красивые глаза на свете.
   - Не понимаю... что вы хотите сказать? - губы пересохли от волнения, и Ариана невольно облизнула их.
   - Я хочу сказать, Ари, что, только потеряв, можно осознать, как дорого тебе то, что ты потерял.
   - Ммагистр...
   - Эрвин, милая, мы же с тобой договаривались, помнишь?
   - Помню, - поднимая руки вверх и обхватывая запястья мужчины, девушка боялась поверить тому, что слышит.
   - Я хочу, чтобы ты знала, что ты дорога мне. И я сделаю все, что потребуется, чтобы защитить тебя и уберечь от боли и разочарования.
   - Дорога? Вам?
   - Тебе... говори мне "ты", - Эрвин чуть улыбнулся, любуюсь удивленным, почти ошарашенным личиком сэс-магини. - Очень дорога.
   Затем, словно преодолевая внутреннюю борьбу, медленно, не отрывая взгляда от широко распахнутых глаз девушки, склонился ниже и прикоснулся к ее мягким, податливым губам своими. Не сдержав стона, усилил напор, когда осознал, что никакого сопротивления не встретил. Этот поцелуй опрокинул мир двух людей, настолько сладким и долгожданным он был. Ноги Арианы подогнулись и она бы, наверное, упала бы вниз, если б ее не держали сильные мужские руки. Через некоторое время магистр с трудом оторвался от обласканных им губ девушки и снова прижал ее к своей груди.
   Ари постаралась собраться с мыслями, вдохнуть уже, наконец, воздуха, и на выдохе попыталась высвободиться из тесных объятий. До нее вдруг достучалась мысль, что если бы не было взрыва и вероятности ее гибели, то Эрвин никогда бы не признался, что... а в чем он сейчас признался? В том, что его подопечная, навязанная чужой волей, вдруг стала ему дорога? И поцелуи эти... к чему они? Ведь не сказал, что любит. О, Боги, о чем она вообще думает? Какая любовь может быть между нею, носителем темной магии, магии Некроса, и магистром светлой магии, фактически тем, кто собственно должен истреблять таких, как она?!
   - Не надо, не вырывайся, - раздался тихий голос, полный невыносимой нежности, - побудь еще немного рядом...
   Девушка замерла, не зная, то ли радоваться, то ли сердиться. Что за невозможный человек, этот маг? То запрещал даже говорить с ним, а теперь "не вырывайся". И как прикажете ей реагировать? Невольно уткнулась носом в теплую куртку, втянула в себя мужской запах, приправленный запахом овчины, и зажмурилась, стиснув губы... "Молчи, глупая, - шикнула она себе, - не мешай, ведь я так давно мечтала о его объятиях". Руки поднялись сами вверх и обхватили торс магистра, прошлись легким движением по спине и там же замерли.
   - Я хочу тебе кое-что рассказать, - снова заговорил Эрвин, словно решившись на откровенность. - Мало кто знает, что я вот уже пять лет являюсь Жнецом. Ты знаешь, кто это такие?
   Ариана не поверила своим ушам, когда магистр произнес то, о чем она и сама уже догадалась, однако как он решился об этом сказать? И не будет ли он нести наказание за разглашение?
   - Зачем... зачем вы мне об этом говорите? - подняла она обеспокоенные глаза, и умолкла под внимательным взглядом серых глаз магистра.
   - Почему у меня такое ощущение, что для тебя это не новость? - прищурился, слегка отстранившись, мужчина удивленно дернул бровью вверх. - Хотя, с твоей наблюдательностью... заметила мое оружие и догадалась, верно? Что ж... тем проще будет объяснить мотивы моего поведения и, возможно, дальнейших действий.
   Вздохнул, нехотя разомкнув объятия, и вдруг потянул девушку за руку в сторону большого кресла, выдвинутого из-за стола. Усадил ее, нажав на плечи руками, а сам присел на краешек стола, отведя взгляд на окно.
   - Вступая в Орден Бессмертных, маг становится Жнецом Проклятых Лордов, ловцом их последователей... маг проходит особый ритуал принятия бессмертия, который делает его неуязвимым, ну или почти неуязвимым.
   Ариана нахмурилась, пытаясь осознать и принять, что магистр... он, и правда, бессмертный, то есть это не просто метафора или оборот речи?
   - Единственное требование, вернее, - видно было, как мужчина с трудом подбирает слова, словно преодолевая внутреннее сопротивление, - условие при вступлении в Орден Бессмертных и именно этот, и никакой другой Орден не требует его соблюдения... это аккумулирование любой энергии мага внутри него... нам нельзя тратить эту энергию вовне, ни в каком виде... Особенно важно блюсти чистоту... в течение минимум шести лет - это сакрально важное количество времени... мы не вправе испытывать чувства и иметь отношения.
   Умолк, сжав в кулак левую руку, лежавшую до этого расслабленно на колене, и скосил взгляд на девушку, которая смотрела на него широко открытыми глазами. Она не понимала. Он это видел.
   - Ариана, я хочу сказать, что... шерракх!
   Поднялся резко и отошел к окну.
   - Эрвин, я не совсем поняла... что значит - нельзя испытывать чувства и иметь отношения? О каких отношениях вы говорите? - несколько растерянно, Ари повернулась и посмотрела из-за кресла на напряженную спину магистра.
   И он ответил, резкими, рублеными словами, словно отчитываясь перед вышестоящим лицом:
   - Жнецы соблюдают строгий целибат, Ариана. Жнецы не вправе заводить интрижки и романы... Жнец должен быть чист перед Орденом и собой как духом, так и телом. Единственная цель, которая превыше всего - найти и уничтожить любое порождение Проклятых.
   Девушка вздрогнула и резко отвернулась, уставившись прямо перед собой несчастным взглядом.
   - Не соблюдение данного требования повлечет весьма неприятные последствия и в первую очередь, маг лишается бессмертия.
   "Бессмертие или чувства, - горько усмехнулась про себя Ариана, - что важнее... но ведь я ничего и не требую от него, не жду".
   - Зачем вы мне это рассказываете, магистр? - дрогнувшим голосом спросила девушка, стиснув кулачки на коленях.
   - Зачем? - Эрвин и сам бы хотел знать, что его подвигло начать откровения. - Какой сложный вопрос...
   Тяжело вздохнул и умолк, отвернувшись к окну, за которым просматривался узкий кусок площадки перед главным входом и гряда гор с глубоким ущельем. Девушка тоже молчала, не поворачиваясь и не решаясь прервать тяжелые думы мужчины, однако напряженная спина и плечи, если бы магистр обратил сейчас внимание на подопечную, сказали бы ему, что она не так спокойна, как хотела показать.
   - Дело в том, - голос магистра показался с оттенком горечи, - что я никогда не думал... не ожидал, что передо мною встанет выбор: перечеркнуть всё, что я добился и сумел достигнуть, или потерять единственного человека, одним своим присутствием лишающего меня здравомыслия и сдержанности, заставляющего кровь кипеть в венах и сердце сходить с ума...
   Ариана закусила нижнюю губу, вцепившись в подлокотник пальцами левой руки, а правую руку прижала к груди, в которой заходилось в бешеном ритме сердечко. Затаив дыхание, боясь потревожить лишним движением или звуком вырывающиеся взволнованным, чуть охрипшим голосом признания.
   - Но разве обязательно делать выбор? - прорычал вдруг сердито Эрвин, и внезапно оказавшись подле онемевшей девушки, выдернул ее из кресла за руку, прижал к своему телу за талию и с лихорадочным блеском в глазах рыкнул: - Я должен знать, Ариана, что ты чувствуешь ко мне?
   Отчего-то она испугалась, опустила глаза, поджав упрямо губы, не зная, что ответить. Было трудно вот так сходу, под напором сказать, что... Вот именно, Ариана не столько боялась признаться в своих чувствах, сколько в возможной ошибочности оценки - а любовь ли это?
   - До меня сейчас вдруг дошло, Ари, - мрачно произнес магистр, наблюдая за тем, как смущение на ее лице меняется на некую отстраненность, этакую попытку эмоционально закрыться от его слов, - что ни разу не слышал от тебя слов, которые бы говорили о большем, нежели просто о симпатии. Ариана! Почему ты молчишь? Да скажи уже что-нибудь!
   Не совладав с собой, Эрвин чуть тряхнул девушку за плечи, пытаясь вырвать хотя бы несколько слов о взаимности, но когда она зажмурила глаза, стиснув крепко губы в немом протесте, ощутил просто таки бешенство.
   - Не скажешь?! - с угрозой в голосе прорычал он. - Тогда твое тело само ответит на мой вопрос.
   Ариана вздрогнула, распахивая глаза, и не успела что-либо возразить, как жаркие, сухие губы магистра прижались к ее, дрогнувшим под натиском силы. Если первый и второй поцелуи были полны нежности, зарождающейся страсти, первыми язычками пламени, то третий их поцелуй стал пожаром, сжигающим и гордыню, и способность мыслить и анализировать, но в этом огненном вихре они плавились вдвоем. Тяжело дыша, словно пробежал не один час по пересеченной местности, Эрвин оторвался, наконец, от столь сладостных губ, успев напоследок поймать жалобный всхлип. Обхватив руками лицо девушки, повторяя: "Прости, прости...", собрал губами невольные слезинки, что скатились сиротливо по алым от смущения щечкам, и судорожно выдохнул:
   - Пусть ты не признаешься мне, что мои чувства взаимны, но этот поцелуй уже сказал мне все вместо тебя. И я... я не смогу уже отказаться от тебя, Ари... не смогу. Но и от миссии своей тоже вряд ли откажусь.
   - Эрвин, послушай... те... - сглотнув ком, что вдруг застрял в горле, девушка попыталась отстраниться. - Зачем я вам?
   Магистр от возмущения даже ослабил объятия, чем и воспользовалась его подопечная, вырвавшись из его рук и спрятавшись за спинкой кресла. Посмотрела прямо ему в глаза и тихо продолжила:
   - Между нами пропасть, кто вы, и кто я... у меня даже магии светлой нет, а уж про этот проклятый дар... я вообще говорить не желаю. Прошу, не перебивайте, - взмолилась Ариана, заметив, что мужчина насупил недовольно брови и собрался что-то произнести, - мне лестны, не скрою, ваше внимание и ваши откровенные слова, и даже, должна признать, мечтала их услышать. Но, как бы больно мне не было, должна еще раз повторить - зачем я вам? У вас на кону бессмертие, почет, признание, потерпите еще годик, и все у вас будет, и даже, уверена, женским вниманием вас щедро одарят желающие погреться в лучах вашей славы.
   - Ари, остановись! - возмущенно прорычал магистр, сердито сжимая кулаки. - Что ты говоришь?!
   - Правду, что же еще. Я вам дорога, так вы сказали? Удивительно только, - не понимая, что с ней происходит, Ариана не могла остановиться, заводясь все больше, пытаясь, справиться с болью в сердце и странной агрессией, что распалялась внутри нее, - сначала вы меня обвиняли во вранье, затем чуть ли не заявляли, что я не лучше, чем те девочки, что работали у мадам Шеридэ, утверждали, что я навязанная вам головная боль... а теперь выясняется, что я вам дорога? В качестве кого? А может, вы мне просто зубы заговариваете, врете одним словом, ибо не верится что-то... да-да, расходятся ваши деяния со словами. Если уж вы должны следовать строгому воздержанию, зачем эти поцелуи?! Зачем вам мои признания?! Потешить самолюбие?!! ДА!!!
   - Ариана! Что с тобой? - Эрвин обеспокоенно спросил, изучая лихорадочный румянец на девичьем лице, странную дрожь, что начала сотрясать ее тело, и обратил внимание на то, как она судорожно касается шеи в том месте, где вдруг проявилось ожерелье.
   "Слезы боли!" - вспомнил магистр слова ишима о причине взрыва в комнатах адептки Шеврил, и испуганно осознал, что оружие темных может так влиять на сознание своего носителя, особенно после столь тесного контакта с носителем светлой магии. Эту дрянь надо срочно снять!! Но как?!
   Ариана умолкла, уцепившись пальцами за шею и сипло, почти полузадушено произнесла:
   - Эрвин... что... со мною? Мне воздуха... не... хватает... я не... хотела... всего этого говорить.
   - Хазрад!!! - прокричал во всю глотку Эрвин, усилив голос магически, и кинулся подхватить заваливающуюся вбок девушку, которая внезапно начала терять сознание.
  

***

  
   Негромкие, но насыщенные сильной эмоциональной окраской, мужские голоса ворвались в сознании Арианы, едва не застонавшей от острой головной боли, впившейся подобно нескольким иглам, в виски.
   - Эрвин, не стоит сейчас о чем-либо говорить с нею, ты уже и так дров наломал. Не понимаю, что могло между вами произойти, но эти проклятые слезы восприняли тебя несколько странно, коли едва не удушили своего носителя. И я считаю, что вам давно уже пора было отправиться в путь... Свяжешься со мною, как только комиссия покинет академию, и не смотри на меня так, словно готов порвать на кусочки... не выйдет, - голос ишима она узнала не сразу, а как поняла, что тот выгоняет магистра и Ирштвана из своего логова, то не знала - радоваться или печалиться.
   Лежа с закрытыми глазами на чем-то мягком, борясь с приступами головной боли, все же постаралась не пропустить ни слова из ответа Эрвина.
   - И все же я настаиваю, - требовательный голос магистра вдруг показал, насколько он обеспокоен, - мне нужно с Арианой закончить разговор. И не в моих интересах допускать более причинения вреда собственной подопечной по моей же вине.
   Только не это! Девушка не готова была что-либо обсуждать с магистром, чья странная настойчивость и неожиданно проявившееся мужское внимание заставляли терять последние остатки сдержанности и разума. Только не в ее нынешнем состоянии и в полном беспорядке чувств... "Поэтому лежим тихо и делаем вид, что я просыпаться и не собираюсь", - подбодрила себя Ари, намереваясь бессовестным образом подслушать дальнейший разговор.
   - Может, мы все выйдем уже из спальни девушки, и дадим ей спокойно прийти в себя? - неожиданно раздался рядом голос Ирштвана, полный неподдельного ехидства и одновременно недовольства. - Или вы, многоуважаемые магистры, великие и не очень, желаете посвятить кое-кого во все подробности вашего спора?
   Ариана ощутила дикое раздражение вмешательством этого наглого аграва: кто его вообще просил вмешиваться? Повисло какое-то тягостное, неуютное молчание, затем появилось ощущение почти осязаемых взглядов, и ко лбу прикоснулась холодная ладонь, заставив дернуться и открыть глаза. Яркий свет, проникающий в спальню через окно с не задернутой портьерой, доставил некоторый дискомфорт глазам.
   - Как себя чувствуешь? - спросил Ирштван и взял девичью руку в свою, чуть сжал и тут же опустил.
   - Давно пришла в себя? Услышала что-то интересное? - с легким сарказмом произнес Хазрад и, чуть склонив голову набок, перевел взгляд на Эрвина. - Ну, видишь, все с ней в порядке...
   Светлый магистр не разделял столь явного легкомыслия, казался мрачнее обычного, и только потемневший взгляд не покидал бледного лица девушки. Выпустив воздух сквозь зубы, Эрвин постарался успокоиться и твердо произнес тоном, не терпящим возражений:
   - Оставьте нас. Разговор не займет много времени.
   И только после этого довольно жестко посмотрел на ишима. Что уж там прочитал на его лице Хазрад, Ариана не поняла, но то, что оба аграва вдруг покинули ее комнату без единого возражения, удивило несказанно.
   Она тут же дернулась было подняться, но мужчина не позволил, быстро оказавшись рядом, и тихо шикнул: "Лежи, не вставай", да еще и сел рядом, надавив своим весом на матрас. Ариана сжала губы, поймав готовый вырваться вздох, едва бедром задела мужское бедро, скатившись в углубление.
   - Послушай, Ари... - вглядываясь в ее обеспокоенные, полные странной горечи и какого-то недоверия глаза, сверкающие еще сильнее серебряными искрами, Эрвин огорченно умолк, отметая то, что хотел сказать. - Я понимаю, что ты высказалась под воздействием артефакта, возможно, что я бы еще долго не услышал о твоих обидах. И да, все твои упреки, в принципе понятны, но и ты меня пойми.
   - Зачем? - тихо спросила она, пытаясь по выражению лица понять, что на самом деле думает Эрвин.
   - Что - зачем?
   - Зачем вам нужно знать о моих чувствах? Что вам даст это знание?
   Магистр некоторое время молчал, отведя в сторону взор и обдумывая вопрос и возможные варианты ответа, затем посмотрел на девушку уже более решительным взглядом и чуть хрипло произнес:
   - Это знание либо подарит уверенность в правильности принятого мною решения, либо уже, наконец, покончит с иллюзиями.
   - Какого... решения? О чем вы?
   Мужчина протянул руку и прикоснулся кончиками пальцев к щеке девушки и провел ими вдоль скулы, замерев на подбородке, при этом прожигая темнеющим взглядом ее губы. С трудом отведя взор, невольно зацепившись им за ожерелье на тонкой шейке, Эрвин тихо что-то прошипел сквозь зубы и резко поднялся.
   - Ишим прав... тебе нужно отдохнуть, набраться сил. И, конечно, научиться управлять этим оружием. Я смогу вырваться не ранее чем к следующим выходным, и заберу тебя в академию сразу же, как исин-гард покинет нашу страну. И вот еще... чуть не забыл.
   Вернулся к постели, вынул что-то из внутреннего кармана куртки и, быстро ухватив девушку за руку, что-то застегнул на запястье.
   - Что это? - удивленно рассматривая золотой браслет, украшенный необычными рунами и письменами, спросила Ариана.
   - Это защитный артефакт моей семьи, к тому же через него ты сможешь иметь постоянный доступ к магической манне. Руны, которые наложены на него, имеют, как светлую составляющие, так и... темную, поэтому конфликта со "слезами боли" не будет.
   - Но вы же светлый маг! Почему же...
   - Мой отец, он был агравом.
   "Быть того не может!" - мысленно ахнула девушка.
   - Но в вас нет ничего от... крови темных.
   - Уверена? - криво улыбнулся магистр, и довольно резко наклонился, почти касаясь своим носом ее носа, жарко опалил губы дыханием и низким голосом искусителя произнес: - Боюсь, ты пробудила ее во мне, Ари. Но мы еще вернемся к разговору о чувствах. Гарантирую.
   Затем последовал внезапный, почти болезненный поцелуй, сминающий девичьи губы, и мужчина резко выпрямился, опалил пробирающим до мурашек взглядом и быстрым шагом покинул спальню, оставив Ариану осмысливать прозвучавшее обещание. Сделав пару глубоких вдохов и выдохов, прикрыв глаза, попыталась успокоиться, выходило сие с трудом. Приняв сидячее положение, перевела взгляд на браслет и покрутила запястьем, разглядывая письмена, выгравированные черным цветом. Закусив от волнения нижнюю губу, провела подушечкой указательного пальца другой руки и ахнула, едва от соприкосновения с пальцем письмена вдруг засветились, а сам браслет чуть уменьшился, идеально плотно обхватив запястье.
   -Надеюсь, снять-то я его смогу? - ощутив неясную тревогу, Ариана попыталась было снять браслет, но тот словно приклеился, даже повернуть его не получилось. - Да что же это...
   - Зря пытаешься - ничего не выйдет, - раздалось вдруг со стороны двери.
   Подняла голову и посмотрела вопросительно на Ирштвана.
   - Зашел попрощаться, не скоро увидимся, думаю, - пожал он плечами на немой вопрос, читаемый на лице девушки.
   Ариана спустила ноги с постели, намереваясь подняться, и пропустила момент перемещения харугва близко к ней. Ощутив тяжелые руки на плечах, вскинула голову и замерла. Светловолосый аграв вдруг показался старше, чем обычно. Он прожигал ее взглядом, словно пытаясь проникнуть в потаенные мысли, затем перевел взгляд на браслет, сверкнувший ярким пятном на свете.
   - Хм, если я не ошибаюсь, то магистр снабдил тебя довольно сильной защитой. Это внушает некоторое успокоение. Я слышал о таких древних артефактах, так что снять его вряд ли получится самостоятельно.
   - Ирштван, спасибо тебе... за помощь за все спасибо, - улыбнулась Ариана несколько грустно, и вздохнула. - Надеюсь, ты не станешь рисковать. А как же ты... без Хазрада?
   - Справлюсь.
   Руки молодого мужчины погладили ее плечи, затем он что-то буркнув себе под нос, наклонился и довольно резво, ухватившись за талию, поднял девушку вверх, чтобы оказаться глазами с нею на одном уровне.
   - Будешь скучать? - улыбнулся он обольстительно, выгнув бровь дугой. - Будешь?!
   - Ну, если у меня будет свободное время, может и подумаю о тебе, - фыркнула насмешливо она в ответ, ощущая себя снова мягкой игрушкой, которую сейчас начнут обнимать.
   - Вредина, - ухмыльнулся Ирштван и вдруг прижался к ее губам своими в крепком поцелуе, не размыкая губ, чтобы тут же опустить девушку на ноги и отскочить подальше.
   - Ты!! Да как ты?! - открывая и закрывая рот, ошарашено и возмущенно прошипела Ариана. - Ну, ты и... наглец!
   - Что есть - то есть, - рассмеялся довольный аграв и, отвесив какой-то ироничный поклон, послал ей на прощание воздушный поцелуй со словами. - Буду ждать нашей следующей пламенной встречи, прелесть моя.
   Вспыхнув от новой волны возмущения, Ариана топнула ножкой об пол и зарычала, но Ирштван уже закрыл за собой двери.
   Провожать не пошла, да и смотреть в глаза, что Эрвину, что Ирштвану, сил не было: эти двое теперь вызывали густую краску на лице, как и мысли о них. Понять бы еще, что вообще происходит? Магистр вдруг резко меняется и делает немыслимые заявления, задает невероятные вопросы, и прожигает странным взглядом... Ирштван так вообще лишил дара речи последней выходкой. И кстати, хотелось бы ей знать, как конкретно действует защитный артефакт, если не пресек внезапный поцелуй? Или, может быть, он реагирует скорее на эмоции негативные по отношению к его носителю? Жаль, расспросить некого. Можно было бы конечно поинтересоваться у ишима, а вдруг и он знает про такие семейные артефакты.
   Ариана отняла ладони от лица, оглядела свое помятое платье, единственное, между прочим, и со вздохом прошла к окну. Судя по погоде, ночью вполне можно было ожидать бурана или метель. Легкое беспокойство кольнуло сердце, когда девушка представила, что в такой снегопад придется возвращаться магистру с харугвом в академию. С другой стороны, Эрвин довольно сильный маг, да и надо полагать, что придумает, как обезопасить и себя, и ненаследного принца империи агравов.
   Приложив ладонь к окну, Ари задумчиво следила за тем, как покрывается изморозью отпечаток на стекле, вспомнила, как с братом любили они вот так играть в детстве. Прикладываешь руку к окну и любуешься, а вдруг узор получится еще краше предыдущего. Мрачно уставилась на свою руку, сжимая в кулак, и сжала губы, борясь с желанием издать стон. Как же она устала! Устала, что надо скрывать свой дар, что не знает, где ее брат, что с ним, что не может вернуться в дом деда и жить там спокойно, не гонясь за дипломом мага, который ей необходим как воздух.
  
   Раздавшийся стук в дверь отвлек от тяжких дум. Ариана прочистила горло и громко разрешила войти. В проеме открывшейся двери нарисовался ишим с каким-то свертком в руках и внимательным взглядом, от которого вдруг стало почему-то неловко. Тут же вспомнился поцелуй с магистром, щеки снова вспыхнули румянцем.
   - Вот, велено передать, - нарочито спокойно произнес Хазрад и вошел внутрь.
   Положил сверток на кровать поверх шерстяного теплого покрывала и подошел к камину. Подбросив в огонь пару поленьев, повернулся к молчавшей девушке.
   - Ну что... Как ты себя чувствуешь?
   - Уже лучше, - пожала она в ответ плечами и обхватила себя руками за талию. - А почему вы спрашиваете?
   Уж больно смущал ее взгляд ишима, такой излишне внимательный, изучающий.
   Отряхнув руки, Хазрад уверенным шагом прошел к окну и встал рядом с девушкой, протянул руку и подцепил пальцами ее подбородок, немного приподнимая его. Пробежавшись цепким, колючим взором по лицу своей новоявленной ученицы, хмыкнул и едко ответил:
   - Должен же я определить, какие могут быть для тебя последствия от соприкосновения с магией светлых. И то, что я вижу, наталкивает на странные мысли. Знаешь ли ты, девочка, что не была рождена с магией некрос в крови?
   Ариана удивленно распахнула глаза и отстранилась от руки мужчины. Затем, словно о чем-то сообразив, нахмурилась и с досадой поджала губы.
   - Судя по всему... знаешь. Интересссно, - прошипел аграв, и перевел взгляд на прекрасное по внешнему виду, но жутко-пугающее по своей сути ожерелье на хрупкой девичьей шее. - Очень интересно. Я бы сказал, даже слишком.
   - Почему вы сделали такой вывод, ишим Хазрад? - спросила Ари, отводя взгляд в сторону.
   - Почему? Ну, если ты ответишь мне на один очень личный вопрос, я смогу более точно ответить на твой. Идет? - улыбнулся несколько коварно, словно провоцируя, специально разжигая любопытство, намеренно отвлекая от собственного.
   - Какой вопрос? - Ари поняла, что попалась на крючок. Ну и пусть, надо же разобраться, а вдруг он и правда сможет кое-что разъяснить в истории ее жизни, спрятанной за завесой забвения.
   - Отчего ты потеряла сознание в кабинете?
   Заметив яркий румянец на щечках, сдержал понимающую ухмылку, и спокойно добавил:
   - Если это был поцелуй с магистром, просто можешь кивнуть в ответ. Я не собираюсь вникать в ваши отношения, Ари.
   Дернула головой, бросив сердитый взгляд на мужчину, и хотела было ответить что-то резкое, но осадила саму себя. Не стоит ссориться с тем, кто оказался достаточно гостеприимным к ней, и даже согласился обучать ее. Потому она медленно кивнула, пытаясь справиться со смущением.
   - Вот и объяснение. Он владеет светлой магией высокого порядка, если бы ты была с истинной кровью агравов, владеющих темной магией, то, скорее всего, одним обмороком не обошлось бы. Причем пострадала бы достаточно сильно именно ты, а не он... Отношения такого характера между светлыми и темными всегда заканчиваются плохо.
   Ариана вспомнила, как Эрвин сказал, что его отец был агравом, а мать... та светлая, но из рассказа о родителях магистра она поняла, что его родитель мертв.
   - С другой стороны, - продолжил меж тем Хазрад, задумчиво потерев пальцами свой подбородок, - нельзя сбрасывать со счетов и усиленное действие "слез боли", они тоже могли усилить эффект твоего дара. Кстати, должен отметить, что магия некрос доступна только Правителю и его старшему сыну. Знала об этом?
   Испуганно мотнула отрицательно головой, пытаясь осмыслить, что данная информация может означать и чем грозить лично ей.
   - Вижу, что не знала. Не пугайся. Они тоже вряд ли узнают о тебе. Обратное может стать для тебя либо приговором, причем смертным, либо... тааак... А вот это уже становится интересным вдвойне, - нахмурился недовольно ишим, прошипев себе под нос, - уж не почувствовал ли исин-гард в тебе родственную магию? Тогда становится понятна его одержимость... Шеррракх!!!
   - Этого не может быть! - прошептала Ариана, не веря своим ушам. - Как... как он мог узнать?
   - Я могу только догадываться.
   Замолчал, размышляя о чем-то.
   - Так, ладно, у меня есть время подумать. И к тому же, сейчас важнее научить тебя пользоваться "слезами боли", так как пока исин-гарду не светит стать Повелителем Агравии, то и иммунитета у него против них нет. Но имей в виду - перегнуть палку, так сказать, и угробить наследника я тебе тоже позволить не могу. Только защита, не более. Понятно?
   Кивнула в ответ, и удивленно замерла, едва расслышала голодные рулады своего организма.
   - Вот я ж... пришел ведь тебя на ужин позвать.
   - Как... уже вечер? - повернулась к окну, и не поверила своим глазам - снаружи стремительно темнело. А ведь буквально некоторое время назад было еще достаточно светло за стеклом.
   - Просто в горах рано темнеет... предпочитаешь поужинать в столовой или сюда организовать?
   Ариана огляделась, подумав, что не желает ужинать с ишимом наедине в спальне, что он выделил для нее.
   - А может на кухне? - нерешительно спросила, проведя левой рукой по правому предплечью. - Стол и стулья там есть?
   Ишим фыркнул, бросив на нее ироничный взгляд, и пожал плечами.
   - Хорошо, я пока разберусь, есть у меня там стол и стулья или нет... а ты можешь привести себя в порядок.
   И направился в сторону выхода из спальни, бросив через плечо:
   - Кухня на первом этаже, по правую руку от лестницы. Не задерживайся слишком долго.
  

Глава 20.

  
   Первым делом, как только снова осталась одна, Ариана подхватила сверток, завернутый в непромокаемую ткань, и развернула его. Любопытство и уверенность, что передан он был именно магистром, заставили замереть сердечко, а когда глазам предстало содержимое, не сдержала восторженного вздоха. Сверточек был зачарован, причем особыми чарами, которые позволяли вместиться большему количеству вещей, чем могло бы показаться по его внешнему виду. Мысленно поблагодарив ишима за оставленные в качестве освещения магсветлячки, которые позволили лучше рассмотреть и утепленную на черном меху куртку, выделанную особыми стежками, какие накладывали ведьмы Харанайских островов в качестве оберега, и теплые шаровары черного цвета, стягивающиеся на щиколотках узкими ремешками, пару белоснежных рубашек, одно платье насыщенного серого цвета, и даже нижнее белье с сорочками.
   Ариана задумчиво развернула одну из нежно-розовых сорочек с невероятно тончайшими кружевами на груди и обомлела. Не может быть, чтобы все это собрал для нее Эрвин. Не верится что-то. Особенно вот эти сорочки. Взгляд упал вдруг на нечто серебристое, мерцающее словно звездное полотно. Развернула и едва не осела на кровать, так как ноги перестали вдруг держать. Это было невероятно красивое платье, явно дорогое, почти невесомое и легкое, и такое мягкое на ощупь. Если его одевать, то только на голое тело, без нижних сорочек, и только вот с тем бельем, что выглядит как тонкие полоски.
   Кто же такой доброжелатель выискался?
   Это было невероятно красивое платье, явно дорогое, почти невесомое и легкое, и такое мягкое на ощупь. Если его одевать, то только на голое тело, без нижних сорочек, и только вот с тем бельем, что выглядит как тонкие полоски.
   Кто же такой доброжелатель выискался? То, что им не мог быть магистр, девушка была уверена наверняка. Тем более, если учесть так же наличие среди вещей и предметов личной гигиены, так необходимых каждой девушке и женщине, то, скорее всего, к сборам руку приложила именно женщина. Только вот... сердце вдруг екнуло, словно маленькая булавка впилась в него, - Ариана зажмурилась и погнала прочь непрошеные мысли, что рядом с магистром есть другая, которая вполне могла собрать вещи по его просьбе. Болезненный укол ревности оказался внезапным и настолько неожиданным, что даже слезы брызнули из глаз. Бросив все вещи на постель, сердито вытерла лицо ладонью, и шатающейся походкой Ариана прошла в ванную комнату, смежную со спальней.
   Умылась, почистила зубы, снова ополоснула горящее лицо прохладной водой из изящного кувшина и посмотрела на свое отражение в зеркале, подвешенном над высокой тумбой с большой фарфоровой чашей. Знакомые с детства глаза глядели из отражения с какой-то горечью, черные, красивой формы брови чуть хмурились, а губы, что казались еще ярче обычного, сжались в тонкую линию. "И ничего абсолютно это не значит! Подумаешь, вещи кто-то из знакомых ему женщин помог собрать, - буркнула недовольно девушка своему отражению, - это ведь ко мне он отправился неизвестно куда, меня целовал так страстно и горячо, и браслет вот подарил... тоже мне!"
   Тряхнула головой, и быстро расчесала волосы щеткой, что обнаружилась рядом с умывальным местом. Переплела косу, стянув конец ремешком, и вышла из ванной, мысленно отвесив себе подзатыльник. Нельзя сейчас предаваться сомнениям, которые могут проникнуть ядом в сердце, никак нельзя, как впрочем и надеяться на какие-то перемены в собственной личной жизни. Не в той она сейчас ситуации, чтобы думать о романтике, и пусть сердце заходится в неровном ритме, едва Эрвин оказывается рядом, или когда его глаза прожигают насквозь, выворачивая душу, пусть...
   О чувствах своих она будет думать потом, когда справится с собственным даром и почувствует уверенность в завтрашнем дне. Да и что, собственно, она может ждать от Жнеца? Вот именно. Ни-че-го! Он будет бессмертным светлым магом, а она... кем будет она? Или кем уже стала?
   Ариана шла по коридору, затем спускалась по лестнице, погрузившись в собственные мысли, и не обратила внимания на звуки, что неслись из кухонного помещения.
   Но стоило только открыть дверь, которая не издала даже скрипа, как на девушку обрушился пронзительный звук, больше похожий на свист закипающего на открытом огне чайника. Окинув быстрым взглядом небольшое помещение, что должно быть и являлось кухней, так как прямо напротив входа у противоположной стены размещался огромный очаг с жаровнями, а слева - столы для разделки мяса и, должно быть, для шинкования овощей. Высокие потолки, подсвеченные огромной люстрой, позволяли запахам, что должны быть витать в воздухе, подниматься выше, устремляясь в вытяжную трубу. Ишим Хазрад обнаружился сразу. Он стоял спиной к двери и что-то гневно выговаривал невидимому собеседнику или, может быть, аграв вообще сам с собой ругался.
   Противный, пронзительный свист раздался снова, стоило только ишиму умолкнуть, затем последовало какое-то шипение, и Ариана различила голос, почти детский, но явно с женской интонацией переполненного возмущения.
   - Не ссссобираюсссь... присслуживатьс-сс... есссли меня не ценят-с... Сними привязку... немедленно!!!
   - Нет! - мужчина тоже был на грани закипания, что сказывалось на его тоне. - Привязку снимать отказываюсь. Ты не отслужила еще положенный срок. А если и дальше будешь саботажем заниматься, готов отправить обратно - туда, откуда и взял тебя, неблагодарная Шаис-са!
   - Да ты меня в ссстазиссе сссколько продержал... иссссверг!!
   Ариана поднесла кулачок ко рту и осторожно кашлянула в него, решив, что надо дать о себе знать, а то неудобно как-то выступать в роли подслушивающей. В привычку что ли у нее это входит?
   Хазрад замер, резко выпрямив спину, словно ему вместо позвоночника воткнули металлический прут, и медленно повернулся к двери. И тут девушка смогла разглядеть воинственно настроенного собеседника ишима, а вернее, собеседницу.
   - О, Святые Источники! Это же... огненная саламандра! - не удержалась она от восторженного возгласа, всплеснула руками и быстро прошла к очагу.
   Если бы Ариане не приходилось видеть раньше в доме деда представителя вида огненных саламандр, то, скорее всего, и не смогла бы оценить по достоинству присутствие в забытом уголке среди гор этой невероятной крохи. Маленькая дева, размером с человеческую ладонь, могла не просто разжечь очаг, протопить камин, но и спалить почти все дома в любом селении. И вот сие существо, трепетно охраняемое и оберегаемое светлыми магами, как сокровище дома и даже Рода, находилось в логове истинного аграва, темного мага, и не в качестве добровольного Хранителя очага, а почти... рабыни?!
   - Ишим Хазрад?! - Ариана перевела на хозяина возмущенный взор и указала на ту, что сейчас с обидой во взгляде, теряла огненные язычки и гасла. - Это как понимать?! Объяснитесь, будьте любезны!
   - Что объяснить? - сложив руки в замок на груди, недоуменно вскинул брови и перевел прохладный взгляд на явно заинтересовавшуюся сэс-магиней Шаис-су.
   - Почему ваша Хранительница домашнего очага в таком плачевном состоянии? Посмотрите на нее!
   - Смотрю... и что?
   Ариана тоже уставилась на поникшую, какую-то несчастную саламандрочку, которая в данный момент утирала невидимые слезы с личика, и теряла последние слои огненной одежды, все больше обнажая огненное тельце.
   - Да она же... она сейчас... совсем останется...
   - Голая?! - фыркнул ишим, поняв, что пыталась выразить девушка своим смущенным заиканием. - Ну, не такое уж это необычное явление...
   - Что?! - выдохнула недоверчиво Ариана.
   - Да она постоянно так делает! Не я же ее раздеваю! И вообще, она у меня работать отказывается. Видите ли, огненной саламандре не пристало работать задаром!! А кто ее просит работать бесплатно?! Она свой срок отрабатывает!
   - К-какой срок? - повысила теперь уже голос девушка, пытаясь вспомнить, за что вообще могли и, главное - кто, наказать огненную саламандру исправительными и обязательными работами. - За что?
   Шаис-са издала мучительный всхлип и упала вдруг на спину, изображая глубокий обморок.
   - Циркачка, - презрительно фыркнул Хазрад, и провел рукой по волосам, взъерошивая идеальную укладку белоснежных волос, рассыпавшихся по плечам. - Бездарна. Глупа. Истерична... Ленива. Спесивая вредина.
   Ариана закрыла рот ладошкой, спрятав удивленно приоткрытые губы, и с испугом уставилась на потенциального самоубийцу. Никто и никогда из светлых не посмел бы так неуважительно отозваться о редчайшей представительнице огненной стихии.
   - Умираю-ссс...
   Оказывается, Шаис-са еще была в состоянии что-то шипеть и поднимать тоненькие ручки, словно взывая о спасении.
   - Что... что нужно сделать? Чем помочь? - забеспокоилась Ари, стискивая пальцы рук у груди, и переводя взволнованный взгляд с полуобнаженной саламандры на ишима, который взирал на нее саму в данный момент с каким-то странным выражением на лице.
   - Что сделать? - переспросил Хазрад, и коварно ухмыльнулся. - Знаешь, чем питаются эти вертихвостки?
   - Ой, - нахмурилась девушка, пытаясь вспомнить: "А правда, чем кормила повариха в доме деда Хранительницу очага?"
   - Кровью?
   - Нет, - хмыкнул иронично ишим, заметив, что Шаис-са перестала изображать умирающую дурочку, и явно стала прислушиваться к разговору.
   - Э-эм... может ей дров подложить?
   Саламандра возмущенно зашипела.
   - Нет? - опешила Ариана, заметив как полыхнула ярким негодованием огненная дева. - А... я не знаю...
   - Что ж, думаю, что уроки можно начать прямо сейчас, верно? Заодно и Шаис-су умаслим, нам же еще ужин хочется попробовать, и желательно в горячем виде, да? - понизив голос до интимной хрипотцы, ишим приблизился вплотную к своей ученице и протянул руку, чтобы тут же прижать девушку за талию к себе.
   - А что... что вы делаете, ишим? - опешила от странного поведения мужчины, Ариана выставила перед собой руки, упершись ладонями в твердую грудь аграва, который начал ее вдруг пугать своим ростом и шириной плеч.
   - Преподаю урок, что же еще? - выгнутая бровь проявила ироничный настрой ее хозяина, а вот рука, что потянулась к лицу девушки, показала, что иногда лучше помолчать, так как мужские пальцы вдруг коснулись полных девичьих губ, и Хазрад задумчиво произнес, прожигая темнеющим взглядом серебристые озера: - Интересно, каждый мужчина, что встречается на твоем пути, Ари, мечтает о твоих губах, или все же бывают исключения?
   Заметив, как бледнеет ее цвет лица, а глаза округляются так, что он смог бы увидеть себя в их отражении, потерял бдительность, и оказался совершенно не готов к двум факторам риска: разъяренной огненной саламандре и не менее разозлившейся сэс-магине. Первая одарила его филейную часть огненным пульсаром, громко выкрикивая проклятия, а вторая вообще посмела укусить грозного, неустрашимого аграва, истинного ишима, за палец. Взвыв от внезапной боли, мужчина выпустил из объятий Ариану и, резко развернувшись, направил на саламандру боевой сгусток огня. Затем повернулся к девушке, что успела спрятаться от взбесившегося мужчины за полками с крупами и разными баночками, чтобы грозно прорычать:
   - Ты! Меня укусила?! Меня?!!
   - Подойди ко мне, сссладенький, я тоже укушшууу, - прошипела полыхающая дева и сложила руки на груди, бросая в сторону посторонней девицы ревнивые взгляды.
   Хазрад вмиг успокоился и, спрятав руки за спину, с каким-то нездоровым интересом уставился на саламандру.
   - Надо же... это что-то новенькое, - произнес аграв достаточно громко, и вдруг как рявкнет: - Шаис-са! Живо за работу! А не то тебя ждут охлаждающие водные процедуры!
   Удостоверившись, что угроза возымела нужный эффект - саламандра юрко разожгла очаг и довольно споро стала расставлять левитацией кастрюльки и сковородки, бросая сердитые взгляды то на ишима, то на Ариану, - Хазрад наконец обратил внимание и на свою ученицу.
   - А тебя, покусательница, ждет серьезный разговор, - мстительно усмехнувшись, ишим удовлетворенно кивнул, когда заметил легкую бледность, что разлилась по щекам девушки. - Но после ужина!
   На удивление ужин проходил в довольно спокойной обстановке, и даже Шаис-са спряталась сразу в очаг, стоило только хозяину со странной девушкой разместиться за столом на той же кухне. Почему странной показалась саламандре эта черноволосая с серебряной прядью и стальными глазами девица?
   Шаис-са ответила бы, если кто ее соизволил бы спросить. Огненные саламандры могли видеть истинную магию любого наделенного что темным, что светлым дарами. А вот магия этой... любительницы кусаться, казалась огненной деве странной из-за необычного сочетания магий: на поверхности веяло смертью, в середке клубилась истинная тьма, а вот на самом дне, там, куда с трудом удалось проникнуть огненному взору, виделась тонкая струйка света, причем настолько тонкая, но яркая, что Шаис-са даже рот открыла от удивления. Как такое возможно?! И даже на время забыла о приступах ревности, что охватывали маленькую саламандру, когда она смотрела на своего обожаемого господина и эту девицу за одним столом.
   "Интересно, и кто же тебя так проклял? - подумалось Шаис-се, зарывающейся глубже в горячие угли. - Надо понаблюдать... ссстранная... непонятная... интересссно..."
   Ариана исподволь бросала напряженные взгляды на внешне невозмутимого аграва, который довольно ловко управлялся с едой, и боролась с приступом совестливости, который прямо-таки требовал извиниться за несдержанность. С другой стороны, шептало самолюбие, не она первая начала, так что не ей и первой извиняться. Этот наглый ишим вообще руки распустил. И зачем такие странные вопросы задавать стал? Сам же уверял, что не смешивает работу и личный интерес... или... стоп. Ари замерла, на миг закрыв глаза, и вдруг мысли заметались бешеным неровным строем: а может ли ишим оставаться ее тенью, что бы это ни значило, если теперь он вроде как стал ее учителем, а?
   Хазрад уже давно успокоился, почти сразу же, как только утолил первый голод вкусной отбивной с кровью и хрустящими палочками из темных клубней, что росли на южных склонах гор. А вообще, с чего вдруг ему вздумалось дразнить ту, что носит на руке символ принадлежности другому? Хотя, ему все же было бы интересно определиться, насколько серьезная защита вплетена в руны, что выгравированы на браслете. Редкий и довольно необычный артефакт. И весьма дорогой! Знает ли сама Ариана, что означает этот браслет, и понимает ли, что он уже активирован? А вот как произошла активация - другой вопрос. Возможно, через поцелуй.
   Однако, о чем он вообще думает? Какое ему дело, насколько сладкими могут быть губы этой человеческой девчонки? "Я что... подумал "сладкие"?" - вдруг вызверился на собственные мысли Хазрад и бросил столовые приборы прямо на опустевшую тарелку, заставив их неприятно зазвенеть. Ариана вздрогнула и удивленно уставилась на того, кто буквально несколько мгновений назад был спокоен, погружен в собственные думы и зачем-то сверлил мрачным взглядом браслет. "Ой, да он опять на него смотрит!"
   - Ишим Хазрад... что с вами? - произнесла она, прикоснувшись пальцами к защитному артефакту, словно желая спрятать его от мрачного взгляда ишима.
   - Что вам известно об этом браслете, Ари? - требовательно спросил вдруг аграв и поднялся из-за стола, прошел к буфету и вынул пару бокалов и бутылку темно-красного вина.
   - Ээм, ишим Хазрад...
   - А можно ко мне как-то попроще обращаться, Ари? - поморщился мужчина, и поставил бокалы на стол.
   - В смысле? - не поняла девушка, наблюдая за тем, как наполняется вином ближайший к ней бокал.
   - В прямом... нам вместе находиться как минимум недели две, так может оставим официоз. И ко мне можно уже на "ты" обращаться, договорились? - ишим вдруг улыбнулся как-то излишне коварно и поднял свой бокал, приглашая взглядом сэс-магиню присоединиться.
   - Нет, спасибо. Алкоголь пить я не стану...
   - Хм, а это не просто алкоголь, милая Ари, это вино, изготовленное из ягоды риасы, что растет только в южной части Агравии. Попробуй, ты такого точно нигде и никогда не встретишь... если только не окажешься в нашей столице. А там ты вряд ли окажешься. Пей.
   - И все же... нет, - девушка откинула в сторону косу, поднялась во весь свой небольшой рост и сложила руки на груди, игнорируя нарастающее желание поддаться искушению и отведать нектар темных.
   Шипение - "не пейссс", раздавшееся рядом, заставило ее вздрогнуть, а Хазрада глухо рыкнуть: "А если в стазис?!"
   И саламандра снова юркнула в свой очаг, приняв форму красной ящерки.
   - Не слушай ее, Ариана, - ишим взял второй бокал свободной рукой и протянул его девушке, пристально глядя ей в глаза, словно гипнотизируя, - выпей, так легче будет начать подготовку к приручению "слез боли". Ну же... хотя бы глоток.
   Наблюдая за тем, как уверенное отрицание сменяется на сомнение вперемешку с любопытством, и снова недоверие, Хазрад улыбнулся про себя, поняв, что именно нужно говорить. Недоверие и страх, вот что станет помехой в обучении этой ни на кого не похожей девушки. Она стала для него загадкой. Ее тайны манили, лишали спокойствия и выдержки. Хорошо, что вспомнил о свойстве этого редкого вина - оно могло раскрыть то, что сокрыто в аграве, расположить к тому, кто угощает и вызвать доверие. Благодаря этому вину обычно ишимы убивали своих врагов и врагов своих объектов охраны, но не в этом случае. Всего то лишь нужно было вызвать расслабленность и доверие со стороны этой сэс-магини.
   - Ари, ты не должна меня бояться... между мною, твоим учителем, и тобою должно быть доверие. Но если ты мне не доверяешь, то ничего не получится, понимаешь? Тогда мне проще просто отправить вестника твоему... опекуну, и пусть уж он сам решает, как тебя прятать от исин-гарда.
   - Ишим... Хазрад, причем тут вино? Я доверяю ваш... твоему опыту в магии некроса, доверяю как учителю, но причем тут вино?!
   - А это своего рода проверка, недоверчивая моя Ариана.
   Девушка нахмурилась, неприятно царапнуло слово "моя", но промолчала, обдумывая, зачем вообще понадобилось Хазраду ее поить этим вином.
   - Глоток. И совершено ничего страшного не произойдет. Ари, вопрос доверия... я жду.
   - Ненавижу, когда пытаются мною манипулировать! - воскликнула возмущенно девушка, вытянув руки вдоль тела и стиснув пальцы в кулачки. - Хорошо. Что бы уж закрыть эту тему...
   Взяла бокал, поднесла к носу и вдохнула аромат, пытаясь определить, что за ягода такая - риаса? Терпкий, похожий на запах черемухи, аромат проник словно искушение. Сделав маленький глоток, Ари застыла, удивленно распахнув глаза. Невероятный вкус: знойное лето, трель птиц, запах луговых трав и вкус обычной красной землянки, что росла за домом родителей. Смех мамы, задорный раскатистый голос папы и крепкий поцелуй брата в щеку... и снова много-много света, что припекает и заставляет млеть и радоваться жизни. И как гром среди ясного неба - черная тьма хватает и тащит куда-то, запирает в коконе, ее, маленькую девочку, и братика, разделяя. Брат кричит от боли... затем затихает. А она, Ари, слышит пугающий до дрожи голос: "Оставлю... на десерт. Увидимся еще".
   - Мамочки! - всхлипнула вдруг Ариана, оседая на стул.
   Из ослабевших, дрожащих пальцев выпал бокал, но был пойман уверенной рукой и поставлен на стол. Озадаченный взгляд ишима преследует, а его голос спрашивает настойчиво: "Что ты видела? Что?!"
   Кто-то хватает за плечи, слегка встряхивает, и снова громко, требовательно говорит:
   - Ариана, что ты видела?!
   - Его... Он проклял меня...и брата... всю семью. За что? - зарыдала, не сдерживая душевную боль.
   Ишим прижал девушку к своей груди, хмуро уставившись в одну точку, размышляя, что не такой эффект он ожидал от вина темных агравов. Странно.
   - Кто это "он"? - тихо спросил, проводя рукой по девичьим волосам, словно пытаясь успокоить.
   - Не знаю, но Тьма, что окружала и хотела разорвать меня, пришла с ним... холодная, вымораживающая, словно из-за Грани.
   Рука замерла, взгляд серебристых глаз того, кто считал себя не способным испытывать страх, вдруг подернулся алыми всполохами, и из мощной грудной клетки раздалось утробное рычание: "Лорд Пррроклятых?!"
   И тут же решительно подхватил девушку на руки, быстрым шагом устремился со своей ослабевшей от внутренних переживаний ношей прочь из кухни, затем по лестнице наверх. Пинком ноги открыв дверь в спальню, пронес девушку до кровати и осторожно уложил ее поверх покрывала. Недолго думая, сел рядом, взяв одну руку девушки в обе свои руки, и вглядываясь в мерцающие глаза в свете от пламени камина, тихо спросил:
   - Ответь мне еще на парочку вопросов, и я усыплю тебя, чтобы ты смогла отдохнуть без кошмаров. Как звали твоего брата? И когда он пропал? А ведь он пропал, верно?
   - Брат? - тихо вздохнула, закрыла глаза и отвернулась в сторону. - Пропал... верно. Еще в детстве... а зовут его Аристан, что означает "отважный".
   - Отважный, - задумчиво протянул Хазрад, насылая на Ариану чары сна.
   Дождавшись, когда дыхание выровняется и девушка уснет, повернулся в сторону камина.
   - Вылазь, негодница.
   Саламандра высунулась из огня и хмуро уставилась на своего хозяина.
   - Переодень ее в удобную одежду для сна. И охраняй ее сон, ты назначаешься Хранителем снов Арианы, понятно?!
   - Да, мой господин.
   - И не вздумай причинить ей хоть малейший вред. Уничтожу.
   - Да, мой господин, - смирилась со своей новой ролью Шаис-са.
   И наблюдая за тем, как осторожно хозяин перекладывает руку девушки на кровать, тихонько произнесла:
   - Мой господин, а ваш предыдущий-то подопечный тоже был отважный... да?
   - Что? - замер на мгновение ишим, впившись пораженным взглядом в саламандру. - А ведь и верно... если перевести с языка агравов на велиританский... "ирштван" тоже означает именно "отважный". Странно... очень странно. Его тенью я стал, когда харугву было... примерно лет семь.
   Резко поднялся и направился на выход из спальни, решив разобраться со всем позже. Сейчас ему бы тоже не помещало отдохнуть, а вот ответ на вопрос о понимании Арианой значения браслета он так и не выяснил. Что ж, это тоже пока подождет.
  

***

  
   От общения с Изаверией, чей вестник выловил Эрвина на подходе к собственным комнатам в жилом корпусе для преподавателей, его спасло то, что уже стояла глубокая ночь. Да и пока он добрался до места отдыха, пришлось разбираться с Солом, отправив того в облюбованную драконом пещеру в горах, затем отконвоировать харугва Ирштвана в корпус адептов, стойко игнорируя желание надавать затрещин этому наглому паяцу, который изводил его весь полет вопросами об отношениях между ним, Эрвином, и его подопечной. А уж то, что к разговору явно прислушивался Сол, который не так давно, будучи в облике человека, достаточно сильно был увлечен объектом нынешнего любопытства со стороны харугва, заставляло Эрвина нервничать, в том числе и из-за явных попыток дракона сбросить их обоих со своей спины.
   Закрыв, наконец, за собой двери, да еще и навесив усовершенствованные магические запоры по всему периметру комнат, только тогда смог скинуть с себя внешнюю невозмутимость. Приняв ванну и приведя себя в относительный порядок, уделив чуть больше обычного времени собственной щетине, что успела вырасти за последние пару дней, заметил - наложенное заклинание по очистке лица от колючести вдруг перестало действовать. А это могло означать только одно. Утечка магической силы, что поддерживала любые его заклинания, начала понемногу утекать к другому источнику поглощения силы. Браслет его рода активировался, почему вдруг это случилось - вопросов у магистра не возникло. Он понял, что родовой артефакт признал Ариану достойной на звание избранницы Главы рода. Замерев у камина с бокалом красного вина, Эрвин задумчиво сделал один глоток, и выдохнул, когда внутреннее напряжение начало немного отпускать. Затем, опустошив полностью бокал, поставил его на столик у камина, прошел в спальню, вынул из сейфа, что был спрятан в подпространственном кармане шкатулку из черного дерева. Открыв крышку, посмотрел внимательно на второй парный браслет, который в данный момент чуть искрился в полумраке, словно призывая взять в руки.
   К тому же, надев его на запястье, Эрвин замкнет потоки магии на себе и Ариане, практически сделает из себя постоянный накопитель для нее, что в принципе было не так страшно, даже напротив - могло гарантировать сохранение жизни той, ради которой он мог бы пожертвовать собственной. Но, как это не банально звучит, светлый маг опасался не утечки магических сил, ему бы их в любом случае хватило даже на двоих, нет... он опасался другого - неадекватной реакции девушки, которая непременно наступит, когда она узнает, что приняв браслет от магистра, практически утратила собственную свободу.
   Потянулся было к браслету, почти забыв о клятве, что давал в Храме Двенадцати Орденов, потому что перед глазами стояла она, Ариана, с распушенными, чуть мокрыми волосами, пронзительными серебристыми глазами, и алыми, такими манящими губами, которые хотелось целовать, и с нежной шейкой, что виднелась в вырезе сорочки. Но вдруг его рука дрогнула и вместо того, чтобы взять браслет, захлопнула крышку шкатулки. Не мог он вот так взять и нарушить данное слово Ловца Проклятых... ему еще год служить верой и правдой Ордену Ловцов. А вот по завершению собственной миссии...
   Поднялся, убрал шкатулку обратно в сейф, затем лег, вытянувшись во весь рост и заложив руки за голову. Не хотелось ему думать, что совершил сейчас ошибку, потому что он ее совершил уже давно, когда позволил собственному сердцу взять верх над холодным разумом. Но исправлять возникшую ошибку мужчина тоже отказывался. Нет, из сердца чувства уже не вытравишь, нужно просто немного больше времени, чтобы решить кое-какие вопросы с собственным Орденом, да и с Арианой выяснить не помешало бы отношения. Не больно-то он был уверен, что девушка действительно к нему неравнодушна. Одних поцелуев для понимания в данном вопросе Эрвину было мало. Ну, а то, что теперь некоторые заклятия и заклинания будут срабатывать чуть хуже, чем обычно, не настолько его пугало, в отличие от ненависти, что могла бы вспыхнуть в душе Арианы, если бы та вдруг поняла, что не любит его, а разорвать брачные узы, что накладывали на носителей браслеты, уже возможности нет и не будет.
   "Вот именно, сначала определимся с чувствами... взаимными, тогда и браслет свой надену, - повернулся мужчина на бок, подтягивая к себе вторую подушку, и сонно добавил в мыслях, - надеюсь, за год управлюсь... а если нет..."
   Додумать уже не успел, погрузившись в мир сновидений и потеряв ускользающую мысль, что за столь долгий срок может произойти что угодно, а потому зря он не надел браслет. Увы, усталость взяла свое, вытравив столь умную мысль, заявившуюся в неподходящий момент.
   А утром уже было не до личных и, уж тем более, не до сердечных дел. В Академию прибыл через бурый портал, вспухший, словно нарыв, перед центральными воротами, ожидаемый всем преподавательским составом во главе с ректором исин-гард Мэрдок из Рода Сумеречных Хайдов, наследник темной империи Агравии. Его сопровождали трое агравов из высшей аристократии. Агравы с их белоснежными шевелюрами выделялись в толпе встречающих так же и своим внешним видом. Высокие, широкоплечие, можно с уверенностью сказать - более мощные по сравнению с магами света, гости были одеты в темные одежды из кожи черных вигранов (сородичи драконов, выведенные агравами в качестве транспорта и для изготовления кожаной одежды), а поверх - просторные и длинные плащи подбитые белоснежным мехом.
   Эрвин подоспел к воротам аккурат к тому моменту, когда ректор, магистр Риммус, получал от одного из сопровождающих некий свиток. Обмен любезностями и приветствиями стараниями опять же дипломатичного ректора были перенесены на территорию Асториума, и делегация агравов последовала в подготовленный для приема гостей фуршетный зал рядом с ректорской приемной.
   Преподаватели были отпущены на занятия, и надо отметить, что те были рады сгинуть с глаз долой мрачного и пугающего своим тяжелым взглядом исин-гарда, а вот Эрвина ректор еще раньше просил не оставлять его наедине с гостями, прекрасно понимая, что магистр сэн Магривус является более компетентным в вопросах дипломатии и взаимодействия с высшей аристократией Агравии. Мэрдок дал понять Эрвину, что заметил его среди встречающих, однако холодное, мрачное выражение лица высшего аграва не располагало к обмену любезностями. Собственно говоря, магистр сэн Магривус и не был склонен к какому-либо проявлению лояльности или дружелюбия по отношению к исин-гарду. Но держать лицо и делать вид, что присутствие Мэрдока его нисколько не беспокоит, все же было достаточно трудно.
   Само собой вполне было ожидаемо, что первый вопрос, прозвучавший из уст исин-гарда Мэрдока, касался его младшего брата.
   - Как справляется харугв Ирштван с учебной программой, уважаемый магистр Риммус? - несколько прохладно поинтересовался Мэрдок, склоняя голову к одному плечу.
   И пока ректор рассыпался в хвалебных эпитетах о должном старании и успехах ненаследного принца Ирштвана, Эрвин внимательно отслеживал переглядывания Мэрдок с одним из тех, кто прибыл с ним в составе делегации. И надо заметить, что представлять сопровождающих исин-гард не спешил. Разместившись на удобных креслах и диванах, двое из них словно взяли в кольцо Мэрдока, а вот третий вдруг направился в сторону выхода.
   - Что ж, я вполне доволен вашими отзывами о харугве, - поднял руку исин-гард и, предупреждая любопытство ректора относительно намерений покинувшего их общества высокорожденного аграва, сообщил с некоторым вызовом: - Не волнуйтесь, магистр Риммус, ассариен Джарсин вернется вместе с харугвом. И не стоит утруждать вашего секретаря, ассариен Джарсин сам найдет моего брата.
   Эрвин стиснул зубы и сощурил взгляд. Стоя у окна, он мог не беспокоиться, что его эмоции смогут быть видны Мэрдоку, благо день задался с самого утра достаточно светлым. Яркие лучи света, врывающиеся в комнату из окон, как нельзя более выгодно слепили исин-гарда, сидевшего почти напротив окна, и заставляли того отводить недовольный взгляд от магистра сэн Магривуса, ибо видел он сейчас лишь темный силуэт своего соперника.
   А вот второй вопрос поставил ректора в тупик, и фактически вынудил Эрвина вступить в разговор, сдерживая свое негодование.
   - Как стало нам известно, уважаемый магистр Риммус, в вашей академии учиться адепт, владеющий магией некрос, и в верительной грамоте, что вы получили из моих рук и до сих пор не успели ознакомиться, содержится официальное требование Темнейшего Императорского Величия, Правителя Агравии, о переводе данного адепта в агравийский Университете Эзервир. Данное требование соответствует Соглашению о распределении носителей магических даров и способностей между двумя учебными заведениями, подписанное сто лет назад Их Высочайшими Величествами Велиритании и Агравии, скрепленные и засвидетельствованные Верховными архимагами, как светлого Ордена Двенадцати, так и Орденом магов Агравии.
   Ректор дрогнувшей рукой, бросая при этом обеспокоенные взгляды в сторону магистра сэн Магривуса, развернул свиток и попытался прочесть пляшущие перед его глазами буквы.
   - Магистр... вы не могли бы... - обратился он к Эрвину, понимая, что ставит себя в неловкое положение, фактически признается в своей несостоятельности по решению данного вопроса без привлечения помощи со стороны.
   Эрвин быстрым шагом подошел к ректору, и взял в руки свиток. Не обращая внимания на исин-гарда, издавшего какой-то ироничный звук, вчитался в строки послания.
   - Могу я узнать, из каких таких достоверных источников, - скривил губы в саркастической улыбке Эрвин, сворачивая при этом свиток, - вам вдруг стала известна такая информация?
   Мэрдок поднялся, качнулся на пятках и прошел ближе к магистру, не спуская с того пронзительный, полный мрачного огня взгляд, ответил:
   - Не думал, что в таком возрасте, магистр сэн Магривус, вы страдаете провалами в памяти.
   Затем перевел тяжелый взгляд на ректора и требовательно произнес:
   - Я требую вызвать на беседу со мною адептку Анаиру...
   - О, вы уверены? - усмехнулся Эрвин, и вернул свиток растерявшемуся ректору. - Можете назвать Род или хотя бы фамилию этой таинственной адептки?
   Повисшая на краткий миг тишина, казалось, вибрировала.
   - Позвольте... но у нас нет ни одной адептки с таким именем, - ректор быстро произнес, бросив неуверенный взгляд на Эрвина, и тут же постарался взять себя в руки, ибо до него дошло, что исин-гард, скорее всего, пытался только что взять его на испуг.
   - Вы в этом уверены?! - резко, требовательно, отрывисто спросил исин-гард.
   - Абсолютно, - выдохнул магистр Риммус, мечтая уже чего-нибудь выпить. В горле пересохло так, что сейчас он начнет хрипеть.
   Мэрдок поджал губы, помрачнел еще больше и вдруг повернулся в сторону двери, складывая руки на груди в замок. В этот момент двери открылись, и в гостевой зал влетел харугв Ирштван, причем один, без ассариена Джарсина. Эрвин нахмурился, поняв, что последний отправился на разведку, не иначе.
   - О, дорогой мой братец, Мэрдок, - расплылся Ирштван в какой-то саркастической улыбке и раскинул руки в стороны, - ты вдруг решил меня навестить? И даже не предупредил? Да и вы, уважаемые магистры, что ж не порадовали меня... Хм, ассариен ГарШаррен, и вы здесь! И ассариен Мидорэн... давненько не виделись.
   - Довольно паясничать, - рыкнул вдруг недовольно Мэрдок, морщась от тона младшего принца. - Я с официальным визитом...
   И замолчал, пристально разглядывая брата, затем опустил руки и повернулся к ректору, снова игнорируя Эрвина, произнес:
   - Извините, что не могу сейчас отдать должное подготовленным для нас блюдам... но мне нужно кое-что обсудить с харугвом. Причем немедленно.
   Подошел к Ирштвану, и потребовал проводить его в комнаты, в которых разместился сам харугв.
   - Кстати, - обернулся исин-гард, пронзив ректора острым взглядом, - я требую предоставить мне списки всех адептов вашей академии. Обоих полов. И с точными характеристиками, как Дара, так и внешности. И не заставляйте меня решать этот вопрос через вашего Императора.
   Выходя следом за исин-гардом и его сопровождающими, Ирштван успел пересечься взглядом с Эрвином и кивнуть, чтобы успокоить того о своем молчании относительно Арианы.
  

Глава 21.

  
   Ректор проводил хмурым взглядом высокородных агравов и, едва дверь закрылась за ними, обеспокоенно уставился на магистра сэн Магривуса.
   - Он прав... мы нарушаем, не имеем право умалчивать.
   - Нет! - Эрвин довольно резко отказал, словно отрезал, и быстро пересек комнату, оказавшись довольно близко от магистра Риммуса. - Не смейте! Я доложил Верховному архимагу, вы сами знаете, что решение вопроса относительно места обучения для моей подопечной оставлен на мое усмотрение, как полномочного опекуна. Чего вы боитесь?
   Магистр Риммус поджал губы, стер испарину со лба дрогнувшей рукой и выдохнул:
   - Одно успокаивает... ту, что он ищет, в стенах Асториума нет. Так что формально исин-гард предъявить обвинение в нарушении Соглашения не сможет, но не думаю, что он на этом успокоится, ведь так?
   Ректор как-то внезапно постарел, утратив уверенность в себе и своих силах. Он осознал, что обратись исин-гард официально к Императору Велиритании со своим требованием о переводе адептки Шеврил в Университет Эзервир, и ни Верховный, ни Император не пойдут против. Соглашение, достигнутое столетие назад, было не обычным, как если бы его положения были изложены просто на бумаге и скреплены обычными подписями и печатями сторон, нет - оно было магически скрепленное. Не исполнение обязанностей по нему оказалось бы слишком плачевным для любой из сторон, и что значит право одного лица, в частности опекуна, по сравнению с правом стороны Соглашения, которая представляла собой целое государство.
   - Вы же понимаете, магистр, что у данного перевода имеется двойное дно? - Эрвин готов был применить запрещенный прием, лишь бы удержать ректора от опрометчивого шага.
   Ловец Проклятых имел высшую ступень по магии внушения, намного превышающую уровень сопротивляемости ректора, но преступить через собственные принципы в очередной раз было довольно тяжело. Сколько раз он уже их нарушил, эти пресловутые принципы? Ради неё...
   Отошел от магистра Риммуса, спрятав руки в карманах мантии, и занял свой пристальный взгляд видами из окна. Горькая складка на лбу прорезалась, едва мужчина осознал, что ради девушки с серебристыми глазами готов пойти на многое, и даже на то, чтобы превысить не только свои полномочия, но и вмешаться в интересы сильных мира сего.
   "Шерракх! Да я и так уже вмешался, причем настолько серьезно, что отступать некуда", - стиснул губы, резко разворачиваясь и принимая достаточно рискованное решение.
   - Значит так, магистр, действовать будем следующим образом...
  

***

  
   Утро началось несколько нервно, по крайней мере, для Арианы. Скорый легкий завтрак, затем требование от ишима о смене одежды на брючный костюм, который оказался чуть великоват в талии, но узок в груди. Спрашивать, у кого костюмчик учитель упер, девушка не стала, но оценивающий взгляд, которого удостоилась обтянутая до неприличия темной тканью грудь, без возмущенного фырканья не остался. Но вот следующие слова Хазрада позволили смириться с вынужденным неудобством в одежде.
   - Итак, Ариана, у нас мало времени, чтобы научить тебя пользоваться не только твоим оружием против агравов, но и твоим телом.
   - Хм, как-то двусмысленно звучит последнее высказывание, - недовольно пробурчала девушка, оглядывая просторный зал, который оказался спрятанным за дверьми в самой дальней части коридора на втором этаже.
   Ишим рассмеялся, при этом серебристые искры заплясали в его глазах, разрядив напряжение.
   - Ну довольно, - успокоился он так же внезапно, став тут же серьезным и собранным. - Освободи из-под ворота "слезы боли", и встань в середину зала.
   Девушка только покосилась на своего странного учителя, затем мысленно пожала плечами и сделала, что было сказано. Заняв позицию почти в центре зала, посмотрела на прохаживающегося вокруг ишима. Тот что-то бормотал себе под нос, потирая подбородок одной рукой, и оглядывал при этом ее фигуру задумчивым взглядом. Задавать вопросы и вообще что-либо говорить она не спешила, давая Хазраду время собраться с мыслями. И может даже забылась на какое-то время, перестав отслеживать его странные мелькания перед глазами, и от того громкий звук, что раздался совсем рядом, застал ее врасплох. А это всего лишь оказался хлопок в ладоши, видимо, так мужчина пытался привлечь к себе внимание ученицы.
   - Итак! Вижу, что твои потоки силы движутся несколько странно... можно сказать, хаотично...
   - Какие потоки силы? У меня нет...
   - Магии? - перебил ее ишим, поморщившись от несдержанности девушки. - А как ты думаешь, сами артефакты не могут создавать эти потоки, да еще и смешивать их, переплетать и сталкивать постоянно между собой?
   - Оу-у... Наверно да... - озадаченно посмотрела на браслет, который обхватил ее запястье и сейчас посверкивал странными загадочными рунами. Затем пальчиками прикоснулась к ожерелью, ощущая странное тепло, которое словно пыталось ее согреть в области шеи.
   - Но они почему-то не находятся при этом в магическом диссонансе. И это вообще не понятно. Для меня не понятно. Разведи руки и ноги в стороны. Лицо подними вверх... стой так, - требовательно, отрывисто скомандовал ишим и вгляделся в магические токи силы, которые переплетались с аурой Арианы.
   - Странно, - произнес он медленно, возвращаясь к обычному зрению. - Можешь опустить руки и посмотреть на меня.
   Девушка перевела взгляд на ишима, вздрогнула, невольно отступила на пару шагов. Невозможно было бы устоять на месте из-за его тяжелого, пристального, какого-то пугающего взгляда, но что было еще более странным, так это... нагревшийся на запястье браслет.
   Сжав губы, сдержала возглас удивления, и снова посмотрела на Хазрада.
   - Что именно странного вы увидели? - несколько нервно спросила Ариана и спрятала руку с браслетом за спиной.
   Ишим тряхнул вдруг резко рукой, тусклый свет от магических светильников померк, тяжелые портьеры на окнах закрылись, и зал погрузился в темноту.
   - Не бойся. Свет мне только мешает. Стой спокойно, - расслышала Ари несколько напряженный и какой-то недовольный голос ишима.
   - Вы вроде бы обучением собирались заниматься, а не...
   И умолкла, едва перед ее глазами развернулась странная иллюзия - силуэт, явно женский, осветился тонкими лучами света.
   - Это аура обычного человека... не мага, - пояснил задумчивый голос ишима.
   Силуэт тут же окрасился в красные и синие цвета, накладывающиеся на иллюзию друг за другом, затем:
   - Это магическая сила, сейчас она отражает стихии огня и воды... не имеет значения стихия, суть именно в последовательности, вот в центре, видишь, - девушка обратила внимание на вспыхнувшее ярким светом, почти ослепившим, разрастающийся шарик, - это живительная сила, центр, то, что можно назвать накопителем любого мага света. Без этого яркого шарика маг не способен работать ни со стихиями, ни... да вообще не маг.
   - К чему эта лекция? Мне это и так было известно, - проявила нетерпение сэс-магиня, передернув плечами. Было неприятно, что ей напомнили об отсутствии у нее именно этого накопителя.
   - Терпение. Смотри дальше.
   И Ариана смотрела, стиснув уже пальцы в кулаки, как яркий магический абрис силуэта темнеет, скукоживается в самый центр, замыкается в накопителе, а тот в свою очередь словно затухает, гаснет.
   - Что это? Как?
   - Хм, нечто подобное я видел однажды, но в той ситуации не стал разбираться, не посчитал необходимым. Я был не вправе...
   Огонь снова вспыхнул на силуэте, огонь магических линий, но они стали черными, почти кроваво-черными, сгусток накопителя превратился в какой-то искрящийся молниями и вспышками темный шар, а силуэт из яркого, сияющего, стал тоже темным.
   - Это... это же... магическая структура темного мага, вернее аграва, - тихо прошептала девушка.
   - Да. Но, если уж быть совсем точным, то не аграва, скорее... измененного светлого мага.
   - Я н-не понимаю... Что значит измененного?
   Тем временем, темный силуэт вдруг начал испускать странные туманные тени вокруг себя, словно дымка стала ползти в стороны, или сама Тьма вышла на охоту.
   - А это что?! - воскликнула девушка, едва не схватив рядом стоявшего мужчину за руку от пережитого испуга.
   - Это то, что мы называем след магии некроса... магия смерти.
   Тишина. Тяжелая. Гнетущая. И слышно только нервное дыхание, женское, и мрачный, какой-то наполненный многозначительностью голос ишима:
   - Магия, которая присуща только правящему роду Сумеречных Хайдов, и... чего уж скрывать, никто не услышит нас, так как мы в моем доме... Это магия была в ходу у Проклятых Лордов.
   - Ч-что? П-проклятых...
   - Да. Как я говорил ранее, сегодня ею владеют только двое высокородных агравов. Правитель Агравии и его наследник, исин-гард. Но они обученные, полновесные маги, способные как сдерживать свою силу, так и понимать последствия ее применения. В отличие от тебя. И вот, наконец, вопрос, который возникнет у любого, кто осознает, что скрывает одна маленькая адептка Академии светлой магии - кто и когда наделил тебя силой, способной не только поднять умерших, но и призвать любого, ушедшего за Грань, в этот мир?
   - Я не знаю.
   - Уверена? - недоверчиво, почти с насмешкой в голосе уточнил Хазрад.
   Ариана промолчала, размышляя о другом.
   - Ишим, вы сказали, что магией некрос владеют двое высокородных агравов... но не упомянули харугва Ирштвана. Почему?
   - Хм, а это как раз тот первый случай, о котором я говорил. Он, как это ни странно, тоже измененный маг света.
   Ариана замерла, сердце внезапно встрепенулось и понеслось вскачь. Во рту пересохло, а голова билась одна очень странная мысль - Ирштван слишком благородный, слишком добрый для аграва, для темного мага.
   - Не может быть! - выдохнула, наконец, девушка, и попросила, посмотрев на ишима. - Мне нужно сесть... мне что-то нехорошо.
   Тут же кресло оказалось за ее спиной. Ишим помог ученице сесть и сам разместился за вторым, огонь в огромном камине вспыхнул ярче, а саламандра, что пряталась в поленьях, довольно потянулась и уставилась любопытными глазками на хозяина и его гостью. Скажет или нет? Ей было интересно, до чего сейчас договорятся эти двое. Очень интересно.
   - Итак, вернемся к твоим вновь приобретенным артефактам. Как я вижу твою магическую структуру сейчас. "Слезы боли" позволили разомкнуть кокон темной магии, что довольно плотно спеленал твою природную силу. Я не собираюсь утомлять тебя долгими объяснениями. Потому сразу к делу. Благодаря разрывам, что проявились в твоей темной ауре, я смог рассмотреть, что ты от рождения светлая. Это факт. Но некто наложил на тебя некое проклятие или магическую печать, называть можно по-разному. И теперь ты являешься довольно сильным магом смерти, не обученным, потенциально опасным, фактически ходячим несчастьем. По идее, тебе самое место в Университет Эзервир, что расположен в столице Агравии. Но это не вариант, так как его ректором является, ни кто иной, как сам исин-гард.
   Ари судорожно вздохнула, закрыв глаза, боясь даже шелохнуться.
   - И этот артефакт, что украшает твою нежную шейку, уже начал свое разрушительное действие. Боюсь, что просчитать последствия его влияния на магическую печать не возможно. Скорее всего, участятся внезапные всплески магии некроса, возможно, что начнут проявляться и довольно хаотично твои врожденные стихии магии, но одно хорошо - "Слезы боли" тебя приняли как свою хозяйку. Это позволит тебе научиться пользоваться ими с тем, чтобы защитить себя от воздействия любого аграва, а твоя магия некроса - реальный шанс на сопротивление силе исин-гарда и его влиянию. Одно плохо...
   Ишим умолк, переведя задумчивый взгляд на огонь, затем заметил саламандру и вдруг усмехнулся, когда та спряталась.
   - Что плохо?- дрогнувшим голосом переспросила Ариана.
   - Этот браслет... он создает диссонанс. Его надо снять.
   - Нет! - не успев справиться с первой реакцией, девушка сжала пальцами свободной руки запястье, на котором еще сильнее нагрелся защитный артефакт магистра.
   - Хм, нет? Он так тебе дорог? - с каким-то живым интересом во взгляде, ишим усмехнулся. - И я еще раз тебя спрашиваю: ты хоть знаешь, что это за... вещица такая?
   - Это защитный артефакт. И харугв Ирштван сказал, что снять его я не смогу, пока тот, кто его одел, сам не заберет обратно.
  
   - Ну, если харугв так сказал... так откуда, говоришь, он появился на твоей руке? - поинтересовался ишим наигранно-веселым голосом.
   - Я не говорила...
   - Магистр сэн Магривус, верно? - проявил свою догадливость ишим, хотя особо вариантов-то и не могло быть, учитывая, что именно после его визита сие украшение и появилось на руке девушки. - Ну, а что бы уж окончательно убедиться в назначении сего артефакта, я, пожалуй, рискну кое-что проверить.
   Не успела Ариана спросить, что именно собрался проверить ишим, как мужчина вдруг поднялся и выдернул ее из кресла, прижав к себе достаточно близко, так, что когда приподнял ее надо полом, то дыханием опалил лицо. И не позволив девушке что-либо возразить, неожиданно впился в ее губы жестким, властным поцелуем.
   В следующее мгновение произошло нечто, совершенно не понятное и невероятное. Первое, мужчину отбросило от ошарашенной и онемевшей из-за дерзости внезапного поцелуя девушки, а сила стихии, что взрывом впечатала ишима в стену, разошлась по залу и, устроив небольшой ураган и сорвав тяжелые портьеры с окон, вдруг влетела в браслет на руке Арианы.
   И второе, во внезапной, почти оглушительной тишине зала раздался громкий, почти довольный хохот ишима, поднявшегося на ноги и отряхивающегося от пыли. Смеялся он недолго, а когда подошел к Ариане и уставился на нее с ехидной улыбкой, то произнес издевательски:
   - Ну-с, что и требовалось доказать.
   Никогда еще сэс-магиня не была так близка к тому, чтобы применить запрещенный прием к мужчине - удару промеж ног, но осознание, что такой номер вряд ли пройдет для нее без последствий, все, на что она решилась в отместку, так это не менее ехидно заявить:
   - А целоваться вы, ишим, совсем не умеете.
   Он сощурился, усмехнулся и снисходительно бросил в ответ, проводя рукой по своим волосам:
   - Увы, не успел доказать обратное... - и хохотнув, добавил: - А теперь уже как-то и не хочется.
   Ариана фыркнула в ответ, складывая руки на груди.
   - Ладно, не злись. Я всего лишь хотел тебе продемонстрировать, какую основную функцию несет в себе этот артефакт.
   Кинув многозначительный взгляд на браслет, решил наконец пояснить :
   - Это родовой артефакт, Ари, и у него должна быть пара. Основная функция, скорее всего, защита от посягательств со стороны потенциальных соперников, так что можешь расслабиться и не переживать. Магистр защитил тебя от нежеланного мужского внимания.
   - Невероятно, - тихо прошептала девушка, опуская руки вдоль тела, и нахмурилась, вспомнив, что был еще один мужчина, поцеловавший ее после того, как браслет оказался на ее руке. - Это... хс, вы уверены, ишим? А может быть не столь бурная реакция артефакта?
   - Ну... если поцелует родственник, вполне возможно он не отреагирует так, как... в смысле, не станет впечатывать в стену наглеца.
   - Ага, то есть вы признаете, что поступили нагло?! - воскликнула Ариана, затем замерла и как-то вмиг побледнела, пошатнувшись. - Что? Ро-родственник?
   - Кто - я?! - не понял Хазрад, но подхватить девушку все же кинулся. - Ну, наглость в темном мире вообще-то приветствуется. А что имела в виду возгласом "родственник"?
   - Н-ничего...
   "Не стану ничего говорить про Ирштвана. Но выяснить попытаться стоит. Позже", - прикрыв глаза рукой, тяжко вздохнула и тихо добавила:
   - Ишим Хазрад, давайте отложим разговоры... Вы собирались учить меня пользоваться "слезами боли", вот давайте и займемся этим. Довольно ставить на мне свои странные эксперименты. И пожалуйста, воздержитесь от...
   - Поцелуев? - закончил несколько натянуто ишим, и мысленно ругнулся. Кто его вообще дернул соваться к девушке с поцелуем. "А ведь мне давно уже хотелось прикоснуться к ее губам. Шерракх!", а вслух закончил: - Не вижу больше необходимости в подобных экспериментах. Можешь довериться мне. Больше такого не повторится.
   - Отлично. И последнее - вы сказали, что у браслета есть пара, верно?
   Напряженный кивок головой, взмах рукой и два кресла снова оказываются рядом с камином.
   - Присядь, - велел аграв и тоже занял свое место рядом.
   - Скажите как есть - это... брачные браслеты? - наконец решилась спросить напрямую и затаила дыхание.
   - Этот вопрос ты лучше задай магистру сэн Магривусу. Не могу говорить за него. Защита есть, остальное... - пожал плечами и с досадой продолжил, - вряд ли брачные. Да и не стал бы Ловец Проклятых дарить брачные браслеты. Но это только мое мнение... в общем, все, довольно. Разберетесь сами. Меня вполне устраивает то, что я не увидел диссонанса между двумя артефактами.
   - А что вы увидели? - подалась Ариана немного вперед, отгоняя странные и какие-то смущенные мысли о брачных браслетах.
   - Разрыв в темном контуре... и могу с уверенностью сказать, что магия в тебе есть. Светлая магия, Ариана. Но она словно заморожена.
   - Заморожена? Невероятно...
   - Мда... Итак, - сосредоточился наконец ишим на главной мысли. - "Слезы боли". Основное, что ты должна уяснить, Ари, они реагируют на твои эмоции и твои мысли, в какой-то степени. Прикажи им стать... да хотя бы кинжалом. Попробуй.
   - Что значит в какой-то степени? - пробормотала немного недоверчиво она, прикасаясь пальцами к ожерелью. - И как это... прикажи стать кинжалом?
   Подняла взгляд, наталкиваясь им на строгий прищур серебристых глаз.
   - Если представить ситуацию как чрезвычайно опасную, то мысленный посыл, сдобренный каплей твоей магии, позволит преобразовать данный артефакт в любую желаемую форму. Но нужен некоторый навык для получения ожидаемого результата.
   - Хм... чрезвычайно опасную?! Насколько чрезвычайно?
   - Сомневаешься? - недовольно нахмурился Хазрад, и кивнул своим мыслям. - Хорошо. Будет тебе необходимая ситуация. Поднимайся...
   Он вскочил с места, быстрым шагом направился к двери, крикнув через плечо:
   - Сходи к себе, надень теплую куртку и на выход.
   - Что? - подхватилась и Ариана с места, стремительно сократив расстояние между ними.
   И только у лестницы едва не налетела на мужчину, который резко притормозил.
   - Отправимся на, своего рода, тренировку. Объясню все на месте. Поторопись. Я еще намерен попасть на обед в одно чудное местечко. А вот попадешь ли и ты на обед вместе со мною - зависит только от тебя самой. Справишься с заданием - награжу, нет... пеняй на себя.
   Задавать лишние вопросы, возмущаться и, уж тем более, заставлять себя ждать Ариана не рискнула, понимая, что ее новоявленный учитель не станет терпеть нерасторопность и глупость. Мигом взлетев в свою комнату по лестнице, выхватила из шкафа подбитую мехом с теплым капюшоном кожаную куртку, надежно спрятавшую от любого холода грудь, бедра и даже колени, рванула вниз. На ходу застегиваясь, пыталась предугадать - где могла бы проходить столь странная тренировка, как преображение артефакта из одной формы в другую. На сколько условия тренировки должны быть приближены к экстремальным, чтобы заработали инстинкты самосохранения? Страшно представить...
  
  
   Выведя ученицу на плато перед своим тайным убежищем, ишим Хазрад сформировал портал, явно игнорируя любопытные взгляды девушки. Одарил ту белозубой улыбкой, невольно заставив вздрогнуть из-за блеснувших на ярком свете острых клыков, и подхватил Ариану на руки. Шагнув в зев портала, шепнул на ушко: "Только не вздумай кричать", как буквально за несколько ударов сердца вышел в темном переулке, оценивающе глянув на ярко светящийся уличный магфонарь.
   - Где это мы? - выдохнула шепотом девушка, покрепче ухватившись за мужскую шею.
   Оглядевшись, насколько позволяла темнота и слабое освещение, едва не вскрикнула, когда услышала ответ:
   - В самом сердце Агравии... ТоригХорне.
   - Это же... столица тёмных... ой, - закрыла она быстро рот ладошкой, испугавшись, что получилось довольно громко.
   - Хм. Ну, в принципе, верно... здесь никогда не светит саргос...
   - Почему?
   Ишим со вздохом сожаления, почти не наигранного, опустил девушку на брусчатку, ставя ее на ноги, затем чуть слышно ответил, почти касаясь своим дыханием девичьей щеки, склонившись поближе:
   - Наследие тех времен, когда в Агравии бушевали войны между светом и тьмой. Это возмездие нашему народу... никогда не видеть лучей Саргоса. Иди за мной. Пора начать тренировку. Где-то тут недалеко был один довольно беспокойный притончик... Давно считаю, что там слишком много дерут за выпивку.
   - Вы с ума сошли? - недоверчиво озвучила она свои мысли, вглядываясь в странные ломаные тени, что ложились на брусчатку и двигались, рвано, пугающе, под беспокойным влиянием поднявшегося ветерка.
   - Я? - хмыкнул мужчина, и ухватил Ари за локоть, направляя ее в непроглядную темноту. - Вряд ли...
   - А я уверена, что именно так, - торопливо, почти сердито пробормотала сэс-магиня, прикасаясь пальцами свободной руки к браслету, который начал нагреваться.
   Нахлынуло предчувствие... опасности? И, действуя явно под впечатлением именно предчувствия, Ариана непроизвольно зачерпнула манну из браслета и направила его на сплетение тонкой паутинки защиты, что окутала ее фигуру. Та же схема, то же плетение, что когда-то защитило ее в темной комнате без окон в замке Солледо, но в меньшем объеме используемых сил. Хазрад внезапно дернулся, словно от укола, что-то рыкнул себе под нос и отдернул руку от девичьего локтя. Но больше каких-либо комментариев не последовало, только требование не отходить от него и идти побыстрее.
   Вынырнув из темноты, Ариана поняла, что они оказались совсем близко от так называемого "притончика". Узкие окна обозначили на брусчатке мутные пятна света, в одно из которых угодил ногой ишим, безжалостно разогнав легкую дымку, что стелилась под сапогами. Дернув на себя тяжелую дверь, шагнул через высокий дверной проем, принимая на себя возможную опасность, но едва разглядел, что в питейном зале не так много посетителей, немного успокоился и постарался придать себе невозмутимый вид. Не стоило показывать его ученице свои сомнение относительно авантюрности решения провести для условно "не-магу" урок самообороны на территории темных агравов. А то, что девочка справится, почему-то он даже не сомневался, одно только смущало, как поведет себя ее Дар некроса в столь близком соседстве с носителями темного Дара. Но больше его интересовало все-таки то, что было скрыто в ней, запрятано и заморожено, дар "истинного света". Опасное сочетание некрос и свет, страшно представить, во что оно может в итоге преобразоваться.
   Ариана нерешительно вошла следом, жалея, что на ней не плащ, а куртка, которая не скрыла точеных ножек в сапогах. Пусть волосы и были спрятаны под теплую шапку на меху, но вот лицо... оно как раз и было тем фактором отличия от местных жителей, что даже те несколько агравов, что сейчас сидели за своими столиками, обернулись и уставились на девушку во все глаза. По-крайней мере, ей так показалось от испуга. И продолжала ощущать на себе тяжелые, липкие, пугающие взгляды, пока шла за высоким и широкоплечим учителем в сторону барной стойки, успевая при этом осмотреться и прийти к выводу, что таверны Агравии не слишком отличаются от тех, что видела в Велиритании. Разве что мебель здесь выполнена из черного дерева, подсвечники и люстры массивнее, на спинках скамей возле больших столов, за каждым из которых могло бы уместиться не меньше восьми агравов, раскинуты меховые серебристые накидки, да стойка барная, как собственно стулья возле нее повыше будут. Остановившись рядом с Хазрадом, девушка невольно вскинула брови, оценив насколько выше. Столешница располагалась на уровне ее плеч. Ишим же даже бровью не повел, просто взял и приподнял ее за талию. Усадив на высоченный стул без спинки тихо пискнувшую девушку, невозмутимый ишим рукой подозвал к себе настороженного бармена.
   - Плесни мне огневку, - рыкнул Хазрад, заставив невольно поежиться не только Ариану, но и трактирщика. Тот скосил на девушку свои серебристые глаза, хмуря брови, и кивнул в ее сторону.
   - А вашей спутнице, почтенный ишим?
   Хазрад недовольно поморщился и мрачно буркнул:
   - Моей... спутнице, ленивого гогу налей, думаю, хватит с неё.
   - Э-эм... вы уверены, почтенный ишим? - засомневался почему-то кряжестый трактирщик - какой-то он странный аграв, не стандартный, метис что ли? - и вздрогнул, когда ощутил на себе немигающий взгляд холодных глаз посетителя, которого так надеялся больше не увидеть в своем заведении.
   Оно, то есть питейное заведение, еще от прошлого посещения этого представителя опасного клана не отошло, а теперь же... приведя в самое злачное заведение человека, да еще и невинную деву, чей аромат так приятно щекотал нервы и выдержку всех находившихся сейчас в таверне агравов, практически поставил эту самую таверну на грань выживания. "Эти агравы разнесут мне тут все к едрепени... чует моя задница", - вздохнул трагично трактирщик, втягивая голову в плечи под пронзительно пугающим взглядом первого среди клана лучших убийц.
   - А что это... ленивый гоги? - прошептала Ариана, нервно оглядываясь.
   Стойкое ощущение чужих взглядов дополнилось новым - мерзким, заставляющим бежать искры вдоль позвоночника к копчику. Кто посмел?!
   - Выпьешь - узнаешь, - ответил ей учитель, и тоже оглянулся, словно и он ощутил на себе этот мерзкий взгляд. "Хм, неужели у агравов настолько нравы испорчены, что один и тот же мужчина может так смотреть как на девушку, так и на... хм, ишима. Неее...".
   Помотала головой, отгоняя странные мысли, и тут же уставилась на дымящийся, запотевший стакан, размером с ее ладонь, в котором плескалось нечто мутно-зеленого цвета.
   - Ваш заказ...
   Хозяин таверны вдруг испарился, сбежав из-за стойки в неизвестном направлении, а девушка вздрогнула от зычного рычания, раздавшегося за ее спиной.
   - Аррр... Хазрад, ишим, сын шаграньи!! Неужто притащил мне на потеху обещанный трофей!
   - Облезешь. Это моё! - рыкнул не хуже ишим, и загородил собой девушку, которая испуганно скукожилась на стуле и спряталась инстинктивно за широкой спиной учителя от того, кто мог так рычать.
   А потом до нее дошло, что именно прорычал Хазрад. "Что значит "это моё"?" Это он о ней сказал?
   Стукнула маленьким кулачком между лопаток по мужественной спине, и хотела было возмущенно зашипеть, как вдруг ишим развернулся и... ухватился за стакан, причем тот, который был поставлен перед Арианой. Сдвинувшись чуть в сторону, чтобы никто не сунулся под локоть и не помешал, опрокинул в себя странную выпивку, довольно крякнул себе в сжатый кулак, и снова посмотрел на огромного мужика, что сейчас стоял с обиженным выражением на его ужасном лице. Почему ужасном? Ну так потому, что это был не аграв, ибо те почти все отличались особой брутальной красотой. Да еще эти узкие, раскосые глаза с черными радужками неожиданно дико смотрелись на смуглолицем мужчине с ежиком коротких волос на голове. А уж об его небритость на лице можно было бы наверное поцарапаться, приведись прикоснуться пальцами к его подбородку.
   - О каком трофее ты говоришь, ДжуГраш? - поинтересовался ишим, отставляя в сторону стакан.
   Ариана засмотрелась на истинного сына пустыни, той самой, что простиралась от границы Агравии в сторону Вечного океана, омывающего весь материк. Пустыня звалась просто пустыней, хотя говорят на языке пустынников она имела несколько обозначений, но девушка ни за что не вспомнила бы их в данный момент.
   Не менее громадный и широкий в плечах, что даже обидно становится за человеческий род, пустынник уставился на нее голодным, излишне заинтересованным взглядом, задержавшись им на бедрах и икрах ног, затем снова вернулся к лицу и недовольно поморщился. Ага, видать ему глаза серебристые пришлись не по вкусу.
   - Помнится, кое-кто обещал для меня человеческую женщину добыть в своем доблестном походе в человеческие земли, а?
   - Неужели? - не поверил ишим, пожимая плечи, словно удивляясь - и кто такой идиот был?
   - Не ты ли? Для своего друга? А?
   - А зачем?
   Ариана переводила взгляд с одного на другого, пытаясь понять - шутят это они так или нет. Но бояться перестала, распрямила спину, подбородок повыше подняла и поджала недовольно губы.
   - Затем, что в моей сокровищнице не хватает именно этой драгоценности.
   И кивнул в сторону сердито насупившейся девушки. Ишим усмехнулся и махнул рукой.
   - Забудь. Это сокровище, поверь, не для твоей коллекции... да и разнесет она там все. Взрывная, как ушурайка (*женщина из самого воинственного племени диких пустынников).
   Наклонился в сторону пустынника и доверительно шепнул: "Бешеная и ядовитая".
   - Хм, а так и не скажешь. Тогда да... лучше не надо. Бешенство - оно же заразно, да и ядовитость слюны... как-то не комильфо, знаешь ли.
   Этот странный разговор был прерван шумом, что раздался со стороны входной двери, и Ариана чуть наклонилась в сторону, чтобы разглядеть тех, кто только что ввалился в таверну шумной толпой. Еще агравы! "Почему не срабатывают слезы боли?" - думала она, разглядывая очередных светловолосых, высоких, широкоплечих и каких-то излишне брутальных мужчин, которые, смеясь и что-то громко обсуждая, расселись за одним из столов, и один из вошедших махнул рукой в сторону трактирщика. Тот материализовался в зале практически мгновенно, вынырнув с другой стороны от стойки.
   - Ну, что... может развлечемся? - прошептал вдруг возле девичьего ушка Хазрад с явным предвкушением в голосе.
   Ари вздрогнула, и резко отвернулась от зала, чтобы так же тихо ответить:
   - Почему слезы не реагируют? Так много ваших...
   Договорить ей не позволили, вернее, прервали ее вопрос, громогласно, как-то издевательски затянув:
   - Сколько девочек подвалило. Ты только погляди, все такие ладненькие, аппетитненькие... Ладно, обойдусь без человечки в гареме, возьму одну из блондинистых агравочек.
   И громкий смех, скабрезный, от которого захотелось заткнуть уши и втянуть голову в плечи. Но такая реакция могла бы последовать только от Арианы, а вот агравы с грохотом повскакивали со своих мест и одной слаженной волной качнулись в сторону стойки. Хазрад только хмыкнул и оттащил свою ученицу в сторону, уцепившись за ее локоть сильными пальцами, и успел ответить, склонив голову к девушке:
   - Активация уже была. Теперь артефакт будет работать только в случае реальной опасности. Больно будет... не мне, что радует неимоверно. Прояви фантазию и используй свое оружие.
   - Прояви фантазию... угу, - недовольно передразнил она ишима.
   Как вдруг мимо что-то пролетело, грузно, с грохотом врезавшись в стоящие рядом высокие стулья, снеся их словно снаряд, брошенный меткой рукой. Проследив взглядом за рухнувшим в нескольких шагах от нее агравом, девушка ахнула, когда тот начал подниматься. Глаза летуна горели яростным жидким сплавом серебра, из увеличившейся вдвое грудной клетки, затянутой в какую-то черную с металлическими пластинами ткань, раздался гневный рык, и взбешенный аграв схватил единственный уцелевший стул. Замахнувшись, бросил сподручное оружие в сторону пустынника и ринулся на своего противника. Ишим хитро подмигнул опешившей девушке и выставил ногу на пути соплеменника, несущегося в опасной близости от наблюдающей за ним сэс-магини. Увернувшись, Ариана отскочила и налетела на стойку бара, больно ударившись спиной, и пропустила эпический момент - попадание летящим "снарядом" в кучу дерущихся мужских тел. Причем, кто с кем дрался - с первого взгляда было уже не понять, так как массивного узкоглазого пустынника видно не было, так плотно на него наседали обиженные агравы.
   - Ишим, вы ему не поможете? - скривившись от боли в области ушиба на спине, Ариана бросила вопросительный взгляд на Хазрада, который в ответ только разразился смехом, как вдруг уставился на что-то позади нее. 
   Резко обернувшись, узрела странную картину или, точнее, пугающую. Пустынник был обезврежен, стоя на широко расставленных ногах и с разведенными в стороны руками, голова оказалась поникшей на грудь. Но что больше напугало девушку, так это то, что огромного мужика удерживала на месте в неподвижности тёмная, переливающаяся искрящимися всполохами серебра магическая ловушка.
   - Говорил я ему, что второй раз не прокатит, - вздохнул рядом ишим, и добавил для ясности. - Антивандальная система защиты. Новая. Будешь взламывать или так и простоишь с раскрытым клювом?
   - Ч-что? - Ари невольно возмущенно выкрикнула, спровоцировав внимание к своей персоне тех агравов, что участвовали в драке и сейчас стояли рядом с поникшим пустынников, озадаченно его разглядывая. - Ой!
   Агравов она насчитала в количестве пяти штук, все злые, взъерошенные и недобитые. В смысле - им явно драки не хватило. И вот один из них, не тот, что летал не так давно мимо девушки, а самый крупный и со сложно заплетенной косой, свисающей на груди, словно змея, тихо пророкотал, дергая за женские нервные окончания:
   - Надо же, кого в наши земли закинуло? Вы поглядите только... человеческая дева, - втянул носов воздух, недоуменно вскинул брови и еще раз втянулся, затем закашлялся, сморщив нос. - Ненавижу людей!
   - Слушай, я не вижу ее магии, но что-то определенно ощущается, - добавил кто-то из-за его спины.
   Ариана нервно оглянулась, ища взглядом Хазрада, а того и след простыл. Где он?! Заозиралась в поисках исчезнувшего ишима и пропустила момент, когда агравы сместились к ней ближе, почти взяв ее в кольцо.
   - А еще мне не нравятся человечки потому, что они слабые, их тела не способны долго ублажать и терпеть пытки. Скучные они. Хотя вот от этой, с глазами цвета сирга, что растет на самом высоком склоне гор, не отказался бы.
   Ари дернула голову и уставилась на говорившего. Тот стоял довольно близко, почти на расстоянии локтя, склонив набок голову, разглядывая девушку, и... облизывался, причем натурально облизывал губы языком. Передернувшись от отвращения, сэс-магиня на краткое мгновение закрыла глаза, так привлекшие его внимание, и воззвала к магическому резерву и памяти. Боевые структуры всегда давались ей с трудом, магической подпитки чаще не хватало, и потому предмет боевой магии не был для нее легким. Но в этот раз с удивлением обнаружила, как все ее тело мгновенно сгенерировало необходимое количество энергии и в тот же миг в ее руках сформировался огненный пульсар. Распахнув глаза, девушка вскинула ладони, и прошипела:
   - Отойди в сторону, аграв! А не то будет больно.
   Мужчина расхохотался, дружки его вторили ему, утирая слезы.
   - Девочка, - снисходительно произнес тот, с усмешкой изучая огненное нечто в ее руках, - моя стихия Огонь, и не имеет значение, светлый или темный маг, запустит в меня порождение родной стихии... мне даже будет приятно. Очень приятно.
   И вдруг прикоснулся к пульсару, что дрожал на кончиках ее пальцев. Огненный шар внезапно потух, словно впитался в его тело. Девушка испуганно вздрогнула, вызвав очередной шквал смеха. "Слезы боли! Заставь их работать!" - мысленно завопило подсознание.
   - Сладкая, - кто-то прошептал совсем рядом, - слабенькая, - поддакнул другой голос, - беззащитная, - согласился третий, - тоже хочу, - заявил четвертый, - после меня! - рявкнул самый крупный индивид темных.
   - Стоять! - крикнула во всю глотку Ариана и мысленно приказала серебряному ожерелью покрыть ее непробиваемой броней, и от страха или паники одновременно представила себе несколько острых колюще-режущих предметов в хаотичном порядке.
   Далее произошло сразу несколько неожиданных событий, повлекших за собой череду последствий, и довольно болезненных именно для наглых особей мужского части Темной империи, что в данный момент собирались поглумиться над беззащитной адепткой светлой академии.
   Жадные до причинения боли беззащитным потянулись к девичьему телу, сзади тоже кто-то попытался ухватиться за нее, как вдруг девушка вспыхнула ярким светом и превратилась... в Нечто! Серебристый хитин покрывал ее тело с ног до головы, при этом оказался снабжен еще и множеством острых, длинных шипов, о которые поранились особо ретивые агравы. Дружный рев, с завыванием и шипением, перемежающимся сыплющимися на все лады проклятиями ознаменовали удачу в эксперименты. "Слезы боли" себя оправдали. Больно было, и что радовало, не Ариане.
   И то, что агравы сильно разозлились и шутки кончились, девушка поняла сразу же, как только в ее сторону полетели вихри темных заклинаний, от которых она вряд ли бы смогла спастись, не будь она сейчас похожа на шипобраза или гигантского ежика. Следом за заклинаниями летели вполне реальные огненные файерболы, что уже требовало с ее стороны совершать уворачивающиеся телодвижения. Бегать по таверне было тяжело: мало того что броня все время на что-то натыкалась, так еще и столы мешали. Одно радовало, народ, что до этого сидел и пялился на представление, мигом сбежал из таверны, как и сам хозяин. Ишим явно тоже отсвечивать не собирался, прячась от нее под пологом невидимости.
   "Ну подожди, ишим, зараза! Попадись только мне!! Не знаю, что с ним сделаю!" - мысленно рычала Ариана, прячась за барной стойкой, и умудряясь при этом отбиваться от снарядов, что запускали с завидной скоростью засевшие за перевернутыми столами, словно за баррикадами, агравы. Они явно все еще испытывали физическую боль, находясь так близко от источника боли, но почему-то не пытались сбежать. Гордыня, должно быть, не позволяла признать поражение перед слабой, беззащитной человечкой. Вскоре таверна занялась пожаром, с улицы раздался горестный вой хозяина вперемешку с криком: "Стража!! Спасите! Помогите! Убивают!".
   Рядом, под барной стойкой, кто-то кашлянул и тихо спросил:
   - Ну что... наигралась? Пора и честь знать. Смотри, бессовестная, таверну спалила почти. Кстати, друга своего я из ловушки вытащил, и он уже ждет нас в подворотне. Или еще немного потренируешься?
   Повернув с трудом голову на голос Хазрада, Ариана гневно сузила глаза и выпалила:
   - Учитель... вы просто настоящий аграв!
   - О, спасибо. Я польщен, - и невидимость стала спадать с этого наглеца, явив перед нею ехидные смеющие глаза цвета стали и ухмыляющийся рот, который захотелось вдруг заткнуть, и явно не поцелуем.
   - Уходим? - наклонив голову вбок вопросительно, вскинул бровь и кивнул. - Думаю, да. Может, ты сменишь свой наряд? Нет, ты, конечно, эффектна как никогда, но все же... прикасаться к тебе как-то неловко, знаешь ли. А мне еще тебя порталом вытаскивать, хулиганку такую.
   Выдохнув сквозь стиснутые зубы, сдерживаясь, чтобы не нагрубить этому... этому... не будем о грустном, Ариана мысленно обратилась к "слезам боли" и попросила сменить ипостась на ожерелье.
   Уходили они тихо и незаметно, оставляя позади себя догорающую таверну, рыдающего хозяина таврены и свирепо взывающих к темным богам агравов, получившим на память от человечки острые и весьма не приятные ощущения. И этим бедолагам было невдомек, что в скором времени им придется под предводительством наследника императорского дома, стиснув зубы и не обращая внимания на болевые ощущения, упокаивать столичное кладбище.
  

Глава 22.

  
   Территория Академии Асториум
  
   - Я требую объяснений! - громкий стук, прозвучавший от удара двери об стену, и гневный рык сотрясли кабинет ректора.
   Магистр Риммус вздрогнул, откинувшись на спинку стула, и мысленно завыл, узрев прямо перед собой огнедышащего демона. По крайней мере, именно так виделся ему в данный момент исин-гард, свирепо сверлящий его гневным взором и пугающий темным ликом. Именно в этот момент ректор, как никогда, пожалел, что занимает это кресло. Надо было усадить на него сэн Магривуса, который заварил всю эту авантюру с сокрытием от гостя одной адептки.
   - К-каких объяснений, уважаемый исин-гард? - прохрипел, словно испытывая приступ удушья, магистр Риммус, нервно дернув кадыком.
   - Где... моя... Анаира?! - уперевшись в поверхность стола руками, нависнув над ректором, глухо, от того еще более страшно, прорычал Мэрдок, еле сдерживаясь, чтобы не выпустить вовне свою темную сущность.
   - П-почему вашу? И п-почему Анаиру? - пролепетал сжавшийся и как-то враз постаревший магистр, и вдруг понял, что ляпнул с перепуга. - Я хотел сказать...
   Исин-гард резко оттолкнулся от столешницы, сложил руки на груди в замок, и с прищуром оглядел ректора. Затем потер одной рукой подбородок и тихо хмыкнул.
   - Почему Анаиру, значит? Почему... а может и не Анаира, верно? - полыхнув вдруг алым цветом глаз, исин-гард хотел было еще что-то добавить, как вдруг замер на месте.
   - Исин-гард... что? - обеспокоенно спросил магистр Риммус, поежившись из-за странного поведения этого высшего аграва, как вдруг проглотил, едва не поперхнувшись, все слова, когда этот ненормальный посмел открыть несанкционированный портал.
   В тот момент, когда за внезапно ринувшимся в серебристый зев темным наследником сомкнулись грани портала, в кабинет ректора ворвался обеспокоенный магистр сэн Магривус.
   - Что случилось? - выпалил он, как только прикрыл за собой двери, окидывая внимательным взглядом помещение. - Я почувствовал всплеск темной магии.
   - А это было, уважаемый, - несколько устало сыронизировал хозяин кабинета, грузно опускаясь в свое кресло, - тот самый случай форс-мажора, о котором я вас предупреждал.
   Эрвин кинул на ректора вопросительный взгляд, и снова стал осматриваться, чтобы в какой-то момент уставиться точно в то самое место, где не так давно сверкал ртутным блеском темномагический портал.
   - Так, это кто был? - выставив обвинительно указательный палец на видимый только ему отпечаток портала, строго спросил он магистра Риммуса.
   - Догадайтесь с трех раз, - фыркнул тот в ответ, пытаясь договориться со своей совестью, и не признаться Эрвину, что исин-гард кое о чем догадался. Особенно не стоит говорить, как шептал ему внутренний голос, этому магистру, кто виноват во внезапном прозрении темного наследничка.
   - Мэрдок! - словно выплюнув, произнес Эрвин с тихим раздражением в голосе. - И куда он рванул? И почему?
   Можно было бы долго гадать на эту тему, но вот интуиция просто вопила - дело в Ариане!
   - Зачем он приходил к вам? - резко развернувшись на месте, магистр вперил тяжелый взгляд в ректора.
   Тот поежился, пряча взгляд.
   - Требовал сообщить о ее месте нахождении.
   - И?
   - И я ничего не сказал. Точнее вообще ничего не успел сказать. Он вдруг замер на месте, глаза остекленели, а потом... - Риммус взмахнул рукой, - раз, и портал вспух у меня на глазах, вот же гаденыш, даже меня не постеснялся.
   - Дохлый герзулл!
   - Эх, было бы здорово, - печально согласился ректор и тут же поправился, - то есть... в если бы дело было именно в дохлом герзулле.
   Эрвин покосился на грустного собеседника и покачал головой, размышляя, что тот явно чем-то расстроен или обеспокоен.
   - Что ж... у меня лекции. Думаю, все узнаем, как вернется исин-гард...
   Идя по длинным коридорам академии, магистр сэн Магривус пытался справиться с дурным предчувствием, что затопило его с головой. Сердце рвалось куда-то далеко, требовало оказаться рядом с Арианой, словно ей могло что-то угрожать. Потирая грудь ладонью в том месте, где неожиданно кольнуло болью, Эрвин хмуро проводил взглядом проходивших мимо него адептов. И, видимо, что-то этакое пугающее было на его лице, что будущие маги шарахнулись от него к стене, попытавшись слиться с нею. Стиснув сурово губы и насупившись, магистр передернул одним плечом, скидывая напряжение, и свернул за угол, откуда на него внезапно налетел...
   - Ирштван! Твою ж печенку тебе в глотку! - плохое настроение фонтаном рвануло из Эрвина, еле устоявшего на ногах из-за неожиданно сильного удара чужим телом.
   - Страшный человек вы, магистр, - выдохнул харгув, потирая свои ребра, которым тоже досталось. - Что это вы свирепствуете?
   - Ты! - рыкнул магистр, вперившись каким-то тяжелым взглядом в молодого аграва, сделал глубокий вдох, взгляд его переменился, став задумчивым. - Кстааати, - протянул он, прищурившись, - харугв, куда выстроил портал ваш брат? Отвечайте!
   Ирштван хмыкнул, недоверчиво покосившись на мрачного магистра, и потянулся к темной магии, что обычно клубилась вокруг исин-гарда, как туманная кошка.
   - Странно. Я его не чувствую. И, правда, он куда-то свалил, - уловив истончившийся уже след магии брата, тоже нахмурился. - Весьма занимательно. Он отбыл в Агравию... а если точнее... он в ТоригХорне.
   Магистр потер лоб пальцами, вздохнул и махнул рукой.
   - Извини, Ирштван, что я так налетел на тебя.
   - Кхе-кхе, а по моему, это я на вас налетел, магистр, - улыбнулся иронично Ирштван, продолжая прислушиваться к магическому следу. - Э-эм... а все же, чего это его вдруг в столицу дернуло рвануть?
   - Может из императорского дворца сообщение получил? - пожал плечами Эрвин, вспомнив, что он вообще-то на лекцию опаздывает. - Харугв, а почему ты... тьфу... вы, харугв, вы! Почему вы не на лекциях?!
   - А, вспомнили о правилах приличия, да? - усмехнулся Ирштван, заметив, как магистр недовольно поморщился. - У меня сейчас индивидуальное практические занятия по факультативу "Преображение и иллюзии".
   - Что? С чего вдруг?! У вас по программе нет такого! - возмутился вдруг Эрвин, полоснув харугва гневным взглядом.
   - Ну, я сам напросился. Так я пойду? А то, знаете ли, красивые женщины не отличаются терпеливостью.
   - Что?! - снова повторился магистр, размышляя, можно ли уже волноваться за кузину или нет.
   - Магистресса Лэрвийская очень красивая женщина. Не будем испытывать ее терпение. Позже найду вас. Есть у меня к вам несколько идей и вопросов, магистр.
   И не удосужившись даже выслушать возмущенные реплики, которые явно готовы были сорваться с губ Эрвина - хотя какого дохлого герзулла, магистр так реагирует в отношении магистрессы? - быстро скрылся из виду.
   - Темные! - прошипел Эрвин, стиснув кулаки, и раздраженно тряхнул головой. Лекции!
  

***

  
   - И часто она так? - прошептал мужской голос, пытаясь совладать с невольной громкостью собственного тона.
   - Тихо! - шикнул в ответ женский, весьма свирепый голос.
   - Не часто... на моей памяти - второй раз, - ответил низкий тембр второго мужчины.
   - Тихо!! Тш-ш! - снова зашипел злой женский.
   - И давно с ней это? - полюбопытствовал первый.
   - Не очень. Хотя...
   - Да заткнитесь вы! - рыкнула та, чьи сомнительные способности в данный момент были наиболее интересны двум собеседникам с мужскими голосами, нежели то, что происходило снаружи склепа.
   Виновники женской злости умолкли на какое-то время, так же внимательно прислушиваясь к тому, как что-то завывает, взрывается, трещит и снова завывает за стенами столь вовремя подвернувшегося беглецам укрытия. И ничего страшного, что им оказался чей-то склеп. Судя по тому, что из-под каменной плиты никто или ничто не вылезло их встречать, скорее всего, хозяин склепа давно уже был упокоен. Закрывшись изнутри на столь удачно подвернувшийся под руку засов (хотя, странно, почему он был сделан изнутри, а не снаружи?), первым делом при вспыхнувшем маленьком огоньке троица горемык осмотрелась и пришла к выводу, что здесь вполне можно пересидеть.
   Правда, магический огонек прогорел совсем мало и потух. Хазрад раздосадовано рыкнул, затем шумно выдохнул воздух и покаялся, что не заметил глушилки темной магии, установленной в этом склепе. Ариана припомнила из прочитанного когда-то об агравах и их темной магии, что такие "антимагические глушилки" ставили именно в тех погребальницах или склепах, в которых был проведен ритуал упокоения, дабы, так сказать, не искушать любителей грязных шуток над умершими агравами.
   - Слушай, - снова зашептал и довольно громко первый любопытствующий голос, - а можно это у нее как-то... ну, вырубить на время, а?
   - Что именно? - задумчиво уточнил второй.
   - Да вы достали уже! - Ари готова была взвыть не хуже того умертвия, завывшего от разочарования, когда не успел сцапать намеченную жертву практически на ступенях одноэтажного сооружения из серого прочного камня. - Какого дохлого герзулла, я вас спрашиваю, Хазрад, зачем, ну скажите мне ... зачем вы обозначили точкой выхода это кладбище. Вы же знаете... Вы же все знаете про мой дар! Зачем, я вас спрашиваю?!
   - А может, - опасливо шарахнувшись в темноте прочь от рычащей девушки, ДжуГраш добавил сиплым шепотом, - давай просто ее саму вырубим, а? Отдохнет, девочка, успокоится. Смотри, как перенервничала.
   - Я сейчас сама тебя вырублю! - разъяренно зашипела Ари.
   - Ариана! - тихо, но твердо произнес Хазрад, и снова попытался зажечь огонек.
   Маленькое светлое пятнышко вспыхнуло на его пальцах, и он строго посмотрел на свою временную ученицу.
   - Ты должна успокоиться. От твоих эмоций расходятся сильнейшие магические эманации... да, я был не прав, что не дал тебе время прийти в себя. Прошу прощения. Но срываться на моем друге не стоит. Ему и так досталось... по жизни. Ты только представь, у него сорок восемь жен... и столько тещ. Так что... не обращай внимания.
   - Эй-эй, что значит - не обращай внимания? - возмутился пустынник и вдруг резко умолк, навострив уши. - Кажись... затихло?
   Ишим тут же потушил светляка и тоже постарался усилить слух, чтобы через пару ударов сердца резко зашипеть от досады.
   - Он ссссдесь!!!
   - Кто? - охнула Ариана, когда ощутила, как ее дергают за руку куда-то в сторону и тащат прочь от входа. И почему-то никто не соизволил ответить на ее вопрос.
   Ишим буркнул, скрывая потаенную радость:
   - Шаис-са, почему так долго?
   - Не могла пробиться... сссклеп защищен... я сссслопаю ловушшшку...
   Вспыхнул яркий огонек, заставивший заслонить глаза рукой и поморщиться. Когда немного привыкнув к свету, что озарил собой чернильную мглу вокруг, девушка смогла открыть глаза, то удивленно уставилась на пляшущую по стенам огненную саламандру.
   ДжуГраш тоже замер, следя за маленьким огненным смерчем жадным и восторженным взглядом, затем толкнул Хазрада в бок и тихо выдохнул:
   - Дружище, где ты ее раздобыл?!
   Ответом пустыннику послужил резкий и неприятный треск, затем саламандрочка вспыхнула и... отрыгнула черным клубком дыма.
   - Уходим, - бросил кратко ишим, и в то же мгновение посреди склепа вспыхнул зев портала. - Быстро. Нас засекли. Сейчас начнут взламывать вход.
   Ариана обернулась в сторону запертой двери и нахмурилась.
   - Быссстрее... - зашипела Шаис-са, и первая юркнула в переход.
   За ней бросился пустынник, произнеся нечто странное: "Мечта, а не женщина. Шикхария, во истину!"
   - Ариана! - Хазрад схватил замершую у двери девушку за руку. - Ну же! Или тебе так хочется встретиться с исин-гардом Мэрдоком?
   Она вздрогнула, бросив ошарашенный взгляд на ишима, и отрицательно качнула головой. Пробурчав что-то недовольное под нос, мужчина резко подхватил девушку на руки и прыгнул в портал, услышав на заднем фоне звук взламываемого запора и яростный мужской рев, явно разгневанный из-за упущенной добычи.
   Мэрдок был в бешенстве, в абсолютном бешенстве. Третий раз! Она ушла от него уже в третий раз! Немыслимо. Как он узнал, что виновницей переполоха в одной из таверн столицы и поднятого кладбища была именно та, что стала его избранницей? Определенно, никто во всей Агравии, помимо его самого и Императора, не обладал столь мощной и разрушительной магией, да к тому же этот несравненный аромат, что витал до сих пор в воздухе. Именно этот аромат близкого по своей сути существа с пикантной ноткой невинности и привлек его в первую встречу. И как он мог тогда поверить, обнаружив девушку в постели магистра сэн Магривуса, что между ними что-то могло быть. Ревность и дикая ярость застила ему тогда глаза, что едва не привели его к уничтожению как гостя Императора, так и той, без которой не видать ему, наследному принцу, исин-гарду, счастья и императорского трона.
   Склеп оказался пуст. Втянув воздух, как можно глубже, через трепещущие ноздри, Мэрдок едва сдержался от смертоубийства своих элитных ищеек, что сейчас замерли снаружи, ожидая его вердикта. Жить им или нет? Упустили! Стоп... второй запах! Такой знакомый!
   Ишшшим Хазрад! Сверкнув алым взором во тьме склепа, Мэрдок вскинул руку и ухватил нить портального заклинания, что почти уж истаял. Но... но исин-гард не зря считался сильнейшим магом Агравии. Ухватившись за ускользающие ниточки, он вскрыл портал, чтобы тут же кинуться в погоню, словно самый настоящий ищейка, без раздумий, без сомнений... Он увидел цель и двинулся за нею следом.
  
   - Какой однако упертый, этот ваш наследничек, - отряхиваясь и отплевываясь от снега, пустынник поежился, когда холодный, пронизывающий ветер прошелся по его телу, не привыкшему к морозам, и осмотрелся, не обращая внимания ни соратника по приключениям, ни на его подопечную. - Ну ты и шайгран, Хазран-ишим-гарай, это в какую же дыру ты нас утащил?! У меня кишки застывают...
   Куда не кинешь взгляд, кругом горы, серые, хмурые, с седыми шапками, и леденящий, жуткий ветер, что бросает в лицо целые охапки снежных вихрей.
   - Ариана, держи крепче Шаис-су, она не даст тебе замерзнуть, - громко рыкнул ишим, пытаясь перекричать шум ветра. - Скоро мы будем в моем логове, отогреемся. ДжуГраш, остолоп, куда ты пошел, а ну вернись!
   Рявкнул и закашлялся, едва в рот забился холодный снежный ком. Не долго думая, ухватил девушку, что прятала за воротом теплой куртки саломандрочку, и рванул за размашисто шагавшим другом, который сам того не ведая, шел прямиком к разлому в заснеженной поверхности.
   - А ну стоять! - успел ухватить пустынника за пояс и дернуть того на себя, как перед ними обрушился толстый снежный слой, вскрывая расщелину. - Стой... не шевелись. Я сейчас открою последний портал... и мы в безопасности.
   Вихри, что закружились вокруг троих беглецов, стали еще более неистово кружиться, заслонив видимость на расстоянии вытянутой руки, но Хазрад сумел определить направление, в котором действительно было бы безопасно сделать несколько шагов и сумел открыть портал. Втолкнув в него сначала друга, потянул в ту сторону девушку и не заметил, как позади него, словно из беснующегося снежного вихря, материализовалась массивная темная фигура. Ишим ощутил присутствие постороннего за своей спиной почти мгновенно, но ни развернуться, чтобы принять бой, ни как-то еще отреагировать не успел, так как преследователь сработал более молниеносно, запустив в затылок одному из самых опасных агравов темное заклинание, противостоять которому шансов не было ни у кого, тем более в подобных обстоятельствах.
   Ариана вскрикнула, когда почувствовала всплеск страшной магии и рывок в сторону. Онемев от дикого ужаса, успела увидеть, как ишим влетает в зев портала, схватившись за голову руками, как вдруг сама начала проваливаться в темноту. И уже не видела и не чувствовала, как сильные руки вмиг подхватывают ее обессилевшее тело, и тот, кого она боялась до ужаса, открывает другой портал, чтобы тут же шагнуть в него, крепко прижимая к себе долгожданную и самую драгоценную ношу.
  

***

  
   Одинокий черный дракон сидел на самом высоком уступе скалы горной гряды, разделяющей свет и тьму, и вздыхал. Осознание себя драконом произошло внезапно, почти болезненно, от того и было сейчас так тоскливо и горестно, что хотелось завыть во весь свой трубный голос. Осознать себя драконом... почти животным... Сначала гнев - одной скалой в округе стало меньше; затем злость - в приграничном лесочке появились довольно внушительные проплешины; и вдруг внезапная гордость за свою новую способность сжигать струёй огня все, что попадается на пути - еще один лесок пострадал; и, как обухом по голове, воспоминание о первопричине произошедшей метаморфозы. Девушка!
   Умная, красивая, стройная, нежная, соблазнительная... Дракон загрустил. Грустить продолжал еще сутки, пока не ощутил странное беспокойство, затем его сердце, такое большое и сильное, зашлось в бешеном ритме, вынуждая куда-то стремительно лететь... кого-то спасать. Кого? Зачем? И образ, словно картинка в голове, мелькнул, заставив взъерошиться все нервы и зарычать. Как он посссмел?! Тот, кто ненавистен дракону, кто в памяти остался страшным черным пятном воспоминания, кто причинял ему невероятную боль... как он посссмел коснуться неприкасаемой?! Убьююю...
   Взмах больших крыльев разнес камни, что несколько тысячелетий лежали в привычных для них местах на самом высоком уступе скалы, зашвырнул их мощным потоком воздуха в пропасть, и поднял дракона с места высоко в небо. Следуя по нити, связующей в прошлом анаглора Солледо с девушкой-мечтой из-за проведенного ритуала привязки ко сну объекта (не смог он снять его по требованию магистра полностью или не захотел - теперь уж и не признается, да и привык ощущать свою мечту, пока та спит), дракон блокировал вызов, что рвал его нервную систему на клочки. Так мог призывать только он, виновник его превращения в животное. Только магистр сэн Магривус не мог знать, что даже будучи тупым драконом, анаглор сумел вернуть себе сознание человека. И нет теперь ему никакого дела до той боли, что возникает во всем теле, когда игнорируешь зов мастера преображений, ибо у него есть более значительная цель - вытащить из лап мерзкого темного Ариану.
  

Глава 23.

  
   Сначала появился звук... Треск от горящего огня... упавшее полено... кто-то тихо ругнулся и снова подбросил его в огонь. Затем Ариана расслышала вой метели, но не рядом, а где-то вдали... или за стеной? Было тепло, словно она и правда находилась в каком-то помещении. Глаза открыть не получалось. Странно. Словно что-то накрыло лицо в области глаз. Что-то мягкое... ткань? Прислушалась, когда поняла, что слышала именно чужой голос, который тихо бормотал проклятия, когда этот кто-то подбрасывал поленья в огонь. Девушка затихла, пытаясь припомнить, что было до того, как она отключилась. Не успела сосредоточиться, как вдруг ощутила чье-то прикосновение к щеке, и просто чудом не вздрогнула, испугавшись вдруг, что себя выдаст. Отчего-то стало боязно выдать этому мужчине - а то, что рядом находится мужчина можно было понять по тембру голоса, - что она пришла в себя. Чужие пальцы коснулись губ девушки, чуть надавили на нижнюю и приоткрыли рот. Тут же она едва не захлебнулась, как только какая-то жидкость наполнила рот, и невольно сглотнула. 
   - Спи... огонь моего сердца, - хрипло произнес этот Некто,  - спи. Еще рано тебе просыпаться. Надо снять эту гадость с тебя... прежде чем ты увидишь меня.
   Под мерное бурчание, что, мол, и где нашла-то эту жуть, и как ее вообще теперь снимать, Ари провалилась в сновидения. И не видела, как наследный принц темных, стараясь не прикасаться к ожерелью, осторожно снимает с нее верхнюю куртку, затем развязывает завязки на горловине просторной рубашки и закатывает рукава, и уж, конечно, не смогла бы увидеть, как довольно сильно заходили желваки на его лице, как и услышать отчётливый скрип зубов из-за бешенства, что невольно вспыхнуло в его груди, стоило только взгляду припечься к древнему браслету на девичьем запястье. Дохлый гурзул!! Это кто же такой шустрый?! Магистр сэн Магривус? Ну не ишим Хазрад же! Исин-гард присмотрелся повнимательнее, перейдя на магическое зрение, и довольно выдохнул - просто защитный артефакт, не активирован на брак. Уже легче. Что ж... значит вернемся к первоначальной проблеме - "Слезы боли". А ведь они считались уничтоженными, причем еще его отцом. Откуда же им было снова взяться, да еще и на столь нежной шейке? Поди и правда Орден теней постарался, припрятал в свое время последний образец? Хотя вряд ли... они тоже не смогли бы ни прикоснуться к ним, ни хранить. Слишком велика опасность для любого аграва, пусть даже из столь таинственного Ордена, в который входил ишим Хазрад. Как же сильно Мэрдок ненавидел этого аграва... и как же он бесился, когда у его младшего брата появился защитник. Но то было основное требование светлого архимага, главы Ордена Молниеносных, предоставить харгву Ирштвану верного телохранителя из числа Ордена теней. И какого шерракха императорская чета пошла на поводу у светлых, Мэрдок мог только догадываться, как и о том, что не мог быть ему родным сей мелкий засра...ц, что выедает вот уже более пятнадцати  лет мозг, и при этом появился в его семье далеко не младенцем.
   Исин-гард снова скрипнул зубами и нахмурился, когда его взгляд прошелся по мерзкому ожерелью, затем перескочил на красиво очерченные скулы, поднялся к алым, чуть пухлым губам, затем метнулся вверх к сомкнутым глазам, отметив, какие длинные и густые ресницы нежно касаются бледных щек, и выдохнул со стоном. Что ж это он таким слепцом был? Ему показали скромную, серую мышь, а он и повелся. Не смог побороть и  свой порыв утонуть взглядом в вырезе рубахи, в котором столь соблазнительно вздымалась от дыхания молочная, пышная грудь, слегка оголенная до этого его осторожными пальцами для лучшего обзора "мерзости", иначе называть "Слезы боли" Мэрдок не мог. И снова тяжко вздохнул, резко поднялся и вернулся к очагу, что бы тут же подбросить полено в огонь. Прислушался к метели, что выла за стенами маленького бревенчатого охотничьего домика, взвешивая последствия для него вызова Императора Агравии в этот затерянный в северных лесах темной империи домик. В принципе, отец дал ему карт-бланш, но запретил действовать явно для светлых.
   "Не вздумай засветиться... ты с этой проверкой и требованиям по выдаче адептки с даром некроса уже и так наследил. Архимаг Ордена Молниеносных выразил уже недовольство твоим вмешательством в дела Асториума. Сделай все тихо. Темный ты или нет?" - ехидно и со снисхождением выговаривал в последнюю встречу ему отец, удовлетворенно кивая каким-то своим тайным мыслям. "Девочка эта... давно должна была оказаться у нас, хотя бы в твоей Академии. Да вот только ее дед все мешал. Вот уж не ожидал, что этот светлый опекун так беспечно позволит девочке с даром некроса оказаться на нашей территории. Да еще в активном состоянии дара. Интересно, что послужило резонансом для его полной активации? Выясни".
   Что ж, размышлял Мэрдок, пожирая взглядом спящую на кушетке девушку, Император получит ответы на свои вопросы и окажет в благодарность своему наследнику услугу по снятию "слез боли" с нежной девичьей шейки, дабы не провоцировать насильственную смену власти. То, что исин-гард пойдет на все, лишь бы его пара оказалась подле него, отец знает наверняка, ибо в свое время сам отличился, сместив родного отца с трона. В Агравии, Империи темных, давно ходят слухи о жестокой традиции в императорской семье  - приход очередного наследника к власти через умерщвление в поединке предыдущего Императора. Однако Мэрдок не считал Императора столь недальновидным в этом вопросе, так что помощь по деактивации "Слез боли" окажет и даже ритуал бракосочетания проведет, лишь бы у исин-гарда не оказалось  повода бросить ему вызов на поединок. И мало кто знал, что наследник не спешит на императорский трон, вполне довольствуясь своим местом главы и директора Эзервира. 
   Долго держать девушку с состоянии сна не получится. Этот артефакт со временем нейтрализует любые темные чары и магические воздействия, а снотворное зелье достаточно вредное, не хотелось бы, что бы будущая супруга наследника Императора Агравии стала зависимой от этой гадости. Что ж, решено! 
   Мэрдок отправил вызов отцу, надеясь, что тот не станет слишком свирепствовать, когда узнает у кого из-под носа сын увел девицу. 
   Ждать пришлось не долго. Исин-гард успел до появления Императора подкинуть еще пару раз поленья в огонь и пройтись по маленькой комнатке, разминаясь и пытаясь отвлечься от искушения в лице Анаиры. Мэрдок понимал, что ее зовут иначе, но выдумывать другое имя смысла не видел. Пусть пока побудет именно Анаирой. Император появился с громким хлопком, когда дверь ударилась об косяк от его сильного прикосновения, вихрем морозного и снежного воздуха и громким рыком: "Ты совсем обнаглел! Ты хоть знаешь, что выдернул меня с совещания по поводу ноты протеста от Ордена Молниеносных. Они утверждают, что ты похитил адептку светлой академии".
   И в этот момент взгляд Императора наткнулся на спящую девушку, проследил за рассыпавшимися в беспорядке волосами, что черным потоком устремились к полу с кушетки, заметил распахнутую рубаху на  верхней части груди, и тут же замер, внутренне похолодев, впившись потемневшими взором в столь знакомое ожерелье, и затем перевел задумчивый взгляд на сына.
   - Мда, вижу, похитил... Хм. Она, надеюсь, не знает, что именно ты устроил сие безрассудство? И очень надеюсь, что ты не прикасался вот к тому безобразию, что у нее на шее?
   Мэрдок фыркнул и передернул плечом, словно был возмущен невысокой оценкой его умственных способностей.  
   - Ну что ж... Рад, что хватило ума и выдержки моему истинному сыну, - хмыкнул Император и подошел к спящей безмятежным сном девушке. - Смотри-ка, и правда, хороша. Весьма, я бы сказал... 
   Проигнорировав раздавшийся от сына ревнивый рык, мужчина откинул за спину заплетенные в ритуальную косу белоснежные волосы, и склонился над кушеткой. Уже было протянул руку, намереваясь выпить до последней капли всю магию из ожерелья, как вдруг с возгласом удивления был вынужден отпрянуть. 
   - Ох ты ж... - сдержал он ругань, что едва не сорвалась с его уст, и тихо пробормотал, - откуда у девчонки такой хранитель?!
   - Что? - не поверил своим ушам Мэрдок и ринулся ближе к отцу. - Какого дохлого... Что это?!
   - Огненная саламандра, не иначе, - восхищенно выдохнул император и прицокнул языком. - Досадно. Но я не смогу пока ничего сделать, сын. Давненько я не встречал представителей этого вида, давненько. Нейтрализация сил этого хранителя займет много времени, если только не поместить девчонку с ее охранником в нижние подземелья нашего родового замка. Там достаточно темной энергии, чтобы эта малышка, - последовал кивок в сторону стены огня, что окружал спящую, - пресытилась ею и уже не смогла бы поглотить ни капли моей магии. Тогда она станет не опасна.
   - На меня такой реакции не было - задумчиво произнес Мэрдок и протянул руку. Саламандра тут же вспыхнула еще более ярким огнем.
   - 
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ______________________________________________________
   Помечаю для себя:
   Напоминаю - Ариана учится на третьем курсе в Маг.Академке Асториум, что расположено в Велиритании, второй столице ТерСорума. Первая столица - Вьелиридат, академия называется Аквитон.
  
  
   Исправить: Ариана занимает мини-апартаменты: одна спальня, гостиная, ванная комната.
  
  
  
   Состав преподавателей (список пополняется по мере написания романа):
   Ректор Асториума - Магистр Риммус
   Декан факультета целителей - магистресса Синтия Фейм
   Декан факультета заклятийников - магистр Зейн Эвентус
   Преподаватель факультатива по магии Некрос, а так же преподаватель факультета боевиков и факультета защиты - Эрвин Корвин сэн Магривус, магистр Пятой ступени из ордена Бессмертных
   Преподаватель факультатива по преображению и иллюзиям - магистресса Изаверия Лэрвийская, двоюродная сестра Эрвина сэн Магривуса
  
   Обращения:
   сэс-магиня; сэс-маг - адептка; адепт Асториума, звание присваивается на третьем курсе
   харугв - ненаследный принц агравов Ирштван
   исин-гард - наследный принц агравов Мэрдок
   ишим - страж ненаследного принца, "тень", Хазрад Ош Румарэ
   эфочки - маленькие фейки с крыльями, в основном работники библиотеках, книгохранилищах и архивохранилищах
   оборотники - двуипостасные существа, разновидности второй ипостаси: лисы, змеи, а так же кошаки и волки.
   Ушурайка - женщина из самого воинственного племени диких пустынников.
  
  
   Факультеты:
   - Боевики:
   - Защита:
   - Целители:
   - Заклятийники:
   - Универсалы:
   Редко - магия некрос (в связи с отсутствием за последние 100 лет дара у студентов- направление заморожено. Информации закрыта).
     
     1 год обучения: состоит из четырех семестров по временам года, начиная с весны, каникулы 7 дней в конце каждого семестра после зачетных занятий, итоговые экзамены в конце зимы - самые длинные каникулы - зимние - 14 дней.
      1-й год
      1-2 семестр: -весна-лето
      вводный курс
      - управление стихиями: огонь, вода, воздух, земля,
      - целительство и зельеварение
      - талисмановедение и магическая защита (прикладной курс- магия темных - некрос-ведение)
      - боевая магия и порталостроение
      - история, политическое и географическое устройство мира
      - заклятия, проклятия и противодействие
     Факультативы по выбору
  
      3-4 семестр - базовые основы всех предметов 1-2 семестра - осень-зима
      Итог экзаменов - определение направленности студента и прикрепление к факультетам.
    
     
      2-й год, 3-й год обучение проводится по двум направлениям:
      основное - ведущие предметы по факультету.
      прикладное - дополнительный факультатив (обязательный)
     
   4-й год - практика по основному направлению.
  
   Круг Двенадцати светлых Орденов:
   1) Орден Молниеносных - Ведущий Орден
   2) Орден Бессмертных, они же Жнецы Проклятых Лордов
   3) Орден Огненных магов
   4) Орден магов Воды
   5) Орден магов Земли
   6) Орден магов Воздуха
   7) Орден целителей
   8) Орден Заклятийников
   9) Орден Артефакторов
   10)
   11)
   12)
  
  

Оценка: 8.21*11  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Р.Райль "Приоритет: Жизнь" (Научная фантастика) | | А.Йейл "Гладиатор нового времени. Глава 1" (Постапокалипсис) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | В.Екатерина "Истинная чаровница " (Любовное фэнтези) | | Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"