Эквус, Эсквайр: другие произведения.

Контакт

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обычный земной звездолет, с обыкновенными людьми на борту, выполняет рутинную миссию где-то в ближнем космосе. Здесь земляне встречают инопланетный корабль - тоже, казалось бы, ничего экстраординарного; однако, внешний облик пришельцев оказывается не то чтобы совсем необычным, но... Мнения членов экипажа расходятся; между тем, им необходимо принять решение, от которого зависит судьба всей Земли


Контакт

  
   - Есть визуальный контакт, - доложил бортинженер Ван.
   Весь экипаж дружно уставился на монитор.
   - Звезда в иллюмина-аторе, - пропел штурман Иванов, расположенный пошутить, как и в любой другой ситуации.
   - Осмелюсь возразить, - откликнулся связист Мюллер, всегда принимавший его шутки за чистую монету, - вряд ли проектировщик этого корабля имел в виду именно звезду. Один из лучей у нее как-то чересчур выделяется...
   - Готовность тридцать секунд, - бесстрастно сообщил Ван.
   - Звезда или не звезда - это несущественно, - подал командирский голос капитан Смит, - Важно не то, какие именно эти пришельцы - а то, что это первый контакт человечества с другой цивилизацией. Поэтому, будь они хоть плюшевыми медвежатами и летай на надкушенном сэндвиче - значение настоящего момента трудно переоценить.
   - Готовность двадцать секунд, - отсчитывал Ван.
   - А вообще интересно, какие они, - мечтательно произнес биолог Мартен, - Какие формы приняла эволюция в условиях, отличных от земных.
   - Ставлю десятку на зеленых человечков, - предложил Иванов,
   - Поддерживаю, - кивнул Мюллер и полез в карман, - Только я думаю, они будут очень высокими, очень худыми и бледными.
   - Десять секунд, - сказал Ван, - Девять, восемь, семь, шесть...
   Корабль слегка содрогнулся и снова замер.
   - Господин капитан, стыковка успешно завершена, - доложил бортинженер.
   Смит с шумом выдохнул, поднялся с кресла, и оправил мундир.
   - Что ж, с Богом, как говорится. Никогда не ожидал, что стану первым капитаном земного корабля, который встретится с инопланетянами... Ван, Иванов - вы пойдете со мной.
  

***

   Наконец, люк с шипением распахнулся, и послы чужого разума ступили в стыковочный отсек.
   Капитан Смит хотел было чертыхнуться, но удержался, подумав вдруг, что это некорректно и могло бы обидеть пришельцев. В поисках поддержки он посмотрел на бортинженера, но азиатское лицо Вана не выражало никакого смятения чувств. Смит посмотрел на Иванова.
   - Да, пропала моя десятка, - с каким-то даже удовольствием отметил тот.
   - У вас ничья; высокими, худыми и бледными их тоже никак не назовешь, - успокоил его Ван.
   - Отставить разговорчики, - приказал Смит, - Не болтать нужно, а надлежащим образом их поприветствовать...
   Словно в ответ ему один из пришельцев разомкнул раздвоенные губы и угрожающе зарычал и захрюкал.
   - Приветствуем вас, уважаемые носители разума, - раздался из декодера приятный женский голос, - Мы рады найти в глубинах космоса столь высокоразвитую и во всех отношениях симпатичную цивилизацию.
   "Заметил", - с досадой подумал Смит, и поспешил придать лицу приветливое выражение.
   - Мы, посланцы Земли, рады приветствовать вас на нашем корабле и хотим особо отметить, что это - первый в нашей истории случай контакта с инопланетным разумом...
   Декодер утробно захрюкал, переводя его речь, так что у Смита слегка засосало под ложечкой.
   Пришельцы переглянулись, стукнулись друг с другом рогами, притопнули копытами и угрожающе заревели.
  

***

  
   Когда первый день контакта завершился, и за пришельцами захлопнулся люк, капитан Смит растянулся в своем командирском кресле, положив ноги на пульт управления. Иногда после тяжелого дня он позволял себе сигару, и сегодня эта сигара была особенно толстой.
   Экипаж хранил молчание - то ли соблюдая субординацию, то ли потому, что никто не находил подходящих слов.
   - Ну, и что вы на это скажете? - первым нарушил молчание Смит, устав ждать, пока кто-нибудь заговорит сам.
   Повисла пауза.
   - Эволюция может принимать самые разные формы, - неуверенно начал Мартен, - В конце концов, мы догадывались, что пришельцы не будут гуманоидами...
   Иванов хмыкнул.
   - Ну, в каком-то смысле они вполне себе гуманоиды... в своем роде.
   Кто-то хихикнул, но тут же сделал вид, что просто закашлялся. Момент был серьезный.
   - Ещё предложения?
   Ван поднял палец, прося слова.
   - Честно говоря, я не очень понимаю, к чему такое волнение, - сказал он, - Ну, рогатые. Ну, с копытами и хвостами. Ну, шерстью поросли... ну и что?
   - При всем уважении, Ван, вы действительно не понимаете, - замотал головой Мюллер, - Вы человек другой культуры, поэтому вам и неясно, из-за чего капитан так волнуется... Поймите, для нас контакт с подобными пришельцами - примерно то же, что для вас - контакт с цивилизацией лис!
   - Это не для него, - влез Иванов, - Это для Судзуки.
   Молчаливый программист-японец вежливо улыбнулся, но и на этот раз ничего не сказал.
   - Для меня тоже, - кивнул Ван, показывая, что оценил шутку штурмана, - Не нужно объяснений, господин офицер связи; я достаточно хорошо знаю, какую роль играют подобные существа в европейском фольклоре. Я только не понимаю, почему это настолько существенно. В конце концов, от команды межзвездного корабля вполне можно ожидать, что она будет состоять из рационалистов и атеистов. Я считаю, что абсолютно неважно, как выглядят пришельцы: как лисы, как драконы или как ихтиозавры. Важно то, дружелюбно ли они настроены по отношению к Земле, и какие выгоды может принести торговый и культурный обмен с ними.
   Все помолчали, обдумывая слова бортинженера.
   - Допустим, - кивнул наконец капитан, - Вы говорите разумные вещи. Но мне не дает покоя одна мысль: почему пришельцы выглядят именно так, как выглядят - а не как лисы, драконы или те же ихтиозавры?
   Ван пожал плечами.
   - Мы о них ничего не знаем. Мартен уже говорил, что эволюция может принимать самые причудливые формы, и это совершенно верно. Почему она в данном случае приняла именно эти, можно будет сказать только после более подробного знакомства с историей пришельцев. Пока же у нас есть основания предполагать только одно: случайность.
   - Случайностей не бывает, - подал голос из угла боцман Гарсиа.
   Все посмотрели в его сторону.
   - Случайностей не бывает, - повторил он, выходя на середину кают-компании, - А уж таких совпадений - и подавно. В небесах, в месте, где полагается жить ангелам; в самую первую встречу человека с иным разумом - встретить этакие отродья!..
   При этих словах все члены экипажа одновременно пошевелились, словно они принадлежали единому организму, какой-то гигантской сороконожке.
   - Боцман, - мягко начал капитан, - Все-таки будет уместно, если вы пока что воздержитесь от таких выражений...
   - Как вам будет угодно, господин капитан, - с несколько преувеличенной учтивостью сказал Гарсиа, - Только я с вашего позволения все-таки продолжу считать, что это не случайность.
   - Почему? - спросил Мартен, - Что именно заставляет вас сомневаться?
   Боцман прошел несколько шагов по палубе, раздумывая.
   - А не приходило ли в голову кому-нибудь из вас, что эти существа (Гарсиа подчеркнул, что избегает слов вроде "отродья") не в первый раз встречают человека? Что когда-то они уже могли побывать на Земле?
   - Вы хотите сказать... - начал старший помощник Джонс.
   - Да, - ответил Гарсиа, - Некогда эти существа уже посещали нашу планету, и оставили по себе у наших предков такую память, что те увековечили их в образе демонов, какими их знает любой европеец...
   - Бред!.. - сказал кто-то с чувством.
   - Вовсе нет, - спокойно ответил Гарсиа, - Я же не пугаю вас адом и не призываю к крестовому походу, как сделали бы наши верующие предки. Я именно что атеист и рационалист, как и хотелось бы уважаемому бортинженеру, - Гарсиа отвесил поклон в сторону Вана, - Поэтому то, что я вам предлагаю, и есть вполне рациональный сценарий; более того, объясняющий происхождение некоторых вымерших простонародных поверий; более того, вполне фальсифицируемый сценарий...
   Все помолчали. Наконец, капитан Смит решительно раздавил остаток сигары в пепельнице и постановил:
   - Хорошо. В ближайшие дни мы постараемся выяснить, имелись ли у них в прошлом контакты с Землей, и как именно проходила эволюция, в результате которой они стали похожи на... демонические создания. А также что им от нас надо, и что они могут нам предложить.
  

***

   Капитан Смит и капитан Нретш Негром молча отсалютовали друг другу бокалами и погрузились в джунгли вкусовых ощущений, способные возрасти только на почве старого шотландского виски.
   Нретш Негром откинул голову назад и закрыл глаза. Из его пасти вырвался зловещий низкий свист.
   - Великолепно, - томным голосом проговорил декодер со стены, - Сравнимо разве что с лучшими батоу, которые я пробовал.
   - Да, это божественно, - согласился Смит, - Я специально приберегал бутылку на подобный случай...
   - Простите, как вы сказали? - спросил Нретш Негром.
   - Я специально приберегал бутылку на подобный случай, - несколько озадаченно повторил капитан Смит.
   - Нет, что вы сказали до этого?
   - "Божественно"?
   - Да; что это значит?
   Смит все ещё был озадачен. "Чертов машинный переводчик", - подумал он, - "Наверняка сказал какую-нибудь гадость на его языке".
   - Это значит "очень хорошо", "великолепно", то есть, фактически, то же самое, что и вы сами сказали, господин капитан. На нашем языке это значит "достойно самого Бога"...
   - Кого?
   Смит окончательно смутился.
   - Э-э... Бога, с вашего позволения. Видите ли, сейчас в это никто не верит, но когда-то люди думали, будто во Вселенной есть некое существо, всемогущее, всеблагое, всезнающее; создавшее человечество, другие живые существа, нашу планету и самую Вселенную. Это существо наши предки называли "Бог"...
   В течение следующих пятнадцати минут капитан Смит прочел капитану Нретш Негрому кратчайший курс христианского богословия, чувствуя себя при этом полным идиотом, ибо о богословии не знал почти ничего. В качестве источников он пользовался в основном по сей день ходившими старыми пословицами и поговорками. Капитан Нретш Негром, тем не менее, качеством лекции остался весьма доволен, ибо слышал подобное в первый раз. На его родной планете Рефицюл, как выяснилось в ходе разговора, никогда не существовало ничего похожего на религию или веру в высшее существо.
   - Ну, то есть, возможно, когда-то давным-давно, во времена, лежащие вне досягаемости нынешних историков, что-то подобное и существовало, - сказал Нретш Негром, равномерно постукивая копытом по полу, - Однако если так, то эти поверья иссчезли очень давно и безо всякого следа. Наша нынешняя цивилизация ничего подобного не имеет; а жаль! Это звучит очень занимательно; земная цивилизация, судя по всему, отличается редкой способностью к творчеству, - и он вновь отсалютовал бокалом Смиту.
   Тот достойно принял комплимент и решил задать мучавший его вопрос; благо, он как раз приходился к месту.
   - Кстати, о прошлом вашей цивилизации, - небрежно начал Смит, - Скажите, капитан, а от каких существ она происходит?
   Нретш Негром громко, с причавкиванием хрюкнул.
   - Простите? - с редкостной учтивостью в голосе переспросил декодер.
   - Я заранее прошу прощения, капитан Негром, - Смиту снова стало неловко, - Я ни в коем случае не хочу вас оскорбить. Просто, видите ли, земное человечество не всегда обладало тем обликом, которым обладаю, например, я. Наши далекие предки вовсе не были носителями разума. Они были животными - во многом схожими с человеком, но тем не менее всего лишь животными. И лишь в результате долгого процесса, который мы называем эволюцией, они избавились от некоторых свойственных животным признаков и приобрели вместо этого способность к рациональному мышлению. Поэтому я и решил спросить, какие представления об эволюции существуют у могучей цивилизации Рефицюл...
   Капитан Негром испуганно засвистел, мелко тряся бородой, а потом перешел на низкое рычание и напоследок резко взмахнул хвостом, едва не сбив со стола бутылку с виски.
   - Поразительно! - восторженно сказал декодер, - Никогда не слышал ничего подобного! Ваша цивилизация, капитан Смит, уникальна, как выясняется, во многих отношениях! Нет, вынужден вас разочаровать, мы не происходим ни от каких животных. Более того, по нашим представлениям мы вообще не "происходим", так как практически вечны. То есть, видите ли, у нас не слишком распространены исследования прошлого, нам куда интереснее настоящее - но, насколько хватает наших методов исследования, цивилизация на Рефицюл существовала всегда.
   - То есть, она не возникла в некий момент времени?
   - Ну да, - сказал Нретш Негром, - Что же в этом удивительного? Она была всегда, как и Вселенная.
   - Позвольте! - вскинулся Смит, - Но ведь Вселенная именно возникла! Я ещё понимаю, не иметь представления об эволюции или религии - но ведь понятие о Большом взрыве неминуемо получит любая цивилизация, сумевшая выйти в космос!
   - Ах, господин капитан, - успокаивающе бормотал декодер, в то время как Нретш Негром блеял в исступлении, - Я просто говорил, абстрагируясь от этих периодических колебаний... Ведь только потому, что за систолой следует диастола, вы не начинаете утверждать, что сердце перестает биться?
   Смит кивнул.
   - Хорошо, господин капитан... Так вы говорите, в течение всей вашей истории вам не доводилось встречаться с земным человечеством? - сделал он попытку застать козлоногого врасплох.
   - Исключено, - помотал рогами Нретш Негром, - Видите ли, когда наши предки в достаточной мере овладели зведоплаванием, была принята так называемая "программа Лувезьлев", согласно которой освоение Галактики было начато с ее центра - это было удобно и логично, поскольку наша система находится неподалеку оттуда. Лишь потом наши корабли стали продвигаться к ее периферии, постепенно доходя до отдаленных окраинных архипелагов вроде вашего... Так что раньше представители двух наших цивилизаций просто не могли встретиться.
   Смит пожевал губами, раздумывая.
   - Ещё виски, капитан? - предложил он.
   На этот раз утробный свист Нретш Негрома было несложно истолковать безо всякого декодера.
  

***

   - Так что же им все-таки нужно от этого контакта? - спросил Иванов.
   Смит скептически хмыкнул.
   - "Техническое развитие вашей цивилизации несколько отстает от нашего", - с некоторой обидой воспроизвел он, - "Мы не заинтересованы в научном обмене с Землей. Однако, как уже показала наша встреча, вы обладаете уникальными социокультурными сокровищами - религия, эволюция, и наверняка что-то ещё. За возможность побывать на вашей планете и вблизи изучить эти феномены мы готовы оказать вам любые услуги".
   - Какие? - поинтересовался Ван.
   Капитан выплюнул кончик сигары.
   - Сверхдальнее звездоплавание. Неисчерпаемый и безвредный источник энергии. Подпространственная транспортировка. Вечная молодость. Бессмертие, - бесстрастно перечислил он.
   Экипаж одновременно вздохнул, словно единой грудью.
   - Я прошу прощения, господин капитан, - на лице Вана, впервые за весь рейс, показалось волнение, - Но чего же мы тогда ждем? Мы отправились на разведку новых месторождений осмия, а вместо него нашли философский камень! Мы просто обязаны немедленно лететь домой и преподнести эту находку всему человечеству!..
   - Вы в самом деле думаете, Ван, - врезался вдруг в его речь Гарсиа, - Что пришельцам от нас действительно ничего не нужно, кроме того, чтобы мы сводили их в палеонтологический музей и рассказали им пару библейских легенд?
   - А что им может быть от нас нужно, если у них уже все есть? - запальчиво ответил бортинженер.
   - Вы лично видели все те сокровища, которые вам наобещали? - с иронией спросил боцман, - Или вы поверили на слово каким-то черто...
   - Гарсиа! - предупреждающе сказал капитан.
   - Прошу прощения, - вкрадчиво произнес тот, - Однако, позвольте мне все же кратко обобщить происходящее. В первый контакт человечества с пришельцами мы встретились с - извините, но я вынужден произнести это в целях объективности - существами, как две капли воды напоминающими демонов христианской мифологии. Эти существа утверждают, что не имеют понятия ни об эволюции, не давая нам таким образом возможность узнать, действительно ли они появились на свет в результате естественных процессов - ни о религии, тем самым исключая всякие демонологические спекуляции. То есть, та фальсификация наших изначальных представлений, на которую я надеялся, оказывается невозможной; и это вовсе не кажется мне случайным. Но и это ещё не все: теперь пришельцы напрашиваются посетить нашу родную планету. Взамен они предлагают нам все, о чем человечество всегда только мечтало: богатство, счастье и вечную жизнь. Они предлагают нам все, не требуя за это взамен ничего - и это ни у кого не вызывает подозрения, несмотря на известную всем пословицу о бесплатном сыре. Я уже не говорю о том, что нам неизвестно, действительно ли наши козлоногие обладают всем тем, что нам обещают...
   В кают-компании повисла тяжелая тишина. Некоторое время было слышно только как капитан посасывает свою сигару.
   - И что же, по-вашему , этим пришельцам на самом деле нужно? - спросил Ван, к которому уже вернулось его обычное спокойствие.
   Гарсиа немного прошелся по кают-компании взад и вперед, заложив руки за спину.
   - Вы знаете, я никогда не считал это возможным, - сказал он, - В комнате моей бабушки на стене висело распятие, и оно никогда не было для меня чем-то кроме забавного украшения... Но сейчас я как никогда близок к тому, чтобы поверить, что в верованиях наших предков было нечто истинное. Кстати, мне опять-таки не кажется случайным, что пришельцев эти верования настолько интересуют.
   Ван вдруг рассмеялся.
   - Квод ерат демонстрандум, уж извините мой латинский, - воскликнул он, - Гарсиа, я с самого начала подозревал, что в вас говорит не разум, а предрассудок - и вот, пожалуйста, вы сами это подтверждаете! Боюсь, верования ваших предков оказывают на вас влияние уже давно, просто до сих пор оно не было осознанным.
   - Ну, конечно, - усмехнулся боцман, - Если хочешь дискредитировать позицию противника, намекни, что она обусловлена не разумом, а какими-то иными причинами: бессознательным, детскими предрассудками, сексуальными неудачами. Браво, господин бортинженер, этот аргумент невозможно опровергнуть, как вообще невозможно доказать несуществование чего-либо... Я такой же рационалист, как и вы, господин Ван. И именно поэтому, когда наблюдения начинают говорить в пользу бабушкиных предрассудков, я начинаю думать, что эти предрассудки верны - а не упорствую в их отрицании только из опасения прослыть иррациональным. Мой разум не боится признать свое поражение...
   - Ваш разум боится признать, что от его имени говорит первобытная боязнь "чертовщины", боязнь, которая всего-навсего ищет повода, чтобы лишить все человечество уникального шанса - из одного только соображения "как бы чего не вышло"!..
   - А вы готовы пойти на сделку с кем угодно, совершенно не задумываясь о последствиях!..
   - Ван, Гарсиа, я прошу вас! - поморщился капитан, - Не нужно устраивать скандала. Пока ещё рано решать, какие намерения питают пришельцы, злые или добрые. У меня самого ещё не сложилось определенного мнения на этот счет. Завтра мы продолжим наш обмен.
  

***

  
   - Потрясающе, потрясающе, - ворковал декодер, - Чем больше я узнаю вашу цивилизацию, господин капитан, тем больше я убеждаюсь в том, что наша экспедиция не напрасна. Настолько самобытная культура нам ещё ни разу не попадалась!
   Капитан Смит только что рассказал Нретш Негрому о многоженстве, предвыборных дебатах и коротко объяснил ему основы игры в футбол.
   - Вы очень добры, господин капитан, - несколько огорошенно благодарил Смит, уже давно переставший пытаться понять эти восторги по поводу каких-то само собой разумеющихся вещей или мелочей, неинтересных серьезному человеку.
   Смит попытался выведать у Нретш Негрома сведения о цивилизации Рефицюл, и тот охотно ими поделился. "Человечество" Рефицюл состояло из нескольких десятков тысяч вечно молодых и здоровых самок и самцов, посвятивших себя изучению Космоса. Государственной власти у них не было никакой, поскольку любое разумное решение было очевидно всему населению планеты и принималось единодушно, даже голосования не требовалось - просто все начинали поступать определенным образом. Каждый житель планеты обладал энергетическими возможностями, эквивалентными мощности нескольких солнц.
  
   -... Как у них, с таким уровнем могущества, при этом могла не возникнуть идея о Боге, совершенно непонятно! - восклицал Гарсиа.
   - На Земле атеизм возник именно в процессе преодоления природы, в борьбе с ней, ранее казавшейся всемогущей, как божество, - возражал Ван, - А они всегда были всемогущими, им ни с кем не приходилось бороться - они понятия не имеют, что может существовать кто-то более могучий, чем они; то есть, настолько же могучий. А если бы и существовал, они бы просто установили с ним культурный и научный обмен, как пытаются это сделать с нами.
   - Лично мне неясно, почему кому-то одному из них не придет в голову идея стать более могучим, чем остальные, - качал головой Иванов, - Иди речь о людях, это давно бы произошло, и не осталось бы следа от их республики свободных ученых, и пришел бы конец их вечному счастью...
   Однако, если верить Нретш Негрому, которому капитан Смит передал вопрос штурмана в сильно смягченной и скорректированной форме, на Рефицюл никогда не было попыток подавления одного индивида другим. Это было его жителям просто неинтересно - как шахматистам неинтересно доигрывать партию, когда оба они уже способны увидеть на доске неизбежный мат в пять ходов.
  
   - ...Честно, я едва удерживаюсь от того, чтобы просить вас, господин капитан, сейчас же дать нам координаты вашей планеты, - вывела Смита из задумчивости реплика рогатого носителя разума, - Мне не терпится самому увидеть эти соревнования, изучить вашу эволюцию или побывать в церкви!
   Смит содрогнулся, живо представив себе реакцию священника на подобного гостя.
   - Кстати, капитан, - продолжал Нретш Негром, - Мне подумалось вот что. Вы говорите, ваши предки верили в то, что Бог является всеблагим. Насколько я могу понять, это слово означает, что он делает всем только то, что от него хотят. Однако, на низших этапах развития цивилизации неизбежны ситуации, когда носитель разума в силу объективных причин не может получить то, что он хочет - из-за недостаточности ресурсов или же технологии. Наверняка ваши предки как-то объясняли себе такие парадоксы, когда всеблагое существо тем не менее не дает блага, сколько о нем ни просишь. У меня несколько гипотез на этот счет, мне хотелось бы услышать, какая из них правильная...
   У капитана Смита появилось какое-то нехорошее предчувствие, но он тем бодрее ответил:
   - Конечно, господин капитан; с удовольствием.
   Нретш Негром прикрыл глаза и начала ритмично постукивать копытом по полу.
   - Я рассмотрел несколько версий. Большинство из них заводит в логический тупик, поэтому в конце концов я остановился на мысли о, как бы это сказать, контрагенте Бога. То есть, на месте носителя разума, который ещё не обладает достаточно развитой технологией или ресурсами, я объяснял бы для себя "ситуации диссатисфакции" как плоды деятельности некоего другого существа - не всеблагого, а противоположной направленности. Мощность этого существа должна быть примерно равна мощности Бога, по крайней мере, на рассматриваемом временном отрезке...
   Смит вдруг почувствовал досаду. Этот мохнатый дьявол говорит о "ситуациях диссатисфакции"! Как бы он заблеял, если бы у него из-за порока сердца умер единственный сын? Хотя да, мы ведь вечная цивилизация Рефицюл, мы его бы наверняка тут же воскресили...
   - Так я прав, капитан Смит? - спрашивал Нретш Негром, - У ваших предков было представление о высшем существе, противоположном Богу по знаку? Или же о многих таких существах? Тут не принципиально, сколько их, важно лишь, чтобы их действия были одинаково направлены против Бога и модуль суммы их работ равнялся модулю работы самого Бога...
   - Нет, господин капитан, - немного резко ответил Смит, - Подобных представлений у наших предков не было.
   - Ах, как жаль, - покачал головой Нретш Негром, - Я-то думал, я достаточно узнал вашу культуру для того, чтобы делать экстраполяции. Что ж, век живи, век учись. А то я, представьте себе, уже настолько увлекся, что стал прикидывать, каким именно ваши предки могли представлять себе этих "минус"-существ...
   - Мне жаль вас разочаровывать, господин капитан, - тверже повторил Смит, - Но у нас не было подобных представлений.
   - Хорошо, тогда какие же объяснения существовали для неудовлетворенности божеством?
   Смит немного подумал.
   - Э-э... Говоря упрощенно, наши предки считали, что в том случае, когда Бог не дает человеку желаемого, он просто лучше знает, что для человека хорошо. Ведь он не только всеблаг, но и всезнающ, разум же человека ограничен...
   - Хм, - скептически улыбнулся Нретш Негром, - Это, конечно, укладывается в схему. Но в то же время мне сложно представить, как носитель разума может убедить себя в том, что, скажем, смерть - неизбежная вещь на ранних этапах развития цивилизации - есть на самом деле благо, а у него просто не хватает разума, чтобы понять то, что очевидно для божества...
   Смит пошевелился на стуле, но ничего не сказал.
   - ...ну, что ж, вы по-прежнему меня удивляете. Тем больше мне хочется наконец увидеть все это воочию, - закончил капитан козлоногих.
   - Прошу прощения, господин капитан, - сказал Смит, - Мне для начала нужно ещё посоветоваться с командой. Если позволите, я дам вам ответ на ваше предложение завтра.
   - Конечно, - рассмеялся Нретш Негром, - Я не забыл, что у вас существует трогательная традиция решать подобные вещи голосованием! Конечно; мы согласны ждать и дольше, если вам нужно.
   - Не нужно, - сказал Смит, вставая, - Этого вполне достаточно.
   Он направился к двери.
   - Кстати, капитан Смит! - окликнул его Нретш Негром, которого не покидало игривое настроение, - А как вы думаете, если ваш Бог создал всю Вселенную, то он, получается, создал и нас, цивилизацию Рефицюл?
   Смит снова нахмурился.
   - Не сомневаюсь в этом, капитан, - твердо сказал он, - Мы все - Его дети; Он любит всех нас...
   Нретш Негром заблеял, затопал копытами и затряс головой. Капитан Смит закрыл за собой дверь и быстрым шагом ушел на свой корабль.
  

***

   Капитан Смит закончил свой рассказ о разговоре с предводителем пришельцев следующей формулировкой:
   - Если до сих пор у меня были просто некоторые сомнения касательно пришельцев, то теперь они резко усилились. Те реплики, которыми мы обменялись напоследок, оставили у меня впечатление, что Нретш Негром просто насмехается надо мной. Я склоняюсь к тому, чтобы не вступать с ними в контакт...
   Ван глубоко вздохнул.
   - Теперь и вы, капитан? Но почему?
   - Он же сказал, почему, - недовольно бросил Мюллер, - Пришельцы насмехаются над нами.
   - С чего вы оба это взяли?
   - То есть как это, "с чего?" - переспросил капитан, - Будь вы там, Ван, у вас наверняка возникло бы то же самое ощущение, что и у меня...
   - У меня достаточно воображения, капитан, чтобы представить себя на вашем месте - ответил бортинженер, - И, смею вас уверить: мне бы не показалось, что надо мной насмехаются. Я бы воспринял это, как вопросы любознательного исследователя, и никак иначе. В конце концов, если кому-то кажется нечто, это вовсе не обязательно означает, что это нечто на самом деле есть. Возможно, это свидетельствует всего лишь о психических проблемах того субьекта, которому кажется...
   - Ван!.. - укоризненно сказал Мартен.
   - Я никого не хочу обидеть, - все таким же ровным тоном продолжал бортинженер, - Просто мне кажется, что капитаном сейчас руководит не разум, а предрассудки - как и нашим уважаемым боцманом.
   - Что ж, раз разговор дошел до моей персоны, прошу слова, - усмехнулся Гарсиа, - Давайте-ка мы попробуем именно избавиться от предубеждений, в том числе и по отношению ко мне, и порассуждать - а тогда уже посмотрим, покажется ли нам всем тогда то же, что и капитану... Вы не против, Ван?
   - Разумеется, нет.
   - Отлично. Итак, попробуем сложить воедино то, что нам известно о пришельцах - не то, что мы о них думаем или предполагаем, но то, что они сами о себе рассказали. Их несколько десятков тысяч. Их уровень технологического развития позволяет им не беспокоиться о хлебе насущном, более того, исполнять любую свою прихоть. Которая у них, кажется, единственная: странствовать по Вселенной с целью ее познания. Любые проявления человеческих страстей для них кажутся какой-то невероятной экзотикой: у них нет зависти, тщеславия, гордыни, мелочности, коррупции, лени, недисциплинированности - да что там, пусть у них были бы хотя бы безобидные увлечения, вроде собирания марок! Но нет, судя по их удивлению нашим рассказам, ничего подобного у них нет. Точно так же им незнакома религия. Ах да, ещё они обладают даром вечной молодости... Какой же мы из всего этого можем сделать вывод?
   Гарсиа обвел взглядом присутствующих.
   - Какой же? - переспросил Мартен.
   - Вам ничего не кажется странным? - продолжал задавать вопросы боцман.
   - Ах, оставьте вы уже эту вашу доморощенную майевтику, скажите просто, куда вы клоните, - начал было Ван, но Мартен его перебил:
   - Лично мне кажется немного неясным, почему их так мало - всего пара десятков тысяч... Судя по всему, у них просто нет детей.
   - Именно! - поддержал Гарсиа штурмана.
   - Ну и что? - спросил Ван, - У многих семей на Земле нет детей, вам это тоже кажется демоническим?
   - Кстати, а семьи у них есть? - спросил астрогеолог Бемба.
   - Хороший вопрос, - кивнул Гарсиа, - Я себе тоже его задаю, и не только его. Я спрашиваю себя: почему у них нет ничего, что свойственно любому нормальному человеку? Почему у них нет эмоций, кроме неизменно-ровной доброжелательности? Почему у них нет искусства? Почему их интересует только информация? Почему у них нет этих - готов признать, скорее разрушительных - слабостей, свойственных любому живому существу - таких, как еда, женщины, борьба с себе подобными?
   - Ну, выпить-то они точно не дураки, - заметил Иванов.
   Судзуки почему-то засмеялся.
   - Что ж, исключения подтверждают правило, - продолжал Гарсиа, - К тому же это, кажется, единственное. Однако, продолжим наши рассуждения...
   - Ваши, - заметил Ван, - Ваши рассуждения, господин боцман.
   Гарсиа его проигнорировал.
   - ...Сначала я вообще решил, что мы имеем дело с какими-то роботами, выполняющими только то, что заложено в них программой. Однако, роботами они, вполне очевидно, не являются. Это живые существа - всесильные, но почему-то толком не пользующиеся своей силой...
   - Я все же не пойму, куда вы клоните, - сказал Ван, не скрывая более раздражения, - Вам было бы приятнее, если бы они, вместо того, чтобы мирно исследовать космос, устроили бы огромную войну между собой за право называться наиболее могущественным? То, что они руководствуются исключительно разумом, кажется вам, Гарсиа, показателем их демонической природы? Если бы они кого-нибудь порабощали, это было бы нормально - а раз их интересует только познание, то они дьяволы?.. Это вы называете "рассуждать логически"?
   - Не торопитесь, Ван, - сказал боцман, - Тут проблема не в том, что они - воплощенный разум. Проблема в том, что они при этом, кажется, совершенно лишены чувств. Они не поступают "плохо" в нашем понимании только потому, что им это невыгодно. Они расположены к вам лишь потому, что вы им интересны. Если вы перестанете быть им интересны или выгодны, они тут же перестанут иметь с вами дело.
   - Что в этом плохого? В конце концов, мы тоже всего лишь хотим получить у них пару технологий, которых нам не хватает; тоже, скажу вам, вполне прагматичная установка.
   - Да; пока что у нас именно такая установка. Однако, как показывает история человечества, почти никто никогда не мог остаться в рамках чисто деловых отношений. Сначала вы встречаетесь с кем-то лишь по службе, потом вы начинаете обсуждать с ним домашние дела или тот же футбол - и в результате неизбежно открываете или нечто общее, или наоборот, непреодолимые разногласия. В конечном итоге то, что начиналось как деловое партнерство, неминуемо приобретает эмоциональную окраску - с перспективой развития либо в дружбу, либо во вражду... Мне почему-то кажется, что в случае с нашими пришельцами такой исход исключен.
   - Опять кому-то что-то "кажется"! - проворчал бортинженер, - Да, собственно, если это и правда: почему вы считаете, что все эти мелкие и большие истории дружбы и вражды, встречающиеся везде, где есть хотя бы два человека, лучше, чем общение разумов, заинтересованных не в пустой болтовне, а лишь в совместном поиске истины? Вам не приходило в голову, что эти пришельцы - всего лишь высшие по отношению к нам существа?
   - Именно это мне в голову и приходило, - кивнул Гарсиа, - Только это высшие существа не того порядка, что представляется вам, Ван. Это не цивилизация, сравнявшаяся с Богом. Для Бога они слишком выхолощены, слишком интеллектуализированны; у них достаточно разума, но слишком мало любви. А Бог есть любовь, как написано вот здесь, - боцман поднял над головой небольшую книжку с изображенным на обложке крестом, - Поэтому я и заключаю, что они не боги, а совсем наоборот.
   Ван кивнул.
   - Я подытожу, если позволите, - сказал он, - Мы встретились с цивилизацией, представителям которой не повезло иметь внешний облик чертей. Эти пришельцы оказались носителями высшего разума, совершенно бескорыстно предлагающими нам воспользоваться всеми благами, которыми обладает их цивилизация. А наш господин боцман, и ещё ряд членов команды, - бортинженер обвел всех взглядом, - именно на этом основании считают их дьяволами. Или же утверждают, что на этом - а на самом деле просто начитались бабушкиных сказок...
   - То, что вы называете "бескорыстным предложением", Ван, вовсе не обязательно является таковым, - спокойно ответил Гарсиа, - Я не говорю даже о том, что вы понятия не имеете, обладают ли пришельцы на самом деле тем, что обещают, или это просто уловка, чтобы попать на Землю. Я просто предлагаю вам подумать, что "бескорыстное предложение" может иногда быть чем-то совершенно иным - а именно, искушением, приводящим поддавшегося ему к погибели. Вот эта столь презираемая вами книга полна историями такого рода, - боцман вновь поднял вверх Библию.
   - Опять нам предлагают опираться на глубоко научные источники, - начал было Ван, но тут его прервал Мартен.
   - Господа, у меня такое ощущение, что ваш спор зашел в тупик, и теперь вы всего лишь повторяете друг другу однажды высказанные аргументы, в тщетной надежде, что соперник вдруг каким-то чудом с вами согласится. Я думаю, вам следует просто кратко сформулировать свою позицию, а затем предоставить капитану решать, как нам поступить. В конце концов, кораблем командует именно он.
   - Я считаю, что мы должны предоставить пришельцам координаты Земли и немедленно отправиться вместе с ними домой, - сказал Ван, - Этот обмен принесет неоценимую пользу человечеству.
   - Я считаю, что нам нужно тихо расстыковаться и улететь, без объяснения причин и разговоров. Отказ от контакта, - сказал Гарсиа.
   - Капитан? - обратился Мартен к Смиту.
   Тот был погружен в свои мысли и не сразу заметил, что весь экипаж смотрит на него и ждет его решения.
   - Что?
   - Ваше слово?
   - Это уникальный шанс, капитан, - тихо сказал Ван, - Человечество нам не простит, если мы от него откажемся.
   - Точно так же оно не простит, если все это плохо кончится, - добавил Гарсиа.
   Капитан Смит очень неловко чувствовал себя в роли вершителя судеб всего человечества - но тут ему в голову пришла спасительная мысль.
   - Мы будем голосовать, - сказал он, - Кто за контакт?
   Ван, Мартен, Иванов, Судзуки и Сингх подняли руки.
   - Кто против?
   Гарсиа, Мюллер, Руссо, Джонс, Бемба и сам капитан.
   - Что ж, шесть к пяти, - вздохнул Смит, - Начинайте расстыковку, Ван.
  

***

  
   Настроение на обратном пути было подавленным.
   Они ещё поплутали в отдаленных системах, стараясь сбить с толку возможных преследователей. Никакой погони, впрочем, не было.
   - Нужны мы им, - ворчал Ван, ставший после этой истории замкнутым и неприветливым, - Наверняка они нашли кого-то поинтереснее.
   Наконец, вышли на расстояние прямой связи с Землей, и экипаж немного повеселел. Все предвкушали отпуск, горы и моря после тесной коробки корабля, после шести месяцев, проведенных взаперти с одними и теми же людьми, из которых далеко не все оказались такими, как хотелось бы.
   Когда в иллюминаторе, наконец, показались горы Тибетского нагорья, на котором находился космодром, все оживились и стали перебрасываться шутками; один Ван не разделял общей веселости.
   - Что ни говори, хорошо съездили, - повторял он, - Осмия не нашли, только философский камень какой-то, да и тот - выкинули за ненадобностью...
   - Смотрите! - сказал вдруг Джонс, когда до приземления оставалось около минуты, - Что это?
   На краю космодрома, словно вонзившись своим длинным лучом в землю, стоял корабль в форме гигантской пентаграммы.
   - Это же... - начал Мартен, не веря своим глазам.
   - Козлоногие! - со странной интонацией сказал Гарсиа, не спуская глаз с чужого корабля.
   Иванов усмехнулся.
   - Если ты сам боишься принять решение, - сказал он, ни к кому специально не обращаясь, - То судьба примет его за тебя.
   Капитану Смиту очень захотелось сигару, но ящик был давно пуст.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"