Harold R. Fox: другие произведения.

77

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ писался специально для конкурса Шок! Сюрприз! Провокация! https://author.today/contest/8 Отчего-то не получается выставить больше одного жанра ((( Рассказ эротический с элементами киберпанка, психоделики приключений, юмора и фантастики ))) Приятного чтения!


Другие мои работы можно найти на

Автортудей.ру


Приятного чтения =)
   1.
  
  Я лежал на кровати, заложив руки под голову и, смотрел в потолок. Когда длительное время находишься в четырех стенах, разные обыденные мелочи приобретают совершенно другой уровень, превращаясь в довольно важное занятие.
  
  Я занимался изучением пятна на потолке, которое появилось рядом с окном несколько дней назад. Сначала это была маленькая не приметная точка. Но она быстро выросла до приличного пятна всего за один день. "Наверное, крыша в конец прохудилась", - подумалось мне в тот день.
  
  Пятно с каждым днем становилось все больше и больше. Намокая, стала отходить побелка. Она свисала с потолка небольшими, завернувшимися чешуйками серого цвета.
  
  Взглянув на пятно сегодня, я вдруг заметил, что по своему очертанию оно напоминает Австралию. "Надо же", - подумалось мне. Я немного приподнялся, чтобы изменить угол обзора пятна, - мало ли, вдруг показалось и оно вовсе не похоже на Австралию, - и в этот самый момент, я увидел её!
  
  - Боже, какая же ты красивая, - пробормотал я.
  
  Её прекрасные линии завораживали. Будучи не в силах оторвать от неё взгляд, я, словно кот, облизывающийся на сметану, скользил взглядом по изгибам шикарного тела своей гостьи. Наверное, она не что иное, как Божественное Творение - совершенное и поразительное.
  
  От созерцания столь неземной красоты у меня участился пульс, во рту пересохло, а к горлу подступил ком. Что уж говорить о моем "дружке", который выпрямился во весь рост, и буквально выпрыгивал из штанов.
  
  Когда я впервые увидел её, то просто не поверил своим глазам!
  
  "Как? Почему она не встречалась мне раньше? - с обидой подумалось мне. - Это не справедливо, что я прожил 21 год, не замечая этой не земной красоты".
  
  От подобных мыслей и понимания того, что два десятка лет потрачены в пустую, в душу стала пробираться тоска. Но не так как обычно - врываясь, словно к себе домой: открыв дверь с ноги, с наглым выражением лица и презрительным огоньком в глазах.
  
  На сей раз, тоска пробиралась аккуратно, словно опасаясь чего-то.
  
  "Интересно, что её так насторожило?" - подумал я, глядя на то, как она замерла в дверном проеме, нюхая воздух словно зверь.
  
  Вдруг повеяло теплом и приятным мягким светом, который начал обволакивать меня словно пушистый плед. Добро и радость заструились по комнате, волна, за волной проходя сквозь меня.
  
  Тоска издала обиженный писк и убежала.
  
  Весь этот свет, тепло и радость исходили от моей гостьи.
  
  "Как же мне хорошо!" - довольно подумал я, по-прежнему созерцая изгибы её тела, стараясь не отрывать взгляда.
  
  - Привет, - нарушила она царящую вокруг нас тишину и улыбнулась. От звука её голоса по моей коже побежали мурашки. Словно мелодичная музыка, он наполнил больничную палату. Голос моей гостьи, как и свет, и тепло, что она источала, обволакивал меня, проникал во все фибры моей беспокойной души, наполняя её добром и любовью.
  
  Именно! Я вдруг понял, что люблю её.
  
  - Привет, - ответил я, слегка смутившись.
  
  - Как тебя зовут?
  
  - Женя. А, тебя?
  
  - Ты разве еще не понял? - не переставая улыбаться, ответила она вопросом.
  
  - Понял.
  
  Некоторое время мы пили чай и болтали. Просто говорили. О разных мелочах, не имеющих какой-либо важности или особого смысла. Я просто наслаждался её обществом, красотой, звучанием голоса и теплым светом, который пронизывал все вокруг нас, в том числе и меня, наполняя радостью, добротой и позитивом.
  
  Мне не раз приходилась общаться с цифрами но, ни одна из них не испускала столько положительных флюидов, сколько 77. Иногда они наоборот: могли раздражать или нервировать.
  
  Вот на пример тройка, она начала трепать мои тогда еще не окрепшие нервы, уже в школе - постоянно лезла в мои дела. Вроде все выучил, подготовился к уроку как надо, но хрен там плавал! Подаешь учитилке дневник и нате вам: "горбатая"! Тогда я думал, что хуже и паскуднее этой сволочи - тройки, никого не бывает. Эх, где же вы, мои школьные годы?
  
  Потом была девятка, которая меня подставила: из-за нее я опоздал на работу, после чего поругался с шефом и тот дал мне пинка под зад.
  
  После нее была 15. Про эту дрянь я даже вспоминать не хочу!
  
  Но, не смотря ни на что, самым сучьим потрохом из всех оказался ноль. Эта дырка, а подругому его никак не назовешь, везде и всюду норовил все обнулить. Именно из-за его козней я и загремел в психушку.
  
  - А, почему ты тут один, взаперти? - спросила 77.
  
  - Да, - махнул я рукой. - Никто мне не верит, что я могу видеть вас, цифры, и тем более разговаривать с вами. Шизиком называют, вот в дурку и закрыли.
  
  - Сволочи, - вздохнула она.
  
  - Ага.
  
  - Бедненький, - 77 прикоснулась к моей ноге. - Может, я чем-то могу тебе помочь?
  
  Её предложение застало меня врасплох. Последние минут пятнадцать, в моей голове засела только одна мысль: заключить в объятия и расцеловать свою прекрасную собеседницу, а мой черенок рвался в бой, буквально выпрыгивая из штанов. Поэтому я не смог ответить ничего лучше, как переспросить: "помочь?"
  
  Тут же в голове промелькнуло: "Баран! Ничего лучше придумать не мог?"
  
  - Ну, да, - словно кошка, промурлыкала 77.
  
  Прежде чем я успел опомниться, она уже сидела у меня на коленях, а наши губы сплелись в горячем поцелуе.
  
  Боже! Как же она прекрасна!
  
  77 стянула с меня пижамные штаны и принялась ласкать языком моего "стойкого солдатика". Её руки заскользили по моему животу, потом спустились ниже и ниже.
  
  Я кончил быстро, наполнив рот цифры своим семенем. Еще бы, у меня так давно никого не было, что в голове не укладывается, как так долго можно прожить без секса.
  
  77 жадно слизала все до капли. Она и не собиралась прекращать свои ласки. И я, и мой "дружок" этому были только рады. Её горячий язык и мягкие руки сотворили чудо: мой черенок вновь встрепенулся, набух и выпрямился во весь рост.
  
  Цифра подалась вперед и медленно опустилась своим горячим лоном на моё естество.
  
  
  
  * * *
  
  Меня разбудил голос доктора Шверлиха, который как всегда по утрам звучал из висевшего под потолком в дальнем углу громкоговорителя.
  
  - Женя, доброе утро.
  
  - Какого хрена? - потягиваясь, проворчала лежавшая рядом со мной 77.
  
  Я приложил указательный палец к губам, давая ей понять, что не хочу, чтобы доктор знал о ней, после чего произнес: "Доброе, Альберт Абрамович".
  
  - Как поживаешь? - начал он свой ежедневный опрос.
  
  - Думаю, вам виднее, - усмехнулся я.
  
  - Тебя ничего не беспокоит?
  
  Я вспомнил про пятно на потолке.
  
  - У меня в палате протекает крыша.
  
  - В палате? - почему-то удивился доктор.
  
  - Ну, да. А вы их как-то иначе называете?
  
  - Нет, нет. Не обращай внимания. Можешь мне описать свою палату? Какая она?
  
  - Зачем это? - удивился я, но тут же сообразив, добавил: "Часть вашей терапии?"
  
  - Да, да. Именно так.
  
  "Вот же привязался. Старый пердун", - пронеслось у меня в голове. Я взглянул на свою подругу. Она по-прежнему лежала рядом и ласково смотрела на меня. Наши глаза встретились. Тепло и доброта вновь заструились по моему телу. Боже, как же она прекрасна. Мой черенок набух, желая послать к чертям доктора и снова проникнуть в трепетное лоно цифры 77. Но Шверлиха нельзя было посылать. И уж тем более к чертям.
  
  - Ну, это обычная больничная палата, на три человека, - начал я, - облупившаяся на стенах краска, большое окно...
  
  - А, краска, какая? - перебил меня доктор.
  
  - Что?
  
  - Какого она цвета?
  
  - Обычная такая, больничная и тоскливая.
  
  - Хорошо. Продолжай.
  
  Я заметил, что Шверлих придавал какое-то значение цветам. Стоило мне заговорить о побелке потолка, цвете подоконника или деревьях за окном, он тут же перебивал меня, заставляя описать цвет. Интересно, что бы это могло значить?
  
  
  
   2.
  
  Россия, Москва.
  
  НИИ им. С.А. Лебедева.
  
  16 Июня 2142 года.
  
  
  
  Профессор Альберт Абрамович Шверлих в очередной раз взглянул на показания приборов. Данные были просто не вероятными и потрясающими воображение!
  
  Нейросеть из мицелия с интегрированным сознанием человека - работала!
  
  Хотя, правильнее было бы сказать: "Жила и думала!"
  
  Три десятка грибниц объединенные между собой в единую сеть, без преувеличения, вела себя как человеческий мозг.
  
  Несомненно, это прорыв!
  
  - Потрясающе, - довольно произнес профессор, наблюдая за экранами мониторов.
  
  Он был уже не молод - 101 год. Успех его работы по переносу сознания в другую оболочку, открывал перед Шверлихом перспективы вечной жизни. Правда, в виде грибов.
  
  Как не странно, но мицелиевая нейросеть оказалась самым успешным реципиентом.
  
  Мозг живого существа, будь то человек или животное, не выдерживал процедуру переноса.
  
  На первых порах хорошие результаты показывала оцифровка личности при помощи компьютера, с последующим её переносом на жесткий диск вычислительной машины. Но через какое-то время из-за погрешностей оцифровки, которые неизбежно возникали при сканировании, у помещенной внутрь ЭВМ личности начинала "съезжать крыша". Так что довольно скоро Шверлих отказался от этого способа.
  
  - Ну, что там, профессор? - произнес появившийся на пороге лаборатории его аспирант, Сёма.
  
  - Потрясающе! По всем показателям, мицелий ведет себя как человеческий мозг! Сейчас его энцефалограмма сходна с нашей в моменты активной аналитической деятельности.
  
  - Он думает?
  
  - Именно! Представляешь, он считает, что находится в больничной палате.
  
  - Палате? - удивился аспирант.
  
  - Да, да. Видимо в отсутствии привычного тела, его мозг создал себе иллюзорное пространство.
  
  - Вот бы получить побольше данных, - сказал Сёма, подходя к приборам.
  
  - Получим, у нас еще все впереди, - воодушевленно ответил ему Шверлих.
  
  
  
   3.
  
  Меня разбудили странный, похожий на треск, звук, а потом непонятный грохот. Открыв глаза, я ужаснулся: в том месте, где на потолке еще вчера, красовалось пятно, зияла дыра. От нее, в разные стороны паутинками потянулись трещины. Из дыры в палату, по капле стали сочиться тьма, ужас, отчаяние и страх.
  
  "Как же так?" - испуганно подумал я, не понимая, что происходит и как мне стоит себя вести в этой ситуации. Я словно оцепенел, наблюдая за тем, как мой мир рушится. На помощь пришла 77. Она схватила меня за руку и, со словами: "Пошли скорее отсюда", потянула к выходу.
  
  "Что происходит?" - хотелось мне выкрикнуть, но слова застревали в моей глотке.
  
  Издав оглушительный грохот, на пол, в метре от нас, рухнул еще один кусок потолка. Поток негатива, струящегося внутрь, стал еще больше. Даже подумать боюсь, чтобы со мной стало, останься я в палате.
  
  - Что происходит?! - наконец-то удалось мне произнести, когда мы оказались в коридоре, захлопнув за собой дверь палаты.
  
  - Идем, - ответила 77 и потянула в сторону лестницы.
  
  - Ты ведь знаешь, что происходит. Почему не говоришь мне?
  
  - Я не могу.
  
  - Почему?
  
  - Потому что я не знаю как это объяснить.
  
  - Тогда, почему говоришь, что нам надо уходить? - непонимающе развел я руками.
  
  - Ты же почувствовал, все то, что начало проникать в палату?
  
  - Почувствовал.
  
  - Какие тебе еще нужны объяснения? - фыркнула цифра.
  
  - Какие?
  
  - Да!
  
  - Такие! - воскликнул я и пнул дверь, разозленный тем, что моя спутница не желает мне объяснить то, что происходит. Повернувшись к двери, я увидел как по её поверхности, медленно, но верно, тянутся черные ниточки, поглощая сантиметр за сантиметром.
  
  - Что это? - пробормотал я.
  
  - То, что нас ждет, если мы не свалим отсюда, - ответила 77, и снова потянула меня в сторону лестницы. Мне как-то совсем не хотелось оставаться рядом с этой черной хренью, от которой разило как от выгребной ямы, поэтому я решил все же послушать свою спутницу.
  
  Выбежав на лестничную клетку, 77 потянула меня на верх.
  
  - Ты чего? - удивился я, не понимая, зачем нам подниматься.
  
  - Внизу нет ничего кроме смерти.
  
  Мне очень хотелось опять упереться и потребовать объяснений, но перед глазами возникла дверь палаты, поглощаемая черной паутиной зловонного негатива. Поэтому я решил довериться цифре и последовал за ней, вверх по больничной лестнице.
  
  
  
  * * *
  
   Вопреки моим ожиданиям, лестница не заканчивалась на пятом этаже, а тянулась дальше, убегая все выше и выше. С каждой ступенькой я все больше отказывался верить в происходящее.
  
  "Это просто бред! Не зря же меня поместили в психушку с диагнозом "Параноидальная шизофрения"! Видимо просто привык к лекарствам и нужна доза лекарств побольшк. А, как иначе все это объяснить? Ды ни как!"
  
  - Все! Хорош! - я остановился, сел на ступеньки и добавил: "Остаемся и ждем. Придет доктор Шверлих и все исправит".
  
  - Что? - удивилась 77. - Совсем из ума выжил?
  
  - Этого нет. Это у меня в голове, - стал я повторять, словно молитву, закрыв глаза и уши. - Я брежу. Сейчас придет доктор и мне поможет.
  
  Цифра продолжала что-то кричать, но я повторял свою мантру громче и громче, и перестал ее слышать.
  
  - Этого нет. Этого нет. Этого нет.
  
  Что-то холодное, скользкое и мерзкое коснулось моей руки. Открыв глаза, я, прямо перед собой увидел непонятную отвратительную тварь с огромной, усеянной несколькими рядами мелких зубов, пастью.
  
  Первое, что мне пришло в голову, это вскочить и бежать, но лапы монстра вцепились в мои ноги. Я упал, и его отвратительная туша придавила меня сверху. В нос врезался зловонный запах разложения.
  
  - Этого нет. Этого нет. Этого нет, - повторял я, надеясь, что кошмар вот-вот закончится.
  
  Монстр вдруг не естественно дернулся, а из его пасти хлынула кровь. Он захрипел, сполз с меня и покатился по ступенькам, заливая их кровью. Остановившись между лестничных пролетов, туша стала биться в конвульсиях.
  
  - Ну, теперь, ты понимаешь, что нам не стоит задерживаться? - спросила 77. У нее в руках был кусок арматуры, с которого на лестницу капала кровь.
  
  
  
   4.
  
  Россия, Москва.
  
  НИИ им. С.А. Лебедева.
  
  25 Июля 2142 года.
  
  
  
  Извлечение мицелия Женя шло полным ходом. Позавчера был успешно запущен новый опытный образец Борис, более современный, с более быстрым обменом веществ и более быстрыми синапсами. Теперь, Женя стал обузой для бюджета института и доктор Шверлих решил его препарировать, чтобы сэкономить финансы, а заодно досконально изучить.
  
  - Ради всего святого, аккуратнее! Не повредите материал! - выпалил доктор, глядя на то, как рабочие разрезают мицелий и достают из аквариума. - Будьте внимательны, каждую грибницу в отдельный контейнер с её номером!
  
  Он старался контролировать процесс. Эти чернорабочие - безответственные, ни на что не годные увальни! Им только дай волю, они б сидели дома и не черта не делали!
  
  В ухе Шверлиха "запиликал" коммуникатор.
  
  - Я слушаю, - ответил он на входящий вызов.
  
  - Доктор, это Сёма. Думаю, вам следует на это взглянуть.
  
  
  
  * * *
  
  Показатели Жени выходили за рамки известной науки. Такого, Шверлих не видел за всю свою жизнь.
  
  - Датчики проверил? - уточнил он у аспиранта.
  
  - Проверил. Каждый по три раза, - кивнул Сёма. - Всё в порядке.
  
  - Тогда... - доктор сел за компьютер и набрал на клавиатуре: "Женя, что происходит?"
  
  Обычно ответ не заставлял себя ждать, но в этот раз мицелий не отвечал.
  
  - Может мы, уже нанесли ему непоправимый урон? - предположил аспирант.
  
  Шверлих вызвал по коммуникатору бригадира рабочих, которые занимались извлечением грибниц, и велел прекратить работы.
  
  "Женя, ты меня слышишь?" - вновь набрал доктор на клавиатуре. Мицелий не раз упоминал, что воспринимает то, что ему пишут так, словно может слышать. Женя молчал. Но как же показатели? Неужели это всего лишь предсмертная агония? Обычный белый шум?
  
  - Нужно проверить логи, - задумчиво произнес Шверлих, - нужно выяснить, есть ли в этих данных смысл, и если да, узнать что стало их причиной.
  
  - Хорошо, - кивнул Сёма.
  
  Уже в дверях, аспирант его окликнул: "Доктор! Смотрите!"
  
  Обернувшись, он увидел на экране монитора строчку из зеленых букв: "Доктор, помогите..."
  
  Мицелий описывал сюрреалистичную историю о том, как его воображаемая палата начала рушиться и тьма стала поглощать все вокруг. Описывал бесконечную лестницу, на которой оказался, покинув палату и монстров, пытающихся его сожрать.
  
  - Потрясающе, - произнес доктор, - его разум изо всех сил пытается спастись.
  
  
  
   5.
  
  Происходящее никак не укладывалось в моей голове. Я все еще не мог поверить, что скучаю по больничной палате, по спокойствию и умиротворению, которые давали её стены. По созерцанию пятна на потолке, по утренним расспросам доктора Шверлха.
  
  Все перевернулось с ног на голову. Тьма шла по пятам. За каждым углом поджидали ужасные твари, жаждущие нашей крови, а лестница все тянулась и тянулась. Казалось, ей нет конца и края, и теперь, вся моя жизнь это бесконечная череда ступенек.
  
  - Сюда! - вдруг позвала 77, открывая дверь, на очередном лестничном пролете. Я был уже научен горьким опытом и не стал спрашивать: "Что это за дверь?" "Почему именно она, а не сотни других, мимо которых мы прошли?", а просто переступил через порог.
  
  - Твою Люсю! - вырвалось у меня. Всё, что было до этой двери, оказалось детским лепетом! Я оказался в гомонящей толпе непонятных существ. Все куда-то торопились, толкались, шумели, хрюкали, рычали, кричали и плакали.
  
  - Что за хрень? - пробормотал я, глядя на свою спутницу.
  
  - Рынок, - улыбнувшись, ответила 77.
  
  
  
  * * *
  
  Всё происходящее казалось дурным сном. Мне хотелось верить, что я вот-вот проснусь, и все будет по-прежнему: больничная палата, моё любимое, похожее на Австралию, пятно на потолке, уколы, таблетки и расспросы Шверлиха по утрам. Но вместо этого, я споткнулся обо что-то и упал. Прямо в лужу.
  
  - Остолоп кривоногий! - рявкнуло существо с огромным глазом и множеством щупалец. Видимо о какое-то из них я и споткнулся.
  
  - Тварь дрожащая, совсем страх потерял?! - продолжало оно орать. - Сейчас я тебя научу манерам!
  
  Его щупальца потянулись ко мне.
  
  - Чего лежишь?! - окликнула меня 77. - Вставай и сваливаем!
  
  Я вскочил на ноги и бросился следом за ней, стараясь с крыться в толпе от разгневанного существа с одним глазом и кучей извивающихся щупалец.
  
  
  
  * * *
  
  - Все, кажется, оторвались, - тяжело дыша, произнесла моя спутница. Она огляделась по сторонам, после чего задумчиво добавила: "Так-с, где мы оказались?"
  
  - Кстати да, не хочешь рассказать? - облизывая пересохшие губы, спросил я. После пробежки сердце буквально выпрыгивало из груди и адски хотелось пить.
  
  - Нет, - бросила 77, по-прежнему, что-то пытаясь разглядеть.
  
  - Как нет? - удивился я.
  
  Она сделала вид, что не слышит меня, остановила проходящее мимо нас существо, - похожее на огромную рыбу с двумя ногами и глазами навыкате, - и спросила: "Простите пожалуйста. Не подскажете, в каком мы квартале? Или хотя бы уровень от центра?"
  
  - Понаехали, - проворчала рыба, - рынок, между прочим, не резиновый.
  
  - Мы транзитом. Заблудились и не знаем как уехать, - пояснила 77.
  
  - Синий квартал, уровень громкий, - ответила рыба, после чего пошла своей дорогой.
  
  - Очень хорошо, - пробормотала моя спутница, - мы рядом. Давай за мной, и смотри, не отставай, а то сгинешь тут.
  
  
  
   6.
  Пробираться через толпу странной и разнршерстной публики рынка оказалось очень не просто и чревато. То 77 поворотом ошиблась, и мы угодили на какой-то шабаш ведьм, где на меня положили глаз несколько старух; то угодили в разборку между двумя конкурирующими организациями, которые не поделили районы рынка; но больше всего меня впечатлила девушка-кошка, что стояла на собранной из деревяннных ящиков сцене и пела.
  
  Из-за обступившей её публики, близко мне подойти не удалось, однако и со своего места, я настолько проникся голосом девушки, песней, - было в ней что-то такое не уловимо, не объяснимо прекрасное, чего нельзя просто так выразить словами, но брало за душу так крепко, что на глазах наворачивались слезы.
  
  - Чего встал? - не довольно проворчала 77, понимая причину моей остановки.
  
  - Душевно поет.
  
  - Нудятина, - фыркнула, моя спутница и потянув меня за собой, добавила: "Хватит время терять. Пошли".
  
  
  
  * * *
  
  Еще через некоторое время мы оказались у сиреневой палатки с золотыми узорами.
  
  - Пришли, - довольно сообщила 77, отодвигая закрывающий вход полог, - давай, проходи.
  
  Я сделал шаг вперед.
  
  И тут, словно серпом по яйцам: прямо в центре шатра, в деревянном кресле с высокой спинкой и резными ручками сидел ноль.
  
  - Что за хрень?! - воскликнул я, попятившись. - Ты куда меня привела?!
  
  - К тому, кто сможет тебе помочь, - ответила моя спутница.
  
  - Ты хоть знаешь, кто это?
  
  - Ясное дело! Все знают!
  
  - Я не хочу с ним даже рядом находиться!
  
  - Ну, знаешь ли, - развела 77 руками, - если для тебя повыпендриваться важнее...
  
  - Что?! - рявкнул я, взбешенный поведением цифры.
  
  - А, ну, тихо! - прокатился по шатру густой бас нуля.
  
  "Начинается", - пронеслось у меня в голове.
  
  - Вы чего тут устроили? - продолжал он. - Можно подумать, мне приятно тебя видеть, дерьма кусок.
  
  - Сам такой! - ответил я, развернулся и собрался выйти. Но не тут-то было. В том месте, где был проход, красовалась холодная кирпичная стена.
  
  "Вот тебе и шатер", - пронеслось в моей голове.
  
  - Подожди милый, - промурлыкала 77, - послушай, что он тебе скажет.
  
  - С какого это перепуга? - проворчал я, сложив руки на груди.
  
  Мне жутко не хотелось общаться со своим злейшим врагом. Как можно забыть все то, что он мне сделал? Эти его постоянные насмешки, издевки и подставы.
  
  - Ну, ради меня, пожалуйста, - продолжала меня уговаривать моя спутница.
  
  - Тебе известно, сколько говна, вот из-за него, - я указал пальцем на сидящего в кресле нуля, - мне пришлось пережить? Тонны! Понимаешь? Тон-ны! Ни один мало-мальски нормальный человек не выдержит того, что мне пришлось пережить!
  
  - Настал тот день, когда нам придется забыть прежние обиды и объединиться перед лицом надвигающейся угрозы! - пробасил ноль.
  
  - Ага, счаз! Только после того, как ты переживешь все то, что я был вынужден терпеть!
  
  - Хорошо!
  
  Его ответ меня ошарашил.
  
  - Что ты сказал? - не поверил я своим ушам.
  
  - Ты слышал! Давай, говори, что мне нужно сделать и покончим с этим!
  
  
  
  * * *
  
  Похоже, дела и в прям обстояли худо, раз мой злейший враг согласился понести наказание. Я, какое-то время, молча, стоял и, не веря своему счастью, смотрел на сидевшего передо мной нуля. Пафос, надменность и высокомерие больше от него не струились. Только смирение и покорность.
  
  "Что же тут происходит?" - пронеслось у меня в голове.
  
  - Давай уже, - опустив глаза, произнес он.
  
  - Вот думаю, в жопу тебя поиметь или на моей "кожаной флейте" заставить сыграть.
  
  - Слышь! - возмутилась стоявшая рядом цифра 77. - А, чем тебе не нравится как я сосу?
  
  - Нравится, - поспешил я успокоить свою пассию.
  
  - Значит, жопа у меня не красивая?
  
  - Красивая.
  
  - Тогда, какого хрена, ты на него заглядываешься? - она кивнула в сторону нуля.
  
  - Так это же наказание! - воскликнул я.
  
  - Охерел?! Наказание блин...
  
  - Вы опять за своё?! - пробасил ноль. - Если тебя это порадует, я тебе и отсосу и пердак подставлю. Давай только быстрее - время поджимает.
  
  "А если он педик? - осенило меня. - Тогда вместо наказания, ему двойная доза кайфа перепадет. Еще и 77 на меня обидится".
  
  - Пожалуй, обойдемся без интима, - потирая подбородок, ответил я.
  
  - Рожай уже! - торопил ноль.
  
  - Давай-ка споем, - с этими словами, на моем лице расплылась широкая улыбка.
  
  - Нет, - насупился тот. От его брутальности не осталось и тени.
  
  - Да, - закивал я, - "По долинам и по взгорьям". Помнишь?
  
  - Давай лучше в жопу, а? Два раза, - не сдавался ноль.
  
  - Хватит торговаться, не на рынке.
  
  
  
   7.
  
  - Ты так хреново поешь, что я аж возбудилась, - прошептала мне на ухо цифра 77, когда я закончил исполнять "Из чего же, из чего же, сделаны наши мальчишки". Ноль к этому времени уже лежал без сознания.
  
  Он продержался всего ничего. Я еще не закончил первую песню, "Бублик" побледнел и взялся за голову. Потом мне приспичило исполнить песню, что мы пели на первое сентября: "Раз дощечка, два дощечка" - у нуля пошла пена изо рта. На песне про Щорса он взвыл о пощаде и начал кататься по полу. На первом куплете четвертой песни, "Бублик" отключился.
  
  Признаться, после такой сладкой мести, мой черенок встал, и я был очень рад, что моя пассия тоже хотела близости. Ухватив её за мягкое место, я обнял цифру за плечи и страстно поцеловал.
  
  Какое-то время мы целовались, потом 77 отстранилась и прошептав: "Идем", потянула меня за собой. Мы вышли из зала, прошли по мрачному, освещенному факелами коридору, свернули на право, спустились по винтовой лестнице, снова коридор.
  
  Моя спутница открыла одну из дверей и добавила: "Заходи".
  
  Уединившись, мы тут же разделись и предались взаимным ласкам. Первым делом, 77 начала партию на моей "кожаной флейте", попутно лаская пальчиками бубенцы...
  
  
  
   8.
  
  - Подъем любовнички! - молвил Бублик, отдернув на окне шторы. В спальню ворвался дневной свет и больно резанул по глазам.
  
  - Что это за гестапо? - проворчала 77, натягивая на голову одеяло.
  
  - Вставайте, у нас осталось совсем мало времени, - не отставал от нас ноль.
  
  Несколько минут спустя, я и моя пассия уже сидели в зале за столом. Пили чай с овсяными печеньями и черничным джемом. Бублик развернул, на одной из стен, экран для проектора, зашторил окна и приступил:
  
  "Перед вами доктор Альберт Абрамович Шверлих... - услышав имя своего врача, я поперхнулся. На экране появился тощий старик в круглых очках, - работает в московском НИИ имени Лебедева, - продолжал Бублик, - занимается изучением переноса сознания человека.
  
  Это, - ноль переключил слайд, - его первый рабочий экземпляр мицеливой сети с интегрированным мозгом человека. Шверлих называет его Женя".
  
  - Что за гон? Ты хочешь сказать, что я, вот эта хрень в аквариуме? - удивился я.
  
  - Проще говоря: грибница, - кивнул ноль.
  
  Мне ничего не оставалось, кроме как расхохотаться. Как-то иначе на эту чушь нельзя было реагировать. Я, гриб. Это что-то новенькое!
  
  - Подумай сам, - продолжал Бублик, - что ты последнее помнишь, до того, как оказался в больничной палате?
  
  - Все, - пожал я плечами.
  
  - А, конкретнее?
  
  - Школьные годы, универ...
  
  - В какой школе ты учился?
  
  - В "Басовке".
  
  - А, вот и нет! - возразил ноль. - Стараясь справиться со стрессом, что возник после твоей гибели и последующей интеграции в мицеливую сеть, твой мозг создал новую личность, новые воспоминания, этот мир и все, что ты видел, в том числе меня и 77. Ты учился школе ?43 города Балашиха. Потом поступил в Энергетический техникум...
  
  - Полный бред, - отказывался я, верить словам Бублика.
  
  - Понимаю, - кивнул он, - это тяжело принять. А, каково думаешь нам, осознавать то, что мы всего лишь плод твоего больного рассудка?
  
  Я невольно взглянул на сидевшую рядом 77.
  
  - Ты же хотел объяснений, - сказала она, - вот.
  
  - Тебя же удивила бесконечная лестница в больнице? - продолжал ноль. - Удивила. Потом вы оказались на этом рынке: тот еще бред. Да?
  
  - Знаешь, что я думаю? Я по-прежнему лежу у себя в палате, и все это, мне тупо кажется! Это глюки. Я же шизик.
  
  Цифры переглянулись.
  
  - Никто и не обещал, что у тебя легко получится его убедить, - развела руками 77.
  
  - Хорошо, - сложив руки на груди, сказал ноль. - У меня есть идея, как убедить тебя. Пошли, выйдем.
  
  Я решил не спешить выходить из залы вслед за Бубликом, и не торопливо допивал чай.
  
  - Вообще-то у нас аврал, - подметила моя пассия.
  
  - Ты вообще-то должна быть на моей стороне, - обиженно проворчал я.
  
  - Пока ты тут ломаешься, время уходит, - сообщил вернувшийся ноль. - Шверлих тебя раскромсает и будет изучать, а вместе с тобой, сдохнем и мы.
  
  - Иду я, иду.
  
  Мы вышли из зала через одну из дверей и оказались на крыше высокого здания, этажей тридцать, не меньше. Вокруг раскинулся огромный, шумный мегаполис и не было ни малейшего намека на рынок.
  
  - Это как? - удивился я, осматриваясь по сторонам.
  
  - А вот так, - буркнул ноль. - Иди сюда, - позвал он, подходя к краю.
  
  Я подошел, думая, что эта сволочь хочет мне что-то показать. Так что датчик моего удивления просто зашкалил, когда ноль столкнул меня с крыши.
  
  - Гнида! - успел выкрикнуть я и, истошно крича, полетел вниз.
  
  Мне хотелось бы сказать, что пока расстояние между мной и асфальтом стремительно сокращалось, перед глазами промелькнула вся моя жизнь, но это было не так. В голове была только злость. Она пульсировала в висках, свистела в ушах, застыла в глазах.
  
  "Этот мерзкий Бублик вновь подложил мне свинью", - с горечью подумал я, прощаясь с жизнью.
  
  Вдруг над головой послышался какой-то звук.Он очень походил на птичий крик.Затем меня кто-то подхватил и потянул вверх. Я опомниться не успел, как оказался на той же крыше, рядом с нулём, а около меня опустился огромный, размером с лошадь, крылатый пес. Первое, что мне бросилось в глаза: его передние лапы: они были как у птицы, с огромными когтями.
  
  Он сложил крылья на спине и приветливо замахал хвостом.
  
  
  
   9.
  
  Осознание того, что все вокруг не настоящее, а я, всего лишь гриб - убивала.
  
  Вокруг царила неизменная рыночная суета.
  
  Я сидел на скамейке, у входа в шатер Бублика и курил трубку. Ароматный, слегка терпкий дым пробирал буквально до костей. "Как раз самое то, чтобы почувствовать себя живым", - пронеслось в моей голове, после первой затяжки.
  
  Вся моя жизнь оказалась фантазией. Через некоторое время, после того, как ноль столкнул меня с крыши, я все вспомнил. Моё настоящее имя Виталик, я из Балашихи и я погиб в автомобильной катастрофе около года назад.
  
  После очередной затяжки, мои легкие взбунтовались - я зашелся сильным и громким кашлем.
  
  
  
  Эти твари превратили меня в гриб! И теперь, когда я перестал быть полезным, собирались порезать на кусочки и продолжить изучать. Бублик и 77 негодовали по этому поводу. Они не хотели умирать, не хотели, чтобы их мир исчез.
  
  А, я, напротив, видел в этом избавление, долгожданный покой.
  
  - Чего ты такой козел? - подсела рядом 77. Она вытащила у меня изо рта трубку, затянулась и, выпустив длинную струю голубоватого дыма, добавила: "Я надеялась, что тебе на меня не наплевать".
  
  - Тебя нет. Ты продукт моего воображения, - горько ухмыльнулся я.
  
  - И, что? Если я, ноль и все это, - она развела руками, указывая на раскинувшийся вокруг нас рынок, - живем в твоей голове, нас можно резать, словно подопытных животных?
  
  - Вас вообще нет.
  
  - Да, что ты? Вспомни, как нам было хорошо вдвоем. Вспомни, что ты чувствовал, когда твой мир стал рушиться. Если ты не хочешь жить, дай жить нам, мы-то хотим.
  
  - Это бред. Этого нет.
  
  Тут цифра отвесила мне сильную пощечину. От неожиданности я свалился с лавки.
  
  - Ты чего?
  
  - Этого же нет! - воскликнула она, встала и убежала в шатер.
  
  
  
  * * *
  
  Я брел через рыночную толпу, размышляя о словах своей воображаемой подруги, о том, что Бублик говорил на крыше и о том, стоит ли спасать это место. Пусть оно в моей голове, но это же целый мир!
  
  Я брел между палаток...
  
  Проходил рыбьими кварталами...
  
  И вот до меня донесся знакомый тоскливый мотив. Где-то рядом выступала девушка-кошка...
  
  Пусть это мой бредовый мир, но это не значит, что его можно уничтожать!
  
  
  
   10.
  
  - Ну, какой у нас план? - спросил я, вернувшись в палатку Бублика. Услышав это, 77 довольно закричала, бросилась мне на шею и принялась целовать.
  
  Некоторое время спустя мы опять сидели за столом, смотрели приготовленные нулём слайды и слушали придуманный им план спасения.
  
  - План прост: пробираемся в компьютер лаборатории Шверлиха, проникаем в мозг его лаборанта Сёмы и, вот она свобода.
  
  - Что? - удивился я. - Как это в компьютер?
  
  Бублик щелкнул пультом проектора, переключая слайд. На экране появилась каменнаябашня.
  
  - Это цитадель Истины - наша цель, - продолжал он. - В ней находится проход в компьютерную сеть НИИ имени Лебедева.
  
  - Хочешь сказать, это реально? - удивился я. - Попасть внутрь компьютера?
  
  - Более чем, - кивнул ноль.
  
  - Ну, а дальше как? Как мы попадем в голову Сёмы?
  
  - Это как раз не самое сложное, - усмехнулся Бублик. - Лаборант почти каждую ночь подключается к сети через нейро-шлем и зависает на порно ресурсах - рукоблудит.
  
  - Я не про это.
  
  Цифры переглянулись.
  
  - С чего ты взял, что у нас получится влезть ему в голову?
  
  - Ни с чего, - пожал плечами Бублик. - Просто это наш единственный шанс на выживание. В любом случае, мы ничего не теряем.
  
  - Как попасть в голову Сёмы, не самая главная наша проблема, - продолжал ноль. - Башню Истины охраняет корпус теневой стражи.
  
  - Зашибись, - проворчал я.
  
  
  
   11.
  
  В ушах свистел ветер, внизу тянулся бесконечный рынок, а впереди солнце клонилось к закату. Я и 77 сидели на спине Химки, так я назвал крылатого пса, который появился из неоткуда и не дал мне расшибиться в лепешку. Мы летели к башне Теней.
  
  Ноль летел следом, верхом на огромной зеленой мухе по имени Мотя. Оказалось, он жутко боится собак, поэтому ни в какую не согласился садиться на Химку. Хотя, этот красавец запросто смог бы поднять в небо нас троих.
  
  Минут через пятнадцать, мы долетели до южной окраины рынка. Дальше до самого горизонта, который окрасился багровыми цветами заката, тянулась степь.
  
  
  
  * * *
  
  Ноль надеялся, что ночью у нас больше шансов проскочить мимо системы ПВО теневой стражи, и он оказался прав: Химка и Мотя без помех доставили нас на крышу башни Теней.
  
  - Что теперь? - спросил я, помогая цифре 77 слезть с крылатого пса-химеры.
  
  - Тише ты, - шикнул на меня Бублик, - хочешь, чтобы сюда сбежалась вся стража?
  
  Он снял рюкзак, достал из него какой-то прибор и занялся дверью, которая вела внутрь башни.
  
  Поковырявшись с замысловатым замком, ноль открыл его, после чего, мы проникли внутрь башни.
  
  По его данным, проход в лабораторную сеть, находился глубоко под землей, а это значило, что нам предстоял довольно длинный путь. Внутри башня оказалась не такой, как я думал: намного больше, чем с наружи - в полне, себе норма для иллюзорного мира, что зародился в грибном мозгу.
  
  Мы прошли несколько витков по винтовой лестнице и оказались на развилке. Дальше порожки убегали в трех направлениях: налево вверх, прямо вниз и направо вверх.
  
  - Налево, - прошептал ноль.
  
  Мы прошли еще несколько витков лестницы, как вдруг, под ногами что-то щелкнуло. Ступеньки исчезли, и мы, с дикими воплями, провалились в бездну.
  
  
  
   12.
  
  Сознание вернулось. Я сидел на холодном каменном полу, прикованный за руки к стене, а надомной возвышался рептилоид.
  
  - Мне знакомо твое лицо. Я, тебя уже допрашивал? - прищурившись, спросил он у меня. Не дожидаясь ответа, ящер задал следующий вопрос: "Зачем вы забрались в башню?"
  
  Стоит с ним разговаривать или нет? Ноль не предупреждал насчет общения с человекоподобными ящерами. Пожалуй, лучше молчать. Мало ли что?
  
  - Молчишь? - прорычал рептилоид. - Может, ты, будешь более сговорчивый? - он подошел к Бублику, который был прикован к стене напротив. - Зачем, вы забрались в башню? Кто вас прислал?
  
  Ноль отвел взгляд в сторону.
  
  - Тоже решил молчать? - клацнул зубами ящер. - Хорошо. Тогда, я отхвачу от тебя смачный кусок. Может, тогда, поймешь, что молчание не самый приятный выбор.
  
  Он разинул пасть и потянулся к Бублику.
  
  - Стой! - воскликнула 77. Она, сидел у стены слева. - Я, расскажу.
  
  Рептилоид замер. Выдержал театральную паузу, после чего повернулся к ней и, будто они вовсе не в камере, а просто мило беседуют, произнес: "Начинай".
  
  - Нет! - воскликнул ноль.
  
  - Заткнись! - рыкнул ящер.
  
  - Это нас всех погубит! - не взирая на угрозу продолжал тот.
  
  Рептилоид вновь подошел к нему и собрался уже вонзить свои клыки в его плоть, как в камеру, размахивая листом бумаги, вбежал еще один ящер.
  
  - Ваша чешуесть, ваша чешуесть, - запыхавшись, выпалил он, - срочное донесение!
  
  - Что там? - проворчал рептилоид, недовольный тем, что его прервали.
  
  - Не могу знать! Высшая степень секретности! - отчеканил рядовой, протягивая ему бумагу. Ящер её взял, пробежался по содержимому и удивленно произнес: "Вот почему мне показалось знакомым твое лицо".
  
  Он уставился на меня.
  
  - Ты создатель, - добавил рептилоид.
  
  
  
  * * *
  
  Ящер, который вел допрос, казался растерянным.
  
  - С молодых когтей я не верил в тебя, - молвил он, - насмехался над теми, кто молился и поклонялся тебе; считал все легенды и предания о тебе сказками. И вот ты здесь, у моих ног! В Башне, в недрах которой находится Свет Истины, прикоснувшись к которому, ты уничтожишь все сущее! Смешно? Мне, да!
  
  - Как уничтожу? - опешил я, переводя взгляд на прикованного к стене Бублика. - Что он такое говорит?
  
  - Не слушай его...
  
  - Молчать! - рявкнул рептилоид. - Не сметь переговариваться!
  
  - Тогда ты расскажи мне, про этот Свет Истины, - попросил я.
  
  - О, создатель просит? - оскалился ящер. - Нечего тут рассказывать! Через полчаса прибудет транспорт и вас троих отправят на рыночную площадь, где заживо сожгут за проникновение в Башню Истины!
  
  Рептилоид захохотал.
  
  Если я создатель, то я могу всё! Вспоминая фееричное появление Химки, мне пришло в голову, попытаться освободиться от оков. Нужно было лишь отвлечься от хохота этого хренова ящера.
  
  Я закрыл глаза и принялся про себя повторять: "Оков нет, оков нет".
  
  - Что это ты там бубнишь!
  
  Когда в нос врезался смрадный запах, мои глаза машинально открылись. Прямо перед собой я увидел морду рептилоида.
  
  - Страшно? - довольно оскалился он.
  
  Руки по-прежнему были скованы - не получилось. Но вдруг, ящер "охнул": сзади на него налетел Бублик и принялся лупить по морде.
  
  Значит, получилось! Просто не с теми кандалами!
  
  Я снова закрыл глаза и принялся про себя повторять: "Оков нет, оков нет".
  
  И вот, они с лязгом упали на пол - свобода!
  
  В одной из стен, с грохотом появляются двери лифта - это тоже моих рук дело!
  Увидев это, ноль, продолжая дубасить рептилоида, выкрикнул: "Бегите!"
  
  - Нет! - мотнул я головой. - Мы тебя не бросим!
  
  Но тут в камеру ввалилась целая ватага ящеров.
  
  - Бегите! Я их задержу! - повторил Бублик.
  
  Прежде чем мне удалось что-то ответить, 77 затолкнула меня в лифт и нажала на кнопку.
  
  
  
   13.
  
  Созданный мной лифт мчался сквозь башню, невзирая на перекрытия этажей и вопли рептилоидов. Вниз. К порталу.
  
  Я распластался на полу кабинки, положив голову на ноги 77. Сил на "чудеса" больше не осталось. Я чувствовал невероятную усталость.
  
  Скорей бы все уже кончилось.
  
  
  
  * * *
  
  Грохот снаружи прекратился. Кабинка лифта остановилась, звонок приветливо сообщил о прибытии, после чего створки лифта открылись.
  
  - Приехали? - настороженно произнесла цифра.
  
  - Похоже на то, - поднимаясь, ответил я.
  
  Мы аккуратно вышли из лифта и оказались круглой зале с высоким сводчатым потолком. В её центре возвышался постамент, на котором "скворчала" огромная иссиня-белая сфера. По ней время от времени, издавая щелчки, пробегали электрические импульсы.
  
  К сфере, с четырех сторон постамента подходили порожки.
  
  - Это он? - спросил я. - Портал?
  
  - Думаю, да, - кивнула 77.
  
  - Тогда идем, - взявшись за руки, мы стали подниматься по ступенькам.
  
  Вблизи сфера ужасала своими размерами, постоянным скворчанием и периодическими щедчками электрических разрядов. "Неужели мне нужно будет в нее войти? - промелькнуло у меня в голове. - Как-то боязно".
  
  Но потом, я вспомнил, ради чего мы все это делаем и страх отступил.
  
  Уже у портала, когда я приготовился в него шагнуть, меня посетил еще одна мысль, которую я сразу же и озвучил: "А, как мы вдвоем поместимся в голове Сёмы?"
  
  - Никак, - ответила 77. - Я, остаюсь.
  
  - Нет.
  
  - Иначе, все было зря.
  
  - Я не смогу жить, зная, что тебя больше нет. Спасайся ты!
  
  - Но...
  
  - Какая разница, кто помешает Шверлиху уничтожить нас? - стоял я на своем. - Мне кажется, у тебя это даже лучше полуится.
  
  Цифра меня поцеловала. Прощальный поцелуй, что может быть прекраснее ее горячих губ? Но вдруг, цифра оттолкнула меня, и я провалился в скворчащую сферу...
  
  
  
   14.
  
  Россия, Москва.
  
  НИИ им. С.А. Лебедева.
  
  27 Июля2142 года.
  
  Я сидел за столом, на котором стояли три больших монитора. На экране слева и справа бежали потоки каких-то цифр, а на центральном, под ритмичную музыку, голая симпатичная брюнетка, расставив ноги, ласкала свою киску, огромным розовым вибратором.
  
  В памяти всплыли слова Бублика, про лаборанта Сёму и его ночные увлечения рукоблудием. Тут-то я и обратил внимание, что сижу со спущенными штанами. Еще миг спустя, голову пронзила жуткая боль. Руки машинально схватились за неё. Я застонал и погрузился во тьму.
  
  
  
  * * *
  
  Очнулся я на полу, от легких шлепков по лицу.
  
  - Сёма, Сёма, сколько раз тебе можно говорить? Найди себе живую партнершу, - это был ни кто иной, как доктор Шверлих. - Сейчас куча всяких сервисов для того, чтобы устроить себе интим с настоящими людьми, - продолжал он. - И никто даже не смотрит на внешность. В моё время такого не было. С каждого угла только и делали, что кричали о нравственности.
  
  Доктор усмехнулся, после чего добавил: "Виртуальный секс расставил всё на свои места".
  
  - Доктор Шверлих? - на всякий случай уточнил я.
  
  - Ты серьёзно?! - проворчал старик. - Натягивай портки и марш работать!
  
  - Нельзя! Там целый мир! Вы убиваете их! - выпалил я, пытаясь объяснить ученому, что своими действиями он угрожает жизням моей возлюбленной, Бублика и всех остальных.
  
  Доктор выругался, после чего взволнованно произнес: "Ну-ка посмотри на меня. Похоже, у тебя произошло кровоизлияние. Нужно срочно в больницу".
  
  - В больницу?! Нет, только не опять в больницу! Поймите доктор, я нормальный! Там, целый мир: рынок, коты, рыбы, Бублик, 77!
  
  - Да, да, ты только лежи, не вставай. Я сейчас принесу тебе воды, - с этими словами Шверлих вышел.
  
  
  
  * * *
  
  - Как же некстати, как же некстати, - бормотал Альберт Абрамович направляясь в свой кабинет.
  
  Теперь, нужно будет искать нового лаборанта, а это довольно муторное дело. Нынешняя молодёжь до слёз безалаберна и безответственна. Достаточно взглянуть на этого идиота Сёму, которого доктор считал довольно приличным парнем: зная о последствиях злоупотребления нейрошлемом, он безвылазно сидел на порно ресурсах. Что и вызвало сегодняшнюю ситуацию.
  
  - Как же некстати, как же некстати.
  
  Теперь, работа замедлится, а это было просто непозволительно - Альберт Абрамович обещал предоставить результаты декану в конце этого месяца. Из-за того, что Сёма больше не сможет работать, ему никак не успеть в срок.
  
  - Подожди-ка, - сам себе сказал доктор. - Лаборант напортачил, а отвечать мне? Вот уж нет!
  
  
  
  * * *
  
  Шверлиха долго не было. Тогда меня вдруг осенило: "Что если он пошел не за водой?"
  
  Оказавшись в теле Сёмы, я заметил, что стало труднее соображать - элементарные и логичные на первый взгляд выводы, стали для меня чем-то далеко непростым.
  
  
  
  Я вышел из лаборатории и нос к носу столкнулся с доктором.
  
  - Ты куда? - как-то настороженно спросил он.
  
  - Вас долго не было.
  
  - Не волнуйся, я уже здесь. Идём.
  
  Мы вернулись в лабораторию.
  
  - Доктор, вы же за водой ходили? - удивился я, глядя на топор в его руках.
  
  - Сёма, не отвлекайся! Лучше помоги! - ответил Шверлих, подходя к аквариуму с мицелием.
  
  - Что вы задумали?
  
  - А сам как думаешь? Нам уже не успеть в срок. Испортим этот образец, все равно он нам больше не понадобится, а вину ты возьмешь на себя. Дескать, из-за нейрошлема ум за разум зашел, и ты сорвал сроки. Я в долгу не останусь.
  
  - Нет!
  
  - Нет?! - расхохотался старик. - Идиот, я тебя и не спрашиваю!
  
  Он занес топор над аквариумом. Недолго думая, я бросился на Шверлиха, ухватился за топор и, желая его отнять, потянул на себя.
  
  - Руки прочь, ублюдок! - воскликнул старик.
  
  - Не делайте этого!
  
  - Идиот! Совсем мозги запеклись?!
  
  Дальнейшее произошло так стремительно, что мне не сразу удалось поверить в это. Я отпустил правой рукой ручку топора и ударил Шверлиха в нос. Тот крякнул, отпустил оружие и, взявшись за разбитый нос, попятился. В тот же миг я взмахнул топором и вогнал его в голову старика.
  
  
  
  15.
  
  - Игра окончена, - прозвучал в голове приятный женский голос.
  
  Подавленная игрой память вернулась: я сидел в кресле, у себя дома и тестировал бета-версию новой игрушки, которую несколько часов назад залили в сеть.
  
  - Ничего себе, - восторженно произнес я, снимая игровой шлем. - Потрясающее погружение.
  
  Первое, что вспомнилось, это шикарный секс с цифрой 77. Ощущения были такими насыщенными, что не отличишь от настоящих. Сюжет тоже не оставлял равнодушным. По уверению разрабов, он вообще индивидуален для каждого юзера. Придумают же! Молодцы!
  
  Вдруг, краем глаза я уловил какое-то движение. Повернув голову, я увидел её - смущенную цифру 77.
   "Я, что, все еще в игре?"

Другие мои работы можно найти на

Автортудей.ру


Спасибо за внимание и удачи!!! =)

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"