Гасымов Руслан Масимович: другие произведения.

Восстание 1916 года в Киргизии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очерк рассказывает о восстани киргизского народа против российйской колонизации в 1916 году.

  
   Восстание 1916 года в Киргизии
   В августе 1914 года Россия вступила в империалистическую войну на стороне Англии и Франции против Германии, Австро-Венгрии и Турции. Война приняла затяжной характер и к 1916 году истощила силы всех воюющих стран. Наиболее пострадала Россия, потерявшая убитыми, ранеными и пленными несколько миллионов человек. Россию охватил также экономический кризис. Он охватывал одну за другой отрасли промышленности: металлургия давала лишь 80% необходимого металла, добыча угля - 40%, железные дороги не справлялись с перевозками, так как не хватало топлива и подвижного состава. Из-за того, что 47% трудоспособных мужчин было на фронте, резко сократились посевные площади и снизилась урожайность, что привело к продовольственному кризису. Кроме этого в стране быстрыми темпами росли цены на все виды товаров.
   Тяжёлая обстановка на фронтах и внутри страны заставляла царское правительство усиливать эксплуатацию национальных окраин. Туркестан не был исключением. В январе 1915 года царское правительство ввело в Туркестане взамен воинской повинности военный налог, который взимался с коренного населения в размере 21% существующих сборов. Сама кибиточная подать выросла с 4 рублей в 1913 году до 8 рублей в 1915 году. Теперь же каждому юртовладельцу нужно было ещё заплатить военный налог в размере 1руб.84коп. Кроме налогов правительство проводило реквизиции лошадей, повозок и имущества. Такие реквизиции становились не чем иным, как открытой колониальной данью государству-метрополии. В целом из Туркестанского края за два с половиной года было отправлено на нужды армии 40899044 пуда хлопка, 109000 пудов хлопкового масла, 50000 пудов клещевины, 473,9 пуда рыбы, 229000 пудов мыла, 360000 пудов мяса, 2925000 пудов шерсти, 70000 лошадей, 12737 верблюдов, 270 повозок, 13441 юрта и 38004 квадратных аршина кошмы.
   Затянувшаяся истребительная война требовала всё новых и новых пополнений действующей армии. 4-я Государственная Дума стала настаивать на введении всеобщей воинской повинности в колониальных окраинах. Некоторые её делегаты заявляли: "Государственная Дума неоднократно указывала правительству на ненормальность того положения, при котором целые большие категории российских граждан, преимущественно инородцев Средней Азии и Кавказа, не несут воинской повинности... Государственная Дума требовала, чтобы в этой войне и инородцы, наравне со всеми гражданами русского государства, должны нести тяжёлую и почётную повинность - своею грудью защищать благосостояние и целость отечества".
   Царское правительство не решилось призывать азиатские народы под ружьё, но сочло возможным использовать их на военно-тыловых работах, с тем, чтобы русских рабочих и крестьян направить непосредственно на фронт. В этих целях 25 июня 1916 года был издан царский указ о мобилизации мужского коренного населения Поволжья, Восточной Сибири, Туркестана и Казахстана в возрасте от 19 до 43 лет. Данный указ вызвал волнение, которое переросло в вооружённое восстание, охватившее Среднюю Азию и Казахстан - огромную территорию с десятимиллионным населением. Особенно широкий размах восстание получило в Тургайской, Семиреченской и Ферганской областях. Своё внимание в данном очерке остановим на двух областях, которые входят в состав нынешнего Кыргызстана, т.е. на Семиреченской и Ферганской областях. Именно восстание киргизов составляет самую яркую из страниц в истории восстания народов Средней Азии и Казахстана и поэтому требует отдельного и пристального внимания.
   Из 250000 человек подлежащих мобилизации в Туркестанском крае, 58648 человек приходилось на области куда входила Киргизия. Здесь также, как и в других районах, указ царя взволновал всё местное население. Недовольны были и трудящиеся, и баи, и манапы, и духовенство. Недовольством бы всё и закончилось, но 11 июля 1916 года от правительства поступила инструкция, согласно которой некоторые категории "туземцев" освобождались от мобилизации. В ней говорилось: "В отношении отдельных категорий туземцев - освобождаются должностные лица общественных управлений, нижние полицейские чины из туземцев; имамы, муллы, их мударрисы при условии проверки местной администрацией, действительно-ли данное лицо исполняет обязанности его звания; счетоводы или бухгалтера в учреждениях мелкого кредита; обучающиеся в правительственных и частных высших и средних учебных заведениях; туземцы, занимающие классные должности в правительственных учреждениях; туземцы, пользующиеся правами дворян и потомственных почётных граждан".
   Кроме того, было разрешено "любому туземцу" нанять другого человека и послать его вместо себя. Тем самым, вся байско-манапская прослойка была от призыва освобождена и вся тяжесть мобилизации легла на плечи дехкан.
   Составление списков, призываемых в трудовую армию, правительство поручило волостным управителям, аильным и сельским старшинам. Это дало большие возможности для взяточников и вымогателей. Один из представителей колониальных властей отмечал: "Ведь вы имейте в виду, что посемейных списков там нет, воинская повинность в Туркестане не ведётся и поэтому установить, кому 19, а кому 18, кому 33, а кому 43 невозможно, это нужно было делать на взгляд. Вы понимаете, что значит, когда вся местная администрация начала по взгляду представлять, кому сколько лет? Сколько они получили в карманы от этого определения и как пострадало местное население, которое старалось тщётно доказать, что этому 60-летнему старику, которого я сам видел, на самом деле по списку оказывалось 30 лет потому, что он не мог заплатить 300 рублей, а мальчишке в 25-30 лет оказывалось 50, потому что он богатый человек".
   В начале июля возмущение, вызванное набором рабочих, вылилось в открытое выступление, выразившееся в неповиновении местным властям и царским колонизаторам, активном сопротивлении правительственным мероприятиям по осуществлению царского указа о мобилизации, уничтожении посемейных списков, избиении и убийстве волостных управителей, старшин и других должностных лиц, столкновении коренного населения с представителями колониальной власти и карательными отрядами, откочёвками в трудно доступные районы и т.п.
   Сигналом к восстанию 1916 года в Туркестане послужило выступление трудящихся г.Ходжента. 4 июля 1916 года городские низы осадили дом участкового пристава и закидали полицию камнями. По восставшим был открыт огонь. Два человека было убито и 30 ранено. Это ожесточило коренное население, и во второй декаде июля вся Ферганская долина была охвачена восстанием. Одновременно с восстанием узбеков, населявшими Ферганскую долину, возникло восстание и в южных районах Киргизии. Началось оно 11 июля 1916 года выступлением дехкан селения Ходжа-Абад, Ошского уезда.
   11июля к Булак-Башинскому волостному управителю явились дехкане в количестве 800 человек и потребовали от него именные списки мужского населения. Управитель вынужден был бежать в город Ош. Волнения в этой волости продолжались до 15 июля. За эти дни повстанцами были разгромлены дома пятидесятников и волостного управителя.
   22 июля началось восстание в Аравинской волости. Здесь жители селений Араван, Кашгар-Кыштак, Тюркмен и др. собрались в селении Гази-Яглык и потребовали от волостного управителя выдачи списков призывников. После того, как волостной управитель уклонился от выполнения этого требования, он и его писарь были убиты восставшими. Тем временем царскими властями были посланы воинские части из города Ош. Восстание было подавлено и 356 человек были арестованы.
   25 июля в Уч-Кургане восставшие разгромили магазины, но подоспевший воинский отряд рассеял восставших, причём в столкновении были убиты три повстанца, а 15 человек были арестованы.
   25 июля выступили жители Узгена, Бедняки, вооружившись пиками, вилами, кетменями и палками, напали на волостного управителя и царских чиновников, угрожали убить сельских старшин и требовали выдать посемейные списки. Волнения в Узгене продолжались 5 дней и приняли настолько широкий размах, что прибывшие 15 полицейских и карательный отряд не осмелились вступить в бой с повстанцами, и вынуждены были запереться в канцелярии волостного управления.
   Народные волнения происходили в Аджарской, Ясинской, Гульчинской, Алайской, Наукатской и Куршабской волостях Ошского уезда. Трудовые массы избивали чиновников, старшин, громили их дома и уничтожали списки призываемых. Однако повстанцы не могли выдержать натиск карательных отрядов. Начальник Туркестанского районного охранного отделения в секретном рапорте от 20 июля 1916 года сообщал: "Участники беспорядков арестовываются сотнями, причём переполнены все арестные дома и тюрьмы". Каратели не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков. Такие решительные и жестокие меры царских властей не дали волнениям перерасти в народное вооружённое восстание. В конце июля все очаги сопротивления властям в южных районах Киргизии были подавлены.
   Иной характер приняло восстание в Северной Киргизии. Здесь во многих районах руководство борьбой было захвачено бай-манапами, которые разжигали национальную вражду, натравливая киргизский народ против всех русских.
   Восстание началось 7 августа 1916 года в Сарыбагышской и Атекинской волостях Пишпекского уезда. 8 августа долины Большого и Малого Кемина до Боомского ущелья были заняты повстанцами. Убедившись в невозможности удержать народ в повиновении баи и манапы решили использовать недовольство в своих интересах. Они присоединились к восставшим и, пользуясь их темнотой и отсталостью, пытались захватить руководство восстанием. Они провозгласили ханом Мокуша, сына крупнейшего манапа Шабдана, и позднее выдавали его за руководителя восстания на Севере Киргизии. После этого лозунги восставших сменились. Если в первые дни восстания восставшие заявляли: "Мы не можем больше терпеть царских колонизаторов", то теперь заявляли: "Надо русских грабить, прогнать их до Ташкента".
   9августа у восточного выхода из Боомского ущелья недалеко от Кетмалды (ныне Рыбачье), группа повстанцев Сарыбагышской волости во главе с Ибраимом Телеевым захватила обоз с оружием - 178 винтовок и свыше 30000 патронов, следовавший из Верного в Пржевальск. Вместе с оружием повстанцы захватили почту и 875 рублей денег. Слух о захвате обоза облетел всю Семиреченскую область, вдохновляя коренное население на более решительные действия. В течении одного- двух дней поднялось всё киргизское население Пишпекского и Пржевальского уездов, причём восстание началось одновременно, словно по единому сигналу.
   Повстанцы сразу же кинулись жечь русские посёлки. В Пишпекском уезде были сожжены селения Новороссийское, Орловка, Белый Пикет, Быстрорецкое, Юрьевка, Покровка, Ново-Александровка и др. Население этих мест в панике бежало в Токмак, частью в станицу Самсоновскую и село Олихановское. С 9 по 12 августа восставшие пытались занять казацкую станицу Самсоновскую. На помощь осаждённым были высланы военные отряды, но они не смогли отбить восставших, хотя последние понесли многочисленные потери. Только после нескольких неудачных попыток взять станицу штурмом, повстанцы поняв своё бессилие, сняли осаду и ушли на высокогорные пастбища. Вскоре сюда прибыл карательный отряд, который жестоко расправился с участниками восстания.
   Убийство восставшими простых русских людей вызывало ожесточённость карателей, которые стали убивать киргиз, казахов, узбеков, не разбираясь в их виновности или невиновности. Так подавив восстание, в Белогорке каратели захватили 167 пленных и пригнали их в село Беловодское, где поместили в очень тесном подвале. За ночь от недостатка воздуха задохнулось 30 человек. Утром 12 августа повстанцев вывели во двор. Предводителю восставших Егенберди Сарыкову отрубили руки и ноги, а после были зверски замучены и убиты 154 участника выступления. Не менее зверски расправились царские каратели и с другой группой повстанцев из Тулебердинской волости. 13 августа по распоряжению беловодского участкового пристава под конвоем вооружённого отряда 138 повстанцев были отправлены в Пишпек "для заключения в тюрьму по обвинению их в явном против властей восстании". В уездное управление привели только 35 повстанцев, а 103 человека были убиты по дороге якобы за попытку к бегству. Но и приведённых арестантов заставили лечь на церковной площади и по приказу уездного начальника закололи штыками.
   12 августа в селе Беловодском было убито 500 повстанцев. Перед расправой стражник говорил арестантам: "Вы сеяли смуту и ослушались белого царя, а теперь увидите, что такое белый царь".
   Кровавые расправы ещё больше ожесточили киргизское население, и восстание продолжало усиливаться. Отряды повстанцев нападали на представителей колониальных властей и простых переселенцев, жгли их дома и угоняли скот.
   В связи с тем, что в Пишпекском уезде восстание нарастало царское правительство направило сюда из Верного карательный отряд и 100 казаков и 70 солдат. 11 августа отряд прибыл в Токмак. Здесь к нему присоединилось 350 дружинников. На следующий день за Такмаком произошло столкновение карательного отряда с восставшими. Заведующий Токмакской полицейской частью писал: "Киргизы дали казакам бой, и казаки были принуждены вернуться со степи в Токмак, не очистив окрестностей от засевших там киргизов". На следующий день повстанцы окружили селение. Началась осада, которая длилась 10 дней - с 13 по 22 августа. Восставшие неоднократно пытались взять село приступом. По этому поводу начальник Пишпекского уезда писал: "С 14 по 22 авггуста ежедневно с 9 утра до 7 часов вечера приходилось сдерживать атаки киргизов в разных пунктах". 20 августа особенно трудно пришлось осаждённым. "В этот день атаки восставших были настолько яростны, - подчёркивал военный губернатор Семиреченской области в отчёте от 4 марта 1917 года - что, несмотря на огонь пулемёта, сметавшего целые ряды, они три раза бросались на приступ".
   22 августа осаждённые в Токмаке получили серьёзное подкрепление. На рассвете из Ташкента прибыл карательный отряд из четырёх рот, одной сотни казаков и полувзвода сапёров. Утром повстанцы предприняли последнюю попытку взять Токмак. "Около 9 часов утра мятежники собрались с силами и снова бросились на приступ со всех сторон, но, встреченные сильным оружейным, пулемётным и артиллерийским огнём, были отброшены и рассеяны". Повстанцы, понеся огромные потери, сняли осаду и ушли в Централььный Тянь-Шань, в частности Кочкор, Джумгал, Нарын и Токуз-Торо.
   Результаты боёв под Такмаком решили судьбу восстания в Пишпекском уезде. С этого момента начинается период постепенного затухания восстания, хотя отдельные отряды всё ещё продолжали борьбу.
   Характер национальной розни, как в Пишпекском уезде, приняло и восстание в Пржевальском уезде. Восстание здесь началось 9 августа и охватило весь уезд. Нападению подверглись почти все русские сёла, расположенные в Иссык-Кульской котловине и Нарынско-Чарынском участке. Подстрекаемые манапами восставшие уводили в горы русских женщин и детей, грабили и сжигали переселенческие сёла, убивая мужчин-переселенцев. Спасаясь от восставших, многие русские переселенцы покидали родные места. Они собирались в более крупных сёлах и Пржевальске. В частности в Пржевальске сосредоточились жители селений Покровского, Светлой Поляны, Иваницкого, Высокого, Богатырского, Липского, Рыбачьего, Таврического, Владиславского, Мещанского, Красноярского, Ново-Киевского, Ново-Афонского и казачьей станицы Охотничьей. В селении Сазановка сконцентрировались жители сожженных восставшими русских сёл: Курского, Долинки, Григорьевки и Семёновки. Вскоре в результате сражения гарнизон Сазоновки, потерпев поражение, вынужден был под покровом ночи отступить в село Преображенское, которое на следующий же день окружил многотысячный отряд повстанцев. Осада продолжалась с 10 по 29 августа. Лишь 28 августа на помощь осаждённым прибыл карательный отряд. Потеряв около 800 человек убитыми и несколько сот ранеными, киргизы отступили в горы, оставив огромное количество скота и баранов.
   10 августа несколько десятков тысяч восставших подошли к Пржевальску и окружили его. Осада города продолжалась в течении 20 дней. К восставшим киргизам присоединились дунгане Мариинской волости. Перед тем как соединиться с киргизами, дунгане напали на русских переселенцев из села Иваницкого и вырезали их, не жалея ни женщин, ни детей.
   Силы восставших росли с каждым днём. Положение осаждённого города осложнялось и тем, что на второй день осады (12 августа) восстали заключённые киргизы, казахи и дунгане. Представителям царской власти пришлось дать приказ уничтожить арестантов. Почти все заключённые, а это 60 человек, были перебиты, при этом арестантов "били чем попало...палками и камнями, кололи вилами, потрошили серпами и косами".
   Оборону города возложил на себя урядник Овчинников. По указанию военного совета все улицы были забаррикадированы. Несмотря на все приготовления, защитники осаждённого города сильно уступали восставшим в численности. Если защитников города было около 1000 человек, то восставших не менее 20-30000.
   Обеспокоенный угрожающим положением города, губернатор Семиреченской области направил в Пржевальский уезд большое количество отрядов солдат и казаков. С их приходом повстанцы, понеся большие потери, вынуждены были снять осаду города.
   Инициатива из рук повстанцев перешла в руки царских войск. Начались активные действия карательных отрядов по подавлению восстания. На подавление восстания в Семиречье было брошено 35 рот, 24 казачьи сотни, 240 конных разведчиков, располагавших 16 орудиями и 47 пулемётами. Туркестанский генерал-губернатор 11 августа 1916 года рекомендовал военному губернатору Семиреченской области: "При действиях карательных отрядов истребляйте сопротивляющихся и нападающих... Весь отбитый скот, лошадей, имущество строго охраняйте и обращайте в достояние казны". Военный губернатор Семиреченской области пошёл дальше, дав следующее распоряжение: "Считайте малейшую группировку киргиз кучами уже за мятеж, подавляйте таковой, наводите на эти волости панику. При первом признаке волнения арестуйте хотя бы второстепенных главарей, передайте полевому суду и немедленно повесьте. Не гонитесь за сохранением мелочей. Но наносите сильные удары сами, где возникает опасность. Ну, поймайте кого-нибудь из подозрительных и для примера повесьте".
   И охота на людей началась. Только карательный отряд Бакуревича замучил и убил 300 человек. Всего же, по приблизительным данным только в Пишпекском и Пржевальском уездах карательными отрядами было убито 3000 человек. Восставшие попытались снова организовать сопротивление, но безуспешно. В боях перевес явно был не на их стороне. Наиболее упорные бои произошли на берегу реки Тюп и около посёлка Рыбачье.
   Восточнее посёлка Рыбачье 27 августа несколько тысяч восставших, жителей четырёх волостей, двинулись на встречу карательному отряду. Каратели не смогли устоять против натиска восставших и обратились в бегство. Отступая, они заняли старые глиняные постройки, находившиеся недалеко от места боя, и начали обороняться. Губительный огонь осаждённых нанёс восставшим большой урон и вынудил их отступить. Также 28 августа отряд фон Берга вёл упорный бой с повстанцами на берегу реки Тюп. Дело доходило до рукопашной схватки. Повстанцы, не выдержав натиска, отступили. Таких схваток было множество и везде восставшие, уступая карателям в вооружении и боевой выучки, вынуждены были отступить. В дальнейшем каратели вели бои с отдельными отрядами повстанцев. Такие разрозненные группы легко уничтожались вооружёнными до зубов царскими войсками. При этом восставшие несли огромные потери убитыми. Так 27 августа на южном берегу Иссык-Куля отряд Мурзака потерял 300 человек убитыми. 28 августа в ущелье Чичкан, недалеко от урочища Барскаун, было перебито 400 повстанцев. В районе Мерке 17 сентября было убито 150 повстанцев. Гибель же мелких отрядов вообще не поддаётся учёту.
   К середине октября 1916 года восстание в Киргизии было подавленно повсеместно. Значительная часть повстанцев вместе с семьями, спасаясь от карателей, бежала в Восточный Туркестан (Китай). По далеко не полным статистическим данным, общее число беженцев составило 164000 человек, из них около 130000 - киргизов. Трудности, которые испытывали беженцы по пути в Восточный Туркестан, не поддаются описанию. Беженцы погибали в труднопроходимых ущельях и на перевалах Тянь-Шаня, особенно беднота, необеспеченная рабочим скотом для передвижения. Серьёзный урон понесли киргизы во время бегства, застигнутые наступившей зимой. В довершение всего их неотступно преследовали каратели, которые безжалостно расстреливали всех, кого настигали. Только каратели истребили 12000 человек. Остальные потери просто не поддаются учёту.
   Тяжёлая участь постигла беженцев и в Китае. Здесь они подверглись открытому ограблению. Отсутствие подножного корма и неимоверная дороговизна сухого корма в районах расселения беженцев довершили разорение беженцев. Рогатый скот их погиб целиком, лошадей осталось не более 10%, баранов 25% и верблюдов - 50%. Кроме того, в результате систематического недоедания, отсутствия элементарных санитарных условий среди беженцев вспыхнули эпидемии тифа и цинги, которые унесли жизни около 10000 человек. Общее число киргизов и казахов, погибших в Восточном Туркестане, к 1 мая 1917 года достигло 70-87000.
   Итоги восстания 1916 года в Киргизии были ужасными. Русское население утратило по Семиреченской области 3256 человек ( 2025 были убиты и 1088 пропало без вести). Военных же в целом по Туркестанскому краю было убито и ранено 227, в том числе по Семиреченской области - 171.
   Убыль киргизского населения к 1 января 1917 года составляла в Пржевальском уезде 123685 человек из имевшихся до восстания 176429 человек, т.е. более 70%. В Пишпекском уезде из 111338 человек, числившихся до восстания, убыло 63842, т.е. более 57%.
   Потери киргизских хозяйств в скоте ( сюда не входит количество скота, погибшего во время бегства повстанцев в Китай) в Пишпекском уезде исчислялось в 44% из общего числа 984000 голов; по Пржевальскому - 78% от 1485000голов.
   Хотя восстание 1916 года окончилось поражением, оно нанесло серьёзный удар по колониальной системе царской России. Восстание ухудшило положение в глубоком тылу, сорвало набор рабочих на тыловые работы и продуктовые поставки на фронт. Многие воинские части, готовые к отправке на фронт, из-за восстания вынуждены были оставаться на местах или отправлялись на его подавление. Всё это стало существенной причиной в провале наступления русской армии, что в свою очередь способствовало кризису в России. Восстание 1916 года подорвало престиж царского правительства на международной арене.
   Всё это не могло пройти безнаказанно народам Средней Азии и Казахстана. Туркестанский генерал-губернатор дал распоряжение военным губернаторам областей, в котором говорилось: "Необходимо, чтобы туземное население твёрдо усвоило, что пролитая русская кровь карается не только казнью непосредственных виновников, но и изъятием земель у туземцев, оказавшихся недостойными владеть ею... Этот принцип, твёрдо проводимый в жизнь при каждой вспышке туземного населения, имевшей в результате пролитие русской крови, должен заставить благоразумную часть населения удерживать неблагоразумную от попыток бороться против русской власти силою оружия".
   В Киргизии под видом наказания "мятежников" царское правительство собиралось отнять у киргизов всю Чуйскую долину, Иссык-Кульскую котловину, районы Кочкора и Джумгала. Эту территорию царское правительство предполагало передать в пользование русским переселенцам, а коренных жителей выселить в высокогорные районы, где невозможно было заниматься не только земледелием, но и скотоводством. Этим планам помешала победа Февральской революции 1917 года. Гонения против киргизского народа прекратились. После октября 1917 года и русские и киргизы разделились на два лагеря: сторонников и противников Советской власти. Там где брат шёл на брата, а сын на отца было не до национальных противоречий. Национальное движение вернулось уже в конце гражданской войны в виде басмачества.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) А.Тополян "Механист"(Боевик) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"