Harold R. Fox: другие произведения.

Фантастические миры. Сборник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.11*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
     
      Представляю вашему вниманию сборник своего творчества
     
       Некромант - первая книга из серии "Сказания Адары".Оперуполномоченный Егоров погиб при исполнении. Однако на этом его приключения не закончились: вместо уготованного ада, оперу предложили альтернативу. Теперь он скелет-некромант в мире, где эльфы, гномы и волшебники - обычное дело. Его ждут дворцовые интриги, заговоры, вероломные предательства и война. А вас горы трупов, море секса и внезапные повороты сюжета. Приятного чтения =)
      
       Эльф-нежить - вторая книга из серии "Сказания Адары". После того, как столицу Адары захватила гильдия Фрадосских мастеров, королевство разваливается на части. Набеги горных троллей, мятеж в отдаленных провинциях, угрозы вторжения из-за моря. На фоне этих событий продолжаются приключения гнома Фелимера, который будучи главой Тайной канцелярии, изо всех сил пытается спасти королевство; магистра Барлийского ордена волшебников Гальбора Соттера; адмирала Лортиса Нея, матриарха Виоры и, конечно же, оперуполномоченного Егорова, который получил новое задание. Еще больше экшена, крови и сисек. Приятного чтения =)
      
      Мироеды - это мой первый законченный роман. Точнее черновик. На данный момент я от него устал и не планирую редактировать. Возможно кому-то будет интересно. Всё бесплатно, приятного чтения =)

   ВНИМАНИЕ!!!
   На author.today я начал выкладывать свой новый роман
   Волшебство без прикрас
  Бесплатно
  
  Подпишись и получи бесплатный доступ к остальным романам
  Количество промокодов ограничено
  
   Подробности здесь
   Другие мои книги здесь
  

  

Некромант

  Пролог
  
  Разочарование Лёнчика не знало границ. Сначала его застрелили при исполнении, а теперь оказалось, что байки про рай и ад реальны. Мысль о том, что ему дорога однозначно не в рай, пугала. Ещё бы: перспектива вечность терпеть адские муки не могла производить другого впечатления.
  
  
  
   Приёмная являла собой хорошо освещённый длинный коридор. Души умерших сидели на стульях вдоль стен и ждали своей очереди. Коротая время, они обсуждали, кто как умер.
  
   Судя по всему, бОльшая часть этих душ отправится вместе со мной, - решил Лёнчик, слушая рассказы ожидающих. Как ни странно, но подавляющая масса всё ещё надеялась попасть в рай.
  
  
  
   "Интересно, как это будет? - размышлял Лёнчик. - Как в кино? Архангел Михаил или святой Пётр с весами встретят меня и будут взвешивать мои поступки? Или как-то иначе? Хотя, какой смысл гадать, от этого моя перспектива радужнее не станет".
  
  
  
   Из конца очереди стали доноситься выкрики - "Куда без очереди? Я тут уже вечность жду!" - и другие фразы, которые можно услышать в любой очереди, когда кто-то пытается нарушить её законы.
  
   "Чудесные создания, - улыбнувшись, подумал Лёнчик, - торопятся попасть в ад".
  
   Вскоре мимо него прошла душа старушки, из-за которой возмущались остальные. Её приняли без очереди.
  
   - Святая женщина, - донеслось слева.
  
   - Таких сам бог велел без очереди пропускать, - подтвердили справа.
  
  
  
   Время здесь шло как-то иначе. Не понятно.
  
   "Сколько я уже здесь?" - Лёнчик осмотрел души, сидящие на стульях, их стало заметно меньше. "Значит, - продолжал он умозаключения, - сколько-то времени прошло. А сколько? Именно столько, чтобы между мной и дверью в кабинет очередь из душ сократилась".
  
   Так, в попытках придумать единицу измерения времени в предбаннике ада, Лёнчик не заметил, как пришла его очередь.
  
  
  
   "Вот и всё", - пронеслось в его голове, пока он поднимался со стула. Лёнчик глубоко вздохнул и открыл дверь кабинета.
  
  
  
   Он оказался в небольшом уютном помещении. Свет здесь был слегка приглушённый и исходил от нескольких канделябров, висящих на стенах. Слева потрескивал камин, справа стена сверху донизу была увешана ломившимися от книг полками. На полу лежал ковёр, а прямо перед Лёнчиком стоял стол, за которым сидела девушка.
  
   На вид ей было не больше тридцати. Строгий костюм. Чёрные, как смоль, волосы средней длины. Овальное лицо, аккуратный носик с очками без оправы. Сквозь них на Лёнчика смотрели большие карие глаза.
  
   - Здрасти, - улыбнувшись, произнёс он и шагнул вперёд.
  
   - Фамилия? - бесстрастным тоном произнесла девушка.
  
   - Егоров.
  
   - Что ж, Егоров, я так понимаю, во время ожидания вы всё поняли, и у вас вопросов нет?
  
   - Ну, да, - развёл руками Лёнчик.
  
   - Тогда прощайте, - она щёлкнула пальцами, в тот же миг уютный кабинет, сменился на мрачный душный каземат. В нос врезался тошнотворный запах разложения, а слух терзали не прекращающиеся вопли, полные боли и страданий.
  
  
  
   "Вот тебе и архангел Михаил со святым Петром", - расстроено подумал Лёнчик.
  
   - Ты не расстраивайся, - от неожиданности он вздрогнул. - Поставь себя на её место. Как бы ты себя вёл, если бы тысячелетиями делал одно и то же?
  
   Говоря это, перед Лёнчиком материализовался немолодой мужчина лет пятидесяти. Короткие тёмные волосы с проседью. Изборождённое морщинами лицо. Он сидел в шезлонге и потягивал виски со льдом. Из одежды на мужчине была пёстрая футболка и шорты.
  
   - А... - замялся Лёнчик. - Вы...
  
   - Да, да это я, Сатана, Люцифер, Вельзевул, Барбазон. Вы, люди, те ещё выдумщики. Понапридумываете всякого, потом пытаетесь разобраться и начинаете сочинять разъяснения к придуманному, что в свою очередь только всё усложняет. Потом появляются специальные люди, которые пытаются при помощи этих разъяснений разобраться в хитросплетениях чужих мыслей. Морщат лбы, думают, приписывают к уже существующим свои умозаключения, что в итоге порождает целую науку. Но, по сути, это много шума из ничего. Ну да ладно, это к делу не относится. У меня есть к тебе предложение.
  
   - Предложение? - удивился Лёнчик.
  
   - Именно. Хочу, чтобы ты применил свои профессиональные качества.
  
   - В аду появились души-преступники?
  
   - Юморишь? Это хорошо. Идём.
  
   Сатана щёлкнул пальцами, обстановка вновь изменилась. Теперь они стояли на зелёном холме. Далеко впереди, на берегу моря, раскинулся город, а за спиной начиналась опушка леса, из которого доносилось заливное пение птиц. По голубому небу плыли облака и светило солнце.
  
   - Что это за место? - осматриваясь, произнёс Лёнчик.
  
   - Это королевство Адара. Внизу ты видишь его столицу, Дар.
  
   Одеяние Сатаны изменилось на длинный плащ с откинутым на плечи капюшоном. На Лёнчике был одет такой же.
  
   - В этом мире существа только начали поклоняться мне, а их уже называют сектантами и притесняют. Я не Иегова и не Иисус. Я не буду смотреть на страдания моих последователей и бездействовать.
  
   - Моя работа будет заключаться в защите твоих последователей?
  
   - Не только. Ты будешь выполнять все их приказы.
  
   - А у меня будут какие-нибудь супервозможности?
  
   - В этом мире они есть у всех.
  
   - В смысле?
  
   - Это не имеет значения, разберёшься по ходу дела. Ты согласен на эту сделку?
  
   - Шестерить на твоих приспешников или ад?
  
   Сатана кивнул.
  
   - Конечно, согласен. Тут-то всяко лучше, чем в аду.
  
   - Вот и славно. Подпиши, - дьявол протянул Лёнчику развёрнутый свиток.
  
   - Тут же непонятные закорючки.
  
   - Арамейский, стандартная форма.
  
   - Но получается, я даже не в курсе, под чем подписываюсь.
  
   - Слушай, ты либо подписывай, либо пошли в ад.
  
   "Железный аргумент", - подумал Лёнчик. Оставив на контракте свою каплю крови, он почувствовал, как обретает плоть. Но что-то было не так. Лёнчик взглянул на руки и от неожиданности вскрикнул. Его кисти оказались без плоти, просто голые кости.
  
   - Что это значит? - растерянно произнёс он, трогая своё лицо. Это был голый череп, с дыркой вместо носа и пустыми глазницами.
  
   - Сам, что ль, не видишь? - с издёвкой ответил Сатана.
  
   - Скелет? А почему скелет?
  
   - Таких, как ты, здесь называют некромантами.
  
   - А можно мне своё тело? Ну, или хотя бы какое-нибудь другое, с плотью? А то голые кости, знаешь ли, нервируют.
  
   - Нет, - отрезал Сатана. - Ладно, давай дальше: меч для обороны и сотня золотых, так сказать, подъёмные.
  
   После этих слов Сатаны Лёнчик почувствовал, как на его поясе появилось что-то тяжёлое. Откинув полу плаща, он увидел висящий на поясе двуручный меч.
  
   - Постой-ка, меня можно убить? Как, я же скелет?
  
   - Желающие найдут способ. Кстати, если умрёшь, это будет нарушением контракта. Так что, береги себя, - с этими словами Сатана щёлкнул пальцами и исчез.
  
  
  
   * * *
  
   Лёнчик стоял посреди просторной комнаты в центре пентаграммы. Несмотря на ночь за окном, в комнате было светло от множества горящих свечей. Вокруг пентаграммы, взявшись за руки, стояли два гнома, эльф, минотавр и старуха в широкополой остроконечной шляпе.
  
   - О, Всемогущий Паррифас, яви нам милость свою. О, Всемогущий Паррифас, яви нам милость свою, - нараспев повторяла старуха в шляпе. У всех были закрыты глаза, поэтому они не заметили, как Лёнчик материализовался.
  
   Желая обнаружить своё присутствие, он нарочито громко прочистил горло.
  
   - А! - открыв глаза, вскрикнул один из гномов.
  
   - О, Всемогущий Паррифас! - воскликнула старуха и упала перед Лёнчиком на колени. Все остальные последовали её примеру. - Молим тебя, яви нам милость свою.
  
   - Я посланник Всемогущего Паррифаса, - с нарочитой помпезностью произнёс Лёнчик. - Что вам нужно от меня?
  
   - Наш брат по вере, Механик, находится в темнице, - дребезжащим голосом произнесла старуха. - С наступлением новолуния его казнят.
  
   - Каков приказ? - перефразировал вопрос Лёнчик.
  
   Старуха подняла на него глаза. В её взгляде читалось нескрываемое удивление.
  
   - Это же некромант, - прошептал один гном другому.
  
   - Вызволи Механика, - приказала старуха.
  
   - Будет исполнено.
  
   - И накажи служителей Огня! - воскликнул один из гномов, - это они его подставили. Механик - порядочный гремлин, с зари до зари создаёт големов в Драконьем карьере, он никогда не опустился бы до убийства.
  
   - Мне наказать всех служителей Огня или есть конкретные лица? - уточнил Лёнчик.
  
   - Пусть разрушит ихний храм, - пробасил минотавр.
  
   - Да, - согласилась старуха. - Пусть это послужит им наказанием.
  
   - Будет исполнено.
  
  
  
   * * *
  
   "До новолуния осталось три или четыре дня", - размышлял Лёнчик. Значит, приоритет нужно отдать освобождению гремлина. Храм служителей Огня разрушу после.
  
   Первым делом он решил наведаться к гремлину в тюрьму и оценить возможность организации побега.
  
  
  
   До того, как предстать перед сатанистами, Лёнчик провёл в Даре несколько дней. За это время он более-менее привык к своему новому облику и освоился в городе. Как-никак, а к тому, что ты скелет в плаще, вот так, сразу, не привыкнешь. А вот местные жители воспринимали расхаживающего по улицам города скелета как иностранного туриста, с интересом: некроманта в Даре встретишь нечасто.
  
  
  
   Первое время, Лёнчик с трудом скрывал удивление, видя расхаживающих по городу гномов, эльфов, минотавров и других мифических существ. Уж чего-чего, а такого он никак не ожидал. Как ни странно, даже после встречи с Сатаной.
  
  
  
   Дар представлял собой большой и шумный портовый мегаполис. В его сердце возвышался королевский замок. От остального города его отделяли ров и высокие стены, под которыми широким кольцом раскинулся рынок. Местами ширина кольца достигала пяти кварталов. За рынком шли дома зажиточных горожан, двух-, трёхэтажные особняки. Чем дальше от замка, тем меньше и скромнее они становились, в конце концов превращаясь в обветшалые халупы бедных кварталов.
  
  
  
   Тюрьма располагалась всего в нескольких кварталах к югу от рынка. Это была трёхэтажная неприступная крепость. Толстые решётки на окнах, двери обиты металлическими пластинами, хорошо вооружённая охрана из минотавров, прирождённых тюремщиков. Причём, это только напоказ. За несколько золотых, Лёнчик узнал то, что не удалось рассмотреть его пустым глазницам. Помимо прочего, заключённых удерживает магия, в числе охранников всегда дежурит боевой маг. В общем, побег явно не вариант, по крайней мере, не в оставшееся до новолуния время.
  
   Тогда план "Б", - решил Лёнчик. - А для этого мне нужно узнать, за что хотят казнить Механика.
  
  
  
   * * *
  
   Кабинет начальника тюрьмы располагался на втором этаже левого крыла. Скорее это был даже не кабинет, а зала, из которой сделали кабинет. Справа от входа на стене висел гобелен, видимо, с родовым гербом начальника, тут же два кожаных кресла и небольшой стол между ними. На столе стояли графин с пурпурной жидкостью и несколько стаканов.
  
   Справа стоял письменный стол, чуть дальше потрескивал камин. Над камином висело зеркало, в него Лёнчик впервые себя подробно рассмотрел, а то всё лужи, да бочки с водой. Ничего особенного, скелет в плаще с капюшоном. Свет в кабинет попадал через большое окно, расположенное напротив входной двери.
  
   - Почему некромант интересуется приговорённым к смерти гремлином? - спросил начальник тюрьмы: немолодой гном, в пиджаке из серой парчи, с длинной седой бородой и практически лысой головой.
  
   Гном сидел за бюро, которое было ему не по размеру, и пристально рассматривал своего гостя.
  
   - Знаете ли, для нас, некромантов, жизнь - это такой же ресурс, как для вас, живых, вода или золото.
  
   - Да, да, я наслышан о ваших обычаях, но, к сожалению, пока гремлину не отрубят голову, он тюрьму не покинет. Даже, - гном с горечью взглянул на лежавший перед ним кошелёк с золотом и продолжил, - даже за столь щедрое вознаграждение.
  
   - А если я удвою сумму?
  
   Гном тяжело сглотнул и ответил:
  
   - Если бы за делом не вёлся контроль сверху...
  
   - Даже так? - нарочито удивлённо произнёс Лёнчик. - Что же этот гремлин натворил?
  
   - Убийство, - прошептал начальник тюрьмы. Он встал и, подойдя к входной двери, выглянул в коридор.
  
   - Гремлин убил эльфийку, - всё так же шёпотом продолжил гном. Закрыв дверь, он подошёл к столику, который стоял между креслами и наполнил два стакана пурпурной жидкостью из графина.
  
   - Эльфийку значит. Знатную?
  
   Начальник протянул Лёнчику один из стаканов.
  
   - Нет, спасибо, - отказался некромант. Чтобы не возникло недопонимания или обид, он добавил, - не переводите продукт, нам ваша пища не подходит.
  
   Гном понимающе кивнул и опустошил стакан. Издав довольный звук, он утёрся рукавом и гордо произнёс:
  
   - У меня свои плантации клубники. Вино, знаете ли, получается просто отменное.
  
   - Так что за эльфийку убил гремлин?
  
   - Да, да, да, эльфийка, - гном сел в одно из кресел. - Гремлина поймали с поличным, прямо над телом и с орудием убийства в руках.
  
   - Как удачно, - произнёс Лёнчик. Сам же подумал о том, что слишком уж всё гладко. С поличным, с орудием убийства. А почему никто не помешал? Не защитил бедную эльфийку? А мотив? Зачем это гремлину? Лёнчик был опер со стажем и чуял наглую и неприкрытую подставу.
  
  
  
   Больше информации из начальника тюрьмы вытянуть не удалось. Гном напился клубничного вина и уснул сидя в кресле. Правда, перед этим всё-таки сказал, где произошло убийство: кабак "У Дедала".
  
  
  
   * * *
  
   "У Дедала" находился в довольно злачном районе на севере города. Это было двухэтажное обветшалое здание. Хозяином кабака оказался минотавр Дедал, отставной офицер. Как и все в Даре, за золотой он поделился с Лёнчиком всем, что видел в ночь убийства.
  
   - Раздался крик, я бросился наверх. Там на кровати лежала мёртвая Хэди, а рядом гремлин с ножом.
  
   Они находились на первом этаже заведения за барной стойкой. Лёнчик сидел на высоком табурете, а Дедал натирал стойку. В баре было шумно, несколько гномов играли весёлую музыку, а за столиками сидели ещё с десяток различных существ.
  
   - Хэди, это имя эльфийки?
  
   Минотавр кивнул.
  
   - А что они делали вместе в одной комнате?
  
   - Как что? - искренне удивился Дедал.
  
   - Ды, ладно? - не поверил Лёнчик. - Она была проститутка? У тебя тут что, бордель?
  
   - Моё заведение все называют по-разному, в зависимости от того, что кому нужно. Если вам нужны шлюхи, пожалуйста. Выпивка, найдём. Ночлег, и это есть. Всё и сразу, без проблем.
  
   - Так, так, так, - пробормотал Лёнчик, переваривая информацию. - А что же гремлин? Он как-то объяснил произошедшее?
  
   - Он был без сознания.
  
   Похоже, у нас тут классическая подстава, - констатировал Лёнчик.
  
  
  
   За золотой в неделю он снял комнату, в которой произошло убийство. В принципе, особой необходимости в жилье Лёнчик не испытывал. Обычные физиологические потребности, как сон или пища, остались в прошлом. Однако он, судя по всему, в городе надолго, так что плацдарм не помешает. Плюс место преступления осмотрит без лишних вопросов.
  
   Комната находилась на втором этаже кабака, в конце коридора. Небольшая, с односпальной кроватью и старым комодом. Стены были покрыты пятнами плесени, а в дальнем углу в потолке зияла дыра.
  
  
  
   Время было позднее. Лёнчик зажёг несколько свечей, правда, некромант и без них отлично видел в темноте, но со свечами он снова ощущал себя человеком. Осмотрев помещение, Лёнчик не нашёл и капли крови. Только какой-то песок.
  
   "Странно", - подумал он. От пятен крови не так просто избавиться. А если эльфийка истекла здесь кровью, должны были остаться следы. Стоп, я же в мире, где магия обычное дело, Дедал мог с помощью чего-то всё отчистить.
  
   Он по привычке поднёс щепотку песка к носу.
  
   "Ну, конечно, - пробормотал Лёнчик. - Как я без носа понюхаю"? Надо побольше узнать про этот мир и про некромантию.
  
   Он было направился к выходу, чтобы вновь расспросить Дедала, но вспомнил, что время позднее ,и решил не испытывать терпение минотавра.
  
  
  
   * * *
  
   Утром Лёнчик первым делом расспросил хозяина кабака про кровь убитой эльфийки. Оказалось, Дедал даже постель не менял. На вопрос о песке он просто пожал плечами.
  
   "Гремлина застукали на месте преступления с ножом, а крови не было. Что это значит? - размышлял Лёнчик. - Эльфийку убили и подкинули вырубленному Механику. Вариант. А убили там, где много песка. Следовательно, нужно узнать, откуда этот песок, и я найду место убийства".
  
  
  
   Когда Лёнчик поинтересовался у Дедала, где можно купить книги по некромантии, хозяин кабака порекомендовал алхимика Саато. К нему-то он и держал путь, размышляя по дороге над имеющимися у него фактами.
  
   Дом алхимика стоял в центре Дара, всего в трёх-четырёх кварталах от тюрьмы. Дверь Лёнчику открыл невысокий сутулый старичок в маленьких круглых очках. У него была седая козлиная бородка и такие же седые редкие волосы. Одет он был в чёрные брюки с подтяжками и жилет поверх малиновой рубахи.
  
   - А-а-а, - протянул дребезжащим голосом старик. - Ваше темнейшество. Проходите, проходите.
  
   Он отошёл в сторону, впуская в дом некроманта.
  
   Внутри дом оказался значительно больше чем снаружи, хотя внешне совсем не отличался от городского ансамбля.
  
   - Я уже несколько дней гадаю, когда же вы зайдёте, - продолжал старик, закрывая дверь.
  
   - Могу я видеть алхимика Саато? - официальным тоном произнёс Лёнчик.
  
   - Конечно, конечно, - расплываясь в улыбке, ответил старик. - Магистр Тобиас Саато перед вами.
  
   - Очень хорошо. Мне нужны книги по некромантии и история Адары с прилегающими землями.
  
   - Я не расслышал вашего имени, темнейший.
  
   - В Даре много некромантов?
  
   - Отнюдь.
  
   - Тогда так меня и называйте, Некромант.
  
   - Как скажете ваше темнейшество. Изволите пройти?
  
   Они прошли из прихожей в гостиную: просторная комната с высоким потолком и большими окнами, через которые струился дневной свет. Гобелены, роскошная мебель, золочёные канделябры.
  
   "Алхимия прибыльное дело", - отметил про себя Лёнчик.
  
   Он уселся в предложенное Тобиасом кресло.
  
   - Могу ли я предложить что-нибудь, что скрасит ваше ожидание, пока я буду искать нужные вам фолианты?
  
   "Какой внимательный, придётся оставить на чай", - усмехнулся про себя Лёнчик, а вслух сказал:
  
   - Спасибо магистр, пища живых меня не заинтересует, если, конечно, вы не хотели предложить что-то иное.
  
   - Так уж вышло, темнейший, что я немного знаком с вашими обычаями. Так что думаю, я смогу вас кое-чем заинтересовать.
  
   Сказав это, алхимик вышел и довольно быстро вернулся с небольшим ларцом.
  
   "Он сразу сказал, что ждал меня, - подумал Лёнчик, - ларец держал наготове. Видимо, рассчитывает что-то мне втереть".
  
   - Вот, - откидывая крышку ларца, произнёс Тобиас. Он протянул его Лёнчику и продолжил:
  
   - Не правда ли, прелесть?
  
   Внутри ларец был разделён на четыре части. В каждой лежало по предмету, два кольца, кулон и камень. Лёнчик чувствовал, как от них исходит что-то неосязаемое. Нечто столь притягательное, что он не удержался и взял одно из колец.
  
   - Интересная вещица, - пробормотал Лёнчик, крутя его перед своими глазницами.
  
   - Вот и славно, а я пока принесу фолианты, - сказав это, алхимик удалился.
  
  
  
   Надев кольцо на палец, Лёнчик почувствовал прилив сил. Второе кольцо не принесло такого эффекта. "Может, надо первое снять", - предположил он. Однако, сняв, кольцо Лёнчик почувствовал только разочарование от того, что сила покидает его.
  
   - Прямо как наркота, - усмехнулся он и решил не надевать кольцо обратно. Кулон и камень были не менее притягательны, чем кольца, но, как и второе кольцо, не давали видимого эффекта.
  
   "Скорее всего, у них фишки в чём-то другом. Так или иначе, а шкатулочку с цацками надо у старика выкупить", - подумал Лёнчик, беря в руки то один предмет, то другой.
  
   За этим занятием ожидание для него пролетело незаметно.
  
   - А вот и я, - в гостиную вошёл Тобиас. В руках он держал четыре толстых книги. - Прошу меня простить за ожидание, - продолжал он, - просто эти книги не столь популярны и вспомнить, где они лежат, дело не из простых.
  
   - Сколько вы хотите за книги?
  
   - По десять золотых за фолиант.
  
   - А за побрякушки?
  
   - О, темнейший, эти магические предметы бесценны...
  
   - Они представляют интерес только для некромантов. Я дам вам за эти безделицы по золотому и не буду торговаться за книги. Поверьте, большего они не стоят.
  
   Конечно же, Лёнчик блефовал, только за одно кольцо "силы" он готов был отдать всё своё золото. Вот только тогда на выполнение задания у него не останется ни гроша. Он сделал над собой усилие и, включив голову, понял: алхимик никому кроме него не продаст ларец и его содержимое. А, значит, больше Лёнчика никто не заплатит.
  
   - Шестьдесят за всё, - твёрдо произнёс Тобиас.
  
   - Магистр, вы испытываете моё терпение. Сорок пять, красная цена. Плюс вы будете иметь мою расположенность к вам.
  
   - А вы в Даре надолго?
  
   - Думаю, да.
  
   - Раз так, эта сделка может послужить хорошим началом для долгого и плодотворного сотрудничества. - Алхимик протянул руку и добавил, - сорок семь.
  
   - Сорок шесть, - ответил Лёнчик и пожал руку старика.
  
   - По рукам.
  
   Лёнчик потянулся к висящему на поясе кошельку и вспомнил, рядом висит мешочек с песком из его комнаты.
  
   - Кстати, магистр, вы, случаем, не знаете что это такое? - спросил он, протянув мешочек алхимику.
  
   - Та-а-ак, - Тобиас поднёс щепотку к носу. - Похоже на драконий песок, - он попробовал немного на вкус и добавил:
  
   - Так и есть: драконий песок.
  
  
  
   * * *
  
   Драконий песок добывали в карьере в нескольких лигах на восток от Дара. По словам Тобиаса, это был стратегический ресурс и основной источник дохода города и страны. Из него получались невероятно прочные големы и кирпичи, так что, если вы хотите построить армию големов или неприступную крепость, вам не помешает драконий песок.
  
  
  
   Расплатившись, Лёнчик попросил Тобиаса отправить книги в его комнату у Дедала, а сам решил посетить карьер, который, по его мнению, был местом, где убили эльфийку. Алхимик не упустил своей выгоды и продал Лёнчику лошадь за три золотых.
  
  
  
   В карьере должно быть много народа, наверняка найдётся кто-то, кто мог видеть что-то или кого-то подозрительного. Те, кто подставил гремлина, действуют совсем неаккуратно и оставляют много следов. Наверняка, и там наследили.
  
  
  
   Лёнчик, верхом на резвом скакуне, мчался галопом по грунтовой дороге вдоль кукурузных полей в сторону карьера.
  
  
  
   Изначально планом "Б" было сфабриковать улики, доказывающие невиновность гремлина, а тут выяснилось, что его тупо подставили. Причём совершенно бездарно. Теперь, осталось найти убийцу, и гремлин спасён.
  
  
  
   Вскоре поля кончились. Рельеф местности стал холмистый, и коня пришлось замедлить. С вершины одного из холмов Лёнчик увидел Драконий карьер. Он являл собой огромную яму, усеянную всякого рода механизмами. Гигантские ковши, конвейеры, краны, подъёмники и прочее. Всё это издавало такой грохот, что конь Лёнчика занервничал.
  
   На спуске с холма стоял кордон из нескольких минотавров.
  
   - Стоять. Дальше нельзя, - грозно предупредил Лёнчика их командир.
  
   - Как мне увидеть начальника карьера?
  
   - Запишись на аудиенцию!
  
   - Не подскажете, как это сделать?
  
   - Здесь тебе не справочная, проваливай!
  
   - Быть может, это поможет. - Лёнчик кинул минотавру золотой.
  
   - Начальник карьера, первый министр Кордо.
  
  
  
   * * *
  
   Вернувшись в город, Лёнчик засел за книги, которые его дожидались в комнате у Дедала.
  
   Он решил, что встречаться с министром не имеет смысла: и так понятно, про кого говорил начальник тюрьмы, когда рассказывал о контроле сверху.
  
   Лёнчик вычитал о гремлинах много интересного. Например, они имеют таланты создавать всякие механизмы, так что им, как правило, доверяют работу, связанную с техникой. Видимо, Механик, работая в карьере, что-то услышал или увидел. Вот его и решили убрать, обвинив в убийстве.
  
   Но зачем такие сложности? Почему просто не убить его? Значит, авторам подставы нужно было обвинить его. Зачем? Зачем? Ну, конечно, вот же написано: "гремлины сплочённый народец". Если у них возникнут подозрения насчёт убийства, работа в карьере встанет. А если Механика выставить убийцей и законно обезглавить, то у его сородичей вопросов не возникнет. И наглость, с которой все исполнено, говорит об уверенности исполнителей. Никто не будет копать, если за всем стоит министр.
  
   Видимо, то, что мог увидеть или услышать Механик, и есть ключ к разгадке.
  
  
  
   Закончив читать про существ, населявших королевство, Лёнчик взялся за основы магии. Буквально через несколько страниц он наткнулся на строчку:
  
  
  
   "Заклинания перемещения сопровождаются вспышкой света или хлопком. Редко присутствуют оба явления".
  
  
  
   "Стоп, - Лёнчика осенило. - Про это никто ничего не говорил. Как они подкинули труп эльфийки в комнату? Дедал что-то утаивает. Либо он умолчал про магический способ появления трупа. Тогда возникает вопрос зачем? Либо сам имеет непосредственное отношение к подставе. Надо пойти поговорить с ним.
  
  
  
   За чтением Лёнчик не заметил, как пролетела ночь и наступило утро.
  
   Минотавр, как всегда, натирал стойку на первом этаже кабака. Народа за столиками практически не было, кроме пары эльфов в дальнем углу.
  
   - Здоровья тебе, Дедал, - произнёс Ленчик и уселся за стойку, напротив минотавра.
  
   - Решил выпить?
  
   - Я бы с радостью, да вот только смысла в этом нет, физиология.
  
   Минотавр кивнул, продолжая полировать стойку.
  
   - Скажи, Дедал, если эльфийку убили в моём номере, почему нет ни капли крови?
  
   Хозяин кабака пристально взглянул на Лёнчика и холодно ответил:
  
   - Некромант, чего ты всё рыскаешь? Вынюхиваешь? Зачем тебе всё это?
  
   - Есть у меня цель: уберечь гремлина от казни.
  
   - Дался тебе этот мелкий выродок?
  
   - Он же никого не убивал. Я прав, Дедал?
  
   - Я тебе уже рассказал всё, что видел.
  
   - Мне нужен тот, кто его подставил. Ты знаешь его?
  
   - Лучше не зли меня, некромант, - сердито произнёс минотавр.
  
   - А что ты копытом-то бьёшь, Дедал? Я ведь вижу, тебе известно кто убил эльфийку и подкинул в комнату к гремлину. Ты не мог этого не видеть. Или, быть может, его подставил ты?
  
   - Суповой набор, как ты смеешь меня обвинять?! - взревел минотавр. - Парни, вышвырните этого ублюдка вон!
  
  
  
   До Лёнчика дошёл еле слышный шорох приближающихся сзади эльфов. "Вот, значит, как", - пронеслось у него в голове. Он соскочил с табурета, обнажил свой меч и ударил с разворота, разрубив одного из эльфов пополам. Меч прошёл через него как раскалённый нож сквозь масло. Второй эльф избежал гибели, вовремя отскочив в сторону.
  
  
  
   Дедал издал боевой клич и, размахивая двусторонним топором, накинулся на Лёнчика. Стараясь не выпускать эльфа из поля зрения, он увернулся от выпада минотавра и контратаковал. Хозяин кабака нужен был живым, поэтому Лёнчик ударил его рукоятью меча в челюсть. Для Дедала удар оказался словно пощёчина, он взревел и замахнулся для очередного удара.
  
  
  
   В этот момент эльфу таки удалось подкрасться сзади и ударить Лёнчика мечом в спину. Раздался хлопок. Эльф вскрикнул и рухнул на пол. От увиденного, Минотавр застыл на месте, по-прежнему держа топор над головой.
  
   "Кольцо или кулон, - пронеслось в голове Лёнчика. Он краем глаза глянул на кольцо номер два, оно почернело. - Значит, оно играло роль бронежилета, и, что печально, было одноразовым". Ну да ладно, нужный эффект получен. Теперь нужно доколоть Дедала.
  
   - Тебе не убить меня и не скрыться. Лучше расскажи всё, что знаешь, и я оставлю тебя в живых.
  
  
  
   Не сработало: минотавр опомнился и снова набросился на Лёнчика. Не опасаясь более удара в спину, Лёнчик парировал выпад минотавра и одним мощным ударом наотмашь отсёк ему правую кисть. Дедал взвыл от боли. Пользуясь его заминкой, Лёнчик ловкой подсечкой сбил Дедала с ног. Хозяин кабака с грохотом рухнул на пол. Прежде чем минотавр успел опомниться, Лёнчик приставил остриё своего меча к его горлу.
  
   - Ну, сам всё расскажешь или отрубить ещё что-то? - грозно произнёс некромант.
  
  
  
   * * *
  
   Лёнчик оказался прав: гремлина подставили. Дедал нехотя, но под страхом пыток чёрной магией, стал рассказывать, как всё было.
  
   - Мне всего лишь надо было впустить голема и под видом шлюхи отвести его к гремлину.
  
   - Стой-ка, это ты про эльфийку? Она голем? - уточнил Лёнчик.
  
   Минотавр кивнул и продолжил:
  
   - Я сделал всё, как было договорено. А через некоторое время раздался крик одной из девочек. Я бросился наверх и увидел гремлина без сознания и убитого голема. Действовать пришлось быстро.
  
   - И вы рассказали всем, что гремлин убил эльфийку, - закончил за минотавра Лёнчик.
  
   Дедал кивнул.
  
   - Получатся, никакой эльфийки даже не было, - продолжал рассуждать вслух, некромант. - Она была големом из драконьего песка, которого подослали к гремлину, чтобы убить, но маленький шельмец сам ухитрился прикончить голема. Теперь всё понятно. А заказчик подставы первый министр Кордо, да?
  
   - Я половины твоих слов не понял, - ушёл от ответа Дедал.
  
   - Вопрос про министра ты точно понял. Ну, это и неважно; главное - освободить гремлина. Значит так, идём сейчас к судье, ты всё рассказываешь, его отпускают и все счастливы. Договорились?
  
   - Меня обвинят в лжесвидетельстве и казнят вместо него.
  
   - Скажешь, что тебе угрожал министр Кордо.
  
   - Я и дня после этого не проживу.
  
   - Если останешься в городе. Как только гремлин выйдет, я помогу тебе покинуть город живым.
  
  
  
   * * *
  
   Дом судьи находился в том же районе, что и жильё алхимика, только на несколько домов ближе к тюрьме. Судья, пожилой сатир с седой шевелюрой и очками половинками на носу, был несказанно удивлён, когда на пороге его дома появились некромант и раненый минотавр. А уж когда Дедал стал давать признательные показания, глаза судьи от удивления чуть не вылезли из орбит.
  
   - Это серьёзное обвинение, - задумчиво сказал судья. - Думаю, нужно вызвать министра...
  
   - Ваша честь, так или иначе, перед вами минотавр, который сознался в том, что подставил гремлина Механика, а это значит, причин оставлять гремлина в заточении нет. Вы должны выписать постановление об его освобождении.
  
   - Должен? - с нескрываемым презрением усмехнулся судья. - Я закон в этом городе. Мне решать, кого выпускать, а кого оставлять в заточении; кого казнить, а кого миловать. Так что проваливай-ка от...
  
   Быстрым движением руки, Лёнчик свернул шею старого сатира, прервав его монолог. Раздался хруст. Мёртвый судья с застывшим на лице удивлением рухнул на пол.
  
   - Всё понятно, - сказал Лёнчик, переступая через труп.
  
   - Без судьи тебе не освободить гремлина, - заметил Дедал.
  
   - Мне нужно только письменное постановление, а написать его я могу без судьи. Затащи его в дом.
  
   В кабинете судьи стоял письменный стол, а в нём Лёнчик нашёл всё необходимое. Бумагу, чернила, печать и, главное, письма с образцом почерка судьи и его росписью.
  
   - Ты хочешь подделать распоряжение судьи? - удивился минотавр, глядя на то, как Лёнчик тренируется копировать манеру письма сатира.
  
   - Думаю, судья возражать не будет.
  
  
  
   Всего за какой-то час Лёнчик смог подделать постановление об освобождении гремлина с печатью и подписью судьи.
  
   - Вот, - довольно произнёс он. - Теперь можно и в тюрьму, за гремлином. А ты почему ещё здесь?
  
   Дедал сидел в одном из кресел. Глубоко вздохнув, он спросил:
  
   - Забыл? Ты обещал помочь мне покинуть город живым.
  
   - Забыл. Ну ладно, пошли, вызволим гремлина, а потом займёмся тобой.
  
   - Ты можешь приделать мою руку обратно? - не думая вставать, спросил минотавр.
  
   - Возможно, - пожал плечами Лёнчик.
  
   - Если сделаешь это, я буду тебе служить.
  
   - А зачем мне престарелый минотавр?
  
   - Ты видел, на что я способен, несмотря на возраст. Тем более, тебе пригодится моя помощь в противостоянии с Кордо.
  
   - В противостоянии? - Переспросил Лёнчик, он не сразу понял, что имеет в виду Дедал. Однако, сопоставив факты, понял: своими действиями он путает планы первого министра. Если Лёнчик преуспеет в освобождении гремлина, Кордо вряд ли будет этому рад и наверняка захочет отомстить. Так что, работавший на него минотавр действительно может быть полезен, решил Лёнчик и произнёс:
  
   - Получается, ты предал Кордо. Как мне после этого доверять тебе?
  
   - Предал? - возмутился Дедал. - Я не служил этому ублюдку. Мне просто не оставили другого выбора: либо я без вопросов пропускаю голема, либо наёмники Кордо сожгут мой дом.
  
  
  
   * * *
  
   Увидев постановление судьи, начальник тюрьмы занервничал. Он подошёл к журнальному столику, на котором стоял графин с вином и налил себе. Помня о том, как быстро гном при помощи вина превращается в растение, Лёнчик велел Дедалу опустошить графин. Минотавр без лишних слов отодвинул начальника тюрьмы в сторону и залпом выпил всё вино.
  
   - В чём проблема, начальник? Вот же распоряжение судьи, - сказал Лёнчик, тряся свитком перед лицом гнома.
  
   - Я... я не могу... И, вообще, как вам удалось убедить их честь Щетину подписать такое? - с этими словами гном попытался проскользнуть к двери.
  
   - У меня есть способы, я же некромант, - преграждая ему путь, ответил Лёнчик. - Вы нравитесь мне, поэтому я вам дам совет: отпустите гремлина, не стоит ругаться с некромантом. Давайте дружить.
  
   - А Кордо?! - взвизгнул начальник. - Не вы, так он насадит мою голову на кол.
  
   - Так вот в чём дело: первый министр угрожал вам? А если я пообещаю вам свою защиту и покровительство? Обеспечу круглосуточной охраной, которая не подпустит наёмников Кордо к вам ближе, чем на сто метров, вы отпустите гремлина?
  
   - Клянётесь?
  
   - Чтоб мне провалиться на этом месте.
  
   - Но это ещё не всё, - сказал начальник тюрьмы, подписывая приказ об освобождении гремлина. - Начальник охраны, верен министру. Думаю, он просто так не отпустит заключённого.
  
   - О, тоже мне, проблема, - Лёнчик подложил гному чистый лист бумаги. - Пишите приказ на его увольнение.
  
   - Постойте-ка, мне ведь нужно кого-то поставить на его место.
  
   - Само собой. Вашим новым начальником охраны буду я.
  
  
  
   * * *
  
   Оставив Дедала охранять гнома, Лёнчик отправился вниз. Вопрос с начальником охраны решился на удивление быстро. Увидев приказ на увольнение, несколько рядовых охранников-минотавров издали довольный клич, вломились в его кабинет, вытащили на улицу и отделали по первое число.
  
   "Видимо, хреновый был начальник", - наблюдая за всем этим, подумал Лёнчик. Не став дожидаться окончания веселья, он направился к камере гремлина.
  
   "Дел ещё куча, - размышлял по дороге некромант. - Нужно освоить создание нежити, те мёртвые эльфы в кабаке послужат хорошей охраной начальнику тюрьмы. Руку Дедалу обещал приделать. Ещё же храм огнепоклонников нужно разрушить! Стой-ка, но получается, что не они подставили Механика и наказывать их не за что. Этот момент надо уточнить у заказчика".
  
  
  
   Гремлин сидел в дальнем углу камеры.
  
   - Давай, старичок, на выход, - отпирая решётку, произнёс Лёнчик.
  
   - Как? - испугался Механик. - Ведь ещё не новолуние, даже не вечер.
  
   - Судья постановил освободить тебя.
  
   - Как такое возможно?
  
  
  
   Так как они находились наедине, Лёнчик рассказал гремлину, что послан Паррифасом служить и защищать его и его братьев по вере. После чего они направились к дому сатанистов.
  
   - Кстати, что ты такого узнал или увидел, что министр захотел тебя убить? - спросил Лёнчик.
  
   - А как ты узнал об этом?
  
   Лёнчик сначала хотел сказать "дедукция", но потом решил набить себе цену и ответил нарочито пафосно:
  
   - Некромантия.
  
   - А почему ты тогда спрашиваешь о том, что я видел? Разве при помощи своей магии ты не можешь узнать?
  
   "С этим типОм надо быть внимательным", - отметил про себя Лёнчик и пояснил:
  
   - На каждое магическое действо нужна магическая энергия, мана. Это довольно ценный ресурс, и мне не хочется тратить его на то, что я могу узнать без помощи магии. Понимаешь?
  
   - Конечно, конечно. Работая в Драконьем карьере, - начал Гремлин. - Я занимался настройкой и калибровкой големов. Заказ поступил на десять тысяч единиц. Естественно, одному невозможно осилить работу такого объёма, и я направился к Кордо просить помощников. Как назло, в тот момент они со своим заместителем обсуждали финансирование. В общем, львиная доля денег идёт в карман министра.
  
   - А-а-а, - протянул Лёнчик. - Банальное казнокрадство.
  
   А про себя добавил: "Мир другой, а пороки те же".
  
   - Министр Кордо не оставит меня в покое, - разводя руками, посетовал гремлин. - Более того, теперь он будет мстить всем нам.
  
   - Не волнуйся, я все улажу.
  
   - Ты не знаешь его. Кордо страшен в гневе. - А ты не знаешь меня, - усмехнулся Лёнчик. - А, главное, министр не подозревает, на что я способен.
  
  
  1. Гальбор Соттер
  
  Было раннее утро, когда вице-магистр Барлийского ордена, Гальбор Соттер въехал в Дар через главные ворота. В его планы не входило посещение этого города: он возвращался домой, в Барлию, после трёхлетнего похода. Однако, услышав от путников весть о появлении в Даре некроманта, счел своим долгом воспользоваться ситуацией: уничтожив колдуна, он напомнит мальчишке-королю о важности дружбы с его орденом.
  
  
  
   Барлийский орден существует более трёхсот лет и ведёт непримиримую борьбу с тёмными силами разного рода. Будь то нежить, орочьи кланы или колдун, практикующий жертвоприношения, им не уйти от возмездия магов ордена.
  
  
  
   - Ну и вонь, - морща нос, проворчал Соттер. Дар давным-давно превратился в зловонную выгребную яму. Но, видимо, за годы похода Гальбор отвык от нее, ну или вонь стала смердеть сильнее прежнего настолько, что к его горлу подкатил ком.
  
  
  
   - Валерик, - тяжело сглатывая, вице-магистр подозвал следовавшего за ним ученика. Это был здоровенный детина-переросток, туповатый, но исполнительный и верный, а это в ремесле охотника на нечисть играет не последнюю роль. Вообще-то, такого обалдуя, как Валерик Флаш, Соттер никогда не взял бы себе в ученики, за него попросила сестра Гальбора.
  
  - Скачи вперед и разведай все как обычно, а я отправлюсь к мальчишке-королю и буду ждать тебя в замке.
  
  - Слушаюсь, вашбродь, - с этими словами Валерик пришпорил мула и помчался по мостовой.
  
  
  
   * * *
  
  Как Гальбор и думал, мальчишка-король в сей ранний час всё еще спал, а вот первый министр Кордо уже был на посту и согласился его принять. Три года назад, этот пост занимал гном Кремлин, ярый противник дружбы ордена и престола. Услышав, что Кремлин мёртв, Соттер воспрянул духом.
  
  
  
   Кабинет первого министра ничуть не изменился с последнего визита Гальбра: большие окна напротив входной двери, длинный стол с двенадцатью стульями для заседания совета, камин у дальней от двери стены, гобелен с гербом правящей династии.
  
  
  
   За столом сидел человек в черном балахоне с капюшоном и что-то увлеченно писал. Когда Гальбор вошел, человек прервался и, оценивающе окинув его взглядом, произнёс:
  
  - Вице-магистр, добро пожаловать. Присаживайтесь. Я, первый министр Кордо. Чем обязаны?
  
  
  
   Кордо казался немощным стариком: у него было худощавое лицо, прямой нос, мутные голубые глаза, нездоровый землистый цвет кожи, тонкая линия губ и желтые зубы. Но, не смотря на это, его голос звучал бодро, а движения были уверенными, что не свойственно немощным старикам.
  
  
  
   - По дороге домой до меня дошли слухи, что в Даре появился некромант, и я счел своим долгом проверить их, - произнёс Гальбор.
  
  - Эти слухи правдивы. Присаживайтесь. Некромант в Даре уже три недели.
  
  - Хотелось бы узнать о нем побольше, - вице-магистр занял предложенное место.
  
  - Властолюбивый и религиозный...
  
  - О, - прервав первого министра, усмехнулся Соттер. - Все некроманты поклоняются какой-нибудь кровожадной твари.
  
  - Отнюдь. Этот покровительствует церкви Паррифаса Всемогущего. Ходят слухи, что он даже подчиняется приказам первосвященников.
  
  - Абсурд, - фыркнул Гальбор. - Некроманты черпают силу, забирая чужие жизни. Если он не будет убивать, то долго не проживет.
  
  - Ну, не знаю, - пожал плечами Кордо. - За это время, он убил только наёмников, которых я отправлял за его головой.
  
  - Не каждый наёмник сможет справиться с некромантом, даже со слабым. Но не волнуйтесь, я избавлю ваш город от его присутствия.
  
  - Надо думать, ваши услуги нам будут не бесплатными?
  
  Соттер сложил пальцы в замок и, положив руки перед собой, лукаво ответил: - ваш предшественник Кремлин не жаловал Барлийский орден. Пошлины на торговлю с заморскими городами просто непомерны, налоги в казну короны мешают борьбе с нечистью...
  
  - Думаю пошлины на торговлю можно уменьшить на четверть, - перебил Кордо вице-магистра. - А налоги, - он задумчиво потеребил бороду и продолжил: - на треть.
  
  Гальбор умел торговаться и знал, что ни один торгаш не начнет обсуждения цены не оставив запаса для торгов. Первый министр являл собой типичного торгаша, просто товар у него был дороже и крупнее, чем у рыночных собратьев.
  
  - Очень хорошее предложение, - кивнул Соттер. - Но, видите ли в чем дело: наш орден переживает не самое лучшее время, десятки моих братьев по оружию гибнут в своих походах против тёмных сил, так что у нас сейчас каждый член ордена на вес золота...
  
  Понимая к чему клонит вице-магистр, Кордо вновь перебил его:
  
  - Максимум насколько я могу снизить пошлины - это треть, а налоги, так уж и быть, пополам.
  
  Видя свой успех, Гальбор и не думал останавливаться на достигнутом, однако первый министр опередил его, добавив: - если такие условия вас не устроят, думаю, мы не сможем прийти к соглашению. Мне проще будет нанять армию: уж пара тысяч солдат должна одолеть одного некроманта.
  
  - Справедливое замечание, ваша светлость, - кивнул Соттер. - Я тотчас отправлюсь на охоту.
  
  
  
   * * *
  
  Довольный результатом разговора с первым министром, Гальбор Соттер решил отпраздновать свой успех. В нескольких кварталах от замка стояла харчевня, её порекомендовал один из стражников, охранявших ворота цитадели. Гальбор заплатил им по медяку, чтобы те сообщили Валерику, где его искать.
  
  
  
   Харчевня и впрямь была изысканной: два этажа, чистота и хорошее освещение. Обслуга тоже была на высоте, а что уж говорить о еде: острое харчо, картошка с мясной подливой, салат и шикарное вино из лучших сортов клубники.
  
  "Красота", - довольно подумал Гальбор. Он откинулся на спинку стула и стал потягивать вино. Допив бокал, он понял, что пора переходить к десерту и пробормотал: - теперь нужна баба, а лучше две.
  
  
  
   В свои семьдесят два, Соттер выглядел на твёрдый полтинник. У него были аристократические черты лица, густые седые волосы до плеч, такая же седая бородка и усы.
  
  Не смотря на возраст, он находился в отличной физической форме и мог дать фору двадцатилетним как в драке, так и в постели. На втором этаже харчевни, располагались комнаты для приезжих, а за несколько медяков сверху хозяин согласился привести Гальбору двух шлюх.
  
  
  
   * * *
  
  Время в обществе шлюх-эльфиек пролетело незаметно. За окном уже стемнело, довольный Соттер сидел в кресле и потягивал вино. Вымотанные шлюхи, обнявшись спали в кровати.
  
  "Почему в барлийских борделях нет эльфиек, - размышлял он. - Огромное упущение - прожить семьдесят лет и ни разу не поиметь эльфийку. Пожалуй, их нужно уговорить поехать со мной в Барлию."
  
  
  
   В дверь постучали, и на пороге появился Валерик.
  
  - А, это ты, - Гальбор указал ученику на пустующее кресло рядом и добавил: - поведай, что тебе удалось выяснить?
  
  Усевшись, Валерик стал рассказывать, что ему удалось выяснить о некроманте.
  
  "А так и не подумаешь, что этот обалдуй способен выследить кого-то, - размышлял Соттер, вполуха слушая доклад ученика. - Правда, надо учесть, что он больше трёх лет провёл со мной в походе. Хоть чему-то он должен был научиться".
  
  - Сейчас он в нескольких кварталах отсюда, в доме алхимика Тобиаса Саато, - эта фраза вернула Гальбора на землю.
  
  - Тогда не будем терять времени, - вице-магистр встал. - Приготовь всё для охоты, через десять минут выступаем.
  
  
  
   * * *
  
  Гальбор Соттер затаяился в тени напротив дома алхимика. От него до двери, из которой должен выйти некромант, было метров тридцать. Валерик прижался к торцевой стене дома Тобиаса Саато.
  
  Гальбор "прощупал" ауру и отметил про себя: "ничего особенного: обычный магический фон некроманта, даже слабее, чем я думал".
  
  
  
   В своей жизни он сталкивался с противниками куда сильнее, чем этот. Во времена войны между Адарой и Рейхденом, которая длилась семь лет, Гальбор и его братья по оружию столкнулись с могущественным колдуном, который называл себя Лесной Король. Он практиковал магию земли и владел ей столь виртуозно, что смог убить почти половину магов Барлийского ордена, а бОльшую часть Адары поработить на долгие годы.
  
  
  
   Но Гальбор и его собратья не сдавались, и в битве при Барлии им удалось одолеть Лесного Короля. После его гибели Рейхден был обречен и вскоре пал. Теперь его земли - часть империи Адара.
  
  
  
   Дверь в дом алхимика открылась, и на пороге появился некромант. Чтобы не задеть старика, Гальбор сосчитал до десяти и сотворил на нежить останавливающее заклятие. Некромант замер.
  
  - Валерик, давай! - выкрикнул вице-магистр. Покинув своё укрытие, ученик подбежал к нежити и стал опутывать её цепью. Разрушить физическую оболочку некроманта не сложно, но этого мало. Свои души колдуны-некроманты хранят в филактериях. Как правило, это может быть какой-нибудь предмет, иногда существо. Теперь им предстояло выбить из некроманта, где спрятана его душа.
  
  
  
   Внезапно нежить выхватил меч и разрубил Валерика пополам. Звенья цепи со звоном посыпались на мостовую.
  
  От такой неожиданности Гальбор на миг замялся.
  
  - Я вижу тебя! - рявкнул некромант и, размахивая мечом, бросился на Соттера.
  
  Вице-магистр обрушил на него заклятие "Огненный шар". Нежить в мгновение ока вспыхнул, словно спичка. Пользуясь тем, что некромант отвлёкся, Гальбор перенёсся на крышу дома алхимика, тем самым оказавшись у него за спиной.
  
  "Магия земли будет в самый раз", - решил Соттер и превратил мостовую под ногами нежити в зыбучий песок.
  
  "Так-то лучше", - довольно подумал вице-магистр, наблюдая, как пылающего некроманта поглощают недра земли. Однако нежить не сдавался, он упёрся локтями о мостовую и остановил своё погружение.
  
  "Какой упёртый", - усмехнулся Гальбор и взмахнул руками, призывая разбросанные по улице звенья цепи. Собрав их в единый "металлический кулак", вице-магистр принялся глубже заколачивать пылающего некроманта.
  
  Удар, еще удар, до Гальбора донёсся крик отчаяния.
  
  - Да, - довольно оскалившись, произнес он. - Зря ты здесь появился.
  
  Соттер поднял "металлический кулак" повыше и обрушил всю его мощь на нежить.
  
  Раздался хлопок, и вице-магистра отбросило назад, он кубарем покатился с крыши и свалился во двор алхимика. Левая рука с хрустом сломалась. Удар о землю выбил из легких воздух и Гальбор, словно выброшенная на берег рыба, стал ловить воздух, пытаясь сделать вдох. Наконец ему это удалось.
  
  Перед глазами всё плыло, в голове звенело, в носу стоял запах серы.
  
  Сера не предвещала ничего хорошего. Сера - это след очень древней магии.
  
  
  
   После столь мощного контр-заклятия, с беспомощно висящей левой рукой, сломанными рёбрами и сотрясением, шансы Соттера на победу стремились к нулю.
  
  "Нужно вернуться в Барлию, - решил он, - и обо всём поведать магистру".
  
  
  
   Приняв своё поражение, Гальбор переместился к харчевне. Медлить было нельзя: как только некромант придёт в себя, тотчас пустит по его следу своих подручных. Перевязав сломанную руку и уничтожив вещи, которые будут в пути обузой, вице-магистр сел на коня и поскакал прочь из Дара, настолько быстро, насколько позволяли его раны.
  
  
  
  2. Некромант
  
  - Отлично Тобиас, отлично, - довольно произнёс Лёнчик, крутя в руках протез для Дедала. Он сидел в кресле, в доме алхимика Саато. - А за счёт чего он приводится в действие?
  
  - Немного магии и "Глаз гарпии".
  
  - Глаз? - удивился некромант.
  
  - Это камень, - пояснил алхимик, - Полудрагоценный.
  
  - А. Типа батарейка?
  
  Тобиас непонимающе захлопал глазами.
  
  - Насколько хватит ресурса у этого камня? - переформулировал вопрос Лёнчик.
  
  - Месяц, плюс-минус несколько дней, но я готов регулярно снабжать вас этими камнями.
  
  - Ладно, договорились, - Лёнчик положил протез в шкатулку и закрыв крышку спросил:
  
  - Что насчёт второго заказа?
  
  - Корабль с грузом должен придти сегодня.
  
  - Да? Вообще-то за окном уже закат.
  
  - Ну, - развёл руками алхимик. - Это же море, стихия не предсказуемая.
  
  - Ясно. Как только корабль придёт, незамедлительно дайте мне знать, - с этими словами, Лёнчик встал и направился к выходу.
  
  - Конечно же, темнейший, - Тобиас юркнул вперёд, чтобы открыть ему дверь.
  
  Некромант замер в дверях. Его пустые глазницы уставились на алхимика.
  
  - Надеюсь, вам не стоит напоминать о том...
  
  - Что никто не должен знать, чем мы с вами занимаемся, - закончил за него Тобиас.
  
  Лёнчик кивнул и вышел.
  
  
  
   * * *
  
  Лёнчик сделал несколько шагов, как вдруг, какая-то не видимая сила сковала его движения, и он замер словно статуя.
  
  "Что это за фокусы?" - проскочило у него в голове.
  
  - Валерик, давай! - донеслось от дома напротив. Это кричал старик с длинными, спадающими на плечи, седыми волосами. Он намеренно держался в тени, видимо думал, что Лёнчик его не увидит.
  
  Рядом с некромантом возник еще один человек, под два метра ростом широкоплечий амбал. Он держал в руках цепь. Несмотря на свои габариты, здоровяк довольно ловко и быстро стал обвивать цепь вокруг Лёнчика.
  
  - Ты что творишь? - грозно произнёс некромант, но челюсть его не послушалась и он смог исторгнуть лишь нечленораздельные звуки.
  
  "Мне это совсем не нравится", - подумал Лёнчик, пытаясь пошевелиться. Раздался хлопок, и осколки его кулона посыпались на мостовую. В тот же миг, некромант смог двигаться. Он с лёгкостью разорвал цепи и обнажил меч.
  
  По всей видимости, такого поворота событий здоровяк не ожидал. Он удивлённо захлопал глазами и прежде чем успел что-то предпринять, некромант разрубил его пополам.
  
  "Теперь очередь старика", - он по-прежнему стоял в тени дома.
  
  - Я вижу тебя! - выкрикнул Лёнчик, и размахивая мечом, бросился в атаку.
  
  
  
   Но близко ему подойти не удалось. Старик метнул в некроманта огненный шар. Лёнчик не успел опомниться, как превратился в факел. Боли он не почувствовал, но какое-то неприятное ощущение закралось в глубь него и не хотело уходить. Мгновение спустя, некромант понял что слабеет.
  
  "Это не хорошо, - испуганно подумал Лёнчик. - Видимо этот гад знает про некромантов больше чем я. Надо бы взять его живым".
  
  
  
  
  
   Однако, колдуна уже и след простыл. Лёнчик осмотрелся по сторонам: только пустые улицы ночного города, освещенные ярким пламенем, которым он горел. "Убежал засранец", - расстроился некромант, но он ошибся, колдун и не думал отступать.
  
  Мостовая под его ногами размякла и стала затягивать. Лёнчик попытался вырваться из ловушки, но тщетно. Жижа только сильнее затягивала его. Через несколько минут, некромант увяз по грудь. Стиснув зубы, он упёрся локтями о мостовую, из последних сил не давая недрам поглотить себя.
  
  
  
   По всей видимости, колдун был где-то рядом. Желая "подтолкнуть" Лёнчика, он собрал обрывки цепи в комок, и обрушил его на некроманта.
  
  После нескольких ударов, Лёнчик понял: ему не выбраться из этой передряги живым. Металлический комок вновь устремился вверх, чтобы затем обрушиться на некроманта. Отчаявшись, Лёнчик закричал. Но удара не последовало. Его отразил какой-то невидимый барьер. Жижа снова превратилась в мостовую, а пламя, терзавшее его, погасло.
  
  
  
   Обуглившийся некромант, не веря свой удаче, лежал на мостовой, смотрел на звёздное небо и пытался понять, что же спасло ему жизнь.
  
  
  
   * * *
  
  За окном стоял полдень. Лёничк лежал в своей комнате, в кабаке Дедала. После вчерашнего, его голова буквально разваливалась на части, и он готов был убить кого угодно за несколько часов сна.
  
  
  
   Кроме него в комнате были Дедал, Механик, алхимик Саато, начальник тюрьмы Фелимер и два его охранника: эльфы-нежить. Те самые, которых некромант убил в кабаке пару недель назад. Лёнчик, постепенно осваивал навыки некромантии: провозившись полдня с их трупами, он таки смог "поднять" эдьфов.
  
  
  
   За прошедшее время, собравшиеся превратились в довольно слаженную и эффективную команду.
  
  Вот уже несколько часов они решали, что делать дальше.
  
  - Конечно, это Кордо подослал убийц. Кто еще мог желать вас уничтожить? - продолжал гремлин. - Поэтому надо залечь на дно и не высовываться, а еще лучше покинуть город. Бежать как можно дальше, за море.
  
  - Да, да, - поддержал его гном. - Я сразу говорил, что с Кордо тягаться не стоит.
  
  - Нельзя показывать свою слабость, - возразил минотавр. - Нужно ответить. Показать ему, что бывает, если покушаться на некроманта, - с этими словами он ударил кулаком по столу. Дедала нападение на Лёнчика расстроило больше всех, ведь в огне сгинул его протез, а новый изготовят не раньше чем через две-три недели.
  
  - Ответить? Ты предлагаешь убить первого министра? - округляя глаза, произнёс Фелимер.
  
  - Это сделает нас врагами государства, - тихо возразил алхимик. Гремлин и гном одобрительно закивали.
  
  - Но, - продолжал Саато, - оставлять нападение на темнейшего безнаказанным, нельзя.
  
  - И ты туда же, - гном подошел к столу, взяв бутылку с вином, он сделал несколько больших глотков и продолжил: - за любой ответ Кордо, нам достанется еще больше.
  
  - То есть вы хотите сказать, если не отвечать, он оставит нас в покое? - хитро прищурившись, спросил алхимик.
  
  - Бежать, бежать, лучший выбор, - пролепетал гремлин, нервно расхаживая из угла в угол.
  
  - Да, - кивнул Фелимер после очередного глотка. - Первый министр нас все равно не оставит в покое, лучше бежать.
  
  - Жалкие трусы! - презрительно выкрикнул Дедал.
  
  - Зато живые, - язвительно ответил гном.
  
  
  
   - Никто никуда не побежит, - сердито произнёс Лёнчик. - Мы ответим первому министру, но ответим так, как он не ожидает.
  
  
  
   * * *
  
  Лёнчик рассуждал просто: если убить министра, как и сказал алхимик, они станут врагами короны, а это здорово осложнит ему жизнь и поставит под вопрос выполнение заключенного с дьяволом контракта. Но и спускать это дело на тормозах тоже нельзя, Кордо не отстанет и будет подсылать убийц пока не получит желаемого. Значит, его нужно устранить, но сделать это не нарушая законов королевства.
  
  
  
   Утро следующего дня, Лёнчик встречал в королевской приёмной, ожидая аудиенции с Адарием XIII, прозванным в народе как мальчишка-король из-за своего юного возраста, ему было то ли пятнадцать, то ли шестнадцать лет. Причем на престол он взошел в девятилетнем возрасте.
  
  Приёмная представляла из себя залу с высоким потолком и столь же высокими окнами. Помещений с такими потолками, Лёнчик в Даре еще не встречал. На стенах висели портреты предыдущих королей Адары. Также стены были украшены изящным орнаментом из позолоты. С потолка свисала огромная люстра, не менее чем на сто свечей.
  
  У стены на против входа, на возвышении, стоял трон. Над ним висел гобелен с гербом династии Хартумов: две скрещенных секиры, над головой красного быка. Общую композицию венчала корона.
  
  
  
   В книгах по истории королевства, Лёнчик вычитал: Адарий XIII последний представитель династии Хартумов которая почти пять сот лет правила страной. Его отцом был Адарий XII прозванный завоевателем. Так что из двадцати лет, которые он провёл на троне, пятнадцать он воевал. За годы его правления Адара выросла вдвое, присвоив земли соседних государств.
  
  
  
   Вчера гремлин и Дедал выкрали казначейские книги Драконьего карьера, записи в которых не соответствуют реальным тратам на производство големов. Их то Лёнчик и хотел показать Адарию XIII.
  
  
  
   Общеизвестно, что мальчишка-король спит до полудня, а прием начинает не раньше четырёх пополудни. Несмотря на это, Лёнчик приехвхал в цитадель с первыми лучами солнца, с важным видом заявив гвардейцам, что у него дело государственной важности.
  
  - Вас примет первый министр, - сухо ответил один из гвардейцев.
  
  - Ты понимаешь смысл фразы "дело государственной важности"? - снисходительно спросил Лёнчик.
  
  - А что за дело некроманту до нашего государства? - спросил второй гвардеец.
  
  - Странно, что вам нет дела до вашего государства, - парировал Лёнчик.
  
  Гвардейцы переглянулись, затем первый пригрозил: - следи за языком.
  
  - Как думаете, что сделает с вами король, когда узнает из-за кого обороноспособность государства оказалась под угрозой?
  
  Гвардейцы непонимающе хлопали глазами.
  
  - Моё дело касается обороноспособности Адары и не требует отлагательства, король должен знать в каком плачевном состоянии находится его армия.
  
  Второй гвардеец что-то шепнул напарнику и тот скрылся в дверном проёме. Некоторое время спустя, он вернулся и со словами: "король примет вас" пропустил Лёнчика.
  
  
  
   Адарий XIII не торопился, не меньше часа некромант провёл в приёмной, прежде чем двери отварились, и к нему вышел не высокий мужчина в балахоне с накинутым на голову капюшоном. Вид у него был довольно болезненный: землистый цвет лица, тонкая полоска губ. Его сопровождали четверо гвардейцев.
  
  - Зачем ты явился, исчадье тьмы? - практически рыча, произнёс мужчина. Когда он говорил, Лёнчику бросились в глаза его отвратительно желтые зубы.
  
  - Ты кто? - презрительно ответил некромант.
  
  - Перед тобой первый министр Кордо, - отчеканил один из гвардейцев.
  
  "Этот урод перехитрил меня", - раздосадовано подумал Лёнчик. - Так вот ты какой, Кордо - ответил он и потянулся к мечу.
  
  В приёмной повисла тишина. Было слышно, как тяжело дышат солдаты.
  
  "Боятся, - отметил некромант. - Что же он медлит?"
  
  
  
   - Где он?! - в залу вошел невысокий толстый мальчонка лет шестнадцати с короной на голове. Надменно окинув присутствующих взглядом, он остановился на Лёнчике.
  
  - Ага, значит ты некромант, - довольно констатировал король. Он подошел ближе и добавил: - и почему, я узнаю, что некромант в замке от лакеев?
  
  - Ваше величество... - обратился к королю Лёнчик, но тот жестом велел ему замолчать и продолжил: - Кордо, я жду.
  
  - Чего вы ждете, ваше величество? - нарочито непонимающе спросил первый министр.
  
  Мальчонка недовольно надул щеки, сдвинул брови и, раздувая ноздри, проверещал:
  
  - Я король! Я не позволю обращаться со мной как с пустым местом!
  
  "Похоже, мальчик не в духе, - отметил про себя Лёнчик. - Интересно, как он отреагирует, когда узнает, что Кордо реально его считает пустым местом?"
  
  - Мой король, - торжественно произнёс некромант, встав на одно колено. - Я просил аудиенции вашего величества, дабы сообщить о чудовищном преступлении, которое ослабляет королевство.
  
  - Ваше величество... - Кордо попытался переключить внимание короля на себя, но тот отмахнулся от министра как от надоедливой мухи.
  
  - Пусть говорит, - велел мальчонка.
  
  - Вот, - Лёнчик протянул ему казначейскую книгу. - Здесь записи расходов королевской казны на производство големов для вашей армии. Если вы сравните их с численностью и качеством произведенных големов, то убедитесь, что первый министр обворовывает вас.
  
  - Что?! - взвизгнул король.
  
  - Ваше величество, это навет, - поспешил объясниться Кордо.
  
  - Ты, - мальчонка обратился к ближайшему гвардейцу. - Возьми у него книги. Я лично все проверю. А ты, - король повернулся к первому министру, - отстранен от должности на время расследования. Вы двое, препроводите-ка министра в тюрьму.
  
  "Вот и все Кордо, отчирикал ты своё", - довольно подумал Лёнчик.
  
  Дальнейшее произошло столь стремительно и внезапно, что даже на костяном лице некроманта появилось удивление.
  
  Первый министр выхватил из рукава кинжал и вогнал его по самую рукоять в шею короля. Брызнула кровь. Мальчонка захрипел и, держась за шею, рухнул на пол. Гвардейцы и не шелохнулись.
  
  - Эта нечисть убила вашего короля! - выкрикнул Кордо, указывая на Лёнчика. - Прикончить его!
  
  Гвардейцы обнажили мечи.
  
  - Парни, не советую, - сказал некромант, вытаскивая из ножен свой клинок.
  
  3. Ольфред Спрэд
  
  Благородный дворянин Ольфред Спрэд находился в замешательстве. С одной стороны, ему подвернулась возможность стать королём, основать династию и тем самым возвысить свой род над другими семействами. А с другой, это означало стать марионеткой в руках Кордо, ибо вся власть над королевством была в его руках. Только вот происхождение подвело первого министра. Благородные господа Адары никогда не позволят ему взойти на трон. Для этого Спрэд и понадобился министру: дабы главы знатных семейств не бунтовали. Вдобавок, Ольфред находился в хороших отношениях с бОльшей частью знати.
  
  
  
   Род Спрэдов столь же стар и знатен, как и остальные, только менее удачлив. Отец Ольфреда погиб в семилетней войне с Рейхденом, во время осады Гаульдбурга, жалкого пограничного городишки. Поэтому трофеев едва хватило, чтобы расплатиться с долгами. Так что в скором времени, Ольфред снова был вынужден занимать. Нужно было достойно похоронить матушку. Она умерла от горя через несколько дней после того, как узнала о гибели отца.
  
  
  
   С тех пор прошло почти двадцать лет. Ольфред перебрался в столицу и приблизился к правящей династии, что делало его не последним человеком в королевстве. И вот теперь ему представился шанс стать самым влиятельным человеком в государстве, но для этого ему нужно было правильно воспользоваться ситуацией.
  
  
  
   Ольфред сидел в своих покоях и размышлял: "Некромант укрылся в тюрьме. У него в гарнизоне не меньше полусотни минотавров и волшебник; этого хватит, чтобы год отбиваться от армии Кордо. Другое дело - провизия, вряд ли они готовились к осаде. Так что надолго их не хватит. Зато некроманту еда не нужна, и он сможет превратить павших в нежить. Глупо воевать с существом, которое умеет призывать на свою сторону мертвецов".
  
  
  
   Ольфред позвонил в колокольчик. Через несколько минут в покои вошел Вешка, его слуга, которому он мог безоговорочно доверять.
  
  - Господин?
  
  - Отправляйся в тюрьму. Скажи некроманту, что я, будущий король Адары, хочу встретиться с ним на нейтральной территории. Пусть сам решает где. Скажи ему, что у нас общий враг и что против него, лично я ничего не имею.
  
  
  
  4. Некромант
  
  Из королевской цитадели Лёнчик поспешил в тюрьму. Он без стука ввалился в кабинет начальника.
  
  Развалившись в кресле, Фелимер неторопливо потягивал клубничное вино. Гном как-то жаловался Лёнчику, что с тех пор, как стал занимать должность начальника тюрьмы, он постоянно пьёт.
  
  - А как иначе, - заплетающимся языком говорил Фелимер, - когда на тебя постоянно со всех сторон давят? Этого посади, этого отпусти, того казни, постоянная нервотрепка, и только вино позволяло отвлечься от насущных забот.
  
  
  
   - У нас проблема, - прямо с порога заявил Лёнчик.
  
  - Что случилось? - гном вскочил из кресла, расплёскивая во все стороны вино.
  
  - Кордо убил короля.
  
  Услышав это, Фелимер выронил стакан и рухнул в кресло.
  
  - Он захватил власть? - пробормотал гном.
  
  - Похоже, власть он захватил давным-давно. Он просто начал ею пользоваться.
  
  - Раз так, теперь-то вы понимаете, что надо бежать? После короля, Кордо примется за нас.
  
  - Прекратите панику, Фелимер. Не забывайте, под нашим началом тюремный гарнизон, а это волшебник плюс полсотни минотавров. Нешуточная сила. А сама тюрьма - непреступная крепость.
  
  В кабинет вошёл минотавр с офицерскими знаками отличия и, отдав честь, пробасил:
  
  - Темнейший, вызывали?
  
  - Объяви полную боеготовность. В королевстве переворот. Король убит. Никого не впускать и не выпускать без моего ведома. Отправь посыльных к Дедалу, в храм и к алхимику Саато. Скажи, чтобы все торопились сюда. Думаю, в городе сегодня будет не безопасно.
  
  - Слушаюсь, темнейший, - минотавр развернулся и вышел, закрыв за собой дверь.
  
  
  
   Фелимер встал и на трясущихся ногах подошел к столику, на котором стоял графин с вином. Стакана поблизости не было и он, не долго думая, стал пить прямо из горла.
  
  
  
   "Так, главное ничего не забыть, - подумал Лёнчик, опускаясь в кресло. - Ситуация не простая, но не проигрышная".
  
  - Бежать, - с трудом ворочая языком, пробормотал Фелимер. Опустевший графин выскользнул из его рук и со звоном разбился о каменный пол. Гном икнул, посмотрел на осколки, потом на сидящего за его столом некроманта и, пробормотав "беда" обмяк, растянувшись прямо на осколках.
  
  
  
   "Да, совсем не стрессоустойчивый, - констатировал Лёнчик. - Интересно, зачем он пошёл работать начальником тюрьмы?"
  
  - Что стоите? - обратился он к эльфам-нежити. - Поднимите его и положите на диван.
  
  
  
   Некоторое время спустя в кабинет вошёл Дедал.
  
  - Это правда: короля убили? - пробасил минотавр.
  
  - Убили, - кивнул Лёнчик и рассказал ему, что произошло в королевских покоях.
  
  - Значит, гвардия на его стороне. Не думал, что когда-нибудь предложу такое: может быть, нам лучше бежать?
  
  - Гвардия - не такая уж и большая сила, - возразил некромант.
  
  - Не большая, но их хватит, чтобы одолеть тюремный гарнизон.
  
  - Согласен, поэтому нам нужны големы из Драконьего карьера.
  
  - Легче сказать, чем сделать, - фыркнул Дедал. - Охрана карьера подчиняется министру.
  
  - Верно, а големы подчиняются мне.
  
  Видя удивление на лице минотавра, Лёнчик продолжил, - последние две недели гремлины калибровали их под меня и под это, - он показал невзрачный, покрытый копотью перстень на левой руке. - Так что у нас в Драконьем карьере, почти две сотни големов. Осталось лишь отдать им приказ выступать.
  
  Дедал несколько секунд переваривал услышанное, после чего недоумевая, произнёс: "Темнейший, но как? Когда?"
  
  - Некромантия, - нарочито пафосно пояснил Лёнчик.
  
  
  
   На самом же деле, объяснение было куда прозаичнее: Лёнчик сам планировал переворот, Кордо его немного опередил. Освободив Механика, некромант сразу смекнул: Драконий карьер - это не что иное, как фабрика по производству оружия, а гремлины, презирающие Кордо, там в подавляющем большинстве. Дальнейшее было делом техники. Лёнчик воспользовался их ненавистью к первому министру, пообещал старейшинам выделить целый квартал для гремлинской диаспоры и вуаля: Драконий карьер стал производить големов для Лёнчика.
  
  
  
   Некромант снял перстень и, вручив его Дедалу, сказал: "Возьми десять минотавров. Скачите в карьер и приведите големов".
  
  - Темнейший, я не подведу, - гордо произнёс минотавр, сжимая кольцо в кулаке.
  
  
  
   Почти сразу после его ухода в кабинет вошли Механик и ведьма-настоятельница церкви Паррифаса Всемогущего.
  
  - Что это значит, некромант? - надменно произнесла ведьма. - Почему твои прихвостни срывают службу? Ты забыл, кто кому служит?
  
  - Ваше преосвященство, прошу извинить мою дерзость, но действия моих минотавров были направлены на защиту вас и ваших прихожан. Первый министр Кордо, буквально час назад, убил короля Адария и обвинил в этом меня. Всем известна моя принадлежность нашему культу, так что я взял на себя смелость укрыть братьев и сестёр по вере в стенах этой крепости.
  
  - Эти ваши разногласия с первым министром только всё усугубляют, - проворчала ведьма. - И зачем только Паррифас прислал тебя?
  
  Она презрительно фыркнула и вышла.
  
  - Ведьма, - пожал плечами Лёнчик и обратился к Механику, - я отправил Дедала в карьер, велев ему привести големов. Сколько их у нас готовых к бою?
  
  - Двести пятьдесят два, темнейший.
  
  - Отлично, - откинувшись в кресле, произнёс Лёнчик. - Сделаешь еще кое-что?
  
  - Конечно темнейший.
  
  - Возьми этих неживых парней с Фелимером и отведи к остальным.
  
  
  
   Эльфы-нежить взяли спящего начальника тюрьмы и последовали за гремлином. Стоило им выйти, в кабинет вошёл начальник гарнизона.
  
  - Темнейший, тут к вам посланник, - доложил минотавр.
  
  - Посланник? И от кого же?
  
  - От нового короля Адары, Ольфреда Спрэда.
  
  
  
  5. Ольфред Спрэд
  
  Некромант согласился встретиться в таверне, которая находилась между тюрьмой и королевским замком. Ольфред взял с собой сэра Крэда Дарийского, верного ему рыцаря и десять его мечников. Не потому, что боялся некроманта, хотя он его боялся. Некроманту десять человек - не помеха, если он захочет, перебьёт их всех, как слепых котят. Спрэд опасался, что Кордо узнает про их встречу и попытается помешать.
  
  
  
   Некромант пришел один, явно демонстрируя своё превосходство. Он был одет в длинный плащ, который полностью скрывал его скелет. В глаза бросался угольно-черный цвет его черепа. "Видимо последствия схватки с магом из Барлийского ордена", - отметил про себя Спрэд.
  
  Мечники выгнали всех посетителей, закрыли таверну и поставили стол прямо в её центре. Усевшись за него, Спрэд и некромант преступили к переговорам.
  
  
  
   - Значит, теперь вы новый король? - начал некромант.
  
  - Ольфред Спрэд, к вашим услугам.
  
  - Некромант, к вашим.
  
  - Чего вы хотите?
  
  - Чтобы меня и прихожан церкви Всемогущего Паррифаса оставили в покое.
  
  - Это не проблема. Что-нибудь еще?
  
  - Мы торгуемся? - пустые глазницы некроманта уставились на Ольфреда.
  
  - Буду с вами откровенен, короной я обязан Кордо. Вся власть останется в его руках, я же буду марионеткой. Если он пожелает, я отправлюсь вслед за Адарием.
  
  - Предлагаете объединиться против первого министра?
  
  Спрэд кивнул.
  
  - Но зачем мне вы? Я и без вашей помощи прекрасно справляюсь.
  
  Ольфред ожидал такого вопроса и ответ у него уже был заготовлен: "Я вам нужен для того же, для чего и Кордо. Расправившись с министром, вы захватите власть. А что дальше? Знать вас не поддержит. Сколько вы планируете быть у власти без поддержки аристократии, которая наверняка призовёт Барлийский орден на помощь?
  
  Некромант какое-то время обдумывал сказанное Спрэдом, после чего ответил: "Ладно, я поддержу вас, но только при одном условии: я стану первым министром".
  
  
  
   "Не самый худший вариант", - отметил про себя Ольфред.
  
  
  
   - Как поступим?
  
  - Я проведу вас с вашими минотаврами в цитадель.
  
  - Вы понимаете, как подозрительно это выглядит? - глазницы некроманта буквально пронизывали Спрэда насквозь. - Сделаем так: нас проведет ваш посыльный, а вы останетесь в тюрьме на случай, если нас будет ждать западня.
  
  "А вот это уже хуже", - пронеслось в голове Спрэда. Быть заложником в его планы не входило.
  
  Видя его замешательство, некромант добавил: "Если вы не лжете, вам нечего бояться".
  
  
  
   К Ольфреду подошел сэр Крэд и, склонившись, прошептал: - Господин, на улице гвардейцы.
  
  - Что? - удивлённо произнёс Спрэд. - Как гвардейцы?
  
  - Гвардейцы, значит? - рука некроманта скользнула под плащ.
  
  - Стойте, стойте, - поторопился успокоить его Ольфред. - Я здесь не причем. Видимо, Кордо все-таки узнал о нашей встрече. Сейчас мы с вами в одной лодке.
  
  
  
  6. Некромант
  
  До того, как Лёнчик отправился на встречу с новым королём Адары, к нему в кабинет зашел алхимик Саато. За ним следовал носильщик, у него в руках был тяжелый чемодан прямоугольной формы. Поставив его на стол перед некромантом, носильщик поспешил покинуть кабинет.
  
  - Это то, о чем я думаю? - довольно произнёс Лёнчик.
  
  - Да темнейший.
  
  - Очень вовремя.
  
  
  
   - Лафет выполнен из прочнейшей древесины Вирийского дуба. Спусковой механизм и подача патронов выполнены по вашим эскизам. Обойма на десять выстрелов.
  
  - Красота, - заворожено молвил некромант, достав из чемодана пистолет. Он не был похож на то огнестрельное оружие, к которому привык Лёнчик. Размерами пистолет был не меньше арбалета и довольно увесистый. Простому человеку вряд ли удалось бы сделать из него меткий выстрел. К счастью, он больше не человек.
  
  Стрелял этот пистолет при помощи Фрадосского масла, светло-розовой легковоспламеняющейся жидкости.
  
  
  
   * * *
  
  - Вы проверяли, здесь есть черный ход?
  
  - Да, - кивнул рыцарь. - Там дежурят не меньше двух дюжин гвардейцев.
  
  - Ладно, укрепитесь на втором этаже, там легче обороняться. А я попробую пробиться к тюрьме за подмогой.
  
  - Это же очень рискованно, - возразил Ольфред. - Разумно ли пренебрегать обороной?
  
  - Я бы на их месте поджог эту халупу и дело в шляпе. Как думаете, они еще не додумались до этого? - возразил некромант
  
  Спрэд молчал.
  
  - Мне на дым и пламя плевать, а вам? - продолжал Лёнчик. - Вот то-то же. Если я выйду, то привлеку их внимание к себе, возможно, у вас даже появится шанс сбежать. Но не рискуйте понапрасну, берегите себя, а я приведу подмогу и вытащу вас.
  
  
  
   На самом деле, Лёнчик ждал, что в скором времени, должен подоспеть гарнизон тюрьмы. Уходя на встречу, он поручил старшине идти на выручку, если не даст о себе знать в течение часа.
  
  
  
   Выйдя из таверны, некромант обратился к гвардейцам, которые обступили её плотными шеренгами: "Я вам не враг и не желаю зла. Расходитесь по домам, пока никто не пострадал".
  
  В ответ раздалось: "Копья во фронт! Бей нечисть!"
  
  Передние шеренги ощетинились, опустив копья и двинулись на Лёнчика.
  
  - Ну ладно, - произнёс он, доставая из-под плаща пистолет.
  
  
  
   Прогремел выстрел. Череп гвардейца, в которого попала пуля, разлетелся, словно переспевший арбуз. Из дула повалил тёмно-красный чад. Шеренги тем временем продолжили приближаться.
  
  Лёнчик передёрнул затвор и снова выстрелил. Недолго думая перезарядил и опять спустил курок. Выстрел за выстрелом, он косил гвардейцев, которые и не думали отступать.
  
  Но вот пули кончились. Лёнчик аккуратно положил пистолет на мостовую, чтобы не повредить и, обнажив меч, бросился в бой.
  
  
  
   Некромант сражался неистово. Ворвавшись в ряды гвардейцев, он принялся сеять среди них смерть. Разрубал шлемы, пробивал кирасы и сносил головы. Некоторые начали терять самообладание. Вскоре в рядах гвардейцев возникла паника и началась свалка. Многие, желая убежать, бросались на копья своих соратников.
  
  Лёнчик воспользовался этим, чтобы перевести дух.
  
  Передышка ему дорого обошлась: один из гвардейцев зашёл с фланга и вогнал между рёбер некроманта копье. Лёнчик сразу же перерубил древко, но инициатива была потеряна: еще два копья вошли в его грудную клетку. Прежде чем он смог что-то предпринять, один из гвардейцев выбил из рук Лёнчика меч. Копья стесняли движения, и он не мог как следует обороняться. Когда его пронзили еще несколько копий, некромант упал на колени.
  
   - Сообщите первому министру, что мы поймали нечисть! - отдал приказ, вышедший вперед офицер. Он поднял меч Лёнчика и гордо сообщил: - славный трофей.
  
  - Вашбродь, что делать с укрывшимися в кабаке? - обратился к нему один из гврдейцев.
  
  - Сжечь, но сначала пусть посмотрят, как я отрублю этой твари голову. Вам там хорошо видно?!
  
  Он приблизился к Лёнчику и положил на его плечо клинок. В воздухе просвистела секира и врезалась в голову офицера. Он попятился и упал на мостовую. Кто-то выкрикнул: "Минотавры!" и "К бою!"
  
  - Ну, наконец-то, - облегченно вздохнув, подумал Лёнчик.
  
  
  
  7. Ольфред Спрэд
  
  Кусая губы, Спрэд наблюдал за тем, как пронзённый несколькими копьями скелет упал на колени. "Только не это, - испуганно подумал он. - Неужели его можно убить? Он же и так мёртвый". Понимая, чем для него обернётся поражение некроманта, Ольфред Спрэд судорожно перебирал в голове варианты выхода из сложившейся ситуации.
  
  
  
   Тем временем к сидящему на коленях скелету подошел сэр Речфул, командующий королевской гвардией. Он поднял меч некроманта и что-то ему сказал.
  
  - Ваша светлось, смотрите, - радостно произнес сэр Крэд.
  
  Выглянув в окно, Спрэд увидел приближающихся к таверне минотавров. Их было не менее полусотни.
  
  
  
   Первым пал сэр Речфул. Огромный минотавр, возглавлявший наступление, метров с пятидесяти метнул в командующего свою секиру. Она врезалась ему в голову, пробила шлем и раскроила череп.
  
  После сражения с некромантом боевой дух гвардейцев заметно угас. А когда ему на подмогу пришли минотавры, они бросились врассыпную.
  
  
  
   - Победа, - довольно констатировал Спрэд.
  
  
  
   * * *
  
  Гвардия разбежалась, у Кордо больше не было армии. Ольфред с мечниками сэра Крэда и некромант во главе минотавров поспешили на захват королевского замка. Они быстро передвигались по опустевшим улочкам города. Жители благоразумно не выходили из своих домов, с опаской наблюдая за происходящим через окна.
  
  У открытых ворот замка Спрэда и его спутников встречала делегация из приближенных ко двору господ.
  
  - Добро пожаловать, ваше величество, - произнёс вышедший вперед коренастый мужчина. Он был одет в расшитый золотом кафтан из красной парчи и красные с золотом сапоги. На голове дворянина росли редкие седые волосы. У него было гладко выбритое морщинистое лицо, нос картошкой и маленькие тёмные глаза. Ольфред хорошо знал его, это Велтис Долн. Дворянин поклонился и добавил: "Убийца короля Кордо в спешке покинул замок".
  
  
  
   Велтис и ему подобные всегда оказываются на стороне победителей, потому что, когда летят головы, прячутся и ни во что не вмешиваются. Они преданы, пока им выгодно, и не минутой дольше. Ольфред долгое время жил среди таких людей и хорошо узнал все их плюсы и минусы: они бесполезны в борьбе за власть, но они могут быть полезны для того, чтобы её удержать.
  
  
  
   - Кордо предал корону, предал всех нас и должен будет ответить за свои злодеяния. Назначьте награду в тысячу золотых за его голову, - велел Ольфред. Он повернулся к некроманту и официально добавил: "Темнейший, давайте я вас представлю".
  
  Скелет вышел вперед.
  
  - Господа, - продолжал Спрэд, - представляю вам нашего нового первого министра: его темнейшество некромант.
  
  * * *
  
  Работы предстояло немало: нужно было назначить новых министров и провести коронацию. Но сначала присяга. Тем же вечером Ольфред созвал всех знатных господ и дворян, которые находились в городе, дабы те поклялись в своей преданности новому королю.
  
  В тронном зале собралось не меньше сотни господ и вельмож разной величины. Первым присягал некромант. Он достал свой меч и, встав на одно колено, произнёс:
  
  - Мой король, клянусь служить вам верой и правдой. Защищать вас, вашу честь и ваши интересы. А если понадобиться, то и погибнуть ради вас.
  
  - Клянусь всегда защищать вас, награждать за преданность и карать за предательство, - произнёс в ответ Ольфред. Он жестом велел некроманту встать и занять место первого министра: справа от трона.
  
  
  
   "Подумать только, еще утром, я был в шаге от смерти, а теперь я король", - размышлял Спрэд, пока знатные и не очень господа по очереди приклонялись и говорили слова клятвы.
  
  Присяга - процесс утомительный, но важный. Особенно для таких подхалимов, как Велтис Долн, которым нужно показать силу. Если они будут бояться, то не посмеют интриговать.
  
  
  
  8. Некромант
  
  На следующий день после присяги Лёнчик начал обживать свои новые покои в замке короля. Первому министру для всех его нужд отводилась южная башня, самая высокая из четырёх. Кроме самих покоев в башне располагался рабочий кабинет, комната для прислуги и кладовая.
  
  
  
   В дверь постучали. На пороге появился слуга.
  
  - Темнейший, к вам ведьма-настоятельница, - раболепно произнёс он.
  
  - Пусть заходит.
  
  Ведьма была просто в ярости. А причиной этому послужило убийство гремлина Механика. Его нашли в тюремном подвале с кинжалом в груди. Виновник этого преступления должен заплатить за содеянное.
  
  
  
   - Механик являлся одним из апостолов Паррифаса! Важным членом нашей церкви! - кричала ведьма-настоятельница, размахивая руками. - Из-за тебя от нас отвернётся вся диаспора гремлинов!
  
  Казалась, что её вечно пепельное покрытое бородавками и глубокими морщинами лицо, стало багровым от гнева.
  
  - Ваше преосвященство, - Лёнчик подошёл к ведьме сзади и обнял её за талию. Глаза настоятельницы округлились от такой фамильярности. Она попыталась вырваться из объятий некроманта, но была почти на две головы ниже Лёнчика и уж точно слабее.
  
  А некромант тем временем продолжил "Спешу вам напомнить, я исполняю волю Всемогущего. Моими руками Паррифас вершит свой промысел. И если я делаю что-то, это делает сам Паррифас".
  
  Он клацнул зубами около носа ведьмы. Её тело затрепетало, словно осенний лист на ветру. В глазах настоятельницы не было страха, а значит, Лёнчик правильно распознал язык её тела: она просто хотела привлечь его внимание.
  
  - Я найду убийцу Механика, и мы вместе накажем его.
  
  
  
   * * *
  
  Была глубокая полночь, когда довольная ведьма покинула покои Лёнчика. Проводив настоятельницу, некромант отправился в тюрьму. Там в кабинете Фелимера его уже ждали Дедал, старшина тюремного гарнизона Эгиох, сам Фелимер и алхимик Саато.
  
  Главным вопросом на совещании было убийство их товарища, Механика. Место преступления осматривал Эгиох.
  
  - Гремлин убит своим собственным кинжалом, - начал минотавр. - Удар был сильным и точным. По-видимому, он защищался. Его сначала обезоружили, отрубив руку, после чего убили.
  
  - Ужас какой, - пробормотал Фелимер, с трудом ворочая языком. Он сидел за столом и как всегда пил. По бокам стола стояли безмолвные эльфы-нежить.
  
  - Какие-нибудь следы? Клоки волос или шерсти? - уточнил Лёнчик.
  
  - Только кровища гремлина, - развёл руками Эгиох.
  
  - Ладно, а что свидетели? Народа во дворе было много, должен же был кто-нибудь хоть что-то видеть.
  
  - Да, темнейший, - кивнул минотавр, - народу было много. Ребята опросили только половину. Работа еще идет.
  
  - Есть версии, кто мог напасть на Механика? - обратился к присутствующим некромант.
  
  Все молчали.
  
  - Момент был не простой, - заговорил Саато, - возможно в тюрьму хотел проникнуть лазутчик Кордо, а гремлин оказался рядом.
  
  - Значит, у него получилось и среди нас шпион, - констатировал Лёнчик.
  
  - Или лазутчик покидал тюрьму, - добавил алхимик.
  
  - Чтобы сообщить бывшему министру, что я отправился на встречу с Ольфредом Спрэдом, - задумчиво произнес некромант.
  
  
  
   Обе версии имели право на существование, так что каждую нужно было проработать. После Эгиоха отчитывался Дедал. Лёнчик назначил его командиром големов.
  
  - Полсотни я оставил во дворе тюрьмы, остальные стоят на пустыре рядом с моей таверной, - доложил минотавр.
  
  
  
   Некромант понимал, что, в отличие от него, соратникам нужен отдых. Поэтому Лёнчик не стал затягивать собрание дольше, чем это было необходимо. Все разошлись по домам, оставив уснувшего прямо за столом еще во время доклада Эгиоха храпящего Фелимера и эльфов-нежить в кабинете.
  
  
  
   Дом алхимика был по пути к замку, так что Лёнчик и Тобиас шли по ночному городу вместе.
  
  - Будущий король вскользь упоминал какой-то Барлийский орден. Я так понял, он имеет кое-какое влияние в Адаре.
  
  - Это орден магов, темнейший. Их главная задача - борьба с такими, как вы.
  
  - То есть, с нечистью?
  
  - Я бы сказал, с порождениями тёмных сил.
  
  - Значит, этот орден является потенциальной угрозой.
  
  - Думаю, если вы не хотите покинуть пост первого министра раньше желаемого, орден нужно разогнать.
  
  
  
   Тобиас жил всего в нескольких кварталах от тюрьмы, так что они дошли до его дома довольно быстро. Однако за этот короткий промежуток времени, Лёнчик заметил, что по параллельной улице за ними кто-то следит.
  
  
  
   - Ну, что же темнейший, доброй ночи? - достав из кармана сюртука ключи, сказал Саато.
  
  - Увидимся завтра, Тобиас, - кивнул Лёнчик и не спеша направился в сторону замка.
  
  
  
   "Если его цель я, он пойдет следом, - размышлял некромант. - Если же нет, мне нужно будет быстрее вернуться к алхимику". Пройдя несколько кварталов, Лёнчик понял: преследователя интересовал Тобиас. Некромант бросился назад. Подбежав к дому алхимика, он увидел открытую настежь дверь. Недолго думая, Лёнчик обнажил меч и переступил порог.
  
  
  
   Пройдя прихожую, некромант оказался в гостиной, где застал любопытную картину: на полу лежал труп человека, над ним склонился алхимик и вытирал о его одежду окровавленный кинжал.
  
  - Тобиас, вы не перестаёте меня удивлять, - сказал некромант, пряча меч в ножны.
  
  - Темнейший, вы тоже его заметили?
  
  - Подумал, что его цель я, и решил не впутывать вас.
  
  - Как благородно, - искренне восхищаясь, заметил алхимик.
  
  - Есть предположения, кто это?
  
  - Думаю да, - Саато вспорол левый рукав надетой на трупе куртки. На предплечье неудавшегося убийцы красовалась наколка: песочные часы. - Дети песка, старинное братство наёмных убийц, - пояснил алхимик.
  
  
  
   * * *
  
  Не желая откладывать на потом разговор о попытке убийства Тобиаса Саато, Лёнчик и алхимик отправились на восточную окраину города. В тамошних трущобах обитали члены братства "Дети песка". Некромант еще не восстановил как следует свои силы после битвы с гвардейцами, поэтому они взяли с собой полсотни големов, которых Дедал оставил во дворе тюрьмы.
  
  
  
   - Темнейший, может, не будем брать всю полсотню? Ограничимся пятью, ну или десятью големами? С ними мы будем очень заметны.
  
  - Нет, - отмахнулся от предложения Лёнчик. - Не будем понапрасну рисковать. Мало ли что.
  
  На самом деле некромант боялся наткнуться на какого-нибудь колдуна. После той ночи, когда рядом с домом алхимика на него напал маг, у Лёнчика развилась настоящая магофобия.
  
  Перед тем как отправиться в путь, Лёнчик предложил алхимику остаться дома, но тот, вооружившись арбалетом, настоял на своём участии в походе.
  
  
  
   - Тобиас, кто мог вас заказать?
  
  - А, да кто угодно. До того как мы с вами стали сотрудничать, я много кому продавал диковинки, при помощи которых мои клиенты могли избавиться от своих врагов или крепко насолить им. Так что моей смерти могла пожелать как пострадавшая сторона, так и клиент, который решил избавиться от свидетелей.
  
  
  
   - А не думаете, что эти засранцы причастны к убийству Механика?
  
  - Кордо был первым министром, у него в распоряжении были несметные богатства и гвардия. Зачем ему связываться с обычными душегубами?
  
  - В войне все средства хороши, - возразил Лёнчик. - Глупо пренебрегать опытными убийцами.
  
  - Тоже верно, - кивнул алхимик. - Но мы ведь так и не знаем: покидал ли убийца тюрьму или проникал в неё.
  
  - Он мог проникнуть, разведать обстановку и, возвращаясь, столкнуться с Механиком.
  
  - Слишком сложно. Проще было бы открыть ворота тюрьмы, чтобы гвардейцы застали всех врасплох и перебили.
  
  - В этом есть смысл, - согласился некромант.
  
  
  
   Маршируя, отряд големов создавал много шума. Поэтому Лёнчик и алхимик оставили их в нескольких кварталах от района, который контролировали Дети песка. Тобиас предложил первым делом наведаться в местное увеселительное заведение, пивнушку "Красный дракон".
  
  
  
   В этом районе Дара Лёнчику еще не доводилось бывать. Домики здесь были покосившиеся, с прохудившимися крышами и дырами в стенах. То тут, то там горел костерок, возле которого сидели по три-четыре существа. Публика здесь была разношерстная: сатиры, фавны, гномы, люди. Даже один кентавр.
  
  
  
   Казалось, что их, двух чужаков из богатого района, никто не замечает, но Лёнчик был уверен на сто процентов: все мимо кого они прошли, не сводят с них глаз.
  
  
  
   На фоне окружающей нищеты и разрухи дом, в котором находился "Красный дракон" казался жилищем знатного господина.
  
  Внутри было шумно и весело. Несмотря на позднее время, в пивнушке было довольно много народа. Стоило некроманту и алхимику переступить порог, в заведении наступила гробовая тишина. Невзирая на это, они направились прямо в толпу.
  
  - Мы ищем прибежище "Детей песка"! - грозно произнёс Лёнчик. Он снял с плеча сумку, и вывалил из неё на ближайший стол голову неудавшегося убийцы.
  
  Никто не проронил ни слова.
  
  - Это же Крысёныш! - выкрикнул кто-то.
  
  - Он убил Крысёныша!
  
  - Убийца!
  
  - Бей их! - выкрикнувший это бросил в Лёнчика на половину полную бутылку. Некромант увернулся и, сняв с плеча пистолет, выстрелил в обидчика. Пуля проделала в его груди внушительное отверстие и вышла на вылет, угодив в голову стоящего сзади гнома. Среди присутствующих началась паника. Кто-то бросился на Лёнчика, кто-то - на алхимика, а кому-то хватило ума убежать.
  
  
  
   Некромант и Саато опрокинули несколько столов и стали держать оборону. Лёнчик стрелял из пистолета, а Тобиас из арбалета. Вскоре на подмогу пришли големы.
  
  - Сравнять с землёй эту хибару! - приказал им некромант, когда весь сброд разбежался.
  
  - Жаль, теперь "Дети песка" залягут на дно, - тяжело вздыхая, сказал алхимик.
  
  - Тогда давайте сделаем так, что бы им не было, куда залечь.
  
  
  
  9. Гальбор Соттер
  
  Гальбор Соттер лежал на веранде своего родового поместья в окрестностях Барлии. Вокруг него суетились слуги, которые следили, чтобы их господин ни в чем не испытывал нужды.
  
  Вице-магистр добрался до своего дома несколько дней назад, так что сломанная рука и рёбра всё еще болели.
  
  Оказавшись дома, он тот час отправил посыльного к магистру и другим членам ордена, прибывающим в городе. Той же ночью все собрались у вице-магистра, дабы обсудить ситуацию с некромантом.
  
  
  
   - Откуда в Даре мог взяться некромант? ?- потирая подбородок, задумчиво произнёс Айлес Летер, один из магов ордена, высокий и худощавый мужчина. - Все они были перебиты больше ста лет назад.
  
  - Видимо, один уцелел, - подметил магистр Идор Долтер. Он являлся двадцать седьмым магистром Барлийского ордена и занимал свой пост дольше всех предшественников: пятьдесят два года. К слову, магистр Долтер был старше Соттера. Ему было то ли сто шесть, то ли сто семь лет.
  
  К сожалению, он не сохранился так же хорошо, как и Соттер. Годы превратили его в дряхлого, сгорбленного старика с морщинистым лицом. Который с трудом передвигался при помощи посоха, а большие расстояния преодолевал в паланкине.
  
  
  
   - Но меня взволновало не это, - продолжал магистр. - Некромант всего лишь инструмент, за которым стоят куда более могущественные силы.
  
  - Сера? - Усмехнулся Орун Яр. - Это же всего лишь сказки. Придания глубокой древности.
  
  Орун, не пользовался популярностью в ордене из-за того, что был выходцем из семьи простолюдинов. За трёхсотлетнюю историю ордена, он - первый безродный маг, допущенный в конклав. И без того скверный характер Яра подогревался его карьерным ростом в Барлийском ордене.
  
  - Сказки? - сердито произнёс Соттер. - Он смог развеять чары "Ледяного оцепенения" и противостоять моему "Огненному шару". Некромант был объят пламенем, когда я призвал силы земли на помощь, и, не смотря на это, недра не смогли поглотить его. После всего этого он нашел силы сотворить заклятие, которое повергло меня. Придя в себя, я ощутил серу. Казалось, она была везде и пропитала всё вокруг. - С этими словами, Гальбор дал отмашку слуге. Тот принёс одежду, которая была на Соттере той ночью, и протянул её Яру.
  
  - Помилуйте, Гальбор, ну не думаете же вы, что совет...
  
  - Закрой рот, мальчишка, - дребезжащим голосом произнёс магистр. Лицо Оруна передёрнулось от злости, но он не посмел ему перечить. Идор Долтер тем временем продолжал. - Порой я жалею, что одобрил твоё назначение в совет. Ты - глупый, вздорный, и ничего не знаешь. Так по какому праву ты смеешь сомневаться в словах вице-магистра? Поди прочь! Не смей более осквернять мои старые глаза своим присутствием.
  
  
  
   - Действовать нужно, но только осторожно, - произнёс магистр, когда Орун Яр покинул залу. - Мы должны больше узнать об этом некроманте. Раз он такой сильный, зачем бросаться на него? Нужно начать с поиска филактерии. Малькольм, - обратился он к одному из магов, - я поручаю это дело тебе. Поутру скачи в Дар и разузнай всё как следует про эту нечисть.
  
  - Слушаюсь, магистр, - поднимаясь, сказал Малькольм Рейттер. Он поклонился и вышел.
  
  
  
   С того ночного совета прошло несколько дней, а Гальбору не давало покоя поведение Оруна Яра. Вот и сейчас, лёжа на диване и потягивая вино, он думал не о некроманте, а о Яре. Уж слишком он стал наглым за три года, что Соттер отсутствовал в Адаре.
  
  - Господин, к вам благородный Айлес Летер, - доложил управляющий.
  
  - Проси.
  
  
  
   - Тревожные новости из столицы, - войдя на веранду, сообщил Летер. Он сел в кресло напротив Гальбора и продолжил, - сегодня утром прискакал гонец. Мальчишка-король убит. По слухам, это сделал некромант. Первый министр Кордо бросил против него всю гвардию, но на стороне нежити выступили гремлины, делающие големов и минотавры из тюремного гарнизона. Так что у него теперь около двух сотен големов из драконьего песка и около полусотни минотавров. Королевская гвардия потерпела сокрушительное поражение. Кордо бежал. На трон готовится взойти Ольфед Спрэд, до коронации осталась неделя.
  
  - Вот тебе и старые сказки, - обеспокоенно заметил Гальбор. - Он набирает армию.
  
  - Это не всё. Он теперь первый министр.
  
  - Что?! Этот Спрэд, кто он такой?
  
  - Вроде бы знатный дворянин. Думаю, он заключил сделку с нежитью, с целью сместить Кордо.
  
  - Ты понимаешь, что происходит? Могущественный некромант, меньше чем за месяц прибрал к рукам всё королевство. Чем дольше мы бездействуем, тем больше становится его армия. И это притом, что он еще не начал создавать армию нежити.
  
  - С этим не поспоришь, - кивнул Айлес. - Но магистр решил сначала всё разузнать.
   - Ох, боюсь мы можем дорого заплатить, за нерешительность магистра.
  
  10. Некромант
  До короля быстро дошли новости о ночных приключениях Лёнчика и он сразу же вызвал его на "ковёр".
  - Темнейший, зачем вы сравняли с землёй восточные трущобы?
  - Ваше величество, моей целью были так называемые "Дети песка", известная банда душегубов.
  - Да-да, мне доводилось слышать о них.
  - Мне стало известно, что среди завсегдатаев пивнушки "Красный дракон", можно встретить членов банды. И я, недолго думая отправился туда.
  - Взяв с собой полсотни големов?
  - Ну, знаете ли, - развёл руками Лёнчик, - ночь же на дворе. Могло случиться что угодно.
  - Так зачем же вы велели големам ломать жилища обитателей трущоб?
  - Эти обитатели, отказались выдать "детей песка". Более того, они напали на меня. Я и решил сделать так, чтобы этим детям негде было прятаться.
  - И? Вы кого-нибудь поймали?
  - Нет, ваше величество.
  - Вы хоть понимаете что натворили? Теперь нищебродам негде жить.
  - Как же? Мои големы строят на месте трущоб новые дома, в которых расселят бывших жителе трущоб.
  - Да? - удивился король. - А на какие средства позвольте узнать?
  - Исключительно на мои, ваше величество. Также, я велел своим подчиненным, говорить черни: что это вы отдали приказ построить для них новые дома.
  После этой фразы, король заметно повеселел, сменил гнев на милость разрешил Лёнчику удалиться.
  "Странно, почему я первый кому пришло в голову использовать бесплатный труд големов для стройки?" - усмехнулся про себя Лёнчик, покидая короля.
  На самом деле, Лёнчик соврал Королю. Им удалось найти логово "Детей песка". Големы перебили почти всех душегубов, но троих некроманту все-таки удалось спасти. Пленников заточили в тюрьме, а Эгиох занялся их допросом.
  После разговора с королём Ольфредом, Лёнчик направился в тюрьму, узнать свежие новости.
  Крики из пыточной, было слышно уже во дворе тюрьмы.
  В тёмном каземате, на дыбе висел один из пойманных прошлой ночью. Эгиох стоял напротив. Сложив руки на груди, он в перерывах между криками заключенного, спрашивал: - кто вам заплатил?
  - Я же всё рассказал, - вопил душегуб. Тогда второй минотавр доставал из пламени раскалённый прут и начинал жечь им обнажённое тело заключенного. Каземат вновь наполнялся душераздирающим криком, который обрывался когда душегуб терял сознание. Ведро холодной воды. Вопрос Эгиоха. Расколённый металл с шипением терзает плоть. Крики, наполненные болью и снова ведро воды.
  - Ну, узнали что-нибудь? - произнёс Лёнчик, прерывая этот замкнутый круг.
  - Да, - кивнул Эгиох, - за убийство алхимика Саато, им заплатили мастера из фрадосской гильдии.
  - Вот как, - задумчиво, ответил некромант. У мастеров фрадосской гильдии Тобиас заказывал протез для Дедала и пистолет, с которым Лёнчик теперь не расстаётся. - Ладно, - продолжил он, - я разберусь с этими мастерами.
  Он осмотрелся кругом, и не увидев еще двух пленников, уточнил: - их же было трое.
  - Дык, сдохли, - пожал плечами Эгиох.
  - Этого, - некромант кивнул на растянутого, на дыбе душегуба, - брось в камеру. И смотри мне, чтоб не сдох. У меня на него планы. Головой за него отвечаешь.
  - Слушаюсь, темнейший, - с этими словами, Эгиох вытянулся по струнке и цокнул копытом.
  
  * * *
  Желание мастеров устранить всех кто владеет эскизами огнестрельного оружия понятно. Лёнчик на их месте сделал бы так же, но они и их возможности еще нужны некроманту. Поэтому он решил спустить это дело на тормозах и отправил в Форосс гонца с письмом.
  В нём, Лёнчик объясняил мастерам фрадосской гильдии", что Тобиас Саато работает на него: первого министра Адары, некроманта. Лёнчик написал, что очень расстроен нападением на своего алхимика душегубами из банды "Дети песка". Рассказал о плачевной судьбе душегубов. И о показаниях арестованных бандитов, которым не посчастливилось попасть в плен, в которых они заявили, что наняли их Форосские мастера. Лёнчик попросил мастеров прояснить сложившуюся ситуацию и прислать в Дар эмиссара, для участия в суде над душегубами.
  
  * * *
  Постучав, в кабинет вошел слуга и сообщил, что прибыл посыльный от Эгиоха. Не дожидаясь ответа, следом вошел минотавр.
  - Темнейший, беда, - пробасил он с порога. - Двое наших убиты.
  - Что случилось?
  - Они занимались опросом свидетелей по делу гремлина Механика...
  Убийство произошло в нескольких кварталах от церкви Всемогущего Паррифаса. В узком переулке, который заканчивался тупиком. Двух минотавров буквально изрубили на куски.
  - Я приказал прочесать улицы в радиусе трёх кварталов, - доложил Эгиох, прибывшему на место преступления Лёнчику.
  - Хорошо, - кивнул некромант. - Выяснили, кого они опрашивали.
  - Молоденькую ведьму по имени Ройла. Я отправил к ней десять парней.
  Немногим позже, выяснилось: Ройлу постигла та же участь, что и минотавров. Ведьма была убита у себя дома. Порублена на куски.
  "Тот, кто сотворил с ними такое, сделал это неспроста, - размышлял Лёнчик. Он сидел за столом в своём кабинете, в башне первого министра. - Он знает: я плохо владею навыком создания нежити. И уж тем более, у меня не получится добыть информацию из порубленных на куски жертв. Однако главный вопрос в другом: что видела ведьма? Что она рассказала минотаврам? И что за существо могло одолеть двух минотавров?"
  Как всегда, вопросов больше чем ответов.
  "Что если это тот колдун, который напал на меня у дома Тобиаса, продолжает свои козни? Тогда нужно обезопасить себя", - он достал из весящего на поясе мешка, артефакт купленный у алхимика и выложил его на столе перед собой.
  "Кулон с почерневшим драгоценным камнем, помог снять заклятие ледяного оцепенения, к сожалению, он одноразовый и больше не поможет. Были еще кольца. Благодаря одному из них, Лёнчик не сгорел, а лишь обуглился. Эта штука взяла весь ущерб на себя. Другое кольцо, создало барьер, который спас Лёнчика. После той ночи, кольца исчезли с его руки. По все видимости превратились в прах".
  "Мне нужны еще защитные артефакты", - констатировал Лёнчик.
  
  11. Гальбор Соттер
  Вице-магистр Барлийского ордена Гальбор Соттер, как обычно, в окружении заботливых слуг лежал на веранде и размышлял о грядущем. Его не покидало чувство безысходности перед надвигающейся угрозой. "Некромант во власти, - Соттер тяжело вздохнул. - Глупый король даже не понимает, насколько опасную игру затеял. Он поставил на кон не только свою жизнь. Ставки давно выросли и от исхода партии, зависят жизни жителей всего королевства. Эх, если бы мои руки не были связаны решением магистра".
  В голову Гальбора полезли крамольные мысли. Он всячески пытался их отгонять, однако, они взяли своё:
  "Я должен это сделать, - твёрдо решил Соттер. - От этого зависит будущее королевства и величие ордена. Их будущее неразделимо. Во имя всеобщего блага, магистр Долтер должен умереть".
  
  * * *
  Кто в Барлии, находясь в здравом уме, осмелится поднять руку на магистра ордена волшебников? Только тот, кто не знает с кем связывается, или тот, кто ненавидит Идора Долтера так сильно, что рискнёт своей жизнью только бы избавиться от этого старика.
  Гальбор как раз знал такого человека.
  Орун Яр откликнулся на приглашение вице-магистра и вечером того же дня посетил его поместье. Гальбор велел слугам не беспокоить их, если он не позовёт и пригласил Яра в свой кабинет.
  - Чувствую, разговор будет интересный, - сказал Орун, опускаясь в кресло.
  Соттер молча подошел к столу, на котором стояли два кубка и бутыль с вином. На трезвую голову вице-магистр всё еще сомневался в своей затее. Разливая вино по кубкам, Гальбор пожалел что не насыпал в кубок Оруна яд.
  Этот заносчивый выскочка раздражал одним лишь присутствием. Соттера угнетала одна лишь мысль о том, что он вынужден о чём-то шептаться с этим плебеем. В такие моменты, Гальбор напоминал себе: сейчас на кону нечто большее, чем честь.
  Взяв кубки с вином, он подошел к креслам. Протянув один из них своему гостю, вице-магистр сел и тут же пригубил вино. Всё это время Гальбор молчал, что не способствовало разряжению обстановки.
  Яр недоверчиво понюхал вино. Не почувствовав опасных ноток, он слегка пригубил содержимое кубка. Покатав вино по нёбу, и убедившись в отсутствии яда, Орун сделал нормальный глоток. Наблюдая за подозрительностью своего гостя, Гальбор понял, что всё-таки не ошибся с выбором помощника. Орун Яр никому не доверял и всех подозревал, типичное поведение для подлого и бесчестного человека.
  - Всю свою жизнь я служу ордену, - начал Соттер. - Я много раз рисковал жизнью, защищая его интересы. И не задумываясь, отдам её во имя ордена. То, что я рассказал на совете про некроманта, чистая, правда. Он победил меня всего одним контрзаклятьем. За ним стоит сила, которая повергнет Адару во тьму.
  Гальбор смочил пересохшее горло и продолжил: - орден должен собирать войско, готовиться к войне с некромантом, а не отправлять к нему шпионов. Пока мы медлим, эта нечисть укрепляет власть: он уже занимает пост первого министра. И у него около двух сотен големов и полсотни минотавров.
  - Это не мудрено, Драконий карьер буквально в шаге от столицы, - подметил Яр, - а столица это власть над королевством.
  - Власть? Почему вы так в этом уверены?
  - Потому что в ней живёт король.
  - Но разве власть принадлежит только королю? - произнёс Гальбор, поднимая одну бровь.
  - Конечно, монарх стоит во главе королевства.
  - Стоять во главе королевства и править им, не одно и то же. То, что Адарий XIII был королём, не остановило некроманта. Он убил мальчишку и помог занять трон Ольфреду Спрэду. Власть это в первую очередь возможность делать то, что ты хочешь.
  - Вице-магистр, я думал вы пригласили меня для чего-то важного, а не для скучных разговоров на философские темы, - не скрывая своего разочарования, раздраженно сказал Орун Яр.
  - Я пригласил вас, чтобы предложить побороться за власть.
  - А вот это, уже интереснее. Продолжайте.
  Гальбор припал к кубку, чтобы вновь смочить горло. Но вино предательски кончилось.
  - Нерешительность магистра, может для всех нас плохо обернуться, - с этими словами, Соттер встал и подошел к столу. - Как я уже говорил: ордену следует готовиться к войне, а не ждать когда враг станет сильнее.
  - Я не ослышался? - в тоне Яра проскочили нотки сарказма. - Вице-магитр Гальбор Соттер задумал убить старика Долтера?
  - Следите за языком, он все-таки достойный человек и великий маг, - наполняя свой кубок, сказал вице-магистр. Он не стал скрывать своё раздражение, чтобы Орун Яр понял: Гальбор не согласен с действиями магистра, однако это не значит, что его можно оскорблять в его присутствии.
  - Никто в ордене не поддержит этот бесчестный поступок, - продолжал Яр. - И всё же, вы решили довериться именно мне. Значит, вы уверены, что я не выдам вас? Почему вы так в этом уверены?
  Тем временем, Соттер взял бутылку с вином. Подойдя к Яру, он пополнил его кубок и сев в кресло, ответил: - если вы расскажете о моём предложении, вам никто не поверит.
  - Скорее всего. Но с какой стати я должен помогать презирающему меня человеку?
  - А с такой, что до избрания нового магистра, я буду главой ордена. И мне понадобиться тот, кто будет исполнять обязанности вице-магистра. Разве вы не хотите стать самым молодым вице-магистром в истории ордена?
  Стоило Яру услышать эти слова, глаза его заблестели. И он задумчиво произнёс:
  - Вы объявите войну некроманту. А во время войны, выборы не проводятся. Если мы победим: вас точно переизберут, а если...
  - Мы победим, - на отрез сказал Гальбор.
  
  * * *
  Они решили не тянуть кентавра за хвост и убить магистра этой же ночью. Допив бутылку, заговорщики направились к поместью Долтера, которое находилось на побережье, на северной окраине Барлии.
  Верхом, да еще по пустым освещенным факелами улицам, с одного конца города на другой можно добраться минут за пятнадцать. Но цокот копыт по мостовой привлечет не нужные глаза, а свидетели им не нужны. Поэтому было решено ехать не через город, а в объезд: сначала до Вдовьего поворота по большой дороге, а там через холмы и Барлийский лес. Ночь была тёмной, хоть глаз коли, в добавок из-за всё еще ноющих рёбер и руки, Гальбор не мог ехать быстро. Так что на дорогу у заговорщиков ушло не меньше часа.
  На первый взгляд: на территории поместья магистра царила тишина безмятежность. Прежде чем переступать границу владений Долтера, Гальбор "прощупал" наличие магических ловушек: по периметру тянулось охранное заклятие "волчий вой". Если на территорию поместья проникнет кто-то крупнее кошки, по окрестностям тут-же разнесётся вой волка. Следом, Соттер "нащупал" заклятие "ледяное оцепенение", оно скуёт злоумышленника и не позволит пошевелиться до прихода городской стражи, которая быстро появится, услышав волчий вой.
  Убрать эти заклятия для Гальбора труда не составило. А вот дальше шли ловушки посерьёзнее, рассчитанные не на мелких воришек или случайных прохожих, а на магов-злоумышленников.
  Изрядно постаравшись, Соттер на пару с Яром, смогли убрать несколько волшебных ловушек Долтера. На это у них ушло не мало времени. Начало светать.
  - Ну, что там? - не терпеливо пошептал Орун. Они затаились за сараем. До дома магистра осталось рукой подать.
  - Вроде бы чисто, - шепотом ответил Гальбор, "прощупывая" территорию.
  - Уверен?
  - Нет, но тянуть дольше нельзя, - сказав это, Соттер вышел из-за сарая и трусцой направился к дому. Он не ошибся: на его пути волшебных ловушек не оказалось. Прижавшись к стене дома, Гальбор облегченно выдохнул и дал отмашку напарнику.
  Стоило Яру выйти из укрытия, как вокруг его ног словно живые, обвились коренья деревьев. От неожиданности, Орун вскрикнул. Прежде чем он или Соттер поняли что происходит, воздух рассёк огненный шар и врезался в беспомощно стоящего Яра. В мгновение ока пламя охватило заговорщика, и он завопил, размахивая руками.
  Тем временем, Гальбор опомнился. Он сотворил защитное заклятие, буквально за миг до того, как под его ногами разверзлась бездна. Незаметно не удалось подобраться к Долтеру, но и назад пути не было. "По крайней мере, он вроде бы никого не звал на помощь", - отметил про себя Соттер. Так что, если он одолеет магистра, может быть, еще всё обойдётся.
  На Гальбора набросились коренья, но они не могли пробиться через заклятье "невидимый щит". Не дожидаясь когда, Долтер сотворит заклятие и пробьёт его защиту, Соттер перенёсся к крыльцу дома. Он был уверен, что магистр колдует именно от туда.
  - Гальбор, не может этого быть, - удивлённо воскликнул магистр, когда Соттер материализовался метрах в тридцати от крыльца.
  - Простите меня магистр, но для блага ордена, я должен это сделать, - с этими словами он обрушил на Долтера огненный столб. Всё вокруг старика охватило пламя, однако сам магистр не пострадал. Он призвал магию воды и потушил пожар.
  Гальбор продолжил наступать и попытался заморозить воду вокруг Долтера. Но магистр вновь оказался хитрее: прежде чем лёд сковал его, он переместился. Материализовавшись за спиной Соттера, старик ударил его посохом по рёбрам. Не ожидавший этого Гальбор, пропустил удар. Вскрикнув от боли, он попытался ответить, но получил посохом в голову и рухнул на землю. Понимая, что недооценил магистра, Соттер попытался переместиться, но у него не получилось: Долтер сотворил "запрет полёта", мощное заклятие, которое не позволяло перемещаться при помощи магии.
  Последнее на что надеялся Гальбор: в память о старой дружбе, магистр убьёт его быстро.
  - Знаешь, что я понял? - произнёс Долтер, оперевшись на посох. - Это хорошо, что на благо ордена ты готов пойти на всё. Это достойно уважения. Я понимаю, почему ты не пришел поговорить со мной, а решил действовать... - магистр не договорил. Ахнув, он упал рядом с Гальбором.
  - Магистр! - превозмогая боль, Соттер поднялся на колени.
  - Я стар и слаб, - продолжал Долтер. - Наверное, поэтому я побоялся действовать. Разошли гонцов нашим старым друзьям, объясни им: некроманта нужно уничтожить. Не повторяй моих ошибок, но и не будь безрассудным.
  Магистр зашёлся приступом кашля. Последний бой, отнял у старика все силы и он умирал.
  Когда кашель отступил, Долтер взял Гальбора за руку и еле слышно произнёс:
  - Скажи братьям, что я пал в бою, прикончив этого ублюдка Яра. Зря я его принял в конклав. Пусть в хрониках ордена меня запишут как воина, а воин должен окончить свой жизненный путь в бою.
  Это были последние слова двадцать седьмого магистра Барлийского ордена.
  
  12. Ольфред Спрэд
  Коронацию назначили в ночь новолуния. В тронном зале горело больше сотни факелов, и было светло, почти как днём.
  На церемонию съехались господа со всей Адары. Губернаторы, главы знатных и не очень родов, их жены, слуги и рыцари. Однако самым главным гостем для Ольфреда была матриарх Виора, верховная жрица Луны, богини всего сущего.
  Семья Спрэдов, как основная масса людей на юге Адары поклонялись Луне. Когда на Ольфреда обрушилась ноша семейных неурядиц, он впал в отчаяние и если бы не поддержка Виоры, вряд ли он смог бы найти в себе силы для дальнейшей борьбы. На момент их знакомства, нынешний матриарх была рядовой жрицей в одном из храмов, расположенном поблизости от имения Спрэдов.
  Она была представительницей одного из множества пустынных племен. Как и у большинства пустынных жителей, кожа Виоры была тёмной, а волосы черные как смоль. Матриарх была общепризнанная красавица. Рост выше среднего, точеная фигура. Вытянутое лицо, большие карие глаза, высокие скулы, чувственные губы, длинная шея.
  Её и Ольфреда связывала не только вера, но и двое детей, мальчик и девочка. Матриарху Луны не возбранялось иметь половую близость с мужчиной, заводить детей или вступать в брак. Они держали свою близость втайне от всех из соображений безопасности. Теперь, когда Ольфред король, он мог показать придворным своих наследников.
  Некромант, стоявший справа от трона, дал отмашку горнистам, они протрубили и церемония началась. Стоявшая слева от трона Виора, взяла корону и подняв её над головой, торжественно произнесла:
  - О, Луна, матерь сущего, благослови раба своего Ольфреда из рода Спрэдов править королевством Адара. Дабы был он королём сильным и справедливым, а поданных его миновала хворь, голод и война.
  Виора повернулась к Спрэду и держа корону над его головой, продолжила:
  - Во имя Луны, матери сущего. Я, матриарх Виора провозглашаю Ольфреда из рода Спрэдов, королём Адары! - она опустила корону на голову Спрэда и добавила: - да будет его правление долгим!
  - Да будет его правление долгим! - подхватили все присутствующие.
  
  * * *
  После церемонии, в тронном зале накрыли праздничные столы, и начался королевский пир. Справа от короля сидел первый министр, слева матриарх Виора. Знатные господа начали по одному подходить к Спрэду и поздравлять его с восшествием на престол.
  Потом были выступления менестрелей и всяческие забавы: кто больше выпьет, бой подушками и потешный турнир на деревянных мечах.
  - Какое же это утомительное занятие, коронация, - произнёс Спрэд, растянувшись на своей кровати. Они с Виорой покинули тронный зал, сразу как позволили приличия.
  - Ты ведь король, почему тебя волнует мнение эти самодовольных нахалов? - укоризненно спросила матриарх, ложась рядом.
  - Я король, а не верховный жрец. За мной не стоит Луна, богиня сущего, так что я не могу требовать от них слепого подчинения. Для контроля над страной мне нужна знать. Точнее их преданность. Если я буду править страной им во вред, они отвернуться от меня, настроят чернь против меня. И я всё потеряю.
  - Но я здесь с тобой. А значит и матерь Луна.
  - Конечно, но жители Дара верят в Паррифаса Всемогущего, а не в нашу богиню, - с горечью ответил Ольфред.
  - Это потому что ты позволил распространиться этим ложным учениям. Запрети поклоняться Паррифасу. Провозгласи матерь Луну, единственной богиней в королевстве.
  - Не всё так просто, любовь моя.
  - Некромант?
  - Некромант.
  - Так убей его, - с этими словами Виора, села на Спрэда. Расстегнув сюртук короля, она стала гладить его грудь. - Как я поняла, среди знати он не в чести, - добавила матриарх.
  - Бесспорно, избавиться от него было бы замечательно, но я припас этот вариант на тот случай если он отвергнет моё предложение.
  - Что за предложение?
  - Принять матерь Луну.
  
  * * *
  Следующим утром, король принимал некроманта у себя в покоях.
  - Ваше величество, - поклонившись, сказал первый министр, после того как вошёл.
  - Доброе утро. Присаживайтесь, - Спрэд указал на кресло и продолжил: - у меня к вам не простой разговор. Я осведомлён о вашей приверженности Паррифасу, но не думали ли вы, что он не истинный бог?
  - Что есть истина? Вы, наверное, хотите предложить мне отречься от Всемогущего Паррифаса и принять вашу богиню Луну?
  - Это было бы замечательно.
  - А если бы вам предложили принять Паррифаса?
  До обеда Ольфред и некромант спорили о богах, после чего первый министр ушел, так и не согласившись принять Матерь Луну.
  Когда слуги накрыли на стол и король приступил к обеденной трапезе, в покои вошла Виора.
  - И как всё прошло? - спросила матриарх.
  - Он отказался признать нашу богиню.
  - Теперь ты убьешь его?
  - Да, но нужно всё как следует продумать. Убить нежить не так просто, а если у нас не получиться с первого раза: месть некроманта будет ужасной.
  - Может тогда заручится поддержкой его врага?
  После этой фразы, удивлённый король не донёс ложку до рта.
  - Ты это о ком? - спросил Ольфред.
  - Со мной связался Кордо.
  - Где он?! - воскликнул король, вскочив из-за стола. - Нужно схватить его. Он опасен. Чтобы получить власть я предал его и он наверняка пожелает отомстить.
  - Тише, нас могут услышать не те уши, - поторопилась успокоить его Виора.
  - Не те уши? - раздраженно прошептал король. - Чем ты раньше думала, когда связалась с ним?
  - Он сейчас в бегах, и цепляется за любую возможность улучшить своё положение. Мы сделаем всё так, как будто ничего не знали. И если Кордо потерпит неудачу, будем не виновны в глазах некроманта.
  - А если у Кордо получится, - добавил король. - Я казню его за убийство Адария и некроманта.
  - Именно.
  
  13. Некромант
  Не то чтобы Лёнчик не тосковал по прошлой жизни, просто новый мир затянул его и закрутил с бешеной скоростью, не позволяя ни на минуту расслабиться. Забота о паррифаситах, противостояние Кордо, поиск его шпиона, который убил Механика и теперь, эта шмара Виора.
  Она ему не понравилась еще при первой встрече, на коронации Ольфреда. Слишком уж она была сексуальной для матриарха. Высокая, смуглая что для людей Дара редкость, говорили, что она родом из племён пустыни. Большой грудью, которую еле прикрывал её откровенный наряд.
  Если бы у Лёнчика был член, он уже выпрыгнул бы из штанов. В тот вечер, он наконец осознал кем стал, чего лишился и впал в депрессию. Он сидел в своих покоях и настольгировал по тем временам, когда был опером.
   По большому счету, держаться то в прошлой жизни было не за что. Родители умерли, когда он был на первом курсе учебки. Жены не было, детей тоже. Только работа, смысл которой он извратил. Вместо того чтобы защищать людей, он делал всё наоборот: фабриковал дела и улики, подставлял коммерсантов, вымогал деньги. За что нажил не мало врагов, которые в конечном счете его и убили.
  А дальше его ждал ад.
  Лёнчик вдруг вспомнил свои ощущения, когда очутился в аду. Крики терзаемых душ, отвратный запах. Пожалуй, он не так плохо устроился: лучше уж без члена, чем в аду.
  На следующее после коронации утро, король Ольфред пригласил Лёнчика к себе в покои. У них состоялся довольно неприятный разговор, после которого, некромант понял: не зря ему не понравилась матриарх Виора.
  Король вдруг предложил некроманту принять веру лунопоклонников. Чего Лёнчик по понятным причинам сделать не мог. И с чего вдруг такой поворот? Понятное дело: это Виора начала настропалять Ольфреда против паррифаситов. Это не обещало ничего хорошего.
  После разговора с королём, Лёнчик собрал в тюрьме своих приближённых, чтобы обсудить ситуацию. Совет как обычно проходил в кабинете Фелимера.
  - Темнейший, почему вы думаете, что матриарх Виора опасна? - по обыкновению заплетающимся я зыком, спросил начальник тюрьмы.
  - Я не думаю. Я уверен. Если мы не задушим лунопоклонников как сделали со служителями огня, в будущем они станут проблемой.
  - Но сам король призвал матриарха Виору в столицу, - напомнил Тобиас. - Он так же поклоняется Луне, как и она.
  - Поэтому я и собрал вас здесь. Что делать будем?
  - Глотку перерезать ей и все, - предложил Дедал.
  - Заманчиво, - согласился Лёнчик. - Если обезглавить их культ, может лунопоклонники и поубавят свой пыл.
  - Смею напомнить, что король состоит в интимной близости с матриархом, - возразил алхимик. - Его вряд ли обрадует смерть любовницы.
  - А что тогда делать? - проворчал некромант.
  - Предлагаю для начала установить за ней слежку. Может нам удастся уличить её в порочащих богиню Луну связях. Если у нас получится настроить жителей города против Виоры, у короля не будет другого выбора, кроме как вернуть её в ГОРД на юге.
  - Умно, - согласился Лёнчик. - Вот вы и займитесь этим.
  - Слушаюсь, темнейший.
  - Эгиох, что с расследованием убийства Механика и резнёй в тупике?
  - Поймали несколько подозреваемых, темнейший.
  - И?
  - Они на дыбе и похоже не причастны, но один из них похож на мага. Во время поимки испепелил двух парней, а дыба для него словно игрушка.
  - Маг это интересно. Тобиас, у вас есть средства способные развязать язык волшебника?
  
  * * *
  Человек представился Джоном, рыбаком из под Хора. Сказал, что прибыл в Дар, в поиске лучшей жини.
  - Смотрите темнейший, - Эгиох дал сигнал одному из минотавров и тот прижег Джона раскалённым прутом. Его тело никак не отреагировало.
  - Джон, почему тебя не берет коленное железо? - спросил Лёнчик.
  - Не знаю темнейший, раньше меня никогда им не жгли.
  - А может, потому что ты колдун?
  - Я? Колдун? - пленник натянуто улыбнулся.
  - Но ты убил двух минотавров при помощи магии огня.
  - Не было такого. Навет.
  В каземат вошел алхимик Саато, следом за ним два минотавра несли большой сундук.
  - Знакомься Джон, это Тобиас. Он умеет развязывать колдунам языки.
  Саато открыл сундук и Джон заметно погрустнел.
  - Попробуйте снова прижечь его, - сказал Тобиас.
  Лёнчик кивнул, и минотавр снова провёл коленным железом по телу пленника. В этот раз последовало шипение горящей плоти. С лица Джона исчезла ухмылка, а из его груди вырвался душераздирающий крик.
  Вскоре он сознался: его настоящее имя Малькольм Рейттер. Он волшебник из Барлийского ордена, присланный в Дар шпионить за Лёнчиком.
  
  * * *
  После плодотворного разговора с пленным магом, некромант вернулся в свои покои. Лёнчик узнал от него несколько любопытных фактов: тот волшебник, что напал на некроманта у дома алхимика, это вице-магистр Барлийского ордена Гальбор Соттер. В ту ночь ему крепко досталось, так что в ордене уверены: они имеют дело с могущественным некромантом. Поэтому отправили шпиона на поиски филактерии.
  Это был второй любопытный факт. В книгах по некромантии, Лёнчик читал про филактерии. Это неотъемлемый атрибут любого мага-некроманта, вещь, в которой хранится его душа. С её помощью, некромант может возродиться после смерти своей физической оболочки. А факт заключался в отсутствии филактерии у Лёнчика.
  Тобиас снабдил некроманта защитными артефактами, но если орден серьёзно за него взялся, их может оказаться мало. Нужна филактерия. Всё осложнялось недостаточным уровнем навыков Лёнчика. Он нежить создать не мог, что уж говорить о хранилище души.
  Так, никого к себе не пуская, некромант провёл за пыльными фолиантами весь оставшийся день. Он заметил, что за окном стемнело, лишь, когда в его покои вломился Тобиас. Слуга всячески пытался его остановить, приговаривая: - темнейший велел никого не пускать. Он занят. Нельзя.
  Но алхимик, не смотря на внешнюю дряхлость, все-таки прорвался в покои первого министра. Тогда слуга упал на колени и закричал: - темнейший не гневись!
  Лёнчик не то, что не помнил, он даже не знал имени слуги. Он жестом велел ему уйти, а Тобиасу указал на кресло.
  - Темнейший, - начал алхимик. - Слежка за Виорой дала результат.
  - Продолжай.
  - Мои люди видели, как она в сопровождении двух охранников покинула замок и проследили за ней. В получасе пути на юго-восток, на опушке леса она встречалась с Кордо.
  - Его схватили?
  - Нет темнейший, он ускользнул. Однако Виоре сбежать не удалось.
  
  * * *
  Король Ольфред был в гневе, однако что-либо делать было уже поздно: при дворе быстро узнали о ночном рандеву матриарха Виоры с убийцей Адария XIII. Во избежание скандала и недовольства господ, он отправил её обратно, в Наар. Детей король хотел отправить вместе с ней, однако Лёнчик прозрачно намекнул Ольфреду, что больше не доверяет ему. А дети должны выступить гарантом отсутствия в будущем подобных ситуаций.
  
  * * *
  Лёнчик возвращался к себе в покои в прекрасном настроении. Еще бы, проблема с лунопоклонниками решена. Как вдруг его окликнули: - темнейший!
  Это был минотавр, посыльный от Эгиоха. Вид у него был взволнованный.
  - На тюрьму напали. Пленный колдун сбежал.
  
  По словам очевидцев: нападавших было трое, двое эльфов и один то ли гном, то ли человек карлик, в возникшей суете было трудно, что разглядеть.
  
  Троица действовала быстро и дерзко. При помощи бомбы на фрадосском масле, они взорвали стену, как раз над казематом. Эльфы перебили контуженных минотавров и вытащили пленного колдуна.
  Когда подоспела охрана налётчиков и след простыл.
  - Эгиох, усиль охрану всех городских ворот, - велел Лёнчик, осматривая пробоину в стене тюрьмы. - Они де должны покинуть город. Дедал, прикажи големам прошерстить весь город. Пусть найдут этих эльфов и карлика-гнома.
  
  
  14. Малькольм Рейттер
  
  Волшебник Барлийского ордена, Малькольм Рейттер прибыл в Дар в сопровождении своего ученика, карлика Никона и двух эльфов-наёмников.
  
  Никон казался ничтожным и жалким существом, но это было далеко от истины. В действительности ученик Рейттера был очень способным и хитрым. За годы обучения, он достиг внушительных результатов в области магии. А его обманчивая внешность, не раз спасала жизнь ему и Малькольму. Враги всегда недооценивали Никона, фокусируя своё внимание на Рейттере. Так что, ему оставалось лишь нанести сокрушительный удар.
  
  
  
   К слову о хитрости Никона: идея нанять эльфов для поездки в Дар, пришла ему в голову. Он встретил их в портовом кабаке Барлии. Остроухие брали почти втрое больше простых наёмников, но заменяли не меньше дюжины человек. "Ваше благородие, это выгодная сделка", - сказал Никон. Привыкший доверять своему ученику Малькольм, согласился и со словами: "что ж, посмотрим " раскошелился.
  
  
  
   Поиски филактерии, Малькольм решил начать с клоповника "У Дедала." Вице-магистр Соттер, упоминал, что некромант какое-то время жил в этом месте.
  
  Рейттер снял "У Дедала" две комнаты: одну для себя и Никона, вторую для эльфов.
  
  
  
   Несколько дней Малькольм "прощупывал" клоповник, на следы тёмной магии. Если филактерия побывала бы здесь, он непременно узнал об этом. Но следов хранилища души некроманта в кабаке не было. Более того, магический след который оставил сам некромант, очень слабый. Что не похоже на могущественных колдунов.
  
  
  
   - Разве такое возможно? - удивлённо спросил Никон, когда Рейттер сказал о слабом следе некроманта.
  
  - Мы многого о нём не знаем, - пожал плечами Малькольм. - Возможно, он столь могущественен, что умеет скрывать или маскировать свой след.
  
  - Но тогда, вы бы смогли "нащупать" это.
  
  - Этот некромант победил вице-магистра. Не может же Гальбор Соттер ошибаться.
  
  - Вице-магистр сильный волшебник и опытный охотник на нечисть. Вряд ли бы он стал понапрасну бить тревогу, - согласился Никон.
  
  
  
   Оставив ауру "У Дедала" в покое, они переключились на церковь Всемогущего Паррифаса. Строение находилось в семи кварталах на юго-запад от клоповника. Никон несколько раз посещал церковь и присутствовал на богослужениях паррифаситов. С его слов, Малькольм знал: некромант каждый день посещает церковь после полуночи.
  
  
  
   Днём в церкви народа немного: в основном ведьмы-служительницы. Первое богослужение начинается на закате. Оставив Никона и одного из эльфов в нескольких кварталах от церкви. Малькольм в сопровождении второго эльфа направился внутрь каменного строения.
  
  
  
   В церкви, аура была более тёмной, что наводило на мысль о филактерии. Кроме этого, заставляло задуматься: почему некромант не замаскировал ауру церкви также как и ауру клоповника? Что если это ловушка как раз для тех, кто пожелает покуситься на хранилище души некроманта.
  
  
  
   Чем дальше Малькольм проходил вглубь каменного строения, тем лучше "прощупывался" след тёмной магии. "Это и немудрено, - размышлял он. - Не зря же во главе паррифаситов стоят ведьмы. Наверное, на своих службах они частенько применяют тёмную магию".
  
  След обрывался за дверью, куда посторонним было входить запрещено. Не желая привлекать к себе излишнего внимания, Малькольм направился к выходу.
  
  
  
   - Постой-ка, - дорогу ему и эльфу преградили двое минотавров.
  
  - В чем дело? - надменно спросил Рейттер.
  
  - Расскажи-ка нам, что ты тут вынюхиваешь?
  
  - С чего мне отчитываться перед вами?
  
  - С того, что давеча, кто-то убил двух моих братьев. А мы, по приказу первого министра ищем убийцу или убийц. Так кто ты и что вынюхиваешь здесь?
  
  - Меня зовут Джон, я рыбак из деревушки в предместьях Хора.
  
  - Рыбак? - фыркнул один из минотавров. - Я что-то никогда не встречал рыбаков в таких дорогих плащах, да еще с телохранителем. И твой запах, Дожон. От тебя совсем не разит рыбой.
  
  
  
   Понимая, что прокололся, Малькольм попытался сотворить заклятие "Гипноз".
  
  - Это волшебник! Он пытается вас загипнотизировать! - выкрикнула взявшаяся откуда-то ведьма. Сразу же последовал удар и Рейттер рухнул на пол. Эльф обнажил меч и занёс его для удара.
  
  - Нет! - Остановил его Малькольм. - Убери меч. Уверяю вас, это какая-то ошибка. Я простой рыбак.
  
  - Пойдём-ка с нами, рыбак. Пусть с тобой Эгиох разговаривает.
  
  - Передай Никону: Селиллашах, - поднимаясь на ноги, сказал эльфу Рейттер.
  
  - Никуда он не пойдет! - рявкнул один из минотавров и схватил остроухого за плечо.
  
  
  
   Прежде чем, Малькольм или минотавры успели глазом моргнуть, его телохранитель обнажил меч и убил быкоголовых.
  
  - Караул! - завопила ведьма и бросилась вглубь церкви.
  
  - Это ты зря, - задумчиво произнёс Рейттер. Он пытался придумать, как быть дальше. При помощи заклятия "огненный шар", Малькольм испепелил тела минотавров. - Иди, - обратился он к эльфу, - скажи Никону: действуем как в Селиллашахе.
  
  - А как же вы?
  
  Послышался приближающийся цокот копыт.
  
  - Иди не спорь! - выкрикнул Рейттер, подталкивая упёртого остроуха.
  
  
  
   * * *
  
  Селиллашах, город который стоит далеко на востоке, в землях где нет королевств, а только города-государства. Пять лет назад, правитель Селиллашаха обратился к магистру Барлйского ордена, с просьбой: помочь победить терзавших город вампиров. Идор Долтер
  
  благословил на это дело Малькольма.
  
  Предводитель кровососов был хитрым и бесчестным. Он не гнушался нападать исподтишка, а честного боя всячески избегал. Вампиры то и дело устраивали ночные засады на караулы или запоздалого горожанина и утаскивали их в своё логово.
  
  
  
   Днём твари спали и не охотились, ибо солнечный свет губителен для вампира. Этот козырь в итоге и помог Малькольму одолеть кровососов. Однако сначала нужно было найти их логово, а это было совсем непросто. Вампиры тщательно путали свои следы, что делало бессмысленными попытки выследить их.
  
  
  
   После полугода безрезультатной охоты, Никон предложил своему учителю опасный и дерзкий план: ловля на живца. Идея заключалась в том, чтобы дать вампирам схватить Никона и утащить к себе в логово. Тогда Малькольм сможет отследить магический след, который будет оставлять ученик с волшебной меткой.
  
  План был опасен тем, что Малькольм мог не успеть придти на помощь Никону и его участь будет не завидной. Большинство магов Барлийского ордена, относились к своим ученикам с пренебрежением. А в случае необходимости, жертвовали их жизнями без зазрения совести.
  
  Никон заставил Малькольма на многие вещи взглянуть под другим углом. И уже тогда, Рейттер был не готов рисковать своим учеником для личной выгоды. Роль наживки они сыграли вместе.
  
  В итоге: вампиры были перебиты. Малькольм и его ученик приобрели бесценный опыт и еще больше сблизились. Барлийский орден стал богаче, более известным и заимел верного союзника в лице правителя города-государства Селиллашах.
  
  
  
   * * *
  
  Малькольма доставили в Дарийскую тюрьму и закрыли в тесной, сырой камере. Он не боялся, ведь по существу обвинить его не в чем. Никто не видел, как он сжигал трупы минотавров. Даже если объявится ведьма-служительница, которая видела как эльф убивал минотавров, с Малькольма по прежнему взятки гладки.
  
  Нужно было придумать, как использовать сложившуюся ситуацию в свою пользу. Для начала, насколько это было возможно, Рейттер принялся "прощупывать" тюрьму на наличие следов тёмной магии. Результат оказался схожим с клоповником "У Дедала", правда, Малькольм "прощупал" не всю тюрьму. Кое-куда дотянуться не получилось, но у него сложилось устойчивое впечатление, что в тюрьме филактерии нет.
  
  
  
   В камере время тянулось мучительно долго. Прежде чем дверь открылась и Малькольма куда-то повели, у него сложилось впечатление, что прошла целая вечность.
  
  Его привели в оборудованный для пыток каземат. Здесь было всё: дыба, различные железки для переламывания костей, тесная клетка под потолком, чан с кипящим маслом и наверняка множество других приспособлений, которых он не заметил.
  
  
  
   Минотавр отвечавший за допрос, не стал проявлять оригинальность и велел растянуть Малькольма на дыбе. Рейттер заранее сотворил заклятие защищающее его от внешних воздействий, так что он почти ничего не почувствовал, когда его начали растягивать на дыбе.
  
  - Ну? - произнёс минотавр. - Будешь говорить?
  
  - Конечно, - кивнул Малькольм. - В чем меня обвиняют?
  
  - Посмотри на него, - фыркнул минотавр, - он еще издевается.
  
  - Нет, нет, меня задержали в церкви. После препроводили сюда, как я думал: для выявления истины, а не для пыток.
  
  - Ты сжег двух моих братьев.
  
  - Что? Нет, это клевета.
  
  
  
   Когда минотавр понял что дыба для Малькольма игрушка, он стал жечь его каленым железом. Но и от него толку было мало. Тогда, пытавший Рейттера минотавр послал за начальником по имени Эгиох.
  
  Эгиох был на голову выше всех остальных минотавров и заметно шире. В каземате ему приходилось пригибать голову, чтобы не цеплять рогами потолок. Малькольм рассказал ему ту же историю что и другим минотаврам: дескать, он рыбак из-под Хора. Зовут его Джон. В Дар прибыл в поисках лучшей жизни. В церкви Всемогущего Паррифаса оказался, желая узнать больше об этом боге. Кто сжег минотавров, не знает.
  
  Эгиох не поверил. Он велел оставить Маольколма на дыбе.
  
  
  
   * * *
  
  На дыбе время тянется еще медленнее, чем в тесной и сырой камере. Сколько он уже провисел? День, два или неделю. На самом деле это не важно. Главное: добыть сведения о филактерии. Малькольм мог без труда освободиться: сломать заклятием дыбу и покинуть тюрьму. Но не делал этого, потому что ждал некроманта.
  
  
  
   Малькольм не был мастером внушения, однако минотавры по природе своей глупы, так что он решил попробовать. Когда в каземате был Эгиох, Рейттер проник в его разум: минотавр оказался вхож в ближайшее окружение первого министра. Еще Малькольм увидел в его воспоминаниях несколько довольно странных эпизодов касающихся некроманта: нечисть не пользовался магией, только магическими предметами.
  
  Это подтолкнуло Рейттера, внушить Эгиоху: при первой возможности рассказать про него некроманту. Причем так, чтобы он заинтересовался волшебником и пришел в каземат.
  
  
  
   * * *
  
  Затея сработала. Некромант заинтересовался Малькольмом и пришел в каземат. Рейттер оказался прав: первый министр был в магии полный ноль. Он не скрывал свой магический след, а действительно испускал еле заметную ауру. Кроме артефактов, другой защиты у него не было. Так что пока некромант допрашивал Малькольма, Малькольм аккуратно стал проникать в разум первого министра.
  
  
  
   Увиденное, одновременно повергало в трепет и радовало. Некромант прибыл из очень тёмного и зловещего места, а прислал его сам Паррифас, чья мощь была безграничной. Радость же Малькольм испытал, когда узнал что у первого министра не то что нет филактерии, он даже не знает что это такое.
  
  
  
   Радость Рейттера продлилась недолго. Два минотавра внесли в каземат сундук, от которого буквально разило магией. Малькольм понял: его план трещит по швам.
  
  Стоило минотаврам открыть сундук, магические силы сразу же покинули Рейттера.
  
  "Запретный камень", - пронеслось в голове Малькольма.
  
  Магия больше не защищала его обнаженное тело. Когда минотавр вновь провёл раскалённым прутом по его плоти, она отзывчиво зашипела.
  
  
  
   К такому повороту, Рейттер не был готов. Боль была такой сильной, что вскоре он сломался и всё рассказал: о цели своего прибытия, кто он и кто его послал.
  
  
  
   * * *
  
  - Где я? - простонал Малькольм, приходя в себя. Он лежал на чем-то мягком. Все тело болело, а каждое движение усиливало эту боль.
  
  - В рыбацкой деревушке, неподалёку от Дара, - ответил знакомый голос.
  
  - Никон, это ты?
  
  - Да, ваше благородие.
  
  - Как я тут оказался? - он попытался принять сидячее положение, но перед глазами всё поплыло, и Рейттер беспомощно растянулся на кровати.
  
  - Не вставайте, вы еще слабы.
  
  - Как тебе удалось вытащить меня?
  
  - Мне помог бывший первый министр Кордо.
  
  
  
   И Никон рассказал о том, что приключилось с ним, пока Малькольм находился в тюрьме:
  
  "После того, как вас схватили минотавры, и Айлиндир сообщил мне про Селиллашах, я с остроухими вернулся в "У Дедала."
  
  Утром мы осмотрели тюрьму. Результат оказался неутешительным: сбежать из неё, можно было только в гробу. И то, как позже выяснилось только с разрешения начальника тюрьмы.
  
  
  
   - Мне удалось выяснить, что начальником тюрьмы является гном по имени Фелимер, - сказав эту фразу, Никон усмехнулся. Я счел его слабым звеном в охранной цепочке тюрьмы и оказался прав. Хоть он и ходил всюду в сопровождении двух ходячих мертвецов. Эльфов кстати. Нам с парнями удалось подкараулить гнома у него дома, когда он вышел во двор отлить.
  
  
  
   И тут началось самое интересное: когда Фелимер понял, что мы хотим вас освободить и что мы против некроманта, то сознался что шпионит против нечисти в пользу бывшего первого министра Кордо".
  
  
  
   - Удачное стечение обстоятельств, - заметил Малькольм.
  
  - Не то слово. Следующей ночью, гном устроил нам встречу с Кордо. Он сообщил о своём желании уничтожить некроманта и предложил свою помощь. Дальнейшее было делом времени и умения. Кордо дал нам фаросское масло. Фелимер дал план-схему тюрьмы. С помощью масла, мы взорвали стену тюрьмы и вытащили вас. После чего, по катакомбам добрались сюда.
  
  
  
   - Ты в очередной раз спас меня, - с благодарностью в голосе, произнёс Малькольм.
  
  - Я же ваш ученик и не смогу закончить обучение, если вы погибнете, - усмехнулся Никон. - Вам удалось что-нибудь выяснить?
  
  Рейттер рассказал ученику о результате погружения в разум некроманта.
  
  - В таком случае, - задумчиво сказал Никон, - вице-магистр Соттер ошибся.
  
  - Ошибся, - кивнул, Малькольм.
  
  - И что вы думаете делать дальше?
  
  - Я не знаю, - пожал плечами Рейттер.
  
  
  
   Проблема заключалась в том, что уличив вице-магистра в ошибке, Малькольм лишит его шансов на пост магистра в будущем, ибо волшебник допустивший ошибку не достоен управлять орденом.
  
  Гальбор Соттер был человеком гордым и самолюбивым. Он вряд ли простит Рейттера, если тот помешает ему стать магистром. Не то чтобы Малькольм боялся вице-магистра, но и ссориться с ним ему не хотелось. А это ставило Рейттера перед непростым выбором: сказать правду и навлечь на себя гнев Гальбора или солгать и тем самым, подвергнуть жизни братьев неоправданному риску.
  
  
  
   "Запретный камень", - эта мысль, словно молния, пронзила разум Малькольма. С этим артефактом некромант уничтожит магов ордена как слепых котят. Камень нужно уничтожить. Но как?
  
  Тогда Никон предложил попросить помощи у Кордо, враг-то у них общий.
  
  
  
   * * *
  
  Кордо пришел на встречу через два дня. Ночью.
  
  Вместе с ним, в избу вошли гном и два эльфа. В помещении царил полумрак и Малькольм не сразу обратил внимание на то, что эти эльфы, нежить.
  
  
  
   Рейттер при помощи Никона сел. Их эльфы телохранители стояли по бокам кровати.
  
  - Это Фелимер, начальник тюрьмы. Он один из советников первого министра, а его безмолвные спутники подарок некроманта, - пояснил Кордо, видя немой вопрос в глазах Малькольма. - Они беспрекословно подчиняются Фелимеру.
  
  
  
   - Но разве некромант не может видеть их глазами? - удивился Никон.
  
  
  
   Магистр Долтер не раз рассказывал о своём походе далеко на юг. Там, за пустыней, за землями Сардари, и еще несколько месяцев дальше и дальше на юг. Магистр и его спутники столкнулись с полчищами нежити, которыми управляла группа некромантов. Колдуны не только управляли движениями оживших мертвецов, они могли говорить через них и видеть их глазами.
  
  
  
   - Только не этот. Он не пользуется магией, - ответил гном.
  
  - Не пользуется или не умеет? - уточнил, поднимая одну бровь, ученик Малькольма.
  
  - Не умеет, - сказал за гнома Рейттер. - Никон вам сказал, что мы хотим сделать?
  
  - Уничтожить запретный камень, - кивнул Кордо.
  
  - И? Вы сможете нам помочь?
  
  - А зачем же я, по-вашему, пришел? - улыбнулся он, обнажая свои желтые зубы.
  
  
  
  15. Терик-хиз Кард
  
  "Хвала богу Моря", - подумал мастер Фаросской гильдии Терик-хиз Кард, когда его корабль бросил якорь в гавани Дара. Не смотря на то, что он родился и всю жизнь прожил на острове, Кард ненавидел ходить на кораблях. Его пугала сама мысль: находится в сотнях лиг от суши на хлипком, деревянном судёнышке. Мастер не любил вручать свою жизнь в руки богов, а предпочитал контролировать ситуацию сам.
  
  
  
   Поэтому Терик-хиз Кард редко покидал Фарросс, проводя время за научными изысканиями, обучением молодых членов гильдии или выполняя заказы заморских клиентов. Одним из его заказов был от постоянного клиента, алхимика из Дара по имени Тобиас Саато.
  
  
  
   Алхимик прислал эскизы гениального механизма, который стрелял металлическими пулями при помощи фаросского масла. Возникшую при выстреле отдачу, он использовал для зарядки нового патрона. Получившееся оружие превосходило по дальности стрельбы арбалеты, а рыцарские латы пробивало с пятидесяти метров.
  
  
  
   Видя огромный потенциал этого механизма, совет гильдии решил сделать так, чтобы такое оружие могли делать только фаросские мастера. Они решили убить алхимика и наняли известных душегубов из банды "Дети песка".
  
  Но оказалось, эскизы механизма предоставил алхимику, новоиспеченный первый министр Адары, некромант. Он прислал совету гильдии письмо, в котором довольно прозрачно намекнул: что знает про их попытку убить алхимика и предложил решить вопрос миром. Для переговоров, гильдия должна была направить в Дар своего эмиссара.
  
  Не то чтобы совет мастеров боялся армию Адары, армия у них была не чета Фаросской, однако мудрые мастера опасались некроманата. Кто знает какие еще диковинки у него в запасе?
  
  
  
   Кард в гильдии считался самым дипломатичным человеком, и большинство проголосовало за его кандидатуру на роль эмиссара. Понимая всю важность поездки, он не осмелился отказаться. И вот он за морем, в выгребной яме, которую местные называют Дар.
  
  
  
   * * *
  
  Лодка остановилась, и мастер ступил на дощатый причал. Ощущать твердую поверхность под ногами, после пяти днепривычной в море, было непривычно.
  
  
  
   Порт Дара отличался от того, что Кард привык видеть у себя дома. Здесь было куда больше народа, стоял смрад и невыносимый гам. Прикрывая нос салфеткой, мастер направился в сторону города.
  
  
  
   "Не понимаю, как можно жить здесь? Эта вонь, этот постоянный шум, - раздраженно подумал он, озираясь по сторонам. - Неужели первый министр никого не прислал меня встретить?"
  
  Как вдруг его окликнули: - мастер Терик-хиз Кард?
  
  - Кто спрашивает?
  
  - Моё имя Эйлин, я служу первому министру. Темнейший велел встретить вас, и сопроводить в королевский замок.
  
  
  
   Эйлин был длинным и худым. Лет сорок. Орлиный нос, глубоко посаженные глаза. Коротко стриженые волосы, гладко выбритое лицо. Одет Эйлин был в дешевый на вид камзол из серой парчи.
  
  
  
   - Милейший, - он кинул стоящему рядом носильщику золотой и добавил: - доставь вещи этого господина в замок.
  
  На выходе из порта их ожидал паланкин и слуги.
  
  "Первый министр знает толк в гостеприимстве", - отметил про себя Кард, забираясь в носилки. Эйлин залез следом и сел напротив.
  
  
  
   - Я никогда не видел некромантов. Каков он? - поинтересовался мастер.
  
  - Первый министр, велик - восторженно ответил Эйлин. - Он никогда не спит и не покладая рук работает на благо государства.
  
  - А правда, что он выглядит, - Кард замялся, пытаясь подобрать более подходящее слово.
  
  - Как скелет? - усмехнулся Эйлин. - Это правда, первый министр лишен плоти.
  
  
  
   В детстве, Терик-хиз Карда пугали сказками про ужасных некромантов, которые способны похитить душу человека и вечность держать её в рабстве. Однако Эйлин, отзывается о своём господине с восторгом. "Может быть, он и не так страшен?" - пронеслось в голове мастера.
  
  
  
   Паланкин остановился.
  
  - Мы уже на месте? - удивился мастер.
  
  - Вообще-то нет... - Эйлин отодвинул занавеску, но тут раздались крики и носилки рухнули. Не успел Кард опомнится, потолок пронзил клинок и вошёл в голову Эйлина. Брызнула кровь, его глаза закатились, а тело забилось в конвульсиях.
  
  
  
   Мастер выскочил из паланкина и бросился прочь.
  
  Кто-то выкрикнул: - держи его!
  
  Над головой засвистели стрелы. Не останавливаясь, Кард машинально пригнулся и на первом же повороте, юркнул вправо, оказавшись в узком проулке.
  
  Выглянув из-за угла, он увидел: как в его сторону бегут два эльфа с обнаженными мечами. Кард машинально бросился наутёк. Петляя узкими улочками, мастер бежал и бежал, пока ему не удалось оторваться от преследователей.
  
  Он остановился и попытался отдышаться.
  
  
  
   - Мастер, сюда.
  
  Кард обернулся на голос: в нескольких метрах от него стоял человек в балахоне с накинутым капюшоном.
  
  - Кто вы?
  
  - У нас мало времени, они уже близко, - ответил незнакомец. Он распахнул дверь дома, рядом с которым стоял и добавил: - лучше поторопитесь. Больше шанса избежать гибели у вас не будет.
  
  
  
   Кровь стучала в висках, сердце готово было вырваться из груди. Такого страха Терик-хиз Кард никогда еще не испытывал. Он решил довериться незнакомцу и последовал за ним.
  
  
  
   В жилище стоял мрак. Свет пробивающийся через единственное окно, освещал лишь часть комнаты.
  
  - Почему те эльфы напали на меня?
  
  - Они служат бывшему первому министру Кордо, - ответил незнакомец. Он подошел к стоящему у окна столу и жестом, пригласил мастера присесть.
  
  - Но зачем ему убивать меня? - Кард недоумевая, подошел к столу.
  
  - Чтобы Фаросская гильдия ополчилась на действующего первого министра. Фелимер, давай.
  
  
  
   Из-под стола выскочил гном и вогнал в ногу Карда кинжал. Мастер вскрикнул от боли. Он попятился, о что-то споткнулся и упал. Гном запрыгнул на Карда и полоснул кинжалом по горлу.
  
  Так закончилась жизнь Фаросского мастера Терик-хиз Карда.
  
  
  
  16. Некромант
  
  - Что?! - рявкнул Лёнчик, ударив по столу кулаком. - Как убит?! Среди бела дня?! Что за бардак творится в городе?!
  
  
  
   Новость о гибели мастера из Фрадосской гильдии, застала его в кабинете Фелимера. Дедал, алхимик, начальник тюрьмы и некромант обсуждали способы укрощения знати, которая после того как напавшие на тюрьму скрылись, стала открыто высказываться против действий первого министра.
  
  
  
   - На них напали в глиняном квартале, - развел руками Эгиох. - Прежде чем стража подоспела, всех перебили. А Фрадосский эмиссар был найден обезглавленным в одном из домов, неподалёку от места нападения. Очевидцы снова говорят об эльфах. На сей раз, их было четверо.
  
  
  
   "Против меня уже целая террористическая ячейка действует", - расстроено подумал Лёнчик. Решая одну проблему, он создавал две новых. Его власть таяла на глазах. После случая с Виорой, король всячески избегал некроманта. Часть знати также не одобрила изгнание матриарха.
  
  
  
   Потом нападение на тюрьму, а теперь убийство Фрадосского эмиссара. Мало того, что это отличный повод для войны, это плевок в костяное лицо Лёнчика.
  
  "Нужно что-то делать, - потирая подбородок, размышлял некромант. Он сидел за столом Фелимера. Остальные стояли молча, не осмеливаясь проронить ни слова. - Показать силу всем этим высокомерным мразям, чтобы они знали: хочешь трепать языком, будь готов платить. И королёк, этот напыщенный выродок, надо дать ему понять: пойду на дно я, пойдёт и он. Будут им репрессии и тридцать седьмой год".
  
  
  
   - Дедал, усиль охрану на всех воротах города. Ни одна сволочь не должна проскочить без моего ведома. Всех подозрительных в казематы. Эгиох, объяви по городу: после заката, запрещено покидать свои дома. Нарушившие этот приказ будут арестованы.
  
  
  
   * * *
  
  Раннее утро. Чернь неистовствовала. На площади перед замком собралось не менее тысячи человек. Всем хотелось увидеть казнь знатных господ.
  
  При помощи Эгиоха, Лёнчику удалось сфабриковать обвинения против пяти вельмож, которые выступали против него активнее всех. Вчера их схватили, тем же вечером провели суд и приговорили к смерти. А этим утром приговор должен быть приведен в исполнение.
  
  
  
   Король Ольфред закрылся у себя в покоях и никого не принимал. Он не явился на суд, на казнь, по-видимому, тоже не придет.
  
  
  
   Увидев приближающуюся к эшафоту повозку с заключенными, чернь взвыла еще сильнее. В приговоренных полетели камни, гнилые овощи и фрукты. Толпа буквально впала в экстаз от ожидания смерти благородных господ.
  
  
  
   Когда всех пятерых построили на эшафоте, к ним поднялся Лёнчик. Увидев некроманта, чернь умолкла.
  
  - Эти люди, были уличены в преступлениях против короны! - Толпа взвыла с новой силой. Лёнчик поднял правую руку, призывая собравшихся замолчать. - Действия этих выродков, были направлены против короля, который не покладая рук трудится над улучшением жизни свои потданных!
  
  В приговорённых, снова полетели камни, куски помета и гнильё.
  
  - Но я, как первый министр! - Перекрикивая толпу, продолжал Лёнчик. - Буду следить за тем, чтобы воля короля исполнялась неукоснительно и никому не позволю каким-либо способом препятствовать улучшению жизни жителей Дара!
  
  Чернь довольно взвыла.
  
  - Тех же, кто буде уличен в преступлениях против короны, я буду казнить, лично! - с этими словами некромант велел минотаврам подвести к подставке первого смертника.
  
  - Позвольте мне сказать, господин, - пролепетал он. - Последнее слово.
  
  - Ты уже достаточно наговорил, - процедил сквозь зубы Лёнчик, обнажая свой меч.
  
  - Но приговорённый имеет право на последнее слово, - возмутился один из смертников.
  
  - Вы больше ни на что не имеете прав! - рявкнул некромант и отсёк голову, стоявшему на коленях вельможе. Толпа впала в эйфорию.
  
  
  
   - Это беззаконие! - продолжал возмущаться приговорённый. - Мало того, что нас оклеветали и осудили не по законам королевства! Так еще лишают последнего слова.
  
  Один из минотавров, врезал ему, разбив губу и выбив несколько зубов. Старик упал.
  
  - Давайте его сюда, - велел некромант.
  
  
  
   С каждой отрубленной головой, чернь орала все громче.
   Когда всё кончилось, Лёнчик велел раздать собравшимся еды и денег, за счет имущества казненных. Уходил он с эшафота под выкрики: "да здравствует король", "да здравствует некромант".
  
  
  17. Ольфред Спрэд
  
  - Некромант перешел все границы. Он перебьёт всю знать, если это поможет ему удержать власть в своих руках, - Ольфред стоял у окна и смотрел на ночной город.
  
  
  
   - Думаете, сегодняшняя казнь будет не единственной? - Велтис Долн сидел в кресле. По счастливой случайности или по какой-то другой причине, он оказался среди горстки вельмож, которые еще не были арестованы.
  
  
  
   - Думаю, вам надо бежать. Отправляйтесь в Барлийский орден, напомните магам, для чего создавался орден, - Спрэд повернулся к Долну, оперевшись на подоконник.
  
  - Как же я покину город? На всех воротах минотавры и големы, верные некроманту.
  
  - Есть способ попасть за пределы города, минуя стражу, - Ольфреда хлопнул три раза в ладоши. Когда в покои вошел его доверенный слуга, он добавил: - Вешка вам покажет. Идите Долн, приведите помощь.
  
  
  
   "Если он поставит своей целью избавиться от меня, я не смогу ничего поделать", - с горечью подумал король Ольфред. Когда Вешка и Долн вышли, он налил себе в кубок вина и сев в кресло, стал размышлять о сложившейся ситуации и способах выйти из неё с наименьшими потерями.
  
  
  
   "Будь у меня армия, как у некроманта, все было бы проще. Отсутствие силы превращает меня в беспомощную марионетку в костлявых руках первого министра. Самым правильным действием в моём положении, это выжить. Выжить любой ценой. Пусть он ликует, пусть наслаждается властью, а я буду выжидать. Рано или поздно, некромант расслабиться, ослабит бдительность. Вот тогда я и ударю в ответ. Главное выжить".
  
  Ольфред допил вино и пробормотал: - выжить любой ценой.
  
  
  
  18. Некромант
  
  После ночной службы в церкви, Лёнчик направился в тюрьму. Там, в одном из казематов, томился выживший душегуб из банды "Дети песка". На его счет у некроманта были кое-какие планы. Как показывала практика: разного рода криминальные элементы обладали нужным складом ума и необходимыми навыками для выполнения разного рода заданий.
  
  
  
   Лёнчик надеялся, что душегуба под видом купца, получится заслать в Барлийский орден. Успех этой затеи во многом облегчил бы жизнь некроманта.
  
  
  
   Войдя в тёмный каземат, Лёнчик поместил факел в приколоченную к стене подставку и осмотрелся. Заключенный сидел на куче соломы, в дальнем углу.
  
  - Помнишь меня? - нарочито грозно, произнёс некромант.
  
  - Пришли лично отвести меня на эшафот? - огрызнулся душегуб.
  
  - Как тебя зовут?
  
  - Ульрэх.
  
  - На что ты готов, Ульрэх, дабы избежать прогулки до эшафота?
  
  Заключенный испуганно взглянул на Лёнчика, и тяжело сглотнув, выдавил: - вы хотите мою душу?
  
  - И да, и нет, - продолжал ходить вокруг, да около некромант.
  
  - Говорят: смерть лучше, чем вечность быть рабом некроманта.
  
  - Я здесь в первую очередь, как первый министр, а уж после некромант. Как первый министр, я предлагаю тебе выбор: смерть или служба короне.
  
  - Короне? - удивился душегуб.
  
  - Короне, только в моем лице.
  
  - В чем же будет заключаться моя служба?
  
  - Я буду поручать тебе задания, различной сложности и важности.
  
  
  
   Вдруг кто-то чихнул. Звук шел из угла, напротив душегуба. Лёнчик видел в темноте, так же как и при свете дня, но сидящего у стены сатира, заметил только сейчас.
  
  - Ты кто? - сурово обратился к нему некромант.
  
  - К-клим, ва-вашбродь, - заикаясь, ответил сокамерник душегуба.
  
  - За что, тебя посадили в каземат?
  
  - Я х-хотел в г-город по-по-пасть, по-по...
  
  - После заката?
  
  Сатир кивнул.
  
  - Ты всегда заикаешься или только сейчас?
  
  - Щ-щ-ас..., - он нервно сглотнул.
  
  - Тебе страшно? - по-прежнему сурово, произнёс Лёнчик. Сокамерник душегуба закивал.
  
  - А на что ты готов, Клим, дабы избежать смерти?
  
  - На всё, вашбродь, только пощадите.
  
  - Клянись своей душой, служить мне верой и правдой.
  
  - Клянусь.
  
  Некромант протянул руку. Сатир послушно подошел и поцеловал кольцо на костлявой руке Лёнчика.
  
  - Ну, а что же решил ты, Ульрэх?
  
  - Клянусь, - ответил он, поднимаясь. Душегуб последовал примеру Клима и поцеловал кольцо некроманта.
  
  
  
   После этого разговора, Лёнчик велел Эгиоху заняться подготовкой шпионов: отмыть, побрить, подстричь и одеть. Ульрэха как купца, а Клима как его слугу.
  
  
  
  19. Клим
  
  Сатир Климентий Однорог, родился и прожил все свои тридцать шесть лет, в деревушке Делехор, к западу от Хора. Это было поселение земледельцев и скотоводов, населенное в основном сатирами, фавнами и людьми.
  
  
  
   Семья Клима владела тремя яблоневыми плантациями и отарой овец. Для Делехора и окрестных деревень Однороги считались зажиточными. Да и торговля у них год от года шла всё лучше. Отец иногда рассказывал, что получил в наследство жалкие угодия и несколько паршивых овец. Но не смотря на это, ему удалось приумножить семейное достояние.
  
  
  
   В отличии от родителей, старшего брата и сестры, Клима не интересовали яблоки и овцы. По правде сказать: его вообще ничего не интересовало кроме кабаков, пьянок, азартных игр и шлюх. Хотя, стоит отметить: в этом направлении Клим, как истинный Однорог, добился определенных успехов. Среди продажных женщин сатир пользовался популярностью за свою доброту и щедрость. Окрестные алкаши любили его, потому что Клим после каждой победы в кости или карты угощал всех собравшихся. А вот азартные жители Делехора и окрестностей, Клима не жаловали. Сатир крайне редко проигрывал. Будь то кости или карточный "Жлоб", Клим в девяти случаях из десяти, в буквальном смысле раздевал соперников. Поэтому, к тридцати шести годам, Климентий оказался в печальном положении: никто в округе не хотел против него играть.
  
  
  
   Вскоре, сатир стал хиреть. Шлюхи и вино не приносили ему той радости, которую Клим испытывал во время победы в "Жлоба" или кости. Тогда он предпринял попытку завлечь игроков щедрыми ставками. Но это привлекло только грабителей.
  
   Понимая, что в Делехоре делать больше нечего. Климентий покинул отчий дом. Взяв с собой всё самое необходимое, он отправился в ближайший крупный город, Хор.
  
  
  
   Отец рассказывал: Хор не меньше столицы, а его порт и гавань, куда больше чем в Даре. Но он не рассказывал про вонь, шум и толпы горожан снующих по узким улочкам.
  
  "Это моё место", - радостно подумал Клим, въезжая в город через главные ворота на запряженной осликом телеге.
  
  И он оказался прав. Всего за год, играя и кутя, сатир смог обзавестись собственным кабаком, выиграв его у предыдущего хозяина в "Жлоб".
  
  
  
   Однако, вскоре после этого, Клим вновь ощутил уменьшение желающих играть против него. Оказалось, чуть больше чем за год, он умудрился обыграть всех в Хоре. На этот раз, сатир не стал унывать: "у меня же собственный кабак", - подумал Клим и занялся своим любимым: делом кутежом, шлюхами и азартными играми. Сам он не играл, зато устраивал турниры по игре в "Жлоб" и другие азартные мероприятия. Совсем скоро, его кабак превратился в солидный игорный дом, а деньги потекли рекой.
  
  
  
   Но Климу все равно не хватало тех чувств, которые давало личное участие в азартных играх. И он решил пойти по проторенному пути: назначив управляющего своим игорным домом, сатир отправился в столицу. На сей раз, он ехал с комфортом, в карете запряженной четырмя лошадьми, слугами и охраной.
  
  
  
   Может быть, это и привлекло грабителей. Или от него просто отвернулась удача. Ночью, во время привала, на них напали разбойники. БОльшая часть охраны Клима, разбежалась. Слуг и его взяли в плен.
  
  
  
   Судя по разговорам душегубов: их вели в Барлию, откуда отправят за море, на рынок невольников. За неделю, проведенную в плену, Клим ощутил на своей шкуре, чего стоила его жизнь в Хоре. И как глупо было бросать всё ради игры в "Жлоб".
  
  Но однажды ночью, Луна услышала молитвы сатира. На пленивших его разбойников, кто-то напал. Клим не стал ждать когда станет известно кто победит, а воспользовался моментом и сбежал.
  
  Три дня и три ночи, сатир брел по лесу, моля Луну не оставлять его. На третью ночь, Клим вышел из леса поблизости от Дара.
  
  Радость его не знала границ. Окрыленный тем, что удача вновь с ним, что Луна ведет его своей невидимой дланью, Клим не взирая на усталость и голод ускорил шаг.
  
  
  
   Однако, у ворот столицы, сатира ждал неприятный сюрприз: они оказались закрыты. Стоило ему постучать, как в мгновение ока Клима схватили минотавры и бросили в каземат столичной тюрьмы.
  
  
  
   Не понимая, чем он мог прогневить богиню Луну, Климентий не переставая, молился ей несколько дней без перерыва.
  
  - Твоей богини тут нет, - презрительно сказал его сокамерник.
  
  - Зря ты так, - закончив молитву, ответил Клим и рассказал ему свою историю.
  
  - Да ты счастливчик, - усмехнулся Ульрэх. Так он представился. Он был разбойником из банды "Дети песка".
  
  - Разве счастливчик попал бы в каземат?
  
  - Ты трижды избежал смерти.
  
  - Благодаря Луне.
  
  - Получается, твоя богиня тебя и бросила в каземат.
  
  - Должно быть, она испытывает меня...
  
  
  
   Дверь каземата открылась и на пороге появилась фигура с факелом. Это был некромант.
  
  
  
   * * *
  
  - Вот видишь, благословение Луны со мной, - улыбнувшись, сказал Клим. Они поднимались по лестнице. Минотавр вел новоявленных шпионов в кабинет начальника тюрьмы.
  
  - Чему ты радуешься? - проворчал Ульрэх. - Мы поклялись служить некроманту. Вряд ли мы будем заниматься сбором подати или бегать за вином. Бьюсь об заклад, мы сдохнем на первом же задании.
  
  - Да перестань. Ты же матерый разбойник, неужели есть кто-то, кто тебе не по зубам?
  
  - Мне казалось, ты умнее, - разочарованно ответил Ульрэх.
  
  - Смешно такое слышать от амбала вроде тебя.
  
  - Что ты сказал? - руки душегуба, потянулись к голове сатира.
  
  - Заткнулись оба! - рявкнул минотавр. - Кто хоть слово скажет, вернётся на дыбу!
  
  Ульрэх побагровел от злости, но замолчал.
  
  
  
   В кабинете начальника тюрьмы, за столом сидел некромант. В кресле напротив, минотавр по имени Эгиох.
  
  - То, что надо, - довольно оскалился первый министр, рассматривая Клима и Ульрэха. Сатир был одет в простенький камзол из серой парчи, из под которого выглядывала белая сорочка и серые, в тон с камзолом, бриджи.
  
  Камзол Ульрэха был красного цвета, с вышитыми золотыми нитями вензелями и серебряными пуговицами. Серые штаны и ботфорты с серебряными пряжками.
  
  
  
   - Значит так, - продолжал некромант. - Под видом купца и его слуги, вы отправитесь в Барлию.
  
  - И что мы там будем делать? - опрометчиво произнес Ульрэх.
  
  - Когда я говорю, вы слушаете, - строго сказал первый министр. - Рты будете разевать только когда разрешат. Понятно?
  
  Клим и душегуб кивнули.
  
  - Ваша задача, как можно ближе подобраться к членам Барлийского ордена, - после этой фразы некроманта, Клим понял: амбал оказался прав насчет сложности и опасности ожидавшего их задания.
  
  
  
  20. Гальбор Соттер
  
  Новоиспеченный двадцать восьмой магистр Барлийского ордена, Гальбор Соттер, сидел за столом, в своём новом кабинете, на третьем этаже цитадели ордена. Он оценивал силы, которые ему удалось собрать за прошедшее время: "восемьдесят восемь волшебников плюс их ученики.
  
  
  
   К сожалению не все волшебники отозвались на призыв Гальбора. В ордене состоит сто двадцать два мага, однако почти четверть под предводительством Алиаса Броттера не признали нового магистра и отказались следовать его приказам.
  
  Горстка отщепенцев не волновала Соттера. Пока. Сейчас нужно уничтожить некроманта, а после можно заниматься отступниками.
  
  
  
   По последним донесениям: у некроманта уже не менее пяти сотен големов, сила внушительная. Благо городские стены им не помогут, десять опытных волшебников заменят любой таран. И с големами можно справиться. Это будет не просто, но возможно. А вот некромант", - Гальбор тяжело вздохнул. Он опасался, что не знает достаточно хорошо своего врага и на что он способен. И от Малькольма Рейттера до сих пор нет известий.
  
  
  
   В дверь постучали и на пороге появился Хорик, новый ученик Гальбора.
  
  - Всё готово, магистр.
  
  - Хорошо, предупреди всех: на рассвете выступаем.
  
  
  
  21. Малькольм Рейттер
  
  Никон предложил интересный вариант решения проблемы с ошибкой вице-магистра Соттера: сообщить ему и всем в ордене, что запретный камень и есть филактерия. Уничтожив его, Малькольм убьет стразу нескольких зайцев. Лишит врага мощного артефакта. Сможет доложить магистру Долтеру об успехе своей миссии. И скроет ошибку вице-магистра.
  
  
  
   По словам Кордо, запретный камень некромант хранил в тюрьме, под семью замками и серьезной охраной. Малькольм предложил на этот раз обойтись без шума. Один из подземных ходов, которые они использовали для незаметного передвижения по Дару, проходил как-раз под тюрьмой.
  
  - Выкопаем подкоп и унесем сундук с камнем, - улыбнувшись, сказал Рейттер.
  
  - А чем вам не нравится наш способ? - Кордо предлагал действовать, как и при прошлом нападении на тюрьму, предпринятого для освобождения Малькольма.
  
  - План хорош, но если нам удастся выкрасть камень по-тихому, у нас появится преимущество: некромант будет планировать оборону города, опираясь на наличие камня. Когда же наши братья ударят, и он обнаружит пропажу, у него не будет времени придумать что-то новое.
  
  - Что ж, разумно, - кивнул Кордо. - Но рытье подкопа дело непростое и трудоемкое. Помимо рабочей силы, понадобятся инструменты. Вдобавок к этому есть риск, что охрана услышит копателей.
  
  - Вы забыли кто я? - снова улыбнулся Малькольм. - Я сделаю все тихо и быстро.
  
  
  
   Помощь Кордо была неоценимой. Однако Рейттеру не нравились его методы. Убийство мастера Фрадосской гильдии, чуть не заставило волшебника отказаться от услуг бывшего первого министра.
  
  - Учитель, без помощи Кордо, нам не выполнить задание магистра, - уговаривал его Никон. - Мы не сможем добраться до запретного камня. А пока некромант владеет им, орден обречен.
  
  Малькольм и сам это понимал. Но от этого легче не становилось. Необходимость выбора: убить ни в чем не повинного человека или позволить погибнуть братьям из ордена, угнетала. Вот такие моменты делали службу в ордене невыносимой для Рейттера.
  
  В итоге, Никон уговорил его забыть о чести, и они приняли участие в убийстве эмиссара.
  
  
  
   После этого, Малькольм твердо решил: как только некромант будет повержен, он покинет орден.
  
  
  
   * * *
  
  Под Даром пролегали десятки километров тоннелей. Что еще немало важно: в городе мало кто о них знал. И уж тем более про подземные ходы не знал некромант.
  
  Это был настоящий лабиринт, с множеством ответвлений, тупиков и закольцованных коридоров. Стоило свернуть не туда и незадачливый путник мог остаться под землей навсегда.
  
  Кордо знал немного маршрутов: за городские стены и обратно, мог провести в порт, а точнее в глиняный квартал. Знал подземный путь, который ведет во двор королевского замка. Тюрьмы в этом списке не было.
  
  
  
   Поэтому, несколько дней, Кордо и Фелимер потратили на поиски дороги через лабиринт к тюрьме.
  
  Это время, Малькольм и Никон ждали их в рыбацкой деревне. Раны Рейттера частично затянулись. О полном выздоровлении говорить было еще рано, но по крайне мере, он уже мог самостоятельно передвигаться и колдовать.
  
  
  
   - Знаешь, Никон, я подумываю покинуть орден. Не прямо сейчас, а после того как уничтожим некроманта.
  
  Они сидели за столом и ужинали ухой, которую приготовил карлик.
  
  - Как? - удивленно выпалил Никон. Вид у него был такой, будто его обухом ударили по голове.
  
  - Понимаешь, я долгие годы мирился с ценностями ордена. Перешагивая через свои желания, забывая о чести и гордости выполнял приказы совета и магистра. Теперь, я наконец осознал: что больше так не могу.
  
  Я не хочу служить тем, кто с легкостью жертвует учениками. Тем, кто ценит родословную и знатное происхождение больше, чем личные качества. Тем, кто жажду наживы прикрывает благими целями. Я не хочу и не могу быть членом такого братства.
  
  - И чем вы займетесь?
  
  - Вообще, я давно хотел отправиться за море, на север. Как-то мне доводилось слышать о тамошних городах, их величии и красоте. Быть может, мне удастся найти достойного монарха, которому я буду служить. А если нет, отправлюсь дальше на север.
  
  - Можно мне с вами?
  
  - Конечно, - улыбнулся Малькольм, - а то я уже стал волноваться, что ты не захочешь поехать со мной.
  
  
  
   * * *
  
  Попетляв около часа по подземным галереям, Кордо остановился и произнёс: - Здесь. Мы прямо под тюрьмой.
  
  Рейттер "прощупал" наличие магических ловушек: чисто. Тогда, он с помощью магии земли стал "копать" проход. Грунт послушно "расползался" в стороны, образовывая новый коридор.
  
  
  
   Довольно скоро, проход был готов. Затем, Малькольм начал "копать" вверх. Земля послушно выполняла все его приказы. И вот, сверху повеяло тюремным смрадом. Оставалось создать ступени, по которым группа попадет наверх.
  
  
  
   - Готово, - прошептал Рейттер, заканчивая ваять из земли лестницу. - Фелимер, веди.
  
  Гном юркнул вперед, убегая вверх по лестнице. Через какое-то время он вернулся и позвал за собой.
  
  - Мы рядом с казематом, в котором хранится камень, - прошептал Фелимер. - Дверь охраняют два минотавра.
  
  Малькольм наложил на охранников заклятие "ледяное оцепенение", оставалось преодолеть дверь. Замком занялся Никон.
  
  - Им нужно внушить, что нас здесь не было, - прошипел Кордо, кивая на лежавших в стороне минотавров.
  
  
  
   "Он прав", ?- отметил про себя Рейттер, приступая к гипнозу.
  
  
  
   - Готово, - прошептал Никон, отворяя дверь каземата.
  
  - В сторону, - велел Малькольм. Он сосредоточился и обрушил на сундук всю свою мощь. Но этого оказалось мало. Сундук разлетелся в щепки, а "запретный камень" не пострадал.
  
  Открыв камень, Рейттер лишил себя магической силы. Он пошатнулся. Перед глазами все плыло, а земля была готова убежать из-под ног. Заметив это, Никон поспешил подставить ему свое плечо.
  
  - Учитель, вы в порядке?
  
  - Похоже, я переоценил свои возможности, - расстроено ответил Малькольм.
  
  
  
   Донёсся грохот обрушившегося тоннеля.
  
  - Тоннель, - обреченно произнес Никон. - Без вашей магии он рухнул.
  
  - Это провал! Мы в западне! - начал паниковать Фелимер.
  
  
  
   С улицы донесся звук горна.
  
  - Надо уходить, сейчас сюда сбежится весь тюремный гарнизон, - с этими словами, Кордо протянул Никону небольшой сверток и добавил: - это фрадосское масло, с его помощью вы расчистите завал. Только держитесь подальше, когда будете поджигать его.
  
  - Что вы задумали? - спросил Малькольм.
  
  - Я останусь и уничтожу камень, - Кордо достал из сумки сверток, в несколько раз больше первого.
  
  - Но, это убьет вас.
  
  - Не тратьте время, как только минотавры будут здесь, я подожгу масло.
  
  
  
   Самоотверженность Кордо, удивляла до глубины души. Рейттер и думать не мог, что этот отвратительный человек способен на такие поступки. Закрыв его в каземате, Никон сломал дверной замок, и они поспешили к заваленному тоннелю.
  
  
  
   * * *
  
  По тюремным коридорам прокатился оглушительный грохот. Взрыв обрушил часть потолка, а в полу проделал огромное отверстие, ведущее в подземелье.
  
  "И это всего лишь маленькая бутылочка фрадосского масла", - пронеслось в голове Малькольма.
  
  Он, Никон, Фелимер и четверо эльфов поспешили спуститься в подземелье.
  
  - Скорее, - поторапливал всех гном, - если мы не уберемся достаточно далеко, то пожалеем, когда Кордо подожжет свою бутылку.
  
  
  
   Им удалось пройти не более половины пути назад, когда по лабиринту прокатился оглушительный грохот. Земля под ногами стала ходить ходуном, с потолка посыпался песок.
  
  - Никон, попробуй какое-нибудь заклинание.
  
  Ученик щелкнул пальцами, создав в своей руке огненный шарик.
  
  - У него получилось, камень уничтожен, - констатировал карлик.
   - Получилось, - кивнул Малькольм.
  
  
  22. Клим.
  
  Клим ехал верхом на пони. Он следовал за Ульрэхом, который гордо восседал на вороном жеребце. Всю дорогу из Дара, сатир размышлял о своем нынешнем положении: "жив, здоров слава Богине. Обзавелся интересной работой. Напарник, правда, не очень приятный тип, но в целом, всё довольно неплохо".
  
  
  
   Побывав несколько раз на волоске от смерти, Клим как-то сразу стал больше ценить жизнь. Всё, что он ценил раньше, теперь ему казалось глупым и никчемным: пьянки, шлюхи, беспросветный кутёж и, тем более, страсть к игре в "Жлоб". Жаловаться поздно, он теперь на службе у некроманта.
  
  
  
   Они покинули Дар, с первыми лучами солнца. Ульрэх решил ехать через лес, который рос почти на всем протяжении пути до Барлии. Не самая безопасная дорога. В лесу их могли подкараулить лихие люди, дикие звери или кто-нибудь похуже.
  
  Был и другой путь, в объезд чащи, но он и длиннее почти в два раза, а приказ некроманта был предельно ясен: "как можно быстрее добраться до Барлии".
  
  
  
   Помимо новой одежды, им позволили выбрать оружие. Ульрэх взял себе двуручный меч, булаву и кинжал. Клим, был далек от всего этого, так что долго не мог сделать выбор. В итоге, он взял арбалет и кинжал. Холодным оружием мог пользоваться любой дурак, а из арбалета ему доводилось стрелять на одной из пьянок. Правда он смутно помнил тот вечер, но Климу хотелось верить, что он неплохо стреляет.
  
  
  
   Еще, некромант вручил напарнику сатира свиток, сказав: "Любой поданный, верный короне, увидев это, окажет вам посильную помощь. Используй этот свиток осторожно и с умом. Если вы предадите меня, ваша участь будет незавидной. Вы пожалеете, что не отправились на эшафот".
  
  
  
   Ближе к вечеру, на первом привале, Клим поинтересовался у напарника: "каков план действий?"
  
  - Приедем в Барлию, а дальше посмотрим.
  
  - Какой-то план, паршивый.
  
  - Паршивый? - усмехнулся Ульрэх. - Может, свой предложишь, умник?
  
  - Ну, хорошо. Допустим, что импровизация твой конёк. Кем ты представишься в Барлии? Кто я, и как меня зовут?
  
  - Ты же слышал некроманта, я купец из Дара, Ульрэх. Ты, мой слуга, Клим. Зачем сочинять что-то еще?
  
  - Ладно. А чем ты торгуешь? Что ты привез в Барлию? Кого из Дарийских купцов ты знаешь?
  
  - Да что угодно, жратву, вино, древесину или песок.
  
  - Пусть так, - Клим глубоко вздохнул. - Но ты что-нибудь понимаешь в зерне или мясе? Разбираешься в сортах вин или древесины? Не говоря уж о Драконьем песке, я вырос далеко от Дара, и то знаю, что его продажей занимается корона.
  
  - Ты мне надоел, - Ульрэх зевнул и повернувшись к сатиру спиной, добавил: - Всё. Спать.
  
  - Ну, конечно. Спать. У нас ни плана, ни легенды. Не знаю как тебе, а мне совершенно не хочется провалить задание некроманта.
  
  Ульрэх ответил протяжным храпом.
  
  
  
   Всю ночь, Клим думал над их легендой. "Представляться дарийским купцом очень рискованно, Барлия и Дар слишком близко, купцы этих городов знают друг друга в лицо. Лучше сослаться на более дальний город. Хор или Гаар-Хор. Да, пожалуй, Гаар-Хор лучше. От Барлии до него почти две недели добираться, а если держать путь через Дар, то все три. Вряд ли в Барлии найдется много знатоков гаархорских купцов. И руда из Великих гор, довольно редкий товар для этих мест".
  
  
  
   Так, сочиняя легенду для себя и Ульрэха, Клим не заметил, как наступил рассвет. Пора было выдвигаться в путь. По дороге, сатир рассказал напарнику, все, что придумал за ночь.
  
  - Хм, а ты что-нибудь знаешь о каменной руде? - потирая подбородок, спросил Ульрэх.
  
  - Отец мне как-то рассказывал, что отец его деда работал в рудниках Гаар-Хора.
  
  - То есть ничего?
  
  - Но и Барлийцы, вряд ли что-то знают о ней.
  
  Ульрэх задумался. Некоторое время, они ехали, молча и Клим, погрузился в собственные мысли.
  
  У него появилась надежда. Сатир надеялся, что при помощи Богини Луны и хорошего плана, у них получится пустить пыль в глаза барлийским купцам.
  
  
  
   - Стой, - вдруг нарушил тишину, Ульрэх. - Слышишь?
  
  Клим остановил пони и прислушался: шелест листьев, на ветках деревьев щебетали птицы, вот по стволу пробежала белка. Ничего подозрительного.
  
  - Что такое?
  
  - Тише ты, - буркнул его напарник, спешиваясь.
  
  Они сошли с дороги. Углубившись в лесную чащобу, Ульрэх привязал своего коня к дереву и прошептал: - Заряди арбалет и жди меня здесь. Если я в скором времени не вернусь, скачи к некроманту и сообщи что враг на подходе.
  
  - О чем ты, какой еще враг?
  
  Ульрэх не ответил. Он обнажил меч и скрылся в лесных дебрях.
  
  
  
   - И что я ему скажу? - проворчал Клим. - Темнейший, когда мы ехали через лес, Ульрэх что-то услышал. Пошел на разведку и не вернулся. Но просил передать: "если не вернусь, скажи, идет враг". Бред. Нет, даже не бред, а ахинея.
  
  Тем временем, сатир натянул тетиву арбалета и положил в желоб стрелу.
  
  С той стороны, в которую ушел Ульрэх, послышался какой-то звук. Клим прислушался: действительно, похоже на стук нескольких молотков.
  
  "Интересно, что это", - подумал сатир, нервно озираясь по сторонам. Получается, его напарник оказался прав, какой-то враг совсем рядом. А что если этот враг уже заметил его? Сможет ли он противостоять этому врагу с одним арбалетом? Наверное, зависит от того, что это за враг.
  
  Когда ждешь кого-то или чего-то, время тянется очень медленно, а разных мыслей в голову лезет бесконечное множество.
  
  - Как понять, наступило это "в скором времени" или нет? - сам у себя спросил Клим.
  
  "Пришло время уносить ноги или нет? - продолжал размышлять он. - Если да, то некромант отрубит мне голову, если я не скажу ему, что за враг идет".
  
  - Решено, - вновь сам себе сказал сатир. - Надо идти туда и узнать в чем там дело.
  
  Он привязал пони рядом с конем напарника и последовал за Ульрэхом в лесную чащу.
  
  
  
   Клим сделал не больше десяти шагов, как раздался сердитый шепот его напарника: - куда ты лезешь? Я же сказал ждать меня?
  
  - Тебя долго не было, - сатир обернулся на голос: Ульрэх приближался с противоположной стороны. - Я же должен знать, что за враг приближается.
  
  - Судя по стягам: Барлийский орден. Разбивают лагерь на поляне, неподалеку от нас.
  
  - Волшебники? Так близко к Дару? Сколько их?
  
  - Две-три сотни...
  
  - Что делать-то будем? Наверное, нужно возвращаться в город и предупредить некроманта, а может лучше...
  
  - Заткнись, - сердито перебил его Ульрэх. - Дай подумать.
  
  - А что если они просто идут мимо?
  
  - Не зли меня, сатир.
  
  - Может, устроишь разведку боем? - съязвил Клим.
  
  - Нельзя завидев вражеский отряд, взять и вернуться. Первый министр решит, что мы бесполезные и казнит нас. Нужно выведать, что барлийцы затевают?
  
  - И как это сделать?
  
  - Возьмем волшебника в плен.
  
  
  
   * * *
  
  Как поймать волшебника, когда ты сатир? Никак. Но когда ты хитрый сатир, у тебя появляются различного рода идеи. Проблема была в том, что Ульрэх отказался слушать Клима и сделал по-своему.
  
  - Это несусветная глупость, - проворчал сатир.
  
  - Если ты еще слово скажешь, я свяжу тебя и брошу здесь.
  
  Они ехали по лесной дороге, прямо в лагерь Барлийского ордена. Ульрэх решил представиться волшебникам купцом из Гаар-Хора, который держит путь в Барлию. В общем, воплотить в жизнь придуманную Климом легенду.
  
  
  
   "Детали совсем не продуманы, - взволнованно думал сатир. - Как можно приступать к делу, с таким безалаберным отношением к организации? С таким же успехом, мы могли вдвоем напасть на лагерь. Нас хотя бы убили быстро".
  
  
  
   На подступах к поляне, на которой волшебники собирались ночевать, у них на пути возникли два человека. Коренастые, коротко стриженные, в легких доспехах пехоты и с копьями в руках. "Часовые", - подумал Клим.
  
  - Стоять! - выкрикнул один из копейщиков. - Дальше вам нельзя. Вы кто такие?
  
  - С чего это моему господину, представляться перед лихими людьми? - сатир изо всех сил старался держаться уверено. - По какому праву, вы преградили нам путь?
  
  - Мы не разбойники, а воины Барлийского ордена, - гордо ответил копейщик.
  
  - Раз вы не хотите нас грабить, почему мы не можем следовать дальше?
  
  - Дальше, стоит лагерем наше войско.
  
  - Перед вами, Ульрэх из Гаар-Хора, - не менее гордо, произнес Клим. - Мой господин как раз следует в Барлию для встречи с вашим магистром. Я так понимаю, он в лагере?
  
  Копейщики переглянулись.
  
  - Какое у вас дело, к магистру Соттеру?
  
  - Не думаете ли вы, что господин станет обсуждать его с вами? - язвительно ответил Клим.
  
  - Следи за языком, сатир, - грозно произнес, молчавший до этого второй часовой.
  
  Клим взглянул на Ульрэха: тот вел себя невозмутимо, делая вид, что не замечает ничего вокруг.
  
  "Мог бы возмутиться, ради приличия", - подумал сатир, пытаясь придумать, как убедить копейщиков пропустить их.
  
  - Мы давно в пути и устали, - попытался объяснить свою раздражительность, Клим. - Вместо того чтобы проводить моего господина к магистру, вы отправляете нас в объезд, что увеличит наше время в дороге. По приезду в Барлию, мы не застанем магистра на месте, и придется его ждать.
  
  - Ничего страшного, подождете.
  
  - Да придется ждать, - кивнул сатир. - Но какова будет реакция магистра, когда он узнает по чьей вине, орден не получил вовремя зерно от моего господина?
  
  Копейщики вновь переглянулись, о чем-то пошептались. После этого, один из них сказал: "следуйте за нами".
  
  
  
   - Что ты им нагородил недомерок? - сердито прошептал Ульрэх. - Какое зерно? Мы же договаривались, что я торгую камнем.
  
  - Как камень помог бы нам пройти?
  
  - Что толку от того, что мы проникнем в лагерь? Как только мы попадем к магистру, все вскроется.
  
  - Значит, нам нужно поймать какого-нибудь волшебника, до встречи с магистром, - Клим сам не верил, что сказал такое. Но план с самого начала был глупым, поэтому они и оказались в не менее глупом и опасном положении.
  
  
  
   * * *
  
  Богиня Луна услышала мольбы Клима: это оказался передовой отряд Барлийского ордена, пехота и слуги. Они шли впереди, чтобы приготовить к приходу волшебников комфортный лагерь со всеми удобствами. Работа шла полным ходом, и никому не было дела до купца и сатира. Часовые проводили их до шатра, расположенного в центре лагеря.
  
  - Ждите здесь, - сказал один из них, магистр Соттер должен в скором времени прибыть.
  
  
  
   - Ты и впрямь везунчик, - прошептал Ульрэх, украдкой выглядывая за полог шатра.
  
  - Благословение Луны с нами. Только что теперь? Волшебников-то здесь нет.
  
  - Верно, и нам лучше свалить отсюда до их появления.
  
  - Как свалить? А как же твой план: поймать волшебника? - возмутился Клим. Он тут же поймал себя на мысли, что и сам хочет покинуть лагерь барлийцев как можно быстрее, а возмущается всего лишь из принципа.
  
  - Думаю, нам подойдет офицер, посмотри-ка вон на того высокомерного индюка.
  
  Клим аккуратно выглянул за полог шатра: шагах в сорока от них, высокий худощавый мужчина отчитывал троих слуг. Плащ и дорогие побрякушки на доспехах, выдавали в нем если не офицера, то рыцаря уж точно.
  
  - С чего ты взял, что он офицер? - прошептал Клим.
  
  - Готовь лошадей, - бросил Ульрэх, и вышел из шатра.
  
  - О, Богиня сущего, - проворчал сатир. - Молю тебя, не оставь нас без милости своей.
  
  
  
   Необдуманные и опрометчивые поступки напарника, пугали Клима. Нельзя было постоянно надеяться на слепой случай и Луну. Рано или поздно, это приведет к плачевным последствиям.
  
  Сатир отвязал лошадей и завел их за шатер, заняв удобную позицию для побега. Не переставая молиться, он зарядил арбалет и стал ждать, когда вернется Ульрэх.
  
  
  
   - Клим! Сюда!
  
  Обернувшись, сатир увидел бегущего к нему напарника, с рыцарем на плече. Держа лошадь Ульрэха за поводья, Клим пришпорил пони, чтобы подъехать ближе. Показалось несколько копейщиков бегущих по пятам Ульрэха.
  
  Сатир прицелился и выстрелил. Стрела угодила в шею противника, и он рухнул. Тем временем, Ульрэх подбежал к своей лошади. Закинув на неё трофей, он забрался в седло и со словами "давай-ка уносить ноги" пришпорил своего скакуна.
  
  
  
  23. Некромант.
  
  За прошедшее время, Лёнчик организовал большую сеть доносчиков и шпионов, которые помогали ему следить за ситуацией в городе. В основном это была чернь, представители которой за золотую монету клялись пожизненно служить некроманту. Среди них, Лёнчик пользовался популярностью, чего нельзя было сказать о знати. После показательных арестов и казней, родовитые жители Дара, воспылали лютой ненавистью к некроманту. Однако, даже среди них нашлись желающие служить первому министру доносчиками.
  
  
  
   Была глубокая ночь. Лёнчик сидел у себя в покоях, в башне министра и размышлял над полученными донесениями. Желая найти лазутчика в своих рядах, он велел следить за всеми своим окружением и не только. Эгиох, Дедал, Тобиас, Фелимер, ведьмы настоятельницы, король и его дети, прислуга. Все были под колпаком агентурной сети первого министра.
  
  Ничего подозрительного. Минотавры служили верой и правдой, алхимик каждый день ходил одним и тем же маршрутом из дома в замок и обратно. Ведьмы из церкви, фанатично преданы некроманту, как посланнику своего Бога. Король, после изгнания Виоры и казней знати, вел себя тихо и редко покидал свои покои. Прислуга ходила по струнке, боясь прогневить темнейшего.
  
  "Но ведь кто-то сливает инфу, эльфам-террористам, - Лёнчик сидел за столом, помечая на листе на бумаги свои наблюдения. - И этот кто-то среди моих близких".
  
  - Фелимер, паскуда, - вдруг осенило первого министра. - Про него нет ни одного донесения. Как же я сразу не сообразил? - Сам у себя спросил некромант. - Гном, два эльфа, пусть и нежить. В суматохе не каждый отличит живого эльфа от нежити...
  
  
  
   Прерывая размышления Лёнчика, по улицам города прокатился грохот.
  
  - Это еще что? Взрыв? - Он подошел к окну. Ночной Дар был тих и безмятежен.
  
  "Думаю нужно пойти узнать, что это было, - решил некромант. - Если это очередная вылазка эльфов-террористов, возможно, удастся найти их по горячим следам".
  
  
  
   Когда Лёнчик был во дворе замка, прогремел новый, более мощный взрыв. Желая узнать, что происходит, некромант поднялся на ближайшую стену. Завидев его, дежурившие на стене стражники, вытягивались по струнке, и произносили: "здравь желаю ваш бродь".
  
  Со стены, вид на город был не такой хороший, как из окна башни, но и отсюда, Лёнчик смог увидеть густой столб дыма, поднимающийся над тюрьмой.
  
  
  
   * * *
  
  Прибыв на место, Лёнчик увидел печальную картину: буквально половина тюрьмы лежала в руинах. Стояли крики раненых заключенных и минотавров. Големы уже приступили к разбору завалов и спасению выживших.
  
  Зевак было совсем мало, жители Дара знали: если что-то происходит на улицах города, безопаснее сидеть дома.
  
  
  
   - Снова фрадосское масло? - спросил некромант у подошедшего к нему Эгиоха.
  
  - Похоже на то.
  
  - Много погибших?
  
  - Десять минотавров, семеро заключенных. Одного не успели поймать, сбежал.
  
  - Фелимер где?
  
  - Не видал его со вчерашнего утра, - пожал плечами Эгиох.
  
  - Распорядись найти паскудника, похоже что он и есть шпион.
  
  - Фелимер?
  
  - Скажи, чтобы были внимательны с его телохранителями. Если надо, пусть не жалеют нежить, гном нужен мне живой.
  
  
  
   * * *
  
  Несколько часов спустя, Лёнчику доложили о завершении разбора завалов. Погибло пятнадцать минотавров и девять заключенных. Трое узников сбежали. Целью нападавших был мощный артефакт: "запретный камень", который некромант приобрел у алхимика Саато.
  
  Еще, наконец-то удалось выяснить, как заговорщикам все это время удавалось быстро и незаметно передвигаться по городу. Под завалами обнаружился вход в подземелье. Это была настоящая паутина из подземных коридоров, по которым можно было попасть в любую точку города.
  
  - Эгиох, как можно было про такое не знать? - удивлённо произнес Лёнчик, спускаясь в подземелье.
  
  - Виноват темнейший.
  
  - Дар древний город, со множеством тайн и секретов, - заступился за минотавра, недавно прибывший на место происшествия алхимик.
  
  "Ну, да если Тобиас не знал о подземельях, что уж говорить про Эгиоха", - подумал некромант, осматривая коридор. На песчаном полу виднелись свежие следы, которые вели вглубь подземелья.
  
  - Эгиох, позови-ка сюда Дедала и десяток големов. Похоже, я напал на след этих ублюдков.
  
  
  
   * * *
  
  Следы вывели Лёнчика из подземелья, в рыбацкую деревушку, неподалеку от Дара. Несмотря на раннее утро, местные жители уже не спали. Увидев появившегося из-под земли некроманта и големов, рыбаки поспешили разойтись по домам.
  
  Деревенский староста, старик с седой шевелюрой, охотно рассказал, что в одном из заброшенных домов какое-то время жили четверо. Мужчина, судя по манерам из знати, его слуга карлик и два эльфа-телохранителя. К ним иногда наведывался гном в сопровождении двух эльфов и человек по описанию похожий на Кордо.
  
  
  
   "Так вот значит, откуда ноги растут, Кордо", - потирая подбородок, подумал Лёнчик. Теперь, все становилось на свои места. Эльфы-террористы, предательство Фелимера, убийство Механика и фрадосского эмиссара.
  
  
  
   Конечно же, дом, на который указал староста, был пуст. Не смотря на это, Лёнчик был рад что, наконец, вычислил крысу в своем окружении.
  
  
  
   * * *
  
  После того, как големы засыпали вход в подземелье, некромант вернулся в город.
  
  "Ради уничтожения "запретного камня", они пожертвовали своей конспиративной хатой, обнаружили Фелимера и Кордо, - размышлял по дороге, Лёнчик. - Видимо на кону стоит что-то более важное. Например: моё свержение".
  
  
  
   У ворот замка его ожидал Эгиох и Ульрэх, душегуб которого Лёнчик не так давно завербовал.
  
  - Ты почему вернулся? - строго спросил некромант.
  
  - Темнейший, мы с Климом, наткнулись на передовой отряд Барлийского ордена.
  
  - И что? Я тебе какое задание дал?
  
  - Не гневись темнейший, но следом под предводительством магистра, идут почти все волшебники. Они в одном - двух днях от города. Мы взяли в плен офицера.
  
  
  
   "Я не ошибся в этом человеке, - довольно подумал Лёнчик. - Проявил инициативу, смекалку, офицера поймал. По всей видимости Кордо заключил союз с волшебниками из Барлийского ордена. Он уничтожил камень, теперь волшебники смогут ударить в полную силу. Что ж, похоже, мне предстоит первое крупное сражение в этом мире".
  
  - Ну, показывай, этого офицера, - ответил некромант.
  
  
  
  24. Гальбор Соттер.
  
  Магистр пребывал в приподнятом настроении. Все складывалось как нельзя лучше: вечером, на второй день, после того как они выступили из Барлии, в лагерь прибыл Дарийский вельможа Велтис Долн.
  
  Он рассказал о бесчинствах, которые устраивает некромант: ложные обвинения и казнь тех, кто посмел открыто выражать недовольство его правлением. Изгнание из Дара матриарха Богини Луны.
  
  - А что же король? - не удержался от язвительного вопроса Гальбор.
  
  - По слухам, король в сговоре с матриархом Виорой попытались свергнуть некроманта, но потерпели неудачу. Поэтому он и выдворил Виору из города. Её дети от короля, сейчас при дворе, в качестве заложников. Так что у короля Ольфреда на данный момент связаны руки.
  
  - Это прискорбно, - потягивая вино, ответил магистр. На самом деле его ничуть не трогала судьба короля или его детей. "Поделом ему", - считал Гальбор. Ведь это он наделил некроманта властью и буквально вложил в руки возможность поработить Адару.
  
  Велтис Долн, заверил магистра, что король, и знать поддержат орден в борьбе против захватившей власть нечисти.
  
  "Выжившая знать, - усмехнулся про себя Гальбор. - Интересно сколько их? Человек десять-то наберется?"
  
  
  
   Но не только визит дарийского вельможи поднял настроение магистра. На следующем привале, на их лагерь наткнулся Малькольм Рейттер. Его рассказ был просто восхитителен. А самое главное, Малькольм нашел и уничтожил филактерию.
  
  "Каким бы могущественным не был некромант, - подумал Гальбор. - До нашего прихода он не успеет создать новое хранилище души.
  
  
  
   Даже новость о проникновении в лагерь передового отряда шпионов некроманта, не смогла омрачить настроение магистра. "Пусть нежить знает: мы идём", - сказал Гальбор на военном совете, когда вестовой сообщил о похищении одного из офицеров.
  
  
  
   * * *
  
  До Дара осталось несколько часов ходьбы. Штурм был запланирован на завтра, а сегодня, магистр решил устроить для братьев праздник с вином и женщинами, которых привезли из кабака расположенного в ближайшей деревне.
  
  Для этого, он велел поставить большой шатер, в котором поместились бы все братья ордена. "Я хочу, чтобы вино лилось рекой, а шлюхи ублажали моих братьев как королей", - приказал Соттер, своднику, который занимался организацией оргии.
  
  
  
   - Завтрашний день переживут не все, - подняв кубок с вином, произнёс Гальбор, перед началом пирушки. - Поэтому, братья, ни в чем себе не отказывайте!
  
  Соттер дал знак страже, и те отодвинули полог шатра. Задорно вереща, и тряся сиськами, внутрь вбежала вереница обнаженных женщин.
  
  - Пейте, ешьте и веселитесь! - добавил магистр.
  
  Волшебники довольно закричали, самые расторопные, принялись ловить девочек, выбирая посимпатичнее, пока было из чего выбирать.
  
  Сам же Гальбор, допив вино, направился в свой шатёр. Его постель грели эльфийки-наложницы. Он был настолько впечатлен дарийскими остроухими шлюхами, что при первой же возможности купил себе парочку рабынь эльфиек для плотских утех.
  
  
  
   * * *
  
  - Магистр, разведчики доносят, что все известные входы в подземелье завалены, - доложил Хорик, ученик Гальбора.
  
  - Значит, не будем мудрить и ударим в лоб. Начинайте.
  
  
  
   Гальбор Соттер, двадцать братьев и их ученики стояли на холме, с которого было хорошо видно начавшуюся осаду Дара. Над городом прокатился звук набата. Отряд волшебников приблизился к городским воротам на удобное для штурма расстояние. Со стен на них обрушилась смертоносная лавина из стрел. Братья создали "воздушный щит", уничтожающий стрелы на подлете. Затем они обрушили "огненный дождь" на городские ворота.
  
  Не прошло и десяти минут, как ворота были разрушены.
  
  
  
   - Дайте сигнал всем остальным отрядам: атаковать, - велел Гальбор. Хорик выпустил в небо "огненную стрелу" зелёного цвета. Соттер разбил братьев на несколько отрядов, для нападения на город сразу с нескольких направлений.
  
  Волшебники без труда могли переместиться в любую точку города, но магистр решил воспользоваться моментом и разграбить столицу. Как-никак, а военный поход дело затратное.
  
  
  
   - Пускайте пехоту, - приказал Гальбор. Горнист протрубил три раза, и стройные шеренги солдат вышли из леса. Стоило им приблизится на расстояние полета стрелы, как со стен вновь обрушилась смертоносная лавина. Но волшебники были рядом и прикрыли пехоту "воздушным щитом".
  
  То тут, то там, над городом стали появляться разноцветные всполохи "огненных стрел", братья волшебники сигнализировали об удачном разрушении ворот.
  
  - Хорошо, - магистр довольно оскалился. - Сигналь, чтобы отправляли пехоту на штурм.
  
  Каждому отряду магов, Соттер дал отряд пехоты, главным приказом которой был "грабить".
  
  
  
   Тем временем, солдаты подошли к главным воротам Дара и стали проникать в город.
  
  "Как-то всё уж слишком просто", - пронеслось в голове магистра, буквально за мгновение до оглушительного взрыва. Главные ворота и все в радиусе пятидесяти метров поглотил огонь.
  
  - Фрадосское масло, - стиснув зубы, прорычал Гальбор.
  
  Не выдержав столь мощного натиска пламени, "воздушный щит" исчез, оставив солдат и магов беззащитными перед стеной огня.
  
  На холме рядом с Соттером материализовался волшебник. Он был изранен, а из левого плеча торчала стрела.
  
  - Магистр, - произнёс он, падая на землю. - Я от Дурра Блейтерра. Нас теснят, полчища големов. Они обратили пехоту в бегство...
  
  Волшебник запнулся, увидев, как рядом материализовался брат с огромной дырой в груди. Соттер узнал в нем Леона Керрика. Глаза Леона смотрели в пустоту. За мгновение до того, как он мертвый рухнул на землю, с его губ слетело: "Некромант".
  
  
  
   "Отлично, - подумал Гальбор. - Нежить не прячется, не буду и я".
  
  - Джокс, - обратился магистр к одному из магов. - Отправляйся со своим отрядом на помощь Дурру.
   Затем, он повернулся к своему отряду и произнёс: - А мы братья ударим по некроманту!
  
  
  25. Ольфред Спрэд.
  
  Этим утром, Дар походил на рассерженный пчелиный улей. Новость о том, что армия Барлийского ордена на подступах к столице, распространилась среди населения очень быстро. Тысячи горожан, в спешке собрав все самое ценное, высыпали на улицы города, желая как можно быстрее покинуть его.
  
  
  
   В замке, с раннего утра полным ходом велась подготовка к его обороне. На стены поднималось всё, что могло бы помочь отстоять цитадель: камни, бочки со смолой, связки копий и стрел.
  
  
  
   Наблюдая за этим, король Ольфред размышлял о сложившейся ситуации: "Стоит ли вмешаться и помочь волшебникам или лучше остаться в стороне? Если вновь выступлю против некроманта и не преуспею..., - он тяжело вздохнул. Думать о том, что ждет его и детей в случае очередного провала, королю не хотелось. - Но если барлийцам удастся сокрушить некроманта, как они отнесутся к тому, что я не помог им, а стоял в стороне? Эх, так много этих "если". Может бросить всё и вернуться домой, в поместье?"
  
  
  
   Порой, Ольфреду казалось, что возвращение домой решит все проблемы. Как будто, если все бросить и сбежать, жизнь станет проще. Не будет дворцовых интриг и заговоров. Не будет некроманта, который держит его детей в заложниках. Не будет всех тех угроз, что поджидали его на каждом шагу.
  
  Но так ли это на самом деле?
  
  В такие моменты, когда сомнения брали над ним верх, Ольфред вспоминал беззаботное детство и юность. И как все в одночасье прекратилось, когда отец проиграл всё семейное состояние. Потом он и вовсе погиб. В те годы, Ольфред не был королём, а его проблемы были намного мельче. Но тогда, ему казалось, что Богиня отвернулась от него. Что хуже только смерть.
  
  Вспоминая это, он вспоминает: что проблемы будут всегда. Они могут отличаться масштабами, бедняк из трущоб думает, как ему прожить день, не умерев с голода, а богатый купец, как повыгоднее продать товар и не упустить прибыль.
  
  Проблемы будут всегда, потому, что они часть жизни. Но неразрешимых проблем не бывает, это Ольфред знал как никто другой. Так что, он планировал и из этой ситуации выйти с максимальной выгодой для себя.
  
  
  
   * * *
  
  Дети короля, двойняшки Роланд и Виолетта как обычно в это время, находились у себя в покоях и постигали науки. Вместе с ними из Наара приехал учитель, со странным именем Золэн. Виора рассказывала, что он выходец из далеких земель, простирающихся за пустыней.
  
  Внешность учителя была не менее экзотичной, чем имя, красновато-медный цвет кожи, длинные черные как смоль волосы, заплетенные в косу. Необычайно пронзительные глаза пурпурногого цвета с золотыми вкраплениями. Золэн разговаривал с редким для столицы акцентом.
  
  
  
   Когда Ольфред вошел в покои детей, учитель поклонился и поприветствовал его фразой: "Мой король".
  
  - Отец, это правда?! - Воскликнула Виолетта, стоило ему переступить порог. - Скоро будет война?!
  
  - Не война, а осада, глупая, - проворчал Роланд.
  
  - Да, - кивнул Ольфред. - Армия Барлийского ордена на подступах к городу.
  
  - Осада! Это должно быть так интересно, участвовать в осаде, - произнесла девочка, размахивая указкой, словно мечом. - Отец, а мы будем участвовать в осаде?
  
  - Осаждают нас, а мы обороняемся, глупая.
  
  - О-бо-ро-ня-ем-ся, - по слогам повторила Виолетта. - Слово-то, какое, мудреное.
  
  - Маленьким детям, не пристало находиться в гуще сражения, - ответил король.
  
  - Мы не маленькие, нам уже по десять лет. Гляди, как я умею, - не выпуская указку из рук, девочка сделала "колесо". Когда её ноги вновь коснулись пола, она выставила указку вперед, нанося колющий удар невидимому противнику.
  
  - Потрясающе Летта, - улыбаясь, сказал Ольфред. - Ты вырастешь великой воительницей.
  
  - Из глупых девчонок не вырастают великие воительницы, - возразил Роланд. Он очень сильно переживал разлуку с матерью. Стал ворчливым и раздражительным. Постоянно шпынял сестру, грубил отцу и бил слуг.
  
  
  
   Каждый раз, смотря на страдания сына, Ольфреду казалось, что он ненавидит некроманта по-новому. Король приходил в покои детей каждый день, и каждый день чувство ненависти к первому министру отличалось от предыдущего.
  
  Видя муки Роланда, Ольфред буквально обретал новый смысл жизни, месть некроманту.
  
  
  
   После визита к детям, король направился к себе в кабинет, чтобы выпить бокал вина. Это помогало ему сосредоточиться. Впереди забрезжил огонек надежды, и он должен был приложить максимум усилий, чтобы обернуть ситуацию в свою сторону.
  
  
  
   * * *
  
  Взвесив все плюсы и минусы, Ольфред решил занять выжидательную позицию, пока не станет ясно кто победит. Тогда и начать действовать. В замке на стороне короля было не меньше сотни солдат, под предводительством сэра Крэда. Король отчетливо помнил, как некромант сражался с гвардейцами, и как те, его чуть не убили.
  
  "Если первый министр выйдет с триумфом из этого сражения, он наверняка будет истощен и уязвим. Вот тогда я и нанесу ему удар возмездия. Если победят колдуны, что ж, думаю, орден изжил себя и его существование в любом случае нужно прекращать. В королевстве не должно быть никого выше или равного королю".
  
  
  
  26. Некромант.
  
  - О, Всемогущий Паррифас, - подняв руки к каменному изваянию, произнесла ведьма-настоятельница. - Молим тебя, снизошли благодать свою на кротких рабов твоих. Воздай каждому по заслугам.
  
  - Воздай, воздай, воздай, - повторили за ней все собравшиеся.
  
  Народу в церкви собралось необычно много.
  
  Лёнчик стоял в толпе паррифаситов и в очередной раз продумывал оборону города. Обычно он не посещал утренние службы в церкви. Эта стала исключением, потому что должна была поднять боевой дух защитников города. А какой боевой дух без предводителя?
  
  
  
   За то время, которое у них было для подготовки обороны города, некромант и его помощники проделали огромную работу. Заминировали главные ворота остатками фрадосского масла, которое хранилось у Тобиаса.
  
  Больше всего, Лёнчик боялся возможности волшебников переместиться в любую точку города. Но Дедал успокоил его, сказав: "Маги очень высокомеры. Они предпочитают всю грязную работу сваливать не пехоту".
  
  - Но ведь так, было бы куда логичнее и проще, - искренне удивился некромант. - Перекинул армию за стены города и все, победа.
  
  - Вы никогда не слышали поговорку: лучше переспать с прокажененым, чем иметь дело с барлийским волшебником? Эти спесивые ублюдки больше всего ценят знатное происхождение. Любой простолюдин, будь то человек, гном или минотавр, для них презренное мясо. Во времена семилетней войны, мне приходилось сражаться с ними бок обок. Существ гаже мне встречать не приходилось.
  
  
  
   Если Дедал прав и маги отправят на взятие главных ворот пехоту то, взорвав мину из фрадосского масла, они нанесут барлийцам ощутимый урон. Но были еще западные и восточные ворота, а мина только одна.
  
  Эгиох предложил разместить големов в равноудаленном от всех трех ворот месте, на городской площади.
  
  - В случае необходимости, если что-то пойдет не так, отсюда они успеют подойти на помощь к любым воротам, - пояснил минотавр.
  
  Все осложнялось тем, что нельзя было уходить в глухую оборону. Дедал полагал, если пехоте не удастся проникнуть за стены города, вот тогда волшебники начнут перемещать солдат в Дар при помощи магии. Поэтому пехоту нужно было пропустить и перебить.
  
  - Думаю, так и сделаем, - кивнул некромант.
  
  
  
   Тем временем, к ведьме-настоятельнице вышли шесть ведьм-прислужниц и они вместе стали петь.
  
  
  
   "Так, ну вроде бы все сделано по уму", - подумал Лёнчик. Ему очень не хотелось обратно в ад, а в случае поражения, барлийские маги вряд ли сохранят ему жизнь. Они же пришли именно за ним.
  
  Через толпу прихожан, к нему протиснулся Эгиох и прошептал: "Барлийцы занимают позиции для атаки".
  
  
  
   * * *
  
  Некромант и Дедал, восседая на породистых скакунах, стояли во главе пяти сотен големов, ровные шеренги которых были построены на городской площади. Лёнчик велел гарнизону не рисковать, вести обстрел вражеской армии из луков и арбалетов. Как только барлийские солдаты начнут прорываться за городские стены, дать ему сигнал и отступить к площади.
  
  За неимением нормального протеза, вместо отрубленной кисти, Дедалу пришлось одеть крюк. Он долго противился этому, но одной рукой управлять лошадью и сражаться было не реально.
  
  Над опустевшим городом прокатился звон набата.
  
  - Ну, понеслась, - прорычал Лёнчик, - посмотрим кто кого.
  
  
  
   Никаких звуков кроме набата слышно не было. Големы безмолвно ждали приказов. Скакуны время от времени фыркали.
  
  - Что же так долго? - не выдержал Лёнчик.
  
  - Это осада темнейший, если б мы просто открыли ворота, они догадались бы о поджидающей их западне.
  
  Дедал, конечно же, прав. Некромант и сам все прекрасно понимал, просто ему не терпелось покончить со всей этой свистопляской.
  
  
  
   Наконец-то со стороны восточных ворот донесся звук рога. Протрубили три раза, это сигнал о том, что ворота пали.
  
  - Дедал, устрой им, - сказал Лёнчик.
  
  - Темнейший, давайте оставлю вам хотя бы сотню?
  
  - Хорошо.
  
  Минотавр кивнул, подняв руку с кольцом, он выкрикнул: "Големы, за мной", и пришпорив коня, поскакал к восточным воротам. Громыхая каменными ступнями по мостовой, големы направились следом.
  
  На дороге, ведущей к восточным воротам, появились солдаты. С криками: "Ворота разрушены" они бежали к площади.
  
  
  
   Вскоре и со стороны западных ворот донесся звук рога. По плану, их обороной занимается Лёнчик. Он велел солдатам, которые отступили от восточных ворот, встать рядом с големами и повел их всех за собой. По дороге, к ним присоединялись отступающие от западных ворот.
  
  
  
   Когда некромант и его отряд добрались до ворот, не меньше трёх дюжин барлийцев уже пробрались за стены города, а бойцы гарнизона из последних сил сдерживали их натиск. Лёнчик обнажил меч и бросился в гущу сражения. Стоило шеренгам врага поредеть, как в некроманта полетели огненные шары. Но пламя не причинило ему вреда. Лёнчик хорошо подготовился к схватке с волшебниками, набрав у Тобиаса кучу защитных артефактов. Он
  
  снял с плеча ружьё, и, выкрикнув: "А как тебе такое?!" выстрелил в ближайшего колдуна.
  
  
  
   Со стороны главных ворот, донёсся грохот взрыва. "Надеюсь, Эгиох не пострадал", - пронеслось в голове Лёнчика. Он продолжал стрелять, кося волшебников одного за другим. Видя свою беспомощность, они стали исчезать в ярких вспышках света.
  
  - Так-то! - довольно воскликнул некромант.
  
  Вслед за магами, стала отступать и пехота. Держа строй и копья во фронт, они попятились.
  
  Но радость Лёнчика продлилась недолго, у ворот материализовался новый отряд магов. Среди них он узнал того самого старика, Гальбора Соттера, который чуть не прикончил его у дома Тобиаса. Лёнчик машинально навел на магистра прицел и спустил курок. Но пуля отскочила от невидимого барьера, угодив в одного из барлийских солдат.
  
  "Похоже, его голыми руками не возьмешь", ?- подумал некромант. В тот же миг, на него обрушились все четыре стихии. Огненный дождь, стена воды, земля превратилась в жижу, сковав движение горящего заживо коня, а ураган раскидал соратников. Амулеты сдержали удар, но большинство из них превратились в хлам. Нужно было отступать.
  
  
  
   Желая облегчить муки коня, Лёнчик выстрелил ему в голову. Прежде чем тело рухнуло на землю, некромант спрыгнул и отдал приказ находящимся рядом соратникам: - Отступаем к площади!
  
  Не прошли они и трех кварталов, как у них на пути возникли несколько колдунов, отрезав от дальнейшего продвижения.
  
  
  
   "Нам конец, если не прорвемся", - Лёнчик выглянул из укрытия. Узкую улочку удерживали всего три волшебника, но чтобы до них добраться, нужно было преодолеть не менее пятидесяти метров открытого пространства, настоящее самоубийство.
  
  - Сзади! - выкрикнул один из солдат, в него тут же угодил огненный шар, превратив бедолагу в кричащий факел.
  
  "Троих легче завалить, чем толпу", - решил некромант, и приказал идти на прорыв.
  
  
  
   Эта троица оказалась не такой уж и крутой. Стоило Лёнчику с солдатами выбежать из укрытия, они исчезли.
  
  Через несколько кварталов к ним присоединился Эгиох, во главе отряда минотавров. Он рассказал, что успешно взорвал главные ворота, нанеся противнику серьезный ущерб. После чего отступил к площади.
  
  - Отлично, - кивнул Ленчик, - а то нам тут как раз помощь нужна.
  
  - Темнейший, давайте контратакуем.
  
  - Нет Эгиох. Там матерые колдуны во главе с магистром. Пошли лучше пару парней к Дедалу, пусть бросает ворота и ведет големов к нам. Убьем магистра и мы победили.
  
  
  
   * * *
  
  На площадь они решили не выходить, а ждали Дедала, укрывшись в одном из проулков. "Если он успеет то, у нас еще есть шанс, - размышлял Лёнчик. - Пехота барлийцев понесла серьёзные потери. И хотя их боевой дух еще не сломлен, когда на них обрушусь я и големы, вряд ли они устоят и не побегут. Тогда я смогу добраться до магистра и прикончу его".
  
  - Враг приближается! - выкрикнул часовой.
  
  От западных ворот, по городским улочкам к ним подбирались барлийцы. Только копейщики, магов видно не было, но Лёнчик чувствовал: они рядом.
  
  "Почему же Дедала так долго нет?" - пытаясь разглядеть колдунов, подумал некромант.
  
  В них полетели огненные шары.
  
  "Вот и колдуны появились", - усмехнулся про себя Лёнчик.
  
  Это был настоящий артобстрел. Врезаясь в кирпичные стены домов, шары с грохотом выбивали кирпичную крошку и посыпали ей укрывшихся защитников города.
  
  - Они пытаются выбить нас на площадь! - выкрикнул Эгиох, прикрывая морду от летящих в нее крошек.
  
  - Если мы тут останемся, они все равно до нас доберутся, - перекрикивая царящий вокруг грохот, ответил Лёнчик.
  
  "Видимо у Дедала возникли трудности. Тогда лучше всего будет отступить за стены замка. Но стоит нам оказаться на площади, волшебники в лёгкую испепелят всех. Если конечно, кто-то не отвлечет их на себя".
  
  
  
   - Эгиох, как только они прекратят метать огонь, отступайте к замку, - выкрикнул некромант.
  
  - А как же Дедал?
  
  - Видимо у него что-то случилось. Не рискуйте понапрасну, укройтесь в замке. И если я погибну, отомстите за меня.
  
  - Темнейший, вы о чем?
  
  Лёнчик выскочил из укрытия и бросился к стройным рядам барлийцев. В него тут же полетели огненные шары, но пока у некроманта было не меньше дюжины амулетов, магия на него не действовала.
  
  Ворвавшись в ряды противника, Лёнчик принялся в буквальном смысле слова косить барлийцев. Маги благоразумно исчезали, а копейщики безуспешно пытались его остановить.
  
  Вскоре раздался звук горна и копейщики стали отступать. Некромант хотел было перевести дух, но не тут-то было: маги перенеслись на крыши домов и оттуда обрушились на него в полную силу. Амулеты Лёнчика стали таять на глазах, ему удалось застрелить двух или трех колдунов, как защитные артефакты кончились. Тогда некромант и познал всю мощь магии Барлийского ордена на своих костях.
  
  
  
  27. Малькольм Рейттер.
  
  Новость о смерти магистра Долтера, добила Малькольма. Окончательно разочаровавшись в ордене, он решил не дожидаться исхода битвы за Дар и покинуть лагерь на рассвете.
  
  - Я, наверное, никогда не пойму, вас людей, - потягивая вино, сказал Фелимер. Он и его эльфы-нежить покинули рыбацкий поселок вместе с Малькольмом и Никоном.
  
  Это была ночь перед штурмом Дара. Они находились в шатре Рейттера. Гном и Никон сидели за столом, и пили вино. Эльфы Фелимера стояли у входа. Малькольм лежал на перине и смотрел в потолок. Своих эльфов, он отпустил, как только они наткнулись на лагерь ордена. Не смотря на возражения Никона, Рейттер, заплатил им еще по десять золотых монет и поблагодарил за службу.
  
  - Всю жизнь что-то делать, - продолжал гном, - к чему-то стремиться, а потом в одночасье взять и все бросить. Это, - он ненадолго задумался, почесывая пальцем, висок, после чего добавил: - неразумно.
  
  - А если спустя годы, ты поймешь: все что ты делал и ради чего жил, неправильно. Если осознаешь, что стал как раз тем, с чем всю жизнь боролся. Что тогда? - не отрывая взгляд от потолка, произнес Рейттер.
  
  - Люди, - усмехнулся Фелимер. - Как у вас вообще так получается?
  
  - Можно подумать, твоя жизнь идет строго по определенному плану? - спросил Никон.
  
  - Не то чтобы строго, но я не собираюсь бросать выбранное направление.
  
  - Просто тебе повезло, ты занимаешься тем, что у тебя хорошо, получается, - пожал плечами карлик.
  
  - Повезло? Нет. Я целенаправленно шел к должности управленца. Получается? - гном опять усмехнулся. - Я, наверное, самый худший начальник за всю историю существования дарийской тюрьмы.
  
  - Почему же ты тогда не бросил это занятие? - удивился Никон.
  
  - Гномы так не поступают, - Фелимер осушил кубок и потянулся к бутылке, чтобы налить еще вина.
  
  - Фелимер опять умничает? - раздался знакомый голос. В шатер вошел Кордо.
  
  Все кто был внутри, не верили своим глазам. Малькольм первым делом проверил, не колдовская ли это иллюзия.
  
  - Вы не рады меня видеть? - лукаво улыбнулся Кордо.
  
  - Как вам удалось выжить? - озвучил висящий в воздухе вопрос Никон.
  
  - О, это сейчас не самое главное. Я торопился к вам, чтобы просить об очередной услуге.
  
  - Да, не волнуйтесь вы так, - Малькольм вновь уставился в потолок. - Завтра мои братья наведут порядок в столице и уничтожат некроманта.
  
  - Я не был бы так уверен на вашем месте.
  
  - Что вы имеете в виду? - уточнил Никон.
  
  - У некроманта больше пяти сотен големов. Думаете, их будет легко одолеть?
  
  - Для этого наш орден и прибыл в Дар, - пожал плечами Рейттер, - одолеть некроманта и его армию. Думаю, магистр Соттер знает, что делает.
  
  - Верно, - кивнул Кордо. - Вот только его планы основаны на неточной информации о положении дел в тылу врага. Големами управляет его подручный, минотавр Дедал. Так что даже если ваши братья расправятся с некромантом, Дедал отомстит за своего тёмного господина.
  
  - Зачем вы говорите это мне? ?- безразлично произнес, Малькольм. - Вам лучше поговорить об этом с магистром Соттером.
  
  - Я не хочу никого обидеть, но не так давно, когда я занимал пост первого министра, мне довелось встретиться с Гальбором Соттером. Он тогда был еще вице-магистром. Буду с вами откровенен: мне ваш нынешний магистр показался чрезмерно честолюбивым человеком.
  
  - Что есть то, есть, - по-прежнему безразлично, ответил Малькольм.
  
  - У нас общий враг, - продолжал Кордо, - и я готов объединить наши усилия в борьбе с ним. Но я хочу, что бы именно вы представили орден в нашем союзе.
  
  - Я? - удивился Рейттер. - Уверяю вас, среди моих братьев есть немало мужчин достойных вашего доверия.
  
  - Я предпочитаю судить о людях, опираясь на личный опыт. С вами мне довелось выполнить опасное мероприятие. Я видел вас в деле. Видел, как вы держитесь и ведете себя, когда планы трещат по швам. Если вы откажете мне, знайте: ни кому другому в Барлийском ордене я доверять не стану.
  
  
  
   Малькольм понимал, что Кордо имеет ввиду. На самом деле он слукавил, сказав, что среди его братьев много достойных мужчин. В последнее время за Барлийским орденом закрепилась дурная слава. Каждый житель Адары, да и соседних королевств знал, барлийские волшебники просто обожают власть и золото.
  
  
  
   - Ну, ладно, - Малькольм принял сидячее положение. - Я не могу покинуть орден, зная, что тем самым позволил некроманту победить. Рассказывайте, какой у вас план.
  
  
  
   * * *
  
  Еще до восхода солнца, они переместились во двор королевского замка.
  
  - Зачем мы здесь? Я думал, мы будем охотиться на минотавра, - осматриваясь по сторонам, сказал Малькольм. Благодаря Кордо, они оказались в тени сарая, так что никто из снующих по двору людей их не заметил. В замке полным ходом шла подготовка к обороне.
  
  - Всему своё время, - ответил Кордо. Он выглянул за угол и, шепнув: "Идём", юркнул вперед.
  
  - Ваше благородие, - прошептал Никон, - может пока не поздно, вернемся в лагерь.
  
  Малькольму не нравилось, что Кордо темнит и не договаривает, правда для него это было в порядке вещей. Рейттер дал ученику знак: "следи за ним в оба и будь начеку".
  
  
  
   Они прокрались вдоль крепостной стены и оказались около деревянной двери. Кордо постучал в нее три раза, сделал паузу и снова постучал два раза. Потом снова пауза и снова три раза. Дверь открылась. На пороге стоял худощавый парнишка в одежде лакея.
  
  - Здравствуй, Вешка, - сказал Кордо, проходя внутрь цитадели. Малькольм и Никон вошли следом, после чего Вешка закрыл дверь на засов.
  
  Они шли по мрачным коридорам цитадели то, спускаясь то, поднимаясь по лестнице, пока не уперлись в еще одну дверь. Кордо постучал в нее, так же как и в предыдущую, после чего она открылась.
  
  За дверью, в небольшом помещении без окон их ждал мужчина. Среднего роста, лет сорок на вид. С рыжей козлиной бородкой. На нем был плащ с накинутым на голову капюшоном. Последним зашел, Вешка и закрыл за собой дверь.
  
  - Знакомьтесь друзья, - произнес Кордо. - Перед вами король Адары, Ольфред. Ваше величество, позвольте вам представить: волшебник Барлийского ордена Малькольм Рейттер и его ученик Никон.
  
  Малькольм не знал, как на такое реагировать. Поэтому внимательно следя за движениями короля и Кордо, ждал, когда они объяснят суть происходящего.
  
  - Мои дети находятся в заложниках. Если сегодня я не выступлю на стороне некроманта, их убьют, - с печалью в голосе, произнес король.
  
  "Вот значит как, - подумал Рейттер. - Король готов встать на нашу сторону, но его дети, заложники. Сегодня нам определенно не помешает свой человек в замке".
  
  
  
   * * *
  
  Детей короля удерживали в их покоях, отряд из пяти минотавров.
  
  - Всего пять минотавров? - удивился Малькольм.
  
  - Моим людям не удастся быстро попасть в покои детей, - пояснил король. - Так что пяти минотавров хватит, чтобы расправиться с двумя детьми.
  
  - А одного волшебника хватит, чтобы справиться с пятью минотаврами, - улыбнулся Рейттер.
  
  Оказавшись у двери, ведущей в покои детей, Малькольм ментально проник за неё. Он "нащупал" восемь разумных созданий: дети, их учитель и минотавры. Разум минотавров заметно отличался грубостью и простотой. Затея Рейттера была простой: проникнуть в разум нескольких приспешников некроманта и их руками убить остальных.
  
  Стоило ему завладеть телом одного из минотавров, как их предводитель выкрикнул: "Здесь волшебники, кончай сопляков!"
  
  - Видимо у него есть амулет, который меня обнаружил! Ломайте дверь, я попытаюсь не подпустить их к детям!
  
  Пока минотавры пытались сразить одержимого брата, солдаты короля выбили дверь и вскоре, все было кончено. Дети спасены, минотавры перебиты. А вот учителя спасти не удалось. Так же были потери и среди королевских солдат.
  
  Над городом пронеся звон набата.
  
  - Нам пора, - сказал Кордо, заряжая арбалет.
  
  
  
   * * *
  
  Они переместились на стену замка, с которой открывался хороший обзор на городскую площадь и на стройные ряды големов.
  
  - Никон, там впереди, на коне, это некромант?
  
  - Да, ваше благородие, вижу ясно.
  
  - Переместимся к ним и сразимся?
  
  - Нет, - возразил Кордо, - еще рано.
  
  Какое-то время они ждали, но вот со стороны восточных ворот показались люди. После чего, минотавр пришпорил коня и повел големов за собой, к восточным воротам.
  
  
  
   - Восточные ворота, - констатировал Кордо. - Нам нужно следовать за Дедалом.
  
  Никон перенес их к восточным воротам, на крышу одного из домов. Отсюда хорошо было видно все происходящее у ворот. Ощетинившись копьями, пехота продвигалась вперед, пока не появились големы. За считанные минуты ход сражения изменился: каменные воины теснили людей, а попытки магов сокрушить их при помощи волшебства оказались безуспешными. "Драконий песок устойчив к магии", - вспомнил Малькольм.
  
  
  
   Со стороны главных ворот донесся грохот.
  
  - Что это? - спросил Рейттер.
  
  - Не знаю, - пожал плечами Кордо. - Время пришло. Кто из вас лучше стреляет? - спросил он, снимая с плеча арбалет.
  
  - Давайте, - Никон взял арбалет и присел на дно колено.
  
  - Уверен?
  
  - Не волнуйтесь, Никон отлично стреляет из арбалета, - ответил за ученика Малькольм.
  
  
  
   Тем временем, пехота дрогнула и побежала, а братья волшебники один за другим переместились с поля боя. Минотавр издал боевой клич. Его конь встал на дыбы и Никон выстрелил. Стрела со свистом рассекла воздух, попав Дедалу в глаз. Минотавр дернулся и рухнул на мостовую.
  
  В тот же миг, Кордо достал из рукава кинжал и вогнал его в спину Никона. Ученик вскрикнул и кубарем покатился вниз.
  
  - Нет! - Вырвалось из груди Малькольма, он метнул в Кордо огненный шар, но предатель растворился в воздухе.
  
  "Что? Как он это сделал?" - пронеслось в голове Рейттера. В нос врезался резкий запах серы.
  
  - Не может быть, - пробормотал Малькольм. В его голове, вдруг нарисовался отчетливый узор интриги, которую сплел Кордо.
  
  - Это так, - произнес материализовавшийся за его спиной Кордо и нанес в спину Рейттера несколько ударов кинжалом. Он двигался удивительно быстро, так что у Малькольма не было не малейшего шанса выстоять.
  
  Волшебник из Барлийского ордена упал и покатился вниз вслед за учеником. Так окончилась жизнь Малькольма Рейттера.
  
  28. Клим.
  Некромант оказался доволен их работой. Он выдал им кошель с деньгами и сказал: "Этой ночью можете отдыхать. Заслужили". А что за отдых без доброго вина и парочки сисястых кабацких девок? Недолго думая, Клим и Ульрэх направились в кабак, который располагался всего в нескольких кварталах от замка.
  На удивление Клима, его товарищ оказался привередливым в плане женщин.
  - Уж чего бы я никогда не подумал, так это то, что ты такой прихотливый, - сказал сатир. Пока Ульрэх выбирал себе спутницу на вечер из выстроившихся перед ним полуголых жриц любви, Клим сидел на коленях у обнаженной красавицы, по меркам сатира, конечно же, и, попивая вино, гладил её грудь.
  - Я с самого рождения вынужден рисковать жизнью. Когда был в банде "Детей песка" и до того, а теперь мы шпионы некроманта. Мы выполнили первое задание и остались живы, так что я хочу отметить это самым лучшим вином и самыми лучшими бабами, - сказав это, Ульрэх хлопнул ближайшую к себе шлюху по голой попке.
  В конце концов, определившись, Ульрэх уединился с двумя смугленькими брюнетками.
  - Вот и славно, - расплываясь в довольной улыбке, сказал Клим. Допив вино, он провел языком по коричневому соску девицы и добавил: - Нам тоже пора в кроватку.
  
  * * *
  Проснулся Клим от того, что Ульрэх тряс его за плечо.
  - Что за необходимость, так бесцеремонно меня будить, - проворчал сатир.
  - Вставай, нужно срочно уносить ноги. По всей видимости, барлийцам удалось взять город.
  - Что! - Клим молниеносно проснулся и принял сидячее положение. - С чего ты взял?
  - Все шлюхи разбежались, в кабаке кроме нас никого нет, а под окнами несколько дюжин солдат в барлийской форме.
  - Как такое возможно? - Пробормотал сатир, натягивая бриджи. - Почему Надали меня не разбудила? Я же был щедр и ласков с ней.
  - Щедр? - усмехнулся Ульрэх. - что ей до этого, когда она спёрла все наши деньги.
  - Как все? - искренне удивился сатир. Но кошелька действительно, нигде не было. - Вероломные шлюхи! - сердито выкрикнул Клим и топнул копытцем.
  - Идиот, - шикнул на него Ульрэх. Он подбежал к окну. Украдкой выглянув в него, сказал - Они же почти прошли мимо. Теперь возвращаются. Быстрее, валим.
  
  В заведении было непривычно тихо, как в склепе. Клим и Ульрэх как могли быстро спустились на первый этаж, но было поздно: в кабак ввалились несколько солдат в барлийских нагрудниках и шлемах. У некоторых из них в руках были заряженные арбалеты.
  Сатир глазом моргнуть не успел, как Ульрэх затолкнул его в ближайший проход и захлопнул за собой дверь.
  В тот же миг по ней замолотили арбалетные болты, а их наконечники стали "проклевываться" из дверных досок, словно молодые ростки пшеницы.
  - Обложили, - стиснув зубы, прорычал Ульрэх.
  - Делать, делать-то что будем! - выкрикнул Клим осматриваясь по сторонам.
  Они оказались заперты в не большем помещении, без окон и с единственной дверью.
  - Похоже, глупо было искать спасение здесь, - Ульрэх смачно выругался. - Где же твоя Луна?
  - Ну, такими словами, ты вряд ли сможешь разбудить в Богине сочувствие.
  - Это их задержит, - Ульрэх пододвинул к двери шкаф.
  - Смотри, - Клим указал на крышку люка, на котором стоял до этого шкаф.
  Это был лаз в подземелье, которое длинными коридорами раскинулось под столицей.
  - Ты действительно везунчик, - довольно произнес Ульрэх, когда стало ясно, что их никто не преследует и можно уже перевести дух.
  - Это не я, это незримая длань Богини Луны.
  
  * * *
  - Как так получилось, что мы проспали осаду? - произнес Клим. Они шли по тоннелю. Дорогу освещал факел, который нёс Ульрэх.
  - Видимо вино и бабы сделали свое дело.
  - Что же теперь нам делать?
  - Для начала выбраться отсюда, потом выяснить, кто победил. Сдается мне, наш костлявый господин отхватил по первое число от барлийских колдунов.
  - С чего ты взял? - В глубине души, Клим воспрял духом. Уж больно ему не хотелось быть в услужении у некроманта.
  - Сам подумай: кабак в котором нас застали барлийцы, всего в нескольких кварталах от центральной площади. Не просто же так, вражеские солдаты разгуливают по центру города?
  - Это верно.
  
  Какое-то время они шли молча. И Клим стал представлять, как вернется домой, в Хор. Он с огромной радостью вернется к прежней жизни в которой не было риска для жизни, а только игра в "Жлоб", реки вина и бесчисленное множество сисек.
  - А что ты будешь делать, если мы действительно теперь свободны? - спросил сатир, нарушая тишину.
  - А кто тебе сказал, что мы свободны?
  - Ты же сам говорил: некромант получил на орехи от барлийцев.
  - Да, но я не говорил, что он мертв. Пока он жив, мы его слуги.
  Клим расстроено вздохнул. Карты, вино и сиськи, вновь стали лишь мечтой.
  
  Еще через пару часов, они поняли, что не знают куда идти. Более того, они заблудились. Возможность провести в подземелье не один день, а быть может, и остаток жизни становилась всё вероятнее.
  - Все, привал, - раздраженно сказал Ульрэх. Он сел на песок и добавил: - надо отдохнуть. Что толку бродить по лабиринту, если мы даже не представляем куда идти.
  Клим сел рядом и начал молиться Богине.
  
  * * *
  В конце концов, Богиня услышала мольбы сатира. Голодные, грязные и злые, они выбрались из подземного лабиринта, почти в двадцати километрах от Дара. Неподалеку от маленькой деревушки. Благодаря тому самому свитку, врученного им некромантом, в котором говорилось, что они слуги короны, местные жители радушно приняли скитальцев. Тогда-то, Клим с Ульрэхом и узнали, что провели в подземелье целых четыре дня.
  Напарник сатира оказался прав: Барлийский орден победил некроманта. Буквально через пару дней, волшебники покинули столицу, а должность первого министра занял предшественник некроманта, Кордо.
  - Богиня Луна услышала мои молитвы, - довольно произнес сатир. Попивая брагу, он развалился на лежаке из овечьих шкур.
  - Да, - почесывая щетину, протянул Ульрэх, - я уже начинаю завидовать твоему везению.
  - Это не проблема, держись рядом и мы с тобой горы свернем. Теперь, когда некромант мертв, мы можем делать что захотим.
  - Верно. Ты уже придумал, чем займешься?
  - Ага, я хочу вернуться домой, в Хор. У меня там свой игорный дом.
  - Игорный дом? Что это такое?
  - Заведение вроде кабака, но только в него приходят играть.
  - А пить?
  - Можно и пить и девок трахать. Главное: плати деньги.
  - То есть, это просто кабак?
  - Нет, - закатив глаза, Клим покрутил головой. - Кабак это кабак, а мой игорный дом это совсем другое. Я вложил в него свою душу.
  - В смысле? - удивился Ульрэх.
  - Ну, это значит, что я с особым вниманием подошел к внутренней отделке. Двери из лучших сортов древесины. Гобелены, ковры, посуда, все самое лучшее и самое красивое. А какие на меня работают девочки, - сатир причмокнул и снова закатил глаза. - Самые шикарные бабы со всего королевства.
  - Если они такие же, как та Надали, что ограбила тебя то, я пас.
  - А чем тебе Надали не понравилась? Если закрыть глаза на то, что она вероломная шлюха, в остальном она все делала просто замечательно.
  - Она мужеподобная, - поморщился Ульрэх. - И у нее волосы на сосках и ногах.
  - Шикарная женщина, - вновь причмокнул Клим. Видя реакцию напарника, он добавил: - Ладно, ладно, я как-никак хозяин заведения, так что будут тебе девочки каких пожелаешь.
  
  - А вино, - сделав глоток браги, продолжал сатир, - бьюсь об заклад, ты никогда не пил такого замечательного вина, что подают в моём игорном доме.
  - Если у тебя так все было замечательно в Хоре, какого лешего ты поперся в Дар?
  
  Клим рассказал Ульрэху свою историю и главную причину, по которой отправился в столицу: нехватка острых ощущений.
  - Теперь, после всего пережитого, я понимаю, как глупо поступил, покинув Хор, - закончил свой рассказ, сатир.
  - Да, - протянул Ульрэх. - Променять по-королевски шикарную жизнь на ветер в поле. Ты настоящий авантюрист.
  - Что есть то, есть, - Клим сделал большой глоток браги, смачно рыгнул и спросил: - ну, так что, поедешь со мной в Хор?
  - Пить вино и трахать девок?
  - Ага.
  - Конечно, поеду.
  - За Богиню Луну, - уже заплетающимся языком, сказал Клим.
  - И твою удачу, - добавил Ульрэх.
  - Точно.
  Они чокнулись кубками и осушили их до дна.
  
  29. Гальбор Соттер.
  - Магистр Барлийского ордена, Гальбор Соттер, - торжественно объявил слуга. Гальбор вошел. Кабинет короля был уютным, большие окна, камин, гобелен во всю стену, на котором был изображен герб правящей династии. В центре стоял стол, за которым сидел молодой мужчина с лисьим взглядом, рыжей шевелюрой и бородкой такого же цвета. Рядом с ним сидел не кто иной, как Кордо. Он встал и сказал: - Приветствую вас магистр. Позвольте представить вам его величество короля Адары, Ольфрэда первого, из рода Спрэдов.
  - Приветствую вас, ваше величество, - кивнул Гальбор.
  - Присаживайтесь, - надменно сказал король, указав на один из стульев. Когда магистр занял своё место, он продолжил: - мы благодарны вам, за неоценимую помощь в борьбе с некромантом.
  
  "Конечно, благодарен, мерзкий ты выродок. Если бы не я, так ты и остался бы марионеткой нечисти, которую сам же и наделил властью", - Гальбор был зол на короля. Действия мечников Ольфреда спутали все его планы, по грабежу города. Тем самым, казна ордена получила существенный ущерб из-за этого похода.
  - Не стоит благодарности, ваше величество, - ответил магистр. - Именно для борьбы с разного рода нечистью, наш орден и существует.
  - И все же, нам будет приятно отблагодарить вас. Я распорядился приготовить для вас, тысячу золотых.
  "Капля в море потраченных на поход денег, - пронеслось в голове Гальбора. - Будь проклят ты, и весь твой род, жадный ублюдок". В слух же магистр сказал: "Благодарю вас, ваше величество. Для меня честь служить вам".
  - Я слышал, вы с Кордо договорились о смягчении таможенных пошлин и налогов. К моему сожалению, я вынужден аннулировать это соглашение. Сами понимаете, мне предстоит восстанавливать Дар, да и некромант своим правлением нанес казне существенный ущерб.
  
  Негодование Гальбора не знало границ. "Как? Как этому идиоту удалось перехитрить меня?" - недоумевал магистр. "Как он смог завладеть големами некроманта?"
  Когда магистр и его отряд волшебников сокрушили некроманта, они направились к королевскому замку, дабы схватить монарха, который долгое время выступал на стороне темных сил. К своему удивлению, Гальбор встретил на городской площади, перед воротами замка не меньше сотни големов во главе с королем Ольфредом.
  
  Может быть, Соттер и занял бы более решительную позицию насчет пошлин и налогов, но тогда все могло вылиться в открытое противостояние, а у него были дела поважнее, чем борьба с королем. Нужно разобраться с Алиасом Броттером и его горсткой мятежных волшебников.
  - Как прикажете, ваше величество. Барлийский орден всегда был и будет верен короне.
  - Вот и славно, - король расплылся в довольной улыбке. - Кстати, я слышал, внутри ордена произошел раскол. Это правда?
  - Я не назвал бы это расколом, - натянуто улыбаясь, ответил магистр. - Просто несколько волшебников пожелали покинуть орден.
  - Если вам понадобится помощь, знайте, мы всегда рады будем придти вам на помощь.
  
  "И что ты потребуешь в замен? - подумал Гальбор. - Вечную повинность, которая загонит орден в долговую яму? Я лучше приму смерть от тысячи стрел или огня, чем попрошу тебя о помощи".
  - Я очень признателен за вашу заботу, ваше величество, - ответил магистр. - Как вы верно заметили, мне еще предстоит позаботиться о бунтарях. С вашего позволения, я бы хотел откланяться.
  - Да, да, конечно. Желаю вам удачи в наведении порядка в лоне вашего ордена.
  
  Магистр откланялся и поспешил покинуть общество королс. Нужно было возвращаться в Барлию.
  
  30. Ольфред Спрэд.
  Не прошло и недели после разгрома некроманта, а Виора уже вернулась в столицу. Первое что они с Ольфредом сделали, предались страстному соитию без стеснения и ограничений. Восторженные крики Виоры, разносились по замку до глубокой ночи. Король брал её на кровати, на полу, на столе. Достигнув оргазма, Матриарх уже через пятнадцать минут вновь забиралась на мужа, требуя продолжения.
  - Любимая, давай сделаем перерыв, - вконец обессилив, взмолился король и рухнул рядом с ней на кровать.
  - Мой бедный король, ты устал, - она подалась вниз. Губы матриарха коснулись его члена, а руки стали гладить живот и бедра. Ольфред был выжат во всех смыслах, поэтому, когда пришло время исторгнуть семя, рот Виоры получил всего несколько капель.
  
  Она легла рядом, положив голову на грудь короля. Ольфред обнял жену и, нежно поглаживая её грудь, спросил: - теперь ты счастлива?
  - Еще бы, - улыбнулась матриарх. - Тебе все-таки удалось избавиться от некроманта и от надоедливой знати. Да еще поставить Барлийский орден на место.
  - Хвала Богине. Было не просто. Видела бы ты рожу этого барлийского магистра, когда он узнал, что големы подчиняются мне.
  - Представляю, то еще разочарование, если учесть, что он наверняка планировал сместить тебя с трона.
  
  - Ты была права, Кордо очень мне помог.
  - Что ты ему пообещал за помощь?
  - Вернуть на пост первого министра.
  - И, ты намерен выполнить обещание? Он ведь снова возьмется за свое.
  - Думаю, ты права, но на тот момент Кордо был нашим спасением. Теперь, нужно подумать, как от него избавиться.
  - Что ту думать? Казнить его и дело с концом.
  - Кстати о казни. Когда ты планируешь разобраться с паррифаситами? Начальник городской стражи уже несколько раз говорил, что ему с каждым днем все сложнее сдерживать чернь, чтоб та не растерзала этих сектантов.
  - Я хотела казнить их в ночь новолуния.
  - До него же еще целая неделя.
  - Ты же король. Усиль охрану. Раньше ты опасался знати, но опасаться черни это уж слишком. Постой, ты ведь итак казнил всех пленных минотавров.
  - Казнил.
  - Я о том и говорю, черни всегда мало. Дашь слабину раз, и они продолжат давить не тебя. В итоге все закончится бунтами, как в Нааре при матриархе Ледэне, да прибудет она в вечном блаженстве в чертогах Богини.
  - Не хотелось бы.
  - И я о том же.
  
  Какое-то время они лежали молча, пока член Ольфреда не начал твердеть. Заметив это, Виора тут же впилась своими губами в губы короля и села сверху. Погрузив его член в своё лоно.
  
  * * *
  Под утро, когда Виора заснула, Ольфред оделся и вышел из своих покоев. В коридоре, его ждал Вешка. Слуга сидел на подоконнике и дремал.
  - Вешка, - сказал король, потрепав его за плечо.
  - Мой король, - выпалил, встрепенувшись, слуга.
  - Ты все сделал?
  - Да, все знатные господа мертвы, а Велтис Долн в каземате цитадели.
  - Хорошо, - улыбнулся Ольфред. - Идем, я хочу поговорить с ним.
  Они спустились на первый этаж цитадели и выйдя во двор, направились ко входу в казематы. Король остановился перед дверью, ожидая, когда слуга откроет её. Внутри стоял мрак и сырость. Тот жалкий свет, который здесь присутствовал, исходил от нескольких факелов, висящих вдоль стены. Велтис Долн томился в дальнем от входа каземате. Когда Ольфред и Вешка вошли, он сидел на полу. Увидев вошедшего короля, Долн поднялся на четвереньки и со словами: "Ваше величество, пощадите", приблизился к нему.
  - А ну назад! - рявкнул Вешка, отпугивая Долна факелом.
  - Ваше величество, - Велтис остановился и встал на колени. - Я служил вам верой и правдой. За что вы так со мной? Пощадите во имя Луны.
  - Благодаря твоим заслугам, ты все еще жив, - сухо ответил король. - Скажи мне, о чем ты говорил с магистром Барлиского ордена, что он настолько осмелел и попытался лишить меня короны?
  - Я... я... - заикаясь, начал Долн, - я все сказал, как вы велели. Слово в слово. Я не знаю, что замышлял магистр, но я к тому не причастен.
  
  Ольфред наконец-то добился того, о чем мечтал долгие годы: абсолютной власти. И он не собирался оставлять пережитков старины. В частности знатных господ, которые могли повлиять на жизнь короля. Поэтому, все кроме Долна, были казнены еще вчера.
  Ольфпед надеялся, что он расскажет что-то полезное о барлийцах. Что-то такое, что помогло бы ему разогнать орден. Но к сожалению короля, Долн оказался бесполезен и спустя несколько часов после их разговора, лишился головы.
  
  * * *
  Король и первый министр Кордо, сидели за столом, в кабинете Ольфреда. За окном, солнце уже клонилось к закату. После визита к Долну, король спал до полудня, затем трапезничал. В общем, для государственных дел он созрел ближе к вечеру.
  - Строительство новых домов для черни, продолжаются, - отчитывался министр. - Големы отличные работники. Работы по восстановлению городских ворот практически завершены.
  - Хорошо, очень хорошо. Что с поимкой паррифаситов и ускользнувших минотавров?
  - Ловим, ваше величество. Судя по наполненности ямы, их на свободе осталось не так много.
  - Какой ямы? - не понял король.
  - Матриарх Виора, велела вырыть для прислужников некроманта яму и до казни держать их в ней.
  - Понятно. Какие еще вопросы требуют королевского внимания?
  - Гремлины.
  - Ах, да, гремлины, - Ольфред напрочь забыл про эти предателей. Они абсолютным большинством служили некроманту, но и казнить всех поголовно было опрометчиво. Без них, работа в Драконьем карьере встанет. - Думаю, стоит простить их.
  - Простить? - искренне удивился Кордо.
  - Да, пока вы ищите новых работников для карьера. Когда же замена будет найдена, мы казним всех гремлинов в городе.
  
  31. Николас Флессен.
  Замок Барлийского ордена был не только средоточием власти волшебников, в нем еще располагалась тюрьма, в которой отбывали наказание маги нарушившие законы людей и богов. Те, кто применил свою магическую силу, для привлечения в этот мир тёмных сил. И те, кто практиковал запрещенные орденом магические ритуалы и заклинания.
  
  Тюремные казематы находились непосредственно под замком и уходили на четыре этажа вглубь. Чем опаснее и сильнее волшебник, тем глубже его помещали.
  В самом глубоком каземате, на четвертом подземном этаже тюрьмы, томился всего один заключенный. Точнее заключенная, одержимая волшебница по имени Урсула Рейттер.
  
  Николас Флессен, начальник тюрьмы. Сидел за столом, в своем маленьком кабинете. Перед ним лежало письмо, в котором сообщалось о гибели брата Барлийского ордена по имени Малькольм Рейттер. Заключенная в самой глубокой камере, Урсула, приходилась сестрой погибшему магу. А Николас, по обычаю обязан сообщить ей о смерти родственника. Проблема заключалась в том, что Урсулу лучше было бы не волновать. Последний раз, когда она расстроилась, погибли два волшебника из ордена и все заключенные на третьем этаже. Ни одно защитное заклинание, которые опутывали тюрьму, не смогли остановить Урсулу или хотя бы уменьшить нанесенный ею ущерб. С тех пор, Урсулу и держат на четвертом этаже.
  
  В дверь постучали.
  "Кого там еще принесло", - раздраженно подумал Флессен, но ответил вежливо: "Войдите".
  На пороге появился его заместитель Семеон.
  - Ваше благородие, слышал вам выпала не простая задачка.
  - Да Семеон, что есть то, есть.
  - Может пренебречь обычаями, она как-никак очень опасна.
  Николас понимал, это открытый вызов его авторитету. Если он не спустится к Урсуле, завтра об этом узнают все, а послезавтра сам магистр задумается над его соответствием занимаемой должности.
  "Нет. Надо идти. Я же все-таки волшебник и начальник этой тюрьмы. Грош мне цена, если я стану бояться какую-то одержимую девчонку".
  
  Уже на третьем подземном этаже было омерзительно сыро, капало с потока, стояло зловонье и бегали крысы.
  "Если здраво рассудить, она давно находится в забытьи и ни на что не реагирует", - спускаясь по лестнице, успокаивал себя Николас. Вход на четвертый этаж преграждала металлическая решетка. Волшебника ей не остановить, но на всякий случай поставили. Николас открыл замок и шагнул вперед.
  Здесь была кромешная тьма и не было горящих факелов. Флессен щелкнул пальцами, и над его головой вспыхнул не большей огненный шар.
  Урсулу заточили около четырех лет назад, за не повиновение магистру и убийство нескольких волшебников ордена. На суде, она заявила, что совершила убийства по велению голосов в голове. Магистр Долтер счел Урсулу одержимой и приговорил к пожизненному заключению в Барлийском замке.
  
  Откинув сомнения, Николас вошел в камеру, огненный шар освещая путь, последовал за ним. Урсула лежала, свернувшись калачиком, в дальнем углу, в куче соломы.
  - Урсула, - обратился к ней Николас.
  - Урсула? Нет, она спит. Я Макленис. Зачем ты пришел, человек? - Её голос был низким и гортанным и совсем не походил на голос молодой девушки.
  - Я пришел, чтобы сообщить, что её брат, Малькольм мертв.
  - Мертв? - Урсула приняла сидячее положение. Её голова не естественно дернулась. - Как мертв?
  - Он пал несколько дней назад, в Даре, в битве с некромантом.
  - Мне послышалось или этот человек сказал, что нашего брата убили? - эту фразу девушка прошипела словно змея.
  - Да, да, Малькольм пал. Как это печально, - тут же пробасила Урсула.
  - Печально?! Мы должны наказать виновных! - возразила она низким, гортанным голосом.
  - И как ты себе это представляешь? - снова прошипела девушка.
  
  Наблюдая, как Урсула разговаривает сама с собой, то и дело, меняя голоса, Николас, как можно незаметнее, стал окружать себя защитными заклинаниями.
  
  - Как? Ты думаешь об этом? - Спросил гортанный голос. - Они убили Мальколма, а тебя по-прежнему волнует лишь собственная безопасность.
  - Молчать! - этот голос отличался от других, он был более естественным и женским.
  - Урсула? Не тревожься, мы все уладим, - тут же прошипела девушка.
  - Нет, вы уже достаточно натворили! - Казалось, будто Урсула вдруг одолела всех демонов, что терзали её душу, разум её прояснился, она встала и направилась к выходу.
  - Урсула, ты не можешь уйти, - сказал Николас, встав у нее на пути.
  - Не могу? Все слышали? Он говорит, что нам нельзя выйти.
  - Давайте убьем этого человечишку, - произнесла девушка гортанным голосом.
  Эта фраза насторожила Николоса. Он создал вокруг себя "воздушный щит".
  - Нельзя, вот так просто убивать людей, - прошипела она, возражая самой себе.
  - Нельзя? Кто сказал? - настаивал гортанный голос.
  - Не приближайся! - выкрикнул Николас. Он попытался остановить Урсулу при помощи "водяной стены", но было поздно. Волшебница исторгла столб пламени, который буквально смёл все защитные заклинания, которые сотворил Николас Флессен. Огонь беспощадно уничтожал все на своём пути: начальника тюрьмы, каменные стены, других заключенных.
  
  32. Некромант.
  Лёнчик бесцельно скитался во тьме подземного лабиринта. Петляя по его коридорам, он шел, шел и шел. Некромант не знал, сколько прошло времени, с тех пор как он попал сюда, да это его и не волновало. Лёнчик был подавлен морально и ослаблен физически. Битва с магами отняла у него все силы. Последний удар волшебников, выбил из него весь дух. Его спасло то, что мостовая не выдержала магического удара и обрушилась. Некромант кубарем скатился в подземелье, а провал обрушился, отрезав его от поверхности.
  
  "Я всех подвел. Дедал, Эгиох, Тобиас. Теперь, их участь не завидна. А что делать мне? Куда податься? И есть ли вообще смысл, что-то делать?" - размышлял Лёнчик.
  
  Поражение от Барлийского ордена, расстроило его. Он понимал, что задание Сатаны нужно все равно выполнять и заботиться о паррифаситах. Но как? Когда город полон барлийцев жаждущих его смерти. Это провал.
  
  - Подумаешь, тебя разгромили.
  От неожиданности Лёнчик вздрогнул. Обернувшись на голос, он увидел Сатану, как и при их первой встрече в аду, он был в образе старика в цветастой летней рубашке, шортах и сланцах.
  - Ну, что ты кручинишься, Леонид? - Продолжал Сатана. - Ты жив. Почти здоров. Тебе бы бежать и спасать моих последователей.
  - И как мне это делать? Там целая армия пришла по мою душу.
  - Тебя все сочли мертвым, а пока ты тут бродишь, барлийцы вернулись восвояси.
  - Вернулись? Сколько же времени я здесь брожу?
  - Тебя действительно это волнует? - ухмыльнулся старик.
  
  Лёнчик понимал: Сатана явился не просто так, и раз он говорит, что нужно идти и спасать его последователей, стоит к нему прислушаться.
  - Знать бы еще, как выбраться отсюда. Похоже, я заблудился, - развел руками некромант.
  - Идем, я покажу тебе дорогу.
  - Почему ты решил мне помочь?
  - Это не имеет значения. Помни о своей цели: защита паррифаситов. Тебе сюда, - Сатана указал на коридор, - в конце ты найдешь выход.
  - И все? Может быть, дашь что-нибудь? Оружие или...
  - Дам совет: поторопись, на моих последователей объявлена охота. Тех, кого поймали, казнят следующей ночью.
  С этими словами, Сатана растворился в воздухе.
  
  * * *
  В конце тоннеля была не большая лестница, ведущая к деревянному люку. Пытаясь его открыть, Лёнчик вдруг заметил, у него не было левой руки.
  "Вот это номер, - с горечью подумал он, - видимо оторвало, когда меня волшебники прессовали".
  По началу, люк не хотел открываться. Видимо его чем-то придавили сверху. Но некромант не сдавался, и в итоге раздался скрип ржавых петель, а с крышки люка что-то с грохотом упало.
  Выбравшись из подземелья, Лёнчик попал в маленькую комнатушку без окон, её стены от пола до потолка были увешаны полками, на которых стояли стеклянные банки и деревянные шкатулки. "Я попал в чей-то чулан", - констатировал некромант.
  В этот же миг, распахнулась единственная в чулане дверь, и в костяное лицо Лёнчика ударил свет от лампы.
  - Темнейший? - удивленно спросил знакомый голос.
  - Тобиас? - не менее удивленно ответил некромант.
  - Я чуть не выстрелил, - убирая лампу, сказал алхимик. У него в руках, Лёнчик увидел свой пистолет. - Как вы здесь оказались? - продолжал Тобиас, - я был уверен, что вас убили.
  - Я блуждал в подземном лабиринте, и набрел на люк, который меня и привел сюда.
  - Люк? В моём чулане? - удивился алхимик, заглядывая в помещение. - Ну, надо же, я почти двадцать лет живу в этом доме, и даже не подозревал об этом лазе.
  
  Тобиас заботливо пригласил Лёнчика в гостиную. Некромант не ожидал, что обрадуется мягкому креслу. После битвы и скитаний в подземелье, его покрытые сажей кости, буквально ломились от усталости. И кресло пришлось как нельзя кстати.
  - Сколько же времени я провел в лабиринте?
  - Почти две недели.
  - Две недели? - удивился некромант, ему казалось, что прошло не больше суток. - Ты что-нибудь слышал о паррифаситах, Эгиохе или Дедале?
  - Дедал убит во время осады. Если я правильно понял, король отправил специальный отряд с приказом убить его и захватить контроль над армией големов.
  - Ольфред, вероломная тварь, - хоть у некроманта и не было сердца, после услышанного, оно все же "обливалось кровью". Теперь, становилось ясно, почему Дедал не пришел на подмогу, и как волшебникам удалось победить.
  - Эгиох и другие попавшие в плен минотавры были казнены несколькими днями позже, - продолжал алхимик. - Остальные защитники города сейчас находятся с паррифаситами в яме, во дворе церкви Всемогущего Паррифаса.
  - И завтра ночью их казнят.
  - Да. А откуда вы знаете?
  
  - А как тебе удалось избежать ямы? - ответил вопросом на вопрос Лёнчик.
  - Знаете темнейший, - потупив взор, сказал Тобиас, - я был уверен, что вас больше нет в живых, так что я заключил сделку с Фелимером и работаю на него. Он теперь возглавляет тайную канцелярию при дворе. Вы были правы, это он тот шпион, который убил гремлина Механика, и доносил Кордо о каждом вашем шаге. Кордо, кстати, вновь первый министр.
  
  - Фелимер, сука, - прорычал Лёнчик. - Тобиас, смею ли я надеяться на твою помощь?
  - Вы хотите отомстить гному?
  Некромант очень хотел лишить Фелимера жизни. Медленно, с особой жестокостью и зверством. Но Сатана четко дал понять: паррифаситы важнее.
  - Плевать на гнома, мне нужно вытащить прихожан церкви Всемогущего.
  - Смело, но у нас больше нет сотен големов, а вдвоем нам не справиться с охраной.
  - Да, если ударим в лоб то, без шансов. Воспользуемся тем, что они в яме, а у меня есть план подземелья.
  - Пускай мы преуспеем, что дальше? Там уйма народу, вы их всех спрячете в подземелье?
  - Дальше побега, я еще не думал, - пожал плечами Лёнчик. - Где можно спрятать сотню прихожан?
  - Лучше всего, покинуть город.
  - Это верно.
  - Причем, покинуть его нужно быстро, чтобы вас не догнали пущенные по следу солдаты.
  - Как далеко мы сможем убежать, прежде чем они нас догонят? Нужны лошади.
  - Нет, - мотнул головой алхимик, - это совсем не то.
  - Может тогда, зайти с другого края? Убьем короля и снова узурпируем власть.
  - План с побегом мне понравился больше.
  - Да, он проще, но как унести ноги?
  - Может на корабле?
  - Корабль! - воскликнул некромант. - Как же я сам не догадался? Тобиас, ты гений! Посадить паррифаситов на корабли и уплыть как можно дальше отсюда.
  - Вряд ли у меня хватит на такое денег, темнейший.
  - Ладно, твои предложения?
  - Направиться к Великим горам, - ответил алхимик. - Я слышал там можно как следует спрятаться.
  Так как Лёнчик не мог предложить ничего лучше, он согласился с предложением Тобиаса.
  
  Времени оставалось мало, а работы было не впроворот. Нужно было найти корабль, договориться с капитаном, а потом как-то переправить сотню паррифаситов из ямы в порт.
  Хорошо, что Тобиас согласился помочь деньгами и снаряжением. Как-никак, а старик успел набить карманы при правлении Лёнчика, от него не убудет.
  Облачившись в балахон с капюшоном, полностью скрывающий его черные кости, вооружившись пистолетом и взяв кошель с деньгами, некромант отправился в порт.
  
  33. Ольфред Спрэд.
  Виора сидела на коленях Ольфреда и плавно двигала тазом. Губы матриарха и короля слились в страстном поцелуе. Его руки скользили по её бархатной коже, лаская то спину, то упругие груди, то бедра.
  В дверь постучали, и на пороге появился Вешка.
  - Ваше величество, - не поднимая взгляд, произнес он виноватым тоном.
  Король и Виора понимали, просто так, слуга не посмел бы их прерывать. Матриарх издала сердитый, похожий на рычание звук и грациозно соскользнула с колен мужа, освобождая его из своего лона.
  Ольфред накинул на ее плечи халат. После чего, одеваясь, обратился к Вешке: - рассказывай что случилось.
  - Мой король, паррифаситы исчезли из ямы.
  
  Король никогда не видел Виору такой разъяренной. Она буквально перевернула все вверх дном в его покоях. "Догнать! Поймать!" - кричала матриарх. В пылу ярости она приговорила к смерти Вешку, но король вовремя вмешался и велел бедолаге уйти.
  - Как, сотня заключенных смогла исчезнуть из ямы за считанные часы?
  - Не знаю, - пожал плечами Ольфред. - Быть может магия?
  - Барлийский магистр решил нам отомстить?
  - По мне, так какая-то нелепая месть. Зачем им спасать паррифаситов? Тем более, что многие из них сражались на стороне некроманта.
  - А кто тогда?! - выкрикнула Виора, бросив в чудом уцелевшее зеркало, кубок с вином. Раздался звон бьющегося стекла, больше в королевских покоях не было ничего целого, не сломанного и не разбитого.
  
  Позже выяснилось: что сидевшие в яме паррифаситы сбежали через лаз, который вел в подземный лабиринт, раскинувшийся под столицей. Трупы стражников, бросившихся в погоню за беглецами, нашли в подземном коридоре, неподалеку от ямы. Их головы были размозжены словно орехи, а у одного зияла огромная дыра в груди. Ольфред уже видел такие увечия, они остаются от пуль, которыми стреляет не обычный арбалет некроманта.
  
  * * *
  Вечером, в кабинете короля, Кордо отчитывался перед монархом:
  - Мои агенты выяснили, что некроманту помогли два капитана, рыбаки видели, как на корабли переправлялись ведьмы, эльфы, гремлины и другие беглецы из ямы.
  - Вы отправили погоню?
  - Да ваше величество.
  - Как думаете, это некромант?
  Кордо сложил руки на груди, ответил: - Бесспорно. Следопыты нашли в лабиринте отчетливые следы его костлявых ног. Свежие, ведущие от ямы до порта.
  - Вот значит как, - Ольфред сложил пальцы в замок. Положив руки на стол перед собой, он стал перебирать большими пальцами. - Получается, барлийцы потерпели не удачу.
  - Более того, это их, вторя не удачная попытка, уничтожить некроманта, - добавил Кордо.
  - Отправьте письмо магистру Соттеру, сообщите ему о нашем недовольстве тем, что некромант выжил и, что мы надеемся, на то, что орден исправит это недоразумение.
  - Слушаюсь ваше величество.
  - Если на этом все...
  - Гремлины из Драконьего карьера, ваше величество.
  - Что с ними?
  - Похоже, они сбежали вместе с некромантом.
  - Все? - не скрывая удивления, спросил Ольфред.
  - Все, ваше величество.
  
  * * *
  - Это фиаско, - взявшись за голову, пробормотал король.
  Без гремлинов работа в Драконьем карьере встанет. Каждый день простоя грозил королевству колоссальными убытками. - Треклятый некромант. Что же нам делать?
  
  Они с Виорой находились в кабинете Ольфреда. Матриарх только что пришла из храма Луны, с утренней службы. На ней было подчеркивающее формы, черное церемониальное платье, с глубоким декольте. Распущенные волосы спадали на плечи.
  - Что говорит Кордо? Когда карьер заработает? - Виора села за стол, напротив мужа.
  - Неделя, может две. Завтра должны прибыть рабочие из Гаар-Хора, но их придется учить с чистого листа, - потирая виски, ответил король.
  
  - Восстановить работу Драконьего карьера, это полдела - продолжал он. За время простоя, наши заморские покупатели, не получат серьёзные объёмы сырья, что в свою очередь скажется на их интересах и прибылях. Только Богиня ведает, какие убытки они могут понести по нашей вине.
  - Не отчаивайся, с молитвой и благословением Богини мы справимся.
  
  * * *
  Чтобы развеяться, король пригласил ко двору менестрелей. Хорошая, мелодичная музыка успокаивала душу. Наслаждаясь звуками флейты, арфы и приятным тенором певца, король, Виора и дети ужинали. На пороге появился Вешка.
  - Ваше величество, - произнес он, - к вам первый министр Кордо.
  - Надеюсь с хорошими новостями, - доедая перепелку, сказал король.
  
  Однако новости были плохими. Фрадосские корабли потопили три грузовых судна, перевозивших Дрконий песок в Эс-Ваал.
  - Войны с Фрадоссом мне как раз и не хватало, - удрученно подумал Ольфред.
  
  34. Урсула Рейттер
  Урсула и Малькольм были близки, поэтому её очень расстроила новость о смерти брата. Она проплакала несколько дней и теперь спала. Доверив контроль над своим телом Макленису, одному из трех духов, которыми она была одержима.
  Двух других звали Дэш и Арн-Эль-Эк.
  
  Все трое, являлись духами отступниками. Изгоями. Они пришли совсем из другого мира. Там, им не нашлось места, и они решили попытать счастье в этом.
  - Почему именно ты, управляешь телом? - не довольно прошипело Дэш. - Я тоже хочу чувствовать и осязать.
  - Именно по этому, Урсула мне доверяет, - возразил Макленис. - Я думаю обо всех нас, а не как ты, только о себе.
  - А мне кажется, Дэш в чем-то право, - пробасил Арн-Эль-Эк. - Иногда, мог бы и нам дать прогуляться. Сам же знаешь, каково это, сидеть в небытии.
  - В небытии? Ты забыл, что натворил, когда Урсула доверилась тебе? Забыл, что именно из-за тебя нас заточили в тюрьму?
  - Я не специально, - хлюпая носом, пробасил Арн-Эль-Эк.
  - Макленис, не начинай, - одёрнуло его Дэш, - ты же прекрасно всё понимаешь. И ты, Арнэль, успокойся. Урсула доверилась Макленису, значит, пока она не решит иначе, телом будет управлять он. Давайте лучше думать, как дальше быть? Куда нам идти?
  - Арнэль, ты не покопаешься в памяти Урсулы? - попросил Макленис. - Может, найдешь какое-нибудь укромное местечко.
   - Я уже нашел, но скажу, если позволишь мне пройтись по этой мягкой траве.
  - Ты опять?
  - Арнэль, - в шипении Дэш, проскочили сердитые нотки, - прекрати так вызывающе себя вести. Ближе нас троих, в этом мире у тебя никого нет, а ты постоянно норовишь испортить с нами отношение. Или ты думаешь, тебе без нас будет лучше?
  
  * * *
  Когда Урсула "проснулась", она сидела на теплом песке, берега моря, а её лицо обдувал соленый бриз.
  - Где я?
  - Мы не далеко от Барлии, - сообщил Макленис.
  - Я есть хочу.
  - Да, подкрепиться было бы не лишне, - прошипело Дэш. - Арнэль, может наловишь рыбы?
  - Конечно, если Урсула разрешит.
  Девушка молча "подвинулась" уступая контроль над своим телом Арн-Эль-Эку. Они встали и подошли к водяной кромке. Прибой время от времени накрывал её ноги по щиколотку прохладной водой. Подчиняясь Арнэлю, девушка густым басом, на распев стала произносить древнее заклинание на давно забытом языке. Она медленно вытянула руки ладонями вперед, как бы "отодвигая" море, и стихия подчинилась. Вода отступила, обнажая ил, песок и застигнутую врасплох рыбу.
  
  Подобрав несколько рыбин покрупнее, они позволили морю вернуться, после чего усевшись на песок, собрались её съесть.
  - Надо бы её пожарить, - сказала Урсула, поднеся ко рту сырую рыбину.
  - Нет, - возразило Дэш, - сырая рыба вкуснее и придает больше сил.
  Во время трапезы, они стали обсуждать план дальнейших действий.
  - Маги ордена не оставят нас в покое, куда мы не пойдем, они пойдут следом.
  - Мы можем спрятаться, - возразило Макленису Дэш.
  - Можем, - кивнул Макленис, - но ты, же знаешь, они все равно найдут нас.
  - Получается у нас только один выход?
  
  - Парни, вы только посмотрите на это, - раздалось за спиной Урсулы. - Сидит, совсем одна.
  Урсула обернулась, к ней подошли пятеро оборванцев подросткового возраста. Увидев, что она ест сырую рыбу, они на мгновение замялись.
  - Ну, надо же! - воскликнул один из них. - Она жрет рыбу сырьем.
  Какое-то время, оборванцы шутили по этому поводу. Урсула, встала и попыталась уйти, однако один из них преградил ей путь. Другой зашел сзади и, схватив девушку за волосы, потянул вниз.
  В тот же миг, на защиту вышел Арнэль: Урсула ударила обидчика в грудь. Сломав ребра, её рука проникла внутрь паренька и вырвала сердце.
  Желая наказать обидчицу, все остальные одновременно набросились на девушку. Арн-Эль-Эк, переводилось как "Несущий смерть". Под его контролем, Урсула двигалась быстро и грациозно, словно дикая кошка.
  Всё кончилось довольно быстро. Двое оборванцев были еще живы и хрипели в сторонке, заливая песок кровью.
  Не обращая на них внимания, Урсула доела рыбу. Теперь, нужно было отправляться в путь. Вперед вышел Макленис: девушка превратилась в огромную крылатую львицу, с красной шерстью и взмыла вверх.
  
  35. Гальбор Соттер.
  Некромант повержен, но магистр не мог испытать радости в полной мере.
  Его печалило то, что ему не удалось сместить Ольфреда Спрэда с трона Адары, и то, что его солдатам не удалось разграбить столицу. Придется возмещать расходы на поход против некроманта из казны ордена.
  
  Но впереди, Гальбора ждали еще большие разочарования. Вечером, когда до Барлии оставался один день пути, в лагерь прискакал гонец с трагичной новостью: главный символ ордена, оплот магии в Адаре - Барлийский замок разрушен. Услышав это, магистр велел немедленно сворачивать лагерь и выдвигаться домой. После чего вскочил на коня и галопом поскакал в Барлию.
  Всю дорогу, его терзала одна только мысль: "кто посмел?" Со слов гонца, магистр понял, что толком никто ничего не знает. Но одно известно точно: отступников в городе замечено не было.
  Освещая дорогу огненным шаром, Гальбор скакал без остановок всю ночь, и на рассвете был уже у главных ворот города.
  
  Замок представлял плачевное зрелище: цитадель на половину разрушена, северную стену смело вместе с воротами, будто она не из Драконьего кирпича, а из обычной глины. Немного зацепило сторожевую башню, которая стояла на стыке западной и северной стены.
  "Какая же нужна мощь, чтобы натворить такое?" - подумал магистр, осматривая разрушения.
  Барлийский замок, был построен при магистре Торрдене, двести лет назад. Все это время, он являлся символом ордена. Величественный и неприступный, замок повидал множество осад и ни разу не был взят.
  
  - Магистр, - к Гальбору подошли несколько волшебников.
  - Что здесь случилось? - спросил Соттер.
  - Урсула Рейттер сбежала. По всей видимости, ей сообщили о смерти брата.
  - Это все сделала девчонка? - удивился Гальбор.
  - Да. Когда она разрушила тюрьму, мы попытались её остановить, но сила её магии был просто безграничной. Все вместе мы не смогли задержать её даже мгновение. Она играючи разделалась с нами и, обернувшись химерой, улетела.
  "Невероятно, - размышлял магистр. - Как она смогла обрести такое могущество?"
  Он направился к цитадели, под ней располагалась тюрьма. Теперь, на месте тюрьмы был глубокий котлован, а на его дне камера Урсулы, точнее то, что от нее осталось. При помощи левитации, магистр спустился туда, нужно было все проверить.
  
  От камеры уцелела всего одна стена. На ней Гальбор обнаружил символ. Иероглиф был нацарапан чем-то острым. Он состоял из двух вертикальных линий, прямой и как бы овивающей его, волнистой. В одном из углов, на полу, было нацарапано несколько строчек на древнем, давно забытом языке.
  "Откуда она знает Лан-Эс-Ет?" - Гальбор встречал этот язык в старых манускриптах, которые хранились в библиотеке ордена. Нужно было, как следует разобраться в происходящем, чтобы понять: как быть дальше? Урсула представляет не вероятную опасность для всего сущего.
  "Из огня, да в полымя", - подумал Соттер. Стоило ему разобраться с некромантом, как появилась новая угроза, причем намного серьёзнее.
  
  Следующие несколько дней, Гальбор провел в библиотеке, на третьем этаже полуразрушенной цитадели. Благо эта часть крепости не рухнула, и библиотека с её содержимым не пострадала.
  Изучая манускрипты, магистр искал значение символа, который он увидел в камере Урсулы. Он считал, что нацарапанные на стенах закорючки, не что иное как ключ к происходящему с девушкой.
  Все это время её никто в серьёз не воспринимал, одержимость обычное дело для волшебников, которые не соблюдают общепринятые догмы. Официально вызывать духов не запрещено, но орден всячески порицал подобные увлечения. Редкий волшебник сможет устоять перед влиянием тварей из потустороннего мира.
  "Видимо, девчонка Рейттер вызвала очень сильного духа".
  
  Еду Гальбору приносили в библиотеку. Когда силы покидали его, он отключался и засыпал. Но и во сне он не переставал думать о нависшей над миром угрозе. В сновидениях ему являлись страшные картины: разрушенные города, бесчисленные человеческие жертвы, сожженные поля, вездесущий мрак и ужас. Магистр просыпался в холодном поту и продолжал искать.
  В конце концов, Гальбор добился своего.
  
  - Вот, - довольно произнес он, увидев на пожелтевших от времени страницах фолианта, две вертикальные лини. Он читался как Дэш, это имя древнего духа. Одного из так называемой лютой троицы.
  
  Макленис, Дэш и Арн-Эль-Эк, что дословно значило: "смерть несущий", - читал Гальбор. Эти духи столетиями удерживала печать Дран-Эн-Лита - мощное заклятие древних. Ибо они есть зло в худшем его проявлении. За то и прозвали их лютой троицей или троицей зла.
  
  "Значит, Урсула сломала древнюю печать, - размышлял магистр. - И троица проникла в ее тело. Но как это ей удалось? Печати древних не редко встречаются в манускриптах, алтарях или в руинах древних городов. Однако никто из ныне живущих волшебников не способен сломать печать".
  Входная дверь скрипнула.
  - Магистр, - на пороге стоял ученик Гальбора, Хорик. - Вашей аудиенции просит Алиас Броттер.
  
  Услышав о разрушении Барлийского замка, Броттер поступил мудро и благородно, он предложил забыть разногласия и прекратить вражду, правда, с кое-какими условиями. Проведя несколько часов за переговорами, в итоге Гальбор и Алиас смогли договориться.
  
  
  

  Продолжение только на author.today
  Подпишись и получи бесплатный доступ по промокоду
  Количество промокодов ограничено
  

  
  
  
  

Эльф-нежить

  Пролог
  
  В аду все было как обычно, царили духота, зловоние и крики терзаемых душ.
  
  "Тобиас, паскуда, - размышлял Лёнчик, стоя среди грешных душ, в очереди на пытку. - Все-таки продал меня. Ну, да, чего я хотел от торгаша, который всю свою жизнь только и делает, что продает одним, средства для устранения других, а этим другим средства защиты от первых. Вот и со мной он поступил так же. Старая паскуда. Надеюсь, я погиб не зря и у паррифаситов получиться отбиться".
  
  
  
  После гибели от рук алхимика Саато, Лёнчик снова попал в ад. Он стоял в длинной очереди, которая тянулась от ворот, над которыми висела табличка: "котлы с кипящим маслом". Здесь можно было услышать типичные для любой очереди фразы: "кто крайний?", "я за вами стоял?", "куда без очереди?", "да мне только спросить".
  
  "Всё как обычно", - усмехнулся про себя Лёнчик.
  
  - О, вы должно быть из руководства? - обратился к нему полный мужчина лет сорока - сорока пяти с большой проплешиной. - Вы проходите, не хорошо руководству в очереди толпиться.
  
  "Должно быть это из-за того, что я в образе скелета", - подумал Лёнчик, и ответил:
  
  - Ничего страшного, я не тороплюсь.
  
  - А вы не в курсе, кто там сегодня принимает? - прошептала дряхлая старушка, обращаясь к плешивому толстяку.
  
  - Помоему Бурданис.
  
  - Бурданис это хорошо, - кивнула старушка. - Он пытает по-божески. Я вот давеча пыталась у Салахенниуса, так тот настоящий садист. За пытку кожа у меня три раза слезла. Я ору, сил терпеть нету, а этот гад знай себе ржот. И чем сильнее я кричу, тем звонче он заливается хохотом.
  
  - Да, - вздохнул толстяк. - Тот еще черт.
  
  
  
  "Сатана говорил, что смерть, это нарушение контракта, - размышлял Лёнчик. - Какое же там наказание за неисполнение условий? Эх, плохо, что я не учил этот армянский, сейчас бы знал чего ждать".
  
  Чем ближе он подходил к воротам, тем сильнее становился жар от костров и тем громче были крики томящихся в котлах грешников.
  
  
  
  У ворот стояли два черта. Один с трезубцем, второй держал планшет с прикрепленным к нему списком. Когда грешник называл свою фамилию, он делал пометку пером и пропускал душу через ворота.
  
  - Фамилия, - сонно протянул черт, когда к нему подошел Лёнчик.
  
  - Егоров.
  
  - У меня вас шесть штук, - зевая, ответил черт. - Какой именно ты Егоров?
  
  - Леонид Сергеич.
  
  Черт оторвал взгляд от планшета и взглянул на Лёнчика. Его глаза округлились, он сунул перо за ухо и протараторил:
  
  - Что же вы Леонид Сергеевич, все по очередям, да по очередям? Мы вас по всем кругам ада ищем, с ног сбились. Идите за мной.
  
  Черт достал из-за уха перо и нарисовал им в воздухе дверь. Она вспыхнула и открылась.
  
  - Прошу, - черт поклонился, вытянув правую руку вперед.
  
  
  
  Наблюдая за происходящим, Лёнчик не знал что думать, то ли черти приготовили ему особо изощренную пытку, то ли...
  
  - Ды какого хрена? - он махнул рукой, и со словами: "Я и так в аду. Что может быть хуже?", шагнул в открытую дверь.
  
  Душераздирающие крики сменились легкой и мелодичной музыкой, а зловонье ада - ненавязчивыми нотками лаванды и жасмина. Лёнчик оказался в заполненном людьми ресторане.
  
  - Будьте любезны, - черт отодвинул стул, за ближайшим столиком, приглашая Лёнчика сесть.
  
  - Мне кто-нибудь, объяснит, что происходит? - спросил он, присаживаясь.
  
  - Ты погиб, - сказал сидящий напротив пожилой мужчина. Это был Сатана. На нем был строгий костюм и галстук "бабочка".
  
  "Его же тут не было", - пронеслось в голове Егорова.
  
  - А смерть, это нарушение нашего договора, - продолжал Сатана. К ним подошел официант, высокий, лощеный брюнет в белом пиджаке. Он протянул каждому папку с меню и, слегка поклонившись, ушел.
  
  - Ну, что-нибудь скажешь в свое оправдание? - не отрывая взгляд от меню, спросил Сатана.
  
  - Я старался, - пожал плечами Лёнчик. - Тобиас, паскуда, предал меня.
  
  - Угу, - кивнул Дьявол, продолжая читать меню. - Знаю, что старался. Видел. Ты закажи себе что-нибудь, заслужил.
  
  - Да, - махнул рукой Егоров. - Что толку?
  
  - Здесь и сейчас, ты сможешь насладиться вкусом еды.
  
  
  
  Сатана не обманул. На первое Лёнчик съел солянку со сметаной, салом и черным хлебом; на второе жареную картошку, нарезанную соломкой, с салатом из свежих овощей. После всего этого, Егоров заказал белое сухое вино.
  
  - Просто райское наслаждение, - довольно произнес Лёнчик. Он откинулся на спинку стула, и стал смотреть, как в бокале с вином играет свет от свечей. Некоторое время они, молча, сидели, наслаждаясь музыкой и вином.
  
  - Я так понимаю, это последний ужин перед казнью? - первым нарушил молчание Егоров.
  
  - Это зависит от тебя, - Сатана достал из внутреннего кармана пиджака золотой портсигар.
  
  - В каком смысле?
  
  - Мне понравилось, как ты справился с первым заданием, - он срезал кончик сигары и, раскурив её, продолжил:
  
  - Поэтому я решил дать тебе еще одно.
  
  - Понравилось? Но я, же погиб, - удивился Лёнчик.
  
  - Геройски пал в бою во имя Паррифаса Всемогущего, - улыбаясь, сказал Сатана и, выпустил длинную струйку сизого дыма. - Благодаря тебе, у паррифаситов есть свой город, армия, флот и священное писание. Ты показал им замечательный пример.
  
  - Я старался, - слегка смутившись, ответил Егоров. - Как там они кстати? У них получилось отбиться от гаар-хоцев?
  
  - Да, - кивнул Сатана. - Все хорошо, Некрополь и его жители в безопасности. Теперь, что касается твоего нового задания: я хочу, чтобы ты вернулся в Адару и помешал мастерам осуществить задуманное.
  
  - А что они задумали?
  
  - Это ты и выяснишь.
  
  - Как всегда, ничего определенного, - улыбнулся Лёнчик. - Но все лучше, чем в аду прозябать. Только можно мне в этот раз тело не только из костей, а еще и с плотью?
  
  - Приму к сведению. Ты главное не забудь, твоя цель помешать мастерам, осуществить задуманное.
  
  
  
  Сатана щелкнул пальцами, ресторан исчез. Лёнчик стоял в коридоре, рядом с деревянной дверью, из-за которой доносились стоны, бурного секса. Вместе с ним, в коридоре стоял эльф-нежить, один из тех двоих, которых он "поднял" будучи некромантом. "А где второй", - подумал Лёнчик, за мгновение до того, как все понял.
  
  
  
  1. Фелимер
  
  Как ни странно, но никто не переживал из-за смерти архимастера хиз-Вайса. "Видимо он раздражал не только меня", - размышлял канцлер. Гном лежал на кровати и наслаждался клубничным пятилетним вином.
  
  Новый архимастер был намного сговорчивее прежнего, так что канцлер Фелимер был очень оптимистично настроен: "Теперь, мы отправим войско в Рейхден и положим конец мятежу. После этого останется решить вопрос с Кордо. Как только Стиллет разделается с ним, власть над королевством будет только в моих руках, - канцлер улыбнулся и сделал большой глоток вина. - Король Фелимер Первый, хорошо звучит".
  
  
  
  В покои вошли его новые наложницы, высокие девушки с длинными ногами и большими упругими сиськами. Одна из них, Тайра, брюнетка с длинными кудрявыми волосами, которые словно водопад опускались на её плечи и грудь. Вторая Деллеиэнь, полукровка, у нее были эльфийские уши и острые черты лица. Волосы светлые, с золотым отливом, длинные и прямые.
  
  Обе были раскрепощенными и творили настоящие чудеса в постели.
  
  - Прихватите с собой вино, - велел им гном.
  
  
  
  "Две наложницы, это в два раза лучше, чем одна, - пронеслось в голове Фелимера. Он ласкал языком нежные лепестки, трепетного бутона Деллеиэнь, которая, сидела сверху. Руки гнома скользили по бархатной коже ее бедер.
  
  Тем временем, руки Тайры ласкали яички канцлера, а её язык скользил по набухшему стержню.
  
  - Слазь, - Фелимер шлепнул полукровку по попке, - дай сиськи, а ты, поёрзай на мне.
  
  Тайра послушно села сверху, погрузив упругое естество канцлера в свое горячее лоно. Пока она не торопливо двигала тазом, язык гнома ласкал розовые соски Деллеиэнь.
  
  
  
  После того как он изверг семя внутрь кудрявой наложницы, Фелимер промочил горло и взял полукровку. Она стояла на четвереньках и ласкала трепетный бутон Тайры. Гном вошел в нее сзади. Гладя нежную попку Деллеиэнь, канцлер постепенно увеличивал скорость своих движений.
  
  Обе наложницы начали постанывать, стонала и Фелимер.
  
  - Да! - выкрикнул он, испуская семя. - О, да!
  
  
  
  Скрипнула входная дверь.
  
  - Тебе чего? - удивился гном, глядя как в покои, входит один из эльфов-зомби. - Не видишь, я занят? - добавил Фелимер. Он не торопился выходить из полукровки, наслаждаясь её горячим и трепетным лоном.
  
  - Ну, привет, Фелимер, - вдруг произнес эльф-нежить.
  
  - Что? Ты умеешь говорить? - снова удивился канцлер, смотря на приближающегося зомби.
  
  - Он хочет к нам в кроватку, - хихикая, сказала Тайра.
  
  - Пошел вон! - рявкнул на него гном. Но телохранитель и не думал подчиняться.
  
  - Гляжу, ты перестал пьянеть с одного стакана вина? Или ты и не пьянел? Я тебя сильно недооценил, да? Пробился во власть, правишь королевством.
  
  - Что ты такое? - гном вышел из полукровки. Он соскочил с кровати и направился к столу, в ящике которого лежал самострел.
  
  - Хочешь сказать, ты все еще не догадался? - усмехнувшись, ответил эльф-нежить.
  
  - Некромант? Ты каким-то образом смог вернуться?
  
  - Верно.
  
  
  
  "Эх, плохо сейчас нет рядом Стиллет, - подумал Фелимер, - она дала бы этой нежити просраться". Зомби обнажил меч, преградив канцлеру путь к арбалету.
  
  - Пришло время ответить за смерть гремлина Механика и всех кто по твоей вине погиб.
  
  Наложницы пронзительно завопили. Понимая, что находится в одном шаге от смерти, гном бросился к выходу. Воздух со свистом пронзил меч, который метнул эльф-нежить. Только Фелимер коснулся дверной ручки, в тот же миг его пронзил клинок. Канцлер попятился. Во рту появился металлический вкус крови.
  
  - Только не это, - прохрипел он и рухнул на пол.
  
  
  
  2. Эльф-нежить
  
  Голые бабы Фелимера, сидели на кровати и орали, словно их режут.
  
  - Заткнитесь, я вас не трону, - сказал им Лёнчик. Он подошел к столу гнома и стал искать все, что может ему пригодиться. Пара кошельков золота, документы подтверждающие, что предъявитель является агентом короны и самострел, размером с пистолет Макарова.
  
  "Довольно не плохо", - подумал Лёнчик, пряча бумаги во внутренний карман куртки. Он сунул самострел за пояс и со словами: "дамы, моё почтение", отвесил легкий поклон девицам, которые хлопая ресницами, следили за его действиями.
  
  Выходя из комнаты, Лёнчик достал из тела Фелимера свой меч, стряхнул кровь и поспешил в Драконий карьер. Нужно было узнать, что же такое затеяли мастера, что сам Сатана хочет им помешать.
  
  
  
  * * *
  
  В замке ничего не изменилось, все было так же как и в те времена, когда Лёнчик был Первым министром. Разве что охрана в коридорах была в других доспехах, а на их щитах красовался герб Фрадосской гильдии, солнце и три чайки. Всюду, где когда-то висели стяги с полумесяцем Ольфреда Спрэда, сейчас висели знамена Фрадосской гильдии.
  
  
  
  Ни охрана, ни придворные не обращали на эльфа-нежить внимания.
  
  "Это я удобно, оказался в теле полумертвого эльфа", - размышлял Лёнчик, шагая по коридору. Он без препятствинно вышел во двор замка, и направился на конюшню. Кругом как обычно трудились слуги, кудахтали куры, а свиньи лежали в лужицах грязи.
  
  "Совсем все по старому, - подумал Лёнчик. - Скотине и слугам все равно кто у власти".
  
  
  
  - С каких это пор, ходячие трупы канцлера разгуливают по замку сами по себе? - презрительно произнес седоволосый мужчина лет пятидесяти в расшитом золотом халате.
  
  - Что-то тебя я раньше здесь не встречал, - слегка прищурившись, ответил Лёнчик. - Ты один из мастеров Фрадосской гильдии?
  
  - Ты как с мастером говоришь, сброд?! - прикрикнул тот.
  
  - Вот и славно, - улыбнувшись, ответил эльф-нежить и ударил его в челюсть. Мастер крякнул и обмяк. Лёнчик взвалил его на плечо и отнес в тень ближайшего сарая.
  
  Похлопав старика по щекам, Егоров привел его в чувства.
  
  - Ч-ч-что п-п-происходит? - заикаясь, выпалил он. Глаза мастера были полны страха и пристально смотрели на эльфа-нежить.
  
  - Скажи уважаемый, что вы мутите в карьере?
  
  - Ч-ч-что?
  
  - В Драконьем карьере, что делаете?
  
  - Я-я-я не знаю. Это К-к-кордо, за всем стоит Кордо.
  
  "Опять этот Кордо, - усмехнулся про себя Лёнчик. - Ох уж этот вездесущий засранец".
  
  - Увидишь его, скажи, некромант передает привет, - Егоров похлопал мастера по плечу и зашагал в сторону конюшни.
  
  
  
  * * *
  
  Оседлав резвого скакуна, эльф-нежить галопом мчался по улочкам Дара в сторону Драконьего карьера.
  
  "Пока все складывается довольно не плохо, - думал он. - Все меня принимают за своего. Если в карьере все пройдет гладко, я уничтожу, то, что строят мастера и дело будет сделано".
  
  
  
  Но когда Лёнчик выехал за городские стены, он понял, что все будет куда сложнее. До карьера было не меньше десяти километров, а постройку мастеров было видно прямо от ворот Дара.
  
  - Здоровенная штука, - присвистнув, сказал Егоров. - Сломать такую бандуру, будет не просто.
  
  Издалека строение напоминало исполинский шар, но по мере приближения, Лёнчик смог разглядеть, что это не шар, а четыре обелиска выгнутые в форме клыков, которые стоят вокруг башни.
  
  
  
  * * *
  
  Вход в Драконий карьер охраняли, по меньшей мере, дюжина солдат.
  
  "У них тут все по-взрослому, просто так не прошмыгнешь", - останавливая коня, подумал Егоров.
  
  - Чего тебе, нежить? - презрительно спросил один из охранников.
  
  - Дело особой важности и секретности, - ответил Лёнчик, протягивая солдату одну из бумаг, взятую в кабинете Фелимера.
  
  - Любой подданный, любого звания, должен оказывать предъявителю сего, посильную помощь, - прочитал вслух охранник. - И что? - он перевел взгляд на Егорова и продолжил:
  
  - У меня распоряжение наместника Кордо, никого без его ведома, в карьер не пропускать.
  
  "О, уже наместник", - отметил про себя Лёнчик.
  
  - Это правильно, - кивнул эльф-нежить. - Но я исполняю приказы канцлера, а он приказы наместника, которые получает лично. Мне не сложно вернуться за письменным разрешением самого Кордо. Только что я, по-твоему, скажу, когда он спросит о причине проволочки, с исполнением его приказа?
  
  Солдат на мгновение задумался, после чего спросил:
  
  - А зачем тебе в карьер?
  
  - Шутишь? Я не могу сказать, - улыбнулся Егоров. Лицо солдата скривилось гримасой, будто он увидел что-то отвратительное.
  
  "Похоже, я не очень симпатичен, когда улыбаюсь", - пронеслось в голове Лёнчика.
  
  - Ладно, - махнул рукой солдат. - Пади разбери этих власть имущих. Давай проезжай.
  
  
  
  Эльф-нежить пришпорил коня, нужно было действовать быстро и прежде чем солдаты поймут, что к чему, уничтожить эту бандуру.
  
  
  
  * * *
  
  Вблизи башня и обелиски впечатляли своими колоссальными размерами. Обелисков было четыре, основанием каждому служила огромная площадка, метров пять в высоту, полностью выложенная из драконьего кирпича. Сами же обелиски были выполнены целиком из металла.
  
  - Надо же, - присвистнул Лёнчик. - Эти мастера Фрадосской гильдии, настоящие чудотворцы. Даже гремлины при строительстве Некрополя не могли творить такого с металлом.
  
  Егоров направил коня к башне, вокруг которой стояли обелиски. Она была немногим ниже и состояла из драконьего кирпича.
  
  "Если вся эта штука какой-то механизм, - размышлял Лёнчик. - Значит, панель управления должна быть в башне".
  
  Вход в неё преграждала деревянная дверь, закрытая на большой замок, который не составило труда открыть.
  
  - Они мастерски обрабатывают железо, а замок посложнее, сделать не могли, - сам себе сказал Егоров. За дверью, был узкий коридор освещенный факелами и винтовая лестница, которая убегала наверх.
  
  Поднимаясь, Егоров обратил внимание, что внутренняя стена башни, металлическая. Сверху башни открывался потрясающий вид на всю конструкцию и на окрестности. Осмотревшись, Лёнчик нашел в крыше плотно закрытые створки.
  
  "А вот и механизм", - довольно подумал он. Какое-то время спустя, при помощи меча, ему удалось раздвинуть сворки. Внизу была шарообразная полость, а в ней, окутанная проводами, бес сознания лежала полуобнаженная девушка.
  
  - Вот это да, - удивленно протянул Егоров. Внизу, послышались какие-то крики. Лёнчик взглянул вниз, несколько дюжин солдат обступили башню. "Похоже, они поняли, что я их обвел вокруг пальца", - подумал он. Нужно было срочно решать, что делать дальше.
  
  
  
  Раздался хлопок сопровождаемый вспышкой света и на крыше материализовался Кордо. Он был в своем неизменном балахоне.
  
  "Кордо обладает магическими способностями?" - удивился Егоров.
  
  - Признаться, я до последнего не верил шлюхам гнома и хиз-Тиру, что один из эльфов-мертвецов, взбунтовался, - сказал наместник, с интересом рассматривая Лёнчика. - Как такое возможно? Что за магия управляет тобой?
  
  - Я тоже хочу знать, кто ты такой? - ответил эльф-нежить. - Для чего эта постройка?
  
  - Этого ты не узнаешь, а вот я, получу желаемое, - с этими словами, Кордо произнес несколько слов на не знакомом языке, и Лёнчик почувствовал как его руки и ноги сковывает не видимая сила. Недолго думая, Егоров метнул в наместника свой меч. В туже секунду, Кордо исчез в яркой вспышке света и появился вновь за спиной эльфа-нежити.
  
  
  
  Удар и Лёнчик рухнул на крышу башни. Он откатился в сторону, твердая поверхность внезапно кончилась, и он полетел вниз. Его падение остановила обвитая проводами девушка, на которую он свалился. Егоров оказался внутри сферической полости. Прежде чем он успел что-то предпринять, все исчезло в яркой вспышке света, и Лёнчик провалился во тьму.
  
  
  
  3. Дир IX
  
  Над городом разносился звон набата.
  
  Солнце только-только показалось из-за горизонта, князь Гаар-Хора Дир IX, стоял на балконе своей башни и наблюдал, как городу приближается орда горных троллей.
  
  "Их, по меньшей мере, сорок тысяч, - размышлял он. - Этого мало чтобы взять город. Гарнизон справится".
  
  - Мой князь, - на балкон вышел генерал Кирен. - Какие будут указания?
  
  - Что-нибудь слышно от волшебника Эллетара?
  
  - Нет, мой князь.
  
  - Жаль, десять тысяч человек, нам сейчас бы не помешали. Глупо было отправлять всю нашу армию в горы, вот тролли и осмелели. Но как они узнали?
  
  - Мой князь, вам должно возглавить оборону. Ваши люди ждут, что вы поведете их против орды троллей.
  
  - Да, да, тролли, - кивнул Дир. Он вызвал оруженосца, чтобы тот помог ему облачиться в броню. "Мои предки отбивались от врагов и с меньшей армией, - размышлял князь, пока оруженосец застегивал ремешки его панциря. - Пять тысяч, пожалуй, не так плохо. Наши стены высоки, а лучникам по меткости нет равных во всей Адаре".
  
  Закончив облачение, князь и генерал в сопровождении телохронителей, направились на городские стены.
  
  
  
  * * *
  
  Кругом царили шум, крики и полнейшая неразбериха.
  
  
  
  - Мой князь, тролли ударили сразу с трех направлений. Мы пока сдерживаем их, но старые ворота вот-вот не выдержат натиска, - доложил офицер. Опираясь на меч, он тяжело дышал, а его шлем, и латы были заляпаны кровью.
  
  - Генерал, усильте оборону старых ворот, - приказал Дир. - Почему на стенах до сих пор нет чанов с маслом?
  
  - Я сейчас же разберусь с этим! - вытянулся по струнке генерал.
  
  - Быстрее, нет времени медлить!
  
  
  
  Князь поднялся на стену. Видя его, солдаты заметно приободрялись. То тут, то там, горстке троллей удавалось забраться на стену, но гаар-хорцы стойко держали оборону. Обнажив меч, Дир принял участие в схватке с одной из таких горсток. Видя сражающегося князя, солдаты подняли боевой клич.
  
  
  
  * * *
  
  Солнце село, начало смеркаться, а тролли и не думали ослаблять натиск. Не смотря на множество погибших, они лезли и лезли на городские стены. "Нас слишком мало, - пронеслось в голове Дира. - Если они прорвутся, хотя бы через одни ворота, нам их будет не удержать".
  
  - Старые ворота пали! Тролли в городе! - выкрикнул кто-то.
  
  - Все к Старым Воротам! - приказал князь. - Нужно сдержать натиск.
  
  
  
  Дир был на острие атаки. Размахивая мечом, он ворвался в толпу зеленокожих тварей и принялся рубить и колоть врага. На какое-то время, им удалось остановить наступление, князю даже показалось, что тролли отступают, но тут кто-то выкрикнул:
  
  - Западные ворота пали.
  
  "Только не это, - пронеслось в голове Дира. - Если мы не поторопятся, то попадут в окружение. Тролли, наступающие со стороны западных ворот, отрежут им путь к отступлению и перебьют как слепых щенят".
  
  - Отступаем к замку! - приказал князь.
  
  
  
  * * *
  
  Над городом стаял чад, от горящих домов. Кругом беспомощно кричали горожане, которым не удалось укрыться за стенами замка. Пытаясь спастись от полчищ зеленокожих тварей, они метались из стороны в сторону, не желая верить в близкую смерть.
  
  
  
  "Это конец, - подумал Дир, глядя на все это со стены замка. - Мы обречены, этих тварей слишком много".
  
  
  
  Всю ночь, тролли грабили город, жгли дома и убивали горожан. На рассвете, когда весь Гаар-Хор лежал в руинах, они обратили своё внимание на княжеский замок. Густым басом прокатился по округе звук трольего рога, он созывал орду к сердцу города, замку князя Дира.
  
  
  
  * * *
  
  Три дня и три ночи горстка гаар-хорцев удерживали замок. В их числе был и Дир. Раненый стрелой в левое плечо, князь доблестно держал оборону, пока ранним утром четвертого дня, тролли не прорвались за стены замка.
  
  Князь бился отчаянно. Прежде чем мощный удар молота сбил его с ног, переломав все ребра, Дир прикончил несколько зеленых тварей. От удара он выронил меч и отлетел к стене. Жуткая боль не давала, как следует вздохнуть, или пошевелиться.
  
  "Смерть достойная предков", - довольно подумал князь.
  
  К нему подошел сразивший его тролль и размозжил череп молотом.
  
  
  
  4. Лортис Ней
  
  Почти две недели Лортис ходил по пятам за эльфом Селлутриилом и его бандой. Кабаки, ночлежки, дома радости, порт, рынки и лавки торговцев. Всюду эльфа сопровождали его подельники, даже бухали и трахались они всей гурьбой. Кроме этого, Ней как-то раз стал свидетелем потасовки, в пылу которой, в Селлутриила попал арбалетный болт, не причинив эльфу даже царапины.
  
  "Магический оберег, и скорее всего, не один, - констатировал Лортис. - Одному мне его не завалить".
  
  
  
  Все это время, Ней жил в одной из комнат на втором этаже кабака, своего нанимателя Жес-Элиса, ел и пил за счет толстяка. Правда, то, чем Лортиса кормили, едой можно было назвать с натяжкой. Как правило, это были остатки того, что заказывали посетители кабака или то, что испортили на кухне: подгоревшие хлеб или рыба, забродивший компот, черствые пряники и тому подобное. И это всё не выходило за рамки подписанного контракта.
  
  
  
  - Есть новости? - спросил Лортис, усаживаясь за стойку. Был поздний вечер. Вернувшись в кабак, он как обычно первым делом интересовался не нашел ли толстяк Клима, Ульрэха и остальных.
  
  - Давай ты первый, - ответил Жес-Элис. - Ты уже две недели следишь за Селлутриилом. Узнал его слабые места?
  
  Ней в очередной раз рассказал нанимателю о нравах Селлутриила и его подельников, о групповухах в доме радости и о защитном обереге.
  
  - Без своей команды, я не справлюсь, - закончил Лортис.
  
  - Ладно, - кивнул толстяк. - Мне удалось сегодня кое-что выяснить. В гавани на вас напали "Крылья Эуриэль", одна из банд, которая работает на Селлутриила. А потом, твою команду продали на золотой рудник.
  
  - Это точно?
  
  - Обижаешь. Я бы не стал попусту сотрясать воздух.
  
  - Ну, извини. Давно не получал хороших новостей, - довольно улыбнулся Лортис. Он был очень рад, что его друзья нашлись.
  
  - Теперь, - продолжил Ней. - Нужно их вызволить.
  
  
  
  * * *
  
  Рудник, в котором велась добыча золота, находился в часе езды, на северо-восток от Эрн-Десса. "Охраны-то почти нет", - отметил Лортис, рассматривая рудник, с небольшого, горного уступа. Несколько эльфов по периметру и еще по остроуху, на двух вышках возвышающихся над рудником.
  
  
  
  Лортис дождался темноты и с легкостью пробрался в барак, в который сгоняли на ночь рабов. Он аккуратно пробирался через спящих прямо на каменистом полу людей, гномов, эльфов и других существ, высматривая среди них, членов своей команды. Никто из них не обращал на чужака внимания, все хотели лишь выспаться после тяжелого рабочего дня.
  
  
  
  - Как же БубЕнь орал... - донесся до Лортиса знакомый голос. "Ульрэх", - довольно подумал он.
  
  
  
  Душегуб сидел в окружении других рабов и как обычно травил свои байки. Здесь были и остальные матросы с "Урагана", гномы Рубин и Жолудь, люди Экберт, Овод, Тихоня и Красный-Глаз. Увидев Нея, они все бросились его обнимать.
  
  - Рад видеть тебя живым, пройдоха, - Ульрэх по дружески ударил его в плечо. - Жаль, что мелкий засранец не дожил до этого момента?
  
  - Что? - опешил Лортис. - Клим погиб?
  
  - Скорее всего, - вздохнул Ульрэх. - Его забрали вниз. Там узкие коридоры, низкие потолки и ужасная жара.
  
  - Может, он еще жив? - с надеждой спросил Ней.
  
  - Те, кто здесь не первый год, говорят, что снизу никто еще не поднимался, - скорбным тоном, возразил Рубин.
  
  - Вы чего раскисли? - возмутился Лортис. - Охраны практически нет, я запросто пробрался сюда. Можно валить, пока эти олухи дрыхнут.
  
  - А это ты видел? - Желудь показал на свой ошейник. - Стоит кому-то из нас покинуть рудник, и эта штука тут же оторвет голову.
  
  - Поэтому никто и не убегает, - добавил Ульрэх.
  
  - Магические штучки значит, - Ней сложил руки на груди и немного подумав, добавил:
  
  - Значит так, вы узнайте как там Клим и как нам его вытащить, а выясню, как снять эти ошейники.
  
  
  
  * * *
  
  - У меня есть тот, кто сможет помочь, - деловым тоном произнес Жес-Элис, когда Лортис рассказал ему о том, что узнал в золотом руднике. - Но он дорого берет за свои услуги.
  
  - Ты же знаешь, у меня нет денег, - развел руками Ней.
  
  - Урбан, друг мой, я все понимаю и поэтому могу открыть для тебя кредитную линию.
  
  "Толстяк хочет загнать меня в долговую яму", - с горечью подумал Лортис и спросил:
  
  - И чем мне расплачиваться?
  
  - Ну, мы же друг другу не чужие люди. Отработаешь, - расплываясь в довольной улыбке, сказал Жес-Элис.
  
  "Ну, да, я прикончу для тебя Селлутриила, еще и денег должен останусь", - размышлял Ней. Но делать было нечего и адмирал согласился на предложение толстяка.
  
  
  
  После того, как Лортис, он же Урбан подписал очередной контракт, Жес-Элис довольно потер руки и, выдав ему, кошель с золотом сообщил:
  
  - Его зовут Элтен-Истий, он волшебник. Дашь ему вот это письмо, в нем мои рекомендации. Не потеряй, без него этот скряга с тобой разговаривать даже не станет.
  
  
  
  "Скряга? - усмехнулся про себя лже-Урбан. - Не уже ли в этом проклятом городе, есть кто-то жаднее, чем Жес-Элис?"
  
  
  
  - И будь осторожен, - продолжал толстяк. - Райончик в котором он живет полон всякой шушеры. Ни с кем не разговаривай и не останавливайся. Иди прямиком к его дому волшебника.
  
  
  
  * * *
  
  Стоило Лортису приблизиться к двери, как лицо ожило.
  
  - Стой человек. Ни шагу дальше, - угрожающе пробасило оно. - Что тебе нужно?
  
  - Моё имя Урбан, я к волшебнику Элтен-Истию, от Жэс-Элиса, - с этими словами, Ней достал из кармана рекомендательное письмо.
  
  - Давай сюда, - по поверхности двери вдруг побежала рябь, словно по водной глади. Из неё показалась рука и взяла у Лортиса письмо, после чего исчезла в двери вместе с конвертом, оставив на её поверхности, лёгкую рябь.
  
  
  
  "Через такого охранника пройти будет совсем не просто", - отметил про себя Ней. Он сложил руки на груди и ждал когда, волшебный привратник ответит ему.
  
  Некоторое время спустя, дверь снова ожила, и произнесла:
  
  - Волшебник примет тебя, Урбан. Проходи.
  
  
  
  * * *
  
  Внутри дом Элтен-Истия был намного больше чем снаружи. Переступив его порог, Лортис оказался в атриуме. Напротив входа переливаясь всеми цветами радуги бил фонтан. Крыши не было, и солнечный свет проникал внутрь без помех, освещая все четыре этажа.
  
  "Невероятно", - пронеслось в голове Ней, пока он рассматривал необычное устройство дома.
  
  - Я помочь, чем могу? - раздалось за спиной Лортиса. Обернувшись, он увидел маленького человека, ростом не выше гнома. У него был длинный крючковатый нос покрытый бородавками, редкая борода. Широко посаженные, большие голубые глаза. Поверх редких волос на голове, у него была шапочка с кисточкой, темно-зеленого цвета и такого же цвета халат.
  
  - Здравствуйте, меня зовут Урбан, - Ней кивнул в знак приветствия. - Жэс-Элис сказал, что вы можете помочь мне.
  
  - Помочь чем?
  
  - Я хочу спасти своих друзей из золотого рудника.
  
  - А, - улыбнулся, волшебник. - Хочешь ошейники ты снять.
  
  - Да, - кивнул Лортис.
  
  - Сколько ошейников?
  
  - Восемь.
  
  Волшебник ненадолго исчез, но прежде чем Ней успел, как следует осмотреться, появился вновь.
  
  - Вот, Урбан, - он протянул Лортису кусачки.
   Расплатившись с Элтен-Истием, адмирал покинул его волшебный дом.
  
  
  5. Лортис Ней.
  
  С наступлением темноты, Ней вновь пробрался в барак, в котором держали его товарищей.
  
  - Ну, вы узнали что-нибудь про Клима? - спросил Лортис, избавляя Ульрэха от ошейника.
  
  - Как мы не пытались, выяснить хоть что, но ничего не вышло, - развел руками душегуб.
  
  - То есть, он может быть и жив? - Ней отбросил в сторону обезвреженный ошейник.
  
  - Может, жив, а может, и нет, - проворчал подошедший Желудь.
  
  
  
  После того, как Лортис, перекусил восемь ошейников, волшебные кусачки превратились в прах, прямо у него в руках. Ней, Ульрэха и матросы "Урагана", без проблем покинули рудник, и направились в город. Почти всю дорогу до Эрн-Десса, Лортис думал о судьбе Клима, его беспокоил тот факт, что сатир мог быть еще жив, а он ничего не сделал для его спасения и оставил гнить на руднике.
  
  
  
  На удивление Нея, когда он привел своих товарищей в таверну Жес-Элиса, толстяк радушно предоставил беглецам крышу над головой, ужин и выпивку.
  
  
  
  - Ну, теперь нужно придумать, как вернуться домой, в Адару, - вытирая губы тыльной стороной ладони, сказал Ульрэх.
  
  - Лично я не вижу разницы, где промышлять, здесь или в каком-то другом месте, - пожал плечами Овод.
  
  - Да, нас ничего там не держит, - согласился с ним Красный-Глаз. - А такая опытная команда как мы, сможет пригодиться на любом корабле.
  
  - Это точно. Из-за глупости Дункана, мы остались без гроша, - Рубин ударил кулаком по столу и продолжил: - так что какая разница, где спину гнуть.
  
  - Да, да, - закивали остальные.
  
  - Вам легко говорить, - возразил Ульрэх. - А что делать мне? Я же не матрос.
  
  
  
  - Для тебя как раз есть работенка, - деловитым тоном сказал Лортис. - Да и для всех вас тоже. С этими словами, он рассказал им о контракте с Жес-Элисом, и о заказе толстяка на эльфа по имени Селлутриил.
  
  - Почему ты сразу не сказал об этом? - возмутился гном Рубин. - Мы с братом матросы, не бойцы. Нам проще было бы остаться в руднике, хоть прожили бы подольше.
  
  - Он прав, - кивнул старпом Красный-Глаз. - Ты должен был поставить нас в известность, о цене побега с каторги.
  
  - Да, да, - подхватили остальные матросы.
  
  - Кого не устраивает, возвращайтесь в рудник, и я сочту долг уплаченным, - сухо произнес Лортис. За столом повисла пауза.
  
  "Видимо, никто не хочет возвращаться", - усмехнулся про себя Ней.
  
  - Мне не хочется рисковать жизнью, но прозябать в золотом руднике мне хочется еще меньше, - сказал Ульрэх. - Так что лично я не в обиде не адмирала.
  
  - Конечно, в отличие от нас, ты всю жизнь убиваешь, - проворчал Овод.
  
  - Я не ясно выразился? Кого не устраивает, возвращайтесь в рудник, - повторил Лортис.
  
  
  
  - За побег каждому из нас всыпят по триста плетей, - вздохнул Рубин и сделал глубокий глоток.
  
  - Ладно, парни, долг платежом красен, - сказал Красный-Глаз. Взглянув на Нея, он добавил: - но после этого дела, наши пути расходятся.
  
  - Заметано, - кивнул Лортис,
  
  
  
  * * *
  
  Напасть на банду Селлутриила, Ней решил во время их групповухи в доме радости. Без штанов и доспехов, занятые прелестями шлюх, эльфы будут максимально уязвимы.
  
  - Хороший план, - кивнул Ульрэх, когда Лортис рассказал ему свою затею. - Только вместо арбалетов, я бы прибегнул к Фрадосскому маслу, быстро и наверняка.
  
  
  
  - Это уж точно, быстро и наверняка, - с горечью повторил Ней. У него перед глазами возникли корабли, которыми он командовал в битве против флота гильдии. Один за другим, суда буквально разрывало изнутри. Всюду обжигающие языки пламени, крики заживо горящих матросов и запах. Его Лортис никогда не забудет, это не просто запах горящей плоти, это запах ужаса и безысходности.
  
  Ней был уверен, если бы не его поражение, Дар, столица его Родины не пал под натиском Фрадосской гильдии.
  
  
  
  В своем поражении, Лортис подозревал друга детства, волшебника Барлийского ордена Северия Эллетара. Орден предал короля, а Северий был единственной надеждой Нея на победу в битве с флотом гильдии. В глубине души, Лортис надеялся, что его друг не пошел бы на такое вероломное предательство, хотя понимал, как верный служитель ордена, Северий должен был выполнить приказ. Так или иначе, все это только догадки. Чтобы докопаться до истины, Ней должен вернуться домой, в Адару.
  
  
  
  - А еще, я не стал бы брать с собой матросню, - продолжал Ульрэх. - Вдвоем мы всяко лучше управимся.
  
  - Восемь лучше, чем двое, - возразил Лортис.
  
  - Не доверяю я им. Вспомни, каким был их капитан, предал всю команду, а этих взял с собой. Вряд ли они чем-то лучше, Дункана.
  
  - Согласен, по-этому, как только они лягут спать, мы с тобой прогуляемся кое-куда, - лукаво улыбнулся Ней.
  
  
  
  * * *
  
  Селлутриил и его подельники завалились в дом радости через час после заката.
  
  - Что-то они задержались, - прошептал Лортис Оводу. Они сидели за одним из столиков на первом этаже публичного дома, делая вид, что напиваются.
  
  - Мало ли почему они пришли позже, - возразил Овод. - Они ж головорезы, а не сборщики налогов.
  
  - Возможно, ты прав. Но все равно будь осторожнее, что-то у меня не хорошее предчувствие.
  
  Они какое-то время сидели, молча, наблюдая, как эльфы напиваются. Время шло, но Лортиса не покидало скверное ощущение того, что что-то не так. Он смотрел на куражащихся эльфов и пытался понять, что именно его беспокоит.
  
  Селлутриил встал из-за стола и направился к ним.
  
  
  
  - Адмирал Лортис Ней, опустился до того, что убивает за деньги, как обычный головорез, - презрительно произнес он.
  
  - Все-таки сдали, скоты, - прошипел Лортис, глядя на Овода.
  
  - А что ты хотел? - возмутился тот. - Мы тебе сразу сказали, что не бойцы. Ты не оставил нам выбора.
  
  Ней быстрым движением достал из левого рукава кинжал и полоснул им по горлу матроса. Брызнула кровь. Не ожидавший этого Овод, беспомощно схватился за шею и тщетно пытаясь вдохнуть, захрипел. Его глаза закатились. Матрос упал со стула, заливая пол дома радости своей кровью.
  
  - С его дружками, которые пришли ко мне с рассказом о твоей затее, я сделал то же самое, - сказал Селлутриил, присаживаясь напротив Лортиса. - Правда, умирали они медленнее.
  
  Эльф пристально взглянул ему в глаза и продолжил: - в этом городе уже давно никто не смеет мне перечить, потому что тех, кто это делал, я убивал. Но ты ведь это знал, не так ли? И все равно решил попытать счастье против меня? Ты как я, отчаянный. И я уважаю это. По-настоящему отчаянного противника, способного рискнуть жизнью ради призрачной надежды, очень сложно повстречать. По этому, я позволю тебе самому выбрать, как умереть.
  
  
  
  - Заманчиво, - улыбнулся Лортис. - Как насчет поединка.
  
  - Поединка? - усмехнулся Эльф. Услышав это, сидевшие поодаль подельники Селлутриила дружно расхохотались.
  
  - Да. Один на один, - невозмутимо продолжал Ней.
  
  - Смерть в поединке? Что ж, хороший выбор, адмирал, - сказал Эльф, вставая из-за стола.
  
  - Трилл, только не убивай его сразу! - выкрикнул один из эльфов. - Давай покуражимся вдоволь!
  
  - О, да, он будет умирать медленно, - ухмыльнувшись, сказал Селлутрииил, обнажая меч.
  
  
  
  Тем временем, Лортис допил вино и, встав из-за стола, спросил:
  
  - Ты будешь сражаться с оберегом? Не думай, если тебе так легче, пусть будет по-твоему.
  
  - Думаешь, я боюсь тебя, человек? - презрительно спросил эльф.
  
  - Из нас двоих, оберег у тебя, - усмехнулся Ней.
  
  - Глупец! - воскликнул Селлутриил. Он снял с шеи кулон, Х-образный крест внутри круга, и бросив его на стол перед адмиралом, добавил:
  
  - Мне не нужны магические безделушки, чтобы спустить с тебя шкуру!
  
  
  
  Стоило Лортису обнажить свой меч, его клинок вспыхнул голубым пламенем. Ней в тот же миг опустил его в лужицу крови Овода. Кровь, которой из матроса вытекло не мало, вспыхнула, словно Фрадосское масло. Селлутриил, не ожидавший такого финта, на секунду замялся, но и этой секунды Лортису хватило, чтобы схватить кулон и с помощью волшебного кольца, покинуть дом радости.
  
  Он перенесся на улицу, где его ждал Ульрэх с заряженным арбалетом в руках. Из окон публичного дома доносились крики горящих за живо посетителей, валил густой дым, и проскакивали языки голубого пламени.
  
  - Все двери закрыты? - уточнил Ней.
  
  - Ага, - кивнул душегуб.
  
  Через окна стали выпрыгивать посетители и шлюхи.
  
  - Валим только эльфов, - напомнил Лортис.
  
  
  
  * * *
  
  План Нея был прост до неприличия: ворваться в дом радости и перебить пьяных и голых эльфов. Но матросы с "Урагана" были слабым звеном в плане адмирала. Легкость с которой они согласились на участие в мероприятии, после того как все дружно отказались, наводила на не приятные мысли.
  
  
  
  Не доверяя команде "Урагана", Лортис Ней и Ульрэх решили подстраховаться и вновь обратились за помощью к волшебнику Элтин-Истию. Ночью, пока матросы спали, Лортис взял очередной кредит у Жес-Элиса, после чего они отправились в квартал волшебников.
  
  - Сколько ты уже должен толстяку? - спросил Ульрэх, широко шагая по ночному Эрн-Дессу.
  
  - Больше тысячи.
  
  - Да, - протянул душегуб. - Значит, мы здесь надолго.
  
  Ней ничего не ответил, однако ему было приятно, слышать, что Ульрэх сказал "мы".
  
  
  
  Пообщавшись с говорящей дверью, они вошли в дом Элтин-Истия. Ночью он был еще удивительнее, чем днем. Атриум освещали десятки парящих в воздухе огней. Светился и фонтан, который был в его центре. Точнее вода, которая била из него переливалась всеми цветами радуги.
  
  - Вот это да, - осматриваясь по сторонам, восторженно сказал Ульрэх.
  
  Перед ними из вспышки света появился волшебник.
  
  - Вечера доброго, Урбан тебе. На сей раз, зачем пожаловал ты?
  
  
  
  Лортис рассказал ему о ситуации, и спросил: - можете что-нибудь предложить?
  
  - Селлутриила замыслил убить ты? - задумчиво переспросил волшебник, потирая свой длинный нос. В его больших глазах проскочила искорка озорства. - Я помогу тебе, - добавил он и исчез.
  
  Буквально мгновение спустя, Элтин-Истий вернулся.
  
  
  
  - Вот, на тот случай, если матросы предадут, - он протянул Нею фляжку. - Пусть они выпьют это, сегодня утром, тогда к вечеру, кровь их станет словно масло, если огонь коснется их крови, вспыхнет она ярче солнца.
  
  
  
  Меч с пылающим клинком, - с этими словами, волшебник протянул Лортису меч. - И кольцо с "глазом Ден-Иллит", в случае необходимости, оно перенесет тебя, но только на небольшое расстояние.
  
  
  
  * * *
  
  Вскоре все было кончено. Эльфы выбравшиеся из дома радости умерли от арбалетного болта Ульрэха или пылающего меча Лортиса. Те, кому не удалось выбраться, сгорели вместе с домом радости. В их числе был и Селлутриил.
  
  - Надо уносить ноги, пока городская стража не набежала, - осматриваясь по сторонам, сказал Ней. На улице было тихо, городские жители в страхе разбежались подальше от лихих людей.
  
  
  
  * * *
  
  - Скажу честно, мне они сразу не понравились, - разливая эль, сказал Жес-Элис. - На скользких существ у меня глаз наметан.
  
  "Рыбак рыбака, видит издалека", - усмехнувшись про себя, подумал Лортис.
  
  - Что ж, давайте выпьем за новую эпоху в нашем городе, - поднимая чарку, торжественно произнес толстяк. - Которая, начнется с кончиной этих мерзких эльфов.
  
  - Будем, - добавил Ульрэх.
  
  
  
  6. Клим.
  
  - Похоже, нас продают в рабство, - с горечью заметил Ульрэх.
  
  - Богиня, рабство? Опять? - удрученно простонал Клим. Мимо выстроенных в ряд узников, неторопливо шли два человека. Один толстый и не высокий; второй длинный и худой. Худой всячески расхваливал заключенных, а толстяк, пренебрежительно смотрел на заключенных и молчал.
  
  
  
  - Вот этот, - вдруг произнес толстяк. Они остановились около Клима и Ульрэха
  
  - Достопочтенный хочет сатира? Я не ослышался? - удивился худой.
  
  - Да, я хочу сатира.
  
  "О, Богиня, смилуйся над смеренным рабом твоим", - взмолился Клим.
  
  
  
  Два эльфа взяли его под руки и куда-то поволокли. Сатира бросили в ящик с отверстиями для воздуха, накрыли крышкой и заколотили её гвоздями.
  
  "Да пребудет благословение твое, в мире этом. Да не отвернешься ты от грешных рабов твоих. Да победят воины, врагов твоих", - продолжал молиться Клим.
  
  
  
  - Может быть, Жес-Элис хочит еще кого-нибудь? - донеслось до него через отверстия в боковой стенке ящика.
  
  - Нет, сатира достаточно, - ответил толстяк.
  
  
  
  Всю дорогу, пока его куда-то несли, Климентий молился. Он надеялся на то, что это очередное испытание и если он не будет роптать, Богиня как и прежде не оставит его.
  
  
  
  Некоторое время спустя, тряска прекратилась, и Клим почувствовал как ящик, в котором он сидел, поставили на что-то твердое. Крышка открылась, и в ящик хлынул дневной свет. Сатир побоялся высовываться и ждал, когда ему скажут, что делать, ну или вытащат силой.
  
  - Ну, здравствуй Клим, - улыбаясь сказал толстяк, нависая над открытым ящиком.
  
  - Здрасте, - кивнул, удивленный сатир.
  
  - Вылезай, не бойся.
  
  - Откуда вы меня знаете?
  
  - Мне о тебе рассказал наш общий знакомый, Лортис Ней.
  
  - Лортис, он жив? Слава Богине, - обрадовался сатир. - Где он?
  
  - С ним все в порядке. Он сейчас на задании.
  
  - На каком задании?
  
  - Видишь ли, у нас с ним договор. Он помогает мне, а я ему. Да, вылезай же ты, наконец. Разве ты не хочешь съесть что-нибудь нормальное, а не тюремные помои?
  
  - Кто вы? - выбираясь из ящика, спросил сатир.
  
  - Мое имя, Жес-Элис, я торговец.
  
  - И чем же вы торгуете? - Клим осмотрелся. Они находились в саду. Неподалеку тянулась длинная кирпичная стена, высотой не менее двух метров. За деревьями, метрах в ста от места, где расположились сатир и толстяк, виднелся роскошный, трехэтажный дом.
  
  Жэс-Элис сидел на широкой скамье, рядом с небольшим, круглым столом, который буквально был завален различными фруктами, мясом и кувшинами с вином.
  
  
  
  - О, всем, чем придется, - улыбнувшись, ответил толстяк. - Присаживайся, ни в чем себе не отказывай.
  
  - Значит, вы и Лортис заключили договор, - усаживаясь за стол, произнес сатир. - Который, подразумевает мое освобождение?
  
  Толстяк кивнул.
  
  - А почему мои товарищи остались в тюрьме? Лортис вам рассказывал о моих товарищах, Ульрэхе и матросах с "Урагана"?
  
  - Конечно, рассказывал, но, к сожалению, я не склонен делать опрометчивые вложения. Я плохо знаю вас и адмирала, а посему для начала я выкупил только вас. Если наше сотрудничество оправдает себя, я выкуплю и остальных.
  
  - Это разумно, - согласился Клим.
  
  
  
  Жес-Элис выглядел довольно дружелюбно и располагал к себе. Тем более, он многое знал, чего человек со стороны попросту знать не мог. "Хвала Богине", - облегченно подумал Клим, позволяя себе, наконец, расслабиться.
  
  
  
  Испробовав все, что было на столе, довольный сатир разлегся на лавке.
  
  - Если бы сейчас здесь был мой друг Ульрэх, он обязательно сказал: "сейчас бы бабу, лучше двух". Жаль, что его здесь нет.
  
  - А какую ты хочешь? Человека, эльфийку, сатиршу или правильно сатирессу?
  
  - Правильно и так, и так. Просто сатирша, это плебейка, а сатиресса, это леди
  
  Жес-Элис хлопнул в ладоши. К нему подбежала молоденькая эльфийка. Толстяк прошептал ей что-то на ухо, эльфийка кивнула и так же быстро убежала.
  
  
  
  - Скажите милейший, - Клим взял со стола стакан с вином. - В чем ваша цель?
  
  - Цель? - переспросил толстяк, делая вид, что не понимает, о чем говорит сатир.
  
  - Я же вижу, вы пытаетесь меня задобрить, и мне это нравится. Вопрос в том, чего это будет мне стоить?
  
  - О, - Жес-Элис махнул рукой. - И голову не забивай. Все это подарок. Отдыхай, наслаждайся, о делах поговорим позже.
  
  - Значит, мне придется что-то делать в обмен на эти яства?
  
  - Нет. Все это подарок. А вот и Гаруиэль, она проводит тебя в дом.
  
  
  
  Элфийка провела сатира по закоулкам сада, и они оказались у входа в дом.
  
  Зайдя внутрь, Клим присвистнул от удивления, дом Жес-Элиса был словно дворец: высокие потолки, длинные коридоры, гобелены вышитые золотыми нитями.
  
  Гаруиэль провела его через несколько длинных коридоров, затем они поднялись на третий этаж и оказались в шикарных покоях, с огромной кроватью, на которой лежала обнаженная гномиха.
  
  - Это Руфусина, - прошептала Гаруиэль и закрыла за Климом двери.
  
  
  
  У Руфусины было милое, круглое лицо, с полными щеками, и носом картошкой. Ноги идеально изогнутые, с густой, слегка жесткой щетиной.
  
  - О, Богиня, ты великолепна, - восторженно произнёс Клим.
  
  Персии у Руфусины были столь же прекрасны, как и ноги. Большие розовые сосцы доставали до пупка.
  
  - Шикарно, - продолжал восхищаться сатир. Его естество стало твердым, а руки скользнули по бархатистой коже Руфусины.
  
  - Ничего себе, да ты настоящий великан! - удивленно воскликнула гномиха, увидев мужское достоинство сатира.
  
  - Это точно, - улыбнулся Клим. - Все кто имел дело с моим дружком, оставались довольны. А некоторые говорили, что сама Богиня Луна благословила мой черенок поцелуем.
  
  - Давай-ка проверим, насколько это правда.
  
  
  
  7. Гальбор Соттер.
  
  Магистр Барлийского ордена, Гальбор Соттер лежал на кровати, в одной из спален своей виллы. За окном была ночь. Тишину время от времени нарушало пение сверчка.
  
  Рядом с магистром лежала одна из его наложниц-эльфиек по имени Демиэнь. Её длинные рыжие волосы, словно золотая река, стекали на кровать. Руки Гальбора нежно гладили бархатистую кожу эльфийки. Тонкая шея, плечи, упругие груди с большими, багровыми сосками, плоский живот, холмик, покрытый не большим островком волос.
  
  Пальцы магистра спустились к нежным лепесткам, и проникли в еще теплое лоно Демиэнь . Эльфийка не издала ни звука. Он была мертва. На её тонкой шее, виднелись следы от укуса, который Гальбор оставил выпивая из неё кровь.
  
  
  
  С тех пор, как магистр сбежал из замка чернокнижника и вернулся в Барлию, он держал в руках своё чувство голода, и у него хорошо получалось. Но у бедняжки Демиэнь шли месячные, почуяв запах свежей крови Гальбор сорвался. Когда он насытился, и смог взять себя в руки, было уже поздно, жизнь покинула эльфийку.
  
  
  
  Своему превращению в вампира, Соттер не предавал особого значения, точнее он, конечно же, переживал по этому поводу, но была проблема и посерьезнее. Гальбор потерял свои магические способности. Магистр не сомневался, что это дело рук чернокнижника. По всей видимости, он наложил какое-то заклятие на Соттера и пока оно действует, Гальбор не сможет творить волшебство.
  
  Несостоятельность магистра, как чародея, несло серьезную угрозу его положению, ибо человек без магических способностей, не может возглавлять орден волшебников.
  
  Пытаясь разобраться с этим, Гальбор часами на пролет сидел за древними манускриптами, которые хранились в библиотеке Барлийского замка.
  
  
  
  * * *
  
  Как-то ночью, в библиотеку к магистру зашел вице-магистр Фелакс Коттэн.
  
  - Магистр, - официальным тоном произнес он. - Тревожные новости с восточных рубежей.
  
  - Что случилось? - не отрывая взгляд от манускрипта, спросил Гальбор.
  
  - Тридцатитысячная армия Рейхдена, прошла вблизи нашей границы. По всей видимости, они идут на штурм Наара.
  
  - Этого следовало ожидать. С тех пор, как король Рейхдена поднял мятеж, его наступление на земли Адары, был вопросом времени, - по-прежнему не отрываясь от фолианта, ответил магистр.
  
  - Позвольте спросить, что будем делать мы?
  
  - Отправьте письмо в Дар, архимастеру хиз-Вайсу, мы все-таки с ними в дружественных отношениях, и начинайте готовить наше войско.
  
  - Мы отправимся на помощь Наару?
  
  - Позволять Рейхдену под предводительством мятежного короля Иоанна набирать силу, крайне глупо, - пояснил Гальбор. - Но и сильный Наар нам ни к чему. Пусть Иоанн осадит город Луны, если он победит, мы ударим и заберем его себе. В противном случае, если армия Рейхдена потерпит поражение, мы возьмем Наар сами. Думаю, к тому времени, силы его гарнизона будут изрядно истощены. Если мы все правильно сделаем, мы избавимся от двух соседей сразу, и присоединим к Барлии земли Наара и Рейхдена.
  
  - Магистр, вы гений, - восторженно, произнес Фелакс Коттэн.
  
  Видя, что вице-магистр не торопиться отставить его в покое, Гальбор оторвал взгляд от манускрипта, и перевел его на Коттэна.
  
  - У вас что-то еще? - спросил Соттер.
  
  - Восстановление замка под угрозой, магистр, - развел руками Фелакс. - Мастера Фрадосской гильдии запретили вывоз песка из Драконьего карьера, а наши запасы истощены и вот-вот закончатся.
  
  - Да, это неприятно, - кивнул Гальбор. - Но нужно найти замену кирпичам из драконьего песка.
  
  - Замену? - удивился Коттэн. - Но что может быть крепче кирпичей из драконьего песка?
  
  - Вот вы и выясните. Найдите замену и восстановите былое величие нашего замка.
  
  
  
  Получив задание, Фелакс покинул библиотеку и Гальбор вновь погрузился в изучение древних манускриптов.
  
  
  
  * * *
  
  Ночью, когда смертельный для магистра дневной свет угас, Соттер покинул Барлийский замок. Голод усиливался. Чтобы не потерять контроль, Гальбору нужна была кровь. В поисках жертвы он направился в порт Барлии. Там в любое время можно было купить раба.
  
  Хотя пить кровь из невольников не зазорно, в такие моменты, Соттером овладевало отчаяние. Он все свои семьдесят два года боролся с разного рода нечистью, и вот сам стал вампиром. Кровососом, который забирает жизни под покровом ночи.
  
  "Мне нужна кровь, чтобы контролировать голод, - успокаивал себя Гальбор. - Я обязательно найду способ, чтобы вновь стать человеком. Я верну себе магическую силу и отомщу чернокнижнику за всю ту боль, которую он мне причинил".
  
  
  
  Барак работорговца по имени Павлес, охраняли несколько наемников. Они сидели вокруг бочки и громко смеялись, играя в "Жлоба".
  
  - Мне нужен Павлес, - сухо сказал магистр. На Гальборе был плащ с накинутым капюшоном, поэтому, охранники не могли узнать его, и не торопились звать своего нанимателя. Чтобы пробудить в них желание сотрудничать, Соттер положил на бочку, поверх жлобских карт, золотую монету.
  
  Один из охранников, быстрее всех положил на монету ладонь.
  
  - Я позову его, - сказал он, пряча ей в карман.
  
  
  
  Несколько минут спустя, из барака вышел лысый, коренастый человек, с внушительным подбородком, из-за которого казалось, что голова у него больше чем надо. Поросячьи глазки Павлеса оценивающе окинули магистра, после чего, он, зевая, спросил:
  
  - Чем могу быть полезен?
  
  - Приведи мне самого дешевого раба, что у тебя есть, - с этими словами, Соттер протянул работорговцу золотой.
  
  - Мой самый дешевый раб, стоит две золотых монеты, - возразил Павлес. Он, конечно набивал цену, но Гальбор не хотел привлекать к себе внимание торговца, и как можно быстрее утолить голод, поэтому молча протянул ему еще одну монету.
  
  Павлес довольно улыбнулся и положил деньги к себе в карман. Вскоре к Соттеру вывели тощего, немощного старика одетого в лохмотья. У него были редкие седые волосы и такая же редкая седая борода. Он обреченно взглянул на своего нового хозяина.
  
  - Вот, - довольно сказал Павлес. - Его имя Дирон.
  
  - Иди за мной, - велел старику Гальбор.
  
  - Приятно было иметь с вами дело! - крикнул им вдогонку работорговец.
  
  "Еще бы, - сердито подумал Соттер. - Этот немощный старикашка и четверти золотого не стоит".
  
  
  
  Магистр провёл Дирона через портовые закоулки, и они оказались на песчаном берегу моря. Здесь было достаточно темно, для того, чтобы Гальбор не привлекая внимания, смог выпить из старика кровь.
   Раб не сопротивлялся. Он только еле слышно ахнул, когда Соттер вонзил свои клыки в его шею.
  
  8. Урсула Рейттер.
  
  Урсула очнулась от того, что на нее что-то свалилось. Боли не было, кокона который удерживал ее, тоже. Открыв глаза, девушка увидела на себе не понятное смердящее создание. Пользуясь моментом, она перенеслась как можно дальше от Драконьего карьера, Кордо и его башни.
  
  
  
  Но Кордо был по близости. Его рука проскользнула в портал следом за Урсулой. Он схватил девушку за руку и со словами: "девочка моя, куда же ты?", потянул назад. После долгого пребывания в башне, Урсула ослабла, и не могла долго сопротивляться. Все попытки девушки вырваться из цепкой хватки были тщетными. Медленно, но верно она возвращалась на башню в Драконьем карьере.
  
  - Нет, - сорвалось с уст Урсулы, когда Кордо полностью затащил ее обратно. Не способность дать ему отпор, удручала. "Что толку от знаний и возможностей, когда не можешь их применить?" - обреченно подумал девушка.
  
  Она не боялась смерти или пыток, Урсуле было стыдно, что из-за её беспечности, Кордо получит знания и силу, которые она обрела, испив из чаши познания. Тогда он сможет получить желаемое - власть над всем миром.
  
  
  
  - Мы еще с тобой не закончили, - Кордо довольно оскалился, обнажив желтые зубы. Его пальцы крепко держали Урсулу за руку. - У нас впереди так много..., - он не естественно дернулся, из его рта брызнула кровь, а на желтых зубах появился красный налет.
  
  
  
  - Размечтался, - из-за спины Кордо показался эльф-зомби. Это он свалился на Урсулу и привел в чувства. - Это тебе за всех убитых паррифаситов, - добавил он, и протолкнул свой меч дальше. Окровавленное острие вырвалось из груди Кордо, он захрипел и рухнул на крышу башни, заливая её кровью.
  
  
  
  Урсула с интересом смотрела на своего спасителя. Это был не просто оживший мертвец, он мог говорить и похоже мыслить, на что обычная нежить не способна.
  
  - Что ты за создание? - спросила девушка.
  
  - Эльф, по всей видимости
  
  
  
  - Темнейший? Ты нашел способ вернуться, - поднимаясь, спросил Кордо.
  
  - Ты сможешь вытащить нас отсюда?
  
  - Попробую.
  
  Урсула попыталась вновь переместиться, на сей раз, прихватив с собой зомби.
  
  - Не выходит, - развела она руками. - Он держит.
  
  - А если так? - с этими словами, эльф-нежить взмахнул мечом и отрубил голову Кордо. Преграда исчезла, и Урсула с эльфом, смогли покинуть башню.
  
  
  
  * * *
  
  Для дальнего прыжка сил Урсулы было не достаточно. Она переместила себя и своего спасителя на опушку леса, неподалеку от Дара.
  
  "Интересно, как там Макленис, Дэш и Арнэль?" - размышляла девушка. Она сидела на пеньке, пока её новый знакомый собирал хворост для костра.
  
  "Наверное, ищут меня, волнуются, я же покинула город, никого не предупредив".
  
  Кордо накрыл Дар и его окрестности невидимым, магическим куполом. Через него, Урсула не могла подать знак своим друзьям. Видимо этот купол им тоже мешал найти её, даже самому могущественному из них, Арнэлю.
  
  
  
  Зомби развел костер, наловил и приготовил белок.
  
  - Никогда не ела ничего вкуснее, - улыбнулась девушка. Урсула ела, и не верила, что такая мелочь, как еда, заставила её улыбаться. Побывав в плену у Кордо, перенеся все истязания, которым он подвергал её, девушка поняла свою главную ошибку - человеческая жизнь далеко не мелочь. И осознать это, ей помогло странное существо, спасшее ей жизнь.
  
  
  
  Этот эльф не был нежитью в привычном понимании, но и живым он тоже не являлся. У него даже было имя, он представился как Мэлс. Желая понять природу происходящего, Урсула погрузилась в прошлое, но так и не смогла найти, ни одного упоминания о разумных, говорящих зомби.
  
  Она даже погружалась во времена, так называемого нашествия нежити, когда из далеких земель, раскинувшихся за пустыней, в Адару пришли бесчисленные орды оживших мертвецов. Вели их три могущественных некроманта. Но даже они, не были способны создать нежить, способную мыслить.
  
  Этот эльф-нежить, что-то новое, чего в этом мире никогда раньше не было. Урсула была точно уверена, он поможет ей остановить Кордо.
  
  
  
  - Я должен разрушить эту штуковину, - сказал Мэлс, словно читая мысли Урсулы.
  
  - Одним нам не справиться. Давай вернемся в пустыню, мои друзья-духи помогут, да и я окрепну, - с этими словами, она рассказала эльфу-зомби о себе, о древних духах, которые долгое время жили в ней, о городе, который откопала в пустыне и о том, как угодила в лапы Кордо.
  
  
  
  - До пустыни не близкий путь, может нам переждать здесь, пока ты окрепнешь? - предложил Мэлс.
  
  - Нельзя долго засиживаться на одном месте, - отрицательно покрутила головой Урсула. - Кордо наверняка уже бросил на наши поиски все силы, что у него есть.
  
  - Я же отрубил ему голову, - удивился зомби.
  
  - Он всего лишь астральная проекция, чтобы убить Кордо, нужно убить волшебника который его создал.
  
  - Астральная проекция? - вновь удивился Мэлс. - Получается, он что-то вроде картинки?
  
  - Да, можно и так скзать.
  
  Зомби о чем-то задумался.
  
  
  
  * * *
  
  Утром Урсула и Мэлс отправились в путь. Дорога предстояла долгая и трудная. Ищейки Кордо наверняка будут подстерегать их за каждым углом. Поэтому, нужно было держаться подальше от оживленных трактов и крупных поселений, не говоря уже о городах.
  
  
  
  - Там, на башне, Кордо назвал тебя Темнейший, - первой нарушила тишину Урсула. - Что это значит?
  
  Ленчик ей не доверяет. Он же плохо ее знает, потому и не скажет правду.
  
  - Я не знаю, - пожал плечами Мэлс. - Кто знает, что у него в голове?
  
  - А кто тебе приказал, уничтожить башню в Драконьем карьере?
  
  - Знаешь, у нас сейчас есть дела поважнее, чем этот допрос, - не довольно ответил зомби. "Он явно не хочет рассказывать о себе подробности, - задумалась девушка. - Но почему?" Причин могло быть много, но одно дело, если ему было стыдно за свое прошлое, он как-никак нежить и наверняка служил некроманту, а другое дело, если он планировал предать Урсулу.
  
  
  
  * * *
  
  Несколько дней они шли по лесу без приключений. Мэлс умело ловил дичь, а потом вкусно её готовил. Зомби оказался приятным собеседником, пока разговор не заходил о его прошлом, тогда он быстро менял тему, отшучивался или просто вставал и уходил.
  
  
  
  Однажды вечером, их везению пришел конец, им на встречу вышла группа. Люди, эльфы и гномы, всего около дюжины, некоторые из них верхом.
  
  - Смотри вниз, - прошептал Мэлс, накидывая на голову капюшон. - Если не привлекать внимание, возможно, они нас не тронут.
  
  
  
  Когда Урсула и Мэлс поравнялись с охотниками, один из них, мужчина лет двадцати с ровной бородкой, в зеленом берете и плаще, воскликнул:
  
  - Хо-хо, парни, вы только посмотрите какая краля!
  
  Урсула ускорила шаг.
  
  - Эй, красавица, подожди! - вновь выкрикнул охотник. - Куда же ты?
  
  - Не останавливайся, - прошептал Мэлс.
  
  - Вы только поглядите-ка, какие пугливые!
  
  
  
  Из кустов, прямо на них вышел еще один охотник, гном с длинной седой бородой.
  
  - Здрасте, - смущено буркнул он, рассматривая Урсулу. - О, Богиня! - воскликнул гном, когда его взгляд перешел на Мэлса. Направив на эльфа-зомби заряженный арбалет, он выкрикнул:
  
  - Парни, этот малый нежить!
  
  В тот же миг, Мэлс выхватил свой меч. Клинок со свистом рассек воздух, голова гнома слетела с плеч, и брызнул кровавый фонтан.
  
  - Нужно уходить с дороги, - сказал зомби, поднимая арбалет гнома. Мэлс и Урсула бросились в лесную чащу. Сзади стали доноситься крики охотников. В воздухе засвистели арбалетные болты. Один из них пролетел в смертельной близости от уха девушки, от неожиданности Урсула вскрикнула.
  
  - Бежим, бежим, - подгонял Мэлс.
  
  
  
  Внезапно лесная чаща кончилась, и они оказались на небольшой поляне. Опушка начиналась метров через пятьдесят. Пытаясь перевести дух, Урсула заметила, что из спины её спутника торчит хвостовик арбалетного болта.
  
  - В тебя попали, - испуганно выпалила девушка.
  
  - Да? - удивился Мэлс. - Я ничего не чувствую. Давай быстрее, - зомби потянул девушку за собой. Когда они добежали до середины поляны, из чащи показался один из преследователей. Увидев беглецов, он издал довольный клич, и, обнажив меч, пришпорил коня.
  
  Мэлс вскинул арбалет и выстрелил. Болт со свистом пронзил воздух и врезался в глаз мужчины. Он вскрикнул и рухнул с лошади.
  
  - Лошадь! - воскликнул зомби. Мэлс подбежал к животному, взял за уздечку и добавил:
  
  - Скорее садись!
  
  Из чащи показались еще несколько охотников.
  
  - А как же ты?! - Урсула прекрасно понимала, что вдвоем на одном коне им от преследователей не скрыться.
  
  - Не волнуйся, я догоню! Только садись скорее!
  
  Девушка забралась в седло.
  
  - Пошел! - выкрикнул Мэлс, шлепнув коня по крупу.
  
  
  
  * * *
  
  Стемнело. Преследователи давно отстали. Урсула остановилась на ночь, ехать по лесной дороге в темноте бесполезно. Девушка сошла с тракта, углубляясь в чащу, мало ли что.
  
  Беспомощность раздражала.
  
  "Интересно, как далеко простирается "магический купол", создателя Кордо? - размышляла Урсула, собирая хворост. - Я уже довольно далеко от Дара, но по-прежнему слаба".
  
  Она развела костер, как учил её Мэлс и села рядом, поджав колени.
  
  
  
  9. Эльф-нежить.
  
  Нахрапом разрушить устройство, которое мастера построили в Драконьем карьере, не получилось, зато Лёнчик встретил союзника, девушку по имени Урсула. Она владела магией и смогла перенести их на опушку леса, подальше от карьера и Кордо.
  
  
  
  В детстве, будучи пионером, Лёнчик мечтал, чтобы его звали в честь отцов коммунизма Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина - МЭЛСом. Но его назвали в честь деда, героя гражданской войны, красного комиссара, лично знавшего Ленина и Сталина. Естественно, что он не хотел разочаровывать отца, и никогда не говорил ему о своей мечте.
  
  Потом родители погибли, грянули перестройка и капитализм. О детских идеалах пришлось забыть.
  
  Но теперь, побывав дважды в аду и вновь вернувшись, Лёнчик вспомнил многое, о чем забыл в житейской суете.
  
  Поэтому, когда Урсула спросила: "есть ли у тебя имя, нежить?", он представился Мэлсом.
  
  "Ну, а что? - подумал Лёнчик. - Новое тело, новое имя".
  
  
  
  По дороге, девушка то и дело пыталась узнать что-нибудь о прошлом Лёнчика. Эльф-нежить всячески избегал подобных разговоров. Причин для этого хватало, начиная от того, что он плохо знал эту девушку-волшебницу, а опыт общения с магами у Лёнчика был далеко не положительный. Урсула рассказывала, как при помощи магии откапывала город в пустыне, а зомби поёжившись, вспоминал битву с волшебниками из Барлийского ордена, в которой ему крепко досталось. А заканчивая тем, что, будучи некромантом, он нажил себе много врагов, и чем меньше народа знали о его прошлом, тем больше шансов у Лёнчика было избежать мести, за поступки которыми он не гордился.
  
  
  
  Еще Урсула рассказала, что Кордо не человек, а астральная проекция более сильного волшебника. А башня в Драконьем карьере построена мастерами Фрадосской гильдии по его приказу. Тот, кто стоит за Кордо, задумал поистине колоссальную игру.
  
  Чем больше Лёнчик узнавал о нем, тем сильнее голова шла кругом: подумать только, чтобы получить власть над Драконьим карьером, он развязал войну, при том, что Фрадосская гильдия не понятно кому подчиняется.
  
  
  
  Несколько дней, они шли по лесу без приключений, останавливаясь только для того чтобы переночевать. Лёнчик собирал хворост, разводил костер, готовил дичь.
  
  
  
  * * *
  
  - Не волнуйся, я догоню! Только садись скорее!
  
  Девушка забралась в седло.
  
  - Пошел! - выкрикнул Лёнчик, шлепнув коня по крупу. Проводив Урсулу взглядом, зомби обнажив меч, повернулся к приближающимся галопом охотникам.
  
  "В теле скелета-некроманта, я бы перебил их всех играючи, - подумал он, уворачиваясь от летящих в него арбалетных болтов. - Сейчас посмотрим на что способно это тело".
  
  Первый приблизившийся охотник, человек, занес меч для удара, но прежде чем он успел его опустить, Лёнчик вогнал свой клинок в лошадь нападавшего. Скорость, с которой мчалось животное, сделало остальное. Эльфа-зомби окатило теплым, красным фонтаном. Животное издало протяжный, наполненный болью звук, на ходу рухнуло вместе с наездником и они кубарем покатились по траве.
  
  Тем временем, Лёнчик скрестил мечи с двумя другими охотниками, эльфом и человеком. Они оказались умнее предыдущего и притормозили своих скакунов, так что с ними, эльф-нежить не смог так же быстро справиться.
  
  Улучив момент, Лёнчик одним ловким ударом смог перерезать подпруги седла, и эльф-охотник свалился с лошади, но прежде чем зомби смог атаковать его, в воздухе просвистел клинок человека. Эльф-нежить парировал удар и контратаковал. Его меч пронзил охотника насквозь. Хлынула кровь. Человек вскрикнул и свалился с лошади.
  
  - Скарн, нет! - выкрикнул эльф-охотник, делая колющий выпад. Лёнчик шагнул в сторону, затем напал. Мечи эльфов со звоном встретились.
  
  
  
  Наедине с нежитью, охотник пробыл совсем не долго, на поляну высыпали остальные преследователи, взяв зомби в плотное кольцо. Не смотря на это, Лёнчик и не думал опускать меч. Ловкий финт, выпад, удар и его клинок вспорол брюхо незадачливому гному. Вновь брызнул кровавый фонтан. Обнажились внутренности.
  
  "Еще одним меньше", - пронеслось в голове зомби.
  
  
  
  Желая поквитаться за товарища, другой гном-охотник, занеся над головой секиру, с диким воплем бросился на Лёнчика. Это был опрометчивый поступок. Эльф-нежить сделал шаг в сторону, подставил меч, и гном сам налетел на клинок.
  
  
  
  - Расступись! - рявкнул кто-то.
  
  Охотники подчинились. Перед Лёнчиком возник всадник, его конь вздыбился и прежде чем зомби успел отреагировать, удар копыт сбил его с ног.
  
  
  
  * * *
  
  - Эта тварь убила Скарна, Рона, Шушу, Копыту, Герика и Пня, а мы тащим его живым в Дар? - возмущался один из охотников, тот самый эльф, которому Лёнчик перерезал подпруги седла.
  
  - Тэнрод, ты же слышал приказ, девчонка и нежить нужны наместнику Кордо живыми, - возразил эльфу предводитель отряда, широкоплечий мужчина в доспехах. На вид ему было не больше тридцати, аристократические черты лица, гладко выбритый, каштановые волосы слегка прикрывали уши. Это его конь сбил Лёнчика с ног.
  
  Эльф-нежить плелся позади них, привязанный к седлу и слушал, о чем они говорят. Его сопровождали четверо охотников, еще четверо пустились по следам Урсулы.
  
  
  
  - Приказ? - продолжал возмущаться Тэнрод. - С каких это пор приказ надушенных лордов, которые постоянно прячутся за стенами своих замков, для тебя важнее собственных солдат? Ты же сам не раз говорил, что ненавидишь их.
  
  - Ненавижу, - кивнул капитан.
  
  - Так зачем же дело стало? Давай сложим костер и сожжем его.
  
  - Мы так и сделаем, но только после того как нам заплатят. Если мы сожжем тварь прямо сейчас, кто нам заплатит за него?
  
  - Можно отрубить ему голову, - стоял на своем Тэнрод. - Тело сожжем, а голова будет доказательством.
  
  - Можно, но приказано доставить их живыми.
  
  - Ну, а руку? Давай, отрубим ему руку? Вон посмотри, стрелы-то из него торчат, а ему все не почкм.
  
  - А если нам из-за этого меньше заплатят? Ты готов проститься со своей долей?
  
  - Яйца кентавра! - выругался эльф. - Что за работа у нас!
  
  
  
  В сложившейся ситуации, Лёнчика радовало, что руководитель команды, сэр Дейс Кирсби, довольно жадный до денег тип и не позволит волоску упасть с тела зомби, пока есть риск получить меньше денег, чем обещано.
  
  
  
  - Тэнрод, тебе же всегда было насрать на гномов, - усмехнулся третий охотник, не молодой мужчина, с большой залысиной посреди длинных, сальных волос, мощной челюстью и похожим на паука клеймом, на правой щеке.
  
  - На той неделе ты и Пень подрались, помнишь? - продолжал он. - А с Роном ты постоянно ругался из-за его шуток насчет Скара и тебя.
  
  - Ты это к чему? - сухо спросил Тэнрод.
  
  - А к тому, что тебе насрать на всех, кроме себя и своего любовничка. Будь Скар сейчас жив, ты не стал бы так распинаться.
  
  
  
  "У этих ребят, в коллективе не все гладко", - отметил про себя Лёнчик.
  
  
  
  Пока они шли, эльф-нежить думал, как ему быть дальше. Для начала, нужно было выяснить, сможет ли установка Кордо работать без Урсулы если нет, остается надеяться, что девчонке удалось скрыться. В противном случае, придется действовать по обстоятельствам.
  
  
  
  Заставляла задуматься и причастность Кордо, который оказался всего лишь проекцией какого-то более сильного волшебника, к происходящему. Получается, что он с самого начала планировал нечто глобальное, захват Драконьего карьера руками мастеров из Фрадосской гильдии, чтобы без помех построить своё устройство. Устройство, которым заинтересовался сам Сатана, что в свою очередь наводило на мысли о том, что стоящий за Кордо волшебник, персона крайне серьезная и опасная.
  
  
  
  * * *
  
  Два дня спустя, вечером, они вышли из леса и оказались на окраине деревушки.
  
  - По тракту до Дара еще два-три дня пути, - зевнув, сказал сэр Кирсби. - Спешить не куда переночуем в этом поселении, а утром, с новыми силами в путь.
  
  
  
  Охотники остановились на постоялом дворе. Лёнчика привязали к деревянному столбу в амбаре. Охотники караулили его по очереди, меняясь через какое-то время. Привязали его знатно, не пошевелиться. Как зомби не пытался, хотя бы растянуть путы, все без толку.
  
  
  
  - Ну, что тварь, вот мы и остались одни, - зло ухмыляясь сказал Тэнрод, переступая порог амбара. Пришла его пора сторожить Лёнчика.
  
  - Ага, пользуйся моментом, пока я связан. В честном-то бою ты меня не одолел, - съязвил эльф-зомби.
  
  - Ты можешь говорить? - глаза Тэнрода округлились. - Вот почему ты нужен наместнику живым. Хорошо, тогда я не буду убивать тебя. Но глаз пожалуй выколю, - с этими словами, эльф достал кинжал.
  
  - Покалеченный я наместнику Кордо не нужен.
  
  - Вот и хорошо, тогда он прикончит тебя или отдаст нам, и мы прикончим тебя, - довольно скалясь, сказал эльф. Он приставил острие кинжала к левому глазу Лёнчика и добавил:
  
  - Это тебе за Скара.
  
  Тэнрод не естественно дернулся и захрипел. Из его рта брызнула кровь, эльф попятился и рухнул. Буквально из воздуха, перед привязанным к столбу зомби, возник высокий смуглый парнишка лет двадцати.
  
  - Ты Мэлс? - спросил он.
  
  - Да. А ты кто?
   - Я от Урсулы, - парнишка провел указательным пальцем по веревкам, которыми был связан Лёнчик, и они осыпались, словно осенние листья.
  
  10. Торис Эллетон.
  
  - Размечтался, - раздался за спиной голос нежити. Клинок пронзил астральную проекцию, и Торис утратил над ней контроль.
  
  "Только не сейчас. Я уже так близко", - пронеслось в его голове. Он сосредоточился. Привлекая все свои силы, Эллетон старался как можно быстрее вернуться на башню.
  
  
  
  - Ты можешь перенести нас отсюда? - услышал он голос эльфа-зомби, когда вернул контроль над астральной проекцией.
  
  - Нет, его магия меня держит, - ответила Урсула.
  
  - Темнейший? - удивился волшебник. Он поднялся на ноги. - Как тебе удалось вернуться?
  
  
  
  Не успел волшебник и глазом моргнуть, как эльф-нежить выхватил меч и обезглавил его астральную проекцию. Эллетон вновь оказался вдали от башни, в доме алхимика Тобиаса Саато.
  
  - Как же это ему удалось? - пробормотал волшебник, потирая подбородок.
  
  
  
  * * *
  
  Каким-то образом, Некромант смог вернуться и без филактерии. Своим появлением, он вновь спутал все карты Ториса, без Урсулы усилитель магии работает, но всего лишь на четверть своей мощности, а этого не достаточно.
  
  
  
  "Надо было раньше уничтожить этих эльфов-зомби", - размышлял Эллетон, глядя, как траурная процессия, распевая молитвы, несет тело Фелимера к погребальному костру, который был сложен в центре внутреннего двора дарийского замка. Торис, точнее его астральная проекция Кордо, стоял неподалеку в толпе придворных, знати и мастеров гильдии.
  
  
  
  Тело Фелимера уложили на поленья. Служтельница Луны стала на распев читать заупокойную молитву.
  
  
  
  Дар и окрестности, Эллетон накрыл магическим куполом, который был невидим для глаза простого человека. Все что происходило под ним, волшебник мог видеть. Он видел, как Урсула сбежала от охотников за головами, после чего ускользнула за пределы купола. Видел, как один из древних духов, про которых рассказывала девчонка, пришел на выручку к эльфу-зомби.
  
  "Они наверняка направятся в пустыню, под защиту стен древнего города - думал Торис. - Нужно вернуть девчонку, но теперь, чтобы добраться до нее, мне нужна армия".
  
  
  
  Послать в пустыню армию гильдии он не мог, все еще существовал риск вторжения флотов триумвирата. Шпионы волшебника сообщили: "заморские покупатели Драконьего песка: Ан-Йэлень, Эс-Ваал и Эрн-Десс, объединились в триумвират. Они готовят свои корабли для нападения на Дар и Ларису, столицу гильдии на острове Фрадосс.
  
  
  
  Тем временем, настоятельница закончила песнопения.
  
  - О, Богиня Луна, прими своего верного раба Фелимера! - произнесла она.
  
  - О, Богиня прими раба своего, - повторили за ней все собравшиеся.
  
  Четыре служителя с факелами медленно подошли и подожгли погребальный костер.
  
  
  
  "Для того, чтобы вернуть девчонку и не ослабить защиту Дара, мне нужна еще армия, - размышлял Торис, направляясь в покои наместника Кордо. - И я как раз знаю, где её взять. Но перед этим нужно уничтожить флот триумвирата".
  
  Эллетон написал три письма своим шпионам в каждый город триумвирата, с приказом: "любой ценой уничтожить корабли". На все письма волшебник поставил свою старую печать: меч клинком вниз, обвитый змеей, а над ними корона.
  
  
  
  * * *
  
  Вручив письма слуге, Торис закрыл дверь в покои Кордо на засов, и оставив астральную проекцию, вернулся в свое тело, в доме алхимика Саато.
  
  Для его затеи нужно было создать астральную проекцию не отличимую от живого человека. Это требовало большой концентрации сил и внимания. Он устроился в кресле поудобнее, и, мобилизовав все свои силы, покинул оболочку плоти.
  
  Волшебник и устремился к Наару, в окрестностях которого сейчас должна быть армия Рейхденского короля Иоанна.
  
  
  
  11. Иоанн Рейхденский.
  
  Двадцать долгих лет Иоанн Рейхденский грезил о дне, когда сможет сбросить с себя ярмо Адары, и вот час пробил, Фрадосская гильдия объявила войну ненавистному королевству.
  
  
  
  После того как мастера Фрадосской гильдии захватили Дар, а король Спрэд был убит, король Рейхдена созвал своих вассалов и стал готовиться к войне.
  
  
  
  Тридцатитысячное войско, кавалерия, пехота, лучники и гордость Рейхдена - грифоны, в полной боевой готовности ждали приказа своего правителя.
  
  В свои пятьдесят два года, Иоанн был в отличной физической форме. Он был хорош собой: высокий, широкоплечий, длинные каштановые волосы, с небольшой проседью и аккуратная бородка.
  
  
  
  Верхом на своем грифоне по кличке Гром, король кружил над стройными рядами солдат, которые стояли на поле близ Рейхдена. Воины приветствовали его дружными криками.
  
  
  
  Обычно, грифоны живут дольше людей, и успевают за свою жизнь послужить двум, а то и трем хозяевам. Однако Гром, был вторым грифоном короля Иоанна. В годы семилетней войны, Иоанн летал на грифоне по кличке Буря, но при осаде Рейхдена его сразила "ледяная стрела" одного из волшебников Барлийского ордена.
  
  Буря из последних сил смог смягчить падение, чем спас короля.
  
  
  
  Иоанн велел Грому зависнуть над войском и обратился к солдатам:
  
  - Славные сыны Рейхдена, пришло время подняться с колен и обрести былое величие! Мы, потомки великих воителей! - слова короля разносились по окрестности благодаря магическому амулету, который остался у него после союза с Лесным Царем. - Хватит нам пресмыкаться перед жалким народом Адары, - продолжал Иоанн. - Идите за мной и заберите свою свободу!
  
  По стройным рядам прокатился дружный, одобряющий рёв.
  
  
  
  * * *
  
  Иоанна разбудил капитан гвардии Кронтейн.
  
  - Что случилось? - зевая, спросил король.
  
  - Ваше величество, принц Элоанн... - капитан замялся.
  
  - О, Карфас-Воитель! Что опять натворил этот мальчишка?
  
  - Он и его друзья напали на летунов и пытались сбежать из лагеря на грифонах.
  
  
  
  Шла вторая неделя осады Наара. Осада дело скучное и унылое. И если умудренные опытом мужи никуда не торопились, то молодым, полным решимости и жажды крови солдатам, бездействие оказалось в тягость.
  
  
  
  Иоанн понимал сына, он и сам в семнадцать лет был горяч и неуправляем. Если бы ему тогда сказали сидеть и ждать, пока голод изведет врага, он тоже ослушался бы приказа. Поэтому, когда в шатер привели принца Элоанна, грязного, с разбитым лицом и связанными руками, король был с ним не очень суров.
  
  
  
  - Развяжите его, - велел Иоанн.
  
  - Отец, такими темпами на взятие города уйдут годы, - потирая руки, возмутился Элоанн.
  
  - Что же ты предлагаешь? Нарушать дисциплину и стравливать солдат другс другом? - строго спросил король.
  
  - Прости меня за этот поступок. Я хотел напасть на Наар с воздуха на грифонах. От таких атак Наар практически не защищен.
  
  - Элоанн, чем мы знамениты?
  
  - Все знают, грифонами.
  
  - Вот именно, все. И Нордес, правая рука матриарха Виоры, который руководит обороной Наара, в том числе. Ему прекрасно известно, что увидев не преступность их стен, мы атакуем с воздуха. Думаешь, он столь глуп, что не подготовился к этому?
  
  - Но разведка...
  
  - Конечно, разведчики насчитали на башнях минимум баллист. Это же ясно как день, Нордес распахивает ворота, чтобы ты угодил в ловушку. Ты еще слишком молод и горяч. Твоя бурлящая кровь мешает здраво мыслить. Выпей вина и трахни бабу, это избавит тебя от дурных мыслей. Главное в осаде, это терпение. Ты понял меня?
  
  - Да отец.
  
  
  
  Оставлять выходку сына безнаказанной Иоанн не собирался. Он как-никак ослушался приказа. Простолюдина за такое немедленно казнили бы.
  
  - За не повиновение ты и твои люди получите по тридцать плетей, - добавил король.
  
  - Да господин.
  
  - Посмеешь ослушаться меня еще раз, и трон унаследует Ледис.
  
  
  
  * * *
  
  Чтобы солдатня не маялась безделием, между ними устраивались кулачные бои, а со всех окрестных сел и деревень согнали женщин. Король и сам был не прочь позабавиться с молоденькой девчонкой. Иоанн велел привести в его шатер три-четыре девицы, "покраше, да посочнее".
  
  "Кто знает, как долго продлиться осада, - рассудил он. - А красивая баба с упругими сиськами, крутой жопой и узкой щелкой, скрасит это время".
  
  
  
  Вскоре перед ним стояли четыре обнаженные девицы и сверлили пол шатра. Ближайшая к королю была не высокого роста с длинными, свалявшимися в калтуны, темными волосами. У нее было приятное личико и маленькие сиськи.
  
  У второй, сиськи были больше, а волосы чище и светлее. Большие голубые глаза, прямой нос, полные губы, высокие скулы.
  
  Иоанн коснулся её груди, к его естеству прилила кровь, и он стало твердым.
  
  - Ты, - бросил король. Девушка робко шагнула вперед. Он окинул взглядом остальных, вторая была выше и краше других баб.
  
  - Пошли вон, - велел Иоанн, после чего добавил, обращаясь к прислуге: - эту как следует, вымойте и принесите кувшин вина. Сегодня ночью, я хочу как следует позабавиться.
  
  
  
  * * *
  
  Пообедав, король направился в шатер, который служил местом для проведения военных советов. У стола, на котором лежала карта местности и осажденного Наара, стояли принц Элоанн, генералы и офицеры.
  
  - Вчера, пришли добрые вести, Гаар-Хор пал под натиском горных троллей. Даже эти твари поняли, что королевство Адара ослабло и больше не представляет опасности, - довольным тоном сказал Иоанн.
  
  - Фрадосские мастера сделали доброе дело, великие города разобщены, каждый думает, как сберечь собственную власть, - продолжал он. - В единстве была их сила, теперь же им не выстоять против нашего воинства.
  
  Все присутствующие закивали.
  
  - Вскоре, мы возьмем Наар и тогда, все узнают, что королевство Рейхден, поднялось с колен и обрело былое величие!
  
  
  
  * * *
  
  Когда стемнело, король вернулся в свой шатер.
  
  Девица ждала его лёжа на постели. Она дремала, но услышав шаги короля, встрепенулась. Её грудь взволнованно вздымалась, большие глаза были полны страха.
  
  - У тебя, что еще не было мужчины? - удивился Иоанн.
  
  - Не было, - робко ответила та.
  
  - Сколько тебе лет?
  
  - Шестнадцать.
  
  - Удивительно, ты выглядишь старше.
  
  Иоанн скинул с себя одежду и лег рядом с девицей. Она источала приятный запах благовоний, её кожа была гладкой и шелковистой. Руки короля стали ласкать упругую грудь девушки, а губы коснулись шеи. Он раздвинул её бедра и резко вошел.
  
  Девица вскрикнула, на её глазах выступили слезы.
  
  Не обращая внимания на её стоны и крики, Иоанн двигался резко и быстро, пока не кончил.
  
  
  
  * * *
  
  Ночью, когда весь лагерь спал, король облачился в свои доспехи, и, накинув поверх них плащ с капюшоном, покинул свой шатер. Освещая дорогу факелом, он направился на юг.
  
  - Стой, кто идет! - рявкнул часовой, заметив приближающегося к нему человека в плаще.
  
  - Король, - ответил Иоанн, откинув капюшон.
  
  - Ваше величество, - отчеканил часовой и вытянулся по струнке.
  
  - Спасибо за службу, солдат, - король похлопал его по плечу, и добавил: - запомни, ты меня не видел.
  
  В получасе ходьбы от лагеря, полным ходом велись работы по рытью тоннеля, который должен был привести солдат Рейхдена за стены Наара. Опасаясь вражеских шпионов, Иоанн держал его в строжайшей тайне.
  
  Подкопом руководил генерал Тит Линий, у него за плечами был не малый опыт по созданию подобных сооружений. Это был высокий, широкоплечий мужчина, с длинными седыми волосами и изъеденным морщинами лицом. Не смотря на то, что Титу было не многим за шестьдесят, он был в отличной физической форме.
  
  - Мой король, - кивнул он, приветствуя своего монарха.
  
  - Как продвигается? - осматривая подкоп, спросил Иоанн.
  
  - Мы добрались до городских стен, поэтому приходится работать особенно осторожно из-за чего процесс стал медленнее.
  
  - Сколько еще, неделя? Две?
  
  - Две, может быть раньше.
  
  
  
  Король хорошо знал генерала Линия, они сражались вместе еще в семилетнюю войну. Если он сказал, две недели, значит через две недели, подкоп будет готов.
  
  
  
  * * *
  
  Несколько часов спустя, Иоанн вернулся в лагерь.
  
  Девица, которую он лишил невинности, обнаженная спала на постели, мерно посапывая. Почти готовый подкоп, пробудил в короле желание. Иоанн разделся, побросав одежду и доспехи на пол, и вошел в спящую девушку.
  
  От неожиданности она вскрикнула, но королю было плевать на её боль. Лаская прелести девушки, Иоанн наслаждался её горячим лоном, упругими грудями и твердой, словно камень попкой.
  
  В этот раз, семя не спешило извергаться. Король вышел из девицы и велел встать на четвереньки. Она повиновалась. Иоанн снова проник в трепетный бутон. От того что её упругая попка прикасалась к низу живота и бёдрам короля, он довольно зарычал. Его пальцы жадно впились в тело девицы. Иоанн двигался все быстрее и быстрее. Вскоре он почувствовал, что вот-вот извергнет семя, тогда он вышел и велел ей ласкать своё копьё ртом. Девица делала это не умело, но семя было близко и нескольких нежных прикосновений её губ хватило, чтобы Иоанн, наполнил рот девчонки королевским семенем.
  
  
  
  * * *
  
  Через две недели, подкоп был завершен.
  
  Король Иоанн лично возглавил отряд, который пошел на штурм.
  
  Была ночь. Они пробрались через подкоп за стены города и оказались в не большом, винном погребе. Сверху доносились голоса:
  
  - Уже месяц, они не предпринимают ни каких действий. Чего они ждут?
  
  - Может, когда у нас кончится еда?
  
  - Ха, тогда им долго придется ждать, запасов зерна в городских амбарах, хватит на три года.
  
  - Так уж и на три?
  
  - Богиня видит, что я не лгу. Помнишь Малену, мою сестру? Так вот, её муж, Хуртес служит в гвардии самого принца Роланда и сам видел то зерно.
  
  - То-то же рейхденский сброд удивится, что мы так долг не дохнем с голода.
  
  - Тише. Ты слышал?
  
  - Что такое?
  
  - В погребе. Должно быть воры.
  
  Наступила тишина. Затем аккуратные шаги, приближающиеся к погребу.
  
  Творило распахнулось и над Иоанном навис толстяк с занесенной над головой кочергой. В тот же миг, король пронзил его своим мечом. Толстяк вскрикнул, выронив кочергу. В лицо Иоанну, брызнул кровавый фонтан. Он оттолкнул бьющегося в конвульсиях наарца в сторону, и, выбрался из погреба.
  
  Собеседник толстяка, не менее жирный мужчина, был уже у двери, ведущей из комнаты. Рука короля скользнула к висящему на поясе кинжалу. Толстяк открыл дверь, но прежде чем он успел переступить порош комнаты, в воздухе просвистел кинжал и пронзил его спину. Наарец вскрикнул и упал.
  
  - Что это было? - донеслось из соседней комнаты.
  
  - Кажется это Вердшиль.
  
  - Что с ним? Перепил?
  
  
  
  Тем временем, солдаты, следовавшие за королём Иоанном, выбрались из погреба, обнажили свои мечи и ждали приказа атаковать. Король аккуратно подошел к приоткрытой двери. В соседнем помещении, было около дюжины человек, включая нескольких женщин.
  
  
  
  - Похоже на то. Лантина, поди глянь, что с ним? - продолжали они обсуждать, случай с толстяком.
  
  - Вот еще, - возмутилась Лантина. - Мне что, заняться больше не чем?
  
  
  
  - Никто из них не должен сбежать, - прошептал король. - Пленных не брать, - добавил он, и первым перешагнул порог.
  
  Застигнутые врасплох, пьяные и безоружные наарцы не сразу поняли, что происходит. Кровь полиоась рекой. В такой бойне не было чести, но иначе город не взять. Одним из посетителей кабака, оказался ратник в доспехах. Он обнажил меч и с криком "бейте тревогу", ринулся в бой. Наарец бился достойно, убил троих, а двоих ранил, но бойцов короля Иоанна было больше.
  
  "Красивая смерть", - подумал король, глядя как наарский ратник, истекая кровью, упал на пол кабака.
  
  
  
  Отправив через тоннель гонца в лагерь, Иоанн стал готовиться к атаке на две ближайшие башни. Нужно было убрать с них стрелометы, тогда без существенного риска, в дело смогут вступить грифоны.
  
  
  
  * * *
  
  Стараясь передвигаться как можно тише, Иоанн вел за собой по улицам спящего Наара три дюжины вооруженных до зубов Рейхденцев. Перебить стражников башни, которые не ожидали нападения со стороны города, труда не составило.
  
  - Подайте сигнал Элоанну, - приказал король.
  
  
  
  Над городом разнесся звон набата.
  
  - Все-таки заметили, - усмехнулся Иоанн. Но это было уже не важно. Через подземный тоннель, в город прибывали новые и новые ратники Рейхдена, а вскоре ударила воздушная кавалерия, во главе с принцем Элоанном.
  
  Меньше чем за час, Наар пал.
  
  
  
  - Мой король, остатки городского гарнизона и знать укрылись в Белом Храме Луны, - доложил офицер.
  
  Белыый Храм был не только сердцем для Луннопоклонников, но и непреступной крепостью.
  
  - Отлично, просто отлично, - улыбаясь, ответил Иоанн. "Город взят с минимальными потерями, те, кто укрылся в Храме, обречены, - размышлял он. - Ими можно заняться позже, а сегодня нужно устроить людям торжество, по случаю славной победы".
  
  Офицер не уходил, он мялся как нашкодивший ребенок, не решаясь сказать, в чем провинился.
  
  - Что такое, капитан? - Иоанн строго взглянул ему в глаза.
  
  - Мой король, тут... э... пленник...
  
  - Пленник? Я же приказал не брать пленных.
  
  - Ваше величество, я подумал, что он может быть полезен.
  
  - Что же это за пленник?
  
  - Роланд Спрэд.
  
  - Вот как? - Иоанн сложил руки на груди, и, почесывая бородку, задумчиво добавил:
  
  - Принц Наара. Возможно, ты прав. Пусть живет, я поговорю с ним позже.
  
  
  
  * * *
  
  В захваченном городе царил полный хаос. Солдаты Иоанна грабили дома, насиловали женщин, убивали мужчин. Никакой пощады врагу.
  
  
  
  Молоденькая девица и вино, не заменимы после сражения. Иоанн лежал на постели, Флея, так звали девчонку, которую король лишил невинности, сидела сверху и медленно двигала тазом. За время, что она провела с королем, Флея перестала стесняться, а её навыки в ублажении Иоанна заметно выросли.
  
  Допив вино, король отбросил пустой кубок в сторону. Его руки скользнули по упругим грудям девушки.
  
  Иоанн приподнялся. Проведя языком по багровому соску, он перевернул Флею. Оказавшись сверху, король стал двигаться быстрее и быстрее, пока не изверг свое семя внутрь трепещущего лона.
  
  
  
  * * *
  
  Пленного принца Ролланда, Иоанн принимал в лагере, у себя в шатре. Король сидел в кресле, облаченный в расшитый золотом сюртук из красной парчи, брюки из того же материала и плащ, на котором был вышит разъяренный грифон. В руках, Иоанн держал скипетр, как и было положено монарху.
  
  Мальчишку опустили на колени и сняли с головы мешок.
  
  - Здравствуйте, принц Ролланд, - поприветствовал своего пленника король.
  
  - Как вы посмели вторгнуться в священный город, король Иоанн? - щурясь после мешка, спросил принц. Он пытался казаться бесстрашным, но дрожащий голос выдавал его.
  
  - Я взял Наар, по праву завоевателя.
  
  - Ваши люди варвары! Они оскверняют мой город!
  
  - Ваши вели себя не лучше, когда двадцать лет назад пал Рейхден.
  
  - И тогда, и сейчас, войну начали вы.
  
  - Это так, ибо славные сыны Рейхдена воины. Война наше ремесло.
  
  - Я знаю историю, двадцать лет назад вы также вторглись в Адару. Также город за городом склонялся перед вами, но потом, удача оставила вас. И война закончилась падением Рейхдена и смертью Лесного Царя. Это вторжение постигнет та же участь.
  
  - Неужели? - Иоанн расхохотался. - Принц, должно быть вы не в курсе происходящего? Королевства Адара больше нет. Барлийский орден, стал независимым государством. Гаар-Хор, пал под натиском горных троллей. Ну, а про столицу вы должны знать. Я слышал, что вы были там, когда Дар захватили мастера Фрадосской гильдии.
  
  - Богиня Луна не оставит нас, - не унимался Ролланд.
  
  - Я захватил город твоей богини. Скоро захвачу её самый главный храм, а она все еще бездействует. Чего она ждет, принц?
   - Не волнуйтесь, король. Возмездие вас неминуемо настигнет. Причем намного раньше, чем вы себе представляете.
  
  12. Виора.
  
  Чувствуя Болдеса глубоко в себе, Виора медленно двигала тазом. Закрыв глаза, она сидела сверху, а руки сотника ласкали её грудь.
  
  
  
  Матриарх и Болдес, находились в её покоях, на верхних этажах новой цитадели Некрополя. После того как шайэданцы и паррифаситы разбили армию Дира IX, Виора убедилась в том, что союз с Некрополем будет ей выгоден.
  
  Ведьма-настоятельница и другие члены совета паррифаситов, помня заветы павшего в бою Некроманта, единогласно проголосовали за союз с Нааром и матриархом. Так Виора и её люди стали желанными гостями в Некрополе.
  
  
  
  Ни с чем несравнимые ощущения, волнами разливались по её телу. То, что чувствовала матриарх в моменты близости с Болдесом, было настоящим блаженством, которого Виора не испытывала ни с одним мужчиной, даже с Ольфредом.
  
  
  
  Ощутив, что приближается последняя волна, матриарх стала двигаться быстрее. Руки Болдеса по-прежнему скользили по её бедрам, животу, груди и попке. Сладострастный стон сорвался с её губ. Виора облизнула пересохшие губы. Наслаждение было столь велико, что она не в силах была сдерживаться, да и не хотела. Её довольные стоны стали разноситься по цитадели. Матриарх стонала громче и громче, пока над Некрополем не разнесся её крик.
  
  Обессилевшая, но счастливая Виора, упала на могучую грудь Болдеса.
  
  - Богиня, как же хорошо, - сказала она, тяжело дыша.
  
  
  
  * * *
  
  Новость о падении Наара и пленении её сына, застала матриарха Виору за обеденным столом. В покоях были Болдес несколько воинов Луны.
  
  - Только не это, - сорвалось с уст матриарха, когда она прочитала письмо. Наар, её родной город и сердце Богини Луны захвачен Рейхденскими варварами.
  
  - А что с Виолой? Почему нет ни слова о моей дочери?
  
  - Я не знаю, - развела руками ведьма-настоятельница.
  
  Конечно, она не могла ни чего знать о Виоллете, и Виоре оставалось молить Богиню, чтобы она защитила её детей.
  
  
  
  Из-за падения Наара, был созван срочный совет Некрополя.
  
  - Сначала Фрадоская гильдия и Барлийский орден, - начала ведьма-настоятельница. - Потом горные тролли, теперь, Рейхден. От королевства практически ничего не осталось. Когда падут Лигия и Хор, мы останемся одни. Нельзя и далее отрицать необходимость союза с великими городами
  
  - У нас на пороге горные тролли, вот что нас должно волновать, а не участь Адары, - возразил гном по имени Ольвик.
  
  - Друг мой, вы не смотрите вперед, - ответила ему Виора. - Тролли - проблема, безусловно, но и Рейхден не меньшая проблема. Если мы позволим Иоанну набирать силу и продвигаться вглубь королевства, в конечном счете, окажемся в тисках между троллями и Рейхденом.
  
  - Матриарх верно говорит. Нам нужно готовиться не только к войне с троллями, но и не стоит забывать, как сильно Рейхденцы любят проливать кровь, - сказал эльф Эскардуил.
  
  - И что вы предлагаете отправиться на поклон к адарцам? - проворчал Ольвик.
  
  - Если в Лигию отправлюсь я, - сказала Виора. - А потом в Хор и попытаюсь убедить князей присоединиться к нашему союзу, это не будет выглядеть унизительно.
  
  - Дир вам отказал. Почему вы думаете, что другие не последуют его примеру? - стоял на своем гном.
  
  - Отказал. А потом он потерпел сокрушительное поражение у стен Некрополя, оказался беззащитным перед натиском орды троллей и погиб. Все изменилось. Князья это понимают, и уж тем более Маркус Лигийский . Именно на его земли Иоанн обратит свой взор после Наара.
  
  - Союз необходим, это бесспорно, - кивнул Эскардуил.
  
  - Тогда, на этом и остановимся, я и Виора поедем на переговоры с князьями Адары, - молвила ведьма-настоятельница.
  
  - Но Темнейшая, вы нужны здесь, - возразил гном.
  
  - Ты и Эскрдуил, останетесь здесь и за всем присмотрите, - ответила ему ведьма. - Продолжите восстановление цитадели и крепостных стен. На переговорах, Некрополю нужен представитель. Разве справедливо, матриарху Виоре нести на своих хрупких плечах груз ответственности за Наар и Некрополь?
  
  
  
  * * *
  
  Через неделю пути, Виора, ведьма-настоятельница и их свиты ступили на улицы Лигии. Это был самый молодой город в королевстве, но, не смотря на это, по размерам и численности населения Лигия уступала только Дару и Барлии.
  
  
  
  Солнце стояло в зените. Лигийский князь устроил гостям торжественный прием. Трубили фанфары. Тысячи горожан приветливо кричали, бросая под копыта лошадей матриарха и остальных свежие цветы.
  
  - Судя по всему, нам рады, - сказала матриарх, обращаясь к ведьме. Виора улыбалась горожанам и махала рукой.
  
  - Будем надеяться, что это поможет нам в заключение союза, - ответила ведьма.
  
  
  
  - Святейшая, благословите! Благословите! - стали доноситься выкрики из толпы.
  
  Матриарх остонавила лошадь. Вытянув вперед обе руки ладонями вниз, она нарочито торжественно произнесла:
  
  - Да прибудет с вами благодать Богини Луны!
  
  Толпа взорвалась радостными воплями.
  
  - Да отступят хвори и недуги от всех жителей сего славного города! - продолжала Виора. - Да воздаст Богиня каждому, по заслугам его!
  
  Она подняла руки над головой, сложив ладони вместе, и добавила:
  
  - Да поразит гнев Богини всех ваших врагов!
  
  Толпа довольно взвыла.
  
  
  
  * * *
  
  У княжеского замка, их встречала Лигийская знать.
  
  - Перед вами правительница славного города Лигия, княгиня Катарина! - провозгласил один из стоящих мужчин. Он был среднего роста, коротко стриженый и гладко выбритый брюнет. На вид, чуть за сорок, в богато украшенном камзоле и плаще с вычоким воротником.
  
  - Княгиня, позвольте представить вам, - продолжал мужчина. - Матриарха Адары и Рейхдена, верховную служительницу Богини Луны, Виору.
  
  - Святейшая, примите мои соболезнования по поводу падения Наара, - официальным тоном, сказала княгиня. На вид ей было не больше шестнадцати лет. Маленького роста, с длинными, черными, как смоль волосами, высокими скулами и аккуратным носиком. Фиолетовое платье Катарины было покрыто узорами из золотых, играющих на солнце нитей. А карие глаза девушки, пристально смотрели на Виору.
  
  
  
  Матриарх поклонилась, после чего сказала:
  
  - Вы очень добры, спасибо. Позвольте узнать, где же князь Маркус?
  
  - Князь Маркус скоропостижно скончался, да прибудет его душа в вечном блаженстве, рядом с Богиней, в небесных чертогах её, - ответил мужчина.
  
  "По всей видимости, это советник юной княгини", - решила Вира, и повторила за ним:
  
  - Да прибудет его душа в вечном блаженстве.
  
  - Святейшая, кто ваша спутница? - спросил советник.
  
  - Княгиня, уважаемые лорды и леди, позвольте вам представить ведьму-настоятельницу Церкви Паррифаса Всемогущего.
  
  Все присутствующие нервно зашушукались.
  
  - Но, разве вы сами не призывали убивать паррифаситов? - удивленно спросила юная княгиня.
  
  - Я заблуждалась, но Богиня вернула меня на путь истинный. Благодаря Луне и мужеству паррифаситов, я пережила битву при Некрополе. Армия Гаар-Хора под предводительством волшебника из Барлийского ордена разбита, а Дир IX и его подданные поплатились жизнями за свое предательство. Теперь вся Адара знает, что настоящие враги нашего королевства это Фрадосская гильдия, вероломные барлийцы и Рейхден.
  
  - Да, неспокойное нынче время, - кивнул советник. - Но Святейшая, позвольте, что привело вас в Лигию?
  
  Прежде чем Виора перешла к делу, молодая княгиня произнесла:
  
  - Ах, милейший Стефан, неужели мы не позволим нашим гостям отдохнуть после долгого и изнурительного пути? О деле можно и потом поговорить.
  
  В глаза Виоре, бросилась гримаса на лице советника и удивленные взгляды других придворных.
  
  "Похоже, Стефан и остальные не ожидали такого от Катарины, но никто не осмелился перечить ей в нашем присутствии", - подумала матриарх.
  
  
  
  * * *
  
  Виоре и ведьме, выделили покои в одной из башен замка. Каждой приготовили ванну, а потом накормили. У матриарха кусок в горло не лез. Мысли об участи детей, напрочь отбивали аппетит. Взяв яблоко и бокал клубничного вина, она отправилась в покои ведьмы-настоятельницы.
  
  Виора застала её за молитвой.
  
  - Извините, - произнесла матриарх. - Я не хотела вам мешать. Зайду позднее.
  
  - Нет, нет. Проходи, я уже заканчивала.
  
  Виора вошла и села за стол.
  
  - Паррифас благословил нас, - улыбнулась ведьма, садясь напротив.
  
  - Меня беспокоит этот Стефан, и то, как все удивились, когда Катарина стала перечить ему, - матриарх сделала глоток вина.
  
  - Возможно, он и остальные просто считают, что княгиня еще слишком юна, и не ожидали, от нее поведения взрослой женщины.
  
  - Да, но взгляд Стефана, когда девчонка перебила его, то был взгляд оскорбленного человека, который не привык, когда ему перечат. Поверьте, я вдоволь такого насмотрелась.
  
  - Так или нет, нас не должны волновать их внутренние дела. Для нас важен союз с Лигией.
  
  Ведьма была абсолютно права, но она вряд ли знала, что ждет Катарину если догадки Виоры правдивы. В борьбе за власть, первыми гибнут те, кто по праву рождения имеет право на трон, будь то маленькое княжество или целое королевство.
  
  
  
  * * *
  
  Близость с Болдесом, единственное, что как-то отвлекало матриарха от мыслей о детях. Вдоволь насладившись его телом, она легла рядом, положив голову на его грудь. В его объятиях, Виоре было хорошо и спокойно. Она знала, рядом с Болдесом ей ничего не угрожает.
  
  Внезапно раздался стук в дверь.
  
  - Это еще кто, - взволнованно прошептала Виора. За окном была поздняя ночь, так что этот визит, был, по крайней мере, странным.
  
  - Я открою, - поднимаясь с постели, сказал Болдес.
  
  - Возьми меч.
  
  - Кто там? - подойдя к двери, спросил сотник.
  
  - Катарина, - донеслось из коридора. Болдес открыл дверь и впустил девушку. Княгиня была в сером плаще с накинутым капюшоном, который скрывал её лицо.
  
  - Матриарх, простите за столь поздний визит, - откидывая капюшон, сказала Катарина. - Но иначе нам не дадут поговорить.
  
  - О чем вы хотите поговорить, дитя мое?
  
  Девушка не доверчиво взглянула на Болдеса. Заметив это, Виора сказала:
  
  - Не волнуйтесь, я доверяю этому человеку собственную жизнь.
  
  - Мой отец стал жертвой заговора, - начала княгиня. - Стефан во главе не большой группы придворных, подстроили его смерть и захватили власть в городе.
  
  Дальнейший рассказ девушки подтвердил все догадки Виоры. Фактически, у княгини не было ни какой власти в Лигии, городом правили Стефан и шайка придворных, среди которых был и местный военачальник, которого беспрекословно слушались солдаты.
  
  
  
  - И что вы хотите от меня? - делая вид, что не понимает, к чему клонит княгиня, спросила матриарх.
  
  - Простолюдины слушают вас, если вы поддержите меня, я смогу вернуть власть над княжеством в свои руки.
  
  - Вы переоцениваете мое влияние, - лукаво улыбнулась Виора.
  
  На самом деле, матриарх размышляла, как поступить. Если она поддержит княгиню, обратится к черни с призывом помочь, в Лигии вспыхнет гражданская война, ведь армия на стороне знати, которая узурпировала власть.
  
  "Гражданская война в одном из княжеств Адары, сильно облегчит жизнь врагам", - с горечью подумала Виора.
   Так как же быть? Отказать Катарине и поддержать знать? Все-таки армия, ради которой матриарх прибыла в этот город, подчиняется им.
  
  13. Лортис Ней.
  - Сколько ты еще должен толстяку? - спросил Ульрэх, ложась на кровать.
  - То ли три, то ли четыре тысячи, - пожал плечами Лортис.
  
  Они находились в своей комнате, на втором этаже портового кабака Жэс-Элиса.
  За окном стоял вечер и они не знали чем заняться, ожидая, когда толстяк их позовет. Обычно в это время, Ульрэх и адмирал Ней, которого все знали в Эрн-Дессе, под именем Урбан уже забавляются со шлюхами, в доме утех, расположенном в паре кварталов от порта, но сегодня, Жэс-Элис сказал сидеть дома, видимо у него появилась для них работа.
  
  - Ты даже не знаешь сколько? - удивился Ульрэх.
  - Тогда я меньше всего думал о деньгах, хотел как можно быстрее вытащить вас.
  - Спасибо, конечно же, но хотелось бы знать, как долго нам работать на толстяка.
  
  В отличие от напарника, Лортиса не волновали ни деньги, ни Жэс-Элис. В такие моменты, он начинал думать о Климе. "Не по-людски это, оставить друга, гнить в руднике. Пусть даже и мертвого. После этого задания, если останусь жив, обязательно найду тело сатира и похороню, как положено".
  
  * * *
  Вид у толстяка был озабоченный: его глазки-пуговки нервно бегали, он то и дело тяжело сглатывал и постоянно налегал на эль.
  - Наконец-то, - проворчал он, когда Лортис и Ульрэх вошли в его кабинет. - Я уж думал, рассветет раньше, чем ваши задницы появятся.
  - Эй, старик, ты чего такой нервный? - усмехнулся Ульрэх, садясь на стул, напротив Жэс-Элиса.
  - Время поджимает. Флот Эрн-Десса не сегодня, завтра покинет гавань.
  - Только не говори, что нам придется куда-то плыть, - душегуб взял чарку толстяка, и сделал из нее глоток.
  В отличие от напарника, Лортис был бы рад оказаться в привычной для себя обстановке: соленый ветер, шум волн за бортом, поскрипывание мачт и отменная брань матросни. Он вдруг понял, как сильно ему не хватает всего этого.
  
  - Плыть? Нет, вам не надо никуда плыть, - возразил Жэс-Элис.
  - Ну, а что тогда? Дался тебе этот флот? - Ульрэх поставил опустошенную чарку на стол.
  - Вам нужно будет его сжечь.
  - Сжечь? Целый флот? - удивился душегуб. - Ты в своем уме? Там кораблей сорок, не меньше.
  
  "Это что-то новенькое", - подумал Лортис. - "Убийство банды эльфов, которые мешают вести торговлю, это одно, а идти против короля Эрн-Десса, другое".
  - Зачем тебе это надо? - спросил Ней.
  - Зачем что? - поросячьи глазки Жэс-Элиса уставились на адмирала. - С каких это пор я должен отчитываться перед кем-то из вас двоих? Урбан, дружок, ты забыл о нашем контракте? Что-то я не припомню, чтобы там было написано о том, что я должен объяснять причины своих заказов.
  - Ладно, ладно, не кипятись, - поторопился успокоить толстяка Лортис. - Надо сжечь, сожжем. Только ты же понимаешь, нам придется попотеть, флот, это не горстка эльфов.
  - Ты к чему клонишь?
  - Сделаем дело и я тебе ничего не должен.
  - Ты хочешь, что бы я списал пять тысяч триста пятьдесят золотых за это дело? - возмутился Жэс-Элис.
  - Там не меньше сорока кораблей, - не отступал Лортис. - Если я правильно посчитал, получается чуть больше ста монет за посудину.
  - Сто тридцать четыре, - проворчал толстяк.
  - И ты хочешь сказать, что это плохая цена? - усмехнулся Ней.
  - Будь ты проклят, хитрожопый пройдоха, - улыбнулся Жэс-Элис. Протянув руку Лортису, он добавил:
  - Флот Эрн-Десса не должен покинуть гавань.
  - Ты меня знаешь, не покинет, - ответил Ней, пожимая её.
  
  * * *
  - Как мы это сделаем?
  Ульрэх и адмирал, поднялись в свою комнату и обсуждали предстоящее дело.
  - Это на много проще чем ты думаешь, - улыбнулся Лортис. Уже в кабинете Жэс-Элиса, ему на ум пришло несколько способов уничтожения королевского флота. - Мы сделаем это при помощи фрадосского масла, - добавил адмирал.
  - Проще? Да там же целый флот. Пусть нам удастся пронести на каждый корабль по бочке масла. Где мы возьмем столько масла? Не говоря уже о том, что это непомерная сумма денег.
  
  Лортис это учел. Для его затеи должно было хватить две-три бочки фрадосского масла, на это деньги у них были.
  - Я что-то не пойму, - почесывая затылок, сказал Ульрэх. - Будь гавань Эрн-Десса поменьше, тогда корабли стояли бы близко друг к другу, нам можно было бы поджечь два-три корыта, и весь флот пошел бы на дно. Но корабли стоят на почтительном расстоянии друг от друга, огонь не сможет перекинуться с орта на борт. Что ты затеял?
  
  Ульрэх отличный душегуб, но был далек от всего, что касалась морского дела. Когда Ней в двух словах рассказал ему свой план, Ульрэх удивленно спросил:
  - А это сработает?
  - Должно, масло как-никак не тонет, остальное сделает прибой. Ну, и нам нужно сделать все тихо и не попасться.
  
  * * *
  Фрадосская гильдия продавала свое масло во все известные королевства. Темно-синяя жидкость с запахом горелой смолы, давно перестала быть диковинкой. Масло использовалось везде, начиная от факелов и фонарей, заканчивая метанием бочек в армию неприятеля.
  
  После полудня, адмирал Ней и Ульрэх отправились на восточный рынок Эрн-Десса, он был ближе остальных к городским воротам, через которые лежал путь к гавани.
  Денег, которые у них были, хватило на три бочки масла и телегу, правда, без мула.
  - Придется самим запрячься, - констатировал Лортис, проверяя свои пустые карманы в надежде, найти хоть один золотой.
  - Нам еще лодка понадобиться, - напомнил Ульрэх.
  - Позаимствуем, - сказал Ней, взяв в руки одну из оглоблей.
  - Напомни, почему нам просто не прикончить этого толстозадого ублюдка? - душегуб последовал примеру адмирала, взяв вторую оглоблю.
  - Потому что я заключил с ним магический контракт, - с этими словами, Ней потянул телегу за собой. - И если погибнет он, - продолжал Лортис, - погибну и я.
  - А если с ним произойдет несчастный случай? Или его порешит кто-нибудь из тех, кому он напакостил? Таких, я думаю, в городе не мало.
  - Эти моменты прописаны в контракте отдельным пунктом: "непредвиденные обстоятельства", - пояснил адмирал.
  - Значит, я могу ему перерезать глотку, и дело с концом?
  - Нет. Видишь эту штуку, - Лортис кивнул на серебряный браслет, который был на его правом запястье. - Эта штука следит за неукоснительным соблюдением магического контракта.
  - А как эта хреновина, поймет, кто убил жирдяя?
  - Я не знаю, - пожал плечами Ней, - я же не волшебник.
  Тем временем, они вышли на одну из главных улиц города, она почти без изгибов протянулась, до самых ворот. Эрн-Десс стоял на холме, поэтому им хорошо было видно раскинувшуюся, впереди гавань и стоящие на рейде корабли.
  Под горку, тянуть телегу с маслом стало заметно легче.
  - Мне еще не приходилось сжигать целые флоты, - сказал Ульрэх. - До сих пор не вериться, что твоя затея выгорит.
  Лортис тоже не был уверен, что его план сработает, но не стал об этом говорить напарнику, чтобы боевой настрой Ульрэха не угас.
  
  * * *
  Когда они добрались до гавани, солнце коснулось горизонта. Мерно шуршал прибой, а с моря дул соленый бриз.
  - Отлично, - довольно сказал Ней. - Еще есть время, чтобы отдохнуть. Ты отдыхай, а я поищу нам лодку. Оставив Ульрэха с телегой, он зашагал вдоль берега, в сторону виднеющейся впереди рыбацкой деревушки.
  "Если все получится, надо будет сесть на первый же торговый корабль и возвращаться в Адару, - размышлял Лортис по дороге. - Но сначала, я найду Клима. Живым или мертвым, но я спасу его".
  
  * * *
  Под покровом темноты, они, погрузили бочки с маслом в лодку и отчалили от берега.
  - Я вот, что подумал, - сидя на корме, сказал Ульрэх. - Если у нас все получится, и ты сможешь свалить от жирдяя, может, попытаемся узнать, что-нибудь о судьбе мелкого засранца?
  - Да, - кивнул Лортис. - Меня тоже волнует участь Клима. Если вернемся живыми, обязательно найдем его или его кости.
  - Я прикончу ту мразь, которая убила нашего сатира, - практически прорычал Ульрэх.
  
  Отплыв на почтительное расстояние от берега, адмирал Ней направил лотку в сторону стоящих на рейде кораблей.
  
  - Давай, - прошептал Лортис, когда они достаточно приблизились.
  Некоторое время спустя, они вылили масло из всех трех бочек за борт. Оставалось ждать, когда волны и прибой, донесут масло до флота Эрн-Десса.
  
  14. Верн Алл-Тин.
  Тронная зала была поистине не вероятных размеров. Через огромные окна, которые протянулись от пола до потолка, струился дневной свет, заполняя собой все помещение. Пол и потолок были расписаны сюжетами из легенд и сказаний, от сотворения мира, до основания Эрн-Десса.
  От входа, до пьедестала с троном, на котором восседал король Элин-Эт Нимий IV, тянулась красная, ковровая дорожка, а вдоль ней выстроились гвардейцы.
  Эльф по имени Верн стоял в нескольких метрах от пьедестала, и снизу взирал на правителя. Это был не молодой мужчина, лет пятидесяти, с морщинистым лицом, седой бородой, которая росла клоками и сальными, седыми патлами.
  
  - Мне сказали, ты один из лучших ищеек в Эрн-Дессе, - произнес монарх, дребезжащим голосом столетнего старца.
  - Я хорош в своем деле, ваше величество.
  - Наглец, что обчистил мое хранилище, тоже не промах. За тысячу лет этого никому не удавалось сделать. Найди его и верни то, что он украл.
  - Живым или мертвым, мой король? - уточнил эльф.
  - Что?
  - Грабителя вам преподнести живым или мертвым, - пояснил Верн.
  - Мне плевать на него. Главное верни украденное.
  
  * * *
  Верн родился сто семьдесят девять лет назад неподалеку от Ан-Йэленя, в не большой эльфийской деревушке. С ранних лет он начал показывать тягу к искусству следопытства, стрельбе из лука и владению мечом. К совершеннолетию, Верн уже был лучшим следопытом в округе, одним из лучших лучников. В единоборствах и владении мечом он был не так хорош, однако многим мог дать фору.
  В двадцать три Верн принял участие в своей первой войне, вступив добровольцем в ряды армии Ан-Йэленя. Он думал, что будет защищать Родину от заморских захватчиков, а на деле стал одним из баранов, которых гонят на убой. Знатные командиры, не умеющие, как следует меч в руках держать, своим бездарным командованием проигрывали битву за битвой.
  В один прекрасный день, Верн плюнул на свои клятвы и бросил армию.
  - Раз во главе армии такие бездарные олухи, мне не нужна такая армия. Я повоюю и без них, - сказал он своим соратникам. Многие в ту ночь дезертировали вместе с ним.
  Довольно скоро, Верн стал командовать отрядом в несколько тысяч солдат. Они называли себя "Смертельный Ветер", и смогли оказать серьезный отпор врагу. Благодаря своим навыкам, на той войне, Верн прославился.
  Потом было три похода к Красным Берегам, охота на орков, опять война с Эрн-Дессом.
  
  За свою жизнь, Верн достиг небывалого мастерства в выслеживании добычи и её убийстве различными способами и средствами. Это делало его востребованным для разного рода заказов. "Денежные мешки" готовы были платить любые деньги, только бы он выполнил их прихоть. Так Верн и оказался при дворе короля Эрн-Десса, Нимия IV.
  
  * * *
  После разговора с королем, Верн спустился в хранилище, расположенное в подземельях замка. У входа его остановили два стражника.
  - Куда это ты собрался, остроух? - густым басом надменно спросил один из них, высокий, широкоплечий человек, с челюстью словно наковальня.
  - Таким как ты, тут не место, - добавил второй человек. Он был немногим ниже своего товарища и тощий словно жердь. - Проваливай.
  Король Нимий IV, дал Верну серебряное кольцо-печатку, на котором был изображен холм, его родовой герб. Оно открывало все двери в Эрн-Дессе, более того, с этим кольцом, именем короля эльф мог делать что угодно. Однако Верн не торопился показывать кольцо стражникам, ему нравилось "опускать на землю" таких высокомерных глупцов как те, что преградили ему путь.
  - Ты слышал, что тебе сказали? - произнес тощий. - Проваливай, пока цел.
  - А что там, за дверью? - делая вид, что ничего не слышал, спросил Верн.
  
  - Делис, ты это слышал? - зло оскалился тощий. - Похоже, нам выпала возможность поразвлечься.
  - Точно, - ухмыляясь, пробасил здоровяк.
  - Караулить хранилище, унылое занятие, - сказал тощий. Обнажив свой меч, он добавил: - Но благодаря таким как ты, нам иногда удается размяться. У тебя еще есть шанс убежать.
  Тощий занес меч для удара. Верн не шелохнулся. Клинок со свистом рассек воздух, а эльфа уже и след простыл. Он двигался так быстро, что Делис даже не понял, что произошло, когда Верн ударил его в адамово яблоко. Здоровяк захрипел, схватился за горло, и словно выброшенная на берег рыба, стал ловить воздух ртом.
  Снова просвистел клинок тощего.
  Верн ушел вниз. Подсечка и Делис с грохотом рухнул на каменный пол.
  В тот же миг, эльф отскочил в сторону и меч стражника со звоном ударил по полу. Тощий двигался медленно, тяжелый доспех делал его не поворотливым, так что Верн с легкостью уворачиваясь от его выпадов, приблизился на нужное расстояние и ударил. Раздался хруст сломанного носа. Тощий вскрикнул.
  Еще удар и на пол посыпались зубы стражника.
  Третий удар сбил его с ног.
  
  - Именем короля прекратите! - властным тоном произнес высокий человек в стальных доспехах. Он и еще несколько солдат появились у входа в хранилище, как раз в тот момент, когда эльф сбил тощего с ног. Человек окинул взглядом лежащих на полу стражников, потом Верна, и спросил:
  - Что здесь происходит?
  - Не знаю, - пожал плечами эльф, доставая из кармана серебряное кольцо с гербом Нимия IV. Надев его на палец, он добавил:
  - Мое имя Верн Алл-Тин, я здесь по приказу короля.
  
  * * *
  В хранилище вор пробрался через лаз, проделанный в одной из стен. Далее, он преодолел первую ловушку: залу, под ложным полом которой скрывалась глубокая, усеянная кольями яма.
  "Этот вор, невероятно быстро бегает, - отметил про себя Верн".
  
  Далее, винтовая лестница и три двери. За двумя из них - смерть, за третьей - сокровища династии Нимиев. Вор открыл среднюю, после чего должен был сгинуть в пламени дейниры, твари похожей на гигантскую многоножку. Но он, всего лишь слегка обгорел, об этом говорил все еще витавший в воздухе запах паленой шерсти.
  Раз дейнира лежит внизу, на дне ямы пронзенный кольями, значит, столкнувшись со зверем, вор поспешил вниз. Там, ему каким-то образом удалось столкнуть дейниру в яму и не свалиться самому.
  "Он не только быстро бегает, - размышлял эльф. - Он еще и очень удачливый, выжить после встречи со взрослой дейнирой, не так-то просто."
  
  Из хранилища вор переместился при помощи одной из реликвий династии Нимиев, волшебного посоха Омин-Инсалу, прихватив с собой наделенные магической силой доспехи Короля.
  "А этот вор хорош, - осматриваясь, думал Верн. - Вот откуда у него эта наглость и самоуверенность. Как-никак, а что бы залезть в хранилище короля Эрн-Десса, удачи, ловкости и хорошей реакции мало. Нужна наглость, без нее, вор так и будет мелочиться, пока удача не отвернется от него. А вор без удачи, это ходячий труп. Что это у нас тут? - взгляд эльфа остановился на небольшом кулоне в форме двух опущенных крыльев, а между ними кусочек янтаря.
  "Видимо королевские ищейки дальше своего носа ничего не видят, - рассматривая кулон, решил Верн. - Как можно было не заметить эту безделицу? Хотя, будь они внимательнее, я не получил бы эту работу".
  
  После осмотра хранилища, эльф поднялся в замок. Он показал находку придворному волшебнику Литинию, и тот недолго думая, произнес:
  - Да, да, я узнаю этот почерк. Работа Элтен-Истия, несомненно.
  
  * * *
  Волшебник по имени Элтен-Истий, жил в злачном квартале, на юге города. До его дома Верн добрался быстро и без приключений. Жители лихих районов, в отличие от зажиточных горожан, как правило, не рискуют связываться с эльфом в кожаных доспехах и двумя мечами за спиной.
  Верн предпочитал кожу с металлическими пластинами, а не полностью стальную броню. Доспехи из кожи легче и практически не стесняют движений. Да и толку от стальных лат не больше чем от кожи, когда наносишь удар в места, которые они не защищают.
  Дверь в дом волшебника была настежь открыта.
  Предчувствие эльфа не обещало ему ничего хорошего. Он аккуратно переступил порог и оказался в атриуме. Внутри дом волшебника был намного больше чем снаружи. Через прозрачный потолок, который был на высоте четырех этажей, струился дневной свет. На каждом этаже была терраса с видом на атриум, в центре которого располагался фонтан.
  - Этот волшебник живет как монарх небольшого королевства, - сам себе сказал эльф. - Есть, кто дома?! - выкрикнул Верн. Он какое-то время подождал и выкрикнул еще раз, а потом еще. Никто так и не появился.
  Эльф решил осмотреться и направился вглубь первого этажа. Он не торопливо шел по длинному коридору, на стенах которого висели роскошные гобелены и масляные лампы, мягкий свет от которых освещал коридор.
  Метров через пятнадцать, коридор повернул направо и сразу же оборвался. Верн очутился в огромном, двухэтажном помещении. Первый этаж был заставлен столами с различными склянками, бутылочками и другими алхимическими штучками; тумбочками и этажерками. На втором этаже, на который вела лестница с балюстрадой, были шкафы с книгами.
  - Должно быть это мастерская, - пробормотал эльф. Он вновь несколько раз позвал хозяина, но никто та и не отозвался.
  "У меня куча времени уйдет, чтобы что-то тут найти", - раздосадовано подумал Верн. Как вдруг до него донесся какой-то звук. Эльф прислушался: это был крик. Кто-то звал на помощь. Осмотревшись, он нашел в полу крышку люка, на котором стоял один из столов. Отодвинув его, Верн открыл крышку люка. В нос ударил резкий зловонный запах испражнений.
  - Умоляю вас, помогите, - донеслось снизу.
  - Кто вы, и что там делаете?
  - Моё имя Жэс-Элис, меня похитили...
  
  Клим оставит амулет, коорый приведет Верна к ЖэсЭлсу...
  
  15. Клим.
  Сатир спустился по веревке на дно глубокого, высохшего колодца и оказался перед узким, чуть больше полуметра в диаметре, лазом.
  - Ага, вот и вход, о котором говорил Жэс-Элис, - пробормотал он, доставая из заднего кармана штанов карту.
  - Гори, - сказал Клим. Кольцо, которое дал ему толстяк, загорелось мягким светом. Судя по карте, лаз должен быть в длину не больше чем сорок метров, а за ним начиналось хранилище династии Нимиев, бессменных правителей Эрн-Десса.
  - Богиня, да прибудет твое благословение со мной. Не дай мне сгинуть в этом склепе, - с этими словами, сатир шагнул в лаз.
  Освещая путь кольцом, он аккуратно продвигался вперед. По словам Жэс-Элиса, ловушки начинаются после лаза, но Клим все равно внимательно смотрел, куда ступают его копытца.
  
  * * *
  - Может быть опасно? - переспросил сатир, когда толстяк изволил упомянуть об этом.
  - К моему сожалению да. Наверное, вам нужно время, чтобы все обдумать?
  - Думать как раз некогда. Если действительно все так плохо, мы должны поторапливаться.
  
  Жэс-Элиса не было больше недели. Клим и гномиха Руфусина только и делали, что ели, пили и предавались плотским утехам. Но сатир был начеку: такие, как толстяк ничего, не дают, чтобы потом не потребовать назад больше.
  И день расплаты пришел.
  
  - Хранилище не очень большое, - сказал Клим, глядя на карту.
  - Однако, ловушки от этого не станут менее смертоносными, - заметил Жэс-Элис.
  - Это верно, - вздохнул сатир.
  
  * * *
  Лаз закончился, и Клим оказался в хранилище. Впереди, раскинулась большая зала. Её потолок был так высоко, что свет от кольца до него не доставал. Пол, умащивали мраморные плиты, метр в ширину и длину. Под каждой из них скрывалась ловушка, угодив в которую, незадачливый грабитель простится с жизнью.
  Для этого случая, у Клима на шее висел амулет, который должен был указать на плиту, под которой не было ловушки.
  Но не все так было просто, как могло бы показаться. Этот амулет иногда ошибался.
  - Какой от него тогда прок? - удивился сатир, когда Жэс-Элис сказал ему об этом.
  - Но, амулет иногда оказывается прав, - подметил толстяк.
  - Вот именно, иногда. Что мне делать в том случае, если эта побрякушка ошибется?
  - Друг мой, вы же поцелованы Богиней, - знает ли Клим что толстяк знает???
  
  Откинув эти воспоминания, сатир помолился Луне и произнес заклинание, на которое отзывается амулет. Это был кулон, размером чуть больше кольца, в форме двух опущенных крыльев с камнем янтарного цвета. Стоило Климу сказать магическую фразу, камень на амулете вспыхнул, выхватив из темноты часть залы.
  
  Когда амулет погас, несколько мраморных плит, по-прежнему испускали тусклое свечение, и вереницей убегали вглубь залы.
  - Милостивая Луна, не оставь меня в моменты опасности, - прошептал сатир и шагнул на первую светящуюся плиту.
  
  * * *
  Клим не знал, говорит Жэс-Элис правду или блефует. По его словам, Ульрэх и Лортис попали в переплет. Они серьезно ранены, и долго не протянут. Исцелить их может эликсир для приготовления, которого нужен редкий ингредиент, и по странному стечению обстоятельств, толстяк знал, где его достать.
  Такие как Жэс-Элис, обязательно продумывают все на несколько ходов вперед. Поэтому, Клим не удивился, когда на его просьбу: "можно ли проведать своих друзей?", толстяк ответил:
  - Конечно, конечно, вот только боюсь за промедление, мы дорого заплатим.
  ...
  
  * * *
  Три мраморные плиты, на которые указал амулет, были позади. Остановившись на четвертой, Клим выдохнул. Мысль о том, что каждый следующий шаг может оказаться последним, изводила. От волнения, пот буквально струился по лицу и спине.
  
  - Богиня, услышь мольбы мои, помоги пройти это испытание ...
  
  Сатир шагнул на следующую плиту. Под его весом, плита со щелчком провалилась, а мгновение спустя и вовсе ушла из-под ног. Клим устремился вниз. В последний момент, ему удалось ухватиться за край следующей плиты.
  Он повис над бездной.
  За спиной раздался какой-то грохот. Понимая, что нужно уносить ноги, сатир попытался забраться обратно. Грохот нарастал, а Клим никак не мог. Но он не сдавался, и Богиня вознаградила сатира за упорство.
  Выбравшись, сатир увидел, что это за грохот: одна за другой, мраморные плиты проваливались. Пока Клим висел над бездной, пола в той части залы, что он прошел, уже не было.
  Думать времени не было. Сатир, что было сил, бросился прочь от наступающей бездны. Клим бежал быстро, но плиты падали быстрее и вот бездна настигла его.
  Не желая сдаваться, Сатир прыгнул.
  Мраморного пола больше не было, только бездна. Бездна и беспомощно висящий Клим на ее краю. Он успел добежать к противоположной стене.
  Выбравшись, сатир не поднимаясь на ноги, откатился от края бездны. Тяжело дыша, он начал возносить хвалебную молитву Луне.
  
  Некоторое время спустя, Клим осмотрелся: он лежал на каменистом пяточке, с которого был только один выход, вниз, в бездну. С другой стороны - холодная, кирпичная стена.
  - Не может быть, - пробормотал сатир. Он достал карту, чтобы еще раз проверить направление. - Так и есть, - сам себе сказал сатир. - Здесь должна быть дверь.
  Но перед ним была стена. Клим провел по холодным кирпичам рукой.
  "Жэс-Элис обманул меня? Или сам стал жертвой обмана? - размышлял незадачливый вор. - Но зачем, же в таком случае ловушка с бездной, перед глухой стеной?"
  Чтобы подтвердить или опровергнуть свою догадку, сатир произнес заклинание, на которое отзывался амулет. После того, как камень в амулете погас, несколько кирпичей в стене остались сиять, тусклым, оранжевым светом.
  - Ловушка или потайная дверь? - задумчиво произнес Клим. Помолившись еще раз Богине, он по очереди нажал на все указанные амулетом кирпичи. Послышался металлический скрежет, и перед сатиром открылась потайная дверь.
  Посветив в проход кольцом, он увидел убегающую наверх винтовую лестницу.
  
  - Богиня, не оставь меня, - сказал сатир и шагнул в дверной проем.
  Луна была милостива, на лестнице не оказалось ловушек, и Клим поднялся без приключений, остановившись перед тремя дверьми.
  Жэс-Элис упоминал о них:
  - Ходят слухи, что там есть три двери. За одной из них коридор, который ведет в королевское хранилище, за двумя другими - смерть.
  
  Клим помолился и произнес магическую команду для кулона. Камень на нем вспыхнул, заливая все небольшое пространство, в котором находился сатир ярким светом. Когда свет погас, одна из дверей, за которой, по мнению магической побрякушки был проход в хранилище, осталась мерцать.
  - Богиня, не оставь меня, - прошептал Клим и открыл её.
  
  16. Лортис Ней.
  Над ночным Эрн-Дессом стояло огненное зарево. Лортис и Ульрэх не торопливо шли по опустевшим улочкам. Дело сделано, и спешить больше не надо. Когда они пристали к берегу, весь королевский флот был охвачен огнем.
  "Контракт выполнен, так почему же браслет не снимается? - размышлял Ней. - Надеюсь, толстяк не вздумает что-нибудь выкинуть".
  За то время, что он был знаком с Жэс-Элисом, Лортис убедился, что от него можно было ожидать чего угодно. Преследуя личную выгоду, этот беспринципный торгаш может сделать что угодно.
  
  - Знаешь, - обратился он к Ульрэху. - Что-то у меня на счет толстяка предчувствие, не хорошее. Давай-ка заскочим к нашему старому знакомому.
  - Ты про старичка Истия?
  - Ага, - кивнул адмирал. - Думаю, стоит подстраховаться перед визитом к нашему нанимателю.
  
  Хотя у них не было ни гроша денег, Лортис не терял надежды, что сможет договориться с волшебником о рассрочке или кредите.
  
  * * *
  Несмотря на позднее время, волшебная дверь охраняющая дом Истия впустила их.
  - А, - протянул волшебник. Когда они вошли, Истий стоял на балконе второго этажа, атриума. Он щелкнул пальцами и растворился в воздухе, в тот же миг, волшебник оказался рядом с адмиралом.
  - Урбан и Ульрэх, мои герои, - улыбаясь, продолжал Истий. - Как вы разделались с бандой Селлутрииила, слышал я. Лучше намного в городе жизнь станет, без них. Вас привело ко мне, что, в сей поздний час?
  Лортис рассказал волшебнику о магическом контракте, который он заключил с Жэс-Элисом, и о своем опасении, насчет намерений толстяка.
  
  - Твои сомнения мне понятны. Тот еще пройдоха этот Жэс-Элис. У меня есть способ помочь тебе, но он будет не дешево стоить.
  - Я надеялся, что мы сможем договориться о кредите или ответной услуге, - с надеждой в голосе, ответил Лортис.
  - Нет денег у вас? - сложив руки на груди, спросил волшебник.
  - Ни гроша, - кивнул адмирал.
  - Что ж, от банды эльфов избавили город вы, за это открою вам кредит я.
  
  Атриум исчез в яркой вспышке света. Вокруг стало темно, в нос ударил запах сырости и плесени.
  - Куда ты нас перенес? - спросил Ульрэх.
  Темнота отступила перед светом висящих на стенах факелов, которые один за другим вспыхнули после взмаха руки волшебника. Они находились в похожем на склеп помещении, без окон и дверей.
  Внезапно, что-то невидимое притянула Лортиса к одной из стен. От неожиданности он вскрикнул. Комната наполнилась отборными ругательствами, которые выкрикивал Ульрэх, с ним произошло то же самое, что и с адмиралом.
  - Истий, ты же обещал помочь, - обреченно произнес Ней. Медленно погружаясь в стену, которая стала мягкой словно глина.
  - Он ничего не может обещать, - комната озарилась вспышкой, и перед ними возник Жэс-Элис. - Потому что он служит мне, - продолжал толстяк, - вы оказались намного умнее, нежели я ожидал, адмирал Ней.
  
  - Жэс-Элис? Что это значит?
  - Дело в том, что я еще не готов расстаться с вами.
  - Мерзкий толстяк! - выкрикнул Ульрэх, пытаясь освободиться от оков.
  - Фи, как грубо, - с этими словами, Жэс-Элис потер свой браслет, и рот душегуба исчез. На его месте образовался новый участок плоти, покрытый щетиной. Продолжая извиваться, Ульрэх мог только беспомощно мычать.
  - Мы же с тобой заключили контракт...
  - Да, да, да, контракт, - сказал толстяк, расплываясь в улыбке. - Наш контракт не действителен, адмирал, ибо вы сообщили ложное имя. Представьте мое удивление, когда прославленный адмирал королевства Адара, Лортис Ней, представился каким-то Урбаном, но я решил не лезть. Ведь ваши дела меня не касались. Тогда, а теперь, наши судьбы тесно переплелись и, я не готов вас отпускать.
  - Ты с самого начала знал?
  - Конечно, знание один из товаров, которыми я торгую.
  - Зачем мы тебе?
  - Адмирал, неужели вы столь наивны, раз ждете от меня ответов? Ответов не будет. Вы будете жить до тех пор, пока нужны мне и не минутой дольше, - с этими словами, Жэс-Элис растворился в воздухе.
  
  Такого поворота событий Лортис никак не мог предвидеть. Он серьезно недооценил толстяка, не ожидая от него нападения в доме волшебника Истия.
  - Да, - протянул он. - Похоже, мы крепко влипли.
  Ульрэх в ответ мог только мычать.
  
  * * *
  Время в заточении тянется медленно, а когда появляется чувство голода, оно буквально останавливается. Однако больше чем пустой желудок, Лортиса терзало осознание вины в происшедшем. Сначала он не смог спасти Клима, а теперь сам в шаге от могилы, да еще и Ульрэха утянул за собой.
  "Интересно, - размышлял Ней. - Сколько мы уже здесь?"
  В комнате не было окон, источником света служила лампада с фрадосским маслом, которая могла, не переставая гореть целый год, так что пленники не могли видеть, как сменяются день и ночь.
  "Вряд ли прошло больше недели, - подумал Лортис. - Через неделю, жажда забьет голод. Толстяк сказал, что мы ему нужны, но он не упомянул живыми или мертвыми. Как же хочется жрать. Будь ты проклят, поганый жирдяй".
  
  Иногда Ней спал. Когда спишь, то не чувствуешь голода, первое время спать повиснув на цепях было не удобно, но пленники привыкли.
  Лортис проснулся от вспышки света.
  Он открыл глаза, но, ни кого не увидел. От голода и жажды, перед глазами все плыло.
  - Есть, - простонал Ней. - Дай нам еды...
  - Мы так долго не виделись, и ты даже "здравствуй" не скажешь? - произнес знакомый голос. Увидев сатира, прикованный к противоположной стене Ульрэх, что-то промычал.
  - Клим? - не веря своим ушам, спросил Лортис. - Это ты или проклятый жирдяй решил поиздеваться?
  - Это я, - ответил сатир. Он произнес фразу на не знакомом языке. В тот же миг стена отпустила адмирала Нея. Они же ослабшие...
  - Как ты это сделал? - удивился он.
  - Потом расскажу. Сейчас главное вас перенести в безопасное место, - сатир вновь произнес фразу на не понятном языке, раздался стук дерева по камню, и камера, в которой они находились, исчезла в яркой вспышке.
  
  * * *
  - Ты ограбил королевское хранилище? - удивился Ульрэх, слушая рассказ о приключениях Кдима. - Только я начал думать, что знаю тебя как свои пять пальцев, а ты вновь меня удивляешь, маленький хитрец.
  - Но как ты узнал, где нас искать? - спросил Лортис.
  
  Они находились в заброшенной халупе, на окраине Эрн-Десса. Сюда их перенес сатир, после того как освободил. Лортис был не сказано рад видеть Клима живым. "Правильно Ульрэх сказал, - подумал адмирал. - Только начнешь думать, что сатир тебя уже не удивит, как он выкидывает фокус почище прежних".
  От Клима воняло паленой шерстью, у него не было бровей, ресниц и местами волос на теле. Как позже выяснилось, сатир в хранилище нарвался на дейниру.
  - Ты выжил после встречи с этой тварью, отделавшись паленой шерстью? - в очередной раз удивился Ульрэх.
  Дейнира, извергающая пламя многоножка. Лортису доводилось встречаться с детенышами этих тварей. Они были размером с лошадь и положили почти пол его команды.
  
  - В хранилище были только магические предметы, - продолжал Клим, - ни каких эликсиров для вашего исцеления. Я и без того не доверял Жэс-Элису, а это усилило мои подозрения еще сильнее. Из хранилища, я перенесся в дом толстяка, точнее на его крышу, и решил понаблюдать.
  - Перенесся? Как? - перебил его Ульрэх.
  - Посох, с его помощью можно переноситься с места на место, - пояснил Клим.
  - Значит, мы теперь можем вернуться домой? - обрадовался Лортис.
  - Нет, - вздохнул сатир. - Это посох короля Эрн-Десса, и его действие ограничено стенами этого города.
  - Но откуда тебе знать? - не поверил адмирал Ней.
  - Шлем короля, открыл мне много нового, и научил пользоваться посохом и кольцом.
  - Жаль, - Лортис откинулся в кресле. - Я думал, мы домой вернемся.
  - А дальше что? После того как ты оказался на крыше толстяка? - спросил Ульрэх.
  
  - Я тайком пробрался в его кабинет, и как следует, там осмотрелся. Деньги, драгоценности, волшебные предметы и целая кипа магических контрактов, среди них и тот, что подписал ты, Лортис. При помощи договора и посоха я вас и нашел.
  - Я рад, что ты жив, - улыбнулся Ней.
  - Теперь-то мы можем свалить из этого города? - спросил Ульрэх.
  - Элтен-Истий, сильный волшебник и служит Жэс-Элису, - заметил адмирал. - Сдается мне, они просто так от нас не отстанут.
  - У меня как раз для этого случая, в голове родился коварный план, - хитро улыбнулся Клим.
  
  17. Гальбор Соттер.
  - Похоже, ключ ко всему корона лесного царя, - задумчиво пробормотал магистр, читая древний текст. Гальбор больше месяца, практически не покидал библиотеку барлийского замка, лишь изредка отрываясь от книг для ночных походов в порт.
  Не давно, ему удалось найти книгу, в которой был описан способ исцеления его недуга. Её текст был написан на старом языке, который Гальбор знал, не так хорошо, как хотелось бы, но в общих чертах, было ясно, что нужна корона лесного царя.
  
  - Мне нужен дран-эн-литский толмач, - констатировал магистр. Нельзя было использовать эту книгу, не поняв до конца, что в ней написано. Но для этого, придется привлечь кого-то из братьев, а он неминуемо начнет задавать вопросы, и может раньше времени обнаружить новую сущность Соттера.
  - Если он начнет совать свой нос, куда не следует - он умрет, - решил магистр.
  
  - Ваше благородие, - постучав, в библиотеку вошел новый ученик Соттера - Йорик. Это был девятнадцатилетний парнишка, ростом чуть выше среднего, с длинными белокурыми волосами. Он был похож на девушку, при первой их встрече, Гальбор принял его за плоскогрудую девицу.
  - Три дня назад, Наар пал, - добавил Йорик.
  - Недолго же продержался город Богини, - усмехнулся магистр. - Извести об этом Дар, пусть фрадосские мастера будут в курсе приближающейся угрозы.
  Ученик кивнул.
  - Узнай, - продолжал Гальбор, - кто среди братьев, хорошо владеет Дран-Эн-Литом.
  - Сделаю. Что-нибудь еще?
  - Нет, ступай.
  
  "Иоанн Рейхденский не остановится на священном граде, - размышлял магистр. - Дальше, наверняка, он обратит своё внимание на Лигию, у которой, нет ни малейшего шанса выстоять, раз не выстоял Наар. А дальше? Хор или Дар? Хор, безусловно, более легкая добыча. Заняв его, Иоанн получит выход к морю, и тогда, сможет ударить по укрывшемся в Даре мастерам, сразу с трех направлений: с суши, с моря и с воздуха.
  Понимает ли это наместник Кордо? Примет ли он какие-нибудь меры?"
  
  * * *
  Вечером, в библиотеку пришел брат Каброс Аллет. Он вызвался помогать магистру с переводом древних манускриптов. Волшебник принес с собой корзину с различной едой и вином.
  - Вот, - сказал он. - Я слышал, вы сутками напролет не покидаете библиотеку, поэтому решил прихватить для вас ужин.
  - Ты очень любезен, Каброс, - улыбнулся Гальбор. Он сделал глоток крови из кубка, и добавил:
  - Спасибо, я не голоден.
  
  В последний свой визит к работорговцу, магистр купил не одного раба, как он всегда делал, а трех. Одного из них он "выпил" как обычно, на пляже. Из двух других, Гальбор выпустил кровь, наполнив ею приготовленные за ранее бурдюки.
  Так, у него под рукой всегда будет кровь, и ему не понадобиться то и дело бегать в порт за рабами.
  - Ну, приступим? - произнес магистр, кивнув на открытый фолиант, лежавший на столе.
  - Я всегда рад услужить интересам ордена, - улыбнулся Юрус. На вид ему был около тридцати. Такой же высокий, как и Гальбор. Вытянутое лицо, узко посаженные, карие глаза, прямой нос. Аккуратная бородка, короткие светлые волосы.
  
  - Когда Йорик сказал мне, что вам требуется знаток Дран-Эн-Лита, я сразу же вызвался, - сказал он, усаживаясь за стол.
  - Похоже, скромность не входит в число твоих сильных качеств, - улыбнулся магистр.
  - Нет, нет, вы меня не так поняли. Я с детства увлекаюсь языками. Владею Рейхденскими наречиями, знаю три языка племен пустыни, но язык древних, это что-то не вероятное. Он всегда меня восхищал. Такой глубокий и проникновенный, он словно создан богами...
  - Да, да, да, - прервал волшебника Гальбор. - Я тебя понял. У меня есть еще дела, так, что я тебя оставлю. Не покидай библиотеку, на рассвете я вернусь.
  
  * * *
  Корона Лесного Царя, и множество других, опасных волшебных вещей, хранились в подземелье Барлийского замка. Из библиотеки, магистр направился именно туда. Пока Каброс занимается переводом древнего текста, он решил забрать корону.
  На лестнице Гальбор столкнулся с Йориком.
  - Магистр? - удивился он. - Вы покинули библиотеку? Я могу чем-то помочь?
  - Нет, я просто решил размять ноги, пока Каброс занимается переводом.
  - Если вам что-то пона...
  - Да, да, - отмахнулся от ученика Соттер, и поспешил вниз.
  
  "Ох уж эти ученики, - размышлял магистр. - Так и норовят выслужиться. Сейчас и не вспомнишь, сколько их было".
  Как правило, лишь каждый десятый ученик становится волшебником - полноправным членом Барлийского ордена. Чаще всего они гибнут во время походов против различной нечисти, потому что волшебники, которым они служат, используют учеников как приманку, кидают в самую гущу опасности или вовсе, используют как живые щиты. Именно для этого, волшебники и заводят себе учеников, а уж никак не для того, чтобы делиться знаниями.
  
  Спустившись в подземелье, магистр какое-то время бродил по мрачным, освещенным факелами коридорам, пытаясь вспомнить, где же лестница, которая ведет ниже, в место, которое волшебники прозвали "яма" - подземное, защищенное магией, хранилище опасных артефакирв. Там, в кромешной тьме, хранились сотни магических вещей, которые никогда не должны были увидеть дневной свет.
  
  - Магистр.
  От неожиданности Галбьор вздрогнул. Обернувшись, он увидел своего женоподобного ученика Йорика. Его бледное лицо в свете факелов, выглядело довольно зловеще.
  - Ты что, следишь за мной? - строго спросил Соттер.
  - Простите ваше благородие, мне просто стало любопытно, для чего вы спустились в подземелье, вот я и пошел за вами. Я же должен всему у вас учиться.
  "Какой настырный, а так и не подумаеь", - подумал Гальбор и ответил:
  - Конечно, должен. Идем со мной.
  - Ваше благородие, могу спросить, что вы ищите?
  - Где-то тут, должна быть лестница в яму.
  - Но магистр, яма в другом крыле замка.
  
  - Не может быть, - пробормотал Соттер. - Неужели я все перепутал?
  Йорик оказался прав. Когда они добрались до другого крыла, Гальбор увидел лестницу, убегающую вниз, во тьму и холод ямы. Здесь никого не было. Яма не нуждалась в охранниках, так как самые могучие волшебники ордена наложили на нее защитные заклятия.
  
  - Ну, что ж пришло время увидеть сколь сильны были мои предшественники, - сказал магистр, начиная снимать волшебную защиту с лестничного пролета. Это оказалось проще, чем он думал, но все равно получилось не сразу. По началу, заклятие не подавалось. У Гальбора даже промелькнула мысль, что он не справится, но это была мимолетная слабость. Он удвоил силы и заклятие "посыпалось".
  - Ха-ха! - воскликнул Соттер. - Проход свободен! Йорик, после тебя, - он учтиво поклонился, пропуская ученика вперед. Мало ли, какие там еще могли быть ловушки.
  - Магистр, спасибо, - ученик смущенно улыбнулся, и ступил на лестницу.
  
  На первом пролете подвохов не оказалось, а вот дальше было еще одно заклятие. Словно ощущая опасность, Йорик на мгновение замялся, и это спасло ему жизнь. Заметив волшебную ловушку, Гальбор схватил ученика за руку и потянул назад.
  
  - Ваше благородие, вы спасли меня, - восторженно произнес он.
  - Ничего особенного, - пробормотал Соттер, убирая с прохода ловушку.
  "Опять этот взгляд", - подумал магистр. Он не первый раз замечал, что Йорик, иногда смотрит на него словно влюбленная девица. Сначала, Гальбор не обращал на это внимания. Потом, делал снисхождение на его женоподобность. Теперь же, он постепенно обретал уверенность в том, что ученик вожделеет его. Такой взгляд магистр не раз ловил у матрон, которым оказывал магические услуги.
  
  - Готово, - довольно произнес Соттер, справившись с ловушкой. Путь дальше был свободен, и они продолжили спускаться. Теперь, Йорик ступал осторожнее, а Гальбор "прощупывал" каждую ступеньку.
  Обезвредив еще три магических капкана, магистр и ученик, наконец, дошли до конца.
  - Вот она, яма, - довольно молвил Соттер, создавая "светоч". Волшебный шар, взмыл вверх, наполнив яму мягким светом.
  - Магистр, это потрясающе, - восторженно произнес Йорик, осматриваясь по сторонам.
  Вдоль стен ямы тянулись стеллажи, высотой в несколько метров. Их полки были завалены различными, магическими артефактами.
  - Как же мы найдем, то за чем, пришли?
  - Мы ведь волшебники, - улыбнулся Гальбор.
  
  При помощи заклятия "поиск", Соттер нашел стеллаж, на котором хранилась корона лесного царя.
  - Она там, наверху. Тебе нужно залезть и достать её, - сказал волшебник. Йорик кивнул, и, цепляясь за полки, полез наверх. Вскоре он спустился, с короной в руках.
  - Вот она, ваше благородие, осталось лишь протянуть руку, не так ли?
  - Дай корону мне, - приказал Гальбор. Но ученик и не думал подчиняться. На его лице появилась надменная улыбка.
  - Магистр, вы словно расплавленный воск, мягкий и предсказуемый, - голос Йорика стал другим: уверенным, с легкой ноткой насмешки. - Вы так жаждали спасения, что не замечали ничего вокруг, и попали в мои силки, словно загнанный зверь.
  
  - Нет, - соскочило с уст Гальбора. Теперь, все становилось на свои места: книга, указывающая на Корону, появилась вскоре, после того как Йорик стал его учеником. Это ощущение, словно он постоянно следит за ним, и этот вожделеющий взгляд, точно такой же был у чернокнижника, когда он кромсал плоть магистра. Его ученик ни кто иной, как тот самый колдун, что превратил его в вампира. Каким-то образом, ему удалось проскользнуть в самое сердце Барлийского ордена не замеченным.
  
  - Да, магистр, это я. Благодаря вам, я здесь, в самом сердце Барлийского ордена, а у меня в руках Корона Лесного Царя, её могущество сделает меня непобедимым. Все земли этого жалкого мирка склоняться передо мной, Аланом Ранмэем.
  - Вот значит, кто ты - последний чернокнижник Ранмэй. Как тебе удалось выжить, после смерти Лесного Короля, вас всех перебили.
  - Магистр, вы забыли? Ответов не будет, только боль, - с этими словами, чернокнижник надел корону, и добавил:
  - Склонись перед своим господином, вампир.
  - Ну, уж нет. В прошлый раз, я был не готов к нашей встрече. Теперь, все иначе, и я сильнее тебя.
  - Глупец! Тебе не выстоять против меня! Склонись или пощады тебе не будет!
  
  В ответ, Гальбор метнул в него "огненный шар". Между волшебниками завязался поединок. Они начали обмениваться магическими ударами. Яма наполнилась грохотом падающих стеллажей, треском и вспышками молний.
  
  Благодаря короне, чернокнижник был сильнее, но он недооценил магистра. Соттер догадывался - что-то не так. За месяц, проведенный за книгами, он убедился: невозможно вампиру вновь стать человеком. Но вот однажды, на его столе, странным образом, появляется древний фолиант, на страницах которого говорится обратное. Причем ключом ко всему была корона лесного царя.
  Будь Гальбор глупее, он бы с головой бросился за надеждой вернуть себе человеческий облик. Но магистр был хитрым и подозрительным. А поведение Йорика, было мягко говоря, из ряда вон. Поэтому, Соттер решил проверить, что происходит. Он подготовил в яме ловушку, и заманил в неё своего ученика.
  Гальбор и помыслить не смел, что чернокнижник лично заявится в Барлию, а не пришлет кого-то из своих приспешников.
  
  Раздался щелчок. Магические артефакты вспыхнули красным, и чернокнижник оказался обездвижен.
  - Нет! - завопил он, пытаясь вырваться из красной паутины. - Нет! Будь ты проклят!
  - Из-за того, что я попал к тебе в плен, и ты истязал меня, ты сбросил меня со счетов, но ты поторопился. Подозрительное появление книги, заставило меня задуматься и быть внимательнее. И вот, ты здесь, в моей власти. Как думаешь, что тебя ждет?
  
  - Пощадите, магистр, - взмолился чернокнижник. - Я смогу быть вам полезен.
  - Я так не думаю, - Гальбор щелкнул пальцами, и Ранмэй вспыхнул словно свеча. Тщетно пытаясь вырваться, он отчаянно бился в конвульсиях. Яма наполнилась запахом горелой плоти, дымом и криком.
  - Вот и нет больше последователей Лесного Царя, - сам себе сказал магистр.
  
  * * *
  За пределами подземелья все шло своим чередом. Стояла ночь, пели сверчки, в небе светили луна и звезды.
  Гальбор шел по недавно отстроенному крылу замка. Ремонт закончился, и теперь, о том, что учинила здесь девчонка Рейттер, напоминала лишь свежая каменная кладка, и чистые, не успевшие обрасти налетом времени коридоры.
  Магистр вернулся в библиотеку. Каброс Аллет, по-прежнему сидел за столом, переводя содержимое древнего фолианта.
  - Как успехи? - поинтересовался Соттер. Он подошел к столу, на котором стояли бутылки с кровью, открыв одну, на половину полную, Гальбор наполнил кубок.
  - Знаете, магистр, мне этот текст кажется каким-то бессмысленным. Здесь то и дело упоминается корона лесного царя, будто она способна сделать из вампира человека, но никаких ритуалов или иных процедур не описывается.
  - Эта книга подделка, - сделав глоток крови, сказал Соттер.
  - Как это?
  - Её мне подсунул чернокнижник по имени Алан Ранмэй.
  - Чернокнижник?! - удивленно воскликнул Каброс. - Но разве они все не мертвы?
  - По всей видимости, этому удалось избежать бойни, которую мы устроили после смерти лесного царя.
  - Но позвольте, магистр, зачем ему было подбрасывать вам книгу о вампирах?
  - Хотел, чтобы я бросился за короной в яму, а он следом за мной.
  
  Каброс изменился в лице. "Он, наконец, понял, что происходит", - подумал Гальбор.
  - Это правда? - выпалил Аллет. - Слухи, что ходят о вас? Вы спутались с нечистью?
  - Слухи? - Соттер сделал вид, что впервые слышит о слухах, которые ходят по Барлии. - Что за слухи?
  - Говорят, что вы причастны к трупам, которые иногда находят в порту. Говорят, из них высосали всю кровь.
  - Эти слухи не беспочвенны, - Гальбор сделал глоток крови, и продолжил:
  - Дело в том, что в силу обстоятельств, я изменился. Все то, что долгие годы я ненавидел и уничтожал, в итоге сделало меня сильнее. То, что мне довелось пережить, заставило меня взглянуть на орден по-другому. Мировоззрение, которые мы проповедуем, ведёт к слабости и разложению. Наш орден только и делает, что цепляется за возможность набить карманы, прислуживая и пресмыкаясь перед теми, кто сильнее и богаче. Я намерен положить этому конец.
  
  - Этому не бывать! - Каброс попытался покинуть библиотеку и телепортироваться, но прежде чем он исчез в яркой вспышке, Гальбор одним прыжком преодолел разделявшее их расстояние, схватил волшебника за шею, и процедил сквозь зубы:
  - Познай же истину, брат.
  И клыки магистра пронзили плоть Кабраса, который тщетно пытался вырваться из мертвой хватки вампира.
  
  
  Они приступают и Каброс,
  Йорик сам некромант под личиной...
  Когда Соттер вернется в библиотеку,Юруса там уже не было, он догадался , что магистр вампир и побежал за подмогой. Монолог Гальбора о переменах.
  
  Найдет корону, и явится чернокнижник - побег был подставой, ради того, чтобы гальбор нашел корону. И когда кажется, что все, гальбору хана - д этого они еще и подерутся - магистр перехетрит чернокнижника и прикочит, при помощи заготовленной ловушки.
  
  18. Ролланд Спрэд.
   - Быстрее недомерок! - Свалдор отвесил Ролланду оплеуху. - Тебе несказанно повезло, родиться знатным, а то мы уже давно кишки тебе выпустили.
  
  Рейхденцы - злобные варвары. Они убили всех и насадили их головы на пики, выставив на всеобщее обозрение на стенах Белого Храма. Нордес, учительница Эриса, командир гвардии Динхар, слуги и солдаты, защищавшие его, все были мертвы.
  А Ролланд, сын матриарха Адары, теперь пленник, раб Иоанна Рейхденского.
  "Не лучше ли смерть, чем такой позор? - порой задумывался принц. Но, тут же вспоминал всё чему его учили, и прикрикивал на себя: - Нет! Богиня Луна велит быть сильными и стойкими перед лицом невзгод. Только тех, кто проявляет мужество и не склоняется под натиском испытаний, она благословляет. Негоже наследнику правителей Дара и Наара ныть, а нужно любой ценой сбежать из плена".
  
  - Бравые воины Рейхдена, только и можете, что грабить и убивать слабых и беззащитных, - огрызнулся Ролланд.
  - Ах ты, псина! - Свалдор ударил парнишку тыльной стороной ладони по лицу. От удара Ролланд ахнул и упал. - Ты мой раб! Вещь, - продолжал Свалдор, - с которой я буду делать, что пожелаю!
  
  Любой другой человек, на месте Ролланда, после этого, замолчал бы, но не юный Спрэд. Несмотря на юные годы, принц уже прославился своим острым языком и живым умом.
  - Я не твоя вещь, - поднимаясь, возразил он. - Я принц Адары, а вот ты, всего лишь слуга короля Иоанна.
  - Дерзкий сопляк, я от тебя мокрого места не оставлю! - выкрикнул Свалдор, и бросился на Ролланда. Тот юркнул в сторону. Кулак рейхденца со всей силы врезался в стену. Раздался хруст ломающихся костей, и конюшня наполнилась криком Свалдора.
  
  - Ну, только попадись мне, тварь, - прорычал Свалдор, в догонку, убегающему принцу. - Я тебе кишки выпущу.
  
  Ролланда как и других пленных жителей Наара заставляли работать на благо рейхденской армии. Те кто владел ремеслом: кузнецы, пекари и конюхи занимались своим делом, а такие как Ролланд, здоровые и сильные, помогали, выполняя грязную работу.
  Выбежав из конюшни, принц столкнулся с Пэлтом - старым конюхом.
  - Опять нарываешься? - он укоризненно покачал головой. - Смотри, высекут.
  - А что же мне, как ты, молча ходить рабом? - огрызнулся Ролланд.
  - Моя жизнь не сильно изменилась, мой принц. Что при вашей матушке я батрачил на конюшне и меня пинали, все кому не лень, что при короле Иоанне, - пожав плечами, старик добавил:
  - Хрен редьки не слаще.
  
  Нечего ждать помощи от черни, - решил Ролланд. - Голодранцы вечно не довольны. Матушка часто говорила, что простолюдины ненасытны и не знают меры в своих желаниях. Сколько им не дай, им все мало. Вот и Пэлт, живое подтверждение этому: его родной город захвачен врагом, принц стал рабом и вынужден терпеть издевательства, и что же он? Он утверждает, что ему без разницы на кого спину гнуть! Жалкое отребье! Тварь, не знающая ни верности, ни чести!
  
  * * *
  Когда на конюшне не было работы, Ролланд помогал на кухне. Приносил воду, выносил помои, чистил картошку, рыбу, рубил мясо. В общем, он передвигался по территории Белого Храма без ограничения, но не мог выйти за его пределы. Придворный волшебник Короля Иоанна, надел на принца ошейник, который пронзает тело Ролланда жуткой болью, как только он выходит за стены Храма.
  
  Не желая мириться с пленом, юный Спрэд, в первую же ночь после падения Белого Храма предпринял попытку побега. Он и пяти шагов не успел сделать за пределами двора. От боли он скрючился, упал на землю и стал, брызжа слюной, биться в конвульсиях.
  
  Так он провел всю ночь. Рейхденские варвары не спешили заносить его обратно, а лишь хохотали, наблюдая за муками принца. На рассвете об этом узнал король. Иоанн велел оставить принца под стенами Храма на весь день, пока солнце не сядет.
  С тех пор, Ролланд больше не пытался убегать.
  
  Но он не думал опускать руки. Принц знал Белый Храм, лучше любого из захватчиков. Потайные коридоры, скрытые двери и лазы. Запасшись едой, Ролланд три дня просидел в своем любимом уголке, в подземелье Храма, пока его не нашли солдаты. В наказание, его на целый день вывели за крепостные стены.
  После этого, принц больше не прятался.
  
  * * *
  Ночевал Ролланд на чердаке конюшни. Каждую ночь, оставаясь наедине с собой, он вспоминал те дни, когда всё было хорошо: отец жив, он и Виола донимали учителя Стина, а матушка рассказывала им притчи, перед обедом и на ночь.
  Когда варвары прорвались за стены города, Нордес велел разделить их с сестрой. Виолетта, в сопровождении верных людей, первая покинула Белый Храм через подземелье.
  Ролланд сбежать не успел. Он и его охрана были уже в подземном лабиринте, но варвары смогли проникнуть в коридоры подземелья и отрезать им путь за пределы Наара. Пришлось отступить к Белому Храму.
  
  "Нужно снять ошейник. Но как это сделать?" - размышлял Ролланд. Он лежал на мешках набитых соломой, на чердаке конюшни. Была глубокая ночь, но ему не спалось. Принц пытался придумать, как ему выбраться из плена.
  Среди Рейхденцев только Жила - придворный волшебник, обладал магическими способностями, а это значит, что кроме него, никто снять ошейник не сможет.
  
  "Но, как убедить его это сделать? Убить? Нет, без этого обалдуя мне ни за что не справится. Нужно пробраться в покои матушки, может мне удастся найти что-нибудь полезное", - решил принц.
  
  Волшебник Жила, осквернял покои матушки своим присутствием, все две недели, что прошли после падения Храма. Ролланд знал несколько способов, как незаметно пробраться туда. Темное время суток, лишь подстегнуло его решимость. Он аккуратно покинул конюшню, и держась подальше от света факелов, направился к тайному ходу в подземелье.
  
  Рейхденские варвары не ждали от жителей города неприятностей, охраны внутри Храма практически не было, а часовые что были - стоя давили "храпака". Так, что Ролланд мог бы не таясь, передвигаться прямо по коридорам. Но он решил не рисковать, и продолжил движение по тайному ходу, который вел в один из шкафов в покоях матушки.
  
  Аккуратно, чтобы нечаянный скрип не разбудил Жилу, принц открыл небольшую дверцу, за которой было темное, пропахшее каштанами и отпугивающими моль благовониями, помещение. Протиснувшись в узкий проход, юный Спрэд оказался в шкафу.
  Какое-то время, он сидел не подвижно, вслушиваясь в каждый звук. Кроме храпа спящего волшебника и пения сверчков за окном, ночную тишину ничего не нарушало.
  Ролланд осторожно выбрался из шкафа.
  В покоях было темно, но, не смотря на это, принц передвигался уверенно. Он вырос в этом месте. Они с Леттой часто играли здесь в жмурки, так что Ролланд мог передвигаться по матушкиным покоям с закрытыми глазами.
  
  Первым делом, принц направился к письменному столу, на котором должны были быть свечи и огниво. Хоть он и мог передвигаться по комнате в темноте, копаться в вещах волшебника на ощупь - дело не благодарное.
  Когда робкий огонек свечи выхватил из тьмы стол и не большой кусочек комнаты, Ролланд осмотрелся. Поверхность стола была завалена свитками, картами и различными книгами.
  
  Прикрывая свечу рукой, принц направился к шкафу. Обшарив его, он не нашел ничего, что хотя бы отдаленно напоминало вещь способную снять магический ошейник.
  После шкафа, принц обратил своё внимание на стоящий рядом комод. Куча одежды, обувь и книги.
  
  "Что же это за волшебник такой? - пронеслось в голове Ролланда. - У него шмотья больше чем у матушки. Ладно, если бы я был волшебником, куда бы я спрятал ценные вещи? Ну, конечно же, - принц довольно улыбнулся, - как я сразу об этом не подумал", - с этими мыслями, он направился в спальню, из которой доносился храп Жилы.
  
  В комнате стоял затхлый, смрадный запах, от которого к горлу подступил ком. Прикрывая нос тыльной стороной ладони, стараясь дышать ртом, Ролланд осторожно пробирался в глубь спальни.
  Одна из половиц предательски скрипнула. Принц замер. Жила перестал храпеть, и что-то пробормотав, перевернулся на другой бок. Одеяло, которым он укрывался, сползло, обнажая голое тело волшебника.
  
  "Кажись, пронесло", - облегченно подумал Ролланд. Когда он осматривал прикроватную тумбочку, то краем глаза заметил нечто, торчащее из-под подушки волшебника. Это был уголок книги.
  "Ну, конечно, в книге волшебника наверняка есть способ снять ошейник, - решил юный Спрэд и потянулся за книгой. Он настолько увлекся процессом, что не заметил, как расплавленный воск с его свечи капнул на спящего волшебника.
  
  - Ах ты мелкая орочья блевотня! - проснувшись завопил он, вцепился в шею Ролланда, и стал душить. - Я тебе покажу, как вламываться в мои покои!
  - Пусти. Пусти, гад, - прохрипел принц, пытаясь вырываться из тощих рук Жилы.
  - Ты будешь неделю корчиться под стенами храма.
  
  Мысль о том, что ему вновь придется пережить те чудовищные муки, заставила принца вырываться пуще прежнего, но все его попытки были тщетными. Не смотря на свою худобу и тщедушность, Жила держал Ролланда мертвой хваткой.
  Но вот, рука юного Спрэда наткнулась на что-то твердое. Не думая, он схватил это и ударил волшебника по голове. Жила охнул, его руки отпустили шею принца, и Ролланд бросился прочь.
  Выбежав из спальни, принц бросился к выходу из покоев. У двери, он понял, что волшебник его не преследует и остановился.
  "Похоже, я его оглушил, - пронеслось в голове Ролланда. - Завтра, он все расскажет и мне несдобровать". Пытаясь успокоить выпрыгивающее из груди сердце, юный Спрэд направился обратно в спальню. Он понимал, от предстоящих пыток его может уберечь только смерть Жилы.
  
  Волшебник лежал на полу с разбитой головой и не дышал. Рядом лежал канделябр. Это его нащупал Ролланд, схватил с прикроватной тумбы и ударил, попав Жиле прямо в висок.
  "Он хранил её у себя под подушкой, - подумал принц, беря в руки книгу волшебника. - Должно быть это важная штука".
  Раздался стук во входную дверь.
  "Стража, - пронеслось в голове юного Спрэда. - Видимо услышали крик Жилы".
  Он бросился к шкафу, за которым находился потайной проход.
  В дверь постучали еще раз.
  - Ваша светлость, мы слышали крики. У вас все в порядке?
  Стражники не спешили входить - боялись допустить ошибку и получить плетей. Это сыграло на руку принцу. Он успел пробраться в потайной коридор, до того как дверь отворилась и в покои волшебника вошли солдаты.
  * * *
  Всю ночь Белый Храм "стоял на ушах" - солдаты искали убийцу придворного волшебника Жилы. Когда всех простолюдинов допросили и не выявили душегуба, рейхденские варвары начали их пытать, думая, что это поможет найти злодея.
  
  "Это всего лишь чернь. Их задача служить своему правителю - мне, - успокаивал себя Ролланд, глядя на то, как его подданных мучают. - Честные и верные слуги, будут вечно блаженствовать рядом с Богиней Луной в царстве её", - повторял он себе, слушая дикие вопли людей которым выворачивают руки, вырывают ногти и отсекают пальцы. Желая скорее найти убийцу, солдаты короля Иоанна придумывали новые и новые пытки, превращая двор Белого Храма в место, где торжествовали боль, ужас и крики беспомощных пленников.
  
  * * *
  На рассвете крики прекратились. Двор Храма опустел, а в его центре, на плахе остались висеть четырнадцать человек. У одного из них, на шее висела дощечка с надписью "убийца." Варвары боялись разгневить своего короля нерасторопными поисками, поэтому поспешили предоставить ему убийцу волшебника, свалив вину на одного из кузнецов. Хвала Богине, мертвец не сможет поведать истины.
  
  Несмотря на всю суровость, такой итог ночных приключений принца, был ему на руку - он вне подозрений и теперь, мог заняться изучением книги, которую выкрал у волшебника Жилы. Юный Спрэд искренне надеялся, что сможет найти в ней способ избавиться от этого проклятого ошейника.
  
  * * *
  Днём Ролланд старался не лезть на рожон и не привлекать к себе внимания. Убрал навоз на конюшне, потом, до обеда помогал на кухне. Даже когда пришел Свалдор с дружками, он любил поиздеваться над принцем после того как набьет живот, и стали посыпать принца оскорблениями, желая спровоцировать на глупость, после которой они навешают ему тумаков, Ролланд стиснув зубы молчал и слушал.
  В этот раз он "проглотил" всю ту грязь, что варвары говорили про него и его родителей. Юный Спрэд знал: у него есть цель - снять ошейник, а синяки и ушибы вряд ли ускорят её достижение.
  
  - Что сегодня с тобой такое? - удивился Свалдор, реакции Ролланда на подначивания. - Наарский принц смирился с участью жалкого раба? - Он толкнул парня и тот упал, споткнувшись о подставленную другим варваром ногу.
  - Ну же, - продолжал Свалдор, - давай покажи, на что ты способен. Где же тот смелый и дерзкий принц?
  Не смотря на все свое желание ответить, Ролланд сдержался. Глубоко вдохнув, он стал молиться Луне.
  - Мерзкий святоша! - рявкнул варвар и пнул принца, но юный Спрэд не проронил ни слова.
  - Ладно, Свалдор, пошли, - сказал один из его дружков.
  - Да, пойдем лучше выпьем и трахнем кого-нибудь, - добавил другой.
  - Или ты хочешь трахнуть мальца?
  Все дружно захохотали и пошли к воротам.
  - Я еще вернусь, - сердито бросил Свалдор, и последовал за своими соратниками.
  
  * * *
  После заката, когда принц остался в конюшне один, он достал из тайника книгу Жилы и принялся её листать.
  Все записи были сделаны на не известном Ролланду языке, так что книга, к великому сожалению юного Спрэда, оказалась бесполезной. Но все было не так уж плохо, на одной из страниц, принц нашел рисунок: человек с ошейником. А через несколько страниц с рукописными заметками, еще рисунок: ошейник, только более крупно и в деталях.
  "Несомненно, это то, что мне нужно, - решил Ролланд. - Но как мне узнать, о чем здесь говориться?"
  Листая книгу дальше, он наткнулся на изображение шкатулки. Тут же был и другой рисунок: та же шкатулка, но открытая, а в ней, что-то похожее на ключ.
  "Точно! - стукнул себя по лбу принц. - Жила же мертв, в покоях матушки никого нет, а вот его вещи по-прежнему там".
  
  * * *
  Не смотря на то, что в коридорах Храма стало больше охраны, принц без помех пробрался в покои матушки. Стараясь двигаться как можно тише, он зажег свечу, и стал искать шкатулку с ключом, которые увидел в книге волшебника Жилы.
  Через некоторое время, его поиски увенчались успехом. Он открыл шкатулку, взял ключ и поднес его к ошейнику, но, к сожалению принца, ничего не произошло.
  - Богиня, только не это, - расстроено пробормотал Ролланд. Он надеялся, что волшебная железяка расстегнется, соскользнет с его шеи и с грохотом упадет на пол. Но ключ оказался бесполезным. С его стороны глупо было надеяться на вещь, назначения которой он не знал.
  - Так, думай, - сказал себе принц. - Будь я мерзкой Жилой, где бы я прятал важные или ценные вещи?
  И тут, словно молнией, разум Ролланда пронзила мысль: "кровать".
  Он бросился в спальню. Вскоре, юный Спрэд нашел небольшую мошну, в которой лежали семь тоненьких, металлических палочек, по десять - двенадцать сантиметров каждая. На концах у них были крючки различной формы.
  "Ну, а вдруг", - подумал принц, и поднёс одну из них к ошейнику. Раздался громкий треск, руку Ролланда пронзила острая боль. От неожиданности он вскрикнул и выронил палочку.
  - О, Богиня, - прошептал юный Спрэд. - Сейчас сюда сбежится вся стража".
  Он поднял металлическую палочку с пола, и поспешил покинуть покои, которые некогда принадлежали его матушке.
  
  * * *
  Тайными коридорами, Ролланд пробрался в самое укромное место подземелья Белого Храма.
  "Здесь никто не услышит", - решил он, доставая из мошны металлическую палочку с крючком на конце. Он прикоснулся ей к ошейнику: раздался хлопок, вспышка озарила коридор. Руку принца пронзила боль, и он выронил палочку на пол.
  - Богиня, смилуйся, пусть одна из этих железок избавит меня от ошейника, - прошептал Ролланд, доставая из мошны другую палочку.
  Треск и снопы искр, скрежет вызывающий зубную боль и звон в ушах, а от прикосновения четвертой подземелье наполнилось воем дикого зверя. Принц уже стал думать, что от его занятия не будет толка, кроме зубной боли, звона в ушах и головокружения, но вспомнил слова матушки: "Богиня благословляет тех, кто не сдается перед навалившимися на него трудностями".
  Ролланд взял последнюю железячку и зажмурившись, поднес её к ошейнику. Раздался еле слышный щелчок, и принц почувствовал, как его шея освободилась. Ошейник с лязгом упал на каменный пол подземелья.
  
  19. Жила.
  Жила родился в одной из глухих деревенек Рейхденской провинции Стан. Он был одиннадцатым ребенком в семье, и словно чувствуя свою не желанность, не торопился появляться на свет. Жила пробыл в утробе матери на полтора месяца больше положенного срока.
  Исторгнув младенца из своего чрева, мать, недолго думая, отдала новорожденного повитухе, за её труды. Так, будущий волшебник, оказался у Малторы. Она воспитывала его как собственного сына, обучала многим премудростям: как лечить людей, гномов и эльфов, принимать роды, варить различные зелья и готовить снадобья.
  Они жили в землянке, в лесной чаще. Подальше от деревень и крупных селений, потому что в округе Малтору считали ведьмой и опасались. И обращались к ней только в случае крайней нужды.
  На самом деле, приёмная мать Жилы была обычной женщиной и никакой магией не владела. Она умерла, когда ему только-только исполнилось шестнадцать лет.
  Некоторое время, юный травник и наследник Малторы жил как обычно: собирал коренья, грибы и травы, варил зелья, лечил тех, кто обращался за помощью, принимал роды. Но однажды, все изменилось - в землянку Жилы заглянул волшебник из Барлийского ордена по имени Фолокс Трайттор. Его ученик был смертельно ранен, и он попросил юного травника облегчить агонию умирающего. Умения Жилы, его коллекция кореньев и сушеных грибов впечатлили волшебника, так что после смерти ученика, Трайттор предложил юноше стать учеником.
  Какой мальчишка не мечтает стать волшебником? Должно быть, таких не было во все. А уж слова Трайттора: "Твои умения будут неоценимы для меня", подействовали на юного травника словно гипноз. Его никто никогда не хвалил, даже Малтора. В округе он был изгоем - сыном ведьмы. Что его здесь ждало? Вряд ли что-то, за что стоило держаться. В то время как учеба у Барлийского волшебника, рисовала радужные перспективы.
  Бросив всё, юный Жила отправился в Барлию, вместе с Фолоксом Трайттором.
  
  * * *
  Став учеником чародея, Жила только и делал, что выполнял всякого рода поручения или прислуживал волшебнику, который оказался редкостным козлом и сволочью. Ни о каком обучении волшебству и речи не шло, а когда Жила посмел возмутиться, Фолокс искренне удивился его дерзости и в наказание наложил на ученика заклятие "молчание". После этого бедолага полгода не мог произнести ни слова.
   В общем, жизнь учеников в Барлисйком ордене была немногим лучше рабства. Три года Жила служил Трайттору, мечтая о дне, когда срок магического контракта закончится. Именно договор, который он поспешил подписать, даже не прочитав, не давал ему покинуть орден. Любой, кто нарушит контракт, скрепленный волшебной печатью - умрет.
  
  * * *
  Но вот однажды, к ордену за помощью обратились рыбаки, жившие на Большом озере, что раскинулось в Рейхденской провинции Дэлт. Их замучили ночные твари, которые разрывали людей на куски словно мух. Рыбаки собрали с окрестных деревень все ценности, но этого все равно не хватало для оплаты услуг ордена волшебников. Одному Карфасу известно, как рыбакам удалось разжалобить магистра Барлийского ордена, но он все же, отправил им на помощь Фолокса Трайттора.
  Это задание плохо закончилось для Фолокса, те ночные твари разорвали его на куски и сожрали, оставив только несколько пальцев. Жила в смерти волшебника сыграл далеко не последнюю роль.
  После смерти чародея-наставника, его ученик освобождается от обязанностей по магическому контракту.
  Дальше с несостоявшимся волшебником Жилой, произошла целая череда случайностей, которые привели его ко двору короля Рейхдена. Тех волшебных навыков, в сочетании с хитростью и пронырливостью, которые у него развились за годы, проведенные в Барлийском ордене, хватило, чтобы произвести на короля Иоанна хорошее впечатление.
  Так, не обладая особыми познаниями в магии, но умело пуская пыль в глаза, Жила стал придворным волшебником Рейхденского королевства.
  
  20. Иоанн Рейхденский.
  После падения Наара, король остался жить в своем шатре, в лагере среди солдат, который перенесли под стены города. Со дня на день Иоанн планировал выступать на Лигию, а пока наслаждался своей наложницей.
  Кроме него и Флеи в шатре никого не было. Обнаженный король раскинулся на кровати, а наложница губами ласкала его грудь. В последнее время Флея стала более раскованной и страстной. Все чаще и чаще, король стал замечать, что не хочет покидать её объятий. Девушка спустилась ниже. Поглаживая бедра Иоанна, она коснулась его напрягшегося естества своим горячим языком.
  - Да, - простонал король, запустив свои пальцы в волосы наложницы.
  Что-то во Флее изменилось, она стала более притягательной, более желанной. Иоанн жаждал её прикосновений, поцелуев. Проникая в нее, король испытывал невероятное блаженство и забывал обо всем. Когда Флея была рядом, Рейхденский монарх словно пьянел.
  
  Наложница подалась вперед и села сверху. Естество Иоанна погрузилось в её горячее лоно. Руки короля скользнули к крутым бедрам девушки. Бархатистая кожа Флеи источала волнительный запах благовоний. Медленно двигая тазом, девушка наклонилась вперед и её груди оказались перед лицом Иоанна.
  "Что может быть прекраснее, чем эти сиськи?" - подумал он. Не прекращая гладить бедра наложницы, король стал ласкать языком её соски. Флея издала еле слышный стон, опираясь руками на плечи монарха, она скользила вверх-вниз по его естеству.
  - О, да, - простонал Иоанн. Руки короля скользнули по спине девушки, - о, да, да, - повторял монарх.
  Наложница двигалась все быстрее и быстрее, а её стоны становились громче и громче. Не останавливаясь, Флея села. Её груди стали колыхаться в такт движениям таза. Она закрыла глаза, и, откинув голову, закричала. По телу девушки волной прокатилась дрожь, она замерла, прижавшись своим содрогающимся лоном к Иоанну. В этот момент монарх изверг семя.
  Тяжело дыша, Флея упала на грудь короля.
  - В пустыню мой повелитель, - выпалила она. - Тебе направить армию в пустыню.
  Не смотря на близость наложницы, её голос звучал так, будто она была далеко. Так, будто она была не в королевском шатре, а совсем в другом месте. Да и сам голос был каким-то другим. Он обволакивал Иоанна, словно рыболовная сеть и тянул прочь из шатра, из лагеря, из этого мира.
  
  * * *
  Отодвинув полог шатра, внутрь вошел капитан Кронтейн.
  - Мой король, - он поклонился и продолжил, - мальчишка Спрэд сбежал.
  - Плевать, - пренебрежительно бросил Иоанн, - он мне больше не нужен. Вели войску собираться. Мы выступаем.
  - Да, мо король! - довольно воскликнул Кронтейн. - Лигийцам не поздоровится!
  - Мы идем не в Лигию, а на юг, в пустыню.
  - В пустыню?
  - С каких это пор ты стал сомневаться в своем короле? - строго спросил Иоанн.
  - Простите, ваше величество, - капитан поклонился и вышел.
  
  - Смерть придворного волшебника, теперь побег ценного пленника, раньше бы я впал в ярость, но ты действуешь на меня успокаивающе.
  Обнаженная Флея лежала на кровати. Она словно купалась в свете свечей: мягкий свет струился по её коже, волосам и груди. Король подошел к столу, налил в кубок вина, и сделав глоток, спросил:
  - Откуда в пустыне город?
  - Это город древних, - ответила наложница. - Долгие годы он был скрыт под толщей песка.
  - Целый город? - удивился Иоанн, сделав еще глоток.
  - Да мой король.
  - Нужно много черни, чтобы откопать из песка целый город.
  - Или сильный волшебник.
  - Волшебник?
  - Да, ведьма по имени Урсула Рейттер.
  - Я не слышал о такой. Кто она? Откуда?
  - Она порождение Барлийского ордена. Волшебники не смогли удержать её, и теперь только ты можешь спасти этот мир от её козней.
  - Зачем мне это делать? - приподняв одну бровь, произнес Иоанн.
  - Мой король, - улыбнулась Флея. Она грациозно встала с кровати и приблизилась к монарху. Руки девушки скользнули по его обнаженной груди. Естество Иоанна стало наливаться кровью и твердеть.
  - Это порадует меня, - прошептала ему на ухо Флея.
  
  Её голос проникал так глубоко внутрь короля, что он не мог противиться воле наложницы. Да он и не хотел этого. Всё, что говорила девушка, Иоанн готов был выполнять беспрекословно, не щадя ни врагов, ни подданных, ни себя. Потому что всё было ничем. Потому что был только голос. Волшебный, прекрасный голос Флеи - юной наложницы, с безбрежными голубыми глазами и светлыми волосами, которые струились по её нежным и хрупким плечам.
  Иоанн припал к её нежным губам. Флея ответила на поцелуй, а её руки развязали веревку, которая удерживала штаны короля. Некоторое время они просто целовались, наслаждаясь друг другом.
  Девушка опустилась на колени и стала ласкать упругое естество короля горячими губами. Чувства, которые он испытывал в такие моменты, были ни с чем несравнимыми. Ласковые прикосновения Флеи заставляли Иоанна забывать совершенно обо всем.
  
  * * *
  Оставив пятьсот человек для защиты Наара, рейхденское войско шло на юг, в пустыню. Облетев армию на грифоне, Иоанн приземлился рядом со своим шатром. Стоило монарху спешиться, перед ним возник генерал Толдейн. Высокий, широкоплечий мужчина, закаленный в семилетней войне. Несмотря на свой возраст, он все еще мог дать фору молодым солдатам. Голова генерала была гладко выбрита, морщинистое лицо покрыто шрамами, а длинная седая борода заплетена в косу.
  - Мой король, - сказал Толдейн, отдав своему повелителю честь, - позвольте сказать?
  - Говори генерал, - кивнул Иоанн, не останавливаясь, он направился в свой шатер.
  - Солдаты ропщут, - следуя за ним, сказал Толдейн. Они не понимают, зачем мы идем в пустыню.
  - С каких это пор, тебя стал волновать ропот слабаков? - ухмыльнулся монарх. Он подошел к столу, налил вина себе и генералу. - Солдат должен выполнять приказы, а не рассуждать, - Иоанн протянул один из кубков Толдейну. - Раз я велел идти в пустыню, значит так надо для блага моей страны. Я король и не должен ни перед кем отчитываться. А солдатне предай: ропот прекратить! - с этими словами король осушил кубок.
  
  * * *
  Стоя на четвереньках, Флея изогнулась и довольно застонала. Поглаживая её попку, Иоанн двигался быстро - семя должно было вот-вот извергнуться. Король издал довольный звук. Не выходя из девушки, он прижался щекой к её горячей спине - не смотря на то, что естество монарха испустило семя, он не хотел переставать быть одним целым с Флей. Руки Иоанна скользнули к её грудям.
  - О, Карфас-воитель, как чудно ты пахнешь.
  
  С тех пор, как она стала его наложницей, король делил ложе только с ней. Её запах, её голос, пробуждали в Иоанне желание, которого он давно не испытывал - быть рядом, обнимать, ласкать, защищать, убивать ради неё.
  Король вышел из Флеи и лег. Девушка легла рядом, положив голову ему на грудь.
  Какое-то время они, молча, лежали. Руки короля гладили её бархатистую кожу, а в голове была только одна мысль: "О, Карфас, как же она прекрасна".
  
  - Мой король, - донесся из-за полога шатра Кронтейна - голос капитана гвардии.
  - Что за срочное дело, что ты нарушаешь мой приказ? - не довольно спросил Иоанн. Он планировал всю ночь наслаждаться горячим телом Флеи, и приказал до утра его не беспокоить.
  - Принц Элоанн, ваше величество.
  - Опять?! Что на этот раз?!
  - Его схватили за попытку мятежа.
  - Тащите его сюда.
  
  Некоторое время спустя, в шатер втащили связанного Элоанна.
  
  - Отец! - воскликнул он, когда из его рта вытащили кляп. - Зачем мы идем в безжизненную пустыню, в то время, как нужно идти к стенам Лигии?!
  - Ты забываешься! Клянусь Карфасом, прекрати свои выходки! Ты мой сын, но раз за разом подрываешь мой авторитет!
  - Ты сам подрываешь его, отец! Своими неразумными действиями, ты бросаешь тень на наш род и на все воинство Рейхдена!
  - Замолчи! Глупый мальчишка, больше ни слова! Увидите его, посадите на цепь или отправьте в Наар, мне все равно, но сделай так, чтобы я его не видел!
  - Уберите от меня руки! Да, я вернусь в Наар, но я не буду просто так сидеть за его стенами. Я соберу войско и поведу его на Лигию!
  - Остерегись, у тебя слишком длинный язык!
  - Посмотрите на него, вместо того, чтобы вести вас на завоевание Адары, этот человек тащит вас в пустыню. Зачем? Там же ничего нет.
  - Во имя Карфаса-воителя, подчинись - покинь лагерь.
  - С радостью, отец. У меня нет желания следовать за тобой и прослыть слабаком.
  
  - Что ты сказал?
  - Ты стар и слаб. Пустыня убьет тебя, а я стану королём. И я захвачу земли Адары!
  
  - Выродок! - воскликнул Иоанн, выхватив из ножен свой меч. Прежде чем кто-то, из присутствующих в шатре успел понять, что задумал король, он вонзил клинок в грудь своего сына. Элоанн вскрикнул, брызнула кровь.
  - Ты убил меня? - удивленно пробормотал принц и рухнул на пол шатра.
  
  * * *
  - Я убил его, - пробормотал Иоанн. - Я убил собственного сына.
  Кроме него и Флеи, в шатре никого не было. Обнявшись, обнаженные, они лежали в постели. Король гладил нежную кожу наложницы...
  - У тебя есть еще дети, - ответила Флея. - А Элоанн доставлял тебе слишком много хлопот.
  - О, Карфас, твой голос пробуждает во мне огонь. Когда ты говоришь, я готов сокрушить горы, всех королей, что есть на земле, даже луну. Я брошу к твоим ногам луну.
  - Мой король, мне не нужна луна или горы, - улыбнулась Флея. - Только Урсула Рейттер. Живая и невредимая.
  - Я клянусь, что она будет твоей. Моя госпожа.
  После этих слов Флея села сверху. Её горячее лоно опустилось на твердое естество короля. Их губы сплелись в страстном поцелуе. Иоанн приподнял девушку и опустил на кровать, оказавшись сверху. Ноги наложницы обвились вокруг него, она прижалась так сильно, что король чувствовал как стучит её сердце, её дыхание, трепет её пылкого лона. Их тела сплелись воедино, став целым и не делимым.
  Иоанна никто и ничто более не волновало. Только Флея. Только её воля.
  
  21. Эльф-нежить.
  Малый, который спас Лёнчика представился Арнэлем. Это был смуглый парнишка, на вид не больше двадцати, высокий и худощавый. Он в мгновение ока перенес эльфа-зомби из сарая, в город, который со всех сторон окружала пустыня. Тот самый древний город, о котором говорила Урсула.
  Лёнчика приняли как дорогого гостя: поселили в просторных покоях, с видом на город и бескрайние пески.
  Тем же вечером, Урсула, её друзья Арнэль, Дэш и Макленис устроил торжественный ужин в честь возращения девушки.
  Описать маклениса и Дэш.
  
  - Мне доводилось видеть нежить, но от них исходила абсолютно другая аура, - сказал Дэш. - Что за магия тебя создала?
  Лёнчик по-прежнему не спешил открываться перед этими людьми или кто они там, поэтому отвечал туманно:
  - Я не уверен, но чувствую, что это очень древняя магия.
  - Древнее, чем этот мир и тот, из которого мы пришли, - добавил Арнэль. - Я тоже это почувствовал.
  - Меня одного волнует похититель Урсулы? - строго спросил Макленис. - Этот волшебник очень силен, раз смог поймать тебя и держать в клетке. Он наверняка сможет напасть на твой след Арнэль и рано или поздно придет сюда.
  - Не волнуйся, Макленис, я не дам тебя в обиду, - улыбнулся Арнэль.
  - Макленис прав, - сухо сказал Дэш. - Нам стоит подготовиться к его визиту.
  - Думаете, мы вчетвером не справимся?
  - А если и он явится не один, что ты скажешь тогда?
  - Друзья, - Урсула подошла к ним сзади, и, обняв за плечи, продолжила: - давайте сегодня не будем о проблемах. Я выбралась, я жива, остальное подождет.
  
  * * *
  С тех пор как Лёнчик оказался в древнем городе, окруженном со всех сторон песками, прошло почти две недели, так что у него было достаточно времени, чтобы привыкнуть к новому телу.
  
  Город древних поражал своей красотой и великолепием. В его центре возвышался храм, который Урсула и её друзья использовали как резиденцию.
  Жизнь здесь текла своим чередом, медленно и размеренно. У каждого были свои заботы, и никого не волновало, что происходит за пределами пустыни, в Адаре или где-то еще.
  
  В то же время, этот древний город, был довольно странным и таинственным местом, в котором мирно уживались множество народов. Среди них были те, которых Лёнчику видеть еще не доводилось - песчаные эльфы. Остроухие, желтокожие, лицом они походили на азиатов, но в то же время высокие и грациозные, как их лесные сородичи.
  
  Все это время, Лёнчик думал: "как победить Кордо"? Нужно было действовать. Пока девчонка находилась вдали от него, Кордо вряд ли сможет использовать своё устройство. Вот только, что если Урсула ошиблась? Что если и без нее устройство, которое Сатана поручил Лёнчику уничтожить, сможет работать? Эльф-зомби совсем не хотелось разочаровывать хозяина преисподней.
  
  Но что он мог сделать? В одиночку - ничего, однако у него по-прежнему были связи в этом мире - паррифаситы. По словам Сатаны, у них все еще была армия и флот. Поэтому вечером, за ужином, Лёнчик поднял эту тему:
  
  - Мы не должны ждать, когда он придет сюда, - сказал эльф-нежить. - Ударим первыми.
  - Ударим? - Удивился Дэш. - У нас маленькая армия. Для обороны города достаточно, но для похода, этих сил мало.
  - Достаточно будет вас четверых, а армию я обеспечу, нужно только добраться в Некрополь.
  - Что за Некрополь?
  - Город паррифаситов в Великих Горах.
  
  - А почему нам пятерым нельзя перенестись в карьер, и покрошить гада? - спросил Арнэль.
  - Он силен, а если еще придется отвлекаться на армию мастеров, - ответила Урсула. - Хорошо было бы, если у нас было чем отвлечь его солдат. Своей армией, например.
  - А что, армия элементалей земли не подойдет? - удивился Арнэль. - Я могу создать несколько тысяч.
  
  Слишком все просто, - думал Лёнчик. - Кордо хитер. Он планировал это долгие годы. Не останавливаясь ни перед чем, он шел к своей цели. Его не остановило появление Некроманта, Лёнчик вспомнил, с какой легкостью Кордо убил юного короля Адария. И этого человека они планировали перехитрить.
  
  
  Они собирались отправиться на рассвете, но их планам не суждено было осуществиться.
  - Что это за люди? - спросил Дэш, рассматривая с городских стен обступившую город армию.
  - Они называют себя великими воинами Рейхдена, - ответил Арнэль.
  - Интересно, как они узнали о нас?
  - Я чувствую его присутствие.
  - И что? Пока он здесь, мы перенесемся в карьер и разрушим его башню.
  - Оставить город и его жителей? Без нашей помощи они обречены.
  - Он прав, город оставлять нельзя.
  - И что будем делать?
  - Можно попытаться воспользоваться ситуацией в своих целях, - предложил Лёнчик. - Раз Кордо здесь, убьем его. Без него, башня бесполезный кусок железа.
  - А он верно глаголет.
  
  * * *
  Арнэль перенес их в лагерь Рейхденцев, прямо в то место, где по его ощущениям находился Кордо. Лёнчик, Урсула, Дэш, Макленис и Арнэль, оказались в большом шатре. Стояла ночь, и он освещался несколькими толстыми свечами. Они материализовались прямо перед кроватью, на которой лежал здоровенный мужик, с длинными каштановыми патлами, а на нем, постанывая, ёрзала белокурая девица.
  
  - Вы кто такие?! - рявкнул мужик.
  - Мой король, позволь представить тебе Урсулу Рейттер и её свору, - сказала девица. Она соскользнула с короля, встав с кровати, окинула незваных гостей взглядом и добавила: - темнейший, ты тоже здесь?
  
  Ситуация была крайне запутанной. На деле, все было не так как казалось.
  Армия Рейхдена ведомая королем Иоанном под властью Корды, осаждает древний город в пустыне. Армия пустынных жителей мала и у них нет шансов. Тогда Урсула и Ко предпринимают попытку освободить Иоанна от чар Корды. Чтобы его армия помогла потом сокрушить колдуна.
  По началу все идет хорошо. Они пробираются в стан врага, потафлея... но Корде удается убить Иоанна... (разбить наверное на несколько глав.)
  
  22. Урсула Рейттер.
  Мэлс вел себя по-человечески учтиво и вежливо. "Ни за что не подумала бы, что он был когда-то эльфом", - подумала Урсула. Его кожа землистого цвета и запах разложения, постоянно напоминали о том, что теперь он и не эльф.
  Его персона вызвала немало вопросов у Дэш, Маклениса и Арнэля, они тоже впервые видели говорящего и уж тем более разумного зомби.
  
  Через несколько дней после их возвращения в город древних, в покои Урсулы постучалось Дэш. Девушка в это время была погружена в транс, и скользила по волнам времени, пытаясь найти хоть что-то, что поможет выйти из сложившейся ситуации - тень неизбежного ужаса с каждым днем становилась все ближе и ближе.
  
  - Извини, что прерываю тебя, - сказало Дэш, усаживаясь на кровать, рядом с Урсулой. - Но после возвращения, ты постоянно находишься в трансе...
  - Да, - перебила его девушка. Она знала, зачем явилось его друг, путешествуя по волнам времени, Урсула уже не раз прожила этот момент и знала все, что скажет Дэш.
  - Я доверяю Мэлсу, - продолжала девушка. - И не только потому, что он спас меня из клетки, а еще потому, что я чувствую - он должен сыграть важную роль. Его нет в прошлом, его нет в будущем. Он нечто иное, неподвластное силам этого мира.
  
  - Дальше ты рассказываешь о том, как гуляло сегодня с Мэлсом по улицам города, как горожане обходили его стороной, не желая связываться с нежитью. Поверь, это ничего не значит. И эти легенды мерзкого культа песчаных эльфов, не что иное, как песчинки на ветру времени. Впереди нас ждет ужас, который способен уничтожить всё, и я видела это не только в своем трансе, я прикасалась к этому, находясь в клетке, ибо волшебник который меня держал в заточении, это начало конца.
  
  Дэш открыло рот, чтобы ответить, но Урсула озвучила мысли друга:
  - Я ищу выход, но Кордо уже рядом. Он завладел разумом рейхденского короля Иоанна и ведет его тридцатитысячную армию к нашим стенам. Или завладеет, так или иначе, через две недели они будут здесь.
  
  Зная, что спросит Дэш, Урсула ответила:
  - Будущее стремительно меняется. Сейчас я ухватилась за тоненькую ниточку, которая может привести меня к решению нашей проблемы. Клубок нужно распутывать медленно и очень осторожно, а если мы нанесем упреждающий удар раньше, чем я размотаю достаточно, чтобы понять - будущее вновь ускользнет. И тогда мир погибнет, но уже от рук кого-нибудь другого.
  
  - Да, самый правильный выбор, это играть наши роли, говорить то, что нужно и делать то, что должно. Даже не смотря на то, что мы знаем, что всех нас ждет - грядут суровые испытания, тяжкие потери и от того как мы с этим справимся, зависит судьба этого мира.
  
  * * *
  - Мой король, позволь представить тебе Урсулу Рейттер и её свору, - сказала девица. Она соскользнула с короля, встав с кровати, окинула незваных гостей взглядом и добавила, обратившись к Мэлсу: - темнейший, ты тоже здесь?
  - Ты меня знаешь, - ответил зомби. - А кто же ты?
  - А ну, назад твари! - рявкнул король Иоанн. Вскочив с кровати, он схватил лежавший рядом меч и, держа его наготове, грозно добавил:
  - Я выпущу кишки тому, кто осмелиться пошевелиться!
  
  Мгновение спустя, он замер, словно каменный истукан.
  - Не торопись, мой король, - молвила белокурая девица. - Мне все же интересно, как, не имея филактерии, ты смог вернуться? Да еще в тело нежити. Ты не обладал навыками некромантии, это тело мертвого эльфа "поднял" я. Но, не смотря на это, здесь.
  - Тобиас, это ты? Паскуда.
  - Браво, ты наконец-то понял.
  - Что это за встреча старых друзей? - сухо спросил Макленис.
  - Молчи нечестивый, твой удел пресмыкаться, - презрительно ответила ему девица. Макленис вскрикнул, его лицо исказила гримаса, бедолага скрючился от боли и упал на пол шатра.
  
  Наблюдая за происходящим, Урсула пыталась не дать эмоциям вырваться наружу. Только она знала, к чему могут привести неверные действия в сложившейся ситуации. Поэтому, ей оставалось только смотреть, как Макленис пуская изо рта пену, бьется в агонии.
  
  - Нет! - выкрикнул Арнэль и метнул в девицу огненный шар. Она выставила вперед обе руки, и пламя разбилось о них, словно волна о крутой риф, не причинив обнаженной девице ни малейшего вреда.
  
  Мэлс обнажил свой меч и бросился на неё, в тот же миг король "оттаял", преграждая ему путь. Их клинки со звоном встретились.
  
  Тем временем, девица ответила Арнэлю, обрушив на него холод и лед. Он в мгновение ока подскочил к скрючившемуся на полу Макленису, и прежде чем холод настиг их, исчез в яркой вспышке вместе с Макленисом.
  Наблюдая за этим, Дэш не решалось вступить в схватку.
  - Что мне делать? - спросило оно Урсулу.
  - Сражаться.
  
  В тот момент, когда Арнэль подскочил к Макленису, Дэш нанесло удар по обнаженной девице - все вокруг охватило пламя. Мэлс и Иоанн, обмениваясь ударами мечей, оказались за пределами горящего шатра. Их обступили солдаты, ожидавшие приказа короля прикончить нежить, посмевшую поднять руку на их предводителя.
  Дэш и белокурая девица, обмениваясь магическими ударами, зависли над лагерем. По округе разносились вспышки молний и грохот грома, земная твердь разверзлась и из неё хлынула раскаленная лава. Солдаты бросились врассыпную.
  
  Смотря на все это, Урсула понимала - это всего лишь малая толика того, что грядет.
  - Почему ты не помогаешь Дэш? - спросил Арнэль, материализовавшись рядом с девушкой.
  - Тебя ждала, - она обратилась красной, крылатой львицей и взмыла вверх, где обнаженная белокурая девица и Дэш, столкнулись в яростном магическом противостоянии.
  Арнэль, он же Смерть-Несущий, обратился в крылатого змея, изрыгающего пламя змея. Втроем, они обрушились на Ториса Эллетона, который, управлял обнаженной красавице, невероятной магической мощью. У неё не было ни малейшего шанса выстоять.
  Увернувшись от огненного шара Дэш, она парировала удар красной львицы, но пропустила удар Арнэля. Длинный хвост крылатого змея достиг цели - его огромное жало пронзило спину девушки и вырвалось из груди. Брызнула кровь, белокурая красавица вскрикнула и обмякла, оставшись висеть на хвосте Арнэля.
  
  * * *
  Внизу царил хаос. Раскаленная лава окружила древний город. Тысячи жители, и гостей города оказались в западне.
  - Нужно остановить потоки лавы! - прорычал Арнэль в образе змея. Он, Дэш и Урсула-львица, зависли над городом, оценивая происходящее. - Я вызову дождь, - продолжал змей, - а вы, летите вниз задержите поток.
  Они разделились. Арнэль устремился ввысь, крылатая львица и Дэш снизились, и роздали над городом невидимый магический барьер, которые остановил дальнейшее продвижение лавы.
  - Макленис умрет? - вдруг спросило Дэш.
  - Он уже умер. Еще в шатре, когда Арнэль склонился над ним, Макленис уже был мертв.
  - Ты знала и ничего не сделала, чтобы спасти его?
  - Сегодня, кто-то должен был умереть.
  - Но почему он? Можно же было выбрать меня?
  - Если бы на месте Маклениса, оказалось ты, то Арнэль унес бы тебя, а на твоем месте был Макленис - он не справился бы и погиб.
  
  Этот разговор Урсула знала уже наизусть, как и многое другое, за прошедшие две недели, она прожила его не одну сотню раз. Она знала, что Дэш сейчас спросит, поэтому ответила:
  
  - Если бы я не стояла, ожидая возвращения Арнэля, то убив Маклениса, Торрис заполучил бы меня. А это конец. Пойми, смерть Маклениса - горький и тяжкий исход, но все остальные варианты еще хуже. Нам еще предстоит сражение с этим могущественным колдуном, неизбежны новые смерти, но сегодняшняя победа, дает нам шанс победить и в будущем.
  
  - Он умирает чаще других
  
  * * *
  На рассвете все было кончено. Ливень вызванный Арнэлем остановил потоки лавы.
  
  23. Эльф-нежить.
  - Нет! - выкрикнул Арнэль и метнул в голую девицу огненный шар. Она выставила вперед обе руки, и пламя разбилось о них, словно волна о крутой риф, не причинив обнаженной девице ни малейшего вреда.
  
  Лёнчик выхватил меч и бросился на неё, в тот же миг король "оттаял", и встал у него на пути. Их клинки со звоном встретились.
  
  Несмотря на свои внушительные размеры, Иоанн двигался быстро, а удары наносил точные и сильные. Выпад, удар, выпад, ловкий финт. Но и Лёнчик не уступал ему, в ловкости и точности ударов.
  
  В то время, пока волшебники метали друг в друга огонь, лёд и молнии, эльф-зомби и король, обмениваясь ударами мечей, оказались за пределами горящего шатра. Их обступили солдаты, ожидавшие приказа короля прикончить нежить, посмевшую поднять руку на их предводителя.
  - Назад! - рявкнул Иоанн. - Я сам с ним разделаюсь.
  
  Король не знал усталости. Удар, финт, колющий выпад. Мёртвое тело Лёнчика, тоже не могло устать. Парировав удар, он попытался контратаковать - рукоятью, но Иоанн увернулся и тут, же ушел вниз, сделав эльфу-зомби подсечку. Лёнчик подпрыгнул, пропуская ногу короля под собой, и обрушил на него свой меч. Иоанн не стал отбивать удар, а юркнул в сторону. Клинок мёртвого эльфа со свистом рассек воздух и врезался в землю.
  Тем временем, Иоанн сделал колющий выпад - метя в грудь противника. Лёнчик шагнул в сторону, пропуская остриё меча мимо себя.
  
  Раздался грохот. Земля заходила ходуном. То тут, то там под ногами стали появляться трещины. Метрах в тридцати от Лёнчика, образовалась громадная щель, поглотив несколько десятков солдат.
  Из разверзшихся недр, сжигая людей заживо, хлынула раскаленная лава. В рейхденских рядах возникла паника - пытаясь спастись от беспощадной стихии, люди бросились кто куда. Кругом воцарились грохот и крики горящих заживо людей.
  Не обращая внимания на весь этот ад, Иоанн продолжал наносить удар за ударом, прижимая эльфа-зомби к потоку расплавленной породы. Лёнчик улучил момент и сделал финт, пытаясь выбить меч из рук короля. Рейхденский монарх выпустил оружие, шагнул вперед и его кулак устремился в голову мертвого эльфа. Лёнчик ловко увернулся от удара, но прежде чем успел что-то сообразить, ему в бок вонзилось остриё кинжала.
  Боли не было, скорее обида, из-за того, что пропустил удар. Иоанн тем временем ушел в сторону, и клинок мертвого эльфа рассек пустоту.
  
  Внезапно земля под ногами короля разверзлась, и он с криком провалился в образовавшуюся расщелину.
  
  24. Виора.
  Князь Хора, Скуба, подъехал к ступеням Лигийского дворца в карете с открытым верхом. Его сопровождала дюжина конных рыцарей, шесть впереди и столько же позади. В парадных доспехах, с гербом Хора - две скрещенных секиры, увенчанные короной, на щитах. Улицы Лигии были заполнены толпами зевак, которые бросили все свои дела, чтобы посмотреть на приезд важного гостя.
  
  Матриарх и ведьма-настоятельница, стояли среди знатных придворных, на площадке у входа во дворец. Ей открывался отличный вид на приближающуюся процессию. Когда карета остановилась, к ней подбежал один из слуг князя, и, открыв дверцу, протянул ему руку.
  
  Скуба был невысокого роста и склонным к полноте; с круглым лицом, пухлыми щеками и выбеленным париком на голове. Он производил впечатление недотёпы, который изо всех сил старается понравиться встречающим его людям.
  Несмотря на свою комплекцию, князь довольно быстро поднялся по дворцовым ступеням и остановился перед Катариной.
  
  - Приветствую вас, князь Скуба, - торжественно произнесла юная княгиня, присев в реверансе. - Я очень рада, что вы приняли наше приглашение.
  - Вы очень добры, - князь поклонился. - Примите мои соболезнования, по поводу скоропостижной кончины вашего отца.
  
  Князя пригласили на свадьбу молодой княгини Катарины и её советника Стефана. Эту свадьбу организовала никто иная как Виора
  Таким способом, она вклинилась в борьбу за власть над Лигийским троном: она уговорила советника Стефана жениться на молодой княгине, дескать, брак даст ему законное основание занять трон, что в отличие от насильственного захвата власти всегда предпочтительнее.
  - Тем более, как матриарх, я поддержу только законного правителя, - строго сказала Виора, в конце своего монолога.
  
  Юная княгиня не скрывала своей радости - теперь на её стороне сама матриарх. Катарина понимала, что свадьба это её единственный шанс избежать участи отца.
  - А потом, нам ничто не помешает отравить, этого негодяя, - улыбнулась Виора, после того как посвятила княгиню в некоторые детали своего плана.
  
  Может при дворе, и были противники этой свадьбы, зная влияние Виоры на чернь, открыто никто не высказывался. Скорее всего, они планировали то же самое, что и Виора с Катариной - избавиться от молодой княжны "по-тихому" после свадьбы.
  
  Виора рассчитывала, что сможет убедить князя Скубу вступить в союз против Рейхдена.
  
  * * *
  - Позвольте вам представить матриарха Адары, Виору, - произнесла Катарина. Стоял вечер. Придворная знать и гости, ужинали за большим столом в тронной зале лигийского дворца.
  - И верховную ведьму-настоятельницу Паррифаса Всемогущего, - добавила княгиня.
  - Паррифаситка, здесь? - удивился Скуба. Он взглянул на Виору, и добавил:
  - Святейшая, как это понимать?
  
  - Князь Дир, почитал Богиню Луну, но это не помешало ему предать меня, наплевав на её волю и заключить союз с Барлийским орденом, - сухо ответила матриарх. - Эта ведьма не поклоняется Луне, - продолжала она, - но сделала для нашей Богини много больше любого из присутствующих здесь.
  - Но ведь это вы, устраивали гонения на паррифаситов и призывали истинных слуг Луны уничтожать их, - напомнил Скуба.
  - Я человек, я всего лишь озвучиваю волю Богини. Как и все смертные, я не безгрешна и ошиблась. Кто не грешит в этом мире, князь? - Виора приподняла одну бровь, и добавила: - Может быть вы?
  
  Скуба недовольно надул щеки. По всей видимости, ему не понравился тон матриарха, но нельзя было позволять ему, предъявлять претензии первосвященнице Богини Луны, ибо это чревато. Сегодня он сомневается в действиях матриарха, а завтра что? Этот Хорский князек начнет ей приказывать? Ну уж нет, миряне должны знать своё место.
  
  - Дорогие гости, - поспешил разрядить обстановку Стефан. - Позвольте еще раз, от лица меня и моей нареченной Катарины, отблагодарить вас за ваши щедрые дары. Князь, позвольте узнать ваше мнение, относительно действий рейхденсеого короля Иоанна?
  
  - Что тут скажешь? - Скуба тяжело вздохнул и продолжил:
  - Захватив город Богини, рейхденские варвары унизили всю Адару, хотя мне казалось, что большего унижения, чем падения Дара, нем пережить не придется.
  - Да, наступила не легкая пора, - кивнул Стефан. - Но именно в такое время рождаются герои легенд и нерушимые союзы. Здесь и сейчас собрались лидеры великих городов Адары, в наших силах остановить захватчиков, но для этого нам нужно отбросить все обиды, покончить с распрями и объедениться.
  - Союз городов Адары, - потирая подбородок, пробормотал Скуба.
  - Вместе мы сможем возродить наше королевство, - добавила Виора, - и отбить Дар у гильдии.
  - Идея не плохая, - кивнул князь Хора. - Но прежде чем дать ответ, я должен все как следует взвесить, дабы не давать обещаний, которые не смогу выполнить. Я дам свой ответ завтра, после свадебной церемонии.
  
  * * *
  - Он согласится, - сказала верховная ведьма и сделала глоток вина.
  - Почему ты так уверена? - спросила Виора, и тоже глотнула вина.
  Они находились в покоях ведьмы и обсуждали прошедший день. За окном стоял поздний вечер, солнце скрылось за горизонтом, и шторы развивал легкий, прохладный ветерок.
  
  - Не знаю, - пожала плечами ведьма. - Думаю, это вера. Я просто верю, что Паррифас не оставит нас и поможет сделать все, чтобы защититься от варваров.
  - Покидая Наар, я тоже верила, что Луна поможет мне убедить Дира отвоевать Дар, получив отказ, я верила, что Луна поможет мне перебить всех вас, итог ты знаешь.
  - Да, - кивнула ведьма, - в итоге мы союзники, а ты признала свои заблуждения. Всемогущий Паррифас не зря свел нас вместе.
  
  * * *
  Свадебная церемония состоялась через три дня после приезда Скубы. Она прошла в храме Луны, который находился в нескольких кварталах от дворца; в полночь при полной луне. А уже на следующий день, Виора настояла на заседании совета союзников, желая услышать от князя Хора ответ.
  
  - Я готов вступить с вами в союз, но перед этим хочу обсудить его устройство. Кто будет решать, как поступать? С кем воевать или торговать?
  - Торговать? - возмутилась Виора. - В королевстве бунт, Рейхден открыто восстал против законной власти и порабощает наших поданных, а вас волнует торговля?
  - Конечно, меня волнует торговля, это неотъемлемая часть жизни. Война - дело затратное, как вы планируете возродить величие Адары, не продумав денежные вопросы? Если конечно ваши намерения честны, и вы не хотите просто использовать меня как пешку в вашей игре.
  - О, нет, ваша светлость, никто из нас не рассматривал вас как пешку, - поторопился успокоить его Стефан. - Просто все собравшиеся здесь, думали, что наш союз будет как обычно основан на честном слове, а финансовые вопросы каждый будет решать на своё усмотрение.
  - На свое усмотрение?! - воскликнул Скуба. - Коли так, то союз с вами, мне без надобности, - он бросил на стол письмо, и продолжил:
  - Это письмо от наместника Дара, Кордо. Думаю, вы все знаете эту ушлую мразь. В письме он предлагает мне солидную сумму дарийского золота, только бы я сохранил нейтралитет. Будь я таким же ушлым как он, я не думая согласился взять деньги, но мои предки проклянут меня из Лунных чертогов, сама Богиня проклянёт меня за такое вероломство. Я уверен, что и вы получали такие письма, но вот в чем я не уверен, так это в том, хватит ли у вас духа отказать. Поэтому, я и настаиваю на том, чтобы союз действовал как одно целое, иначе в нем нет смысла.
  - Резонно, - сказала верховная ведьма.
  
  До Виоры доходили слухи об уме Хорского князя Скубы, и следует признать, он абсолютно прав, вот только матриарху такой умный союзник совсем не нужен.
  - У вас есть конкретное предложение? - спросила она.
  - Да, мы составим хартию - свод правил, на которые должны будут опираться все члены союза, принимая то, или иное решение. Нарушение прописанных в хартии договоренностей будет караться денежными штрафами, лишением власти или заточением, это будет зависеть от степени тяжести проступка.
  
  "Он не такой умный, каким хочет казаться, - отметила про себя Виора. - Это надо же, написанному на бумаге, он верит больше чем слову чести. Богиня, и куда катиться этот мир?"
  
  - Правила для союза, - задумчиво произнес Стефан. - Почему бы и нет.
  - Я согласна, - кивнула верховная ведьма.
  - Что же, ваша светлость, - улыбнулась Виора, - излагайте свои идеи по поводу нашей хартии.
  
  * * *
  Когда сильные руки Болдеса начинали ласкать её тело, Виора забывала обо всем, что свалилось на её плечи. Матриарх и сотник, находились в её покоях. Их разгоряченные тела переплелись в порыве страсти, как вдруг в дверь постучали.
  - Не сейчас, - простонала Виора. - Мэй, проваливай.
  - Святейшая, - донесся из-за двери голос служанки Мэй. - К вам человек по имени Гронес.
  -Гронес?! - воскликнула Виора, отталкивая от себя Болдеса.
  Гронесом звали начальника охраны Белого Храма. Виора поторопилась выйти из комнаты, накинув лишь легкий халат, который практически не прикрывал её наготу.
  Увидев её, Гронес упал на колени и произнес:
  - Святейшая, молю, прости меня.
  - Что с моими детьми? - сухо произнесла матриарх.
  - Нордес велел разделить их. Я с отрядом защищал Виолетту.
  - Где Летта? Что с ней?
  - С ней все хорошо. Мы остановились на южной окраине, у моих родственников. Узнав, что вы здесь, я тот час поспешил к вам.
  - А мой сын? Тебе известно что-нибудь о Ролланде?
  - Нет, святейшая, - пожал плечами Гронес, - к сожалению, мне ничего неизвестно, но зато я слышал, что основные силы варваров покинули Наар.
  - Они идут сюда?
  - Нет, варвары за чем-то направились в пустыню.
  
   * * *
  Утром матриарх собрала совет союзников.
  - Варвары покинули Наар, самое время ударить и вернуть священный город, - решительно заявила Виора.
  - Покинули? Откуда вы знаете? - спросил Стефан.
  - Верные мне люди, которым посчастливилось бежать из павшего города, сегодня утром прибыли в Лигию. Они видели, как варвары уходили.
  - Ты уверена, что они верны как прежде? Не ловушка ли это? - высказалась верховная ведьма.
  - Это правда, армия короля Иоанна покинула Наар и выступила на юг, - подтвердил слова Виоры Скуба.
  - На юг? В пустыню? - удивился Стефан. - Что он там забыл?
  - Какая разница? Нужно скорее выступать и вернуть город Богини.
  - Мне понятно ваше стремление вернуть свой город, - Скуба откинулся на спинку стула, - но нам угрожают не только варвары Рейхдена, орда горных троллей была замечена на пути к Лигии.
  - Тролли идут? - выпалил Стефан. - Нужно срочно готовить город к обороне.
  - Не волнуйтесь князь, - улыбнулся Скуба. - Подготовка уже ведется полным ходом. Мы покажем этим тварям, что такое союз Адары.
  25. Верн Алл-Тин.
  Одним ударом тесака, Верн Алл-Тин отхватил толстяку несколько пальцев. Брызнула кровь. Зажимая рану, Жэс-Элис взвыл от боли и упал на колени.
  - Я чувствую: ты что-то скрываешь, - невозмутимо сказал эльф. - Если ты не начнешь говорить, я буду рубить тебя кусок за куском. Поверь, лучше рассказать сейчас, пока ты лишился пальцев. Ты все равно заговоришь - все говорят. Сейчас вечер, к рассвету у тебя не будет руки. Я буду отрубать её медленно, кусок за куском, растягивая твои муки на всю ночь. Подумай, оно того стоит?
  Верн Алл-Тин взял толстяка за ногу и потащил к лавке.
  - Так, давай следующие пальцы.
  - Нет, нет, прошу не надо, - взмолился Жэс-Элис.
  - Вот ты тролль, не надо просить, расскажи, кто и зачем запер тебя в доме волшебника?
  - Их трое, адарский адмирал Лортис Ней, - хлюпая, стал рассказывать толстяк. - Душегуб по имени Ульрэх, он так же известен как Урбан и сатир Клим.
  - Адмирал? Зачем адмиралу королевские реликвии Эрн-Десса?
  - Откуда я знаю?
  Эльф снова потянулся к тесаку.
  - Это они сожгли флот, - выпалил Жэс-Элис.
  - Вот как? Адмирал опустился до проделок простого шпиона? Ты что-то не договариваешь. Ты все еще хочешь меня одурачить?
  Верн Алл-Тин рубанул по руке толстяка, лишив его остальных пальцев. Жэс-Элис вновь взвыл от боли. Его лицо стало бледным словно простыня.
  - Ну, ты понял, что я не люблю, когда меня дурачат?
  
  Зажимая кровоточащую рану, толстяк судорожно закивал.
  - Давай, рассказывай, что адарский адмирал забыл так далеко от дома?
  - Он зашел в наш в порт, по дороге домой, - глотая сопли и заикаясь, начал Жэс-Элис. - На ихнее судно напала банда Селлутриила. Нею удалось сбежать. Оказавшись в порту, он забрел в мою таверну, так я с ним и познакомился.
  - Ты хочешь сказать, что адарский адмирал оказался в городе случайно? - Верн Алл-Тин взялся за тесак.
  - Клянусь, все так и было, - пролепетал толстяк.
  - Он случайно сжег королевский флот, а затем, выкрал сокровища династии Нимиев? Ты действительно думал, что я в это поверю? - с этими словами, он занес тесак для нового удара.
  - Это я! - воскликнул Жэс-Элис. - Они работали на меня!
  - Да ладно? - эльф искренне был удивлен. Глядя на этого жирного хлюпика, он никогда бы не подумал, что он способен организовать шайку. Но, если предположить, что за всем стоит Жэс-Элис, тогда все странности становятся на свои места.
  Смерть всей банды Селлутриила - толстяк расширял сферу влияния, а кража королевских реликвий и уничтожение флота были нацелены на ослабление правящей династии. Толстяк просто опьянел от власти. Эльф с таким уже сталкивался.
  
  - Опять дуришь меня? - он сделал вид, что не поверил.
  - Клянусь! Клянусь! Я вынудил адмирала заключить со мной магический контракт, подписав его, Ней плясал под мою дудку.
  - Ну, ладно, допустим, я тебе поверил, но я никак не могу понять, зачем тебе флот сжигать?
  - Мне заплатили фрадосские мастера.
  - Интересно, сколько стоит сжечь целый флот?
  - Пятьсот тысяч золотых глотсев.
  - Да ладно? - Верн Алл-Тин присвистнул. - Это же колоссальная сумма, у королей столько нет.
  
  Эльфу поручили найти реликвии, о поимке шпиона речи не шло. Поэтому, он решил не выдавать Жэс-Элиса королю, а прикончить, правда после того, как тот скажет, где деньги.
  
  - Все в тайнике, но его просто так не открыть. Чтобы развеять чары, которые его скрывают, нужен я, живой.
  - Хитрец, - усмехнулся эльф. - Сделал все, чтобы кроме тебя, золотишко никто не смог найти, да?
  Он намахнулся на толстяка тесаком и тот, запричитал:
  - Нет, нет, пожалуйста, я же все сказал.
  - Пойдём-ка прогуляемся к твоему тайнику...
  
  * * *
  "И как это ничтожество умудрилось прожить до своего возраста?" - подумал Верн, глядя на ковыляющего впереди Жэс-Элиса. Толстяк еле-еле передвигал ноги, издавая шаркающие звуки.
  
  Эльф на скорую руку перевязал рану своего пленника, чтобы он не истек кровью. Алл-Тин не собирался оставлять его в живых, но сначала надо было заполучить золото, а для этого толстяк должен жить.
  
  Жэс-Элис бережно держал руку на перевязи, стараясь без надобности ей не шевелить.
  
  Из-за того, что небо было плотно затянуто облаками, и лучи солнца с трудом пробивались через них, казалось: наступил вечер; это притом, что было не многим за полдень. То и дело гремел гром, сверкали молнии.
  
  "Сезон дождей, - подумал Верн, глядя на небо. - В этом году он рано. Нужно разобраться с делами до того, как размоет дороги, тогда будет не просто преследовать адмирала Нея и его банду".
  Алл-Тин был уверен, что они еще в городе, он планировал покончить с толстяком и уже потом, вплотную занять поисками банды шпионов.
  По словам Жэс-Элиса: его тайник находится у подножия скал, в паре лиг на запад. Один из солдат, находившийся в подчинении Верна, быстро раздобыл для них телегу запряженную мулом, на которой эльф и толстяк поехали к западным воротам Эрн-Десса.
  
  Стоило им отъехать на несколько кварталов, как заморосил дождь. Торгаши, работавшие за прилавками рынка, мимо которого проезжал Верн, засуетились, желая скорее закрыть свои лавки - в любой момент безобидный дождик мог перерасти в нечто несусветное.
  Глядя на на торгашей, Алл-Тин вспомнил, как однажды, когда ему было толи четырнадцать, толи пятнадцать, в деревне, в которой он тогда жил, во время сезона дождей, "Гремучая" - река, воды которой протекали близ деревни, вышла из берегов больше обычного. Стена, что защищала поселок в сезон дождей от стихии, не справилась с натиском большого количества воды и рухнула - смыло все. Дома и сараи, которые не стояли на сваях, а того зерна и скота, что удалось спасти, было мало для пропитания целой деревни. Год выдался голодным.
  
  - Может, вернемся? - пролепетал толстяк. - В любой момент может начаться ливень, тогда нем несдобровать.
  - Нет, - мотнул головой эльф, - дождь может затянуться на несколько дней, а мне еще ловить адмирала и его банду.
  - Если ливень застигнет нас в горах, мы погибнем, тогда ты точно не найдешь их.
  - Не бзди, - усмехнулся Верн. - У меня хорошее предчувствие: ливня не будет.
  
  Ни какого предчувствия у него не было. Более того, эльф отчетливо понимал, что толстяк прав: рискованно отправлять в скалы во время надвигающегося ливня.
  "Золото можно и потом добыть, после поимки адмирала, - вдруг проскочило в голове Верна, но тут же передумал: - нет, а то еще получится как с Лакрой Деем".
  В тот раз, Алл-Тин доверился одному своему хорошему знакомому, они вместе воевали. Пока Верна не было в городе, эта гнида продала все золото, которое они сообща награбили, а после буквально растворился.
  "На этот раз, я не буду столь опрометчив", - твердо решил эльф.
  
  Не то, чтобы он испытывал нехватку денег, платили ему хорошо. Однако кому не хочется иметь домик на берегу соленого моря и жить, не зная забот? Верну уже порядком поднадоело убивать. Последнее время, он все чаще задумывался над тем, чтобы остепениться. Заняться чем-нибудь не связанным убийствами и без риска быть убитым.
  
  Эрн-Десс остался позади. Дождь усилился. Тяжелые капли молотили по земле и по телеге, а мул недовольно фыркал и тряс ушами.
  - Может, вернемся, пока не поздно? - пробормотал Жэс-Элис.
  - Заткнись, - прорычал эльф. Нервозность толстяка начинала его раздражать. Если бы не эта необходимость - держать его живым, Верн давно бы выпустил кишки Жэс-Элиса. Но увы, приходилось терпеть нытьё и стоны этой мрази.
  - Если ты еще раз вякнешь, я тебе все зубы выбью, - пригрозил Алл-Тин.
  Остаток пути оба не проронили ни слова.
  
  * * *
  - Это здесь, - пробормотал толстяк, вытирая лицо. Дождь припустился пуще прежнего. Земля под ногами превратилась в хлюпающую жижу.
  - Открывай, - велел Верн Алл-Тин.
  Жэс-Элис что-то пробурчал себе под нос, и в скале образовался проход, за которым виднелась убегающая вниз лестница.
  - Еще не все, - поторопился сказать толстяк. - Впереди еще несколько ловушек, обезвредить их смогу только я.
  "Догадывается, что я не собираюсь оставлять его в живых", - усмехнулся про себя Верн Алл-Тин.
  Слева от входа, на каменной тумбе лежали несколько факелов. Жэс-Элис достал из кармана огниво и сказал:
  - Подержи факел, мне одной рукой не справиться.
  
  Освещая себе дорогу факелами, они продвигались по длинному коридору.
  "Вот так, собирал, собирал золотишко, складывал в тайник он, наверное, и не думал, что этот тайник станет его могилой, - смотря на толстяка, размышлял Верн Алл-Тин. Он не раз встречал таких, как Жэс-Элис, ушлый, беспринципный и вероломный, такие мрази попадаются среди любой расы.
  "Хотя нет, - одернул себя эльф. - Среди минотавров мне не приходилось встречать таких как толстяк. Ну, это скорее всего из-за того, что они как правило глупы как пробка."
  
  Внезапно Жэс-Элис юркнул в сторону. Эльф молниеносно устремился следом за ним, но налетел на сплошную стену.
  - Ах, ты ж тварь! - рявкнул Верн Алл-Тин, стукнув кулаком по стене. - Ушел гнида!
  Идти дальше было рискованно - там действительно могли быть ловушки и то, как ловко толстяк воспользовался тайным проходом, добавляло в этом уверенности.
  Эльф зашагал в сторону выхода из пещеры.
  
  * * *
  Опасения Верна не подтвердились: ближе к вечеру дождь прекратился, небо стало ясным и показалось уходящее за горизонт солнце.
  "Видно еще рано для сезона дождей", - подумал он, приближаясь к южным воротам Эрн-Десса. После неудачи с Жэс-Элисом эльф находился в плохом настроении, так что, завидев впереди городскую стражу, он приготовился выплеснуть на них всю свою злость.
  Но не тут-то было, только солдаты приметили приближающегося к ним эльфа - тот час вытянулись по струнке. А когда он проходил через ворота, взяли на караул и в один голос отчеканили: "здравия желаем, ваше благородие!"
  Алл-Тину оставалось лишь кивнуть в ответ.
  "Что же за день сегодня такой? - подумал он. - Толстяк ускользнул, его золото я не получил, а теперь и эти лишают меня последней радости".
  
  Однако ближе к вечеру, Верн повеселел - солдатам удалось найти шлюху гномшу, которая работала на толстяка и сношалась с Климом Однорогом.
  "Ну, хоть что-то хорошее", - довольно подумал Верн. Ожидая, когда приведут шлюху, он сидел за столом, в гостевых покоях королевского замка и уплетал за обе щеки жирную похлебку, запивая её вином - прогулка с толстяком порядком вымотала Алл-Тина. Помимо щедрой оплаты, что обещал король, эльф получил немаленький аванс, вдобавок к этому, находясь при дворе, он пил и ел так же за счет короны.
  
  Когда гномшу привели, тарелка была пуста, а эльф откинулся на спинку стула и поглаживал раздувшийся живот. Внешне она не сильно отличалась от гнома мужчины, и если бы не откровенный наряд, который выставлял на показ её грудь, Верн ни за что не подумал бы, что перед ним гомша.
  
  - Значит ты Руфусина? - сухо произнёс эльф.
  - Да, - робко ответила та.
  - Знаешь, почему ты здесь?
  - Из-за Клима.
  - Не только. Ты знала, что твой хозяин, Жес-Элис, шпион Фрадосской гильдии, причастный к уничтожению королевского флота?
  Услышав это Руфусина побледнела. Видимо она понимала, что с гномшей шлюхой подозреваемой в шпионаже, никто церемониться не будет. Потому что всем насрать, виновна она или нет, её просто обезглавят и дело с концом.
  - Ваше благородие, - всхлипнув, пробормотала Руфусина. По её пухлым щекам покатились слезы. - Пощадите, - продолжала она, - я никоим образом не причастна к уничтожению флота, я только соблазнила Клима, а после передавала все, что он мне рассказывал хозяину.
  - Я бы рад тебе поверить, да вот обвинение в шпионаже, сама понимаешь - дело не шуточное. Доказательства должны быть повесомее, нежели просто твои слова.
  - Я... я... не знаю, - заикаясь и хлюпая, ответила Руфусина. - Что мне сделать, чтобы вы мне поверили?
  - О, все просто до безобразия: мне нужен этот сатир, Клим.
  - Но я же сказала, я не знаю...
  - Видимо ты совсем не ценишь свою жалкую жизнь, - с этими словами Верн позвал стражу и велел бросить гномшу в каземат.
  "Что же, - довольно подумал он, когда остался один. - Теперь нужно сделать так, чтобы Однорог узнал, что его шлюха у меня. Сатиры очень влюбчивый народец, наверняка он захочет вызволить её, вот тут-то я и возьму его за рога".
  26. Лортис Ней.
  Вызволив их с Ульрэхом из плена, Клим в очередной раз показал свою незаменимость. Такого отчаяния, как в казематах Элтен-Истия, Лортису никогда не приходилось испытывать. Будь то кровавая битва, голод на корабле, угодившем в штиль или необитаемый остров - все это меркло перед заточением в темной, воняющей плесенью и дерьмом камере.
  Когда твои руки и ноги заточены в камень, и ты не можешь пошевелиться; когда чувство голода сильно настолько, что ты готов жрать собственные испражнения, только не можешь дотянуться до них; когда понимаешь, что этот каземат будет твоей могилой и твоя бесславная кончина неизбежна, а потом тебя спасают; дают второй шанс - тогда в голове, так или иначе, все переворачивается.
  
  С тех пор, как Клим их вызволил, прошло около недели. Они находились все в том же обветшалом домишке, на юге Эрн-Десса, в который их перенес Клим и "зализывали раны". Лортис и Ульрэх были еще слабы, для того, чтобы покидать город, а для этого дела силы им потребуются - всюду сновали солдаты и ищейки короля, который очень хотел вернуть украденные Климом реликвии.
  
  - Может подкинуть эту волшебную дрянь патрулю, - как-то вечером предложил Ульрэх. - Глядишь, солдат на улицах станет меньше, ведь король получит желаемое.
  - Боюсь, дружище, вернув реликвии, мы ничего не добьёмся, - возразил Ней. - Королю мало будет просто вернуть своё, ему еще нужно обязательно наказать того, кто влез в хранилище, чтобы неповадно было. Если Клим попадет в руки палача, участь ждет его крайне не завидная.
  
  Лортису приходилось видеть и даже отдавать приказы о показательных казнях - дисциплина на корабле, жизненно важна.
  
  "Интересно, а почему мы не можем сбежать при помощи этого шлема? - как-то ночью подумал Ней. - Хлоп и дома. Может быть далеко? И силы шлема не хватит, чтобы перенести нас через море? Ну, тогда можно было покинуть хотя бы этот злосчастный город. Не иначе Клим что-то задумал. А почему тогда не говорит нам? Не доверяет? Ну, нет, не может быть, он не подлый. Тогда почему?" Так за размышлениями о причинах, которыми руководствуется Клим, адмирал и уснул.
  
  * * *
  - Вставайте! - выкрикнул сатир, пытаясь разбудить Лортиса и Ульрэха.
  - Клим, тебе чего? - зевая, спросил Лортис.
  - Надо уходить! Сюда идут солдаты! Кто-то продал нас!
  Эти слова как нельзя лучше прогнали сон, и Ней вскочил с матраса. За окном стояло раннее утро, первые лучи солнца только-только показались из-за горизонта, задорно щебетали птицы, которым не было дела до происходящего вокруг.
  
   Покинув свое убежище, петляя по узким улочкам злачного района города, они направились на север, в сторону центра.
  - Мы движемся к центру города. У нас есть план? - обратился к сатиру Лортис.
  - Конечно, есть, - тяжело дыша, ответил тот. - Неужели ты думаешь, что я не готовился покинуть это злосчастный город? Правда, я планировал это сделать немного иначе, ну да ладно, главное, свалить отсюда.
  Ней как никто другой понимал Клима, ведь Эрн-Десс для них стал серьезным испытанием на прочность; своеобразным горнилом, в пламени которого родилось нечто такое, что ценится куда больше чем деньги и золото - дружба и преданность друг другу.
  
  Через несколько кварталов они повернули направо и вскоре оказались на небольшой площади, в центре которой находился колодец. Здесь было довольно людно, от колодца тянулась вереница горожан с пустыми кувшинами в руках.
  - Вот, - сатир достал из заплечного мешка веревку, и, протянув её Ульрэху, добавил:
  - на дне колодца есть проход в катакомбы. Идите прямо, пока не доберетесь до третьего поворота налево, сверните в него и дальше только прямо, коридор приведет вас к подземной реке. Там уже готова лодка. Ждите меня там.
  - А ты куда? - спросил Лортис.
  - У меня остались кое-какие дела, - с этими словами, Клим вручил Нею свечной огарок и огниво.
  - Интересно, а что местным помешает сказать солдатам, где нас искать? - подняв бровь, произнес Ульрэх.
   - Ничего, - улыбнулся сатир. - Да не волнуйтесь вы, стража не любит катакомбы и не полезет за вами. Все, идите. Я быстро.
  Не дожидаясь ответа, Клим юркнул в проулок и скрылся за углом дома. Адмирал Ней непонимающе взглянул на Ульрэха, а тот лишь пожал плечами и сказал:
  - Пошли, пока солдаты нас не догнали.
  
  Невзирая на недовольство горожан, стоявших в очереди за водой, душегуб привязал веревку к деревянной свае и они спустились. Колодец оказался глубже, чем веревка и Лортису с товарищем пришлось прыгать.
  "Хорошо, что холодец не высохший", - подумал Ней, выбираясь из воды.
  Ульрэх каким-то чудом умудрился не намочить огниво. Он зажег фитиль свечного огарка, и они зашагали вглубь катакомб.
  
  27. Клим.
  - Так значит, это ты, тот самый вор, что проник в королевское хранилище? - недоверчиво произнес Зурич Дрэйс, сверля Клима пристальным взглядом.
  - Да, - кивнул сатир. Он сидел за столом, на мешке, набитом соломой. Напротив, развалившись в роскошном деревянном кресле, восседал Зурич Дрэйс - предводитель гильдии воров и убийц. Это был мужчина средних лет, с овальным лицом, пронзительными голубыми глазами и носом с небольшой горбинкой.
  
  "Интересно, - подумал Клим. - Он сажает гостей на мешки, чтобы показать своё превосходство или безденежье?"
  Сам дом Зурича находился в паре кварталов от халупы, в которой укрылся Клим с друзьями и не выделялся из общего ансамбля бедных домишек трущеб южной стороны. Однако внутри все было иначе: роскошные гобелены, золоченые канделябры, двери и перила лестниц были сделаны из Лантийского дуба, его-то Клим узнает всюду, он кучу денег выложил, чтобы ему привезли древесину Лантийского дуба для игорного дома.
  Кроме всего этого, внутри дом Зурича был трех этажным - не обошлось без магии, а это не дешево.
  
  - Весьма впечатляюще, - продолжал Дрэйс, - особенно учитывая, что ты сатир.
  Стоял поздний вечер, комната освещалась несколькими свечами на стенах и парой на столе. Кроме них на столе стоял кувшин с вином и тарелки с различной едой.
  - Зачем ты пришел?
  - Мне и моим друзьям опостылел ваш город, но мы здесь чужие и не сможем его покинуть без помощи.
  - Это точно, - Дрэйс расплылся в улыбке. - Король жаждет насадить ваши головы на колья и выставить напоказ. Я слышал, для этого он нанял эльфа-наемника по имени Верн Алл-Тин - знаток своего дела. Говорят, он голыми руками прикончил Фестиса с Красных островов, а он был под два метра ростом и шириной как три меня.
  - Наверняка этот эльф дорого обходится королю, - подметил Клим.
  -Дорого? - усмехнулся Зурич. - А ты в курсе, сколько обещают за ваши головы? По сотне глотцев за каждого, - не дожидаясь ответа, сказал Дрэйс.
  - Хорошие деньги, - сказал сатир.
  - Вот и скажи мне, почему бы мне не сдать вас страже и не получить награду?
  - Думаю, ответ прост: ты не настолько глуп, чтобы иметь дело с городской стражей.
  - Это, верно, иметь дело с этим сбродом я не собираюсь, но и помогать вам за дарма я не собираюсь. Что ты можешь предложить?
  
  Клим молча положил заплечный мешок на колени, и, достав из него волшебный шлем Династии Нимиев положил на стол, перед Дрэйсом.
  - Это то, о чем я подумал? - не скрывая удивления, спросил он.
  - Да, это волшебный шлем. Он твой, посох тоже, если поможешь мне и моим друзьям покинуть город.
  
  * * *
  К огромному сожалению Клима, волшебный шлем и посох, которые он выкрал из королевского хранилища, были не так просты: эти вещи черпали свою силу из смертного, который ими владел, тем самым постепенно убивая.
  Сатир боялся представить, сколько лет жизни потратил, перемещаясь по городу при помощи шлема.
  
  Одно было ясно точно - от этих вещей нужно было избавиться.
  Когда ты являешься лучшим игроком в "Жлоб" во всем королевстве, пусть и заморском,
  
  * * *
  Оставив друзей, Клим направился к королевскому замку.
  
  Клим приведет гномшу.
  
  28. Верн Алл-Тин.
  Придя в сознание, Верн не сразу понял, где находится. Он лежал на полу, перед глазами все плыло, а голова буквально раскалывалась от боли. Состояние было такое, как будто он прошлой ночью выпил бочку эля. Тут Алл-Тин понял, что не помнит прошлого вечера.
  
  Опираясь о стену, эльф кое-как встал. По глазам ударили солнечные лучи. Верн зажмурился, и его сразу же повело в сторону. Если бы не стена, в которую уперлось его плечо, он бы неминуемо упал.
  
  Верн находился в коридоре королевского замка. За окном, рядом с которым он очнулся, было раннее утро. Пели птицы и все бы хорошо, вот только головная боль, тошнота и беспамятство пробуждали какой-то холодок внутри него.
  
  Держась одной рукой за стену, Алл-Тин направился к себе в покои. По дороге, он наткнулся на двух солдат, они валялись на полу и храпели. Холодок усилился, а в голове пронеслась мысль: "это не к добру".
  Верн попытался растолкать солдат, но у него ничего не вышло. Бросив это занятие, он вновь зашагал к своим покоям.
  
  * * *
  Король был в гневе. Как же тут остаться спокойным, когда прошлой ночью на твой замок напала та же самая банды, которая ограбила хранилище. Когда стража привела Верна в королевские покои, Нимий IV ходил из угла в угол и орал на всех. На полу валялись тарелки, еда, осколки графина и красная лужа вина.
  - А, вот он, наш охотник! - рявкнул король, увидев Эльфа. - Ты обещал мне головы обокравших меня воришек, а вместо этого позволил им обокрасть и себя, причем в моем замке, - стуча по груди, кричал Нимий. Он покраснел, на лбу выступила испарина.
  - В моем, моем замке! - продолжал кричать король.
  
  По словам тех, кто более или менее помнил прошлую ночь: в замок проникли около дюжины лиходеев. В основном люди, но среди них был замечен сатир, несколько эльфов и даже гремлин. К этому времени большинство стражников уже были в отключке - в вино и воду, которые подавали на кухне, кто-то подмешал сильнодействующее зелье. Те не многие, что остались на ногах, оказались застигнуты врасплох, большинство из них предпочли не связываться с разбойниками и убежали. Были и те, кто принял бой и погиб с честью.
  Целью разбойников была гномша Руфусина.
  "Однорог перехитрил меня", - растеряно подумал Алл-Тин.
  
  Все происходящее напоминало кошмарный сон, Верн отказывался верить в происходящее, пока его не кинули в сырой каземат. Даже тогда, он не понимал, не верил, не хотел понимать и верить.
  
  "Где я ошибся? - размышлял он, сидя на каменном полу. - Когда я упустил инициативу? Как им это удалось, усыпить почти всю стражу в замке? Это попросту невозможно ".
  Ни одного мало-мальски внятного объяснения Верн придумать не мог, а вскоре у него появились проблемы куда серьезнее - король сменил гнев на милость и заменил смертный приговор на двадцать пять лет каторги в золотых рудниках.
  29. Ледис.
  Ледис стояла у окна и смотрела на холмы Рейхдена, убегающие вдаль.
  "Детство кончилось", - вновь прозвучали в её голове слова Догеза - советника, наставника и вместе с этим воеводы гарнизона Рейхдена.
  "Теперь ты, наша королева", - сказал он, держа в руке письмо, в котором говорилось о том, что войско отца разбито в пустыне, у стен какого-то древнего города.
  
  "Отец, что ты натворил? Сначала Элоанн, а потом... - думала Ледис. - Зачем ты пошел туда? Во имя Карфаса, почему ты не выступил на Лигию?" Девушка тяжело вздохнула, по её щекам потекли слезы.
  До неё доходили слухи, о какой-то ведьме, под чары которой попал отец. А как иначе объяснить убийство Элоана? В здравом уме он никогда бы не убил своего сына.
  
  Ледис понимала, править страной придется ей. Она меньше всего этого желала, но не могла оставить чужим людям все, чего добился, и что создал её отец. Сил воевать с Адарой у них больше не было, нужно было срочно заключать мир, но если правители великих городов узнают, что Рейхден слаб, они вновь захотят подчинить нас. Осознавая это, Сети начинала ненавидеть отца за его глупость. Что там все же случилось?
  
  - Моя королева, - на пороге показалась служанка по имени Ташин, - к вам Граача.
  - Пусти его.
  
  Граача - волшебник, который был призван ко двору для замены Жилы. "Бедный, бедный Жила", - подумала королева. - "Этот замечательный, добрый и чуткий человек, тоже сгинул в проклятой Адаре". Всю жизнь она не понимала, почему отец так яростно ненавидит это королевство. Теперь, Сети начинала понимать, начинала ненавидеть.
  
  Граача был невысокого роста, коренастый, с огненно-рыжей, свалявшейся в колтуны бородой и густой, сальной шевелюрой. Он расхаживал по замку в грязном балахоне из рубища.
  "Какой же он отвратный", - подумала Ледис, глядя на нового придворного волшебника.
  
  - Моя королева, - Граача поклонился.
  - Отец рассказывал, что в годы семилетней войны на нашей стороне сражались маги, способные создавать воинов из земли. Такое действительно возможно?
  - Да моя королева. Эти существа называются элементалями. Элементалями земли.
  - Тебе знакомы эти чары?
  - Боюсь одного знания тут не достаточно. Я могу создать пять - шесть существ, но это мой предел. Для создания армии, мне нужны дополнительные источники магической силы, которых у меня нет.
  - Ясно, - вздохнула Ледис.
  
  "Без армии мне не убедить правителей Адары оставить нас в покое, - расстроено подумала она. - Неужели нет никакого способа?"
  
  - Я не могу создать армию во плоти, но моих сил хватит для создания иллюзии, - словно читая её мысли, произнес Граача.
  - Ты читаешь мои мысли? - возмущенно спросила королева.
  - К сожалению, нет, ваше величество, - он лукаво улыбнулся. - Не надо читать мысли, чтобы понять для чего меня призвали ко двору.
  
  * * *
  "Использовать хитрость вместо силы? - размышляла Ледис, оставшись наедине с собой. - За это предки проклянут меня, а воины осмеют, надругаются и убьют как собаку. Но что мне еще остается?"
  - Что?! - воскликнула она, глядя в сводчатый потолок тронной залы. - Молчишь? Ты увел всю нашу армию в пустыню, и сгинул там. А что остается мне? Как мне быть достойной предков, когда у меня нет армии? Как отец?
  
  Позже, Ледис рассказала свой план: использовать хитрость для заключения мира с Адарой, советнику Догезу.
  - Скарг обязательно использует это, чтобы лишить тебя власти, - сложив руки на груди, задумчиво сказал советник.
  - Но иначе, мы обречены.
  - Я это понимаю. Скарг это понимает. Ради власти он готов пожертвовать всем. Думаю, он даже готов вновь стать вассалом Адары.
  - Мерзкий пес, - вздохнула Ледис. - Получается, у меня только один путь - убрать его?
  - У тебя нет ни малейшего шанса, - мотнул головой Догез. - В поединке против Скарга ты умрешь.
  - Я и не говорила про поединок, - сухо произнесла королева.
  Догез испуганно взглянул на нее и прошептал: - эта тропа очень опасна, малейшая ошибка и нас ждет лютая смерть.
  
  30. Клещ.
  - Попомни мои слова, Олдан: "толи еще будет". Эта война только началась, Барлийский Орден все еще сохраняет нейтралитет, наверняка ждут, какая из сторон больше заплатит.
  - А с чего ты взял, что Иоанн уже не заплатил им? - спросил Олдан. Он сделал глоток браги, после чего добавил:
  - Может именно поэтому Орден и не вмешивается, пока рейхденские псы оскверняют земли Адары.
  - Не исключено, - кивнул Клещ. - Гальбор Соттер тот еще хитрец, он ни за что не упустит возможности обогатиться на этой войне.
  - Так говоришь, будто лично знаком с магистром, - усмехнулся Олдан.
  - Лично не знаком, но наслышан, о нем и, его поступках. Слухи-то просто так не появляются, если хотя бы маленькая толика тех баек, которые про него ходят, правда, - Клещ глубоко вздохнул и сделал большой глоток браги.
  Олдан протяжно рыгнул, вытер бороду тыльной стороной ладони, и произнес:
  - Нынче все оскотинились, люди, эльфы, гномы - не знаешь от кого ждать подвоха.
  - Да, - согласился Клещ, - толи дело раньше было: эти - плохие, те - хорошие; этих - убиваешь, тех - не трогаешь; всё понятно. А сейчас? Голову сломаешь.
  
  Они сидели за столом, в маленьком, деревенском кабаке, пили брагу и ели жареную курицу. Хозяин заведения вновь захрипел. Он лежал под соседним столом, в луже собственной крови. Этот глупец упорно не хотел обслуживать их бесплатно, за что и получил от Олдана кинжалом под ребра.
  
  "Да, - размышлял Клещ, - есть людишки, для которых деньги важнее жизни. Казалось, что тут сложного? Если ты явно слабее - подчинись и будешь жить. Нет, кому-то обязательно надо погеройствовать и тогда, проливается кровь".
  
  - Ты погляди на этого живчика, - усмехнулся Олдан. - Мы сколько уже тут сидим? Час? Два? А он все еще не сдох.
  Олдана медом не корми, дай кого-нибудь пырнуть ножом, а тут этот хозяин кабака стал выступать, да еще и с голыми руками. Ну, не дурак ли? Конечно дурак! Только дурак не понимает какое опасное нынче время.
  Олдан встал из-за стола и подошел к хрипящему, умирающему хозяину кабака.
  - Ну, что тебе неймется? Шумишь и шумишь. Не видишь? Добрые люди кушают.
  Олдан достал кинжал и склонился над бедолагой.
  Вдруг воздух со свистом пронзил арбалетный болт.
  Олдан крякнул и рухнул рядом с хозяином кабака.
  - Только дернись, - прозвучал за спиной Клеща, взволнованный, детский голос, - быстро получишь болт промеж ребер.
  - Так ведь у тебя арбалет не заряжен, - усмехнулся Клещ.
  - Зато мой, заряжен, - раздался другой голос, более уверенный, с дерзкими нотками, но тоже детский.
  
  Их было четверо: двое сопляков лет по четырнадцать, девчонка - тоже соплячка, но уже созревшая. "Я бы с тобой покувыркался", - подумал Клещ, рассматривая её. На вид ей было лет шестнадцать, высокая, темноволосая и дерзкая как один из её дружков. Руководил бандой мужчина, среднего возраста, среднего роста, у него был небольшой животик, пронзительный взгляд, длинные сальные патлы, грязная борода. Да и вообще, все четверо были какими-то грязными и вонючими. Уж насколько Клещ не был чистюлей, и то заметил.
  
  - Мертв, - сказал бородатый, склонившись над хозяином кабака. Девчонка издала истошный крик и ударила Клеща древком копья в лицо. Клещ не вольно ахнул, слетел со стула и рухнул на пол, словно мешок с картошкой.
  - Ублюдки! - выкрикнула она. - Что он вам сделал?
  Перед глазами все плыло, а в голове стоял звон.
  - Ублюдки! - повторила девчонка. Она подлетела к нему и, продолжая кричать, принялась пинать. Один из сильных ударов пришелся в голову и Клещ погрузился в темноту.
  
  Когда сознание вернулось, он по-прежнему лежал на полу. Руки были крепко связаны за спиной. Дикарей видно не было, но они были рядом. Клещ отчетливо слышал их голоса. "Наверное сидя за ближайшим столом и жрут", - решил он.
  
  Бородатого звали Дик, девчонку Диана, сопляков Скотт и Ролл. Диана и Скотт были брат и сестра, а бородатый их отец.
  
  - Зачем нам возвращаться в наарские земли? - возмутился дерзкий мальчишка. - Там же рейхденцы.
  - Затем, что чем мы ближе к Лигии, тем вероятнее нарваться на лигийский патруль, - пояснил бородатый.
  - Думаешь, они патрулируют окрестности? - произнесла девчонка.
  - Раньше патрулировали, а сейчас время не спокойное, сама Богиня велела, - ответил бородатый.
  - Мы же им не враги, - не унимался мальчишка. - Чего нам бояться?
  - Они не будут разбираться, а просто повесят всех нас.
  Мальчишка хотел было снова возразить, но бородатый перебил его, слегка повысив голос:
  - Я сказал, возвращаемся и точка. Ди, что там с едой?
  - Нужна телега, чтобы увезти все с собой, - ответила девчонка.
  - Ролл, Скотт после того, как мы разберемся с этим, найдете телегу, - велел бородатый.
  Сопляки угукнули.
  
  "Это они про меня, - понял Клещ. - Наверное, повесят. Ох уж эти чистоплюи, не любят мараться в крови". Пока они ели и спорили, Клещ времени даром не терял и освободил руки от пут. Правда, пришлось сломать левое запястье, ну уж лучше так, чем петля.
  Клещ вскочил на ноги и бросился к выходу.
  - Ди, останови его, - донесся до него голос бородатого.
  "Ага, держи карман шире", - усмехнулся про себя Клещ. Оказавшись на улице, он что было сил, побежал в сторону леса. Однако ему и тридцати метров не удалось преодолеть, как вокруг его ног обвилась веревка и клещ упал.
  
  * * *
  - Да, денек сегодня выдался паршивый, - расстроено произнес Клещ.
  - А как ты хотел? - сухо произнес Дик, подталкивая его на бочку. - Вы убили Сэма. Диана вообще хотела тебе кишки выпустить, чтоб ты сутки промучился, перед тем как отдать Богине душу. Я с трудом уговорил её не делать этого.
  - Ну, спасибо, - усмехнулся Клещ. Он стоял на бочке, наблюдая за тем, как Скотт перекидывает через толстую ветку векового дуба веревку с петлей на конце. Тем временем, Ролл обвязал другой конец вокруг ствола, а Дик накинул петлю на шею Клеща.
  - Будешь говорить последнее слово? - спросил бородач.
  - Последнее слово?! - возмутилась Диана и выбила из-под него бочку.
  
  31. Ролланд Спрэд.
  Ускользнув из плена, юный Спрэд несколько дней бродил по лесу, пока не вышел к разоренной деревушке. Большинство хат были сожжены, всюду валялись трупы. "Те, кто сотворил это, настоящие мясники", - подумал он, глядя на тела женщин и детей.
  "Рейхденские варвары, не иначе", - решил Ролланд. Он украдкой передвигался от одного обугленного остова к другому, в надежде найти что-нибудь съестное или какое-нибудь оружие, а лучше и то и другое. С тех пор, как юный Спрэд сбежал, пищей ему служили мох, дождевые черви, если повезет - ягоды.
  
  Принц осмотрел несколько пепелищ: ничего, что могло бы ему пригодиться, ни оружия, ни еды. В центре поселка несколько домов уцелели, один из них по какой-то причине даже не поджигали. В нем, кроме трупов Ролланд нашел недоеденную кашу, хлеб и овощи.
  "Хвала Богине", - пронеслось у него в голове. Юный Спрэд быстро все съел. Он практически не жевал, а глотал почти сразу, как пища попадала в рот.
  
  После этого, довольный тем, что урчание пустого желудка, наконец, прошло, Ролланд осмотрел дом. Рядом с одним из тел, он нашел меч. К сожалению, он для юного Спрэда оказался слишком большим и тяжелым. Мужчина, рядом с которым лежал меч, был настоящим великаном, а его кулаки были размером с голову принца.
  
  В другом уцелевшем доме, Ролланду посчастливилось найти кинжал, арбалет и несколько болтов для него. "Хвала Богине", - довольно подумал он. Кроме этого, принц нашел несколько яблок, бутылку вина и краюху надкусанного, немного заплесневелого хлеба.
  - Я сегодня попирую, - радостно, сказал Ролланд сам себе.
  
  Переночевать он решил здесь, а утром продолжить путь. Юный Спрэд направлялся в Лигию, там второй по величине храм Богини Луны в Адаре, там чтат и уважают его матушку, и он надеялся, что святые матери хорошо отнесутся к нему и помогут найти матушку.
  После несколько ночей на сырой земле, лежак из сваленного в кучу тряпья казался королевским ложем и Ролланд спал словно младенец.
  
  * * *
  - Богиня, молю тебя, не оставь заботою своей матушку мою - Виору, сестру Виолу - она как ни кто другой нуждается в заботе твоей. Присмотри о всех тех, кто верно и преданно служит им. Молю тебя, не оставь и меня на пути в Лигию, помоги найти матушку и Виолу. Да будет славно твоё имя в веках, как и ты сама на ночном небосводе.
  Так, с молитвой и стоя на коленях, Ролланд начинал каждое утро.
  Он доел хлеб, запивая вином, благо оно было не крепкое, что не доел, сложил в мешок и довольный своими находками, покинул деревню.
  
  По дороге принц наткнулся еще на две деревеньки, обе были опустевшими, но зато он смог пополнить свои запасы еды и снова переночевать под крышей. В полусожженной хате, в которой Ролланд решил остановиться на ночь, он нашел слегка прокисшую, куриную похлебку.
  "Богиня, - подумал он, уплетая похлебку, - ничего вкуснее я в жизни не ел".
  
  * * *
  Было немногим за полдень, когда он услышал впереди за поворотом, крики и лязг металла. "Для рейхденских собак далеко, наверняка разбойники напали на кого-то", - решил Ролланд.
  Несколько секунд принц в нерешительности стоял. "Не лучше ли пройти мимо? Не ввязываться это разумно и безопасно. Нет! Богиня не любит трусов", - твердо решил он и, зарядив арбалет, направился в сторону криков.
  
  Трое душегубов напали на невысокого бородача. Он, ловко орудуя мечом, довольно легко справлялся с разбойниками - четвертый лежал неподалеку мертвым, а один из оставшихся, зажимал рану в боку.
  "Похоже, ему моя помощь не особенно-то и нужна", - подумал Ролланд. Но прежде чем юный Спрэд ушел, к разбойникам присоединились еще трое.
  - Шестеро на одного? - возмутился принц, поднимая арбалет. - Это уже чересчур.
  
  Первый болт, пущенный Ролландом, попал одному из разбойников в плечо. Заметив юного Спрэда, двое душегубов тот час бросились в его сторону. Он невозмутимо зарядил арбалет и выстрелил. Один из приближающихся разбойников вскрикнул и упал. Второй приблизился на расстояние удара и взмахнул мечом.
  Ролланд отскочил в сторону. Выпустив из рук арбалет, он обнажил кинжал и приготовился к бою.
  - Мозгляк, я тебя на ремни порежу, - ухмыляясь, прорычал душегуб. Он чувствовал легкую добычу и уже предвкушал победу, но принц и не думал убегать. Стиснув зубы, юный Спрэд ждал, когда душегуб сделает свой выпад.
  Удар. Ролланд ловко увернулся от клинка, но тут же, последовал подлый удар кулаком в челюсть. Принц невольно охнул и упал.
  - Это тебе за моего брата, - произнес разбойник, занося меч для удара. Миг спустя, он не естественно дернулся, меч выпал из его рук, а изо рта брызнула кровь. Закатив глаза, душегуб рухнул на землю. За его спиной стоял бородач, которому Ролланд пришел на помощь.
  
  - Это было смело. Спасибо, - сказал он, протягивая принцу руку.
  - Ерунда, - поднимаясь, ответил юный Спрэд.
  - Ерунда? - усмехнулся бородач. - Он же был вдвое больше тебя.
  - Не бросать же тебя одного, против шести, - улыбнулся Роланд.
  - Это верно. Меня зовут Дик, - с этими словами, он вновь протянул принцу руку.
  - Ролланд, - представился юный Спрэд, пожимая её.
  
  * * *
  У Дика оказалось двое детей: Скотт и Диана. Они ждали своего отца в землянке, которая располагалась в паре часов хода, от места, где Ролланд его встретил. Скотт казался сверстником принца, они даже были одного роста. Диане на вид было не меньше девятнадцати лет.
  По словам Дика, они бросили свою деревню после того, как на неё напали рейхденские псы. Они просто сбежали.
  
  Ролланд не знал, что думать. Презирать их за трусость он не мог, трусами-то они точно не были, но все же сбежали с поля боя. И вдруг, он понял: бегством это не было. Это было отступление. Иногда, во время сражения приходиться отступить, чтобы перегруппировать силы и ударить вновь. Дик и его семья отступили, не желая напрасно гибнуть в битве с врагом, который многократно превосходил их числом. С тех пор они жили в лесной глуши, в этой самой землянке.
  Это были милые, добрые люди и чтили Богиню Луну. Они радушно отнеслись к Ролланду, хотя он и не говорил, что наарский принц. Не то, чтобы он боялся подлянки от этих людей, нет, просто удобного момента не доводилось.
  Юный Спрэд не торопился покидать землянку Дика и задержался у них почти на две недели. Что-то было в этом бородаче и его детях, что-то такое притягательное и доброе. Ролланд даже не надолго забыл о всех злоключениях, которые выпали на его долю.
  
  * * *
  - Будешь говорить последнее слово? - спросил Дик.
  - Последнее слово?! - возмутилась Диана и выбила из-под ног душегуба бочку. Он крякнул и захрипел, дергая ногами.
  Внезапно перед ними нечто огромное и смердящее. Оно пронеслось мимо Ролланда и на полном ходу врезалось в Дика, припечатав его к дереву. От удара, оно с треском развалилось на две половины.
  - Отец! Нет! - выкрикнула Диана и бросилась на смердящую тварь. Это был невероятных размеров вепрь, а на его спине сидел горный тролль.
  Принц и глазом не успел моргнуть, как на него несся еще один тролль, верхом на гигантском кабане и размахивал огромной дубиной.
  Ролланд пригнулся, и дубина просвистела над головой. Арбалет он оставил в кабаке, а с кинжалом против троллей не выстоять. Да, что там греха таить, будь у него арбалет или меч, он все равно не справился бы в одиночку даже с одним троллем, а их было больше дюжины. "Надо отступать", - решил он и побежал к лесу.
  Но далеко ему убежать не удалось. Один из троллей догнал принца и поймал в ловчую сеть.
  
  * * *
  Это были не просто горные тролли, а разведчики. Судя по их разговорам: Гаар-Хор уже пал под их натиском, и теперь, их орда приближается к Лигии. Ролланд и Диана, крепко связанные, сидели на земле, неподалеку от кабака. Рядом с ними сидел душегуб, которого они повесили. Этот подонок выжил, вепрь повалил дерево, чем и спас его.
  А вот Дику и Скотту повезло меньше. Как погиб бородач, Ролланд видел, а вот как смерть настигла Скотта, юный Спрэд не знал, только видел его бездыханное тело в траве.
  Ди молчала и смотрела в одну точку перед собой.
  - Из огня да в полымя, - проворчал душегуб. - Как думаешь, малец, - обратился он к принцу, - почто они нас не убили, а? Верно, - не дожидаясь ответа, продолжал он, - свежее мясцо всегда вкуснее, нежели падаль. Видит Богиня, уж лучше бы я сдох в петле, чем оказаться на разделочной доске у этих тварей.
  
  32. Гальбор Соттер.
  После обращения в вампиршу, Сиина стала более страстной и любвеобильной. В моменты их близости, она отдавалась Гальбору без остатка, и это магистру нравилось. Он буквально чувствовал, как от Сиины исходит огонь преданности и беззаветной, бескорыстной любви.
  Они находились в покоях Соттера, в башне барлийского замка. Магистр сидел на краю кровати, а Сиина, обвившись вокруг него ногами, неистово двигала тазом. Они были едины. Их губы и языки сплелись в страстном поцелуе. Неудержимое и ненасытное естество Гальбора наслаждалось горячим и трепетным лоном эльфийки-вампиршы; руки скользили по бархатистой коже спины, бедер и упругой попке.
  Сиина откинула голову назад. Её острые груди призывно смотрели на магистра. Не прерывая своих ласк, он припал губами к багровым соскам наложницы.
  Дрожь прокатилась по всему её телу, Сиина громко закричала, и прижалась к Гальбору. Он довольно простонал, исторгнув семя внутрь трепещущего лона.
  
  После того, как он при помощи обращенных братьев ордена, превратил всех в барлийском замке в вампиров, Гальбор переехал из поместья жить в покои замка и привез с собой прислугу и наложниц.
  Затем, магистр и его обращенные волшебники наведались во владения чернокнижника Ранмея, сравняв его замок с землей. Огненные псы Кадрага попытались оказать сопротивление, но оно оказалось тщетным и за это, Соттер перебил почти всех пылающих огнем волколаков. Те, что уцелели, поклялись магистру служить верой и правдой.
  
  Не забыл Гальбор и про Теодора - вампира, который по приказу чернокнижника Ранмея, обратил его своим укусом. Соттер выволок его во двор замка и со словами: "смотрите все, что ждет предателей ордена", оторвал ему голову.
  
  "И почему вампиров презирают?" - размышлял Гальбор, глядя на спящую Сиину. Её обнаженная грудь мерно вздымалась в такт дыханию, а на безукоризненном лице, застыла блаженная улыбка.
  "Разве может быть что-то прекраснее этой женщины? Она совершенна. Мы умнее, сильнее и быстрее всех в этом мире. Вот почему нас ненавидят! Потому что, боятся и завидуют. Ну, да ничего, орден един как никогда, вскоре, вся Барлия познает истину, а за ней Адара и весь остальной мир".
  
  Оставив Сиину, Гальбор прошел в кабинет. По донесениям разведчиков: Иоанн Рейхденский направил свою армию в пустыню. "Интересно, - размышлял магистр, наливая из бутылки в кубок свежую кровь, - связано ли это с девчонкой Рейттер?"
  Из-за сложившихся обстоятельств, он совсем перестал заниматься ей. Гальбор сделал несколько глотков крови.
  "Или что-то еще стоит за этим странным походом? Или кто-то? Матриарх Виора сейчас в Лигии, она довольно ловко натравила на меня чернокнижника, не удивлюсь, если она подкупила кого-то еще, способного одурачить рейхденского короля".
  Магистр сделал еще несколько глотков.
  "Нужно как можно скорее обзавестись шпионом, среди лигийской знати".
  
  Гальбор сел в кресло.
  "Так или иначе, пока Иоанн Рейхденский терзает города Адары, я буду копить силы, и когда они начнут изнывать от нескончаемой войны - ударю, и принесу мир, покой и процветание этим несчастным землям", - он сделал глоток крови.
  
  "Но для начала, я должен изменить уклад, по которому мы жили столетиями.
  
  Из стари, на каждого знатного жителя Барлии, приходилось не меньше сотни черни. Рабы, рванина и простой люд. Страшно подумать, что могло бы произойти, если бы все эти эльфы, гномы, люди и другая шушера, восстали супротив своих хозяев. Ни какая магия не остановила бы такую силу.
  Но они слишком ценили свою жизнь. Пусть это нищета или рабство, но лучше так, чем погибель. Лучше терпеть унижения знати, чем быть испепеленным огненным шаром", - Гальбор сделал очередной глоток крови.
  
  "Великая сила, которая используется для удовлетворения низших потребностей волшебников и тех, кто находится между ними и чернью - хитрожопых плебеев".
  
  Подхалимы, доносчики и прихлебатели. Они не обладают магическими способностями, но у них достаточно ума и совершенно нет и капли достоинства, поэтому, такие как они, довольно легко выбираются из черни, становясь управляющими поместий, надсмотрщиками на плантациях, городскими стражниками. Особо одаренные, умудрялись становиться учениками волшебников.
  
  Гальбор осушил кубок.
  "Сегодня ночью, все изменится. На смену старым обычаям придут новые и все барлийцы, познав истину, объединятся. Сегодня эта пропасть, веками разделяющая жителей, исчезнет. Орден, в том виде, в котором он существовал столетиями, исчезнет. Ему на замену придет новый орден, более могучий, в котором не будет места предрассудкам, страху, рабству. Все будут равны. Все будут подчиняться только магистру. Великий орден вампиров".
  
  В дверь кабинета постучали. На пороге появился новый ученик Соттера: Демитрион Варрон - сын волшебника Карта Варрона. Карт, как член ордена, лично просил магистра принять своего отпрыска в ученики. Такое случалось крайне редко, ибо ученик барлийского волшебника, это должность опасная и крайне не престижная.
  Сами волшебники направляли своих чад в ученики к своим братьям, лишь в нескольких случаях: когда шпионили за учителем или когда достаточно уважали этого волшебника, и были в нем уверены.
  Оба Варрона стали вампирами после укуса самого магистра. Гальбор видел их насквозь: каждый был предан ему до глубины своей темной души.
  
  - Магистр, - поклонившись, сказал Демитрион, - все готово. Мы ждем вашего приказа.
  - Хорошо, - кивнул Соттер. Он не спеша встал, подошел к столу, налил в кубок крови и сделал глоток. Кровь хоть и была свежая, но уже остыла. Гальбор поставил кубок на стол, и произнес:
  - Пора испить горячей крови.
  
  * * *
  Стороннему наблюдателю, который не был в курсе происходящего, могло показаться, что город грабят, после того, как взяли штурмом. Всюду бегали испуганные горожане и кричали: "вампиры, вампиры", они были уверены, что их жизни в опасности.
  Истошно вопили женщины и дети. То тут, то там вспыхивал пожар.
  
  - Глупцы! - Воскликнул Гальбор. - Вам ничего не угрожает! Не бойтесь, примите мой дар! Познайте истину!
  
  Кто-то ему поверил, кто-то нет, но прежде чем смертоносные лучи солнца показались из-за горизонта, все жители Барлии были обращены. Теперь, каждый барлиец стал частью ордена, частью великой силы, перед которой ничто не устоит.
  
  33. Эльф-нежить.
  После битвы волшебников, древний город представлял жалкое зрелище: разрушенные стены и дома; гигантские расщелины, в которых все еще бурлила раскаленная лава; клубы дыма, от пожарищ, до которых никому не было дела, тянулись вверх, в голубое небо. Плач безутешных жен и матерей, мужей и детей; и вереница горожан, которые спешили покинуть проклятые руины.
  Лёнчик стоял на балконе и смотрел на занимающуюся зарю. Храм, служивший домом Урсуле и её друзьям, практически не пострадал. "Видимо, на нем какие-то сильные чары", - решил зомби.
  
  Все это время, Урсула не покидала свои покои и пребывала в постоянном трансе, изредка прерывая его для разговоров с Дэш. Больше она никого к себе не пускала.
  
  "Кордо потерпел поражение, - размышлял Лёнчик, - значит, он сейчас слаб. Нужно развивать наш успех, а не сидеть в четырех стенах. Почему Урсула тянет? Неужели она не понимает, что время играет против нас?"
  Но ничего не поделаешь. Он был вынужден ждать. В одиночку против Кордо ему не выстоять, а с Урсулой и её друзьями у него были довольно серьезные шансы.
  
  Как-то вечером, после сожжения тела Маклениса, Лёнчик столкнулся в одном из коридоров храма с Дэш. Все это время он и Арнэль, под различными предлогами всячески избегали эльфа-нежить, но встретившись лицом к лицу в узком коридоре, Дэш не осмелился пройти мимо.
  
  - Я искренне соболезную твоей утрате, - произнес Лёнчик.
  - Победа досталась нам дорогой ценой, - скорбным тоном ответил Дэш.
  - Как там Урсула? Она даже на похороны не вышла. С ней все в порядке?
  - Она в трансе, ищет способ одолеть Элеттона.
  - И, есть какие-нибудь продвижения?
  - Об этом тебе лучше поговорить с ней лично.
  - Я только "за", - горько улыбнулся Лёнчик, - да вот только она не желает меня видеть.
  
  После этого разговора, следующим вечером, в покои эльфа-зомби явился Дэш и сообщил:
  - Она зовет тебя.
  
  * * *
  Урсула сидела на кровати, заложив ноги одна за другую, положив руки на колени. Её глаза были закрыты, обнаженная грудь еле-еле вздымалась в такт ровному дыханию. Лёнчик не замечал стоящей на улице жары, а вот живым было довольно тяжко: не смотря на поздний вечер, жар пустыни обжигал словно днем, поэтому все кто жил в городе носили минимум одежды.
  
  - Извини, что я избегала тебя, - вдруг сказала Урсула, открыв глаза. - Твоё загадочное происхождение не давало мне покоя. Я опасалась, что ты хитроумное порождение Ториса Элеттона.
  - Что?! - Возмутился Лёнчик. - Как тебе такое могло в голову придти?
  Урсула улыбнулась. Эльф-нежить понял: возмущаться глупо. У неё были все причины сомневаться в нём, ведь таких, как он никто раньше не встречал. Разумный зомби, что это может быть, как не творение злобного колдуна?
  
  - Ну, ты выяснила что-нибудь о моем происхождении?
  Урсула кивнула.
  - Ты ведь и сам знаешь кто ты. Не так ли?
  Лёнчик молчал. Пришло ли время рассказывать?
  
  - Пришло, - вдруг сказала девушка. - Этот разговор должен произойти.
  Она внимательно выслушала рассказ эльфа-зомби о Паррифасе Всемогущем; его появлении в Адаре в образе Некроманта и всех приключениях, что ему довелось пережить, после чего сказала:
  - Теперь все встало на свои места.
  Тон Урсулы был каким-то безразличным, как будто ничего особенного не происходило, как будто ей каждый день приходится иметь дело с посланником Паррифаса Всемогущего.
  
  - Что же, - продолжала она, - как видишь, твои опасения оказались напрасными, ты можешь нам доверять. Один из нас погиб, в бою с Торисом Элеттоном. Нет, я не умею читать мысли, я просто пережила этот разговор не одну тысячу раз и знаю все, что ты скажешь. Скоро. Скорее чем ты мог подумать.
  
  34. Виора.
  - Матушка, я не хочу уезжать, - прошептала Летта. Она покосилась на ведьму-настоятельницу и добавила:
  - Тем более, с этой страшной старухой.
  Паррифаситка действительно имела довольно отталкивающую внешность: морщинистое бледное лицо, крючковатый нос с бородавкой, тяжелый взгляд и сальные седые патлы, торчащие из-под накинутого на голову капюшона.
  Не смотря на это, ведьма была добрейшей души человек, а Виора доверяла ей как самой себе, что было довольно редким явлением.
  
  - Ты же знаешь, орда троллей вот-вот будут у стен Лигии, оставаться здесь слишком опасно, - сказала матриарх и обняв дочь, продолжила:
  - В Некрополе ты будешь под надежной защитой.
  - Паррифаситов? Ты же сама не раз говорила о том, какие они скверные и мерзкие. Призывала убивать их.
  - Я же человек, - тяжело вздохнув, ответила Виора, - а людям свойственно ошибаться. Хвала Богине, что я оказалась в Некрополе в нужное время, если бы не паррифаситы, не знаю, что сейчас со мной было.
  - Но они же язычники.
  - Они как и их бог - творения Луны, которые ниспосланы нам в это лихое время невзгод и лишений, дабы мы смогли его пережить и продолжить славить нашу Богиню.
  
  Летта молчала. Похоже, что слова Виоры произвели необходимый эффект и заставили девочку задуматься.
  Они сидели за столом в покоях матриарха, которые располагались в гостевом крыле лигийского дворца. Было раннее утро, но, не смотря на это, в покоях, да и во всем крыле царила суета - ведьма-настоятельница готовилась к отъезду в Некрополь. Союз, ради которого она приехала в Лигию, заключен; оставаться далее в городе, который со дня на день подвергнется осаде троллей, было бессмысленно.
  
  Виора решила остаться, она не могла покинуть город и его жителей в момент опасности. Она матриарх и должна вдохновлять людей на борьбу с тролльей ордой.
  
  - Не волнуйся, со мной твоя дочь будет как за каменной стеной, клянусь тебе именем Паррифаса Всемогущего, - сказала ведьма-настоятельница, когда они прощались на ступенях Лигийского дворца. На них взирали несколько десятков знатных лигийцев, приближенных ко двору, которые пришли проводить ведьму.
  - Спасибо, - матриарх обняла её, потом, еще раз обняла дочь и, поцеловав, сказала:
  - Помни всё, чему я тебя учила, не забывай молиться Богине, веди себя достойно и все будет хорошо.
  - Главное, продержитесь до прихода големов, - добавила ведьма. Три дня назад, она отправила послание в Некрополь, с просьбой совету: прислать своим новым союзникам несколько сотен каменных воинов.
  
  Отдавая дань этикету, ведьма-настоятельница и Летта, простились с придворными и княжеской четой, после чего забрались в крытую повозку и покинули город.
  
  "Богиня, защити дочь мою, от врагов и болезни. Проведи её через тернии и не оставь в моменты испытаний. Молю тебя, осени благодатью своею сына моего Ролланда, где бы он ни был. Наставь его на путь истинный, помоги в лишениях и борьбе. Если же он в чертогах твоих, да прибудет он в вечном блаженстве, как и отец его Ольфред и славные предки их. Да будешь светить ты в ночи, да не сойдешь во веке с чертогов небесных."
  
  * * *
  Вечером того же дня, в покои Виоры пришла Катарина. Молодая княгиня была не на шутку напугана приближающейся к Лигии ордой троллей и предстоящим сражением. Они разговаривали сидя за столом и пили вино.
  - Городские стены неприступны, боевой дух гарнизона на высоте, да и князь Скуба привел десятитысячное войско, - успокаивала её матриарх.
  - Но у него армия вдвое больше.
  - Не оставлять же ему Хор без защиты, - улыбнулась Виора. - То, что он здесь и заключил с нами союз, уже неоценимо, а кроме этого, Скуба активно помогает в подготовке к осаде.
  - Вы правы, Святейшая, - промолвила Катарина и натянуто улыбнулась, - как всегда.
  - Не волнуйтесь, с молитвой и верой в Богиню, мы сможем это пережить.
  - Молюсь об этом каждый день, - вздохнула Катарина. - Стефан сказал, тролли будут здесь самое позднее после завтра. Мне так страшно. Говорят, они едят своих пленников, голыми руками могут разорвать человека на куски.
  - Ваша светлость, вам нужно отвлечься. Пойдемте-ка в храм, помолимся Богине. Я проведу службу, думаю, горожанам это пойдет на пользу.
  
  * * *
  Над Лигией разносился тревожный звон набата - тролли пришли. Орда огромных зеленокожих тварей обступили город и грозно крича, лезли на крепостные стены. Из башни Катарины, открывался отличный вид на северную часть Лигии, в том числе и на крепостную стену. На вершине которой то и дело возникали громадные силуэты троллей.
  Матриарх и княгиня, вслух молились за смелых защитников города, за Скубу, Болдеса и Стефана, он, не смотря на свою тщедушность, не стал прятаться, а возглавил оборону восточной стены.
  Несколько раз, под ликующие крики лигийских защитников, тролли отступали. Слыша радостные возгласы, Виоре казалось, что им удалось прогнать зеленокжих тварей и отстоять город, но вскоре на стены бросалась новая волна троллей, и бой разгорался с новой силой.
  
  Когда солнце приблизилось к горизонту, матриарх отправилась на стены, нужно было поддержать солдат и прочитать молитвы над павшими. Увидев её, защитники Лигии заметно воспряли духом. Стали доноситься восклики: "с нами Богиня" и "мы победим". Виора поднялась на стену: орда - она никогда не думала, сколь огромное это число. На военном совете, Скуба говорил, что троллей не меньше сорока тысяч, но взирая со стены на эту зеленую массу, матриарху казалось, что их миллионы. Их было так много, что орда походила на исполинское чудовище из древних легенд, посланное разгневанными богами уничтожить погрязших во грехе людишек.
  
  Три дня и три ночи тролли упорно, но безуспешно штурмовали стены Лигии, пока ранним утром четвертого дня им не удалось взять восточные ворота. Злобная зеленая масса хлынула в город. Как Скуба не пытался помешать троллям пройти дальше, у него ничего не получилось. Медленно, но верно, зеленокожие твари занимали квартал за кварталом.
  
  Лигия наполнилась криками горожан попавших в лапы разъяренных троллей, в небо потянулись клубы дыма от пылающих домов.
  
  * * *
  - Может паррифаситы успеют придти к нам на помощь? - с надеждой в голосе произнесла Катарина.
  - До Некрополя неделя пути, но даже если они и успеют придти раньше, чем тролли прорвутся в цитадель, - Виора вздохнула. - От големов было бы больше проку на стенах, а теперь, когда тролли заняли город, - она снова вздохнула.
  - Но тогда мы все умрем, - пролепетала юная княгиня.
  - Ваша светлость, - Виора улыбнулась, - вы забыли? Смерть это не конец. Нас ждут золотые чертоги Богини Луны и благодать её.
  
  После того, как Скуба понял, что город ему не спасти, он велел отступать всем ко дворцу. Лигийский дворец плохо был приспособлен к обороне и его удалось удерживать всего несколько часов. Последней надеждой защитников города была цитадель - высокая, непреступная башня во внутреннем дворике дворца, которую построил прапрадед Катарины.
  
  Тролли не рвались попасть в цитадель, Лигия была целиком в их власти, как и крепостные стены. "Мы обречены", - подумала Виора, взирая на охваченный огнем город. Вверх поднимался чад и крики горожан, которых терзали зеленокожие твари.
  
  * * *
  Было раннее утро. Все спали. Матриарх проснулась от того, что ей показалось, будто кто-то её зовет.
  - Это всего лишь сон, - пробормотала она, потягиваясь сладко зевая.
  В осажденной цитадели было около трех сотен душ, так что всем приходилось потесниться, все спали, где придется: на полу, лавках, столу и под ним. Виора и Катарина спали по очереди в кресле, в общей зале вместе со всеми.
  
  Внезапно матриарх увидела чью-то тень, она скользнула вдоль стены и исчезла в проходе, который вел из залы на лестницу. Не желая понапрасну бить тревогу, ведь эта тень могла ей померещиться, Виора решила сама проверить. Она встала, и аккуратно переступая через спящих на полу горожан, направилась в сторону коридора.
  
  Выйдя в коридор, матриарх вновь увидела тень - она скрылась в проходе, за ним была винтовая лестница, которая вела на крышу цитадели. Виора последовала за тенью.
  
  Она поднялась по лестнице. На крыше, заложив руки за спину, стоял эльф. Это был не один из лигийцев, его одежда была чистой, светлые волосы струились по плечам. Складывалось впечатление, что он только пришел. Но как он пробрался в цитадель? Не обращая внимания на Виору, эльф взирал на город.
  
  - Кто ты? Как попал сюда? - строго произнесла матриарх.
  Эльф обернулся, и Виора увидела, что он оживший мертвец. Она невольно отшатнулась.
  - Не бойся Виора, - вдруг сказал зомби, - это я, Некромант.
  - Темнейший? - искренне удивилась матриарх. - Но как такое возможно?
  - Ты забыла, кто прислал меня? - улыбнулся эльф-нежить, по крайней мере, она надеялась, что эта гримаса на полуразложившимся лице ожившего трупа, все-таки улыбка, а не злобный оскал.
  - Для Паррифаса Всемогущего нет ничего невозможного, - продолжал зомби. - Веруй и тебе воздастся.
  - Но я молилась Луне, - растерянно прошептала Виора, - не Паррифасу.
  - Ты знаешь ответ - все бесчисленные боги этого мира, суть Паррифас.
  - Да, Темнейший, - стоило матриарху сказать это, как она почувствовала небывалое облегчение, словно огромный камень упал с её души. Она, наконец, смогла самой себе признаться, что Паррифас Всемогущий - единственный истинный Бог.
  - Я... я боялась утратить власть, - Виора рухнула на колени, по её щекам потекли слёзы.
  - Я знаю, - Темнейший подошёл, протянул ей свою руку и помог подняться.
  - В конце концов, ты признала истину, - продолжал он, - это самое главное.
  - Раз ты здесь, ты поможешь нам одолеть троллей? - с надеждой в голосе спросила матриарх.
  - Вам больше не чего бояться, - эльф-нежить указал на раскинувшийся внизу город. Только сейчас, Виора заметила, что в Лигии царит тишина, не было слышно криков терзаемых горожан или боевых кличей троллей.
  - Они ушли? - изумленно произнесла она, подходя к краю площадки. - Хвала Паррифасу Всемогущему, мы спасены.
  Когда матриарх обернулась, эльфа уже и след простыл - она стояла на башне одна.
  - Спасены, - улыбнувшись, повторила Виора.
  
  35. Лортис Ней.
  Третий день лило как из ведра. Они остановились на постоялом дворе, в небольшой деревушке, которая была всего в паре лиг от Эрн-Десса. Этот город по-прежнему не хотел отпускать их.
  
  - Я и не думал, что наш Клим, такой любвеобильный, - сказал Лортис, слушая доносящиеся из-за стены стоны гномихи по имени Руфусина и сатира. Как оказалось, это она была тем самым "не законченным делом", о котором говорил Клим.
  - А где ты видел сатира, который не бегает за юбками? - усмехнулся лежавший на соседней койке Ульрэх.
  
  На самом деле, Клим был первым сатиром, с которым Лортису пришлось иметь дело. Раньше он как бы их не замечал, не в том смысле, что не видел; скорее не думал, что эти мелкие и с виду никчемные создания способны на что-то полезное. Знакомство с Климом Однорогом показало адмиралу: он был совершенно не прав в отношении сатиров.
  
  Так, слушая стоны сладкой парочки, немного им завидуя и травя байки, Лортис и Ульрэх провели еще один день. Дождь всё так же молотил по крыше и подоконникам, а когда ветер вдруг менял направление, то тёплые капли начинали барабанить по полу их комнаты.
  
  - Сезон дождей, - пожав плечами, сказала Руфусина. - Лить не переставая, может целый месяц.
  Гномиха и Клим решили прерваться и заглянули к ним в комнату.
  - Как бы нас тут не нашли королевские ищейки, - проворчал душегуб. - Город совсем близко.
  Лортис тоже считал, что расслабляться еще рано, проклятый Эрн-Десс и разъяренный король Нимий, совсем рядом. Где гарантии, что кому-нибудь из местных не придет в голову заложить их городской страже за обещанное вознаграждение? Никаких гарантий!
  
  - Взять хотя бы хозяина постояло двора, - развел руками Лортис. - Одно имя чего стоит: Майлин-Гур. Где вы видели минотавра с таким именем? А вы видели, как он на нас пялился, когда мы вошли? А эти его вопросики: "кто вы такие?", "откуда?", "куда путь держите?", ясно же, что не просто так вынюхивает.
  
  - Да перестань, - отмахнулся Клим, - задавать такие вопросы, его работа. Мало ли кто мы такие? И вообще, дождь играет нам на руку, - возразил Клим, - никто здесь нас не знает, и никто не знает, что стража ищет кого-то, а еще через пару дней, всем будет вообще насрать на происходящее, все будут думать только о том, как и достал этот треклятый дождь.
  
  Видя, что его слова не произвели должного эффекта, сатир молча, вышел и через некоторое время вернулся с подносом, на котором стояли тарелки, кружки, кувшины с вином и похлебкой, и буханка хлеба.
  - Хватит чахнуть, - улыбнулся Клим, он поставил поднос на стол и принялся его сервировать. Руффусина не дожидаясь приглашения, пришла сатиру на помощь - разливая похлебку по тарелкам.
  - Мы живы, - продолжал Клим, - и после всех передряг, вновь вместе. Так что нужно отпраздновать это.
  
  Ничто так не поднимает настроение, как сытый желудок. Лортис вдруг понял: сатир-то прав. Причем в очередной раз. Они живы, не смотря на всё, что им пришлось пережить - они живы!
  
  - Я хочу сказать тост, - поднимая кружку с вином, промолвил Ней.
  - О, ваш бродь повеселело! - расхохотался Ульрэх. Он тоже заметно воспрял духом, стал больше шутить и меньше ворчать.
  - Я хочу выпить за моего друга... Нет! За моих друзей! Благодаря которым, я все еще жив. За тебя, шельмец Клим и за тебя, душегуб!
  - Да! - воскликнул Ульрэх. Все расхохотались и чокнулись кружками.
  

Мироеды

   Пролог
   Лето только началось, а температура в тени уже достигла отметки в тридцать пять по Цельсию. Поэтому раньше девяти часов вечера Крот на улицу старался не выходить.
  
   Однако и это не сильно помогало. Время было уже за полночь, а жара стояла практически как днем. Спасало лишь холодное пиво.
  
   Крот сделал большой глоток, поставил бутылку на асфальт и закурил. Он сидел на корточках в сквере, который был в нескольких кварталах от дома. Рядом сидел кореш Толян и рассказывал, как прошлой ночью развёл одного лошару на четыре косаря, крутую трубу и понтовые очки.
   - Потом, мне как патриоту, стало стыдно за то, что нашу великую страну населяют такие петухи, и я выписал лошаре в ухо.
   - Красава. - Усмехнулся Крот. - Так их бля, пусть знают своё место.
   - Ну, бля.
   - А чо там за тема с Ритухой?
   Толик смачно плюнул под ноги, сделал затяжку и ответил:
   - Ну, бля, с-сука она и в Африке бля, с-сука.
   - Пресанул?
   - Ну, бля.
   - А комерса?
   - Комерсу популярно объяснил, бля, если еще раз увижу у нас на районе, он, бля, ни хуя не жилец.
   - Красава. - После очередного глотка, Крот заметил, что пиво уже выдохлось. Он крайний раз затянулся "Kent"-ом, утопил бычок в бутылке и, встав с корточек, произнес:
   - Братулёк, пошли еще пивандрия возьмём?
   - Бля, ды не вопрос.
   Круглосуточный ларёк был буквально в десяти шагах от сквера. Этой ночью в нем работала красатуля Таня. Крот давно положил на неё глаз и регулярно подкатывал. Пока не дала но, он как следует и не просил.
   - Привет Танюш. - Поздоровался Толян.
   - Привет ребят. - Донёсся из окошка сонный голос.
   - Скучаешь, красатуля? - Крот облокотился на не большой подоконник. - Пойдем с нами на лавочке посидим.
   - Я ж работаю. - Ответила девушка и натянуто улыбнулась.
   - Один хер ночь на дворе, все спят и никто ничего не покупает. - Продолжал наседать Крот.
   - Танюш, ну, бля, ну чо ты таких пацанов обламываешь? - Присоединился к диалогу Толян.
   - Ребятки, давайте как-нибудь в другой раз.
   Крот не хотел, чтобы девушка подумала о нем плохо, так что решил на неё не давить. Они взяли, пиво, сигареты, семечки и направились обратно в сквер.
   - Херово что седня Танюха работает, а не терпила. - Крот открыл пивас и припал к бутылке. - А-а-а. - Довольно протянул он. - Хорошо. Ниче, мы на следующей неделе с терпилы вдвое вычтем.
   - Ну, бля.
   Из сквера им на встречу вышла стройная, высокая, фигура. Приметив спадающие на плечи волосы, Крот шепнул:
   - О, гля баба.
   - Ну, бля и идет нам на встречу.
   - Наверно... - Крот запнулся на полуслове, а Толян поперхнулся пивом и закашлял.
   На свет фонаря вышел высокий, длинноволосый блондин в черном, кожаном плаще. На вид ему было лет тридцать, ну уж точно не больше тридцати двух.
   - Слышь, пидорас, ты что смертник? - Поинтересовался у странного прохожего Толян.
   - Не, он походу дела этот. Как ж его? А, во, вспомнил: мазохист. Жара какая стоит, а он в плаще.
   - Доброй вам ночи, милостивые господа.
   Толян и Крот переглянулись. "Ебанутый наверно." - Подумал Крот.
   - Не будете ли вы так любезны, сказать мне который сейчас час?
   "Точно, ебанутый." - Решил Крот и поделился этим выводом с братом: - Слышь Толян, он по моему ебанутый.
   - Не, бля, он клоуна включил. Просек что пиздец ему, а дурачка мы типа не тронем. Я прав? Клоун бля, я к тебе обращаюсь.
   - Глубокоуважаемый незнакомец, я вижу вас не много смутила моя манера изъясняться. Позвольте мне все вам объяснить. Дело в том, что я исследователь третьей категории...
   - Бля, ты что русского языка не понимаешь? - Перебил блондина Толян и сделал выпад правой, целясь ему в челюсть. К его удивлению, у человека в плаще оказалась хорошая реакция, и он легко уклонился от удара.
   - Ах тыж, сука, бля! - Выкрикнул Толян.
   - Наверное, я вас чем то обидел? Приношу свои искренние, глубочайшие извинения. Надеюсь, мы сможем найти с вами точки соприкосновения для дальнейшего конструктивного диалога.
   Толян предпринял еще несколько попыток попасть по лицу человека в плаще но, все они оказались тщетными. Блондин ловко, а местами элегантно уворачивался от выпадов. Сопровождая каждое свое движение учтивыми фразами. Тем временем, Крот допил пиво и решил помочь брату наказать вертлявого пидора. Он зашел со спины и замахнулся на него бутылкой, метя в голову. Бутылка со свистом рассекла пустоту, так и не попав в цель.
   - Господа, хочу заметить что это уже, по крайней мере, не честно. Вас теперь двое и у вас орудие. В последний раз прошу вас прекратить свои выпады, иначе я буду вынужден защищаться.
   В ответ на это предупреждение Толян вновь попытался ударить блондина. На сей раз тот не стал уворачиваться, а блокировав выпад взял его руку в замок. Быстрая подсечка и вот Толян уже на асфальте. Миг спустя, раздался хруст и по округе пронесся дикий, наполненный болью крик. При виде торчащей из руки брата кости, Крот на мгновение замялся. Оцепенение было не долгим, выйдя из ступора, он разбил о забор клумбы бутылку и с получившейся "розочкой" бросился на незнакомца. Выпад, взмах, снова
   выпад и все в пустоту. Блондин играючи уходил от острых краев разбитой бутылки. Что-то сверкнуло в свете фонаря. В ту же секунду грудь Крота пронзила острая, ни с чем несравнимая боль. Он хотел закричать, но не смог. Незнакомец резким движением вытащил из его груди длинный, металлический прут и Крот упал. Последнее что он увидел за миг до своей смерти, это вышедшая из темноты собака, бульдог. У него в детстве был такой.
   Бульдог подошел к окровавленному телу и, понюхав, скорбным тоном сказал:
   - Умер.
   - Но, Всеволод, право слова я, же не виноват. - Начал оправдываться блондин. - Я же просил их.
   - Просил, - согласился бульдог. Подойдя к Толяну и обнюхав его, констатировал: - этот жив.
   - Конечно жив, он же был безоружен.
   - Он видел нас.
   - И что? - Усмехнулся блондин. - На рассвете нас здесь уже не будет. Пусть живет.
   - Что за херня? - Простонал пришедший в сознание Толян.
   - Я, сломал вам руку, а вашего друга убил. Примите мои искренние соболезнования.
   - Крот... братишка...
   - Я же всего на всего, хотел узнать который час.
   - Ладно, Сифилис, пошли. Нам пора. - Сказал бульдог и направился к скверу.
   - Желаю вам скорейшего выздоровления. Прощайте.
   Сказав это, блондин зашагал прочь от распластавшегося на асфальте Толяна и вслед за псом, скрылся во мраке ночи.
  
   Часть I
  
   Глава 1
   В комнате стояла гробовая тишина. Почти гробовая. Из шкафа, который Всеволод приспособил под системник, доносился равномерный стук сердца. Еще, время от времени, раздавались быстрые щелчки компьютерной мышки. Вот уже минут двадцать Сифилис лежал на диване и изучал отчет.
   "Не понимаю, почему?" - Размышлял он. - "Ведь она не подходит минимум, по трем пунктам. Любому, замшелому кандидату второгоднику известно: для исключения образца достаточно одного пункта не соответствующего требованиям. Но три, это просто не вероятно. И все же, Всеволод выбрал именно её. Почему?"
   - Я не понимаю. - Сказал Сифилис, решив оставить попытки самостоятельно разобраться в затеи своего наставника.
   - Что тебе не понятно? - Спросил бульдог, не отводя взгляда от монитора и продолжая щелкать мышкой.
   - Пункт номер три. Ей почти пять циклов, даже по местным меркам она долгожитель.
   - Верно.
   Это "верно" просто обескуражило Сифилиса. Получается, он действительно что-то упустил, и понять что именно без помощи Всеволода ему не по силам.
   - Пункт номер восемь. - Продолжал он. - Прямое следствие её возраста, тахикардия.
   - Тахикардия. - Снова согласился бульдог.
   - Пункт номер девятнадцать. Бронхиальная астма.
   - Угу. - Буркнул пес.
   - Но, Всеволод, право слова, раз она нам не подходит, почему ты выбрал её?
   - Сифилис. - Бульдог оторвал морду от монитора и строго взглянул на своего ученика. - Ты рассмотрел все варианты?
   - Может компьютеру печень пора менять?
   - Пункты номер пять, десять, двенадцать и двадцать два. Прибавь к ним свои три и проанализируй.
   В соседней комнате загромыхал принтер. Всеволод спрыгнул со стула и направился туда контролировать процесс.
   Тем временем, Сифилис снова уткнулся в отчет.
   - Это... это же... бред. - Бормотал он, снова и снова сопоставляя данные, суммируя и анализируя их. Каждый раз результат получался противоречивым и бессмысленным. Принтер перестал печатать. Всеволод вернулся с новой пластиной-отчетом в зубах. Пес запрыгнул на диван и сев рядом с учеником протянул ему пластину.
   - Всеволод, я проанализировал указанные тобой пункты в совокупности с упомянутыми мной ранее. В итоге получился полный бред. - Констатировал Сифилис, забирая новый отчет.
   - Что еще за бред? - Спросил бульдог, когда его пасть освободилась от ноши.
   - Бред - от латинского делириум. Совокупность идей и представлений, умозаключений, возникшая не из поступивших из окружающего мира сведений и не корректируемая при этом поступающими новыми сведениями, при этом не важно, соответствует ли бредовое умозаключение действительности или нет, компонент продуктивной симптоматики при шизофрении и других психозах. - Отчеканил Сифилис параллельно изучая новые данные.
   - Опять википедию на ночь читал. - Укоризненно заметил пес.
   - Но, Всеволод, право слова, либо это печень у компьютера отработала свой ресурс; либо... я просто в полном недоумении от этих отчетов.
   - Печень я проверил. Два раза. И да, ты прав, отчеты крайне парадоксальны. Поэтому, я применил аппроксимацию Бальмона - Шеффера. Плотность вероятностей, которая в итоге получилась, подтвердила мою догадку. Пункт двадцать три, на второй пластине.
   - Семьдесят три миллионных! - Восторженно произнес Сифилис.
   - Именно. В пределах допустимых погрешностей, люди с такими парадоксальными данными существовать не могут.
   - То есть, если применить коэффициент Смернитского. - Блондин быстро произвел расчет в уме. - Мы получим семьдесят три целых сорок три сотых процента.
   - Не мало. Правда?
   - Всеволод, ты просто гений!
   - Если бы не Коллапс, получил бы пятую категорию. - Вздохнул пес. - Если бы не Коллапс. Ладно, давай собираться.
   - Набор инструментов стандартный?
   - Думаю да, но прихвати на всякий случай "Каратель N6" и пару компрессионых стабилизаторов. Семьдесят три процента все-таки.
  
   Глава 2
   Мария Тихоновна Старцева, в свои восемьдесят два, вела довольно активный образ жизни. Подъем в шесть утра, контрастный душ и завтрак.
   После обеда, обязательный поход на рынок для обмена информацией, ну и для покупки продуктов. По дороге она обязательно заходила на почту и высказывала им какое они жульё. Еще бы, каждый месяц обворовывают её на рубль двадцать две копейки. Вот так с миру по нитке и на тебе, мерседес.
   Вечером, после сериала на "первом" в восемнадцать двадцать прогулка в сквере. А уже после прогулки, перед сном, Мария Тихоновна занималась разгоном наркоманов. Эти твари постоянно собираются на лавках под её балконом и орут. Не смотря на то, что жила она на седьмом этаже, слышимость была как на первом. Но Мария Тихоновна женщина - кремень, у нее не расслабишься. Ведро воды, яйца, порой тухлые, гнилые овощи или какашки соседского пуделя. Вот, далеко не полный арсенал с помощью которого она боролась за тишину после десяти вечера.
  
   По вторникам и четвергам, к девяти утра всегда приходит Зинка - по4тальонка, приносит свежую прессу. Частенько она задерживалась у Тихоновны, и они мило беседовали на кухне. К примеру, вчера Зинка рассказала, что бабке Зимарихе, из сорок второй квартиры, сын алкоголик какую-то плазму привез. Дорогущую. "И откуда у них деньги?" - Никак не могла понять Старцева. - "Всю жизнь пьют и пьют, не просыхая, а тут сорок годов
   прогорбатилась на заводе и что? Пенсия три тыщи."
  
   Сегодня среда, а по средам она выносила Стасика на балкон, дышать свежим воздухом. На той неделе, Мария Тихоновна пересадила его в глубокую плошку, так что процесс выноса стал более трудоемким. Она нашла Стасика примерно полгода назад, во время вечерней прогулки по скверу. Он сам заговорил с ней и попросил приютить.
   Старцева, не раздумывая, сбегала домой и, вернувшись с совком и обрезанной баклажкой, выкопала герань.
   Цветок рос. Большие, мясистые листья, ярко-алые цветы, массивный стебель. Вскоре, Мария Тихоновна поняла что Стасик не герань. А какая разница? Он стал ей как сын, своих-то детей у нее никогда не было.
  
   Наконец вытащив двенадцати литровую плошку на балкон, Мария Тихоновна села в кресло и взяв книжку про Карлосона стала читать в слух. В последнее время, Стасику стали нравиться сказки.
  
   В дверь позвонили. "Интересно, кто это?" - Взглянув на часы, подумала Старцева. - "Время то, только пол одиннадцатого".
   - Не открывай. - Произнес Стасик. В его голосе чувстволись нотки беспокойства.
   - Что такое, милый?
   - Это они.
   Внутри Марии Тихоновны, будто что-то щелкнуло.
   - Они значит. - Прошипела она словно змея. - Ну, я им сейчас устрою, Варфоломеевскую ночь.
   Пенсионерка влетела в кухню. Взяв самый большой нож, она решительной походкой направилась к входной двери.
   - Убей, убей, убей. - Доносился с балкона голос Стасика.
   Снова позвонили. Стиснув зубы, старушка открыла дверь. На пороге стояла Петровна, соседка по этажу.
   - Чего тебе? - Холодно спросила Старцева.
   - Ой, Тихна вот решила блинов напечь, а мучицы то нету. Ты не одолжишь пакетик?
   - Муки? - Прищурившись переспросила Мария Тихоновна, держа нож за спиной.
   - Муки.
   - Убей, убей, убей. - Продолжал Стасик.
   Старцева вытянула шею и окинула взглядом лестничную клетку. Никого кроме соседки не было.
   - Это она. - Донеслось с балкона. - Она с ними. Они пришли убить меня.
   "Убить, убить, убить" - пульсировало в голове Марии Тихоновны. Её глаза налились кровью. Она закричала и бросилась с ножом на Петровну.
  
   Глава 3
   Красный и синий цвета зашкаливали. Такое Сифилис видел впервые. Семь пунктов зеленого цвета, максимум, что ему доводилось видеть.
   - Всеволод, право слова! - Воскликнул он. - Не знай, я, с чем мы имеем дело, подумал бы что приборы вышли из строя.
  
   Они шли по одному из дворов спального района города.
   Стоял жаркий полдень, поэтому людей на улице практически не было.
  
   - Повнимательнее Сифилис, повнимательнее. Мы на её территории, она уже знает что мы, идём.
   - Знает? - Блондин поёжился, с такими особями ему еще не приходилось сталкиваться. Его рука скользнула под плащ, нащупав там холодную рукоять "карателя". Мысль о том, что он не с голыми руками столкнется с матерой тварью, ободряла.
   Заметив волнение ученика, Всеволод поспешил его успокоить:
   - Семьдесят три процента, это не самый страшный вариант. Мне приходилось сталкиваться с восемьдесят шестым повышенным, а рекорд - девяносто один и сорок восемь сотых. За долю секунды, троих испепелил...
   - Кажется, пришли. - Прервал рассказ бульдога Сифилис. - Все три цвета зашкаливают.
   Они остановились у старенького пятиэтажного дома.
   - Зашкаливают, говоришь?
   - Угу.
   - А ты коэффициент дифференциации увеличь, они перестанут зашкаливать.
   - Точно! - Воскликнул блондин и щелкнул переключателем. Все цвета тут же упали на пол шкалы. - Тогда, не этот дом, а-а-а вон тот. - Он указал на соседнюю десятиэтажку.
   - Уверен? Расширительные переменные в нужном диапазоне?
   - Ноль пятнадцать - нижний, три сорок семь - верхний.
   - Значит, она здесь. - Согласился Всеволод. - Дело осталось за малым, найти квартиру. Применим "разведчика".
  
   Юркнув в ближайшие кусты, они расположились прямо на земле. Сифилис открыл чемодан со стандартным набором и достал из него "разведчика". Это был не большой, шарообразный, био-механический аппарат, с возможностью дистанционного управления.
  
   Сифилис был опытным оператором но, не смотря на это, он по возможности старался избегать применения "разведчиков". Еще бы, вставлять в голову иголки довольно не приятное занятие. Одним, быстрым движением Сифилис закрепил пульт у основания своего черепа. Через несколько секунд, боль сменилась истерикой нейронов, на которые обрушился в десятки раз возросший поток информации. Мгновение спустя, клетки мозга адаптировались. Теперь, Сифилис и разведчик стали одним целым.
   - Синхронизация прошла успешно, все системы работают нормально. - Отчеканил блондин.
   - Переключи зрение в микроволновый режим. - Велел Всеволод.
   - Вижу её, седьмой или шестой этаж, данных не достаточно. Нужно подняться повыше.
   - Действуй.
  
   По началу, сферическое зрение разведчика причиняет дискомфорт, но он быстро проходит. Сифилис вспомнил, как в Академии, когда они только начали осваивать управление разведчиками, один из его товарищей не справился с раздражением вестибулярного аппарата и заблевал наставника. Давно это было, а такое ощущение, что только вчера, юный кандидат Сифилис впервые ступил на порог Академии.
  
   Тем временем, цвета стали зашкаливать.
   - Седьмой этаж. Увеличил коэффициент дифференциации. По всем показателям она здесь, но в микроволновом режиме я её не вижу.
   - Крайне плохо. - Буркнул Всеволод. - Обычно, в этом возрасте они еще не умеют контролировать излучение своей энергии и уж тем более в микроволновом диапазоне. Эта особь, очень быстро развивается. Наверняка она уже научилась мимикрировать... Плохо, крайне плохо...
   - Всеволод, право слова, может, будем действовать более решительно и ударим в лоб?
   - Да, ты прав. Будем действовать более решительно, но при прямой конфронтации у нас нет шансов, устроим засаду.
  
   Следуя плану наставника, Сифилис пробрался в одну из квартир на этаже. В ту, где цвета показывали минимальные значения. По задумке Всеволода, он должен был "завербовать" обитавшую там женщину и под её прикрытием вступить в контакт с особью. Вербовка, довольно сложная процедура. Сифилис должен закрепить разведчика у основания
   черепа цели и синхронизировать с ней своё сознание. При вербовке, разведчик выступает в роли пульта дистанционного управления. Сложность заключалась в том, что ему придется одновременно контролировать и разведчика, и завербованный объект.
  
   Сифилис проскользнул на кухню. Цель, стояла у плиты и, что-то помешивая в большой кастрюле, разговаривала по телефону. Самое главное в вербовке это исходная позиция. От её правильного выбора зависело всё, а именно как далеко и точно сможет прыгнуть разведчик. Сифилис забрался на стол. Расстояние до цели меньше метра, просто
   великолепная диспозиция! Прыжок. Вонзив все четыре лапки разведчика в плоть жертвы, Сифилис выпустил жало. Всё это произошло настолько быстро, что женщина даже вскрикнуть не успела. "Моя лучшая вербовка". - С гордостью подумал Сифилис, прежде чем на него обрушился поток мыслей и эмоций Семёновой Екатерины Петровны.
  
   Совладав с клетками мозга, которые просто взбесились из-за троекратно возросшей нагрузки, Сифилис услышал доносившийся из телефонной трубки голос:
   - "Алло, Петровна. Петровна, ты слышишь меня? Алло..." - Покопавшись в памяти женщины, он нашел её последний диалог. Стараясь использовать слова из лексического запаса Екатерины Петровны, Сифилис ответил:
   - "Ой, Поль ктой-то в дверь звОнит, давай я за тобой вечером, как обычно зайду". - И положил трубку. Проверив работоспособность подчиненного организма и разведчика, Сифилис направил свою марионетку к квартире, в которой засела особь.
  
   - Повнимательнее Сифилис.
   - Всеволод, право слова, я помню, что она крайне опасна и не предсказуема. Всё оружие разведчика наготове, мы заарканим этого зверя.
   - Сифилис, Сифилис. - Наставник тяжело вздохнул. - Вот именно такая самоуверенность Советников и привела наш мир к Коллапсу.
   Внезапно, острый слух Всеволода уловил обрывок фразы: - "...во-о-он в тех кустах товарищи милиционеры..." - Он высунул голову из кустов. Неподалёку, стояла пара блюстителей порядка и старушка. Пожилая женщина, что-то им эмоционально рассказывала, переодически указывая на кусты в которых "окопались" пёс с учеником.
   - Сифилис, что у тебя?
   - Вступил с особью в контакт.
   - У нас гости. Я отвлеку их, дальнейший ход операции полностью на тебе.
  
   Глава 4
   Утро у оперуполномоченного Ульяна Животягина выдалось напряженное. Собственно как и у всего Коминтерновского РОВД города Воронежа. Ждали московских "шишек". Слоник - начальник отделения, бегал как в жопу ужаленный и на всех орал. То цветы не на том окне стоят; то пыль на полках забыли протереть; то чурки в обезьяннике слишком грустные.
   Больше всех досталось Игорьку, дежурному.
   - Я же вчера ясно сказал! - Брызжа слюной вопил Слоник. - Чтобы все жирдяи сидели дома!
   Выслушав немало интересного о себе и о своей комплекции, Игорёк отправился домой.
   "Шишки" приехали. Минут десять походили по отделению, деловито покивали; а один, даже что-то отмечал у себя в блокноте. Самый главный сказал: - "не плохо". После этого они поехали дальше, а Слоник всё отделение облегченно вздохнули.
  
   Животягин откинулся на спинку стула и закурил - блаженство. Но продлилось оно не долго.
  
   Не успела машина с "шишками" отъехать, как на пульт поступило сообщение о мокрухе. Колю Шурупа, частого посетителя их обезьянника, стеганула белка. В результате визита рыжей бестии, он убил жену, тёщу и кошку молотком для отбивных. Участковый застал Шурупа за попыткой повеситься. Как позже выяснилось в третий раз. Первая и вторая попытки закончились оторванными люстрами на кухне и в зале. Когда Ульян с группой приехал на место, "синяка" уже забрала "скорая". Они осмотрели квартиру, опросили соседей и с чувством выполненного долга уже собирались возвращаться в отделение, как к ним подошла бабка.
  
   Она Животягину сразу не понравилась, а у него со школы чуйка, на разных крыс и ушлых тварей. Старушка с умным видом доложила, что в кустах, у соседнего подъезда, ширяется наркоман с собакой. Ульян хотел отмахнуться от не профильной работы, но Олег, напарник сказал: - " ды ладно, пошли, глянем что там".
  
   Стоило им приблизиться к месту, где по версии бабки засел наркоман, как из кустов выскочила здоровая, черная собака. Угрожающе рыча, псина перекрыла им путь. Животягин сразу предложил забить, но Олег уперся и достал ствол. Внезапно, из кустов раздался душераздирающий вопль. Ульян и его напарник успели только переглянуться, как вверху зазвенело бьющееся стекло. Подняв головы, опера увидели летящую вниз женщину. Она упала на "калину", метрах в тридцати от них. От удара, машина превратилась в кашу из металла, запиликали сигнализации припаркованных рядом автомобилей.
   - Всеволод, мы ошиблись! - Выкрикнул показавшийся из кустов длинноволосый блондин - Она марионетка!
  
   Опера и глазом не успели моргнуть, как не понятным образом выжившая после падения женщина оказалась рядом с ними. Она вцепилась в Олега и принялась кромсать его кухонным ножом. Ульян потянулся к кобуре, но достать пистолет не успел. Что-то массивное сбило его с ног. Это была собака. Животное, играючи прижало опера к асфальту так, что он не мог шевельнуться и прорычало:
   - Если хочешь жить, не доставай оружие. - А за тем обратилась к блондину: - Сифилис, обезвредь её и за мной. Мы должны всё исправить.
   Сказав это, собака бросилась к дому и скрылась в подъезде.
  
   Тем временем, Сифилис накинулся на женщину. Черным кейсом выбил у неё из рук нож, выхватил из-под полы своего плаща длинный, металлический прут и вогнал его ей в грудь. Он двигался не по человечески быстро, пока Животягин доставал ствол, блондин уже вытащил из тела женщины своё странное оружие и направился к подъезду, в котором
   несколько секунд назад скрылась говорящая собака. Ульян открыл огонь, но Сифилис уже вбежал внутрь дома и пули лишь разворотили дверной косяк.
  
   Опер подбежал к окровавленному Олегу, пульса нет. Внезапно, дикая боль пронзила его левую ногу. Животягин не поверил глазам, в его голень, зубами вцепилась всё еще живая, женщина-марионетка.
   - Сдохни тварь. - Процедил он сквозь сцепленные зубы и разрядил ей в голову оставшиеся в обойме патроны.
   Перезарядив ствол, Ульян бросился к подъезду.
  
   Глава 5
   Портативный телепорт из стандартного набора перемещает довольно грубо. Ощущение такое, будто с разбега врезался в стену. Аппарат был настроен на не большой лесок за городом. Превозмогая боль во всем теле и головокружение, вызванные перемещением, Сифилис выхватил "каратель" и сделал выпад. Метеллический прут со свистом рассёк пустоту. Блондин облегченно вздохнул. Вокруг были только деревья. В момент перемещения, тварь попыталась телепортироваться вместе с ними, но Всеволод ей помешал.
  
   - Всеволод, право слова, у нас получилось! - Восторженно воскликнул Сифилис. Его плащ дымился, из рассеченной брови струилась кровь, но чувство радости от их победы затмевало всё. - Я было, уже подумал что... - Он запнулся, рядом, распластавшись на земле, бился в конвульсиях Всеволод. Сифилис упал на колени и начал осматривать пса.
   Чуть ниже правой лопатки, торчали три шипа. На их концах, всё еще пульсировали маленькие мешочки. Ядовитые железы накачивали Всеволода смертельным ядом. "Шипы усеяны зазубринами, извлекать их без хирургических инструментов нельзя. Значит, нужно удалить ядовитые мошонки". - Решил Сифилис.
   Из пасти пса пошла пена.
  
   Кусачками для проводов блондин, кастрировал шипы и ввёл наставнику большую дозу антибиотиков. "Это должно замедлить действие яда. Теперь, нужно добраться до квартиры и отфильтровать кровь Всеволода через печень компьютера. Главное успеть." Сифилис взглянул на экран навигационного датчика, почти двадцать километров на
   северо-запад. "Далеко, медлить нельзя." Он аккуратно взял пса на руки и как можно быстрее зашагал в выбранном направлении.
  
   Глава 6
   - Почему ты сопротивляешься мне Ульян? Я же спас тебя. - Прозвучало в голове Животягина.
   - Спас? Ты сбросил меня с седьмого этажа! - Возмутился Ульян.
   - И что? Ты ведь жив, а не выпрыгни, лежал бы сейчас под развалинами дома, как и остальные. Благодаря мне, твоё хрупкое тело не пострадало.
   - Та женщина, до меня ты сидел в ней? Поэтому она и осталась жива, выпрыгнув в окно?
   - В ней жила лишь маленькая часть меня, которая поддерживала её умирающее тело. Своеобразная благодарность за то, что она приютила меня и долгое время заботилась обо мне.
   - Те двое, называли её марионеткой. Ты управлял ей? Как куклой, да?
   - Да.
   - Хорошо же ты отблагодарил её.
   - Ульян, лишь необходимость жить в твоём теле, мешает мне прикончить тебя! Ты забыл, как выпустил четыре пули ей в голову?!
   - Она убила Олега!
   - У него в руках было оружие, я подумал, что он охотник, но ошибся.
   - Охотник? Тот длинный с собакой, ты про них чтоле?
   - Да. Если ты хочешь кого-то обвинить в смерти своего друга, обвиняй их. Именно эти существа причастны к череде событий, в результате которых наши пути пересеклись.
   - Почему я должен верить тебе?
   - А разве ты сам не видишь? Осознав мое превосходство, эти двое взорвали десятиэтажный дом. Заживо похоронив под обломками всех, кто на тот момент был дома. Преследуя свою цель, они ни перед чем не останавливаются.
   - Твою мать! Да кто вы такие?!
   - Ульян, каждый мой ответ, порождает еще больше твоих вопросов. Я слаб и очень устал. У нас еще будет время на разговоры, а сейчас мне нужно отдохнуть.
  
  
  
  
   Глава 7
   "Ну, вот почему? Почему мне так не везет? То извращенец, то алкоголик, то импотент. Где же все нормальные мужики?" - Размышляла Лена, открывая очередной сайт знакомств. Последние полгода, она была просто одержима поисками второй половинки. Но из-за работы времени гулять по ночным клубам у нее не было, так что единственным способом познакомиться оставался интернет.
  
   Лена сегодня дежурила одна и кроме нее в ординаторской никого не было.
  
   "Т-а-к что у нас тут?" - Выбрав несколько, более-менее приличных кандидатов, она всем отправила: "привет " и смайлик. За полгода, Лена научилась по нескольким фразам определять всякого рода дигротов. Пообщавшись не много, она оставила три кандидата. Один из них оказался обычным продавцом. - На фиг. - Отмахнулась она.
   Второй оказался игрулей, так Лена называла парней, которые просто жили компьютерными играми. Зачастую им даже секс не интересен. Зачем они знакомятся с девушками, она до сих пор так и не поняла.
  
   Остался Саша Цыбин. Он казался довольно интересным собеседником. После пары его шуток, Лена даже смеялась в голос. Теперь, нужна была личная встреча.
   - Блин! - Выкрикнула она. Время уже половина девятого, а ларек внизу работает до девяти. Если не успеть купить еды на ночь, придется идти в круглосуточный супермаркет, а это три квартала пешком.
  
   На лестнице Лена столкнулась со Светкой из хирургии.
   - Слушай Лен, а Офелия случайно сегодня не дежурит?
   - Не, она сегодня вообще выходная. Слушай, давай потом поболтаем, а то ларек закроется. Тебе чегонть взять?
   - Пачку "Винстона."
   - Океюшки.
  
   По закону подлости, когда кто-то куда-нибудь спешит или опаздывает, всё кругом будет происходить именно так, что бы этот кто-то обязательно опоздал. В холле, Лена столкнулась с Филюшкиным Анатолием, пациентом из хирургии, омерзительнейший недочеловек, быдло и хам. Он уже неделю не давал ей прохода, буквально заваливая цветами и шоколадками. Казалось бы, надо радоваться, но всё это сопровождалось трёхэтажным матом, словами: "красатуля", "зая", "солнце" и внушало, мягко говоря, отвращение. "Вот надо было его встретить именно сейчас?" - Раздосадовалась Лена готовясь держать оборону.
   - Красатуль, тут длинный, такой патлатый, пидор в плаще не проходил? - Спросил Филюшкин нервно озираясь по сторонам.
   - Нет...
   - Ясненько. Слушай, если вдруг где увидишь, дай знать. Ладно? - Не дожидаясь ответа, пациент скрылся в одном из коридоров. От такого не обычного поведения своего "ухажера", девушка вспомнила фразу, которую частенько употребляла её бабушка: - "Чудны' дела твои, Господи".
  
   Лена, одной ногой уже шагнула за порог, как вдруг из морга, который был прямо напротив служебного входа, донесся женский крик. Не раздумывая ни секунды, она бросилась на помощь. Вбежав в помещение, из которого кричали, Лена остолбенела на месте: высокий, худощавый блондин, с завязанными в хвост длинными волосами,
   держа в окровавленных руках нож, склонился над распластавшейся на полу Тамар Петровной.
  
   Глава 8
   Все показатели удручали. Вопреки ожиданиям Сифилиса, печень компьютера не справлялась. Её ресурса хватало только на поддержание стабильно-тяжелого состояния. Но и это ненадолго. Печень вот-вот выйдет из строя и тогда наставника ждет печальная участь, Всеволод умрет, не приходя в сознание.
   "Нужна новая печень и не одна". - Размышлял Сифилис, выходя из спальни. - "Еще не помешает врач. Право слова, моих познаний в медицине явно не достаточно для того чтобы помочь Всеволоду".
   Сифилис расстелил на полу карту города. "Нужно место, где я смогу достать печень с наименьшей потерей времени".
   Самым лучшим вариантом, оказалась городская, клиническая больница N8. "Относительно не далеко. В морге я смогу раздобыть печень и не одну. Да и врача для Всеволода лучше искать в больнице".
   Сложность заключалась в том, что он не знал координат, а без них телепортироваться опасно.
   "Придется проникать в больницу с улицы". - Решил Сифилис и занялся детальной проработкой плана.
   Закончив приготовления для рейда, блондин проверил жизненные показатели Всеволода. "Времени осталось совсем мало. Главное ничего не упустить, у меня нет права на ошибку".
  
   Одно из окон второго этажа было настежь распахнуто и, что оказалось, кстати, рядом с ним проходила водосточная труба.
   - Все куда проще, чем я думал. - Усмехнулся Сифилис карабкаясь вверх по трубе. Поравнявшись с окном, он наткнулся на курившего мужчину.
   - О, братан, тебе чего? - Спросил мужчина и, не дожидаясь ответа, добавил: - к бабе что ли? Сифилис молча кивнул.
   - Бабы, зло. - Незнакомец протянул руку и помог ему залезть внутрь.
   - Огромное спасибо, милейший. - Сказал Сифилис спрыгнув с подоконника. Он оказался в мужском туалете. Кроме добряка у окна, в помещении находились еще трое. К нему подошел низенький, бледный человек с огромными, синими кругами вокруг глаз и простонал: - Братишка, дай закурить.
   - Извините, но я не курю.
   - А денежкой не выручишь? Трубы страшно горят. - Пробасил стоявший у писсуаров пациент.
   "Неудобно отказывать этим больным людям". - Подумал Сифилис. У него как раз было не много мелочи. Запустив руку в карман плаща, он выгреб всё до копейки и отдал бледному.
   - Спасибо братишка. - Простонал тот.
   - На здоровье. Любезнейшие господа, мне нужно идти. Желаю вам скорейшего выздоровления. - С этими словами Сифилис вышел из туалета.
  
   Найти морг труда не составило. Сифилис достал укороченный "КарательN2" и принялся вырезать у ближайшего трупа интересующий его орган. "Состояние Всеволода тяжелое". - Размышлял он, доставая из трупа печень. - "И компьютер без неё работать не будет. Думаю, одной будет мало".
   Ловко орудуя карателем, Сифилис складывал добытые органы в черный, полиэтиленовый пакет.
   "Конечно, не мешало бы прихватить одну голову, для увеличения производительности системы, ну это тогда в другой раз. Здоровье Всеволода важнее".
   Он так увлекся процессом, что не заметил, как заморгала лампочка датчика движения. В морг зашла женщина. Увидев Сифилиса, она закричала и хотела убежать. Но блондин выстрелил в нее из пристегнутого к запястью самострела, дротиком со снотворным. Женщина мгновенно обмякла и распласталась на полу.
   "Думаю, пора ретироваться". - Решил Сифилис. Он взял пакет с добытыми органами и уже собрался телепортироваться, как вдруг его осенило: "Врач для Всеволода! Надо же, чуть не забыл".
  
   Только Сифилис склонился над лежащей на полу женщиной, как на пороге морга появилась еще одна. Её реакция на увиденное оказалась такой же, как и у первой. Она закричала. Сифилис снова применил самострел. Прогремел выстрел. Невыносимая боль пронзила его грудь. Ноги подкосились, и он погрузился во тьму.
  
   Глава 9
   Глядя на то, как Крота накрыли крышкой гроба, а потом её заколотили; как деревянный ящик опускали на дно могилы, а потом его засыпали землей; Толян не вольно осознал, что в ту роковую ночь, сам был на расстоянии вытянутой руки от того, чтобы лежать рядом с братом. От этой мысли, у него внутри, что-то щелкнуло. Он перестал бухать. Стал более рассудительным и осторожным.
   У Прыща за "не дорого" взял "тэтэшку". Ствол, в отличии от голых кулаков, более надежный аргумент. Он всюду носил его с собой. Даже в душ. Ведь даже там, Толян мечтал вновь встретить пидораса, который убил Крота, а его покалечил. Он пообещал пацанам награду за любую инфу об ублюдке. Таким образом, в прошлом году Сеня Гранкин отловил ёбаря своей жены. Многие кореша обещали помочь наказать беспредельщика так, чисто по пацански, без всяких мажорских загонов типа награды.
  
   Находясь в больнице, пока врачи колдовали над сломанной рукой, Толян хранил ствол, в одной из кабинок "дальняка," на дне сливного бачка. Каково же было его удивление, когда однажды вечером, проверяя своё имущество, он нос к носу столкнулся с патлатым пидором. Это чмо, влезло в окно "толчка". Не узнав Толяна, он все с той же пидорской вежливостью дал пацанам денег на бухло и как ни в чем не бывало вышел в коридор аккуратно прикрыв за собой дверь.
  
   Толян бросился в кабинку, достал пакет с тэтэшником и побежал вслед за пидором. Он заглянул в каждую палату хирургии, ублюдка нигде не было, и никто его не видел.
   - Сука, как сквозь землю провалился. - Процедил он сквозь зубы. Выскочив на лестницу, Толян столкнулся с бабулькой уборщицей:
   - Мать, ты тут патлатого такого типа' не встрчала?
   - Ой, сынок, видала. Вниз он пошел, вниз.
  
   В холле Толян наткнулся на молодую врачиху Ленку, к которой уж неделю подкатывал.
   - Красатуль, тут длинный, такой патлатый, пидор в плаще не проходил?
   - Нет...
   - Ясненько. Слушай, если вдруг где увидишь, дай знать. Ладно?
  
   Ублюдка нигде не было. "Бля!" - Толян со всей дури пнул дверь и тут, совсем рядом раздался женский крик. Он стремглав бросился на звук. Завернув за угол, Толян увидел вбегающую в морг Ленку. "Похоже, она тоже прибежала на крик". - Пронеслось в его голове. Девушка застыла в дверном проеме и закричала. Поравнявшись с ней, Толян увидел патлатого пидораса. Он выглядел зловеще, словно персонаж из фильма ужасов.
   Окровавленные по локоть руки, капли крови падающие с ножа на пол, мертвая женщина в кровавой луже у его ног. Толян плечом оттолкнул Ленку в сторону. В тот же миг, рядом с его ухом что-то просвистело и врезалось в дверной наличник. Толян выстрелил. Пидорас дёрнулся и рухнул на пол.
   - Тамар Петровна! - Выкрикнула Ленка и подбежала к лежавшей на полу женщине. - Она жива, она жива. - Причитала докторша.
   - Что за херня? - Пробормотал Толян, выдергивая из дверного наличника дротик.- Эта поебень чуть в меня не попала...
   Краем глаза он уловил какое-то движение. Обернувшись, Толян увидел как патлатый вскочил и подбежал к Ленке.
   - Только дернись падла! - Рявкнул он, наставив на пидораса пистолет. На мгновение морг озарила яркая вспышка света. Когда свет погас, Ленки и патлатого уже не было.
  
   Глава 10
   Жизненные показатели Всеволода приближались к критическим отметкам.
   "Времени в обрез". - Сифилис запараллелил сразу три печени. - "Этого должно хватить суток на трое". - Теперь, когда состояние наставника стабилизировано нужно заняться девушкой. Он взял со стола шприц с зелено жидкостью. - "Пять кубиков сыворотки заставят её беспрекословно выполнять любой приказ". - И направился в соседнюю комнату.
  
   Сифилис пошатнулся, в глазах переодически темнело. - "Похоже, задето легкое". Оперевшись о дверной косяк, он немного отдышался и подошел к привязанной к стулу девушке. Увидев его, она стала извиваться, даже пыталась что-то кричать. Однако, её рот был заклеен скотчем. Так что по комнате разносилось только жалобное мычание.
   - Сейчас лучше не дергайтесь, это, - он показал ей шприц. - Не причинит вам вреда. Если не прекратите дергаться, будет больно.
   Девушка не послушалась и, когда Сифилис вводил ей раствор, она извивалась словно буйно-помешанная.
   - Право слова, зря. Это же наверняка очень больно.
   В глазах в очередной раз потемнело, силы вот-вот покинут его окончательно.
   - Значит так. - Обратился он, к девушке достав укороченный "КарательN2". - Когда я вас развяжу, вы должны помчь псу, который лежит без сознания в соседней комнате и по возможности мне.
   Сифилис на мгновение провалился во тьму, но тут же вернулся в сознание. Одним движением он разрезал связывавшие девушку путы и выпалил:
   - Действуйте.
   Его ноги подкосились, и Сифилис рухнул на пол.
  
   Сознание возвращалось постепенно и неторопливо, даже можно сказать с не охотой.
   - Сифилис, хватит дрыхнуть. Просыпайся уже. - Голос казался знакомым и даже родным.
   - Всеволод, это ты?
   - Конечно же я.
   - Право слова, у меня получилось. - Сифилис открыл глаза, но вокруг никого и ничего не было. Только кромешная тьма.
   - Всеволод?
   Ужасная, нестерпимая боль пронзила все его тело. Из груди самопроизвольно вырвался крик. Он оказался настолько сильным, что окружавшая Сифилиса тьма потрескалась. через тоненькие, словно паутина трещины стал пробиваться свет. Что-то в этом свете было особенное. Что-то такое, чего Сифилис никак не мог понять. Что-то разрушающее тьму.
  
   Боль ушла. Тьма осыпалась, словно разбитое стекло. Сифилис осмотрелся, он стоял в огромной зале с высокими потолками.
   - Академия. - Благоговейно произнес Сифилис.
   Из больших окон струился тот самый, загадочный свет. Казалось, что его мягкие лучи наполняют его энергией...
   - Сифилис... - От неожиданности Сифилис вздрогнул. Обернувшись, он увидел себя. Только моложе. Двойник, опустив голову, стоял перед коренастым стариком с пышной, седой шевелюрой.
   - Мёрзлый? - Но, ни двойник, ни доктор Мёрзлый его не услышали. Он словно призрак, был не досягаем для них.
   - Ты показываешь впечатляющие результаты. - Продолжал старик. - Эти стены давно не видели столь одарённого ученика.
   - Доктор, право слова, мне очень льстят ваши слова.
   - Этот разговор, я припоминаю его. - Сифилис приблизился к Мёрзлому. Еле уловимый блеск в глазах старика, говорил о многом, но не тогда. Тогда Сифилис не решался поднять голову.
   - Сейсас, он предложит мне участвовать в "эксперименте".
   И действительно, доктор, рассыпая дифирамбами, предложил юному Сифилису участие в научном эксперименте, который положительно отразится на его карьере. Сифилис до словно знал каждое слово Мёрзлого. Естественно, ответ двойника он тоже знал.
   - Нет! Не соглашайся! - Но, двойник его не слышал. Юный Сифилис конечно же не мог отказаться от заманчивого предложения старого интригана.
  
   Всё исчезло в яркой вспышке света. Свет ослеплял и, Сифилису пришлось прикрыть глаза руками. Он вновь оказался один. Его окружала лишь бесконечная, умиротворяющая пустота. Постепенно, свет стал фокусироваться вокруг одной точки, а небытие стало приобретать очертания и размеры.
   Сифилис оказался в маленькой комнатушке. Его юный двойник, скованный цепями сидел на стуле. От стены к стене, заложив руки за спину, широким шагом расхаживал высокий, широкоплечий мужчина.
   - Всеволод. - Прошептал Сифилис. - Я уже и забыл, каким ты был. Право слова, если бы я мог все изменить.
   - Значит, ты отрицаешь свою причастность к движению "Коллапс"?
   - Да. Доктор Мёрзлый предложил мне поучаствовать в эксперименте, ни о каком коллапсе я не знал.
   - Мальчик, пойми от твоих слов зависят миллионы жизней, в том числе и твоя. Стоит ли погибать в столь раннем возрасте?
   - Но... я ничего не знаю... - Продолжал скулить мальчишка.
   "Интересно, поверил ли мне тогда Всеволод или просто решил использовать?" - Размышлял Сифилис, глядя на то, как здоровяк достал из ящика стола пластину-протокол и дал юнцу.
   - Первый шаг на пути к прощению. - Добавил Всеволод. Только мальчишка коснулся протокола, как очередная волна ослепляющего света поглотила его и здоровяка.
  
   Миг спустя, Сифилис уже стоял на крыше "Башни Совета", которая величественно возвышалась над многомиллионным Городом. Его взору открылась картина давно минувших дней: доктор Мёрзлый, готовил к запуску гигантскую машину Коллапса, которая должна была разрушить весь мир номер ноль. По округе разносился треск электрических разрядов, которые испускала машина, и оглушительный лязг металлических механизмов из которых она состояла. Юный двойник Сифилиса, укрывшись за бочками с топливом
   ждал прибытия сил охраны порядка. Всё осложнялось тем, что из-за испускаемого машиной мощного, магнитного поля, телепорты в радиусе трех километров не работали. Мальчишка понимал, охране не успеть и кроме него остановить Мёрзлого не кому, ну если не остановить то, хотя бы задержать запуск машины смерти до появления основных сил.
   Глядя на терзания своего двойника, Сифилис и сам вспомнил ТО чувство которое испытываешь идя на верную смерть.
   Выхватив "каратель", мальчишка вышел из укрытия.
   - Доктор, остановитесь! - Дрожащим голосом выкрикнул он.
   - Сифилис? Мерзкий предатель! Пришел посмотреть на мой триумф?!
   - Если я кого и предал, так это своих учителей, когда поверил вашим лживым посулам! Я намерен поквитаться с вами! Здесь! Сейчас! Защищайтесь доктор!
   Мёрзлый расхохотался и, обнажая свой "каратель", добавил:
   - Мальчишка, я владею техникой боя пятой категории! Тебе не совладать со мной!
   "А мне этого и не надо". - Усмехнулся про себя Сифилис, глядя на то, как его двойник бьётся с доктором. - "Мне достаточно оттянуть начало конца".
   Мёрзлому шел восьмой цикл, но, не смотря на это он двигался более проворно чем его юный противник. С ошеломляющей легкостью парируя все выпады Сифилиса, доктор прижал его к краю крыши. Виртуозный финт и каратель Мёрзлого пронзил грудь мальчишки. Доктор зашелся в истерическом хохоте. Это последнее что помнил Сифилис, но его план сработал. Уже из рассказов Всеволода он узнал: зепеллин СОП завис над Башней как раз в тот момент, когда Мёрзлый занес металлический прут над лежавшим у его ног бесчувственным телом юнца. Мир номер ноль был спасен, а Сифилис отделался несколькими ушибами и потерей левого легкого. Его пришлось удалить из-за яда, которым был пропитан каратель доктора.
  
   В этот раз, вихрь света унес все кроме "Башни Совета". Она по-прежнему величественно возвышалась, но уже не над Городом, а над бесконечной пустотой. Сифилис подошел к краю. Безмерное пространство таинственным, не постижимым образом манило и притягивало к себе. Что-то в этой пустоте было не понятное, зовущее, поющее.
   Через тишину и безмятежность прорвался наполненный болью крик. К своему удивлению, Сифилис понял, что это он кричит. Из его груди торчало окровавленное острие "карателя".
   - Вот мы и встретились снова, щенок! - Раздался за спиной голос Мёрзлого. - Только на сей раз, тебе не выжить. - С этими словами доктор столкнул Сифилиса с Башни.
   Бесконечная пустота в мгновение ока вспыхнула огнем. Чудовищный жар, исходивший от него, причинял такую неописуемую боль, что даже кричать, сил не было. Каждая секунда казалась вечностью. Превозмогая боль, Сифилис предпринял отчаянную попытку вырваться из охватившего его пламени, но наткнулся на стену.
   - Живой? - Произнес нежный, женский голос. Огонь отступил. Сифилис лежал на полу. Над ним склонилась девушка и все тем же, нежным голосом добавила: - за тобой глаз, да глаз нужен. На минутку отошла, а ты уже на полу.
   - Где я? - Простонал он.
   - Откуда ж мне знать? - Ответила девушка, помогая Сифилису подняться. - Это ты меня сюда притащил. Так, давай-ка я проверю швы.
   - Как себя чувствует Всеволод?
   - Кто?
   - Пес, который лежит в соседней комнате.
   - А, ты про говорящую собаку? Что ж ты меня сразу не предупредил, что она разговаривать может? Я чуть не описалась, когда она выдала: - "Где я?" "Надо же". - Подумала я. - "Говорящая собака"... Ну, слава Богу, не разошлись.
  
   Всеволод спал. Его жизненные показатели стали заметно лучше.
   - Сколько же я спал? - С не скрываемым удивлением спросил Сифилис.
   - Почти двое суток.
   За тем девушка рассказала, что и как она делала, чтобы вывести наставника из критического состояния, но Сифилис слушал её в пол уха. Его мысли были лишь о странном сне и о докторе Мёрзлом.
  
   Глава 11.
  
   Костик "Змей" сидел на стуле и смотрел в окно. В бесконечном, голубом небе парили вольные птицы, а он третью неделю парился на нарах. Все это время, мусора пытались выбить из него показания против Коли "Адвоката". Причем, выбить в прямом смысле слова. Пиздили его от души, но Костян стойко держал удар. Даже когда ему сломали палец, он ничего не сказал. Кремень, а не пацан.
  
   Вот и сейчас, пристегнутый наручниками к батарее, он ждал очередного допроса. В кабинет вошел опер. Не обращая внимания на пацана, он сел за стол, напротив которого сидел Костик. Бормоча что-то не разборчивое и щелкая мышкой, мусор уставился в монитор. Из компьютерных колонок донеслась мелодичная, не торопливая музыка.
   - Под музыку меня еще не пиздили. - Процедил сквозь зубы Костян. - Только я, один хуй, ничего тебе скажу. Понял? Можете пиздить, сколько влезет. Пусть, я кровью ссать буду, но зато никто и никогда не скажет что Костя Змей стукачь. Понял?
   Опер, по-прежнему не обращал на него внимания. Продолжая бормотать, он положил перед собой листок бумаги и, взяв ручку, стал писать.
   - Не трудись начальничек. - Усмехнулся пацан. - Хуюшки я буду подписывать. Понял?
   Мусор и глазом не моргнул. "Лошара". - С презрением подумал Костян.
   - Ну, приступим? - Опер отложил ручку и протянул Змею лист с какими-то каракулями.
   - Что это за хрень?
   - А ты внимательнее посмотри. Ни кого не узнаешь?
   Костик еще раз взглянул на каракули. Линии разной длины и толщины переплетаясь, создавали до боли знакомый узор. Прищурившись, Змей вздрогнул. "Не может быть". - Пронеслось у него в голове. Чем дольше он смотрел на каракули, тем отчетливее видел в них лицо. Лицо ребенка, своего сына, Тёмочки. Не смотря на то, что рисунок был сделан
   обычной, шариковой ручкой, он играл красками. Тёма на нем был как живой. Мальчонка бегал, прыгал, звонко хохоча катался на велике.
   - Ты узнаёшь этого ребенка? - Донёсся откуда-то сверху голос опера.
   - Да.
   - Кто это?
   - Это мой сын, Тёмочка.
   - Где он?
   - Я... Я не скажу...
   - И не надо.
   Вдруг, на Змея обрушились тоска и горечь. Рисунок стал серым и невзрачным. Костян понял, сейчас произойдет нечто ужасное. Так и случилось. Темочка выбежал на проезжую часть. Прямо под колеса "летящего" на полному ходу грузовика.
   - Нет. - Прошептал Змей.
   Прежде чем водитель заметил ребенка, машина уже подмяла его и протащила несколько кварталов. Костян с ужасом смотрел, как металл терзает безжизненное тельце его сына. Он хотел отвести взгляд, но какая-то не видимая сила помешала ему это сделать. От безысходности и отчаяния он закричал.
   - Страшная смерть, не правда ли? - Вновь откуда-то сверху донесся голос опера. - Ты ведь можешь спасти Тёму.
   Картинка снова изменилась и ребенок, как ни в чем не бывало, бегал по двору, веселый и счастливый.
   - Просто скажи мне, это адвокат заказал убийство Синицкой и Крюкова?
   - Я... Я не знаю...
   Снова и снова Змей смотрел на жуткую смерть ребенка. Каждый раз картинка становилась подробнее.
   - Хватит. - Взмолился Костян. - Я ничего не знаю. Хватит.
   - Это ты Тёме скажи, глядя ему в глаза, скажи.
   - Папа. - С мольбой в голосе произнес ребенок. Его пронзительные, голубые глаза с надеждой сверлили Костика. - Папочка, мне очень больно. Помоги мне.
   - Скажи ему. - С нескрываемой издевкой продолжал опер. - Скажи, что все его муки из-за того, что ты прикрываешь убийцу. Скажи ему, что ТЫ виноват в его ужасной смерти. ТЫ убил собственного сына!
   - Папочка... - Удар. Ребенка в очередной раз подмял под себя грузовик...
   - ХВАТИТ! - Змей упал со стула. - ХВАТИТ! ХВАТИТ! - Вновь и вновь кричал он. - Я скажу, я все скажу! Хватит!
  
   Глава 12
  
   После того как Змея увели, Животягин закурил и откинулся на спинку стула.
  
   ---- Ульян, ты доволен? - Прозвучал в голове уже знакомый голос.
   - Еще как. Осталось сходить к Слонику, доложить о результате. Думаю он будет кипятком от радости ссать.
   - Когда я окрепну, моя сила станет больше и возможностям твоим не будет предела.
   - Звучит очень многообещающе. А как же те двое?
   - Им не удалось убить меня в прошлый раз, а после того как ты и я объединились, у них тем более нет шансов. На пару, мы сокрушим их и станем самыми могущественным существом в этом мире.
  
   Глава 13
   Утро началось с того, что Ульяну дали нового напарника.
  
   Его звали Дима Смирнов, молодой парнишка, только после института. Глядя на него, не вольно забываешь, что каждый человек личность. Под два метра ростом, худощавый, с большим, орлиным носом и маленькими, поросячьими глазками. Однако самой примечательной чертой Димана оказались уши. Огромные как у слона, торчащие уши. Из-за них, с первого же дня как он появился в отделении, все стали называть его чебуратор.
  
   Не успел Животягин обрадоваться, как пришлось отправляться на вызов. Одного из криминальных авторитетов Воронежа застрелили прямо в его сауне.
  
   - Охрана никого не видела. - Диман широко зевнул и продолжил. - Персонал тоже. Я просмотрел записи камер видеонаблюдения, никто не входил и не выходил. Однако, баба Зелёного утверждает что видела киллера. Говорит, он просто взял и появился, а потом исчез.
   - Исчез, значит. - Задумчиво повторил Животягин, осматривая место преступления.
   - Ульян, я чую их! Охотники, это их рук дело!
   - Но, зачем им убивать местного авторитета?
   - Чего? - Так как в парилке они были вдвоём, Чебуратор подумал, что вопрос адресован ему. - Кому им?
   - Не обращай внимания, мысли вслух. - Отмахнулся от него Животягин.
   - Ты забываешь про то, какие они беспощадные. Не исключено что он просто случайно оказался у них на пути.
   - На пути, куда или к чему? - Животягин подошел к окровавленному шезлонгу.
   - Ульян, что-то не так. Слишком много крови. А это?
   Опер нагнулся и, проведя по серой лужице пальцем, поднёс его к носу. Диман, округлившимися глазами, внимательно наблюдал за действиями начальника. Понюхав, Животягин взял палец в рот. От такого зрелища его молодой напарник блеванул.
   - Мозги. - Сделал вывод Ульян.
   - Мозги?
   - Да, определенно ему вышибли мозги.
   - Два выстрела. В сердце и голову. - Утираясь рукавом, подтвердил Диман.
   - Они не пользуются вашим огнестрельным оружием.
   - То они, то не они ты давай определись уже. - Поймав очередной, удивленный взгляд напарника, Животягин добавил: - знаешь что Димон, я с утра не жрамшы. Если не в падлу, сгоняй мне за чемнибудь, а.
   Тот кивнул и вышел.
   - Ну, так что?
   - Для перемещения убийца применял их машину, это меня и сбило с истинного пути. У бассейна след принимает самую насыщенную форму. Подойди ближе к тому месту.
   - Что же это получается? - Опер приблизился к бассейну. - Эта парочка вот так запросто, поделилась с кем-то своей техникой?
   - Нужно рассматривать всё пространство вариантов, Ульян. Убийца может быть приманкой или марионеткой в руках охотников. Я не устану напоминать тебе об их коварстве. След уходит на запад.
  
   В нескольких кварталах от сауны след прервался.
   - Дальше убийца поехал на машине с двигателем внутреннего сгорания, это делает его не досягаемым для моего чутья. Значит, он не обладает достаточными знаниями для использования машины охотников.
   - Ладно, давай пройдемся по окрестности, может, кто что видел.
   Неподалеку, он наткнулся на ковыряющегося в мусорном контейнере старика.
   - Эй, отец вон на том месте, прошлой ночью машина стояла. Ты не видел, кто на ней уехал?
   - Нет. - Прохрипел бомж.
   - Да Ульян, ты прав, он просто не хочет связываться. Дай я с ним поговорю.
   Старик, не желая разговаривать, попытался убежать, но Животягин одним прыжком настиг его. Сбил с ног и придавил коленом к земле. Не обращая внимания на стоны и мольбы извивающегося под ним бродяги, опер приложил ладонь к его лицу.
   В тот же миг, в голове Ульяна один за другим стали возникать образы воспоминаний старика. Все они были для него бесполезны. Тяжелое, после военное детство; техникум; жизнь советского рабочего; мечта перебраться из заводской общаги в собственную квартиру...
   - Прошлая ночь, думай о том что видел прошлой но4ью!
   Старик застонал еще сильнее. Образы советского прошлого пропали, он сидел у костра. Ночька выдалась прохладная и он с товарищами по не счастью пытался согреться "сивухой". Мимо проехала машина. Бродяга видел её лишь мельком, а дальше утро и встреча с Ульяном.
   -- Сосредото4ься на машине, нам нужно больше деталей.
   Бомж вновь застонал, но ничего нового не вспомнил.
   - Будь внимательнее и боль прекратиться. - Но старик лишь извивался и кричал.
   - Ладно, кончай. - Животягин попытался прекратить муки бродяги. - Это всё что он знает.
   - НЕТ!
   Старик закричал. Из его глаз и ушей потекла кровь. Не желая терпеть это зрелище, Ульян попытался оторвать руку от лица бедолаги, но в этот самый момент в голове опера возник новый образ из воспоминаний бомжа. В нем четко просматривался номер проезжавшей мимо него "пятнашки".
   - Довольно! - Рявкнул Животягин. - С него хватит!
   Только для старика было уже поздно, он не дышал.
   - Зачем ты это сделал?!
   - Ульян, покури. Твоя сентиментальность вызвана погружением в мысли этого человека, она сейчас пройдет. Ты привыкнешь, и скоро не будешь обращать внимания на подобные мелочи.
   - Да-а-а. - Протянул Животягин, закуривая. - Конкретно меня зацепило.
   Когда эмоции поутихли, он позвонил своему знакомому гиббону* (сотрудник ГИБДД, ментовск. жаргон) и продиктовал номер машины.
   - Ну, что? - Ульян снова закурил. - Пока Санек работает надо кофейку выпить и пожрать.
  
   У сауны Животягина ждал чебуратор.
   - Ты куда пропал? Я тебе чизбургер и чай принес, а тебя нет. Все уже остыло.
   - Искал зацепки. - Ульян взял холодный бутерброд и добавил: - а чай я не пью.
   - Нашел, что ни будь?
   - Ага, на параллельной улице, кварталах в трех, два мусорных контейнера, а в них труп бомжа. Займёшься? А я тем временем, исправлю твой косяк. - Увидев очередной, недоумевающий взгляд Димана, Животягин вздохнул и пояснил: - Схожу себе за кофЁм.
  
   Проводив напарника взглядом, Ульян направился внутрь сауны. Там он видел не большую кухню, на которой наверняка должен быть кофе.
   - Зачем ты пьёшь это? Эта жижа разрушает тебя.
   Не обращая внимания на нытьё в своей голове, Животягин заварил себе чашку крепкого кофе без сахара и закурив прямо на кухне, стал наслаждаться ароматным напитком. Блаженство длилось не долго. На кухню зашла бабка уборщица. Увидев курящего в помещении мужика, она стала крыть его трёх этажным матом, причём некоторые словообороты Животягин, опер со стажем слышал впервые. Он попытался игнорировать бабку, но кайф старуха обламывала конкретно.
   - Сука. - Прцедил Ульян сквозь зубы, вставая из-за стола. - Ведь это ты её позвал, да?
   - Да. Я не хочу что бы ты, травил нас этой жижей.
   - Я люблю кофе, и я буду его пить.
  
   Вскоре перезвонил Санёк:
   - "Пятнашка" зарегестрирована на Филюшкина Анатолия Серафимовича...
   - Вот так номИр. - Присвистнул Ульян.
   - Знаешь его?
   - Кто ж не знает Филю.
   Филя - один из "близких" Зеленого, смотрящий по северу* (северный район города).
   - Адрес записывать будешь?
   - Нет, я знаю, где он живет. Спасибо братулёк с меня поляна.
   - У нас подозреваемый? - Раздался из-за спины голос Чебуратора.
   - Блин, Димон, тебя разве не учили, что подслушивать не хорошо? - Строго спросил Животягин, пряча мобилу в карман.
   - Ды я...
   - С трупом что?
   - Приехала труповозка и забрала.
   - Отлично, будешь его курировать. Как только станет известно, от чего он зажмурился, сразу дашь мне знать...
   - Есть.
   - Не перебивай. Сейчас отправляйся в офис Зеленого и опроси персонал. Конфликты с подчиненными, может угрозы какие были, пробей конкурентов. Понял? Ты парень смышленый, должен осилить.
   - Есть. - Глаза Чебуратора буквально вспыхнули от счастья.
   - А я, тем временем, потолкую с одним старым знакомым. Ну? Чего стоим? Кого ждем? Действуй, действуй.
   Воодушевленный ответственным заданием, Диман стремглав бросился к "бобику". Тронуться у него получилось только с третьей попытки. Видимо эмоции настолько захлестнули молодого опера, он и забыл что сидит в дышащем на ладан уазике.
   - Ох, и Чебуратор. - Вздохнув, произнес Животягин, наблюдая за отъездом напарника.
  
   Глава 14
   Филина "пятнашка" стояла у подъезда.
   - Ну, конечно. - Усмехнулся Ульян. - Где же ему еще быть, пол одиннадцатого утра, не на работе же.
   Войдя в дом, он на всякий случай снял ствол с предохранителя.
   - Чуешь чонть?
   - Да. Дом и двор насквозь провонял охотниками.
   - Ловушка?
   - Нет. Оказавшись ЗДЕСЬ, они никогда еще так опрометчиво не оставляли свои следы. Думаю, наше предположение насчет Фили, верно.
   - Вот и проверим.
   Поднявшись к квартире, в которой проживал Филя, Животягин прислушался. Тишина. Казалось, что в квартире никого нет.
   - Он там, я чую как громко бьётся его сердце.
   Опер постучал в дверь. Тишина.
   - Пульс участился.
   Ульян стал стучать настойчивее.
   - Кто там? - Донеслось из-за двери.
   - Оперуполномоченный Животягин! Филька, мать твою! Открывай уже!
   - Ща...
   - Он что-то прячет.
   Несколько минут спустя, дверь открылась, и из-за неё показался Филя. Не дожидаясь приглашения, Животягин оттолкнул его и вошел. За такую наглость, хозяин квартиры обрушил на него тонны мата смешанного с возмущениями.
   - Рот завали. - Не громко, но очень убедительно сказал Ульян, закрывая за собой дверь.
   - Я знаю, что Зелёного завалил ты.
   - Чего? Не гони пургу начальник. Я дома весь день сижу, сам только час назад от пацанов узнал, что бугра завалили.
   - Он врет, а их приборы в спальне под кроватью.
   - Брось Филька, мне насрать зачем ты его завалил. Меня интересует только одно: - откуда у тебя то, что ты прячешь под кроватью.
  
   - Чо за гон? - Пятясь, произнес Филя. - Вломился ко мне в дом, гонишь хернню всякую. Думаешь если мусор, то все тебе можно? - Они вошли в зал. Филина рука дернулась к стоящей около двери тумбе. Одним широким шагом, Ульян преодолел разделяющее их расстояние. Филя был значительно больше, но, не смотря на это, Животягин схватил его
   за горло и приподнял так, что ноги здоровяка повисли в воздухе.
   - Ты чо беспределишь? - Прохрипел Филя, тщетно пытаясь вырваться.
   - Пристрелить меня хотел? - Процедил сквозь зубы Животягин, кивая в сторону лежавшего на тумбочке ствола.
   Он вдруг почувствовал, как у него внутри стало все закипать, в прямом смысле этого слова.
   - Не волнуйся Ульян, сейчас мы опробуем, насколько я окреп. Сконцентрируйся. - Каждая клеточка его организма, чувствовала необъяснимую мощь. - Так, хорошо, а теперь освободи энергию. - Весь "огонь" пылающий внутри Животягина, разом обрушился на беспомощно болтающего ногами Филю.
  
   - Ух, ты. - Удивленно произнес Ульян, выпуская обмякшее тело.
   - Мои силы еще даже на четверть не восстановились.
   - Ну, надо же. А от пуль мы сможем увернуться? - Произнес он, рассматривая свои ладони.
   - Ульян, когда я достаточно окрепну, ничто на этой планете не сможет нас убить. Давай узнаем откуда у него то что он прячет.
   - Ага. - Ульян склонился к лежащему у ног Филе. Растопырил пальцы и приложил ладонь к его лицу.
   В голове Животягина замелькали образы Филиных воспоминаний.
   - Не погружайся слишком глубоко. Ты только посмотри, он дважды абсолютно случайно встречался с охотниками. И даже ранил одного. Какой интересный индивид. Сконцентрируйся на их последней встрече. - Все образы были настолько реалистичны и правдоподобны, будто происходили в данный момент.
   - Это же морг! - Воскликнул Животягин.- Глянь-ка, что он делает с трупами? Филя выстрелил в него с десяти метров, а он не подох. Девка-то ему зачем? Смотри-ка, охотник забыл свой чемодан.
   - Теперь все становится на свои места.
   - С помощью этой не большой штуки из чемодана охотника, Филя действительно буквально из воздуха появился в сауне Зеленого. Кончил авторитета и также скрылся.
   - Удивительное совпадение, выбивающееся за рамки понимания.
   - Думаешь подстава?
   - Не похоже. Думаю, что-то пошло не так как они планировали. Это и привело к тому что прибор охотников попал к Филе. Ты знаешь, где это место?
   - Конечно, знаю, это восьмая больница.
   - Замечательно. Думаю там, мы найдем след, ведущий в их логово, а значит и ответы на все твои вопросы. Смотри, Филя еще жив. Бесценный индивид...
  
   Глава 15
   Вокруг больницы не было даже намека на следы охотников. Если бы Ульян не знал, что они здесь были, ему в жизни не пришло в голову тут искать.
   - Теперь я понимаю, как ты так быстро догадался, что Зеленого завалили не они. - Усмехнулся Животягин.
   - Охотники действуют очень аккуратно и без особых причин не раскрывают себя.
   - Особых причин. - Хмыкнул Животягин. Он вспомнил свою первую встречу с охотниками. Тот день стал для Олега последним.
   - Мы найдем их и отомстим.
  
   Морг буквально сиял энергетической сигнатурой охотников.
   - Что вам нужно? - Строго спросила сидевшая за столом у входа пожилая женщина. Животягин сразу её узнал, это над ней склонялся охотник в Филиных воспоминаниях.
   - Мне нужно задать вам пару вопросов. - Сказал он, показывая женщине ксиву.
   - Я ведь все уже рассказала вашим коллегам.
   - Оно конечно, да. - Животягин сел напротив. - Просто я решил лично осмотреть место преступления, а заодно, раз я здесь, уточнить пару моментов.
   - Каких еще моментов?
   - Ну, во-первых, что нападавший делал с трупами?
   - Я же...
   - Так. - Оборвал женщину на полу слове Животягин. - Давайте я кое-что вам проясню: я, не мои коллеги и я, не хочу играть с ними в "испорченный телефон". Так что потрудитесь ответить на мои вопросы.
   - Он вырезал у четырех трупов печень. - Раздраженно сказала женщина, явно не привыкшая к тому, что ей указывают.
   - Печень. - Задумчиво повторил Животягин. - Ладно, а что за девушка тут была?
   - Какая девушка? - Удивилась женщина.
   Оказалось, она не знала ни про Филю, ни про Лену. Поднявшись в "терапию", Животягин узнал, что тем вечером из больницы пропала молодая девушка-врач Щербинина Елена Сергеевна. Почти неделю от нее ни слуха, ни духа.
   - Филя его подстрелил, поэтому он похитил девчонку. Тут все ясно. - Спускаясь по лестнице, рассуждал Животягин. - А вот зачем ему понадобились четыре человеческих печени?
   - Видимо они что-то замышляют. Так или иначе, мы на верном пути и скоро все станет на свои места.
   - Куда уходит след?
   - На северо-запад.
  
   По мере приближения к логову охотников, их следы стали встречаться чаще. Вскоре, Животягин подошел к обветшалому, трехэтажному дому.
   - Я чую их. Они здесь, в квартире на третьем этаже. Двое охотников и девчонка.
   - Справимся?
   - Оба охотника ранены, так что моих нынешних сил хватит для того что бы их убить.
   - Отлично. - Доставая "макара" практически прошипел Ульян. - Время собирать камни. - Сняв ствол с предохранителя, он вошел в дом.
  
   Глава 16.
  
   Сифилис проснулся от очередного кошмара. Восьмую ночь подряд, ему снились эпизоды из прошлого, о мире номер ноль, до того как случился Коллапс. Эти сны навевали тоску и вызывали странное чувство - опасение, смешанное с интересом. Казалось бы, что в этом такого? Странность заключалась в том, что у всех кошмаров было кое-что общее. Точнее кое-кто. Доктор Мёрзлый. Вот уже неделю он являлся Сифилису во снах.
   - Снова кошмар? - В комнату вошел Всеволод. За прошедшую неделю его состояние заметно улучшилось, но он был все еще слаб.
   - Ты опять кричал.
   - Всеволод, право слова. - Сифилис принял сидячие положение. - Мёрзлый давно умер, а мне по-прежнему нет от него покоя. Он умудряется доставать меня из мира усопших. Я будто чувствую, как Доктор, являясь лишь тенью, воспоминанием, продолжает следовать своему зловещему плану.
   - Мир усопших? - Усмехнулся Всеволод. - Сифилис, похоже, этот мир имеет на тебя слишком большое влияние и это совсем не хорошо.
   - Всеволод, право слова, как тут не поверить в существование мира теней, когда мы с тобой сами здесь чужие? Когда каждую ночь, мне во снах является мертвый человек.
   - Перестань изводить себя. У меня есть теория, объясняющая, в чем причина твоих кошмаров, но сейчас не об этом.
   - Не об этом? Тебе вновь нездоровиться?
   - Нет. - Всеволод запрыгнул на кровать и сел напротив своего ученика. - Меня волнует Лена, у неё опять поднялась температура.
   - Право слова, мы же вчера увеличили дозу.
   - Её организм привыкает к сыворотке быстрее, чем мы думали. Так что, если мы продолжим в том же духе, она умрет.
   - Всеволод, но как же так? Я рассчитывал дозы исходя из стандартных данных, по всем результатам, сыворотка не должна была вызвать такой сильной зависимости.
   - Я проверил твои расчеты, они верны. По-видимому, причина кроется в чем-то другом. Чем-то о чем наши ученые не могли знать.
   - Но пока мы будем выяснять, в чем причина, она умрет. - Сифилис встал и направился в соседнюю комнату, в которой лежала девушка.
   - Ты прав. - Глубоко вздохнув, сказал Всеволод и последовал за ним.
  
   Глава 17.
  
   Вскоре, после того как Сифилис ввел девушке вновь увеличенную дозу сыворотки, температура её тела начала спадать и она заснула. И Сифилис и Всеволод понимали, что это только временное решение проблемы.
   Они оставили девушку и уединились на кухне. Не заменимое место для обсуждения насущных проблем. Ведь там можно не только искать пути выхода из сложившейся ситуации, но еще и поесть. А силы подкрепить им обоим не помешает.
   - Сколько у нас времени, прежде чем доза станет смертельной? - Спросил Сифилис, вываливая на сковородку позавчерашнее картофельное пюре.
   - Прошлой дозы хватило чуть больше чем на двенадцать часов. Сейчас ты ввел ей почти вдвое больше. Если динамика не изменится у нас не более двадцати четырех часов.
   - А если мы ошибаемся, то следующая доза может стать смертельной. - Тем временем сковорода накалилась и масло зашипело. - Всеволод, право слова, ты должен придумать, как нам её спасти. - С мольбой в голосе произнес Сифилис, разбивая ложкой комки слипшегося пюре.
   - Мои познания в медицине ничтожны, но будь у нас стандартный набор, я смог бы отсрочить неизбежное.
   - Да, времени категорически мало. А что если нам пойти по проторенному пути? Найдем человека, который обладает достаточными познаниями в химии для того чтобы приготовить лекарство.
   - Другого пути и я не вижу, но нам нужен запасной вариант. На тот случай, если этот человек не успеет.
   - Единственное что мне приходит в голову, это попытаться найти стандартный набор.
   - Шансы на успех этой затеи еще меньше чем у плана с лекарством, но иного выхода я не вижу. - Всеволод спрыгнул со стула.
   - Всеволод, а картошка?
   - Больше нельзя терять время. Подкрепи силы и начинай подготовку к операции, а я пока поищу кандидата. - Выходя из кухни, пес добавил:
   - Тебя отправлю вот тогда и поем.
  
  
   Глава 18.
  
   Подкрепив силы пресной картошкой, Сифилис поднялся на второй этаж, одна из спален которого была переделана в мини тренировочный зал. Отсутствие стандартного набора категорически осложняло предстоящую работу, но Сифилис верил в гений Всеволода. Он верил в то, что при достаточно тщательном планировании, даже самыми малыми силами можно справиться с довольно сложной, и на первый взгляд не выполнимой работой.
   Сифилис взял каратель и стал разминаться. Искусственное легкое уже нормально функционировало, но при резких движениях он все еще чувствовал боль.
   "Придется пока забыть об агрессивной технике боя". - Решил Сифилис, когда при очередной попытке провести свой любимый финт с ложным выпадом, его сковала боль.
   Раздался визг датчиков периметра.
   "Опять какая-нибудь кошка или дворник". - Усмехнулся Сифилис и, взяв второй клинок, приступил к оттачиванию навыков фехтования двумя карателями. Так он планировал компенсировать отсутствие агрессивной техники.
   - Сифилис, думаю, тебе стоит на это взглянуть. - Сказал стоявший в дверном проеме Всеволод.
   "Он просто так не прервал бы поиски кандидата, не прервал бы мою тренировку". - В голове Сифилиса сами собой стали возникать логические цепочки. Практически все они заканчивались на сработавших датчиках периметра. Его умозаключения оказались верны. В этот раз, датчики сработали не случайно.
   - У него знакомое лицо. - Задумчиво произнес Сифилис, всматриваясь в экран монитора и тщетно пытаясь вспомнить, где же он мог видеть человека, который размахивая пистолетом, вломился в их старую квартиру.
  
   На той точке они пробыли не позволительно долго, почти шестьдесят дней. В то время как обычно не задерживались на одном месте более двадцати. Прошлой ночью, они переместились сюда, за город, в не большой дачный поселок "Заря".
  
   - Я сразу его узнал. - Внимательно изучая показатели датчиков, пробормотал Всеволод.
   - Это законник. Мы столкнулись с ним во время схватки с особью.
   - Право слова, какой отменный следопыт. Как думаешь, зачем он нас ищет?
   - А ты взгляни на телеметрию и все поймёшь.
   - Всеволод! - Воскликнул от удивления Сифилис. - Я не верю своим глазам! Особь!
   Всеволод кивнул и, продолжая анализировать показатели, сказал:
   - Видимо, какая-то её часть уцелела после взрыва и спаслась в этом человеке. Он не просто марионетка, они одно целое. Симбиоз.
   - Симбиоз? Разве бывают особи симбиоты?
   - За всё время работы с особями я никогда не встречал у них признаков симбиотов. Судя по всему, произошел резкий скачек в развитии.
   - Эволюция? Право слова...
   - И более того, показатели не утешают, почти пятьдесят восемь процентов.
   - Пятьдесят восемь?! - Глаза Сифилиса округлились от удивления. - Прошло не более двадцати дней, а особь уже на половину сформировалась?! Немыслимо.
   - Вынужден с тобой согласиться. - Вздохнул Всеволод. - Теперь, мы должны быть крайне осторожны. Особь утратила преимущество внезапности, но она чувствует свою силу и жаждет найти нас.
   - Всеволод, право слова, что же мы будем делать? - Сифилис вдруг осознал, в какой не простой ситуации они оказались. Умирающая Лена, которой требовалась не отложная помощь. Особь-мутант, которая развивалась абсолютно не предсказуемо. Всеволод, который еще не оправился от недавнего ранения. Потеря стандартного набора. Вся эта совокупность говорила о предстоящем не простом выборе.
   - Смотри. - Всеволод указал на экран. - Он стоит лицом по направлению к этому дому. Особь чует, когда мы используем телепорты. Думаю так он нас и выследил.
   - Значит, скоро он придет и сюда.
   - Да, поэтому мы должны сбить его со следа.
   - Но, Всеволод, а как же Лена?
   Всеволод пристально посмотрел на своего ученика. Сифилис хорошо знал этот взгляд, он не предвещал ничего хорошего.
   - При всем моём желании, в данный момент от меня не будет толку, а один ты с особью не справишься.
   "К чему это он?" - Пронеслось в голове Сифилиса, который все никак не мог понять, что задумал его наставник.
   - Но и дать особи развиваться дальше. - Продолжал Всеволод. - Мы не можем.
   - Всеволод, право слова. О чем ты?
   Наставник глубоко вздохнул.
   - На такой случай у меня был приготовлен план "Б".
   То, как Всеволод это сказал, насторожило Сифилиса. Интонация наставника довольно красноречиво говорила о той не охоте, с которой он прибегает к этому своему плану "Б". Сифилис ничего не сказал. Он ждал, когда Всеволод посвятит его в детали своего плана.
   - Твои кошмары...
   "Довольно неожиданное начало" - Подумал Сифилис, но решил не перебивать наставника вопросами. Всеволод тем временем продолжал:
   - Их причиной является не какие-то сверхъестественные силы или другие антинаучные феномены. Доктор Мёрзлый стал первым, кому удалось научиться контролировать волновые процессы мозга. То есть, передавать или читать мысли.
   - Я помню это. Только никак не возьму в толк, причем здесь Мёрзлый и мои кошмары? Он же давно умер.
   - Мёрзлый жив.
   - Жив? - Не доверчиво переспросил Сифилис. Первое что он подумал: "похоже, яд особи повредил ему мозг".
   - Аккумулятор его контейнера на последнем издыхании. - Продолжал Всеволод.
   - Стабилизационное поле стало не устойчивым и перестало сдерживать мозговые волны Мерзлого.
   - Поэтому меня мучают кошмары?
   - Да.
   - Но почему ты так долго это скрывал?
   - А что бы ты сделал, узнай хотя бы вчера, что Доктор Мерзлый жив? - Ответил вопросом на вопрос Всеволод. Сифилис промолчал. Он понял, к чему клонит его наставник.
   Тем временем, законник обшарил вдоль и поперек их старую квартиру и ушел.
   - Мы вот так просто его отпустим? - С сожалением спросил Сифилис.
   - У нас нет других вариантов. Особь сразу распознает любое следящее устройство. Давай лучше сосредоточимся на Мёрзлом.
   Сифилис кивнул, он понимал, что Доктор может помочь Лене и если не вылечить, то хотя бы дать им больше времени, которого катастрофически не хватало.
  
   Глава 19.
  
   Процедуру извлечения Мерзлого было решено провести в подвале, который располагался прямо под домом. Взяв спец. набор N4 и контейнер с Доктором, Сифилис отправился вниз.
   Спустившись, он откинул крышку контейнера. В нем покоилась Ц-форма. Темно-синий параллелепипед, похожий консистенцией на желе, размером чуть меньше кейса (иначе она просто напросто в него не влезла).
   Затем, Сифилис открыл кейс со спец. набором. Этот набор предназначался специально для извлечения заключенных из Ц-формы. Внутри кейса была не большая приборная панель с несколькими датчиками и дюжиной разноцветных лампочек; два кабеля длинной по четыре метра каждый, с длинными, блестящими электродами на концах; и длинный, сетевой кабель с приплюснутой, шестигранной вилкой. Розетку в подвале Сифилис предусмотрительно переделал еще квартал назад, когда только купил этот дом. Включив прибор в сеть, он щелкнул тумблером. Стрелки датчиков сразу же пришли в движение, а лампочки стали переливаться всеми цветами спектра. Сифилис вставил электроды
   Ц-форму и дал максимальный импульс.
  
   Какое-то время ничего не происходило. Но вот параллелепипед стал увеличиваться в ширину и высоту. Он стремительно рос, пока не превратился в темно-синий куб, высотой около двух метров. Как правило, извлечение занимало в общей сложности около трех часов. Сифилис взглянул на хронометр. - "К тому времени у нее останется менее
   двадцати часов". - Обеспокоенно подумал он и перевел взгляд на панель, датчики которой отображали жизненные показатели доктора. - "Повышено артериальное давление, но в допустимых пределах". Проверив вставленные в куб электроды и напряжение, Сифилис поднялся по крутой лестнице, которая вела во двор их дома.
  
   Глава 20.
  
   Сифилис сидел рядом с кроватью и смотрел на спящую девушку.
   Время от времени Лена переворачивалась с одного бока на другой. Один раз она проснулась и спросила: - "Который час?" После того как Сифилис ответил, томно вздохнула и сказала:
   - "Как же спать хочется". Повернулась на другой бок, спиной к Сифилису и снова уснула.
   Сердце Сифилиса обливалось кровью. Все должно было быть иначе. Всех этих случайных смертей не должно было быть. Лена, не должна быть на волосок от смерти. Все должно было быть иначе. Они должны были отследить и ликвидировать особь, с минимальными потерями среди местного населения. Загнав её в угол, они взорвали целый дом, похоронив под его руинами особь, а вместе с тем и больше пяти десятков ни в чем не повинных
   людей. Так называемые сопутствующие потери. Вот только их смерть оказалась напрасной, особь выжила. Все должно было быть иначе.
   Теперь, что бы хоть как-то поправить положение, им приходится извлечь Мерзлого. Человека, с которым Сифилис, его друзья и товарищи боролись несколько циклов. Человека, из-за которого погибло немало хороших людей. Какой же он человек после этого? И какое они имеют право извлекать его? Но иначе Лена умрет, а особь окончательно разовьется и уничтожит этот мир.
   Всё должно было быть иначе.
  
   Глава 21.
  
   То, что несколько часов назад было темно-синим кубом, сейчас, представляло собой прозрачную, субстанцию но все той же, кубической формы. Свет через нее проходил без малейшего преломления, поэтому поначалу создавалась иллюзия, что Мерзлый парит в воздухе. Хоть с тех пор, как его заточили в Ц-форму, прошло почти четыре цикла, старик ничуть не изменился. Те же седые кудри, тот же нос картошкой, будто времени проведенного в заточении и не было.
   - Пора. - Сказал Всеволод, выключая спец. набор N4.
   Сифилис рассек карателем стенку куба, засунул в него обе руки и, схватив Мерзлого за плечи, потянул на себя. По началу, желеобразное нутро Ц-формы не желало отпускать доктора, так что Сифилису пришлось поднапрячься.
   - Право слова, я думал, это будет намного легче.
   - Постарайся не делать резких движений. - Усмехнулся Всеволод. - Тогда дело пойдет быстрее.
   И вот усилия Сифилиса увенчались успехом, из куба показалась голова доктора. А пару минут спустя и весь Мерзлый оказался на бетонном полу подвала. Сифилис приложил руку к его сонной артерии.
   - Пульс практически не прощупывается. - Констатировал он.
   Всеволод подал ему шприц с длинной иглой, наполненный бесцветной жидкостью. Резким, точным движением Сифилис вонзил шприц в грудь доктора, отправляя его содержимое прямо в сердце Мерзлого. Затем он снова проверил пульс:
   - Состояние стабилизировалось.
  
   Глава 22.
  
   Время неумолимо неслось вперед. Сифилис в очередной раз взглянул на хронометр, прошло более четырех часов с момента как они начали процедуру извлечения. У Лены осталось на четыре часа меньше, а ведь еще нужно добыть компоненты для лекарства и приготовить его. На это тоже требовалось время. Время, роскошь, которую они не могли
   сейчас себе позволить.
   Сифилис перевел взгляд на Мерзлого. Доктор жадно уплетал макароны с яичницей. Это чудовище жрет, в то время как каждый вдох, каждый удар его сердца приближал Лену к смерти. Сифилиса охватила не вероятная злоба. Он отчетливо представил, как выхватывает каратель и пронзает своего давнего врага. Он представил, как Мерзлый вскрикнул и, истекая кровью, рухнул на пол, а Сифилис снова и снова пронзал уже бездыханное тело старика. "Но тогда, она все равно умрет". - Вздохнув, признал Сифилис. Это полное бессилие невероятно его удручало.
   Когда доктор только пришел в себя, на него без жалости не возможно было смотреть. За те минуты, что Сифилис нес его из подвала в дом, кожа Мерзлого резко побледнела, глаза налились кровью. Все тело содрогалось от судорог. Сифилис отнес старика в одну из спален и положил на кровать.
   - Где я? - Прохрипел доктор. Сифилис ничего не ответил. Он, молча, одел на Мерзлого ошейник. Замок со щелчком закрылся.
   - Ошейник оснащен электро-шокером и следящим устройством. На случай если вы попытаетесь бежать. - Предостерег старика Сифилис.
   - Сифилис? Мерзкий мальчишка, это ты?
   В комнату вошел Всеволод.
   - Ему нужно набраться сил. Будь добр, приготовь что-нибудь, а я пока с ним поговорю.
   Сифилис, молча кивнул и вышел из комнаты. Уходя, он слышал, как Мерзлый прохрипел:
   - Это еще что... говорящее животное...?
  
   Закинув в рот последнюю макаронину, довольный Мерзлый откинулся на спинку стула.
   - Ну? - Сказал сидевший напротив него Всеволод. - Мы теперь можем заняться делом?
   - Делом? - В полголоса переспросил доктор. Хрипота практически, прошла, но он старался говорить не напрягая связки. - А разве у меня есть выбор? С этими словами он взял из лежавшей на столе стопки пластин-отчетов, одну и стал изучать её содержимое. Сифилис и Всеволод сидели и молча ждали когда доктор закончит. Некоторое время спустя, Мерзлый отложил пластину-отчет в сторону:
   - Сифилис, подлец, хватит просиживать штаны, принеси мне абсента. - Сказав это, он потянулся к стопке за следующей пластиной. Сифилис вопросительно взглянул на наставника, он с трудом сдерживал себя в руках. Лена умирает, а единственный кто может ей помочь сидит перед ним и издевается.
   - Мерзлый. - Обратился к доктору Всеволод. - Мы ведь пришли к взаимопониманию, и вы обещали помочь.
   - А я что, разве отказываюсь от своих слов? Я всего лишь прошу абсента. Какие либо выводы делать еще рано, я только приступил к анализу данных, а с бутылочкой абсента думать будет проще.
   - Девушка. - Процедил Сифилис.
   - Ах, да. - Ухмыльнулся Мерзлый и, покопавшись в стопке пластин, вытащил отчет о состоянии Лены. Пробежавшись по нему глазами, доктор вновь ухмыльнулся и сказал:
   - Делов-то.
  
   Глава 23.
  
   - ОВЦА КОНТУЖЕНАЯ! - Рявкнул Животягин и хлопнул входной дверью.
   Все началось в полшестого утра. Позвонил Чебуратор. Словно ребенок, который решил сложный ребус, он взахлеб стал рассказывать о своем продвижении в деле об убийстве Зеленого.
   - Бля... Димон, давай поговорим об этом, когда я приду в отдел. - Сказал Животягин и, не дожидаясь ответа "повесил" трубку. Естественно жена тоже проснулась.
   - Сколько времени? - Раздраженно спросила она.
   - Еще рано, спи.
   - Как же. Уснешь тут...
   С трудом сдерживая раздражение, Ульян встал и пошел на кухню. Спать дальше смысла не было, через полчаса все равно подниматься. Он включил электрочайник и закурил. Минутой позже к нему присоединилась жена. Она села за стол и тоже закурила. Пока вода в чайнике закипала, они, молча, курили.
   Животягин выпустил длинную струйку сизого дыма. Не то чтоб он ненавидел свою жену, просто три года совместной жизни неизбежно брали своё. Плюс последние пару недель, она стала совсем не своя. Нервная, раздражительная и совсем перестала следить за собой. Ульян окинул взглядом, сидящую напротив него женщину. Нет, это не его "зая".
   Не может эта обрюзгшая, старая карга с пробивающимся над верхней губой пушком быть его "заей".
   Раздался щелчок, выключился закипевший чайник. Жена затушила бычок и навела себе и Ульяну растворимый кофе.
   - Кофе?
   - Что это? - Прошипел Животягин, глядя на стоящую перед ним чашку с отвратительной жижей.
   - Животягин, ты в конец охренел?! Не нравится, сам наводи!
   - Ты ведь знаешь, я ненавижу кофе!
   - Что?! С каких это пор?! Ты ВСЮ жизнь пьешь кофе без сахара! Крепкий!
   Вдруг Животягину стало все ясно. Будто пелена спала с его глаз. Эта женщина делала все ему во вред. С самого первого дня их совместной жизни она травила его.
   - СУКА! - Ульян вскочил из-за стола, схватил чайник и замахнулся им на сидящую напротив женщину. Проявив фантастическую реакцию, она с визгом увернулась от удара и не переставая кричать убежала в другую комнату.
   Выйдя из подъезда, Ульян закурил и направился к машине.
  
   Глава 24.
  
   Не успел Животягин припарковать машину на рабочей стоянке, как к нему подлетел Чебуратор и, задыхаясь, выпалил:
   - У нас жмур... Шаман... найден на даче...
   Чебуратор имел в виду, Алексея Шамшина, он же Шаман - смотрящий по "Северу". Сегодня утром он был найден мертвым на своей загородной даче.
   - Садись, поедем, посмотрим.
   Диман согласно кивнул и сел в "девятку" рядом с Животягиным.
   - Что там у тебя по Зеленому? - Спросил Ульян, когда они отъехали от отдела.
   Чебуратор достал из внутреннего кармана ветровки не большой блокнот и с нарочито важным видом стал его листать.
   - М-м-м... Вот. Найденный на помойке бомж, скопытился от обширного кровоизлияния в мозг. Личность установил, Петров Николай Митрофанович. Тыща девятьсот тридцать шестого года. С две тыщи седьмого без определенного места жительства...
   - Димон. - Смеясь, перебил его Животягин. - Я же пошутил насчет бомжа.
   - Пошутил?
   - Ну конечно. Сам подумай, каким макаром старый бомж может быть причастен к смерти криминального авторитета?
   - Он мог что-то видеть.
   - Ага, и от увиденного скопытился?
   Чебуратор кивнул.
   - А как ты собирался допрашивать труп? - Не дожидаясь ответа, Животягин выкрикнул: - Ты посмотри что творит, а? - Он несколько раз посигналил подрезавшему его каену, (порше каен) и добавил:
   - Вот сука!
   Закончив маневр, Ульян продолжил:
   - Только не говори, что ты звонил мне с утра не срамши, только что бы рассказать про бомжа.
   - Нет, но...
   - Все, забудь про бомжа. Дальше давай.
   Чебуратор вновь напустил на себя нарочито важный вид и перелестнув страницу блокнота приступил к докладу:
   - Секретарша Зеленого видела, как за день до убийства он поругался с бывшей женой. Во время ссоры он грозился оставить её без гроша. Я встретился с адвокатом убитого и, внимание. - Чебуратор поднял правый, указательный палец и на распев произнес:
   - У него нет завещания. Единственным наследником является его шестилетний сын, а следовательно до совершеннолетия всем баблом будет владеть мамаша.
   - Мотив. - Согласился Животягин. - Конкурентов по бизнесу пробивал?
   - Ды какие конкуренты? Город давно уже поделен на три... - Чебуратор осекся.
   - Во-во. - Ухмыльнулся Ульян. - Теперь всем городом будет рулить Комар.
   - Смерть Зеленого и Шамана ему на руку, это факт но, зачем это Комару? Ведь с тех пор как они поделили город, больше десяти лет все тихо и спокойно. У каждого свой бизнес, на своей земле.
   - Откуда ж я знаю? - пожал плечами Животягин. - Нужно рассматривать все пространство вариантов.
  
   Глава 25.
  
   "Странно". - Подумал Ульян, осматривая место преступления. Не большой, метров шесть в длину и столько же в ширину, мрачный кабинет. У дальней от двери стены, за столом, откинувшись на спинку кожаного кресла, сидел Шаман. Лысый мужчина, на вид ему было не более сорока пяти. Поначалу складывалось впечатление, что он спит. Задремал после тяжелого рабочего дня. Только приблизившись, в полутьме можно было рассмотреть запекшуюся на лице струйку крови. Пулевое отверстие во лбу и окровавленное кресло. Всюду были следы охотников. Причем такие небрежные, что сразу становилось понятно, все это Филиных рук дело.
   "Зачем он это сделал?" - Продолжал размышлять Животягин.
   - Здорова Ульян. - В дверном проеме показался Пал Егорыч, судмедэксперт. Не высокий, седой старичок в очках с большими и толстыми стеклами.
   - Здорова Егорыч.
   - Ну, что тут? - Зайдя в комнату, старик подошел к окну и отдернул занавеску. Животягин вышел и направился на улицу, к машине. Все что нужно он увидел.
   В коридоре Ульян столкнулся с Чебуратором. Тот был в приподнятом настроении.
   - Охрана ничего и никого не видела. Камеры видео наблюдения тоже ничего подозрительного не зафиксировали. - Отрапортовал он.
   - Я погляжу, ты прям, светишься от счастья. - Усмехнулся Животягин.
   - Дело принимает серьезный оборот, сам Слоник приехал.
   - Слоник? С чего вдруг он приперся?
   - Вроде Шаман состоял в "Единой России".
   - О, как?
   - Ага, на предстоящих выборах собирался балатироваться в городскую думу. Ты из кабинета? Нашел что-нибудь?
   - А ты иди и сам... - Ульян запнулся. Поперек горла встал ком, грудь пронзила острая боль. Дыхание сперло, а в глазах потемнело. Пошатнувшись, Животягин оперся о стену.
   - Что с тобой? - Взволнованно произнес Чебуратор, подхватив его под руки.
   - Хрен его знает. Съел наверное что-то не то. Где здесь толчок?
   - В конце коридора на право.
   - Пойду-ка освежусь.
   - Давай помогу.
   - Не. - Отмахнулся Животягин. - Мне уже лучше. Сам дойду.
   Закрывшись в туалете, Ульян перевел дух и умылся холодной водой. Стало заметно легче, но не надолго. Боль снова вернулась. В этот раз она была еще сильнее и пронзительнее. Будто в его живот воткнули что-то острое и стали медленно проворачивать. Согнувшись от боли, он машинально схватился за живот. Две твердые шишки прощупывались
   через рубашку. При прикосновении к ним, от боли, на глазах наворачивались слезы. С трудом сдерживаясь чтобы не закричать, Ульян задрал рубашку и ужаснулся, из живота торчала пара крошечных, человеческих ручек.
   - Спокойно Ульян. - Раздалось в его голове. - Спокойно. Все хорошо.
   - Хорошо? Ты где был? Что за херня со мной твориться?
   - Подготавливался к метаморфозе. Я же тебя вчера предупреждал.
   - Да? Что-то я этого не припоминаю.
   - Я увеличиваю объем твоей грудной клетки, добавляю еще одну пару конечностей...
   - Что?!
   - Ульян, поверь мне так, будет лучше.
   - Лучше?! Ты превращаешь меня в урода!
   - Урода? - В голове Животягина раздался хохот. - Ульян, не будь таким ограниченным, Я сделаю из тебя совершенство. Ты станешь быстрее, сильнее и умнее. Это все остальные будут уроды.
   В дверь постучали. Из-за нее донесся обеспокоенный голос Чебуратора:
   - Ульян, ты там как?
   - Уже лучше, не парься.
   - Если что, ты зови.
   - Ага.
   Животягин прильнул ухом к двери. Он отчетливо слышал, как дышит стоявший за ней напарник. Потоптавшись немного на месте, Чебуратор ушел. Когда его шаги отдалились, Животягин прошептал:
   - Ладно, раз ты считаешь это нужным, пусть будет. Только давай чтоб я не корячился от боли.
   - Ульян, я и так сдерживал боль как мог. В твоем теле слишком много недостатков, так что придется потерпеть.
   - Нихера себе сдерживал. - Усмехнулся Животягин. - Сколько мне еще это терпеть?
   - Метаморфозы только начались. Думаю, процесс займет еще двое - трое суток. И еще, боли скоро усилятся, их лучше переносить в анабиозе. Так что найди безопасное место, в котором мы сможем окуклиться.
  
   Глава 26.
  
   Хотя идея молниеносного прорыва казалась довольно перспективной, атака Всеволода все же захлебнулась. Защита Мерзлого оказалась на много хитрее и изощреннее чем он полагал.
   "Нужно отступить и перегруппироваться, другого выхода нет" - Решил Всеволод.
   Уводя свои фигуры из под удара, он окончательно потерял инициативу. Чем Доктор сразу же воспользовался и приступил к контратаке.
   - Ну, что ж, теперь ударю я. - Проговорил он, передвигая фигуру. Каждый ход Мерзлого, все сильнее и сильнее "перекрывал кислород" Всеволоду, однако пёс не спешил менять тактику. Он заманивал Мерзлого в ловушку, сети которой расправил еще час на зад, когда они только начали играть.
  
   Всеволод был абсолютный и не оспоримый чемпион Миров Великого Совета по ГЕКСу. Вот только в этом мире кроме Сифилиса у него соперников не было. По этому, не сложно представить реакцию пса, когда в дверном проходе его комнаты появился Мерзлый и предложил провести партейку.
   - Разве вы не должны заниматься расчетами? - Стараясь не показать своей радости, строго спросил Всеволод.
   - Я в тупике. - Вздохнув, ответил Мерзлый. - Вот и подумал, что будет полезно отвлечься.
   Всеволод сделал вид, что неохотно соглашается играть. Он не раз слышал о гениальном ученом, Докторе Мерзлом.Только им так и не довелось поиграть. Мерзлый перешел черту. Стал врагом всех тех устоев, которые Всеволод поклялся защищать.
  
   Доктор сделал ход, которого пёс ожидал меньше всего.
   - Не плохо. - Кивнул Всеволод. Он просто не мог не восхититься тем, что его противник не только разглядел уготованную ему ловушку, но и удержал инициативу в своих руках. Много циклов назад, когда Всеволод только готовился стать кандидатом, но уже тогда был известным игроком в Гекс; у него был друг Отт, с которым они днями напролет только и делали что играли. Сотни замечательных комбинаций придумали они на пару. Среди них и "Гамбит Отта", его то Всеволод и решил сейчас разыграть. Суть этой
   комбинации заключалась в перехвате инициативы при помощи обмена сильнейшими фигурами. Инициатива, это как раз то, чего Всеволоду в данный момент не доставало для победы.
  
   - "Гамбит Отта". - Произнес Мерзлый, оценивая сложившуюся на доске ситуацию. Судя по его интонации, доктор ожидал этот ход. Игнорируя угрозу остаться без сильнейшей фигуры, он продолжил наступление.
   - Поздновато. - Сказал Мерзлый, сделав ход.
   - Это, смотря для чего. - Ответным ходом, Всеволод заблокировал сразу три атакующих фигуры соперника и добавил:
   - Отступайте доктор.
   - Гекс, игра для решительных людей. - Усмехнулся Мерзлый. Не щадя свои фигуры он продолжил атаку. Оборона Всеволода трещала по швам. Один неверный ход и случится то, чего давным-давно не было, он проиграет. У Мерзлого обстановка была еще хуже. От поражения его спасала не прерывная атака. Если он упустит инициативу, то и двух ходов не продержится.
  
   Вскоре, доктор все-таки вынудил Всеволода уйти в глухую оборону, но пес и не думал сдаваться. Хоть инициатива и была у Мерзлого, проку от нее с шестью фигурами мало. Перегруппировав свои силы, Всеволод предпринял вылазку. Потеряв одну фигуру, он забрал у доктора две.
   - Не плохо. - Усмехнулся Мерзлый. - Не вижу других вариантов кроме этого. - Он передвинул фигуру и довольным тоном добавил: - пат.* (шахмат. - Ничья вызванная отсутсвием возможности сделать ход, одной из сторон).
   - Пат? - Не доверчиво переспросил Всеволод. Он так сильно увлекся расчетом комбинации для вылазки, что упустил из виду патовый исход партии. - Действительно. - Кивнул Всеволод. - Пат. Давненько у меня не было такого достойного соперника. Красивая получилась партия.
   - О да. До того как вы разыграли свою последнюю комбинацию, я расчитывал на победу.
   - Победу? - Всеволод усмехнулся. - Доктор, не задирайте нос.
   - Вы будете отрицать... - Мерзлый прервался из-за донесшегося из коридора шума.
  
   - Отвали! - в комнату ввалилась Лена. В руках у нее был разбитый ночник. Увидев доктора и Всеволода, она прижалась к ближайшей стене и приготовилась обороняться. Следом за ней, потирая голову, вошел Сифилис.
  
   - Девочка моя, тебе сейчас лучше лежать. - Невозмутимо сказал Всеволод.
   - Кто вы такие? Что вам от меня надо?
   - Вышло недоразумение... - Всеволод попытался объяснить происходящее, но Лена перебила его:
   - Недоразумение?! Вы похитили меня, напичкали наркотой, под действием которой я беспрекословно выполняла все ваши прихоти! Недоразумение?! Я чуть не сдохла! ОТВАЛИТЕ ОТ МЕНЯ!
  
   По дому разнесся оглушительный вой сирены.
   - Кто-то проник за периметр. - Констатировал Всеволод. - Сифилис, за пульт.
   Блондин кивнул и выбежал из комнаты.
   - А вам, доктор. - Продолжил пес. - Лучше вернуться к своей работе.
  
   Глава 27.
  
   Всеволод не ошибся в Мерзлом, старик смог помочь умирающей девушке. Сифилис надеялся, что доктор с тем же успехом поможет им одолеть и особь. Лена спала. Мерно посапывая, она лежала спиной к стене, так что сидевший рядом Сифилис мог наслаждаться обворожительными чертами её лица. Уже третьи сутки как он не спал, глаз не мог сомкнуть из-за того что Лена находилась на волоске. Теперь, Сифилис ждал её пробуждения. Он в очередной раз взглянул на хронометр, Мерзлый прогнозировал пробуждение пятнадцать минут назад. Словно слыша его мысли, девушка потянулась и открыла глаза.
   - Где я? - Широко зевая, спросила она. Не простой вопрос. Пропустив его мимо ушей, Сифилис улыбнулся и спросил: - Как ты себя чувствуешь?
   - Голова раскалывается. - Лена приняла сидячее положение. - Как будто вчера ведро текилы выпила.
   - Не вставай, это скоро пройдет.
   - И... - Она смутилась. - Кажется, я ничего не помню.
   - Не переживай, память вернется. Сейчас принесу тебе поесть. - Сифилис встал и широким шагом зашагал на кухню. Настроение заметно улучшилось, он даже стал насвистывать какую-то веселую мелодию. В холодильнике нашлась вчерашняя гречка и не много вареной колбасы. Сифилис разогрел кашу и сделал пару бутербродов. Превратил разделочную доску в поднос и, насвистывая все ту же, непонятно откуда взявшуюся мелодию, направился к Лене.
   Только он переступил порог её комнаты, как на его голову обрушилось что-то тяжелое. Выронив поднос, Сифилис с грохотом рухнул на пол.
   - Ты оказался прав. - Лена выругалась и пнула Сифилиса. - Память вернулась.
   Она перешагнула через него и, держа ночник наготове, осторожно направилась к выходу. Было ошибкой поворачиваться к Сифилису спиной. Лена и трех шагов не сделала как он схватил её за руку. Девушка резко обернулась. Целясь в голову, она попыталась ударить Сифилиса своим оружием. Тот пригнулся. Ночник со свистом рассек воздух и с грохотом врезался в стену.
   - Отвали! - Лена вырвала свою руку из цепких пальцев блондина. Пытаясь от него спрятаться, она влетела в первую попавшуюся дверь.
  
   В комнате за столом сидели доктор и Всеволод. Она машинально хотела выскочить вон, но вовремя опомнилась и прижалась к ближайшей стене приготовившись обороняться. Следом за ней, потирая голову, вошел Сифилис.
  
   - Девочка моя, тебе сейчас лучше лежать. - Невозмутимо сказал Всеволод.
   - Кто вы такие? Что вам от меня надо?
   - Вышло недоразумение... - Всеволод попытался объяснить происходящее, но Лена перебила его:
   - Недоразумение?! Вы похитили меня, напичкали наркотой, под действием которой я беспрекословно выполняла все ваши прихоти! Недоразумение?! Я чуть не сдохла! ОТВАЛИТЕ ОТ МЕНЯ!
  
   Стоило завыть сирене, все сразу же разбежались, оставив Лену одну. Решив не тратить время, она, по-прежнему держа наготове разбитый ночник, вышла в коридор и направилась к входной двери, с единственным желанием раз и на всегда покинуть этот треклятый дом.
  
   Глава 28.
  
   Подбежав к пульту, на одном из мониторов Сифилис увидел, остановившийся около их дома черный микроавтобус и вооруженных людей вокруг него.
   - Похоже ситуация складывается не в нашу пользу. - Констатировал подошедший к пульту Всеволод.
   - Право слова, их там не меньше дюжины. Все вооружены. Как думаешь кто они такие?
   - Думаю нам нужно уходить. Я их задержу, а ты займись эвакуацией.
   - Через семь минут жду тебя у телепорта.
   Для подобных случаев, кладовка была переоборудована в экстренный телепорт. Теперь нужно было собрать все самое необходимое. В коридоре, по пути к себе в комнату, Сифиилис столкнулся с Мёрзлым.
   - Доктор, соберите все самое нужное, через пять минут мы уходим.
   - Почему такая спешка? Что случилось? У нас гости?
   - Некогда доктор, некогда. - Отмахнулся Сифилис и побежал дальше.
   Оказавшись у себя в комнате, он первым делом достал из шкафа кейс с запасным компьютером и поставил его на видное место.
   - Главное не забыть в этой суматохе комп. - Сказал блондин сам себе. - А то на новой точке его еще нету.
   - Почему все двери заперты? - В комнату вошла Лена. Сифилис тем временем заканчивал укладку дорожного чемодана.
   - У нас гости.
   - Особь?
   Сифилис удивленно взглянул на девушку и спросил: - Ты и это вспомнила?
   Лена кивнула.
   - Так что там происходит? - Повторила она свой вопрос.
   - На особь не похоже, по крайней мере, я её там не видел. - Сифилис щелкнул замками чемодана. Поставив его рядом с компьютером, спросил: - Право слова, если ты понимаешь что мы тебе не враги, зачем было устраивать всю эту потасовку?
   Лена не успела ответить, в дверном проеме появился Всеволод.
   - Они прорвали защитный периметр. - Обеспокоенно сказал пес. - Я поставил таймер на сто восемьдесят секунд. Так что поторопитесь. А тебе. - Обратился он к девушке. - Пора определиться с нами ты или нет.
   - Он запустил программу самоуничтожения. - Пояснил, выходя в коридор Сифилис.
   - Подождите-ка, то есть если я останусь... - Слова девушки заглушил грохот взрыва.
   - Похоже, входная дверь их больше не сдерживает. - Шагая к кладовке произнес блондин.
  
   Глава 29.
  
   За деревянной дверью оказалась металлическая переборка. Толян глянул на часы, время поджимало.
   - Шураня! - Позвал он. К нему подбежал двухметровый, широкоплечий здоровяк. - Взрывай дверь! - Велел ему Толян. Здоровяк кивнул и направился к дому. - Так, Шуруп, Макарон! Подтащите сюда подавитель шума. Бля! Ды шевелите вы булками! Всем остальным быть наготове!
   - Все готово. - Пробасил вернувшийся Шура.
   Взрывчатка сдетонировала не издав ни малейшего звука. Теперь, путь свободен рядом. Толян в очередной раз посмотрел на часы, чуть больше чем полторы минуты. Лучше не рисковать понапрасну. Пусть первыми идут алёши* (простак, лох).
   - Шуруп, Макарон! - Он указал им на развороченную дверь и добавил: - На разведку! Шураня, приготовь саперские инструменты.
  
   Пошла двадцатая секунда после того как разведчики проникли внутрь дома.
   - Ну, что там? - Спросил Толян по рации. В ответ ему раздался только треск помех. - Шуруп бля, приём!
   - Подавитель блокирует сигнал. - Напомнил здоровяк.
   А-а-а! - Выкрикнул Толян и с размаху разбил рацию о землю. Затем щелкнув затвором калаша, сказал: - Шура, за мной. Остальные прикрывайте нас и будьте наготове.
   Нервы были на пределе. Осталось пятьдесят секунд. Внутри дома, всего в нескольких метрах от входной двери, они нашли Шурупа. Он был буквально изрешечен пулями. Из-за подавителя они не могли слышать выстрелов.
   - Шураня, не расслабляйся. - Направляясь к коридору, напомнил Толян. - Походу Макарона завербовали.
   Когда они добрались до комнаты, в которой располагался пульт, таймер на одном из мониторов показывал двадцать шесть секунд.
   - Сможешь разминировать? - Осматриваясь по сторонам, спросил Толян.
   - Сейчас проверим. - Потирая руки, ответил здоровяк и подошел к пульту. Внезапно застрекотал автомат. В дверном проеме возник Макарон. Недолго думая, Толян спустил курок. Макарон дернулся и рухнул на пол. Переведя дух, Толян увидел лежащего на пульте Шуру. Здоровяк не подавал признаков жизни. Время! Толян подскочил к клавиатуре. Таймер на мониторе отсчитывал последние секунды. Пальцы машинально забегали по кнопкам, набирая сложный пароль. Ввод! Таймер замер на цифре три.
   - А! С-с-с-ука! - Довольно выкрикнул Толян и сткунув по столу кулаком, добавил: - Сосите пидоры!
  
   Руководитель не обманул, руки сами набрали пароль, которого Толян не знал. Он до последней секунды не верил, что сам сможет остановить таймер. Поэтому и взял с собой Шуру. Пацан хорошо разбирался во всякого рода взрывчатках. Макарон - падла. Хотя он конечно не виноват. Руководитель предупреждал об этом. Шураню жалко.
   Усевшись за пульт, Толян осмотрел периметр. Взволнованных соседей не видно, ды и мусора не приехали. Значит, подавитель шума сработал как надо и никто в округе не слышал ни стрельбы, ни взрыва. Отключив все защитные системы дома, он впустил пацанов. Расслабляться еще рано. Впереди вторая, не менее важная часть его задания.
   В противоположной входу вкомнату стене, прямо напротив пульта, располагался врезанный шкаф. Широкие створки его дверей тянулись от пола до потолка. На правой горела красная лампочка электронного замка. Раньше Толян использовал компьютер как магнитофон или видак. Иногда играл, что-то большее для него было из разряда высших материй.
   Однако, пальцы вновь сами застучали по клавиатуре. Открываясь, замок издал протяжный "пик", а красная лампочка сменилась зеленой.
   Толян встал и, подойдя к шкафу, распахнул обе двери. Он был снизу доверху заставлен кейсами, такими же, как тот, что патлатый пидор забыл в больнице, только на этих были выбиты номера. Руки Толяна потянулись к кейсу с надписью "Е27.4/Кьэра Отт."
  
   Глава 30.
  
   Сработали датчики движения. Комната наполнилась мягким светом. В помещении были только Мерзлый и Всеволод.
   - Какая прелесть. - Усмехнулся Доктор, заметив отсутствие Сифилиса и Лены. - Надеюсь, мальчишку постигла мучительная смерть.
   - Доктор. - Прорычал Всеволод. - Если я узнаю что это ваших рук дело...
   - Что вы, что вы? - Перебил пса Мёрзлый. - Всеволод, вы мне льстите. На мне ведь ошейник.
   У резервного телепорта их тоже не было. Он вообще был выключен.
   - Телепорты седьмого поколения на поверку оказались не так уж хороши, да? - Продолжал язвить Мерзлый. - Интересно, по скольким мирам раскидало ошметки Сифилиса? Девчонку конечно жалко, она мне понравилась...
   Оборвав старика на полуслове, по его телу пробежал электрический ток. Издав омерзительный хрип, Мерзлый брызнул слюной и, содрогаясь, упал на пол.
   - Доктор, я сейчас не настроен, терпеть ваш паршивый юморок. Идите и займитесь расчетами. - Сказав это, Всеволод отключил электрошокер. - А я попытаюсь выяснить, кто на нас напал и куда переместились Сифилис и Лена.
  
   Несколько часов спустя, в комнату, в которой Мерзлый занимался расчетами вошел Всеволод и расстроено произнес:
   - Устройство телепортировало Сифилиса и Лену по не существующим координатам. Доктор, если бы не надетый на вас ошейник, я бы решил, что это вы испортили телепорт.
   - Всеволод, почему вам так трудно признать, что техника дала сбой?
   - Телепорты седьмого поколения непогрешимы! - Воскликнул пес.
   - Скажите это вашему ученику и девчонке.
   - Я пока не знаю в чем причина сбоя. - Всеволод вздохнул и добавил: - Компьютер здесь совсем слабенький, но я уверен в совершенстве телепортов. Причина в чем-то или ком-то другом. Не волнуйтесь, я выясню в чем проблема и устраню её. Как ваши расчеты, доктор?
   - Мне не хватает данных. - Мерзлый развел руками. - Я пришел к системе из трех уравнений с четырьмя не известными.* (*Для возможности решения необходимо иметь столько различных уравнений, сколько есть неизвестных).
   - Мало данных? - Удивленно переспросил Всеволод.
   - Взгляните сами. - Доктор протянул псу пластину с расчетами. Пока Всеволод анализировал математические выкладки, Мерзлый спросил: - Вы выяснили, что за люди на нас напали?
   - Нет. - Буркнул пес.
   - Да. - Протянул доктор. - Не завидная сложилась ситуация.
  
   Глава 31.
  
   - Повезло, что я кейс с компом держал в руках. - Сказал Сифилис, доставая из чрева вычислительной машины блок питания. - Сейчас закоротим контакты и разведем костер.
   - Как думаешь где мы? - Кутаясь в плащ, спросила Лена.
   - Право слова не знаю, но будем надеяться, что в вашем мире.
   - А где Всеволод и Мерзлый?
   - Видимо в телепорте произошел сбой. Нас закинуло сюда, а их куда-то еще.
   - И часто у вас такое случается?
   - М-м-м. - Сифилис на секунду задумался, затем ответил: - Если не считать умышленных повреждений деталей телепорта, на моей памяти это впервые.
   Из дачного поселка, Сифилис и Лена не попали в запланированный пункт назначения. Они оказались среди снежной пустыни. Метель, мороз и холодный, пронизывающий до костей ветер.
  
   Хорошо, что Сифилис не расставался со своим плащом. Он накинул его Лене на плечи. Это позволило ей не замерзнуть на смерть, пока они искали укрытие.
  
   Время, проведенное на холоде, показалось ей
   вечностью. Промокшие от снега кроссовки, задубевшие ноги и руки. Вскоре, не смотря на всяческие старания Сифилиса приободрить её, Лена совсем отчаялась. Казалось что это конец, им ни за что не спастись. Когда она уже была готова сесть и сдаться, Сифилис сказал: - Смотри, пещера!
   Согревшись Лена начала заваливать Сифилиса различными вопросами: - Кто были те люди, от которых они убежали? Могли ли они испортить телепорт? Будут ли их искать? Много вопросов не давали девушке покоя но, ни на один из них Сифилис не мог ответить.
  
   Когда на улице стемнело, Лена уже спала, свернувшись рядом с костром калачиком.
   - Последняя. - Прошептал Сифилис, подкинув в костер пластинку оперативной памяти. Она прогорит минут через тридцать и пламя погаснет. Нужно еще топливо. На улице продолжала лютовать вьюга. Искать что-то там, бессмысленно.
   "Нужно пройти вглубь пещеры". - Решил он. - "Может там, что и подвернется". Осталось сделать фонарь. Сифилис достал из кармана маленькую деталь компьютера, которую не сжег. Проекционный кубик.
   - Так и знал, что ты мне еще пригодишься. - Улыбнувшись, прошептал он. Пара не хитрых манипуляций и энергия из блока питания наполнила серый кубик. Он засиял приятным, мягким светом.
  
   Вооружившись карателем и импровизированным фонариком, Сифилис широким шагом направился вглубь пещеры. Лену он будить не стал. Пусть спит, денек у нее выдался не из легких.
   - Ты куда? - Прозвучал за спиной Сифилиса сонный голос.
   - Костер скоро погаснет, а у нас топливо кончилось. Хочу пройти вглубь пещеры, может, найду что-нибудь.
   - Я с тобой, не хочу оставаться тут одна.
   Сифилис считал, что ей лучше остаться, однако спорить не стал, и они вместе направились вглубь пещеры.
   Метров через сорок, пещера начала сужаться. Еще через некоторое время, Сифилис ощутил, что тоннель изменил угол наклона. Теперь, с каждым шагом они не просто углублялись внутрь пещеры, а еще и спускались под землю. После нескольких поворотов, пещера опять стала уменьшаться. На этот раз, в высоту. Вскоре, Сифилису пришлось немного пригнуться. В ширину коридор стал не многим больше метра.
  
   - А тут тепло. - Лена вытащила руки из карманов и, распахнув плащ, добавила: - Правда, воздух какой-то спертый. Сифилис, посмотри сюда.
   Обернувшись, Сифилис увидел в стене круглую, металлическую решетку, диаметром около метра.
   - Право слова, вентиляционная труба. - Констатировал он. - М-м-м, металл весь проржавел. Посвети-ка. - Сифилис протянул девушке импровизированный фонарик.
   - Вентиляционная? - Беря фонарик, переспросила Лена.
   - Ага. - Кивнул Сифилис. - Направь свет вот сюда. Он указал на кромку решетки, где металлические прутья соединялись с рамой.
   - То есть, там кто-то есть?
   - Вот мы и посмотрим. - Сифилис просунул между прутьями каратель и потянул его на себя. Раздался скрежет металла о металл. Один за другим, несколько ржавых прутьев выскочили из рамы.
   - А что если там те, кто напал на нас?
   - Так или иначе, там тепло и мы сможем узнать, где находимся. - Ответил Сифилис, раздвигая выломленные прутья в стороны.
   - Не хотелось бы ради этого рисковать жизнью. - Пробурчала Лена.
   - Тогда ты оставайся здесь. Я пойду на разведку и если там безопасно, вернусь за тобой.
   - Ну, уж нет, спасибочки. Одна я тут не останусь. Во всех ужастиках герои сначала разделяются, а потом их всех, по одиночке кто-нибудь сжирает.
   Сифилис лишь пожал плечами. Закончив возиться с решеткой, он поднял каратель, взял у Лены фонарик и нырнул в проделанное им отверстие.
   - Хотя бы руку подал. - Возмущенно сказала девушка и последовала за ним.
  
   Вентиляционная труба тянулась прямо метров тридцать, а потом уходила вниз под углом девяносто градусов.
   - Что будем делать? - Озадаченно спросила Лена.
   - Придется пожертвовать моим плащом.
   Сифилис ловко искромсал плащ на куски и сделал из них канат.
   - Обалдеть! - Восторженно произнесла девушка. - Есть хоть что-нибудь, чего ты не умеешь?
   - Ну, у меня плохо с уравнениями высших...
   - Замолчи. - Перебила его Лена. - Это был риторический вопрос.
  
   Спустившись, они проползли еще около тридцати метров и наткнулись на огромный вентилятор. Он не работал, так что Сифилис и Лена без проблем пролезли между его лопастей. За вентилятором, метрах в десяти от них, стоял столб тусклого света.
   - Похоже, мы добрались. - Прошептал Сифилис. - Думаю, тебе лучше побыть здесь, а я проверю что там дальше.
   - А что...?
   - Тише. - Перебив Лену, прошипел Сифилис.
   - А что там может быть? - Шепотом переспросила девушка.
   - Я понятия не имею, но у меня не хорошее предчувствие.
   В этот раз Лена особо не пререкалась. Просто он так старался, так заботился и оберегал её, что ей стало стыдно ныть. Она лишь прошептала: - Только ты давай не долго.
   Сифилис кивнул и, оставив ей фонарик пополз к свету.
  
   Лена села не далеко от вентилятора. Поджав ноги, она обхватила их руками и положила подбородок на колени. Лена поймала себя на том, что её глаза не отрываются от удаляющейся задницы Сифилиса. Она зажмурилась и сосчитав до пяти снова открыла глаза, опять задница.
   - Ды что же это такое? - Прошипела сама на себя Лена. - Он же тебя похитил и наркотой накачал. Забыла?
   Тем временем, стараясь передвигаться как можно тише, Сифилис добрался до источника света. Это был вентиляционный люк. Внизу, параллельно трубе тянулся коридор. Какое-то время, Сифилис затаив дыхание прислушивался. Не пройдет ли кто по коридору, не раздастся ли в тишине чей-нибудь голос или какой-нибудь другой звук. Но нет. Кроме биения своего сердца Сифилис ничего так и не услышал. Он выбил решетку и спрыгнул вниз.
   - Ладно, похитил, ладно накачал. - Наблюдая за Сифилисом, Лена продолжала свой монолог. - Зато он заботливый, внимательный и сильный. Разве тебе не такой нужен был? Такой. - Она глубоко вздохнула и прошептала еще тише, будто бы боялась, что он услышит: - Но это его имя. - Лена поморщилась. - Сифилис, фу. Ага, значит как Сифилис
   так фу? - Та её часть, которой он нравился, снова перешла в наступление. - А как Эльбрус, так не фу? Да?
   Крыть было не чем и та часть Лены, которой Сифилис не нравился, могла ответить только одно: - зато Элик, меня не похищал и наркотой не пичкал. Ха! Тогда что же ты...? - До Лены донесся еле слышный шорох. Она притихла и насторожилась. Звук доносился из-за вентилятора и стремительно приближался.
   - Что-то мне это не нравится. - Прошептала она и стала, пятясь отползать к решетке, через которую ушел Сифилис. Дойдя до ржавых лопастей, шорох перестал приближаться. Все стихло. Лена навела фонарик на вентилятор. В луче света блеснули глаза-пуговки. В тот же миг, издав зловещий рев из тьмы на Лену бросилась зверюга. Огромная пасть сомкнулась в нескольких сантиметрах от лица девушки. Крик ужаса не произвольно вырвался из Лениной груди.
   Снова и снова огромная пасть клацала зубами всего в нескольких сантиметрах от её лица. Зверь никак не мог дотянуться до девушки. Его огромная туша застряла между лопастей вентилятора. Придя в себя, Лена что было сил, бросилась к вентиляционному люку. Не выдержав напора туши, ржавые лопасти со скрежетом разлетелись в стороны. Освободившись, тварь устремилась за девушкой. Огромные челюсти сомкнулись, но Лена соскользнула вниз, оставив зверя ни с чем.
   Пролетев три метра, она больно ударилась об пол. Прищурившись от яркого, электрического света, Лена попыталась встать. Острая боль пронзила её левую ногу. Вскрикнув, девушка рухнула, распластавшись на полу. Над головой раздался рев зверя. Перевернувшись на спину, Лена увидела, как из люка показалась вытянутая морда. Глаза-пуговки, расположенные в два продольных ряда, пристально следили за каждым её движением. Показалась длинная, толстая шея. Не сводя глаз с хищника, Лена стала отползать назад. Морда зверя повисла в воздухе, а шея всё тянулась и тянулась из вентиляционного люка. И вот перед Леной уже огромная, восьмиглазая анаконда.
   Девушка предприняла отчаянную попытку подняться, но острая боль снова подкосила её. Ахнув, Лена упала. Не сводя с жертвы глаз, анаконда распахнула пасть и угрожающе проревела. Рев резко оборвался. Тварь не естественно дернулась, а из её пасти брызнула кровь.
  
   Сифилис надавил сильнее, вгоняя каратель еще глубже в огромный череп. Так, что его окровавленное остриё вышло наружу из пасти рептилии. Оставив анаконду извиваться в предсмертных конвульсиях, Сифилис подбежал к Лене.
   - Ты не ранена? - Взволнованно спросил он, осматривая девушку.
   - Я говорила! Я же говорила! - Закричала она и принялась колотить его своими маленькими кулачками. Слезы ручьем текли по ее щекам. - Я же говорила, нужно быть вместе.
   - Все, все, все. - Не обнаружив у Лены ранений, Сифилис приблизился к ней и обнял. - Все хорошо, ты в безопасности. - Продолжал он успокаивать девушку. Она прижалась к нему. Её хрупкое тельце дрожало, а сердце было готово вот-вот выскочить из груди. Закрыв глаза, Лена подняла лицо и их губы соприкоснулись.
  
   Часть II.
  
   Глава 1.
  
   Проходя мимо ЗУМа,* (ЗУМ - заместитель управляющего магазином) Дарья Сергеевна Зеленина презрительно посмотрела ей прямо в глаза. На что та, даже не обратила внимания.
   - Дашка! - Окликнула Зеленину ЗУМ. - Тебя что, здороваться не учили?
   - Здрасти. - Не останавливаясь, бросила Дарья Сергеевна и ускорила шаг. Она хотела поскорее добраться до раздевалки. Там мало людей и если она расплачется, будет не так стыдно. Пигалица малолетняя! Она ненавидела ЗУМа Верочку. От части потому что та в двадцать четыре уже заместитель управляющего, а она в свои тридцать шесть простой кассир. Но больше всего Дарья Сергеевна ненавидела её из-за Ириши.
  
   Летом Зеленина развелась. Во второй раз. За три года совместной жизни, второй муж Санечка втоптал её самооценку и гордость в грязь. Причем так глубоко, что ей не хотелось жить. Дарья даже стала задумываться о самоубийстве, но долго не могла сделать выбор между петлей и вскрытием вен. Она наложила бы на себя руки, не попадись ей на глаза объявление в газете: "КУРСЫ САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ. ПОКОРИ ВЕСЬ МИР". Что-то у неё внутри уцепилось за эти две строчки. Четыре занятия обошлись Зелениной почти в две с половиной зарплаты, но результат был на лицо. Эти курсы вернули ей желание жить и наслаждаться этим миром. Первым делом Дарья Сергеевна
   подала на развод и выгнала мужа из своей квартиры. Потом, она ушла в отрыв. Ночные клубы, спиртные реки и толпы мужиков.
  
   Однако она довольно быстро поняла, что это все не то. Клубы это конечно, очень весело. Безмерно пить, особенно если учесть, что она за всю жизнь не пила столько, сколько выпила за прошедшие два месяца, надоело. Про мужиков она и думать не хотела. Внутри у нее была не понятная, душевная пустота. Чего-то хотелось, но чего именно Дарья не знала. В таком подвешенном состоянии Зеленина и жила какое-то время.
   Пока не наступил август. Четырнадцатое число. В этот вечер она впервые поцеловалась с женщиной. То был день Рождения девочки-продавца из колбасного отдела. Её звали Ириша. Она работала в магазине дольше, чем Дарья, но раньше они особо почему-то не пересекались.
  
   Милая, нежная Ириша. Она, в отличии от всех, не была повернута на пьянках, гулянках, мужиках и их деньгах. Как это произошло, в памяти Зелениной не отложилось. Наверное, всему причиной было выпитое ею ведро алкоголя и стресс. Первое что она отчетливо помнила, это нежное прикосновение бархатных, Иришиных губ. Дарью как будто током
   ударило. Она вдруг поняла, чего ей не хватало в жизни. Зеленина немного отстранилась, чтобы лучше видеть порозовевшее личико Ириши. Бездонные, голубые глаза. Маленький, немного вздернутый носик. Чувственные, безумно нежные губы. Желая дотронуться до этой красоты, Дарья провела тыльной стороной ладони по Иришиной щеке. Потом, когда все разошлись, они остались одни и занялись любовью.
  
   Таких чувств Зеленина никогда еще не испытывала. Она была по-настоящему счастлива. Искренне любила и всю себя, без остатка отдавала этой любви. Ириша стала для неё воздухом, без которого невозможно жить.
   А три недели назад, к ним в магазин назначили нового ЗУМа, Верочку. Всё тут же пошло под откос. Ириша изменилась. Стала холодной и раздражительной. Из-за этого они с Дарьей стали часто ругаться. Зеленина из кожи вон лезла, чтобы сберечь их отношения, но ничего у неё не вышло. Вчера, она застала Иришу и Верочку целующимися в раздевалке. Они сделали вид, что не заметили её. Даже Ириша.
  
   Наконец, изнурительно долгий, рабочий день подошел к концу. Дарья по быстрому свела кассу и захватив вещи из своего шкафчика, не переодеваясь выбежала на улицу. Она хотела как можно быстрее уйти, чтобы не видеть как Ириша и Верочка мило воркуют.
   Её предала та, кого она любила всей душой. Женщины оказались не лучше мужиков.
   Выйдя на улицу, Дарья зашагала прочь от магазина. Лишь свернув за угол супермаркета, она немного сбавила шаг и дала волю слезам. Так, рыдая Зеленина шла куда глаза глядят. Она шла, шла и шла. Дарья была настолько погружена в свои мысли, что не заметила, как за ней увязался мужчина в грязном, осеннем плаще.
   Его лицо скрывал широкий капюшон толстовки. Он шел следом уже несколько кварталов, но Зелениной было не до него. Дарья повернула в темный проулок. Человек в плаще зашагал быстрее. Свернув следом, он поравнялся с женщиной и набросился на нее.
   От неожиданности Зеленина ахнула. Напавший с легкостью повалил её на землю. Дарья почувствовала укол в шею и потеряла сознание.
  
   Глава 2.
  
   Зеленина находилась в горизонтальном положении и была так крепко связана, что не могла пошевелиться. Первое что Дарья услышала, когда пришла в себя, это был хриплый, мужской голос. Мужчина с кем-то разговаривал. Он был взволнован и довольно часто срывался на крик.
   - Почему они умирают? Ты же обещал. Обещал! А в место этого они только и делают, что умирают. Умирают! И Юлька. Как она могла? Почему? Почему она умерла? ПОЧЕМУ?!
   - Терпение Ульян, терпение. - Голос второго мужчины звучал абсолютно спокойно и невозмутимо.
   - Терпение?! Ты превратил меня в урода, который бегает по городу и ебет всё подряд!
   - Ульян, ты просто устал. Тебе нужно поспать.
   - На хуй! Высплюсь, когда мы найдём подходящую самку.
   От этого диалога у Зелениной всё похолодело внутри. Она попыталась приподнять голову чтобы увидеть своих похитителей, но у неё ничего не вышло.
   - Смотри-ка, она уже очнулась.
   Дарья услышала приближающийся стук каблуков и частое дыхание.
   - А тебе не кажется, что мы с ней просто тратим время? Она же старая.
   - Ульян, как только мы добьёмся своей цели, ты поймешь, что время это ничто.
   Один из них подошел к кровати и склонился над привязанной женщиной. В нос ударил смрадный, спирающий дыхание запах, а затем Зеленина увидела одного из своих похитителей. Это было отвратительное, четырехрукое существо с огромной, не пропорциональной головой, на которой одно под другим, умещались два лица. Вид этого монстра вселил в Дарью дикий страх. Крик ужаса и отчаяния самопроизвольно вырвался из её груди.
   - Посмотри на неё. - Прохрипело нижнее лицо. - Я ей отвратителен.
   - Ульян, это не важно. - Голос верхнего лица звучал мягко и даже успокаивал. - Оплодотвори её.
   Монстр сорвал с Зелениной джинсы. Та закричала еще сильнее и стала неистово извиваться, пытаясь вырваться из удерживающих её пут. Только все попытки женщины оказались тщетными. Монстр схватил Дарью за горло и стал душить. Вскоре, она перестала дергаться и лишь, словно выброшенная на берег рыба, пыталась поймать хоть
   маленькую толику воздуха. Тем временем, монстр взобрался на кровать поверх Зелениной. Резким движением он вставил в нее свой огромный член. Низ живота Дарьи пронзила ужасная боль. Она закричала, но вместо крика из её горла доносились только стоны.
   - Глянь-ка, ей приятно. - Довольно заметило нижнее лицо.
   -- Конечно приятно.
   Воодушевленный монстр увеличил амплитуду своих фрикций. Боль стала настолько не выносимой, что Зеленина потеряла сознание.
  
   Глава 3.
  
   В последнее время Комаров Николай Николаевич, больше известный как Комар, криминальный авторитет и бизнесмен, стал очень сентиментальным. Взял под покровительство несколько детских домов и садиков. Уверовал в Бога и выделил деньги на строительство огромного храма. Стал часто посещать могилы своих друзей и родителей. Одним словом, постарел. Да что уж тут, как сказал Шаман: - "Размяк и обабился". На следующий день Шамана завалили в собственном доме. А за несколько дней до него, Зеленого. С начала мусора подозревали его, типа захотелось Комару на старости лет весь город под себя подмять. Бред, конечно же, но мусора реально прорабатывали эту версию. Даже вызывали его несколько раз на допрос. Естественно через несколько дней, они пришли к выводу, что Николаевич не при делах.
  
   Комар стоял у окна. Он мог часами так стоять и смотреть на свой любимый город.
   - Николай Николаевич. - Раздался из спикерфона голос секретарши. - К вам оперуполномоченный Смирнов.
   Опер позвонил вчера, что-то у них там опять стряслось и в этот раз, он уже попросил о встрече. Комар сел за стол и нажав кнопку селектора, сказал: - Пусть проходит.
   Первое о чем подумал Комар когда мусор зашел в кабинет это: - "Как? Как этот дрищ, может кого-то повязать?"
   На вид ему было не более четвертака, длинный и ужасно худой мальчик. Наверное, всю свою любовь Господь вложил в его уши. Или нос, который тоже был довольно внушительных размеров. "Как он за косяк то ими не зацепился?" - Усмехнулся про себя Комар. Кивнув в ответ на приветствие опера, он указал ему на стул. Желая как можно скорее отделаться от не приятного гостя, Комаров перешел сразу к делу: - У вас пять минут.
   - Николай Николаевич, мой напарник Ульян Животягин пропал. Я думаю что он вышел на убийц Шамшина и Кондоурова.
   - Так, и что вы от меня хотите?
   - Вы ведь знаете, кто за всем этим стоит.
   "А мальчишка умнее, чем кажется на первый взгляд". - Отметил про себя Комар. Его люди действительно уже нашли убийц Зеленого и Шамана.
   - Я пришел просить вас. - Продолжал опер. - Помочь найти Ульяна.
   - Ну, надо же. - Усмехнулся Комаров. - Мент пришел просить помощи у вора в законе. Не думал, что когда-нибудь доживу до такого. С чего мне помогать тебе, мент?
   - Вы же не глупый человек и понимаете, если включите ответку* (месть - жаргон), начнется война. Думаю, вам этого не надо. Скажите мне, где их найти и все будут в выигрыше. Убийцы получат по заслугам и не будет повода для войны.
   Опер попал в точку. Комар не хотел войны, но и оставить убийство друзей безнаказанным он не мог. Действуя сообща с мусорами удасться предотвратить войну в криминальном мире. Только вот если братва узнает, какой ценой Комар этого добился, он потеряет свой авторитет. Ситуация была не простой и требовала взвешенного решения.
   - Мне нужно время чтобы все обдумать. - Ответил Комаров.
   - Но возможно Животягин в беде и у него нет времени. - Возразил опер.
   - На твоем месте, я не обольщался бы на счет его шансов. Если твой напарник у них, он, скорее всего уже покойник.
  
   Глава 4.
  
   Через некоторое время после того как опер ушел, из спикерфона снова раздался голос секретарши:
   - Николай Николаевич, к вам госпожа Отт.
   - Минуточку. - Ответил Комар, доставая из ящика стола черную, пластиковую папку. "Подождет, не развалится, а я пока гляну что это за госпожа такая". - Подумал он, открывая папку.
  
   Кьэра Отт - 29 лет, генеральный директор российского филиала транснациональной корпорации "Gate Group inc.". Далее следовал психологический портрет, который пестрел разными, заумными терминами смысла которых Комаров естественно не понимал. В конце описания появилось ёмкое и лаконичное словосочетание, которое все ставило на
   свои места, "железная леди".
   "Надо сказать Аньке, чтоб она поменьше употребляла этой заумной херни. Побольше надо таких простых и понятных выражений". - Отметил про себя Комар и продолжил читать:
  
   Gate Group - широкопрофильная организация, занимающаяся всем, начиная от добычи различных полезных ископаемых и производства оружия, и заканчивая
   нано-технологиями и исследованиями в космосе. Gate Group известная акула в мире бизнеса. Среди поглощенных ею компаний известные производители электроники и бытовой техники, нефтегазовые холдинги, авто-концерны, банки. И это, только верхушка, длинного перечня.
   "Что им от меня-то надо?" - Недоумевая, подумал Комаров, читая список.
  
   Получив представление о своей гостье, он разрешил секретарше впустить её.
   Цокая шпильками, в кабинет вошла высокая, худощавая блондинка. Стильные очки с маленькими стеклами без оправы. Черно-белый, брючный костюм, волосы, собранные в тугой пучок на затылке. В руках не большой портфель для бумаг.
   "В натуре железная баба". - Усмехнулся про себя Комар.
   - Добрый день Николай Николаевич. - Официально-холодным тоном поздоровалась она.
   Комаров в ответ лишь кивнул и жестом пригласил женщину присесть. Усевшись напротив него, "железная леди" все тем же холодным тоном произнесла:
   - Я не люблю ходить вокруг да около, поэтому скажу прямо, я здесь для того чтобы купить вашу компанию.
   - Интересно. - Задумчиво произнес Комар. Его неприятно удивила такая наглость, но виду он не подал, а лишь спросил:
   - Девочка, почему ты думаешь, что я продам её?
   - Думаю сумма, которую я хочу вам предложить, убедит вас. - Сказав это, "железная леди" достала из лежащего на коленях портфеля, лист бумаги и протянула его Комарову. Это был контракт купли-продажи. В пункте "цена" значилась цифра с семью нолями. Сумма почти в два с половиной раза больше стоимости его ооошки. Комар ухмыльнулся и, отложив контракт в сторону, сказал:
   - Хочу в двадцать раз больше.
   На лице госпожи Отт не дрогнул ни один мускул. На первый взгляд могло показаться, что она не слышала ответа Комарова. Пристально глядя своему собеседнику прямо в глаза, "железная леди" произнесла:
   - Я понимаю, насколько дорога вам ваша компания. Поэтому, я предложила вам в два раза больше её номинальной стоимости.
   - Я кажется, тебе русским языком сказал, нет.
   - Николай Николаевич, вы ведь наверняка уже навели справки и обо мне и о корпорации, на которую я работаю...
   - Скажи мне, девочка. - Перебил собеседницу Комаров. - Зачем вашей огромной конторе, моя ооошка*? (*ООО - общество с ограниченной ответственностью. эконом.).
   - Это коммерческая тайна.
   - Тайна значит. Ну, что я могу сказать? Ты наверняка тоже, все про меня знаешь. И то, что я откажусь от этих денег ты знала. Так зачем ты пришла, девочка?
   - Мой отец говорил: - "Любая тварь, какой бы жалкой и ничтожной она не являлась, заслуживает шанс на спасение".
   - Вон оно чо? Значит, жалкая и ничтожная?! Слушай сюда, маразота, я в своё время колол орешки покруче тебя и тех, кому ты шестиришь. Так что, передай им и сама уясни, хотите войны, будет война, но чинить беспредел в городе я вам не дам! Свободна!
   Госпожа Отт не собиралась уходить. Все тем же официально-холодным тоном она спросила:
   - Я правильно вас понимаю, вы отказываетесь от шанса, который я вам предоставила?
   - СУКА! - Комаров окончательно вышел из себя - ПОШЛА ВОН Я СКАЗАЛ!
   - Зря. - В правой руке Кьэры блеснул металлический прут. Она запрыгнула на стол. Комар даже понять ничего не успел, как его сердце пронзил сорока сантиметровый каратель. Пройдя насквозь, металлический прут пригвоздил Николаевича к спинке кожаного кресла.
  
   Глава 5.
  
   - Железная леди? - Усмехнулась Кьэра, читая своё поддельное досье. После вчерашнего успеха, она пребывала в приподнятом настроении, поэтому её тон был мягче, чем обычно. - Сам придумал?
   - Ды ну. - Отмахнулся Толян. - Ты чо? У меня не такая богатая фантазия. Это Вася Поролон. У него вышка, эконом закончил. Мозги пиздец как варят.
   Толик хоть и пытался не выражаться при Кураторе, но мат порой все же слетал с его губ. Они находились в кабинете, который еще вчера принадлежал Комару. Теперь кабинет, а точнее здание, в котором он располагался, стал их штаб-квартирой.
   - Так, ладно. - Кьэра отложила в папку сторону. - Как продвигается подготовка?
   - Начали монтаж третьей конструкции.
   - Что с первой и второй?
   - Все по графику, обе готовы на четверть.
   - Замечательно, Руководитель будет нами доволен. Что с особью?
   - Бля, тут глушняк полный. Пацаны весь город на уши поставили, нет нигде этого упыря.
   - Плохо. - Строго сказала Куратор. - Отсутствие результатов в уничтожении особи, перечеркивают все наши достижения. Пока она жива, всё что мы сделали или будем делать лишено смысла. Гнездо нашли?
   - А что его искать то? - Хмыкнул Толян. - Падлу Живота каждая собака в городе знает. Квартира давно пустует. На той неделе, в одном из люков теплосети северного района, нашли труп его жены.
   - Так, это интересно. - Оживилась Кьэра. - Причина смерти?
   - Бля, откуда ж я знаю? - Искренне удивился Толян.
   - Идиот. - Сдерживая нарастающую ярость, процедила сквозь зубы Куратор. - Где отчет вскрытия?
   - Вскрытия?
   Терпение Кьэры лопнуло. Она вскочила и отвесила Толику увесистую пощечину. Такой наглости он не собирался прощать даже Куратору. Но прежде чем Толян успел хоть что-то сделать, Кьэра одним прыжком перемахнула через разделяющий их стол и сбила Толика с ног. В воздухе просвистел каратель и рассек его левую щеку. Затем, Кьэра приставила острие металлического прута к Толиковой шее и прошипела:
   - Мерзкое отребье, даже думать не смей о том, чтобы поднять на меня руку.
   Не рискуя пошевелиться, Толян лишь нервно сглотнул.
   - У тебя три часа. - Продолжала Куратор. - На исправление ошибки с отчетом. И проследи за тем, чтобы впредь таких ошибок не было. Иначе я воткну этот каратель тебе в сердце.
  
   Воодушевленный таким методом, Толик справился чуть больше чем за два часа. В больнице, пока он ждал отчет патологоанатома о вскрытии жены Жвотягина, на его кровоточащую щеку наложили четыре шва. Все это время, из его головы не выходили мысли о скорости, с которой двигалась Куратор и о силе её удара. Всего лишь от одной мысли о том, что может Руководитель, по его спине побежали мурашки. Он вспомнил ту ночь, когда он и Крот впервые столкнулись с патлатым. Если бы они знали кто перед ними.
  
   Толян положил на стол Куратора папку с отчетом патологоанатома, развернулся и направился к выходу.
   - Не торопись. Сядь. - Остановила его Кьэра.
   - Прися...- Толик осекся, он вдруг понял: жизнь ему дороже, чем глупые суеверия. Пусть будет "сядь". (Прим. среди уголовников употреблять слово "сядь" считается дурным тоном т.к. можно угодить в тюрьму. Следует употреблять слово "присядь".)
   - Что? - Строго переспросила Куратор.
   - Старые привычки. - Толян криво улыбнулся и сел напротив Кьэры.
   Какое-то время она внимательно читала содержимое отчета. Иногда отрывалась от папки и стучала по клавиатуре стоящего на столе ноутбука.
   - Похоже, что особь ищет себе подружку. - Сказала Куратор, отложив папку с отчетом в сторону. Она пододвинула ноутбук поближе и застучала по клавиатуре. Некоторое время спустя, Кьэра перевела взгляд с монитора на Толика и сказала:
   - Значит так, переведи часть рабочих с первой и второй конструкций на сталеплавильню Зеленого. Будем готовить клетку для твари.
  
   Глава 6.
  
   Зеленый, Шаман и Комар мертвы. Все их имущество, а это почти вся инфраструктура города, за копейки купила транснациональная корпорация "Gate Group inc.". Такое совпадение, даже самому не внимательному человеку покажется если не странным то, по крайней мере, заслуживающим внимания.
   Оперуполномоченный Дмитрий Смирнов, был из тех, кто цепляется за такие совпадения. "Эта Кьэра Отт, директор филиала, появляется в городе через пару недель после того как начались убийства". - Сидя за компьютером, рассуждал Димон. На часах было половина шестого утра. Он всю ночь просидел в отделе, копаясь в отчетах и показаниях. За это
   время Димон сделал кое-какие выводы, но доказать хоть что-то, не мог. Пока не мог.
   "Так или иначе, нужно пересечься с этой "железной леди" и поговорить". - Решил Смирнов, откидываясь на спинку кресла. - "Тогда я уж точно пойму, при делах она или нет, а найти доказательства дело не хитрое".
  
   Через несколько часов, Димон стоял в приемной, в которой меньше недели назад, выходя из кабинета Комара, столкнулся с высокой блондинкой. Тогда он еще не знал, что это и есть "железная леди". Нажав кнопку селектора, секретарша произнесла:
   - Госпажа Отт, к вам оперуполномоченный Смирнов.
  
   - Здравствуйте. - Войдя, поздоровался Смирнов.
   В кабинете все осталась по старому, так же как было, когда он принадлежал Комару. Только теперь, за его столом сидела худощавая блондинка. По правую руку от неё стоял мелкий гопник Филя. На его лице красовался свежий шрам.
   "Это очень интересно". - Отметил про себя Димон. - "Раз такая шелупонь как Филя здесь, значит, моя чуйка не подвела, блондиночка у нас из блатных. А свежий шрам на Филиной роже, просто кричит о не давней заварушке".
   - Добрый день. - Блондинка приветливо улыбнулась и, указав на стул, добавила:
   - Присаживайтесь.
   Димон сразу обратил внимание на то, что она говорит абсолютно без акцента.
   - По телефону вы сказали, что у вас ко мне какие-то вопросы. - Все тем же приветливым тоном произнесла блондинка.
   - Да. - Кивнул Димон. Он сел напротив Кьэры, закинул ногу на ногу и продолжил:
   - Госпожа Отт, думаю вам известно что не за долго до того как вы появились в нашем городе, у нас произошли два громких убийства.
   - Естественно я знаю об этих убийствах. - Блондинка широко улыбнулась. - Если бы не они, меня бы сейчас здесь не было.
   - Что вы хотите этим сказать?
   Кьэра резко изменилась в лице.
   - Я так понимаю, ваше подозрение пало на меня? - Её приветливый тон стал официально-холодным.
   - Почему вы так решили? Я только хотел уточнить, что вы имели в виду, говоря фразу: "Если бы не убийства меня здесь не было".
   - Я прямолинейный человек и не люблю ходить вокруг, да около. Отвечая на ваш вопрос, я имела в виду, что после смерти господина Шамшина и господина Кондоурова, цены на их компании резко упали. Это в свою очередь, позволило корпорации "Gate Group", по сравнительно низкой цене, заполучить в собственность практически целый город. Я же стала директором российского филиала корпорации. Такой ответ вас устраивает?
   - Более чем.
   - Теперь вы ответьте мне. Я под подозрением?
   - Нет.
   Кьэра с нескрываемым призрением посмотрела прямо в глаза Димону и спросила:
   - У вас остались еще вопросы?
   - Да. - Не отводя глаз, ответил Смирнов. - Мне все не дает покоя сердечный приступ Комарова. Он же произошел во время вашего с ним разговора?
   - Да. Мне нечего скрывать, здесь было много свидетелей.
   - О чем вы разговаривали?
   - Это были переговоры о купле-продаже его компании.
   - А конкретнее? Что это за переговоры такие, на которых человека хватает инфаркт?
   - Послушайте, как вас?
   - Дмитрий.
   - Так вот Дмитрий, я не врач и не знаю, из-за чего у Николая Николаевича произошел сердечный приступ. Это жизнь, люди рождаются и умирают каждый день.
   - Я не верю в совпадения.
   - Это обвинение?
   - Нет.
   - Ну, что ж. Я предполагала, что вы так ответите. Я устала от этого бессмысленного разговора. Если у вас больше нет ко мне вопросов то, у меня много работы.
   - Перед уходом, последний вопрос. Если не возражаете?
   Кьэра кивнула.
   - Ульян Животягин у вас?
  
   Глава 7.
  
   - Простите? - Кьэра сделала вид, что не понимает о чем идет речь.
   - Мой напарник, Ульян Животягин. Он пропал несколько дней назад.
   - Вот как? Я еще и людей похищаю? Кто я, по-вашему, дьявол в юбке?
  
   - Лицемерная мразь. - Прошипела Кьэра когда оперуполномоченный вышел из
   кабинета. - Я с трудом удержалась от желания выпустить ему кишки. Ненавижу таких людишек.
   - Мусор, он и в Африке мусор. - Ухмыльнувшись, сказал Толян.
   - Если он будет копать то, обязательно выяснит, что никакой транснациональной корпорации не существует. Отправь за ним пару людей, хочу, чтобы он перестал лезть в наши дела. Как продвигается строительство клетки?
   - На вечер запланирован пробный запуск.
   - Вот. - Кьэра достала из ящика стола флешку. - Утром Руководитель прислал мне новые данные, пусть технари все обновят.
  
   Глава 8.
  
   Диман был очень доволен встречей с Кьэрой Отт.
   "Она особо и не пыталась скрыть свою причастность к убийствам, уверена, что к ней не подкопаться". - Направляясь к машине, размышлял Смрнов. - "Не бывает идеальных преступлений, а если учесть что ей шестерит Филя то, где-то косяк по любому всплывет". А вот насчет Ульяна Кьэра не солгала. Она не знает где он. И это беспокоило Смирнова.
  
   Из офиса блондинки, Димон направился прямиком в морг. Он хотел лично осмотреть тело Комара. Внутренний голос говорил ему, что не мог Комар склеить ласты от инфаркта.
   Когда до больницы оставалось несколько кварталов. Справа, как из-под земли появился здоровенный внедорожник и протаранил передок Димановой "семерки".
   - Твою же-ж мать! - Прокричал в сердцах Смирнов. - Понакупят прав, мозги лучше б купили.
   Тем временем из внедорожника вышли два "лба" с калашами.
   - ЕБАТЬ! - Вырвалось у Димана. Пригнувшись, он кубарем вылетел из машины. Раздался автоматный треск. Кузов "семерки" в мгновение ока превратился в решето. Достав "макара", Диман по-пластунски, опполз свою машину сзади. Отморозки так сильно увлеклись стрельбой, что не заметили как опер зашел им с фланга. Двумя меткими выстрелами, он уложил бандитов на повал.
  
   Глава 9
   - Вот это да. - Блаженно протянула Лена. - Ты просто секс-машина.
   Не то чтобы она могла похвалиться богатым, сексуальным опытом, но сравнивать было с чем.
   - Как же так получилось, что ты не умеешь целоваться? - Удивленно спросила девушка.
   Сифилис вышел из нее и лег рядом.
   - Просто в нашем обществе принято иначе проявлять свои чувства.
   - Иначе? - Лена положила голову ему на грудь. - И как же вы это делаете?
   - Прикосновениями.
   - Прикосновениями?
   Сифилис аккуратно дотронулся до её лица и сказал:
   - Вот так один человек дает понять другому о своих симпатиях.
   - Не-а. - Поморщилась Лена. - Мне больше нравятся поцелуи. Давай-ка я тебя научу. Расслабь нижнюю губу.
   Сифилис оказался способным учеником и уже через несколько минут стал великолепно целоваться. Ловко комбинируя нежные прикосновения рук и поцелуи, он заставлял Лену трепетать от возбуждения. Потом проникал в неё и доводил до оргазма.
  
   Они занимались любовью в одной из комнат жилого блока расположенного на втором уровне НИБа*. (*Научно-исследовательская база). Сифилису доводилось работать на похожей базе. Только эта была старого образца, второго или третьего поколения. Сифилис под стол пешком ходил, когда во всех мирах строились НИБы пятого поколения.
   Планировка таких баз была довольно простой и состояла из трех уровней. На первом располагались лаборатории и ЦП* (*Центральный пост). Через вентиляцию первого уровня Сифилис и Лена попали на НИБ. Ниже, второй уровень. Он вмещал в себя жилой блок и мозг компьютера. Третий, сердце НИБа, был целиком отведен под генератор.
   - Базы первых поколений строились с расчетом на автономную работу в течении двадцати циклов. - Доставая из продуктового шкафчика консервы, пояснил Сифилис. - Так что с голода мы не умрем.
   - Где все умещается? Двадцать лет это долго, нужны тонны этих консервов.
   - Лет? - Сифилис усмехнулся. - Не лет, а циклов. - Сказал он и протянул девушке открытую банку.
   - А в чем разница? Я все это время думала, что цикл не многим больше года.
   - Мы иначе измеряем время. Один наш цикл это приблизительно шестнадцать с половиной ваших лет.
   - Шестнадцать? - Изумленно переспросила Лена. - Обалдеть.
  
   Подкрепив силы, они снова занялись сексом. Снова и снова по пустым коридорам базы разносились довольные крики Лены. Когда её силы иссякали, девушка падала на грудь Сифилиса и они засыпали. Так они провели несколько волшебных дней. Им было безумно хорошо друг с другом, но нужно было возвращаться к Всеволоду и продолжать борьбу с особью.
  
   Судя по часам, было утро. Позавтракав они, взявшись за руки, отправились на экскурсию по базе. Лена наконец-то чувствовала себя по-настоящему счастливой. После всего, что ей пришлось пережить, она встретила своего принца.
  
   - Это ЦП. - Сказал Сифилис, когда они вошли в огромное, мрачное помещение. Единственным источником тусклого света, была расположенная по центру толстенная, протянувшаяся от пола до потолка лампа.
   - ЦП?
   - Центральный пост. Отсюда можно управлять всей базой. А это. - Он подошел к самой большой панели. - Пульт главного компьютера. Для начала, включим здесь освещение. Его пальцы пробежались по клавиатуре, помещение наполнилось приятным, ярким светом.
   - Теперь. - Приговаривал Сифилис, продолжая стучать по клавишам. - Разбудим Голову.
   - Голову? - Не поверив своим ушам, переспросила девушка.
   - Ага, на базах первых поколений устанавливались компьютеры с человекоподобными интерфейсами.
   Послышался не понятный урчащий звук. Он исходил из стеклянной трубы, которую Лена приняла за гигантскую лампочку. В том месте, где труба уходила в потолок, открылся люк. Из него, в "лампочку" повалили розоватые клубы пара. Когда она порозовела на половину, из люка показалась огромная, человеческая голова.
   - Божечки. - Обронила Лена, наблюдая за тем, как голова осматривается.
   - Здравствуйте. - Огромные губы шевельнулись и из встроенных в трубу динамиков, донесся приятный баритон. - Я рад видеть выживших людей.
   - Голова. - Произнес Сифилис. - Мы немного заблудились. Что это за мир?
   - Мир номер семь.
   - Не может этого быть. - Блондин был сильно удивлен. - Может... - Он пробежался пальцами по клавишам, и голова стала произносить какие-то цифры.
   - Что...? - Лена не успела закончить вопрос. Шикнув на девушку, Сифилис продолжал вслушиваться в цифры, которые доносились из динамиков.
   - Ничего не понимаю. - Произнес он, когда Голова замолчала. - Вроде все системы работают исправно.
   - Ты мне скажешь, в чем дело или нет? - Возмутилась Лена.
   - Мир номер семь погиб от взрыва сверхновой. - Задумчиво произнес Сифилис.
   - Погиб. - Растерянно повторила девушка.
   - Да. За несколько циклов до моего рождения.
   - Может она сломалась?
   - Я первым делом это проверил. - Улыбнувшись, ответил Сифилис. - Все работает идеально.
   - Это помешает нам вернуться домой?
   - Конечно нет, но прежде чем покидать НИБ мы должны разобраться в происходящем.
   Какое-то время Сифилис безуспешно пытался узнать, кто и с какой целью распространил информацию о том, что этот мир погиб. На все его запросы голова давала один и тот же ответ:
   - Доступ закрыт.
   - Может это из-за того, чем они тут занимались? - Решив поучаствовать в процессе, подала идею Лена.
   - Право слова! - Воскликнул блондин и, поцеловав девушку, добавил:
   - У меня вылетело это из головы.
   Его пальцы в очередной раз забегали по клавиатуре. После чего голос из динамиков сообщил:
   - Приоритетная задача научно-исследовательской базы, проект "донор".
  
   - Ты знаешь, что это за проект? - Спросила Лена.
   - Да. Статус проекта?
   - Отменен. - Ответила Голова.
   - Право слова! Кто санкционировал отмену проекта?
   - Доктор Мёрзлый.
   - Мерзлый?! - Практически в один голос воскликнули Сифилис и Лена.
   - Как такое возможно? - Добавила девушка.
   - Пока не знаю но, становится ясно, как мы попали сюда.
   - Ты думаешь, это Мерзлый испортил телепорт.
   - Больше не кому! Мерзавец! - Сифилис ударил по столу кулаком и обратился к голове: - Причина отмены?!
   - Доступ закрыт.
   Так и не сумев разговорить Голову, Сифилис решил обыскать комнату Доктора.
   - Давай вернемся домой. - Ныла Лена, пока они шли.
   - Лена, как ты не понимаешь? Нельзя покидать базу пока мы не выясним, зачем Мерзлый изменил настройки телепорта и забросил нас сюда.
   - И что ты надеешься найти?
   - Я не знаю. Какую-нибудь зацепку, которая прольет свет на то, почему проект "донор" был закрыт. Почему все думают, что мир номер семь погиб.
   - Ты так и не ответил мне. Проект "донор", это что? Ты и Всеволод ведь тоже этим проектом занимаетесь.
   Сифилис кивнул и добавил:
   - Проект "донор" разработан для спасения нашего мира от Коллапса. В теории мы должны взять не много материи из вашего мира и "залатать" наш.
   - В теории?
   - Да, практическому осуществлению проекта мешает особь. Она поглощает энергию, которая выделяется при донорском переносе, это делает перенос не возможным.
   - А с особью вы справиться не можете. - Подытожила Лена. - А почему тогда не воспользоваться другим миром?
   - Я не знаю. - Пожал плечами Сифилис. - Я выполняю то, что мне велит Великий Совет.
   - Ясно.
  
   Перевернув в комнате Мерзлого все вверх дном, они нашли коробку с пластинами, в которых содержались отчеты Доктора по проекту "донор". Пока Сифилис, сидя на полу, внимательно изучал отчет за отчетом. Девушка, свернувшись на кровати калачиком, уснула.
   - Право слова! - Нарушив тишину, изумленно воскликнул блондин.
   - Что там? - Потягиваясь и сладко зевая, спросила Лена.
   - Если верить этим записям то, донорный перенос губителен для твоего мира.
   Сифилис не мог допустить гибель миллиардов людей, даже ради спасения своего мира. Он надеялся, что когда вернется к Всеволоду, тот придумает выход из сложившейся ситуации.
   - И все же мне не нравится эта затея. - Продолжала упорствовать Лена, пока они шли к ЦП.
   - Любимая, пойми, если там окажутся напавшие на дачный домик, мне будет сложно биться и защищать тебя.
   - Ага. - Насупилась девушка. - Ты в прошлый раз то же говорил, что мне ничего не угрожает.
   - Не волнуйся, я несколько раз проверил уровни. Снежных питонов нигде нет. Если что, Голова тебя в обиду не даст. Все будет хорошо.
   Он взял её за руку и поцеловал.
  
   Глава 10
   - Мало данных? - Удивленно переспросил Всеволод.
   - Взгляните сами - Доктор протянул псу пластину с расчетами. Пока Всеволод анализировал математические выкладки, Мерзлый спросил:
   - Вы выяснили, что за люди на нас напали?
   - Нет. - Буркнул пес.
   - Да. - Протянул Доктор.
   - Доктор, я долго не разделял мнение большинства Советников. - Оторвавшись от уравнений, тихо проговорил Всеволод. - Подавляющее большинство считает, что это вы создали особей. Признайтесь, вы тянете время и не собираетесь нам помогать. Я прав?
   Мерзлый ничего не ответил и пес продолжил:
   - Для большей убедительности вам пришлось использовать настоящие уравнения. Некоторые из них знали только имевшие доступ к проекту "Особь". Скажите Доктор, вы знакомы с Кьэрой Отт?
   В комнату вошла высокая, худощавая блондинка. Следом за ней на пороге показались два широкоплечих амбала.
   - Отт? - Переспросил Мерзлый. - Или мне послышалось?
   - Тебе не послышалось. - Прошипела блондинка. - Я уцелела.
   - В отличие от твоего папаши. - Усмехнувшись, сказал Доктор. Блондинка выхватила каратель.
   - Кьэра! - Прикрикнул на неё Всеволод. - Не сейчас, у тебя будет время для мести. Наша приоритетная задача, устранение особи.
   - Ты же сам говорил, что он просто тянет время.
   - Девочка моя, просто доверься мне.
   - Да, доверься ему. - Съязвил Мерзлый. - И в один прекрасный день он предаст тебя, так же как предал Сифилиса и многих других доверявших ему людей. Ради приоритетной цели, Всеволод никого не пощадит.
   Кьэра снова обхватила рукоять висевшего на её поясе карателя.
   - Так, вы двое. - Обратился к стоящим у двери амбалам Всеволод. - Отведите его наверх, пока Куратор окончательно не вышла из себя. Глаз с него не спускайте.
   Амбалы непонимающе хлопая глазами, переглянулись и вопросительно уставились на Кьэру.
   - Что смотрите?! - Рявкнула на них блондинка. - Выполняйте приказ Руководителя!
   - Спасибо вам, Доктор. - Кинул пес в след Мерзлому. - Имея эти исходные уравнения, я смогу получить то, что мне нужно.
  
   - Сегодня утром из мира номер шестнадцать пришла хорошая новость. - Сказал Всеволод, когда они с Кьэрой остались наедине. - Эпидемия на рудниках закончилась, но зараза унесла жизни многих рабочих. Так что Совет принял решение привлечь заключенных.
   - И? - Прошипела Кьэра. - Зачем ты мне это говоришь? Наша работа, особь.
   - За тем, моя кровожадная, что всех кого можно уже согнали, но этого мало. Объем добычи альтерий* содержащей руды падает. (*альтерий - энергоемкое, химческое соединение на котором работают все нео-органические технологии). Пока члены Совета думают, как решить эту проблему, я предложил Коменданту мира номер шестнадцать нашу помощь. Взамен, он поставит проект "Донор" в "красный список" поставок очищенного альтерия.
   - Дай угадаю. - На лице блондинки появилась зловещая улыбка. - Ты хочешь отправить в рудники местных людишек?
   - Да, для начала отправим человек двести. Бандиты, бродяги в общем тех, кого никто не будет искать. Думаю Мерзлого тоже включить в этот список.
   - По мне, лучше выпустить ему кишки.
   - Давай не будем торопиться. Если я не смогу решить уравнения, тогда голова Мерзлого нам еще послужит.
   - Как знаешь. - Пожала плечами Кьэра. - Ты Руководитель.
   - Именно. Постарайся как можно быстрее собрать первую партию.
   - Через двадцать четыре часа двести человек будут готовы к отправке.
   - И еще. - Всеволод пристально взглянул девушке в глаза. - Ты ведь понимаешь, как важно для нас получить приоритет на поставку альтерия. Постарайся не калечить товар. Хорошо?
   Кьэра кивнула.
   - Как дела с клеткой для особи? - Сменил тему разговора пёс.
   - По большему счету все готово. Осталась пара мелочей и...
   - Понял, понял. - Прервал девушку Всеволод. - Я приложу максимум усилий для того чтобы в кратчайшие сроки найти оптимум мощности.
   - Ладно, не буду тебя отвлекать. - Кьэра оскалилась и добавила:
   - Пойду, займусь вербовкой "работников" для рудника.
   Всеволод кивнул и погрузился в уравнения. Уже на пороге, блондинка остановилась и произнесла:
   - Рада снова тебя видеть.
  
   Решив несколько уравнений, Всеволод заметил, что ответы никак не могут быть расчетной мощностью для "клетки", однако в них было что-то знакомое. Пес сравнил свои выкладки и выкладки Мерзлого.
   - Н-нет... - Буркнул он. Надеясь, что увиденное, всего лишь плод работы утомленного мозга.
   - Не вероятно. - Вновь произнес Всеволод. Наложив свои решения на решения Доктора, пес получил координаты из "ГЕКСа". Вспоминая их игру, он взволнованно констатировал: - Доктор мне поддался.
   В коридоре один за другим прозвучали два выстрела. Потом стали доноситься крики. Из всего этого шума напрашивался только один вывод, Мерзлый сбежал.
   - Похоже, что я недооценил его. - С досадой в голосе произнес Всеволод.
  
   Глава 11.
  
   Первый раз, вживленный за ухо Мерзлого датчик завибрировал несколько часов назад. Это значило, что Сифилис добрался до компьютера и разбудил Голову.
   "Наконец-то" - Подумал Доктор, он был у себя в комнате и трудился над уравнениями.
   Второй раз он ощутил вибрацию, когда Всеволод приказал отвести его наверх. Этот сигнал означал, что расположенный на НИБе телепорт, настраивается на сигнал Мерзлого.
  
   Когда датчик начал вибрировать в третий раз, телепорт готов к использованию, Мерзлого уже закрыли в не большом помещении.
   "Всеволод уже должен был добраться до моего послания". - Размышлял Доктор, сидя на полу. - "Жаль я не увижу его морды, когда он узнает что ошейник мне не помеха".
  
   Он проник в примитивный разум одного из своих тюремщиков и приказал застрелить напарника. Внизу раздались крики и топот. Подчиняясь его воле, тюремщик открыл дверь, выпуская Мерзлого. Доктор мог обойтись без жертв, но нужно было показать Всеволоду, как сильно он просчитался.
  
   Одним быстрым движением Мерзлый снял с себя ошейник. Неторопливо поднимаясь на третий этаж, Доктор велел тюремщику застрелиться. Датчик стал пульсировать, процесс телепортации запущен, так что лучше не двигаться. Ему на глаза попался полуметровый кусок арматуры. "То что нужно". - Решил Доктор, поднимая увесистую железяку.
  
   Яркая вспышка на мгновение озарила царящий на этаже полумрак и, перед ним материализовался Сифилис. В ту же секунду, Мерзлый наотмашь ударил его арматурой по голове. Блондин обмяк и рухнул на пол.
   - Отлично. - Усмехнулся Доктор. Склонившись над Сифилисом, он снял с его запястья портативный телепорт. Где-то в глубине души, Мерзлый был крайне разочарован, что ему так легко удалось перехитрить Всеволода. Он ожидал от него большего. Закрепив телепорт на своей руке, Доктор проверил настройки. Для экстренного переноса Сифилис
   установил координаты мира номер семь. Даже в своих самых оптимистичных расчетах Мерзлый не ожидал этого.
   - Да. - Протянул он и улыбнувшись, добавил:
   - Сифилис, ты просто вершина тупости.
   Голоса и шаги на лестнице, зазвучали уже совсем рядом.
   "Похоже, мне пора". - Подумал Доктор и активировав телепорт исчез в яркой вспышке света.
  
   Глава 12
   Толик закрыл глаза. Откинув голову назад, он довольно произнес:
   - Да сучка, давай. Давай.
   Шмара стала энергичнее работать рукой. Её горячий язык скользнул вниз по члену и коснулся яичек.
   - Да-а-а. - Протянул Филюшкин. Она взяла его "кардан" за щеку. - Да-а-а бля... - Приговаривал Толян.
   "Паштет не соврал". - Пронеслось в его голове. - "Сосет она охуенно".
   - О-о-о... тише, тише. - Кончая, простонал Толян. Он блаженно откинулся на спинку кресла. Слизав всю сперму, шлюха полезла целоваться.
   - Ты чо?! - Филя оттолкнул её и, отвесив легкую оплеуху, добавил:
   - Совсем пизданулась?! Бегом зубы чистить!
   Проводив мурзилку взглядом, он нашел сигареты и закурил. Внезапно, в комнате из яркой вспышки, материализовалась Куратор Кьэра Отт.
   - Во время, бля. - Буркнул Толян и выпустил длинную струйку дыма.
   - Быстро одевайся. - Приказала она.
   - Вы же сказали, что не будете меня наказывать за косяк с тем мусором. - Надевая штаны, сказал Филя.
   - Я здесь по другому вопросу, не бойся.
   - При-и-ве-е-т. - Произнесла на распев, вернувшаяся из ванной шлюха. Она оценивающе посмотрела на Кьэру и добавила:
   - Павлик мне не говорил, что вас будет двое.
   - Пошла вон. - Стиснув зубы, прошипела Куратор. В глазах блондинки появился блеск, который не обещал ни чего хорошего. Толик быстро скомкал мурзилкины* (*мурзилка - шлюха, проститутка) вещи и, кинув их в прихожею, вытолкал туда же шлюху.
   Через пару минут он уже был одет и, они переместились.
   - Где это мы? - Озираясь по сторонам, спросил Толик. Они находились в большом, полукруглом помещении с высоким потолком, усеянным лампами дневного света. Вдоль стен тянулись столы с компьютерами, за которыми усердно стучали по клавиатурам люди в белых халатах.
   Они поднялись по металлической лестнице и оказались в не большем кабинете, в центре которого стояло кресло, подобное тем, которые Толян видел в кабинете зубника. Рядом, за столом сидел технарь. Пялясь в монитор через здоровенные очки, он энергично щелкал мышкой. Увидев Кьэру и Толика, технарь встрепенулся и, заикаясь выдыхнул:
   - З-з-здрасти.
   Не обращая на него внимания, блондинка указала Филюшкину на кресло и сказала:
   - Садись.
   - На хера?
   - Лучше не зли меня. - Прошипела Куратор. Её рука потянулась к карателю.
   - Ладно, ладно. - Толику совсем не хотелось проблем. Он послушно плюхнулся в мягкое кресло.
  
   Глава 13
   Сифилис пришел в себя, когда его тащили под руки по какому-то мрачному коридору. Голова кружилась и разрывалась от боли. Перед глазами все плыло.
   - Она сказала кинуть его сюда. - Произнес один из державших Сифилиса. После этого его швырнули, и он вновь потерял сознание.
   - Сифилис, ты слышишь меня? Сифилис...
   "Этот голос". - Пронеслось в голове блондина. - "Это же..."
   - Всеволод? - Пытаясь сфокусироваться, пробормотал он. - Это ты?
   - Да, это я.
   - Право слова, мне показалось или на меня действительно напал Мерзлый?
   - Я не знаю. - Вздохнув, ответил пес. - С тех пор как мы попали сюда из дачного поселка, меня держат взаперти. Доктора я больше не видел.
   Сифилис с трудом сел и осмотрелся. Они были в не большей комнатушке два на три метра, без окон, источником света служила висевшая над дверью, тусклая лампочка.
   - А куда попали вы?
   - Ты не поверишь... - Начал свой рассказ Сифилис. Он рассказал своему наставнику обо всем, что приключилось с ним и Леной.
   - Мир номер семь значит. - Задумчиво произнес Всеволод, когда его ученик закончил повествование. - Интересно, очень интересно.
   За дверью послышались приближающиеся голоса и шаги. Затем раздался скрежет открывающегося замка. Дверь распахнулась.На пороге появился человек.
   - Ты. - Указал он на Всеволода. - Пойдешь с нами.
   - Куда вы его ведете? - Возмутился Сифилис, пытаясь встать.
   - Сифилис, лучше не надо. - Остановил его пес. - Тебе сейчас нужен покой.
  
   Глава 14
   - И так, что мы имеем? - Всеволод запрыгнул на стол, за которым сидела Кьэра и продолжил:
   - Мерзлый сбежал, раз. Уравнений для расчета мощности "клетки" у нас нет, два. Сифилис жив и утверждает, что побывал в погибшем мире номер семь, три. Вывод?
   - Мы провалили проект. - Холодно ответила девушка.
   - Пока я жив, проект не провален. - Прорычал пес. - Это всего лишь временные трудности.
   - Совет пришлет комиссию.
   - К тому времени мы уничтожим особь.
   - Может, посветишь меня в свой новый план?
   - Он простой и не замысловатый, но для начала я хочу сменить тело, это мне порядком поднадоело. Будь добра, подбери мне какое-нибудь и подготовь к процедуре. Вечером я хочу ходить уже на двух ногах.
   - Особые пожелания будут?
   - Все как обычно. Главное чтоб тебе нравился.
   - Что делать с Сифилисом?
   - Пока ничего, посмотрим по обстоятельствам.
  
   Через несколько часов Кьэра вернулась и пригласила Всеволода на процедуру.
   - Он? - Удивленно спросил Руководитель, когда увидел в кресле Филю.
   - Я к нему привязалась.
   - Когда я склонял его к сотрудничеству, мне в голову даже такая мысль не приходила, что я буду в его теле. - Проворчал Всеволод.
   - Ты же сам сказал, главное чтобы мне нравился.
   Руководитель пристально взглянул на Кьэру.
   - Ты ведь не... - С надеждой в голосе произнес он.
   - Брось. - Отмахнулась Кьэра. - Это было только удовлетворение физических потребностей.
   - Я все понимаю, но Филя... - Всеволод вздохнул и добавил:
   - Ладно, давайте приступать.
   Технари облепили пса кучей датчиков с разноцветными проводами и поместили в капсулу. В этом мире людей пришлось обучать технологиям переноса сознания и консервации тел с нуля. Поэтому Всеволод терпеливо ждал, когда персонал
   проверит все данные.
   - Ты уж проследи. - Обратился он к стоящей рядом Кьэре. - Чтобы они надежно законсервировали пса.
   - Не волнуйся. - Прошептала блондинка. - Тело этого животного мне дорого не меньше чем тебе.
   - Мозг донора очищен. - Отрапортовал один из технарей. Куратор кивнула.
   - Скоро увидимся. - Сказала она опутанному проводами Руководителю и захлопнула крышку капсулы.
  
   Четвертый это был перенос сознания или пятый, Всеволод не помнил, но точно мог сказать, что волнуется как в первый.
   "Если что, смерть в капсуле будет мгновенной, даже почувствовать ничего не успею. Чего же они так долго?"
   Он вдруг почувствовал, как его шеи коснулась, чья-то рука.
   - ...орме. - Уловил обрывок фразы только что вернувшийся слух. Всеволод облегченно вздохнул. - "Готово. Осязание и слух появились". - По глазам ударил яркий свет. - "Вот и зрение" - Пронеслось у него в голове. Всеволод попытался прикрыть глаза руками но, они оказались крепко зафиксированы.
   - Отстегните меня. - Сердито произнес он и сразу же осекся. Из его горла доносились только не понятные хрипы.
   - Отстегните его. - Велел знакомый, властный, женский голос. Всеволод в очередной раз с облегчением вздохнул.
  
   В целом, перенос прошел успешно. Немногим больше чем через час, он уже стоял перед зеркалом у себя в комнате и рассматривал свое новое тело.
   - Не понимаю, что ты в нем нашла. Мышцы ужасно хилые, придется кучу временя уделить для коррекции этого тела.
   - Ты же сказал что тебе не важно, какое будет тело. - Томно произнесла растянувшаяся на кровати Кьэра.
   - Сказал. Но обычно, твой вкус более изысканный.
   - Я торопилась.
   - В этом мирке так сложно найти более качественное тело?
   - Не знаю. - Кьэра встала и, подойдя к Всеволоду в теле Толика, добавила:
   - Наверное, я просто соскучилась. - Она прижалась к Руководителю. Буквально все её тело трепетало от вожделения. Руки девушки скользнули под халат и стали гладить новое тело Всеволода.
   Несмотря на свою тщедушность, тело молниеносно отреагировало на ласковые прикосновения.
   - А я думал, эта оболочка совсем ни на что не способна. - Руководитель расплылся в довольной улыбке и потянулся к застежке одетого на Кьэре комбинезона.
  
   Глава 15.
  
   Охоту на особь они решили начать утром. С первыми лучами солнца Всеволод выгнал всех находящихся на сталеплавильне людей для проверки узлов и систем устройства "клетка". Оно представляло собой три вбитых в пол, метровых электрода. Они образовывали равносторонний треугольник с пятнадцатиметровыми катетами. В трех метрах над электродами возвышалась платформа с генераторной установкой и пультом управления. На ней Кьэра и застала Руководителя.
   - Это и есть твой план? Запустить "клетку" без уравнений? - Спросила она, забираясь наверх.
   - Угу. - Не отрываясь от клавиатуры, произнес Всеволод.
   - Но ведь это, заведомо провальная идея.
   - Девочка моя, псевдо идея, Мерзлого основывалась на причине, из-за которой проект "донор" нельзя осуществить до тех пор, пока особь жива.
   - На их способности поглощать энергию? - Удивилась Кьэра. - Что за небылицы?
   - Если клетку запитывать альтерием то, да, у нас нет шансов но, если применить распространенную в этом мире электроэнергию, которую вырабатывают динамо-машины. - Он указал на одну из стоек платформы, по ней спускалась связка толстых кабелей, и продолжил:
   - Такую энергию особь не сможет поглотить. Я планирую дать на электроды
   максимальный предел, при котором тварь не выживет.
   - А альтерий будет в качестве приманки?
   - Именно.
  
   Глава 16.
  
   Дарья чувствовала умиротворение и спокойствие, которых никогда не испытывала. Душевная пустота, обида, ненависть и страх - всё это ушло, оставив после себя тепло, нежность и любовь. Любовь к новой жизни, матерью которой Зеленина вот-вот станет.
   - Вот видишь Ульян, все прошло успешно. Наше потомство развивается и скоро у нас будет целая армия.
   - А когда она перестанет расти? Кровать уже на ладан дышит.
   - Чем больше будет наша королева, тем больше и чаще она сможет производить потомков.
   - И до каких размеров она может вымахать?
   - Ульян, нет предела совершенству.
   Животягин стоял у кровати, на которой лежало огромное, не поворотливое существо. Несколько недель назад оно было женщиной. Сейчас от неё осталась лишь голова и беспомощно висящие конечности. С каждым днем самка становилась все больше и больше.
   Вдруг, как гром среди ясного неба, Ульян что-то почувствовал. Нечто такое, чего раньше не было. Новое, не понятное, чуждое, но очень притягательное и манящее. Задрав нос, он стал жадно вдыхать воздух, пытаясь понять, что изменилось.
   - Началось.
   - Что началось?
   - Охотники начали пожирать твой мир.
   - Ну, уж нет. - Прорычал Животягин. - Я им не позволю этого сделать. Ты со мной?
   - Конечно Ульян. Давай прикончим их.
  
   Он несся по улицам города, не обращая внимания на крики ужаса прохожих. Скрываться больше не было смысла. Если Ульян не успеет, охотники сожрут его мир, и никто не уцелеет; а если он доберется вовремя то, обретет такую мощь по сравнению, с которой атомная бомба всего, лишь новогодняя хлопушка. Новый запах привел его за город,
   к не большему литейному заводику, который раньше принадлежала Зеленому. По мере приближения к источнику, запах стал приобретать очертания. Когда Ульян вбежал во двор сталеплпаильни, он отчетливо увидел, как желтоватые потоки сочатся сквозь стены и окна старой, советской постройки. Животягин издал пронзительный рев и с разбегу прыгнул в окно.
  
   Глава 17.
  
   Стекло с дребезгом разбилось. В окно влетела особь. Таких Всеволод еще не встречал. Крупнее обычных, человекообразная с огромной, не пропорциональной головой и, что тоже не обычно, с четырьмя руками.
   Всеволод и Кьэра телепортировались на платформу, к пульту управления. Не видя на своем пути преград, тварь бросилась к "клетке", в центре которой стояли альтериевые стержни. Стоило ей пересечь периметр треугольника, Всеволод дернул за рубильник
  
   Электрический ток мощностью в сотни терраватт пронзил мутировавшее тело Животягина. Человеческая половина Ульна погибла в ту же секунду, а вот особь без боя умирать не хотела. Пытаясь вырваться из смертельной ловушки, она издала пронзительный рев и рванула вперед.
  
   Чтобы помешать, особи вырваться, Всеволод дернул за второй рубильник.
   Из-за возросшей нагрузки, генератор надрывно взревел. Из него то и дело стали вылетать снопы искр.
   - Устройство не удержит её! - Пытаясь перекричать рев генератора, сказала Кьэра. Она выхватила каратель и добавила:
   - По моему сигналу поставь реостат на максимум и уноси ноги!
   Всеволод кивнул и, положив руку на переключатель, прокричал:
   - Постарайся вернуться живой!
   - Давай! - Выкрикнула девушка и спрыгнула с платформы.
   Нагрузка стала запредельной. Генератор заходил ходуном. К искрам добавился едкий, черный дым. Не переставая реветь, особь наполовину вырвалась из клетки. Раздался оглушительный грохот. Это не выдержав нагрузки, взорвался генератор. Платформа, с которой спрыгнула Кьэра, разлетелась на куски. Лишившись питания, клетка больше не смогла сдерживать особь. Её обуглившееся, изуродованное тело дымилось и источало смрадный запах.
  
   Изнемогая от боли, особь издала пронзительный крик и бросилась на девушку. Кьэра сжала рукоять карателя и приготовилась нанести удар. Разинув пасть, тварь сделала стремительный прыжок и сомкнула челюсти. Её зубы клацнули в том месте, где мгновение назад стояла девушка. В воздухе просвистел каратель и с хрустом пробил
   дымящийся череп особи.
   В тот же миг, Кьэра вновь отпрыгнула назад, сгруппировалась и, приземлившись, откатилась в сторону. Тварь лежала без движения. Из под неё, постепенно увеличиваясь, выползала красная лужица.
   - Не смотря... - от неожиданности Кьэра вздрогнула. Обернувшись, она увидела высокого, коротко стриженого мужчину. С его плеч спадала черная мантия с гербом Великого Совета. - ...на бегство Доктора. - Продолжал он. - Вам удалось ликвидировать особь. Похвально.
   - Кто вы? - По обыкновению холодно, спросила девушка.
   - Советник Носов! - Из рассеивающегося дыма показался Всеволод. Он подошел к трупу особи и, осматривая его, добавил: - Рад видеть вас в добром здравии.
   - Руководитель Всеволод. - Произнес Носов. Он кивнул в знак приветствия и продолжил: - В связи с бегством Мерзлого, Великий Совет решил направить к вам меня, с комиссией.
   - Да, да, конечно. - Всеволод подошел к Кьэре и Советнику. - Я и Куратор Отт рады видеть вас.
   - Куратор Отт? А разве ваш помощник не Сифилис?
   - К моему глубочайшему сожалению, мой ученик погиб в одной из не давних схваток с особью.
   - Прискорбно, очень прискорбно.
   - Если вы не против то, давайте переместимся в наши апартаменты. Нам с Кураторм нужно отдохнуть, а проверку проведем завтра.
   - Как скажете. - Улыбнулся Носов. - Тем более что мой визит всего лишь формальность.
  
   Глава 18.
  
   Всеволод и Кьэра находились в одной из комнат дачного домика, в котором несколько дней назад закончился ремонт.
   - У нас проблемы? - Спросила Кьэра, выходя из душа. На ней был легкий, полупрозрачный халат. Распущенные, мокрые волосы спадали на плечи.
   - Что? - Возмутился сидевший за компьютером Руководитель. - Ты про Носова?
   Куратор кивнула.
   - У нас все идет по плану. Особь мертва и мы можем приступать к проекту "Донор".
   - А история с Мерзлым?
   - Это сейчас не важно. Когда я спасу мир номер ноль, о промашке с Мерзлым никто не вспомнит. А если кто и вспомнит то, у него просто не хватит смелости обвинить меня.
   - Вот и славно. - С этими словами Кьэра скинула с себя халат, под которым больше ничего не было, и приблизилась к Всеволоду. Его руки скользнули по упругим ягодицам Куратора. Кьэра запрыгнула на Руководителя, обхватив его талию ногами. Лаская её багровые, набухшие соски языком, Всеволод направился к кровати.
  
   Глава 19.
  
   Сифилис проснулся от скрежета открывающегося замка. В камеру вошел человек и, направив на него пистолет, приказал:
   - Давай на выход.
   Пройдя несколько метров по плохо освещенному коридору, они спустились по лестнице и оказались в ангаре. В помещении стоял запах горелой плоти. Через шестнадцать шагов, Сифилис увидел лежавшую в луже крови огромную, изуродованную тушу.
   - Право слова, что это за тварь?
   - Шагай. - Ответил тюремщик и подтолкнул блондина вперед.
   - А куда мы идем?
   - Ща увидишь.
   Они вышли из ангара. На улице было темно, но висевший над входом огромный фонарь, освещал практически весь дворик, в котором они оказались. Здание, которое Сифилис сначала принял за ангар, на самом деле было цехом какого-то завода. У входа стояли еще двое, каждый в руках держал лопату.
   - Давай вперед. - Тюремщик снова подтолкнул Сифилиса. Те двое молча, последовали за ними. Теперь блондин понял, его ведут не на вечернюю прогулку.
   - Вы хотите меня убить?
   - Будь человеком. - Ответил тюремщик. - Не осложняй и без того галимую работенку.
   - Но право слова, кто вы?
   - Может, пристрелишь его здесь и дело с концом? - Подал голос один из людей с лопатами.
   - Нет. - Отрезал человек с пистолетом. - Всеволод велел...
   - Всеволод? - Воскликнул Сифилис и резко обернулся. Раздался выстрел.
   Тюремщик не естественно дернулся и упал. Почти сразу после первого прогремели еще два выстрела и парни с лопатами тоже рухнули на землю.
   Из цеха послышался треск автоматных очередей, крики и несколько взрывов, после которых из окон со звоном посыпалось стекло.
   - Давай без шуток парень. - Держа Сифилиса на прицеле, произнес вышедший из темноты коренастый мужчина в форме цвета хаки.
   - Руки, за голову. - Добавил он.
   Стоило блондину положить руки на затылок, как появился еще один человек и защелкнул на его запястьях наручники.
   - Грузите его. - Приказал коренастый.
  
   Глава 20.
  
   - Бросьте Всеволод. - Ехидно улыбнулся Носов. - Вы же прекрасно понимаете, комиссия это всего лишь предлог. Меня не интересует Мерзлый, я здесь как представитель фракции нигилистов.
   Было около десяти утра, они сидели тет-а-тет в кабинете Всеволода, все в том же дачном домике.
   - Вот как? - Искренне удивился Всеволод. - Если мне не изменяет память, когда я последний раз был на заседании Совета, вы были на стороне лоялистов.
   - Поймите, власть Верховного слабеет не просто так. Он оказался не способным устранить последствия своего провала. Этот Коллапс многое изменил. Десятки тысяч погибших, четверть мира номер ноль уже канула в не бытие и если ваш проект потерпит не удачу, нам придется покинуть Родину.
   - Я справлюсь! Проект "Донор" вступил в финальную фазу, раз ваша комиссия фикция, завтра можно приступить к тестовым запускам установок.
   - Всеволод, если для нашего мира ваш проект еще может что-то сделать то, для Верховного все уже кончено.
   - Что?! - Воскликнул Всеволод, вскочив со стула. - Это же измена! Вы решили поднять мятеж?!
   - Успокойтесь Руководитель, все законно. Если вы преуспеете, на голосование Совета будет вынесен вопрос об отставке Верховного и большинство проголосует "за".
   - Так вы ничего не добьетесь. Если я остановлю Коллапс, ваша фракция разбежится.
   - Не разбежится, если вы встанете на нашу сторону.
   - Что?!
   - Всеволод, поймите, Верховный должен уйти! Слишком много людей погибло по его вине! Если преуспев, вы не встанете на нашу сторону, мы не получим большинства в Совете. Только наша фракция все равно не остановится. Тем более внутренние войска за нас.
   - Вы готовы развязать гражданскую войну?!
   - Нигилисты не хотят этого, тем более есть вариант куда лучше.
   - Саботировать мой проект. - Констатировал Всеволод.
   - Вот видите, вы и сами все прекрасно понимаете.
   - То есть, вы готовы дать нашему родному миру погибнуть?!
   - Гибель нашей Родины в отличие от мятежа, еще больше сплотит народ.
   - Ну, уж нет. - Прошипел Всеволод. Схватив Советника за грудки, он добавил:
   - Я не дам свершиться вашим планам.
   - Поймите же! - Продолжал Носов. - Они хотели прислать сюда полк и перебить всех. Я вызвался с инициативой склонить вас на нашу сторону. Так что если я не вернусь через сутки или вернусь с отказом, ваша участь будет не завидной.
  
   Глава 21.
  
   Несколько минут спустя, после того как исчез Сифилис, помещение вновь озарилось яркой вспышкой. К своему удивлению Лена увидела Мерзлого.
   - Вы?! - Удивленно воскликнула она. - А где Сифилис? Вы видели его?
   - Здравствуй Голова. - Произнес Доктор. Взглянув на девушку, он добавил:
   - Он разве не здесь?
   - Он... он отправился в дачный поселок.
  
   Мерзлый проник в разум девушки, её мысли переполняли страх и волнение за Сифилиса. Опасности она не представляла. Забравшись в воспоминания Лены, Доктор узнал обо всем, что происходило с ней с тех пор, как она попала в этот мир.
  
   - Не рассчитывал увидеть вас живым. - Раздался из динамиков приятный баритон.
   - Произошедшие со мной события маловероятны. - Мрёзлый подошел к пульту и застучал по клавиатуре. - Но вынужден признаться. - Усмехнувшись, добавил он. - Я и сам рад столь занятному стечению обстоятельств.
  
   - Почему вы не отвечаете Доктор? Что происходит? Вы видели его?
   - Видишь ли, в чем дело. - На пульте загорелись разноцветные лампочки. Мерзлый сел на стул, пробежавшись пальцами по клавиатуре, он продолжил:
   - То, чем занимались в твоём мире Всеволод и его ученик, должно было спасти от Коллапса наш родной мир. Но цена спасения ...
   - Я знаю. - Перебила Мерзлого девушка. - Сифилис за этим и отправился...
   - Глупая! - Рявкнул на нее Доктор. Взбешенный тем, что какая-то недоразвитая девчонка с интеллектом высших приматов перебивает его. - Ты не видишь всей картины в целом! Думаешь почему, вы оказались здесь?
   - Кто-то сбил настройки телепорта.
   - Кто-то?! Это я! Я изменил координаты.
   - Вы? Но зачем?
   - Затем, глупое ты существо, что Всеволод гениальный стратег. Он видел, что Сифилис питает к тебе нежные чувства, которые рано или поздно перерастут во что-то большее, а это в свою очередь неизбежно привело бы к провалу проекта "Донор" из-за его желания спасти мир своей возлюбленной. Поэтому он ввел в телепорт не существующие координаты планируя дезинтегрировать ваши тела на атомы.
   - Всеволод? - Прошептала Лена.
   - Да, да девочка. Он не так прост, каким кажется на первый взгляд.
   - Но, получается что Сифилис в опасности.
   - Он не просто в опасности. Если им удастся убить особь то, у него мало шансов.
   - А если нет?
   - Тогда еще меньше.
   - Доктор, спасите его! - Лена приблизилась к Мерзлому. Она хотела накинуться на него и заставить помочь Сифилису. Зная о её мыслях, Доктор проник в разум девушки и "велел" ей уйти.
   Тем временем, все лампочки на пульте загорелись зеленым. Это означало что проверка систем и узлов компьютера завершена. Все работает как надо.
   - Голова, установи связь с другими базами. Приготовь транспорт и посадочную платформу на "Вихре". Я пока пойду, переоденусь.
   - Выполняю.
   Мерзлый встал и направился к выходу из ЦП. Уже в проходе, Доктор остановился и добавил:
   - Да, вот еще, чуть не забыл. Глаз с девчонки не спускай. Лучше вообще изолируй её.
  
   Доктор не любил традиционное, цифровое обозначение миров и НИБов. Он предпочитал давать мирам ёмкие имена.
   К примеру, этот он называл Белым. Мир номер восемь, в котором солнечный свет не пробивается сквозь плотную завесу свинцовых туч, из-за чего там стоит вечный мрак, доктор называл Ночным миром. Исключением была его Родина, мир номер ноль, начало всех начал. Точка отсчета.
  
   Приняв душ и переодевшись, Мерзлый поднялся на посадочную платформу. Она возвышалась над засыпанными снегом скалами. Прозрачный купол надежно защищал от постоянной в этом мире вьюги. В редкие моменты затишья, сквозь него открывался обзор на многие километры вокруг. Правда пейзаж был довольно однообразный - снег, снег и
   снег.
  
   - Всепогодный зепеллин готов к отправлению, Доктор. - Раздался из встроенных в опоры купола динамиков голос Головы. Поднявшись на борт летательного аппарата, Мерзлый сел в кресло пилота, и приказал:
   - Открыть купол.
  
   Доктор по возможности предпочитал избегать телепортацию. Очень уж не нравилась ему не надежность этого способа перемещения в пространстве.
  
   Шестикрылый зепеллин взмыл в воздух. Рассекая плотную завесу вьюги, аппарат устремился к НИБу "Вихрь".
  
   Путь занял чуть больше получаса. Приземлившись, Мерзлый направился прямиком на ЦП.
   - Рада видеть вас, Доктор. - Раздался из динамиков женский голос Головы.
   - Здравствуй. Предоставь данные проекта.
   - Выполняю.
   Затем Голова стала называть числа. Внимательно слушая, Мерзлый сел за пульт и запустил тестирование компьютера. Данные выданные Головой воодушевляли. Более того, они были запредельны. Это наталкивало на мысль о сбое в работе компьютера. Вопреки ожиданиям, все лампочки загорелись зеленым.
   - Не вероятно, почти пятьдесят миллионов. - Пробормотал Доктор. Встав, он произнес:
   - Голова, разблокируй четвертый уровень. - И направился к лифту.
  
   В отличие от всех остальных баз Белого мира, на "Вихре" по приказу Мерзлого был построен четвертый уровень. Он представлял собой не большой, длиной метров десять, коридор. Ограниченный лифтом с одной стороны, и герметичной дверью с другой.
  
   Лифт остановился и Доктор вышел. Стоило ему приблизиться к двери, как от неё послышалось не громкое шипение. Это открывались пневматические замки. Затем двухстворчатая дверь распахнулась. За ней коридор продолжался и уходил далеко вперед.
  
   Мезлый шагнул вперед. Вдоль стен тянулись тусклые фонари. Вскоре, далеко впереди забрезжил свет. До Доктора стали доноситься какие-то звуки. Повеяло горелой плотью вперемешку с чем-то сладковато-пряным. Мерзлый ускорил шаг, ему хотелось увидеть результат как можно скорее.
   Постепенно усиливаясь, звуки переросли в песнопения. Порой Доктору удавалось различать слова. Этот язык он не слышал почти десять циклов. Ещё через сотню шагов, Мерзлый уже мог отчетливо разобрать каждое слово. Это была молитва, славящая Бога и призывавшая его вернуться в мир смертных.
  
   Коридор закончился полукруглым балконом, с которого открывался вид на огромный, сверкающий миллионами огней Подземный Город. Огромные, многоэтажные дома подпирали каменные своды исполинской пещеры.
  
   Балкон, на котором стоял Мерзлый, был выдолблен в одной из стен, практически под её потолком. Внизу собралось несколько сотен людей. Это они пели молитвы и жгли жертвенные костры.
  
   - Смотрите! - Донеслось снизу. - Там наверху! Смотрите, он услышал нас! По толпе пробежала волна шепотков, а затем кто-то выкрикнул:
   - Всемогущий вернулся!
  
   Глава 22.
  
   Зеленина проснулась от сильного чувства голода. Ульян все еще не вернулся, а поесть самостоятельно она не могла. Плод в ее утробе тоже был голоден и нервничал из-за отсутствия отца. Вскоре его беспокойство стало причинять Дарье боль.
   - Тише, тише. - Приговаривала она, пытаясь успокоить ребенка. Первое время, это не действовало. Но потом плод все-таки успокоился, а в голове Зелениной прозвучали голоса:
   - Мама, мы голодны.
   - Кто это "мы"?
   - Мама, где папа? Почему он еще не вернулся?
   До Зелениной вдруг дошло, с ней разговаривает её ребенок, точнее дети.
   - Сколько вас?
   - Совсем мало и мы голодны.
   - Но я слаба. - Простонала Дарья. - И не могу пошевелиться, не могу позаботиться ни о вас, ни даже о себе. Если Ульян не вернется, мы умрем с голоду.
   - Мама в опасности! - Выкрикнул один из голосов. - Мама в опасности, мама в опасности. - Подхватили остальные.
   Низ живота пронзила острая боль, от неожиданности Зеленина вскрикнула. Боль усилилась. Один из плодов пришел в движение, и Дарья почувствовала, как он выходит из неё. Так в адских муках она породила на свет двенадцать маленьких, четырех руких отпрысков Ульяна Животягина.
   Всего через несколько часов они окрепли и смогли добыть пищу для себя и для мамы.
   - Мы позаботимся о тебе.
   - Мы защитим тебя.
  
   Часть III.
  
   Глава 1.
  
   Было раннее утро. Юная Марта Анк лежала на кровати в своей комнате и мечтала. Она представляла, как путешествует по бесчисленным мирам; изучает диковинных животных, растения которые никогда не росли в её родном мире. Кто знает, может ей повезет и она станет автором какого-нибудь великого открытия. Марте не терпелось скорее начать обучение. Несколько дней назад она с блеском сдала кандидатский минимум в Академию.
   - Конечно, она же дочка Советника. - Услышала Марта, когда выходила из аудитории. Это сказал один из абитуриентов, которые кучкой толпились у доски с результатами. Подойдя к ним, Марта с горечью заметила, что возглавляет рейтинг с результатом всего 99,87. Это было хуже рекорда, который когда-то поставил абитуриент Мерзлый.
   - Чему вы завидуете? - Расстроено спросила она.
   - Чему? - Из кучки молодых людей вышла девушка. - Тому, что дочкам Советников всегда делают поблажки.
   - Поблажки. - Усмехнулась Марта. - Какие поблажки? Я даже не повторила рекорд Академии. Я потерпела не удачу.
   - Любой из нас был бы рад такой не удаче!
   - Если вы обладаете достаточными знаниями то, без проблем пройдете, в приемной комиссии сидят честные и справедливые люди.
   Марта с легкостью могла им продемонстрировать свои знания по всем предметам. Могла показать, каких высот достигла в обращении с карателем, они с наставником Жэ по несколько часов в день упражнялись в фехтовании.
   Так она обычно и делала, всегда и всем доказывала, что она не просто дочка Советника Сергея Анк. За что всегда получала порицания от учителя и родителей. Этот раз стал исключением. Теперь она Кандидат, а значит, пора взрослеть и не обращать внимания на завистников.
   В дверь постучали. В комнату вошел папа.
   - Проснулась? - Улыбнувшись, спросил он.
   - Угу-у-у. - Марта потянулась и сладко зевнула.
   - Тогда пошли завтракать.
   В столовой жизнь била ключом. Клара, младшая сестра Марты, что-то увлеченно рассказывала маме. Та улыбалась и время от времени с интересом спрашивала: "А он что?"; "А потом?" или удивленно произносила: "Не может быть?". Наставник Жэ и папа
   оживленно спорили, на какое из трех Старых Озер им лучше отправится. Конец квартала они всегда отмечали на природе.
   После завтрака, все сели в зепеллин, который еще вчера вечером папа и Жэ снарядили всем необходимым и отправились к Старым Озерам.
   Пролетая над Городом, папа сделал вираж и в иллюминатор открылся вид на безжизненную часть мегаполиса, уничтоженную седьмой волной Коллапса. Она унесла более трех тысяч жизней. Такой страшной и разрушительной волны не было до и не было после.
   Всего их было девятнадцать, последние три удалось спрогнозировать. Это позволило свести к минимуму человеческие жертвы. Однако десятая часть их мира уже не пригодна для жизни и если в ближайший цикл ученые не найдут способ побороть Коллапс, он станет не обратимым.
   С тех пор как начался Коллапс, уголков дикой природы в мире номер ноль почти не осталось. Совет принял решение отдать заповедники беженцам, число которых увеличивалось после каждой волны. Старые Озера это не большой, холмистый клочок земли с маленьким хвойно-лиственным лесом и тремя озерами.
   Марта не любила этого признавать но, если бы отец не являлся членом Совета то, их семья не имела бы этой привилегии, посещать заповедники во время квартальных каникул.
   Они приземлились между вторым и третьим озером. Жэ и папа решили порыбачить у Красной скалы, она возвышалась над самым большим островом третьего озера.
   Посадочная площадка была усеяна прилетевшими на отдых людьми. Когда они уже выгрузили весь свой багаж, рядом с ними приземлился зепеллин и, из него высыпала гурьба детишек. Ими пытался руководить высокий, широкоплечий мужчина. Затем на землю ступил мужчина, которого Марта уже встречала, это был Советник Ларс Раффельсен. Он подал руку следовавшей за ним молоденькой девушке. Она была всего на несколько кварталов старше Марты, четвертая жена Раффельсена. Мама и папа не так давно присутствовали на их бракосочетании. Значит, этот здоровяк ни кто иной, как
   Ферат, телохранитель и воспитатель детей Советника.
   - Жэ, проводи дочек к лодке, а мы. - Папа взял маму под руку и добавил:
   - Пойдем, поприветствуем Советника.
   Наставник кивнул и скомандовал:
   - Девочки за мной.
   - Этот здоровяк и есть Ферат? - Обратилась Марта к Жэ, пока они шли к пирсу.
   - Решила подыскать мне замену? - Улыбнувшись, ответил вопросом наставник.
   - Нет конечно, просто я никогда еще не видела людей из других миров. Он из одиннадцатого?
   - Из двенадцатого. Раффельсен вывез его до того как там объявили пандемию.
   - Но ведь это не законно.
   - А что ты предлагаешь? Телепортировать бедолагу обратно? Умирать вместе со своим народом от болезни, которую даже мы не в силах излечить?
   - Ну... - Замялась Марта.
   - Вот. Порой, не большое отклонение от правила приносит больше добра и пользы чем его соблюдение.
  
   Глава 2.
  
   По окрестности пронеслись грозовые раскаты. Марта машинально посмотрела вверх. На небе были лишь не большие, белые облака.
   - Что это? - Настороженно спросила мама.
   - Похоже на взрыв. - Ответил наставник Жэ.
   - Взрыв?
   - Странно, отдел прогнозов не обещал ничего тревожного. - Папа встал и, взяв, бинокль добавил:
   - Пойду, посмотрю что там. Жэ, побудь с девочками.
   - Я с тобой. - Заявила Марта.
   Когда они поднялись на ближайший холм, их взору открылась ужасающая картина: расположенный между озерами городок пылал, а над ним навис огромный зепеллин.
   - Пап, это мародеры?
   - Не похоже, у них нет такого оружия. Жэ, прием. - Произнес Советник в микрофон манжеты. - Приготовьтесь мы уходим.
   - Что у вас там? - Донесся из динамика голос наставника.
   - Некогда Жэ, некогда. - Отключив микрофон, папа сказал:
   - Дочка, давай-ка уносить от сюда ноги.
   Марта и Советник не добежали до лагеря чуть больше пятидесяти метров. Над ними просвистел зепеллин и прямо на их пути материализовались четверо людей в серых боескафах*. Не останавливаясь, папа метнул в ближайшего бинокль. Воспользовавшись замешательством противника, он не останавливаясь выбил из его рук ружье. В это время Марта, взяла на себя правый фланг и двух других. Выхватив на ходу каратель, она вонзила его в одного из нападавших.
   Второй направил на неё энергетическое ружье и выстрелил. Девушка молниеносно отскочила в сторону, и разряд угодил в пронзенного карателем бойца. Сразу последовал новый выстрел, потом еще и еще. Противник беспорядочно палил налево и направо тщетно пытаясь попасть в девушку. В свою очередь Марта, безуспешно пыталась
   подобраться к нему ближе. Расстановку сил изменил пришедший на помощь папа.
   - Вниз! - Выкрикнул он. Марта послушалась и Советник выстрелил.
   Они что было сил, бросились к лагерю. Впереди раздавались крики и выстрелы энергетических ружей. Выбежав на берег, она увидела наставника с карателем в руках. Жэ лихо бился сразу с тремя противниками. Защищая маму и Клару. Двумя меткими выстрелами Советник прикончил двоих, с третьим Жэ разделался играючи.
  
   - Как считаешь, кто это такие? - Спросил Советник, когда он и Жэ осматривали трупы.
   - Понятия не имею. Таких экзокостюмов я никогда не видел: легкая броня, портативный телепорт, причем он не просто надет на запястье, он вживлен в руку.
   - Что будем делать?
   - Нужно добраться до зепеллина.
   - На дороге мы будем легкой мишенью. - Заметил Советник.
   - Да, если пойдем к шестой площадке. - Вклинилась в разговор Марта. - Восьмая дальше но, путь к ней проходит через лес.
   - Она права. - Согласился Жэ.
   - Значит, идем к шестой площадке. - Улыбнувшись, произнес папа.
  
   Глава 3.
  
   Они остановились у опушки леса. Дальше, метров сорок шел открытый участок, потом посадочная площадка. Путь к ней преграждали трое "серых".
   - Жэ, что скажешь? - Произнес папа.
   - А что тут говорить? Я подберусь как можно ближе, а вы прикрываете.
   На их стороне были внезапность и снайперские навыки мамы. Пока она и Марта вели плотный огонь из энергетических ружей, Советник и Жэ преодолели открытый участок и вступили с врагом врукопашную. Не прошло и минуты, как путь к зепеллину был свободен.
  
   Далеко улететь им не удалось, сразу три вражеских истребителя сели на хвост. Не смотря на все умения Жэ, гражданский зепеллин уступал военным в скорости и маневренности.
   - Нам не уйти! - Прорычал наставник. Зепеллин тряхнуло, из переборок посыпались снопы искр.
   - Советник, второго такого попадания мы не выдержим! Я с трудом управляю машиной!
   - Что ж, раз иного выхода нет, сажай это корыто.
  
   Глава 4.
  
   - Пьалэ! Пьалэ! - Прикрикивал лысый громила, щедро одаривая ударами хлыста выходящих из барака людей. Шаркая ногами, измученные и голодные рабы колонной направились ко входу в рудник.
   На горизонте только, только занималась заря, воздух был еще прохладным.
   Шесть дней назад, Димон очнулся, не понятно где, по уши в грязи.
   Он и еще Бог знает сколько людей, проснулись закованными в кандалы и скрепленными цепью по двадцать человек. Последнее что он отчетливо помнил это разговор с Кьэрой Отт, на следующий день после перестрелки с двумя "быками". Одного из нападавших ему удалось взять живым. Эта бОрзая сука завалилась к нему в кабинет, и не стесняясь в выражениях, Кьэра потребовала отпустить "быка".
   Димон отказал, а точнее послал её на хер. Дальше воспоминания обрывались.
   После первого дня проведенного в руднике, в барак не вернулось человек двадцать. Во время ужина, рядом со Смирновым и его товарищами по несчастью сидели трое из бригады, которую загнали на третий уровень. Парни чудом выжили после того как своды туннеля обрушились, похоронив под завалами остальных.
   Место, которое все называли барак, на самом деле был огромный, размером с половину футбольного поля котлован, накрытый широкими досками. Правда, во время дождя от такой крыши толку было мало, а дожди здесь лили лютые, по-полдня. Спали прямо на земле, а во время дождя в грязи.
   - Пьалэ! Пьалэ! - Продолжал подгонять лысый. У входа в рудник стояла тележка с инструментами. Диман взял кирку и не торопливо побрел дальше.
  
   Так прошла неделя. Потом прошла еще одна, и еще. Каждое утро, покидая барак, Диман не надеялся вернуться но, какая-то не понятная сила берегла их бригаду. Месяц спустя, от тех двух сотен, осталось не многим больше двадцати человек.
  
   * * *
  
   Снаружи до них донесся какой-то грохот. Все в тот же миг прислушались, не обвал ли это? Спустя несколько секунд по тоннелю снова прошел раскат грома.
   - Не похоже на гром. - Прошептал Слоник.
   - Будто взорвалось что-то. - Донесся из темноты голос Ивана Павловича.
   - Тише! - Выкрикнул Димон. - Слышите? Это же выстрелы.
  
   Раздался оглушительный грохот и часть стены, всего в нескольких метрах от Димана, обрушилась. После полумрака подземелий, дневной свет ослеплял. Поэтому разобраться в происходящем получилось не сразу. Они оказались в настоящем аду. По-всюду кричали раненые люди, не только рабы, но и надсмотрщики. Сквозь грохот взрывов, то и дело доносился не понятный жужжащий звук.
   - Господь милосердный. - Перекрестившись несколько раз, пробормотал Палыч.
   - Вот не было печали! - Слоник отошел в сторону от дыры и добавил: - Чо рты поразявили?! Ждете, когда всё нахер обвалится?! Давайте уносить отсюда ноги, пока живы!
   - Ды куда? - Давясь от пыли, подал голос Лёха. - Посмотрите, что тут твориться.
   - Он прав. - Согласился со Слоником Димон. - Там у нас хоть шанс будет, а здесь завалит землей и пиздец!
   - Посмотрите. - Продолжал Лёха. - Эти в серой форме, месят ублюдков, которые нас эксплуатируют. Забыли? Враг нашего врага, наш друг.
   - Ну и сидите здесь, дружите. Мне насрать. - Отмахнулся Слоник. - Лично я давно хочу выбраться из этих гребаных пещер. Димон, ты со мной или тоже будешь дружить?
   - Конечно с вами.
  
   Вместе с ними выбраться решили еще человек десять. Среди них был и Палыч. Выскочив из тоннеля, беглые рабы попали под перекрестный огонь оливковых людей и напавших на них людей в серых скафандрах. Кто-то и шага сделать не успел, как оказался убит смертоносным лучом голубоватого цвета. Ружья рабовладельцев и их врагов стреляли этими лучами, издавая при выстреле своеобразный жужжащий звук.
   - В рассыпную! - рявкнул Слоник.
   Диман укрылся за разбитым летательным аппаратом.
   - Сюда! - Позвал он остальных. Добраться до укрытия получилось не у всех. Одному бедолаге попали в ногу. Вскрикнув, он упал, а затем прямо над ним разорвался снаряд, и его накрыло обломками рухнувшей скалы.
   - Вот так мясорубка. - Трясущемся голосом произнес парнишка, на вид ему было лет восемнадцать.
   - Смотрите! - Палыч указал наверх. Небо рассек черный след от падающего летательного аппарата. Объятая огнем машина, на огромной скорости врезалась в подножье горы. Прямо в то место где остались люди, которые не пожелали покинуть рудник.
  
   * * *
  
   Еще двоих подстрелили у рва с кольями, который тянулся по всему периметру рудника. Димон даже имен их не знал. Зато теперь у них было два трофейных ружья, несколько гранат и хлыст. Благодаря Славику, тому самому восемнадцатилетнему парнишке. Он не побрезговал стащить его с трупа. Еще у них был шлем, который совмещал в себе рацию и
   многофункциональный бинокль.
  
   Так что они теперь могли слушать переговоры людей в серых скафандрах. Правда, толку от этого было мало, язык на котором они разговаривали, никто не понимал. В роли бинокля шлем им пригодился куда больше. Несколько раз по дороге ко рву, Славик вовремя замечал группы противника, и беглецы обходили их стороной.
  
   Основной бой протекал у рудника, так что они без помех преодолели ров. Перебежками от скалы к скале они направились прочь от бойни.
  
   * * *
  
   Их было семеро. Слоник, Палыч, Славик, чернокожий здоровяк имени которого никто не знал, потому что он за все время не проронил ни слова. Маленький и щупленький
   Серега, глядя на него, Диман то и дело думал: "Как же ему удалось выжить в рудниках?". И постоянно ноющий Тимоха, который своим нытьем достал всех.
  
   Во время очередного привала, Славик лазил по окрестным скалами и наткнулся на не большую пещеру. Находка оказалась как нельзя, кстати, так как уже смеркалось, и вопрос относительно ночлега был актуален.
  
   - Тут и заночуем. - Осматривая пещеру, сказал Слоник, который по умолчанию стал лидером их группы.
   - Нужно развести костер. - Продолжал он. - Кто сможет?
   - Я сделаю, - вызвался Палыч.
   - Хорошо. - Кивнул Слоник и добавил:
   - Славик, помоги ему.
   - Владимир Викторович. - Обратился к своему начальнику Диман. - Надо б караульных поставить, а то мало ли что.
   - Верно. - Полковник окинул группу оценивающим взглядом и сказал:
   - Знаешь что Смирнов, займись ты этим вопросом, возьми у парнишки шлем с биноклем и еще кого-нибудь, а мы поищем жратвы.
   - Точно. - Подал голос Тимофей. - А то мой желудок уже сам себя начал переваривать.
  
   Некоторое время спустя, они сидели у костра и ели лишайники, которым были покрыты стены пещеры. Гадость конечно но, ничего другого у них не было.
  
   Поужинав и распределив очередь дежурства в карауле, все улеглись вокруг костра.
  
   Глава 5.
  
   С первыми лучами солнца они возобновили движение, все дальше и дальше удаляясь от проклятого рудника.
   - Как думаете, до наших далеко? - Спросил Серега.
   - Наших? - Усмехнулся Слоник. - Мы в Африке или того хуже, где-нибудь в Южной Америке. Так что до наших пиздец как далеко.
   - Для Южной Америки климат слишком сухой. - Возразил Палыч. - А в Африке нет таких каньонов. Скорее всего, это Северная Америка.
   - Да вы что? - Удивился Славик. - Реально не в теме?
   Все вопросительно уставились на парня в ожидании ответа.
   - Ну, вы блин даете. - Продолжил тот. - Мы на другой планете.
   - Что за гон? - Не поверил Тимоха. - Тебе видать по голове чем-то шандарахнуло.
   - Гон? - С насмешкой повторил Славик. - Ты их технологии видел?
   - Да. - Кивнул Палыч. -- Технологии у них и правда...
  
   В небе раздался грохот и все машинально кинулись в рассыпную.
   - Смотрите! Смотрите! - Прокричал Славик. - Этот не похож на военный.
   Взглянув вверх, Димон увидел объятый пламенем летательный аппарат.
   - Да. - Подтвердил Слоник, откинув окуляры трофейного шлема. - Борт не вооружен.
   - Викторыч. - Обратился к полковнику Смирнов. - Ты разобрался с этой штукой? Сможешь сказать, где они сядут?
   - Сейчас и посмотрим. - Ответил Слоник, надвигая окуляры на глаза.
   - А что если это за нами? - Подал голос Тимоха. - Надо уносить ноги, пока живы. Вон негр, он же местный, наверняка все тут знает.
   А вот Славику напротив, не терпелось повоевать. Закинув ружье на плечо, он как бывалый вояка небрежно кинул:
   - Перебьем пидорасов.
   - У нас всего два ружья. - Заметил Палыч.
   - Верно. - Кивнул Димон. - Но они, то этого не знают. Что там Викторыч?
   - Им нужна ровная местность для посадки, тут и без приборов понятно, куда они направятся. - Слоник указал на широкий каньон, который тянулся в паре километров слева и добавил:
   - Вряд ли они дотянут куда-то еще.
   - Так парни! - Командным голосом произнес Смирнов. - Слушай мою комманду...
   - Интересно, кто это тебя назначил главным. - Процедил сквозь зубы Тимофей. Кроме него больше никто не возмущался и более того все одобрили план Димона.
  
   По каньону прокатился грохот от взорвавшегося самолета. Кое-где посыпались валуны, но в целом все обошлось и крупных обвалов не последовало. Димон и Славик с ружьями наперевес аккуратно подбирались к месту крушения. Все остальные остались на верху каньона.
   - Надеюсь, у них есть жрачка. - Прошептал напарник Смирнова. - Пиздец как жрать хочу.
   - Не ты один. - Буркнул в ответ Димон.
  
   Вскоре они сидели за огромным куском горной породы и наблюдали за выжившими после взрыва.
   - Женщина, дети. - Оценивающе бормотал Чебуратор. - Так, я что-то не пойму, это один и тот же мужик или там два разных?
   - Похоже, что два. - Прошептал Славик. - И у них такие же пушки как у нас. Ну что делать то будем, босс?
   - Босс? - Усмехнувшись, переспросил Смирнов и добавил: - Дай нашим сигнал пусть приготовятся.
   Когда напарник вернулся, Димон взвел ружье и со словами "погнали наши городских", вышел из укрытия.
   Сделав предупредительный выстрел в воздух, он выкрикнул:
   - Руки за голову, вы окружены!
   Женщина не по-русски и злобно что-то прошипела. Детишки гурьбой спрятались за её спиной.
   - Те хаальэм. - Произнес густым басом, вышедший из-за скалы здоровяк. Он держал направленное на Чебуратора ружье.
   - А ну брось! - Выкрикнул Славик, обходя его с фланга.
  
   - Вы окружены. - Повторил Димон и показал на вершину каньона. Там с направленными в их сторону ружьями, стояли все остальные из их группы. Понимая, что численный и огневой перевес на стороне врага, здоровяк бросил своё ружье.
   На самом деле у стоявших на вершине не было ружей, это были обычные палки.
  
   - Вот и славненько. - Улыбнулся Смирнов, отгоняя здоровяка от ружья. Неожиданно, будто из-под земли, перед ними появилась девчонка. На вид ей было лет восемнадцать - двадцать, с длинной, косой до задницы. Она ловкой подсечкой сбила Славика с ног. Тут же удар сзади отправил Чебуратора в глубокий нокдаун.
  
   Глава 6.
  
   - Па, как думаешь, кто они? - Спросила Марта, разглядывая связанных пленников, которых они посадили неподалеку от лагеря. - Вид у них какой-то жалкий.
   - Думаю рабы.
   - Твари беглые. - Презрительно прошипел Ферат и пнул главного. Тот что-то выкрикнул на своем языке и попытался вскочить, но остальные удержали его.
   - Смелый, да? - наставник детей Раффельсена продолжал задирать раба. - Ну давай, вставай...
   - Ферат! - Одернула его Марта. - Прекрати, бедолаге и так досталось.
   Его вырубил Совеник, прикладом энергоружья, когда тот держал под прицелом маму.
   - Он же мог убить любого из нас! - Рявкнул в ответ здоровяк.
   - Ферат, не забывайся. - Строго произнес папа. Его рука опустилась на рукоять карателя. - Иди лучше к детям.
   - Как знаете. - Отмахнулся здоровяк и пошел в сторону лагеря.
   - Надо бы с ним повнимательнее. - Задумчиво произнес Советник. - Он уже понял, что все изменилось.
   - Изменилось? - переспросила Марта. - О чем ты?
   - Сначала Коллапс, а теперь это нападение на мир номер ноль. - Папа глубоко вздохнул и продолжил:
   - Думаю, власть Совета канула в не бытие. Появилось что-то или кто-то способное не только противостоять нашей цивилизации, но и уничтожить её.
   - Уничтожить? Но зачем? Ведь Совет несет свет истины во все уголки Вселенной!
   - Этому тебя учил Жэ, этому тебя стали бы учить в Академии но, дочка взгляни на них. - Он кивнул на связанных рабов. - По-моему истина Совета этим бедолагам не по душе.
  
   Когда Жэ посадил зепеллин, они столкнулись с несколькими десятками "серых" и вынуждены были отступить. Совсем скоро их взяли в кольцо. Всех ждала не завидная участь, если бы не Советник Раффельсен. Его зепеллин завис над семейством Анк. К сожалению, он был смертельно ранен, когда прикрывал поднимающихся на борт. Он умер на руках у папы.
  
   После этого сидевший в кресле пилота Ферат телепортировал машину. Один из компрессоров гидравлической системы не выдержал нагрузки и взорвался. Раскаленная жидкость хлынула в салон. Молодая вдова Советника Раффельсена и его младший сын Тео, который сидел у нее на коленях, сварились заживо. Зепеллин загорелся и Ферат был вынужден совершить экстренную посадку.
  
   На закате Жэ вернулся из разведки и сообщил не утешительные новости:
   - Ближайший рудник захвачен "серыми".
   - Что же это за твари такие?! - Взорвался Ферат.
   - Тише, ты детей пугаешь. - Одернула здоровяка мама. С ней он огрызаться не посмел и сел на свое место у костра.
   - Похоже, эти шестеро убежали во время нападения. - Предположил папа, подбрасывая в огонь новые ветки. Он окинул взглядом сбившихся в кучку детишек Раффельсена. Три мальчика и девочка. Старшему из них не было и половины цикла.
   Рядом сидели мама и Клара. Сестренка дремала, положив головку ей на колени. Ферат сидел чуть поодаль, после крушения он изменился, стал более дерзким и своенравным. Следуя папиному примеру, Марта не убирала руку с карателя, если здоровяк находился рядом.
   - Так или иначе. - Продолжал Советник Анк. - На рудник нам соваться нет смысла.
   - Может, попросим помощи у местных? - Предложила Марта.
   - Только это и остается. - Усмехнулся папа. - Если их еще не перебили эти захватчики в сером. Ладно, давайте все на боковую. Ферат и я дежурим, через три часа Марта и Жэ меняют нас. Завтра будет трудный день.
  
   - Жэ, а как ты думаешь, кто стоит за этой "серой армией"? - Спросила Марта, когда они с наставником заступили на дежурство. Они сидели на не большем бревне у костра. Обняв поджатые колени руками, девушка уперлась в них подбородком и не сводя глаз с огня продолжила:
   - Папа говорит, что это конец, что вся наша цивилизация уничтожена.
  
   Глубоко вздохнув, наставник ответил:
   - Честно говоря, закат нашей цивилизации начался после Коллапса. Когда Совет разделился на фракции, это стало началом конца. Все что сейчас происходит, было лишь делом времени. Я не удивлюсь, если выяснится что за "серой армией" стоит кто-то из Совета. Кто-то решительный, кто понимает, что порядок может быть только тогда, когда власть находится в одних, сильных руках.
  
   - Что же будет с нами?
   - Не переживай, мы с Советником и не из таких передряг выбирались. Твой отец обязательно что-нибудь придумает.
  
  
   Глава 7.
  
   Когда Димон пришел в себя, он уже был связан.
   - Бля-я-я. - Простонал Смирнов, потирая голову. - Где это мы?
   - А, очнулся? Как самочувствие? - Спросил сидевший рядом Палыч. Он тоже был крепко связан по рукам и ногам. Помимо этого Чебуратор и старик были привязаны друг к другу. Позже ему стало понятно, что из их группы сделали человеческую гирлянду. А что? В отсутствии стен очень надежный способ удержать пленников. Они сидели у большого
   валуна, неподалеку от лагеря, который разбили выжившие члены экипажа упавшего самолета.
   - Как видишь. - Буркнул Димон. - Так что случилось после того как меня вырубили?
   - Похоже, что когда мы спустились в каньон. - Подал голос Славик. - Они нас уже пасли.
   - Если не раньше. - Добавил Слоник. - Когда вы дали нам знак, один из них уже держал нас на прицеле.
   - Да-а-а. - Протянул Димон. - Мы их серьезно недооценили.
   - Срань какая-то. - Донесся мерзкий голос нытика Тимохи. - Кто они вообще такие?
   - А вы видели ту суку, которая меня уделала? - Прорычал Славик. - Резкая как понос. Я глазом не успел моргнуть, как оказался на земле.
   - Они все мутанты какие-то. - Усмехнулся Палыч. - Что эта пиздючка, что амбал. У него кулачищи с мою голову.
   - Смотрите, идут.
   Повернув голову, Смирнов увидел как к ним приближаются амбал, резкая девчонка и еще какой-то тип. На вид ему было лет сорок - сорок пять. Высокий, худощавого телосложения. Волосы короткие, темные, с проседью.
   - А этот длинный кто? - Тут же спросил Димон.
   - Это он подкрался к тебе сзади и вырубил. - Пояснил Славик.
  
   Когда троица подошла к пленникам, девчонка кинула Слонику кусок хлеба и с жалостью стала смотреть, как тот делит его на всех.
   - Сука, что ж черствый то такой? - Возмутился Тимоха.
   - Всяко лучше, чем в яме. - Возразил Палыч.
  
   Глядя на то, как они едят, троица что-то обсуждала на своем языке. Здоровяк вдруг презрительно зашипели, и пнул Димона.
   - Падла! - Рявкнул Смирнов и попытался вскочить на ноги, но веревка потянула его назад и не дала подняться.
   - Думаю шансы у тебя нулевые. - Высказался Палыч.
   - Ды мне похер!
   - Босс, реально. - Подал голос Славик. - Тебе в голову недавно прилетело, побереги лучше себя.
   Здоровяк не отставал и продолжал провоцировать Чебуратора.
   - Смирнов бля! - Рявкнул Слоник. - Успокойся, это приказ.
   - Ферат! - Одернула амбала девчонка и добавила что-то на своём языке. Тот в ответ рявкнул. В перепалку вступил длинный. Он строго произнес буквально два слова, здоровяк огрызнулся и, махнув рукой, направился к лагерю.
  
   - Похоже он у них главный. - подметил Палыч, после того как длинный и девченка отошли от них.
   - А амбал то, вообще отмороженный. - Констатировал Слоник. - Вы видели глаза девки и длинного когда он на неё рявкнул? Видимо у них не все гладко.
   - Вот бы эти мрази перебили друг друга. - Буркнул Тимоха.
   - Главное что бы этот Ферат не стал тут всем заправлять.
   Все вопросительно посмотрели на Слоника.
   - Что вы смотрите? - усмехнулся он. - Понятно же что всем нам тогда пиздец.
  
   "Пиздец." - Подумал Димон. Причем всем. Всем ли? Он приподнялся и осмотрел собратьев по не счастью. С противоположного края сидел Серега, потом нытик, Слоник, Славик, Палыч и он.
   - Мужики, а где наш черный товарищ?
   - Негрила то оказался самым хитрым. - Присвистнув, высказался Тимофей.
   Оказалось, до Смирнова никто и не заметил отсутствия чернокожего здоровяка.
  
   Глава 8.
  
   Башня Совета - символ власти и непоколебимости пала, а вместе с ней и весь мир номер ноль. Сокрушительный удар неисчислимой армии Мерзлого, разгромил их оборону за считанные часы.
  
   Доктор, облаченный в белый с золотым боевой скафандр без шлема, заложив руки за спину, расхаживал по некогда величественному Залу Совета. Сейчас он представлял собой жалкое зрелище. Закопченные, полуразрушенные стены. Развороченные трибуны, а там где было место Верховного Советника, зияла сквозная дыра. Всюду валялись трупы гвардейцев защищавших Башню, иногда на глаза попадались тела в черных мантиях - Советники.
  
   - Всемогущий. - К Мерзлому подошел Генерал Инэ, коренастый герузиец.
   - Мир почти полностью под нашим контролем. - Продолжал Генерал. - За исключением нескольких очагов сопротивления на отдаленных территориях. В ближайшее время они будут подавлены.
   - Замечательно...
   - Всемогущий?! - Презрительно воскликнул за спиной мужской голос. Обернувшись Мерзлый, увидел, как двое солдат тащат под руки пленного Советника.
   - Предатель! - Продолжал кричать пленник. - Ты продолжаешь играть в Бога?!
   - Господин... - Попытался объясниться Генерал но, Доктор жестом велел ему замолчать и обратился к солдатам:
   - Вы двое, тащите-ка его сюда.
   - Глупцы! Никакой он не Бог!
   - Господин, разрешите, я убью этого еретика?
   - Нет, Генерал.
   Заглянув пленнику в лицо, Мерзлый удивленно произнес:
   - Советник Отт младший, ну надо же. В последнее время, члены вашего семейства стали частенько встречаться на моем пути. Намедни видел вашу сестру.
   - Кьэра? Она жива? Что ты с ней сделал?
   - Успокойтесь Советник, когда я покидал мир-донор, она была в полном здравии.
   - Наверняка как всегда потерпел поражение и сбежал. - Ухмыльнувшись, съязвил пленник.
   - Отт, осмотритесь по сторонам. Разве это поражение? Разве это я на коленях перед вами? Поймите же, наконец, все, что я делал последние десять циклов, будь то убийство или похищение; изобретение или разрушение чего-то; нападение или бегство - ВСЁ это было частью моего плана, звеном длинной цепочки, которая в конечном итоге привела
   к появлению новой цивилизации. Нового Бога.
   - Порабощение кучки первобытных людей не делает тебя Богом.
   - Ха! Вы яркий представитель того как мыслит Совет. Если вам нужно уничтожить целый мир для своего спасения, вы это делаете. А если кто-то другой пожелает исполнить роль Бога то, это сразу же становится чем-то из ряда вон выходящее.
   - Спасая себя, мы спасем десятки миров и бесчисленное множество жизней.
   - Ах, Советник, оставьте это. Имейте мужество признаться в своей двуличности.
   - Оскорбить пленника может каждый.
   - Отт, вы бледная копия вашего отца. - Произнес презрительно Мерзлый. - Он не стал бы разглагольствовать, а сразу предложил бы поединок. - Доктор мысленно приказал солдатам отпустить Советника и продолжил.
   - Ну, раз для вас честь имеет не такое большое значение как для вашего отца, я преподнесу вам урок.
   Подчиняясь мысленному приказу своего Бога, один из солдат протянул Советнику каратель.
  
   - Поединок значит. - Отт поднялся с колен и взял предложенный ему каратель. - Что со мной сделают, если я одолею тебя?
   - Глупец! Ты не сможешь убить Бога! - Выкрикнул Мерзлый и сделал серию выпадов. Не без труда парировав их, Отт контратаковал. Несмотря на ранения, соперник Доктора двигался заметно быстрее. Одна из атак Советника чуть было не увенчалась успехом, Мерзлый в последний момент шагнул назад и каратель Отта просвистел в нескольких сантиметрах от его лица.
   - Я ожидал от вас большей прыти. - Ехидно скалясь, произнес Советник и сделал очередной выпад.
   - Посмотрел бы я на вас после пары циклов заточения в Ц-форме. - Парируя удар, ответил Доктор.
  
   Трезво взвесив свои шансы на победу, Мерзлый пришел к выводу, что в честной схватке ему не победить. Однако гордость не позволяла применять ментальные способности или энергетическое оружие. Он должен был одолеть его только при помощи карателя.
  
   После очередной неудачной атаки, Советник сбавил темп. Воспользовавшись не большой передышкой, Доктор осмотрелся по сторонам. Обступив их плотным кольцом, на поединок безмолвно взирали не меньше сотни солдат. Тем временем, Отт тоже осмотрелся, после чего произнес:
   - Сейчас они увидят, что ты никакой не Бог.
   - Сначала одолейте меня.- Сказав это Мерзлый увидел в толпе брешь. "Ну конечно" - Подумал он - "дыра в полу. Если я все правильно рассчитаю, победа будет за мной, причем честная".
  
   Когда Советник возобновил свои яростные выпады, Мерзлый стал пятиться к зияющей в полу пробоине. Отт вкладывал в удары все силы, что у него остались, он чувствовал вкус близкой победы. Раз за разом острие его карателя проходило все ближе и ближе от шеи Доктора.
   И вот тот миг настал. В конец, уставший и измотанный затянувшейся дуэлью лже Бог, не успел отразить очередной выпад Советника. Острие металлического прута пробило
   его скафандр в области левого плеча. Мерзлый вскрикнул и упал на одно колено.
   - Каково это Доктор? - Отт позволил себе улыбнуться. - В очередной раз потерпеть не удачу? Эта ваша затея со священной войной, как и все другие, оказалась провальной. Знаете что? Пожалуй, я сделаю из вас чучело и помещу его в Академии...
   Мерзлый неожиданно сделал выпад, метя Советнику в живот. Отт отскочил в сторону и оказался в нескольких сантиметрах от зияющей в полу дыры.
   - Как коварно. - Усмехнулся Советник но, договорить ему не удалось. Кромка пола, на которой он стоял, ушла из под ног и Отт рухнул вниз. Дико вопя и не желая умирать столь нелепой смертью, он пролетел двести метров и разбился.
  
   - Самый болтливый из Оттов. - Поднимаясь, проворчал Мерзлый.
  
   Глава 9.
  
   - Вы же убили особь! Откуда же взялись эти четверо?!
   - Советник, я знаю не больше вашего и не меньше чем вы взволнован. Уверяю вас, Куратор Отт делает все возможное, чтобы разобраться в происходящем.
   - Взволнованы, вы? - Носов поежился и добавил:
   - Всеволод не пугайте меня. У вас есть хотя бы предположение, что за оказия твориться здесь?
   - Предположение? Конечно и не одно но, самое вероятное это то, что особь успела обзавестись потомством.
   - То есть, эти кровожадные твари, всего лишь щенки?
   - Все сходится именно к этому ответу.
   - А связь? Почему мы не можем связаться ни с одним из наших миров?
  
   - Плохие новости. - В комнату вошла Кьэра.
   - Интересно, что может быть хуже? - Не довольно пробурчал Носов.
   - Все наши миры подверглись нападению.
   Услышав это, Советник поперхнулся и зашелся кашлем.
   - Девочка моя. - Сдвинув брови, произнес Всеволод. - Ты это о чем?
   - Когда связь восстановили, на контакт вышел только мир номер двадцать два. Я только что получила от них отчет весом двести найлов (единица измерения объема двнных). Не известная нам, высокоразвитая цивилизация за считанные часы оккупировала практически все миры. Двадцать второй отбил несколько атак но, врагу удалось создать хорошо укрепленный плацдарм и сейчас на него непрерывно прибывают их новые силы. Они не берут пленных, если мир падет, Великий Совет станет историей.
  
   Через некоторое время, изучив полученные данные, Всеволод констатировал:
   - Всё чем пользуются солдаты противника основано на наших, неоорганических технологиях. Модифицированных но, безусловно, наших.
   - Как такое возможно? - Удивилась Куратор.
   - Как? - Повеселев, переспросил Носов. - Я же предупреждал вас, что если вовремя не вернусь, нигилисты начнут действовать. Правда, я сам удивлен насколько велика оказалась их армия, а жестокости, с которой они действуют, нет оправдания.
   - Скажите Советник - Всеволод откинулся на спинку стула - Зачем солдатам убивать своего командира?
   - Что?
   - Советник Михеев лидер нигилистов, если я не ошибаюсь. - Руководитель протянул Носову одну из пластин-отчетов и продолжил:
   - Он и бОльшая часть Совета погибли при осаде Башни.
   - Должно быть здесь какая-то ошибка - изменившись в лице, пробормотал Носов. Читая отчет, он бледнел прямо на глазах. - Я должен связаться с... - он запнулся.
   - С кем?! - не выдержав нытья Советника, рявкнула Кьэра. - Пока вы и вам подобные грызлись в Совете за власть, кто-то собрал огромную армию и уничтожил всё! - Она ударила кулаком по столу и прокричала:
   - ВСЁ!
   Девушка вскочила из-за стола и выбежала из комнаты.
  
   - Вы, извините её Советник, - сказал Всеволод. Он, протянул Носову еще одну пластину и добавил:
   - Среди погибших старший брат Куратора.
   - Получается, все кому удалось спастись из мира номер ноль, нашли убежище в двадцать втором - задумчиво произнес Советник, изучая данные пластины. - Остатки гвардии, выжившие члены Совета и если мир падёт, вся наша цивилизация канет в не бытие. - Носов глубоко вздохнул и добавил:
   - У врага слишком большая армия, мы обречены.
  
   - Пожалуй, я с вами не согласен. Среди множества миров стратегически важных только три. Один из них по-прежнему наш и мы должны удержать его всеми возможными средствами.
   - Во имя Первого Свода* (*Первый Свод Постулатов - включал в себя ряд правил по которым жили Прородители), Всеволод! О чем вы?! Здесь по всюду кишат твари из-за которых мы оказались изолированы в этом жалком мирке! Что мы можем?
   - Советник, - Всеволод встал. - Рекомендую вам взять себя в руки и перестать ныть. Идите к себе выпейте чего-нибудь, отвлекитесь от проблем.
   - Как же я о таком забуду?
   - Я никогда не умел говорить намеками. - Сухо произнес Руководитель. - Скажу прямо, если вы будете продолжать путаться под ногами и ныть, то долго не проживете.
   Носов хотел возмутиться но, Всеволод демонстративно поднял указательный палец и продолжил:
   - Постарайтесь какое-то время не выходить из своей комнаты. Всем необходимым я вас обеспечу. Поверьте, Советник так, для вас будет лучше.
  
   Всю оставшуюся ночь Всеволод анализировал отчеты. Вывод, который в итоге получился, удручал, и это, мягко говоря. На рассвете он зашел в комнату Куратора. Кьэра лежала одетая на заправленной кровати.
   - Ты совсем не спала?
   - Пару часов кажется, вздремнула.
   - Вот взгляни, - Руководитель протянул девушке отчет со своими выводами.
  
   Пробежавшись по нему глазами, Кьэра безразлично произнесла:
   - Враг не атакует новые миры. И что?
   - Не торопись. - Всеволод сел на кровать. - Прочитай до конца.
   - Про оружие я знаю. Это... тоже. Гермафродиты? - Куратор оторвалась от отчета и задумчиво продолжила:
   -Со времени первых перемещений разведчики обнаружили всего пять миров, где люди не разделяются по полам.
   - И ни в одном из них мы еще не вступали в контакт с местными, только скрытое изучение и наблюдение. Я связался с Кураторами этих миров. Самая развитая технология это паровой двигатель. Население разделено на тысячи наций. Естественно, что ни у кого из них нет такой многочисленной армии. Никто из Кураторов не доложил о вторжении из других миров.
   - То ли я сонная, то ли мне сейчас настолько плохо но, я никак не пойму к чему ты клонишь. - Сказала Кьэра, отложив отчет в сторону.
   - Вооруженная по последнему слову неоораганических технологий, армия гермафродитов нападает на Советские миры, уничтожая местное население с особой жестокостью. Причем оставляет слаборазвитые миры без внимания. Значит, тот, кто стоит во главе этой армии поставил перед собой задачу...
   - Истребить нашу цивилизацию. - Закончила Кьэра.
   - И еще, не все миры населенные двуполыми людьми находятся под наблюдением.
   - Как это?
   - Все думали, что этот мир погиб.
   - Ты это про седьмой?
   - Именно, - кивнул Всеволод. - Я долго думал, для чего Мерзлый скрыл его от нас. Теперь все встало на свои места.
   - Но, это всего лишь предположения - возразила Куратор - Пусть и с высокой вероятностью но...
   - Без "но" - отрезал Руководитель. - Не уподобляйся политиканам вроде Носова. Вставай, нам нужно придумать как телепортироваться в седьмой мир не привлекая внимания особей.
  
   Глава 10.
  
   Сифилис сидел за столом в не большой, хорошо освещенной комнате. Он был пристегнут наручниками к стулу, на котором сидел. Кроме стола и пары стульев из мебели больше ничего не было. Если не считать видеокамеру в дальнем от двери углу.
   Дверь открылась, в помещение вошел тот самый, коренастый мужчина средних лет
   которого Сифилис видел позапрошлой ночью. В этот раз на нем была военная форма. Он сел за стол напротив блондина и положив перед собой папку, произнес:
   - Ну, здравствуй Сифилис.
   - Здравствуйте. Может, просветите меня? Где я? Кто вы? И что вообще происходит?
   - Тебе нужно уяснить кое-что - открывая папку, сказал военный - вопросы здесь буду задавать я и от того, как ты будешь отвечать на них, зависит твое здоровье и что уж греха таить, жизнь.
  
   Раньше Сифилис не колеблясь отдал бы жизнь за Совет и своего наставника но, та фраза которую он услышал во дворике за мгновение до появление военных все изменила. Теперь, многое становилось на свои места, однако Сифилис хотел знать больше.
   - Я согласен сотрудничать - сказал он.
   - Добро - военный довольно улыбнулся.
   - Только мне тоже нужна информация.
   - Сифилис, зачем ты артачишься? Мы все равно узнаем все что захотим.
   - Право слова, не сомневаюсь но, то, что я расскажу в обмен на нужную мне информацию, вы даже спросить не догадаетесь.
  
   Военный задумался, подперев голову двумя пальцами, он какое-то время сверлил блондина взглядом, после чего сказал:
   - Хорошо. Что ты хочешь знать?
   - Я так понимаю, вы представляете серьёзную организацию местного правительства?
   - Ты правильно понимаешь.
   - Как давно вам известно, о нашем существовании?
   - Это и есть та, информация которую ты желаешь получить? - Строго спросил военный.
   - Нет, мне нужно знать не это. Позапрошлой ночью, во дворике цеха тот человек с пистолетом. Он сказал правду?
   - Что приказ казнить тебя отдал Руководитель проекта "Донор" и по совместительству твой наставник?
   Сифилис кивнул.
   - Да, это Всеволод приказал убить тебя. Скажу даже больше, если бы не этот ваш злой гений Мерзлый, ты не сидел бы сейчас передо мной.
   Военный рассказал блондину о попытке убить его и Лену с помощью телепорта. Это объясняло все, что с ними произошло после нападения на дачный домик. Разочарованный предательством своего наставника, Сифилис больше не хотел служить Совету.
   - Я готов рассказать вам все, что мне известно - после небольшого раздумья произнес он - и даже поделюсь знаниями, научу пользоваться техникой, которую вы захватили, только если вы пообещаете мне кое-что.
   - Опять условия? Не перегибай палку.
   - Вы должны пообещать мне, что поможете вернуть Лену.
  
   Глава 11
   - Ничтожный кусок мяса - выпалил Всеволод, опираясь о стену. - Я через полмили уже стал задыхаться. Кьэра, девочка, напомни, какими критериями ты руководствовалась, выбирая его.
   - Я привыкла к нему - ответила Куратор, закрывая за собой дверь. - И уж поверь, никто не рассчитывал держать тебя в этом теле более трех дней.
   - Да, - протянул Руководитель, сползая по стене на пол. - Эти гермафродиты свели на нет все мои расчеты.
  
   Пытаясь оторваться от не большей стаи особей, они буквально ввалились в первую попавшуюся квартиру, пустующей пятиэтажки.
   Местное правительство эвакуировало население, так что в городе не было ни души.
   Это был их четвертый привал, новое тело Всеволода оказалось слишком слабым для нагрузок, которые в последнее время выпали на его долю.
  
   - Далеко еще?
   Кьэра бросила взгляд на экран встроенного в манжету компьютера и ответила:
   - Еще минимум четверть мили в том же направлении.
  
   Вот уже несколько дней подряд они пытаются найти логово особей. Эти твари настолько расплодились, что сделали телепорты куском неоорганического материала, не говоря уже об установке проекта "Донор".
  
   Манжета завибрировала, это сработали датчики, реагирующие на приближение тварей.
   - Кьэра...
   - Да, да. Моя тоже вибрирует. - Куратор подошла к окну. Аккуратно выглянув в него, она произнесла:
   - Две, идут по нашему следу.
  
   Глава 12.
  
   Детки днем и ночью кружились вокруг Зелениной. Кормили, поили, убирали продукты жизнедеятельности. Совсем скоро должны были закончить разбирать стены квартиры, в которой она уже не помещалась. Вот оно счастье, не переставала радоваться своему нынешнему положению Дарья.
  
   Сын-трутень закончил оплодотворение и сполз с неё. Жизненный цикл трутней на этом заканчивался, их хрупкий организм на большее был не способен. К нему тут же подбежали двое других деток и утащили прочь. Уже завтра Зеленина произведет на свет новое потомство.
  
   - Мама, нас с каждым днем становится все больше, а людей ловить стало все сложнее и сложнее. Похоже, они покинули город. Скоро нам не чего будет есть.
  
   - Сын мой, не волнуйся. Я знала, что люди убегут, и заранее подготовилась к этому. Скоро у тебя появится сестренка.
   Сказав это, Дарья мысленно погладила одну из своих маток, в которой подрастала дочка.
  
  
  
  
   Глава 13.
  
   Сифилис увернулся от выпада твари и контратаковал. Остриё карателя с хрустом пробило уродливый череп.
   - Пригнись! - Рявкнул лейтенант, направляя на блондина автомат. Сифилис сделал, как велел командир группы. Затрещал калаш. Прямо за спиной блондина взревела очередная особь. Огнестрельное оружие не причиняло им серьёзного вреда, по большей части только злило.
  
   Тем временем, Сифилис достал каратель из черепа мертвой твари и вогнал его по рукоять в ревущую особь.
   - Бля, ты их реально крошишь этой железкой. - Усмехнулся командир, вытирая с лица зеленую кровь.
   - Не желаешь попробовать? - Блондин протянул лейтенанту металлический прут и добавил:
   - Право слова, каратель намного эффективнее ваших автоматов.
   - У тебя лучше получается. - Отмахнувшись, ответил командир. - А я тебя, если что прикрою.
  
   Их отряд прочесывал один из спальных районов города. Они должны были убедиться, что все выжившие гражданские благополучно эвакуировались, и никто не отстал.
  
   - Смотрите. - Один из бойцов показал на кучу мертвых тварей. - Видимо тут было жарко.
   - Давай-ка осмотрись там. - Приказал командир проявившему инициативу солдату.
   - Сёмка. - Обратился он к ближайшему бойцу. - Прикрой его.
   Проводив парней взглядом, лейтенант сделал объявление:
   - Привал! Десять минут!
   Группа расположилась прямо на проезжей части среди бесхозных автомобилей.
  
   - Скажи. - Рядом с Сифилисом, который сидел прямо на асфальте, опустился лейтенант.
   - Это правда, что ты спас палкана?
   Блондин, молча, кивнул.
   - И прикончил десяток тварей?
   - Право слова, - рассмеялся Сифилис, - их было всего четверо.
   - Четыре тоже не хило.
   - Все особи, которые нам встречались это молодняк, десять - пятнадцать процентов от взрослой. Убить такую дело не хитрое. Вот более взрослую тварь, процентов так пятьдесят, куда сложнее прикончить, право слова.
   - А что значат эти проценты?
   - Тарищ лейтенант. - К ним подошел инициативный боец. - Расшите обратится?
   - Давай.
   - Там десяток уродов и всех чем-то поджарили.
  
   Заинтересовавшись не обычной находкой, командир и Сифилис решили сами взглянуть на трупы. Осматривая обгорелые останки особей, блондин наткнулся на не большое углубление в асфальте, оставленное чем-то очень горячим.
   - Неоорганическая граната, ампер двадцать - тридцать. - Констатировал Сифилис. Затем он взглянул на лейтенанта и добавил:
   - Возможно это Всеволод, а возможно те кто с ним связан...
   - Так парни! - Не дослушав, рявкнул командир. - Привал окончен, нужно прочесать местность в радиусе трех кварталов!
  
  
   Глава 14.
  
   - Ну как ты? - Спросила Кьэра склонившись над распластавшимся на земле Всеолодом.
   - Кажется, я начинаю злиться. Я уже спрашивал почему? Почему, девочка моя?
   - Злиться или ныть? - Уточнила Куратор. - Я тебя не узнаю. С каких пор, такие временные трудности как чахлое тело стали для тебя проблемой?
   Последняя фраза девушки заставила Руководителя опомнился.
   "Что-то я и правда разнылся" - отметил он про себя - "должно быть последствия переноса сознания. Когда все кончится, нужно будет пройти курс психокоррекции".
   - Помоги подняться. - Буркнул Всеволод протянув руку девушке.
   - Успокоился? - Спросила Кьэра когда Руководитель принял вертикальное положение.
   - Далеко еще? - Ответил тот вопросом на вопрос. Куратор снова взглянула на экран компьютера и ответила:
   - Вообще-то мы практически на месте, цель вон за тем зданием.
   - Странно. - Произнес Всеволод, озираясь по сторонам. - Я ожидал увидеть здесь не один десяток особей. Девочка моя, приготовься, кажется, мы попали с тобой в западню.
  
   Не успела Кьэра взвести энергоружьё, как до них донеслось:
   - Опустите оружие! Вы окружены!
   Их обступили несколько человек в военной форме. В одном из них, к своему удивлению, Всеволод узнал Сифилиса.
  
   Глава 15
   Марта увернулась от выпада Клары и контратаковала. Изящный финт и палка вылетела из рук сестры.
   - Уже лучше. - Улыбнувшись, сказала Марта. - Следи не за острием карателя, а за тем как я двигаюсь. Тогда ты не попадешься на подобную уловку.
   - Просто ты жульничаешь. - Буркнула Клара, поднимая свою палку.
   - Не каждый враг будет биться с тобой честно.
   - Готово, готово! - К ним подбежал малыш Один Раффельсен. - Сейчас будут запускать! Выкрикнул он и побежал обратно к лагерю.
   - Идем, посмотрим. - Провожая малыша взглядом, сказал Марта .
  
   За прошедшие дни они немного облагородили свой лагерь. Из обломков фюзеляжа зепеллина сделали навес, из энергоблоков получились отличные источники питания для ружей и радио-блока. Теперь, каждый по очереди сидел и посылал в радио эфир призыв о помощи.
  
   Время от времени, Марта задумывалась о том, как тяжко бы им пришлось, не поймай они горстку беглых рабов, которые выполняли всю грязную работу.
   Важным событием сегодняшнего дня должен был стать запуск диффлекторной установки. Папа и Жэ провозились с ней весь вчерашний день и половину сегодняшнего утра.
  
   Когда установка заурчала, и солнечные лучи стали переливаться в невидимом диффлекторном поле, лагерь наполнился дружными криками радости.
  
   Глава 16.
  
   - Веселятся суки. - Процедил сквозь зубы Тимоха, отправляя в рот краюху черствого хлеба.
   - Мы живы и батрачим не в той треклятой шахте. - Подметил Палыч.
   - Условия реально сносные. - Согласился с ним Славик.
   - А мне заебло шестерить. - Вдруг высказался щуплый Серега. Все удивленно уставились на него. Парень не отличался разговорчивостью. Даже в шахте, моменты, когда он что-то говорил, можно было пересчитать по пальцам одной руки.
   - А что? - Продолжал Серега. - Дома работа от зари до зари. Потом эта ебучая шахта где мы чудом выжили...
   - Заткнись. - Перебил его Тимоха. За что тут же получил увесистую подачу от того же Сереги.
   - Молись падла. - Прорычал, поднимаясь, нытик.
   - Остынь! - Рявкнул на него Смирнов. - Пацан дело говорит, а ты всех уже задрал своим нытьем.
   Тимоха хотел было огрызнуться, но в перепалку вступили все остальные и он не рискнул идти против большинства.
   - Мужики. - Не останавливался Серега. - Мы должны что-то предпринять.
   - Легко говорить. - Буркнул Палыч. - А как до дела...
   Старик не договорил, а только махнул рукой.
   - Ладно. - Улыбнулся Смирнов. - Давай, доставай. Я видел, как ты сегодня утром припрятал кусок от обшивки самолета.
   Серега достал из левого кроссовка не большой обломок металла. Остальные восторженно загалдели.
   - Заткнитесь долбоёбы. - Прикрикнул на них Слоник. - Забыли где мы?
   - Ну что мужики, ночью деру? - Спросил повеселевший Славик.
   - Ха, и далеко ты уйдешь? Видел, какие здесь ночи?
   - Палыч прав. - Задумчиво сказал Слоник. - В темноте среди скал. Не вариант.
   - Взгляните на них. - Смирнов указал в сторону лагеря. - Кажется, они испытывают новою железку и совсем на нас не смотрят.
   - Предлагаешь съебнуть среди бела дня? - Удивился Тимоха.
  
   Глава 17.
  
   После того как кто-то из малышей Раффельсенов заметил что несколько рабов пытаются убежать, папа, Жэ и Ферат бросились за ними вдогонку.
   - Так, дети. - Скомандовала мама. - Бегом все под навес. Дочка, неси ружья. Они нам не помешают. Клара...
   Раздался выстрел энергоружья. Мама рухнула не землю. Лагерь наполнился визгом Клары. Обернувшись, Марта увидела приближающегося Ферата. Она выхватила каратель и бросилась на него.
   Здоровяк ловко ушел в сторону от её выпада и тут же ударил девушку в живот. Марта не произвольно вскрикнула. Она не успела опомниться, как сильный удар в челюсть, сбил её с ног, отправляя в темноту.
  
   Глава 18.
  
   - Что-то эта парочка не вызывает у меня доверия. - Шепнул Сифилис лейтенанту. Блондин пристально наблюдал за Куратором Отт и Советником Носовым. Они сидели на асфальте и о чем-то переговаривались.
   - В чем проблема друг?
   - Всеволод очень хитрый и изворотливый человек, не склонный к самопожертвованию. А, по словам этой парочки, он бросился на особь и задержал ее, дав им убежать.
   - Тебе конечно виднее, но проверить мы все равно никак не сможем. Будем за ними приглядывать.
  
   - Тарищь лейтенант. - Обратился один из вернувшихся разведчиков. - В доме на соседней улице большое скопление тварей.
   - Скопление? - Переспросил командир - Улей типа?
   - Так точно.
   - Ладно, отдыхайте ребята.
   Минут двадцать назад к нему подходил Носов. Он сказал, что не плохо бы было прочесать параллельную улицу. Якобы по их данным там улей тварей, а значит и их королева. После уничтожения, которой они перестанут плодиться.
   Размышляя об этом, лейтенант подошел к Носову и Куратору Отт.
   - А, Евгений Александрович. - Произнес Советник, увидев командира, он расплылся в улыбке.
   - Так зачем вы здесь? - Спросил лейтенант, глядя ему в глаза.
   - Мы хотим уничтожить улей.
   - Право слова, смелое заявление. - Усмехнулся подошедший к ним Сифилис. - Не топливными ль элементами?
   - Именно ими. - Кивнул Носов.
   - А после этого доведете до завершения проект "Донор?" - Продолжал наседать блондин.
   - Этот проект больше не актуален. - Подключилась к разговору Куратор Отт. - Великого Совета больше нет. Все миры пали под натиском не известной нам цивилизации.
   От такой новости Сифилис опешил.
  
   Глава 19.
  
   - Почему он жив? Ты велел, убить его или нет? - Кьэра и Всеволод сидели поодаль от остальных.
   - Если ты не заметила. - Возразил Руководитель. - Я и сам не ожидал его увидеть живым.
   - Значит, верно, ты про него рассказывал. - Процедила сквозь зубы Куратор. - Живучий индивид. Видел, как он расстроился, когда я сказала о падении Совета?
   - Сифилис всегда был впечатлительным. - Холодно произнес Всеволод. - Куда пошел командир?
   - Я слышала как он, и связист решили подняться повыше. Видимо пошел консультироваться со старшими.
   - У тебя есть с собой "разведчики"?
   - Одно устройство.
   - Отлично, завербуй лейтенанта?
   - Связиста убрать? - Уточнила Куратор. В ответ Всеволод, молча, кивнул.
  
   Глава 20.
  
   Сифилис сидел в брошенной машине, недалеко от места привала. Из динамиков звучала легкая, неторопливая мелодия. Он держал в руках пластину-отчет, которую ему дала Куратор Отт, и в энный раз изучал её содержимое.
   Великого Совета больше нет. Город разрушен. И Башня Совета больше не возвышается над ним. Все, что любил и чем дорожил Сифилис, уничтожено.
  
   Почти все.
  
   Мысли о Лене грели его душу. Предавали сил. Он был просто обязан сделать все возможное, чтобы вернуться к ней.
   Время от времени в голове проскакивали мысли: "А вдруг это не правда? Что если это провокация?" Но Сифилис вновь смотрел на пластину и понимал что она не поддельная. С каждым новым взглядом на отчет, он задавал себе один и тот же вопрос:
   - Зачем они здесь?
  
   - Все сюда! - Донеслось до Сифилиса. - Привал окончен!
   - У нас новый приказ. - Произнес лейтенант, когда все построились. - Обеспечить прикрытие Советнику Носову и Куратору Отт пока они не ликвидируют улей.
   - Что?! - Выпалил Сифилис. - Право слова, вы поверили им?!
   - Приказы не обсуждаются! - Рявкнул на него лейтенант.
  
   Короткими перебежками отряд направился к улью. Блондин глаз не спускал с Советника и Куратора. Он был начеку.
   Эта парочка вот-вот попытается что-то предпринять. Сифилис не одобрял затею со штурмом улья, но и уйти он не мог. За помощь в ликвидации особей, полковник Лукин обещал ему один из портативных телепортов, которые его бойцы добыли при штурме цеха.
  
   Выйдя к дому, в котором располагался улей, они натолкнулись на несколько десятков особей.
   - Огонь! - Приказал лейтенант. - Нужно удержать их пока Советник и Куратор монтируют установку.
   Бойцы обступили Носова и Кьэру. Они тем временем устанавливали устройство которое должно было уничтожить королеву.
  
   Как и прежде огнестрельное оружие только злило тварей. Сифилис двигался на пределе своих возможностей. Два или три раза челюсти особи клацали всего в нескольких сантиметрах от его лица. Внезапно все вокруг озарила яркая вспышка света.
   "Телепорт?" Изумленно подумал блондин. Когда он обернулся, Носова и Куратора уже не было.
  
   Энергия, выброшенная телепортом, многократно усилила тварей. Они стали больше, быстрее и хитрее. Не прошло и минуты как они перебили весь отряд. Сифилис оказался один против целой стаи заматеревших хищников. Уворачиваясь от острых клыков и беспощадно разя особей карателем, блондин предпринял отчаянную попытку добраться до ближайшего здания. И вот, когда до него осталось чуть больше десяти метров. Сифилис промахнулся. Каратель попал в лобную кость хищника и разлетелся на куски.
  
   Какое-то время блондин бился голыми руками, но тварей было слишком много. Одной из них удалось зайти сзади. Мощным ударом она сбила блондина с ног. В ту же секунду подскочила еще одна особь и вцепилась зубами в шею Сифилиса.
  
   Глава 21.
  
   Они оказались в огромном помещении. Первое что попалось Кьэре на глаза, это наполненная розоватым газом прозрачная труба. Приблизительно четыре локтя в диаметре. Она выходила из пола и строго вертикально тянулась до потолка.
  
   - ЦП. - Констатировала Куратор. Только когда Всеволод не отозвался, она заметила что Руководитель лежит на полу без сознания. Его дыхание было еле заметным, а пульс почти не прощупывался.
  
   Глава 22.
  
   Первый раз Марта пришла в себя, когда еще лежала на плече здоровяка. Он двигался довольно быстро, практически бежал. И это с ней на плече.
  
   Голова кружилась и раскалывалась от боли. Девушка то и дело теряла сознание. Казалось что все происходящее сон. Ужасный кошмар, который пройдет, как только Марта проснется.
  
   Когда сознание окончательно вернулось, Марта лежала на чем-то холодном и твердом. Совсем рядом потрескивал костер.
   Девушка осмотрелась, насколько это ей позволяла все еще кружившаяся голова. Она находилась в не большой, мрачной пещере. В её центре потрескивал костерок, у которого Марта и лежала. Рядом сидел Ферат. Здоровяк не сводил глаз с костра.
  
   Пошарив вокруг себя руками, она нашла увесистый булыжник и попыталась встать. Внезапно острая боль пронзила её пах. С губ Марты сорвался еле слышный стон. Штаны в промежности были насквозь пропитаны кровью.
  
   - Ты лучше бы не вставала. - С заботой в голосе произнес Ферат.
   - Что ты со мной сделал, тварь? - Еле слышно простонала девушка.
   - А ты еще не поняла? - Здоровяк довольно оскалился. - Я сделал тебя женщиной.
  
   Крик отчаяния вырвался из груди Марты. Собрав остаток сил, она швырнула булыжник в довольную морду Ферата. Тот с легкостью уклонился от камня и все так же скалясь произнес:
   - Смотрю, ты уже оклемалась. А то мне очень грустно. Знаешь ли, эта пещера меня угнетает. - Он встал и, расстегивая пуговицы на штанах, стал приближаться. - Когда ты была без сознания. - Продолжал Ферат. - Мне не понравилась. Нет, нет. Ты не подумай, дело не в тебе. Это я виноват, не дождался, когда ты очнешься. - Он снял штаны и
   склонившись над Мартой, произнес:
   - Понимаешь, я люблю страстных женщин. Чтобы они извивались подомною, кричали.
  
   Девушка снова попыталась встать и убежать прочь. Но головокружение и боль в паху буквально приковали её к холодному полу пещеры. Ферат принялся стягивать с Марты штаны.
   - Ну, зачем ты так? - Буркнул он, когда девушка начала брыкаться. - Прекрати, а то я снова тебя ударю.
   Он сильнее дернул за штаны, ткань предательски затрещала.
   - Так-то лучше. - Довольно произнес Ферат, отбрасывая в сторону кусок от штанов. Марта попыталась отползти как можно дальше, но его пальцы обвились во круг её лодыжек и потянули назад. Ферат перевернул девушку на спину и опустился на неё всей своей массой. Марта сопротивлялась, как могла, но все было тщетно. Громила лишь скалился и приговаривал:
   - Да маленькая моя, да...
  
   Она ощутила, как член Ферата вошел в неё. Слезы сами по себе покатились по щекам.
   - Нет. - Взмолилась Марта. - Не надо.
   - Да. - Продолжал приговаривать здоровяк. - Да.
   Ферат не естественно дернулся и захрипел. Его глаза закатились. Изо рта хлынула кровь. Потом Марта увидела Жэ.
   Наставник оттащил бездыханное тело в сторону. Затем подошел к девушке, укрыл её своим плащом и опустился на каменистый пол рядом с ней. Какое-то время она сидела, обхватив ноги руками. По ее щекам струились слезы. Вскоре силы Марты совсем иссякли. Она свернулась калачиком и заснула.
  
   Глава 23.
  
   Когда Всеволод пришел в себя, он лежал в маленькой комнате. Его тело было опутано проводами, а из вен торчали трубочки капельниц. Освободившись от всех этих пут, он встал и вышел.
  
   Шагнув за дверь, Всеволод оказался в длинном, хорошо освещенном коридоре. Он сразу узнал планировку. Материал, которым были облицованы стены в комнате и коридоре, подтверждали его догадку.
   - Значит все прошло как мы и планировали. - Довольно произнес Всеволод и зашагал в направлении ЦП.
  
   Там он нашел Кьэру. Она сидела за одним из компьютеров и что-то изучала. Причем Куратор была настолько поглощена своим занятием, что и не заметила, как Всеволод вошел в помещение.
  
   - Долго я был без сознания? - Спросил он.
   - Пять или шесть часов. Как ты себя чувствуешь?
   - Ужасная слабость. Это мерзкое тело угробит меня, если мы его не поменяем.
   - Это факт. Твой разум нужно переместить в другое тело и как можно скорее.
  
   Судя по отчету, который Кьэра предоставила Руководителю, его нынешнему телу оставалось жить совсем ничтожный промежуток времени. Всеволод должен был найти новую оболочку и как можно быстрее. Все осложнялось тем, что на расположенной глубоко под землей базе, кроме них никого больше не было. На поверхности искать оболочку не имело смысла, температура воздуха там не поднималась выше минус тридцати по Цельсию. Перенестись в мир номер двадцать два не представлялось возможным, нынешнее тело Всеволода не выдержит очередную телепортацию.
  
   - Есть! - Воскликнула Кьэра. Последние несколько часов она пыталась проникнуть в память Головы. Наконец ей это удалось. По экрану монитора потоком побежали литеры.
   - Надо же. - Удивленно произнесла она. - Мы серьезно недооценивали Мерзлого. Он проделал работу достойную восхищения.
   - Да, да, - Буркнул Всеволод. - Я это уже слышал.
   Он сидел за другим компьютером и прорабатывал варианты, которые позволят продлить ресурс его оболочки. Нарисовывалось несколько приемлемых вариантов, оставалось выбрать самый эффективный.
  
   - Немыслимо! - На этот раз тон Кьэры был встревоженный. - Ты должен сам на это взглянуть.
   - И что же там такое? - Проворчал Руководитель. Он и без того был обескуражен тем, что Мерзлый обставил его. А тут еще стали всплывать подробности, подтверждающие, что Доктор умнее его.
   - Это касается твоей бывшей и дочери. - После этих слов, Всеволод встрепенулся. Он подскочил к компьютеру, за которым сидела Куратор. Пробежавшись глазами по выведенным на монитор данным, Руководитель произнес:
   - Нам как можно скорее нужно переместиться в мир номер двадцать два.
   - Но пока мы не решим вопрос с твоим телом, мы не сможем этого сделать.
   - Я все решил. Осталось реализовать мою затею на практике.
   - И что же ты задумал? - Кьэра подошла к компьютеру, за которым Всеволод производил расчеты. Ознакомившись с его выкладками, она испуганно произнесла:
   - Это же довольно рискованная затея. Должен же быть другой способ.
   - У меня три варианта. - Пояснил Всеволод. - Но два других требуют больше времени, которого у нас осталось совсем мало.
  
   Часть IV.
  
   Глава 1.
  
   Мерзлый с удовольствием изучал диспозицию. Армия поклоняющихся ему гермафродитов осадила город Са-Акш, столицу мира номер двадцать два. С падением этого мегаполиса закончится его маленький, крестовый поход и от Великого Совета останутся только воспоминания.
   Но не все было так просто.
   - Всемогущий. - В палатку вошел его адъютант, герузианец средних лет в чине полковника. - Прибыли генералы.
   - Зови.
   Помощник кивнул и, отодвинув полог, позвал главнокомандующих.
   - Генералы. - Доктор кивнул им в знак приветствия и пригласил к столу, на котором стоял макет поля боя.
   - Я вас позвал для того чтобы обдумать наши дальнейшие действия. - С надменностью Бога произнес Мерзлый. - Наша обычная тактика, ударить с воздуха и высадить десант в данном случае не подходит.
   - Всемогущий. - Подал голос генерал Инэ. - Не могли бы вы уточнить, по каким причинам наша обыденная тактика не подходит? - Желая оправдать свою дерзость, генерал добавил:
   - Это помогло бы нам в разработке нового плана.
   - Скажем, мне дорог Са-Акш как память. Я не желаю разрушать его.
   Инэ кивнул и вместе с другими генералами стал изучать город.
  
   С наружи донеслись взрывы.
   - Что это? - Не довольно вопросил Бог. - Я же еще не приказывал наступать. Генералы, молча, переглянулись и лишь пожали плечами.
   - Так выясните, что там происходит!
   - Всемогущий! - В палатку вновь вошел адъютант, на этот раз вид его был растерянный.
   - Всемогущий, беда. - Продолжал он. - Гарнизон Са-Акша предпринял вылазку. Мы потеряли два передвижных арсенала, генераторы и бронетехнику. Данные уточняются.
  
   Позже выяснилось, что армия Мерзлого не просто потеряла бОльшую часть генераторов, девять единиц бронетехники, два передвижных арсенала и мобильный завод производящий оружие. Все это захватил гарнизон осажденного города застав армию Доктора врасплох. Это отдаляло Мерзлого от долгожданной победы. Сказать, что он был в ярости - ничего не сказать. Доктор лютовал. В гневе он убил одного из генералов и пол взвода, который отдал врагу мобильный завод.
  
   Некоторое время спустя, Бог сидел у себя в платке и размышлял вслух:
   - Теперь, сюда придется перебрасывать дополнительные силы, причем как можно быстрее. Наличие в городе мобильного оружейного завода делает время моим врагом.
   - Всемогущий. - Донесся с улицы робкий голос адъютанта. Боясь навлечь на себя гнев Божий, он не осмеливался войти в палатку.
   - Войди.
   - В-всемогущий. - Заикаясь повторил помощник. - Т-там па-арламентеры из города.
   - Парламентеры? - Удивился Мерзлый. День оказался щедр на сюрпризы.
   - Что ж. - Ответил он. - Пусть войдут.
  
   "Очень интересно" - подумал Доктор. - "Что они попросят? Сохранить им жизни? Ох уж эти Са-Акшанцы, то вылазку предпримут, то переговоры затеют. Если очень хорошо попросят, может быть и пощажу".
   Послышались приближающиеся голоса, затем в палатку вошел адъютант и торжественно произнес:
   - Советник Теа Эн.
   Следом вошла не высокая женщина, средних лет. Её темные волосы были собраны в тугой пучок на затылке. На ней был черный, парадный плащ с гербом Совета и откинутым на плечи капюшоном. Она окинула палатку Всемогущего оценивающим взглядом. Когда её взор остановился на Мерзлом женщина холодно произнесла:
   - Теперь все встало на свои места. Мерзлый. - Констатировала Теа, а затем учтиво добавила:
   - Здравствуйте Доктор.
  
   - Советник. - Всемогущий кивнул в знак приветствия и добавил:
   - Не желаете присесть?
  
   - Нет, спасибо. До меня доходили новости о том, что вы живы и сбежали от Всеволода...
   - Да, задал я трепку вашему любовничку. - Перебил женщину Всемогущий. - Теперь он надолго застрянет в одном из отсталых миров, а может и навсегда.
  
   Теа уже и забыла насколько трудно вести с Мерзлым диалог. Особенно когда он чувствует
   своё превосходство перед оппонентом. Она глубоко вздохнула и произнесла:
  
   - Если вы не против я перейду к делу.
   - Буду только рад. - Ухмыльнулся Мерзлый. - А то, знаете ли, предстоит немало работы по устранению последствий ваших набегов.
   - Чего вы добиваетесь, Доктор?
   - Чего? А я то думал что все понятно без слов. - Всемогущий выдержал театральную паузу и продолжил:
   - Я хочу камня на камне не оставить от того что когда-то звалось Великим Советом. Я хочу уничтожить любое упоминание о Совете из истории всех мирозданий. Я хочу...
   - Довольно пафоса Доктор, оставьте его для ваших солдат-марионеток. Мне известно, что вы аннексировали все миры Совета, и только мы еще не покорились. Зачем мы вам? Ведь вы и так подчинили себе десятки мирозданий?
  
   - Знаете Советник. - Мерзлый вальяжно подошел к столу, налил себе и гостье зеленого вина, взял фужер и сел в кресло. Положив ногу на ногу, он продолжил:
   - А в вашем мире замечательное вино. Хотите бокальчик?
   Теа пропустила эти слова мимо ушей. Сделав глоток, Всемогущий произнес:
   - Так вот, когда мой адъютант сообщил о парламентерах, я предположил что вы пришли просить пощады и решил: я сохраню ваши ничтожные жизни, если... - Он в очередной раз сделал театральную паузу и сделав глоток вина, продолжил:
   - Если вы как следует меня попросите. А? Как вам такое условие?
  
   - Пощады? - Холодно переспросила Теа. - Нет, Доктор, в этот раз вы ошиблись. Я пришла к вам с ультиматумом.
   Столь абсурдная фраза застала Мерзлого врасплох, вино пошло не тем горлом и он поперхнулся.
   - Что? - С трудом сдерживаясь от хохота, произнес он. - Какой еще ультиматум?
   - Я даю вам двенадцать часов для...
   - Стойте-ка, вообще-то я имел ввиду не содержание ультиматума. Я хотел сказать, что не в вашем положении выдвигать требования. Вот мольбы о пощаде, другое дело.
   - Доктор, я даю вам двенадцать часов для того чтобы вы и ваша армия покинули мир номер двадцать два. Если вы не выполните это тре...
   - И что?! Что вы мне сделаете?! - Мерзлый расхохотался. Блеф этой запуганной женщины не вызывал у него ни жалости, ни сострадания. Только смех.
   - Мы уничтожим вас. - Закончив свой ультиматум, Советник развернулась на сто восемьдесят градусов и вышла.
  
   Он даже не пытался прочесть её мысли, а просто хохотал. От смеха, у Мерзлого выступили на глазах слезы. Уж чего, чего, а ультиматума он никак не ожидал.
  
   Глава 2.
  
   У подъемного трапа Советника ждала Ини.
   - Ну, кто это? - Ей не терпелось узнать настоящее имя узурпатора ввергнувшего миры Совета во мрак.
   - Мерзлый.
   - Как ты и полагала! - Восхитилась Ини. - Как он отреагировал?
   Теа взглянула на дочь и, улыбнувшись, ответила:
   - Расхохотался.
   - Значит все идет по плану?
   Советник кивнула.
  
   - Я вот не пойму. - Произнесла Ини, когда зепеллин оторвался от земли и начал набирать высоту. - Зачем отец убедил всех, что убил Мерзлого?
   - Всеволод третий по значимости человек в Совете. Многие его поступки находились за гранью моего понимания, но он всегда оказывался на два-три шага впереди всех.
   - Но не Мерзлого. - Добавила Ини. - Ведь это не первый раз, когда он перехитрил отца?
   - Не первый. - Согласилась Теа. - Но в конечном итоге Всеволод его одолел и мог убить, но не сделал этого. Я верю, в гений твоего отца и думаю что все происходящие лишь маленькая часть мозаики, которую нам с тобой целиком увидеть не по силам.
  
   Вскоре зепеллин достиг Са-Акша. Сделав вираж, машина стала снижаться. С высоты город казался маленьким и беззащитным. Казалось, его можно положить на ладонь и спрятать от всего ужасного, что приготовил для них Мерзлый.
   Оторвавшись от иллюминатора, Теа спросила:
   - На какой стадии находится извлечение?
   - Уже больше восьмидесяти процентов. - Отчеканила Ини Эн. - Треть извлеченных готовы к бою.
   - Замечательно.
  
   Через час Теа уже осматривала первый полк извлеченных из Ц-форм солдат. Как и сказала Ини, все они были в хорошей физической форме. А благодаря захваченному на рассвете мобильному оружейному заводу, одеты и вооружены. Проходя вдоль первой шеренги выстроенного на плацу полка, она произнесла:
   - Если учесть что утром у нас не было энергии на извлечение даже одного солдата, этот полк отлично проделанная работа.
   - Спасибо Советник. - Прохрипел идущий рядом Ваалес Кин, матерый вояка который служил в этом мире с самого его открытия. Если верить его байкам, ему было больше десяти циклов от роду, и он даже приложил руку к строительству Са-Акша. Лысый, коренастый, лицо его покрывали морщины и шрамы. У Кина отсутствовали кисть на левой руке и правая нога ниже колена. Поэтому при ходьбе он, немного прихрамывал, переваливаясь с протеза на здоровую ногу и обратно.
  
   - Мы с парнями зададим этому божку, уж поверьте. - Добавил Ваалес и обратившись к солдатам рявкнул:
   - Верно парни?!
   Полк ответил ему дружным гулом. Уж в ком, в ком, а в Ваалесе Кине Советник не сомневалась ни на секунду. Именно он возглавил утреннюю вылазку и добыл не только жизненно необходимые генераторы, но и много чего еще. Что в купе с извлеченными бойцами, о существовании которых Мерезлый не подозревал, давало им шанс на победу в предстоящей битве.
  
   После смотра Советник и Ваалес Кин отправились к Северным воротам, у которых полным ходом шла подготовка к атаке.
   Там же, в одной из палаток был организован полевой штаб. Когда они вошли все офицеры вытянулись по струнке и поприветствовали главнокомандующих.
   - И так. - Теа подошла к стоящему в центре палатки столу с картой. На ней были расставлены деревянные фигурки, обозначающие расположение армии Мерзлого.
   - Предлагаю первый удар нанести с воздуха, вот сюда. - Советник указала на левый
   фланг лагеря и добавила:
   - По генераторам. Когда защитное поле ослабнет, телепортируем на фланги первый и второй полки. Ини со своим крылом прикрывает нас с воздуха. Враг окажется под плотным перекрестным огнем и будет вынужден ретироваться. Третий и четвертый полки, а также трофейная бронетехника будут в резерве.
  
   - Отличный план. - Высказался Ваалес Кин. Его поддержали все остальные.
   - Что ж. - Улыбнулась Теа. Окинув присутствующих взглядом, она добавила:
   - Тогда через час атакуем.
  
   Глава 3.
  
   Погода стояла необычно теплая для этого времени года. На голубом небе не было ни облачка. "Идеальная погода для летунов". - Отметила про себя Советник Теа Эн. Она восседала на башне танка расположенного во главе полка, который должен был перенестись на поле боя и ударить по лагерю неприятеля с левого фланга. Солнце коснулось горизонта.
  
   "Пора". - Она надела шлем и застегнув замки скомандовала по шлемофону:
   - Всем приготовиться.
   - Есть. - Отозвалась Ини.
   - Есть. - Прохрипел Кин.
   - Ини, начинай.
   - Есть. - Снова ответила дочка.
   - Техперсонал. - Продолжала отдавать приказы Советник. - Приготовить телепорты!
   Над головой пронеслось крыло зепеллинов-истребителей.
   "Удачи девочка моя". - Мысленно произнесла Теа. Она повернулась к своему полку и произнесла:
   - Ну что ребятки?! Покажем этим тварям кто хозяин в этом мире?!
   Полк отозвался дружным гулом.
  
  
  
   Уворачиваясь от обстрела Ини сделала "бочку". Она никак не могла сбросить "хвост". На подлете к лагерю Мерзлого, они столкнулись с отчаянным сопротивлением его пилотов.
   - Командор, помощь нужна? - Прозвучал в шлемофоне язвительный голос Ена Нил.
   - Может, заткнешься уже и поможешь. - Огрызнулась Ини.
   Одним метким выстрелом из бортовой пушки Нил сбил вражеский зепеллин.
   - Спасибо. - Довольно произнесла командор. - С меня бутылка зеленого.
   - Заметано.
   Пилоты Всемогущего уступали им в мастерстве, но компенсировали это численным превосходством и плотным огнем ПВО.
   Не смотря на это крыло командора Ини, прорвалось к лагерю Мерзлого.
   - Так ребятки. - Пальцы Ини ловко пробежались по приборной панели, приготавливая к сбросу восьми мегаамперную бомбу.
   - Пехота заждалась, давайте уже разбомбим эти проклятые генераторы.
   Сказав это, командор Эн вошла в пике.
  
   Ваалес Кин как и Советник стоял на танке во главе своего полка. С тех пор как он потерял кисть, у него вошло в привычку ставить на её место короткий каратель или энергетический пистолет. Вчера технари подогнали ему не большую дисковую пилу с аккумулятором. Теперь старому вояке не терпелось опробовать подарок. Поэтому он радостно закричал, когда их истребители прорвались к генераторам. Его солдаты тут же подхватили клич, а за ними и все остальные.
   - Бойцы! - Рявкнул Кин в шлемофон. - Готовсь!
   - Они увеличили мощность дифлекторных щитов. - Раздался в эфире расстроенный голос Ини Эн. - Бомбардировка не дала существенного эффекта. Вижу только один горящий генератор. Три других не пострадали.
   "Беда". - Пронеслось в голове Кина. - "Если щиты не вырубить, нам придется телепортироваться вдалеке от лагеря. Пока мы до него доберемся, от численного преимущества ничего не останется".
   - Ваалес. - Прозвучал в шлемофоне голос Советника. - Перейди на закрытый канал.
   - Готово. - Переключив передатчик, ответил Кин.
   - Мой план трещит по швам. Думаю, если мы сейчас же не придумаем, как исправить положение, то упустим шанс.
   - Телепортируем оба полка с левого фланга и ударим по генераторам.
   - Мы не приблизимся и на сто метров к лагерю, как нас перебьют. - Возразила Теа.
   - Да, если мы будем пешие. А вот если мы сделаем из имеющейся у нас бронетехники ударную группу.
   - Но ведь это меньше пятидесяти человек.
   - Тридцать пять. - Уточнил Кин.
   - Ваалес, но это же верная смерть.
   - Про мою утреннюю вылазку вы так же говорили.
   Теа ничего не ответила.
   - Советник, пока мы спорим, время уходит.
   В шлемофоне раздался тяжелый вздох, а затем Теа произнесла:
   - Действуй.
  
   - Крыло! У нас новый приказ - сказала Ини, уводя свой зепеллин от взорвавшейся машины противника, которого она мгновение назад и подбила. - Мы должны прикрыть ударную группу.
   - Что еще за ударная группа?
   - Они телепортируются с левого фланга. - Пояснила командор. - Наша задача помочь им добраться до генераторов.
   - Вижу их! Семь танков, движутся на всех парах!
   Вскоре Ини тоже смогла их видеть. Бронемашины клином неслись к вражескому стану. Пилоты как могли, прикрывали их от атак с воздуха, но вот от дальнобойных пушек расположенных в лагере могла помочь только скорость. Два танка, один за другим вспыхнули и разлетелись на куски.
   Внезапно зепеллин резко тряхнуло. Кабина наполнилась едким дымом и воем сирены.
   - Меня сбили! - Выкрикнула командор. - Катапультируюсь!
   Но после того как она дернула ручку выбрасывающего механизма ничего не произошло. "Заклинило". - Констатировала Ини. Затем к ней пришло осознание того что это конец. Вот только она собиралась отдать свою жизнь по максимальной цене.
   - Иду на таран! - С этими словами командор направила горящий зепеллин на вражеский лагерь и на полную форсировала двигатель.
  
   Ваалес Кин сидел на башне танка шедшего во главе ударной группы. Бронемашины неслись на предельной скорости и вот-вот должны были попасть в зону досягаемости вражеских пушек.
   - Ну что салаги?! - Произнес Кин на частоте группы. - Как насчет побиться об заклад?
   - Что ты предлагаешь старик? - Прозвучал в эфире всегда бодрый голос Кабана.
   - Шлюхин сын! - Усмехнулся Ваалес. - Ты все-таки пробрался в мою группу.
   - Дураков нашлось меньше, чем ты рассчитывал, так что крошка Теа одобрила даже мою кандидатуру.
   - Кабан, ты чтоле? - Прозвучал в эфире третий голос.
   - Да уроды, Кабан с вами!
   Из шлемофона донеслись радостные вопли.
   - Десять секунд до зоны смерти. - Произнес механик ведущей машины.
   - Все слышали?! - Рявкнул Кин.
   - Кажется, ты что-то говорил насчет побиться об заклад. - Усмехнулся Кабан. - Или услышал мой голос и передумал?
   - Я не упущу шанса уделать тебя сопляк! - Прорычал Ваалес. - По соточке!
   - Старый жлоб! - Ответил Кабан и расхохотался. - Мы все едем на верную смерть, а ты как всегда мелочишься! Давай по пять сотен!
   - Заметано. - Усмехнувшись, сказал Кин.
   - Заметано. - Эхом отозвались остальные.
  
   Враг встретил их плотным огнем дальнобойных орудий. Не прошло и пары секунд как на них обрушились истребители Всемогущего.
   - Где же ты Ини? - Процедил сквозь зубы Кин. Если её крыло не придет на помощь, зепеллины Мерзлого перебьют их, прежде чем группа доберется до лагеря. Будто услышав его, в небе появились несколько С-крылых машин и играючи разделались с противником.
  
   Радость продлилась не долго. Два танка, следовавшие за машиной Кина с грохотом разлетелись на куски от прямого попадания артиллерии. Обернувшись, Ваалес увидел, как еще одна машина на полной скорости врезалась в пылающий остов.
   - Не сбавлять скорость. - Прорычал Кин. - Мы скоро доберемся до мертвой зоны, где они нас не достанут!
   Крыло Ини с блеском выполняло свою работу. Шестикрылые зепеллины противника, полностью, переключилась на них, и уже не трогали ударную группу.
  
   До лагеря осталось чуть больше ста метров. Теперь, пушкам их не достать.
   - Жми! - Что было сил, заорал Кин. - Жми!
   Прямо над головой пронесся объятый пламенем С-крылый зепеллин. Оставив в воздухе черный шлейф, он врезался прямо в генераторы. Ослепительная вспышка озарила поле боя. Гермошлем отфильтровал звук взрыва, но наверняка грохот стоял неимоверный.
  
   Ваалес приказал группе остановиться. Он включил зум встроенной в гермошлем камеры и осмотрел лагерь. Вокруг искореженных генераторов царило чистилище. Все было в огне, и вопили заживо горевшие люди.
   "Пожертвовавший собой пилот принес нам победу". - Решил Кин. Но он ошибся, один генератор остался не вредим. Охранявший его отряд уцелел и заметив группу Ваалеса открыл по ним огонь. Один из бойцов вскрикнул и упал.
   - Давай по танкам! - Приказал Кин. - Для нас осталась работенка!
  
   Они стреляли залпом всего со ста метров. Несколько минут и от генератора осталось только воспоминание. Ваалес переключился на закрытый канал и произнес:
   - Теа, прием.
   - Докладывай.
   - Генераторы уничтожены.
   - Отличная работа! Мы телепортируемся!
  
   Несмотря на глубокую ночь, никто в городе не спал. Вино лилось рекой. Кто-то поминал погибших друзей или родственников, а кто-то праздновал победу. Закончив обход часовых, Кин направился к Дому Правительства.
   - А! Старый пройдоха! - Донеслось до Ваалеса из толпы. Он хотел пройти мимо, но его догнал двухметровый детина, играючи подхватил и подбросив вверх прокричал:
   - Мы все таки победили!
   - Шлюхин сын, убери свои руки. - Прорычал Кин.
   - Ладно, ладно. Не крехти. - Хохоча, выпалил Кабан, опуская старика на землю.
   - Отправить бы тебя в карцер за такое.
   - Не выйдет! Я же теперь герой! - Воскликнул здоровяк и расхохотался еще сильнее.
  
   Не без труда отвязавшись от пьяного верзилы с детским лицом, Ваалес поспешил на встречу с Советником. На которую он уже опоздал.
  
   У её кабинета дежурили двое охранников. Завидев Кина, оба вытянулись по струнке.
   - Советник ожидает вас, Генерал. - Произнес один из гвардейцев. Ваалес кивнул и шагнул через порог.
  
   В кабинете царил полумрак. Единственным источником света был светильник, стоявший на столе за которым сидела Теа.
   - Ваалес, наконец-то. - Она указала ему на стул и добавила:
   - Присаживайтесь Генерал.
  
   - Битва выиграна, узурпатор покинул наш мир. - Констатировала Советник. Кин заметил у нее на столе бутылку зеленого вина и наполовину наполненный стакан. - Но пока Мерзлый жив, он еще не раз попытается нас поработить. По этому, мы должны предпринять максимум усилий и помешать ему. Но для начала. - С этими словами Теа достала из ящика стола еще один стакан и поставив его перед Генералом наполнила вином. - Мы отметим твоё повышение.
  
   - Извините меня Советник. - Смущаясь, произнес Кин. - Но я лучше бы выпил за вашу дочь. Героический подвиг, которой принес нам эту победу.
   Теа пристально посмотрела на Генерала и улыбнулось. Ваалес понимал, что горечь утраты могла выбить из колеи любого, даже такого крепкого лидера как Советник Эн.
   - Неужели ты думаешь, что я вот так просто позволила Ини рисковать жизнью? - Теа сделала глоток вина и продолжила:
   - Моя дочь регулярно проходит копирование сознания. А перед боевыми вылетами это обязательная процедура.
   - Копирование? - Удивился Кин. - Это не выдумка? Значит?
   - Да, да Ваалес. - Теа снова улыбнулась. - Ини жива.
   - Это... это... - От радости Генерал не мог подобрать нужных слов.
   - Кстати, раз ты, теперь, Генерал, то имеешь право на новое тело.
   - Новое? - Не веря своим ушам переспросил Кин.
   - За вас Генерал. - По-прежнему улыбаясь, произнесла Советник и подняла свой бокал.
  
   Глава 4.
  
   Мерзлый сидел за столом в своем тронном зале. Отступая из мира номер двадцать два, он и остатки его армии переместились домой, в мир номер семь. Доктор медленно потягивал столь полюбившееся ему зеленое вино и размышлял о сложившейся ситуации.
  
   Все шло как нельзя лучше. Теа уверена, что смогла одолеть его. Что её взявшаяся ниоткуда армия застала врасплох Всемогущего. На самом деле все было не так. Мерзлый давно подозревал что Са-Акаш, не просто так второй по значимости город в Мирах Совета. Гении со всех вселенных стекались в этот город работать на благо и процветание
   Великого Совета.
  
   После Коллапса он должен был стать новой столицей. Именно поэтому в мире номер ноль Доктор нашел лишь заброшенные лаборатории. Ни передовых технологий, ни новых разработок, одно пустое НИЧЕГО. Все это было в Са-Акше. Мерзлый мог за считанные часы взять город, но тогда бы Теа не минуемо все уничтожила. Этого он допустить не мог.
  
   Пришло время вступить в игру его агенту номер сорок четыре и выяснить где Советник Эн прячет накопленные за сотни циклов знания.
  
   Глава 5.
  
   Проснувшись на мягком, набитом соломой матрасе; под крышей, Смирнов зажмурился. После нескольких месяцев рудника, хижина из тростника, матрас и сама деревня казались сном. Димон открыл глаза и облегченно вздохнув, произнес:
   - Бля, не сон.
  
   С тех пор как они сбежали, прошло около недели. Хотя правильнее было бы сказать, с тех пор как их спасли.
   Затея с побегом оказалась провальной. Они и ста метров не пробежали, как беглецов нагнали двое. Длинный, тот, который был главным, и коренастый старичок. Димон думал, что он какой-нибудь ученый и не представляет опасности.
   Оказалось этот старичок очень ловко машет руками и ногами.
  
   Эти двое оказались сильнее и быстрее. Они с завидной легкостью отметелили всех шестерых беглецов. Когда веревки снова обвились вокруг запястий Смирнова и его товарищей по несчастью, в воздухе внезапно просвистела стрела и попала длинному в плечо.
  
   Стрелял чернокожий громила, сбежавший вместе с ними из рудника. Он возвышался над всеми, стоя на скалистом выступе. Затем буквально изо всех щелей полезли вооруженные копьями туземцы. Длинный и старичок выхватили свои рапиры, и не смотря на численное превосходство чернокожих смело бросились в бой.
  
   Среди туземцев погибло не менее десяти человек. Погиб Серега, старик проткнул его рапирой, прямо в сердце. Им удалось скрутить длинного. Димон подкрался к нему сзади и оглушил булыжником. Видя это, старик понял, что бой проигран и убежал.
  
   Чернокожего громилу звали Кеаль. К удивлению Смирнова и его товарищей, туземец говорил по-русски. Очень паршиво, но по-русски. Кеаль предложил им отправиться вместе с его людьми в безопасное место. Естественно все были только "за".
  
   Прежде чем группа добралась до живописной, покрытой густыми лесами долины. Им пришлось почти два дня пробираться через скалы, каньоны и обрывы. Может быть, они дошли быстрее, но пленные и раненые всех задерживали. Кроме длинного, туземцы поймали пятерых детишек, три мальчика и две девочки. Самой старшей на вид было лет десять, и судя по ее поведению она была дочерью длинного.
  
   Долина со всех сторон была окружена естественным щитом из скал. Внизу, скрываемая густыми кронами деревьев протекала река. На берегу, которой раскинулась деревня туземцев.
  
   - Смирнов. - Полог, висевший над входом, в хижину отодвинулся и внутрь вошел Слоник. - Смирнов, хватит дрыхнуть.
   - Что-то случилось? - Широко зевая, спросил Димон.
   - Палыч совсем плох. Кеаль говорит, что он вряд ли переживет сегодняшний день.
   - У него же только сотряс и пара сломанных ребер. - Удивленно произнес Димон, натягивая штаны.
   - Хер его знает. - Пожал плечами Слоник. - Тимоха сказал, что ночью у него начался жар.
  
   Палыч лежал в соседней хижине. Когда они вошли внутрь, Димон увидел Славика. Была его очередь дежурить.
   - Как он? - спросил Смирнов.
   - Походу у него началась лихорадка. Бредит, Аней меня называл.
   - Надо же что-то делать. - Почесывая бороду, пробормотал Димон.
   - Что тут сделаешь? - Вздохнул Слоник. - Шаман сказал, на все воля какого-то драмадана.
   - Кого? - Переспросил Смирнов.
   - Хуй его знает. - Отмахнулся Викторович. - Бог их короче.
   - Бог? Славик, а этот шаман давал ему что-нибудь?
   - При мне, только молится, приходил пару раз. Траву какую-то вонючую жег.
   Димон перевел взгляд на Слоника.
   - При мне та же хрень. - Произнес тот. - Думаешь это из-за дыма?
   - Хер его знает, но дымить ему тут больше не давайте. А я пойду кое с кем поговорю.
  
   Димон сомневался что в состоянии Палыча виноват шаман. У него просто не было мотива. Зато, он был уверен в том, что молитвы не помогут старику справится с лихорадкой. Здесь нужно более продвинутое средство. И Смирнов знал, у кого это средство можно добыть.
   Он шел к хижине Кеаля. Этот туземец-здоровяк, был старшим сыном вождя и будущим вождем племени.
   Да и вообще не плохим пацаном.
  
   Кеаля дома не оказалось. Какое-то время спустя, Димон нашел его на окраине деревни. Здоровяк учил горстку молодых туземцев владеть копьем.
   - Диман! - Воскликнул Кеаль, увидев приближающегося Смирнова. - Рад тебьа видеть.
   Поздоровавшись в ответ, Смирнов добавил:
   - Дружище, мне нужна твоя помощь.
   - Помощь? - Переспросил туземец.
   - Да. Мой друг Палыч умирает.
   - Диман, нет волненьа. Цакааэль спасать твоя друг. Он мудрый, его направлять Деунаканель.
   - Да. - Кивнул Смирнов. - Я и не сомневаюсь в мудрости Цака... Цака... ды бля. - Бросив попытки выговорить имя шамана, Диман продолжил:
   - Так вот, я конечно все понимаю, но хочу и сам кое-что попробовать.
   - Ты не верить Цакааэль? - С нескрываемым подозрением спросил Кеаль. - Он кану уэль. Не верить его слово есть ниуль.
  
   Услышав слово ниуль, туземцы принялись тереть ладонь об ладонь и что-то бурчать под нос. Понимая, что диалог не клеится, Смирнов решил зайти с другой стороны.
   - Кеаль, друг. - Начал он. - Ты меня не так понял. Я хотел попросить тебя быть переводчиком. Только и всего.
   - Переводчиком? - Переспросил здоровяк. - Что это значит?
   - Ладно. - Махнул рукой Димон. - Не важно.
   Он развернулся и направился обратно в деревню. Со своей слепой верой в шамана, Кеаль наверняка забракует идею Смирнова. Или того хуже, станет совать палки в колеса.
  
   Яма, в которой держали длинного, находилась на другом конце деревни. Около неё дежурили два вооруженных копьями туземца. Для того что бы не заметно добраться до пленника их нужно было как-то отвлечь. Пораскинув мозгами, Димон решил вернуться к своей хижине и подключить к операции парней.
   - Где ты ходишь? - Возмущенно спросил Слоник, когда Смирнов вошел внутрь хижины.
   - У меня есть идея, как вылечить Палыча. - Объяснил Димон. - Только мне нужна по...
   В этот момент он увидел дочку длинного. Девочка сидела рядом с больным стариком. Она с задумчивым лицом водила над Палычем каким-то прибором.
   - А она что тут делает? - Удивился Димон.
   - Смирнов, не тупи. - Усмехнулся Слоник. - Не видишь? Клара пытается помочь.
   - Клара? Может кто-нибудь мне расскажет, что здесь происходит?
  
   Глава 6.
  
   - Они не особо сильны физически и не блещут интеллектом, но их очень много. Констатировал Жэ, изучая через гермошлем раскинувшуюся внизу деревню.
   - Придется действовать хитростью. Как стемнеет, пойдем на разведку.
   В долину их привел оставленный кем-то на голых камнях след. Видимые только в инфракрасном диапазоне крестики встречались практически через каждые пятьдесят шагов.
  
   Марта и наставник разбили лагерь неподалеку от ведущей в долину тропы.
  
   - Как думаешь? - Присев на огромный валун спросила девушка. - Они живы?
   - Я стараюсь думать о хорошем. - Снимая гермошлем, ответил Жэ.- Ведь догадался кто-то из них как оставить для нас след. Значит, они должны изловчиться и выжить.
   - Но ведь никто из них не застрахован от выстрела в спину. - В голосе Марты чувствовались нотки обреченности.
   - Если бы дикари хотели их убить, они не стали бы брать пленных.
   - Мы ведь не знаем, для какой цели дикари привели их сюда. - Резонно заметила Марта.
   - Девочка моя, не накручивай себя. Солнце еще высоко, постарайся отдохнуть. Ночью нам предстоит вылазка.
   Прежде чем попасть в долину, они блуждали в горах пять дней. Все это время Марта практически не спала. Стоило ей прикрыть глаза, перед ней возникал Ферат с энергетическим ружьем наперевес. В ушах вновь звучал выстрел, и перед глазами возникала падающая на землю мама. Порой, когда усталость окончательно брала над ней верх, девушка просто отключалась.
  
   - Мама! - Открывая глаза, прокричала Марта. Очередной кошмар. Потирая глаза, она села. На этот раз она проспала дольше обычного, солнце уже село и начало смеркаться.
   - Выспалась? - Спросил подошедший Жэ.
   Марта молча, кивнула. Наставник протянул ей гермошлем и добавил:
   - Пора.
  
   Стараясь издавать как можно меньше звуков, они осторожно пробирались через густые заросли. Вскоре впереди забрезжил свет от костров. Приблизив проецируемое на забрало гермошлема изображение, Марта увидела четырех аборигенов.
   - Нужно изучить местность. - Раздался из шлемофона голос наставника. - Давай обойдем деревню по периметру.
   Прячась в тени деревьев, они направились вдоль тростниковых хижин. Тем временем, Марта максимально увеличила чувствительность внешних датчиков и внимательно прислушивалась к каждому звуку, который доносился со стороны деревни. Где-то глубоко в душе, она все еще питала призрачную надежду услышать голос отца, Клары или кого-нибудь из малышей Раффельсенов.
  
   Метров через двести, Жэ указал на одинокий костерок. Около него сидели двое дикарей, а чуть поодаль датчики зафиксировали яму.
   - Думаю, будет разумно узнать, кого они держат в яме.
   - Убьем их? - Рука Марты скользнула на рукоять карателя.
   - Убив их, мы обнаружим себя. И ради чего? Мы все еще не знаем где Советник и дети. Давай-ка я их отвлеку, а ты посмотришь, кто сидит в яме. Идет?
   - Согласна.
  
   Жэ прошел дальше метров на пятьдесят и стал трясти ветками деревьев. Сидевшие у костра дикари тут же встрепенулись. Обменявшись парой фраз, один из них с копьем наготове направился к джунглям.
   - Второй остался у ямы. - Взволнованно произнесла Марта.
   - Вижу. - Раздался в её гермошлеме голос наставника. - Не волнуйся, я что-нибудь придумаю.
   Сжимая рукоять карателя, девушка не сводила глаз с дикарей. Через несколько минут после того как один из них скрылся в джунглях, в гермошлеме Марты снова прозвучал голос Жэ:
   - Я оглушил его.
   - А как же не обнаруживать себя?
   - Не время спорить. - Отрезал наставник. - Нужно заманить второго.
   - Маэль! - Позвал своего соплеменника оставшийся у ямы дикарь.
   - А что если он позовет подмогу? - Предположила Марта.
   - Постараюсь этого не допустить.
   - Маэль!
   У Марты внутри все похолодело. Из джунглей вышел её наставник. В одной руке он держал копье, а второй подзывал к себе часового.
   - Жэ! - Воскликнула девушка. - Ты что творишь?
   - Маэль, та кана ти у?! - Как ни в чем не бывало, выкрикнул охранявший яму дикарь.
   - Девочка моя. - Донеслось из шлемофона. - Переключи гермошлем в режим видимого спектра.
   Тут-то до Марты дошло. Не вооруженным взглядом дикарь мог видеть только человеческий силуэт, который подзывал его к себе.
   - Маэль, пата ли куа нака! - Насмешливо произнес дикарь и не торопливо направился в сторону наставника.
   - Жэ, это гениально!
   - Учись, пока я жив.
  
   Второй дикарь попался на ту же удочку что и Маэль. Подбежав к яме, Марта была приятно удивлена. На её дне сидел папа. Поставив на минимум громкость встроенных в гермошлем динамиков, она произнесла:
   - Па, как ты?
   - Марта? Это ты? - Донесся снизу удивленный голос.
   - Да.
   - Как ты дочка?
   - Все в порядке, не волнуйся. Со мной Жэ, мы вытащим тебя.
   - Сначала нужно освободить Клару и Раффельсенов. Если я убегу, их участь будет не завидной.
   - Где их держат?
   - Я не знаю. Я еще ни разу не покидал эту яму. Клара иногда приходит. Она рассказывала, что лечит одного из тех рабов, которых мы поймали. Так что думаю, ей пока ничего не угрожает.
   - Оставь ему короткий каратель. - Прозвучал из шлемофона голос Жэ. - Пусть попросит Клару составить план деревни. Завтра ночью мы вернемся и всех вызволим.
   Передав папе слова наставника, Марта кинула вниз короткий каратель и направилась назад, к джунглям.
  
   Глава 7.
  
   Утро в деревне начиналось рано. Туземцы просыпались с рассветом и первым делом молились Деуанаканелю - богу всего сущего. После этого, все разбредались по деревне и занимались каким-нибудь делом. Женщины стирали, готовили еду. Мужчины отправлялись в лес на охоту. Этим утром, Димон и Славик пожелали принять участие в добыче ужина.
  
   Слоник и Тимоха остались в деревне присматривать за Палычем. Тот кстати, пошел на поправку. Смирнов и его товарищи обставили все так, будто это шаман вылечил старика. Хотя на деле, Палыча поставила на ноги Клара, дочка длинного.
   Сейчас старик уже может самостоятельно выйти из хижины. За время общения с ними девочка заговорила по-русски.
   Правда не всегда было понятно, что она говорит, но на Димона её способности все равно произвели впечатление.
   И при этом, на вид Кларе было не больше десяти лет.
  
   Держа копья наготове, они осторожно продвигались вперед.
   - Охереть. - Шепнул ему Славик. - Если бы три месяца назад мне кто-нибудь сказал, что я буду охотиться с копьем в руках, я расхохотался бы тому человеку в лицо.
   - А я три месяца назад приступил к расследованию своего первого дела. - С настольгией в голосе произнес Смирнов.
   - Как думаешь, у нас получится вернуться домой?
   - Конечно. Вот поправится Палыч и двинем от сюда.
   - А куда? Мы ведь даже толком не знаем где находимся.
   - Зато я знаю, кто нам поможет это определить. - Усмехнулся Димон.
   - Думаешь Кеаль согласиться помочь?
   - Кеаль? Нет конечно. Этот здоровяк и шагу не ступит без разрешения шамана. А он не одобрит наш уход.
   - Кончай темнить. - Прошипел Славик. - Говори что затеял.
   - Я на сто пудов уверен, что Кларка или её батек знают как нам попасть домой.
  
   - Ш-ш-ш. - Произнес Кеаль, давая всем сигнал остановиться. Прислушиваясь, здоровяк стал подозрительно осматриваться по сторонам.
   - Кеаль, брат что такое? - Поинтересовался Смирнов.
   - Тихо очень. Птица не петь.
   Только сейчас Димон обратил на это внимание, но действительно, стояла гробовая тишина.
   - Текаээнель? - Настороженно спросил один из туземцев. Кеаль отрицательно мотнул головой и дал сигнал рассредоточиться.
  
   Димон и Славик старались держаться вместе. Осторожно пробираясь через густые заросли, Славик прошептал:
   - Ты случайно не знаешь кто этот Теканель?
   - Текаээнель. - Поправил его Смирнов. - По-нашему белоголовые. Соседнее племя. Они с нашими время от времени схлестываются.
   - А наши как называются?
   - Неапаталь - речной народ.
   - Ого, и откуда ты столько разузнал?
   - Я в отличии от тебя. - Деловито произнес Смирнов. - В свободное время не хожу по туземным бабам, а учу с Кеалем их язык.
   Славик попытался оправдаться, но его на полуслове оборвал крик одного из туземцев.
   - Что это?
   - По-моему я слышал выстрел. - Прислушиваясь к каждому шороху произнес Смирнов. Словно подтверждая его слова, тишину вновь пронзил жужжащий выстрел.
   - Туда! - Димон бросился в сторону, откуда донесся звук.
  
   Пробежав метров двадцать, Смирнов наткнулся на Кеаля. С ним были еще двое туземцев.
   - Кеаль, брат. - Тяжело дыша, произнес Димо. - Ты слышал выстрелы?
   - Да брат. - Здоровяк указал на сломанные ветки кустов и добавил:
   - Они схватить Ацаэтли.
   Из земли, прямо у них под ногами вырвался ослепляющий столб света. Смирнова отбросило назад.
  
   Вернувшись в сознание, Димон увидел две склонившиеся над ним фигуры. Перед глазами все плыло, поэтому кроме силуэтов он ничего разглядеть не мог. Смирнов попытался встать и к своему ужасу понял, что не может пошевелиться. Все его тело было парализовано. Эти двое взяли Смирнова за ноги и куда-то потащили.
  
   Глава 8.
  
   Марта и Жэ лежали на скалистом уступе. Они наблюдали за спускающейся в долину не большой группой "серых".
   - Как думаешь. - Прошептала девушка. - Что они тут делают?
   - Наверняка это с рудника. Прибыли в поисках новой рабочей силы.
   - Если они найдут деревню, папа и дети окажутся в опасности.
   - Согласен. - Кивнул Жэ. - Нужно их остановить.
  
   "Серые" включили маскировку, и стали не видимы для не вооруженного взгляда. Но от Марты им было не скрыться. Она переключила окуляры гермошлема в инфракрасный режим и по-прежнему видела их.
  
   Спрыгнув с уступа, Марта и Жэ короткими перебежками отправились по их следу. Вступать в открытую схватку было бессмысленно, вдвоем им не справиться.
   - Нужно дождаться подходящего момента. - Сказал наставник. И они, следуя по пятам "серых", ждали.
  
   Прошел час или чуть больше.
   - Мы в опасной близости от деревни. - Прошептала в шлемофон Марта. Она сидела на верхушке дерева и пристально следила за "серыми".
   - Еще больше километра. - Спокойно ответил наставник. - Мы успеем.
   "А что если нет?" - Взволнованно подумала девушка. Вдруг, звуковые сенсоры что-то уловили. Просканировав окрестности, Марта наткнулась на горстку дикарей.
   - Жэ, со стороны деревни к нам приближаются дикари.
   - Слышу.
   - Что делать будем?
   - Давай посмотрим на развитие событий. - Все с тем же спокойствием ответил наставник.
  
   "Серые" тоже заметили туземцев. Они разделились на три пары и стали зажимать дикарей в кольцо.
   - Видишь? - прошептал Жэ. - Разделились, это я и называю подходящим моментом.
  
   Марта подкралась к ближайшей паре "серых". Они только что оглушили несколько дикарей.
   "Жэ как всегда оказался прав". - Отметила про себя девушка. - "Набирают рабов для рудника. Значит, их ружья стоят в режиме шока".
   Тем временем, "серые" взяли одного из распластавшихся на земле дикарей за ноги и потащили в ту сторону, откуда пришли.
   "Вот он, момент". - Пронеслось в голове Марты. Девушка выскочила из своего укрытия. В три прыжка настигнув "серых", она вогнала каратель по рукоять в шею одного из них. Второй даже понять не успел, что происходит, как Марта подсечкой сбила его с ног. Подняв энерго-ружье убитого, она быстрым движением переключила его на максимум мощности и выстрелила в распластавшегося на земле "серого".
  
   - Двое готовы. - Переведя дыхание, произнесла Марта.
   - Умница. - Тяжело дыша, ответил наставник. - Я тоже убрал двоих. Иду за третьей парой. Будь внимательна.
  
   Глава 9.
  
   Отчет не радовал. Вчерашний теракт унес жизни более сотни солдат. Не менее трех сотен покалечены и больше не годны к строевой. Теа отложила пластину в сторону и взглянула на сидящего перед ней начальника городской стражи.
   Это был молодой человек, на первый взгляд не старше её дочери. У него была перебинтована голова и левая рука висела на перевязи.
  
   - Спасибо вам Лааст. - Признательным тоном произнесла Теа. - Если бы не ваш героический поступок, жертв могло быть больше.
   - Что вы, Советник. - Засмущался тот. - Это же моя работа.
   - Не скромничайте. Я даю вам отпуск до тех пор, пока вы не восстановитесь. За вами присмотрит мой личный медперсонал.
   - Это... это... - Начальник стражи настолько был поражен щедростью Советника, что никак не мог выразить свои чувства словами.
   "Дуралей". - Усмехнулась про себя Теа, делая запись в мед-пластине Лааста. - "Его генетический материал обязательно должен пополнить нашу базу. Подумать только, что может сделать полк таких преданных солдат".
  
   Постучав в дверь, на пороге появилась Секретарь.
   - К вам начальник контрразведки. - Глядя прямо перед собой, отчеканила она.
   - Зови. - Кивнула Теа. Увидев округлившиеся глаза начальника стражи, Советник добавила:
   - Не волнуйтесь Лааст, он не по вашему делу. Если вы, конечно же, не шпион Мерзлого.
   - Н-нет. - Выпалил тот и натянуто улыбнулся.
   - Выздоравливайте. - Теа улыбнулась и добавила:
   - Секретарь проводит вас.
  
   Разволновавшийся герой поторопился покинуть кабинет Советника.
   "Преданные люди, как правило, такие впечатлительные". - Отметила про себя Теа. В кабинет вошел начальник контрразведки, Советник Сет Эн. Чуть выше среднего, атлетически слаженный мужчина. С длинной, черной шевелюрой, которая спадала
   на плечи. Облачен он был в легкую, белую мантию с вытканным на ней гербом Совета. Кстати говоря, Теа приходилась ему кузиной.
  
   - Советник. - Кивнув в знак приветствия, произнес Сет. Теа кивнула в ответ. Она указала на стул и сказала:
   - Присаживайтесь Советник. Ну? - Холодно спросила она. - Есть хоть какие-то зацепки?
   - Лучше. - Тем же тоном ответил Сет. - Исполнитель даже не прятался, сам сдался страже.
   - Лазутчик Мерзлого?
   - Да, но на этом его признания и закончились.
   - И?
   - Я обставил все так, что бы его заподозрили в невменяемости. Вскоре ему поставили диагноз: расстройство психики четвертой категории. И уже ночью освободили.
   - Думаете, он выведет вас на связного? - С нескрываемым скепсисом уточнила Теа.
   - Наверняка его убьют прежде, чем он успеет это сделать.
   - Уже.
   Она посмотрела в глаза Сета и произнесла:
   - В который раз убеждаюсь, что не зря именно вы занимаете должность главного шпиона.
   - Вы опять пытаетесь прочитать мои мысли? - Усмехнувшись, спросил начальник контрразведки.
   - Сет, не томите, что вы узнали?
   - Мои люди не отставали от лазутчика ни на шаг. Тот привел их к дому в центре города. Где его тут же и убили. Так же ассасин убил одного моего агента. Разумеется, подставного. - Пояснил Сет. - Советник, поверьте, он это заслужил. Убийца несколько часов гулял по городу, а когда убедился, что хвоста за ним нет, привел нас в резидентуру.
   - Отличная работа. - Не удержалась от похвалы Теа. - Что вы планируете делать дальше?
  
   В дверь постучали, на пороге появилась Секртарь. Как обычно, глядя перед собой, она отчеканила:
   - К вам Ваалес Кин.
   - Очень кстати. - Как всегда холодно произнес Сет. - Я как раз закончил свой доклад.
  
   Глава 10.
  
   Некоторое время Теа молча, изучала данные, которые принес Кин.
   - В мире номер шестнадцать рудники защищены менее всего. - Констатировала она. Не много подумав, Советник продолжила:
   - Время играет против нас. Кто знает, как близко подобрались шпионы Мерзлого? - Она взглянула на Кина, Генерал выглядел очень усталым.
   - Как проходит подготовка? - Спросила Теа.
   - Армия в полной боевой готовности. Ждем только ученых, с их обогатительными установками.
   - Ах, Ваалес. Не мне говорить вам сколь много зависит от успеха нашей затеи.
   - Не волнуйтесь Советник, я вас не подведу.
   Теа ответила Генералу улыбкой. Она тоже очень устала и хотела спать.
   - Сколько вы не спали? - Поинтересовался Кин.
   - Сутки или двое. - Отмахнулась Советник. - С этой войной совсем не до сна.
   - Мы ведь прогнали их, можно и передохнуть не много.
   - Ах, Ваалес. Армию прогнали, оживились шпионы, сейчас не до отдыха. - Она встала из-за стола. Генерал сделал тоже.
   - Идем. - Теа направилась к двери. - Поторопим ученых, на рассвете я хочу начать штурм.
  
   Глава 11.
  
   Зепеллин взорвался и в тот же миг Ини проснулась. Она лежала на столе в лаборатории.
   "Интересно". - Подумала девушка. - "Мы победили?"
   Кроме неё в лаборатории больше никого не было. Не желая лежать в одиночестве, Ини встала и направилась к двери.
   В соседней комнате трудился лаборант.
   - Мы победили? - Войдя внутрь, спросила она. От неожиданности парень вздрогнул. Из его рук на пол со звоном посыпались инструменты.
   - Э-э-э... - Замешкался он. - Да. Давно вы на ногах?
   - Думаю не очень. - Улыбнувшись, ответила Ини. То, что они победили, её очень обрадовало.
   - Дайте, я вас осмотрю. - Лаборант взял девушку за руку и потянул к кушетке.
   - А где все? - Усаживаясь, поинтересовалась Ини.
   - Занимаются ранеными.
   - И Доктор Волкин?
   - И он. - Закончив осмотр, лаборант произнес:
   - Все отлично. Но профилактика не помешает. - У него в руках как по волшебству оказался инъекционный пистолет.
   - Вам лучше лечь. - Посоветовал парень.
   - А что это?
   - Витамины и иммуно-модуляторы. В общем, все, что нужно растущему организму.
   - Понятно. - Ини улыбнулась. В тот же миг она двинула лаборанту коленом по яйцам. Соскочив с кушетки, девушка подсечкой сбила его с ног и запрыгнула сверху.
  
   Никакого Доктора Волкина в лаборатории быть не могло. Она его выдумала. Уж через чур странная ситуация сложилась. Мама никогда не оставила бы её на попечение лаборанта-сопляка, который пугается от каждого шороха.
  
   - Кто ты и что здесь происходит? - Процедила сквозь зубы Ини. Не ответив, лаборант попытался скинуть девушку, но тут же получил упреждающий удар по лицу.
   - Ты мне нос сломала. - Простонал он.
   - Кто ты и что здесь происходит?
   Сопляк не проронил ни слова. Даже после того как Ини отрезала ему ухо и несколько пальцев на руке, он не рассказал на кого работает. Только стонал.
   - Ладно. - Равнодушно произнесла девушка. - Дядя Сет тебя разговорит.
   Связав руки лаборанта бинтами, Ини подтолкнула его к лифту.
   Стоило ей коснуться кнопки вызова, тут же сработала тревога. Лаборатория наполнилась противным воем сирен.
   - Это что еще за сюрприз?
   В потолке открылся люк. Из него спустилась энерго-пушка. Ини знала, при не санкционированном проникновении в секретную лабораторию, огонь ведется на поражение. Она отскочила в сторону. Пушка выстрелила, проделав в груди лаборанта приличное отверстие.
  
   Накинув поверх больничной пижамы плащ с широким капюшоном, Ини бежала по ночным улицам Са-Акша. Она знала секретные уровни лаборатории вдоль и поперек. Так что улизнуть от охраны и раздобыть плащ, ей труда не составило.
   Чтобы разобраться в происходящем, нужно было раздобыть оружие и переодеться.
   В её квартире было все необходимое.
  
   Глава 12
   Увидев, как из лифта выходят Советник и Генерал, ученые засуетились пуще прежнего. Высокопоставленные гости и трех шагов не успели сделать, а к ним уже подбежал Руководитель проекта. Коренастый, пожилой мужчина. С редкими, седыми волосами и козлиной бородкой.
   - Советник, Генерал, доброй ночи. Мы не...
   - Руководитель. - Перебила его Теа. - Давайте сразу к делу. Вы понимаете, что задерживаете наступление?
   - Но ведь если мы не закончим подготовку, наступление обречено на провал. - Возразил ученый.
   - Именно по этому, вы все еще занимаете этот пост.
   Все трое подошли к громадной махине облепленной строительными лесами. На них суетились не меньше сотни человек.
   - Насколько завершена подготовка? - Холодным тоном спросила Советник.
   - Уже на шестьдесят пять процентов. - Робко произнес Руководитель.
   - На рассвете, мы начинаем наступление. - Теа взглянула ему в глаза. Разум ученого беспрепятственно открылся Советнику. Страх, трепет, уважение. Вот что она увидела там. Покопавшись в его мыслях еще не много, Теа поняла, что все хорошо. Они успеют.
   - Вы главное не волнуйтесь. - Уже более мягко произнесла Советник. - Думаю, вы успеете.
   После этого Генерал и Теа направились к лифту.
   - Что скажете? - Поинтересовался Кин.
   - На фоне вчерашнего теракта, все просто замечательно.
   - Куда теперь?
   - Хочу увидеть дочь. После пробуждения я с ней еще не говорила.
   Они поднимались в лифте к ангарам. Как вдруг взвыли сирены.
   - Что за...? - Советник в сердцах выругалась.
   - Это Генерал Кин. - Включив коммуникатор, произнес Ваалес. - Что у вас происходит?
   - Не санкционированное проникновение на четвертый секретный этаж. - Доложил дежурный.
   - Лаборатория по дублированию. - Произнесла Теа.
   - Схватили кого-нибудь?
   - Группа вот-вот прибудет на место.
   - Поехали и мы посмотрим. - Советник остановила лифт и нажала кнопку этажа, где сработала тревога.
  
   Когда они вышли на четвертом секретном этаже, он уже был полон стражников. К удивлению Теа, её кузен Сет был уже здесь. Заметив их с Кином, он подошел к ним и произнес:
   - Советник, Генерал.
   - Что тут произошло? - Поинтересовалась Теа.
   - Не санкционированное проникновение.
   - Это мы уже знаем. - В голосе Советника проскочили нервозные нотки. - Последствия?
   Сет, молча, кивнул на лежащий у лифта труп.
   - А почему он связан? - Искренне удивилась Теа.
   - Его обезвредил и скрутил дубль вашей дочери.
   - Что? Как такое возможно?
   - Судя по всему, они решили её завербовать, а спящие дубли это просто шикарный вариант. Ни шума, ни подозрений.
   - Где она? - Буквально прошипела Теа.
   - Она уже покинула здание НИИ, но не волнуйтесь, мы знаем где она.
   - Отлично. - Не много подумав, Советник спросила:
   - Сет им удалось её завербовать?
   - Мы пока не знаем.
   - Если этот дубль не завербован, не убивайте её. Она все-таки моя дочь.
  
   Глава 13.
  
   Ини не ошиблась. Несмотря на глубокую ночь, в квартире никого не было.
   "Должно быть, она в ангарах". - Решила Ини. Как правило, если её не было дома, она торчала в ангарах. Драила свой зепеллин. Ночная смена кончится не скоро, так что у нее в запасе была уйма времени.
   Приняв душ и переодевшись, Ини сидела на кухне и жадно поглощала содержимое продуктовых ящиков. Как вдруг в окна ударил яркий свет прожектора.
   - Дубль. - Донесся с улицы усиленный громкоговорителями мужской голос. - Мы знаем, что ты там. Сдавайся.
   "Быстро же они меня нашли". - Подумала Ини, подходя к окну. Снаружи, на уровне её этажа зависли три зепеллина.
   - У тебя минута. - Снова донеслось с улицы. - Время пошло.
   Девушка метнулась к кухонному столу. Схватив нож, она рассекла левое предплечье. Засунув в разрез два пальца, Ини нащупала био-монитор. С помощью него-то её так быстро и выследили. В этой суматохе, она совсем про него забыла. Вытащив устройство, девушка выбежала из кухни и направилась к лифту.
  
   Ини, один из лучших пилотов гарнизона. Так что вряд ли они позволят ей попасть на крышу, где стояли гражданские зепеллины. Она закинула в лифт био-монитор и отправила его наверх. Это отвлечет их и даст ей фору.
  
   На втором лифте девушка спустилась на первый этаж. Холл был пуст. Держа энерго-пистолет наготове, Ини трусцой направилась к выходу. Стоило ей показаться на улице, как из кустов выскочили двое стражников. Они направили на девушку энерго-ружья.
   - Ни с места. - Донеслось из гермошлема одного.
   - Руки за голову. - Добавил второй.
  
   "Руководитель этой группы захвата не так глуп". - Подумала Ини, заводя руки за голову. "Подстраховал выход, но вот он не учел, что пары стражников будет мало".
   Стоило одному из них приблизиться, Ини быстрым движением проскользнула за его спину. Приставив к голове стража пистолет, она обратилась ко второму:
   - Ствол на землю, герой. И без глупостей.
  
   Послышался приближающийся рев маневровых двигателей. Подняв голову, девушка увидела снижающиеся зепеллины.
   "Нужно срочно уносить ноги!" - Пронеслось в её голове. Оттолкнув стража, Ини юркнула в ближайший проулок. Однако, далеко уйти ей не удалось. Над головой пронесся зепеллин. Он снизился в конце улочки, преградив дальнейший путь. Еще один летательный аппарат завис сзади.
   "Капкан захлопнулся". - Усмехнулась про себя Ини. Бежать больше не куда. Но и в руки она им без боя не дастся.
   - Если дубль должен умереть. - Произнесла беглянка, доставая энерго-пистолет. - То, он унесет с собой как можно больше жизней.
  
   Из окна дома, рядом с которым завис зепеллин, раздались выстрелы. После нескольких прямых попаданий в кабину, машина рухнула и взорвалась. Мгновение спустя, был сбит второй зепеллин.
   - Эй! - Донеслось сзади. Обернувшись, Ини увидела в окне второго этажа девушку.
   - Если хочешь жить, Давай сюда. - Сказав это, незнакомка скинула связанный из одежды канат.
  
   Глава 14.
  
   Их было трое. Братья-близнецы Кольт и Вольт. Атлетически сложенные, широкоплечие красавцы. Различались они только прическами. У Кольта были длинные, темные, завязанные в хвост волосы. Вольт же был коротко стриженным, крашеным блондином. Третья, девушка Зина. На пол головы ниже братьев, но сложена была не хуже парней. На голове у неё был такой же темный хвост, как и у Кольта.
  
   Дом в котором они находились, располагался глубоко в трущобах Са-Акша. Они были в маленькой квартире, на минус первом этаже.
   - Я не могу понять. - Произнес развалившийся в кресле Кольт. - Зачем ты поперлась на её квартиру?
   Ини сидела в кресле напротив. Ей приходилось соображать на ходу. Она показала на рассеченное предплечье и сказала:
   - У всех важных шишек стоят био-мониторы.
   - Мониторы? - Переспросил сидевший на окне Вольт и тут же подозрительно добавил:
   - Что-то мы про них впервые слышим.
   - Как и я про вас. - Парировала Ини. - Вы вообще кто?
   - Тебе разве Крыса про нас не рассказывал? - Спросил Кольт.
   - Если ты про того беднягу из лаборатории, то единственное что он успел сделать это укол в шею. Даже имени его не знаю.
   - Укол это хорошо. - Улыбнувшись, сказал Кольт.
   - Как он погиб? - По-прежнему, с нескрываемым подозрением спросил Вольт.
   - Сработала система безопасности. Одна из пушек проделала в его груди внушительное отверстие.
   - Крыса стал жертвой системы безопасности? - Вольт произнес это таким тоном, будто уличил Ини в нарушении каждого из двадцати одного постулата. Пропустив эту фразу, мимо ушей, она стала аккуратно прощупывать почву:
   - Может, вы мне уже объясните, что тут происходит? Зачем вам понадобился дубль Ини Эн?
   - Дубль? - Сочувственным тоном переспросил Кольт. - Так они называют таких как ты?
   Девушка молчала, давая понять, что ждет ответа на свои вопросы.
   - Видишь ли... - Кольт на секунду замялся, затем продолжил: - ...Ини. Мы представляем организацию, которую не устраивает нынешняя власть в этом мире.
   В комнату вошла Зина. Она опустилась к Кольту на колени и что-то прошептала.
   - Я догадалась, что вы недолюбливаете власти. - Улыбнувшись, сказала Ини. - Но как вы решили убедить меня пойти против собственной матери?
   - Есть кое-что, что тебе необходимо знать. - Кольт расплылся в улыбке и добавил:
   - Масса азота, четырнадцать.
   - И? - Не поняла Ини. - Как масса азота убедит...? - Она запнулась. До нее, наконец, дошло, что это была кодовая фраза, на которую её мозг должен был ответить беспрекословным подчинением. В тот же миг, Вольт соскочил с подоконника и набросился на Ини. Она не успела, и пошевелиться, как его руки замком сомкнулись на ее шее.
   - Только шелохнись. - Угрожающе произнес Вольт. - И я сломаю твою тоненькую шейку.
   - Крошка, дай-ка я встану. - Сказал Кольт. Зина грациозно соскользнула с его колен.
   - Так, так, так. - Вставая с кресла, произнес он. - А я тебе почти поверил. Ну, это не беда. Мы сейчас тебя завербуем. Зина будь добра, принеси аппарат. - Девушка кивнула и вышла из комнаты.
   - Жаль, что ты нужна нам живая. - Прошипел Вольт. - Я с большим удовольствием сломал бы тебе шею.
   - Не переживай братик. - Усмехнулся Кольт. - Когда мы проникнем в Дом Правительства, ты развлечешься, как следует.
  
   Тем временем, Ини судорожно пыталась придумать, как ей спастись. Мертвая хватка Вольта, сковывала все её движения. Шанс может представиться, когда Зина принесет аппарат и Кольт приблизится к Ини. Тогда Вольту придется освободить её шею. Раздался выстрел энерго-пистолета. Кольт вскрикнул и рухнул на пол. Комнатка наполнилась запахом горелой плоти.
   - Зина, ты чего?! - Выкрикнул Вольт. В ту же секунду, очередной выстрел разворотил его голову, забрызгав все кругом мозгами и кровью. Как только руки Вольта обмякли, Ини отпрыгнула в сторону. Укрывшись за креслом, она стала искать вокруг себя хоть что-то, что смогло бы послужить ей оружием.
  
   - Ини, я тебя не задел? - Донесся до нее голос Зины.
   Решив, что это провокация, Ини не стала покидать укрытие. Она подползла к телу Вольта и обшарив его карманы наткнулась на короткий каратель. Теперь, Ини стала куда более опасной целью.
   - Ини. - Продолжала Зина. - Это же я, дядя Сет. Варнат, четыре, семнадцать, три ноля, один.
   Последовательность, которую она назвала, в точности совпадала с личным номером Ини, который принадлежал ей во время обучения в Академии. Его вряд ли кто-то помнил и уж тем более свихнувшаяся террористка.
  
   - Дядя Сет? - Не веря своим ушам, произнесла Ини. Выглянув из-за кресла, она увидела Зину. Та стояла, без оружия, держа руки на виду.
   - Как звали моего наставника?
   Когда Зина ответила правильно, Ини окончательно убедилась, что террористку контролирует дядя.
   - Почему у меня в квартире нельзя было начать с разговора? - Проворчала, Ини поднимаясь на ноги.
   - То была инициатива стражей.
   - Как мама отреагировала, узнав, что у нее теперь две дочери?
   - Велела проверить, не подвергалась ли ты процедуре вербовки. Если да, то убить.
   - В принципе я с ней согласна. А вторая я?
   - Тогда уж первая. - Уточнила Зина. - Не знаю. Я был занят организацией твоего спасения от стражей.
   - Погибшие в зепеллинах люди, твоих рук дело? - Удивилась Ини.
   - Девочка моя, не время для соплей. - Отрезала Зина. - Идет война. Меньше чем через четыре часа твоя мать начнет штурм рудника. А резидент Мерзлого все еще на свободе и наверняка попытается ей помешать.
   - Эта троица работала на резидента?
   Зина кивнула.
   - Получается. - Задумчиво произнесла Ини. - Я часть их плана.
   - Они должны были проверить тебя, а после доставить в резидентуру.
   - Я так понимаю, ты знаешь, где она находится?
   Зина снова кивнула.
   - Тогда не будем терять времени. - Сказала Ини и направилась к выходу.
  
   Глава 15.
  
   К удивлению Ини, резидентура Мерзлого располагалась в центре города. Всего в паре кварталов от Дома Правительства.
   Вход был расположен в подвале респектабельного здания.
   - У нас есть, какой-нибудь план действий? - Поинтересовалась Ини, когда она и ведомая Сетом Зина спускались по ступенькам.
   - Проникнуть в резидентуру, заполучить координаты явок и паролей. Узнать имя резидента.
   - Звучит совсем просто.
  
   В конце лестницы их ждала дверь с кодовым замком. Зина пробежалась пальцами по кнопкам.
   - Код принят. - Произнес замок "механическим" голосом. Мгновение спустя, он добавил: - Идентификация голоса. Назовите себя.
   - Зина Пон.
   - Выполняется анализ.
   Замок еле слышно щелкнул и дверь приоткрылась.
   - Давай. - Открывая дверь, скомандовала Зина.
   Впереди их ждал не большой тамбур и еще одна дверь. Справа от неё, на уровне глаз висел монитор. Когда они вошли, на его экране возник коротко стриженный, молодой человек.
   - Зина? - Донеслось из встроенных в монитор динамиков. - А где братья?
   - Нам никак не удавалось отделаться от стражей. - Ответила спутница Ини. - Кольт и Вольт остались, чтобы задержать их.
   - Жаль. Отличные были парни. Входите.
  
   За второй дверью их ждал лифт. Они спустились на пять этажей вниз. Когда створки лифта разъехались, девушки оказались в узком коридоре. У лифта их встречал тот самый молодой человек. Он был атлетически сложен и высок ростом. "Серьезный соперник". - Отметила про себя Ини.
   - Давайте сюда. - Молодой человек указал им на дверной проем слева от лифта и добавил:
   - Времени осталось мало. Он уже здесь и будет вам очень рад.
  
   Вопреки ожиданиям Ини увидеть резидента, комната в которой они оказались, была пуста. В центре стояли привинченное к полу кресло и письменный стол, на котором стоял какой-то прибор с не большим экраном.
   - Это что еще за фокусы? - Не довольно спросила Зина.
   - А ты думала, вас пропустят к нему, не проверив? - Удивился парень. Он подозрительно посмотрел на Зину.
   - Я думала, мнение Кольта хоть что-то значит. - Презрительно произнесла Зина.
   - Конечно, значит. - Молодой человек подошел к столу. - Так, кто из вас первая?
   Он повернулся к девушкам спиной и стал возиться с прибором. В ту же секунду, Зина выхватила каратель и вонзила его в спину парня. Тот обмяк и рухнул на пол.
  
   Глава 16.
  
   Заложив руки за спину, Советник Теа Эн смотрела на занимающийся рассвет. Она стояла на балконе своего кабинета в Доме Правительства. Внизу на площади, стояли два полка готовых к бою солдат. Все ждали, когда ученые перенесут обогатительную установку. Это должно было произойти с минуты на минуту.
  
   Если все пойдет по плану и им удастся захватить рудник в мире номер шестнадцать, этот день станет переломным в войне миров.
  
   Яркая вспышка света озарила все кругом. Перед шеренгами солдат материализовалась обогатительная установка, махина высотой с трех этажный дом. Теа надела гермошлем и защелкнув замки, произнесла:
   - Всем приготовиться к переносу.
   - Первый полк готов. - Прозвучал в шлемофоне хриплый голос Ваалеса Кина.
   - Второй полк готов. - Отозвался генерал Лаен.
   - Крыло на позиции. - Доложила Ини.
   - Телепорт готов. - Отрапортовал бригадир технарей.
   - Советник Эн техникам. - Произнесла Теа. - Переносите первый полк.
   - Есть.
  
   Мощный взрыв разворотил обогатительную установку. Взрывная волна отбросила Советника вглубь кабинета. Она сгруппировалась и, перекатившись через левое плечо, встала на колено. Помещение озарилось яркой вспышкой света, и перед Советником материализовался солдат. В руках он держал энерго-ружье. Не произнеся ни слова, солдат выстрелил.
   За мгновение до этого Теа кубарем откатилась в сторону. Выхватив каратель, она контратаковала. Советник двигалась быстро, а её выпады были хирургически точны. Но, не смотря на это, противник парировал все её удары. Хотя двигался он заметно медленнее, казалось, этот солдат знал заранее каждое движение Советника.
  
   Издав противный металлический скрежет, каратель пробил энерго-ружье и застрял в нем. Противник тут же воспользовался возникшей заминкой. Его кулак стремительно обрушился на голову Советника. От полученного удара по стеклу гермошлема паутинкой побежали трещины. Все попытки вытащить застрявший каратель оказались тщетными. Увернувшись от очередного удара, Теа выпустила рукоять карателя и попыталась подсечкой сбить противника с ног. Безрезультатно.
  
   В рукопашной схватке Советник оказалась слабее. Ей удалось блокировать несколько ударов. Затем солдат сделал обманный выпад правой и ударил Советника ногой в грудь. Отлетев назад, Теа упала на спину. Она даже дух не успела перевести, а противник уже склонился над ней. От очередного удара стекло гермошлема со звоном разлетелось
   на мелкие осколки.
  
   "Это конец". - Пронеслось в голове Советника. В глаза ударил яркий свет. Когда вспышка погасла, Теа увидела как её противник медленно оседает на пол. За его спиной стояла высокая, худощавая блондинка с окровавленным картелем в руках.
  
   Глава 17.
  
   Мерзлый сидел за письменным столом, в своем кабинете. Потягивая зеленое вино, он изучал содержимое пластин-отчетов. В донесении агента N44 говорилось об успешном срыве атаки, которую готовила Теа Эн. Её убить не удалось. Помешали Куратор Кьэра Отт и Руководитель Всеволод.
  
   "Всеволод все-таки нашел способ вырваться из того замшелого мирка". - Подумал Доктор убирая пластину в сторону.
   Это конечно не являлось проблемой, но требовало дополнительных расчетов. Подлив в кубок еще вина, Мерзлый взял следующий отчет.
  
   Это была сводка о положении в его империи. Все шло превосходно. Население аннексированных миров приняло смену власти без особых волнений. Были, конечно, исключения, но их влияние на общую идиллию ничтожно. Сделав глоток
   вина, Доктор взял следующий отчет.
  
   Пластина содержала данные об инциденте на базе "Вихрь". Та самая НИБ на которую переместился Доктор, убежав от Всеволода. Там же, в одной из комнат он держал подружку Сифилиса. В отчете шла речь о проникновении на базу двух разнополых существ. После прочтения отчета, у Мерзлого появилось скверное предчувствие. Встав из-за стола, он подошел к мерно урчавшему у противоположной от входа стены компьютеру.
   - Голова. - Немного склонившись к микрофону, произнес Мерзлый.
   На не большом круглом экране появилось изображение Головы.
   - Я слушаю вас Всемогущий. - Донеслось из встроенных в компьютер динамиков.
   - Покажи мне записи с "Вихря" на которых видны лица проникших на базу людей.
   - Выполняю. - Ответила Голова и исчезла с экрана. Вместо неё появилось изображение ЦП НИБа. За одним из пультов сидела белокурая женщина, в которой Доктор узнал Кьэру Отт. Её пальцы быстро бегали по клавиатуре, а глаза не отрывались от встроенного в пульт монитора.
   - Вперед. - Произнес Доктор.
   - Выполняю. - Изображение задвигалось в ускоренном режиме.
   - Стоп! - Выкрикнул Мерзлый когда на экране появился мужчина. Его лицо Доктор видел впервые, но скверное предчувствие усилилось.
   - Всеволод. - Не довольно произнес Мерзлый. - Голова, какие данные им удалось скопировать?
   - Выполняю.
   По экрану побежала череда иероглифов. Каждый новый символ обескураживал сильнее предыдущего. Всеволоду удалось взломать и скопировать базу данных. Информация хоть и закодирована, но умелый дешифратор справиться с шифром за два, три дня. Доктор мог применить более изощренный способ кодировки. Он мог установить на НИБе более сложную систему безопасности. Но ничего этого он не сделал. Мерзлый просто на просто не ожидал такого поворота событий.
  
   Глава 18.
  
   Советник Теа Эн сидела за столом в своем кабинете и с горечью изучала отчеты. Из-за долгого отсутствия сна, её лицо осунулось, глаза обрамляли темные круги, а в их уголках проступили морщинки. Напротив, сидел Генерал Кин. Он выглядел не лучше.
  
   - Атака сорвана. - Глубоко вздохнув, произнесла Теа. - Почти три сотни человек погибли. Раненых в два раза больше. Обогатительная установка уничтожена. И нет ни малейшей зацепки, которая могла бы навести нас на след этого треклятого резидента.
   - Главное что вы живы, Советник. - Прохрипел Ваалес Кин.
   - И то, благодаря своевременному появлению подружки Всеволода. Кстати, как он там?
   - Руководитель Лаборатории заверил меня, что сделает все от него зависящее. Потом, правда, добавил, что никогда еще не проводил подобных операций.
   - Этого у Всеволода не отнять. - Советник натянуто улыбнулась и продолжила:
   - Он большой любитель появиться внезапно и добавить всем хлопот. Вот уж не думала, что когда-нибудь скажу это, но клянусь всеми Постулатами, я никогда не радовалась его появлению, так как вчера.
  
   Раздался стук в дверь. В кабинет вошла Секретарь и как всегда, глядя перед собой, доложила:
   - К вам начальник контрразведки.
   - С вашего позволения, Советник. - Вставая со стула, произнес Кин. - Я, пожалуй, покину вас.
   - Нет, Генерал, останьтесь. - Сказав это, Теа обратилась к Секретарю:
   - Пусть пройдет.
  
   Через несколько минут после ухода Секретаря, в кабинет вошел Советник Сет Эн. Вид у него был довольно потрепанный. Левый глаз заплыл. Бровь над ним была зашита в трех местах, а рассеченную от уха до подбородка щеку стягивали, по меньшей мере, семь швов. Его черные как смоль волосы были собраны в тугой пучок на затылке. Когда
   Сет прихрамывая приблизился, Теа заметила что его камзол не застегнут из-за весящей на перевязи правой руки.
  
   После обмена любезностями Теа перешла к делу:
   - Сет, вы заверяли меня, что все держите под контролем. А что в итоге? Атака не просто сорвана. Мы понесли большие потери в личном составе и потеряли обогатительную установку. Если вы не в состоянии нейтрализовать агентурную сеть Мерзлого, вы так и скажите. Я найду того кто приволочет ко мне на веревке этого треклятого резидента.
   - Советник, если его не смогу поймать я. Его не поймет никто. - Возразил Сет.
   - Я знала, что вы скажете нечто подобное. - Усмехнулась Теа. - Поэтому и попросила остаться Генерала. Генерал Кин, вы не раз проявляли доблесть и выручали наш мир, поэтому я решила поручить вам поимку резидента.
   - Как это понимать? - Возмутился Сет.
   - Советник. - Прохрипел Кин. - Я очень польщен оказанной мне честью, но спешу напомнить, что я всего лишь старый вояка, а не шпион. Думаю, Советник Эн больше подходит для этого.
   - Из-за Советника Эн провалилась наша атака. - Возразила Теа.
   - Но...
   - Никаких "но". - Перебила Генерала Советник. - Я приказываю вам, в кратчайшие сроки найти эту тварь! Я хочу, чтобы он стоял предо мной с веревкой на шее! Советник. - Обратилась она к Сету. - Поделитесь с Генералом имеющимися у вас данными относительно резидента.
   - Вы отстраняете меня от должности начальника контрразведки? - Уточнил Сет.
   - Нет, Генерал Кин проведет параллельное расследование. - Теа пристально взглянула на кузена и добавила:
   - Вот если он добьется большего результата чем вы. Тогда можете проститься со своим постом.
  
   Глава 19.
  
   Некоторое время спустя, после ухода Генерала и Советника, Секретарь доложила о приходе Ини. А точнее её беглого дубля. Слегка прихрамывая, в кабинет вошла девушка в офицерской форме разведслужбы. На её лице было несколько швов и кровоподтеков.
   - Я ознакомилась с раппортом Сета. - Нарочито безразлично произнесла Теа.
   - Он подтверждает, что ты не подвергалась процедуре вербовки. И отдельно упоминает о проявленной тобой смелости и героизме. Не скрою, я обрадовалась тому, что тебя не завербовали. Ведь не смотря ни на что, ты моя дочь.
  
   Дубль держалась официально. Она стояла по стойке смирно, в двух метрах от стола, за которым сидела Теа.
  
   - Меня удивило вот что. Советник Сет Эн, просит зачислить тебя в его службу. И пишет, что ты уже дала свое согласие на это. Это действительно так?
   - Да Советник. - Коротко ответила дубль.
   - Но почему разведка? Почему не авиация?
   - Я считаю, делом чести поймать резидента. К тому же одна Ини Эн уже командует вашей эскадрильей.
   - Хорошо. - Произнесла Теа. Она с трудом удерживала официальный тон. Ведь перед ней стояла её Ини. Амбициозная, гордая и непреклонная Ини Эн. Хоть и дубль.
   - Хорошо. - Повторилась Советник. - Пусть будет по-вашему, но во избежание путаницы тебе надлежит изменить имя.
   - Я уже думала над этим. Если вы не против, я бы хотела взять имя Лира.
   - Лира? - Теа не вольно улыбнулась. - Как бабушка?
   - Да. Вы же знаете, она с детства является для меня кумиром и примером для подражания.
   - Знаю. - Кивнула Советник. - Хорошо. С этого момента ты, Лира Эн. Офицер контрразведки.
  
   Глава 20.
  
   Лира Эн вышла из остановившегося на седьмом этаже лифта. Здесь находился отдел контрразведки. Восстановительные работы были в самом разгаре. После вчерашней мясорубки, весь этаж находился в плачевном состоянии. Разрушенные переборки между кабинетами. То тут, то там в полу зияли сквозные дыры. В том месте, где когда-то была дверь в кабинет дяди Сета, красовалась здоровенная пробоина, а из нее открывался изумительный вид на Са-Акш.
  
   - Красиво, не правда ли? - Поинтересовался подошедший сзади дядя.
   - Красиво. - Улыбнувшись, ответил Лира.
   Он выглядел довольно потрепанным, вчера на отдел напало не менее взвода, и Сет держал оборону всего с десятью агентами.
  
   - Ты уже знаешь, что выкинула моя сестрица? - Ухмыльнувшись, спросил он.
   - Если ты про поручение Ваалесу Кину заняться поисками резидента то, знаю. Не принимай близко к сердцу, вряд ли этот старый вояка добьется большего успеха, чем ты.
   - Она права. - Возразил дядя. - Резидент обвел меня вокруг пальца, сорвал атаку... А, - он ударил кулаком здоровой руки по стене. - Ладно, не время для соплей. Идем, нам предстоит много работы.
  
   Временный кабинет Сета находился в кладовке, не далеко от лифта. Не большое тесное помещение практически не пострадало. Если не считать покрытых копотью стен и выбитой двери, которую уже заменили.
   - И так. - Начал дядя, протиснувшись через узкий проход между письменным столом и стеной, он сел в кресло и продолжил:
   - Приступим. Что у нас есть?
   - Резидент. - Присаживаясь в кресло напротив, ответила Лира. - Который знает о каждом нашем шаге.
   - А это значит?
   - Это значит, что в нашем окружении действует крот.
   - Верно. И пока мы его не скрутим, любое наше действие обречено на провал. Вот, - Сет протянул Лире пластину-отчет. - Это список подозреваемых. Все, так или иначе, имеют доступ к секретной информации.
   - Больше ста имен. - Обреченно произнесла она.
   - Да, шансы не велики.
   - Не велики? - Усмехнулась Лира. - У меня было больше шансов вчера в резидентуре.
   - Не перебивай. - Строго произнес дядя и продолжил:
   - Ты должно быть уже слышала, что твой отец здесь. Сейчас его "собирают" в лаборатории, но я уже успел поговорить с его спутницей, Куратором Кьэрой Отт. Она рассказала немало интересного. Думаю, с их помощью мы сможем найти крота.
  
   Глава 21.
  
   Смирнов с интересом смотрел на людей из племени уацикапаталь (племя волка). Здоровенные туземцы в волчьих шкурах с плетеными щитами и устремленными к небу копьями, величественно входили в деревню.
  
   - Смотрите. - Прошептал Славик. - Ихний вождь.
   Предводитель волчьего племени, не молодой здоровяк с шапкой из волчьей головы, сидел на носилках, которые несли на плечах четверо туземцев.
  
   - Собралось уже семь племен. - Констатировал Слоник. - Это около трех тыщ бойцов. Смирнов, ты с Кеалем говорил?
   - Ага. - Кивнул Димон. - Длинный и резкая девчонка уболтали вождя. Завтра армия туземцев выступает к руднику.
   - А мы? - Встрепенулся Славик. - Мы пойдем пиздится?
   - С кем? - Раздраженно спросил Слоник. - Твари, захватившие рудник враги длинного и его семейки, но и те и другие нам не друзья. Зачем же нам впрягаться в ихние разборки?
   - Точно. - Кивнул Смирнов. Сложив руки на груди, он добавил:
   - Пока эти орокоэль не захватили рудник, на нем хозяйничали земляки длинного.
   - Информация точная? - Приподняв правую бровь, спросил Слоник.
   - Кеаль сказал.
   - Значит, длинный воюет с этими ороками, а мы и туземцы меж двух огней...
   - Но ведь враги наших врагов, наши друзья. - Патриотично вставил Славик.
   - Мудак. - Прорычал на него Слоник. - Тебе заняться нечем? Какого хуя лезешь?
   - Славик. - Димон взял его за руку и, отведя в сторону, добавил:
   - Давай-ка не зли старика...
   - Бля, а че я...?
   - Иди к хижинам, собери всех наших. Мы с Викторычем ща подойдем.
   Не довольно бурча, Славик направился вглубь деревни. Димон тем временем вернулся к Слонику и спросил:
   - Викторыч, я тебя никогда таким не видел. Ты чего кипятишься?
   - Один мой дед погиб под Сталинградом. Второй, боевой офицер, дошел до Берлина. Его жена, моя бабка была ночной ведьмой. Я, майор, начальник Коминтерновского РОВД города Воронежа. Я не хочу быть пешкой в чьей-то игре. Как я посмотрю им в глаза, когда сдохну?
   - Согласен, говёная ситуация. Ладно, в жопу все. Пошли.
   - Куда?
   - У меня есть кое-какая задумка.
  
   Глава 22.
  
   Стояла поздняя ночь. Марта, Жэ, папа и Клара сидели у костра рядом со своей хижиной. Маленькие Раффельсены свернувшись калачиками, спали рядом с Кларой.
   - За прошедшие дни к нам присоединилось семь племен долины. - Констатировал папа.
   - Это почти три тысячи воинов. Для того чтобы отбить шахту, хватит, но наверняка гермы пришлют подкрепление. Против них нам не устоять.
   - Значит, нужно лишить их связи. - Предложила Марта.
   - Это временная мера. - Возразил папа. - Когда они не выйдут на связь со своим миром, те незамедлительно вышлют подкрепление.
   - Захватим парочку Руководителей живьем. - Сказал Жэ. - И пусть сидят, выходят на связь.
   - Не плохой вариант. - Одобрительным тоном произнес папа. - Но и здесь не все гладко. Мы толком ничего не знаем про этих гермов. Если окажется, что они фанатично преданны своей идее или какому-нибудь божеству, то с радостью примут мученическую смерть, но не будут сотрудничать.
   - Как же нам в таком случае быть? - Недоумевая, спросила Марта.
   - Сделаем, как ты предложила, лишим их связи. - Видя удивленное лицо дочери, Советник продолжил:
   - Только с тем дополнением, которое предложил Жэ, возьмем пленных. - Видя, как наставник и Марта переглянулись, папа улыбнулся и произнес:
   - Но если они откажутся сотрудничать, нам придется взорвать рудник.
   - Взорвать? - В один голос удивленно произнесли Жэ и Марта.
   - А почему бы нам не попытаться установить связь с другими мирами Совета? - Подала голос Клара. Все трое с интересом уставились на малышку. Никто из них не ожидал от неё участия в планировании операции.
   - Это слишком рискованно. - Пояснил папа.
   - Не рискованнее чем уничтожать рудник. - Поддержал Клару Жэ. - Если пленные откажутся сотрудничать, нам терять будет нечего, можно будет попытаться связаться с Советом.
   - Ну. - Улыбнулся папа. - Перед тем как уничтожить рудник можно попытаться.
   - Ты думаешь, что все миры Совета захвачены? - Спросила Марта.
   - Я уверен в этом. - С горечью в голосе констатировал Советник.
   - Какой тогда смысл в нападении на шахту? - В тоне Марты чувствовались нотки обреченности. - Если армия Совета не смогла противостоять этим захватчикам, что смогут эти туземцы?
   - Мы ничего наверняка не знаем. - Возразил папа. - Всё что я сказал, всего лишь гипотезы. Нам нужны достоверные данные, а их мы получим, когда свяжемся с другими мирами. Шахта, единственное место, где есть радиоточка. Дальше мы будем действовать в зависимости от этих данных.
  
   Что "серые" являются двуполыми Жэ и Марта узнали после того как спасли охотников и осмотрели трупы нападавших.
   Но не это было самым интересным, а то что Жэ нашел в зепеллине, который стоял неподалеку от места нападения.
   Среди целого арсенала красовались два кейса с "разведчиками". С их помощью они "вошли" в доверие к вождю, его сыну и шаману. Тем самым подчинили себе все племя.
  
   Глава 23.
  
   Всеволод сидел на кровати в одной из палат лаборатории. Он изучал показатели своего нового тела. Не смотря на всю сложность проведенной операции, Руководитель лаборатории справился с ней на "отлично". С учетом послеоперационного периода, показатели были идеальными.
  
   - Красивое тело. - Улыбаясь, произнесла вошедшая в палату Кьэра. - Руководитель сказал, что все прошло хорошо.
   - Бесспорно. - Всеволод отложил пластину с анализами в сторону. - Что с данными, которые мы достали на НИБе?
   - Все оказалось сложнее. - Ответила Куратор, присаживаясь на край кровати.
   - Как сложнее? Я же видел что там довольно примитивная кодировка.
   - Я не о коде. В городе активно действует шпионская сеть Мерзлого. По данным контрразведки, даже в Доме Правительства есть шпионы.
   - Вот так новость. А кто возглавляет отдел контрразведки?
   - Советник Сет Эн. Он уже был здесь, пока тебя... - Кьэра запнулась. Она хотела сказать "оперировали", но оперируют тело, а Всеволод попал в лабораторию без телесной оболочки.
   - Болван Сет? - удивился Всеволод. - Тогда понятно, почему шпионы Мерзлого чувствуют себя здесь как дома. Сет Эн в Академию поступил с минимальным баллом; а Советником стал только благодаря связям своего семейства. Знаешь что, займись-ка ты сама взломом данных.
   - Как скажешь, но мне понадобится компьютер.
   - Я попрошу Теа дать тебе доступ к научному отделу.
   - Она еще тебя не навещала?
   - Лаборант сказал, что она просила держать её в курсе моего состояния.
   - Волнуется. - Слегка прищурив глаза, сказала Кьэра.
   - Ревность тебе не к лицу. - Улыбаясь, ответил Всеволод. - Думаю, тебе не стоит волноваться, ей сейчас не до любовных приключений.
   - Я за неё и не волнуюсь. - Нарочито строго произнесла девушка. - Не она же тебя бросила, а ты её.
   - Девочка моя, ты, наверное, устала? - В голосе Руководителя проскочила нотка раздражения. - Другого объяснения твоим словам я не нахожу.
  
   - Смотрю у вас консилиум. - В палату, в сопровождении Руководителя Лаборатории вошла Теа.
   - Советник. - Официальным тоном произнес Всеволод и приветственно кивнул.
   - Советник. - Вытягиваясь по струнке, холодно сказала Кьэра. Советник и сопровождавший её Руководитель были на голову ниже, чем она.
   - Куратор Отт уже уходит. - Не меняя тон, продолжил Всеволод. - У нее много работы.
   - У меня еще не было возможности поблагодарить вас, Куратор. - Натянуто улыбнувшись сказала Теа.
   - Не стоит Советник. - По обыкновению холодно ответила Кьэра. - Разрешите идти?
   - Да, конечно. - Проводив уходящую девушку взглядом, Советник обратилась к Руководителю Лабораторией:
   - Вы тоже можете идти.
  
   - Рад видеть тебя, Теа. - Улыбнувшись, произнес Всеволод, когда они остались наедине.
   - Взаимно. - Советник села на кровать. - Мерзлый говорил что ты возможно не сможешь выбраться из того мирка.
   - В этом и не только, он просчитался.
   - Как и ты.
   - Теа, скажи честно, неужели ты жалеешь о падении Совета? То, чем он стал это позор. Коллапс, раскол на нигилистов и лоялистов. После побега Мерзлого ко мне с коммисией явился Носов. Он предложил провалить проект, чтобы нигилисты смогли потребовать отставки Верховного. В любом случае, он просто так не ушел бы. Началась бы гражданская война.
   Преуспей я, войну развязали б нигилисты. Я до последнего был верен Совету, но где-то допустил ошибку. Просчитался. Но не волнуйся, я уже начал искать ошибку в своиз уравнениях...
   - Ты отдаешь себе отчет, сколько погибло людей? Обо всех них ты говоришь как о переменных в твоих уравнениях...
   - Теперь ты Верховный Советник! И нравится тебе или нет, тебе придется рассуждать так же.
   - Тебя не было здесь, когда он осадил Са-Акш! Тебя не было, когда люди погибали совершая героические вылазки. Я не позволю говорить о героях, которые отдали свои жизни ради нашего спасения, как о простых цифрах.
   - Теа, Мерзлый и его беспощадная армия гермафродитов, аннексировали все миры Совета. Неужели у тебя не возникло вопросов после того как он отступил?
   - Он отступил, потому что мы застали его врасплох.
   - Врасплох? - Всеволод расхохотался. - Если бы не Кьэра где бы ты сейчас была? Теа, открой глаза, Мерзлый просчитался в отношении меня. Мы проникли в мир номер семь, выкрали кучу данных и рискуя жизнями переместились к тебе. Пойми, Доктор давно все просчитал и все что он делает не просто так.
   - Значит, твое появление это тоже часть очередного хитроумного плана?
   - Сомневаюсь, это слишком сложно, есть варианты куда оптимальнее.
   - У тебя правда есть данные из мира номер семь?
   - Да.
   - Ты думаешь, они помогут нам?
   - Мерзлый наверняка уже преступил к передислокации войск, изменению их численности и вообще, предпринимает все, чтобы сделать эти данные бесполезными для нас.
   - Значит, нам нельзя терять ни минуты. Нужно как можно быстрее атаковать.
  
   Глава 24.
  
   "Он как всегда, хочет, чтобы все плясали под его дудку". - Теа Эн сидела у себя в кабинете и читала запрос Всеволода. Руководитель просил поставить его во главе контрразведки, ссылаясь на недавние события и общую никчемность Сета.
   "Что он о себе возомнил? Сет, конечно, допустил ошибку, но он почти цикл на своем посту и пока не давал поводов в себе усомниться. Я бываю с ним строга, иногда не справедлива, но это издержки его профессии. В целом он довольно хорошо справляется со своей службой".
  
   В дверь постучали, и в кабинет вошла Секретарь и глядя прямо перед собой, произнесла:
   - К вам Генерал Кин.
   - Проси.
   Постукивая протезом, в помещение вошел Ваалес Кин. Молча кивнув в знак приветствия, он подошел к ст