Ernan Kortes: другие произведения.

Разговор с красным омаром

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В Китае много маленьких, неприметных ресторанчиков. Когда еще Москва не знала Starbucks, шанхайские кофейни процветали вовсю. Подобно им, принадлежащие чаще супружеской чете обедни можно отыскать почти на каждой улице. Именно там я познакомился с говорящим омаром. Чтобы не выглядеть идиотом, я даже напишу адрес - г. Шанхай, ул. Цанг Пинг 667.


   Уже утром стало ясно что приближается гроза - солнце довольно быстро утонуло в армаде серых аморфных облаков, подхваченных забавным ветерком, а дым, шедший из труб промышленных заводов, стлался по земле, наполняя легкие веселым дымком.
   Я как обычно работал в офисе, на сорок седьмом этаже. Мои неожиданно потемневшие окна за спиной возвестили о приближающейся непогоде, - вот тогда я решил, что необходимо сейчас же, не мешкая направиться в ресторанчик, что за углом и как следует позавтракать - позже я явно рисковал быть застигнутым разыгравшейся погодой на самом уязвимом месте.
   Выстроив ряд совершенно правдоподобной лжи, я без каких либо препон оставил свою бумажную работу, пожелал приятного дня боссу, которого встретил в лифте и преспокойно вышел на улицу.
   Ресторанчик этот, где я собирался отобедать, располагался на пересечении улиц Иен Пин Лу и Цан Пин Лу, представлял собой абсолютно ординарный, неприметный, тихий и уютный ресторанчик, каких десятки тысяч по всему необъятному миру.
   Медный колокольчик мягко приветствовал меня, когда я толкнул дверь и вошел. Выбрал я самый обычный столик у самого обычного окна, сел на самый обыкновенный стул и необычно плавно опустил свои руки на самую обычную столешницу.
   Ко мне подошла прилизанная официантка и я не раздумывая заказал тарелку жаренных фисташек, кружку крепкого пшеничного пива и конечно же превосходного омара, приготовленного по особому методу жесткой жарки, известному в этих краях. Все это мне не терпелось отведать с раннего утра.
   Официантка, стандартно улыбнувшись, ушла, а я стал рассеянно общипывать край столешницы. Где-то далеко захихикал гром.
   Я вспомнил слова моей супруги, которая всегда признавалась, что звук грома навеивал на нее безотчетный страх и тревогу. А я сейчас с умилением осознал, как приятен мне этот звук. Казалось, просыпался вихрь где-то в животе, не то в груди, не то в пальцах рук, который проносился по всему телу, щекотал даже мочки ушей. Я сам, конечно же, никак не смог объяснить тайну подобной восторженности, но возможно именно это обстоятельство и стало причиной моего странного ликования.
   Зазвенел звонок - в ресторанчик зашел молодой парень с черным кейсом в левой руке. Постояв немного, он внимательно огляделся, переминаясь с ноги на ногу, пробежался глазами по меню-витрине, затем, почесав подбородок, вышел вон.
   Мне почему-то стало очень смешно. Я не смог даже понять почему, но смех: такой неожиданный и сильный, сковал мою шею, я едва не разразился громким хохотом, к счастью сумел крепко зажать рот двумя ладонями.
   В это время подоспел молодой официант с моим скромным заказом.
   О, как же все было идеально и совершенно!
   Фисташки были жирными, раскрасневшимися, отдавали свежестью и приторным запахом масла. Пиво улыбалось и кусочки льда так приятно стучались в этой пенистой массе об края стакана. А самое главное - омар! Он был огромных размеров, лежал обрамленный лимонными дольками, собрав свои клешни, и свесив усы - немного походил на задумчивого старца. Пар поднимался и кружился, тая в воздухе, но оставляя незабываемый аромат снеди.
   Я с дрожащими руками схватил вилку и нож, ощущая как во рту предвкушено затрепетал язык.
   Но тут - верите вы или нет - произошло нечто из вон выходящее за рамки обычного.
   Омар, лежавший на тарелке, лениво поднял глаз и, уставившись на меня, негромко произнес:
  -- Вы, надеюсь не собираетесь воткнуть эту вилку в меня, мосье?
   Я, признаюсь, растерялся ничуть не меньше чем ожидалось. С застывшими руками, подняв вилку и нож, я напряженно обдумывал свой ответ. С одной стороны я не любил врать, но с другой - омар так жестко смотрел на меня и так грозно постукивал клешней об край фарфоровой тарелки, что мне поневоле пришлось сказать неправду.
  -- Нет, не собирался, - ответил я ему и заметил, как он перестал стучать клешней, но начал шевелить усами.
  -- Отлично! Потому что признаюсь, не очень приятно, когда в тебя всаживают вилку. Вы понимаете?
  -- Конечно понимаю, - утвердительно кивнул я ему.
   Омар немного приподнялся и с досадой оттолкнул дольки лимона от себя. Те шмякнулись об столешницу, одна укатилась на пол. Я огляделся - к счастью никто этого не заметил.
  -- Вы не против, если я сяду, - обратился ко мне омар.
  -- Нет, конечно. Вовсе нет.
  -- Merci.
   Я увидел, как омар приподнялся, изогнул свое тело, и присел на свой пружинистый красный хвост. Широко расставив клешни в стороны, он потянулся и громко выдохнул:
  -- O! bien!*
   Затем он бойко повертел своими глазами из стороны в сторону и наконец уставился на меня. Я молчал.
  -- Мосье, вы не устали держать ваши столовые приборы в руках? - Заметил он.
   Я забыл, что все так же продолжал держать в руках вилку и нож. Поспешно отложив их, я решил выпить пива. Думаю, омар не был бы против.
   Пока я пил, он не отрывал от меня пристального взгляда, и только тогда я заметил, что омар непринужденно улыбается. Как я мог раньше не заметить его улыбку! Чуть не поперхнувшись, я поставил стакан около бутыли и вытер рот салфеткой.
  -- Как вас зовут, мосье?
  -- Меня зовут...
   Тут меня осенило, что я собираюсь сказать свое имя омару, причем жаренному, причем сидящему на моей собственной тарелке. Такого нахальства я отродясь не видел.
  -- Нет, это неправильно, - рассердился я. - Как вы можете разговаривать?
  -- Также как и вы. Не вижу ничего необычного в этом.
  -- Вы говорите это так, словно все омары разговаривают.
  -- Конечно! А как вы думали? Абсолютно все омары разговаривают. Cause celebre.**
  -- Что-то я раньше не встречал омаров, которые могли разговаривать.
  -- А что они тогда делали?
  -- Ничего не делали. Я их... ел.
   Омар поморщился.
  -- Какая нелепость. Должно быть, они спали в это время. Бедняги. Я боюсь даже думать, что сталось бы со мной, не успей я вовремя открыть глаза и увидеть, как вы собираетесь ткнуть меня вилкой.
  -- Да собирался. И теперь по вашей милости я лишился завтрака.
  -- О, простите меня, - омар сложил клешни и опустил усы, - простите, что я испортил вам dejeuner***, право, я очень сожалею, мосье.
   Мне стало не по себе. Я смягчил тон, но старался по-прежнему оставаться суровым.
  -- Как вас зовут? - спросил я его.
  -- Жером.
  -- Вы француз?
  -- Да.
  -- Понятно.
   Наступила пауза. За окнами снова послышались раскаты.
  -- Мосье, - вновь обратился он ко мне, и я чувствовал, что ему очень неловко. Жером долго тер клешни, но в конце концов заговорил снова, - у вас случайно не найдется сигары?
   Я замялся. Правда, сигара у меня была; она была спрятана в нагрудном кармане, завернутая в папиросную бумагу, но, во-первых - это была одна из лучших, сочных, толстенных сигар, какие только бывают на свете, и, во-вторых - эта сигара была последней. Жером, мягко улыбаясь, глядел на меня, шевеля усиками. Я недолго думал.
   Погрузив руку в карман, я достал сигару и потянул омару. Тот, с благодарностью в глазах, откусил клешней кончик сигары и просунул в рот. Не успел я вернуться в карман за спичками, как омар уже прикуривал от лампы на столе.
   К потолку поплыли густые кольца дыма. Жером выглядел довольным.
  -- Воистину удивительный день, не правда ли?
   Было трудно не согласиться с ним.
  -- В такие минуты, я не могу не вспоминать прелесть морского воздуха, ветер и шум разбивающихся волн об скалы. Это меня умиротворяет.
  -- Могу представить, - отозвался я.
  -- А когда разыграется гроза, - омар опустил голову на клешню - то море приобретает голос. Дождь заставляет море говорить слова, которые он давно хотел высказать, неистовство волн уговаривает его спеть, как он давно этого желал. Удивительно! Впрочем, знаете, что еще удивительней?
   Омар каверзно взглянул на меня. Я молчал.
  -- Услышать, как смеется море. Это бывает очень редко. Очень-очень редко. Так редко, что немногие слышали этот неповторимый звук. Ты либо слышишь этот звук, когда еще совсем мал, или уже слишком стар, тем самым никак не можешь познать прелесть морского голоса. Я, правда никогда не слышал этого, но мне рассказывал мой дед.
   Он замолчал, уставившись в точку и заговорил снова лишь тогда, когда на тарелку скатился пепел с кончика сигары.
  -- Ну а вы, мосье? Почему вы вдруг загрустили?
  -- Я? Вовсе нет, с чего вы взяли?
   Жером нагнулся вперед и сказал шепотом, как это делают близкие друзья в чужой компании:
  -- Мосье, эх мосье, может я и омар, но черт возьми, я без труда вижу, что вы явно посерели. Вас что-то чертовски гложет. Почему бы вам не рассказать мне?
   Я с удивлением посмотрел на этого красного курящего сигару француза у меня на тарелке.
  -- Рассказать-то я могу, - нехотя начал я, - но вот вряд ли смогу разделить ваш энтузиазм рассказчика. Слишком многое идет не так, как нужно.
  -- Вы думаете?
  -- Я не уверен. Но однозначно могу сказать, что все происходящее с немалым успехом могло развиваться куда более безопасной и спокойной тропой, нежели сейчас.
  -- Боюсь мосье, вы недооцениваете время, в котором живете.
  -- Возможно. Но я прекрасно вижу будущее.
  -- И что же вы видите?
  -- Я вижу конец. Я вижу закат. Называйте как хотите. И даже не имеет никакого значения в каком виде предстанет этот самый конец. Боюсь в самом ужасном виде. Будь то разыгравшаяся пандемия, или глобальная война, или же мировой потоп, перенаселение. Закат имеет множество аморфных форм.
  -- Да вы оказывается, мизантроп, мосье. Давно вас посещают такие мысли?
  -- Мне безразлично как это называется.
   Я был крайне раздосадован. Сам не знаю почему. Жером же сидел предо мной неторопливо поглаживая свои усы, время от времени поднимал дольки лимона и покусывал их полукругом.
  -- Значит вы не верите в будущее?
  -- Я был готов поверить. Но сейчас я верю в прошлое больше, чем в будущее. И сдается мне, черт возьми - в прошлом люди были поумнее чем сейчас.
  -- Как ни странно, но я вас понимаю.
   Жером глубоко вздохнул и потушил сигару, опустив кончик в лимонный сок. Выглядел он немного утомленным. Но мне какое было до этого дело!
   Однако омар снова заговорил.
  -- Видите ли, с моей точки зрения то, что вы говорите, немного смешно выходит. Мне, как представителю фауны, кажутся бессмысленными ваши слова. Вы так ополчились против самого себя, самого своего создания. Вы осознали, что умеете мыслить, и от этого так испугались, что потеряли голову. Вы похожи на малька, который попал в лужу и мечется из стороны в сторону, и покуда лужа редеет. Это смешно. Но с другой стороны это нормально. Никто не хочет уходить из жизни непонятым. Скорее из-за страха перед неопределенностью, чем из-за любви к самой жизни.
  -- Откуда вам знать, чего мы боимся, чего не боимся? - гневно бросил я.
  -- Дело не в том, откуда я это знаю, дело в том, что это правда. Хотя и вы сами это прекрасно знаете. Вы привыкли искать ответы везде, поэтому ищете даже там, где ответов нет и никогда не было. Вы ищите смысл, который упущен. И в этих поисках вы непременно прозеваете все остальное.
  -- Смысл где-то там. Смысл есть всегда. Должен быть!
   Жером махнул клешней.
  -- А может вы сами хотите, чтобы он был? Сами создаете смысл на пустом месте или в толстенных книгах?
   Я уже начинал жалеть, что втянул себя в этот нелепый спор. Если где-то и не было смысла, так в этом разговоре. Но Жером не унимался. Он с таким жаром принялся рассказывать мне, доказывать свои доводы, что казалось, раскраснелся еще больше. Его вытянутая рожица упрямо резала воздух. Глаза бесконечно прыгали с одного на другое, клешни жадно чавкали, а перепончатый хвост шлепал по поверхности тарелки.
  -- Представьте на секунду год 458457486534950. Вы что-нибудь видите? - не унимался омар.
  -- Я вижу цифры и то, что вы несете бессмыслицу, Жером, - утомленно сказал я.
   Омар вскочил со своего места и плюхнулся животом на тарелку.
  -- Именно что бессмыслицу! Эти цифры бессмыслица и ничего более. И хотите вы или нет - этот год наступит и затем превратиться в прошлое. Но рано или поздно этот год придет. С каждой секундой ответ на ваш извечный вопрос приближается к вам. Все ближе и ближе, мосье. И хотите вы того или не хотите, ответ этот придет и сам ляжет вам в ладони.
   Я уже не слышал его. За окном все чаще грохотал гром. Уже вот-вот должна была разразиться гроза. Улица погрузилась в серый тоскливый полумрак.
  -- Сэр, я с вами говорю! Не очень-то вежливо с вашей стороны вот так отвернуться от меня, пока я вам даю ответы на извечные вопросы жизни!
   Тут уже я не на шутку разгневался.
  -- Хватит паясничать, с чего вы взяли, что вы можете позволить сидеть тут и говорить такие вещи? Что вам угодно? Вообще кто вы такой? Что вы хотите от меня?
   Омар ничего не ответил. Он схватил клешней лист салата и засунул себе в рот.
   Я уже успокоился, думал, что он замолчал, но вдруг послышалось негромкое пение. Да-да! Омар пел у меня на тарелке. Пел что-то на французском.
  -- Счет! - позвал я человека, не отрывая взгляда от двух блестящих черных глаз.
   Ко мне подошла официантка и я расплатился. Когда уносили тарелку, я не отрываясь глядел на Жерома, который так и не шевельнулся, так и не издал ни звука, а все молча держал во рту листик салата и укоризненно глядел перед собой.
   Я вышел из ресторанчика и побежал к зданию, где располагались наши офисы. Успел я в самый последний момент, когда за мной разорвалось небо и хлынул ливень, смывая повседневную грязь и повседневные глупости.
   Я не стал рассказывать об этом происшествии никому. Ни своей супруге, ни любовнице, ни своему боссу. Даже не заикнулся об этом в своем дневнике.
   Однако с тех пор немало людей с безудержным любопытством спрашивали, почему я каждый раз тщательно тыкаю вилкой свою снедь, перед тем как начать ее есть.
   Я, конечно же, молчал. Но каждый раз мне хотелось спеть ту самую французскую мелодию, которую пел красный омар на моей тарелке...
  
  
   2005.
   R.G.
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Васина "Бунтарка. (не)правильная любовь" (Современный любовный роман) | | Жасмин "Несносные боссы" (Современный любовный роман) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | М.Славная "Горячий босс. Без сахара" (Современный любовный роман) | | К.Фави "21 ночь" (Романтическая проза) | | Д.Дэвлин, "Забракованная невеста" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | С.Казакова "Чайная магия" (Магический детектив) | | Н.Самсонова "Невеста темного колдуна. Отбор под маской" (Приключенческое фэнтези) | | К.Кострова "Горничная для некроманта" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"