Гашик Ярослов: другие произведения.

Наглухо-Yбитый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Шесть долгих лет сия оргия сохраняла форму рукописи, но дружеские руки положили конец (или начало) этому безобразию, и теперь, дорогой читатель, впрочем, ладно.

  
Семейству кошачьих
  посвящается...
  
  
  
  
  

НAГЛУХО-YБИТЫЙ
  
Оргия им. Св. Георгия

  
  
  
  

Part I

  
  
  Люди убиваются кто чем - работой, семьей, водкой - я предпочел скуриться. Не знаю, были ли тому какие-то причины, ведь все мое прошлое могло мне запросто померещиться. Тут наглухо-убитый перекрестился бы, но его в таких случаях останавливало то, что он не помнил, как это делать правильно. Хотя иногда это его не останавливало, и он крестился как Бог на душу положит. Вот и сейчас он подумал было перекреститься, вспомнил, что не знает как правильно, и решил, что сделает это в другой раз, когда ему будет уже все равно. Попросив прощения у всех, у кого мог попросить, признавшись в любви всем, кому мог признаться, я умываю руки. Для этого достаточно посмотреть на них и убедиться, что они и так чистые. В мире вообще много однозначно чистых вещей. Однажды я даже выпил воды из унитаза - вода как вода.
   Сегодня наглухо-убитый пойдет встречаться с родителями бывшей жены.
  - Ты развивайся! - скажут они ему. - а то вдруг мы, представь, возьмем и двинем кони...
  - Куда вы денетесь, - ответит он им. - Конечно, двинете!
  Они засмеются. Вместе и коллапсировать веселей.
  У них он давно попросил прощения и с тех пор старается больше не обижать.
  Кошку же свою ему приходится обижать каждое утро.
  - Убью, сука, - говорит он и бежит за ней туда, откуда ее не достать. Ну, ничего, мы подождем. А потом ты получишь такую пиздюлину, которая начисто отвадит тебя от.
  Кошка получает пизды и обижается на весь день. К вечеру он уже ползает перед ней на коленях, извиняется. Она, конечно, прощает, но не сразу. Так они унижают друг друга уже полтора года, бдсм-щики этакие.
  В промежутке между утренней и вечерней экзекуциями он ходит обутый по городу М., и очень редко босой. Курьерит. Работает маленькой лошадкой, которая везет людям кокаин, зонтики и прочие детские игрушки. Доктором, который едет-едет сквозь снежную равнину, навстречу приключениям и людям, которые его уже, между прочим, заждались.
* * *
  Да, и сразу скажу насчет секса. Чтоб у вас не было напрасных ожиданий. Секс это ужасно, я был бы счастлив, если б сумел хоть одного человека уберечь от секса. Так что любителям оного советую пропустить эту телегу. Ну, подумайте сами, женщина - она ведь друг человека. А тут вдруг вы, ни с того ни с сего, практически, ставите ее раком, стаскиваете с нее штанишки... Вы что, животное? Ужас. И что вы делаете потом? Засовываете ей в дырочку что вам на ум взбредет - в иной раз палец. В другой раз хуй, а вокруг еще предметы разные валяются... Чистое безумие! Люди, которые занимаются сексом, позорят человечество. Они сперва ебутся, как кролики, а потом рожают из срамного места детей, которых впоследствии учат тому же. И это при том, что они, как и все наше поколение, появились на свет в стране, где секса не было. Кого-то родители в магазине купили, кого-то в капусте нашли. А сексу нас мериканцы научили, чтоб мы деградировали до животного помрачения ума. Через кинематограф и прочую пропагарду. Сами-то они пуритане жосские все как один, для них Голливуд это публичный дом. А все актеры - проститутки.
  Так что думайте своей головой, дорогие читатели, если вы ее еще не проебали окончательно. Сам я сексом не занимаюсь никогда и другим не советую. Лучше траву курите.
* * *
  И о просветлении, чтоб долго не тянуть. Дрочка на просветленного индивидуума базируется, прежде всего, на индивидууме (большей частью - воображаемом), и уже потом - на просветлении (на этот раз уже воображаемом целиком и полностью). Само по себе просветление никого не интересует, вызывают интерес просветленные, но "просветленный" это имя прилагательное, а имя существительное обозначает то, чего нет нигде, кроме как в его описании.
* * *
  Ну, и что, ну, и о наркотиках, конечно. Когда следователь спросил наглухоубитого:
  - Наркотики употребляешь? -а дело было в госнаркоконтроле.
  - Я могу покурить травы, - встревожился тот, - однако наркотиком ее не считаю.
  - Ну, и правильно, - успокоил его следователь.
  В динамиках на столе у следователя Ноггано материл ментов, говорил что-то о чести и доблести. О правде. И о совести. О триптаминах, которые он знал, и фенетиламинах, которые он любил, наглухоубитый поведал следователю лишь взглядом, потому что слово не воробей.
  - Травите народ миксами этими - сказал следователь.
  - А вы табак и водку людям продаете.
  - Это да, - потеряв любимого конька, следователь задумался над следующим ходом. - Может, поможешь взять кого-нибудь с гашишом?
  - Травы в москве счас не достать - обиделся на следователя наглухоубитый, - все давно перешли на легальные смеси.
  - Травите людей.
  - Легально!
  Тут в кабинет вошла оперативная работница, внесла клетку с попугаем. В Москве самые красивые в мире девушки, даже в милиции! О метро я молчу! Богини! И жопы у них просто божественные...
  Когда я служил в армии, к нам в часть приехали чуваки с телевидения. Старшина роты сказал:
  - Тут будут ходить телевизионщики, вопросы задавать. Можете плести им что угодно - что вас тут плохо кормят, бьют, всячески издеваются. Только не говорите, что у нас в части ДЕДОВЩИНА!!!
  Точно так же можно писать на сигаретах, что они убивают, вызывают и вредят, главное не говорить, что сигареты и водка - НАРКОТИК.
  Потому что НАРКОТИК это то, что старший брат рекомендует бросить. А на жизнь себе старший брат зарабатывает, продавая сигареты младшим.
  Вообще, если вдруг кто до сих пор не понимает, почему в мире продолжаются войны и голод, почему запрещают петрушку и продают водку, почему все политики без исключения мудаки, и т.д., и т.п., бритва Оккама отвечает - деньги! Если хуйня выгодна, она произойдет.
  Трава запрещена потому, что государство торгует водкой и табаком, так исторически сложилось. Если бы исторически сложилось, что в продуктовом магазине большую часть дневной кассы делал героиновый отдел (между хлебом и средствами для мытья посуды), то людей сажали бы за водку и сигареты. И в наших трубках мира был бы только табак.
* * *
  Ну, и за психологию тоже не мешало бы перекурить. Психология, братья и сестры, это вам не дзен-буддизм; очень дельная вещь!
  Однажды, будучи проездом в городе Н, наглухоубитый догадался расклеить в центре города несколько объявлений с приглашением на психологический семинар для незамужних женщин. Выбрав из десятка клюнувших парочку тех, чьи проблемы ему захотелось решить, он, конечно, навлек на себя праведный гнев остальных пациенток. Но билеты на поезд давали надежду удрать живым. В городе Z он решился-таки накурить участниц семинара, а в городе Y даже денег ни с кого не взял. Прозвище "терапевт" отпустило его лишь тогда, когда он переехал в город М за новой жизнью, но к тому времени наглухоубитый уже порядочно состарился, у него отвалились уши и правый глаз перестал различать добро и зло. Тогда ему показалось, что он это я, и я устроился курьером в магазин, торгующий легальными курительными смесями. Трава растет сама, а миксы люди делают для людей, этим они и отличаются, как организм и механизм. Как лошадь и мотоцикл, как Элли и Железный дровосек - то есть практически ничем. Многим миксы даже больше нравятся, а кому-то и козы достаточно.
* * *
  Внутренний диалог наглухоубитый усмирял коаном "а с кем это я, интересно, сейчас разговариваю? Есть здесь хоть кто-нибудь кроме меня?"
  Я не знаю.
  2011.
  
  
  
  

У мира на работе

  
  
  Работа курьером пиздатая.
  Приезжаешь утром к дяде Марику.
  - Сегодня тебе всего два заказа. Первый - надо доставить "Удовлетворение" одной женщине на Юго-Западной. Вторая доставка посложнее - там не по земле ехать придется и не под землей. Вот тебе проездной, - он достает из кармана оранжево-фиолетовую шишку, и я неторопливо забиваю ее в трубочку. - Тебе придется доставить пьесу своей жизни. Первая доставка тебе будет стоить самой жизни, а за вторую ты заплатишь лишь цену входного билета, потому что ты единственный зритель своей пьесы. Триста рублей.
  Я киваю, отдаю деньги, пакую "Удовлетворение" в рюкзак и еду на Юго-Западную.
  Женщина с юго-запада весьма соблазнительна, но я на работе.
  - Это и есть "удовлетворение"? - говорит она. - А почему на бирке написано "Разочарование"?
  - Да вы только что взяли маркер и сами всё написали! - я с нее фигею. - Прям на моих глазах!
  - А вы можете показать, как его правильно вставлять?
  - Правильно его доставлять, - говорю. - Смотрите!
  - О, а щас вроде оно мне уже нравится...
  - А вот так еще можно.
  - Ух ты! Класс.
  - Это еще что! Можно и так.
  - Ахуенно. Такого "Удовлетворения" мне еще никто не доставлял. Вы уж меня простите, что я сходу-то не разобралась - бабушка старая! - и прокляла тебя и весь твой род до седьмого колена. Ты умрешь от оргазма прямо сейчас, - с этими словами юго-западная женщина размахивается "Удовлетворением" и всаживает его мне прямо в центр мозга. Чтоб игнорировать нельзя было. Меня убивает наглухо, я и не против. Что же до пьесы моей жизни.. Можно, конечно, попытаться заставить актеров играть то, что ты задумал, но я больше люблю, когда они импровизируют.
  Описание предназначено для того, чтобы удерживать наше внимание на этой фазе сна. Описывая происходящее, оно не дает нам перескочить вниманием на что-нибудь другое. Все проникновения иного оно описывает как естественное, чтобы иное не заменило этот мир, созданный описанием-кундалини. Например, я замолчал и услышал детей за окном, которых, естественно, не было до того, как я замолчал. То, что я услышал, нужно было назвать "детьми", чтоб я не пошел разбираться с ними - что они такое? Мой мир остался прежним.
* * *
  А если вы оказались в матрице описания, поняли логику действенности, куда бы вы пошли дальше?
* * *
  Из задумчивости меня вывел телефон:
  - Привет, косой, это я.
  - Ничего себе! Сколько лет.
  - Я, собственно, по какому поводу. Ты не посоветуешь, где у вас тут в Москве можно хорошенько посрать?
  - Ну, в макдональдсе можно. И у метро биотуалеты.
  - Это попса! Я хочу хорошо посрать, с размахом. На красной площади там или в музее современного искусства - но это все шаблонные места, и без меня загаженные туристами. Вот я и хотел спросить - Может, ты знаешь какое-нибудь особое место, сакральное, чтоб вход только для посвященных.
  - В душу мне насри.
  - А ты распахни ее пошире, за мной дело не станет.
  - Распахиваю.
  - Сру!.. Хорошо...
  - Ну как - посрал уже?
  - Нет еще, погоди малехо.
  - Годю.
  - Фух! Ну, вот и облегчился. Спасибо!
  - На здоровье.
  В природе все не случайно, я так считаю. Дерьмо, которое мы носим в себе, со временем перегниет и станет замечательным удобрением для сада нашей души. Вы только потерпите, дождитесь осени.
* * *
  А теперь, мальчики и девочки, закройте глаза и представьте на секунду, что в мире нет ответов на ваши вопросы.
* * *
  Как уже было сказано, наглухоубитый терпеть не мог секс, да и вообще - по возможности старался сохранять человеческий облик. На окружающих он смотрел с сочувствием, и всегда радовался, встречая на своем пути редких благочестивых жен, у которых в голове были праведные мысли, а не секс в большом городе.
  - Ведь если разобраться, - говорила ему одна такая благочестивая женщина, - у половых сношений может быть только одна-единственная цель - рождение ребенка. Когда эта цель достигнута, страсти утихают. Жена теряет интерес к мужу, а муж начинает заглядываться на ее подруг. Инстинкт ослепляет людей, и они начинают цикл заново, это так скучно, пошло и бессмысленно!
  - Как вы правы! - вторил наглухоубитый. - Я тоже сексом никогда не занимался и не собираюсь. Пускай обезьяны в зоопарке этим развлекаются. Конечно, пока тело молодо, половые железы работают без остановки, но ведь можно использовать их с пользой!
  - Как это?
  - Вы знаете, ученые - британские ученые! - установили, что семенная жидкость содержит в себе кладезь микроэлементов, невероятно полезных для здоровья организма. И как следствие - мощный омолаживающий эффект.
  - Интересно!
  - Интересно - не то слово! Да вы можете сами попробовать - откройте рот, - тут наглухоубитый обычно расстегивал ширинку. - Шире.. Не бойтесь, представьте, что я ваш доктор. Скажите "А".
  - Аааа...
  - Вот так... Ах-х... Щас, потерпите минут десять, сейчас все будет.. ых... х-х..
  В общем, чего не сделаешь из любви к ближним благочестивым женщинам.
  - Вот... вот, щас... Глотайте!..
* * *
  Британские ученые исследовали мир и установили, что он не предназначен для практического применения.
* * *
  Мировоззрения, картины мира, или, говоря по-русски - вера - бывают разные. Кто в Бога верит, кто в астрологию. Логически ни то, ни другое не доказуемо. Вера в то или иное знание сохранилась до наших дней во всем противоречии ее форм благодаря лишь тому, что в конце концов человек вынужден выбирать. Перед тем, как совершить действие, мы должны верть, что в состоянии сделать это. Достаточно лишь допустить мысль, что мы можем утонуть, как воды разомкнутся под нами; не допуская такой возможности мы обречены ходить по воде - как проверить эти утверждения, не допустив мысли о самой возможности проверки?
* * *
  И вы знаете, что самое обидное? Думаешь обо всем об этом, идя по дороге в супермаркет, где тебя отправляет на тот свет обмотанный взрывчаткой идиот.
  Я до сих пор не понимаю, зачем он это сделал, наверное, из любви ко всему живому и неживому.
  
  
  
  
  

В тени

  
  
  Сверху падает тень чего-то настолько большого, что нет никакой возможности выяснить природу этого феномена.
  Здесь есть маленький пляж и море, которое немного пахнет серой. Оно теплое летом, купаться в нем даже приятно - кажется, что живешь на супервулкане. Осенью оно холодное, а зимы и весны тут не бывает.
  Мы живем на острове, я и Полмихаила, вернее - неживем, т.к. умерли. Полмихаила и был тем загадочным идиотом, который себя подорвал в супермаркете и других не пожалел. Однако до причин его поступка мне докопаться не удалось - в виду того, что у Полмихаила нет головы. Он не может ни услышать моих вопросов, ни ответить на них. Еще у него нет сердца, потому что нет правого грудного отдела и правой руки. Мне было бы, вероятно, непросто жить вместе с зомби, у которого остались только три нижние чакры, но судьба приготовила мне еще более мерзкий жребий. В результате взрыва от меня только и осталось, что верхний правый отдел туловища. Сами понимаете, пришлось нам с Полумихаилом пришить свои останки друг к другу леской, которую я обнаружил на побережье, ползая по острову и удовлетворяя машинальное своё любопытство. Пришил я себя к Полумихаилу, когда он спал. У нас с ним оказались разные ритмы, поэтому жить нам крайне неудобно. Когда ему надо шляться по острову, я хочу спать, а когда я просыпаюсь, он уже устал и готов вырубиться. А что делать - других останков на острове я не наблюдаю - тут темновато! В полумраке мне кажется, что Полумихаил - моя тень, которая в загробном мире решила со мной поквитаться - я ходила за тобой тридцать лет, теперь ты ходи за мной. И ныне я - тень Полумихаила, его бессознательное, когда он спит, мои мысли - это его сны, когда он бодрствует, мне снятся его желания. В основном он хочет избавиться от червей и увидеть солнце.
* * *
  Нашел на острове книжку по философии одного из времен. Это комментарии к классическому диалогу Псевдопелевина "Раздор". Сам диалог невелик:
  - Ты пошто Машку выеб?
  - Не твое собачье дело!
  Вот, собственно, и все. Настоящие философы знают, что об истине говорить бесполезно, поэтому довольствуются конкретикой.
* * *
  Здесь очень темно, от чего мне попеременно то жутко становится, то хочется трахаться. Правую руку не чувствую вообще - приходится дрочить левой. Не ел и не срал. Бессмертен я или умер? Жутко хочется трахаться. Откуда такие желания в теле мертвого примата? Почему этот текст составлен так, словно я его думаю?
  Астральная наёбка - игра для школьников, обычно мы заняты ею на перемене. Ты живешь где-нибудь в снежной России, деньги пытаешься зарабатывать, и вдруг приходит Шива и всех уводит в класс. Иногда Смерть и Косой приходят - смотря кто сегодня уроки ведет.
* * *
  Однажды утром на острове появился человек.
  Он приплыл в лодке.
  - О, а я думал, тут никого нет! - заявил он. - Хорошо, что решил заглянуть. А то пришлось бы вам ждать да Завтра, а Завтра в этих краях наступает в исключительных случаях, большей частью сегодняшним днем довольствоваться вынуждены.
  - Вы заберете нас отсюда? - решил конкретизировать я.
  - Да, но прежде вы должны придумать, куда. Вы же умерли, значит, вам надо теперь достойно организовать посмертное существование. Вы где хотите жить - в аду, в раю, в нирване, может быть, хотите пребывать? Советую проторенными тропами не ходить, а придумать что-нибудь свое.
  - А что, правда, в рай можно?
  - Как два пальца об асфальт.
  -А как оно там?
  - Это вы должны придумать.
  - Так.. значит.. во-первых, четырнадцатилетние девственницы, много! Во-вторых..
  - Советую не торопиться! Я дам вам время, чтобы вы хорошенько всё продумали.
  - Время... Мне так надоел этот остров, и я заебался быть ходячей скульптурой из тухлого мяса.
  - Хотите, я верну вас назад?
  - Снова быть этим торчком? Да уж будьте добры, дяденька, век вас помнить буду. И детям закажу.
  - Воля ваша! Крибле! Крабле! Бумс!
  - Кажется, ничего не произошло.
  - Подождите. Ахсалай-махалай!
  -?
  -Ах, да, я чуть не забыл. Магистр Акопян был первым, кто сформулировал Правило. Согласно Правилу, сейчас нужно дунуть. Потому что - если сейчас не дунуть, никакого чуда не произойдет.
* * *
  Что есть наш мир? Многие чувствуют эту истину интуитивно, я бы описал так - в одном лесу сидит бобер, по воле случая увидевший наш мир, а мы тут живем.
* * *
  Вернувшись домой и привычно наглухо убившись для начала, я уж было твердо решил жить для накопления разнообразнейшего опыта, чтобы потом отобрать перлы и выложить ими свой райский лубок, но тут меня похлопали по плечу.
  
  
  
  
  

В мире животных

  
  
  
  Ну, ничего святого не осталось!
  Ученые разгадали генетический код, потому что это было заложено в их генетическом коде. Что-то вроде этого я всегда подозревал. За что не люблю науку - кучу крыс в опытах перережут, лишь бы доказать что-нибудь, известное каждому с детства.
  Можно возразить - ученые придумали лсд, это да. Помню, как только после конца Света на земле воцарился лигалайз - никто лсд не ел, как-то не нуждались.
  Вызывает подозрение то, что все значительные открытия ученых приходили им в форме откровения. Если вы не верите, что это все инопланетяне нам подкидывают - и таблицу Менделеева, и лсд - потому что проводят над нами опыты - я уже хуй знает, чем вас испугать.
  На работе я делаю себе постель из картонных коробок и сплю. Шеф пообещал купить диван. Купил раскладушку.
  На улице я мерзну и курю.
  В метро я сплю.
  Также я продолжаю смотреть сны и наяву. Астрологи говорят - это мысли других людей. Звучит правдоподобно, пока не задумаешься, реальны эти люди или нет. На темной стороне все кажется сновидением, на светлой - нет даже реальности, а снов и подавно.
  После конца света понаехавшие из разных восточных стран, за которыми закрепилось обобщающее прозвище "таджики" переименовали москву в Свадхистан. К ним, конечно, мало кто прислушался - большинство присутствующих вообще не понимало, что это такое - Москва. А в двух словах ведь не объяснишь.
* * *
  Было дело - Шива, один из наших преподов, проснулся однажды с мыслью:
  - А давно что-то я чужих семей не разрушал! - после чего залогинился и вошел в астральную наёбку. Суть игры сводилась к тому, что тебя наёбывают, а ты об этом не догадываешься. Шива прошел больше уровней, чем мы, поэтому был в числе тех, кто наёбывает, мы же составляли основную массу тех - кого. Нет, мы тоже, конечно, наебывали, но - исключительно самих себя. А чтобы наебать нас, достаточно показать нам, где мы сами себя наебываем, мы заглатываем наживку и начинаем долгий процесс самосовершенствования, который тоже часть наёбки. Такая игра. Некоторые даже на перемене задерживаются, никак выбраться из тел не могут.
  Позже, на уроке, он скажет нам:
  - Астральную наёбку как самостоятельную игру, а не малый уровень ее, воспринимают те, кто, подобно вам, пребывает на уровне ментальной наебки.
  После этих слов она наклоняется к моей шее и прокусывает артерию. Утолив первую жажду, она столбенеет.
  - Ты что-то курил?
  - Считай, что манаги попила.
* * *
  Всю жизнь мы учимся, набиваем шишки. Сперва - на лбу, потом - в трубочку.
* * *
  Это ведь не ты читаешь эти буквы, не так ли? И буквы тебя не читают, расслабься.
* * *
  Пишу для тебя, попробуй, опровергни. Наопровергался уже, небось, до сих пор опровергается, наверное, после былых опровержений.
  В этом месте есть все что надо. Насчет других мест не знаю, но знаю, что ты интересуешься. Правильно делаешь! Предостерегать тебя не от чего - все и так предрешено. Если хочешь молчать - тогда слушай.
* * *
  Вот примерно такие слова и сказал мой папаша, когда его ненаглядный кот шмыгнул засветло, чтобы увидеть там можно было всего за полцены, а то и вовсе за бесценок проапгрейдить себе что-нибудь заведомо убыточное для человека, который прожил всю свою неуемную зарплату на спор между такими конкретными, но в то же время и, нисколько не удивляясь этакому, вполне ожидаемому, как это уже всех тех, кому бы пришлось сказать моему папаше, когда его двоящиеся убеждения смогли всем, и я с ним согласился.
* * *
  Тантра - путь к Богу через задний проход. Кто рискнет сказать, что там Его нет?
* * *
  Походу настало время вам познакомиться с автором этой повести. Его зовут Ярослов Гашик, и он никогда не курит, мелочно не желая приучать себя к дыму. Предпочитает есть печеньки с шишками. Конопляная кулинария это отдельная тема, и ярослов уважает аюверду. Надо же так грузануть глаголами, прости, читатель! Я не хочу, чтобы ты безропотно выносил все выходки Ярослова. Я бы желал, чтобы ты мог ходить по потолку и тихо прославлять табуированные темы. Или, чтобы ты просыпалась на рассвете, несмотря на то, что заснул вечером. Чтобы рамки пола и потолка тебя не сковывали и квартирный вопрос не мучил.
  - А можно без нравоучений? - Ярослов открывает один глаз.
  - Нельзя, колыбельные должны программировать угасающего человека на позитив, чтобы ему было с какой ноги вставать утром.
  - Но ты меня разбудил своей "колыбельной", можно хотя бы на кухне покурить. Ночью Свадхистан большей частью засыпает, дышит холодильниками и редкими машинами за окном.
  -Уже, можно сказать, утро.
  - В субботу? Только не для нас с тобой. Наше утро будет ближе к полудню. Суббота вылечит нас от московского времени так, что вечером в воскресенье мы задумаемся, а стоит ли возвращаться, - Ярослов закрывает глаз обратно, долго ворочая ключами в замке, чтоб уснуть под их равномерное бряцание. Вот если его так будить среди ночи, он всё время такие телеги и гонит. Днём он побаивается ляпнуть что-нибудь не то, что может спровоцировать поиск смысла сказанного.
  Зоосемантика рассматривает смысл как змею, вроде бы там сокрыта мудрость, но она или ускользает, или жалит ядом, если не получается ускользнуть. Те, кто любит змей, дружат и со смыслами, тогда змеи могут раскрыть им свои секреты, они не были рождены для полета, если, конечно, не заручиться поддержкой ветра. Если же любить змей по-настоящему, то и охотиться на них не станешь никогда.
* * *
  Тут надо вспомнить, что сам Ярослов был лис, рыжее такое животное, и жил в норе. К змеям у него отношение менялось в зависимости от ситуации. Когда змей поблизости не было, он их любил.
  Все свои произведения, в том числе и эту повесть, Ярослов написал при свете свечи - никто в лесу не должен был догадываться, что занимает эту лису, поэтому днем Ярослов изображал из себя что-то типа кондуктора. Поймает какого-нибудь зайца, прижмет лапой к сосне и скажет:
  - Привет, Мамлеев. Короче, такие дела. Купи меня в сексуальное рабство к своей жене. В доме ни копейки, а кормить писателя надо, как ни крути, мясом.
  - Мяса уже лет семь как не продают, Ярослов, ты питаешься муляжами из пшеницы.
  - Так одолжи на муляж. Или я убью тебя, Мамлеев, перегрызу тебе глотку, не забывай, что мы живем в лесу, а не в придуманной кем-то Москве.
  - Не соглашусь с тобой, Ярослов! Это лес живет во мне, в моем сердце. Что до денег, то, поверь, я и рад был бы одарить тебя суммой любого, рвущего шаблоны самого извращенного воображения, размера, однако же и сам смиренно ожидаю пятницы, когда нам, возможно, выплатят аванс, и я не зря говорю "возможно", ибо...
  - Остановись, двуличный пидр, - с горечью берет зайца за яйца Ярослов. - Дай же я тебя поцелую тогда взасос, чтоб ты потом отплевывался. Я не я буду, если день другу не испорчу.
  - Целуй хоть в хуй, а денег нету у меня.
  - Подумать только, неприступен как броня. А покурить с собою нету?
  - Покурить есть, но ты же не куришь.
  - Если не делать исключения из правил, то и соблюдать их не придется, чё у тебя сегодня?
  - Очень интересный микс, - развязывает свой мешочек Косой. - Щепотка гималайского ганджубаса, щепотка индийского дурмана, щепотка питерских грибов, щепотка сальвии, которую дядюшка Барсук на подоконнике выращивает, щепотка кактусов неизвестного происхождения, парочка кристаллов ДМТ, немного майянского табака мапачо...
  - Стой, там много еще?
  - Я только начал...
  - Достаточно. Забивай!
  И вот они хуячат эту смесь. Косой вообще ничего в чистом виде не признавал, зато всё в чистом виде уважал изрядно. А Ярослов был рад наебошиться нахаляву, некоторых тока так и прёт. Ну, что делать с воображением, которое реалистичней обычной реальности, ненамного более, чем в миллион раз? Первую тысячу лет только ебешься и летаешь везде как МанкиМэн, вселенную все время нужно спасать от коллапса. А потом начинаешь заниматься поисками признаков жизни в окружающем пространстве и во внутреннем. Но нигже никого нет, о ком бы ни шла речь.
  Тут перемена заканчивается, и нас снова выдергивают из астральной наёбки на урок.
  - Первоначально эта игра называлась Дум, - объясняет Шива. - У нее было много версий, и все эти Думы оставили изгладимый след в сознании "человека", так называется персонаж в одной из версий.
  - Мы знаем, что такое "человек", играли!
  - Ну, и как, дети, всем понравилось быть "людьми"?
* * *
  Узнав о том, что он всего лишь персонаж повести, которую сочиняет лис Ярослов Гашик, наглухоубитый решил сам сочинить что-нибудь про Ярослова, чисто в отместку. Бля, я забыл, что хотел написать. А, вспомнил. Короче, покурили они мамлеевской смеси, посидели, повтыкали в глюки.
  - Как жена, дети? - спрашивает Ярослов
  - Жена фракталит по полной, - отвечает Мамлеев. - А дети скоро в школу пойдут.
  - Ты с ума сошел - детей в школу отдавать? Что они тебе сделали?
  - Им бы всё, знаешь, приблизительно в десяточку, безэмоционально на пределе возможностей.
  - А, ну, тогда, конечно, надо проучить ребят, заслужили. Я бы за такое не то, что в школу - в армию отдал бы.
  - Сейчас так просто в армию не берут, - говорит Мамлеев. - Мрут кто крут, врут про прут, прут на пруд груды, труд или ждут.
  - Ну, с последним я бы поспорил, но здесь тебя хотя бы можно понять! Сперва же ты что-то сказал про "сейчас", словно не знаешь, что концепция времени это вирус, которым нас заразили...
  - Ну-ну?
  - Заразили...
  - Инопланетяне?
  - Да, кроме них, по ходу, больше некому. Вот такой рассказ я сочинил про тебя, Ярослов, чтоб тебе неповадно было все это обо мне врать, и ничего, на самом деле, я о тебе не сочинял, т.к. знать не знаю и т.п.
* * *
  "У меня же нет детей!" - спохватился Мамлей, но было поздно. Они уже заняли место в его сердце, придется доживать с ними. Лис хитро улыбнулся.
  - Ах, вот ты как, - говорит заяц кровожадно, - сейчас я тебе отомщу. Короче, такие расклады. Ты работаешь кровельщиком на стройке. Дело имеешь в основном с жестью и умственно отсталым помощником. Вы лежите с ним на крыше под июльским солнцем, загораете, потому что сейчас обед. Твоя голова мирно покоится на рулоне рубероида, ветер вентилирует твои дыхательные пути его смолистым запахом. Прораб приезжает незаметно.
  - Лежите - говорит он, - загораете? А я вам еще травы привез.
  - Так что же ты стоишь.
  - Короче, чуваки, вы главное тут лежите, загорайте, делайте что хотите, можете хоть художественную мастерскую открыть, я не против.
  - Мы тебе крышу починим.
  - И художественную мастерскую сделайте, ты сейчас въедешь в эту тему, расслабься. Короче, прикинь, вы с напарником твоим будете там картины рисовать, скульптуры лепить..
  - А...
  - А я буду там порнуху снимать, пока вы искусством занимаетесь.
   - А мы будем рисовать, как вы порнуху снимаете, отличная идея!
  - Я знал, ты поймешь меня, брат. Теперь насчет жести. Там у поставщика какие-то детские проблемы - грузовик банально доехать не может, плутает по лесу третий день, связь с водителем налажена неудовлетворительно, поэтому чует моя жопа - жести у нас на участке не будет минимум неделю.
  - И слава Богу, брат!
  -Твоя правда.
  - Интересно, что случилось с водителем грузовика?
  - Я расскажу тебе по секрету. Однажды мы устанавливали сваи, и меня ударило крюком по голове. Перед моими глазами пронеслась вся моя жизнь - не только то, что было, но и то, что будет. Так же я увидел, что расскажу тебе историю водителя грузовика, подлинность которой подтвердит будущее.
  Водитель в действительности бухает у себя дома, у него душа болит, как у капризного ребенка, которому вместо бодрого минета подарили на новый год мину замедленного действия. Сам же он во всем винит тиканье часов.
  - Часы напоминают ему мину?
  - Он думает, что они и есть мина. Беда с часами, что они везде - в мобильнике, в компьютере, в метро. Рвануть может где угодно. Вот он и пьет, болезный, а на звонки отвечает смс-ками, что, мол, в лесу заблудился, и что как найти правильное направление, если отвергаешь пространство и время в принципе?
  А твой безумный помощник скажет:
  - Сложная работа у водителя! - с этими словами Мамлеев набил еще трубочку. - Ну, как, отомстил?
  Да, - принял трубочку Ярослов, - ты оказался изощренным мстителем. Но при этом ты и был моим слабоумным помощником! Вспомни! Тот же самый жаркий июльский день, тремя часами ранее. Ты смотришь на меня, на дядю Толика, и думаешь, а если бы дядю только и запрягать зимой в сани и ездить так на работу и с работы, а на ночь, конечно, отпускать домой к семье. Вот едете вы с ним, бывало, ранним январским утром, снег мокрый, грязный, и вы трясетесь среди растоптанных хлопушек и конфетти, и только на полдороге ты вспоминаешь, что сегодня выходной, т.к. вчера был новый год, и на работу ехать не надо. Дядя Толя недовольно пофыркивает, но скачет резво, он рад предвкушению скорой свободы. Можно будет отоспаться после вчерашнего.
  Эти мечты прерывает замечание дяди Толика:
  - Славик, ты стоишь с открытым ртом уже шесть с половиной минут, я время засек.
  - Я просто хотел подышать ртом, иногда это полезно. Не всегда же носом дышать.
  - Я о здоровье твоем забочусь, баклан! Поскольку дышал ты из этой банки...
  - Я считаю, что клей надо нюхать как ртом, так и носом, это весьма и весьма разные вещи. Тот, кто не ценит красоту нюанса, врет, что он кровельщик!
  - Тот, кто нюхает клей, тоже врет, что он кровельщик, ему к малярам надо, обоями занимался бы.
  - Я и занимаюсь обоими, - краснеет Славик. - А ты откуда знаешь?
  - Мне прораб рассказал. А он вообще все знает после несчастного случая. Ты, паря, не робей, все у тебя будет ровно со временем, а мне бы только искусство свое кому-нибудь передать, я ведь, паря, мастер-кровельщик в седьмом поколении, хочешь быть восьмым патриархом?
  - Не, я есть хочу.
  - Ну ладно, не в первый раз зазря жизнь прожил, привычка. То есть ты вообще ничему научиться у меня не хочешь?
  - У тебя? А что ты можешь? Можешь, к примеру, запрячься в сани и по Москве меня покатать?
  - Ну... Теоретически - да...
  - Я просто так спросил, не грузись, мне это, на самом деле, не нужно...
  - Ну, надо хотя бы зимы дождаться..
  - Как минимум, да.
  - Подождем зимы!
  - И что, ты меня покатаешь?
  - Ну.. почему бы и нет. Может, и покатаю.
  - Ты говоришь - "может".
  - Хорошо, я обещаю тебе, что покатаю тебя один раз, когда будет подходящая погода.
  И вот идет время, наступает зима, а дядя Толик ведет себя как ни в чем не бывало, словно ничего и не обещал вовсе. Ты начинаешь нервничать и сперва не веришь, что тебя тупо обманули, потому что в их мире тебя считают слабоумным и пользуются твоим доверием исключительно забавы ради.
  - Хватит! - говорит заяц, в глазах его слезы. - Никогда больше не буду курить с тобой, Ярослов, пойду обижаться. Прощай!
  Ярослов не нашел, что ответить. Подумал: "Пущай!"
  Тогда он покурил еще и нашел. Но заяц был уже далеко. Пришлось догонять.
  - Эй, Воронеж -хуй-догонишь! - крикнул он Мамлееву. - Я забыл совсем предложить тебе дунуть на дорожку! И вообще - прости, я не хотел!
  - Покурить, говоришь, - останавливается заяц. - Не могу отказаться, профессиональное.
  - А мокрый-то там остался!
  - Ничего, у меня трубочка есть.
  - Не хотел тебе говорить - шишки тоже там я забыл.
  - Я тебе тоже не хотел говорить - у меня есть немного мягкого, вуаля.
  - А чё это на нём за золото?
  - Это штампуют они свой логотип позолотой.
  - Да, в лесу от рекламы не продыхнуть уже... А я вот, прикинь, сегодня Цезаря Тируэля в маршрутке встретил, настоящего. Ну, когда в Москву на работу поехал. Превратился в человека, выпил кружку кипятку...
  - Зачем кипяток по утрам, для печени?
  - Да, покурил, посрал, оделся и поехал, значит, на работу. А водителем в маршрутке - Цезарь Тируэль, ну что ты на это скажешь?
  - Хорошая трава!
  - Да не, я серьезно! Я ему:
  - Цезарь! - а он мне:
  - А, Ярослов, привет! Решил, как видишь, завязать с этой адвайтой, заебался быть клоуном на подаянии у больных людей. Шофёр - вот охуенная работа!
  - Чё, прям так и сказал?
  - Да не, он по-английски, конечно, что-то прогнал, но с ним рядом его жена сидела, переводила и пассажиров обилечивала.
  - Круто. А я вот кладовщиком чё-то устроился.
  - Ой, я тоже к ладовщикам нанимался в ученики, те еще сектанты. Цезарь в сравнении с ними как Цой по сравнению с "Алисой".
  - Не знаю, мне лично фильм Бёртана очень понравился, не могу убить в себе педофила.
  - Ты просто не пробовал.
  - Даже попробовать не могу.
  - Ну, пойди куда-нить на детскую площадку, познакомься с коллегами, поделитесь опытом.
  Тут к нам подошла женщина, нисколько не девочка, обладатель высшего образования, талантливый программист и художник, расстегнула моему другу штаны, зафиксировала его хуй у себя во рту и - увела его далеко-далеко за горизонт, наглухо-убитый даже всплакнул по такому случаю.
* * *
  Хотел ебать тебя и дрючить без конца
  Своим концом в твои отверсты дыры,
  Которых у тебя я насчитал четыры -
  Пизда, рот, попа и опять пизда.
  
  
  
  

Глава без названия

  
  
  А у вас бывает такое, что бульбик не гаснет? Вы убиваетесь напас за напасом, и это кажется бесконечным; лишь малодушно засцав перед бесконечностью, вы можете потушить этот огонь.
  Или наоборот - почему-то вы решили, что сгореть всё должно за один раз, и вы мееееееееееееееееееееееееееееееедленноподымаете мокрый так, что снова кажется - этому не будет конца, но конец наступает всегда, когда-нибудь он придет и самому себе, после чего концов вообще будет не найти.
  Бульбик - это интернациональный девайс будущего. Вы думаете, с какой целью природа позволила нам засрать всю планету неразлагающимся пластиком? Просто для того, чтобы в любом уголке земного шара, хоть в тундре, мы могли спокойно сесть попой на поверхность "большой девочки", пошарить рукой неглядя - и тут же найти пару подходящих бутылок из-под минералки. Пафос цивилизации - чтобы всё было под рукой.
  Но в поезде "Свадхистан-Мухосранск" из бульбика не покуришь - пограничники не поймут. Приходится забивать в туалете микротрубочку и, выдыхая дым в форточку, наблюдать проплывающий мимо поезда многоэтажный аквариум с офисным планктоном. Кто-то чатится в аське, кто-то прибивает к стене микроелочку - скоро Новый год, время выпускать пар. Я посылаю удаляющемуся от меня Свадхистану паровоз - вместо воздушного поцелуя. Раскурись, Москва! Заколачивай, Рассея.
  Самое лучшее в поездах - это случайные попутчицы, с которыми можно разговаривать обо всем на свете, и самое главное - о своем отношении к ебле:
  - Я категорически против самого этого явления как такового! - заявляет наглухоубитый. - Это порочит меня как человека.
  - Конечно, - соглашается она, - что ж тут может быть хорошего. Хотя, положа руку на сердце, не могу сказать, что окончательно разобралась в этом вопросе.
  - Боже мой, ну хотите я вас выебу, вам определенно не понравится.
  - Ну, давайте - должна же я определиться в этом деле.
  - Да, раз и навсегда!
  Эх, мечты, мечты. На самом деле мы только поцеловались. Как зовут, не спросил.
* * *
  Привет, Мамлеев! - говорит мне Ярослов. - Давай комплексовать вместе!
  - Совать комплекс?! А куда его можно сунуть?
  - Всё понял. Завтра поговорим еще. Пока.
  - Нене, ты так быстро не уходи, покури хотя бы на дорожку для приличия.
  - Ладно, чувак. А тебе я советую - устрой уже групповуху и успокойся.
  - Не, чувак, мы как-то с друзьями поели грибов и, когда меня совсем уже накрыло, я сказал: "Друзья, давайте ебаться!", они, понимаешь, все на другой волне были, неудобно получилось.
  - Надо было мдма хавать или сибирь.
   - У нас только грибы были.
  - Да, они, по ходу, заполонили. Ты тоже ведь гриб частично?
  - Ядерный!
  - Точку сборки фиксирует любовь, как сталкер тебе говорю.
  - Но это же глупость.
  - К тому же - неконтролируемая!
  Заяц хотел было пустить пыль в глаза Ярослову, но тут же устыдился своим побуждениям.
  - Слушай сюда, пацан, - возразил ему Ярослов. - Если будет всё ровно, ты понял меня, короче, если всё будет чики-пуки, ты можешь не сцать, потому что иначе, всасываешь, забудут как звали тех, кто забудет, как зовут тебя, а теперь слушай особую хуйню, персонально для тебя, я не знаю кто ты, что ты, и какого хуя мы вообще здесь делаем, но за гашиш респект! Да здравствуют книги в мягких обложках!
  - Погоди. Это ж я хотел сказать... Как у тебя?..
  - Ты думай, бля, потиише, косой. Щас всем, кто спит в лесу в радиусе километра, кошмары снятся.
  - А, так это наша общая мысль?
  - Если успеешь первым запатентовать, будет твоя персональная.
  - Чики-пуки!
  -Точно.
* * *
  - Мне порекомендовал вас Ярослов.
  - Курить будете?
  - Я не знаю своего будущего.
  - И я не оракул. Чем могу?
  - Мне нужно, чтобы вы провели расследование, не удивляйтесь, Шерлок Холмс тоже был наркоман. Дело очень серьезное, заплачу хорошо.
  - Вы не больны часом?
  - Дам трахнуть жену и всех своих дочек. Подарю дом в деревне. И килограмм гашиша.
  - И в чем же состоит ваше дело?
  - Я расскажу. Когда мне было 14 лет, я состоял в тайном братстве. Мы делали скворечники для синичек, боготворили зеркала и унижали рыбаков. Некоторых насиловали, заставляли есть трепыхающийся улов прямо на месте этого самого улова. И мы не избежали мести - однажды меня и моего товарища волею судьбы занесло в рыбацкий поселок, где нас опознала на улице одна из наших жертв - рыбачка Анна, она привела с собой решительно настроенных мужчин, после чего меня и моего друга проволокли через хлюпающий лабиринт канализации в заросшую мхом и грибами каюту, в которой восседал товарищ Капитан.
  - Ты понимаешь, - спросил он меня, - что теперь тебе придется взять Анну в жены, а твоего товарища мы принесем в жертву Ктулху или еще какой-нибудь Морской Хуйне, просто чтобы улов хороший был, такие уж у нас традиции.
  - А почему я не могу жениться на Анне? - спросил мой товарищ товарища Капитана.
  - Потому что Анне понравился он, а не ты, - ответил ему товарищ Капитана, и Капитан согласно кивнул.
  - Я могу чистить ваши туалеты! - закричал мой друг. - Я готов пожизненно расплачиваться очком!
  - Прощай, Афанасий, - сказал я ему. - Не унижайся, рыбаки злопамятны и не знают жалости к чужакам точно так же, как мы не знали жалости к ним. Зачем мы заставили Анну выучить весь английский язык за одну ночь, дребезжа бензопилой над ее затылком?! Почему наше сердце не дрогнуло, когда она просила не заставлять ее менять фамилию, со слезами на глазах просила! Видели ли мы в ней живого человека, когда, накурившись, забыли ее в депривационной камере на весь уик-энд?! Нет, друг мой, кто-то должен смыть своей кровью эти грехи с нашей совести. А кто-то - ограничиться искренним раскаиванием.
  - Хорошо, - мой мужественный друг нашел в себе силы смириться с таким поворотом судьбы, - я согласен стать вашим козлом отпущения. Меня даже устраивает такой жребий, это достойное завершение моей бессмысленной жизни. Однако перед смертью я хотел бы поведать вам тайну, которую пронес с собой через всю жизнь. Мне уже восемьдесят, но когда-то и я был обычным четырнадцатилетним пацаном, как и мой товарищ, - тут Афанасий кивнул на меня. - В то золотое время не было ни железных дорог, ни астрологии, ни секса, ни Тоналя, ни Нагваля. Мы с семьей жили в небольшой деревушке. В деревушке жили одни девушки и бабушки, изредка - дедушки и прадедушки. С утра они жарили оладушки, днем делали игрушки, ночью спали на раскладушке. Я прятался под подушку и считал себя кошкой, но понарошку. Кстати, отличные бошки!
  - Долго еще? - спросили рыбаки.
  - Ладно, - сказал Афанасий, - еще немножко осталось. То есть я могу вам бесконечно рассказывать, как я к этому пришел, но это история всей моей жизни, а суть там в том, что священный знак "Ом" это архаичный вариант уравнения 3=1/0.
  - Вот как, - сказали рыбаки и утопили Афанасия в бочке с водой во славу Дагона. Меня же - женили на Анне. Я был совсем мальчишка, а на Анне клейма было негде ставить, ей уже исполнилось 16, она прошла все уровни астральной наёбки, тайно от всех придумала эту вселенную и управляет всем происходящим прямо сейчас. Так вот, у Анны была школьная подруга, имя которой она никак не может вспомнить, и это очень досадно. Я рассказал эту историю Ярослову, и он посоветовал мне обратиться к вам. Вы единственный, кто может докопаться, как звали ту подружку моей жены на самом деле.
  - Вы ошибаетесь. Я не стану этим заниматься. Ничем не могу вам помочь.
  - Что ж, извините, что украл ваше время. В конце концов, какая разница, как ее звали. Если бы ваше расследование увенчалось успехом, мне пришлось бы сдержать свое слово и позволить вам трахнуть Анну, всех моих дочерей, подарить дом в деревне и кило гашиша. А я человек жадный. Анна, дочки и дом в деревне - хуй с ними, но за кило гашиша я б вас точно убил. Труп в целлофан и в речку. Но вы отказались помочь мне, и моя совесть чиста, спасибо вам.
  - Не за что, друг мой, не за что. Готов выслушать любые ваши беспонтовые предложения.
  - Их не будет. Я выйду за порог вашего дома и растаю, так как у меня не осталось больше желаний. Последним моим желанием было помочь жене вспомнить, как зовут ее школьную подругу, теперь это желание исчезло. Прощайте!
  - Прощайте. Сколько до конца перемены?
  - Минут пять.
  - К Шиве на пару?
  - К кому же еще.
  - Ом нама Шивайя!
  - В натуре.
* * *
  Ярослов, что это за шкет ко мне приходил?
  - Сынишка мой.
  - Сколько ему?
  - Десять.
  - Хитрый лис вырастет.
  - Уже вырос, походу.
  - Телеги у него безумные какие-то. Про жену-рыбачку что-то рассказывал, но я почти все прослушал - накурился в сопли, понимаешь, завтыкал двадцать третьим глазом* в какую-то порнотрансляцию, суть которой сводилась к тому, что босс наказывает секретаршу анально за то, что кофе без ЛСД принесла, а лисенок твой все про рыбаков, да про море, про паруса и дальние странствия... Очень романтически настроенный ребенок... ______________________________________
  (*гашишковидная железа)
* * *
  Чтобы убиться в мясо в течение часа, не надо быть асом - достаточно пару напасов хорошего ганджубаса, поcле чего все ясно - и представители шестой расы, и почему менты пидарасы, и даже инертность народной массы - все это в кассу и не вызывает гримасы ужаса или экстаза. Напрасно твердят пердуны седовласые, что решение принято единогласно - результат подтасован, и это прекрасно. Не отдано ни одного голоса, призрак русалочки счастлив. А я делаю еще пару напасов.
* * *
  И как же тебя зовут? - спросил я сынишку Ярослова.
  - Я согласился тут родиться при условии, что меня никак не будут называть, - ответил он, - но тут, по-моему, вообще всем похуй на договоренности, никто их не соблюдает, сплошное кидалово. Называют как хотят - там, откуда я родом, за такое сразу в морду. Попробуй назови кого-нибудь на улице или попробуй назови улицу - тебе вмиг всю эту дурь из башки выбьют. Но в разговорах с вами мне приходится называть башку - башкой, а разговоры - разговорами, потому что здесь все вверх тормашками, тебя даже и не подумают понять, пока ты не назовешь хоть что-нибудь для затравки.
  - Ты хитрый лисенок.
  - Ну вот, начинается.
  - У тебя есть план?
  - А как же - я планирую потратить всю свою жизнь на изучение названий реальности и научного взгляда на то, как ее правильно назвать. В какой-то момент до моего сознания дойдет что-нибудь, и я поделюсь с миром очередной комбинацией осмысленных названий.
  - Я другой план имел в виду.
  - Я понял, просто захотелось ответить не в тему. Есть ли у меня план, спрашиваете вы? У меня есть целых два плана - вот кусочек гашиша из средней азии, а вот какие-то миксы богопротивные....
  - Химия?
  - Она самая.
  - Изучай химию. Пригодится в жизни.
  - Оставьте свои советы при себе, тоже пригодится.
  - Ты чего такой борзый, пацан?
  - Чувак, ты меня достал уже просто. Какой я тебе "пацан"?! Попридержи язык и увидишь, что нет ни тебя, ни меня, или что ты это я, и вопросы у тебя иссякнут. Или у меня. Я забью, а ты - кури молча.
* * *
  Мне бывает жутко, когда сажусь в маршрутку, или когда мишутка пытается сказать шутку. Я представил на минутку, что живу в собачьей будке - еда в лотке, к запахам чуткий, с Луной накоротке, шерсть вместо куртки, если иду, то на поводке, мои повадки - охота, утки, хозяева - ублюдки, бросают меня в воду с лодки, и не могут смотреть без улыбки на то, как я совершаю ошибки при ловле рыбки, а сами пьют водку и курят самокрутки. Представив все это четко, повторюсь, на минутку, я дунул еще чутка, погладил кошке грудку*, и всю следующую минутку представлял себя кошкой - еда три раза в сутки, при еде не поспишь, работать - дудки, кто работает - проститутки, лучше лежать в закутке и на все попытки тебя выманить отвечать коротко или вообще не отвечать. Мяукать или молчать, нет выбора в этом вопросе, и если вас кто-нибудь спросит что-нибудь сдобренное вопросительной интонацией, типа не хотите ли вы сексом заняться, советую не отказываться, а соглашаться, ведь неизвестно когда еще случай представится поебаться, ведь можно не успеть и успеть, т.е. представиться - прямо во время мастурбации к праотцам отправиться. А люди рады стараться пополнять генофонд нации, если избежали кастрации или получили приказ по рации, ну или смутные вибрации не позволяют отказаться и приходится раздеваться, подобные акции не подразумевают оваций или прекращения медитации. Вкратце - можно сломаться если не трахаться. Так-то, братцы! Я начинаю раздваиваться и представлять себя уже человеком, реальность со вздохом подстраивается под мои представления, кошка подмигивает мне левым веком, я беру ее на колени. Дальше мне продолжать лень, и я доверяю лени.
* * *
  - Герман, ты уже читал Мамлееву какие-нибудь свои стихи?
  - Читал, но он, по-моему, не слушал - ушел в себя и заткнул пальцами уши, кричал: "Ля-ля-ля! Я не слышу!..", а потом его пробило покушать, и он стал есть грушу...
  - Бедный малыш, трудно тебе найти хорошего собеседника, - сказал Ярослов сыну. И добавил голосом проповедника:
  - Сила этого мгновения неуловима.
  
  ___________
  * - и бока.
  
  
  
  

Музы Каа

  
  
  Сложно писать и целовать кошку одновременно. У меня ничего не получается игнорировать, и когда лисенок Герман отправлялся в Москву, он маскировался под человека, поэта традиционной ориентации Саню Чудогорохова. На работу ему ходить не надо было, и он бездарно проводил время, ухаживая за мертвой девочкой Юлей, которая то курьером работала, то порноактрисой. Поэтому бедному поэту приходилось по понедельникам, средам и пятницам развозить юлины заказы, а по вторникам и четвергам уныло наблюдать, как Юлю шпилят во все дыры здоровые мускулистые парни или волосатые дедушки с большими животами и маленькими кривыми хуями. Поэт еще не спал с Юлей - видя его серьезные намерения, она твердо заявила ему, что "до свадьбы - ни-ни!", однако в щечку целовать позволяла. Когда Чудогорохов смешно попытался обнять ее колени, Юля резко оттолкнула его:
  - Анахатой дыши, сука! Еще раз попутаешь мне похоть с любовью - яйца оторву.
  Чудогорохов грустно вздохнул анахатой:
  - Ах, Юлия Юлиевна, ваши тантрические идеалы слишком недостижимы для такого жалкого человечишки как я.
  Юля снисходительно потрепала его по волосам. По одной из волосинок полз муравей - в голову Чудогорохову его занесло практически ветром, когда он "рухнул с дуба", а Чудогорохов вышел из магазина. Муравей никогда не был ни в человеческой голове, ни в квартире. Всё ему тут казалось странным - например, почему 70% мыслей Чудогорохова - в рифму? Или почему остальные 30% - это тараканы?
  Увидев муравья, тараканы обрадовались:
  - О, муравей! Курить будешь?
  - А что вы курите?
  - Да перхоть этого чувака. Видишь, зеленая? Это потому что он все время ганджубас дует, живем преимущественно в дыму как на вулкане, так что в принципе можешь даже не курить, очень скоро тебя и так накроет.
  Муравей понюхал воздух и согласился:
  - Да, чуваки, мир зеленого тумана таки поймал меня в свои сети. Забивайте перхоть, я еще с утра чувствовал, что надо дунуть, но не успел - мне помешала мысль о необходимости найти одно деерво и вонзить в его кору свои челюсти. Эта мысль преследует меня как наваждение.
  - Господи, что у тебя в голове! - тоже вздохнула Юля.
  - Это бессмысленный вопрос, - махнул рукой Чудогорохов. - Даже если у меня в голове нет ничего, кроме тараканов, то, по крайней мере, в головах у этих тараканов нет ничего, кроме поэтов!
  - Хорошая перхоть, - откашлялся муравей. - Думаю, у меня в голове завелись грибы или типа того, и моя жизненная миссия - спасти их популяцию от вымирания, доставив споры туда, где они могут дать жизнь новой грибнице.
  - А ты по ночам в интернете больше сиди, тогда у тебя в голове не только грибы, - сказали тараканы, - кони заведутся. Троянские.
  - А в конях грибы?!
  - В конях греки и вся античная мифология, данная нам в архетипах. Ты думал, что это ты трахаться любишь, а это архетипом Диониса тебя греческие хакеры заразили, в результате система виснет, соображалка не соображает, а программа - работает. Работа ее сводится к тому, чтобы принудить тебя, сложнейшее и свободное существо, к жизни в рамках одного-единственного алгоритма - пожрали грибов, обкололись марихуаной и давай в жопу ебаться! Года два такой жизни - и даже улитка захочет вонзить рога в кору дерева, чтобы спасти грибную популяцию от вымирания. Наркотики совершенно логично приводят к такого рода выводам. Если ты куришь зеленую перхоть, то нечего удивляться, что тебя волнуют судьбы грибных популяций.
  - Ваша правда, чуваки. А зачем греки такое придумали?
  - Как зачем? Забыл, из-за чего троянскую войну ведешь? Бабу твою они отнять хотят!
  - Но у меня нету никакой бабы...
  - Зачем же ты тогда греков в голове таскаешь? Значит, отняли уже!
  - И она теперь - у них, а они - у меня в голове, значит, и она тоже?
  - А где ж ей еще быть? Ты тут бабу НА голове где-нибудь видел? Должно быть, заблудилась в волосах, бедняжка...
  - И не просто поэты засели в головах моих тараканов, - торжественно провозгласил Чудогорохов, - Греческие поэты! Гомер Симпсон, Эсхиллари Клинтон и другие официальные лица встретили делегацию Гондураса воскуриванием канадского ганджубаса.
  - Герман, не играй со мной в поэта, пожалуйста, - говорит Юля, - я вижу тебя насквозь, рыжая морда, какой ты поэт. Натаскал из леса в квартиру муравьев и хвостом виляет. Ты, кстати, когда хвостом виляешь - ты как кошка это делаешь или как собака? Что означает это виляние?
  - Это обманный маневр, - говорит Герман и оборачивается юлиной мамой.
  - Юля! - кричит она. - Ты снова не в школе. И почему вообще ты без трусов? И что это за шприцы на полу? ! У тебя диабет, да? Смотри мне в глаза, не вни! Говори. Говори, сука, на какой переправе партизаны засаду устроили?
  - У вас усы отклеились, майнфюрер, - говорит Юля. - Во-первых, какая школа, сегодня каникулы точно так же, как и завтра. Во-вторых, я не без трусов, это трусы такие мне подружка из Амстердама привезла - ткань телесного цвета и лобковые волосы из полимеров. На мне их семь штук, я могу снимать одни за другими, пока у тебя голова не распухнет, потому что их не семь, а больше, на самом деле. А шприцы на полу Саша нарисовал, он известный московский художник, то есть поэт.
  - Мда? А что это за животное по квартире шарится?
  - А это я в лесу лисенка нашла, хочу в зоопарк сдать, он пропал бы на природе без родителей, а в зоопарке он хотя бы на глазах посетителей пропадет.
  - Чтобы сегодня же духу его тут не было!
  - Мама!
  - Я уже тринадцать лет мама. Ты обед для папы сварила? Он ведь щас злой с работы придет, съест кого-нибудь из нас на выбор, и я думаю, что тебя - ты моложе и мясо у тебя нежнее.
  Сложно жить двум женщинам в одной квартире! Юлина мама работала на таможне, обирала туристов и не подозревала, что Юля снимается в порнороликах, контрабандой которых на прошлой неделе юлина мама заработала себе на новый год.
  - Для тебя стараюсь, доченька, - говорила она Юле, - ночей не досыпаю, брожу по поездам, как привидение матери Гамлета, нарушаю закон по мелочам, как и полагается представителю закона моей статусной группы - короче, все как у людей стараюсь чтоб было, а ты суп папке не сварила, очком моим решила рискнуть, так, марш на кухню, и чтоб через пятнадцать минут я наблюдала в гостиной накрытый стол и дымящиеся тарелки, пошевеливайся, живо-живо!
  Сплавив Юлю на кухню, Герман в который раз вздохнул анахатой, взял в руки тряпку и стер шприцы с пола.
* * *
  Кундалини творит мир, вот почему нужно подымать Ее. Кундалини в жопе - и мир там же.
* * *
  В следующем году будет очередной конец света, я надеюсь, что все мы станем плазменными голограммами ил что-то типа того, а следующий год наступит через несколько часов.
  Ну, вот они и прошли, эти часы. Юлин папа завалился домой за десять минут до начала нового года, пьян он еще не был, а надраться мечтал давно, с самого утра. Увидев Чудогорохова за обеденным столом, он несколько смутился, но, быстро вспомнив о своей цели, рванул к бутылке и накатил стограм.
  - Замечательно, - сказал он Чудогорохову. - Я не знаю кто вы, но шампанское пора разлить. И включите телевизор, я хочу посмотреть в глаза своему президенту.
  - Юлькин хахаль, - сказала мама.
  - Саша, - представился Герман.
  - Давайте набухаемся, Саша, весело встретим Новый год.
  - Не, я лучше траву покурю, а то как встретишь новый год, так его и проведешь...
  - Юля, ты еще не беременна от него?
  - Нет, но он трахнул маму. Не знаю, предохранялись ли они...
  - Что?!
  - Папа, я сама в ахуе. Думала, он мой парень, привела в гости, познакомить с родителями, так они с мамой меня в супермаркет послали, а когда я пришла - он голый по квартире ходит, а мама в душе!
  - Ты всё неправильно поняла, - говорит Чудогорохов. - Мама твоя в душ пошла сразу, как ты из квартиры вышла...
  - Это правда, - говорит мама.
  - А со мной, между тем, случилась вот какая история...
  - Ладно, потом, - юлин папа роздал всем бокалы. - Сейчас новый год!
  - Бом! - сказали куранты в телевизоре. - Бом!.. Бом!.. Бом!..
  - С новым годом!
  - С новым счастьем!
  - Бом!.. Бом!.. Бом!.. Бом!..
  - Сейчас надо пить или когда гимн начнется?
  - Когда гимн начнется.
  - Да нет, когда хочешь!
  - Бом!.. Бом!.. Бом!.. Бом!..
  - Ладно, давайте помолчим. Торжественный момент, все-таки..
  - Бом!.. Бом!.. Бом!.. Бом!.. Бом!..
  - Что-то они все звонят и звонят...
  - Бом!.. Бом!.. Бом!.. Бом!..
  - А, это же в дверь звонят, - догадывается юлин папа и идет открывать, но его догадка оказывается неверна.
  - Бом!.. Бом!.. Бом!.. - это действительно заело куранты, и они никак не опускают старый год - Бом!.. Бом!.. Бом!..
  Я же хотел покурить, спохватывается Чудогорохов, взрывает бульбик - и куранты, наконец, замолкают. Наступает новый год.
* * *
  Юлий Палыч, он же юлин папа, был беспринципным человеком. В детстве он случайно забрел на территорию военной базы, где его облучило, после чего он всю жизнь глушил водкой спонтанно возникающие в себе мутации. Человеческое сознание он утратил еще в самый момент облучения, последней нормальной мыслью в его голове мелькнула догадка - я больше никогда не буду смотреть фильмы с Арнольдом Шварценеггером, подумалось ему, после чего он навсегда перестал быть самим собой. Родители отдали его на актерские курсы, чтоб он научился мимикрировать под социум, и с грехом пополам ему это удавалось. Он видел свою дочь и лисенка, которого Юля называла то мамой, то Сашей, но старался не подавать виду, что его что-то смущает, потому что давно потерял доверие к своей психике. Возможно, это просто галлюцинации, а может, теперь только так и принято вести себя по воскресеньям, у людей ведь такие переменчивые обычаи.
  Юлий Палыч осторожно спиздил со стола кусочек сыра и накатил еще стакашек.
  - А что же, Сашек, - спросил он Германа, - или мама, или как там тебя, ты, когда со мной разговариваешь, ты веришь, что у меня внутри есть хоть кто-то? Или ты думаешь, что я, возможно, лишь картинка в твоей голове?
  - Мне похуй, заморочки все это...
  - Да, иногда не мешает поучиться у молодого поколения трезвости мышления, - скорбно трясет головой Юлий Палыч, которому на самом деле не просто тоже похуй - он вообще даже не догадывался о совем разговоре с Чудогороховым, его в это самое время терзали воспоминания о том, что за мгновение до этого все было ровно то же самое, а тело, приученное годами тренировок, разговаривало с Чудогороховым не автопилоте и даже еще стаканчик накатило. Заметив это, Герман поставил перед Юлием Палычем стакан с бутылкой и сказал:
  - Побеседуйте пока с ними.
  Юлий Палыч - бывалый сталкер, виду сперва не подал и как ни в чем не бывало продолжил разговор, но уже с бутылкой и стаканом, а Герман ушел на кухню к Юле.
  - Господа, - сказал Юлий Палыч стакану и бутылке, - кажется, я должен почитать вас, как Шиву и Шакти, лингам и йони, Бога-отца и Сына, Путина и Медведева даже, но, мне стыдно вам признаться, я впервые выступаю перед такой аудиторией, внимательной, молчаливой. Я вижу, вы люди с прозрачной, кристально чистой душой - я, быть может, и не вполне достоин сидеть с вами за одним столом, но дух дышит, где хочет, или, как это по-гречески, короче, пора выпить.
  Водка, журча, переливается из "лингама" в "йони", а из "йони"- в Юлия Павловича.
  - Да, - согласился он. - Отождествив бутылку с лингамом, нельзя пить из горла и не запятнать репутацию. А стакан, каждый водочный стакан есть грубое физическое воплощение Святого Грааля, вечного архетипа, идеального прообраза всех стаканов, чаш, кубков, кружек, рюмок и фужеров. Вы продолжаете молчать? Значит, вы согласны со мной или вам хотя бы нечего возразить. Давайте выпьем по этому поводу!
  Туша Юлия Павловича со знанеим дела косила под хозяина, отработанные годами рефлексы вкалывали, как гастрбайтеры, сам же Юлий Павлович уже превзошел пространство и время, и Юлием Павловичем его можно было назвать, разве что, шутки ради - стерлись границы, на кухне он лисенком спал на коленях у кухни, чтобы в пространстве между домами услышать каждую снежинку, которая опустилась до земли этой ночью.
* * *
  Юля мнет в своих кулачках Германовы уши:
  - Ты за папину психику не переживай, - говорит она. - У него там все давно радиоактивному распаду подверглось, так и не вернулся из трипа. Странно осознавать, что ты была зачата чьим-то телом на автомате, без участия хозяина, который, похоже, уже отдал Богу душу. Впрочем, я сама давно мертва, долгая история. История тел и метаморфоз, когда-нибудь я расскажу ее, но не тебе, а кому-нибудь другому, в кого ты превратишься в следующий раз.
  Герман вздохнул. Воздух ворвался в его ноздри точно так же, как тысячу лет назад ветер ворвался в пещеру гималайского отшельника Нагарджуны и задул свечу.
  - Ни хуя себе, - сказал Нагарджуна, а Герман ничего не сказал, потому что воздух, который вошел в его ноздри, задул свечу его ума, и теперь он мог спокойно смотреть сон про Нагараджуну дальше.
  Отшельник как раз собирался хорошенько вздрочнуть после медитации, но заметив наблюдающего за ним лисенка из будущего, передумал - что скажут потомки?
  Награджуна нерешительно побродил по своей пещере и словно нехотя уселся в позу лотоса, решив подождать таким образом, пока лисенок не проснется и не заберет свое внимание с собой, но Герман тоже был не лыком шит - он оставил часть своего внимания в пещере как собаку, наказав ей наблюдать за всем, что тут произойдет, а сам с чистой совестью проснулся. Нагарджуна на это только пальцы в мудру сложил и глаза выпучил в точку межбровья - для настоящего отшельника все должно быть поводом для медитации точно так же, как все есть повод выпить для Юлия Павловича, который, как вы уже догадались, и был Нагарджуной, только в прошлой жизни. Заснув неподалеку от Юлия Палыча, Герман случайно попал в его прошлое. Нагарджуна же свое будущее знал давно - он каждый день по кусочку придумывал жизнь Юлия Павловича так, чтобы скучать в будущем воплощении ему уже не приходилось.
  Юлий Павлович тем временем тряс бутылкой над стаканом и по чем свет досадовал на вечное единство формы и пустоты.
  - Разочарование! - бормотал он. - Еще недавно мне казалось, что вы полны жизни, а теперь я ясно вижу - вы пусты, как и всё во вселенной. Такое же бессмысленное облако из атомов, как и я сам!
  Стакан и бутылка виновато молчали.
  - И я хорош! - продолжал сокрушаться Юлий Павлович. - Продолжаю беседовать с вымышленными собеседниками. Но сейчас другие времена, меня можно понять - соседа увели на прошлой неделе по доносу, что он разговаривает с кухонной посудой только на людях, а в одиночестве внимания на нее не обращает. Его дом напичкали жучками и видеокамерами - оказалось, так и есть! Бедняга за неделю ни словом не перемолвился ни с чашкой, ни с тарелкой. Теперь его пустят на бульонные кубики, а я вынужден разговаривать со стеклотарой один на один и малодушно подавлять мысли о революции. Может быть, и мой дом напичкан жучками. Я презираю ваш режим! Слышите, вы? Шутка, просто пошутил, не принимайте близко к сердцу, оно у вас такое же пустое, как вот этот стакан. Как бы то ни было, если я не выпью в ближайшие пять секунд, вряд ли меня можно будет удержать от спонтанной мутации, - так сказал Юлий Павлович и превратился через пять секунд в Рояль. Он поднял крышку, выпустил пар в потолок и, перебирая клавишами да набирая обороты, весело застучал колесами по рельсам в сторону Архангельского. Через полчаса туалеты открыли, и возле них выстроилась очередь желающих справить нужду или переодеться.
  - Не все сразу, - сказал полупроводник Миша. Когда-то он потерял голову от любви и почти всю верхнюю часть тела, пришлось найти работу, где обладать ими не требуется.
  - У вас какое гражданство - телепатически спросил он Чудогорохова., и Герман перевернулся на другой бок.
  - Как я тут очутился? - зевнул он, впервые столкнувшись с силой спонтанных мутаций Юлия Павловича, но ему не ответили - на столике одиноко лежал бланк миграционной карты для заполнения и сухая куриная косточка. Окно в купе было открыто - полупроводник Миша, пытаясь разбудить Германа, вдруг проникся таким отвращением к своему полусуществованию, что решил свести счеты с жизнью и выпрыгнуть из окна, но в этот момент его позвали из соседнего купе, где не было одеял, он заговорился там с какой-то теткой и о самоубийстве не вспоминал до самого вечера. А вечером он сделал из бельевой веревки петлю, но ему нечем было оплакать тот факт, что ему нечего туда засунуть. Тогда он решил растворить себя в кислоте. Пошел на кухню, порылся в холожильнике, кислоты нашел не больше трехсот микрограмм и решил решить этот вопрос в другой раз.
  На выходные Полумихаил возжелал съездить в лес, проведать болото. А на болоте как всегда - Мамлеев.
  Косой задул паровоз Полумихаилу прямо в легкие, потому что Полумихаил был полупроводником паровоза.
  - Хорош выебываться, - попросил Мамлеев, а Полумихаил материализовался в Михаила совершенно случайно, не потому что Мамлеев попросил, а потому что точно такая же мысль ему самому пришла в голову, а Мамлеев ее просто озвучил. А если мысль пришла в голову, значит голова есть и не надо делать вид, что ее нет.
  Медведь почесал затылок.
  - Хуево это, кролик, когда в твоей голове одни опилки.
  - Не беда, Пых, - Мамлеев начертал лапой в воздухе нечто по его мнению ВДОХНОВЛЯЮЩЕЕ и ПОЗИТИВНОЕ..- Главное, что у тебя есть друзья. А вон и братец Лис с шишками идет.
  - Привет, братцы-кролики, - сказал Ярослов. - А почему вы в столь суровую погоду торчите здесь среди сугробов в лесу вместо того, чтоб греть свои изнеженные телеса в московских квартирах?
  - Потому что сегодня особенная ночь. Если сегодня устроить гомосексуальную оргию, то есть шанс вспомнить, кто мы такие, и выйти из астральной наёбки, потому что перемена подходит к концу.
  - Астральная наёбка, точно!
  - Прикиньте, я себя взаправду зайцем почувствовал.
  - А ты в первый раз за Мамлеева играл, что ли?
  - Нет, конечно, просто уже забыл, как это- ты сам если речкой первую пару тысяч лет пробудешь, как я, тоже не сразу все эти мамлеевские темы вспомнишь.
  - Так, дети, тихо! Давайте забудем о своих играх до следующей перемены и займемся действительно важными вещами. Следующая перемена, давайте откроем И-Изин, будет определена гексограммой 61, "Срединное доверие", что это значит, вам придется узнать на своей шкуре, а сейчас, я вас умоляю, ну давайте уже займемся наукой...
* * *
  Виртуальная игра, где есть место всему - это и квест, и бродилка, и стрелялка, и шахматы, и домино в одном флаконе, тут и религия, и карты Таро, и наука, и порноиндустрия - столько ловушек, иллюзий и тайн, однако как ты сможешь получить удовольствие от игры, если знаешь все ее секреты, потому что сам писал код реальности? Поэтому перед игрой следует все забыть.
* * *
  Однажды Нагарджуна ради прикола запретил ученикам есть лук - хотел посмотреть на реакцию своих головорезов. Большинство действительно исключили лук из рациона, меньшинство ело лук в тайне, и все доносили друг на друга учителю.
  - Говорят, ты ешь лук? - бесстрастно осведомлялся Нагарджуна у провинившегося. - Как ты мог ослушаться?
  - Ну я хуй его знает, - пожимала плечами жертва аборта.
  - А почему ты сейчас испытываешь чувство вины? Вы же, бля, не первый год у меня в учениках, должны же понимать, что мне похуй на лук, это во-первых, а вам должно быть похуй на то, что говорю я, это во-вторых, понятно?
  - Да, учитель, ты говоришь, что мне должно быть похуй на всё, что ты говоришь, но мне похуй на то, что ты это сказал, поэтому мне и не похуй на то, что ты говоришь.
  - Логично. Ладно, свободен. Позови следующего.
  - Я действительно свободен?
  - И всегда был, так что пиздуй на все четыре стороны.
  - Да мне похуй на то, что вы говорите, никуда я не пойду.
  - Ладно, оставайся.
  - Вот и останусь.
  - Оставайся, оставайся. Проведи всю свою жизнь у меня в учениках, скоро я тебе хуй сосать доверю.
  - Я согласен.
  - Ты педик, что ли?
  - Нет, просто я знала, что вы не берете девочек в ученицы, вот и притворялась мальчиком все эти три года, но сейчас стали расти сиськи, настало время разоблачаться.
  - Ну, разоблачайся.
  - Юлий Павлович! Юлий Павлович! Просыпайтесь!
  - Что?
  - Юлий Павлович!
  - А, это ты, Саша?
  - Нет, я не Саша и вы не Юлий Павлович, просыпайтесь, перемена подходит к концу. На урок!
  - Это и была гексограмма 61?
  - А ты как думаешь?
  Иногда наглухоубитому звонили родители.
  - Ты уже определился, кем хотел бы стать в этой жизни? - спрашивала мама.
  - Я прожил тысячу жизней, и определенно знаю только одно - у меня в руке телефонная трубка, из нее и дуну.
  -Тысячу жизней... Слишком много вы на переменах курите.
  - Мы и на уроках курим. Давай я подожгу на этом конце трубки, а ты дунешь на том. Затягивайся, мама!
  - Блин, там сальвия, что ли?
  - Там.. Долго перечислять, это неважно.
  - В таком мире невозможно жить.
  - Это мир, который живет в нас.
  - Слушай, а про бабушку ты ничего не знаешь еще?
  - Про бабушку?
  - Роботом оказалась! У нее конечности стали отваливаться, тут мы все и узнали.
  - Погоди, это же бред какой-то.
  - Прикинь!
  - Но... если бабушка была роботом, каковы шансы, что и мы...
  - Я себе конечности отламывать не собираюсь, инстинкт самосохранения, извини.
  - Может, сходить на рентген, провериться.
  - Сходи, проветрись.
  - Ладно, мама , хватит болтать, в сущности мы чужие люди друг другу, не имеющие ничего общего, втайне пестующие взаимную ненависть и пасующие перед инцестуальным выбором, поэтому чета меня не прет с тобой откровенничать, да и деньги на телефоне кончаются...
  - Пока, умник.
  - Пока.
  - Да, и еще одно, напоследок.
  - Что?
  - Встретимся в аду.
  - Конечно, мама. Конечно.
  Но телефон на этом не успокоился и зазвонил снова, соединяя наглухоубитого с Юлей, курьером, которая попросила назавтра отгул. Юля не стала говорить наглухоубитому, что у нее завтра съемки в очередном порноролике, за которые она получит месячную зарплату курьера точно так же, как не скажет завтра режиссеру, что в действительности она работает на американскую разведку. Американцы платили Юле за то, что она вживляла микрочипы в анус партнерам по съемке, в результате чего стало возможно не только следить за их передвижениями, но также делать молекулярный анализ кала и контролировать психику жертвы с помощью слабых электромагнитных сигналов во время пограничных состояний, в частности во время секса. Юлина работа была частью секретной американской программы по контролю рождаемости в России, поэтому юлино начальство сквозь пальцы смотрело на то, что на самом деле Юля была русской разведчицей, которая внедрилась в агентурную сеть американцев, чтобы шпионить на благо родины - работу она свою выполняла хорошо, да и кто бы ее тронул - она давно загипнотизировала как русских своих начальников, так и американских.
  Когда Юле было девять лет, ее похитили инопланетяне. Сперва поигрались, как они любят - анальный зонд, все дела, а потом таки предложили серьезную работу - собирать сведения о разведках различных государств земли для одного захолустного НИИ в созвездии Лебедя. Научили Юлю гипнозу, джиу-джитсу, Камасутре и послали тренироваться на Луну, где живет подземная цивилизация газов разной степени летучести. Пять лет провела Юля среди своих бесформенных друзей и учителей. Газы многому научили ее, но по возвращению на Землю она все забыла, так как процесс транспортировки был проведен некорректно. Пришлось Юле провести на Луне еще пять лет - заново познакомиться со старыми знакомыми и научиться тому, что она уже когда-то знала. По иронии судьбы, эффект от второго возвращения Юли на Землю ничем не отличался от первого - не сохранив ни микрограмма воспоминаний о лунных подземельях, Юля впустую потратила десять лет своей молодой жизни. Иногда, правда, ей снились странные сны, но и они никоим образом не касались ее стажировки на Луне - как правило, это были различные вариации одного и того же сна, в котором Юлю выгоняли из всех трех разведок сразу. Потому что все всё наконец узнали друг о друге, т.к. в результате конца света для того чтобы что-нибудь узнать стало достаточно лишь захотеть этого. "На кой черт мы кормим такую большую и запутанную агентурную сеть, - решили юлины начальники, - если обо всем и так можно узнать из Гугла, причем качество информации будет выше, чем у агентов на пособии!" - в результате такого сокращения кадров Юля неизменно просыпалась и шла на кухню хлебнуть воды. Папу, который обычно в это время прятался под столом, она не замечала. Зато он всё замечал. И про сношения ее с инопланетянами был в курсе, и про анальные микрочипы. Юлий Павлович был, втайне от дочки, ее непосредственным начальником в штабе русских, но она не могла знать об этом, т.к. общались они исключительно через скайп. На стороне американцев Юлий Павлович был связан с Юлей теснее - она знала его как своего тренера по графологическому анализу, но он всегда был загримирован до неузнаваемости и акцентом своим мог запудрить голову даже газообразным существам с Луны, у которых за всю историю цивилизации была только одна голова - и та Юлина. На русскую разведку Юлий Павлович работал с детства, как только его выходили после облучения на военной базе, научили разговаривать и убедили не менять состав воздуха, ему сразу предложили остаться, и он согласился тоже сразу, стоило лишь ему объяснить, что значит: "Иначе мы убьем твоих папу и маму!" - похожими принципами он руководствовался позже и в Юлином воспитании. Если Юля не хотела есть кашу, в столовой висела специальная петля, на которой Юлий Павлович тут же вешался взаправду, вываливал пенящийся язык, начинал хрипеть и синеть, и Юле приходилось быстро-быстро доедать кашку. Ведь она знала, что мама вытащит папу из петли только после того, как тарелка будет сначала вылизана, потом помыта, вытерта полотенцем и помещена в сервант, а для папы такие испытания даром не проходят. От гипоксии Юлий Павлович переживал мощный эндофориновый взрыв, и с каждым разом все больше привязывался к своим полушутливым зависаниям на кухне.
   - Пока меня есть кому вынуть из петли, - говаривал он, - я не буду знать, что такое грусть.
  Ничего этого наглухоубитый, конечно, не знал, но догадывался о многом, поэтому отгул дал Юле сразу, тем более, что она его загипнотизировала на всякий случай.
  Кляня на чем свет стоит и маму, и Юлю за то, что разбудили его посреди ночи своими звонками, он шлепнулся на кухне в районе стула и путем нехитрых, на первый взгляд, манипуляций руками заварил себе чашку пуэра. Нормальная дудука кончилась еще во время разговора с мамой - сейчас наглухоубитому осталось лишь наскрести смолы по девайсам и, смешав ее с табаком, слепить небольшого, но потенциально прущего колобка. Не успел колобок встретить ни Мамлеева, ни Полумихаила, как его тут же скурил Ярослов, даже наглухоубитому ничего не досталось. Столкнувшись с такой хамской демонстрацией силы со стороны автора этой истории, наглухоубитый вздохнул, снова поковырялся в горлышке у бульбика, слепил колобка поменьше и подумал: "В конце концов, на все твоя воля, Ярослов, как напишешь - так и будет, и даже эту мысль ты зачем-то вкладываешь мне в голову" - затем он замер на мгновенье, чтоб определить характер очередного волеизъявления автора, определил и дунул. И сказал:
  - Спасибо.
  - Пожалуйста. - ответил Ярослов тетрадке, удовлетворенно закрыл её и тоже обратился к бульбику, намереваясь взорвать с его помощью только что спизженного колобка.
* * *
  Когда Юлию Павловичу удавалось вырваться в лес, он превращался в змею. Сбросив человеческую кожу где-нибудь под кустиком, где ее обычно съедали муравьи, он полз в листве бесцельно до тех пор, пока не натыкался на что-нибудь, например, на заячью лапу.
  - Здравствуй, заячья лапа, - шипел Юлий Павлович, - что нового в лесу?
  - Главным образом, ни... - говорила лапа и исчезала вслед за зайцем. Юлий Павлович имел представление, где живет Мамлеев, поэтому полз туда, чтобы завершить беседу с мамлеевской ногой.
  В доме у зайца он встретил не только его лапу, но и лисий хвост.
  - Здравствуй, лисий хвост, - прошипел он. - Ты тоже решил проведать заячью лапу?
  - Да, пришлось даже хозяину внушить мысль о том, что неплохо было бы покурить с Мамлеевым, - отвечал лисий хвост.
  - Сын твоего хозяина к дочке моей подкатывает, - шипел Юлий Павлович. - Того и гляди, породнимся.
  - А почему ты только со мной дружишь, - спрашивал хвост, - а к хозяину в гости не приходишь?
  - Я люблю только конечности, - признавался Юлий Палыч, - ноги, руки и хвосты.
  - А я туловище тоже люблю, говорила заячья лапа.- У меня с ним синхрония по многим вопросам.
  - В деньгах нет ничего плохого, - втирал, между тем, Ярослов зайцу, - если они нужны для того, чтобы кормить детей. Поэтому даже менты - хорошие дядьки в основном, они занимаются бандитизмом, чтоб кормить своих детей, просто они тупые, если не в состоянии придумать честный бизнес. Ты, Мамлеев, такой же - увидел морковку, половину съел, половину детям отнес, а то что морковка в лесу не растет, это тебе в голову не приходит.
  - А тебе как такая хуйня в голову приходит, любимый? - спросила у Шивы пораженная увиденным Парвати.
  Это был ее нормальный прием - показать ему кино, а потом сделать вид, что это он его снял. Но Шива ее не слышал - перекурив гашиша, он понял, что не стошнит его только в том случае, если он сядет в падмасану* и проведет в ней хотя бы пару миллионов кальп.
  
  _________________________________________
  (* - желательно - повыше, на вершине Кайласа)
  
  
Конец 1-ой части.
  
  
  
  
  
  

Partwo

  
  

Слава яйцам

  
  
  Когда Гера наслала на Диониса безумие, он отправился путешествовать по миру и распространять наркотики. Если кто-то не хотел угощаться, Дионис все скуривал, снюхивал и запивал сам, вследствие чего каждый, кто попадал в его ауру, тем самым покидал границы какого-либо приличия. Бродя по миру туда-сюда, Дионис заглянул в Москву, после чего она была переименована таджиками в Свадхистан. Прикинувшись мертвой девочкой Юлей, Дионис перетрахался со всеми таджиками, а превратившись в наглухоубитого, которого, как известно, секс вообще никогда не интересовал, даже гипотетически, выебал всех таджичек. Вот такие парадоксы случаются в современном мифологическом пространстве, и слава яйцам, что случаются!
* * *
  Перешагнув через ебущихся, наглухоубитый задумчиво взглянул на часы. Время было два часа после конца света, поэтому на улице творилось черт знает что - люди с облегчением отрабатывали свои вакханальные комплексы друг на друге. Кто-то, в ком наглухоубитый с трудом опознал официантку из Макдональдса, стал сосать ему хуй, что основательно затруднило передвижение по городу.
  Проявив солдатскую смекалку, наглухоубитый посадил девушку в тележку, которая сбежала из супермаркета, и они втроем направились в сторону Китай-города. Наглухоубитому было все равно куда идти - дядя Марик прислал СМСку, что сегодня выходной в связи с концом света, к тому же клиенты, естественно, забыли про свои заказы, так как утратили все желания.
  Дядя Марик встретил наглухоубитого возле белых облаков. В руке у него была бутылка рома, из которой он курил свои фиолетовый шишки. В ноге у него дремала поистине лошадиная сила, он мог развивать скорость до шестидесяти парсеков в час, потому что скорость света оказалась упразднена в связи с его концом.
  Дядя Марик, как обычно, жонглировал словами, и наглухоубитый даже не пытался его понять. Он молча пересадил официантку со своего хуя на хуй дяди Марика, и продолжил путь в компании этой тележки. А дядя Марик обреченно накукрил свою знакомую и перестал ее узнавать. Истомившаяся по концу, Света (именно так её именовали впоследствии, когда она оказалась у предков под следствием) егозила на его коленях, словно не могла там удобно устроиться. "И не лень ей!" - подумал дядя Марик, глядя на Луну, которая появилась на небе, демонстративно игнорируя как конец света, так и то обстоятельство, что был день самый заурядный - у многих на работе конец света по три-четыре раза за смену происходит.
  Сейчас, конечно, всё было глобальней - половина обитателей Свадхистана воочию убедилась в том, что сознание таки первично, другая половина - в том, что вторично. Неприкрытая правда выглядела неприлично, созерцающие ее наготу ебанулись на отлично. Хорошисты растворялись в свете; троечники увязли в саттвичной диете; двоечники разбились по парам и стали ебаться по барам и супермаркетам, и на китай-городе в парке - там практиковали такое и ранее; обладателям же единицы и вовсе нечем было гордиться - отбившиеся от остальной компании, они в своих квартирах дрочили (впоследствии из школы их исключили), словно за миллион лет их вообще ничему не научили, кроме как превратить свой перец в чили.
  Огибая какое-то здание, наглухоубитый встретил пару девиц, которые его замучили, высасывая по капле белую плазму, и он всецело отдался затопившему его маразму, лизал то у одной, то у другой, засовывая пальцы в мякоть плоти, кончая непрерывно в женский ротик, в пизду и в попу, на животик и на лицо - обмазанные спермой самки обильно истекали смазкой, реальность покидала свои рамки и становилась сказкой.
  В конце концов, мне стало интересно, что же происходит на правой стороне, однако и своего апокалиптического существования наглухоубитому прерывать не хотелось, поэтому левым глазом я продолжил наблюдать оргию, а правым - тут наглухоубитый поперхнулся - двух монголоидного вида теток, которым он, оказывается, в этот момент вызывал скорую. Одна из них наебнулась на льду - на правой половине была зима - и ее скрючило от боли в ноге. Вторая не могла совладать с мобильником, и наглухоубитый стал беседовать с чередой автоответчиков, чтобы вызвать скорую. Слева Москва давно захлебнулась под толщей солоноватой и теплой, как околоплодная жидкость, воды вселенского океана. Жидкое солнце тускло мерцало где-то внизу, вокруг была тьма, рыбы и оргазмирующие русалки. Справа Свадхистан заметало снегом, когда наглухоубитый вернулся, то сразу доебался до убирающего снег "таджика", чтобы тот поведал ему развязку с его незадачливой землячкой - приехала ли скорая.
  Когда Шива смог видеть одновременно и левым, и правым глазом, он осознал, что его больше не тошнит.
  - Прикольная штука? - спросила Парвати и сняла с него змеиные очки.
  - Прикольная, - согласился он, - я чуть не сблевал.
   - Это потому что она вызывает дисбаланс в полушариях мозга, - объяснила она ему. - Когда в правом окуляре ты видишь "Унесенные ветром", а в левом кошмар на улице Вязов, мозг не сразу врубается, с каким фильмом отождествиться.
  - Дай еще посмотреть.
  - Смотри.
  На этот раз внимание уже не металось между правым и левым. На левой стороне он увидел бывшего полумихаила, который пустил корни в Лисью бухту и зацвел каперсами, на правой наглухоубитого, который накурил таксиста до такого состояния, что радио в его колымаге вдруг заиграло ВПР-а, чему удивился даже Шива.
  - Сделай звук погромче, -попросил он свою любимую, и с вершины Кайласа полилась песня:
  
   Давно я грустных песен не пою,
   Давно не сплю в лесах,
   Не ем малины красной,
   Я в городе асфальта и бетона,
   Где каждый что-то типа чемпиона,
   Смотрю на небо - день будет ясным.
  
  2011-2012
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список